WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Романова Елена Александровна

гигиеническое обоснование системы профилактики   расстройств сна у трудоспособного населения

       

14.00.50  – Медицина труда

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва - 2008

Работа выполнена в ФГУН «Федеральный научный центр гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана»

Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и ФГУ «Центр реабилитации» Управления делами Президента РФ

Научные консультанты:

Доктор медицинских наук, профессор  Новичкова Надежда Ивановна

Доктор медицинских наук  Каллистов Дмитрий Юрьевич

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор  Яцына Ирина Васильевна

Доктор медицинских наук, профессор  Любченко Полина Николаевна

Доктор медицинских наук  Пичужкина Нина Михайловна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И.Мечникова» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию 

                       

Защита состоится «___»  __________ 2008 г. в 1200 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций  Д.208.107.01 при Федеральном научном центре гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана  по адресу: 141000, Московская область, г. Мытищи,  ул. Семашко, д.2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФНЦГ  им. Ф.Ф. Эрисмана.

Автореферат разослан «___» __________ 2008 г.

Ученый секретарь Совета по защите

докторских и кандидатских диссертаций, 

доктор медицинских наук, профессор  Шушкова Т.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Охрана здоровья трудоспособного населения является важнейшей медико-социальной проблемой, решение которой во многом определяет перспективы развития общества (Н.Ф.Измеров, 2003, 2005).  Ухудшение основных показателей здоровья  жителей развитых стран обусловленное, в первую очередь, комплексом неблагоприятных антропо-техногенных факторов среды обитания, особенностей образа жизни и трудовой деятельности (А.И.Потапов, Г.Г.Онищенко, Р.С.Гильденскиольд, 1998; В.Н.Ракитский, 2000-2003), диктует необходимость совершенствования системы профилактики. 

Профилактическое направление является в настоящее время ведущим направлением в различных отраслях  медицины, включая и новые медицинские специальности, такие, как медицина сна  (А.М.Вейн, 1989; А.И.Романов,1999). Расстройства сна – большая группа заболеваний,  среди которых  наибольшее медицинское и социальное значение имеют хронические варианты бессонницы - нарушений засыпания и поддержания сна.  Негативные эффекты расстройств сна могут быть обусловлены как непосредственными  клиническими проявлениями этих расстройств, так и влиянием нарушений сна на  течение соматических заболеваний, изменения в психологическом статусе и  качество жизни людей.  Кроме того, большинство людей  трудоспособного возраста  имеют существенный дефицит сна. Около 20% населения страны вынуждены работать в ночное время, что создает дополнительные проблемы для здоровья трудящихся.

Имеющаяся информация позволяет предположить,  что расстройства сна могут быть связаны с условиями среды обитания и образа жизни. Неблагоприятные факторы производственной среды, и первую  очередь высокая напряженность труда, различные токсические  агенты, шум, вибрация,  электромагнитные поля могут приводить к возникновению целого комплекса симптомов, важное место среди которых могут занимать проявления хронической бессонницы.  Поэтому выявление причинно-следственных закономерностей между расстройствами сна, соматическими  заболеваниями, изменениями в психологическом статусе  и факторами внешней  и производственной среды является крайне актуальной научной проблемой.

Особого внимания заслуживают вопросы охраны здоровья людей, вынужденных работать в условиях профессионального и производственно обусловленного стресса (Н.Ф.Измеров, 1999, 2006).  За последние годы было проведено значительное число исследований, посвященных роли нервно-психического  напряжения, связанного с тяжестью и напряженностью труда, в возникновении  кардиоваскулярных, неврологических заболеваний, патологии желудочно-кишечного тракта, разработаны психосоциальные  модели, связанного с работой стресса (R.A.Karasek, J.Siegrist).  Установление причинно-следственных связей и механизмов, связывающих рабочий стресс, нарушения сна и соматическое здоровье, является  важной теоретической и  практической  задачей. 

  Исследование выполнено в рамках реализации гранта Президента Российской Федерации  по поддержке  ведущих научных школ  (гранты № НШ-2099.2003.4 и №НШ-4837.2006.7), и в  соответствии с целевыми научно-исследовательскими программами «Системная разработка мероприятий по гигиенической безопасности России»  (2001-2005) и «Гигиеническая безопасность России: проблемы и пути обеспечения» (2006-2010 гг).

Цель исследования:

Научное обоснование системы гигиенических и лечебно-профилактических мероприятий, направленных на оптимизацию здоровья  трудоспособного населения за счет снижения риска  возникновения  расстройств сна.

Задачи исследования:

  1. Провести  комплексный анализ  среды обитания и особенностей  образа жизни лиц различных возрастных групп, страдающих от расстройств сна.
  2. Осуществить  гигиеническую оценку особенностей трудовой деятельности  страдающих от расстройств сна работников  с различными  условиями и психосоциальными характеристиками труда.
  3. Изучить распространенность и основные характеристики расстройств сна у лиц, проживающих на различных территориях, и в подгруппах работников с различными условиями труда и уровнями производственного  стресса.
  4. Выявить приоритетные факторы риска нарушений засыпания и поддержания сна, связанные с особенностями трудовой деятельности, образа жизни  и неблагоприятными факторами среды обитания.
  5. Изучить влияние хронической бессонницы, хронобиологических нарушений и депривации сна  на соматическое здоровье и психологический статус работников.
  6. Провести анализ патофизиологических механизмов, обуславливающих  взаимосвязь условий труда,  психосоциальных  характеристик трудового процесса, расстройств сна и  заболеваний внутренних органов и нервной системы.
  7. Усовершенствовать систему ранней диагностики расстройств сна и связанных с ними психосоматических заболеваний.
  8. Научно обосновать систему гигиенических и лечебно-профилактических  мероприятий, направленных на оптимизацию здоровья работников умственного труда и лиц, работающих  в ночную смену,  за счет снижения риска возникновения  расстройств сна и  провести оценку ее эффективности.

Научная новизна и теоретическая значимость

  • Выявлены приоритетные факторы риска хронических форм нарушений засыпания и поддержания сна  в различных профессиональных группах.
  • Показана эффективность применения  современных моделей рабочего стресса, основанных на анализе психосоциальных характеристик труда, для прогноза  выраженности хронической бессонницы.
  • Осуществлен комплексный анализ патофизиологических  механизмов, обуславливающих  негативное влияние расстройств сна  на состояние центральной нервной системы,  вегетативную регуляцию деятельности сердечно-сосудистой системы,  показатели гормонального и иммунного статуса работников.
  • Создана концептуальная модель  взаимосвязи  факторов окружающей  и производственной среды, расстройств сна, психологического статуса, качества жизни и  соматического здоровья.
  • Усовершенствована система ранней диагностики расстройств сна и их возможных осложнений с учетом характера трудовой деятельности  и  изменений психологического статуса работников.
  • Разработаны  профилактические,  лечебно-диагностические и  организационные аспекты комплексных программ медико-психологической  реабилитации работников  с расстройствами сна, в возникновении и течении которых существенную роль играют неблагоприятные  условия труда. 
  • Разработана научно-обоснованная система гигиенических, организационных и лечебно-оздоровительных мероприятий по профилактике расстройств сна у работников, подверженных воздействию производственного стресса.

Практическая значимость и внедрение результатов исследования

Результаты исследования позволили разработать  комплекс приоритетных гигиенических и лечебно-профилактических мероприятий,  направленных на снижение риска возникновения расстройств сна у работников различных профессиональных групп.  Усовершенствована система ранней диагностики расстройств сна  и их возможных осложнений с учетом особенностей трудовой деятельности работников,  психосоциальных характеристик их работы. Созданы и внедрены программы реабилитации пациентов с  расстройствами сна и  хроническими соматическими  заболеваниями, проведена оценка их эффективности.  Материалы диссертации использованы  при разработке:

- Пособия для врачей «Организация  сомнологического центра. Управление, бюджет, методология», М., 1996, 227 с. 

- Методических рекомендаций «Синдром обструктивного  апноэ сна: диагностика, лечение, реабилитация». Утв. Генеральным директором МЦ УДП РФ  10.02.2003.

- Пособия для врачей «Экспресс метод гигиенического изучения расстройств сна у детей и взрослого населения» Утв. Секцией «Гигиена» Ученого совета Минздрава России от 21.04.2004, протокол №4.

- Методических рекомендаций  «Изучение причинно-следственных связей факторов риска и заболеваемости населения». Утв. Ученым  совета ФГУН ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана от 30.11.2006.г, протокол №11. 

Получены патенты и авторские свидетельства РФ:

  • Патент  РФ № 2160580 на изобретение от 29 февраля 2000 г.  “Способ лечения синдрома обструктивного апноэ сна”;
  • Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ № 2000611250 “Методы и программы реабилитации в восстановительной медицине и курортологии”.

Результаты работы внедрены в практику работы ЛПУ, подведомственных Главному медицинскому управлению УДП РФ,  медсанчасти НПО «Машиностроение» (Реутов), где была организована служба психологической помощи.  Материалы исследования используются в учебных программах ФГУ «Учебно-научный медицинский центр» УДП РФ, Научно-образовательного центра медицинской и психологической реабилитологии ФГУ «Центр реабилитации» УДП РФ,  учебно-методического центра «Голицыно». 

Положения, выносимые на защиту

  1. Профессиональный стресс является приоритетным фактором риска для здоровья трудоспособного населения, оказывая влияние на формирование широкого спектра патологических состояний, включая расстройства сна.
  2. Хронические формы нарушений сна широко распространены среди работников различных профессиональных групп  и формируются под воздействием неблагоприятных факторов трудовой деятельности,  среды обитания и  образа жизни,  этиологическая доля влияния которых претерпевает связанную с возрастом динамику. 
  3. Хроническая бессонница играет  важную роль в трансформации негативных последствий рабочего стресса в соматическую патологию, потенцируя нарушения вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы, углеводного и липидного обменов, клеточного и гуморального иммунитета. 

4.  Научно-обоснованная система гигиенических и лечебно-реабилитационных мероприятий, основанная на снижении интенсивности рабочего стресса, раннем выявлении нарушений  сна позволяет  улучшить показатели здоровья работников умственного труда. 

Обсуждение результатов работы

       Основные результаты и положения  диссертационной работы доложены и обсуждены на 4 Международной конференции по реабилитологии (2002), 7 Всемирном конгрессе по апноэ сна (Хельсинки, 2003), научно-практической конференции «Социально-гигиенические и эпидемиологические проблемы сохранения здоровья военнослужащих и населения» (Нижний Новгород, 2004, 2006), 5 Международной конференции по реабилитологии (2004),  5-й Всероссийской конференции "Актуальные проблемы сомнологии" (2006),  6 Международной конференции по реабилитологии (2006), Всероссийской научно-практической конференции «Гигиеническая безопасность и здоровье населения  в промышленных регионах России» (Екатеринбург, 2006), Научном форуме «Здоровье нации – основа процветания России» (2006, 2007), 10 Съезде гигиенистов и санитарных врачей (2007), конференции молодых ученых  «Факторы риска производственной и окружающей среды для здоровья населения» (2007).

Апробация диссертации

Апробация материалов диссертации проведена на межотдельческой научной конференции Федерального научного центра гигиены имени Ф.Ф.Эрисмана  19 декабря 2007 г.

Публикации

По теме диссертации опубликованы  38 работ в отечественной  и 2 работы  в зарубежной научной печати, 1 монография.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на  … страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания объектов, объема и методов исследования, 5 глав результатов исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций и указателя литературы. Работа содержит ___ таблиц и _____ рисунков. Указатель литературы включает 263  отечественных и  248 зарубежных источника.

