WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи






                               Калинина Татьяна Сергеевна







Интероцептивные эффекты психотропных препаратов


               14.00.25-ФАРМАКОЛОГИЯ, КЛИНИЧЕСКАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ

                               

              АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

              доктора биологических наук

                                               

Москва - 2008

Работа выполнена в ГУ НИИ фармакологии имени В.В.Закусова Российской академии медицинских наук



Научный консультант:

доктор медицинских наук,  профессор  Воронина Татьяна Александровна 








Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор  Ковалев Георгий Иванович

доктор биологических наук, профессор        Каменский Андрей Александрович  доктор биологических наук  Кост Наталия  Всеволодовна 




Ведущая организация:

Санкт-Петербургский Государственный Медицинский Университет имени И.П.Павлова Росздрава






Защита состоится «......»________2009 года в ….ч  на заседании диссертационного совета Д.001.024.01 при  ГУ НИИ фармакологии имени В.В.Закусова РАМН по адресу: 125315 Москва, ул. Балтийская, д.8



С диссертацией можно ознакомиться в ученой части ГУ НИИ фармакологии имени В.В.Закусова РАМН по адресу  125315 Москва, Балтийская ул.8.


Автореферат разослан  «  » _____  2009 г.




Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор медицинских наук  Е.А.Вальдман        

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы.  Одним из актуальных направлений современной экспериментальной и клинической фармакологии является изучение интероцептивных (субъективных) эффектов психотропных препаратов, которые, как полагают, являются важным фактором, повышающим риск развития лекарственной зависимости  (Rush, 2004; Vansickel, 2006). Способность фармакологических агентов проявлять интероцептивные свойства  лежит в основе фундаментального феномена "обучения, зависимого от состояния",  состоящего в том, что ранее выработанный у человека или животного условный рефлекс воспроизводится в наиболее полной форме  только в том состоянии, в котором происходит его выработка (Overton, 1984, Khavandgar, 2003). Моделируемое введением веществ "обучение, зависимое от состояния" обнаруживается в явлениях, которые можно подразделить на две основные группы: диссоциированное обучение (state dependent learning) и лекарственную дифференцировку (ЛкД) (drug discrimination).

В эксперименте при обучении животных ЛкД интероцептивные эффекты фармакологических агентов выполняют   функцию  дифференцировочных стимулов, указывая на высокую  вероятность предъявления физиологически значимого для организма безусловного раздражителя (вознаграждения) при совершении определенной иструментальной реакции. В процессе такого условнорефлекторного обучения  у животного формируется стабильная интероцептивная дифференцировка по степени,  воспроизведения  которой  у обученных животных судят об изменении интероцептивных эффектов тренировочных веществ после самых разнообразных фармакологических манипуляции  (Colpaert, 1999;  Jarbe, 2008).

Являясь самостоятельным физиологическим феноменом, ЛкД составляет основу  методологического подхода к экспериментальному изучению целого ряда проблем биологии и медицины.  Современные классификационные схемы подтипов рецепторов нервной системы основываются на результатах исследований лигандного связывания и других методов анализа  "ин витро", при использовании в качестве моделей патологии трансгенных и нокаутированных инбредных линий животных  (Storustovu,  2006; Crestani, 2001; Morris, 2005). При этом остается актуальной проблема сопоставления этих данных с анализом действия психотропных препаратов и функционирования рецепторных систем в условиях "ин виво" и в исходных популяциях (wild) лабораторных животных (Rowlett, 2004; Atack, 2007). Высокая корреляция данных, полученных при изучении рецепторных механизмов действия веществ на основе анализа их интероцептивных эффектов, позволяет рассматривать ЛкД в качестве уникальной экспериментальной парадигмы, обеспечивающей высокий уровень адекватности информации о нейрохимических и молекулярных механизмах действия лекарственных препаратов "ин виво" (Lelas, 2001; Lelas,  2002).

       Важной практической точкой приложения методологии, основанной на интероцептивных эффектах фармакологических агентов, является доклиническая оценка наркогенного потенциала новых психотропных лекарственных препаратов в сравнении с их известными аналогами и химически родственными соединениями (Wu, 2003; Barrett, 2005).

       При изучении интероцептивных эффектов психотропных препаратов выделяют несколько основных актуальных направлений. Первый комплекс задач составляют исследования способности новых веществ проявлять субъективные эффекты и изучение механизмов их психотропной активности на основе методологии ЛкД (Recker, 2004). Разработка психотропных препаратов на основе новых фармакологических концепций часто имеет своим результатом создание новых психоактивных веществ оригинального, часто сложного, спектра действия, сочетающих анксиолитическое действие с ноотропным и/или нейропротективным, нейролептический эффект с ноотропными свойствами, опиат-зависимые аналгетические эффекты, сочетающиеся со слабой выраженностью подкрепляющих свойств. Это обусловливает необходимость сравнительного анализа интероцептивных свойств этих новых веществ и классических препаратов с целью определения перспективы изучения рецепторных механизмов их действия в условиях "ин виво" на основе методологии ЛкД, рисков развития у пациентов психологической лекарственной зависимости, возможных негативных влияний на процессы памяти и обучения. Вышеизложенное объясняет актуальность анализа особенностей динамики формирования ЛкД при изучении интероцептивных эффектов новых лекарственных препаратов как одного из фундаментальных компонентов спектра психотропной активности.

       Вторым важным направлением является разработка, оптимизация и стандартизация экспериментальных методов для изучения интероцептивных эффектов веществ. При колоссальном методическом разнообразии, наблюдаемом в области изучения интероцептивных эффектов веществ, единично представлены экспериментальные работы, предметом которых является сравнительный анализ и обобщение различных  подходов  изучения ЛкД, в частности использования разных типов безусловного подкрепления при формировании дифференцировочного рефлекса, разных режимов оперантного обучения, вариаций тестовых процедур (Zarcone, 2000). Наиболее эффективным методом исследования ЛкД в настоящее время признаны оперантные модели поведения, представленные различными модификациями и используемые у разных видов лабораторных животных (Barrett, 2005; Platt, 2005; Carter, 2005). Однако единственная на сегодняшний день классификация дифференцируемости психотропных препаратов основана на динамике и специфичности интероцептивных свойств веществ при формировании ЛкД  в условиях Т-образного лабиринта при электроболевом подкреплении (Overton, 1982). Вместе с тем,  противоречивость  данных, получаемых в разных экспериментальных работах при изучении специфичности и механизмов интероцептивных эффектов психотропных препаратов, часто объясняют особенностями  методических модификаций  формирования  ЛкД и оценки "стимульного контроля" веществ  (Zarcone, 2000).

        В ГУ НИИ фармакологии имени В.В.Закусова РАМН наряду с бензодиазепиновыми (БД) анксиолитиками феназепамом и гидазепамом,  в последние годы были созданы и внедряются в лечебную практику оригинальные вещества, сочетающие анксиолитический эффект с ноотропным и/или нейропротективным действием. Селективный анксиолитик с нейропротективным действием афобазол обладает принципиально новым для противотревожного средства механизмом действия, оказывая влияние на внутриклеточные процессы в результате избирательного взаимодействия с у-рецепторами  (Середенин, 2006).  В лечебной практике в качестве анксиолитического, ноотропного и нейропротективного средства применяется препарат мексидол (Воронина, 2001, 2004). На основе дизайна коротких пептидов  создан препарат ноопепт, анксиолитическую и ноотропную активность которого  связывают с его метаболитом циклопролил-глицином (ЦПГ), также определяемым в ЦНС млекопитающих в качестве эндогенного вещества (Гудашева, 1999, 2001). На стадии углубленного изучения в качестве новых аналгетиков находятся производные пептида  дерморфина (Гузеватых, 2003). Вопрос о наличии дифференцировочных интероцептивных эффектов  у ноотропных и/или нейропротективных препаратов, равно как и сравнительные аспекты  интероцептивных эффектов нового селективного анксиолитика афобазола и классических БД препаратов,  остается неясным.  Выше изложенное обусловило цель и задачи настоящего исследования.

       Цель исследования состояла в сравнительном изучении особенностей интероцептивных эффектов психотропных препаратов основных фармакологических классов и новых веществ из разных фармакологических групп (анксиолитиков, атипичных нейролептиков, ноотропов, аналгетика) и разработке оптимальной стратегии  изучения интероцептивных свойств  новых психотропных препаратов в условиях оперантной модели лекарственной дифференцировки.        Для решения выше означенной  цели были поставлены следующие задачи:  

1. Осуществить сравнительный анализ динамики формирования ЛкД известных и новых  психотропных препаратов при использовании  разных режимов оперантного  обучения (FR1  и FR10).

2. На основе дифференцированного анализа особенностей текущего  процесса формирования ЛкД  и ее воспроизведения определить параметры  дифференцируемости веществ в условиях оперантной модели поведения.

3. Осуществить сравнительный анализ специфичности интероцептивных эффектов  исследуемых  препаратов и механизмов реализации их дифференцировочных стимульных свойств в условиях разных режимов  оперантной модели лекарственной дифференцировки.

4. Определить роль отдельных модуляторных сайтов ГАМКА-рецепторов в реализации интероцептивных эффектов веществ с анксиолитическим действием.

5. Провести анализ соотношения степени дифференцируемости препаратов из разных  фармакологических классов и их  специфических психотропных свойств.

6. На основе полученных данных определить общие принципы оптимизации методической схемы экспериментального изучения интероцептивных эффектов  новых веществ из разных фармакологических классов в условиях оперантной модели ЛкД у крыс.

       Научная новизна исследования.  Выявлены различия в характеристиках интероцептивных стимульных свойств и особенности формирования ЛкД анксиолитиков бензодиазепиновой (БД) структуры и анксиолитиков с ноотропным и/или нейропротективным компонентами действия. Показано, что феназепам является высокодифференцируемым препаратом и характеризуется наибольшей специфичностью интероцептивных дифференцировочных стимульных свойств в ряду классических БД анксиолитиков, что проявляется в отсутствии генерализации интероцептивных эффектов феназепама при использовании в условиях заместительного тестирования положительных модуляторов ГАМКА-рецепторов барбитуратной и нейростероидной структуры. Полная генерализация интероцептивных эффектов феназепама наблюдается только при использовании лоразепама, что  свидетельствует о наличии существенных отличительных особенностей в рецепторном механизме реализации психотропной активности феназепама и лоразепама по сравнению с другими БД.  Вместе с тем, установлено, что специфичность интероцептивных свойств феназепама несколько выше, чем у лоразепама. Показана способность БД анксиолитика гидазепама частично воспроизводить стимульные свойства лоразепама в условиях оперантной модели ЛкД.  Вместе с тем, гидазепам менее эффективен при воспроизведении интероцептивных стимульных свойств феназепама.

Впервые выявлены общие звенья в механизме реализации интероцептивных эффектов феназепама и лоразепама и изучены механизмы реализации интероцептивных эффектов гидазепама. Установлено, что в реализации  стимульных свойств феназепама и гидазепама определяющую  роль играет функциональное состояние БД  модулирующего участка  хлорного канала, что является общим звеном в механизме интероцептивных эффектов веществ БД структуры.  Вместе с тем, интероцетивные  свойства феназепама и лоразепама в значительной степени зависят от состояния ГАМКА-рецепторов, что  отличает их от гидазепама. Стимульные свойства феназепама и лоразепама не зависят от функциональной активности пикротоксинового и  нейростероидного модулирующих сайтов, что  отличает феназепам и лоразепам от других БД анксиолитиков.  Впервые проведено изучение дифференцировочных стимульных свойств анксиолитиков с ноотропным и/или нейропротективным компонентами действия мексидола, афобазола и ЦПГ, атипичных нейролептиков сульпирида и дилепта, пептидного аналгетика дерморфина. Показано, что афобазол и дилепт относятся к группе недифференцируемых препаратов. Установлена средняя степень дифференцируемости мексидола при использовании разных режимов оперантного поведения (FR1 и FR10), ЦПГ в режиме непрерывного подкрепления, сульпирида в разных режимах оперантного обучения(FR1 и FR10) и дерморфина (FR10).

Показано, что ЛкД, вырабатываемая при использовании анксиолитиков с ноотропными и/или нейропротективными свойствами, характеризуется более длительными сроками обучения, более низким уровнем воспроизведения адекватных оперантных реакций, менее стабильным воспроизведением ЛкД.

       Научно-практическая значимость работы. Данные о низкой дифференцируемости афобазола позволяют полагать полное отсутствие риска развития лекарственной зависимости и синдрома отмены при прекращении длительных приемов препарата.

Наличие средней степени дифференцируемости мексидола,  ЦПГ и дерморфина свидетельствует о риске возникновения лекарственной зависимости при длительном применении веществ лишь у отдельных пациентов.

Данные о высокой специфичности стимульных свойств БД анксиолитиков (феназепама и лоразепама), низкой и средней дифференцируемости анксиолитиков с ноотропными и/или нейропротективными свойствами позволяют расширить международную классификацию психотропных препаратов, основанную на их дифференцируемости.

