WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЧЕРНЫШЕВА

Татьяна Викторовна

Качество жизни и фармакоэкономические аспекты лечения больных с синдромом боли

в нижней части спины

14.00.39  Ревматология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Оренбург - 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования  «Оренбургская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор

Багирова Генриетта Георгиевна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Коршунов Николай Иванович

доктор медицинских наук, профессор

Немцов Борис Фёдорович

доктор медицинских наук, профессор

Ёров Нарзы Курбанович

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Защита состоится «15»апреля 2008 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 208.066.02 при Оренбургской государственной медицинской академии (460000, г. Оренбург, ул. Советская, 6)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Оренбургской государственной медицинской академии.

Автореферат разослан «______» _______________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор Р.И. Сайфутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы. Боли в нижней части спины (Low back pain – LBP), подобно головным болям, относятся к наиболее частым жалобам, с которыми обращаются больные как к участковому (семейному) врачу-терапевту, так и к неврологу. В течение длительного времени люмбаго рассматривалось как проявление пояснично - крестцового радикулита, в связи с чем оно было прерогативой неврологов. Однако, исследованиями последних лет доказано, что вторичная вертебральная радикулопатия диагностируется лишь у 7 - 8% больных с люмбалгией. Постепенно сформировалось мнение, что боль в нижней части спины (БНС) - это междисциплинарная проблема, в которой наряду с неврологическими, травматологическими и ортопедическими нарушениями ведущее место стали отводить ревматологическим аспектам. В МКБ X пересмотра БНС включена в рубрику “Болезни костно - мышечной системы” (XIII класс), что свидетельствует об отнесении данной патологии к компетенции врача - ревматолога (В.А. Насонова с соавт., 2000). По данным экспертов ВОЗ, почти 90% людей хотя бы один раз в жизни испытывали боли в пояснице. В индустриально развитых странах БНС занимают второе место по временной утрате трудоспособности (Л. С. Манвелов, 1999).

В настоящее время под синдромом БНС понимают боль, локализующуюся между 12-й парой ребер и ягодичными складками. Распространенность БНС в настоящее время среди населения колеблется от 40 до 80%, а ежегодно заболеваемость составляет 5% ( Н.В. Торопцева, Л.И. Беневоленская, 1995).

Выделяют первичный и вторичный синдром БНС. Первичный синдром БНС чаще всего развивается в возрасте от 20 до 50 лет. В его основе лежат механические факторы: спондилез и межпозвонковый остеохондроз, дисфункция мышечно-связочного аппарата спины, грыжа диска.

У лиц моложе 20 лет и старше 50 лет преобладает вторичный синдром БНС.

Остеохондроз позвоночника является одной из самых частых причин БНС, который в трактовке отечественных авторов ближе всего подходит к принятому за рубежом термину "спондилез", хотя полного соответствия понятий нет.

Лечебный процесс при ревматических заболеваниях с суставным синдромом, как правило, начинается с нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и продолжается многие годы, поэтому неудивительно, что требования к НПВП в настоящее время достаточно высоки с точки зрения коррекции взаимоотношений эффект/риск в пользу высокой анальгетической и противовоспалительной эффективности (В.А. Насонова, 2002). При адекватной терапии боли в нижней части спины, обусловленные патологией костно-мышечной системы, регрессируют в течение 1 месяца. Однако у части пациентов болевой синдром сохраняется в течение более длительного времени, заболевание приобретает ремиттирующий характер, приводя к инвалидизации (И.В. Дамулин, 1997). Современный врач располагает широким диапазоном НПВП и постоянно должен решать проблему выбора лекарства для каждого пациента, а также проблему рекомендации наиболее подходящего или адекватной замены назначенного препарата. Эти вопросы позволяют решать фармакоэкономические подходы. В литературе имеются данные о сравнительной эффективности применения мовалиса и диклофенака у больных с БНС (J. P. Valat, S. Accardo, J.Y. Reginster, M. Wouters, M. Hettich, P.L. Lleu и Международная группа по изучению мелоксикама при остеоартрите поясничного отдела позвоночника, 2000, Н.А. Шостак, Д.А. Шеметов, 2001). Хорошо изучена клиническая ценность НПВП (эффективность, переносимость и безопасность), но не  фармакоэкономическая целесообразность их применения и влияние на качество жизни больных.

Особое значение в патогенезе болей пояснично-крестцовой локализации придается патологическому мышечному напряжению (Н.Н. Яхно с соавт., 1995). Для купирования мышечного спазма используются местные отвлекающие средства, физиотерапевтические методы воздействия, иглорефлексотерапия, расслабляющий массаж и лечебные блокады (Л.А. Богачева,  Е.П. Снеткова, 1996). Однако нередко возникает необходимость назначения медикаментозной терапии, направленной на устранение боли и патологического мышечного напряжения. С этой целью используются миорелаксанты.  R. Benecke (1990) разделяет препараты, снижающие мышечный тонус, исходя из точек их приложения на центральные (мидокалм, сирдалуд) и периферические (диазепам, баклофен). Первые обладают менее серьезными побочными действиями и могут назначаться в амбулаторных условиях (Н.Н. Яхно с соавт, 1994; D.M. Coward,1994; M. Emre, G.C. Leslie, C. Muir et al.,1994). В литературе имеются отдельные данные о применении некоторых миорелаксантов: сирдалуда (Н.Н. Яхно с соавт, 1994; И.В. Дамулин, 1997), мидокалма (А.А. Скоромец с соавт., 2000; Г.Н. Авакян, Е.И. Чуканова, А.А. Никонов, 2000; Г.Г. Багирова, Л.В. Попова, 2001). Анализа сравнительной эффективности различных комплексов лечения с включением миорелаксантов с позиции фармакоэкономического анализа и влияния их на качество жизни больных не проводилось.

Фармакоэкономика изучает как экономические, так и клинико-терапевтические преимущества лекарственных средств. Современные методы клинико-экономической оценки в комплексном анализе стоимости и эффективности, учитывают также безопасность применения препаратов (Н. Зупанец, 2001).

Существует ряд методов фармакоэкономического анализа.

В последние годы здравоохранение многих зарубежных стран пытается распределить ограниченные финансовые ресурсы с наибольшей эффективностью. При этом, основные прямые затраты на лечение в амбулаторных условиях  связаны с компенсацией оплаты лекарств. Проблема эффективности в здравоохранении включает медицинский, экономический и социальный аспекты (Н.Р. Иванов, Л.Г. Горчаков, 1985).

Качество жизни (КЖ) - это  интегральная характеристика физического, психологического, эмоционального и социального функционирования больного, основанная на его субъективном восприятии (А.А. Новик, Т.И. Ионова, П. Кайнд, 1999). Под медицинскими аспектами КЖ понимают влияние самого заболевания (его симптомов и признаков), вызванных им ограничений функциональной способности, а также лечения на повседневную жизнедеятельность больного (Я.И. Коц, Р.А. Либис, 1993). Исследования КЖ дополняют чисто клинические данные о характере воздействия болезни и процесса лечения на жизнь пациента, являются инструментом для выбора тактики лечения при равной эффективности или минимальных различиях, являясь незаменимым прогностическим фактором.

Целью настоящего  исследования явилось определение эффективность различных методов лечения больных с синдромом боли в нижней части спины с позиции качества жизни и фармакоэкономического подхода.

Задачи исследования:

  1. Определить и сопоставить клиническую эффективность, переносимость и безопасность различных схем лечения больных с синдромом боли в нижней части спины.
  2. Уточнить диагностическую ценность УЗИ позвоночника для определения характера патологии у больных с синдромом боли в нижней части спины и определения эффективности проведенной терапии.
  3. Сопоставить показатели качества жизни у больных с синдромом боли в нижней части спины при разных схемах лечения и выявить наиболее значимые факторы для его определения.
  4. Оценить стоимость лечения больных с синдромом боли в нижней части спины по данным прямых затрат на амбулаторном этапе.
  5. Сравнить фармакоэкономические показатели при различных методах  лечения больных с синдромом боли в нижней части спины.
  6. Установить клинико-фармакоэкономические критерии оценки эффективности лечения боли в нижней части спины.

Научная новизна

Впервые у больных с синдромом боли в нижней части спины с позиции клинической эффективности, переносимости, безопасности, влияния на качество жизни и фармакоэкономики проведен сравнительный анализ различных схем лечения больных с синдромом боли в нижней части спины в амбулаторных условиях.

Установлена значимость метода ультразвукового исследования пояснично-крестцового отдела позвоночника у больных с синдромом боли в нижней части спины для выявления его причины и оценки эффективности проведенной терапии.

Впервые проведена валидация русскоязычных анкет Health Assessment Questionnaire, WOMAC, краткой формы болевого опросника McGill, опросника Роланда – Морриса и Освестровского опросника нарушения жизнедеятельности у больных с синдромом  боли в нижней части спины для оценки качества жизни.

В процессе исследования показана необходимость определения качества жизни у больных с синдромом боли в нижней части спины в качестве одного из критериев оценки эффективности лечения.

Впервые данные фармакоэкономического анализа позволили определить прямые затраты, стоимость медикаментозного лечения больных с синдромом боли в нижней части спины в амбулаторных условиях.

Практическая значимость

Уточнена значимость различных клинических и инструментальных методов обследования в оценке эффективности лечения больных с синдромом боли в нижней части спины.

Показана динамика параметров качества жизни у больных с синдромом боли в нижней части спины при различных результатах лечения.

Дан расчёт стоимости лекарственного лечения, затрат на обследование в амбулаторных условиях больных с синдромом боли в нижней части спины.

Данные фармакоэкономического анализа с учётом клинической эффективности препаратов позволили определить наиболее оптимальные схемы терапии амбулаторных больных с синдромом боли в нижней части спины: при остром вертеброгенном – кеторол в сочетании с найзом, при остром преимущественно миофасциальным – диклофенак в комбинации с мидокалмом, при хроническом течении – найз в сочетании с мидокалмом.