Объекты, объем и методы исследования

Объектом исследования являются  лица трудоспособного возраста с различными  показателями тяжести и напряженности  труда. Первую группу  составляют жители г. Москвы -  сотрудники  аппарата государственных учреждений, имеющие стаж трудовой деятельности не менее 5 лет (543 работника).  Группу медицинских работников составили врачи терапевтических и хирургических специальностей  - 158 человек. В группу рабочих и инженерно-технических работников включены  403 работника предприятия экспериментального машиностроения  – жителей г. Реутов  Московской области.  Для изучения  региональных особенностей  формирования  расстройств сна проведено обследование 299 работников бюджетной сферы -  жителей г. Воронежа.  Анализ возрастных аспектов  формирования  расстройств сна и уточнение роли факторов образа жизни  проведены в выборках  учащихся  – жителей Великого Новгорода, г. Серпухова Московской области и  г. Губкин Белгородской области  (всего 598 человек).        Основные направления, объекты  и объем исследований представлены в таблице 1. 

В исследовании использовался современный комплекс гигиенических, профессиографических, психологических,  клинико-инструментальных и лабораторных  методик.  Анализ состояния окружающей среды, проведенный на основании отчетов региональных центров Роспотребнадзора предусматривал выделение наиболее информативных, характерных для каждого региона  показателей. 

Таблица 1

Основные направления, объекты, методы и объем исследований


Направление исследований

Объекты  исследований, показатели, методы

  Объем исследований

Гигиеническая оценка  среды обитания  обследованных лиц

Атмосферный воздух,  питьевая вода, почва,  физические факторы по данным ежегодных отчетов центров Роспотребнадзора г. Москвы,  Реутова, В.Новгорода, Воронежа, Серпухова,  Губкина.

более 32000  показателей 

Гигиеническая оценка условий труда и  психосоциальных характеристик трудовой деятельности работников

Данные аттестации рабочих мест

Результаты анкетирования

Опросный лист по содержанию работы (Job Content Questionnaire),

Хронометраж рабочего дня  с регистрацией физиологических параметров

543 государственных служащих

158 медицинских работников (Москва)

403 работника предприятия машиностроения (Реутов)

299 работников  бюджетной сферы (Воронеж)

более 45000 показателей

Социально-гигиеническая оценка  образа жизни

Оценка психологического статуса работников.

Оценка распространенности  и характера расстройств сна 

Анкетирование,  тест Спилбергера-Ханина, тест СМОЛ,

Индекс тяжести бессонницы.

1403 работника

598 учащихся - Новгород, г. Серпухов, г. Губкин

более 225000 показателей

Оценка состояния здоровья контингента  работников госучреждений

Общая заболеваемость

Первичная заболеваемость

Заболеваемость с ВУТ

Данные ежегодных отчетов ГМУ

Данные по 25000 чел. прикрепленного контингента 

Выявление приоритетных факторов риска расстройств сна у работников

Обработка данных на основе вероятностно-статистических методов

Изучение физиологических механизмов, обуславливающих формирование расстройств сна 

Полисомнографическое исследование,  ЭЭГ,  гормональные исследования 

128 работников с хронической бессонницей, 133 работника без нарушений сна  - 16965 исследований

Анализ особенностей функционального состояния  организма работников, страдающих от хронической бессонницы и лиц, работающих в ночную смену

ЭЭГ, РЭГ, УЗДГ сосудов головы, КТ головного мозга, ЭКГ, Эхо-КГ, тредмил-тест, гематологические, биохимические, гормональные, иммунологические исследования.

134 работника с расстройствами сна,

173 работника без нарушений сна

125 работающих в ночную смену

25806 показателей

Разработка системы  ранней диагностики неблагоприятного течения расстройств сна и связанных с ними соматических заболеваний

Выявление клинико-лабораторных предикторов неблагоприятного течения хронической бессонницы, артериальной гипертензии, ИБС, цереброваскулярных заболеваний, сахарного диабета.

244 работника обследованных в 2004 году и повторно обследованных в 2006-07 годах

Состояние  атмосферного воздуха оценивалось по показателям  содержания его загрязнителей,  рассчитывался комплексный показатель загрязнения атмосферы (ИЗА). Измерения уровней шума проводились вдоль основных магистралей  и  внутри кварталов  в населенных пунктах.

Оценка производственного микроклимата, освещенности, шума в рабочих помещениях проведена на основании данных аттестации рабочих мест в соответствие с общепринятыми  методами (СанПиН “Гигиенические требования  к микроклимату производственных помещений” №2.2.4.548-96; методические рекомендации №5168-90 “Оценка теплового состояния организма человека”, СниП23-05-95 “Естественное и искусственное освещение”, ГН 2.2.4/2.1.8.562-96 “Допустимые уровни шума на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки”.

Изучение  тяжести и напряженности труда поводилось  в соответствие с критериями  «Руководства по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда: Р 2.2.2006-05». Интегральный показатель напряженности  труда Lнт  рассчитывался по методике Н.Ф.Измерова и соавт. (1997).

Оценка выраженности связанного с работой стресса предусматривала  оценку  психофизиологических характеристик труда  с использованием  2-х основных современных моделей рабочего стресса: модели рабочего напряжения требование–контроль (R.Karasek 1975, 1999) и модели дисбаланса усилия – вознаграждения (J.Siegrist).  Психосоциальные характеристики трудового процесса оценивались с использованием модулей  «Опросного листа по содержанию работы» (Job Content Questionnaire).

Сбор информации  об особенностях образа жизни,  материальном положении, жилищных условиях, наличии вредных привычек,  особенностях пищевого рациона, наличии хронических заболеваний и их  отдельных симптомов осуществлялся при помощи специально разработанной анкеты. Выявление симптомов расстройств сна проводилось при клиническом осмотре и  методом анкетного опроса, рассчитывался индекс тяжести бессонницы - Insomnia Severity Index  (шкала от 0 до 28).

В подгруппе медицинских работников проведен  хронометраж рабочего времени  в сочетании с регистрацией ЭКГ и АД с использованием мобильного телемедицинского  комплекса (МИП «Эпидавр», Россия).

В качестве основного метода инструментальной диагностики расстройств сна применялось полисомнографическое исследование (Grass Heritage, США).  Для изучения функционального состояния ЦНС осуществлялось ЭЭГ-исследование (Nikhon Kohden), состояние церебрального кровотока оценивалось при помощи ультразвуковой допплерографии и реоэенцефалографии (Sonoline Elegra). Исследование функционального состояния сердечно-сосудистой  системы включало в себя регистрацию ЭКГ в 12-отведениях, проведение суточного мониторирования ЭКГ и артериального давления, тестов с физической нагрузкой (ВЭМ, тредмил-теста), эхо-кардиографии. Проводились  клинические исследования крови с анализом лейкоцитарной формулы по  Л.Х.Гаркави (1979),  анализы мочи, биохимический скрининг, изучение уровней кортизола, соматотропного гормона, тестостерона. Иммунологическое исследование  проведенное на базе лаборатории клинической иммунологии ФГУ «ЦКБ» УДП РФ,  включало в себя исследования клеточного иммунитета, основное фенотипирование, исследования иммуноглобулинов, белков острой фазы, системы комплемента и циркулирующих иммунных комплексов.

Оценка психологического статуса осуществлялась  с использованием теста  Спилбелгера  в модификации Ю.Л.Ханина (1976)  и теста СМОЛ. 

Статистическая обработка полученных данных проводилась при помощи  программ  SPSS 12 для Windows и MS Excel 2003.  Оценка достоверности различий средних величин проводилась  с использованием t-критерия Стьюдента, относительных величин - χ2-теста. Анализ статистической взаимосвязи показателей осуществлялся  с применением методов корреляционного анализа. Для выявления факторов риска расстройств сна и оценки  влияния значимых переменных использован метод бинарной или множественной логистической регрессии; результаты представлены в виде отношения шансов (ОШ) или относительных рисков (ОР). Этиологическая доля риска рассчитывалась по формуле (EF=(ОР-1)/ОР. При анализе прогностического значения отдельных симптомов расстройств сна или клинико-инструментальных маркеров в проспективных фрагментах исследования  применялась модель пропорциональных рисков Кокса.

Личный вклад автора в организацию и проведение работы составляет 85%, в обобщение  и анализ материалов – 100%.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Полученные результаты позволили выявить приоритетные факторы  риска расстройств сна работников с учетом комплексного  воздействия широкого спектра факторов условий труда, среды обитания, образа жизни. 

Исследования проводились в 6 городах (гг. Москва, Реутов, Серпухов Московской области,  Воронеж, Великий Новгород,  Губкин Белгородской области) Европейской части России, имеющих развитую промышленность, формирующую  антропотехногенную нагрузку на окружающую среду. Гигиеническое неблагополучие  выбранных  городов имело свои особенности.

Загрязнение атмосферного воздуха г.Москвы определяется выбросами около миллиона тонн загрязняющих веществ, при вкладе автотранспорта в загрязнение атмосферы более 80%. По составу загрязняющих веществ на жилых территориях в 2006 году отмечались превышения установленных нормативов только по диоксиду азота (1,2-1,4 ПДК), на примагистральных территориях – по диоксиду азота, оксиду азота, формальдегиду (3,3 ПДКсс). Комплексный показатель загрязнения атмосферы  (ИЗА)  составил 11,6, что свидетельствует о «высоком»  уровне загрязнения атмосферного воздуха. Питьевая вода  характеризуется повышенным содержанием железа (1,2 ПДК), мутностью и цветностью.  Приоритетными загрязнителями почв являются свинец, кадмий, цинк, кобальт, хром. 

Для работников машиностроительного предприятия г.Реутова, расположенного в непосредственной близости от г.Москва, окружающая  среда, в основном,  формируются под воздействием гигиенических проблемных ситуаций  г. Москвы.

В г. Воронеже загрязнение атмосферного воздуха определяется выбросами от стационарных источников (10,7 тыс.тонн) и автотранспорта (116,0 тыс.тонн). Выявлено превышение гигиенических нормативов по формальдегиду (2,2 ПДК), стиролу (1,62 ПДК), фенолу (1,2 ПДК). Суммарный индекс загрязнения атмосферного воздуха (ИЗА) по городу  составил 7,6. Для г.Воронежа характерно загрязнение питьевой воды железом, марганцем, нитратами, бором (периодически в концентрациях более 3  ПДК). Приоритетными загрязнителями почвы являются: цинк, свинец, медь, кадмий, никель.

Жилая застройка г.Губкина непосредственно граничит с территорией Лебединского ГОКа. Значения фоновых концентраций загрязнителей атмосферного воздуха (пыли, диоксида азота, диоксида серы, углерода оксида и пр.)  определяются ниже ПДК, ИЗА находится в пределах 1,5-2,1.  Пробы питьевой воды и почвы в основном соответствуют гигиеническим нормативам.

В г.Великий Новгород наибольшее значение  в загрязнение атмосферного воздуха вносят пыль, углерода оксид, азота оксиды, формальдегид и др.  ИЗА  составляет 4,76. Для питьевой воды характерны низкая жесткость (1,8-3,0 м моль/л), повышенное содержание железа (до 0,47 мг/л), недостаточное содержание фтора (0-0,2 мг/л), повышенное содержание хлороформа ( до 14 ПДК) и других хлорорганических соединений. На территории города выявлено загрязнение почвы солями тяжелых металлов: меди ( 1,45 ПДК), цинка  ( 3,75 ПДК), свинца ( 1,82 ПДК) и мышьяка ( 4,7 ПДК).