        Определены подходы к оптимизации методики исследования интероцептивных эффектов психотропных препаратов. Показана эквипотенциальная эффективность использования  в качестве базовых оперантных режимов FR1 и FR10 при выработке ЛкД и анализе механизмов интероцептивных эффектов, высоко дифференцируемых фармакологических агентов, что позволяет ускорить процедуру формирования ЛкД и  изучение механизмов их действия при использовании оперантного рефлекса FR1.        Установленные в работе особенности формирования и воспроизведения ЛкД в условиях оперантной модели поведения у крыс позволяет определить общие подходы при  изучении интероцептивных эффектов  новых препаратов из разных фармакологических классов.  При изучении стимульных свойств новых психотропных препаратов со сложным спектром поведенческих эффектов, сочетающих анксиолитические свойства с ноотропным и/или нейропротективным действием, предпочтение следует отдавать оперантному режиму FR10, поскольку динамика  текущего процесса формирования ЛкД не совпадает с динамикой воспроизведения ЛкД и зависит от сложности базового условного рефлекса.

Связь с планами НИР. диссертация выполнена в рамках фундаментальной тематики НИР ГУ НИИ фармакологии имени В.В.Закусова РАМН - темы ''Изучение механизмов эндо -  и экзогенной регуляции функций центральной нервной системы. Разработка новых оригинальных нейропсихотропных средств» и гранта РФФИ 99-04-49-625 ''Изучение механизмов интероцептивных стимульных свойств бензодиазепиновых анксиолитиков''.

       Апробация работы.  Материалы диссертации были представлены в докладах на всероссийских и международных конференциях: Международная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения академика С.В.Аничкова "Нейрофармакология на рубеже двух тысячелетий", Санкт-Петербург, 1992;  VI  и VII Российский Национальный Конгресс  "Человек и лекарство", Москва, 1999, 2000; ''Нейрофармакология двадцать первого века'',  Санкт-Петербург, сентябрь 2002, 2-й Съезд Российского Научного Общества фармакологов,  Москва, 2003г.;  3-й Съезд Российского Научного Общества фармакологов "Фармакология - практическому здравоохранению",  Санкт-Петербург, 2007; 3-rd International Symposium "Pharmacology of Transmitter Interaction", Sofia, Bulgaria, 1990; 2-nd International  Conference "Biological Basis of Individual Sensitivity to Psychotropic Drugs", Moscow, 1993; 5th Meeting of the European Behavioural Pharmacology  Society (EBPS), Berline Germany, 1994; 1th European Congress of Pharmacology, Milan, Italy, 1995;  6th  Meeting of the EBPS Cagliary, Italy, 1996; 7th Meeting International EBPS, Brno, Czech Republic and 5th International Meeting on Drug Discrimination of the Society  for Stimulus properties of Drugs, Antwerp, Belgium, 1998; European Research conference ''Neuronal mechanisms of learning and memory'', Obernai, France, 2000;  8th TCNP Regional Meeting, Moscow, Russia, 2005; 11th Biennial Meeting EBPS, Barselona, Spaine, 2005.

       Объем и структура диссертации.  Работа состоит из введения, обзора литературы, раздела "Материалы и методы исследования", 9-ти экспериментальных глав, обсуждения результатов, выводов, библиографического указателя,  включающего 50 источников на русском  и  345  источников на иностранном языках. Диссертация изложена на  360 страницах машинописного текста, содержит  таблицы  и рисунков.        

       МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

       Опыты проведены на самцах белых нелинейных крыс массой 220-250 г и 350-400 г соответственно в начале и конце хронического эксперимента (питомник "Столбовая" РАМН). Животных содержали в стандартных клетках в условиях естественного светового режима при свободном доступе к воде и стандартному гранулированному корму (фирмы "МЭСТ", РФ) с добавлением овощей и кефира. Вода была доступна животным в течение 33 ч  в неделю. Поведенческие эксперименты проводились с 13 до 17 ч.

Исследованы интероцептивные дифференцировочные стимульные свойства анксиолитиков производных 1,4-бензодиазепина феназепама (ФХИ имени А.В. Богатского УАН), лоразепама (“Polfa”, Польша); диазепама ("Sigma"), гидазепама (ФХИ имени А.В. Богатского УАН), селективного анксиолитика производного меркаптобензимидазола афобазола (ГУ НИИ фармакологии имени В.В. Закусова РАМН), производного пиримидинил-пиперазиновой структуры буспирона (ФХИ имени А.В. Богатского УАН), ноотропных препаратов с выраженным противотревожным компонентом действиях производного 3-оксипиридина мексидола (ГУ НИИ фармакологии имени  В.В. Закусова РАМН), фенильного производного ГАМК фенибута, эндогенного дипептида ЦПГ  (ГУ НИИ фармакологии имени В.В. Закусова РАМН),  атипичного нейролептика сульпирида ("Sanofi-Synthelabo"), нового пептидного нейролептика дилепта (ГУ НИИ фармакологии  имени В.В. Закусова РАМН, Москва), аналгетика пептидной природы дерморфина (ГУ НИИ фармакологии имени В.В. Закусова РАМН),  антагониста ГАМК коразола (pentylenetetrazol, "Sigma").  Препараты были исследованы в дозах, в которых  они обнаруживают специфическую психотропную активность.

При анализе специфичности  интероцептивных эффектов веществ использовали: феназепам, лоразепам, гидазепам,  буспирон,  фенобарбитал, пентобарбитал натрия, пирацетам, мексидол, афобазол, ГАМКА–позитивный нейростероид прегнанолон, ингибитор ГАМК – трансаминазы вальпроат кальция (Ca), дилепт, d-амфетамин, комбинацию вальпроата кальция и мексидола,  избирательный агонист ГАМКА-рецепторов мусцимол, антагонист дофаминовых рецепторов D3-рецепторов нейролептик карбидин, блокатор кальциевых каналов флунаризин.

В качестве фармакологических анализаторов использовали: избирательный блокатор ГАМКА-рецепторов бикукуллин ("Sigma"), ингибитор хлорного канала пикротоксин ("Sigma"), инверсный агонист БД сайта ГАМКА-рецепторов флумазенил ("Serva").

Все исследуемые соединения вводили внутрибрюшинно за исключением бикукуллина, пикротоксина и коразола, применявшихся при подкожном введении.

Методика оперантного поведения. Оперантные рефлексы вырабатывали в 6-ти секционной установке оперантного поведения  (фирма - "Lafayette Instrument  Со, США) в условиях автоматизации эксперимента при использовании персонального компьютера Apple-2e (США) по специально разработанной оригинальной программе (Гарибова, 1990). Камера Скиннера в настоящей модификации представляла собой звукоизолированный бокс размером 21,5х21,5х28,5 см. На передней стенке камеры расположены два рычага на высоте 7,5 см над электродным полом и на расстоянии 7,5 см друг от друга, поилка (кормушка), жидкостной и пеллетный распределители, электрическая лампочка для подачи светового сигнала. Каждый из 6-ти оперантных боксов соединялся через интерфейс "Lafayette Instrument Со" с компьютером Apple-2e и принтером Epson FX-80. Рефлексы у животных вырабатывали после 24-48-часовой водной депривации, в качестве безусловного раздражителя использовали питьевое подкрепление: 1 капля воды объемом 0,125 мл при осуществлении адекватной оперантной реакции. В дальнейшем крысы получали воду только в течение экспериментов в качестве вознаграждения и в течение 20 мин после сеансов обучения (в разные интервалы времени после окончания сеанса обучения).

       ЛкД веществ осуществляли при использовании оперантных режимов фиксированного отношения (fixed ratio) - FRN, где N (число последовательных нажатий на рычаг, вознаграждаемое 1 единицей подкрепления) составляло 1, 4 или 10 (FR1, FR4, или FR10). При выработке ЛкД в оперантом режиме FR10 предварительный этап обучения состоял в поэтапном формировании у животных базового оперантного рефлекса FR10. С этой целью крыс последовательно обучали в режимах FR1, FR2, FR4, FR6, FR8, FR10, при этом подкрепляли выполнение оперантного рефлекса в отношении любого из 2-х рычагов. После упрочения базового рефлекса переходили к этапу собственно дифференцировочного обучения, суть которого состояла в выработке у крысы реакции альтернативного выбора правого или левого рычага в зависимости от введенных веществ.

При использовании режима непрерывного подкрепления, или FR1, предварительный этап обучения отсутствовал. По достижении критерия обученности и стабильном воспроизведении ЛкД  тестирование чередовали с тренировочными сеансами  (Рис.1).

       При формировании ЛкД в качестве дифференцируемых стимулов использовали феназепам (2 мг/кг, FR1 или FR10), лоразепам (2 мг/кг,  FR10), гидазепам (10 мг/кг,  FR1 или FR10), буспирон (5 мг/кг,  FR1 или FR10), пентобарбитал натрия (10 мг/кг,  FR1 или FR10), фенибут (100 мг/кг, FR1), пирацетам (500 мг/кг, FR1), мексидол (50, 100 мг/кг,  FR1 или FR10), афобазол (20 мг/кг,  FR10), циклопролил-глицин (ЦПГ) (0,1 мг/кг,  FR1 или FR10), сульпирид (25, 33, 40, 60 мг/кг,  FR1 или FR10), дилепт (2, 6 мг/кг,  FR1 или FR10), дерморфин (0,5 и 1  мг/кг,  FR10), коразол (20 мг/кг,  FR10). Каждую группу лабораторных животных, состоящую из 6-27 крыс, обучали отличать одно из выше перечисленных веществ от контрольного раствора. Диазепам в качестве дифференцируемых стимулов использовали в двух дозах  - 0,5 мг/кг и 5 мг/кг, обучая крыс различать их в режиме FR10. При выработке ЛкД введения веществ или контрольного раствора, а при использовании диазепама -  двух  разных доз препарата, чередовали в равно вероятностной последовательности. Интервал времени между инъекцией вещества и началом сеанса обучения ЛкД соответствовал  периоду развития специфической психотропной активности дифференцируемого препарата.

       Оценку специфичности интероцептивных эффектов исследуемых препаратов и тесты на антагонизм с их  стимульными свойствами осуществляли только у крыс, демонстрирующих стабильное воспроизведение ЛкД. Тестирование осуществляли 1-2 раза в неделю, при этом тесты чередовали с тренировочными сеансами с целью сохранности ЛкД. Длительность каждого тестового сеанса составляла 2-3 мин, в течение которых подкрепление отсутствовало независимо от поведения животных (Рис.1). Каждый тест повторяли 2-3 раза.

Параметрами оценки воспроизведения интероцептивных эффектов тренировочных и тестовых препаратов при заместительном тестировании и в тестах на антагонизм являлись: 1) средний по группе % выборов рычага, соотнесенного в процессе обучения с инъекцией "тренировочного" препарата; 2) % крыс, осуществляющих выбор рычагов, ассоциируемых с каждым из дифференцируемых стимулов; 3) частоту оперантных реакций тестируемых животных. При определении среднего %  адекватных реакций альтернативного выбора  у крыс, обучаемых в оперантном режиме FR1, регистрировали долю правильных реакций, осуществляемых в течение всего времени тестирования. При использовании рефлекса  FR10 % правильных реакций определяли по отношению (10/N)х100%, где N - общее число нажатий на оба рычага до получения первого подкрепления.

       Анксиолитические свойства  веществ исследовали в условиях конфликтной ситуации (Молодавкин, 1992). Эффекты препаратов на ориентировочно-исследовательскую реакцию животных оценивали в «открытом поле». Влияние  веществ на координацию движения и мышечный тонус определяли  в тестах вращающегося стержня и горизонтальной перекладины.

       

       Статистическую обработку экспериментальных данных осуществляли по точному критерию Фишера для выборочных долей вариант (данные, выраженные в %), парному и непарному  t-критериям Стьюдента, непараметрическому критерию Манна-Уитни (Урбах, 1964; Боровиков, 2001).

       Рис.1 Схема экспериментов при формировании лекарственной дифференцировки в режимах оперантого поведения FR10 (А) и  FR1 (Б)

                                               А

                               

                                               Б

                  



       

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение динамики формирования ЛкД

       Оценка особенностей динамики формирования ЛкД состояла из двух этапов: 1) анализа текущего процесса выработки условнорефлекторного навыка различения веществ (при подкреплении адекватных реакций альтернативного выбора рычагов), отражающего, помимо интероцептивных эффектов тренировочного препарата,  его влияние на процесс оперантного обучения и 2)  оценки параметров воспроизведения ЛкД (в отсутствие подкрепления адекватных оперантных реакций), собственно отражающих "силу стимульного контроля" тренировочного вещества.