Показано, что длительное лечение в качестве базисной терапии препаратами с хондропротективными свойствами приводит к более благоприятному течению заболевания у больных с хроническим течением синдрома боли в нижней части спины.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Острая и хроническая боль в нижней части спины различаются не только длительностью обострения, но и количеством и степенью выраженности клинических проявлений, характером изменений в межпозвонковом диске.
  2. Различные схемы лечения синдрома боли в нижней части спины с включением нестероидных противовоспалительных препаратов и мидокалма у большей части больных дают положительный клинический эффект. Отсутствие его у ряда больных ассоциируется с более выраженными изменениями в межпозвонковых дисках.
  3. Исследование различных медицинских аспектов качества жизни является важным, дополнительным показателем эффективности терапии у больных с синдромом боли в нижней части спины наряду с другими клиническими и инструментальными данными.
  4. Фармакоэкономический анализ проведенной терапии в сочетании с клинико-инструментальными данными и показателями качества жизни позволяет выбрать не только наиболее эффективный с позиции врача и пациента комплекс лечения, но и более экономичный.

Внедрение результатов исследования

Методики оценки КЖ и проведение ультразвукового исследования пояснично-крестцового отдела позвоночника внедрены в работу поликлиники МГКБ №5 г. Оренбурга,  поликлиники № 2  МГКБ им. Н.И. Пирогова  г. Оренбурга, Центра комплексной реабилитации ОРО «Братство» ООО ИВА.

Апробация диссертации

Основные положения диссертации были представлены на Международной конференции «Исследование качества жизни в медицине» (Санкт-Петербург, 2002 г.), на IV Съезде ревматологов России (Казань, 2004 г.), доложены и обсуждены на Межрегиональной конференции молодых учёных и специалистов (г. Оренбург, 2003 г.),  на областных научно-практических конференциях ревматологов (г. Оренбург, 2002, 2005 гг.), на III Всероссийской конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний: боль – междисциплинарная проблема» (г. Смоленск, 2007), отмечены дипломом на Межрегиональной выставке творчества молодых учёных и специалистов НТТМ – 2003 (г. Оренбург).

Публикации

По материалам обследования опубликовано 39 печатных работ,  в том числе 7 журнальных статей (из которых 5 – в журналах, рекомендованных ВАК), 32 тезисов, из них  36 работы в центральной печати. Оформлено учебное пособие для врачей-интернов, врачей общей практики с грифом Учебно-методического отдела по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России.

Структура и объём диссертации

Диссертация представляет собой 310 страниц машинописного текста, иллюстрирована  112 таблицами и 48 рисунками. Состоит из введения, обзора литературы, пяти глав собственных исследований, обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций и списка литературы, который включает в себя 199 отечественных и 177 иностранных источников.

Материалы и методы исследования

В исследование было включено 350 больных, обратившихся с болью в пояснично-крестцовой области во взрослую поликлинику МГКБ №5 г. Оренбурга.

Критерием включения больных в группу исследования был возраст от 21 до 60 лет.

Больные, имеющие хотя бы один из признаков вторичного характера синдрома БНС, из исследования исключались.

Средний возраст пациентов, включенных в исследование, составил 44,56 ± 8,88 лет (от 21 до 60 лет), длительность заболевания – в среднем 8,61 ± 5,18 лет (от 1 месяца до 15 лет), 74% пациентов были женщины. Инвалидность у обследованных больных отсутствовала. Большая часть больных, включенных в исследование, имела средне-специальное образование и занималась физическим трудом средней степени тяжести. Большинство больных имели стаж работы более 20 лет. Из предрасполагающих факторов у 43,43% больных с БНС отмечалась наследственность по заболеванию опорно-двигательного аппарата.

В зависимости от длительности обострения все включенные в исследование больные были разделены на 2 группы: I группа – больные с острым болевым синдромом (средняя его продолжительность - 8,74 ± 3,24 дней); II группа – больные с хроническим синдромом БНС (средняя продолжительность обострения - 3,75 ± 1,71 месяцев). Это позволило выявить особенности клинической картины, изменений КЖ и данных инструментальных методов обследования у больных с острой и хронической БНС.

56,50% больных с острой БНС не могли назвать причины обострения заболевания. Больные с хроническим течением в качестве провоцирующего фактора чаще указывали на подъем тяжестей. В обеих группах более 20% больных связывали обострение заболевания с нервно-эмоциональным стрессом.

Всем больным, включенным в исследование, при обращении в поликлинику первоначально выставлялся диагноз остеохондроза пояснично-крестцового отдела позвоночника. В дальнейшем при обследовании у больных с хронической БНС он дополнялся «люмбоишиалгией». У больных с острым течением в одинаковом проценте случаев диагностировались «люмбалгия» и «люмбоишиалгия». Большинство больных имело II рентгенологическую стадию заболевания. В исследование не включены больные с рентгенологическими признаками спондилоартроза. Спондилолистезы диагностированы в минимальном количестве случаев (4,29%). Количество больных со сколиозом было практически одинаковым в обеих группах и составило 26-32% случаев. Сопутствующий остеоартроз периферических суставов имела почти половина больных с хронической БНС.

Для исключения гипердиагностики изменений со стороны внутренних структур поясничного отдела позвоночника при его ультразвуковом исследовании была взята группа сравнения, состоящая из 100 практически здоровых людей, не имеющих в анамнезе и не предъявляющих при осмотре жалоб на БНС. Эта группа была более молодого возраста - 28,18 ± 2,93 лет (от 21 до 34 лет), с равным соотношением мужчин и женщин. Лица группы сравнения имели преимущественно средне-специальное и высшее образование, занимались физическим трудом средней степени тяжести. У большинства из них стаж работы составил до 10 лет. Неблагоприятную наследственность по заболеваниям опорно-двигательного аппарата имели только 34 обследованных лиц группы сравнения.

Всем больным проводилось общепринятое в ревматологии стандартное обследование. Основу клинического исследования составили определение количества положительных симптомов, использующихся при патологии позвоночника, с выделением отдельно симптома Ласега, оценка индекса мышечного синдрома - ИМС (Ф.А. Хабиров, 1994), коэффициента вертеброгенного синдрома – КВС (А.В. Густов, 2001) и болевого синдрома по визуально-аналоговой шкале (ВАШ) в см.

В качестве инструментальных методов обследования использовались рентгенография пояснично-крестцового отдела позвоночника в 2-х проекциях, УЗИ позвоночника в динамике лечения с применением допплеграфии сосудов межпозвонкового диска (МПД). 115 больных с БНС прошли магнитно-резонансную томографию пояснично-крестцового отдела.

Для оценки КЖ у всех больных с БНС в качестве общего опросника была применена MOS SF-36, специальных инструментов исследования этого показателя – HAQ, WOMAC, модифицированная для патологии позвоночника, краткая форма анкеты Mc Gill, у больных с острой БНС – опросник Роланда-Морриса, при хроническом течении – Освестровский опросник нарушения жизнедеятельности.

200 больных с острой БНС были разделены на 4 группы по 50 чел.. В I и II группы вошли больные с вертеброгенным болевым синдромом, в III и IV группы – с преимущественно миофасциальным синдромом. Схема медикаментозной терапии I и II группы состояла из назначения двух НПВП (одного в парентеральной форме, второго в пероральной): в I группе – это было сочетание кеторола 1 мл (30 мг) внутримышечно 2 раза в день 5 дней и диклофенак-ретард  по 100 мг 2 раза в день per os в течение 10 дней; во II группе - кеторол 1 мл  (30 мг) внутримышечно 2 раза в день 5 дней и найз (по 100 мг 2 раза в день per os) в течение 10 дней. После чего в течение следующих 10 дней назначалась физиотерапия - фонофорез с 1 % гидрокортизоновой мазью на поясничную область.

Схема терапии у больных с острым преимущественно миофасциальным синдромом БНС состояла из НПВП  и миорелаксанта (модокалма)  и была следующая: в III группе - 5 дней кеторол 1мл (30 мг) внутримышечно  2 раз в день и мидокалм по 150 мг 3 раза в день per os в течение 10 дней; в IV группе - 5 дней диклофенак 3 мл (75 мг) внутримышечно  1 раз в день и мидокалм по 150 мг 3 раза в день per os в течение 10 дней. Количество больных,  получаемых в течение следующих 10 дней в качестве физиотерапии ДДТ или СМТ, в обеих группах было примерно одинаковым.

150 больных с хронической БНС, включенных с исследование, были разделены на 3 группы по 50 человек.  Больные V и VI группы получали per os в течение 10 дней НПВП в сочетании с мидокалмом, больные VII группы– только НПВП также per os. Схемы терапии в этих группах были следующие:

V группа - диклофенак-ретард по 100 мг 2 раза в день + мидокалм по 150 мг 3 раза в день;

VI группа - найз по 100 мг 2 раза в день +  мидокалм по 150 мг 3 раза в день;

VII группа - только найз по 100 мг 2 раза в день

Поскольку через 10 дней терапии у больных VII группы не был достигнут хороший результат, то курс терапии тем же НПВП (найзом) пролонгировался ещё на 10 дней.

После 10 дней медикаментозной терапии больным всех групп в течение такого же срока была назначена физиотерапия.

У больных с хронической БНС была рассмотрена возможность применения хондропротективного препарата «Хондролон» (ГУП «Иммунопрепарат» г. Уфа). Из 100 больных V и VI групп с хроническим течением 40 пациентов выразили согласие на участие в исследовании лечения этим препаратом и находились под наблюдением 2 года.

Больные этой основной группы в течение всего срока прошли 4 курса лечения «Хондролоном» по 20 внутримышечных инъекций (в/м) в дозе 0,1 г (1 ампула) через день. Группу сравнения составили также 40 больных из V и VI групп с хронической БНС, у которых НПВП являлись единственным средством лечения обострений БНС в течение 2-х лет наблюдения.

В основную группу вошли больные с большей длительностью заболевания, более частыми его обострениями и выраженными проявлениями остеохондроза пояснично-крестцового отдела позвоночника (у 70% больных имелась III рентгенологическая стадия процесса). В начале наблюдения больные обеих групп в большинстве процентов случаев получали при обострении заболевания диклофенак. 

Оценка эффективности терапии в группах проводилась по индексу эффективности лечения (ИЭЛ), рассчитанному по относительной динамике клинических показателей (А.П. Бурдейный, 1996). Лечение определялось, как успешное, если значение ИЭЛ превышало 50%.

Врачу и пациентам с БНС было также предложено оценить качество их лечения по 5 градациям результатов: «ухудшение», «без эффекта», «улучшение», «хороший эффект», «отличный эффект». Переносимость терапии определялась ими по 4 градациям: «плохая», «удовлетворительная», «хорошая», «отличная».

