WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Скударнов Сергей Егорович

Гигиенические основы безопасности

хозяйственно-питьевого водоснабжения

Красноярского края

14.02.01 - Гигиена

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Кемерово – 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»; Федеральном государственном учреждении здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае»

Научный консультант:

доктор медицинских наук,

профессор                                                        Михайлуц Анатолий Павлович

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук,

профессор                                                        Беляев Евгений Николаевич

Доктор медицинских наук,

профессор                                                        Суржиков Вячеслав Дмитриевич

Доктор медицинских наук                                Трофимович Евгений Михайлович

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Защита состоится «___»___________2010 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета ДМ 208.035.01 при ГОУ ВПО КемГМА Росздрава по адресу: 650029, г. Кемерово, ул. Ворошилова, 22а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО КемГМА Росздрава

Автореферат разослан «___»____________2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор                                         Коськина Е.В.

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Питьевая вода (ПВ) является одним из факторов среды обитания, влияющим на состояние здоровья населения (Г. Г. Онищенко, 2006, 2007, 2010; Г. Н. Красовский и соавт., 2006; Ю. А. Рахманин, 2007; А. И. Потапов, 2007; Ю. В. Новиков и соавт., 2007). Обеспечение населения ПВ, качественной по органолептическим свойствам, безвредной для здоровья по химическим, микробиологическим и радиологическим показателям, отвечающим требованиям гигиенических норм (ГН), остается в Российской Федерации актуальной гигиенической проблемой (Г. Г. Онищенко, 2008, 2009, 2010).

Исследованиями отечественных авторов внесен значительный вклад в методологию гигиены воды с решением таких вопросов, как концепция санитарной охраны водоемов, водно-санитарная токсикология, гигиеническое нормирование, критерии качества ПВ для социально-гигиенического мониторинга (СГМ) (Г. Н. Красовский и соавт., 2002, 2003, 2008), эпидемическая безопасность питьевого водопользования (Ю.А. Рахманин и соавт., 2002; А.Е. Неудачин и соавт., 2005), методические основы рисков для здоровья водного фактора и комплексной гигиенической оценки безопасности водопользования для здоровья населения (Ю. А. Рахманин и соавт., 2002; Ю. В. Новиков и соавт., 2001; А. В. Тулакин и соавт., 2005, 2007, 2008), токсикологическая, мутагенная и канцерогенная опасность химических веществ, образующихся при хлорировании ПВ в процессе водоподготовки (З. И. Жолдакова и соавт., 1999; В. С. Журков и соавт., 2001).

Раскрыты региональные проблемы гигиенической безопасности водопользования населения (Ю.В. Новиков и соавт., 2002), проведены масштабные исследования по гигиенической оценке санитарно-эпидемиологической обстановки с централизованным хозяйственно-питьевым водоснабжением (ЦХПВ) и влиянию ПВ на неинфекционную и инфекционную заболеваемость населения Волжского бассейна (В. И. Стародубов и соавт., 2002), Московского артезианского бассейна (Л. А. Денисов, 2000), бассейнов рек Оби (Е. М. Трофимович и соавт., 2004) и Лены (М. Ф. Савченков и соавт., 2006), в северо-западном регионе (В. В. Семенова и соавт., 2001), Свердловской (Е. А. Борзунова и соавт., 2007) и Оренбургской (В. Н. Дунаев и соавт., 2008) областях.

Отмечались гигиенические проблемы с обеспечением населения ПВ, её безопасностью для здоровья и влиянием на инфекционную и неинфекционную заболеваемость в Южной Кореи (J.H. Park et al., 2001), Новой Зеландии (S. Hales et al., 2003), Таиланде (W.R. Kusamran et al., 2003), Бразилии (E.D. Bidone et al., 2001), Китае (B. Lung, 2000) и США (J.M. Wright, 2002).

В то же время недостаточно проведено исследований по комплексной гигиенической оценке санитарно-эпидемиологической обстановки с хозяйственно-питьевым водоснабжением (ХПВ) в крупных по объему водостока и запасам подземных вод регионах, особенно в Сибири, с разработкой таких вопросов, имеющих научное и практическое значение, как: закономерности влияния социально-экономических, природно-климатических и санитарно-технических факторов на формирование совокупности показателей качества и безопасности воды источников ЦХПВ и ПВ, комплекса рисков канцерогенных, неканцерогенных, водноассоциированных кишечных инфекций и «стохастических эффектов»; моделирование причинно-следственных связей и количественных зависимостей между показателями ПВ и заболеваемостью населения; системная оптимизация госсанэпиднадзора за ХПВ на основе СГМ.

Необходимость подобных исследований вытекает из положений о стратегии управления и снижения рисков вследствие изменений водного фактора в новых условиях глобализации (Ю. А. Рахманин и соавт., 2009) и задач по улучшению обеспечения населения Российской Федерации ПВ, отвечающей требованиям ГН (Г. Г. Онищенко, 2009, 2010).

В связи с этим запланированы и проведены исследования в Красноярском крае – одном из крупнейших по площади и объему водостока регионов России. Работа вошла в план НИР ГОУ ВПО Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава, выполнена на базе ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае».

Цель исследования. Научное обоснование системы профилактических мероприятий по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения в связи с потреблением питьевой воды хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае.

Задачи исследования:

1. Установить закономерности формирования органолептических, химических, микробиологических и радиологических показателей воды источников централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения и питьевой воды в зависимости от вида водоисточников, природно-климатических условий, типа населенных пунктов, антропотехногенных нагрузок, санитарно-технических и гидротехнических решений в Красноярском крае.

2. Дать комплексную гигиеническую оценку воды источников хозяйственно-питьевого водоснабжения и питьевой воды централизованного и децентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае.

3. Определить риски неинфекционных и инфекционных заболеваний в связи с потреблением питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае.

4. Установить причинно-следственные связи и количественные зависимости между качеством питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения по санитарно-химическим, микробиологическим и радиологическим показателям и заболеваемостью населения.

5. Обосновать направления оптимизации государственного санитарно-эпидемиологического надзора и социально-гигиенического мониторинга за хозяйственно-питьевым водоснабжением, ориентированные на повышение их результативности и эффективности в современных социально-экономических условиях, с разработкой методических документов.

6. Обосновать и внедрить систему мер, направленных на реализацию объектовых, муниципальных и региональных программ и проектов профилактических мероприятий, принятие законодательных и распорядительных документов по улучшению хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае.

Научная новизна исследования:

впервые дана комплексная гигиеническая оценка водоисточников ХПВ по санитарно-химическим, микробиологическим, радиологическим показателям и суммарной мутагенной активности в Красноярском крае. Установлены доли вкладов природно-климатических и антропотехногенных факторов, типа населенных пунктов в формирование качества и безопасности для здоровья населения воды источников ХПВ;

дана комплексная гигиеническая оценка систем ЦХПВ, качества и безопасности для здоровья населения ПВ по санитарно-химическим, микробиологическим, радиологическим показателям и суммарной мутагенной активности в различного типа населенных пунктов Красноярского края. Определены приоритетные химические, микробиологические и радиологические контаминанты ПВ и доли населения, подвергающегося их воздействию. Установлены доли вкладов природно-климатических и санитарно-технических факторов, типа населенных пунктов в формирование качества и безопасности для здоровья населения ПВ;

впервые дана комплексная гигиеническая оценка рисков: канцерогенных, неканцерогенных, водноассоциированных острых кишечных инфекций, радиационных «стохастических эффектов»; в связи с качеством ПВ по санитарно-химическим, микробиологическим, радиологическим показателям ЦХПВ в различного типа населенных пунктов Красноярского края. Получена математическая модель подобия различных типов населенных пунктов по совокупности показателей индивидуальных рисков рака, острых кишечных инфекций, радиационных «стохастических эффектов» в связи с потреблением ПВ ЦХПВ;

разработаны на основе корреляционно-регрессионного, факторного и кластерного анализа математические модели, характеризующие в Красноярском крае: связи и количественные зависимости между санитарно-химическими, микробиологическими и радиологическими показателями ПВ ЦХПВ и уровнями заболеваемости населения болезнями органов пищеварения, систем мочеполовой, костно-мышечной, эндокринной, сердечно-сосудистой, нервной, врожденных пороков развития, водноассоциированных острых кишечных инфекций; доли вкладов санитарно-химических, микробиологических, радиологических показателей ПВ в уровни неинфекционной и инфекционной заболеваемости населения; степень подобия различного типа населенных пунктов по совокупности показателей водноассоциированных острых кишечных инфекций;

получили развитие методические подходы к комплексной гигиенической оценке санитарно-эпидемиологической обстановки с ХПВ в значительном по площади, объему водостока и сложном по природно-климатическим условиям регионе, ориентированные на: более полное использование результатов СГМ и проведение научно-практических, научно-исследовательских работ; оценку разного вида рисков и моделирование санитарно-эпидемиологических ситуаций; внедрение новых технологий госсанэпиднадзора с совершенствованием его организационно-структурного, лабораторного, методического и информационного обеспечения; повышение доказательной базы и обоснования программ профилактических мероприятий.

Теоретическое значение работы состоит: в установлении закономерностей формирования качества и безопасности для здоровья населения воды источников и питьевой централизованного и децентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения по органолептическим, химическим, микробиологическим и радиологическим показателям, суммарной мутагенной активности в зависимости от природно-климатических, антропотехногенных, санитарно-технических факторов и типа населенных пунктов в крупнейшем по площади и объему водостока регионе Сибири; в развитии методических подходов к комплексной оценке влияния ХПВ на риски, соматическую и инфекционную заболеваемость населения.

Практическая значимость работы и внедрение результатов.

Получена комплексная характеристика санитарно-эпидемиологической обстановки с ХПВ в Красноярском крае, содержащая сведения о показателях качества воды источников ХПВ и ПВ, причинных факторах, влияющих на их формирование, различных видах рисков для здоровья в связи с потреблением ПВ и вкладе её в неинфекционную и инфекционную заболеваемость населения.

Разработана и внедрена методика последовательного определения долей вкладов природно-климатических, социально-экономических, антропотехногенных и санитарно-технических факторов в показатели качества воды источников ЦХПВ и ПВ, а также последних в уровни неинфекционной и инфекционной заболеваемости.

Обоснованы направления оптимизации организационного, методического, лабораторного и информационного обеспечения государственного санитарно-эпидемиологического надзора и СГМ за ХПВ, позволяющей повысить их результативность и эффективность с целевой ориентацией на улучшение качества воды источников ЦХПВ и ПВ, снижение заболеваемости населения, обусловленной  водным фактором.

Повышена обоснованность требований по проведению профилактических мероприятий на объектах ЦХПВ за счет использования методологии оценки рисков и установления причинно-следственных связей показателей качества ПВ с заболеваемостью населения.

Материалы исследований использованы: при разработке краевой целевой программы «использование, восстановление и охрана водных объектов Красноярского края до 2005 года»; для внесения предложений по проведению профилактических мероприятий при строительстве и реконструкции 12 водопроводов и водопроводных сетей, 14 сооружений по водоподготовке ПВ, 11 зон санитарной охраны источников ЦХПВ и 16 очистных сооружений канализации (справка Администрации края № МПР/1-01329 от 09.09.2010 г.).

По материалам исследований разработаны и внедрены следующие распорядительные и методические документы:

МУ 2.1.4.005–2006 «Социально-гигиенический мониторинг за питьевой водой систем централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения». Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Красноярскому краю 01.07.2006 г.;

МР 2.1.4.015–2006 «Обоснование предложений в программы профилактических мероприятий по результатам социально-гигиенического мониторинга за питьевой водой в Красноярском крае». Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Красноярскому краю 18.12.2006 г.;

МР «Комплексная эколого-гигиеническая оценка централизованного хозяйственно-питьевого водопользования подземными водами в Сибири по результатам социально-гигиенического мониторинга». Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Кемеровской области 21.06.2007 г.;

МР «Прогноз санитарно-эпидемиологической обстановки и профилактические мероприятия при создании водохранилищ ГЭС в Сибири». Утв. Председателем пробл. комиссии 56.01 «Гигиена, профпатология, общественное здоровье и здравоохранение» СО РАМН 31.05.2007 г.;

МР «Компьютерное моделирование санитарно-эпидемиологической обстановки с хозяйственно-питьевым, бытовым и рекреационным водопользованием в регионах Сибири по результатам социально-гигиенического мониторинга» Утв. Председателем пробл. комиссии 56.01 «Гигиена, профпатология, общественное здоровье и здравоохранение» СО РАМН 27.09.2007 г.;

МР 2.1.4.006–2008 «Гигиеническая оценка санитарно-эпидемиологической обстановки с хозяйственно-питьевым водопользованием в Красноярском крае» Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Красноярскому краю 26.11.2008 г.;

МР «Методические рекомендации к составлению информационно-аналитического обзора «Состояние здоровья населения и среда обитания» в субъекте Российской Федерации по результатам социально-гигиенического мониторинга» Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Кемеровской области 17.02.2008 г.;

МР 1.1.023–2009 «Санитарно-эпидемиологическая экспертиза производственного контроля на объектах централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения, производствах продуктов питания, промышленных и сельскохозяйственных предприятиях в Красноярском крае» Утв. зам. главного государственного санитарного врача по Красноярскому краю 12.11.2009 г.