Основными загрязнителями, формирующими гигиеническое неблагополучие окружающей среды г.Серпухова являются полихлорированные бифенилы (ПХБ).Источником этого загрязнения стал завод «Конденсатор», деятельность которого закрыта с 1988 г. Основными загрязнителями атмосферного воздуха являются: взвешенные вещества,  углерода оксид, двуокись азота, фенол, формальдегид, ксилол, толуол и др. Концентрации ПХБ в атмосферном воздухе не превышали ПДК. ИЗА достигает 2,5. В питьевой воде ПХБ в последние  годы не обнаруживалось. В почве максимальные концентрации ПХБ обнаружены на территории конденсаторного завода (до 3500 ОДК), на селитебной территории вокруг предприятия от 3 до 6 ОДК, в  разных частях города от следовых значений до 2 ОДК.

В выбранных городах отмечалось акустическое неблагополучие, в основном за счет транспорта (превышение ПДУ от 5 до 25 дБА по эквивалентному уровню).

Изучение особенностей формирования расстройств сна и оценка их негативного влияния на состояние здоровья работников проведено в группах работников аппарата федеральных органов государственного управления, медицинских работников и работников предприятия экспериментального машиностроения.

Более 60% обследованных государственных служащих имели стаж работы от 20 до 30 лет (табл.2)

Гигиеническая оценка производственной среды работников государственных учреждений свидетельствует о том, что по показателям микроклимата, освещенности, шума условия труда могут быть оценены как допустимые.

Таблица 2

Распределение работников госучреждений по стажу и возрасту

возраст

стаж

ИТОГО

5 - 10 лет

10 – 20 лет

20  - 30  лет

более 30 лет

До 30 лет

6

0

0

0

6 (1%)

30 – 39 лет

0

11

5

0

16 (3%)

40 – 49 лет

0

112

75

0

187 (34%)

50 – 59 лет

0

12

233

37

282 (52%)

60 – 69 лет

0

0

17

35

52 (10%)

ИТОГО

6 (1%)

135 (25%)

330 (61%)

72 (13%)

543

Работа сотрудников государственного аппарата  связана  с легкой физической нагрузкой, в основном это работа за рабочим столом,  в течение рабочего дня переходы составляют до 2-3  км. Труд  не регламентирован по времени и количеству проделанной работы, его отличительными особенностями являются работа в условиях дефицита времени,  частая смена видов деятельности, большой объем поступающей информации,  строгая регламентированность порядка выполнения  служебных функций,  конкурентная среда в коллективах, мотивация на карьерный рост.  При анализе  содержания работы  выявлен большой удельный вес  эвристической (творческой)  и  административной  работы в структуре рабочего времени работников, занимавших главные и ведущие должности. 

Рисунок 1. Виды умственного труда в структуре рабочего времени госслужащих.

Фактическая продолжительность рабочего дня у значительной части работников  превышала 10 часов, достаточно часто отмечалась необходимость выхода на работу в один из выходных дней (табл. 3).

 

Таблица 3

Количественные характеристики продолжительности труда опрошенных работников (в зависимости от должности)

Группа работников 

Показатель

Продолжительность работы, (часов в неделю)

Работа в выходные (дней в месяц)

Наличие регламентированных обеденных перерывов , %

главные должности

53,1+7,2

3,7+1,2

64%

ведущие должности

52,3+6,8

2,1+1,1

73%

старшие должности

52,1+8,2

2,1+1,5

85%

младшие должности

51,2+7,4

1,9+1,2

87%

Высокая напряженность труда государственных служащих  обусловлена в первую очередь уровнем интеллектуальных и эмоциональных нагрузок  и  соответствовала классу 3.3 для сотрудников, занимавших главные  и ведущие должности,  классу 3.1 для работников, занимавших старшие и младшие должности. Значения интегрального показателя напряженности труда (Lнт)  работников госучреждений находились в диапазоне от  1,32  до 1,87 (табл. 4).

Таблица 4

Оценка условий труда госслужащих  по показателям напряженности

трудового процесса

Напряженность труда

(по Р 2.2.2006-05)

главные должности

n=66

ведущие должности

n=195

старшие должности

n=193

младшие должности

n=89

1. Интеллектуальные нагрузки

3.3

3.3

3.1

3.1

2. Сенсорные нагрузки

2

2

2

2

3. Эмоциональные нагрузки

3.3

3.2

2

2

4. Монотонность нагрузок

2

2

2

2

5. Режим работы

3.1

3.1

3.1

3.1

Итоговая оценка (класс)

3.3

3.3

3.1

3.1

Интегральный показатель Lнт

1,87

1,58

1,42

1,32

Изучение психосоциальных характеристик труда позволило провести оценку  выраженности связанного с работой стресса в соответствие  с моделями «требование-контроль» и «усилие-вознаграждение» (табл.5) 

Таблица 5

Психосоциальные характеристики труда работников госучреждений

Кластеры

количество работников (%)

Модель «требование-контроль»

Низкие требования – низкий контроль

137 (25%)

Низкие требования – высокий контроль

106 (20%)

Высокие требования – высокий контроль

163 (30%)

Высокие требования – низкий контроль (высокий рабочий стресс)

137 (25%)

Модель  «усилие –вознаграждение»

Баланс усилие-вознаграждение < 1

297 (55%)

Баланс усилие-вознаграждение > 1 (высокий стресс)

246 (45%)

  Проведенный анализ психосоциальных характеристик свидетельствует о том, что от четверти до половины работников аппарата госучреждений испытывают хронический стресс на работе.

Изучение структуры всей зарегистрированной заболеваемости контингента работников госучреждений показало, что на первом месте со значительным отрывом  находятся заболевания органов кровообращения.

Рис.2. Структура всех зарегистрированных заболеваний для контингента работников госаппарата.

       В подгруппе медицинских работников 44,9% обследованных имели стаж работы по специальности до 10 лет, 25,3% - от 10 до 20 лет, 15% - от 20 до 30 лет. Гигиеническая оценка условий труда показала, что  напряженность труда врачей хирургических специальностей и отделений интенсивной терапии соответствовала  классу 3.3, врачей терапевтического профиля – классу 3.2. 

Таблица 6

Оценка условий труда медицинских работников

хирургические  специальности

n= 78

терапевтические специальности

n= 80

Тяжесть труда

3.1

1

Освещение

3.1

1

Напряженность труда (по Р 2.2.2006-05)

1. Интеллектуальные нагрузки

3.3

3.2

2. Сенсорные нагрузки

2

2

3. Эмоциональные нагрузки

3.3

3.2

4. Монотонность нагрузок

2

2

5. Режим работы

3.1

3.1

Итоговая оценка (класс)

3.3

3.2

Интегральный показатель Lнт

1,83

1,58

Значения интегрального показателя напряженности труда (Lнт) для хирургов – 1,83, для терапевтов – 1,67 (табл. 6).

Труд  хирургов характеризуется  повышенными нагрузками на зрительный анализатор из-за чрезмерной освещенности  и блесткости рабочего поля  (до 100000 лк).  По показателям тяжести трудового процесса труд хирургов  соответствовал классу 3.1 (нахождение в вынужденной рабочей позе согнувшись более 50% рабочего времени, нахождение в позе стоя более 80% времени). 

Более 62% медицинских работников были  вынуждены трудиться в ночное время, среднее количество ночных смен – 5,6+3,2 за месяц.  43% врачей указали, что не менее 6 раз в течение месяца вынуждены находиться на работе непрерывно  на протяжении  30 часов.

Оценка выраженности рабочего стресса, проведенная с использованием  психосоциальных моделей, показала, что высокое рабочее напряжение, определяемое как сочетание высоких психологических требований работы и низкой свободы принятия решений на рабочем месте выявлено у 29% медицинских работников. Дисбаланс «усилие-вознаграждение» выявлен у 42% медработников.

Исследование методом хронометража рабочего дня  рабочего дня в сочетании с регистрацией  физиологических  параметров, отражающих степень  активации вегетативной центральной нервной системы (АД, ЭКГ в 1 отведении с анализом показателей вариабельности сердечного ритма  - RMSSD и  % pNN50) с использованием телемедицинского мобильного комплекса, проведенное в подгруппе из 36 врачей показало, что эмоционально значимые ситуации,  сопровождающиеся изменениями параметров гемодинамики и сдвигом вегетативной регуляции сердечного ритма в сторону преобладания симпатических влияний,  занимают  20 – 25%  рабочего времени.

В группу работников предприятия экспериментального машиностроения вошли инженерно-технические работники, рабочие (токари, слесари, фрезеровщики); в качестве контрольной группы обследованы работники военизированной охраны.  Высокие  показатели  напряженности труда отмечались у  инженеров-испытателей  в основном за счет  интеллектуальных и сенсорных нагрузок  (классы 3.1 и 3.2). На участках  испытательного производства условия труда по показателям шумовой нагрузки,  наличию электромагнитного излучения, отсутствию естественного освещения отнесены к классу 3.2. В сборочных  цехах выявлено превышение уровней ПДУ по шуму на 26 дБА. Напряженность труда рабочих - станочников соответствовала классу 2.  Дисбаланс «усилие-вознаграждение» выявлен у 31% инженеров, 18% станочников. 

Таблица 7

Оценка условий труда работников машиностроительного предприятия

инженеры

станочники

ВОХР

Химический фактор

3.1

3.1

2

Шум

3.1

3.1

2

Вибрация

3.1

3.1

2

Электромагнитные поля

3.1

2

2

Освещение

2

2

2

Тяжесть труда

2

3.1

2

Освещение

2

2

2

Напряженность труда

1. Интеллектуальные нагрузки

3.2

2

2

2. Сенсорные нагрузки

3.1

2

2

3. Эмоциональные нагрузки

3.1

2

3.1

4. Монотонность нагрузок

2

2

3.1

5. Режим работы

2

2

3.1

Итоговая оценка (класс)

3.2

2

3.2

Интегральный показатель Lнт

1,55

1,06

1,37

Таким образом, профессиональная  деятельность работников обследованных  контингентов характеризовалась различными сочетаниями  производственных  факторов, потенциально способных оказать влияние на формирование расстройств сна  (высокой напряженности труда и производственного стресса, ненормированного распорядка рабочего дня, работы в ночную смену, физических и химических  факторов и др.)

Изучение распространенности и особенностей клинических проявлений расстройств сна в обследованных группах населения позволило уточнить территориальные, возрастные и профессиональные особенности формирования  хронических нарушений сна.

Среди обследованных лиц трудоспособного возраста - жителей г. Москвы клинические проявления бессонницы выявлялись у  50,5% женщин и 49% мужчин.        Более 48% москвичей указали, что они не чувствуют себя отдохнувшими после ночного сна.  Наличие ночного храпа  выявлено у 69,3% мужчин и 21,8% женщин. У обследованных работников жителей  Реутова бессонница выявлена у 37,4% женщин и 32,4% мужчин. Свой сон как «глубокий и спокойный» оценили 49,5% женщин и 64,9% мужчин. Храп с периодичностью «часто и постоянно» отмечался у 56% мужчин и 29,6% женщин.  От избыточной дневной сонливости страдали 14,5% женщин и 17,3% мужчин.  Симптомы расстройства периодических движений конечностей выявлялись у 8,6% женщин и 10,2% мужчин, синдрома «беспокойных ног» (10,4% женщин и 7,7% мужчин). Среди обследованных жителей г.Воронежа  наличие  бессонницы, было выявлено у 20% мужчин и 45,4% женщин. 55% женщин и 38,5% мужчин указали, что им не хватает ночного сна для того, чтобы снять усталость и напряжение, связанное с рабочими нагрузками. 

