WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПЫХТИНА Людмила Артемьевна



ФОРМИРОВАНИЕ ЗДОРОВЬЯ

ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА

С ЗАДЕРЖКОЙ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В СЕМЬЕ И ДОМАХ РЕБЕНКА,

ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ ЕГО НАРУШЕНИЙ




14.01.08 Педиатрия

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Иваново 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В. Н. Городкова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Научный консультант 

заслуженный врач РФ,

доктор медицинских наук,

профессор                        Филькина Ольга Михайловна

Официальные оппоненты:

заслуженный деятель науки РФ,

заслуженный врач РФ,

доктор медицинских наук,

профессор                        Рывкин Аркадий Исаакович

доктор медицинских наук,

профессор                        Кушнир Семен Михайлович

доктор медицинских наук        Ильин Александр Геннадьевич

Ведущая организация – Федеральное государственное учрежде­ние «Московский научно-исследовательский институт педиатрии и детской хирургии» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Защита диссертации состоится 18 мая 2011 года в 10:00 на заседании диссертационного совета Д 208.027.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ивановская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 153012, г. Иваново, просп. Ф. Энгельса, 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России.

Автореферат разослан «____» февраля 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук,

профессор                                         Жданова Л. А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность научного исследования

В последнее время острой медико-педагогической и социальной проблемой является увеличение числа детей раннего возраста с задержкой нервно-психического развития, одной из основных причин которой являются перинатальные поражения центральной нервной системы (ЦНС) (Халецкая О. В. и др., 2005; Линьков В. В., 2006; Балева Л. С., 2007; Философова М. С. и др., 2007; Баранов А. А. 2007; Жданова Л.А. и др., 2007; Захарова С. Ю. и др., 2008; Плигина Е. В., 2008; Ахмадеева Э. Н. и др., 2008; Ильин А. Г., 2008; Самсонова Т. В., 2009; Wu Y. W., Croen L. A., 2006). Церебральные поражения, возникшие в перинатальном периоде, играют ведущую роль в дальнейшей дезадаптации и инвалидизации детей (Тонкова-Ямпольская Р. В., 2002; Володин Н. Н., 2004; Барашнев Ю. И., 2006; Игнатенкова Т. В., 2006). Даже в условиях своевременной патогенетической терапии 69% детей, перенесших хроническую внутриутробную гипоксию, не достигают возрастного уровня нервно-психического развития (Братова Е. А., 2004; Боброва Е. А., 2005; Веденина Ю. А. и др., 2005; Барашнев Ю. И. и др., 2006; Шниткова Е. В. и др., 2007). Особое место среди таких детей занимают воспитанники домов ребенка. Воспитание в условиях «дефицита общения», несмотря на хорошее питание и медицинское обслуживание, приводит к тому, что 98% из них отстают в нервно-психическом развитии, причем у подавляющего числа детей (74,1%) наблюдается комплексное его отставание (Доскин В. А., 2001; Дьячкова М. Г., 2004; Ахтямова О. В., 2004; Волкова О. А. и др., 2005; Долотова Н. В., 2005; Конова С. Р., 2007; Воробьева Е. А., 2008; Басманова Е. Д. и др., 2009; Филькина О. М. и др., 2009).

Нарушения нервно-психического развития у детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС, в свою очередь, сопровождаются формированием негативных свойств личности, являются причиной социальной дезадаптации, могут приводить к возникновению соматических заболеваний или становиться основой для их формирования (Михеева И. Г. и др., 2003; Зелинская Д. И. и др., 2005; Беляков В. А., 2005; Кудина О. Е. и др., 2008; Boda В., Mas С., 2002). Перинатальная гипоксия оказывает выраженное дестабилизирующее влияние на высшее вегетативные центры, следствием чего являются различные вегетативные дисфункции (Яцык Г. В. и др., 2004; Шиляев Р. Р. и др., 2005; Кушнир С. М. и др., 2005; Su C. F. et. al., 2005)

Известно, что замедление темпов физического развития и снижение адаптационных возможностей в большинстве случаев происходят на фоне отклонений нервно-психического развития (Кочерова О. Ю., 2005; Беляков В. А., 2005; Качурина Д. Р. и др., 2006). Однако эти данные разрозненны, не систематизированы, и отсутствие комплексного подхода к изучению состояния здоровья детей с задержкой нервно-психического развития не дает полной картины его особенностей.

В связи с этим, актуальность исследования определяется отсутствием работ, в которых были бы раскрыты механизмы задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, разработана и обоснована система слежения за состоянием здоровья этих детей, включающая прогностический, диагностический и реабилитационный этапы.

Цель исследования – установить особенности заболеваемости, физического развития, вегетативной регуляции, отдельных биохимических показателей у детей раннего возраста с разным уровнем нервно-психического развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка, обосновать комплекс реабилитационных мероприятий для детей с выраженным его снижением, разработать технологии прогнозирования и коррекции.