Результаты исследований внедрены и используются в деятельности органов и учреждений Роспотребнадзора Красноярского края и Кемеровской области. Методические подходы к научным исследованиям по проблемам ХПВ в регионах Сибири рекомендованы проблемной комиссией 56.01 «Гигиена, профпатология, общественное здоровье и здравоохранение» СО РАМН.

Материалы работы использованы при подготовке докладов «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Красноярском крае» (2005 – 2009 гг.).

Материалы исследований включены в учебный процесс на занятиях со студентами, интернами, слушателями сертификационных и тематических циклов последипломного образования на кафедре общей гигиены Красноярского государственного медицинского университета им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого (акт внедрения 18.05.2010 г.), кафедрах общей гигиены, коммунальной гигиены и гигиены детей и подростков, медико-профилактического дела Кемеровской государственной медицинской академии (акт внедрения 03.06.2010 г.).

Положения, выносимые на защиту:

1. Природно-климатические и антропотехногенные факторы, тип населенных пунктов определяют качество и безопасность для здоровья населения воды источников ХПВ по санитарно-химическим, микробиологическим, радиологическим показателям и  суммарной мутагенной активности в Красноярском крае.

2. Не соответствие питьевой воды ЦХПВ требованиям гигиенических норм по санитарно-химическим, микробиологическим и радиологическим показателям, её мутагенная активность в Красноярском крае зависят от типа населенных пунктов, санитарно-технических и природно-климатических факторов.

3. Потребление питьевой воды ЦХПВ в Красноярском крае обусловливает для населения повышенные индивидуальные и популяционные риски: канцерогенные; водноассоциированных острых кишечных инфекций; радиационные «стохастических эффектов», уровни которых зависят от типа населенных пунктов и расположения частей края по широте.

4. Питьевая вода ЦХПВ в различного типа населенных пунктов Красноярского края, имеющая повышенные концентрации жесткости, общей минерализации, нитратов, мышьяка и железа, создающая при потреблении неприемлемые канцерогенные индивидуальные риски и высокие индивидуальные эффективные дозы внутреннего облучения, загрязненная индикаторной микрофлорой, обусловливает повышение уровней соматических заболеваний, водноассоциированных острых кишечных инфекций, «стохастических эффектов», что подтверждается установленными при математическом моделировании связями, количественными зависимостями, долями вкладов и степенью влияния.

5. Оптимизация госсанэпидназора за хозяйственно-питьевым водоснабжением в значительном по площади и объему водостока регионе должна предусматривать: совершенствование организационного, лабораторного, методического и информационного обеспечения; социально-гигиенический мониторинг рисков и причинно-следственных связей; разработку критериев и количественных показателей для повышения обоснованности объектовых, муниципальных, отраслевых и региональной программ профилактических мероприятий; научное сопровождение; целевое ориентирование на результативность и эффективность.

Апробация работы. Диссертация апробирована на совместном заседании проблемной комиссии «Гигиена», сотрудников гигиенических кафедр ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава» и отделения коммунальной гигиены ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае».

Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на: X Всероссийском съезде гигиенистов и санитарных врачей (Москва, 2007); межрегиональных научно-практических конференциях с международным участием «Проблемы экологии и здоровья населения промышленных городов и пути их решения» (Новокузнецк, 2004), «Здоровье населения и экология: состояние, проблемы, пути решения» (Новокузнецк, 2007), «Медицина труда: клинико-гигиенические и экспериментальные проблемы» (Новокузнецк, 2008), «Социально-гигиенические проблемы общественного здоровья и экологии человека на современном этапе» (Новокузнецк, 2009), «Актуальные проблемы гигиены окружающей среды и социально-гигиенического мониторинга» (Кемерово, 2008), «Гигиена, организация здравоохранения и профпатология» (Новокузнецк, 2010).

Публикации по теме диссертации.

По теме диссертации опубликованы 40 научных работ, в т. ч. 9 в рекомендованных ВАК журналах, 14 статей в рецензируемых журналах, 11 методических рекомендаций и указаний.

Личный вклад автора. Автором сформулированы идея выполнения комплексной темы, основные направления, цель и задачи исследований. Лично разработаны программа и план, выбраны методические подходы и методы, обоснованы объекты и объем исследований. Автором: выбраны и проанализированы первичные материалы по объектам ХПВ, результатам СГМ анализов воды источников ЦХПВ и ПВ, заболеваемости населения; принято участие в выполнении научно-практических работ; проведен расчет рисков для здоровья; выполнена статистическая обработка материалов; составлены разделы методических документов; написаны статьи; сделаны доклады на конференциях. Автором сформулированы положения и направления по оптимизации госсанэпиднадзора за ХПВ и методологии повышения обоснованности предложений в программы профилактических мероприятий, принято участие в подготовке распорядительных документов.

Личное участие в сборе, накоплении и систематизации научных материалов составляет 85 %, в анализе, интерпретации, публикации, обобщении и изложении  материалов диссертации – 100 %.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из введения, 7 глав, в том числе 5 глав собственных исследований, заключения, выводов, предложений и рекомендаций, списка литературы и приложений. Работа изложена на 263 страницах текста, содержит 73 таблицы, иллюстрирована 32 рисунками. Список литературы включает 262 источника, в том числе 48 иностранных авторов.

Содержание работы

Объекты, методы и объем исследований

Сбор, обработка и анализ материалов, внедрение результатов исследований в практику проведены на базе ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае».

Красноярский край – один из крупнейших субъектов Российской Федерации по площади (2200 тыс. км 2) и объему поверхностного водостока (750 км3/год) – расположен между 52 0…78 0 северной широты и 78 0…108 0 восточной долготы. По природно-климатическим условиям (среднегодовая температура воздуха, количество выпадающих осадков, румбы господствующих ветров и др.) он разделяется на 3 части: северную (среднегодовая температура воздуха – 7,1 0 С); центральную (среднегодовая температура воздуха + 0,5 0 С); южную (среднегодовая температура воздуха + 0,3 0 С).

В Красноярском крае развиты цветная металлургия, гидро- теплоэнергетика, угольная, нефтеперерабатывающая, лесная, деревообрабатывающая, горнорудная, атомная, машиностроительная промышленность, стройиндустрия и сельское хозяйство. Численность населения края составляет 2894 тыс. человек, в том числе городского 70,7 %, сельского 29,3 %. По типу населенных (НП) пунктов выделяются крупные города (Красноярск, Норильск) (КГ), средние и малые города (СМГ) с численностью 20-130 тыс. и сельские населенные пункты (СНП). Плотность населения в среднем по краю равна 1,3 человека / км2. Проживают в центральной части края 66,3 % населения, в северной части – 16,4 % и в южной части – 17,3 %.

Источниками ЦХПВ являются преимущественно подземные воды (артезианские и подрусловые) и поверхностные водоемы (реки и водохранилища). ЦХПВ имеют 81,9 % населения. Для обеспечения населения ПВ работают 1121 водопровод, используются 1218 колодцев.

Программа исследований и методические подходы предусматривали: комплексную гигиеническую оценку источников ХПВ и ПВ ЦХПВ по санитарно-химическим показателям (СХП), микробиологическим показателям (МП) и радиологическим показателям (РП) в зависимости от вида водоисточников ЦХПВ, типа НП, природно-климатических условий, антропотехногенной нагрузки, санитарно-технического состояния систем водоподготовки и транспортировки ПВ; биотестирование на основе определения суммарной мутагенной активности (СМА) и интегральной токсичности воды источников ЦХПВ и ПВ; определение и оценку рисков канцерогенных, неканцерогенных, водноассоциированных острых кишечных инфекций (ВАОКИ), «стохастических эффектов» в связи с потреблением ПВ; установление причинно-следственных связей и количественных зависимостей между показателями качества ПВ и уровнями заболеваемости населения; использование статистических методов с математическим моделированием; разработку системы оптимизации госсанэпиднадзора (ГСЭН) и СГМ за ХПВ и внедрение профилактических мероприятий.

Применены гигиенические, санитарно-химические, микробиологические, радиологические, токсикологические, социально-гигиенические и статистические методы. Анализы воды и определение её биотоксичности проведены в аккредитованных лабораториях и испытательном лабораторном центре ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае», в котором сформированы по результатам СГМ электронные базы данных по анализам воды всех источников ХПВ и водопроводов, заболеваемости населения за 2006 – 2009 гг. во всех административных образованиях Красноярского края.

В работе использованы результаты исследований в водоисточниках ХПВ и ПВ 49638 анализов СХП, 82084 анализов МП, 1760 измерений РП. Кроме того, проведен анализ исследований 543 проб почвы на содержание химических веществ и 472 проб – на микробное загрязнение.

После аварии на Саяно-Шушенской ГЭС в воде водохранилища и Енисея в створах водозаборов ЦХВП определялись содержание нефтепродуктов и составляющих трансформаторных масел (377 проб) и интегральной токсичности (38 проб).

Исследования СМА водоисточников ЦХПВ и ПВ (319 проб) в тесте Эймса проведены в соответствии с «Методическими указаниями по экспериментальной оценке суммарной мутагенной активности загрязнений воздуха и воды» МЗ СССР, 1990.

Определялись канцерогенные и неканцерогенные риски для здоровья в связи с потреблением ПВ ЦХПВ в соответствии с Р 2.1.10.1920 – 04 Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду. Установление рисков ВАОКИ проводилось на основании выявленных количественных зависимостей статистически достоверных (р 0,05), описываемых уравнениями линейной регрессии, между средним многолетним процентом проб ПВ ЦХПВ, не соответствующий ГН по содержанию ОКБ, ТКБ, коли-фагов, и средними многолетними уровнями каждой из ВАОКИ (ОКИ неустановленной этиологии, дизентерия Флекснера, вирусный гепатит А). Из уравнений линейной регрессии брались величины прироста уровней каждой из ВАОКИ на 1 % проб ПВ, нестандартных по МП, как число случаев на 100 тыс. населения в год. Определение рисков «стохастических эффектов» проводились по индивидуальным эффективным дозам внутреннего облучения в соответствии с НРБ – 99, СП 2.6.1.758 – 99. Все виды рисков рассчитывались для 5 групп населения: жителей крупных, средних и малых городов; сельских населенных пунктов северной, центральной и южной частей края.

Устанавливались связи и количественные зависимости между средними многолетними значениями качества ПВ по СХП, МП и РП с одной стороны и средними многолетними уровнями различных классов и видов впервые выявленной заболеваемости, общей заболеваемости и заболеваемости острыми кишечными инфекциями населения в 42 административных образованиях Красноярского края.

Систематизированы и проведены расчеты относительных количественных показателей (на 10 тыс. населения), характеризующих организационное, кадровое, лабораторное и финансовое обеспечение, трудоемкость ГСЭН за ХПВ, позволяющих сравнивать по этим показателям административные образования, учреждения и органы Роспотребнадзора края.

При статистической обработке материалов с использованием компьютерной программы «Descriptive statistics» (пакет «Statistica 6,0») определялись средние (), их ошибки (m), показатель степени статистической достоверности (p), медианы, моды, квартили. Математическое моделирование проведено с применением: корреляционно-регрессионного анализа для нахождения вида и силы, статистической достоверности связей, количественных зависимостей и уравнений регрессии между различными группами показателей; факторного анализа для установления долей вкладов факторов в различные показатели качества воды и заболеваемости населения; автокорреляционного анализа для получения линейных трендов изменений показателей во времени, определения степени стационарности и автономности внутренних связей; кластерного анализа для нахождения подобия и степени схожести, классификации санитарно-эпидемиологических ситуаций, характеризующихся совокупностью различных неоднородных показателей. Моделирование проведено с использованием компьютерных программ пакета «Statistica 6,0» и рекомендациями по интерпретации их результатов (В. Боровиков, 2002).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Гигиеническая оценка источников хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае

В Красноярском крае для ЦХПВ 64,2% населения используются подземные водоисточники и 17,7 % жителей – поверхностные водоемы.