       При использовании большинства изученных веществ в качестве дифференцируемых стимулов, альтернативных «состоянию нормы» (без вещества), первый критерий обученности фиксировали в течение 1-8 сеансов обучения независимо от базового оперантного режима (FR1 или FR10). Незначительное исключение составили  мексидол  (режим FR10) и  афобазол (режим FR4), при хронических инъекциях, которых для достижения первого критерия обученности было необходимо до 12-13 сеансов обучения. Более выраженное замедление достижения первого критерия обученности  регистрировали при формировании ЛкД при введении нейролептиков сульпирида и дилепта (Табл.1).  Увеличение числа фиксированного отношения до 10 сопровождалось увеличением периода, необходимого для стабильного выполнения ЛкД, при использовании буспирона, мексидола и сульпирида. При применении в качестве дифференцируемого стимула ЦПГ в условиях оперантного режима FR 10  стабильного выполнения условнорефлекторного навыка различения веществ не обнаруживали и после 42 сеансов обучения. Вместе с тем, асимптотический уровень точности выполнения  ЛкД  при инъекции этих веществ не изменялся по сравнению с тренировкой животных на основе  более простого оперантного рефлекса FR1. При использовании в качестве дифференцируемого стимула фенибута стабильного выполнения ЛкД не регистрировали после 24 сеансов обучения в условиях простого режима FR1 (Табл.1). Прогрессирующее уменьшение частоты оперантных реакций при инъекции этого препарата не позволило продолжить дальнейшее формирование ЛкД.

Отсутствие подкрепления адекватного оперантного поведения не оказывало  негативного влияния на асимптотический уровень воспроизведения условного  рефлекса альтернативного выбора у крыс, обучаемых при хроническом введении БД, буспирона, барбитурата или коразола. При использовании этих веществ адекватную реакцию альтернативного выбора рычагов  регистрировали у значимо большей части тестируемых крыс (80 и более %). В противоположность этому, в тестовых условиях применение  тренировочных доз остальных исследуемых веществ сопровождалось  уменьшением уровня адекватного реагирования ниже 80%, установленных в качестве  критерия воспроизведения ЛкД (Табл.2).  Тем не менее, при анализе индивидуальных реакций  установлено, что при обучении ЛкД  при инъекции мексидола, сульпирида, ЦПГ или дерморфина определенная часть обучаемых животных обнаруживала высокий уровень воспроизведения ЛкД  в соответствии с критериями, принятыми для высоко дифференцируемых фармакологических веществ. В случае применения мексидола или сульпирида  доля животных, различающих инъекции препаратов и контрольного раствора, не изменялась от сложности базового оперантного поведения. При обучении  ЛкД фенибута, афобазола или дилепта ни одно из тестируемых животных не воспроизводило интероцептивных эффектов.

Совокупность экспериментальных данных, полученных при оценке динамики текущего процесса обучения и воспроизведения ЛкД, позволяет разделить изученные вещества  на несколько основных  групп - высоко-, средне - и недифференцируемые препараты.

В условиях оперантной модели ЛкД у крыс высокодифференцируемые вещества характеризуются сочетанием следующих параметров: период достижения первого критерия обучения (на фоне каждого из дифференцируемых состояний) составляет не более 7-ми сеансов обучения, уровни точности выполнения дифференцировки в течение сеанса обучения и воспроизведения дифференцировки составляют 80 и более %, что характерно для 80-100% тестируемых животных. Принципиальной характеристикой интероцептивных эффектов веществ данной группы является независимость динамики формирования ЛкД от сложности оперантного режима фиксированного отношения и сходство динамики обучения и динамики воспроизведения условного рефлекса различения веществ.

Для среднедифференцируемых веществ характерно увеличение периода тренировки, необходимого для стабильного выполнения ЛкД.  При применении  веществ данной группы период достижения первого критерия обучения может увеличиваться до 30 дней, максимальный уровень точности выполнения дифференцировочного рефлекса в течение сеанса обучения может достигать до 75-90%, период, необходимый для демонстрации стабильного выполнения рефлекса - от 14 дней (возможно только при обучении в простом оперантном режиме) до нескольких месяцев, средний по группе уровень воспроизведения дифференцировки - 50-80%, доля тестируемых животных, способных к воспроизведению - 8-80%.  Следует отметить, что наблюдаемые случаи воспроизведения ЛкД при инъекциях выше упомянутых веществ  соответствуют достаточно жестким критериям, принятым для описания интероцептивных свойств высоко дифференцируемых препаратов.  По-видимому, наиболее адекватным подходом, характеризующим дифференцируемость этих веществ в условиях оперантной модели поведения с питьевым подкреплением, является установление принципиальной возможности воспроизведения ЛкД при их использовании в качестве условных стимулов.

Для недифференцируемых веществ характерно следующее: первое достижение критерия обучения возможно в любой период обучения, но вместе с тем носит эпизодический характер, уровень точности выполнения реакции альтернативного выбора в течение сеанса обучения составляет 40-60%, период, необходимый для демонстрации стабильного выполнения рефлекса - от 50 дней, средний по группе уровень воспроизведения дифференцировки - 40-60%, доля тестируемых животных, способных к ее воспроизведению - 0%.

Табл.1 Параметры текущего процесса формирования лекарственных дифференцировок в условиях оперантного обучения (при  подкреплении реакций альтернативного выбора)

Вещества

Доза, мг/кг 

Режим оперантного

обучения

Число сеансов обучения до достижения первого критерия обучения ЛкД

Уровень точности выполнения

  ЛкД* (%)

Число сеансов обучения, необходимое для  стабильного  выполнения ЛкД***

Феназепам 2  FR1  1-3 90 16

Феназепам 2  FR10  4-5 83 14

Гидазепам 10 FR1  1-4 90 18 

Гидазепам 10 FR10  2-5 100 28 

Диазепам **  0,5; 5 FR10 2 90  26

Лоразепам  2  FR10  1-2  86  18

Пентобарб.  10 FR1  2-4  90  24

Пентобарб.  10 FR10  2-3  90  22

Буспирон  5  FR1  3-6  91  20

Буспирон  5  FR10  3-4  85  38

Коразол  20 FR1  3-8  87  44

ЦПГ  0,1  FR1  3 85  20

ЦПГ  0,1  FR10  -  80  >42

Мексидол 100 FR1  1-2  85  24

Мексидол 50-100  FR10  5-13  80  54

Сульпирид  60 FR1  4-5  84 14

Сульпирид 25-40 FR10 28-30  73  112

Дилепт  2-6  FR10 12-16 64 >64

Афобазол  20 FR4 3-12 75 56 

Фенибут 50  FR1 1-24 62 >26

Дерморфин 0,5-1 FR10 4-8 80  70

       Примечание: * - данные представлены асимптотическим уровнем  усредненных по группе реакций альтернативного выбора, адекватных инъекции препаратов; ** - ЛкД  между инъекциями диазепама в дозах 0,5 мг/кг и 5 мг/кг, *** - число сеансов обучения, после которых в течение 6-ти последовательных сеансов обучения регистрировали 80 и более % адекватных оперантных реакций как после инъекции препарата, так и при введении контрольного раствора.

       Поскольку одной из основных характеристик оперантного рефлекса является частота оперантных реакций, был проведен сравнительный анализ влияния изучаемых веществ на этот параметр  на ранних этапах  формирования ЛкД (в течение первых 14 сеансов) (Рис.2).  Высокодифференцируемые вещества (гидазепам, пентобарбитал натрия, буспирон (5 мг/кг)) или вызывали увеличение частоты оперантных реакций по сравнению с сеансами, проводимыми на фоне контрольного раствора, или не изменяли это соотношение (феназепам, лоразепам, диазепам). Недифференцируемые препараты афобазол и фенибут, а так же буспирон в недифференцируемой дозе 10 мг/кг, вызывали снижение частоты оперантных реакций по сравнению с контрольным раствором. Дилепт, не эффективный в качестве дифференцировочного стимула,  и вещества, отнесенные к группе среднедифференцируемых фармакологических агентов (мексидол, циклопролил-глицин, дерморфин, сульпирид) не влияли на соотношение частоты оперантных реакций при инъекциях веществ и контрольного раствора (Рис.3). Полученные результаты свидетельствуют, что превышающая или сопоставимая с состоянием «нормы» частота оперантных реакций  на фоне действия дифференцируемого фармакологического агента,

       Табл.2 Параметры  воспроизведения лекарственных дифференцировок в условиях оперантной модели поведения (в отсутствие подкрепления адекватных реакций альтернативно выбора)

Вещества

Доза, мг/кг 

Режим оперантного

обучения

Точность  воспроизведения ЛкД (%)

% животных, воспроизводящих ЛкД *

Феназепам 2  FR1 80 87

Феназепам 2  FR10 80 100

Гидазепам 10 FR1 80 83

Гидазепам 10 FR10 80 94

Диазепам **  0,5; 5  FR10  80 100

Лоразепам  2  FR10  80 100

Пентобарб.  10 FR1  80  80

Пентобарб.  10 FR10  80  86

Буспирон  5  FR1  80  88

Буспирон  5  FR10  80  88

Коразол  20 FR1  80  80

ЦПГ  0,1  FR1  60  33

ЦПГ  0,1  FR10  75  0

Мексидол 100 FR1  60  10

Мексидол 50-100  FR10  60  10

Сульпирид  60 FR1 50 10

Сульпирид  25-40  FR10 60 10

Дилепт 2-6 FR10  41 0 

Афобазол  20 FR4  62 0 

Фенибут  50 FR1  50 0 

Дерморфин 0,5-1 FR10  50 8

       Примечание: * - осуществление адекватной реакции альтернативного выбора не менее чем в 80%  всех случаев.

является необходимым, но недостаточным условием успешной выработки ЛкД. Уменьшение частоты оперантных реакций под действием психотропного вещества более чем на 50% по сравнению с введением контрольного раствора, в течение первых 14 сеансов обучения ЛкД может прогнозировать  неэффективность этого вещества при дальнейшей тренировке.

       Рис.2 Соотношение  частоты оперантных реакций в альтернативных дифференцируемых состояниях при формировании ЛкД у крыс в условиях модели  оперантного поведения

  1  2 3  4  5  6  7 8 9  10 11  12  13  14  15  16

               По горизонтали: 1- к. р-р, 2-феназепам (2 мг/г), 3-гидазепам (10 мг/кг), 4-диазепам (5 мг/кг), 5-лоразепам (2 мг/кг), 6-буспирон (5 мг/кг), 7-буспирон (10 мг/кг), 8-коразол (20 мг/кг), 9-фенибут (50 мг/кг), 10-дерморфин (0,1 мг/кг), 11-сульпирид (60 мг/кг), 12-дилепт (2 мг/кг), 13-мексидол (50 мг/кг), 14-афобазол (20 мг/кг), 15-циклополил-глицин (1 мг/кг), 16-пентобарбитал натрия (10 мг/кг). По вертикали представлена средняя  частота оперантных реакций животных в минуту в течение первых 14-ти сеансов обучения ЛкД, выраженная в %. За 100% (пунктирная линия) принята частота нажатий на рычаги при использовании к. р-ра. *, **- отличие от частоты оперантных реакций при инъекции к. р-ра при P0,05; P0,01.

       2.  Изучение специфичности интероцептивных эффектов анксиолитиков

       При исследовании специфичности интероцептивных эффектов веществ использовали заместительное тестирование, состоящее в замене тренировочного препарата на другие вещества или другие дозы тренировочного препарата  у крыс, стабильно воспроизводящих ЛкД.

       2.1  Изучение специфичности интероцептивных эффектов феназепама 

       Полную генерализацию дифференцировочных стимульных эффектов феназепама (2 мг/кг) регистрировали только при замене его на  лоразепам (2 мг/кг), о чем свидетельствовал не только высокий уровень воспроизведения адекватного тренировочному БД оперантного рефлекса, но и сохранение сопоставимой с тренировочными условиями частоты оперантных реакций (Рис. 3; Табл.3). Выбор рычага, ассоциируемого с инъекциями феназепама (2 мг/кг), осуществляли достоверное большинство тестируемых животных не зависимо от  оперантного рефлекса, на основе которого вырабатывали ЛкД феназепама (Табл.3). Замена феназепама на диазепам (30 мг/кг) в среднем по группе вызывала сопоставимый с тренировочными условиями уровень воспроизведения интероцептивных эффектов феназепама (Рис. 3А). Однако выбор в пользу феназепама регистрировали лишь у 40% тестируемых животных и при значимом снижении частоты оперантных реакций (Табл.3). Гидазепам в дозе в 25 раз превышающей дозу феназепама вызывал лишь интермедиальный уровень генерализации ЛкД последнего, что сочеталось с тенденцией к снижению частоты нажатий на рычаги. В условиях оперантной модели FR1, интермедиальный уровень генерализации интероцептивных эффектов феназепама (2 мг/кг) наблюдали при замене его на барбитураты и вальпроат Ca. В условиях оперантного обучения FR10,  вальпроат Са вызывал поведение, адекватное состоянию нормы, у 40% тестируемых крыс, в то время как при использовании режима  FR1 для 100% испытуемых животных были характерны промежуточные реакции (Табл.3). Препараты, сочетающие анксиолитические свойства с ноотропным/нейропротекторным действием, вызвали у крыс, обученных различать феназепам и контрольный раствор, реакции, соответствующие инъекциям контрольного раствора (Рис.3А, Б; Табл.3). При совместном введении мексидола и вальпроата Ca в дозах, в которых эти вещества по отдельности вызывали рефлекс, адекватный применению контрольного раствора, регистрировали интермедиальный  уровень генерализации интероцептивных эффектов феназепама, что свидетельствует о выраженном модулирующем эффекте данной фармакологической комбинации в отношении БД сайта ГАМКА-рецепторов  "ин виво".

