WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ФИЛИППОВ Сергей Викторович

Клиническая нейроиммуноэндокринология возраст-ассоциированной патологии предстательной железы

14.00.53

геронтология и гериатрия

Д 601.001.01

Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН  197119, Санкт-Петербург, пр. Динамо, 3.

Тел. (812)  230-00-49

E-mail: milakozina@mail.ru

Предполагаемая дата защиты диссертации – 21 декабря 2009 г.


На правах рукописи

ФИЛИППОВ

Сергей Викторович

КЛИНИЧЕСКАЯ НЕЙРОИММУНОЭНДОКРИНОЛОГИЯ

ВОЗРАСТ-АССОЦИИРОВАННОЙ ПАТОЛОГИИ

ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

14.00.53 геронтология и гериатрия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург-2009

Работа выполнена в отделе клеточной биологии и патологии Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН

Научный консультант:

заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук, профессор

Кветной Игорь Моисеевич

Официальные оппоненты:

заслуженный деятель науки РФ,

член-корреспондент РАМН,

доктор медицинских наук, профессор

Аничков Николай Мильевич

доктор медицинских наук, профессор

Доросевич Александр Евдокимович

доктор медицинских наук, профессор

Аль-Шукри Сальмен Хасунович 

Ведущая организация:

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

Защита состоится "_____" ________ 2009 года в ___ часов на заседании диссертационного  Совета  Д 601.001.01  при Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН по адресу: 197110, Санкт-Петербург, пр. Динамо, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН (197110, Санкт-Петербург, пр. Динамо, 3).

Автореферат разослан "____" ________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук, доцент                                Л.С. Козина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

В последние десятилетия в Российской Федерации наблюдается  отрицательный естественный прирост населения в большинстве регионов, показатели смертности остаются высокими, возрастает количество хронических заболеваний и инвалидности. С возрастом доля лиц, страдающих хроническими заболеваниями, значительно возрастает по сравнению с молодыми. Одновременно в обществе становится значительным количество лиц пожилого и старческого возраста [Хавинсон В.Х., Коновалов С.С., 2008].

Увеличение средней продолжительности жизни, а следовательно и прогрессирующее старение населения [Гаврилов И.С., Гаврилова Н.Е., 1991; Коркушко О.В. с соавт., 1993; Меленьтьев А.С. с соавт., 1995; Головкин А.П. с соавт., 2000; Finch J., Kirkwood L., 2000], которое  происходит в промышленно развитых странах утяжеляет социальную и экономическую нагрузку на общество. В то же время следует отметить, что большинство людей не достигает биологического предела продолжительности жизни, а период старости, как правило, связан со снижением активности и ухудшением здоровья [Михайлова О.Н. с соавт.,  2002]. Поэтому исследования, посвященные возраст-ассоциированной патологии, являются весьма актуальными.

На молекулярном уровне старение может рассматриваться как стохастический процесс, состоящий из дезорганизованных внутриклеточных и межклеточных механизмов регуляции. Это приводит к снижению устойчивости организма и к развитию ряда заболеваний. Понятие «большого беспорядка» при старении также очевидно и на уровне целого организма, о чем говорит нарушение организованной нейроиммуноэндокринной регуляции гомеостаза многочисленными сигнальными молекулами,в том числе и в органах репродуктивной системы.

Ведущую роль в процессах старения, развивающихся в мужском организме играют нарушения синтеза и секреции андрогенов, а их снижение является одним из ключевых механизмов возникновения гиперпластических процессов в предстательной железе.

Заболевания предстательной железы – как доброкачественные, так и злокачественные - являются наиболее часто встречающимися заболеваниями мочеполовой системы у мужчин, ассоциированными со старением. Они встречаются у более 70% мужчин в возрасте 70 лет  и старше. Заболеваемость раком предстательной железы и мочевого пузыря в пожилом и старческом возрасте за последние 10-15 лет постоянно возрастает и по скорости прироста эта патология занимает второе место после меланомы кожи. Среди причин смерти у мужчин раковые опухоли предстательной железы и мочевого пузыря занимают второе место после рака легких.

В последние годы появились новые данные о роли нейроэндокринных механизмов в генезе заболеваний предстательной железы [Кветной И.М., 2002; Хейфец В.Х. и соавт., 2004]. В этой связи весьма перспективными являются исследования, посвященные изучению нейроэндокринных клеток и сигнальных молекул – фактора некроза опухоли, интерлейкинов и других – в развитии этой патологии, а также поиск нейроэндокринных маркеров тяжести возраст-ассоциированных заболеваний предстательной железы.

Цель и задачи исследования

Целью диссертационного исследования является изучение нейроиммуноэндокринных взаимодействий и структурно-функциональной организации нейроэндокринных клеток при возраст-ассоциированной патологии предстательной железы. Для достижения указанной цели поставлены и решены следующие задачи:

  1. Изучить структурно-функциональную организацию интактной предстательной железы людей различного возраста.
  2. Изучить структурно-функциональную организацию предстательной железы человека при доброкачественной гиперплазии предстательной железы.
  3. Изучить структурно-функциональную организацию предстательной железы человека при раке предстательной железы.
  4. Изучить структурно-функциональную организацию предстательной железы крыс при моделировании старения.
  5. Изучить эффекты пептидов – вилона и простамакса в органотипических культурах предстательной железы крыс различного возраста.
  6. Изучить состояние основных сигнальных молекул, отражающих нейроиммуноэндокринные взаимодействия у пожилых пациентов без патологии и при патологии предстательной железы.
  7. Определить прогностическую значимость экспрессии кальцитонина и синаптофизина, продуцируемых нейроэндокринными клетками предстательной железы человека при доброкачественной гиперплазии предстательной железы и раке предстательной железы.
  8. Провести сравнительное изучение нейроиммуноэндокринных взаимодействий при различных вариантах лечения возраст-ассоциированной патологии предстательной железы.

Научная новизна работы

Впервые детально изучена функциональная морфология нейроэндокринных клеток предстательной железы при возраст-асоциированной патологии предстательной железы. Детально описаны изменения поведения нейроэндокринных клеток предстательной железы человека при доброкачественной гиперплазии и раке предстательной железы. Изучены изменения уровня интерферона – гамма (IFN-) при этой патологии во взаимосвязи с другими нейроиммуноэндокринными сигнальными молекулами. Оценена значимость изменений гуморального иммунитета при возраст-ассоциированной патологии предстательной железы. Проанализирована значимость экспрессии различных гормонов, продуцируемых нейроэндокринными клетками предстательной железы, и уровней основных сигнальных молекул для диагностики, оценки тяжести и определения прогноза при основной возраст-ассоциированной патологии предстательной железы.

Показано, что на фоне развития рака предстательной железы, как локального характера, так и с метастазами, происходит повышение уровня провоспалительных сигнальных молекул. Максимальный их уровень до лечения имеет место при метастатическом раке, в обоих случаях экспрессия этих молекул уменьшалась в динамике лечения и достоверно снижалась после окончания комплексной терапии.

Изучены особенности состояния кровотока в опухолевых очагах в предстательной железе пожилых пациентов. Показано, что в доброкачественных и злокачественных очагах имеются отличия по расположению сосудов, их извитости, скорости кровотока, и плотности. Установлено, что в пожилом возрасте васкуляризация предстательной железы при злокачественном процессе характеризуется преимущественным расположением сосудов в опухолевом очаге, при этом их отличает выраженная извитость и расположение по всему объему опухоли с некоторым преобладанием в периферических отделах опухоли.

Проведенное исследование показало положительный нейроэндокринный эффект доксазозина при его использовании в схемах лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы.

Установлено, что определение уровня экспрессии основных гормонов, продуцируемых нейроэндокринными клетками предстательной железы и других сигнальных молекул,  является информативным тестом, который можно использовать с диагностической и прогностической целью при возраст-ассоциированных заболеваниях предстательной железы.

Впервые выявлено, что динамика уровня провоспалительных сигнальных молекул, включая IFN-, IL-11 и IL-18 при гормонрезистентном раке предстательной железы может служить показателем эффективности проводимой комплексной терапии при этом заболевании в пожилом возрасте.

Установлено тканеспецифическое регулирующее действие пептида простамакса на культуру клеток предстательной железы как у молодых, так и у старых животных, что открывает перспективы для пептидергической терапии патологии предстательной железы, ассоциированной со старением.

Практическая значимость работы

Установлено, что определение уровня экспрессии основных гормонов, продуцируемых нейроэндокринными клетками предстательной железы,  является информативным тестом, который можно использовать с диагностической и прогностической целью при возраст-ассоциированных заболеваниях предстательной железы.

Определение уровней основных сигнальных молекул является преспективным для диагностики, оценки тяжести и определения прогноза при основной возраст-ассоциированной патологии предстательной железы.

Цветное дуплексное сканирование простаты в пожилом возрасте с оценкой характера кровотока и кровообращения предстательной железы в совокупности с нейроиммуноэндокринным обследованием позволит улучшить возможность дифференциальной диагностики хронического простатита, доброкачественной гиперплазии и рака предстательной железы.

Впервые выявлено, что динамика уровня провоспалительных сигнальных молекул, включая IFN-, IL-11 и IL-18 при гормонрезистентном раке предстательной железы может служить показателем эффективности проводимой комплексной терапии это серьезной патологии в пожилом возрасте.

Установлено тканеспецифическое регулирующее действие пептида простамакса на культуру клеток предстательной железы как у молодых, так и у старых животных, что открывает перспективы для пептидергической терапии патологии предстательной железы, ассоциированной со старением.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. В процессе старения происходит изменение структурно-функциональной организации нейроэндокринных клеток предстательной железы. Гормоны, продуцируемые нейроэндокринными клетками, влияют на развитие и течение патологических процессов в предстательной железе.
  2. Определение уровня экспрессии гормонов – кальцитонина и синаптофизина в ткани предстательной железы у пожилых пациентов является информативным тестом, который может быть использован с диагностической и прогностической целью при доброкачественной гиперплазии и аденокарциноме предстательной железы.
  3. Синтетический пептид простамакс  обладает выраженной тканеспецифичностью регуляторного действия в отношении предстательной железы, как молодых, так и старых животных, что открывает перспективы для использования пептидов в гериатрической практике.
  4. Ряд лекарственных веществ, например, доксазозин, обладает комплексным положительным влиянием на объективный статус пожилых пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы и сопутствующей соматической патологией, улучшает клиническую симптоматику и нейроиммуноэндокринный статус. При сочетании доброкачественной гиперплазии предстательной железы с соматической патологией необходимо применение препаратов, осуществляющих модуляцию нейроиммуноэндокринных взаимодействий в едином направлении, что будет способствовать повышению качества и эффективности лекарственной терапии.

5. Определение уровней экспрессии основных нейроиммуноэндокринных сигнальных молекул является перспективным для диагностики, оценки тяжести и определения прогноза при основной возраст-ассоциированной патологии предстательной железы.

Апробация и реализация результатов исследования

Результаты диссертации доложены и обсуждены на XIII Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2006); III Всероссийской научно практической конференции «Общество, государство и медицина для пожилых» (Москва, 2006); Девятой Всероссийской медико-биологической конференции молодых исследователей «Человек и его здоровье» (Санкт-Петербург, 2006); II научно-практической конференции с международным участием, посвященной памяти Э.С. Пушковой (Санкт-Петербург, 2006); XIII съезде сердечно-сосудистых хирургов (2007), очно-заочной конференции «Взаимодействие медицинской науки и практики» (2007), Всероссийской конференции «50 лет мелатонину» (Санкт-Петербург, 2008); XV Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2008). Основные результаты исследования внедрены в научно-педагогическую и лечебную работу НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН, Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН, Центра простатологии РАЕН, медицинского факультета Белгородского Государственного Университета.