Классы санитарно-эпидемиологического благополучия (СЭБ) водоисточников ЦХПВ зависят от их вида (подземные, поверхностные) и типа населенных пунктов.

Из подземных водоисточников ЦХПВ относятся по классам СЭБ 40,3 % к 1 классу, 55 % к 2 классу и 4,7 % к 3 классу. В поверхностных водоисточниках ЦХПВ удельные веса составляют 1 класса СЭБ 30,5 %, 2 класса – 47,8 % и 3 класса 21,7 %.

В крупных городах (КГ) водоисточники ЦХПВ имеют 1 класс СЭБ; в средних и малых городах (СМГ) на долю водоисточников 1 класса СЭБ приходится 52 %, 2 класса – 42,2 % и 3 класса – 5,8 %; в сельских населенных пунктах (СНП) удельные веса водоисточников 1 класса СЭБ равны 31,9 %, 2 класса – 63,3 % и 3 класса – 4,8 %. Ухудшение (увеличение) класса СЭБ водоисточника ЦХПВ, как правило, обусловлено отсутствием организованной зоны санитарной охраны и несоответствием качества воды ГН по СХП и МП.

Санитарно-химические показатели воды источников хозяйственно-питьевого водоснабжения и влияющие на них факторы

Основными поверхностными водоемами как источниками ЦХПВ являются реки Енисей, Чулым, Кан, Ангара, Пясина и водохранилища Красноярское и Баргинское. В створах водозаборов ЦХПВ не отвечали требованиям ГН по СХП 11…21,3 % проб. При этом органолептические показатели в среднем составляли по запаху 0,7…1,8 балла, прозрачности – 22…30 см, содержанию растворенного кислорода – 6,3…9,7 мг/л. Средние концентрации, выраженные в долях ПДК, имели: менее 0,1 ПДК – барий, азот аммония, бор, магний, медь, молибден, кальций, нитраты и хром+3; в интервале 0,11…0,5 ПДК – алюминий, бериллий, бензол, ртуть, марганец, фтор, цинк, сухой остаток. Средние концентрации железа, бенз(а)пирена, кадмия, мышьяка, нефтепродуктов, свинца, ХПК достигали 0,51…1,0 ПДК. Превышали ПДК средние концентрации фенола и БПК5. Вследствие малого содержания кальция, магния, фтора, минеральных веществ вода поверхностных водоемов имеет низкую «физиологическую полезность».

В створах ЦХПВ на реках Енисей, Кан, Чулым обнаружен в 11,8…75 % проб воды хлороформ, средние концентрации которого составляли 0,0026…0,041 мг/л (ПДК 0,06 мг/л).

СХП подземных вод зависят от местонахождения водоисточника в той или иной части Красноярского края. В различных частях края подземные водоисточники ЦХПВ не отвечали требованиям ГН: по запаху – в 3,2 %, привкусу – в 5,5…17,5 %, цветности – в 3,6…10,8 %, мутности – в 10…10,5 %, по концентрациям бора – в 12,5 %, железа – в 15,5…28,8 %, свинца – в 8,3…23,5 %, марганца – в 16,7…34 %, мышьяка – в 3,1…27,0 %, нитратов – в 1,3…12,5 %, фтора – в 4,9 %, жесткости – в 10,5…19,7 %, общей минерализации – в 11,3…12,3 % проб. В северной части края подземные воды чаще не соответствовали ГН по привкусу, концентрациям кадмия, марганца, мышьяка; в центральной части края – по запаху, окисляемости, концентрациям бора, железа, аммиака, цинка и общей минерализации. В подземных водах южной части края наиболее часто, по сравнению с другими частями края, отмечается превышение ГН по цветности, мутности, содержанию нитратов, никеля, свинца, фтора и солей жесткости.

Во всех частях края в 14 районах имеются локальные территории с природно-обусловленным высоким содержанием (2-3 ПДК и более) в подземных водах железа, фтора, марганца, бария, солей жесткости и сульфатов. На этих территориях проживает 63,5 тыс. человек. Более высокое содержание в подземных водах кальция, фтора и минеральных солей увеличивает их «физиологическую полезность». Различия СХП подземных вод в северной, центральной и южной частях края свидетельствуют о природной и антропотехногенной их обусловленности.

Отмечается загрязнение поверхностных и подземных водоисточников персистентными хлорорганическими пестицидами (гексахлорциклогексан, атразин, гептахлор, алдрин, гексахлорбензол, ДДТ, ДДЕ), концентрации которых не превышали 0,08 ПДК.

Нецентрализованное ХПВ имеют 15,6 % населения края, пользующегося колодцами, каптажами, родниками, вода которых превышает ГН по запаху в 9,2 % проб, привкусу – в 8,6 %, концентрациям нитратов – в 34,2 %, железа – в 18,4 %, солей жесткости – в 26,2 % и общей минерализации – в 10,7 % проб. Средние концентрации нитратов достигают 31,8 мг/л, железа – 0,25 мг/л, солей жесткости – 7,3 мг экв/л, общей минерализации – 426 мг/л.

Одним из факторов, влияющих на СХП источников ХПВ, является высокая антропотехногенная нагрузка токсичными веществами вследствие сброса сточных вод в водоемы, загрязнений почвы пестицидами, минеральными удобрениями, промышленными и бытовыми отходами. В Красноярском крае сбрасывается 2431 млн. м3/год сточных вод, в том числе загрязненных 459 млн. м3/год, с которыми вносится в водоемы 333,5 тыс. т/год химических веществ (ХВ). Концентрации ХВ в сточных водах превышают величины предельно-допустимых сбросов по БПК5 в 1,7…19 раз, ХПК – в 1,5…7,9 раза, нефтепродуктам – в 1,1…4,5 раза, фенолам – в 1,6…13 раз, свинцу – в 7,5 раза, нитратам – в 1,3…8,8 раза, жесткости – в 1,2…13 раза.

Загрязнение водохранилищ фенолами вызывается недостаточной лесосводкой перед их заполнением и оставлением древесины в зоне затопления. Получено уравнение множественной линейной регрессии между концентрациями фенола в водохранилище с одной стороны и объемом затопленной древесины, кратностью водообмена в водохранилище, объемом водохранилища с другой стороны, имеющее вид: y = 0,00195 + 0,000194 х1 – 0,00009 х2 – 0,0000001 х3, мг/л (Ry 1x,2x,3x = 0,97; F = 4289; p 0,012), где y – концентрация фенола, мг/л; х1 – объем затопленной древесины, млн. м3; х2 – кратность водообмена, раз в год; х3 – объем водохранилища, млн. м3.

На контаминацию поверхностных и подземных вод влияет химическое загрязнение почвы. В Красноярском крае не соответствовали ГН по содержанию ХВ 47,7 ± 7,6 % проб в зонах влияния промышленных предприятий и ТЭЦ и 27,2 ± 5,9 % проб в жилых зонах. В воде наблюдательных скважин в местах хранения твердых отходов обнаруживаются повышенные концентрации азота аммонийного, фенола, железа, алюминия, марганца, нефтепродуктов, взвешенных веществ при ХПК 25…47 мг/л.

Санитарно-эпидемиологическая обстановка с ЦХПВ может ухудшаться при нарушении работы гидротехнических сооружений, о чем свидетельствует авария на Саяно-Шушенской ГЭС, при которой ниже по течению в течение 12 суток в водохранилище и р. Енисей концентрации нефтепродуктов в 1,3…35 раз превышали ПДК, обнаруживались бензол, этилбензол и метилбензол, а вода обладала интегральной токсичностью.

С применением факторного анализа установлено, что суммарные доли вклада факторов в величины приоритетных СХП источников ЦХПВ составляют 69,7…86,5 %, а факторы, вносящие более высокие доли вкладов, расположились в следующем порядке: вид водоисточника; часть территории края по широте; степень антропотехногенной нагрузки на окружающую среду; тип НП (табл. 1).

Таблица 1 – Доли вклада факторов в показатели качества воды источников ЦХПВ в Красноярском крае

Показатели

Факторы и доли вклада, %

Вид водоисточника

Части территорий края по широте

Тип населенного пункта

Степень антропотехногенной нагрузки на окружающую

среду

Сумма факторов

Санитарно-химические

Всего проб, не соответствующих ГН, % в т. ч. по содержанию:

21,4

18,9

19,1

25,8

85,2

жесткости

32,8

26,6

8,4

9,3

77,1

железа

26,5

18,8

10,5

16,3

72,1

марганца

24,7

20,9

9,3

14,8

69,7

нитратов

22,8

24,4

15,7

23,6

86,5

свинца

21,5

20,8

18,3

20,9

81,5

Микробиологические

Пробы, не соответствующие ГН, % в т.ч. по содержанию:

34,8

12,7

18,9

25,2

91,6

ТКБ, КОЕ/100 мл

30,6

15,3

20,6

24,7

91,2

Радиологические

Суммарная -активность, Бк/л

26,3

32,5

18,7

9,6

87,1

Микробиологические показатели источников хозяйственно-питьевого водоснабжения и факторы на них влияющие

В Красноярском крае в 2002 – 2009 гг. не отвечали требованиям ГН по МП 7,1…24 % проб поверхностных и 5,6…9,5 % проб подземных водоисточников ЦХПВ, а также 28,7…31,2 % проб водоисточников нецентрализованного ХПВ.

Вода поверхностных источников ЦХПВ не соответствовала ГН по содержанию ОКБ в 6,4…10,8 %, ТКБ – в 3,8…8,9 % и коли-фагов – в 2,9…6,1 % проб. В подземных источниках ЦХПВ превышались ГН по загрязнению ОКБ в 2,3…8,1 %, ТКБ – в 1,2…7,4 % и коли-фагами – в 0,2…6,7 % проб. Подземные воды в большем проценте проб не отвечали ГН по МП в южной и центральной частях, где выше плотность населения, больше объектов производственной и хозяйственной деятельности по сравнению с северной частью края.

Вода источников нецентрализованного ХПВ не соответствовала ГН по загрязнению ОКБ в 31,7 % проб и ТКБ – в 20,2 % проб, по величине ОМЧ – в 12,3 % проб.

Патогенная микрофлора в водоисточниках ЦХПВ за период 2005 – 2009 гг. выявлялась в единичных случаях.

Факторами, способствующими МЗ водоисточников ХПВ, являются сброс в водоемы недостаточно очищенных сточных вод, смывы с микробно-контаминированной почвы жилых и сельскохозяйственных зон, миграция из почвы в подземные воды микроорганизмов. Так, в сточных водах городов медианы содержания составляют ОКБ 9…390 тыс. КОЕ/100 мл, ТКБ – 3…180 тыс. КОЕ/100 мл, коли-фагов – 63…398 БОЕ/100 мл. В 6,7…11,2 % проб в сточных водах обнаруживались сальмонеллы. Вследствие этого создается значительная микробная нагрузка на поверхностные водоемы, суммарно достигающая по ОКБ 3,8•1014 КОЕ/сутки, ТКБ 1,1•1014 КОЕ/сутки и коли-фаги 1,35•1012 БОЕ/сутки.

В Красноярском крае в 2004 – 2009 гг. не соответствовали ГН по санитарно-бактериологическим показателям 9,8…25,5 % проб почвы.

Сточные воды и смывы с поверхности почвы загрязняют малые реки, впадающие в крупные реки и водохранилища. В воде малых рек не отвечали ГН по содержанию ОКБ 27 %, ТКБ – 27,9 и коли-фагов – 16,4 % проб.

МЗ источников ЦХПВ наибольшее в СНП, наименьшее в КГ. Медианы процентов проб, не отвечающих ГН по санитарно-бактериологическим показателям равны в КГ 2,1 %, в СМГ – 7,2 % и в СНП – 8,3 %.

С применением факторного анализа установлено, что суммарные доли вкладов факторов составляют 91,6 % в такой показатель как процент проб водоисточника, превышающий ГН, и 91,2 % – в уровень содержания ТКБ. Более высокие доли вклада в микробную контаминацию вносят факторы: вид водоисточника; антропотехногенная нагрузка на окружающую среду; тип НП.

Радиологические показатели воды источников хозяйственно-питьевого водоснабжения и факторы на них влияющие

В створах водозаборов ЦХПВ на реках и водохранилищах Красноярского края медианы суммарной -активности составляли 0,02…0,06 Бк/л, суммарной -активности – 0,04…0,69 Бк/л и были меньше ГН. Удельная активность естественных радионуклидов (ЕРН): 210полония, 210свинца, 228радия, 234урана и 238 урана, а также техногенных радионуклидов 137цезия, 90стронция не превышала значений уровня вмешательства.