Таким образом, результаты исследования показали значительную  распространенность  клинических проявлений расстройств сна, и в первую очередь различных вариантов бессонницы, среди трудоспособного  населения различных регионов страны.         Наиболее высокие показатели выявлены среди жителей крупного мегаполиса – г. Москвы.

Изучение особенностей  формирования расстройств сна в возрастном аспекте позволяет прийти к выводу об увеличении распространенности симптомов нарушений сна с увеличением возраста  в подгруппах школьников и работников молодого возраста (рис.3).  Аналогичная возрастная зависимость установлена и применительно к распространенности депривации сна (уменьшения продолжительности сна по сравнению с возрастными нормами).  Так, если в целом по городам во 2-х классах таких детей в целом около 5-7%, то семиклассников более трети, а в десятых классах их количество приближается к 40% и более.

Рис. 3. Распространенность клинических проявлений бессонницы в подгруппах школьников и молодых работников.

В отличие от взрослых у детей и подростков  у школьников чаще выявлялись парасомнии - снохождение, сноговорение (до 10%)  тревожные сновидения (кошмары сна). 

Анализ распространенности хронической бессонницы по профессиональным группам свидетельствует о том, что с наибольшей частотой  нарушения сна выявлялись у работников аппарата государственных учреждений и медицинских работников, напряженность труда которых соответствовала классам 3.2 и 3.3 (табл.8).

Таблица 8

Распространенность хронической бессонницы в основных

профессиональных группах, %

Госслужащие,  Москва

медработники, Москва

работники предприятия машиностроения Реутов

Работники предприятий, Воронеж

м

ж

м

ж

м

ж

м

ж

61,9

59,4

43,1

39,1

32,4

37,4

20

45,4

Анализ динамики распространенности  и тяжести бессонницы по данным проспективного наблюдения за подгруппой из 127 работников госучреждений свидетельствует о наличии временной тенденции к увеличению распространенности  и выраженности нарушений сна, что подтверждается логарифмической линией тренда с высоким коэффициентом аппроксимации (R2=0,97) и возможным  прогнозом дальнейшего роста при отсутствии улучшения  гигиенической ситуации (Рис. 4).

Рис.4. Динамика  и прогноз распространенности и тяжести бессонницы  у работников госучреждений.

Проведенный анализ показал, что частота выявления  нарушений сна  увеличивается в зависимости от профессионального стажа и длительности рабочей смены (табл. 9). 

Высокая распространенность нарушений сна у работников обусловила необходимость определения приоритетных факторов риска  хронической бессонницы.

Таблица 9

Распространенность бессонницы  в подгруппах работников с различным стажем  и продолжительностью рабочего дня

показатель 

Распространенность хронической бессонницы 

профессиональный стаж

5-10 лет 

54,1%

10-20 лет

58,3%

> 20 лет 

63,2%

продолжительность рабочего дня, ч.

8 часов

56,2%

8-10 часов

59,9%

> 10 часов

62,1%

Полученные данные свидетельствуют о том, существенные различия в распространенности расстройств сна отмечались между подгруппами работников, существенно различавшихся по показателю напряженности труда (от 33.3% для работников со 2 классом напряженности до 64,1% с напряженностью класса 3.3) (рис. 5).

Рис.5. Различия в распространенности нарушений сна в подгруппах работников с различной напряженностью труда.

Корреляционный анализ позволил выявить  наличие положительной статистической связи между интегральным показателем напряженности труда Lнт и индексом тяжести бессонницы (r= 0,38, p<0,05). 

В рамках одной профессиональной группы работников с одинаковыми условиями труда,  различия в распространенности нарушений сна были статистически связаны с  различиями в  выраженности рабочего стресса, рассчитываемых  индивидуально в соответствие с психосоциальными моделями.  Изучение распространенности бессонницы у работников с одинаковыми уровнями напряженности труда (класс 3.3), в подгруппах, сформированных с учетом величин показателей по осям требование – контроль,  показало, что  наибольшая частота выявления нарушений сна выявлялась в подгруппе работников, у которых отмечено сочетание высоких психологических требований работы и низкого контроля (возможности влиять на ситуацию на работе) – 70,4%.  Следующей по распространенности нарушений сна является  подгруппа «низкие требования – низкий контроль» (табл.10).

Таблица 10

Распространенность нарушений засыпания и поддержания сна в подгруппах  работников с различными уровнями стресса (модель требование-контроль)

  Психосоциальные модели

распространенность нарушений сна

Низкие требования – низкий контроль

64,3%

  Низкие требования – высокий контроль

               56,5%

Высокие требования – высокий контроль

54,5%

  Высокие требования – низкий контроль

70,4%

Распространенность расстройств сна у работников с низким уровнем рабочего стресса («низкие требования - высокий контроль») и с так называемым активным типом работы («высокие требования – высокий контроль») оказалась почти на 10% ниже. Оценка, проведенная  с использованием модели рабочего стресса «усилие-вознаграждение», показала, что у работников с повышенными значениями баланса «усилие-вознаграждение» распространенность расстройств сна почти на 10% выше, чем у работников, у которых баланс «усилие-вознаграждение» был менее единицы (рис. 6).

Рис.6. Распространенность нарушений сна в зависимости от уровня баланса «усилие-вознаграждение».

Анализ, осуществленный методом бинарной логистической  регрессии, зависимой переменной в котором являлось наличие нарушений сна продолжительностью не менее 1 месяца, а в качестве независимых переменных включались различные комбинации показателей, характеризующих условия труда, выраженность рабочего стресса, факторы образа жизни, среды обитания, а также симптомы соматических заболеваний, показал, что для лиц трудоспособного возраста различных профессиональных групп на первое место выходят факторы, связанные с выраженностью рабочего стресса (табл.11)

Таблица 11

Факторы риска хронической бессонницы у работников госучреждений

Переменная

Отношение шансов наличия бессонницы

ранг

Пол (мужской)

1,24

9

Индекс массы тела, кг/м2

1,11

13

Возраст, лет

1,15*

10

Проблемы со здоровьем (шкала 0-4)

1,73*

5

Табакокурение (шкала 0-4)

1,68*

7

Прием алкоголя (шкала 0-4)

1,12*

11

Просмотр телепередач, часов

1,03*

14

Работа на компьютере, часов

1,11*

12

Уровень материального обеспечения, руб/чел./мес.

0,46*

15

Общий стаж, лет

1,71*

6

Продолжительность рабочей недели, ч.

2,12*

4

Профессиональный стаж , лет

1,43*

8

Рабочее усилие (шкала 0-1)

5,19*

1

Баланс «усилие-вознаграждение»  (шкала от  0)

4,00*

3

Психологические требования работы (шкала 1-4)

4,85*

2

       *р<0,05

       Сравнительный анализ  отдельных психосоциальных характеристик труда в подгруппах работников, сформированных в зависимости от характера сна, показал, что у работников с не восстанавливающим характером сна выявлялись более высокие значения таких показателей, как «рабочее усилие»,  «психологические требования работы», и более низкие значения показателей  «свобода принятия решений», «социальная поддержка на рабочем месте»

Таблица 12

Психосоциальные характеристики труда у работников

с различным характером сна 

отдельные психосоциальные характеристики труда

характер сна

восстанавливающий

не восстанавливающий

рабочее усилие (шкала 0-1)

0,58+2,4

0,70+1,9

вознаграждение  (шкала 0-1)

0,70+1,7

0,67+1,9

баланс усилие-вознаграждение

0,90+0,15

1,17+0,36

требования работы (шкала 0-4) 

2,86+0,73

3,05+0,51

свобода принятия решений на рабочем месте (шкала 4-16)

12,67+2,66

11,7+2,09

социальная поддержка на рабочем месте (шкала 4-16)

12,66+2,05

11,55+2,30

разнообразие работы (шкала 4-16)

13,06+2,50

13,3+1,41

Таким образом, можно предположить, что  ведущими факторами риска хронической бессонницы  у работников  госаппарата, медицинских  и инженерно-технических работников  с высоким  уровнем  напряженности  труда (классы 3.2-3.3) являются: 1) рабочий стресс, рассчитанный  по показателям моделей требование-контроль или  «усилие-вознаграждение» (отношение шансов = 6,19 – 4,10);  2) ненормированный график работы с существенным превышением продолжительности рабочей недели; 3) вредные привычки (ОШ для табакокурения =1,68); 4) симптомы соматических заболеваний.

  Анализ факторов риска нарушений сна в подгруппах детей и подростков свидетельствует о том, что в этих возрастных группах ведущее значение имеют неблагоприятные факторы образа жизни, вредные привычки  табакокурение (ОШ=4,06); гиподинамия (ОШ=1,82);  нерегламентированный просмотр телепередач (ОШ=1,44); прием алкоголя (ОШ=1,40). 

  Исследование позволило  уточнить  роль средовых факторов в формировании хронической бессонницы. Анализ, проведенный методом логистической регрессии показал, что уровень загрязнения воздуха и шумовой  фактор  увеличивали вероятность наличия бессонницы на 10 и 20% соответственно (ОШ=1,11 и ОШ = 1,21). Оценка  зависимости частоты выявления жалоб на бессонницу от субъективно оцениваемой работником выраженности шума в месте проживания показала, что работники, указавшие в анкете  на незначительную интенсивность шума по месту жительства,  были не удовлетворены продолжительностью и качеством своего сна в 37,3% случаев, а указавшие на значительную шумовую нагрузку – в 52,5%. 

Результаты полисомнографического исследования 23 работников, проведенного в лабораторных условиях на фоне  повышенной шумовой нагрузки (55-60 дБА),  показали, что по сравнению с исходным исследованием, проведенным в условиях допустимого уровня шума (30 дБА) отмечено  увеличение числа реакций ЭЭГ-активации (15,5+6,8 и 29,7+15,2 события в час), снизилось содержание  медленноволнового сна (9,2+5,5% и 6,1+6,2%) и  фазы сна с быстрыми движениями глаз (21,7+5,4% и 15,3+7,1%), что может свидетельствовать  о роли акустического неблагополучия в патогенезе нарушений сна.

Расчеты  удельной доли влияния факторов риска среды на  нарушения сна в различных обследованных группах свидетельствуют о наличии определенной возрастной динамики долевого участия  отдельных факторов риска  (рис.7).  Если  в  детском и подростковом возрасте ведущая роль принадлежит факторам, связанным с образом жизни (доля влияния до 42%),  то в трудоспособном возрасте ведущее место занимают факторы связанные с профессиональной деятельностью (доля влияния до 81%), а у пожилых людей -  проявления соматических заболеваний, вызывающие нарушения сна.

Рис. 7.  Схема возрастной  динамики  удельной роли факторов риска бессонницы

С целью  уточнения  механизмов формирования хронической бессонницы у работников, подверженных высоким уровням производственно-профессионального стресса был проведен сравнительный анализ результатов инструментального исследования ночного сна  в подгруппах работников, сформированных в зависимости от величины напряженности труда и выраженности рабочего стресса.