Результаты исследования изложены в учебных изданиях «Руководство по нейроиммуноэндокринологии», рекомендованном  Департаментом образования Росздрава в качестве учебника для медицинских вузов, и «Избранные лекции по геронтологии», рекомендованном Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России в качестве учебного пособия для системы послевузовского медицинского образования.

Публикации

По материалам диссертации опубликовано 37 работ, в том числе
12 статей в журналах (из них – 11 в изданиях по перечню ВАК Минобрнауки РФ), 1 монография, 5 глав в учебниках и руководствах,
19  тезисов докладов.

Связь с научно-исследовательской работой Института

Диссертационная работа является научной темой, выполняемой по основному плану НИР Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, главы, посвященной описанию материалов и методов обследования больных, 4 глав результатов собственных исследований и их обсуждения, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка использованной литературы. Работа изложена на 206 страницах машинописного текста, содержит 16 таблиц, 53 рисунка. Список использованной литературы включает 337 источника, в т.ч. 47 отечественных и 290 - зарубежных.

.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследований

Клиническая характеристика пациентов и биопсийного материала предстательной железы.  Для проведения биохимических, морфологических и иммуногистохимических исследований предстательной железы был использован биопсийный и операционный материал, полученный у 48 больных с доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ) и у 72 больных аденокарциномой простаты. В контрольной группе исследовали аутопсийный материал (предстательная железа), полученный у 22 мужчин, погибших от разных причин без патологии предстательной железы. Средний возраст лиц, у которых были взяты биопсийный или аутопсийный материал, в контрольной группе составил 61,4 года, у больных с ДГПЖ - 66,4 года (варьировал от 50 до 74 лет) и у больных с аденокарциномой – 66,3 года (варьировал от 58 до 84 лет). Диаметр опухоли варьировал от 1,5 см до 7,6 см, в среднем составляя 4,7 см.

Ультразвуковое исследование предстательной железы проводили при помощи аппаратов ультразвуковой диагностики "Spectra Plus" и "Spectra Masters" фирмы Diasonics (США). Ультразвуковое исследование осуществляли общепринятым способом с последовательным проведением трансабдоминального и трансректального исследования с использованием стандартных ультразвуковых электронных конвексных датчиков с частотой 3,5 МГц для трансабдоминального и 7,0 МГц для трансректального исследования. Оценку формы, размеров, эхогенности и эхоструктуры предстательной железы в В-режиме проводили по общепринятым критериям. Состояние кровообращения в предстательной железе изучали с помощью цветного дуплексного сканирования.

Оценивали васкуляризацию ткани предстательной железы и гемодинамику в ее сосудах. Количественными характеристиками васкуляризации предстательной железы служили средний диаметр сосудов (Дср) и плотность сосудистого сплетения (ПСС), которая была равна отношению количества сосудов, визуализируемых в определенной зоне предстательной железы, к площади скана этой зоны и выражалась в сосудах на квадратный сантиметр (сосуд/см2).

Исследование гемодинамики предстательной железы осуществляли при помощи ультразвуковой допплерографии в импульсно-волновом режиме. По общепринятой методике  проводили оценку качественной характеристики допплеровского спектра и определение его количественных характеристик: пиковой линейной скорости кровотока (PV), средней скорости кровотока (TAV), объемной скорости кровотока (VF), пульсационного индекса (PI) и индекса резистентности (RI).

У 32 больных с ДГПЖ и сопутствующей артериальной гипертензией (АГ) проведено открытое проспективное неконтролируемое исследование по изучению клинических и нейроиммуноэндокринных эффектов 1-блокатора - доксазозина. В качестве примера использования нейроэндокринных эффектов при лечении ДГПЖ ниже приводятся результаты исследования по установлению взаимосвязи между терапией ДГПЖ доксазозином и состоянием нейроиммунноэндокринных взаимодействий.

       Для изучения нейроиммуноэндокринных особенностей гормонорезистентного рака предстательной железы (ГРРПЖ) пациенты с этой патологией были выделены в отдельную группу. В исследование  включено 50 больных с гистологически подтвержденным ГРРПЖ и получавших лечение (паллиативная дистанционная лучевая терапия, химиотерапия, гормонотерапия, радиофармакотерапия). Возраст пациентов, включенных в исследование, варьировал от 60 до 78 лет, в среднем он составил 68,2+4,9 года.

Распределение пациентов с ГРРПЖ и аденокарциномой различных форм, в соответствии с Международной гистологической классификацией, было следующим:

- темноклеточная мелкоацинарная аденокарцинома – 25 человек (50,0%);

- светлоклеточная аденокарцинома – 3 человека (6,0%);

- аденокарционома криброзного строения – 4 человека (8,0%);

- железисто-кистозная аденокарцинома – 11 человек (22,0%);

-  папиллярная аденокарцинома – 7 человек (14%).

Степень дифференцировки опухоли была представлена следующим образом:

- высокодифференцированная – 23 человека (46,0%);

- умереннодифференцированная – 12 человек (24,0%);

- низкодифференцированная – 7 человек (14,0%);

- разной степени дифференцировки – 8 человек (16,0%).

Все 50 пациентов на момент исследования имели распространенную форму заболевания. Кроме того, 6 пациентов  (12,0%), включенных в исследование, были с метастазами различных локализаций после ранее проведенного радикального лечения (по поводу II стадии – 2 человека, III стадии - 4 человека). У 5 больных, по данным анамнеза, было проведено хирургическое лечение по поводу рака предстательной железы различного срока давности, у 1 пациента – была выполнена лучевая терапия, проведенная по радикальной программе.

У всех пациентов на момент исследования была зарегистрирована гормонорезистентная форма рака предстательной железы после проведения гормонотерапии в режиме максимальной андрогенной блокады, причем у 41 (82,0%) из них лечение начиналось с хирургической, а у 9 (18,0%) - с медикаментозной кастрации.

У 10 (20,0%) больных одновременно отмечалось несколько локализаций метастатических очагов.

Основным условием для подтверждения гормонорезистентной формы рака предстательной железы было наличие кастрационного уровня тестостерона.

Диагностика рака простаты и/или прогрессирования заболевания проводилась посредством комплексного обследования пациентов, которое включало в себя: ультразвуковое исследование брюшной полости и предстательной железы, рентгенологическое исследование органов грудной клетки, компьютерную томографию (КТ) органов брюшной полости и малого таза, остеосцинтиграфия, рентгенологическое исследование костей скелета (при наличии очагов накопления радиофармпрепарата).

Перед началом лечения и с диагностической целью проводилось измерение уровня простат-специфического антигена (ПСА) в крови, исследование периферической крови (клинический и биохимический анализы), мочи. Далее исследования повторялись перед каждым курсом химиотерапии или радиотерапии, а клинический анализ крови  - в процессе лечения не реже 1 раза в неделю.

Гистологические и иммуногистохимические методы. Кусочки предстательной железы объемом 1 см3 фиксировали в 10% нейтральном формалине (рН 7,2), обезвоживали и заливали в парафин согласно стандартной гистологической схеме. В качестве обзорной окраски использовали гематоксилин и эозин. Нейроэндокринные клетки (НЭК) выявляли методом Гримелиуса.

Для электронно-микроскопического исследования образхцы ткани фиксировали в 2,5% глютаральдегиде и дофиксировали в 4% окиси осмия. Ультратонкие срезы готовили на ультратоме LKB-7 (LKB) и контрастировали цитратом свинца по Рейндольсу. Перепараты изучали в трансмиссионном электронном микроскопе JEM-100B (Jeol).

Иммуногистохимическое исследование проводили с использованием мышиных моноклональных антител к синаптофизину (Dako, 1:100) и кальцитонину (Sigma, 1:100) В качестве вторых антител использовали универсальный набор, содержащий биотинилированные анти-мышиные иммуноглобулины; визуализацию окрасок проводили с применением комплекса авидина с биотинилированной пероксидазой (ABC-kit, Novocastra).  Проявление пероксидазы проводили диаминобензидином (Dako). Для проведения иммуногистохимической реакции использовали стандартный одноэтапный протокол с демаскировкой антигена в цитратном буфере.

Морфометрические исследования. Морфометрические исследования проводили с использованием системы компьютерного анализа микроскопических изображений, состоящей из микроскопа Nikon Eclipse E400, цифровой камеры Nikon DXM1200, персонального компьютера на базе Intel Pentium 4 и программного обеспечения «Видеотест-Морфология 5.0». В каждом случае анализировали 10 полей зрения при увеличении 400. Среднее количество иммунопозитивных клеток определяемое при увеличении 200 рассчитывали на 1 мм2 площади среза. Оптическую плотность экспрессии гормонов измеряли в условных единицах. Также определяли площадь экспрессии (которая представляла собой отношение площади иммунопозитивных клеток к общей площади всех клеток), выражаемое в процентах. Указанные параметры отражают интенсивность синтеза или накопления исследуемых гормонов.

Биохимические исследования. Определение сывороточных иммуноглобулинов классов  A, M, G  по методу Manchini G. et al. (1965) проводили  с помощью антиглобулиновых сывороток.

Определение субклассов иммуноглобулинов G (G1, G2, G3, G4) осуществляли  иммуноферментным методом с использованием тест-систем  с учетом на  фотометре "Multiskan Plus" при длине волны 450 нм.

Определение интерферона гамма (IFN), интерлейкина-11 (IL-11), интерлейкина-18 (IL-18), васкуло-адгезивного белка-1 (sVAP-1), муцинозоподобного гликопротеинового лиганда-1 р-селектина (sPSGL) в сыворотке крови осуществляли  иммуноферментным методом с использованием тест-систем  с учетом на  фотометре "Multiskan Plus" при длине волны 450 нм.

Моделирование преждевременного старения животных. Данная серия исследований выполнена на 40 самцах белых крыс линии Вистар (масса тела 120-130 г.), из которых 16 животных составили контрольную группу. В опытной группе крысы (24 особи) подвергались пинеалэктомии (моделирование преждевременного старения). Пинеалэктомию и взятие экспериментального материала проводили в лаборатории радиационной патоморфологии МРНЦ РАМН (г. Обнинск). Автор выражает глубокую благодарность канд. мед. наук. В.В. Южакову и докт. мед. наук В.В. Попучиеву за помощь и консультации по данному разделу работы.

После пинеалэктомии животные были переведены в виварий и содержались в тех же условиях, как крысы контрольной группы. Через 7 суток после пинеалэктомии у крыс опытной и контрольной групп после декапитации была взята предстательная железа для исследования.

Изучение эффектов простамакса и вилона на органотипические  культуры тканей. Исследовали органотипические культуры тканей (коры и подкорковых структур головного мозга, печени и предстательной железы) крыс. Забор тканей производили у животных на 1-е сутки жизни (молодые животные), а также у животных в возрасте 3-х недель (зрелые животные) и 24 месяцев (старые животные). Простамакс и вилон вводили в культуру клеток в дозе  20-100 нг/мл. После окончания культивирования эксплантатов применяли морфологические и морфометрические методы: фазово-контрастная микроскопия, световая микроскопия, а также определение индекса площади эксплантатов.

Индекс площади органотипической культуры рассчитывали как отношение площади всего эксплантата, включая периферическую зону роста, к исходной площади фрагмента эксплантируемой ткани. За условную единицу площади принимали квадрат окуляр-сетки микроскопа (сторона квадрата при увеличении 3,510 была равна 150 мкм). Для визуализации эксплантатов использовали микротеленасадку для микроскопа (серия 10, МТН-13 «Альфа-Телеком», Россия). Для расчета индекса площади эксплантатов использовали программу PhotoM 1.2.