В створах водозаборов ЦХПВ более высокие уровни суммарных -, -активности, ЕРН отмечаются на реках Енисей и Ангара. В подрусловых водах Енисея в 25 % проб и Ангары в 12 % проб удельная активность 226радия превышала уровень вмешательства. Обнаружение в водах Енисея и Ангары 90стронция и 137цезия в концентрациях меньше уровня вмешательства свидетельствует о загрязнении техногенными радионуклидами.

Подземные водоисточники ЦХПВ, по сравнению с поверхностными, имеют более высокие суммарные - и -активности, а также удельные активности ЕРН. Имеются значительные отличия радиологических показателей подземных вод в различных частях края. В северной части края в подземных водах отмечается превышение безопасного уровня по суммарной -активности в 5,8 % проб, в центральной части – в 20,9 % проб и в южной части – в 42,7 % проб. Средние значения суммарной -активности составляли в северной части края 0,078 Бк/л, в центральной части 0,169 Бк/л и в южной части 0,382 Бк/л. Превышение безопасного уровня суммарной -активности зарегистрировано в подземных водах северной части края в 0,7 % проб, в центральной части – в 2,6 % проб и в южной части – в 0,6 % проб. Значения удельной активности ЕРН были меньше безопасных уровней.

Для всех территорий края, где используются подземные водоисточники, является проблемой повышенное содержание 222радона, удельная активность которого в 25,2 % была 60 Бк/л. При этом по 222радону превышение уровня вмешательства имелось в 8,6 % проб в северной части, в 17,3 % проб в центральной части и в 34,7 % проб в южной части края.

В воде источников нецентрализованного ХПВ суммарные - и -активности были равны в среднем 0,116 Бк/л и 0,316 Бк/л соответственно, и были больше безопасного уровня в 14,3 и 4,3 % проб.

С применением факторного анализа определено, что суммарные доли вкладов в суммарную -активность составляют 87,1 % с наибольшими долями вкладов факторов: часть территории края по широте; вид водоисточника.

Суммарная мутагенная активность источников централизованного

хозяйственно-питьевого водоснабжения

Вода источников ЦХПВ обладала в тесте Эймса мутагенной активностью. Суммарная мутагенная активность (СМА) в тесте Эймса обнаружена в 28,6…100 % проб у поверхностных водоисточников и в 58,3 % проб у подземных вод. Слабую СМА имели чаще пробы вод Баргинского водохранилища, рек Енисей (Красноярск) и Кан; умеренная СМА воды отмечалась преимущественно на р. Чулым, сильная СМА на р. Енисей в районе Лесосибирска. В подземных водах одинаково часто выявлялись пробы со слабой, умеренной и сильной мутагенной активностью.

На культуре лимфоцитов человека in vitro установлено, что в створе водозабора ЦХПВ Красноярска вода вызывала повышение в 3,1 раза числа метафаз с хромосомными аберрациями по сравнению с контролем.

Гигиеническая оценка централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае

Гигиеническая характеристика водопроводов централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения

Из имеющихся в крае 1121 водопровода ЦХПВ подавляющая часть (83,3%) размещена в СНП.

Основные показатели ЦХПВ значительно отличаются в различного типа НП. Так, в КГ 98,6 % жителей охвачено ЦХПВ, один водопровод в среднем подает ПВ 38,5 тыс. человек, 93,6 % водопроводов имеют полный набор сооружений по водоподготовке, объем поставляемой ПВ составляет в среднем 620 л/сутки на человека. В СМГ ЦХПВ имеют 83,9 % населения с объемом подаваемой ПВ 193 л/сутки на человека, один водопровод приходиться на 4,9 тыс. человек, полным набором сооружений по водоподготовке оснащены 72,7 % водопроводов. В СНП, где ЦХПВ в среднем получает 55,8 % жителей, один водопровод подает ПВ для 865 человек в количестве 78 л/сутки на человека, а полный набор сооружений по водоподготовке имеют только 14,2 % водопроводов.

Из водопроводов, использующих подземные водоисточники, не имеют 47,5 % зон санитарной охраны, 81,8 % – сооружений по коагуляции и отстаиванию воды, 82,5 % – фильтров и 33,8 % – установок по обеззараживанию питьевой воды. Из водопроводов, забирающих воду из поверхностных водоемов, не оснащены сооружениями по коагуляции и отстаиванию 20 %, фильтрами – 12 %, сооружениями по обеззараживанию воды – 4 % и 12 % не имели зон санитарной охраны.

Проблемой является значительная изношенность водопроводных сетей, т. к. по протяженности 29,7 % основных водоводов имеют изношенность на 51…80 %.

Гигиеническая оценка санитарно-химических показателей питьевой воды

Качество ПВ ЦХПВ по СХП в различного типа НП неодинаково.

По органолептическим показателям (запах, привкус, цветность, мутность) ПВ в КГ соответствует требованиям ГН. В СМГ не отвечали ГН по органолептическим показателям, в основном по цветности, 0,2…14,9 % проб ПВ, которую получали 0,8…5,3 % жителей. Органолептические показатели ПВ в СНП превышали ГН в 0,7…12,9 % проб преимущественно по цветности; такая ПВ подавалась 1,2…6,5 % населения.

В КГ отмечалось превышение ГН по содержанию в ПВ железа в 0,8 % проб и фтора в 1,8 % проб. В СМГ, а также СНП в ПВ были выше ПДК концентрации железа (12,5…16,9 % проб), марганца (14,9…8,1 % проб), нитратов (3,7…11,5 % проб), солей жесткости (5,3…12,7 % проб), общей минерализации (5…11,1 % проб), свинца (6,1…12,5 % проб), кадмия (1,4…2,0 % проб), бора (7,1 % проб), никеля (2,8…9,7 % проб), мышьяка (0,7…1,3 % проб).

Из данных в таблице 2 следует, что наиболее высокие средние концентрации обнаруживаются в КГ бария и бенз(а)пирена, в СМГ – марганца и кадмия, в СНП – железа, нитратов, фтора, бора, солей жесткости и общей минерализации.

Таблица 2 – Средние концентрации приоритетных загрязнителей питьевой воды в различного типа населенных пунктов Красноярского края

Вещество, показатель

ПДК,

мг/л

± m, мг/л

Крупные города

Средние и малые города

Сельские населенные пункты

Железо

0,3

0,18 ± 0,02

0,31 ± 0,04*

0,36 ± 0,03*

Марганец

0,1

0,011 ± 0,004

0,092 ± 0,01*

0,081 ± 0,01*

Нитраты

45

0,6 ± 0,06

7,3 ± 1,6*

17,2 ± 1,5*

Фтор

1,5

0,28 ± 0,04

0,30 ± 0,03

0,55 ± 0,03*

Барий

0,7

0,077 ± 0,019

0,073 ± 0,011

0,043 ± 0,013*

Бенз(а)пирен, мкг/дм3

0,001

0,0008 ± 0,0004

0,0007 ± 0,0001

0,0002 ± 0,0001*

Бор

0,5

0,05 ± 0,002

0,05 ± 0,008

0,19 ± 0,02*

Кадмий

0,001

0,0001 ± 0,00001

0,00043 ± 0,00005*

0,0004 ± 0,00004*

Общая минерализация

1000

107 ± 10

386 ± 31*

488 ± 46*

Жесткость, мг экв/л

10

2,1 ± 0,14

4,8 ± 0,024*

6,3 ± 0,2*

Примечание: * – p0,05 в сравнении с крупными городами

Медианы концентраций химических веществ в ПВ в различного вида НП и частях края составляют в долях ПДК: меди, молибдена и цинка до 0,1; алюминия – 0,11…0,14; хрома + 6 – 0,1…0,4; ртути – 0,24…0,34; мышьяка – 0,2…0,55; свинца – 0,05…0,6; никеля – 0,2…0,52; бериллия – 0,15…0,3; бора – 0,1…0,38.

В различного типа НП значительно отличаются доли жителей, потребляющих ПВ, не отвечающую ГН. Из данных таблицы 3 видно, что как по количеству веществ, концентрации которых превышают ПДК, так и по удельному весу населения, потребляющего не отвечающую ГН по СХП ПВ, наблюдается последовательное увеличение от КГ к СМГ и СНП.

Таблица 3 – Доли населения, потребляющего питьевую воду централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения, не соответствующую требованиям гигиенических норм

Вещество

Доля населения, %

Города

Сельские населенные пункты

крупные

средние и малые

Жесткость

0

2,6

5,7

Сухой остаток

0

1,9

3,4

Железо

4,1

15,7

9,5

Фтор

1,3

0

1,1

Барий

0,18

0,48

0,29

Бор

0

0

0,22

Кадмий

0

0,04

0,09

Нитраты

0

2,9

4,7

Марганец

0

4,1

5,2

Аммиак

0

0,29

0,44

В структуре населения, потребляющего ПВ с различной степенью превышения ПДК химическими контаминантами, наибольшие удельные веса приходились на жителей, пользующихся ПВ с уровнем содержания железа 1,5…2,0 ПДК (60,7 %), солей жесткости – 1,01…1,5 ПДК (79,6 %), марганца – >3,0 ПДК (51,1 %), нитратов – 2,0…3,0 ПДК (43,5 %).

В ПВ КГ и СМГ обнаруживаются в низких концентрациях летучие хлорированные углеводороды метанового ряда, бензол и его производные, а также в следовых концентрациях хлорированные пестициды. При этом в СМГ, где, во-первых, водоисточники более загрязнены, а во-вторых, ниже уровни водоподготовки из-за отсутствия полного набора сооружений, применяются более высокие дозы хлора для обеззараживания ПВ. Как следствие в СМГ в ПВ концентрации превышают ПДК бромдихлорметана в 13,8 % проб, хлороформа – в 1,8 % проб и дибромхлорметана – в 1,7 % проб.

Определение суммарных показателей по лимитирующим признакам опасности показало, что медианы органолептического признака опасности составляют в КГ 1,15; в СМГ – 4,3; в СНП – 4,71. Медианы санитарно-токсикологического признака опасности равны в крупных городах КГ 3,32; в СМГ – 5,09; в СНП – 5,64.

На водопроводах с полным набором сооружений по водоподготовке, по сравнению с водопроводами ими необеспеченными, ПВ имеет меньше цветность в 1,5 раза, мутность – в 3,7 раза, концентрации железа и марганца – в 1,8 раза, аммиака – в 4,6 раза (рис. 1).

Рисунок 1 – Санитарно-химические показатели питьевой воды в зависимости от полноты набора сооружений по водоподготовке на водопроводе

При недостаточном уровне водоподготовки, вследствие неполного набора для нее очистных сооружений, и неучете природных особенностей имеются значительные различия по содержанию ряда химических веществ в ПВ, получаемой из подземных и поверхностных водоисточников. Так ПВ, полученная из подземных водоисточников, содержит больше в 2,3 раза бария, в 3,9 раза – фтора, в 12,7 раза нитратов и в 2,5 раза – марганца, имеет выше 2,1 раза жесткость и в 3,4 раза – минерализацию.

Для ПВ в СМГ и, особенно в СНП, характерны значительные колебания СХП в различные сезоны года, что обусловлено с одной стороны сезонными колебаниями качества воды источников ЦХПВ, а с другой стороны неполным набором сооружений по водоподготовке. Сезонные различия средних значений цветности, мутности и окисляемости, содержания железа, нитратов, марганца, хлоридов, аммиака и сухого остатка ПВ были в пределах 1,18…1,89 раза в КГ, увеличивались до 2,3…4,8 раза – в СМГ, достигали 2,8…9,3 раза – в СНП.

С применением факторного анализа установлено, что суммарные доли вкладов факторов в концентрации химических веществ и органолептических показателей составляют 56,3…81,0 % (табл. 4). Наибольшие доли вкладов в органолептические показатели вносят факторы: степень водоподготовки; тип НП; часть территории края по широте, а в концентрации химических веществ факторы: часть территории края по широте; тип НП.