В оценку эффективности лечения больных с БНС были включены результаты изменений данных УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника и показателей КЖ по вышеперечисленным опросникам в процессе терапии.

Фармакоэкономический анализ используемых комплексов лечения больных с БНС проводился с расчётом прямых медицинских затрат и по результатам 2-х показателей: «затраты/эффективность», «затраты/утилитарность». Прямые медицинские затраты определялись по прайс-листу платных услуг, установленных в поликлинике МГКБ №5 г. Оренбурга в 2003-2004 гг.  Они включали в себя:

  • стоимость профессиональных медицинских услуг (плата за врачебные консультации, оплата рабочего времени врачей, среднего медицинского персонала);
  • стоимость лабораторного и инструментального обследования;
  • стоимость медицинских процедур.

Отдельно рассчитывались «карманные» расходы пациентов на приобретение лекарственных препаратов при каждой схеме лечения.

Для фармакоэкономического анализа «затраты/утилитарность» использовались данные о субъективном  уровне здоровья на основании суммарных показателей физического (PCS) и психического здоровья (MCS) по MOS SF-36 на момент окончания лечения. Этот полученный показатель принимался за QALY (quality adjusted life years – качество сохраненных лет жизни), который позволял отразить количество и качество жизни пациента от характера медицинского вмешательства.





Оценка показателей «затраты/эффективность», «затраты/ утилитарность» проводилась при окончании терапии больных по определенной схеме. После проведенного лечения определялась стоимость годового амбулаторного наблюдения этих пациентов.

Статистическая обработка результатов исследования проводилась в программе Statistica 6.0  (Фирмы StatSoft Inc.) с использованием вариационных методов (средний показатель - M, стандартное отклонение - SD), вычислением корреляционных коэффициентов. При нормальном распределении выборки на гистограмме частот использовался критерий Стьюдента, при асимметрии -  критерий Манна-Уитни – z для независимых выборок при проверке достоверности разницы показателей. Различия средних величин, а также корреляционные связи признавались достоверными при уровне значимости p < 0,05. Регрессионный анализ для оценки степени связи между показателями проводился при наличии достоверных коэффициентов корреляции между ними. При построении регрессионной модели эффективности терапии у больных с БНС определялись стандартизированные коэффициенты значимости. С помощью дискриминантного анализа ANOVA рассчитывались «величина эффекта» и «мощность» влияния каждого фактора на формирование положительной оценки динамики лечения.

Анализ надежности с вычислением коэффициента Кронбаха использовался для оценки внутреннего постоянства опросников. Внутренняя согласованность теста считалась удовлетворительной, если коэффициент Кронбаха составлял 0,7 и выше.

Для выделения общих факторов, влияющих на наблюдаемые характеристики и объясняющие связи между ними, применялся факторный анализ. Факторную структуру опросников оценивали при помощи метода главных компонент.

Результаты исследования и их обсуждение

Больные с острым и хроническим течением БНС имели различия в клинических проявлениях заболевания (таблица 1).

Таблица 1

Клинические данные больных с острым и хроническим

синдромом боли в нижней части спины

№ п/п

Показатели

Больные с

острой БНС

(n = 200)

Больные с хронической БНС

(n = 150)

1.

Среднее количество «+» симптомов, (M±SD)

6,89 ± 1,54*

7,14 ± 1,82*

2.

Средние показатели симптома Ласега, град. (M±SD)

67,65 ± 11,64

66,10 ± 10,06

3.

Ограничение объема движений, % (M±SD)

66,00 ± 12,75*

57,75 ± 16,25*

4.

ИМС, (M±SD)

14,43 ± 1,77*

11,46 ± 2,59*

5.

КВС, (M±SD)

5,84 ± 6,15*

11,21 ± 1,93*

6.

ВАШ, (M±SD), см

5,77 ± 1,04*

4,84 ± 1,31*

* - отмечена достоверная разница между показателями (p<0,05)

Как видно из таблицы, у больных с хронической БНС отмечалось большее количество положительных симптомов, и были выше значения КВС. У больных с острым течением имелись более выраженное ограничение объёма движений и высокие показатели ИМС, ВАШ.

Расчет индекса эффективности лечения (ИЭЛ) по относительной динамике клинических показателей позволил объективно оценить эффективность терапии у больных с острой и хронической БНС. Лечение считалось успешным, если значение ИЭЛ превышало 50%.

Несмотря на то, что в литературе имеются рекомендации об использовании симптома Ласега и значений ВАШ для оценки эффективности лечения (В.А. Насонова, 2005), в нашем исследовании у больных с разным успехом терапии динамика этих показателей была не существенной. Наибольший «вклад» в определение достигнутого положительного результата вносили такие изменения в процессе лечения, как: количество клинических симптомов, регистрируемых у больного при объективном осмотре; ограничения объема движений в поясничном отделе позвоночника в процентах; значения КВС и ИМС.

Всем 350 больным с БНС проведено УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника для выявления причины заболевания. По динамике данных этого метода обследования оценивалась эффективность проведенной терапии.

При проведении УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника  у лиц группы сравнения (практически здоровых людей) изменения были выявлены в 28% случаев, что позволило установить специфичность этого метода обследования, как 72%.

115 больных из всей группы в качестве референтного метода обследования прошли МРТ пояснично-крестцового отдела позвоночника. Полное совпадение результатов УЗИ и МРТ отмечалось у 71,3 % больных, что говорило о достаточно высоком уровне чувствительности метода ультразвукового исследования.  У 20,87% больных имелось частичное расхождение результатов. Причинами этого могло явиться то, что эти методики выполнялись не одномоментно. Как правило, больные проходили МРТ через 7-10 дней после ультразвукового исследования позвоночника. Такая разница в сроках выполнения этих инструментальных методов обследования могла давать частичное несовпадение результатов по размерам протрузий. 8,70% расхождений в заключениях МРТ и УЗИ касались количества больных с грыжами межпозвонкового диска (МПД). При МРТ они выявлялись чаще. По количеству диагностируемых протрузий и величинам грыж МПД расхождений не было.

Все больные с БНС в процессе обследования проходили рентгенографию пояснично-крестцового отдела позвоночника в 2-х проекциях, что позволило сопоставить ряд данных этого метода лучевой диагностики с результатами УЗИ. Полное совпадение показателей составило 53,43%. Расхождение заключений рентгенографии и УЗИ касалось размеров высоты МПД, наличия остеофитов  и сколиоза в поясничном отделе позвоночника. Спондилография чаще выявляла снижение высоты МПД (особенно на уровнях L3-4 и L4-5), но реже образование костных разрастаний тел позвонков (особенно на уровнях L4-5 и L5- S1), что было связано с тем, что ультразвуковой метод исследования позволяет увидеть остеофиты при их очень небольших размерах (менее 5 мм).

По данным УЗИ практически у всех больных с БНС (97,71%) были диагностированы протрузии диска. У больных с острым течением чаще отмечалось по две протрузии диска, у больных с хроническим процессом – по 3-4 протрузии. У больных обеих групп наиболее частой локализацией протрузий являлись диски L3-4 и L4-5, а у больных с хронической БНС – также диск L5- S1. Средние размеры протрузий и их среднее количество, приходящееся на 1-го больного, были больше у больных с хроническим течением (таблица 2). У больных с хронической БНС в большем проценте случаев диагностировались грыжи МПД. У больных с острым течением наиболее частой их локализацией был диск L5- S1, у больных с хронической БНС – диски L2-3 и L3-4. У больных с хроническим течением были больше средние размеры грыж МПД. Среди этих больных чаще встречалось сочетание протрузий диска с грыжами. У больных с хроническим течением в большем проценте случаев определялся сколиоз поясничного отдела. Таким образом, больные с хронической БНС имели больше изменений со стороны МПД (большее количество и размеры протрузий, выше число грыж), что, возможно, и являлось причиной затянувшегося у них обострения заболевания.

Таблица 2

Результаты ультразвукового исследования пояснично-крестцового отдела позвоночника у больных с синдромом боли в нижней части спины

№ п/п

Показатели

Больные с

острой БНС

(n = 200)

Больные с хронической БНС

(n = 150)

1.

Количество больных с протрузиями

192 / 96%

150 / 100%

2.

Средние размеры протрузий (M ± SD), см

0,36 ± 0,14*

0,46 ± 0,13*

3.

Среднее количество протрузий на 1-го больного, (M ± SD

1,68 ± 0,80*

2,03 ± 0,83*

4.

Количество больных с грыжами

21 / 10,50%*

38 / 25,33%*

5.

Средние размеры грыж (M ± SD), см

0,43 ± 0,16*

0,39 ± 0,18*

6.

Среднее количество грыж на 1-го больного, (M ± SD

0,19 ± 0,41

0,22 ± 0,43

7.

Количество больных, имеющих сочетание грыж с протрузиями

21 / 10,50%*

38 / 25,33%*

* - отмечена достоверная разница между показателями (p<0,05)

При проведении корреляционного анализа выявлена зависимость между выраженностью дегенеративного процесса в МПД (фрагментацией фиброзного кольца, уменьшением его толщины) и образованием грыжи, а также с её размером. Количество диагностированных протрузий не зависело от этих изменений в диске. Слабая корреляционная связь имелась между степенью фрагментации и толщиной фиброзного кольца, а также этих показателей со снижением высоты диска. Показано, что с возрастом у всех больных с БНС увеличиваются дегенеративные процессы в МПД, возрастает количество и размер протрузий. Стаж работы и длительность заболевания оказывают такое же  влияние на развитие дегенеративного процесса в МПД.

У больных с БНС выраженность таких клинических данных, как показатели симптома Ласега, ограничение объема движений в поясничном отделе позвоночника, значения ИМС, зависела от наличия грыжи МПД и её размера, а также от величины протрузии диска. Количество определяемых симптомов у больного, показатели КВС и ВАШ имели ещё и прямую зависимость от числа протрузий у данного пациента. У всех больных с спондилолистезами отмечались более высокие значения по ВАШ.