Рис.3 Воспроизведение ЛкД феназепама (2 мг/кг, в/б) и контрольного раствора в условиях заместительного тестирования оперантных режимов FR1 (А) и FR10 (Б, В) у крыс

А

К.р-р  Феназеп.  Диазеп. Лоразеп.  Гидазеп.  Фенобарб.  Вальпроат  Пирацетам

  2 мг/кг 30 мг/кг  2 мг/кг  25 мг/кг 100 мг/кг 200 мг/кг  1000мг/кг

Б    К.р-р  Феназеп. Лоразеп.  Пентобарб.  Вальпр.  Афобаз.  Мексид. Мексид. 

2 мг/кг 2 мг/кг 10 мг/кг 200 мг/кг  50 мг/кг 50 мг/кг  100кг/кг

  По вертикали представлена доля (%) выборов рычагов, адекватных инъекциям феназепама (2 мг/кг, в/б).  *, ** - отличие от феназепама (2 мг/кг) при Р< 0,05; Р< 0,01 (точный критерий Фишера).

       Табл.3 Специфичность интероцептивных эффектов феназепама (2 мг/кг)


Вещества

Доза, мг/кг

%крыс, выбирающих феназепам

% крыс, выбирающих контрольный раствор

Частота  оперантных реакций/мин

Дифференцировка "феназепам - норма", режим оперантного поведения  FR1

К. р-р

Экв. объем

0

89

7,0±0,9

Феназепам

2

87

0

7,8±0,9

Диазепам

30

40

0

  2,1±0,3*

Лоразепам

2

80

0

8.4 ± 3.4

Гидазепам

50

0

0

4,0±1

Фенобарб.

100

17

50

1,6±0,5*

Вальпр. Са

200

0

0

5,7±1,2

Пирацетам

1000

0

100

2,4± 0,7*

Дифференцировка "феназепам - норма", режим оперантного поведения  FR10

К. р-р

Экв. объем

0

100

  9,9±  2,3

Феназепам

2

100

0

  10,3 ± 1,8

Лоразепам

2

80

0

  6,4 ± 1,4

Пентобарб.

10

17

0

7,5 ± 1.5

Вальпр. Са

200

0

40

  1,0 ± 0,4*

Афобазол

20

0

100

  0,5± 0.1*

Мексидол

50

100

  10

0

90

25

  2,1 ± 1.8*

0,5 ± 0.3*

       Примечание: * - отличие от феназепама (2 мг/кг) при Р0,05 (парный критерий Стьюдента).

       При сравнительном изучении специфичности интероцептивных эффектов феназепама при формировании ЛкД в разных режимах FR установлено, что независимо от выбранного режима стимульные свойства  феназепама полностью воспроизводятся только при замене его на лоразепам в эквивалентной дозе.

2.2  Изучение специфичности интероцептивных эффектов лоразепама

       У крыс, дифференцирующих инъекции лоразепама (2 м/кг) и контрольного раствора, применение феназепама (2 мг/кг) вызывало полную генерализацию интероцептивных эффектов первого. Регистрируемое при этом увеличении частоты оперантых реакций может свидетельствовать об облегчающем влиянии феназепама на дифференцировочный рефлекс, детерминируемый введением лоразепама (Рис. 4, Табл.4). 

       Рис.4 Воспроизведение реакции альтернативного выбора у крыс, обученных ЛкД лоразепама  (2 мг/кг) и контрольного раствора в оперантном режиме FR10

Лоразепам  Феназепам Гидазепам Гидазепам  Пентобарбитал

2 мг/кг 2 мг/кг 20 мг/кг  50 мг/кг 10 мг/кг

По вертикали представлены доли (%) выборов рычагов, ассоциированные с инъекцией тренировочного препарата, ** - отличие от лоразепама (2 мг/кг) при P0,01 (точный метод Фишера для выборочных долей вариант)

       Табл.4 Специфичность интероцептивных эффектов лоразепама  (2 мг/кг)

Вещества

Доза, мг/кг

% крыс, выбирающих лоразепам

% крыс, выбирающих к. р-р

Частота оперантных реакций/мин

Лоразепам

2

100

0

8,2±2,1

Феназепам

2

100

0

19,0 ±4,4*

Гидазепам

20

50

67

67

0

0

3,7±1,1*

6,4±3,1

Пентобарб.

10

0

0

  2,7±1,3**

Примечание: *, ** отличие от тренировочного препарата при P0,05, 0,01 (парный критерий Стьюдента)

Замещение лоразепама на гидазепам (20, 50 мг/кг) в среднем по группе вызывало  поведение, адекватное применению тренировочного БД. Однако достижение или превышение 80%-ного уровня адекватных инъекциям феназепама реакций регистрировали у 67% тестируемых животных (Табл.4). Аналогично интероцептивным свойствам феназепама, дифференцировочные свойства лоразепама не воспроизводились при замене БД на пентобарбитал натрия (10 мг/кг), инъекция которого вызывала снижение частоты оперантных реакций по сравнению с тренировочными условиями (Табл.5).

2.3  Изучение специфичности интероцептивных эффектов гидазепама и диазепама

Специфичность интероцептивных эффектов гидазепама (10 мг/кг, в/б) и диазепама (5 мг/кг, в/б) была исследована при обучении крыс ЛкД в условиях оперантного режима  FR1.  При использовании при заместительном тестировании положительных модуляторов ГАМКА-рецепторов наблюдалась полная генерализация интероцептивных эффектов диазепама (5 мг/кг) (Рис. 5). При этом выбор в пользу рычагов, ассоциированных с введением диазепама,  осуществляли все тестируемые крысы с частотой оперантных реакций, сопоставимой с частотой нажатий на рычаги, регистрируемой при введении тренировочного БД (Табл. 5). Интероцептивные эффекты гидазепама полностью воспроизводились при использовании в заместительном тесте БД. Однако при использовании барбитурата, интероцептивные эффекты гидазепама воспроизводились лишь частично, что свидетельствует о более высокой специфичности эффектов гидазепама по сравнению с диазепамом.

Рис.5 Воспроизведение реакции альтернативного выбора у крыс, обученных  различать инъекции  гидазепама (10 мг/кг) - А или диазепама (5 мг/кг) Б от инъекций контрольного раствора, в оперантном режиме FR1.

А

  К. р-р  Гидазепам  Феназепам Диазепам  Фенобарбитал

  10 мг/кг 2 мг/кг  20 мг/кг  80 мг/кг

Б

К. р-р Диазепам  Феназепам Гидазепам Пентобарбитал

  5 мг/кг  2 мг/кг  10 мг/кг 10 мг/кг

По вертикали представлены доли (%) выборов рычагов, ассоциированные с инъекцией тренировочного препарата, ** - отличие от гидазепама (10 мг/кг) - А или от диазепама (5 мг/кг) – Б при P0,01 (точный метод Фишера).

Табл.5 Сравнение специфичности интероцептивных эффектов  гидазепама (10 мг/кг, в/б) и диазепама (5 мг/кг, в/б)  в условиях заместительного теста в оперантном режиме FR1.

Вещества

Доза, мг/кг

% крыс, выбирающих тренировочный БД

% крыс, выбирающих  к.  р-р

Частота оперантных реакций/мин

«гидазепам — контрольный раствор»

Гидазепам

10

83

0

7,4±1,5

Феназепам

2

80

0

1,7±0,7**

Диазепам

20

100

0

6,3±2,9

Фенобарб.

40

0

0

1,4±0,1**

«диазепам – контрольный раствор»

Диазепам

5

100

0

9,1±1,9

Феназепам

2

100

0

8,9±1,6

Гидазепам

10

100

0

12,5±2,3

Пентобарб.

10

100

0

14±2,7

Примечание: ** - отличие от тренировочного препарата при P0,05; 0,01 (парный  критерий Стьюдента)

2.1 Сравнительное изучение генерализационных профилей анксиолитиков в оперантном режиме FR10

       В условиях заместительного тестирования феназепам (0,5-2 мг/кг, в/б),  гидазепам (0,5-10 мг/кг, в/б), пентобарбитал натрия (0,5-15 мг/кг, в/б) и буспирон (1-5 мг/кг, в/б) вызывали дозозависимую полную  генерализацию интероцептивных свойств своих тренировочных  доз (Рис. 6). Полная генерализация интероцептивных эффектов феназепама (2 мг/кг) имела место лишь при использовании в тесте феназепама (2 мг/кг) и диазепама (30 мг/кг). Однако в последнем случае высокий уровень генерализации дифференцировочных свойств феназепама  регистрировали лишь у 40% тестируемых крыс, что позволяет рассматривать генерализацию ЛкД феназепама при замене его на диазепам лишь как частичную. В эффективной дозе  диазепам значимо снижал частоту оперантных реакций на 40 % по сравнению с частотой оперантных реакций, наблюдаемых  в тестовых сессиях при введении контрольного раствора.  Фенобарбитал вызывал дозозависимую частичную генерализацию стимульных эффектов феназепама, в то время как буспирон не обладал дозозависимым действием и вызывал у обученных  различать инъекции феназепама и контрольного раствора крыс реакции, адекватные состоянию нормы (Рис. 6А).

       Диазепам полностью воспроизводил стимульные свойства гидазепама, как и феназепам  (Рис. 6Б). Диазепам  (10 мг/кг) и феназепам (1 мг/кг) в условиях заместительного тестирования вызывали 100% уровень генерализации ЛкД гидазепама, не вызывая при этом значимого снижения частоты оперантных реакций. Значительное снижение частоты нажатий на рычаги регистрировали при увеличении дозы БД (диазепама до 20 мг/кг, феназепама - до 2 мг/кг). Фенобарбитал (40-80 мг/кг) вызывал интермедиальный уровень генерализации ЛкД  (35-55% адекватных инъекциям гидазепама реакций), снижая при этом частоту оперантных реакций. Вместе с тем, следует отметить в данном случае наличие положительной дозовой зависимости. Принципиально иные результаты получены при введении крысам, обученным условному рефлексу различения гидазепама и контрольного раствора,  буспирона.  Во-первых, при замене гидазепама на буспирон у животных регистрировали условные реакции, или адекватные применению контрольного раствора (выбор ассоциируемого с гидазепамом  в среднем не превышает 20%), или соответствующие интермедиальному уровню (30%).  Во-вторых, генерализационная кривая характеризуется полным отсутствием линейной зависимости от дозы. При этом частота оперантных реакций существенно снижалась по сравнению с частотой нажатий на рычаги в условиях нормы и при использовании в качестве тестируемых агентов позитивных модуляторов ГАМКА-рецепторов. Таким образом, результаты заместительного тестирования свидетельствуют о сходстве интероцептивных свойств гидазепама, феназепама и диазепама. Однако, эффекты, сопоставимые по уровню генерализации интероцептивных свойств гидазепама (10 мг/кг), диазепам и феназепам вызывали в разных дозовых диапазонах, различающихся в 10 раз.

       При инъекции крысам, обученным условнорефлекторному навыку различения пентобарбитала натрия и контрольного раствора (Рис. 6В), феназепам (0,5 - 2 мг/кг) или гидазепама(1-10 мг/кг) вызывали дозозависимую и полную генерализацию дифференцировочных свойств барбитурата, подтверждая полученные в условиях других методик ЛкД данные о способности БД препаратов замещать производные барбитуровой кислоты (Lelas, 2000).

       В условиях заместительного тестирования позитивные модуляторы ГАМКА-рецепторов у крыс, обученных дифференцировке буспирона (5 мг/кг), вызывали в лучшем случае интермедиальный уровень воспроизведения интероцептивных эффектов  производного пиримидинил-пиперазина  и не обнаруживали прямой линейной зависимости степени генерализации эффекта от тестируемой дозы (Рис. 6Г).

       Таким образом, экспериментальные результаты,  полученные при обучении крыс ЛкД в условиях оперантного режима FR10, свидетельствуют о наличии определенной степени качественного сходства интероцептивных эффектов изученных позитивных модуляторов ГАМКА-рецепторов и их принципиальном отличии от противотревожных веществ не БД структуры (буспирона).

Рис. 6 Генерализацонные профили интероцептивных эффектов феназепама (А) гидазепама (Б), пентобрабитала натрия (В) и буспирона (г)  у крыс, обученных  ЛкД в оперантном режиме FR10

А феназепам диазепам гидазепам  фенобарб. буспирон

0,5  1  2 5  10  20  30 1  5 10 50  40 80  100 2  5  10

Б  гидазепам диазепам  феназепам фенобарб. буспирон

  0,5  1  5 10  5  10  20 0,5  1  2 40 80  2  5 10

В пентобарбитал  феназепам гидазепам  фенобарб.  буспирон

  

0,5  1 5  10  15  0,5 1  2 1  2 10  10 20  40 1  2  5

Г буспирон  диазепам феназепам гидазепам пентобарб.