Таблица 4 – Доли вкладов факторов в показатели качества питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае

Показатели

Доли вкладов, %

Тип населенного пункта

Вид водоисточника

Степень водоподготовки

Часть расположение края по широте

Сумма факторов

Санитарно-химические, мг/л

Жесткость

21,7

14,2

9,8

26,1

71,8

Железо

17,5

16

18,8

19,3

71,6

Нитраты

18,2

8,1

6,7

23,3

56,3

Привкус

13

9,7

19,2

15,9

57,8

Цветность

17,4

12,6

22,1

22,8

74,9

Фтор

16,8

20,1

14,3

26,2

77,4

Мутность

18,6

13,2

28,5

10,3

70,6

Сухой остаток

14,4

20,6

16,3

29,7

81,0

Микробиологические

Пробы, не соответствующие ГН, %

17,6

19,1

15,6

12,8

65,1

Радиологические

Общая -активность, Бк/л

25,1

16,2

-

34,1

75,4

Общая -активность, Бк/л

16,1

17,8

-

38,2

72,1

Индивидуальная эффективная доза внутреннего облучения, мЗв/год

21,4

26,2

-

36,4

84

Гигиеническая оценка микробиологических показателей питьевой воды

Загрязнение ПВ индикаторной микрофлорой отличается в различного типа НП. В КГ в ПВ обнаруживаются ОКБ в среднем в 2,07 % проб, ТТКБ – в 0,68 % проб и коли-фаги – в 0,78 % проб. В СМГ частота проб с выявлением ОКБ в среднем составляет 4,61 %, ТКБ – 2,83 % и коли-фагов – 4,62 %. Наибольшую микробную контаминацию ПВ имеет в СНП, где не отвечают ГН по содержанию ОКБ – 16,79 % проб, ТКБ – 12,02 % проб и коли-фагов – 15,35 % проб.

Доли населения, потребляющего ПВ с содержанием ОКБ, ТКБ и коли-фагов составляют в КГ 9,3 %; в СМГ – увеличиваются до 11,0 %, в СНП – возрастают до 20,8 %.

Загрязнение ПВ патогенной микрофлорой, яйцами гельминтов, цистами лямблий, спорами сульфитредуцирующих клостридий, холерным вибрионом в абсолютном большинстве отобранных проб в 2007-2008 гг. обнаружено не было. Но на территории двух сельских административных образований (Эвенкийский муниципальный район, Сухобузимский район) 7 (17 %) соответственно из 41 пробы и 2 из 6 проб ПВ содержали патогенные энтерококки.

Микробное загрязнение ПВ имеет отличия по сезонам года. Так, в КГ наибольшие доли проб ПВ с обнаруженными ОКБ и ТКБ, равные 5,8 % и 0,8 % соответственно, приходились на весну. В ПВ СМГ наиболее часто ОКБ и ТКБ выявляются летом в 8,4 % и 5,8 % проб соответственно. ПВ в СНП летом также чаще содержала ОКБ (23 % проб) и ТКБ (14,3 % проб).

Установлено, что в СМГ и СНП отмечаются прямые сильные и средние по силе связи, описываемые уравнениями линейной регрессии, между процентами не отвечающих ГН проб ПВ: по содержанию ОКБ зимой и весной (R xy = 0,58), весной и летом (Rxy = 0,63); по содержанию ТКБ зимой и весной (Rxy = 0,80), весной и летом (Rxy = 0,91), летом и осенью (Rxy = 0,64). Кроме того, имеются прямые сильные и средние по силе связи (Rxy = 0,54…0,92) между посезонным процентом нестандартных проб ПВ по загрязнению ОКБ и ТКБ. Это может свидетельствовать о стационарности процессов микробной контаминации ПВ в СМГ и СНП.

С применением факторного анализа определено, что суммарная доля вкладов факторов в процент проб ПВ, не соответствующих ГН по МП составляет 65,1 %. Наибольшие доли вносят факторы: вид водоисточника; тип НП.

Гигиеническая оценка радиологических показателей питьевой воды

Суммарные - и -активности, удельная активность ЕРН (210Po, 210Pb, 226Ra, 228 Ra, 234U, 238U, 228 Th, 230 Th) ПВ в КГ не превышает уровня безопасности. В СМГ и СНП, где для ЦХПВ используются подземные водоисточники, ситуация с радиационной безопасностью ПВ во многом зависит от месторасположения в той или иной части края. Так, суммарная -активность ПВ превышала безопасный уровень в СМГ в 11,3 % проб, в СНП северной части края – в 4,7 % проб, в центральной части края – в 18,9 % проб и в южной части края – в 47,1 % проб при средних значениях 0,164 Бк/л; 0,084 Бк/л; 0,179 Бк/л и 0,395 Бк/л соответственно. Суммарная удельная активность ЕРН была выше ГН в СМГ в 18,4 % проб, в СНП центральной части края – в 24,3 % проб и в южной части края – в 38,9 % проб. Средние значения суммарной -активности ПВ находились в интервале 0,18…0,248 Бк/л и во всех типах НП не превышали допустимый уровень безопасности.

Индивидуальные эффективные дозы (ИЭД) внутреннего облучения за счет потребления ПВ составляли в среднем: в КГ – 0,041 мЗв/год; в СМГ – 0,143 мЗв/год; в СНП северной части края – 0,09 мЗв/год, центральной части – 0,155 мЗв/год и в южной части края – 0,254 мЗв/год (безопасный уровень 0,1 мЗв/год). При этом ИЭД внутреннего облучения за счет потребления ПВ превышала безопасный уровень у 15,6 % жителей СМГ, 10,5 % населения СНП северной части, 24,3 % жителей центральной части и у 37,9 % населения южной части края.

В структуре ИЭД внутреннего облучения, создаваемой за счет удельных активностей 210Po, 210Pb, 226Ra, 228 Ra, 234U, 238U, 228 Th, 230 Th, а также 222 радона, на долю 222 радона приходиться в КГ – 65,8 %, в СМГ – 87,4 %, в СНП 77,6…94 %.

С применением факторного анализа установлено, что суммарные доли факторов составляют в общую -, -активность 75,4 и 72,1 % соответственно, в ИЭД внутреннего облучения – 84 %. Наибольшие доли вкладов приходятся на фактор – расположение части края по широте.

Суммарная мутагенная активность питьевой воды

В различные сезоны года ПВ в тесте Эймса в 51…66 % проб обладала СМА, которая была выше летом, меньше – весной. По степени преобладала слабая СМА, зарегистрированная в 22,4 % проб ПВ; сильная мутагенная активность отмечалась в 17,4 % проб, умеренная СМА – в 15,1 % проб.

В городах, водопроводы которых используют в качестве водоисточников ЦХПВ открытые водоемы, процент проб (40…75 %) с обнаруженной СМА был больше, чем в сельских районах (40 %), имеющих водоисточниками подземные воды.

По типу мутаций обнаруживались в 57,1 % проб фреймшифт – мутации и в 34,6 % проб миссенс – мутации, что свидетельствовало о содержании в ПВ как прямых мутагенов, так и образующихся метаболитов с мутагенной активностью.

Установлены прямые средние по силе статистически достоверные связи (Rxy = 0,38…0,48) между концентрациями хлороформа, бромдихлорметана, бенз(а)пирена в ПВ с одной стороны и процентом проб ПВ с сильной степенью СМА с другой стороны. Одно из уравнений регрессии имеет вид:

y = 5,2 + 328 х (Rxy = + 0,47; p = 0,046);

где  y – пробы ПВ с сильной СМА, %;

x – суммарная концентрация хлороформа и бромдихлорметана в ПВ, мг/л.

Риски для здоровья населения в связи с потреблением питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в различного типа населенных пунктов Красноярского края

С учетом медиан концентраций канцерогенных веществ в ПВ ЦХПВ определены создающиеся канцерогенные риски: индивидуальный, популяционный относительный, популяционный абсолютный.

Суммарные канцерогенные индивидуальные риски при потреблении ПВ составляют в различного типа НП 2,55·10-4…6,0·10-4 (табл. 5).

Таблица 5 – Канцерогенные риски в связи с потреблением питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения

Территории Красноярского края

±m

Индивидуальный риск

Популяционный риск, число случаев рака в год дополнительно

относительный, на 100 тыс. населения

абсолютный

Крупные города

(2,55 ± 0,37)·10-4

0,36 ± 0,05

4,0 ± 0,6

Средние и малые города

(4,62 ± 0,52)·10-4

0,66 ± 0,07

4,2 ± 0,5

Сельские населенные пункты в частях Красноярского края

северная

(4,84 ± 0,37)·10-4

0,69 ± 0,05

0,52 ± 0,04

центральная

(5,93 ± 0,55) 10-4

0,85 ± 0,08

1,9 ± 0,17

южная

(6,0 ± 0,5)·10-4

0,86 ± 0,07

0,72 ± 0,06

Они во всех типах НП превышают предельно допустимый канцерогенный индивидуальный риск (1·10-4). Наибольшие доли в величины канцерогенных рисков вносятся за счет содержания в ПВ мышьяка, хрома+6, бромдихлорметана.

Канцерогенные популяционные относительные риски равны в различного типа НП 0,36…0,86 случая рака дополнительно на 100 тыс. населения в год. Они превышают предельно допустимые (0,14 случая рака дополнительно на 100 тыс. населения в год) в 2,6…6,1 раза и больше в СНП центральной и южной частей края. Вносимые ими доли в уровни впервые выявленных злокачественных новообразований могут составлять 0,16…0,39 %.

Канцерогенный популяционный абсолютный риск в связи с потреблением ПВ ЦХПВ в Красноярском крае достигает 11,3 случаев рака дополнительно в год.

Определение неканцерогенных рисков показало, что они, составляя при средних значениях по индексу опасности 0,05…0,80, не превышают допустимого уровня (1,0) для болезней крови, почек, центральной нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной, репродуктивной систем, органов пищеварения. Наибольшие значения неканцерогенных рисков создаются для болезней сердечно-сосудистой, эндокринной систем и органов пищеварения. Более высокие неканцерогенные риски при потреблении ПВ имеются в СНП, преимущественно центральной и южной частей края, наименьшие – в КГ.

Установлены прямые, сильные и средние по силе (Rxy = 0,43…0,72) статистически достоверные связи и количественные зависимости между процентом проб ПВ, не соответствующих ГН по МП с одной стороны, и заболеваемостью населения ВАОКИ с другой стороны. При этом прирост числа случаев на 100 тыс. населения на 1 % проб ПВ, не соответствующих ГН по МП в Красноярском крае, составлял: ОКИ неустановленной этиологии – 6,2 случая, ДФ – 1,6 случая, ВГА – 0,15 случая.

Из данных таблицы 6 следует, что наибольшие индивидуальные и популяционные относительные риски ВАОКИ имеются в СНП южной части края, наименьшие – в КГ. При этом в СМГ индивидуальные и популяционные относительные риски ВАОКИ при потреблении ПВ в 1,6…1,7 раза больше по сравнению с КГ. В СНП южной части края аналогичные виды рисков больше, чем в СНП северной части края, в 2,3…2,4 раза.

Таблица 6 – Риски заболеваемости водноассоциированными острыми кишечными инфекциями в связи с потреблением питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения

Водноассоциированные острые кишечные инфекции

Города

Сельские населенные пункты

крупные

средние и малые

части края

северная

центральная

южная

Индивидуальный риск, число случаев в год

ОКИ неустановленной этиологии

1,7·10-4

2,9·10-4

5,7·10-4

8,6·10-4

13,5·10-4

дизентерия Флекснера

0,44·10-4

0,74·10-4

1,47·10-4

2,22·10-4

3,49·10-4

вирусный гепатит А

0,041·10-4

0,069·10-4

0,14·10-4

0,21·10-4

0,33·10-4

Популяционный относительный риск, число случаев на 100 тыс. в год

ОКИ неустановленной этиологии

17

29

57

86

135

дизентерия Флекснера

4,4

7,4

14,7

22,2

34,9

вирусный гепатит А

0,41

0,69

1,4

2,1

3,3

Популяционный абсолютный риск, число случаев в год

ОКИ неустановленной этиологии

16,3

24,5

28,2

73,8

40,9

дизентерия Флекснера

4,2

6,2

7,3

19,1

10,6

вирусный гепатит А

0,39

0,58

0,69

1,8

1,0

Суммарный популяционный абсолютный риск ВАОКИ при потреблении ПВ ЦХПВ может достигать в Красноярском крае 235 случаев в год. Доли вкладов популяционных абсолютных рисков, возникающих при потреблении ПВ ЦХПВ, могут быть в заболеваемость ОКИ неустановленной этиологии 1,2 %, ДФ – 2,9 %, ВГА – 0,71 %.

За счет ИЭД внутреннего облучения (мЗв/год), формирующихся при потреблении ПВ, создаются риски «стохастических эффектов». Индивидуальные риски «стохастических эффектов» в случаях в год равны в КГ – 0,23·10-5, в СМГ – 0,82·10-5, в СНП северной части края – 0,51·10-5 случая, центральной части - 0,88·10-5 и южной части края – 1,45·10-5 (порог 0,57·10-5 случая в год). Коллективные риски «стохастических эффектов» на 1000 жителей составляют в разных типах НП 0,0023…0,0145 случая в год.

Что касается рисков популяционных абсолютных «стохастических эффектов», то они расцениваются в КГ в 2,5 случая, в СМГ – в 5,2 случая, в СНП северной части края – 0,4 случая, в центральной части – 2,0 случая и в южной части – 1,2 случая.