Все больные с БНС, включенные в исследование, проходили УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника до начала и после окончания лечения (через 21 день), что позволило увидеть динамику изменений в МПД под влиянием терапии. При получении хорошего эффекта от лечения у больных отмечалось снижение количества протрузий и их размеров, уменьшение величины грыж. Изменения количества грыж не было, что можно объяснить необходимостью более длительного периода наблюдения. У больных с БНС, у которых отсутствовал эффект от терапии, не выявлена динамика со стороны количества протрузий диска и их сочетания с грыжами. У больных с острым течением  без эффекта от терапии изначально имелось большее число протрузий на 1-го больного и размеры грыж. Больные с хронической БНС с разным успехом терапии до её начала были сопоставимы по диагностируемым с помощью УЗИ изменениям МПД. Тем не менее, у 28 из 150 больных положительной динамики в процессе лечения не отмечалось.

При сохранении целостности фиброзного кольца изменений эпидурального кровотока не выявлялось и средние показатели составляли 3,53 ± 1,12 cм/сек.

При медианных и парамедианных грыжах, вызывающих компрессию нервного корешка, венозный кровоток исчезал на стороне поражения и усиливался на вышележащем уровне. Этот феномен, вероятно, обусловлен притоком крови из коллатеральных зон, о чем имеются данные в литературе (А.Ю. Кинзерский, 2001).

При динамическом контроле по мере исчезновения воспалительного отека в месте образования грыжи и её «ссыхания» отмечалось постепенное восстановление кровотока в эпидуральных венах. Это расценивалось, как хороший прогностический признак для оценки эффективности консервативной терапии грыж.

При определении с помощью УЗИ  кровотока по паравертебральным венозным сплетениям также имелись изменения. Так, при протрузиях диска, независимо от локализации и выраженности, кровоток не изменялся и в среднем для всех уровней составлял 12,36 ± 2,14 см/сек. При наличии компрессии нервного корешка, чаще всего парамедианной грыжей диска, в зоне поражения он асимметрично снижался до 5,04 ±1,66 см/сек. с усилением на вышележащем уровне. По мере уменьшения размеров грыж отмечалось постепенное восстановление кровотока по паравертебральным венам, что расценивалось, как хороший прогностический признак.

Таким образом,  метод УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника позволяет диагностировать дегенеративно-дистрофические изменения в межпозвонковых дисках, установить причину БНС. Наблюдение с помощью этого метода за изменениями МПД у больных в процессе их  лечения помогает оценить эффективность медицинских воздействий и прогноз дальнейшего развития заболевания. Отмечено, что хороший эффект от лечения  сочетался с уменьшением числа и размеров протрузий, величины грыж. Отсутствие эффекта сопровождалось меньшей динамикой этих показателей.

Исследование КЖ больных является неотъемлемым элементом в комплексной оценке эффективности лечения больных. Для определения этого показателя у больных с БНС, включенных в исследование, в качестве общего опросника использовалась анкета MOS 36-Item Short-Form Health Survey или MOS SF-36. По данным этой анкеты больные с острой БНС имели более плохие показатели по шкалам PF («физическое функционирование»), BP («боль»), VT («жизнеспособность»), SF («социальная активность») и суммарному индексу физического здоровья (PCS), а больные с хроническим течением – по RE («ролевое эмоциональное функционирование»), MH (психическое здоровье»).

Больные с острой и хронической БНС имели различия в показателях КЖ не только по общему (MOS SF-36), но и специальным опросникам (таблица 3).

Таблица 3

Показатели качества жизни у больных  с острым и хроническим синдромом

боли в нижней части спины

№ п/п

Показатели

Больные с

острой БНС

(n = 200)

Больные с хронической БНС

(n = 150)

1.

PCS (суммарное измерение физического здоровья) по MOS SF-36

28,99 ± 5,08*

32,99 ± 6,06*

2.

MCS (суммарное измерение психо-логического здоровья) по MOS SF-36

31,03 ± 5,04

30,82 ± 6,57

3.

ОФИ по HAQ

3,40 ± 0,60*

2,87 ± 0,75*

4.

Боль по WOMAC

4,84 ± 0,97*

4,07 ± 1,21*

5.

Скованность по WOMAC

4,47 ± 0,99*

3,76 ± 1,40*

6.

Трудности по WOMAC

5,41 ± 0,84*

4,48 ± 1,28*

7.

MPQ-SF

Рейтинг сенсорного компонента боли (PRI-S)

14,37 ± 3,91*

9,01 ± 4,22*

8.

Рейтинг эмоционального компонента боли  (PRI-A)

15,93 ± 6,21*

11,25 ± 5,53*

9.

Индекс интенсивности боли (PPI)

5,99 ± 1,21*

4,14 ± 1,31*

10.

Общий рейтинг  боли (PRI)

13,35 ± 3,38*

8,71 ± 3,68*

* - отмечена достоверная разница между показателями (p<0,05)

Как видно из таблицы, больные с острой БНС имели хуже показатели КЖ по всем опросникам, использованным в исследовании.

В качестве специального опросника для оценки функционального состояния опорно-двигательного аппарата у больных с БНС была применена анкета HAQ. Проверка её психометрических свойств показала, что она способна отражать происходящие изменения в состоянии больных в процессе лечения и использоваться в тех случаях, когда нужно определить физический статус пациентов с БНС. Единственным недостатком этой анкеты являлись низкая валидность и чувствительность шкал «сила кисти» и «прием пищи», больше оценивающих функциональное состояние мелких суставов кисти, поражение которых у больных с БНС выявлялось редко и только при наличии сопутствующего ОА.

Специальным опросником для определения симптомов заболевания: боли, скованности, трудностей в выполнении повседневных действий была выбрана анкета WOMAC, модифицированная для определения функционального состояния позвоночника. Данная анкета обладала необходимыми психометрическими характеристиками: валидностью, надежностью и чувствительностью. Причём, у больных с хронической БНС  анкета WOMAC в большей степени отражала изменения в состоянии их здоровья.

Для количественной и качественной характеристики болевого синдрома в качестве специального опросника у больных с БНС использовалась анкета Mc Gill (MPQ–SF). Сенсорный и эмоциональный компоненты болевого синдрома были более выражены у больных с острой БНС. У больных с хроническим течением эмоциональный рейтинг боли преобладал над сенсорным. Меньшее постоянство в оценке болевого синдрома у больных с БНС по этому опроснику отмечалось у индекса интенсивности боли. Больные без эффекта от терапии изначально имели более выраженные изменения в показателях анкеты MPQ–SF. Таким образом, несмотря на то, что этот опросник  доказал свои психометрические свойства, у больных с БНС лучше его использовать для качественной оценки болевого синдрома, а для количественной характеристики боли применять ВАШ. Определение показателей анкеты MPQ–SF целесообразно выполнять у больных для решения вопроса о включении дополнительных методов коррекции их состояния.

В качестве специальной анкеты для оценки функционального состояния у больных с острой БНС применялся опросник Роланда-Морриса, который отвечал всем критериям валидности, обладал необходимой чувствительностью и надежностью. Этот опросник позволил выделить имеющиеся у больных нарушения в выполнении повседневных действий и в дальнейшем определить методы их коррекции.

Освестровский опросник оценивал различные сферы жизнедеятельности у больных с хронической БНС, доказав свои достаточные психометрические свойства. Раздел «сон» был менее чувствителен, а разделы «интенсивность боли», «самообслуживание», «сидение», «стояние», «общественная жизнь» и «поездки» больше отражали изменения в состоянии больных с хроническим течением процесса. Эта анкета может использоваться у данной категории больных для оценки и выявления нарушений в различных сферах их жизнедеятельности.

Всесторонняя оценка состояния больных с БНС, проведенная с помощью различных опросников КЖ, позволила установить, что больные без эффекта от терапии изначально имели более плохие показатели по общему опроснику MOS SF-36 и более выраженный болевой синдром по MPQ–SF (таблица 4). У больных с острым течением в этой группе отмечались более выраженные нарушения в функциональном состоянии опорно-двигательного аппарата.

Несмотря на то, что во многих исследованиях показана зависимость показателей КЖ от пола пациентов (В.Н. Амирджанова, 2006; А.А. Новик, Т.И. Ионова, П. Кайнд, 1999), у больных с БНС этого выявлено не было. Опросники позволяли измерять составляющие КЖ больных с БНС с учётом их возраста и стажа работы, и только в ряде случаев от пола (для анкет HAQ, WOMAC и Освестровского опросника). Высокие коэффициенты корреляции между показателями опросников и клиническими данными, определяющими тяжесть состоянии больного (количество положительных симптомов, значения симптома Ласега, ограничение объема движений в поясничном отделе позвоночника, данные индексов ИМС, КВС и ВАШ), рекомендуют их использование в комплексной оценке здоровья пациента. Все опросники показали высокие коэффициенты значимости их показателей в определении эффективности терапии всех больных с БНС независимо от характера течения.

Таблица 4

Показателей качества жизни у больных с синдромом боли в нижней части спины при различных эффектах терапии

п

/п

Показатели

Больные с острым синдромом БНС

Больные с хроническим синдромом БНС

с эффектом от терапии

без эффекта от терапии

с эффектом от терапии

без эффекта от терапии

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

1.

PCS (суммарное измерение физического здоровья) по MOS SF-36

29,51±4,74*

49,12±5,32*

#

26,68±5,97^

35,84±6,43^

#

32,73±5,55@

46,82±6,06@

26,68±5,97$

35,84±6,44$

2.

MCS (суммарное измерение психологического здоровья) по MOS SF-36

32,17± 4,08*

&

49,71± 4,71*

#

25,83± 5,79^

&

37,99± 6,65^, #

31,27± 6,23@,

45,20± 5,13@, €

25,83± 5,79$,

37,99± 6,65$, €

3.

ОФИ по HAQ

3,28 ± 0,53*,&

1,29 ± 0,38*,#

3,90 ± 0,64&

3,36 ± 0,55#

2,87 ± 0,70@

1,28 ± 0,48@, €

2,86 ± 0,96

2,43 ± 0,84€

4.

Боль по WOMAC

4,71 ±0,89*,&

1,07 ± 0,53*,#

5,43 ±1,05^,&

2,88 ±0,87^,#

4,08 ±1,19@

0,96 ± 0,52@,€

3,99 ± 1,29$

1,46 ± 1,11$,€

5.