Таблица 13

Сравнительных анализ параметров полисомнограммы в подгруппах работников  с различным уровнем напряженности труда и  рабочего стресса

параметр

Напряженность труда

Рабочий стресс

3.1

3.3

БУВ < 1

БУВ >1

Латенция ко сну, мин.

15,8+8,1

19,2+11,3

14,1+10,3

20,5+8,3

Общее время сна, мин.

411,5+50,1

390,2+63,1*

405,4+61,2

395,2+50,3*

Эффективность сна, %

92,5+6,1

87,9+5,6

93,6+3,1

85,5+9,4*

Индекс реакций активации, событий/час

12,1+6,3

17,3+7,0

11,3+7,2

18.6+7,1*

% 3 и 4 стадий сна

8,2+4,2

5,1+3,3

9,1+4,9

4,6+3,2*

% REM-стадии

19,2+3,1

18,7+4,2

19,5+4,1

19,1+3,9

*р<0,05

Полученные данные  свидетельствуют о том, что высокая напряженность труда и рабочий стресс работников были связаны  со снижением эффективности  и общего времени сна, уменьшением медленноволнового сна в его структуре, повышенной фрагментацией сна вследствие увеличения реакций ЭЭГ-активации.

Положительная корреляционная связь была установлена  между интегральным показателем напряженности труда и количеством реакций ЭЭГ-активации (r=0,35), отрицательная – между эффективностью сна и балансом «усилие-вознаграждение» (r= - 0,37).

Спектральный анализ  фрагментов ЭЭГ сна (4 эпохи 2-й стадии сна, отведение С3-А2, быстрое преобразование Фурье)  у работников с различными  уровнями рабочего стресса в соответствие с моделью требование-контроль,  показал, что у работников, находящихся в состоянии хронического  стресса, во время сна преобладали более высокие значения частот ЭЭГ  на спектрах мощности (6,75+1,1 Гц и  6,12+1,25 Гц). 

ЭЭГ-исследование, выполненное  через 4 часа после пробуждения, также  показало большую частоту  выявления  неспецифических признаков активации стволовых структур у работников с выраженным рабочим стрессом.

Таблица 14

Частота выявления изменений ЭЭГ бодрствования у работников в подгруппах, сформированных в зависимости от выраженности рабочего стресса

ЭЭГ-признаки

Рабочий стресс

БУВ < 1 (n=55)

БУВ >1 (n=52)

Снижение амплитуды и индекса альфа-ритма

10 (18%)

17 (32%)

Низкоамплитудная высокочастотная  ЭЭГ

6 (11%)

8 (15%)

Доминирование «вспышек»  высокоамплитудной полиморфной активности, включая альфа и тета-ритм

3 (5%)

5 (10%)

Нарушение регулярности, равномерности и зонального распределения основного коркового ритма 

7 (13%)

9 (17%)

Расширение диапазона реакции усвоения ритма при фотостимуляции

8 (15%)

14 (27%)

*р<0,05

Полученные данные дают основание  предположить, что выявленные  у работников с высоким уровнем профессионального стресса изменения электрической активности головного мозга во время бодрствования и сна, характеризующиеся  увеличением частоты и  снижением амплитуды  ЭЭГ,  преобладанием высокочастотных компонентов ЭЭГ при спектральном анализе,  могут свидетельствовать  об  участии активирующих стволовых структур в генезе  нарушений засыпания и поддержания сна в качестве предрасполагающих и поддерживающих факторов.

Выявленные  различия  в утренних уровнях кортизола плазмы у молодых работников с нарушениями сна (357,0+10,5 нмоль/л) и нормальным сном (320,2+ 8,2 нмоль/л), а также положительная корреляционная связь между уровнем кортизола и числом реакций ЭЭГ-активации во время сна (r=0,55)  подтверждают участие  гипоталамо-гипофизарной системы в патогенезе нарушений сна у лиц, подверженных стрессу,  что обусловлено, в частности,  ролью кортикотропин-рилизинг гормона в активации ЦНС как напрямую, так и с участием норадренэргических систем мозга, что соответствует современным представлениям о регуляции цикла сон-бодрствование (T.Buckley, 2006).

Анализ влияния  хронической бессонницы на показатели соматического здоровья работников  показал,  что у лиц, страдавших от нарушений засыпания или поддержания сна, с достоверно большей частотой отмечались такие симптомы, как головная боль (80,5% и 65,6%), головокружение (30,7% и 10%), ощущение сердцебиения (52,2% и 18,3%), боли в шее (56,9% и 9,9%), боли в спине (70,8% и 38,5%),  боль в горле (41,5% и 25,6%), увеличение лимфоузлов (6,5% и 3,7%), субфебрилитет (14,5% и 9,9%), нарушение чувствительности в конечностях (12,9% и 3,8%), нарушение концентрации внимания (48,4% и 17,9%), ухудшение памяти (35,4% и 9%).  Работники, продолжительность сна которых составляла менее 5 часов,  в полтора раза чаще предъявляли жалобы на угнетенное состояние (депрессию) по сравнению с людьми,  сон которых длился  8 и более часов.

Изучение взаимосвязи ряда кардиоваскулярных  заболеваний с их традиционными факторами риска, психосоциальными характеристиками труда и клиническими проявлениями расстройств сна свидетельствует о том, что дисбаланс усилие-вознаграждение и не восстанавливающий характер сна были статистически  связаны с вероятностью наличия гипертонической болезни в большей степени,  чем такие факторы, как индекс массы тела и возраст (табл. 15).

Таблица 15

Отношение шансов наличия диагноза  гипертонической болезни

отношение шансов

ранг

возраст

1,12

6

индекс массы тела

1,29

5

рабочее усилие

2,17

3

баланс усилие-вознаграждение

6,61

1

свобода принятия рабочих решений

0,76

7

низкая социальная поддержка на работе

1,99

4

не восстанавливающий характер сна

6,52

2

 

Не восстанавливающий характер сна  и дисбаланс «усилие-вознаграждение» имели значимую статистическую связь и с вероятностью наличия ишемической болезни сердца  (ОШ = 2,3 и ОШ=3,36, соответственно).

Результаты проспективного исследования  работников госаппарата свидетельствует о том, что выявление при исходном исследовании индикаторов рабочего стресса и  нарушений засыпания/поддержания сна увеличивало вероятность появления  новых случаев гипертонической болезни  через 3-4 года наблюдения (для баланса «усилие-вознаграждение» ОШ = 1,34; для наличия бессонницы ОШ= 1,52). Наличие индикаторов стресса, в свою очередь, повышало вероятность сохранения/усиления выраженности бессонницы (ОШ=1,6).

Анализ особенностей функционального состояния нервной системы и церебрального кровотока  у работников, страдавших от бессонницы, и сопоставимых по основным профессиографическим и антропометрическим характеристикам работников без нарушений сна  свидетельствует о наличии у лиц с нарушениями сна признаков перевозбуждения (hyperarousal) ЦНС, проявляющихся в преобладании  высокочастотных компонентов  при спектральном анализе ЭЭГ (у 22% с бессонницей и 13% работников без нарушений сна),  неустойчивости сосудистого тонуса по данным РЭГ в виде последовательного чередования нормального, повышенного и сниженного тонуса (у 50% лиц с бессонницей и 29% контрольной группы).

Таблица 16

Частотные характеристики ЭЭГ в подгруппах

(состояние - расслабленное  бодрствование с закрытыми глазами)

отведение

частоты пиков мощности

бессонница

нормальный сон

F3

8,96+0,43*

8,85+0,42

F4

8,96+0,44*

8,82+0,40

C3

9,63+0,67

9,11+0,41

C4

9,61+0,46

9,11+0,42

*р<0,1

Выявленные изменения функционального состояния  ЦНС могут рассматриваться в качестве критериев ранней диагностики неблагоприятного  течения бессонницы. Так, результаты анкетирования, проведенного через 13 – 16 месяцев, показали что среди пациентов, указавших наличие бессонницы на первом этапе исследования, признаки нарушения сна сохранялись у 84% работников, у которых выявлялись изменения ЭЭГ с преобладанием низкоамплитудной высокочастотной активности и 65% лиц, у которых подобные изменения отсутствовали, у 88% лиц с  выраженными колебаниями сосудистого тонуса по данным РЭГ и 68% лиц без подобных изменений.

Оценка результатов исследований  сердечно-сосудистой системы свидетельствует о том, что у работников с нарушениями сна по сравнению с лицами с нормальным сном  с большей частотой выявлялись  нарушения функционального состояния  и вегетативной регуляции  деятельности сердца. По результатам  электрокардиографии у пациентов с нарушениями сна чаще выявлялась суправентрикулярная экстрасистолия (11,5% и 7,6%). По данным эхокардиографии, у пациентов, страдавших от нарушений сна, выявлялись признаки гипертрофии стенки левого желудочка и увеличенные значения фракции выброса (табл. 17)

Таблица 17

Показатели центральной гемодинамики  у работников с хронической бессонницей и работников без нарушений сна

характер сна

Среднее значение + СКО

достоверность различий

КДР ЛЖ, см

бессонница

5,35+,30

0,024

контроль

5,24+,33

КДР ПЖ, см

бессонница

3,20+,45

0,19

контроль

3,13+,35

КДР ЛП, см

бессонница

3,97+,49

0,10

контроль

3,86+,45

объем ПП, мл3

бессонница

67,2+19,8

0,002

контроль

59,15+16,3

диаметр восходящей аорты, см

бессонница

1,75+1,50

0,01

контроль

1,97+1,59

толщина стенки ЛЖ , см

бессонница

0,99+,10

0,04

контроль

0,82+,12

фракция выброса  ЛЖ , %

бессонница

67,5+2,8

0,04

контроль

61,3+2,6

Тест с физической нагрузкой  показал, что у работников,  страдавших от нарушений сна, на 35% чаще выявлялся гипертонический тип реакций гемодинамики, существенное повышение АД зачастую являлось основанием для прекращения теста, что обусловило более низкие значения максимальной мощности и снижение толерантности к нагрузкам у больных с нарушениями сна.

Рис. 8. Показатели ЭКГ теста с физической нагрузкой 

Суточное мониторирование артериального давления, проведенное  на фоне плановой гипотензивной терапии, получаемой работниками с гипертонической болезнью,  существенного различия абсолютных величин среднесуточных значений АД выявлено не было. Вместе с тем, работники, страдающие от бессонницы, чаще были нон-диперами (non-dippers), т.е. у них отсутствовало либо было недостаточным физиологическое снижение АД во время ночного сна (табл. 18).

Таблица 18

Особенности показателей СМАД в обследованных подгруппах

параметры СМАД

бессонница

нормальный сон

АД систолическое, среднее

127,5+11,3

126,9+9,3

АД диастолическое, среднее 

85,1+5,7

84,8+7,4

Суточные индекс, %

8,2+5,9

12,3+5.1*

% non-dippers

38,9%

22,4% *

* p<0.05

Анализ временных  характеристик вариабельности сердечного ритма показал, что у  работников, страдающих от  бессонницы,  общая мощность ВСР за 24 часа оказалась сниженной, по равнению с лицами, не имеющих расстройств сна.  У работников  с хронической бессонницей снижение SDNN выявлено как во время бодрствования, так и во время сна (табл.19).