Для выявления апоптоза применяли окраску 0,1% раствором акридинового оранжевого; флюоресцентное свечение визуализировали в люминесцентном микроскопе (Люмам-Р3, ЛОМО, Санкт-Петербург). В зоне роста каждого эксплантата подсчитывали количество клеток, находящихся в стадии апоптоза (клетки, погибающие путем апоптоза, окрашивались в красный цвет; интактные клетки имели зеленую окраску) при увеличении 1020 в 10 полях зрения. Индекс апоптоза рассчитывали как среднее количество клеток, находящихся в стадии апоптоза, на 1 поле зрения. Значения индекса площади и индекса апоптоза выражали в процентах.

Статистическая обработка результатов. Результаты клинических, морфометрических и иммуногистохимических исследований обрабатывали с помощью компьютерных программ Excel, Statistica 5.0 (Statsoft) и Anova. Для оценки межгрупповых различий (сравнение средних значений) применяли t-критерий Стьюдента. Взаимозависимость уровня экспрессии гормона и возраста устанавливали при помощи корреляционного анализа (в т.ч. с использованием корреляционного теста Спирмена).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Нейроэндокринные клетки предстательной железы

при пинеалэктомии как модели преждевременного старения

Нейроэндокринные клетки предстательной железы у интактных крыс. У интактных крыс НЭК располагались равномерно по всей железе. Они чаще всего имели грушевидную форму, реже определялись цилиндрические и треугольные клетки. Часто можно видеть длинный, в виде отростка, апикальный конец клетки, достигающий просвета канальцев и обеспечивающий контакт НЭ клеток с окружающей средой. Ядра клеток были сферическими, нежная хроматиновая сеть наиболее была выражена по периферии ядра в виде тонкого слоя.

НЭК в основном располагались в базальных отделах железы среди эпителиальных клеток поодиночке или в виде скоплений из 4-6 клеток, некоторые из которых имели длинный отросток, дистальный конец которого открывался в просвет канальцев.

При электронно-микроскопическом исследовании в НЭК выявлялось большое количество полиморфных (округлых, почковидных, гантелеобразных, ракетообразных) секреторных гранул с сердцевиной высокой электронной плотности, часто окруженных узким светлым ободком (halo) и тонкой мембраной. Средний диаметр гранул составлял 250 нм.

Проведенные исследования показали, что общая популяция нейроэндокринных клеток в нормальной предстательной железе у крыс контрольной группы, достигших половозрелого возраста, была довольно многочисленной. Число НЭК, окрашенных по Гримелиусу, в этом возрасте составляло 314,3±28,4 на 1 мм2 (рис. 1).

Нейроэндокринные клетки предстательной железы крыс в модели преждевременного старения: этапы возрастной эволюции. Спустя 7 дней после пинеалэктомии у животных опытной группы в большинстве эпителиальных клеток наблюдались изменения ультраструктуры: набухание митохондрий; усиление профилей  шероховатого эндоплазматического ретикулума с увеличением количества вакуолей и везикул; появление большого количества свободных рибосом и полисом, а также расширение межклеточных пространств. В цитоплазме отмечалась вакуолизация, выраженная в разной степени, наблюдалось присутствие единичных лизосом и липофусциновых включений.

* - отличия достоверны относительно контрольной группы, р<0,05

Рис. 1. Динамика количества нейроэндокринных  клеток предстательной железы в контрольной и опытной группах животных.

В цитоплазме нейроэндокринных клеток (НЭК) отмечались сходные изменения, проявляющиеся функциональным напряжением органелл. При исследовании ткани предстательной железы крыс в модели преждевременного старения при пинеалэктомии было установлено количественное снижение популяции НЭК до 242,6±25,9 на 1 мм2 (рис. 1). Проведенные ультраструктурные исследования НЭК предстательной железы после пинеалэктомии показали, что при преждевременном старении отмечается увеличение количества митохондрий, отек эндоплазматического ретикулума, очаговая вакуолизация цитоплазмы. В НЭК наблюдалась дегрануляция разной степени. В то же время необходимо отметить, что секреторные гранулы в НЭК обладают достаточной морфологической стабильностью, сохраняя типичные признаки и тинкториальные свойства, даже в погибших клетках.

Таким образом, исследования структурно-функциональной организации НЭК предстательной железы крыс в модели преждевременного старения (при пинеалэктомии) позволили установить следующие основные этапы их возрастной эволюции.

Установлено, что у интактных крыс НЭК разбросаны по всей железе и равномерно представлены во всех ее отделах. Клетки чаще всего имели грушевидную форму, реже определялись цилиндрические и треугольные клетки. Часто можно видеть длинный, в виде отростка, апикальный конец клетки, достигающий просвета канальцев и обеспечивающий контакт НЭК с окружающей средой. Ядра клеток были сферическими, нежная хроматиновая сеть была наиболее выражена по периферии ядра в виде тонкого слоя.

У животных опытной группы общее количество НЭК в предстательной железе при преждевременном старении снижается. Через 7 суток после пинеалэктомии в большинстве эпителиальных клеток обнаруживались набухшие митохондрии с просветленным матриксом. Профили шероховатого эндоплазматического ретикулума были расширены, число его структур увеличено, особенно много было везикул и вакуолей. Число свободных рибосом и полисом увеличено. Межклеточные пространства расширены. При ультраструктурном исследовании НЭК обращает на себя внимание увеличение количества и размеров митохондрий, а также изменение их формы и повреждение крист.

Наряду с вышеописанными изменениями, секреторные гранулы в НЭК обладают достаточной морфологической стабильностью, сохраняя типичные признаки и тинкториальные свойства при старении, что дает основание предполагать активное влияние гормонов, продуцируемых этими клетками, на развитие и течение патологических процессов в предстательной железе, в том числе и ассоциированных с возрастом (ДГПЖ и рак).

Влияние вилона и простамакса на органотипические культуры тканей животных различного возраста

Пилотное исследование эффектов вилона и простамакса, которые являются синтетическими аналогами природных пептидов, на органотипические культуры тканей животных различного возраста было проведено с целью оптимизации изучения паракринных влияний биологически активных веществ, синтезируемых нейроэндокринными клетками  в отношении эпителиоцитов предстательной железы.  Выбор указанных пептидов определялся антиандрогенными эффектами простамакса; вилон был выбран для сравнения в качестве контрольного препарата.

1-дневные молодые животные. В эксплантатах коры головного мозга молодых 1-дневных животных в зоне роста отмечалось появление мигрирующих нейронов с крупными центрально расположенныи ядрами, а также глиальных клеток и фибробластоподобных элементов. Стимулирующим действием на эксплантаты коры головного мозга молодых крыс обладал вилон (рис.2), ИП повышался на 51,0±5,5% (n=28, р<0,05), по сравнению с контрольными эксплантатами (n=20). Простамакс не оказывал влияния на эксплантаты коры головного мозга.

Рис. 2. Влияние вилона и простамакса на эксплантаты коры

головного мозга молодых животных.

Вилон оказывал стимулирующее влияние на пролиферацию клеток в культурах подкорковых структур головного мозга 1-дневных животных (рис. 3), ИП повышался на 40±3% (n=26, р<0,05) , по сравнению с контролем (n=25).

Рис. 3. Влияние вилона и простамакса на эксплантаты подкорковых структур головного мозга молодых животных.

В отношении эксплантатов печени стимулирующим действием обладал также только вилон в дозировке 20 нг/мл, при этом ИП повышался на 20±2% (n=20, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=18) (рис. 4).

Рис. 4. Влияние вилона и простамакса на эксплантаты печени

молодых животных

При культивировании ткани предстательной железы зона роста образовывалась за счет мигрирующих и пролиферирующих эпителиоцитов и некоторого количества фибробластов. При действии вилона в культуре ткани предстательной железы молодых крыс зона роста не изменялась (n=35, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=31). Простамакс вызывал пролиферацию клеток в культуре предстательной железы, ИП повышался на 30% по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (рис. 5).

Рис. 5.  Влияние вилона и простамакса на эксплантаты предстательной железы  молодых животных

3-недельные зрелые животные. При культивировании фрагментов коры головного мозга у 3-недельных животных зона роста также состояла из мигрирующих нейронов с крупными центрально расположенныи ядрами, глиальных клеток и фибробластоподобных элементов. Стимулирующим эффектом на эксплантаты коры головного мозга обладал вилон. При этом ИП повышался на 30±3% (n=40, р<0,05), по сравнению с контрольными эксплантатами (n=23) (рис. 6).

При культивировании ткани печени выявлено, что вилон в культуре ткани 3-недельных животных усиливал развитие зоны роста на 15%±3 (n=13, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=10) (рис. 10). Простамакс не оказывал влияния на развитие органотипической культуры печени.

Рис. 6.  Влияние вилона и простамакса на эксплантаты коры головного мозга  зрелых животных

В эксплантатах подкорковых структур головного мозга, в которых зона роста состояла из клеточных элементов, аналогичных выявляемым в зоне роста эксплантатов 1-дневных животных, выраженная стимуляция развития эксплантатов происходила также под влиянием вилона, когда ИП повышался на 31±3% (n=26, р<0,05), по сравнению с контролем (n=18). Простамакс не вызывал изменений ИП, достоверно отличимых от значений ИП в контроле (рис. 7).

Рис. 7. Влияние вилона и простамакса на эксплантаты подкорковых структур головного мозга зрелых животных

При культивировании ткани предстательной железы  выявлено, что простамакс в культуре ткани железы 3-недельных крыс усиливал развитие зоны роста на 12%±2 (n=15, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=19). Вилон не оказывал влияния на развитие органотипической культуры предстательной железы (рис. 8).

Рис. 8.  Влияние вилона и простамакса на эксплантаты предстательной железы зрелых животных

24-месячные старые животные. При культивировании коры головного мозга 24-месячных крыс было обнаружено, что пептиды оказывали на кору головного мозга старых животных более сильное воздействие, чем это наблюдалось у молодых животных. Это выражалось в том, что вилон вызывал статистически достоверное увеличение ИП, который становился на 30±1% (n=31, р<0,05) выше, по сравнению с контрольными эксплантатами (n=20).

В культурах подкорковых структур головного мозга от старых животных вилон вызывал также статистически достоверное увеличение ИП, который становился на 26±4% (n=40, р<0,05) выше, по сравнению с контролем (n=32).

При культивировании ткани печени вилон усиливал развитие зоны роста  на 22%±4 (n=21, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=17).

При культивировании эпителиоцитов предстательной железы старых крыс при действии простамакса отмечалось увеличение зоны роста эксплантатов простаты на 15±2% (n=29, p<0,05), по сравнению с ИП контрольных эксплантатов (n=26).

Полученные данные свидетельствуют о том, что простамакс обладает тканеспецифическим стимулирующим действием в отношении эпителиоцитов предстательной железы как молодых, так и старых животных.

Функциональная морфология предстательной железы человека при старении и возраст-ассоциированной патологии

Интактная предстательная железа и старение

В контрольной группе для исследования предстательной железы материал взят при аутопсии у 22 мужчин, которые не имели заболеваний мочеполовых органов (возраст от 25 до 65 лет). На всех препаратах в НЭК была отмечена выраженная экспрессия исследуемых маркеров: синаптофизина и кальцитонина.

Площадь экспрессии синаптофизина достоверно снижалась с увеличением возраста (рис. 16). Так у молодых пациентов величина площади экспрессии синаптофизина составила 6,55±0,01%, что в 5 раз больше, чем у пациентов 60-69 лет (1,21±0,03%).

Площадь экспрессии кальцитонина в группе молодых пациентов была равна 5,63±0,02% (рис. 17). С увеличением возраста площадь экспрессии кальцитонина и синаптофизина уменьшается. Между возрастом пациентов и значениями площади экспрессии кальцитонина выявлена положительная корреляция (k=0,06). Оптическая плотность синаптофизина достигает максимального значения в группе 25-29, у пациентов пожилого возраста, наблюдается достоверное снижение этого показателя (p<0,05).