Скованность по WOMAC

4,31 ±0,91*,&

1,06 ±0,52*, #

5,25 ±0,98^, &

2,54 ±0,77^,#

3,69 ±1,33@

0,95 ±0,51@, €

3,96 ±1,65$

1,27 ±0,88$, €

6.

Трудности по WOMAC

5,29 ±0,79*,&

1,48 ±0,62*,#

5,94 ±0,89^,&

3,26 ±0,69^,#

4,47 ± 1,24@

1,15 ±0,64@,€

4,52 ±1,49$

1,56 ± 1,08$,€

7.

MPQ-SF

Рейтинг сенсорного компонента боли (PRI-S)

13,84±3,70*

&

2,87±1,77*

#

16,79±3,99^

&

9,43±3,57^

#

8,58±3,59@

2,15±1,65@

10,88±6,02$

4,98±4,77$

8.

Рейтинг эмоционального компонента боли  (PRI-A)

15,15±5,33*

&

2,99±2,81*

#

19,44±8,45^

&

12,04±7,57^

#

10,76±4,72@

2,60±3,36@

13,39±7,97$

5,30±7,79$

9.

Индекс интенсивности боли (PPI)

5,82 ±1,01*

&

2,33 ±1,16*

#

6,73 ±1,70^

&

4,91 ±1,42^

#

3,99±1,16@

1,80±1,09@

4,71±1,78$

2,75±2,19#

10.

Общий рейтинг  боли (PRI)

12,82 ±2,96*,&

2,65 ±1,85*,#

15,75±4,09^,&

9,17±3,48^,#

8,31±3,06@,

2,04±1,77@, €

10,46±5,38$,

4,75±4,86$, €

11.

Общий показатель опросника Роланда-Морриса

79,50 ±9,28* &

24,31 ±10,58*

#

88,58 ±8,39^ &

53,86 ±7,61^ #

-

-

-

-

12.

Общий показатель по Освестровскому опроснику

-

-

-

-

51,60±13,01@,

21,82 ± 9,47@,  €

47,80±23,17$, 

29,60±16,88$,  €

Примечание: * - отмечены показатели с достоверной разностью p< 0,05 у больных с острой БНС с эффектом от терапии в процессе лечения, ^ - у больных с острой БНС без эффекта от терапии в процессе лечения, & - у больных с острой БНС с разной эффективностью терапии до лечения, # - у больных с острой БНС с разной эффективностью терапии после лечения, @ - у больных с хронической БНС с эффектом от терапии в процессе лечения, $ - у больных с хронической БНС без эффекта терапии в процессе лечения, - у больных с хронической БНС с разной эффективностью терапии до лечения, € - у больных с хронической БНС с разной эффективностью терапии после лечения.

200 больных с острой БНС были разделены на 4 группы по 50 чел.. В I и II группы вошли больные с вертеброгенным болевым синдромом, в III и IV группыс преимущественно миотоническим синдромом. Схема медикаментозной терапии I и II группы состояла из назначения двух НПВП (одного в парентеральной форме, второго в пероральной):

в I группе – сочетались кеторол 1 мл (30 мг) внутримышечно 2 раза в день и диклофенак-ретард  по 100 мг 2 раза в день per os в течение 10 дней;

во II группе - кеторол 1 мл  (30 мг) внутримышечно 2 раза в день и найз (по 100 мг 2 раза в день per os) в течение 10 дней.

В течение следующих 10 дней в обеих группах назначалась физиотерапия - фонофорез с 1 % гидрокортизоновой мазью на поясничную область.

Больные II группы имели большую длительность заболевания и количество обострений в год, а также выше среднее число сопутствующих болезней. У 50% больных этой группы при обследовании был выставлен диагноз «спондилогенной радикулопатии».  Большинство больных I группы (56%) имели люмбоишиалгию. По остальным показателям обе группы были сопоставимы (таблица 5).

Оценка эффективности терапии проводилась на основании динамики изменений клинических данных, результатов УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника и показателей КЖ. Больные II группы изначально имели большее количество положительных симптомов, худшие значения симптома Ласега, более значительное ограничение объема движений в поясничном отделе позвоночника (рисунок 1 и 2). В эту группу вошло больше больных с грыжами МПД (рисунок 3). У больных II группы изначально отмечались более выраженные изменения по разделам MOS SF-36 GH («общее здоровье»), SF («социальная активность»), по ОФИ HAQ и по всем шкалам MPQ-SF (рисунок 5 и 6).

IV группа больных до начала терапии отличалась более выраженными проявлениями обострения по данным клинического осмотра (количеству симптомов заболевания, симптому Ласега, значениям ИМС и ВАШ), результатам УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника (больше протрузий МПД на 1-го больного) и показателям КЖ [низкие значения по шкалам MOS SF-36 PF («физическая активность»), VT («жизнеспособность»), SF («социальная активность»), RE («роль эмоциональных проблем») и PCS («суммарному измерению физического здоровья»), всем шкалам MPQ-SF] (рисунки 1, 2, 4, 5 и 6). Тем не менее, в процессе лечения именно в этой группе были достигнуты наилучшие результаты по всем определяемым показателям. Высокая оценка эффективности этой терапии была дана не только врачом, но и самими больными (рисунок 7). Количество больных, получивших в процессе лечения осложнения (прежде всего со стороны желудочно-кишечного тракта), в обеих группах не различалось (28% и 26% соответственно) (рисунок 8). Больные IV группы имели более длительную ремиссию после полученной терапии и благоприятное течение заболевания в течение следующего года (рисунок 9).

150 больных с хронической БНС, включенных с исследование, были разделены на 3 группы по 50 человек.  Больные V и VI группы получали per os в течение 10 дней НПВП в сочетании с мидокалмом, больные VII группы – только НПВП также per os. Схемы терапии в этих группах были следующие:

V группа - диклофенак-ретард по 100 мг 2 раза в день + мидокалм по 150 мг 3 раза в день;

VI группа - найз по 100 мг 2 раза в день +  мидокалм по 150 мг 3 раза в день;

VII группа - только найз по 100 мг 2 раза в день

Поскольку через 10 дней терапии у больных VII группы не был достигнут хороший результат, то курс терапии тем же НПВП (найзом) пролонгировался ещё на 10 дней.

После 10 дней медикаментозной терапии больным всех групп в течение такого же срока была назначена физиотерапия. Достоверной разницы в группах по количеству больных, получавших СМТ и ДДТ, не было.

В V группе было выше количество мужчин. Больные этой группы имели более молодой возраст, меньшее количество обострений в году и среднее число сопутствующих заболеваний. Больным V группы чаще выставлялся диагноз «спондилогенной радикулопатии». У больных VI группы отмечалась большая продолжительность заболевания, длительность настоящего обострения и было выше количество сопутствующих заболеваний. Больные VII группы имели более старший возраст, меньшую длительность обострения, но большее их количество в году. По остальным показателям группы больных с хронической БНС были сопоставимы. Во всех группах преобладали больные с диагнозом «люмбоишиалгии» и II рентгенологической стадией остеохондроза поясничного отдела позвоночника (таблица 5).

Таблица 5

Клиническая характеристика групп больных с синдромом боли в нижней части спины при разных схемах лечения

п

/п

Показатели

Больные с острым синдромом БНС

Больные с хроническим синдромом БНС

I группа

II группа

III группа

IV группа

V группа

VI группа

VII группа

1.

Количество: м

  ж

17 чел./ 34%

33 чел./ 66%

13 чел./ 26%

37 чел./ 74%

17 чел./ 34%

33 чел./ 66%

13 чел./ 26%

37 чел./ 74%

17 чел./34%*#

33 чел./66%

6 чел./12%*

44 чел./88%

8 чел./16%#

42 чел./84%

2.

Средний возраст (M ± SD), годы

40,36 ± 7,98

41,64 ± 8,69

41,30 ± 9,81

42,90 ± 6,91

43,76 ± 7,44* #

47,62 ± 7,35* ^

51,30 ± 11,30

^ #

3.

ИМТ (M ± SD)

27,98 ± 5,68

27,17 ± 3,86

27,52 ± 4,19

28,10 ± 6,75

28,47 ± 4,77

27,63 ± 4,97

27,45 ± 4,24

4.

Длительность забо-левания (M± SD), лет

6,25 ± 4,81$

7,58 ± 4,22$

6,27 ± 3,87@

7,83 ± 4,45@

9,44 ± 6,20*

#

10,96 ± 5,77*

10,28 ± 5,98

#

5.

Длительность обост-рения (M ± SD), дни

9,20 ± 3,64

9,32 ± 3,56

7,56 ± 2,45@

8,88 ± 3,15@

3,94 ± 1,75

#

4,14 ± 1,75^

3,17 ± 1,49^

#

6.

Количество обостре-ний в году (M ± SD)

2,01 ± 1,04$

2,38 ± 0,97$

1,90 ± 1,01@

2,18 ± 0,84@

1,66 ± 0,80*

#

2,14 ± 0,81* ^

2,72 ±0,83^

#

7.

Диагноз:

люмбалгия люмбоишиалгия  спондилогенная  радикулопатия

14 чел./ 28%

28 чел./ 56%$

8 чел./ 16%$

7 чел./ 14%

18 чел./ 36%$

25 чел./ 50%$

37 чел./ 74%

13 чел./ 26%

-

38 чел./ 76%

12 чел./ 24%

-

11 чел./22%#

29 чел./58%

10 чел/20%*#

12 чел./24%^

34 чел./68%

4 чел./8%*

18 чел./36%^#

28 чел./56%

4 чел./8%#

8.

Рентгенологическая стадия

нет изменений

I стадия

  II стадия

  III стадия

-

20 чел./ 40%

26 чел./ 52%

4 чел./ 8%

-

17 чел./ 34%

31 чел./ 62%

2 чел./ 4%

11 чел./22%

20 чел./ 40%

19 чел./ 38%@

-

8 чел./16%

17 чел./ 34%

25 чел./ 50%@

-

-

19 чел./38%*#

25 чел./50%*#

6 чел./12%

-

4 чел./8%*^

38 чел./76%*

8 чел./16%

-

12 чел./24%^#

33 чел./66%#

5 чел./10%

9.

Количество больных со сколиозом, n

13 чел./ 26%

16 чел./ 32%

19 чел./ 38%

16 чел./ 32%

16 чел./32%*

8 чел./16%*^

15 чел./30%^

10.