Таблица 19

Особенности показателей ВСР в обследованных подгруппах

параметры

нормальный сон

хроническая бессонница

SDNN,  мс, 24 часа 

128,4+13,1*

109,4+17,1*

SDNN,  мс, 23.00-7.00

76,8+11,9

68,8+9,6

SDNN,  мс, 7.00-15.00

75,1+9,4

67,2+12,5

рNN50, 24 часа

3,4+1,6*

1,8+1,1

* p<0.05

Отношение мощности низкой и высокой частот ВСР у работников с нарушениями сна  данный показатель  у лиц без нарушений сна (НЧ/ВЧ 2,2+0,8 и 1,7+0,8). Снижение общей мощности ВСР  и преобладание симатикотониии, выявленные у работников  с хронической бессонницей, могут свидетельствовать о роли  нарушений сна в патогенезе кардиоваскулярной патологии.

                 Изучение показателей углеводного,  липидного  и белкового обмена у работников с нарушениями сна  свидетельствует о большей частоте выявления гиперхолестеринемии, гипертриглицеридемии у лиц с хронической бессонницей по сравнению с сопоставимыми по основным характеристикам работниками без нарушений сна (табл. 20). Регрессионный анализ, зависимыми переменными в котором являлись  наличие гипергликемии  (глюкоза > 6.1 ммоль/л) и гиперхолестеринемии  (о. холестерин > 5.1 ммоль/л), а независимыми – антропометрические параметры, показатели образа жизни, тяжесть и напряженность труда и характеристики сна, показал, что наличие бессонницы приблизительно в полтора раза увеличивало вероятность наличия гипергликемии (ОШ=1,45) и на 20% - гиперхолестеринемии (ОШ=1,19).

  Таблица 20

Основные показатели биохимического скрининга у  обследованных госслужащих

Показатель

бессонница

контроль

Глюкоза, ммоль/л

5,87+0,72

5,11+0,73

О. холестерин, моль/л

5,89+1,24

5,55+1,23 *

ХВП, моль/л

4,21+0,63

3,23+0,35*

ХНП, моль/л

1,82+0,54

1,51+0,46

Триглицериды, моль/л

2,21+1,01

1,65+0,61**

Мочевина

5,72+1,1

5,77+1,4

Креатинин

87,8+10,3

80,2+14,8

Мочевая кислота

320,3+59,8

298,1+72,6

АлАТ

32,2+6,9

34,7+8,0

АсАТ

35,1+7,8

34,0+11,2

*p<0,1;  **p<0,05

Включение в регрессионные уравнения параметров структуры сна показало, что индекс реакций ЭЭГ активации также был статистически связан с наличием гипергликемии (отношение шансов = 1,25).

Изучение показателей системы гемостаза свидетельствует о наличии статистической взаимосвязи между  качеством сна (по показателю эффективности сна) и показателями агрегационной способности тромбоцитов (r= - 0,35), уровнями фибриногена (r= - 0,41) и протромбина (r = -0,32). 

Гормональные исследования выявили  у работников с хронической бессонницей по сравнению с лицами без нарушений сна  более высокие уровни гормонов гипоталамо-гипофизаро-надпочечниковой оси (кортизол  621,4+121,2 и 531,8+130,5 нмоль/л, АКТГ -  44,1+7,2 пг/мл и 32,5+8,1 пг/мл соответственно).

Анализ  особенностей иммунного статуса показал, что у работников с нарушениями сна было выявлялось  снижение количества  CD3+ и СD4+ субпопуляций лимфоцитов,  по сравнению с работниками без нарушений сна (рис.9). Кроме того,  установлена  положительная корреляционная связь между общим содержанием CD4 позитивных клеток и процентным содержанием 3 и 4 стадий  сна в его структуре (коэффициент корреляции + 0.28), что может свидетельствовать о роли глубокого, медленноволнового сна в регуляции иммунного ответа. У работников с нарушениями сна установлены более низкие значения иммунорегуляторного индекса 3 порядка  (0,82 и 1,21 соответственно).  Количество Т-супрессоров/регуляторов (CD25-позитивные клетки) у лиц  с нарушениями сна превышало  количество этих клеток у работников  без нарушений сна – 20,2 и 18,5  %.

Рис. 9. Содержание CD3+CD4+ и CD3+CD4+ лимфоцитов у работников

Изучение различий показателей иммунного статуса в подгруппах, сформированных в зависимости от выраженности рабочего стресса,  свидетельствует о том, что у работников с высоким уровнем рабочего стресса также  количество  CD4-позитивных клеток было  на 15% меньшим по сравнению с работниками с нормальными  значениями баланса усилие-вознаграждение.  

Анализ влияния расстройств сна на показатели гуморального иммунитета показал, что у большинства пациентов с бессонницей отмечено снижение уровня сывороточного IgA и дефицит иммуноглобулинов G, преимущественно 1 и 3 классов. В подгруппе больных с бессонницей установлена отрицательная корреляционная связь между частотой ночных пробуждений  и уровнем иммуноглобулина А плазмы  (коэффициент корреляции = -0,56).

Результаты экспериментального психологического исследования показали, что у работников с нарушениями сна выявлялись достоверно повышенные уровни личностной и реактивной тревожности,  личностные изменения с преобладанием ипохондрических, депрессивных изменений по шкалам теста СМОЛ (табл.21). С другой стороны, повышенные значения личностной тревожности увеличивали вероятность сохранения (появления новых случаев) бессонницы по данным  3-х летнего проспективного наблюдения (ОШ = 1,4).

Таблица 21

Результаты психологического исследования работников с нарушениями сна

Показатель

Бессонница, n =69

Нормальный сон, n=75

Тест Спилбергера в модификации Ю.Л.Ханина

Личностная тревожность

45,1+8,9

36,1+7,7

Реактивная тревожность

37,2+6,5

32,1+5,8

Тест СМОЛ

Шкала 1 (ипохондрии)

56,2+11,4*

46,3+6,8

Шкала 2 (депрессии)

54,8+10,2*

39,5+7,2

Шкала 3 (истерии)

48,1+9,2

53,2+10,2

Шкала 4 (асоциальной психопатии)

40,2+7,1

34,4+7,1

Шкала 6 (паранойяльных изменений)

42,8+8,2

44,5+5,9

Шкала 7 (психастении)

50,3+8,2

43,2+7,1

Шкала 8 (шизоидии)

39,1+7,7

40,7+5,3

Шкала 9 (гипомании)

50,1+6,9

53,9+7,2

p<0,05

Таким образом, у пациентов с нарушениями сна выявлялись изменения функционального состояния сердечно-сосудистой системы, свидетельствующие о преобладании симпатических влияний на регуляцию сердечного ритма,  измененный суточный профиль артериального давления с отсутствием физиологического снижения АД во время  сна, снижение толерантности к физическим нагрузкам и гипертонический тип реакции гемодинамики во время теста. Указанные нарушения в сочетании с изменениями липидного и углеводного обмена могут создавать предпосылки для ускоренного развития кардиоваскулярных, цереброваскулярных  и метаболических расстройств.  Изменения в иммунном статусе работников  с нарушениями сна обуславливают выявленную повышенную подверженность этих лиц воспалительным заболеваниям органов дыхания. 

Влияние работы в ночную смену на показатели здоровья, характеристики сна и психологический статус работников было изучено в подгруппе врачей стационара. Сравнительный анализ психосоциальных характеристик труда показал, что  у работающих в ночную смену  выявлялись более высокие уровни рабочего напряжения (3,1+0,73 и 2,9+0,7 балла), дисбаланса усилие-вознаграждение (1,12+0,31 и 0,98+0,40 балла). Лица контрольной группы указали на большую степень свободы  принятия рабочих решений (9,5+3,4 и 11,2+2,8)  балла. 

Изучение основных характеристик сна позволило  установить, что средняя продолжительность  сна работающих в ночную смену была на 0,7 часа меньше чем у работающих в дневное время (6,4+0,7 и 7,1+0,7 часа).  У работников  в ночную смену  распространенность клинических проявлений нарушения засыпания или поддержания сна  приблизительно на 9% превышала этот показатель в контрольной группе. Работающие в ночную смену в полтора раза чаще оценивали свой сон как не восстанавливающий. У 63% выявились признаки хронобиологического расстройства сна – расстройства сна связанного с работой по сменному графику.

Анализ частоты выявления клинических проявлений  соматических заболеваний показал, что работающие в ночную смену чаще предъявляли жалобы, связанные с патологией опорно-двигательного аппарата,  наличием псевдоневрологической симптоматики, воспалительных заболеваний ЛОР- органов.

  контроль  работающие  в ночную смену

Рис.10. Преобладание клинических проявлений соматических заболеваний  у работающих в ночную смену

Результаты биохимического скрининга свидетельствуют о том, что у работающих в ночную смену отмечены более высокие значения триглицеридов (2,23+0,08 и 1,74 + 0,09 ммоль/л) и глюкозы (5,8+0,15 и 4,9+0,1 ммоль/л); существенных различий уровня общего холестерина выявлено не было (6.0+0,31  и 5,9+0,23 ммоль/л).  Исследование гормонального статуса работников показало, что у работающих  в ночную смену  выявлены более высокие значения кортизола плазмы (654,2+128,3 и 432,1+98,3 нмоль/л),  более низкие значения соматотропного гормона (в 1.2 раза). Сравнительный анализ показателей вариабельности сердечного ритма показал в подгруппе работающих в ночную смену наличие более высоких значений соотношения мощности низких и высоких частот (2,15+0,34 и 1,75+0,40), что свидетельствует о наличии преобладания адренэргических влияний на сердце  у лиц, работающих в ночное время и испытывающих недостаток сна.

Таким образом, у работников умственного труда, вынужденных трудиться в ночное время,  с большей частотой, по сравнению с сопоставимыми возрасту, полу и  по характеру выполняемой работы лицами, работающими в дневное время, выявлялись  признаки хронической бессонницы, изменения функционального состояния  сердечно-сосудистой системы, свидетельствующие о преобладании адренэргических влияний,  повышенные значения липидов плазмы  и гормонов стресса, что позволяет рассматривать ночную работу и связанные с ней хронобиологические нарушения и депривацию сна  в качестве самостоятельных  факторов риска здоровью работников.

Результаты проведенного исследования позволяют осуществить комплексный  анализ выявленных закономерностей, зависимостей и механизмов, обуславливающих влияние  неблагоприятных факторов среды обитания, условий труда, производственного стресса на формирование  расстройств сна, взаимосвязь хронических нарушений  сна и соматического здоровья. Системный характер исследования обуславливает изучение нарушений  сна у работников различных профессиональных групп, трудовая деятельность которых характеризуется сочетаниями различных факторов, способных вызвать нарушение сна, анализ  формирования расстройств сна в возрастном и территориальном аспектах. Выявленная возрастная динамика удельной доли влияния факторов риска хронической бессонницы свидетельствует о приоритетной роли связанного с работой стресса в генезе бессонницы у лиц трудоспособного возраста. Полученные данные позволяют рассматривать нарушения сна не только  в качестве одного из проявлений хронического стресса,  но и самостоятельного фактора, потенцирующего негативные эффекты стресса на здоровье и психологический статус работников. 

Вышеизложенное обусловило необходимость разработки  эффективной системы управления  рисками формирования расстройств сна, включающей в себя  комплекс санитарно-гигиенических, профилактических и лечебно-реабилитационных мероприятий.

Предложенная  модель  оптимизации здоровья трудоспособного населения, включающая комплекс мероприятий по снижению распространенности и выраженности нарушений сна, являющихся фактором, стимулирующим формирование соматической патологии  предусматривает:

а)  выявление и снижение негативного воздействия условий труда, производственно-профессионального стресса, неблагоприятных факторов среды обитания  образа жизни, формирующих нарушения  сна 

б) формирование групп риска лиц с нарушениями сна, подверженных высокому воздействию рабочего стресса;

в) проведение психокоррекционных и лечебно-реабилитационных мероприятий для коррекции ранних форм нарушений сна и соматической патологии;

г) прогноз эффективности оздоровительных мер для поиска направлений улучшения работы системы.