       

0,5 1  5 1  2 5  0,5  1  2 1  5 10  30  1  2  5 10

 

       По левой вертикали - % выборов рычагов, ассоциируемых с введением тренировочного препарата, где 100% - поведение при использовании в тестовых условиях тренировочного препарата в тренировочной дозе; #, ##  - достоверное отличие от тренировочного препарата в тренировочной дозе  при  P<0,05; P0,01 (точный метод Фишера). По правой вертикали - частота  оперантных реакций/мин, выраженная в % от частоты, регистрируемой в тестах при введении к. р-ра. По горизонтали представлены дозы тест- препаратов (мг/кг)

       3. Изучение механизмов интероцептивных эффектов положительных модуляторов ГАКМА-рецепторов        

       3.1 Роль различных компонентов ГАМКА-рецепторов в механизме реализации стимульных свойств  БД и барбитуратов

       При совместном применении флумазенила (5-15 мг/кг) с феназепамом или гидазепамом интероцептивные эффекты тренировочных БД  ингибировались дозозависимым образом, что  согласуется с данными литературы о способности инверсного агониста БД рецепторов нарушать стимульный контроль, индуцируемый БД, в том числе и лоразепамом (Ator, 1983; Lelas, 2000). В дозе 15 мг/кг флумазенил вызывал специфический "сдвиг" условнорефлекторного поведения крыс в сторону состояния нормы. Так, при совместном применении каждого из исследуемых БД с флумазенилом (15 мг/кг) крысы отказывались от выборов рычагов, соответствующих инъекции феназепама или гидазепама, и предпочитали рычаги, адекватные  введению контрольного раствора  (Рис. 7А, В; Табл. 6).

       Блокада активности ГАМКА-рецепторов при введении субсудорожной дозы бикукуллина нарушала воспроизведение интероцептивных эффектов феназепама (45,8±14,0%;  P<0,01; точный критерий Фишера). Большинство тестируемых крыс (80%) демонстрировали интермедиальные реакции, а 20% - выбирали рычаги, ассоциируемые с инъекциями контрольного раствора. В противоположность феназепаму, дифференцировочные стимульные свойства гидазепама не зависели от функционального состояния ГАМКА-рецепторов, поскольку селективный антагонист бикукуллин не изменял условнорефлекторной реакции  у 100% животных (Рис. 7А, В).

       Комплексное введение блокатора хлорного канала пикротоксина с феназепамом приводило к незначительному снижению доли реакций, адекватных БД (с 87,2±4,3% до 75,7± 10%; P>0,05; точный критерий Фишера). Одновременно отмечали незначительное уменьшение % крыс, предпочитавших в данной ситуации соответствующий феназепаму рычаг. При совместном применении гидазепама и пикротоксина регистрировали также незначительное  (P>0,05) снижение доли выборов ассоциируемых с БД рычагов. Вместе  с тем, наблюдали более существенное уменьшение доли крыс (на 23%), осуществляющих выборы в пользу гидазепама (Табл.5).

       Избирательный агонист ГАМКА-рецепторов мусцимол (1 мг/кг) в условиях заместительного тестирования индуцировал интермедиальный уровень воспроизведения интероцептивных свойств феназепама (Рис. 7Б).

Установлено, стимульные свойства феназепама (2 мг/кг) не воспроизводятся при замене его на прегнанолон (5, 10 мг/кг, в/б). Вместе с тем,  степень генерализации дифференцировочных свойств феназепама при замещении его на прегнанолон носит дозозависимый характер, как по количественным, так и по  качественным характеристикам ЛкД, что может свидетельствовать о способности нейростероидного компонента ГАМКА-рецептора оказывать модулирующее действие на БД рецепторы, активность которых преимущественно  лежит в основе интероцептивных эффектов БД анксиолитков (Рис. 7Б; Табл.5).

Агонист ГАМК вальпроат Ca, повышающий уровень эндогенной ГАМК в головном мозге, в условиях заместительного тестирования демонстрировал низкий "заместительный потенциал" в отношении феназепама: крысы  выбирали рычаги, соотнесенные с применением тренировочного БД, всего лишь в 25,6±8,0% всех случаев. Большая часть тестированных крыс  выбирали рычаги, ассоциируемые с состоянием нормы. При введении вальпроата у крыс, дифференцирующих гидазепам и контрольный раствор, также не наблюдали генерализации интероцептивных эффектов тренировочного БД. Однако в этом случае отмечался интермедиальный уровень генерализации интероцептивных эффектов препарата (60,7 ± 5,2%; P<0,05; точный критерий Фишера), что было характерно для всех испытуемых  животных (Табл.5).

В противоположность БД препаратам, селективное воздействие на БД рецепторы ГАМКА-рецепторного комплекса не оказывало существенного влияния на воспроизведение интероцептивных эффектов пентобарбитала натрия, что согласуется  с данными литературы (Ator, 1983).  Совместное введение пентобарбитала  и бикукуллина  не вызывало у крыс нарушения оперантного рефлекса, сформированного при хроническом использовании барбитурата. Животные, как и в тестовых условиях на фоне одного пентобарбитала, в большинстве случаев выбирали рычаги, ассоциируемые с введением препарата, а не физиологического раствора (Рис. 7Г).  Однако следует отметить снижение доли крыс, выбирающих адекватные барбитурату рычаги, до 60% (Табл. 5).  Более существенное изменение уровня воспроизведения интероцептивных эффектов  пентобарбитала наблюдали  при совместном применении  барбитурата и пикротоксина (Рис. 7Г; Табл.5). При замене  барбитурата на мусцимол (1 мг/кг)  у 80%  животных регистрировали поведение, адекватное  инъекциям физиологического раствора, а доля выборов рычагов, соответствующих инъекциям препарата составляла в среднем по группе всего лишь 10,5±7,0% (P<0,01; точный  критерий Фишера) (Рис.7Г, Табл.5).

Рис. 7 Влияние функциональной активности ГАМКА-рецепторов на воспроизведение интероцептивных эффектов  феназепама (А, Б), гидазепама (В) и пентобарбитала натрия (Г) у крыс, обученных различать инъекции препаратов от  контрольного раствора в оперантном режиме FR10

А

  К. р-р  Феназепам +Флумазенил  +Пикротоксин

  2 мг/кг  +Флумазенил 15 мг/кг +Бикукуллин 2 мг/кг

5 мг/кг 1 мг/кг

 

Б

  К. р-р  Феназеп.  Мусцимол Прегнан.  Прегнан.

  2 мг/кг 1 мг/кг 5 мг/кг 10 мг/кг 

В

  К. р-р  Гидазепам  +Флумазенил +Бикукул. +Пикротокс.

10 мг/кг 5 мг/кг  +Флумазенил 1 мг/кг 2 мг/кг

  15 мг/кг

Г

К.р-р  Пентбарб. +Флумаз.  +Бикукул.  +Пикротокс.  Мусцимол

10 мг/кг  15 мг/кг 1 мг/кг  2 мг/кг 1 мг/кг 

По вертикали представлены доли (%) выборов рычагов, ассоциированные с инъекциями тренировочных препаратов;  *, ** - отличия от тренировочного препарата при P0,05; P0,01 (точный метод Фишера).

       Табл.6 Зависимость реакции альтернативного выбора рычагов, адекватных инъекциям позитивных модуляторов  ГАМКА-рецепторов, от функциональной активности различных модуляторных сайтов ГАМКА-рецепторов у  крыс условиях оперантного режима FR10

Вещества

Доза, мг/кг

% крыс, выбирающих тренировочный препарат

% крыс, выбирающих к. р-р

Частота оперантных реакций/мин

Дифференцировка «феназепам – контрольный раствор»

К. р-р

-

0

100

-

Феназепам

2

100

0

9,5±1,1

+Флумазенил

5

15

80

0

0

100

-

3,6±0,7

+Бикукуллин

1

20

0

3,8±1,1

+Пикротокс.

2

67

0

4,2±0,9

Вальпр. Са

200

0

86

7,3±0,8

Мусцимол

1

0

20

2,0±0,5#

Прегнанолон

5

10

0

20

80

20

2,1±1,6#

7,4±3,1

Дифференцировка «гидазепам – контрольный раствор»

К. р-р

-

0

100

8,3±1,7

Гидазепам

10

100

0

7,4±1,5

+Флумазенил

5

15

80

0

0

67

-

2,9±0,8#

+Бикукуллин

1

100

0

10,0±1,7

+Пикротокс.

2

67

0

5,4±2,6

Вальпроат Са

200

0

0

7,4±0,8

Дифференцировка «пентобарбитал натрия  - контрольный раствор»

К. р-р

-

0

100

7,3±0,5

Пентобарб.

10

80

0

6,4±0,3

+Флумазенил

15

80

0

6,8±0,9

+Бикукуллин

1

60

0

7,3±1,7

+Пикротокс.

2

20

0

1,8±0,3#

Мусцимол

1

20

80

1,9±0,5#

Примечание: # - Отличие от тренировочного препарата  при  P0,05 (парный критерий Стьюдента).

       3.2 Сравнительное изучение механизмов интероцептивных эффектов феназепама и лоразепама

       Известно, что интероцептивные эффекты лоразепама, как и других изученных БД препаратов,  полностью и  дозозависимым образом ингибируются при их совместном применении с инверсными агонистами БД рецепторов (в частности, флумазенилом).  Вместе с тем, роль других модуляторных участков ГАМКА-рецепторов в реализации интероцептивных эффектов лоразепама остается не изученной. В связи с этим был проведен сравнительный анализ воспроизведения интероцептивных эффектов лоразепама (2 мг/кг, в/б) у крыс, обученных различать инъекции феназепама (2мг/кг, в/б) от контрольного раствора или инъекции лоразепама (2 мг/кг, в/б) от контрольного раствора, при совместном введении лоразепама с бикукуллином (1 мг/кг) или пикротоксином (2 мг/кг). Дополнительной задачей  данного пункта работы явилось продолжение сравнительного анализа экспериментальных результатов, полученных при формировании ЛкД в двух режимах оперантого обучения - FR1  и FR10.

       Установлено, что при комплексном введении лоразепама и бикукуллина крысам, обученным различать инъекции феназепама (2 мг/кг) и контрольного раствора в условиях оперантных режимов FR1 и FR10,  интероцептивные  эффекты тренировочного БД воспроизводились лишь частично, что свидетельствует о зависимости заместительной способности лоразепама  от состояния ГАМКА-рецептора (Табл. 7). Эти результаты согласуются с тем, что бикукуллин нарушает успешно сформированный  навык различения инъекций лоразепама и контрольного раствора, что непосредственно свидетельствует о зависимости интероцептивных эффектов лоразепама от функциональной активности ГАМКА-рецепторов (Табл. 7).

       Совместное применение лоразепама (2 мг/кг) и пикротоксина (2 мг/кг) не оказывало  значимого влияния на способность лоразепама вызывать генерализацию ЛкД феназепама, что согласуется с данными о независимости стимульных эффектов феназепама от состояния пикротоксинового сайта ГАМКА-рецепторов (Табл. 7).

Таким образом, полученные данные свидетельствует о сходстве ГАМКА-рецепторного звена в механизме интероцептивных эффектов лоразепама и феназепама, что отличает эти препараты от других БД и согласуется с высокой специфичностью их стимульных свойств, выделяющей феназепам и лоразепама  среди веществ БД структуры.

Табл.7 Влияние бикукуллина и пикротоксина на интероцептивные стимульные  эффекты феназепама (2 мг/кг) и лоразепама (2 мг/кг) у крыс, обученных ЛкД в оперантных  режимах FR1 и FR10

Вещества

Доза, мг/кг

%  реакций,  адекватных тренировоч-ному БД

%  крыс, выбирающих  тренировоч-ный препарат

%  крыс, выбираю-щих  к. р-р

Частота оперантных реакций/мин

Дифференцировка "феназепам-контрольный раствор", оперантное поведение  FR1


Феназепам

2

81,8 ± 1,3

89

0

5,0±1,0


Феназепам +

Бикукуллин

2

1

50,7 ± 7,3**

0

0

2,3±0,5#


Лоразепам+

Пикротокс.

2

2

85,7 ± 9,4

75

0

5,4±2,2


Дифференцировка "феназепам-контрольный раствор", оперантное поведение  FR10


Феназепам

2

87,0 ± 3,2

100

0

10,3 ± 1,8


Лоразепам

2

86,0 ± 5,0

80

0

6,4 ± 1,4


Лоразепам+

Бикукуллин

2

1

65,5 ± 4,3*

14

0

7,0 ± 2,7


Лоразепам+

Пикротокс.

2

2

87,3 ± 5,9

40

0

6,2 ± 2,5


Дифференцировка "лоразепам-контрольный раствор", оперантное поведение  FR10


Лоразепам

2

82,8 ± 0,5

100

0

8,2 ± 1,3


Лоразепам+

Бикукуллин

2

1

19,8 ± 9,8**

25

0

4,2 ± 1,6#

Примечание:*, **- отличие от инъекций феназепама (2 мг/кг, в/б) при P0,01; P0,05 (точный метод Фишера). # - Отличие от инъекций феназепама (2 мг/кг, в/б) при P0,01 (парный критерий Стьюдента).        