С использованием кластерного анализа определено подобие различного типа НП по совокупности средних значений 5 показателей индивидуальных рисков в связи с потреблением ПВ.

Из рисунка 2 видно, что по степени схожести выделяются 3 группы. В первую группу с наибольшим подобием вошли СНП центральной и южной частей края (кластерное расстояние 0,076); вторую группу с меньшим подобием  образовали СНП северной части края и СМГ (кластерное расстояние 0,163); третью группу составили малоподобные остальным – КГ (кластерное расстояние 0,55).

1 – крупные города;

2 – средние и малые города;

3 – сельские населенные пункты северной части края;

4 – сельские населенные пункты центральной части края;

5 – сельские населенные пункты южной части края

Рисунок 2 – Кластер подобия различного типа НП Красноярского края по совокупности 5 показателей индивидуальных рисков рака, острых кишечных инфекций, радиационных «стохастических эффектов» в связи с потреблением ПВ ЦХПВ.

Влияние питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого

водоснабжения на заболеваемость населения Красноярского края

Изучение влияния химических веществ ПВ ЦХПВ на заболеваемость населения Красноярского края показало, что между жесткостью, общей минерализацией, содержанием нитратов, сульфатов, бора и мышьяка с одной стороны и уровнями впервые выявленных заболеваний систем мочеполовой, костно-мышечной, сердечно-сосудистой и эндокринной, органов пищеварения, врожденных пороков развития отмечаются прямые, средние по силе, статистически достоверные связи и количественные зависимости, описываемые уравнениями линейной регрессии (табл. 7).

С использованием факторного анализа установлено, что доли вкладов могут достигать: жесткости ПВ в уровни болезней мочеполовой, костно-мышечной систем, органов пищеварения 12,6…21,4 %; общей минерализации ПВ в уровни названных выше заболеваний – 9,8…19,3 %; сульфатов ПВ в уровни болезней мочеполовой, костно-мышечной и сердечно-сосудистой систем – 11,3…12,4 %; железа ПВ в уровни болезней эндокринной и сердечно-сосудистой систем 8,2…11,8 %; нитратов ПВ в уровни болезней эндокринной системы – 6,3 %.

Таблица 7 – Связи и зависимости между содержанием химических веществ в питьевой воде и уровнями впервые выявленной заболеваемости населения Красноярского края (однофакторный корреляционно-регрессионный анализ)

Независимая переменная (х), вещество в ПВ, мг/л

Зависимая переменная (y), уровень заболеваний, случаи 0/00

Уравнение линейной регрессии

y = a0 + a1·x, 0/00

Коэфф. корреляции (Rxy)

P

Жесткость, мгэкв/л

Болезни мочеполовой системы, в т.ч.

y = 27,1 + 2,14x

0,43

0,038

мочекаменная болезнь

y = 1,0x – 0,9

0,74

0,027

Болезни костно-мышечной системы

y = 20,6 + 1,9x

0,49

0,041

Болезни органов пищеварения в т.ч.

y = 24,6 + 2,44x

0,46

0,039

болезни желчного пузыря и желчных путей

y = 16,6 + 0,96x

0,37

0,050

Общая минерализация (сухой остаток), мг/л

Болезни мочеполовой системы

y = 22,3 + 0,005x

0,47

0,037

Болезни органов пищеварения

y = 32,5 + 0,033x

0,32

0,050

Сульфаты, мг/л

Болезни костно-мышечной системы

y = 26,9 + 0,03x

0,43

0,048

Болезни мочеполовой системы

y = 25,7 + 0,04x

0,45

0,044

Нитраты, мг/л

Болезни эндокринной системы

y = 5,93 + 0,11x

0,32

0,050

Бор, мг/л

Болезни сердечно-сосудистой системы

y = 2,89 + 3,92x

0,35

0,049

Мышьяк, мг/л

Врожденные пороки развития

y = 0,95 + 4,36x

0,35

0,048

Заслуживает внимания влияние комбинированного действия содержащихся в ПВ солей жесткости, общей минерализации, железа, нитратов, сульфатов на уровни впервые выявленных болезней систем костно-мышечной, мочеполовой, эндокринной и сердечно-сосудистой, органов пищеварения (табл. 8).

Из таблицы следует, что влияние комбинированного действия содержащихся в ПВ жесткости и общей минерализации, жесткости и сульфатов, общей минерализации и сульфатов, нитратов и железа, железа и сульфатов может составлять на уровни болезней костно-мышечной системы 12,8 %, мочеполовой системы – 27,4-31,8 %, органов пищеварения – 19,6 %, эндокринной системы – 28,3 %, сердечно-сосудистой системы – 26,4 %.

Таблица 8 – Связи и зависимости между  комбинациями химических веществ в питьевой воде централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения и уровнями впервые выявленной заболеваемости населения Красноярского края (многофакторный корреляционно-регрессионный анализ)

Зависимая переменная (y), уровень заболеваний, случаи 0/00

Независимая переменная (хn), вещество, мг/л

Уравнение линейной регрессии

y = a0 + a1·x1… an·xn

Коэффи-циент детерминации, %

Болезни костно-мышечной системы

Жесткость, мгэкв/л (x1)

y = 26,9+0,98x1 + 0,001x2

12,8

Общая минерализация (x2)

Болезни органов пищеварения

Жесткость, мгэкв/л (x1)

y = 31,01+0,66x1 + 0,027x2

19,6

Общая минерализация (x2)

Болезни мочеполовой системы

Общая минерализация (x1)

y = 24,1+0,05x1 + 0,02x2

27,4

Сульфаты (x2)

Жесткость, мгэкв/л (x1)

y = 19 + 3,57x1 + 0,03x2

31,8

Сульфаты (x2)

Болезни эндокринной системы

Нитраты (x1)

y = 5,44+0,06x1 + 1,52x2

28,3

Железо (x2)

Болезни сердечно-сосудистой системы

Железо (x1)

y = 25,2 + 2,16x1 + 0,005x2

26,4

Сульфаты (x2)

На локальных территориях в городах и сельских районах, где концентрации фтора, железа и нитратов, жесткость в ПВ достигают 1,4…3,0 ПДК, многолетние уровни распространенности заболеваний составляют: болезней костно-мышечной системы 96,2…78,3 0/00, что в 1,3…1,5 раза выше, чем в целом по Красноярскому краю (63,1 0/00); болезней мочеполовой системы 70,4 0/00 (в целом по краю 57,2 0/00); болезней крови и кроветворных органов 6,1…5,8 0/00, превышая аналогичный показатель в целом по краю на 14,5…19,6 %.

При сочетании содержания в ПВ железа, жесткости, общей минерализации с суммарной -активностью наблюдается суммация эффектов их действия, обусловливающая повышение уровней заболеваемости у населения сельских районов. Установлены прямые, средние по силе связи и количественные зависимости между сочетаниями железа, общей минерализации, жесткости, суммарной -активности с одной стороны и уровнями впервые выявленных болезней систем мочеполовой и эндокринной, органов пищеварения, врожденных пороков развития с другой стороны (табл. 9).

Таблица 9 – Связи и зависимости между сочетанием химических веществ и суммарной -активности питьевой воды и уровнями впервые выявленных заболеваний у населения сельских районов Красноярского края

Независимые переменные

(x1, x2, xn)

Зависимая переменная (y) заболевания, случаи 0/00

Уравнение регрессии

y = a0 + a1x1 + a2x2+… anxn

Коэфф. детерминации, %

Cуммарная -актив-ность, Бк/л, (x1)

Болезни мочеполовой системы

y = 25,6 + 20,6 x1 + 3,9 x2

29,2

Железо, мг/л, (x2)

Cуммарная -актив-ность, Бк/л, (x1)

Врожденные пороки и аномалии развития

y = 0,55 + 0,61 x1+ 0,40 x2 + 0,00007 x3

54,7

Железо, мг/л, (x2)

Минерализация, мг/л, (x3)

Cуммарная -актив-ность, Бк/л, (x1)

Болезни органов пищеварения

y = 27,5 + 23x1 + 17 x2

26,1

Железо, мг/л, (x2)

Cуммарная -актив-ность, Бк/л, (x1)

Болезни эндокринной системы

y = 2,18 + 0,39x1 + 2,13x2 + 0,005 x3

30,6

Железо, мг/л, (x2)

Минерализация, мг/л, (x3)

Увеличение в сочетании концентраций названных химических веществ и суммарной -активности ПВ может влиять на повышение уровней болезней мочеполовой системы на 29,2 %, эндокринной системы на 30,6 %, органов пищеварения на 26,1 %, врожденных пороков и аномалий развития на 54,7 %.

По результатам многолетних наблюдений на большей части административных территорий Красноярского края установлено, что имеются прямые, средние по силе, статистически достоверные связи и количественные зависимости между процентом нестандартных проб ПВ ЦХПВ, содержащих ОКБ, ТКБ, и уровнями ОКИ неустановленной этиологии, ДФ, ВГА (табл. 10).

О влиянии микробно контаминированной ПВ на заболеваемость ВАОКИ свидетельствует синхронность сезонных колебаний их уровней с колебаниями нестандартных по МП проб ПВ в НП всех типов.

Доли вкладов ПВ, не соответствующей ГН по МП, составляют в различного типа населенных пунктов в уровни ОКИ неустановленной этиологии 0,28…7,03 %, ДФ 1,3…12,3 %, ВГА 0,24…4,02 %. Суммарные доли вкладов ПВ в уровни ВАОКИ равны в КГ – 1,82 %, в СМГ – 2,32 %, в СНП – 12…25,6 %.

Таблица 10 – Связи и зависимости между микробиологическими показателями питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения и водноассоциированными кишечными инфекциями у населения Красноярского края

Независимая переменная (x), пробы с содержанием, %

Зависимая переменная (y), заболеваемость, случаи 0/0000

Уравнение регрессии

y = a0 + a1x, 0/0000

Коэфф. корреляции

P

Пробы содержащие ОКБ, %

Острые кишечные инфекции неустановленной этиологии

y = 294 + 6,2 x

0,49

0,043

Дизентерия Флекснера

y = 1,6 x – 18,4

0,94

0,017

Пробы содержащие ТКБ, %

Острые кишечные инфекции неустановленной этиологии

y = 269 + 6,5 x

0,46

0,047

Вирусный гепатит А

y = 3,17 + 0,15 x

0,41

0,048

В качестве «стохастических эффектов», обусловленных повышенными радиоактивностью ПВ и ИЭД внутреннего облучения, превышающими допустимую ИЭД (0,1 мЗв/год), рассматривались суммарные уровни болезней крови, новообразований, врожденных пороков развития в сельских НП различных частей края.

У сельского населения центральной и южной частей края при средней ИЭД внутреннего облучения за счет потребления ПВ, равной 0,19 мЗв/год, суммарные уровни названных выше заболеваний составляли 14,2 случая 0/00, что в 1,6 раза выше, чем аналогичный показатель (8,84 случая 0/00) у сельского населения северной части края, где ИЭД внутреннего облучения равна 0,09 мЗв/год.

Оптимизация государственного санитарно-эпидемиологического надзора

за хозяйственно-питьевым водоснабжением в Красноярском крае

Оптимизация ГСЭН за ХПВ строилась на принципах приоритетности, комплексности, научной обоснованности, целевого ориентирования на конечный результат.

В качестве приоритетных при оптимизации ГСЭН считались: совершенствование его организационного, методического, лабораторного, информационного и научного обеспечения; разработка системы относительных показателей, характеризующих трудоемкость и результативность ГСЭН в различного типа НП; повышение обоснованности требований и предложений по проведению профилактических мероприятий.

Анализ с использованием комплекса разработанных нами показателей свидетельствует о существенных различиях в особенностях ГСЭН за ХПВ в различного типа НП. Так, в СНП вследствие большого количества рассредоточенных по территориям маломощных водопроводов отмечаются более высокие нагрузки на учреждения Роспотребнадзора и их работников по количеству поднадзорных объектов, возрастают количество проводимых анализов и финансовых затрат на 10 тыс. населения, хотя на 1 водопровод приходится меньше отобранных проб, проводимых анализов ПВ и затрат финансовых средств (табл. 11).

Таблица 11 – Показатели проведения госсанэпиднадзора за хозяйственно-питьевым водоснабжением в различного типа населенных пунктов Красноярского края

Показатели

Населенные пункты

Крупные города

Средние и малые города

Сельские районы

Количество водопроводов на 1 учреждение Роспотребнадзора

15

13,4

18,1 – 95

Количество объектов ХПВ на 1 штатную единицу работников Роспотребнадзора

2,7

29

153 – 215

Финансовые затраты на госсанэпиднадзор за объектами ХПВ, млн. руб. год

13,182

7,933

20,701

На 1 водопровод в год

Количество отбираемых проб воды

311

73

8,6 – 39,3

Количество проводимых анализов, исследований, измерений

1346

168

42 – 170

Финансовые затраты на проведение госсанэпиднадзора, тыс. руб.