Задачи исследования

  1. Выявить особенности заболеваемости, физического и эмоционального развития, вегетативной регуляции у детей раннего возраста с разным уровнем нервно-психического развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка.
  2. Определить характер изменений отдельных показателей гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, гипофизарно-тирео­идной системы, перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты у детей раннего возраста с разным уровнем нервно-психического развития, воспитывающихся в различных условиях.
  3. Установить механизмы формирования выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста с учетом условий воспитания.
  4. Выделить факторы риска и разработать прогностические таблицы выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста в зависимости от условий воспитания.
  5. Обосновать программу динамического наблюдения, предусматривающую прогнозирование, диагностику и реабилитационные мероприятия для детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития.

Научная новизна исследования

Предложен методологический подход к определению патогенетических звеньев выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в различных условиях, предусматривающий выделение особенностей и взаимосвязей регуляторных механизмов. Сформулирована концепция о наличии у них напряжения эмоциональной сферы, вегетативной и нейроэндокринной регуляции, сменяющегося перенапряжением; низкой интенсивности перекисного окисления липидов при дискоординированных изменениях показателей антиоксидантной защиты, отражающих хронический психоэмоциональный стресс, сопровождающийся высокой частотой заболеваемости и отклонений физического развития.

Выявлена высокая заболеваемость у детей раннего возраста с задержкой нервно-психического развития, особенно у воспитанников домов ребенка. Показано, что при выраженной задержке отмечается наибольшее число нарушений здоровья.

Установлены высокая частота дефицита массы тела и замедление темпов роста у детей раннего возраста с задержкой нервно-психического развития, более выраженные у воспитанников домов ребенка и сочетающиеся у них со смещением периода округления на более поздние сроки.

Показана структура и высокая частота неблагоприятных эмоционально-поведенческих реакций, установлена их различная возрастная динамика к трем годам, усугубляющаяся при выраженной задержке нервно-психического развития и частично нивелирующаяся при умеренной задержке.

Выявлены различия в состоянии вегетативной регуляции в зависимости от уровня нервно-психического развития, характеризующиеся при умеренной задержке её напряжением, а при выраженной задержке – перенапряжением и истощением, снижением функциональных и энергетических возможностей, особенно выраженными у воспитанников домов ребенка.

Установлены механизмы формирования умеренной и выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка.

Доказана общность механизмов формирования выраженной задержки нервно-психического, отклонений физического развития и ряда заболеваний, определяющих их сопряженность у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка.

Выделены биологические, социальные и психологические факторы риска, позволяющие у детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы в возрасте 1 года прогнозировать формирование выраженной задержки нервно-психического развития
к 3 годам. Доказана прогностическая значимость содержания церулоплазмина в сыворотке крови.

Научно обоснована система мероприятий, направленных на оптимизацию показателей здоровья у детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития, включающая прогнозирование, диагностику и реабилитацию детей с этой патологией, доказано ее положительное влияние на эмоциональное состояние, вегетативную и нейроэндо­кринную регуляцию, заболеваемость, физическое и нервно-психическое развитие.

Практическая значимость исследования

Разработаны формализованные таблицы для прогнозирования выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, по данным социально-биологического анамнеза и психологическим особенностям родителей.

Выделен объективный биохимический критерий – уровень церулоплазмина в сыворотке периферической венозной крови, позволяющий прогнозировать выраженную задержку нервно-психического развития у детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы (патент на изобретение № 2338203 от 10.11.08.).

Разработана медицинская технология «Прогнозирование задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы» (ФС № 2010/149 от 6.05.2010).

Дополнен диагностический этап динамического наблюдения за формированием здоровья детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка.

Разработан и апробирован патогенетически обоснованный комплекс медико-психолого-педагогических мероприятий для детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития и доказано его положительное влияние на эмоциональное состояние, вегетативную и нейроэндокринную регуляцию, заболеваемость, физическое и нервно-психическое развитие.

Основные положения, выносимые на защиту

У детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка, формируется хронический психоэмоциональный стресс, составляющий основу нарушений системной деятельности организма, сопровождающийся высокой частотой заболеваемости и отклонений физического развития.

Разработанные научно обоснованные мероприятия по оптимизации состояния здоровья детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка, включающие прогностический, диагностический и реабилитационный этапы, способствуют снижению эмоционального напряжения, повышению функциональных возможностей, уровня стресслимитирующих гормонов, снижению частоты фоновой патологии и степени выраженности задержки нервно-психического развития.