Полученные данные свидетельствуют о достоверном снижении экспрессии синаптофизина и кальцитонина в нейроэндокринных клетках предстательной железы с увеличением возраста (p<0,05).

       Проведение ультразвукового исследования у 32 здоровых лиц пожилого возраста показало, что васкуляризация предстательной железы здоровых мужчин характеризовалась преимущественным расположением сосудов в центральной зоне и в заднелатеральных отделах периферической зоны простаты. ПСС в центральной зоне простаты составляла в среднем 5,08 ± 0,36 сосуд/см2 при Дср 1,34 ± 0,09 мм. В периферической зоне ПСС была в 2,30 раза меньше, чем в центральной, и составляла в среднем 2,16 ± 0,44 сосуд/см2 при Дср 1,21 ± 0,07 мм. При этом Дср периферической зоны был в 1,11 раза меньше, чем в центральной. Средние показатели гемодинамики в визуализируемых артериальных сосудах составили: пиковая линейная скорость кровотока 10,33 ± 1,23 см/сек, средняя линейная скорость кровотока 2,28 ± 0,45 см/сек, объемная скорость кровотока 9,06 ± 1,07 мл/мин, пульсационный индекс 1,55 ± 0,22 у.е., индекс резистентности 0,74 ± 0,06 у.е. При этом спектр допплеровского сдвига частот в этих сосудах характеризовался систолическим пиком с крутой восходящей составляющей и острой вершиной, и низкой диастолической составляющей с наличием инцизуры.

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы

Изменения кровообращения в органах малого таза и в простате играют важную роль в генезе симптомов и осложнений ДГПЖ и обусловлены нарушениями, вызванными разрастаниями очагов гиперплазии. Эти изменения выражаются в редукции, частичном запустевании и деформации сосудов. При этом васкуляризация очага гиперплазии невысока и зависит от кровоснабжения железы в целом.

При равной плотности сосудистого сплетения средний диаметр сосудов в очаге гиперплазии был в 1,15 раз больше, чем в периферической зоне простаты. При этом ПСС в периферической зоне железы у больных гиперплазией не отличалась от таковой у здоровых, а в очаге гиперплазии она была в 0,33 раза меньше, чем в центральной зоне предстательной железы здоровых. В то же время, Дср при ДГПЖ был больше, чем у здоровых мужчин: в периферической зоне - в 1,12 раза, а в очаге гиперплазии - в 1,19 раза.

Сравнительная оценка васкуляризации простаты у больных с ДГПЖ и здоровых мужчин выявила не только изменение ее количественной характеристики, но и изменение характера васкуляризации, которое выражалось в преимущественном расположении сосудов в заднем отделе очага гиперплазии. Скорость кровотока в сосудах простаты у больных с ДГПЖ была значительно больше, чем у здоровых мужчин: пиковая линейная скорость кровотока - в 1,83 раза, средняя линейная скорость кровотока - в 1,89 раза, объемная скорость кровотока - в 2,17 раза.

Таким образом, цветное дуплексное сканирование позволило выявить особенности васкуляризации и гемодинамики предстательной железы, которые свидетельствовали об увеличении кровотока в сосудах простаты при одновременном уменьшении количества этих сосудов и увеличении их диаметра.

Показатели васкуляризации предстательной железы у больных хроническим простатитом и их соотношение с соответствующими показателями здоровых мужчин таковы. Васкуляризация центральной зоны простаты была больше, чем в периферической зоне: ПСС - в 1,66 раза, Дср - в 1,09 раза. По сравнению со здоровыми лицами, при хроническом простатите отмечалось уменьшение ПСС в 0,46 раза в центральной зоне и в 0,68 раза в периферической зоне железы при некотором увеличении Дср в 1,24 и в 1,08 раза, соответственно. В то же время, изменения гемодинамических параметров в визуализируемых артериальных сосудах при хроническом простатите не отмечалось.

Полученные данные хорошо согласуются как с представлениями об изменениях кровообращения при хроническом воспалении, которые затрагивают преимущественно звено не визуализируемых мелких сосудов - артериол, прекапилляров и венул, так и с литературными данными о результатах реографии предстательной железы при хроническом простатите.

Сравнивая результаты, полученные при исследовании кровообращения предстательной железы при ДГП простаты и при хроническом простатите, можно отметить уменьшение ПСС в 0,57 раза. Кроме того, при ДГП отсутствовало различие плотности сосудистого сплетения, характерное для предстательной железы при хроническом простатите.

Следовательно, применение цветного дуплексного сканирования позволяет улучшить объективную дифференцировку доброкачественной гиперплазии предстательной железы и хронического простатита.

При иммуногистохимическом исследовании предстательной железы установлено, что площадь экспрессии синаптофизина при ДГПЖ ниже, чем в контрольной группе у больных того же возраста (рис. 9). При этом величина площади экспрессии синаптофизина в ДГПЖ составила 6,44±0,02% у 50-59-летних пациентов, что в 2 раза больше чем в группе 60-69 лет.

Рис. 9. Площадь экспрессии синаптофизина в ткани предстательной железы при доброкачественной гиперплазии в различных возрастных группах.

* - отличия достоверны относительно групп пациентов в возрасте 25-29, 30-39, 40-49 и 50-59 лет, р<0,05

Величина площади экспрессии кальцитонина была равна 5,48+0,02% в группе 50-59 (p<0,05). С увеличением возраста площадь экспрессии кальцитонина увеличивается, особенно у пациентов с ДГПЖ в возрасте 60 лет и старше (7,21±0,01 %) (рис.10).

Рис. 10. Площадь экспрессии кальцитонина в ткани предстательной железы при доброкачественной гиперплазии в различных  возрастных группах.

*- отличия достоверны относительно групп пациентов в возрасте 25-29, 30-39, 40-49 и 50-59 лет, р<0,05.

Оптическая плотность экспрессии синаптофизина достигает максимального значения в группе 50-59 (0,50±0,01 у.е.) и снижается после 60 лет. Оптическая плотность кальцитонина с возрастом увеличивается и достигаем максимума в группе 60-69 лет (0,60±0,02 у.е.).

Площадь экспрессии синаптофизина и кальцитонина в доброкачественной гиперплазии предстательной железы была достоверно выше, чем в контрольной группе (p<0,05).

Рак предстательной железы. Васкуляризация предстательной железы при раке характеризовалась преимущественным расположением сосудов в опухолевом очаге, при этом сосуды были выраженно извиты и располагались по всему объему опухоли с некоторым преобладанием в ее периферических отделах. При РПЖ количественные параметры васкуляризации в опухолевом очаге превышали соответствующие параметры периферической зоны простаты: ПСС - в 4,28 раза, Дср - в 1,12 раза.

Сравнительная оценка васкуляризации предстательной железы у больных РПЖ и здоровых мужчин показала, что при равной плотности сосудистого сплетения Дср в опухолевом очаге был в 1,42 раза больше, чем в центральной зоне предстательной железы у здоровых. Отличие количественных параметров васкуляризации периферической зоны простаты при раке от таковой у здоровой мужчин заключалось в уменьшении ПСС в 0,41 раза и увеличении Дср в 1,39 раза.

Полученные данные хорошо согласуются с представлениями об ангиоархитектонике и кровообращении предстательной железы при раке простаты, а также с данными ангиографических и реографических исследований простаты, которые говорят о беспорядочном расположении и извитом характере сосудов с дезорганизованным кровотоком.

При иммуногистохимическом исследовании установлено, что площадь экспрессии синаптофизина в карциномах предстательной железы достоверно снижалась с увеличением возраста (p<0,05) (рис. 11).

Рис. 11. Площадь экспрессии синаптофизина в ткани предстательной железы при раке.

*- отличия достоверны относительно групп пациентов в возрасте 25-29, 30-39, 40-49 лет, р<0,05.

Для кальцитонина отмечается тенденция к значительному увеличению показателей с возрастом. Оптическая плотность синаптофизина достигает максимального значения в группе 50-59, для кальцитонина наблюдается обратная тенденция. Обширные и множественные скопления нейроэндокринных клеток в основном обнаруживались в высокодифференцированных опухолях. При этом опухолевые нейроэндокринные клетки не демонстрировали признаков пролиферативной активности.

Сравнительная характеристика экспрессии нейроэндокринных маркеров при возраст-ассоциированной патологии предстательной железы

Сравнение экспрессии изученных нейроэндокринных маркеров в аденокарциноме и интактной железе выявили следующие различия (табл. 1, 2).

Таблица 1

Экспрессия синаптофизина в предстательной железе у здоровых мужчин

и у пациентов с доброкачественной гиперплазией и аденокарциномой

Состояние предстательной железы

Количество наблюдений

Экспрессия синаптофизина

В пределах нормы

Повышена

Абс.ч.

В %

Абс.ч.

В %

интактная железа

22

20

90,9

2

9,1

доброкачественная гиперплазия

48

42

87,5

6

12,5

рак

72

29

40,3

43

59,7

Из данных табл. 1 следует, что в исследуемых образцах предстательной железы экспрессия синаптофизина в интактной железе была в пределах нормы чаще, чем в аденокарциноме. При этом не наблюдались различия в экспрессии синаптофизина в аденокарциноме и в интактной железе в 40,3% образцов, и в 59,7% образцах экспрессия синаптофизина в аденокарциноме была выше, чем в интактной железе. Разница в продукции синаптофизина в аденокарциноме по сравнению с интактной железой была статистически достоверна (p<0,05). Аналогичный характер экспрессии был характерен и для кальцитонина (p<0,05) (табл. 2).

Так, в частности, в 65,3% образцов кальцитонин больше экспрессировался в аденокарциноме, чем в интактной железе, и обратная картина наблюдалась в  4,5% образцах интактной железы. Также приблизительно в 1/3 образцах кальцитонин экспрессировался в одинаковой степени, как в аденокарциноме, так и в интактной железе.

Таблица 2

Экспрессия кальцитонина в предстательной железой у практически здоровых мужчин и у пациентов с доброкачественной гиперплазией и аденокарциномой

Состояние предстательной железы

Количество наблюдений

Экспрессия кальцитонина

В пределах нормы

Повышена

Абс.ч.

В %

Абс.ч.

В %

интактная железа

22

21

95,5

1

4,5

доброкачественная гиперплазия

48

45

93,7

3

6,3

рак

72

25

34,7

47

65,3

Нейроэндокринные аспекты терапии возраст-ассоциированной патологии предстательной железы

Нейроиммуноэндокринные эффекты при лечении доброкачественной гиперплазии предстательной железы

у пожилых людей

В качестве примера использования нейроэндокринных эффектов при лечении ДГПЖ ниже приводятся результаты исследования по установлению взаимосвязи между терапией ДГПЖ 1-блокатором доксазозином и состоянием нейроиммунноэндокринных взаимодействий.

       Проведено открытое проспективное неконтролируемое исследование по изучению клинических и нейроиммуноэндокринных эффектов доксазозина.

В результате применения доксазозина имеет место положительная динамика клинической симптоматики ДГПЖ. Так, 26 пациентов (81,3%) отметили улучшение мочеиспускания, улучшение качества струи отметили 24 пациента (75,0%), исчезновение неполного опорожнения  мочевого пузыря имело место у 21 пациента (65,6%), урежение мочеиспускания и увеличение объема мочи – 23 пациента (71,2%), урежение ночных подъемов – 22 человека (68,8%). Качество жизни, ассоциированное с субъективными проявлениями ДГПЖ, изменилось с 2,8±0,5 балла до 6,4±0,4, р<0,05.