3.3  Изучение роли дофаминовой системы  и активности кальциевых каналов в реализации интероцептивных эффектов диазепама

Указания на взаимодействие между системой  Ca-каналов L-типа и ГАМК и дофаминовую регуляцию ГАМКА-ергической  системы  (Garibova, 1998; De Vry, 1999; Negus, 2000; Gatch, 2003;; Romieu, 2006; Aburawis, 2007) обусловили изучение роли дофаминовой системы и активности Ca-каналов в реализации интероцептивных эффектов диазепама при выработке у крыс навыка различения двух доз препарата (5 мг/кг и 0, 5 мг/кг) в условиях оперантного режима FR10. В качестве тест-препаратов использовали  блокатор Ca-кальциевых каналов флунаризин (5 мг/кг), нейролептики карбидин (5 мг/кг, в/б), обладающий свойствами антагониста дофаминовых D3- рецепторов (Кудрин, 1999), и галоперидол (0,1 мг/кг), а также комбинации диазепама (1-5 мг/кг)  и карбидина (20 мг/кг), диазепама (5 мг/кг) и галоперидола (0,1 мг/кг).

       В данных экспериментальных условиях  стимульный контроль диазепама носил дозозависимый характер.  Замена диазепама на физиологический раствор вызывала у крыс генерализацию рефлекса, адекватного введению диазепама  в дозе 0,5 мг/кг (Рис. 8, Табл. 8). 

       Совместное введение карбидина (1 мг/кг) с диазепамом (0,5 мг/кг или 5 мг/кг) не изменяло генерализационный профиль БД. Увеличение дозы карбидина до 5 мг/кг при совместном применении с малой дозой диазепама вызывало значимое увеличение % выборов рычагов, адекватных инъекции большей дозы БД, что свидетельствует о потенциации интероцептивных эффектов малой дозы диазепама. Вместе с тем, применение карбидина (5 мг/кг) вместо  диазепама вызывало у животных условную реакцию, соответствующую инъекции диазепама (0,5 мг/кг). Следует отметить, что в условиях заместительного тестирования и при совместном с диазепамом применении карбидин (1,5 мг/кг) оказывал депримирующее в отношении частоты оперантных реакций действие (Табл. 8). Независимо от дозы, карбидин при комплексном применении с диазепамом (5 мг/кг) уменьшал долю крыс, выбирающих ассоциируемый с диазепамом (5 мг/кг) рычаг. При использовании с диазепамом (0,5 мг/кг) карбидин в дозе 5 мг/кг приводил к увеличению % крыс, выбирающих диазепам в большей дозе (Табл. 8).

       Совместное применение галоперидола и диазепама (5 мг/кг)  у крыс, обученных различать две дозы диазепама, вызывало условную реакцию, адекватную инъекции большей дозе тренировочного БД (Рис. 9). Вместе с тем, отмечалось существенное снижение частоты оперантных реакций тестируемых животных и уменьшение доли крыс, выбирающих ассоциируемый с большей дозой диазепама рычаг (Табл. 8). Таким образом, по-видимому, следует сделать вывод об отсутствии модулирующих влияний на интероцептивные эффекты диазепама со стороны активности дофаминовых рецепторов типа D1/D2  и наличии определенной степени зависимости механизмов его  интероцептивных свойств от функциональной активности дофаминовых  D3  рецепторов.

       Интероцептивные свойства диазепама (5 мг/кг) ослаблялись при совместном применении с кальциевым блокатором флунаризином (5 мг/кг)  (Рис.9).  Вместе с тем, частота оперантных реакций при совместном применении диазепама и флунаризина  не изменялась (Табл. 8). Полученные результаты свидетельствуют, что блокада кальциевых каналов оказывает существенное ингибирующее влияние на интероцептивные эффекты  БД препаратов и носит специфический характер именно в отношении интероцептивных свойств, поскольку не оказывает влияния на частоту оперантных реакций.

       3.4  Изучение влияния афобазола на генерализационный профиль интероцептивных  эффектов диазепама

       На основе гипотезы о новой мишени фармакологического воздействия, направленного на коррекцию мембранных изменений, развивающихся при стресс-реакции, был создан селективный анксиолитик афобазол.  В опытах "ин витро" препарат проявляет антирадикальные свойства, в условиях  "екс виво"  - предотвращает падение БД  рецепции в нейрональных мембранах, полученных от животных с выраженной реакцией страха и нарушение эндогенной регуляции связывания лиганда БД рецептора ионами Cl и ГАМК (Середенин, 2006). Цель настоящего раздела работы состояла в сравнительном изучении интероцептивных свойств афобазола и диазепама.

       При заместительном тестировании афобазол (1; 20 мг/кг) у половины  крыс вызывал  выбор рычага, соотнесенного с инъекциями диазепама в дозе 0,5 мг/кг, но не с диазепамом в дозе 5 мг/кг. Вместе с тем, при замене диазепама на афобазол (1; 20 мг/кг) частота  оперантных реакций животных значимо  уменьшалась в 2-6 раз по сравнению с инъекциями диазепама (0,5; 5 мг/кг). Полученные  результаты свидетельствуют, что афобазол (20 мг/кг)  лишь частично воспроизводит дифференцировочные свойства низких доз диазепама (0,5 мг/кг) и не замещает диазепам в дозе 5 мг/кг, что в целом характеризует афобазол как препарат не способный к  генерализации ЛкД  диазепама. При совместном применении афобазол (20 мг/кг) не изменяет генерализационный профиль диазепама, что свидетельствует об отсутствие общих звеньев в механизме психотропных эффектов этих веществ  ин виво, что согласуется с ранее сделанным выводом об отсутствии у афобазола интероцептивных эффектов.        

Рис.8 Влияние карбидина и афобазола на генерализационный профиль  диазепама у крыс, обученных лекарственной дифференцировке "диазепам 0,5 мг/кг - диазепам 5 мг/кг" в оперантном режиме  FR10

Диазепам  0  0,5 1  2,5  5 0 1 2,5 5 0 0,5 5

(мг/кг)

+Афобазол  20 20  20  20 

(мг/кг) 

+Карбидин  5 5 5

(мг/кг)    1 1

       

       По вертикали представлен % выборов рычага, адекватный инъекциям диазепама (5 мг/кг, в/б). * - Достоверное отличие от диазепама (0,5 мг/кг) (точный метод Фишера).

       Рис.9  Влияние галоперидола и флунаризина  на воспроизведение реакции альтернативного выбора рычагов у крыс, дифференцирующих инъекции диазепама в дозах 0,5  и 5 мг/кг  у крыс

  

  Диазепам  Диазепам  К. р-р +Галоперидол  +Флунаризин

0,5 мг/кг  5 мг/кг 0,1 мг/кг 5 мг/кг

       

       По  вертикали представлена доля выборов рычага, ассоциируемого с введением диазепама (5 мг/кг, в/б). *, ** - Достоверное отличие от диазепама (5 мг/кг) при P<0,05;0,01 (точный метод Фишера). - Совместное применение с диазепамом (5 мг/кг).

       Таблица 8. Влияние афобазола, карбидина, галоперидола и флунаризина на  лекарственную дифференцировку "диазепам (5 мг/кг) - диазепам (0,5 мг/кг) " у крыс  в режиме FR10

Вещество

Доза,

мг/кг

% крыс, выбирающих диазепам (5 мг/кг)

  % крыс, выбирающих диазепам  (0,5 мг/кг)

Частота оперантных реаций/мин

Диазепам

5

2,5

1

0,5

0

100

  50

  8

  0

  0

0

0

38

91

82

12,3±1,1

17,0 ±3,5

15,6±2,4

9,6±1,3

7,7±2,3

Афобазол

1

20

  0

  0

46

57

  2,1±0,5**

  4,0±1,1**

Диазепам+

Афобазол

5

20

  100

0

10,5±2,7

Диазепам+

Афобазол

2,5

  20

43

0

14,0±0,9

Диазепам+

Афобазол

1

20

0

30

9,9±3,4

Карбидин

5

0

67

6,1±1,3**

Диазепам+

Карбидин

5

1

67

0

4,7±3,3**

Диазепам+

Карбидин

5

5

55

9

3,0±1,3**

Диазепам+

Карбидин

0,5

1

0

88

3,5 ± 0,3**

Диазепам+

Карбидин

0,5

5

27

9

6,6±2,0*

Диазепам+

Галоперид.

5

0,1

30

0

2,4±1,1**

Диазепам+

Флунариз.

5

5

43

14

8,4±2,7

       Примечание: *,** - отличие от диазепама (5 мг/кг) при P<0,05;P<0,01 (парный критерий Стьюдента).  

        

4. Интероцептивные эффекты атипичных нейролептиков

  Исследование дифференцировочных стимульных свойств антипсихотических препаратов,  прежде всего, адресовано  вопросу о принципиальной возможности использования метода ЛкД для изучения  механизмов действия  этих веществ "ин виво". В настоящей работе исследование интероцептивных стимульных свойств осуществлялось у нового нейролептика дилепта  и препарата сравнения сульпирида в условиях методики лекарственной дифференцировки при использовании оперантных режимов  FR1 и  FR10.

Новый отечественный пептидный нейролептик дилепт (2-6 мг/кг) не проявляет интероцептивных эффектов после продолжительного обучения ЛкД.  Вместе с тем,  дилепт в изученных дозах не обладает и седативным действием, чем отличается от сульпирида, выбранного в качестве препарата сравнения. Сульпирид (25-60 мг/кг), в свою очередь,  характеризуется средней дифференцируемостью в режимах FR1 и  FR10.

Установлено, что интероцептивные эффекты сульпирида (40 /кг) носят дозозависимый характер и максимально выражены  в дозах 40-80 мг/кг, в которых регистрируют снижение частоты оперантных реакций (Рис. 10). При использовании в условиях заместительного тестирования дилепта (6 мг/кг, в/б) наблюдали поведение, адекватное инъекциям физиологического раствора. Комбинация сульпирида (60 мг/кг, в/б) и психостмулятора d-амфетамина (0,1 мг/кг, в/б) не оказывала влияния на интероцептивные эффекты нейролептика.

Рис.10 Генерализационный профиль сульпирида (40 мг/кг, в/б) при формировании ЛкД в условиях оперантного режима FR10

По левой вертикали представлены % выборов рычага, ассоциированного с инъекцией сульпирида (40 мг/кг,  ); по правой вертикали представлена частота оперантных реакций/ мин ( ).

 

Рис.11  Воспроизведение интероцептивных эффектов сульпирида (40 мг/кг, в/б) при замещении его на дилепт и совместном применении с d-амфетамином

Сульпирид К.р-р Дилепт  Сульпирид  Сульпирид 60 мг/кг

40 мг/кг 6 мг/кг 60 мг/кг  +d-афетамин 0,1 мг/кг

  По левой вертикали - % выборов рычага, адекватного инъекциям  сульпирида (40 мг/кг), по правой вертикали -  частота оперантных реакций/мин, выраженная в % по отношению к частоте оперантных реакций при инъекции к. р-ра. ** - отличие от сульпирида (40 мг/кг) при P<0,01 (точный метод Фишера); #- отличие  от сульпирида (40мг/кг) при  P<0,05 (парный критерий Стьюдента).

       

       5.  Изучение соотношения интероцептивных дифференцировочных свойств  и других  психотропных эффектов веществ.

       Сопоставимый по степени выраженности  "стимульный контроль" могут вызывать вещества, обладающие разной направленностью эффектов.  Так,  одинаково  высокая дифференцируемость БД препаратов сочетается с выраженным депримирующим действием на ОИР крыс при введении феназепама, лоразепама и диазепама и с отсутствием такового при инъекции  гидазепама. Буспирон (5 мг/кг) не оказывает влияния на  ОИР животных  в "открытом поле", а в дозе, вызывающей подавление поведенческой активности животных, ухудшает и способность к оперантному обучению. Пентобарбитал (10 мг/кг) вызывает высокий "стимульный контроль", стимулируя ОИР крыс в открытом поле".  Вместе с тем, в условиях конфликтной ситуации БД, барбитурат и буспирон достоверно увеличивали количество наказуемых взятий воды. Однако если в ряду позитивных модуляторов ГАМКА-рецепторов анксиолитический эффект характеризовался десятикратным превышением контрольных показателей, то при использовании буспирона регистрировали увеличение наказуемых реакций всего в 2 раза по сравнению с контрольным раствором. Известно, что этанол является высоко  дифференцируемым фармакологическим агентом (Jackson, 2003). В то же время известно, что в зависимости от временного интервала между введением и тестированием животных этанол вызывает стимулирующее (в течение 10 мин после инъекции) или депримирующее влияние (через 20-30 мин после применения) на поведение крыс. Кроме этого, животных можно научить различать ранние и поздние интероцептивные эффекты этанола в условиях оперантной методики ЛкД (Krimmer, 1992). Таким образом, можно было бы сделать заключение, что в ряду позитивных модуляторов ГАМКА-рецепторов (БД и барбитуратов), а возможно и ГАМК-позитивных нейростероидов, именно выраженность анксиолитического компонента будет коррелировать с выраженностью интероцептивных эффектов. И изменяя в результате фармакологических воздействий дифференцируемость тренировочного препарата, можно говорить о вмешательстве в механизмы именно анксиолитических свойств конкретного вещества. 