498,8

52,1

27,6

На 10 тыс. населения в год

Количество водопроводов

0,26

2,14

6,7 – 10,5

Количество проводимых анализов, исследований, измерений

350

374

517 – 1069

Финансовые затраты на проведение госсанэпиднадзора, тыс. руб.

129,7

137,6

935,2

Финансовые затраты на проведение исследований воды, тыс. руб.

114

120,8

822

Совершенствование лабораторного обеспечения ГСЭН и СГМ за ХПВ требовало опережающего развития материально-технической базы с оснащением оборудованием, расширением списка анализируемых веществ и показателей, внедрением современных методов исследований, создания электронных баз данных СГМ. Для этого 17 санитарно-химическими, 24 бактериологическими, 1 радиологической лабораториями ежегодно отбираются 32247 проб воды источников ХПВ и ПВ с проведением 129156 анализов. В их структуре приходиться на определение СХП – 65,4 %, МП – 33,6 %, РП и паразитологических показателей – 0,35 % и 0,45 % соответственно, 0,2 % биотестов. Исследуется 67 СХП, 12 МП и 11 РП. С внедрением хроматомасс-спектрометрии стали определяться 14 производных бензола, 12 хлорированных пестицидов и 8 хлорированных углеводородов метанового ряда. На развитие материально-технический базы затрачены за последние годы 18139 тыс. руб., финансовые затраты на лабораторное обеспечение ГСЭН за ХПВ составляют 19639 тыс. руб. в год.

Разработана «программа развития лабораторного дела ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае и его филиалах на период 2009 – 2011 г», в которой планируется оснащение современным оборудованием, проведение внутреннего аудита, расширение межлабораторных сличительных испытаний, повышение квалификации и обучение работников, увеличение доли внебюджетного финансирования до 63…67 %.

Для оптимизации методического обеспечения ГСЭН и СГМ за ХПВ разработаны и внедрены методические рекомендации (9), в которых унифицированы: гигиеническая оценка формирования санитарно-эпидемиологической обстановки с ХПВ в регионе; ведение СГМ и его адаптация к региональным особенностям; направления исследований для прогноза санитарно-эпидемиологической обстановки при строительстве водохранилищ ГЭС в Сибири; алгоритм ГСЭН за объектами ХПВ. Методические рекомендации использованы для обоснования профилактических мероприятий при создании водохранилища Богучанской ГЭС, подготовки «докладов о санитарно-эпидемиологической обстановке в Красноярском крае».

Суммарные финансовые затраты на ГСЭН и СГМ за ХПВ в Красноярском крае составляют 41886 тыс. руб. в год. В структуре финансовых расходов доли составляют: по типам НП КГ – 31,5 %, СМГ – 18,9 % и СНП – 49,6 %; по видам расходов на заработную плату – 33,9 %, на основные фонды, амортизацию оборудования, расходные материалы и коммунальные услуги – 13,5 %.

Для повышения обоснованности и доказательности требований и предложений по проведению профилактических мероприятий разработаны и внедрены методические рекомендации по оценке рисков, установлению причинно-следственных связей, использованию унифицированных критериев и количественных показателей необходимости разработки и реализации объектовых, муниципальных, отраслевых и региональной программ на объектах ЦХПВ. Результаты исследований использованы для обоснования требований и предложений по проведению профилактических мероприятий. Их эффективность в целом по краю оценивалась по линейным трендам изменений основных показателей санитарно-эпидемиологической обстановки с ХПВ.

Из линейных трендов, полученных с помощью автокорреляционного анализа, следует, что за период 2005-2009 гг. достоверно уменьшились процент проб ПВ, нестандартных по РП, и уровень заболеваемости населения ВГА (табл. 12). По остальным показателям отмечается только сложившаяся тенденция к их улучшению, свидетельствующая о происходящем переходном процессе.

Таблица 12 – Линейные тренды изменений в 2005-2009 гг. показателей санитарно-эпидемиологической обстановки с централизованным хозяйственно-питьевым водоснабжением в Красноярском крае

Показатель (y)

Линейный тренд вида у = a0 + a1·t*

Коэфф. автокорреляции 1 лага

P

Пробы источников ЦХПВ, не соответствующие ГН по СХП, %

у = 26,73 – 0,85 t

0,08

0,82

Пробы источников ЦХПВ, не соответствующие ГН по МП, %

у = 8,38 – 0,15 t

0,13

0,70

Пробы питьевой воды, не соответствующие ГН по СХП, %

у = 12,99 + 1,42 t

0,21

0,40

Пробы питьевой воды, не соответствующие ГН по МП, %

у = 10,01 – 0,83 t

0,32

0,35

Пробы питьевой воды, не соответствующие ГН по РП, %

у = 32,1 – 3,38 t

0,56

0,046

Водопроводы, не отвечающие требованиям ГН по зонам санитарной охраны, %

у = 29,74 – 0,48 t

0,05

0,89

Водопроводы, не проводящие обеззараживание питьевой воды, %

у = 4,81 – 0,23 t

0,37

0,27

Количество населения, потребляющего питьевую воду с жесткостью более 10 мг экв/л

у = 75200 – 1300 t

0,35

0,30

Уровень заболеваемости вирусным гепатитом А, случаи на 100 тыс.

у = 16,99 – 2,38 t

0,58

0,042

Примечание:  t* – порядковый номер года наблюдения, начиная с 2005 г.

Выводы

1. Качество воды источников хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае характеризуется повышенными: цветностью и привкусом; концентрациями железа, солей жесткости, общей минерализации, нитратов, марганца, свинца, мышьяка; микробными загрязнениями ОКБ, ТКБ и коли-фагами; суммарной -активностью и удельной активностью 222радона; суммарной мутагенной активностью в тесте Эймса, что обусловлено влиянием вида водоисточников, природно-климатических и антропотехногенных факторов, типа населенных пунктов.

2. Значительная часть водопроводов централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае, особенно в сельских населенных пунктах, не отвечает санитарно-эпидемиологическим требованиям из-за отсутствия зон санитарной охраны, полного набора сооружений по очистке и обеззараживанию питьевой воды.

3. Питьевая вода централизованного и децентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в средних и малых городах, сельских населенных пунктах Красноярского края в значительном проценте проб не соответствует гигиеническим нормам вследствие: повышенного содержания железа, марганца, нитратов, свинца, солей жесткости, общей минерализации и летучих хлорированных углеводородов метанового ряда; микробных загрязнений ОКБ, ТКБ и коли-фагами; превышения безопасных уровней по суммарной -активности и суммарной удельной активности естественных радионуклидов. В питьевой воде централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения средние концентрации ртути, мышьяка, кадмия, никеля, бериллия, бора составляют 0,2…0,55 ПДК, бензола и его производных, бенз(а)пирена, хрома+6, 6 хлорорганических канцерогенных пестицидов – 0,05…0,15 ПДК.

Выявленная в 51…66 % проб суммарная мутагенная активность в тесте Эймса питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения, вызывавшая в 57,1 % проб фреймшифт-мутации и в 34,6 % миссенс-мутации, может свидетельствовать о содержании, как прямых мутагенов, так и образующихся метаболитов с мутагенной активностью.  Установлено влияние на повышение частоты проб питьевой воды с суммарной мутагенной активностью бромдихлорметана, хлороформа и бенз(а)пирена.

4. В различного типа населенных пунктов Красноярского края доли населения, получающего питьевую воду централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения, не соответствующую требованиям гигиенических нормативов, составляют по органолептическим показателям 5,3…6,5 %, по содержанию химических веществ – 4,1…15,7 %, по микробиологическим показателям – 9,3…20,8 %, по радиологическим показателям – 10,5…37,9 %.

5. Формирование качества и безопасности для здоровья населения питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае определяется природно-климатическими (вид водоисточника, часть территории края по широте) и санитарно-техническими (степень водоподготовки) факторами,  типом населенного пункта, суммарные доли вклада которых составляют в санитарно-химические показатели питьевой воды 56…81 %, в микробиологические показатели 65,1 % и в радиологические показатели 75,4…84 %.

6. Потребление питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения создает для здоровья населения Красноярского края повышенные индивидуальные и популяционные относительные риски: канцерогенные, водноассоциированных острых кишечных инфекций (ОКИ неустановленной этиологии, дизентерия Флекснера, вирусный гепатит А), радиационных «стохастических эффектов», уровни которых выше в сельских населенных пунктах центральной и южной частей края, а также в средних и малых городах.

7. Между жесткостью, общей минерализацией, концентрациями нитратов, железа, мышьяка, бора, общей -активностью питьевой воды и уровнями болезней органов пищеварения, систем мочеполовой, костно-мышечной, эндокринной и сердечно-сосудистой, новообразований, врожденных пороков развития у населения Красноярского края установлены прямые, средние по силе (Rxy = 0,32…0,49), статистически достоверные связи и количественные зависимости, описываемые уравнениями линейной регрессии. Доли вклада химических веществ в уровни отдельных классов заболеваний составляет 6,3…21,4 %, а влияние комбинаций химических веществ, сочетаний химических веществ и общей -активности на уровни заболеваний, находится в пределах 12,8…54,7 %.

8. Выявлены прямые, сильные и средние по силе (Rxy = 0,41…0,94), статистически достоверные связи и количественные зависимости, описываемые уравнениями линейной регрессии, между процентами проб питьевой воды, не соответствующими гигиеническим нормативам по содержанию индикаторной микрофлоры и уровнями водноассоциированных острых кишечных инфекций (острые кишечные инфекции неустановленной этиологии, дизентерия Флекснера, вирусный гепатит А). Доли вкладов водноассоциированных острых кишечных инфекций, вызываемых микробно загрязненной питьевой водой, могут составлять в общие уровни: острых кишечных инфекций неустановленной этиологии 0,28…7,03 %; дизентерии Флекснера – 1,3…12,34 %; вирусного гепатита А – 0,24…4,02 %.

9. Превышение безопасных уровней индивидуальных эффективных доз внутреннего облучения, создающихся при потреблении питьевой воды, обусловливает повышение суммарного уровня болезней крови, новообразований и врожденных пороков развития у жителей сельских районов центральной и южной частей Красноярского края.

10. Обоснована и реализуется система мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения Красноярского края в части безопасности для здоровья водоисточников и питьевой воды хозяйственно-питьевого водоснабжения, направленная на повышение результативности и эффективности госсанэпиднадзора за счет с одной стороны совершенствования его организационно-структурного, лабораторного, методического и информационного обеспечения, научного сопровождения и использования результатов социально-гигиенического мониторинга, а с другой стороны – на разработку и применение критериев и количественных показателей для повышения обоснованности и доказательности требований и предложений по проведению профилактических мероприятий.

Предложения и рекомендации

1. Для обеспечения населения качественной и безопасной для здоровья питьевой водой, отвечающей гигиеническим нормам, в Красноярском крае следует:

1.1. Разработать и принять краевую программу, предусматривающую: внедрение современных способов водоподготовки и обеззараживания питьевой воды на водопроводах ЦХПВ Красноярска, Норильска, Лесосибирска, Ачинска, Канска и Минусинска; строительство водопроводов ЦХПВ в населенных пунктах, жители которых используют воду открытых водоемов без водоподготовки и обеззараживания; оснащение северных районной современными компактными установками для приготовления питьевой воды; утверждение распорядительным документом Администрации края границ зон санитарной охраны источников ЦХПВ; строительство очистных сооружений канализации и уменьшение объема сброса недостаточно очищенных сточных вод; уменьшение загрязнений р. Енисей, Красноярского водохранилища объектами водного транспорта.

1.2. Разработать и принять муниципальные программы, предусматривающие: обеспечение населения качественной и безопасной питьевой водой в Таймырском Долгано-Ненецком муниципальном образовании, Большемуртинском, Ермаковком, Идринском, Иланском, Каратузском, Краснотуранском, Курагинском, Минусинском, Тасеевском и Ужурском районах; содержание, ремонт, очистку и дезинфекцию источников нецентрализованного ХПВ в соответствии с санитарными требованиями; устранение бесхозности источников ХПВ; замену и ремонт разводящих водопроводных сетей с учетом процента изношенности; оснащение водопроводов ЦХПВ системами водоподготовки и обеззараживания в зависимости от СХП, МП и РП водоисточника; ликвидацию и предупреждение образования источников химического и микробного загрязнения поверхностных и подземных водоисточников ХПВ в водоохранных зонах; организацию зон санитарной охраны водоисточников ХПВ и поддержание в них санитарно-эпидемиологического режима.