       Положительная динамика отмечена также по результатам применения инструментальных методов исследования. Уменьшилось количество остаточной мочи до 40-50 мл. Также отмечена положительная динамика по артериальному давлению (АД) (табл. 3).

Таблица 3

Динамика артериального давления при лечении доксазозином

АД, мм  рт. ст.

До начала

лечения

Во время лечения

систолическое АД

160,3+4,0

146,2+2,8*

диастолическоеАД

90,4+3,5

81,3+3,3*

*- отличия достоверны от показателей до начала лечения, p<0,05

       При  оценке нейроиммуноэндокринного статуса выявлена положительная динамика IFN- и sVAP (табл. 4). В то же время достоверные изменения уровня IL-11 не наблюдались.

Таблица 4

Изменение нейроиммуноэндокринного статуса на фоне терапии доксазозином

Сигнальные

молекулы

До применения доксазозина

После

применения

доксазозина

Достоверность (р)

IFN-

148,2±9,2

116,2+2,5

р<0,05

sVAP

61,78+1,68

51,92+2,21

р<0,05

Таким образом, выявлено, что доксазозин обладает комплексным положительным влиянием на объективный статус пожилых пациентов с АГ и ДГПЖ, улучшает клиническую симптоматику и нейроиммуноэндокринный статус. Доксазозин оказывает влияние на ключевые моменты патогенеза АГ и ДГПЖ на уровне межклеточной сигнализации, однако не обладает прямым противовоспалительным эффектом в активной стадии воспаления.

Нейроиммуноэндокринные аспекты лечения некоторых форм рака предстательной железы

Динамика IFN- в процессе лечения. Уровень IFN- в группе пациентов с ДГПЖ составил 142,1±9,8 пг/мл. При наличии рака простаты уровень IFN- был достоверно выше (310,1±26,4 пг/мл у больных с метастатическим процессом и 227,3±18,3 пг/мл в группе пациентов, у которых наблюдался локальный рак, р<0,05).

На фоне лечения наблюдалось снижение уровня IFN-: недостоверное (p>0,05) у больных с метастатическим раком – до 273,5±57,0 пг/мл и достоверное (p<0,05) в группе пациентов, у которых онкологический процесс носил локальный характер – до 163,8±81,6.

При окончании терапии наблюдалось достоверное (p<0,05) снижение уровня IFN- как у больных с метастатическим процессом, так и в группе пациентов, у которых не было метастазов – до 172,2±26,5 и 155,4±12,4 соответственно, и эти значения достоверно не отличались у таковых у пациентов контрольной группы.

Таким образом, онкологические процессы в простате характеризуются выраженным повышением уровня провоспалительного цитокина IFN- в кровотоке. В процессе лечения наблюдается снижение IFN- (рис. 12). Следует подчеркнуть, что и при раке простаты с метастазами, и без метастатического поражения наблюдается достоверное повышение уровня IFN- по сравнению с пациентами, страдающими ДГПЖ.

Однако при метастатическом раке повышение уровня IFN- настолько велико, что достоверно превышает даже увеличенный уровень IFN- в кровотоке у пациентов без метастазов (310,1±26,4 пг/мл против 227,3±18,3 пг/мл, p<0,05).

а – до лечения

б – на фоне проведения терапии

в –  после окончания лечения

Рис. 12. Динамика уровня IFN- в кровотоке в процессе  лечения больных раком простаты

По окончании комплексной терапии такая же диспропорция в уровнях IFN- сохраняется (172,2±26,5 пг/мл у пациентов с метастазами и 155,4±12,4 пг/мл у больных без метастазов, р<0,05).

Лишь в стадии излеченности наблюдается достижение нормальных значений IFN- в кровотоке (173,0±24,4 пг/мл у пациентов с метастазами и 155,7±10,3 пг/мл у больных без метастазов, р>0,05 для обеих групп по сравнению со значениями IFN- в контрольной группе пациентов с ДГПЖ – 142,1±9,8 пг/мл) (табл. 5).

Интерлейкины-11 и 18 при раке предстательной железы. Уровень IL-11 в контрольной группе пациентов с ДГПЖ составил 1,05±0,20 нг/мл, IL-18 - 3,05±0,16 пг/мл. До начала терапии уровень IL-11 был достоверно выше (3,93±0,36 нг/мл у больных с метастазами и 2,91±0,24 нг/мл в группе пациентов, у которых онкологический процесс протекал без метастазирования, р<0,05).

Таблица 5

Уровни IFN- в кровотоке (пг/мл)  на разных стадиях лечения больных раком предстательной железы

Группа больных

Контрольная

группа

Стадии течения заболевания

До лечения

После лечения

Излеченность

1-я,

с метастазами

130,2±16,8

310,1±26,4*,***

273,5±18,3*,***

172,2±26,5**

2-я,

без метастазов

227,3±18,3*,***

163,8±21,6**,***

155,4±12,4**

* - p<0,05 в сравнении с пациентами с ДГПЖ (контрольная группа)

** - p<0,05 в сравнении с метастатическим раком

*** - p<0,05 между группами «до лечения», «после лечения», «излеченность»

Примечание: «излеченность» - отсутствие признаков болезни через пять лет после лечения

  Уровень IL-18 был достоверно выше (15,12±2,54 пг/мл) у больных с метастатическим процессом (р<0,05). В группе пациентов, у которых не наблюдалось метастазирования, этот показатель составил 12,92±1,23 пг/мл (р>0,05).

В динамике лечения наблюдалось снижение уровня IL-11: недостоверное (p>0,05) у больных с метастазами – до 3,54±0,45 нг/мл и достоверное (p<0,05) в группе пациентов, у которых рак протекал без метастазов – до 1,13±0,32 нг/мл.

Уровень IL-18 снизился достоверно (p<0,05) в обеих группах пациентов: у больных с метастазами – до 4,39±1,25 пг/мл и в группе пациентов, у которых онкологический процесс носил локальный характер – до 4,24±1,12 пг/мл.

На фоне лечения наблюдалось достоверное (p<0,05) снижение уровней IL-11 и IL-18 как у больных с метастазами, так и в группе пациентов, у которых метастазов не было –  соответственно до 1,21±0,33 нг/мл и 1,10±0,42 нг/мл для IL-11, до 3,15±0,39 пг/мл и 3,11±0,16 пг/мл для IL-18, и эти значения достоверно не отличались у таковых у пациентов контрольной группы.

  Таким образом, наличие онкологического процесса характеризуется выраженным повышением уровней IL-11 и IL-18 в кровотоке, в динамике лечения наблюдается снижение уровней этих сигнальных молекул. 

  Однако восстановление уровней интерлейкинов происходит различными темпами, как в зависимости от типа интерлейкина, так и от наличия/отсутствия метастазов. Восстановление уровня IL-18 наблюдается уже в динамике лечения, в то время как уровень IL-11, достоверно не отличающийся от такового в контрольной группе, достигается только к периоду окончания лечения.

Молекулы адгезии при раке предстательной железы. Уровень молекул адгезии sVAP-1 и sPSGL-1 в контрольной группе пациентов с ДГПЖ составил соответственно 52,3±11,0 нг/мл и 51,6±42,5. До начала лечения достоверного повышения уровней данных молекул не происходило: уровень sVAP-1  составил 65,2±18,1 нг/мл у больных с метастазами и 55,3±13,7 нг/мл в группе пациентов, у которых метастазы отсутствовали.

В динамике лечения уровень молекул адгезии также достоверно не отличался от такового в контрольной группе пациентов: у больных с местастазами – 66,1±14,6 нг/мл и в группе пациентов, у которых метастатического процесса не было – 54,2±7,5 нг/мл для sVAP-1, для sPSGL-1 – соответственно 495,1±32,2 и  505,3±34,7 нг/мл.

После лечения уровень молекул адгезии в кровотоке также не отличался от такового в контрольной группе: у больных с метастазами и в группе пациентов, у которых их не было –  для sVAP-1 соответственно 56,3±9,2 и 52,0±9,3 для sPSGL-1 - 494,3±31,5  и 517,7±16,4  нг/мл.

Таким образом, достоверных изменений уровня молекул адгезии в кровотоке у пациентов как с метастазами, так и у больных, не имеющих метастазов, не наблюдалось ни в динамике терапии, ни до начала лечения.

Гуморальный иммунитет при раке простаты с метастазами. При метастатическом раке простаты наблюдается угнетение гуморального иммунитета. Происходит достоверное снижение (р<0,05) уровня IgA – до 1,22±0,22 г/л (в контрольной группе этот показатель составил 2,43±0,17 г/л) и IgG – до 8,3±0,05 г/л (в контрольной группе - 13,4±0,02. Уровень IgM достоверно не изменялся (p>0,05): 1,72±0,35 г/л у больных и 1,23±0,38 в контрольной группе (рис. 13).

Также обнаружены значительные изменения во фракциях IgG. Достоверно (p<0,05) снижается количество IgG1 до 3,21±0,12 г/л (в контрольной группе больных с ДГПЖ этот показатель составил 7,64±0,05 г/л), IgG2 – до 5,21±0,05 г/л (в контрольной группе - 5,87±0,03), IgG3 – до 0,21±0,01 г/л) (в контрольной группе - 1,0±0,01).

Рис. 13. Состояние гуморального иммунитета  при метастатическом

раке простаты

*- достоверно относительно контрольной группы (р<0,05).

       

       Также следует подчеркнуть, что нами выявлено низкое содержание специфического Ig G - 90,1±12,0 МЕ/мл.

Рис. 14. Уровни фракций Ig G при метастатическом раке простаты

* - достоверно относительно контрольной группы (р<0,05).

Количество IgG4 достоверно не изменилось (p>0,05): 0,36±0,10 г/л при уровне 0,36±0,08 г/л в контрольной группе (рис. 14).

Гуморальный иммунитет при раке простаты без метастазов. При раке простаты без метастазов также наблюдается угнетение гуморального иммунитета. Происходит достоверное снижение (р<0,05) уровня IgA – до 1,33±0,05 г/л (в контрольной группе этот показатель составил 2,48±0,16 г/л) и IgG – до 9,25±0,35 г/л (в контрольной группе - 13,4±0,01. Уровень IgM достоверно не изменялся (p>0,05): 1,21±0,13 г/л у больных и 1,23±0,34 в контрольной группе (рис. 15).

Также обнаружены значительные изменения во фракциях IgG. Достоверно (p<0,05) снижается количество: IgG1 до 5,57±0,06 г/л (в контрольной группе этот показатель составил 7,64±0,06 г/л); IgG2 – до 3,85±0,05 г/л (в контрольной группе - 5,85±0,06); IgG3 – до 0,22±0,01 г/л) (в контрольной группе - 1,1±0,02).

Количество IgG4 достоверно не изменилось (p>0,05): 0,33±0,11 г/л при уровне 0,36±0,09 г/л в контрольной группе (рис. 16).

Рис. 17. Состояние гуморального иммунитета при раке простаты

без метастазов.

* - достоверно относительно контрольной группы (р<0,05).

       

Рис. 18. Уровни фракций Ig G при раке простаты без метастазов

* - достоверно относительно контрольной группы (р<0,05).

Сравнительная характеристика гуморального иммунитета в зависимости от наличия/отсутствия метастатического процесса. Несмотря на то, что и при раке простаты с метастазами, и при отсутствии метастатических изменений наблюдается снижение показателей гуморального иммунитета, эти изменения имеют отличия (табл. 6). Основные отличия касаются характера изменения фракций IgG. В обеих группах происходит достоверное снижение в сравнении с контролем (p<0,05) уровней IgG3 – до 0,21±0,01 и 0,23±0,01 г/л.