Количество больных с спондилолистезом, n

4 чел./ 8%

3 чел./ 6%

-

-

2 чел./4%

4 чел./8%

2 чел./4%

11.

Среднее количество сопутствующих забо-леваний (M ± SD)

1,50 ± 1,15$

1,94 ± 0,87$

1,62 ± 1,07@

1,98 ± 1,17@

2,10 ± 1,57*#

3,12 ± 1,44*^

2,60 ± 1,40^#

Примечание: $ - отмечены показатели с достоверной разностью p< 0,05 между I и II группами, @ - между III и IV группами, * - между V и VI группами, ^ - между VI и VII группами, # - между V и VII группами.

Больные VII группы до начала терапии по данным клинического осмотра имели выше значения индексов ИМС, КВС и боли по ВАШ, большее ограничение объема движений в поясничном отделе позвоночника, по результатам УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника - больше количество грыж и протрузий МПД,  по показателям КЖ - более плохие значения по общему - MOS SF-36 и всем специальным опросникам. Несмотря на пролонгирование курса лечения НПВП, у больных этой группы, достигнутые в конце лечения  результаты по всем показателям, были ниже (рисунки 1, 2, 3, 4, 5 и 6).

Больные V и VI группы с хронической БНС изначально были сопоставимы по клиническим проявлениям обострения, данным УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника (рисунки 1, 2, 3 и 4). Но у больных V группы отмечались более выраженные изменения по шкалам MOS SF-36, оценивающих психологический статус пациентов (MH -«психическое здоровье» и MCS - «суммарное измерение психологического здоровья»), и по всем разделам MPQ-SF, дающего количественную и качественную характеристику болевого синдрома (рисунки 5 и 6).

По окончанию лечения наилучшая динамика всех показателей отмечалась у больных VI группы. Выделить схему терапии этих больных как приоритетную для пациентов с хронической БНС позволил меньший процент осложнений, полученных больными в процессе лечения, хотя изначально в эту группу вошло большее количество пациентов с гастропатиями в анамнезе (рисунок 8).  Предпочтение этой терапии было отдано не только врачом, но и самими больными (рисунок 7). Больные VI группы имели более длительное течение ремиссии после проведенного курса лечения и меньшее количество обострений заболевания в последующий год (рисунок 9).

У больных с хронической БНС была рассмотрена возможность применения хондропротективного препарата «Хондролон» (ГУП «Иммунопрепарат» г. Уфа). Из 100 больных V и VI групп с хроническим течением 40 пациентов выразили согласие на участие в исследовании лечения этим препаратом и находились под наблюдением 2 года.

Больные этой основной группы в течение всего срока прошли 4 курса лечения «Хондролоном» по 20 внутримышечных инъекций (в/м) в дозе 0,1 г (1 ампула) через день. Группу сравнения составили также 40 больных из V и VI групп с хронической БНС, у которых НПВП являлись единственным средством лечения обострений БНС в течение 2-х лет наблюдения.

Рисунок 1

Количество положительных симптомов в группах больных БНС до и после лечения

Показатели симптома Ласега в группах больных с БНС до и после лечения

Ограничение объёма движений в процентах в группах больных с БНС до и после лечения

Показатели индекса мышечного синдрома в группах больных с БНС до и после лечения

Рисунок 2

Показатели коэффициента вертеброгенного синдрома в группах больных с БНС до и после лечения

Показатели ВАШ в группах больных с БНС до и после лечения

Количество больных  со значениями индекса эффективности лечения (ИЭЛ) более 50% в группах больных с БНС.

Средние значения индекса эффективности лечения (ИЭЛ) в группах больных с БНС.

Рисунок 3

Количество больных с протрузиями в группах больных с БНС до и после лечения

Количество больных с грыжами в группах больных с БНС до и после лечения

Количество больных, имеющих сочетание грыж с протрузиями в группах больных с БНС до и после лечения

Рисунок 4

Среднее количество протрузий на 1-го больного в группах больных с БНС до и после лечения

Средний размер протрузий в группах больных с БНС до и после лечения

Средний размер грыж в группах больных с БНС до и после лечения

Рисунок 5

Показатели PCS по MOS SF-36 в группах больных с БНС в процессе лечения

Показатели MCS по MOS SF-36 в группах больных с БНС в процессе лечения

Показатели ОФИ по HAQ в группах больных с БНС в процессе лечения

Показатели по шкале «боль» WOMAC в группах больных с БНС в процессе лечения

Показатели по шкале «скованность» WOMAC в группах больных с БНС в процессе лечения

Показатели по шкале «трудности» WOMAC в группах больных с БНС в процессе лечения

Рисунок 6

Показатели рейтинга сенсорного компонента боли (PRI-S) по MPQ-SF в группах больных с БНС в до и после лечения

Показатели рейтинга эмоционального компонента боли  (PRI-A) по MPQ-SF в группах больных с БНС в до и после лечения

Показатели индекса интенсивности боли (PPI) по MPQ-SF в группах больных с БНС в до и после лечения

Показатели общего рейтинга  боли (PRI) по MPQ-SF в группах больных с БНС в до и после лечения

Рисунок 7

А

Б

Эффективность лечения по мнению врача (А) и больных (Б) в группах пациентов с БНС

А

Б

Переносимость лечения по мнению врача (А) и больных (Б) в группах больных с БНС

Рисунок 8

Количество больных с гастропатиями в анамнезе и побочными эффектами со стороны желудочно-кишечного тракта в группах больных с БНС

Рисунок 9

Средняя длительность ремиссии и количество обострений в последующий год в группах больных с БНС

В основную группу вошли больные с большей длительностью заболевания, более частыми его обострениями и выраженными проявлениями остеохондроза пояснично-крестцового отдела позвоночника (у 70% больных имелась III рентгенологическая стадия процесса). В начале наблюдения больные обеих групп в большинстве процентов случаев получали при обострении заболевания диклофенак. Через 2 года наблюдения в основной группе соотношение больных с разными рентгенологическими стадиями не изменилось, в группе сравнения – количество больных со II рентгенологической стадией уменьшилось и возросло число пациентов с III стадией. Также в этой группе увеличилось число больных, которые стали принимать найз в связи с развитием побочных эффектов на диклофенак  (изжога – у 2-х чел., дискомфорт в эпигастрии – у 2-х чел.). Побочных реакций на прием найза у больных обеих групп не отмечалось.

Больные обеих групп были с одинаковыми показателями эффективности терапии  после первоначального курса лечения. После проведения 1 курса лечения «Хондролоном» у больных основной группы отмечалось дальнейшее снижение интенсивности болевого синдрома по ВАШ. Перед каждым курсом введения «Хондролона» показатели ВАШ были достоверно ниже не только по сравнению с другой группой, но и с результатами перед предыдущим курсом терапии, что отражало отдаленный эффект действия препарата. Таким образом, имелось медленное ступенеобразное снижение уровня боли в основной группе, ставшее достоверным уже со 2-го курса введения препарата. Усиление боли перед очередным курсом у больных этой группы не превышало уровня ее до начала предыдущего курса.

У больных группы сравнения шло ступенеобразное увеличение боли, в результате этого показатель интенсивности болевого синдрома при обострении ко 2-ому году наблюдения достоверно был выше первоначальных данных.

Ко 2-ому году наблюдения у больных основной группы улучшились клинические проявления заболевания (достоверно снизилось количество определяемых симптомов и уменьшилось ограничение объема движений при обострении заболевания), результаты УЗИ пояснично-крестцового отдела позвоночника (диагностировалось меньшее количество протрузий с небольшим их размером, снизилось число больных, имевших грыжи МПД). Последнее было связано с тем, что грыжевые образования со временем могут уменьшаться и при размерах менее 0,1 см не визуализируются (А.Ю. Кинзерский, 2001).

В группе сравнения количество больных с грыжами увеличилось на 1-го человека, а у 1-го больного с ранее диагностированной грыжей отмечено образование второй грыжи на вышележащем уровне.

С помощью УЗИ позвоночника проводилась оценка дегенеративного процесса в МПД у больных обеих групп в течение 2-х лет наблюдения. У больных основной группы после 4-го курса лечения «Хондролоном» отмечалось достоверное уменьшение фрагментации фиброзного кольца на верхних межпозвонковых дисках (МПД) – L1-2, L2-3, L3-4. У больных группы сравнения за этот период времени определялась обратная динамика на уровне L1-2, а также на L4-5. Следует отметить, что положительные изменения в основной группе отмечались среди больных в возрасте до 42 лет и с изначально небольшими или умеренными степенями фрагментации фиброзного кольца. Достоверных изменений высоты межпозвонкового диска и толщины фиброзного кольца на изучаемых уровнях у больных обеих групп не отмечалось.

Больные основной группы через 2 года наблюдения демонстрировали лучшие показатели функционального состояния опорно-двигательного аппарата по ОФИ HAQ и показатели КЖ по Освестровскому опроснику нарушения жизнедеятельности, не только по сравнению с больными группы сравнения, но и со своими первоначальными данными.

Следует отметить, что после 1-го курса терапии «Хондролоном» 27,5 %  больных (11 чел.) основной группы полностью отказались от приема НПВП, а после 2-го курса численность таких больных стала 47,5% (19 чел.). Остальные пациенты этой группы перешли на эпизодический (от нескольких дней до единичных случаев) приём.

При прогнозировании с помощью статистической программы дальнейшего прогрессирования дегенеративных процессов в МПД, риск усиления фрагментации фиброзного кольца был меньше у больных, получавших «Хондролон».

Фармакоэкономический анализ лечения больных с БНС проводился с расчётом показателей «затраты/эффективность» и «затраты/утилитарность» по всем ценам медикаментозной терапии, затратам на обследование больных в амбулаторных условиях, с учетом полной стоимости лечебно-диагностического случая. Также учитывалась полная «стоимость» каждого случая обследования и лечения в амбулаторных условиях больных по поводу обострений БНС за год наблюдения.

Оказалось, что те схемы лечения, с помощью которых были достигнуты наилучшие результаты терапии, имели наибольшую стоимость, как в абсолютном эквиваленте, так и при расчете фармакоэкономических показателей, если при этом использовалась только цена лекарственных препаратов (таблица 6). Поскольку менее эффективные методы лечения требовали дополнительных затрат на обследование и терапию их осложнений, то высокие затраты на приобретение лекарственных препаратов у больных с успешно проведенным лечением БНС, нивелировались при вычислении показателей «затраты/эффективность» с учётом всей «стоимости» лечебно-диагностического случая.