1.3. Иметь объектовые программы и проекты на водопроводах ЦХПВ, содержащие мероприятия: при несоответствии питьевой воды гигиеническим нормам; по проведению производственного контроля в соответствии с требованиями нормативных документов; при возникновении чрезвычайных ситуаций с источниками ХПВ и на водопроводах.

2. Целесообразно изучить распространенность и приверженность населения к употреблению бутилированной воды и дочищенной на индивидуальных фильтрах питьевой воды и оценить их на соответствие гигиеническим нормативам, «физиологическую полезность», суммарную мутагенную активность и интегральную токсичность.

3. В связи с созданием водохранилища Богучанской ГЭС необходимо для предупреждения ухудшения ХПВ провести санитарно-эпидемиологические мероприятия по подготовке ложа водохранилища с лесосводкой, удалением и перезахоронением скотомогильников, строительству водоочистных сооружений на водопроводах ЦХПВ в населенных пунктах ниже водохранилища.

4. Для оптимизации госсанэпиднадзора и социально-гигиенического мониторинга за ХПВ целесообразно:

4.1. Внедрить практику определения различных видов рисков для здоровья населения в связи с потреблением питьевой воды в административных образованиях края и ранжирование их по величинам рисков.

4.2. Устанавливать причинно-следственные связи и количественные зависимости между санитарно-химическими, микробиологическими, радиологическими показателями питьевой воды и заболеваемостью населения в целом по Красноярскому краю.

4.3. Использовать и анализировать относительные показатели организационного, лабораторного и финансового обеспечения госсанэпиднадзора в административных образованиях с ранжированием их по трудоемкости и интенсивности.

4.4. Определить результативность и эффективность госсанэпиднадзора за ХПВ в административных образованиях за счет мониторирования с получением линейных трендов изменений величин различных видов рисков.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК

       1. Куркатов, С. В. Социально-гигиенический мониторинг хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Гигиена и санитария. – 2008. – № 4. – С. 90-93.

       2. Куркатов, С.В. Санитарно-эпидемиологический надзор за системами централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С.В. Куркатов, С.Е. Скударнов // Здравоохранение Российской Федерации. – 2008. – № 4 – С. 50-52.

       3. Куркатов, С. В. Гигиеническая оценка природной радиоактивности подземных вод Красноярского края / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, В. В. Коваленко / Водоснабжение и санитарная техника –2007. – № 10 – С. 5-8.

       4. Скударнов, С. Е. Санитарно-эпидемиологические проблемы при создании водохранилищ гидроэлектростанций на реках Сибири / С. Е. Скударнов, С. В. Куркатов // Казанский медицинский журнал. – 2010. – т. 91. – № 2. – С. 274-277.

       5. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка химического загрязнения воды Енисея после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС / С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц // Медицина в Кузбассе. – 2010. – № 2. – С. 37-40.

       6. Куркатов, С. В. Влияние жесткости и радиоактивности питьевой воды на заболеваемость населения Красноярского края / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Казанский медицинский журнал. – 2010. – Т. 91. – № 2. – С. 271-274.

       7. Скударнов, С. Е. Риски для здоровья населения в связи с потреблением питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. Е. Скударнов, С. В. Куркатов // Сибирское медицинское обозрение. – 2010. – №5. – С. 50 - 54.

       8. Василовский, А. М. Гигиеническая оценка химических загрязнений объектов окружающей среды в промышленных городах Красноярского края // А. М. Василовский, С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Сибирское медицинское обозрение. – 2010. – № 3. – С. 62-65.

9. Василовский, А. М. Миграция и транслокация микроэлементов в системе почва, подземные воды, зерновые и овощи в сельскохозяйственных районах Красноярского края / А. М. Василовский, Е. И. Волошин, С. Е. Скударнов // Вестник КрасГАУ. – 2010. – № 8. – С. 64 -67.

Публикации в рецензируемых журналах

10. Куркатов, С. В. Влияние химических загрязнений окружающей среды на состояние здоровья населения Красноярского края / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Сибирь – Восток. – 2003. – № 3 (сентябрь). – С. 10-14.

11. Куркатов, С. В. Гигиеническая оценка хозяйственно-питьевого водоснабжения населения Красноярского края / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Сибирь – Восток. – 2006 сентябрь. – С. 3-6.

12. Эколого-гигиенические оценка антропотехногенной нагрузки на водоисточники в Сибири в современных условиях водопользования / С. В. Куркатов, А. П. Михайлуц, С. Е. Скударнов и др. // Эко-бюллетень. – 2007. – № 2 (121). – С. 20-22.

13. Санитарное состояние водоисточников централизованного хозяйственно-питьевого водопользования в промышленных районах Западной Сибири / А. П. Михайлуц, С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов и др. // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2007. – №6 (58). – С. 62-65.

14. Скударнов, С. Е. Эколого-гигиеническая оценка хозяйственно-питьевого водопользования подземными водами в Красноярском крае / С. Е. Скударнов, С. В. Куркатов, А. П. Михайлуц // Эко-бюллетень. – 2007. – № 3 (122). – С. 51-53.

15. Куркатов, С. В. Мутагенная активность воды поверхностных водоисточников и питьевой воды в Красноярском крае / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Здоровье населения и среда обитания. – 2007. – № 9 (174). – С. 19-23.

16. Куркатов, С.В. Санитарно-эпидемиологическое обоснование профилактических мероприятий при создании водохранилища Богучанской ГЭС на реке Ангаре / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, О. Г. Тевеленок // Здоровье населения и среда обитания. – 2008. – №1 (178). – С. 7-10.

17. Эколого-гигиенические последствия прошлого экологического ущерба в промышленных регионах Сибири / А. П. Михайлуц, А. М. Василовский, С. Е. Скударнов и др. // Эко-бюллетень. – 2008. – №3 (128). – С. 50-52.

18. Скударнов, С.Е. Методические подходы к обоснованию программ профилактических мероприятий по обеспечению населения безопасной для здоровья питьевой водой в Красноярском крае / С. Е. Скударнов // Медицина в Кузбассе. – 2008. – № 9 – С. 80-81.

19. Скударнов, С. Е. Влияние хозяйственно-питьевого водопользования на заболеваемость населения Красноярского края / С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц // Вестник РАЕН. Западно-Сибирское отделение. – 2008. – Вып. 10. – С. 61-66.

20. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка влияния питьевой воды на заболеваемость населения / С. Е. Скударнов, Ю. С. Чухров // Вестник Кузбасского научного центра. – Кемерово, 2008. - Вып. 6. – С. 177-179.

21. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка антропотехногенного загрязнения поверхностных водоемов, используемых для хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц // Вестник Кузбасского научного центра – Кемерово, 2009. -  Вып. 9. – С. 135-136.

22. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка содержания хлорированных углеводородов и естественных радионуклидов в водоисточниках централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. Е. Скударнов, А.П. Михайлуц // Вестник РАЕН. Западно-Сибирское отделение. – 2009. – Вып. 11. – С. 191-195.

23. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка качества и безопасности для здоровья населения питьевой воды в промышленных городах Красноярского края / С. Е. Скударнов // Вестник Кузбасского научного центра. – Кемерово, 2010. - Вып. 11. – С. 145-146.

Материалы конференций

24. Куркатов, С.В. Гигиеническая оценка последствий создания водохранилища Богучанской ГЭС на реке Ангаре / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов // Материалы Х Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. Книга 2. – М., 2007. – С. 252-254.

25. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка рисков для здоровья населения вследствие загрязнения питьевой воды в г. Лесосибирске / С. Е. Скударнов // Проблемы экологии и здоровья населения промышленных городов и пути их решения: материалы межрегиональной науч.-практ. конф. – Новокузнецк, 2004. – С. 74.

26. Куркатов, С.В. Риски для здоровья трудоспособного населения в связи с потреблением питьевой воды в Красноярском крае / С.В. Куркатов, С.Е. Скударнов // Здоровье населения и экология: состояние, проблемы, пути решения: материалы XLII науч.-практ. конф. с международным участием. – Новокузнецк, 2007. – С. 156-158.

27. Скударнов, С. Е. Цитотоксичность и мутагенная активность водоисточников централизованного хозяйственно-питьевого водопользования в промышленных регионах Сибири / С. Е. Скударнов, Ю. С. Чухров // Медицина труда: клинико-гигиенические и экспериментальные проблемы: материалы XLIII науч.-практ. конф. с международным участием. – Новокузнецк, 2008. – С. 158-161.

28. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка систем централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. Е. Скударнов // Социально-гигиенические проблемы общественного здоровья и экологии человека на современном этапе: материалы науч.-практ. конф. с международным участием. – Новокузнецк, 2009. – С. 205-206.

29. Скударнов, С. Е. Гигиеническая оценка микробного загрязнения питьевой воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения в Красноярском крае / С. Е. Скударнов // Медико-биологические проблемы: сб. науч. тр. № 17. – Кемерово, 2010. – С. 57-59.

Методические рекомендации

30. Гигиеническая оценка формирования химического и биологического загрязнения, физических факторов окружающей среды на территории Красноярского края: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц. – Красноярск, 2003. – 30 с.

31. Комплексная эколого-гигиеническая оценка промышленного города:  методические рекомендации / С.В. Куркатов, С.Е. Скударнов, А.П. Михайлуц. – Красноярск, 2003. – 17 с.

32. Компьютерное моделирование санитарно-гигиенических ситуаций с воздействием химического фактора окружающей среды: методические рекомендации / А. П. Михайлуц, С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. Н. Першин и др. – Кемерово, 2003. – 52 с.

33. Социально-гигиенический мониторинг за питьевой водой систем централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения: методические указания / С. В. Куркатов, И. В. Тихонова, С. Е. Скударнов и др. – Красноярск, 2006. – 46 с.

34. Обоснование предложений в программы профилактических мероприятий по результатам социально-гигиенического мониторинга за питьевой водой в Красноярском крае: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц и др. – Красноярск, 2006. – 15 с.

35. Комплексная эколого-гигиеническая оценка централизованного хозяйственно-питьевого водопользования подземными водами в Сибири по результатам социально-гигиенического мониторинга: методические рекомендации / Е. С. Минаков, С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов и др. – Кемерово, 2007. – 10 с.

36. Прогноз санитарно-эпидемиологической обстановки и профилактические мероприятия при создании водохранилищ ГЭС в Сибири: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, О.Г. Тевеленок и др. – Красноярск, 2007. – 14 с.

37. Компьютерное моделирование санитарно-эпидемиологической обстановки с хозяйственно-питьевым, бытовым и рекреационным водопользованием в регионах Сибири по результатам социально-гигиенического мониторинга: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц и др. – Кемерово, 2007. – 36 с.

38. Гигиеническая оценка санитарно-эпидемиологической обстановки с хозяйственно-питьевым водопользованием в Красноярском крае: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. П. Михайлуц и др. – Красноярск, 2008. – 19 с.

39. Методические рекомендации к составлению информационно-аналитического обзора «Состояние здоровья населения и среда обитания» в субъекте Российской Федерации по результатам социально-гигиенического мониторинга / Е. С. Минаков, С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов и др. – Кемерово, 2008. – 77 с.

40. Санитарно-эпидемиологическая экспертиза производственного контроля на объектах централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения, производства продуктов питания, промышленных и сельскохозяйственных предприятиях: методические рекомендации / С. В. Куркатов, С. Е. Скударнов, А. М. Василовский и др. – Красноярск, 2009. – 13 с.

Список сокращений

ВАОКИ – водноассоциированные острые кишечные инфекции

ВГА – вирусный гепатит А

ГН – гигиенические нормы

ГСЭН – госсанэпиднадзор

ДФ – дизентерия Флекснера

ЕНР – естественные радионуклиды

КГ – крупные города

МЗ – микробное загрязнение

МП – микробиологические показатели

НП – населенные пункты

ОКБ – общеколиформные бактерии

ОМЧ – общее микробное число

ПВ – питьевая вода

РП – радиологические показатели

СГМ – санитарно-гигиенический мониторинг

СМА – суммарная мутагенная активность

СМГ – средние и малые города

СНП – сельские населенные пункты

СХП – санитарно-химические показатели

СЭБ – санитарно-эпидемиологи-ческое благополучие

ТКБ – термотолерантрные колиформные бактерии

ХВ – химические вещества

ХПВ – хозяйственно-питьевое водоснабжение

ЦХПВ – централизованное хозяйственно-питьевое водоснабжение






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.