И в одном и в другом случае происходит достоверное в сравнении с контролем (p<0,05) снижение уровней IgG1 – до 3,11±0,12 и 5,58±0,06 г/л. Следует отметить, что при наличии метастазов снижение еще более значимое (p<0,05), чем при их отсутствии.

Таблица 6

Особенности гуморального иммунитета в зависимости

от наличия/отсутствия метастазов

Показатель

Контроль

1-я группа, с MTS

2-я группа, без MTS

Ig A, г/л

2,43±0,47

1,22±0,22*

1,33±0,05*

Ig M, г/л

1,23±0,38

1,72±0,35

1,21±0,13

Ig G, г/л

13,4±0,02

8,3±0,05*

9,25±0,35*

Ig G1, г/л

7,64±0,05

3,21±0,12*,**

5,57±0,06*,**

Ig G2, г/л

5,87±0,03

5,21±0,05*,**

3,85±0,05*,**

Ig G3, г/л

1,0±0,01

0,21±0,01*

0,22±0,01*

Ig G4, г/л

0,36±0,08

0,36±0,10

0,33±0,11

IgG1/IgG2

1,31±0,18

0,61±0,02*,**

1,44±0,06**

* - p<0,05 в сравнении с контрольной группой

** - p<0,05 в сравнении между 1-й, 2-й группами и группой контроля

Также в одном и в другом случае происходит достоверное в сравнении с контролем (p<0,05) снижение уровней IgG2 – до 5,15±0,04 и 3,91±0,05 г/л. Но в этом случае более значимое снижение (p<0,05) происходит у пациентов, не имеющих метастазов.

Таким образом, в группе пациентов, не имеющих метастазы, соотношение IgG1/IgG2 составляет 1,44±0,05 и достоверно не отличается (p>0,05) от контрольной группы 1,28±0,18). А у пациентов с метастатическим раком простаты, соотношение IgG1/IgG2 достоверно снижается (p<0,05) и составляет 0,57±0,02.

В группе пациентов, не имеющих метастазы, соотношение IgG1/IgG2 составляет 1,44±0,05 и достоверно не отличается (p>0,05) от контрольной группы 1,28±0,18), а у пациентов с метастатическим раком простаты, соотношение IgG1/IgG2 достоверно снижается (p<0,05) и составляет 0,57±0,02.

Восстановления уровней молекул гуморального иммунитета в процессе лечения не наступает, что связано с иммуносупрессорным эффектом как химиопрепаратов, так и радиотерапии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обобщение результатов собственных исследований, гистологического и иммуногистохимического исследований аутопсийного и биопсийного материала интактной предстательной железы, а также при доброкачественной гиперплазии и аденокарциноме позволило нам определить ряд факторов, играющих значительную роль в нейроэндокринных механизмах регуляции старения предстательной железы.

Нами установлено, что наличие в ткани предстательной железы большого количества синаптофизин-позитивных клеток является неблагоприятным фактором в отношении прогноза опухолевого процесса предстательной железы, который увеличивается с возрастом человека. Повышение количества синаптофизин-позитивных клеток при аденокарциноме и при ДГПЖ является, фактором, стимулирующим их прогрессию, а его значительное их увеличение можно считать маркером неблагоприятного прогноза этих заболеваний.

С другой стороны, кальцитонин также увеличивается при выше указанных обстоятельствах. При этом увеличение продукции этого гормона может играть положительную роль. Возможно, если под влиянием каких-то механизмов нарушается синтез кальцитонина, то это может провоцировать дальнейшее развитие патологических процессов. Таким образом, кальцитонин выступает как фактор стабилизирующий, регулирующий развитие патологических процессов в предстательной железе (аденокарцинома и ДГПЖ).

Как показали результаты наших исследований, в норме имеется определенный уровень экспрессии кальцитонина, необходимый для нормальной функции предстательной железы у человека. При старении происходит нарушение регуляторных механизмов, что приводит к увеличению количества синаптофизин-позитивных нейроэндокринных клеток, что может провоцировать развитие ДГПЖ и аденокарциномы.

Результаты проведенных нами иммуногистохимических исследований показывают, что в ряде случаев происходит формирование патологически замкнутого процесса, что проявляется онкозависимой стимуляцией активности синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клеток, когда сама опухоль стимулирует образование новых нейроэндокринных клеток.

Представленные выше результаты проведенных нами исследований показывают что, предстательная железа содержит нейроэндокринные клетки, продуцирующие биогенные амины и пептидные гормоны, которые играют важную роль в эндогенных механизмах старения и развития таких патологических состояний как рак предстательной железы и доброкачественная гиперплазия предстательной железы.

По данным литературы, установлена  связь между пролиферативной активностью клетки и ее программированной гибелью, что ключевым образом определяет скорость старения [McConkey с соавт., 1996].

Результаты наших исследований показали, что количество синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клеток предстательной железы изменяется по мере старения и при развитии патологических процессов. Поскольку функции предстательной железы изменяется с возрастом, отмеченные изменения биологических параметров могут указывать на ключевые механизмы компенсаторных регуляторных процессов, возможно происходящих на фоне старения.

По современным представлениям, регуляция функций предстательной железы представляет собой сложный процесс, в котором пептидергическая регуляция имеет большое значение. В.В. Южаков c соавт. (1996) к регуляторам функций предстательной железы относят широкий спектр физиологически активных гормонов и медиаторов, продуцируемых клетками диффузной нейроэндокринной системы.

Проведенные электронно-микроскопические исследования позволили идентифицировать в предстательной железе основные типы нейроэндокринных клеток и характеризовать их по ультраструктурным характеристикам секреторных гранул, локализованных в цитоплазме.

Установлено, что синаптофизин- и кальцитонин-позитивные клетки встречаются в относительно большом количестве в предстательной железы, располагаясь поодиночке или гнездами из нескольких клеток среди неэндокринных клеток и отличаясь от них более крупными размерами и овальной или округлой формой. Многие нейроэндокринные клетки часто имели длинный апикальный отросток, который достигал просвета канальцев и обеспечивал контакт клетки с внешней средой, выполняя рецепторную функцию.

В синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клетках обнаруживалось полиморфно организованное ядро с конденсированным хроматином и хорошо контурируемым ядрышком. Цитоплазма содержала различное количество органелл, среди которых отчетливо выявлялись митохондрии, рибосомы, полисомы, лизосомы и иногда вакуоли. Шероховатый и гладкий эндоплазматический ретикулум имел обильные цистерны в данных клетках. Пластинчатый комплекс (аппарат Гольджи) также отчетливо контурировался и проявлял признаки разной активности в зависимости от стадии функционального цикла клетки. В базальной части цитоплазмы под ядром выявлялись секреторные гранулы различной величины и формы, размеры и форма которых коррелирует с типом гормона, синтезируемого той или иной эндокринной клеткой [Кветной И.М., 1987,1988].

Анализ биологических свойств многих физиологически активных веществ, вырабатываемых клетками ДНЭС, позволяет предположить их важную роль в механизмах старения железы. С одной стороны, регуляторные пептиды и биогенные амины могут выполнять роль регуляторов нормального функционирования железы; с другой стороны, эти вещества в той или иной степени принимают участие в патогенезе таких нарушений как рака и доброкачественная гиперплазия предстательной железы.

Мы присоединяемся к мнению ряда авторов, которые считают, что, обладая указанными свойствами синаптофизин- и кальцитонин-позитивные клетки могут активно влиять на развитие патологических процессов, возникающих вследствие старения как прямо, потенцируя или снижая развитие патологических процессов, так и опосредованно – через их участие в механизмах развития отдельных синдромов.

Патоморфологическая картина состояния клеток предстательной железы в разные сроки после пинеалэктомии изучена недостаточно.  Исходя из этого, нами было проведено детальное ультраструктурное исследование организации синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клеток предстательной железы после пинеалэктомии.

Ультраструктурный анализ альтерации НЭК предстательной железы показал, что в поздние сроки после пинеалэктомии преимущественно наблюдаются повреждения митохондрий, эндоплазматического сети и всех мембранных структур клетки. Митохондрии набухают, кристы их укорачиваются и разрушаются, повреждается наружная (реже внутренняя) мембрана. Эндоплазматический ретикулум вакуолизируется, его цистерны расширяются и заполняются электронно-прозрачным содержимым. Клеточные мембраны подвергаются очаговой деструкции, в результате чего в цитоплазме апудоцитов отмечается появление единичных миелиновых структур.

В некоторых нейроэндокринных клетках иногда встречаются липофусциновые гранулы разного размера, что следует рассматривать как результат нарушения липидного обмена. После пинеалэктомии в синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клетках наблюдаются выраженные ультраструктурные повреждения.

Установлено, что синаптофизин- и кальцитонин-позитивные клетки имели как ультраструктуру без существенных повреждений и близкую к контролю, так и с выраженными нарушениями. Встречались отдельные эндокринные клетки в состоянии выраженного некроза, цитоплазма которых состояла из очагов отека, лишенных органелл. Лимитирующая мембрана таких клеток была подвержена деструкции, в результате чего границы между ними и соседними эпителиоцитами выглядели неотчетливо.

В то же время необходимо отметить существенные признаки активизации репарационных внутриклеточных процессов, связанных с усилением метаболизма и восполнением органоидов, которые проявлялись в следующем. Увеличивалось количество лизосом, повышалось число свободных рибосом и полисом, отмечалось образование укрупненных митохондрий с уплотненным матриксом, увеличивались размеры ядрышкового аппарата, расширенные канальцы шероховатого эндоплазматического ретикулума заполнялись электронно-плотным содержимым, что указывало на усиление биосинтеза в клетках, а так же на то, что синтезирующиеся продукты предназначены для выведения во внеклеточное пространство [Манохина Р.П., 1992].

Длительность жизни нейроэндокринных клеток предстательной железы варьирует от 100 до 124 часов [Cheng G., Leblond K., 1974].

Отличительной чертой ультраструктурной патоморфологии апудоцитов после пинеалэктомии является их дегрануляция. Обращают на себя внимание некоторые особенности в развитии процессов дегрануляции и вакуолизации цитоплазмы эндокринных клеток: часто они протекают параллельно, при этом секреторные гранулы обычно располагаются по периферии вакуолей, тесно прилегая к ним. Иногда цитоплазма вакуолизированных клеток содержала только единичные секреторные гранулы. По-видимому, обнаруженное явление может рассматриваться как способ освобождения секреторного материала.

В то же время необходимо отметить, что при пинеалэктомии секреторные гранулы в эндокринных клетках обладали достаточной морфологической стабильностью, сохраняя типичные признаки и тинкториальные свойства даже в погибших клетках.

По общепринятым представлениям, выведение продуктов, запасаемых эндокринными клетками в секреторных гранулах, осуществляется, главным образом, путем молекулярной дисперсии: секреторный продукт попадает из гранул в цитозоль и затем выделяется на поверхность клетки через цитоплазматическую мембрану, которая в определенных условиях становится проницаемой для данного гормона.

Другой формой секреции, но менее распространенной, считают экзоцитоз на базолатеральных поверхностях клеток, хотя его присутствие в некоторых эндокринных органах известно давно [Nagasawa O., 1977]. Полученные в наших исследованиях данные позволяют считать, что в условиях адаптации организма к старению (в наших экспериментах - модель преждевременного старения при пинеалэктомии), может при необходимости осуществлять выброс секреторного продукта путем его лизиса в многочисленных вакуолях.

Согласно результатам электронно-микроскопического исследования, при пинеалэктомии развивается внутриклеточный отек с повреждением мембранного аппарата. Кроме того, вследствие отека и повреждения митохондрий в клетках может подавляться энергетический обмен.