Предложенная система  предусматривает,  наряду с оптимизацией режимов труда и  улучшением социальной защиты работников,  индивидуальное применение современных методик психопрофилактики  для  коррекции расстройств сна и связанных с ними соматических заболеваний. 

В целях снижения выраженности напряженности труда и снижения выраженности связанного с работой стресса целесообразным представляется внесение  дополнений в должностные инструкции (регламенты) государственных служащих, направленные на определение максимальных величин рабочих нагрузок, ограничение сверхурочных работ. Кроме того,  организация  кабинетов психологической разгрузки  на базе медицинских пунктов учреждений и включение в программы диспансеризации работников умственного труда, подверженных высоким нервно-психическим нагрузкам, консультации медицинского психолога и специалиста в области нарушений сна позволяет  обеспечить  раннее выявление и коррекцию  проявлений рабочего стресса и расстройств сна.  Реализация программы предусматривает также  осуществление комплекса инженерно-технических, проектировочных и законодательных мер, направленных на улучшение акустической обстановки в населенных пунктах.

Оценка эффективности основных компонентов системы профилактики расстройств сна  свидетельствует  о том,  что  использование комплекса современных методов  реабилитации с применением методик коррекции  нарушений сна, активной диспансеризации и своевременной госпитализации работников из  контингента крупного медицинского объединения  обусловило снижение  показателей заболеваемости с ВУТ в 2003-2006 гг.  в 1,23  раза по отношению к  показателям по РФ.

Применение  научно обоснованного комплекса методов психологической коррекции (когнитивная поведенческая терапия, методы релаксации,  психологическое консультирование) в сочетании с патогенетически обоснованной медикаментозной коррекцией (небензодиазепиновые агонисты 1-рецепторов, седативные антидепрессанты,  метаболические,  ноотропные, вазоактивные препараты, антиоксиданты)  привело к  снижению  распространенности расстройств сна подгруппе из 156 работников госучреждений с 62,8% до 39,1% в период реабилитации  с последующим снижением по данным проспективного наблюдения до 29,5%), и в группе  работников  предприятия экспериментального  машиностроения по данным наблюдения в 2003-2007 гг.  с 44% до 32,4%. Снижение распространенности расстройств сна сопровождалось уменьшением  частоты  обострений  гипертонической болезни у 26,8% больных, ишемической болезнью сердца у  7,5% работников.

Таким образом, в результаты выполнения исследования научно  обоснована концепция профилактики  расстройств сна у трудоспособного населения, базирующаяся на системном подходе к оценке роли  факторов риска, ведущим из которых является профессиональный стресс, выявлении  механизмов формирования расстройств сна и  их влияния на состояние здоровья работников, комплексном применении организационных, гигиенических, лечебно-реабилитационных мероприятий для уменьшения негативных эффектов  нарушений сна.

В Ы В О Д Ы

1. Гигиеническое неблагополучие территорий, на которых проживали обследованные лица,  обусловлено высокой антропотехногенной нагрузкой на окружающую среду, имеющей региональные особенности.  В гг.Москва, Воронеж, Реутов, Губкин ведущим фактором санитарно-гигиенического неблагополучия является  атмосферный воздух с ИЗА от 11,6 в г.Москва до 2,1 в г.Губкин при наличии в воздухе этих городов пыли, диоксида азота, формальдегида, в г.В.Новгород – питьевая вода, содержащая  повышенные концентрации  хлорорганических соединений,  (хлороформ до 14 ПДК), в г.Серпухове – почва (наличие полихлорированных бифенилов до 6,0 ОДК). Акустическое неблагополучие гг.Москвы и Реутова обуславливает  превышение эквивалентного уровня шума  на 5 - 25  дБА.

2. Трудовая деятельность государственных служащих, медицинских работников и работников предприятия машиностроения  характеризуется высокими уровнями напряженности труда, соответствующими  классам 3.1 - 3.3  для сотрудников госаппарата (Lнт=1,32-1,87), классам 3.2-3.3 для  врачей терапевтов и хирургов  (Lнт=1,58-1,83), классу 3.2 для инженеров-испытателей (Lнт=1,55). Неблагоприятными факторами условий и режима труда госслужащих  являются:  превышение  времени работы (до 53,1 часов в неделю), работа в выходные дни (3,7 дней в месяц), для подгрупп врачей  -  работа в ночные смены (5,6 ночных смен в месяц), для хирургов - повышенные уровни освещенности  рабочей поверхности (до 100000 лк) и вынужденная рабочая поза (50-80% рабочего времени, класс 3.1 по тяжести труда), для  испытателей - наличие  широкополосного шума с максимальным уровнем 95 дБА,  излучение  диапазона СВЧ с уровнем 15-30 мкВт/см2  при отсутствии естественного освещения.  У 25%-45% госслужащих,  29%-42% медработников и 31% испытателей выявлены индикаторы высокого рабочего стресса в соответствие с психосоциальными моделями «требование-контроль» и «усилие-вознаграждение». 

3. Уточнены  профессиональные, территориальные и возрастные особенности формирования нарушений  сна,  распространенность которых в обследованных  группах  трудоспособного населения  сна составляла  33,3% – 64,1%, контингентах учащихся – от 4% до 21,3%. Выявлена достоверная тенденция роста распространенности хронической бессонницы у работников госучреждений (R2=0,97) с прогнозом ее увеличения  при сохранении гигиенического неблагополучия.  Частота выявления  нарушений сна увеличивается с ростом профессионального стажа (r=0,8), длительности рабочей смены (r=0,78).  В изученных территориях  наиболее высокая распространенность нарушений сна – 50,5% у женщин и 49% у мужчин выявлена у жителей г.Москвы. Анализ возрастной динамики формирования  нарушений сна показал наличие достоверной тенденции роста распространенности бессонницы и депривации сна с возрастом (R2=0,96).

4.  Определены приоритетные факторы риска нарушений сна, ведущим из которых для трудоспособного населения является профессиональный стресс, выраженность которого определяется уровнем напряженности труда  и психосоциальными  характеристиками работы. Различия в напряженности труда определяют  выявленные различия в распространенности хронической бессонницы в профессиональных группах (от 33% для работников со классом напряженности 2,  до 64,1% с классом 3.3). В  профгруппах  с  высокой напряженностью труда (3.2-3.3)  выраженность  нарушений сна  определяется: 1) психосоциальными  характеристиками работы – рабочим усилием (ОШ=5,19), психологическими требованиями (ОШ=4,85), балансом «усилие-вознаграждение» (ОШ=4,0); 2) нерегламентированным увеличением  времени рабочей смены (ОШ=2,12), 3) наличием соматических заболеваний (ОШ=1,73); 4) вредными  привычками (ОШ = 1,12 – 1,68).  В системе  факторов окружающей среды ведущая роль в формировании нарушений сна принадлежит акустическому неблагополучию (ОШ=1,21) и загрязнению атмосферного воздуха (ОШ=1,11). 

5. Выявлено  негативное влияние расстройств  сна на показатели здоровья, проявляющееся в: 1) большей распространенностью симптомов соматических заболеваний у работников с хронической бессонницей по  сравнению с лицами без нарушений сна (головная боль - 80,5% и 65,6%, головокружение - 30,7% и 10%, ощущение сердцебиения - 52,2% и 18,3%),  2) повышении риска формирования  ИБС и артериальной гипертензии при не восстанавливающем характере  сна (ОШ= 6,51) и наличии индикаторов рабочего стресса (ОШ=6,61).  Хронобиологические нарушения сна и депривация сна, выявленные у работающих  в ночную смену,  статистически связаны с более высокими показателями  индикаторов рабочего стресса (БУВ = 1,12+0,31 и 0,98+0,40), увеличением частоты  выявления жалоб  на боли в конечностях, утомляемость, нарушения памяти (в 1.2 раза по сравнению с работающими в дневную смену). 

6. Установлено, что хроническая  бессонница сопровождается  нарушениями механизмов  регуляции церебрального кровотока (у 50% лиц с бессонницей и 29% контрольной группы), вегетативной регуляции сердечного ритма с преобладанием симпатических влияний (SDNN = 109,4+17,1 мс.  у работников с бессонницей против 128,4+13,1 мс.  у лиц без нарушений сна,  НЧ/ВЧ = 2,2+0,8  против  1,7+0,8 соответственно), суточного профиля АД в виде отсутствия физиологического ночного снижения у 38,9% работников с бессонницей и 22,4%  контрольной группы,  снижением толерантности к физическим нагрузкам (157,5+12,3 Вт и 137,5+25,5 Вт соответственно) на фоне гипертонического  типа реакции гемодинамики по данным ВЭМ. Наличие бессонницы увеличивало  предрасположенность к гипергликемии (ОШ=1,45), гиперхолестеринэмии (ОШ=1,19), нарушениям в иммунном статусе в виде снижения содержания  CD4+ лимфоцитов (1025,5+121,4 и 855,6+90,4 кл/мкл). У работающих в ночную смену по сравнению с работающими днем,  чаще выявлялись повышенные уровни  триглицеридов плазмы (2,23+0,08 и 1,74 + 0,09 ммоль/л) и глюкозы (5,8+0,15 и 4,9+0,1 ммоль/л).  У работников с нарушениями сна выявлялись более высокие значения личностной (45,1+8,9 против 36,1+7,7 баллов) и реактивной тревожности (37,2+6,5 и 32,1+5,8 балла), личностные изменения с преобладанием ипохондрических и депрессивных изменений по шкалам теста СМОЛ.

7.  Уточнена роль неспецифических  стрессовых реакций, включающих  активацию  гипоталамо-надпочечниковой оси на начальных этапах формирования нарушений сна  (кортизол = 621,4+121,2 нмоль/л и АКТГ -  44,1+7,2 пг/мл у работников с бессонницей, и кортизол 531,8+130,5 нмоль/л  и АКТГ 32,5+8,1 пг/мл у лиц без нарушений сна), выявлены признаки неспецифической активации ЦНС при нарушениях сна, проявляющиеся  преобладанием высокочастотных компонентов  при спектральном анализе ЭЭГ (у 22% с бессонницей и 13% работников без нарушений сна).

  8. Прогностическими критериями неблагоприятного течения бессонницы  по результатам проспективного наблюдения являются  индикаторы рабочего стресса (для баланса «усилие-вознаграждение» >1 ОШ =1,6; высокий уровень личностной тревожности (ОШ=1,4); признаки активации стволовых структур на исходной ЭЭГ  (в 1,3 раза).

9. Внедрение комплекса методов коррекции  расстройств сна обеспечило уменьшение  распространенности расстройств сна работников госучреждений с 62,8% до 39,1% в период реабилитации  с последующим снижением до 29,5%; у  работников  предприятия  машиностроения  - с 44% до 32,4%, что сопровождалось снижением частоты  обострений  гипертонической болезни у 26,8% больных,  ИБС -  у  7,5% работников.  Изучение показателей здоровья контингента  государственных служащих  показало, что  использование широкого комплекса современных методов диагностики  и лечения заболеваний на ранних стадиях их развития с применением методик коррекции  нарушений сна,  способствовало снижению показателей заболеваемости с ВУТ (в 1,23 раза в сравнении с показателями по  РФ).