Самым важным являлось то, что общая стоимость всех лечебно-диагностических случаев обострения БНС за год была ниже именно при тех методах терапии, которые, с одной стороны, имели наилучшую эффективность и требовали более высоких затрат на приобретение лекарственных препаратов, с другой стороны, способствовали увеличению длительности ремиссии заболевания и уменьшению частоты его рецидивов.

Несмотря на то, что в стоимость годового лечения большинства больных VI группы с хронической БНС вошли расходы на терапию «Хондролоном», этот метод медицинского воздействия оставался наиболее дешевым, как для медицинского учреждения, так и для самих больных, которые на собственные средства приобретали все лекарственные препараты, за счет более благоприятного течения заболевания в последующий год наблюдения.

Следует отметить, что удорожание диагностики у всех больных с БНС было связано с проведением МРТ пояснично-крестцового отдела позвоночника. Использование только ультразвукового метода исследования, в том числе и в динамике для оценки эффективности терапии,  могло уменьшить стоимость обследования амбулаторных больных с БНС в среднем примерно на 1745,11 рублей.

Таким образом, в проведенном исследовании была дана комплексная оценка эффективности применения различных схем лечения больных с БНС в амбулаторных условиях. Такой разносторонний подход к этой проблеме позволил выделить методы диагностики и лечения, которым следует отдавать предпочтение, если перед врачом поликлиники стоит задача получить эффект от терапии больного с БНС, затратив при этом меньше средств из кармана самого пациента и лечебного учреждения, где будет обследоваться и в дальнейшем наблюдаться больной.

Таблица 6

Фармакоэкономические показатели лечения больных с синдромом боли в нижней части спины в амбулаторных условиях

Показатели

Больные с острым течением

(n = 200)

Больные с хроническим течением

(n = 150)

I группа

II группа

III группа

IV группа

V группа

VI группа

VII группа

Стоимость профессиональных медицинских услуг и лаборатор-но-инструментальных методов диагностики (M ± SD), рубли

3 179,61 ± 1 162,81

@

2 848,22 ± 1 084,89

@

2 428,64 ± 700,21

2 364,47 ± 564,05

3 080,45 ±  1 115,72

*, #

2 753,68 ±  884,36

*, ^

3 406,67±  994,94

^, #

Стоимость курса медикаментозного лечения (M ± SD), рубли

115,55 ±7,13 @

155,07 ± 3,32

@

157,74 ± 7,52 &

263,22 ± 4,71 &

177,12 ± 7,99*

207,48 ± 6,62*, ^

171,36 ± 4,19 ^

Полная стоимость диагностики и лечения 1-го случая БНС (M ± SD), рубли

4 383,54 ± 1 706,86 @

4 087,19 ± 1 763,40 @

3 953,96 ± 1 317,10 &

4 119,70 ± 3 839,19 &

4 760,79±  1 912,51*, #

3 900,64±  1 204,99*, ^

5 312,60±  1 718,10 ^, #

Затраты на медикаментозное лечение/ эффективность терапии

(M ± SD)

1,94 ± 0,57

@

2,79 ± 1,27

@

2,68 ± 0,85

&

4,21 ± 1,24

&

7,32 ± 3,21

*, #

8,55 ± 2,71

*,^

6,21 ± 2,35

^, #

Затраты на весь случай диагнос-тики и лечения/ эффективность терапии (M ± SD)

79,69 ± 49,81

80,77 ± 65,46

66,08 ± 37,15

&

60,92 ± 26,82

&

199,41 ± 115,24

*

158,36 ± 61,64

*, ^

192,61 ± 82,71

^

Затраты на медикаментозное ле-чение/ утилитарность (M ± SD)

1,22 ±0,22 @

1,74 ± 0,37 @

1,70 ± 0,27&

2,76 ± 0,36&

1,99 ± 0,32*

2,19  ± 0,18*, ^

2,06  ± 0,49

^

Затраты на весь случай диагностики и лечения/ утилитарность (M ± SD)

47,80 ± 24,94

48,97 ± 29,96

41,90 ± 21,27

39,48 ± 13,04

54,56 ± 24,44

*, #

40,71 ± 14,61

*,^

63,76 ± 25,17

^,#

Стоимость всех случаев обос-трений за год (M ± SD), рубли

9 483,24 ± 1 560,29 @

8 395,79 ± 3 366,08 @

8 241,41 ± 3 985,47 &

6 557,25 ± 2 209,81 &

10 257,06 ±  4 280,55*,#

8 389,19 ±  2 562,11*, ^

9 305,09 ±  2,557,66^, #

Примечание: @ - отмечены показатели с достоверной разностью p< 0,05 между I и II группами больных с острой БНС, & - между III и IV группами больных с острой БНС, * - между V и VI группами больных с хронической БНС, ^ - между VI и VII группами больных с хронической БНС, # - между V и VII группами больных с хронической БНС.

ВЫВОДЫ

  1. Показатели качества жизни и фармакоэкономического анализа наряду с клиническими данными являются важными критериями оценки эффективности лечения больных с синдромом боли в нижней части спины.
  2. Больные с острой болью в нижней части спины имеют более выраженную клиническую картину заболевания с большим ограничением объёма движений, высокими значениями индекса мышечного синдрома и ВАШ. У больных с хроническим синдромом боли отмечается большее количество положительных симптомов и более высокие значения коэффициента вертеброгенного синдрома.
  3. По данным ультразвукового исследования поясничного отдела позвоночника больные с хронической болью в нижней части спины имеют более выраженные изменения со стороны межпозвонковых дисков в виде большего размера и числа протрузий, количества грыж.
  4. На основании клинической эффективности, переносимости и безопасности, данных УЗИ позвоночника наиболее оптимальными схемами лечения больных с синдромом боли в нижней части спины в амбулаторных условиях являются: при остром вертеброгенном синдроме – кеторол в сочетании с найзом; при остром преимущественно миотоническом синдроме - диклофенак в комбинации с мидокалмом; при хроническом синдроме - найз в сочетании с  мидокалмом.
  5. Уменьшение числа протрузий и размеров грыж, определяемое по данным УЗИ позвоночника, ассоциируется с положительной клинической динамикой в процессе лечения. Отсутствие положительной динамики со стороны межпозвонкового диска по количеству протрузий и размерам грыж является одной из причин низкой эффективности проводимой терапии.
  6. Показатели качества жизни у больных с синдромом боли в нижней части спины должны использоваться, как один из критериев оценки эффективности проведенной терапии. Положительный клинический эффект сочетается с улучшением ряда медицинских аспектов качества жизни. При острым синдроме боли в нижней части спины наиболее информативна динамика по шкалам опросника Роланда-Морриса, отражающим изменения в функциональном состоянии опорно-двигательного аппарата, при хроническом течении – по разделам Освестровского опросника, характеризующего все сферы жизнедеятельности больных.
  7. Более эффективные схемы лечения больных с синдромом боли в нижней части спины, несмотря на высокую стоимость лекарственных препаратов, вызывают меньшее количество побочных проявлений, что снижает прямые затраты на весь комплекс лечебно-диагностических мероприятий, и приводит к большей длительности ремиссии. В целом это уменьшает годовую стоимость лечения одного больного в амбулаторных условиях.
  8.   С учётом клинических данных, показателей качества жизни и фармакоэкономической оценки эффективности лечения больных с синдромом боли в нижней части спины наиболее достоверными критериями её следует считать положительную динамику по следующим показателям: количеству диагностируемых симптомов, характерных для  заболевания позвоночника; ограничению объёма движений в нём; значениям индекса мышечного синдрома и коэффициента вертеброгенного синдрома; числу протрузий и размерам грыж при ультразвуковом исследовании межпозвонковых дисков; величинам разделов опросника Роланда-Морриса при остром и по Освестровскому опроснику при хроническом течениях синдрома; годовой стоимости одного случая терапии больного в амбулаторных условиях.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Методы лечения больных с синдромом боли в нижней части спины необходимо выбирать на основе комплексной оценки их клинической эффективности, безопасности, влияния на качество жизни пациентов и фармакоэкономической выгоды, как для самого больного, так и для лечебно-профилактического учреждения. В данной работе наиболее предпочтительными схемами лечения в амбулаторных условиях оказались: при остром вертеброгенном синдроме – кеторол в сочетании с найзом; при остром преимущественно миотоническом синдроме - диклофенак в комбинации с мидокалмом; при хроническом синдроме - найз в сочетании с  мидокалмом.
  2. Применение мидокалма у больных с хроническим синдромом боли в нижней части спины позволяет повысить эффективность лечения и снизить потребность в приёме нестероидных противовоспалительных препаратов, уменьшая риск развития побочных реакций.
  3. Больные, особенно молодого и среднего возраста, с хроническим течением синдрома боли в нижней части спины, связанного с дегенеративно-дистрофическими изменениями в межпозвонковых дисках, должны получать не только противорецидивное лечение, но и базисную терапию хондропротективными препаратами, что может значительно уменьшить у них потребность в приёме нестероидных противовоспалительных препаратов и улучшить прогноз дальнейшего развития заболевания.
  4. Использование ультразвукового исследования позвоночника информативно при выявлении причин синдрома боли в нижней части спины и может быть альтернативой магнитно-резонансной томографии, что снизит затраты на проведение обследования в амбулаторных условиях.
  5. Для полной, всесторонней оценки состояния больных с синдромом боли в нижней части спины, а также с целью выбора терапевтической тактики и оценки её эффективности необходимо шире использовать общие и специальные опросники определения качества жизни. С этой целью могут быть применены: общий опросник MOS 36-Item Short-Form Health Survey; у больных с синдромом боли в нижней части спины, имеющих остеоартроз мелких суставов кистей, для лучшего определения функционального состояния опорно-двигательного аппарата – анкета Health Assessment Questionnaire (HAQ); для оценки симптомов заболевания, вызванных болью в нижней части спины, - опросник WOMAC, модифицированный для больных с патологией позвоночника; для качественной характеристики болевого синдрома -  краткая форма опросника McGill Pain Questionnaire, а его количественной оценки – Визуально-аналоговая шкала. Дополнительное применение в качестве специальных опросников у больных с острым синдромом боли в нижней части спины анкеты Роланда-Морриса, а при хроническом течении этого синдрома – Освестровского опросника, позволить детализировать те сферы жизнедеятельности, которые подвергаются большим изменениям под влиянием заболевания у данной категории больных.
  6. В связи с тем, что более 20% больных с острой и хронической болью в нижней части спины в качестве причины своего заболевания отмечают нервно-эмоциональный стресс и имеют изменения по соответствующим разделам общего опросника MOS SF-36 (особенно больные с хроническим течением), то необходимо использовать специальные психологические тесты для разработки лечебно-реабилитационных мероприятий с целью их коррекции.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Статьи в журналах, рекомендуемых ВАК:

  1. Качество жизни больных с хронической болью в нижней части спины и фармакоэкономические аспекты их лечения / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Научно-практическая ревматология, 2005. – № 2. – С.37-42.
  2. Валидация русскоязычных версий опросников у больных с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Научно-практическая ревматология, 2005. - № 4. – С.24-33.
  3. Современные методы лучевой диагностики при болях в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Научно-практическая ревматология, 2005. - № 6. – С.18-23.
  4. Мидокалм в комплексной терапии хронического синдрома боли в пояснично-крестцовой области / Т.В. Чернышева // Клиническая медицина, 2005. – Том 83, № 11. – С.45-49.
  5. Сопоставление показателей качества жизни и эффективности терапии у больных с хроническим синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Терапевтический архив, 2006. - № 6. – С.53-59.