Следовательно, нарушение транспортных, ионных и энергетических внутриклеточных механизмов в эндокринных клетках может вести к снижению транспорта предшественников, нарушению синтеза и накопления в секреторных гранулах биогенных аминов. А отек базальных отделов цитоплазмы, в свою очередь препятствует переносу секреторных гранул к базальной мембране клетки, через которую осуществляется экзоцитоз. Не исключено, что при пинеалэктомии (а значит и при старении) разрушается тубулярно-филаментозная система эндокринных клеток и тем самым возникает препятствие зкзоцитозу секреторных гранул.

Как показало проведенное исследование, нейроэндокринные подходы могут быть использованы в терапии как неонкологической, так и онкологической патологии предстательной железы.

Так, например, нами выявлено, что доксазозин обладает комплексным положительным влиянием на объективный статус пожилых пациентов с АГ и ДГПЖ, улучшает клиническую симптоматику и нейроиммуноэндокринный статус. Доксазозин оказывает влияние на ключевые моменты патогенеза АГ и ДГПЖ на уровне межклеточной сигнализации, однако не обладает прямым противовоспалительным эффектом в активной стадии воспаления.

В связи с выявленной способностью доксазозина улучшать нейроиммуноэндокринный статус можно предположить его профилактическое противораковое воздействие, что, однако, требует дальнейшего изучения. В связи со сходными нейроиммуноэндокринными нарушениями при АГ и ДГПЖ, необходимо применение препаратов, осуществляющих модуляцию нейроиммуноэндокринных взаимодействий в едином направлении, что будет способствовать повышению качества и эффективности лекарственной терапии.

В настоящее время известно, что нервные, иммунные и клетки диффузной эндокринной системы (APUD-системы) представлены во всех органах, причем эти клетки продуцируют идентичные пептиды и биогенные амины. Это дало основание объединить нейроны, APUD-клетки и иммуноциты в единую функциональную систему - "диффузную нейроиммуноэндокринную систему", которая опосредует свою регуляторную активность через совокупность сигнальных молекул. С этих позиций рассматриваются механизмы развития многих заболеваний, в том числе АГ и ДГПЖ.

При ДГПЖ клиническая симптоматика развивается вследствие недостаточности функции детрузора в условиях повышенного уретрального сопротивления. По данным проведенных исследований в ткани детрузора отмечается снижение активности ферментов энергетического метаболизма, повышена активность гликолитических ферментов и ферментов пентозофосфатного шунта.

Вероятным механизмом развития нарушений мочеиспускания при ДГПЖ - нарушение механизмов межклеточной сигнализации, в частности повышение количества провоспалительных цитокинов, в частности, IFN-. IFN- имеет патогенетическое значение как иммуномодулятор, обладает провоспалительным действием, проатерогенным эффектом, вызывает дисфункцию эндотелия, стимулирует экспрессию других провоспалительных цитокинов. По своему строению IFN-. представляет собой гомотример, который приобретает биологически-активные свойства при связывании с соответствующими мембранными рецепторами.

Принято объединять в единую систему IFN-, мембранную форму рецепторов к нему, растворимую форму рецепторов к IFN-. Последняя субстанция рассматривается как маркер атеросклеротического поражения сосудов.

IL-18 синтезируется фибробластами, адипоцитами, лимфоцитами, эндотелиоцитами. Этот интерлейкин является одним из мощнейших факторов, вызывающих дисфункцию эндотелия, а также стимулирует синтез белков острой фазы.

sVAP-1 расcматривается как маркер хронического иммунного воспаления, повышение содержания молекулы в сыворотке крови отмечается в основном при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Уровень sVAP-1 меняется в зависимости от образа жизни, при этом широко обсуждаются такие аспекты как уровень физической активности, курение, особенности диеты - употребление легкоусваеваемых углеродов и жиров, алкоголя. Вместе с тем, роль этих молекул в патогенезе и прогнозе ДГПЖ, их динамика в процессе лечения изучены недостаточно.

Известно, что улучшение сократительной способности детрузора может быть при помощи вазоактивных препаратов, в первую очередь относятся 1-адреноблокаторы. Известны следующие механизмы купирования симптоматики при ДГПЖ: уменьшение динамического компонента обструкции за счет снижения тонуса гладких мышц шейки мочевого пузыря, фиброзно-мышечной стромы и капсулы простаты; улучшение кровообращения в области детрузора, восстановление энергетического гомеостаза тканей; модуляция -адренергических влияний на состояние акта мочеиспускания на уровне спинного мозга и эфферентных волокон мочевого пузыря.

В связи выявленным положительным влиянием доксазозина на динамику цитокинов и молекул адгезии можно предположить его значимость в нормализации межклеточной сигнализации при хроническом иммунном воспалении при ДГПЖ. Следует отметить, что уровень IL-11 не претерпел изменений, что свидетельствует об интактности препарата в плане влияния на проявления острого воспаления.

Доксазозин является удачным препаратом для лечения коморбидной патологии ДГПЖ и АГ в связи с протективным влиянием на сердечно-сосудистую систему.

В отношении онкологической патологии предстательной железы, обобщая полученные данные, следует выделить основные положения, отражающие результаты лечения пациентов с распространенной формой ГР-РПЖ.

На фоне развития рака предстательной железы, как локального характера, так и с метастазами, происходит повышение уровня провоспалительных сигнальных молекул, включая IFN-, IL-11 и IL-18. Максимальных их уровень до лечения имел место при метастатическом раке, в обоих случаях содержание молекул уменьшалось в динамике лечения и достоверно падало после окончания комплексной терапии.

Развитие онкологического процесса в предстательной железе, в том числе с метастазами, не оказывает влияния на содержание молекул адгезии, уровень которых не изменяется в динамике терапии. Вместе с тем, на фоне рака предстательной железы происходит снижение содержания иммуноглобулинов, в том числе на фоне лечения специфическими препаратами, имеющими мощный иммуносупрессивный потенциал.

Существует ряд препаратов, которые обладают комплексным положительным влиянием на объективный статус пожилых пациентов с АГ и ДГПЖ, улучшает клиническую симптоматику и нейроиммуноэндокринный статус. В связи с выявленной способностью доксазозина улучшать нейроиммуноэндокринный статус можно предположить его профилактическое противораковое воздействие, что, однако, требует дальнейшего изучения. В связи со сходными нейроиммуноэндокринными нарушениями при соматической патологии и ДГПЖ, в случае сочетания этих состояний целесообразно применение препаратов, осуществляющих модуляцию нейроиммуноэндокринных взаимодействий в едином направлении, что будет способствовать повышению качества и эффективности лекарственной терапии.

Таким образом, знание нарушений экспрессии конкретных молекул, от которых зависит развитие и прогноз опухолевых заболеваний позволяет повысить объективизацию диагностики, избрать патогенетический метод лечения и получить ценные сведения о прогнозе, исходе и успехе лечения опухолей в каждом конкретном случае на любом этапе обследования и лечения больного.


ВЫВОДЫ

               1. В нормальной предстательной железе с увеличением возраста животных повышается численность общей популяции нейроэндокринных клеток, в том числе синаптофизин- и кальцитонин-позитивных клеток. При моделировании старения (пинеалэктомия) численность популяции нейроэндокринных клеток снижается, и при этом выявляется их ультраструктурная дезорганизация различной степени тяжести.

       2. В предстательной железе мужчин без патологии мочеполовой системы выявляются возрастные инволютивные изменения, выражающиеся в атрофических процессах, а у лиц старше 60 лет атрофические процессы сопровождаются часто гиперплазией органа. При этом отражением гиперпластических процессов являются очаговые разрастания железистых, фиброзной и мышечной ткани предстательной железы, локализующиеся преимущественно в окружности периуретральных желез.

       3. При ультразвуковой визуализации патологических процессов наличие выраженно извитых сосудов по всему объему патологического очага в простате пожилых пациентов с некоторым преобладанием на его периферии и значительное превышение плотности сосудистого сплетения патологического очага над плотностью сосудистого сплетения периферических тканей предстательной железы коррелирует с высокой вероятностью злокачественного опухолевого процесса. Кроме того, особенностью гемодинамики в сосудах опухолевого очага у пожилых пациентов является турбулентный характер кровотока, в отличие от организованного кровотока артериального типа в сосудах доброкачественной гиперплазии.

4. Экспрессия синаптофизина и кальцитонина в нейроэндокринных клетках предстательной железы человека достоверно снижается с увеличением возраста. Площадь экспрессии синаптофизина и кальцитонина в доброкачественной гиперплазии предстательной железы достоверно выше, чем в контрольной группе.

5. В опухолях предстательной железы содержатся нейроэндокринные клетки, ответственные за синтез синаптофизина и кальцитонина. Нейроэндокринная дифференцировка в аденокарциномах простаты проявляется в виде изолированных островков нейроэндокринных клеток, экспрессирующих синаптофизин и кальцитонин. При раке предстательной железы обширные и множественные скопления нейроэндокринных клеток в основном обнаруживаются в высокодифференцированных опухолях.

6. Оба гормона - синаптофизин и кальцитонин в большей степени экспрессируются в аденокарциноме, чем при доброкачественной гиперплазии, что свидетельствует об их активном участии в прогрессии опухолей простаты через паракринные и аутокринные секреторные механизмы.

7 Синтетический пептид простамакс  обладает выраженной тканеспецифичностью в отношении предстательной железы, как молодых, так и старых животных. Простамакс оказывает стимулирующее влияние на рост эксплантатов ткани предстательной железы.

8. Впервые показано нейроэндокриннотропное воздействие доксазозина при патологии предстательной железы. Так, доксазозин обладает комплексным положительным влиянием на объективный статус пожилых пациентов с артериальной гипертензией и доброкачественной гиперплазией предстательной железы, улучшает клиническую симптоматику и нейроиммуноэндокринный статус. Доксазозин оказывает влияние на ключевые моменты патогенеза артериальной гипертензии и доброкачественной гиперплазии предстательной железы на уровне межклеточной сигнализации, однако не обладает прямым противовоспалительным эффектом в активной стадии воспаления.

9. На фоне развития рака предстательной железы, как локального характера, так и с метастазами, происходит повышение уровня провоспалительных сигнальных молекул, включая IFN-, IL-11 и IL-18. Максимальный их уровень до лечения выявлен при метастатическом раке, в обоих случаях содержание молекул уменьшалось в динамике лечения и достоверно падало после окончания комплексной терапии.

10. Развитие онкологического процесса в предстательной железе, в том числе с метастазами, не оказывает влияния на содержание молекул адгезии, уровень которых не изменяется в динамике терапии. Вместе с тем, на фоне рака предстательной железы происходит снижение содержания иммуноглобулинов, в том числе на фоне лечения специфическими препаратами, имеющими мощный иммуносупрессивный потенциал.

11. Проведенные исследования свидетельствуют о ключевой роли нейроиммуноэндокринных межклеточных взаимодействий и основных сигнальных молекул в локальной регуляции нейроэндокринного гомеостаза предстательной железы и патогенезе возраст-ассоциированной опухолевой  патологии простаты.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. С диагностической и прогностической целью при доброкачественной гиперплазии предстательной железы и раковых опухолях простаты целесообразно определять экспрессию синаптофизина и кальцитонина. При этом усиление экспрессии синаптофизина является неблагоприятным признаком, тогда как увеличение кальцитонина является благоприятным признаком при оценке прогноза развития новообразований.

2. У пациентов пожилого возраста при скрининге патологии предстательной железы и мониторинге за состоянием доброкачественной гиперплазии целесообразно использовать цветное дуплексное сканирование предстательной железы для улучшения объективной дифференцировки рака простаты и ее доброкачественной гиперплазии.