       Полученные в настоящем исследовании экспериментальные результаты также могут свидетельствовать о том, что дифференцируемым компонентом может служить и определенный уровень анксиогенеза, что было продемонстрировано при выработке ЛкД коразола (Табл. 9). 

Менее выраженный (по сравнению с БД и пентобарбиталом) анксиолитический эффект буспирона (5 мг/кг)  сочетается с дифференцируемостью, приближающейся к таковой  позитивных ГАМКА-модуляторов. Известно, что  буспирон обладает сложным спектром психотропной активности, сочетающим нейролептические, антидепрессантные и противотревожные свойства (Blier, 1998). Учитывая данные о слабой, в лучшем случае,  средней  дифференцируемости веществ с нейролептической активностью, следует предположить, что, скорее всего высокий  "стимульный контроль" буспирона (5 мг/кг) может обусловливаться его антидепрессантными свойствами, что согласуется с экспериментальными данными.

Следует отметить, что  отсутствие интероцептивных эффектов или средняя дифференцируемость препаратов с  ноотропной активностью сочетается с меньшей выраженностью у них (по сравнению с классическими БД) анксиолитических свойств отсутствием влияния на ОИР и двигательные реакции интактных животных (Табл. 9).  В  основе способности психотропных веществ вызывать ЛкД и диссоциированное обучение лежат так называемые "субъективные эффекты" (''subject effects''). Чем  глубже степень выраженности субъективных эффектов, тем выше дифференцируемость веществ. Данная точка зрения в настоящее время получает  подтверждение  в клинических исследованиях (Kelly, 2003).  Таким образом, следует сделать вывод о том, что отсутствие  интероцептивных эффектов у препаратов с ноотропным и/или нейропротекторными свойствами у большей части обучаемых ЛкД особей объясняется тем, что эти вещества не вызывают у интактных животных измененного "субъективного" состояния. Для выявления потенциально существующих дифференцировочных  стимульных свойств ноотропных препаратов следует разрабатывать методы, в условиях которых животные обучались бы отличать эффекты этих веществ не от состояния нормы, а от какого-либо умеренного патологического состояния, которое, однако, не должно  препятствовать процессам ассоциативного обучения.

               

Табл.9 Соотношение выраженности интероцептивных эффектов веществ и их специфической психотропной активности

               Заключение                

       Проведенный анализ особенностей динамики текущего процесса выработки  и воспроизведения  условнорефлекторного навыка различения веществ позволяет выделить следующие критерии, на основе которых возможна классификация веществ по их степени дифференцируемости в условиях оперантной модели поведения у крыс:

       1) период достижения первого критерия обучения (на фоне каждого из дифференцируемых состояний) составляет не более 7-ми сеансов обучения, уровень точности выполнения реакции альтернативного выбора 80 и более %, период, необходимый для демонстрации стабильного выполнения рефлекса - не более 26-30 дней, средний по группе уровень воспроизведения ЛкД - 80 и более %, что должно быть характерно для 80-100% тестируемых животных;

       2) период, необходимый для достижения первого критерия обученности, от 1 до 30 дней, уровень точности выполнения ЛкД в течение сеанса обучения может составлять 75-90%, период, необходимый для демонстрации стабильного выполнения рефлекса - от 14 дней (возможно  только при обучении в простом оперантном режиме) до нескольких месяцев,  средний по группе уровень воспроизведения ЛкД  - 50-80%, доля тестируемых животных, способных к воспроизведению ЛкД - 8-80%;

       3)  первое достижение критерия обученности возможно в любой период обучения, но вместе с тем носит эпизодический характер,  уровень точности выполнения ЛкД в течение сеанса обучения  составляет 40-60%, период, необходимый для демонстрации стабильного выполнения рефлекса - от 50 дней или не определяется в течение всего периода тренировок, средний по группе уровень воспроизведения ЛкД  - 40-60%, доля тестируемых животных, способных к воспроизведению ЛкД - 0%.

Рис.12 Расширенная  классификация  психотропных веществ по степени их дифференцируемости.

       На Рис.12  представлено распределение изученных веществ в соответствии с вышеприведенной классификацией и сравнение этого распределения с единственной существующей в настоящее время классификацией Овертона (1982), разработанной им по результатам тестирования веществ в условиях формирования ЛкД у крыс в Т-образном лабиринте при электроболевом наказании. Можно отметить, что по ряду позиций эти две классификации совпадают. В частности, в соответствии с обеими классификациями в группу высоко дифференцируемых веществ помещены БД,  анестетики (пентобарбитал натрия),  в группу средне дифференцируемых веществ помещены агонисты опиатных рецепторов (в нашем случае - дерморфин) и судорожный агент (коразол). Однако имеют место и расхождения. В первую очередь, это касается нейролептиков, помещенных Овертоном в группу слабо дифференцируемых препаратов. В нашем исследовании, использование атипичного  нейролептика сульпирида сопровождалось формированием высокого "стимульного контроля" у 8 % обучаемых крыс, что явилось основанием для того, чтобы отнести препарат к группе средне дифференцируемых веществ. А новый пептидный нейролептик дилепт оказался абсолютно не эффективным при выработке у крыс способности отличать его от инъекций контрольного раствора. В группу недифференцируемых препаратов также был отнесен новый селективный анксиолитик афобазол.

       Таким образом, эмпирически установленные критерии для классификации психотропных веществ по степени их дифференцируемости в условиях оперантной модели поведения у крыс на основе питьевой мотивации в значительной степени совпадают с таковыми, установленными при формировании ЛкД в Т-образном лабиринте при отрицательном подкреплении, главным образом в части фармакологических агентов, вызывающих сильный "стимульный контроль".

       Способность среднедифференцируемых веществ проявлять интероцептивные эффекты, характеризуемые как высокий "стимульный контроль" у отдельных  особей, в значительной степени  сочетается со способностью этих веществ облегчать процесс условнорефлекторного обучения у этих животных. Наиболее ярко данная закономерность прослеживается при использовании в качестве стимулов препаратов, составивших группу высоко дифференцируемых веществ.

       Принципиальное сходство динамики формирования ЛкД "феназепам-норма" и "лоразепам-норма" в разных режимах оперантного поведения, их генерализационных профилей и данные перекрестного заместительного тестирования позволяют предположить высокую степень сходства  интероцептивных эффектов феназепама и лоразепама. Общим свойством интероцептивных эффектов  феназепама и лоразепама является высокая специфичность в ряду позитивных модуляторов ГАМКА-рецептора, что согласуется с данными о неспособности барбитуратов и ГАМКА-позитивных нейростероидов вызывать генерализацию итероцептивных эффектов лоразепама (Ator, 2000). Гидазепам частично и феназепам полностью воспроизводят стимульные свойства лоразепама, в то время как стимульные свойства феназепама воспроизводятся только лоразепамом. Это свидетельствует о большей специфичности стимульных свойств феназепама, по сравнению с таковыми у  лоразепама. Дифференцировочные свойства  этих веществ в значительной степени зависят от  функциональной активности собственно ГАМКА-рецепторов, что отличает их от других БД (диазепама,  гидазепама, мидазолама),  и полностью ингибируются при снижении функциональной активности БД модулирующего участка ГАМКА-рецепторов, что объединяет их с другими БД препаратами, в частности с гидазепамом.  Вместе с тем, непосредственная активация ГАМКА-рецепторов не является достаточным условием генерализации интероцептивных эффектов феназепама, что согласуется с установленными в отношении других лигандов БД рецепторов данными (Rowlett, 1999). Несмотря на определенную степень  качественного сходства интероцептивных эффектов  БД и барбитуратов (Lelas, 2000), механизмы их  интероцептивных эффектов различаются. Воспроизведение ЛкД БД в меньшей степени зависит от пикротоксинового сайта  ГАМКА-рецептора, а эффекты барбитуратов более значимо ослабляются при инъекциях пикротоксина и не изменяются при снижении активности БД участка.

       Определенное значение в механизме интероцептивных эффектов БД модуляторов ГАМКА-рецепторов имеет активность Са-каналов, блокада которых специфически ослабляла ЛкД диазепама, и дофаминовых рецепторов D3, блокада которых потенцировала интероцептивные свойства малых доз диазепама. Эти результаты в совокупности с данными о способности позитивной ГАМКА-модуляции оказывать контролирующее влияние в отношении интероцептивных эффектов психостимуляторов, агонистов дофаминовой системы,  и участии  системы Са-каналов в реализации стимульных эффектов ГАМКА-позитивных модуляторов могут свидетельствовать о реципрокных функциональных взаимодействиях между этими системами в генезе субъективных эффектов БД, психостимуляторов и алкоголя. Отчасти эти межмедиаторные взаимодействия могут объяснять эффективность БД препаратов при заместительной терапии симптомов лекарственной зависимости  к психостимуляторам, а блокаторов Са каналов - при алкогольной абстиненции в эксперименте.

       Интероцептивные стимульные эффекты нейролептиков остаются мало изученными.  В  данном исследовании,  только по 8%  крыс из каждой группы  успешно обучались ЛкД сульпирида. Источники литературы, посвященные  дифференцировочным свойствам антипсихотиков-антагонистов дофамина, также свидетельствует о том, что лишь у небольшой доли обучаемых животных при использовании этих веществ возможно формирование ЛкД в соответствии со стандартными критериями воспроизведения  ЛкД (Sanger, 1999). В настоящем исследовании было показано, что на крысах, способных к усвоению ЛкД сульпирида,  возможен  адекватный анализ  механизмов дифференцировочных свойств нейролептиков и сравнительное изучение их интероцептивных эффектов. Данные об успешной выработке ЛкД сульпирида при использовании нейролептика в дозах, в которых отмечается развитие седативного действия, также согласуется с данными литературы в отношении препарата тиаприда и родственных ему соединений (Cohen, 1997).  Известно, что нейролептики вызывают затруднение выработки условных рефлексов, в частности оперантного поведения  при формировании ЛкД  в тех дозах, в которых могут и не проявлять седативного действия (Coehen, 1997). Одним из объяснений подобного влияния на условнорефлекторный процесс может являться предположение о том, что нейролептики влияют на мотивационную компоненту условнорефлекторного процесса, "блокируя контроль условных реакций со стороны подкрепления" (Colpaert, 2007).

Как правило, вещества с высоким риском развития лекарственной зависимости, обладающие положительными подкрепляющими свойствами (барбитураты, опиаты), являются наиболее эффективными при формировании ЛкД (Ator, 2000; Carey, 2001). При длительном применении БД анксиолитиков, развитие лекарственной зависимости также сочетается с их высокой дифференцируемостью (Kelly, 2003; Lelas, 2001, 2003). Однако более жесткой является закономерность, в соответствии с которой низкая дифференцируемость вещества является прогностическим признаком отсутствия наркогенного потенциала или небольшой (минимальной) вероятности развития лекарственной зависимости. Результаты настоящего исследования  позволяют прогнозировать отсутствие  развития лекарственной зависимости при длительном применении селективного анксиолитика афобазола и  атипичного нейролептика дилепта. Средняя дифференцируемость мексидола, дерморфина и ЦПГ не позволяет исключить вероятность развития лекарственной зависимости у этих препаратов. Однако развитие таковой следует ожидать  лишь у отдельных пациентов.

       Рис.13 Рекомендуемая схема экспериментального анализа интероцептивных эффектов нового вещества в условиях оперантной модели поведения у крыс.

Установленные в данном исследовании особенности формирования и воспроизведения ЛкД в условиях оперантной модели поведения у крыс позволяет определить некоторые общие подходы при  изучении интероцептивных эффектов  препаратов из разных фармакологических классов (Рис. 13). Независимость интероцептивных эффектов позитивных модуляторов  ГАМКА-рецепторов от режима оперантной модели позволяет рассматривать оперантный режим непрерывного подкрепления FR1 в качестве стандартного метода экспериментального анализа интероцептивных эффектов веществ  предположительно родственных выше названным препаратам  по химической структуре или механизму действия. Вместе с тем, при изучении стимульных свойств новых психотропных препаратов со сложным спектром поведенческих эффектов, сочетающих анксиолитические свойства с ноотропным и/или нейропротективным действием, предпочтение следует отдавать оперантному режиму FR10, поскольку динамика  текущего процесса формирования ЛкД  веществ этого типа не совпадает с динамикой воспроизведения ЛкД. 

Самый простой режим оперантного обучения целесообразно использовать в качестве базового рефлекса при изучении интероцептивных эффектов веществ, способных вызывать полную генерализацию дифференцировочных эффектов полных или частичных агонистов ГАМКА-рецепторов или производных пиримидинил-пиперазина.         Сравнительный анализ динамики формирования ЛкД и ее воспроизведения в разных режимах оперантного обучения позволяет дифференцировать наличие «стимульного контроля» и потенциально возможных влияний вещества на процессы инструментального обучения,  не имеющих в своей основе связи с интероцептивными эффектами. 