2. Учебное пособие с грифом УМО:

  1. Алгоритм ведения больных с болями в нижней части спины в амбулаторной практике / Г.Г. Багирова, Т.В. Чернышева // Учебное пособие для студентов старших курсов лечебного факультета, врачей-интернов, врачей общей практики (гриф УМО). – Оренбург, 2002. – 70 с.

3. Статьи и тезисы в материалах конференций и других изданиях:

  1. Показатель качества жизни у амбулаторных больных с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Л.В. Попова // Актуальные вопросы ревматологии: Материалы областной научно-практической конференции ревматологов. – Оренбург, 2002. – С.42-45.
  2. Оценка качества жизни больных с синдромом боли в нижней части спины с помощью опросников SF-36 и NHP / Т.В. Чернышева, Л.В. Попова // Международная конференция «Исследование качества жизни в медицине»: Материалы конференции. – Санкт-Петербург, 2002. – С.142-144.
  3. Исследование качества жизни больных с синдромом боли в нижней части спины с помощью общих опросников / Т.В. Чернышева, Л.В. Попова // Тезисы научно-практической конференции «Новое в диагностике и лечении ревматических болезней». – Научно-практическая ревматология, 2002. - № 4. – С.90 (№ 70).
  4. Качество жизни больных остеоартрозом с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, Л.В. Попова Л.В. Сизова // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XX, Волгоград, 2002. – С.5.
  5. Сравнительная оценка показателей качества жизни больных остеоартрозом с синдромом боли в нижней части спины / / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, Л.В. Попова Л.В. Сизова // Тезисы Конгресса ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2003. – приложение к № 2. – С.41 (№ 152).
  6. Качество жизни больных ревматоидным артритом, имеющих синдром боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Тезисы Конгресса ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2003. – приложение к № 2. – С.41 (№ 151).
  7. Возможности ультразвукового исследования позвоночника у больных с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXI, Волгоград, 2004. – С.131-133.
  8. Качество жизни больных с синдромом боли в нижней части спины и фибромиалгии / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, М.О. Журавлёва // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXI, Волгоград, 2004. – С.133-134.
  9. Сравнительная оценка показателей качества жизни у больных с острым и  хроническим синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, Л.В. Попов // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXI, Волгоград, 2004. – С.134-135.
  10. Фармакоэкономический анализ лечения больных с острым синдромом боли в нижней части спины препаратом «Кеторол» / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Тезисы научно-практической конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний». – Научно-практическая ревматология, 2004. - № 2. – С.92 (№ 91).
  11. Показатели качества жизни по вопроснику SF-36 у больных некоторыми ревматическими заболеваниями / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, М.О. Журавлёва, Л.В. Сизова, Л.В. Попова // Тезисы научно-практической конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний». – Научно-практическая ревматология, 2004. - № 2. – С.92 (№ 92).
  12. Эффективность и фармакоэкономические аспекты лечения больных с хроническим синдромом боли в нижней части спины препаратом «Найз» / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова, Н.В. Миронова // Тезисы конференции молодых учёных «Актуальные вопросы практической и теоретической ревматологии». – Научно-практическая ревматология, 2004. - № 2. – С.144 (№ 90).
  13. Исследование качества жизни больных некоторыми ревматическими заболеваниями / Г.Г. Багирова, Т.В. Чернышева, Л.В. Сизова, В.В. Грязнов, Л.В. Попова, М.О. Журавлёва // Актуальные вопросы теоретической и клинической медицины. – Оренбург, 2004. – С.257-266.
  14. Валидация русскоязычной версии Освестровского опросника нарушения жизнедеятельности у больных с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Вестник Межнационального центра исследования качества жизни, 2005. - № 5-6. – С.106-119.
  15. Исследование болевого синдрома и его динамики у больных с хронической болью в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXII, Волгоград, 2005. – С.159-160.
  16. Ультразвуковое исследование поясничного отдела позвоночника у подростков с хронической болью в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Тезисы IV съезда ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2005. - № 3. – С.137 (№ 539).
  17. Валидация русскоязычной версии опросника Роланда-Морриса у больных с острым синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева// Тезисы IV съезда ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2005. - № 3. – С.137 (№ 540).
  18. Фармакоэкономические аспекты лечения больных с острым синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Тезисы IV съезда ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2005. - № 3. – С.138 (№ 541).
  19. Сравнительная оценка некоторых лучевых инструментальных методов обследования больных с острой и хронической болью в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Тезисы IV съезда ревматологов России. – Научно-практическая ревматология, 2005. - № 3. – С.138 (№ 542).
  20. Ультразвуковая картина поясничного отдела позвоночника при остеохондрозе и анкилозирующим спондилоартрите / Т.В. Чернышева, Н.В. Миронова // Тезисы I съезда врачей ультразвуковой диагностики Центрального Федерального округа. – Ультразвуковая и функциональная диагностика, 2005. - № 2. – С.180-181.
  21. Применение Кеторола у больных с острым миофасциальным синдромом / Т.В. Чернышева // Сборник тезисов XII Российского национального Конгресса «Человек и лекарство». – Москва, 2005. – С.262.
  22. Особенности клинической картины и лечения женщин с хроническим синдромом боли в нижней части спины на фоне постменопаузального остеопороза / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Сборник тезисов II Российского конгресса по остеопорозу. – Ярославль, 2005. – С.100.
  23. Информативность показателей качества жизни в оценке эффективности лечения больных с синдромом боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Тезисы II научно-практической конференции «Социальные проблемы ревматических заболеваний». – Научно-практическая ревматология, 2006. - № 3. – С.121 (№ 156).
  24. Сравнительная оценка показателей качества жизни по SF-36 у больных с хроническим синдромом боли в нижней части спины, остеоартрозом и ревматоидным артритом / Г.Г. Багирова, Т.В. Чернышева, Л.В. Сизова, В.В. Грязнов // Тезисы II научно-практической конференции «Социальные проблемы ревматических заболеваний». – Научно-практическая ревматология, 2006. - № 3. – С.122 (№ 157).
  25. Особенности восприятия болевого синдрома у больных с острой и хронической болью в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Тезисы II научно-практической конференции «Социальные проблемы ревматических заболеваний».– Научно-практическая ревматология, 2006. - № 3. – С.122 (№ 158).
  26. Сравнительная оценка данных УЗИ поясничного отдела позвоночника у больных остеохондрозом разных возрастных групп / Т.В. Чернышева // Тезисы I съезда врачей ультразвуковой диагностики Уральского Федерального округа. – Ультразвуковая и функциональная диагностика, 2006. - № 2. – С.168.
  27. Двухлетний опыт применения препарата «Хондролон» при первичном синдроме боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сборник научных работ под редакцией академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXIII, Волгоград, 2006. – С.154-155.
  28. Клиническая эффективность препарата «Амбене» при хроническом синдроме боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // I съезд ревматологов Урала «Новое в ревматологии». Тезисы докладов. – Тюмень, 2006. – С.88-89.
  29. Рациональный подход к выбору нестероидных противовоспалительных препаратов при хроническом синдроме боли в нижней части спины / Т.В. Чернышева // Актуальные вопросы ревматологии. Материалы областной научно-практической конференции ревматологов. - Оренбург, 2006. – С.90-92.
  30. Хронический синдром боли в нижней части спины: проблема выбора схемы медикаментозной терапии / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Актуальные проблемы современной ревматологии. Сборник научных работ под ред. академика РАМН А.Б. Зборовского. – Вып. XXIV, Волгоград, 2007. – С.124-125.
  31. Что объединяет синдром боли в нижней части спины (БНС) и остеоартроз суставов (ОА)? / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Тезисы III Всероссийской конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний: боль – междисциплинарная проблема». – Научно-практическая ревматология, 2007. - № 2. – С.144 (№ 216).
  32. Особенности качества жизни (КЖ) больных с синдромом боли в нижней части спины (БНС) и остеоартрозом (ОА) суставов / Т.В. Чернышева, Г.Г. Багирова // Тезисы III Всероссийской конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний: боль – междисциплинарная проблема». – Научно-практическая ревматология, 2007. - № 2. – С.145 (№ 217).
  33. Фармакоэкономические аспекты лечения больных с хроническим синдромом боли в нижней части спины (ХБНС) в амбулаторных условиях / Т.В. Чернышева // Тезисы III Всероссийской конференции «Социальные аспекты ревматических заболеваний: боль – междисциплинарная проблема». – Научно-практическая ревматология, 2007. - № 2. – С.145 (№ 218).

Подписано в печать 13.12.07 г. Формат 60х84/16. Печать трафаретная.

Усл. печ. л. 4,2. Тираж 150 экз. Заказ 2578.

Отпечатано в Издательском центре ОГАУ.

460795, г. Оренбург, ул. Челюскинцева, 18. Тел. (3532) 77-61-43






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.