3. В связи со сходными нейроиммуноэндокринными нарушениями при артериальной гипертензии и доброкачественной гиперплазии предстательной железы, необходимо применение препаратов, осуществляющих модуляцию нейроиммуноэндокринных взаимодействий в едином направлении, что будет способствовать повышению качества и эффективности лекарственной терапии.

4. Динамика уровня провоспалительных сигнальных молекул, включая IFN-, IL-11 и IL-18 при гормонрезистентном раке предстательной железы может служить показателем эффективности проводимой комплексной терапии данной серьезной патологии в пожилом возрасте.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в журналах по перечню ВАК РФ

  1. Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Эффект аминокислот и антител к рецепторам факторам роста нервов на развитие органотипической культуры лимфоидной ткани. Бюлл. экспер. биол. мед. – 2007. – Т. 143. - №2. – С. 255-258.
  2. Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н., Ноздрачев А.Д. Эффект аргинина и его метаболитов на миокард крыс в органотипической культуре ткани. Докл. РАН. Биол. науки. – 2007. – т. 415. – С. 257-260.
  3. Прощаев К.И., Ильницкий А.Н., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Лукьянов А.А., Жернакова Н.И. Медико-социальные проблемы геронтологии и гериатрии: осведомленность населения и медиицнских работников. Усп. геронтол. – 2008. – Т.21. - №1. – С. 160-164.
  4. Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Развитие органотипической культуры селезенки крыс под действием аминокислот и антител к рецепторам фактора роста нервов. Морфология. – 2007. – Т.131. - №2. – С.71-74. 
  5. Закуцкий А.Н., Чалисова Н.И., Рыжак Г.А., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Тканеспецифический эффект синтетических пептидов – биорегуляторов на органотипическую культуру молодых и старых крыс. Усп. геронтол. – 2006. Т.19. - №1. – С. 93-96.
  6. Анискина А.И., Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Комашня А.В., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Эффект аминокислот на клеточную пролиферацию и апоптоз в  органотипической культуре молодых и старых крыс. Усп. геронтол. – 2006. – Т.19. -№1. – С.55-59.
  7. Прощаев К.И., Ильницкий А.Н., Кветной И.М., Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Коновалов С.С., Филиппов С.В. Изменения эндотелия при сердечно-сосудистой патологии у пожилых. 1. Сигнальные молекулы и функции эндотелия. Клин. мед., 2007, т. 85, №11, с. 9-13.
  8. Прощаев К.И., Ильницкий А.Н., Кветной И.М., Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Коновалов С.С., Филиппов С.В. Изменения эндотелия при сердечно-сосудистой патологии у пожилых. 2. Сигнальные молекулы и патогенез атеросклероза. Клин. мед., 2007, т. 85, №12, с. 4-7.
  9. Прощаев К.И., Сливкин В.В., Филиппов С.В., Ильницкий А.Н., Гилева В.В., Люцко В.В. Клинико-нейроиммуноэндокринные эффекты доксазозина в лечении доброкачественной гиперплазии предстательной железы в пожилом возрасте // Успехи геронтологии. – 2008. – Т. 21, № 2. – С. 318-321.
  10. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И., Филиппов С.В., Люцко В.В., Сливкин В.В. Доксазозин в лечении артериальной гипертензии, сочетающейся с доброкачественной гиперплазией предстательной железы в пожилом возрасте // Клиническая медицина. – 2008. - № 5. – С. 39-41.
  11. Филиппов С.В. Экспрессия мелатонина и серотонина в опухолях предстательной железы у человека // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины . – 2008. - № 2. – С. 21 - 23.

Статья в журнале

  1. Прачшае К.I., Iльнiцкi А.М., Зязюлин П.М., Фiлiпа C.В. Сучасная геранталогия i гуманiтарная адукацыя у пошуках страчанага// Весник полоцкого государственного университета. – 2006. - № 11. – С. 168-172.

Монографии

  1. Князькин И.В., Кветной И.М., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В.  Нейроиммуноэндокринология мужской половой системы, плаценты и эндометрия.  – С-Пб. – Деан. – 2007. - 191 с.

Главы в учебниках и руководствах

  1. Пальцев М.А., Кветной И.М., Князькин И.В., Хейфец В.Х., Супиев А.Т.,  Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Нейроиммуноэндокринология предстательной железы и яичек. В кн. Руководство по нейроиммуноэндокринологии. – М., - Медицина. – 2006. – С. 286-299.
  2. Пальцев М.А., Кветной И.М., Хейфец В.Х., Полякова В.О., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Нейроиммуноэндокринология почек. В кн. Руководство по нейроиммуноэндокринологии. – М., Медицина. – 2006. – С. 367-373.
  3. Пальцев М.А., Кветной И.М., Князькин И.В., Хейфец В.Х., Супиев А.Т., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Нейроиммуноэндокринология  предстательной железы и яичек. В кн. Руководство по  нейроиммуноэндокринологии. – 2 изд. – М., - Медицина. – 2008. –  С. 346-359.
  4. Пальцев М.А., Кветной И.М., Хейфец В.Х., Князькин И.В.,  Полякова В.О., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В.  Нейроиммуноэндокринология почек. В кн. Руководство по нейроиммуноэндокринологии. – 2 изд. – М., -Медицина. – 2008. – С. 483-489. 
  5. Хавинсон В.Х., Коновалов С.С., Супиев А.Т., Филиппов С.В.,  Князькин И.В., Зезюлин П.Н. Предстательная железа и старение: роль локальной нейроэндокринной регуляции. В кн.: Избранные лекции по геронтологии. – С-Пб. – Прайм-Еврознак. – 2009. –С.  267-289.

Тезисы докладов

  1. Кветной И.М., Кветная Т.В., Полякова В.О., Трофимов А.В., Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Мелатонин в иммунокомпетентных клетках: синтез, депонирование, биологическая роль // Материалы XIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». - Москва. - 2006.  – С.161. 
  2. Трофимов А.В., Тафеев Ю.А., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Компьютерный анализ микроскопических изображений и его значение в объективизации геронтологических исследований //Тезисы докладов Всерос. конфер. «Перспективы фундаментальной геронтологии». СПб. 2006. С. 136-137.
  3. Князькин И.В., Кветная Т.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Нейроиммунноэндокринные механизмы старения // Тезисы VII Междун. симпозиума "Биологические механизмы старения".  Харьков. 2006. С. 13.
  4. Chalisova N., Haase G., Zakutskii A., Anisimova A., Filippov S., Zezulin P. The amino acids effect on the apoptosis in the lymphoid tissue culture // 1st Workshop on “The Immune Response Against Dying Tumor Cells”. Villejuif, France, 2006. P. 38-39.
  5. Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Стимулирующее влияние биорегуляторных пептидов на различные ткани при культивировании // Тезисы докладов Всерос. конфер. «Перспективы фундаментальной геронтологии». СПб. 2006. С. 153-154.
  6. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Коновалов С.С., Князькин И.В. Перспективы использования экзогенного мелатонина в лечении и реабилитации пациентов с сердечной недостаточностью // Сердечно-сосудистые заболевания: Бюллетень НЦССХ им.  А.Н. Бакулева. – 2007. – Т. 8, № 6. – Прил. (Тезисы XIII съезда сердечно-сосудистых хирургов). – С. 287.
  7. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Князькин И.В., Коновалов С.С. Мелатонин в решении вопросов кардиопрофилактики у пожилых больных // Сердечно-сосудистые заболевания: Бюллетень НЦССХ им.  А.Н. Бакулева. – 2007. – Т. 8, № 6. – Прил. (Тезисы XIII съезда сердечно-сосудистых хирургов). – С. 287.
  8. Кветной И.М., Коновалов С.С., Полякова В.О., Кветная Т.В., Князькин И.В., Трофимов А.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Сливкин В.А., Костючек И.Н., Клещев М.А., Сопова Е.С., Тафеев Ю.А. Экстрапинеальный мелатонин: место и роль в нейроиммуноэндокринной регуляции гомеостаза // Тез. докл. Всероссийской научно-практич. конф. «50 лет мелатонину: итоги и перспективы исследований». СПб. 2008. С. 22-23.
  9. Александров В.П., Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Сморчков А.А., Гинзбург И.Н., Быков Н.М., Филиппов С.В., Шинкаренкова В.В., Рыльчиков И.В., Гурко Г.И. Применение препарата простаплант для лечения больных доброкачественной гиперплазией предстательной железы // тезисы докладов VII Российский национальный конгресс «Человек и лекарство» СПб. 2001. С. 324.
  10. Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Сморчков А.А. Применение препарата вилон в терапии хронического простатита // Биохимия – медицине. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 110-летию кафедры клинической биохимии и лабораторной диагностики Военно-медицинской академии и 100-летию со дня рождения академика АМН СССР Г.Е. Владимирова.  СПб. 2002. С. 40.
  11. Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В., Сморчков А.А. Применение препарата вилон в терапии доброкачественной железы// Биохимия – медицине. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 110-летию кафедры клинической биохимии и лабораторной диагностики Военно-медицинской академии и 100-летию со дня рождения академика АМН СССР Г.Е. Владимирова.  СПб. 2002. С. 40-41.
  12. Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Сморчков А.А., Гурко Г.И., Аксенов Д.В., Филиппов С.В., Быков Н.М., Рыльчиков И.В., Воскресенский Д.А. Доплерографический контроль терапевтического эффекта при лечении эректильной дисфункции препаратом импаза // Научно-практическая конференция. Методы исследования регионарного кровообращения и микроциркуляции в клинике.  СПб. 2004. С. 32-34.
  13. Князькин И.В., Александров В.П., Зезюлин П.Н., Сморчков А.А., Гинзбург И.Н., Быков Н.М., Филиппов С.В., Шинкаренко А.В., Рыльчиков И.В., Гурко Г.И. Дальфаз (альфузозин) в терапии больных хроническим простатитом // тезисы докладов VII Российский национальный конгресс «Человек и лекарство» М.. 2001. С. 329- 330.
  14. Александров В.П., Ткачук В.Н., Аль-Шукри С.Х.,  Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Сморчков А.А., Быков Н.М., Филиппов С.В. Лечение доброкачественной гиперплазии предстательной железы препаратом «простаплант» // Сборник научных работ: актуальные вопросы урологии и андрологии. СПб. 2001. С. 21-24.
  15. Князькин И.В., Зезюлин П.Н., Сморчков А.А., Быков Н.М., Филиппов С.В., Гинзбург И.Н., Рыльчиков И.В., Гурко Г.И. Новые данные о применении препарата спеман в терапии хронического простатовезикулита // тезисы докладов VII Российский национальный конгресс «Человек и лекарство» М.. 2002. С. 212.
  16. Чалисова Н.И., Закуцкий А.Н., Анискина А.И., Филиппов С.В., Зезюлин П.Н. Стимулирующее влияние биорегуляторных пептидов на различные ткани при культивировании // Всероссийская конференция. Перспективы фундаментальной геронтологии. Тезисы докладов. СПб. 2006. С. 153-154.
  17. Трофимов А.В., Тафеев Ю.А., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Компьютерный анализ микроскопических изображений и его значение в объективизации геронтологических исследований //Тезисы докладов Всерос. конфер. «Перспективы фундаментальной геронтологии». СПб. 2006. С. 136-137.
  18. Князькин И.В., Кветная Т.В., Зезюлин П.Н., Филиппов С.В. Нейроиммунноэндокринные механизмы старения // Тезисы VII Междун. симпозиума "Биологические механизмы старения".  Харьков. 2006. С. 13.
  19. Chalisova N., Haase G., Zakutskii A., Anisimova A., Filippov S., Zezulin P. The amino acids effect on the apoptosis in the lymphoid tissue culture // 1st Workshop on “The Immune Response Against Dying Tumor Cells”. Villejuif, France, 2006. P. 38-39.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.