10. Научно обоснована и предложена концептуальная модель  оптимизации здоровья трудоспособного населения, предусматривающая  осуществление комплекса мер по профилактике нарушений сна,  потенцирующих формирование соматической патологии. Модель предусматривает: а) поиск и снижение негативного воздействия факторов риска  производственной  и окружающей среды, образа жизни  для нарушений сна; б) формирование групп риска лиц с нарушениями сна; в) проведение лечебно-реабилитационных мероприятий для коррекции ранних форм нарушений сна и соматической патологии; г) прогноз эффективности оздоровительных мер для поиска направлений улучшения работы системы в целом.

Публикации по теме диссертации

  1. Романов А.И., Белов А.М., Каллистов Д.Ю., Романова Е.А.,  и др. Организация сомнологического центра. Управление, бюджет,  методология. // Методическое руководство.-  М.,  1997.- 227 c.
  2. Каллистов Д.Ю., Романова Е.А. Гемодинамические нарушения у пациентов с нарушениями дыхания вследствие обструкции верхних дыхательных путей во время сна (результаты исследований, проведенных в 1995 – 2000 годах) // Материалы III Международной конференции по восстановительной медицине (реабилитологии).-М., 2000.-С.214-219.
  3. Kallistov D.Yu., Romanovа Е.A. Relative contribution of EEG-arousals, 02-desaturations and sleep structure changes to blood pressure levels in patients with sleep disordered breathing. // ERS Annual Congress. Berlin.  Eur.Respir.J.- 2001.
  4. Kallistov D.Yu., Romanovа Е.A. Long-term CPAP-therapy increases anaerobic threshold and diffusing capacity in overlap syndrome patients. //  ERS Annual Congress. Eur.Respir.J.- 2002.- Vol.12.
  5. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю.  Влияние расстройств сна на  эффективность  кардиологической  реабилитации // Материалы научно-практической конференции «Гигиеническая наука и санитарная практика в творчестве молодых». - М., 2005.- С.-104-107.
  6. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю.  Особенности психологического  статуса и вегетативной регуляции  лиц, работающих в ночную смену  // Материалы научно-практической конференции «Гигиеническая наука и санитарная практика в творчестве молодых».-2005.- С.-107-109.
  7. Гаврилов А.В., Гаврилова Е.С., Романова Е.А. Влияние реабилитационного этапа на качество жизни пациентов с ХОБЛ / Материалы научно-практической  конференции, посвященной  70-летию клинического санатория  «Барвиха» Управления делами Президента РФ.- М., 2005.-С.110-111. 
  8. Каллистов Д.Ю.,  Романова Е.А., Сипко Г.В.,  Романов  А.И. Расстройства сна у трудоспособного населения и психосоциальные характеристики работы  // Материалы научно-практической  конференции, посвященной  70-летию клинического санатория  «Барвиха» Управления делами Президента РФ.- М., 2005.-С.192-194. 
  9. Каллистов Д.Ю., Романова Е.А. Актуальные проблемы медицины сна и вопросы кардиологической реабилитации // Здравоохранение и медицинская техника.-М.,2005.-8(22).-С.34-36.
  10. Романова Е.А. Психотерапевтические методики коррекции нарушений засыпания и поддержания сна у работников умственного труда  // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья населения // Научные труды Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.- Липецк, 2005.-  Выпуск 15.-С.235-237. 
  11. Романова Е.А. Анализ ведущих факторов, влияющих на качество сна. // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья населения // Научные труды Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.- Липецк, 2005.-  Выпуск 15.-С.237-241.
  12. Романова Е.А., Ватажицына С.С., Каллистов Д.Ю.  Особенности дифференцированного лечения расстройств сна в программах медико-психологической реабилитации // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья населения // Научные труды Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.- Липецк, 2005.-  Выпуск 15.-С.241-243.
  13. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю., Сипко Г.В. Влияние условий труда на возникновение и течение расстройств сна  // Научные подходы к решению региональных гигиенических проблем сохранения здоровья населения .// Научные труды Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.- Липецк, 2005.-  Выпуск 15.-С.243-245.
  14. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю.,  Сипко Г.В., Романов А.И., Новичкова Н.И.  Особенности реабилитации пациентов с расстройствами сна и хроническими обструктивными болезнями легких // Социально-гигиенические и эпидемиологические проблемы сохранения и укрепления  здоровья военнослужащих и населения // Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана.- Н.Новгород, 2006.-  Выпуск 16.-С.224-227.
  15. Сипко Г.В., Каллистов Д.Ю., Романова Е.А.  Диагностические возможности психологического теста при психосоматических заболеваниях // Социально-гигиенические и эпидемиологические проблемы сохранения и укрепления  здоровья военнослужащих и населения // Научные труды ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана.- Н.Новгород, 2006.-  Выпуск 16.-С.252-254
  16. Романова Е.А. Применение новых мобильных и телекоммуникационных технологий для совершенствования лечебно- диагностического процесса на этапе реабилитации // Гигиенические проблемы оптимизации окружающей среды и охраны здоровья населения // Научные труды Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.-2006.-  Выпуск 17.-С.240-242.
  17. Романова Е.А., Сипко Г.В., Каллистов Д.Ю. Профилактика расстройств сна у трудоспособного населения // Материалы II Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России (Раздел «Здоровье нации и здравоохранение».- М., 2006.-С.91-92.
  18. Каллистов Д.Ю., Романов А.И.,  Романова Е.А.  Расстройства сна в клинике внутренних болезней  // Врач.-2006.-№5.-С.
  19. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю.  Особенности гормонального и иммунного статуса  у пациентов с расстройствами сна. //  Кремлевская медицина. Клинический вестник. - 2006.- №4.- С. 
  20. Романова Е.А., Сипко Г.В., Каллистов Д.Ю. Особенности формирования расстройств сна и  соматической патологии  у лиц, работающих  в ночную смену //  Кремлевская медицина. Клинический вестник. - 2006.- №4.
  21. Романова Е.А., .Каллистов Д.Ю. Распространенность факторов риска и симптомов связанных со сном нарушений дыхания среди трудоспособного населения. // Материалы 5-й Всероссийской конференции "Актуальные проблемы сомнологии".- М., 2006.- С. 
  22. Романова Е.А.,  Каллистов Д.Ю.  Рабочий стресс, хроническая инсомния  и кардиоваскулярные факторы риска у работников умственного труда. //  Материалы 5-й Всероссийской конференции "Актуальные проблемы сомнологии".-М., 2006.- С. 
  23. Романова Е.А.,  Каллистов Д.Ю.,  Сипко Г.В.,  Малышева Е.В. Распространенность  и  особенности  формирования расстройств  сна у отдельных категорий работников умственного труда. //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Гигиеническая безопасность и здоровье населения в промышленных регионах России».- Екатеринбург, 2006.-С.140-142.
  24. Каллистов Д.Ю.,  Романова Е.А., Соколовская Л.В.,  Новичкова Н.И. Региональные  особенности  распространенности факторов риска нарушений дыхания во время сна  //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Гигиеническая безопасность и здоровье населения в промышленных регионах России».- Екатеринбург, 2006.-С.105-106. 
  25. Каллистов Д.Ю., Романова Е.А., Сипко Г.В.  Значение психофизиологических характеристик труда для формирования кардиоваскулярных факторов риска // Материалы III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России (Материалы конгресса «Здоровье нации и здравоохранение»).- М., 2007.-С.114-116.
  26. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю., Новичкова Н.И., Сипко Г.В. Расстройства сна как гигиеническая проблема здоровья трудоспособного населения // Материалы III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России (Материалы конгресса «Здоровье нации и здравоохранение»).- М., 2007.-С.171-174.
  27. Романова Е.А., Мамчик Н.П., Каллистов Д.Ю., Новичкова Н.И., Распространенность и клиническое значение расстройств сна у трудоспособного населения Воронежской области // Материалы III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России (Материалы конгресса «Здоровье нации и здравоохранение»).- М., 2007.-С.174-175.
  28. Каллистов Д.Ю.,  Романова Е.А.,  Новичкова Н.И. Расстройства сна и особенности гормонального статуса у профессиональных спортсменов  // Региональные гигиенические проблемы сохранения здоровья населения. /Научные труды  Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.  – Липецк,  2007- Выпуск 19.- С.199-201.
  29. Романова Е.А.,  Каллистов Д.Ю.,  Новичкова Н.И. Оценка прогностического значения психосоциальных моделей рабочего стресса в формировании хронической бессонницы // Региональные гигиенические проблемы сохранения здоровья населения  /Научные труды  Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.  – Липецк, 2007- Выпуск 19.- С.242-245.
  30. Романова Е.А.  Изменение церебрального кровотока у работников умственного труда с хронической бессонницей // Региональные гигиенические проблемы сохранения здоровья населения  /Научные труды  Федерального научного центра гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана.  – Липецк, 2007- Выпуск 19.- С.239-242.
  31. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю., Новичкова Н.И. Роль акустического неблагополучия в формировании хронической бессонницы: физиологические и психологические аспекты  // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Социально-медицинские аспекты экологического состояния Центрального экономического района России».-Тверь.-2007.- 439-441.
  32. Романова Е.А. Региональные различия распространенности расстройств сна  и роль факторов среды обитания // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Социально-медицинские аспекты экологического состояния Центрального экономического района России».-Тверь.-2007.- 437-439. 
  33. Романова Е.А. Результаты микроклиматических исследований территорий Центра реабилитации  // Материалы Х съезда гигиенистов и санитарных врачей.- М.,2007.- 408-412.
  34. Каллистов Д.Ю., Романова Е.А. Нарушения дыхания во время сна – фактор риска кардиоваскулярных заболеваний. // Материалы Х съезда гигиенистов и санитарных врачей.- М.,2007.-С. 1111 – 1115.
  35. Новичкова Н.И., Соколовская Л.В., Каллистов Д.Ю., Романова Е.А. Социально-гигиенические факторы в формировании здоровья трудоспособного населения // Материалы Х съезда гигиенистов и санитарных врачей.- М.,2007.- 1192– 1195.
  36. Романова Е.А. Психологические и инструментальные маркеры хронического течения бессонницы // Материалы Х съезда гигиенистов и санитарных врачей.- М.,2007.- 1195– 1197.
  37. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю., Новичкова Н.И., Сипко Г.В. Расстройства сна как гигиеническая проблема здоровья трудоспособного населения // Здравоохранение Российской Федерации.- М., 2007.-№3-С.39-41.
  38. Романова Е.А., Каллистов Д.Ю., Романова Е.А. Роль нарушений сна и профессионального стресса в снижении иммунитета у работников умственного труда.// Санитарный врач.-М,2008 -№1.-С.
  39. Потапов А.И., Ракитский В.Н., Новичкова Н.И., Романова Е.А. Проблемы охраны здоровья детского населения // Здравоохранение Российской Федерации.- М., 2008.-№3-С.3-5.
  40. Романова Е.А. Система  профилактики расстройств сна у работников, подверженных воздействию профессионального стресса  // Здравоохранение Российской Федерации.- М., 2008.-№3-С.39-42.

гигиеническое обоснование системы профилактики  расстройств сна у трудоспособного населения

Е.А.Романова

Автореферат

_______________________________________________________________________ 

Отпечатано в полном соответствии с качеством

предоставленного оригинал-макета

Подписано в печать 22.01.2008 г.  Формат 60х90 1/16 Бумага 80 г/м2

Усл. печ. л. 2,0.  Тираж 100 экз. Заказ №__







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.