                                               ВЫВОДЫ

1. Определены параметры, по которым психотропные препараты   подразделяются на высоко-, средне - и недифференцируемые:  период достижения первого критерия обученности; точность выполнения оперантного рефлекса альтернативного выбора; длительность обучения;  точность воспроизведения лекарственной дифференцировки (ЛкД);  % животных, способных к  воспроизведению ЛкД;  степень зависимости динамики формирования ЛкД от режима  оперантного обучения. Показано, что высокодифференцируемые препараты характеризуются отсутствием зависимости процессов формирования и воспроизведения ЛкД от режима оперантного обучения. Среднедифференцируемые  препараты характеризуются наличием хотя бы  одного из следующих свойств: снижением уровня воспроизведения ЛкД, увеличением  периода обучения при усложнении режима и воспроизведением ЛкД лишь у отдельных особей.

2. Интероцептивные свойства феназепама имеют большую специфичность по сравнению с таковыми у лоразепама.  ГАМКА-позитивные нейростероиды и барбитураты не вызывают генерализации  стимульных эффектов феназепама и лоразепама, что принципиально отличает эти препараты от других бензодиазепинов (БД), в частности диазепама.  Гидазепам  не вызывает генерализации  интероцептивных эффектов феназепама и лишь у некоторых  крыс замещает лоразепам, что свидетельствует о различии интероцептивных эффектов гидазепама и этих БД. Барбитураты не вызывают генерализации интероцептивных эффектов гидазепама.  По степени специфичности интероцептивных эффектов изученные БД  располагаются следующим образом: феназепамлоразепам >гидазепамдиазепам.

       3. Интероцептивные эффекты феназепама, лоразепама и гидазепама зависят  от функциональной  активности  БД модуляторного сайта  и не зависят от активности пикротоксин-связывающего участка ГАМК-рецепторов. Прямая функциональная блокада ГАМКА-рецепторов частично ингибирует интероцептивные эффекты лоразепама и феназепама, но не гидазепама. Интероцептивные эффекты барбитуратов не зависят от функциональной активности  БД модуляторного сайта и непосредственно ГАМКА-рецепторов, а определяются функциональной активностью пикротоксинового сайта ГАМКА-рецепторов.

       4. Показаны принципиальные различия механизма реализации интероцептивных эффектов производных пиримидинил-пиперазина (буспирона)  и БД и барбитуратов,  так как в условиях перекрестного заместительного тестирования наблюдается  полное отсутствие генерализации дифференцировочных стимульных свойств положительных аллостерических модуляторов ГАМКА-рецепторов и  буспирона.

       5. Вещества, в спектре фармакологической активности которых анксиолитическое действие дополняется ноотропным и/или нейропротективным эффектами или не обладают интероцептивными свойствами (фенибут),  или вызывают ЛкД веществ только у отдельных особей (мексидол, циклопролил-глицин), что позволяет прогнозировать развитие лекарственной зависимости при их длительном применении лишь у отдельных пациентов.

       6. Афобазол не вызывает ЛкД, а  в условиях заместительного тестирования у крыс, обученных ЛкД  БД,  наблюдается  реакция, адекватная инъекциям физиологического раствора.  Афобазол не изменяет генерализационный профиль интероцептивных эффектов диазепама, что свидетельствует об отсутствии общих звеньев в механизме реализации психотропной активности афобазола и БД.  Полученные данные обосновывают прогноз в отношении минимального риска развития лекарственной зависимости при клиническом применении афобазола.

       7. Интероцептивные эффекты атипичного нейролептика сульпирида выявляются  лишь у отдельных особей и обнаруживают прямо пропорциональную зависимость от дозы. Пептидный нейролептик дилепт не вызывает ЛкД, не воспроизводит интероцептивные эффекты сульпирида и не влияет на частоту оперантных реакций. Пептидный аналгетик дермофин вызывает ЛкД  только у отдельных особей, что свидетельствует о его средней дифференцируемости и позволяет ожидать меньшую выраженность лекарственной зависимости при клиническом применении по сравнению с наркотическими аналгетиками.

       8. Сравнительный  анализ динамики формирования ЛкД и ее воспроизведения в разных режимах оперантного обучения позволяет дифференцировать наличие «стимульного контроля» и потенциально возможных влияний на процессы инструментального обучения, не связанных собственно с выраженностью субъективных эффектов психотропных препаратов.

      список  Публикаций по теме диссертации

1. Гарибова, Т.Л. Экспериментальное изучение толерантности и лекарственной зависимости к психотропным препаратам и коррекция этих состояний [Текст] / Т.Л. Гарибова, Н.Н. Богданов, Ж.А. Сопыев // Тез. Докл. - Ташкент.- 1988.- С. 81.

2. Гарибова, Т.Л. Оценка действия фармакологических средств на основе новой компьютерной программы для анализа оперантного поведения животных [Текст] / Т.Л. Гарибова, Т.А. Воронина, Т.С. Калинина,  Д.В. Стефанков // Фармакология и токсикология.- 1990.- №1.- С. 67-70.

3. Garibova, T.L. Comparison of discriminative stimulus properties in chronically treated rats [Текст] / T.L. Garibova, T.S. Kalinina, Jh.A. Sopijev, M. Lazarova-Bakarova // 3-rd International Symposium «Pharmacology of Transmitter Interaction». - 1990. - Sofia.- Bulgaria. -P. 17.

4. Воронина, Т.А. Антиамнестическая и антидепрессивная  активности аналогов меланостатина [Текст] / Т.А.Воронина, Н.В.Маркина, Калинина Т.С., В.М.Кабанов, А.А.Мазуров, С.А. Андронати // Химико-фармацевтический журнал.- 1992.- № 9-10.- С. 72-74.

5. Гарибова, Т.Л. Проблема толерантности и лекарственной зависимости к гидазепаму [Текст] / Т.Л. Гарибова, Т.С. Калинина, К.Э. Воронин//  Гидазепам.- 1992.- Киев.- Наукова думка.- 33.

6. Kalinina, T.S. Discriminative stimulus properties of benzodiazepines in outbred albino rats [Текст] / Т.S. Kalinina, T.L. Garibova, T.A. Voronina // Abstracts of the 2nd International conference «Biological Basis of Individual Sensitivity to Psychotropic Drugs».- 1993.-  Moscow.- Р. 89.

7.  Garibova, T.L. Tolerance to and dependence on anxiolytics: individual and species-spesificity of animal reactions [Текст] / T.L. Garibova, T.S. Kalinina //  Biological  Basis of Individual Sensitivity to Psychotropic Drugs.- 1994.- Ed. by S.B. Seredenin, V. Longo, G. Gaviragi.- Graff ham Press Ltd.- Р. 57-62.

8.  Kalinina T.S. Discriminative stimulus properties of phenazepam and gidazepam: comparison with other anxiolytics [Текст] / Т.S. Kalinina, T.L.Garibova, T.A.Voronina // Behavioral Pharmacology. 1994. - № 5, suppl.1. - Р. 112.

9. Kalinina, T.S. Differences of central mechanisms of the discriminative effects of benzodiazepines and barbiturates [Текст] /T.S. Kalinina, T.L.Garibova, T.A.Voronina // Pharmacological research.- 1995.- V.31.- Suppl.- P.276

10. Garibova, T.L.  Differences in results achieved  during chronic administration and after abrupt termination of benzodiazepine anxiolytics [Текст]  /T.L.Garibova, T.S. Kalinina, H.A. Valdman, T.A.Voronina // Psychopharmacological research. - 1995.- V.31.- Suppl.- P. 275

11. Kalinina, T.S. Reversed by piracetam in the one-response T-maze task in rats: state-dependent or withdrawal signs? [Текст] / T.S. Kalinina, T.L. Garibova, T.A. Voronina  // Behavioral Pharmacology. - 1996. - № 7, suppl.1. - Р. 55.

12. Valdman, E.A.  Effects of ondansetron and buspirone in benzodiazepine withdrawal syndrome [Текст] /  E.A. Valdman, T.L. Garibova, T.S. Kalinina, T.A. Voronina // Behavioral  Pharmacology.- 1996.- №  7, suppl.1.- P. 114.

13. Kalinina, T.S. Generalization profile of phenazepam and gidazepam discrimination in rats: comparison with other GABAA-related drugs [Текст] / T.S. Kalinina, T.L. Garibova, T.A. Voronina // Behavioral Pharmacology.- 1998.- №  9, suppl.1.- P. 112-113.

14. Asmakova, L.S. The discriminative effects of sulpiride and its peptide analogue, GZR-123 [Текст] / L.S. Asmakova, T.S. Kalinina,  T.A. Gudasheva, R.U. Ostrovskaya, S.B. Seredenin //  Behavioral Pharmacology.- 1998.- №  9, suppl.1.- P. 103-104. 

15. Kalinina, T.S. Discriminative effects of phenazepam and gidazepam in rats: Comparisin with other GABA–related Drugs [Текст] / T.S. Kalinina, T.L. Garibova, T.A. Voronina//  Pharmасology Biochemistry and Behavior.- 1999.- V. 64.- № 2.-P. 397-401.

16. Asmakova, L.S. Comparison of  antipsychotic activity and discriminative stimulus effects of the novel a cylprolyltyrozine containing compaund, GZR, and sulpiride [Текст] / L.S. Asmakova, T.S. Kalinina, R.U. Ostrovskaya, T.A. Gudasheva, N.A. Zaitseva, N.A. Bondarenko, T.A. Voronina, S.B. Seredenin // Pharmасology Biochemistry and Behavior.- 1999.- V. 64.- № 2.-P. -  359-362 .

17. Калинина, Т.С. Особенности формирования лекарственной дифференцировки при использовании мексидола [Текст] / Т.С. Калинина, Е.В. Петрянина, А.В. Волкова, Т.А. Воронина // Психофармакология и биологическая наркология.- 2002.- Т.2.-  № 3-4.- С. 400.

18. Калинина, Т.С. Дифференцировочные стимульные свойства анксиолитиков с ноотропным компонентом действия [Текст] / Т.С. Калинина, Е.В. Петрянина, А.В. Волкова, Т.А. Воронина // Фундаментальные проблемы фармакологии.- 2003.- Москва.- Ч. I.- С. 222.

19. Петрянина, Е.В. Дифференцировочные стимульные свойства мексидола при использовании разных лекарственных форм [Текст] / Е.В. Петрянина, Т.С. Калинина,  Т.А. Воронина  // Фундаментальные проблемы фармакологии.- 2003.- Москва.- Ч. II.- С. 88.

20. Калинина, Т.С. Сравнительное изучение особенностей формирования лекарственной дифференцировки мексидола и феназепама [Текст] / Т.С.  Калинина, Е.В. Петрянина, Т.А. Воронина//  Экспериментальная и клиническая фармакология.- 2005.- Т. 68.- №5.- С. 7-10.

21. Kalinina, T.S. Discriminative stimulus effects of mexidol in rats [Текст] / Т.S. Kalinina // European Neuropsychoparmacology. - 2005. - V. 15. -  Supll. 2.- P. S140.

22. Petryanina, E.V. Stimulus effects of drugs with complex spectrum of behavioral activity [Текст] / E.V. Petryanina,  T.S. Kalinina, T.A. Voronina // Behavioral Pharmacology.- 2005.-  №16, suppl.1.- P. S35

23. Калинина, Т.С. Исследование дифференцировочных свойств циклопролил-глицина в условиях оперантного поведения у крыс [Текст] / Т.С. Калинина // Экспериментальная и клиническая фармакология.- 2007.- № 5.- С. 7-10.

24. Калинина, Т.С. Сравнительное изучение дифференцировочных стимульных свойств анксиолитиков и нейролептиков [Текст] / Т.С. Калинина, Т.А. Воронина,  Е.В. Петрянина, Л.С.  Гузеватых //  Психофармакология и биологическая наркология.- 2007.- Т. 7 (специальный выпуск).- Ч. 1.- С. 1-1715.

25.  Калинина, Т.С. Дифференцировочные стимульные свойства феназепама и лоразепама: специфичность и роль ГАМКА-рецепторов [Текст] / Т.С. Калинина,  Е.В.Петрянина, Т.А  Воронина //  Экспериментальная и клиническая фармакология.- 2008.- Т. 71.- № 1.- С. 3-7.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

БД  - бензодиазепины

ГАМК  - гамма-аминомасляная кислота

К. р-р - контрольный раствор

ЛкД  - лекарственная дифференцировка

ОИР - ориентирвочно-исследовательская реакция

ЦПГ - циклопролил-глицин

Экв. объем - эквивалентный объем

Ca -  кальций

DN  - рецепторы дофамина N подтипа

FR1 - режим фиксированного отношения 1, или режим непрерывного  подкрепления

FR4 - режим фиксированного отношения 4 (подкрепление  каждого 4-го нажатия на

рычаг)

FR10 - режим фиксированного отношения 10 (подкрепление  каждого 10-го нажатия на

  рычаг)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.