Апробация работы

Основные положения работы доложены на выездном совещании МЗ РФ «Совершенствование реабилитационной помощи детям в домах ребенка» (Иваново, 2003), Всероссийском совещании специалистов по детской реабилитации «Проблемы комплексной реабилитации детей на современном этапе» (Сыктывкар, 2004), X Съезде педиатров России «Пути повышения эффективности медицинской помощи детям» (Москва, 2005), IV Российском конгрессе «Современные технологии в педиатрии и детской хирургии» (Москва, 2005), Республиканском совещании-семинаре «Совершенствование медицинского обеспечения детей в домах ребенка» (Апатиты, 2006), 7-й Международной научно-практической конференции «Здоровье и образование в ХХI веке» (Москва, 2006), XI Конгрессе педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2007), Международном конгрессе «Внутриутробный ребенок и общество» (Москва, 2007), Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы микропсихиатрии» (Москва, 2007), V Всероссийской конференции «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2007), XII Конгрессе педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2008), Республиканской научно-практической конференции «Профилактика социального сиротства в Российской Федерации» (Иваново, 2008), Республиканской научно-практической конференции «Фармакотерапия и диетология в педиатрии» (Иваново, 2008), XVI Съезде педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2009), Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы педиатрии» (Калуга, 2009), I Дальневосточном симпозиуме «Проблемы перинатальной медицины» (г. Хабаровск, 2009), Научно-практической конференции специалистов Центрального федерального округа «Современные технологии здравоохранения в охране нервно-психического здоровья детей» (Тула, 2009), XIV Конгрессе педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2010), XV Конгрессе педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии» (Москва, 2011).

Публикации, внедрение результатов исследования

По результатам работы опубликовано 49 научных работ, в том числе 7 – в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Изданы две монографии «Перинатальные поражения нервной системы и их последствия у детей: клиника, прогнозирование, диагностика, профилактика и коррекция, соматическое здоровье» (2007), «Особенности состояния здоровья и пути совершенствования медицинского обеспечения воспитанников домов ребенка» (2010).

По материалам диссертации опубликованы пособия для врачей «Психосоматическое здоровье родителей и его роль в формировании здоровья детей с перинатальными поражениями ЦНС» (2003), «Нервно-психическое и физическое развитие, эмоциональное состояние детей с перинатальными поражениями ЦНС в зависимости от личностных характеристик их родителей» (2005).

Результаты исследований и вытекающие из них рекомендации внедрены в работу домов ребенка гг. Шуя и Иваново, психоневрологического отделения восстановительного лечения детей с перинатальными поражениями ЦНС, консультативно-диагностической поликлинике ФГУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В. Н. Городкова» Минздравсоцразвития России, детских поликлиниках г. Иваново, ГУ «Курганская областная клиническая больница им. Красного Креста», ГУЗ «Тульская областная детская психоневрологическая больница», ГУЗ «Чукотская областная больница».

Получен патент на изобретение «Способ прогнозирования задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС» (№ 2338196 от 10.11.08)

Зарегистрирована медицинская технология «Прогнозирова-
ние задержки нервно-психического развития у детей раннего воз-
раста с перинатальными поражениями центральной нервной системы» (ФС № 2010/149 от 6.05.2010).

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 380 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания объема и методов исследования, 4 глав результатов собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций. Работа иллюстрирована 49 таблицами, 16 рисунками. Библиография включает 336 отечественных и 141 иностранный источник.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Организация, объем и методы исследования

Проведено комплексное обследование 880 детей раннего возраста, перенесших гипоксически-ишемические перинатальные поражения ЦНС легкой и средней степени тяжести, воспитывающихся в семье (493 человек) и домах ребенка (387 человек), из них трехлетнее лонгитудинальное наблюдение осуществлялось у 83 и 42 детей соответственно. В зависимости от уровня нервно-психического развития (НПР) дети раннего возраста, воспитывающиеся в семье и домах ребенка, были распределены следующим образом: I группа – дети с нормальным развитием, воспитывающиеся в семье (323 человека);
II группа – дети с умеренной задержкой НПР с отставанием на два эпикризных срока (227 человек), из них IIА подгруппа – воспитывающиеся в семье (115 человек), IIБ подгруппа – воспитывающиеся в домах ребенка (112 человек); III группа – дети с выраженной задержкой НПР с отставанием на три и более эпикризных срока (331 человек), из них IIIА подгруппа – воспитывающиеся в семье (55 человек), IIIБ подгруппа – воспитывающиеся в домах ребенка (276 человек).

Для уточнения факторов риска выраженной задержки НПР у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, анализировались данные социально-биологического анамнеза, а также психологические особенности родителей (320 человек).

Из исследования исключались дети без перинатальных поражений ЦНС и с тяжелыми перинатальными поражениями ЦНС; дети в возрасте младше одного года и старше трех лет; дети с клиническими проявлениями внутриутробного инфицирования, с родовыми травмами, с пороками развития, с психическими заболеваниями, со снижением зрения и слуха, с недоношенностью менее 36 недель, а также с задержкой внутриутробного развития.

Апробация комплекса реабилитационных мероприятий, направленных на оптимизацию показателей здоровья у детей с выраженной задержкой НПР, проводилась у 27 детей в возрасте 2 лет, воспитывающихся в домах ребенка.

Для оценки состояния здоровья детей использовался комплексный подход с использованием клинических, функциональных, биохимических и статистических методов.

Клинические методы. Сбор биологического, социального анамнеза осуществлялся путем выкопировки данных из медицинской карты ребенка, воспитывающегося в доме ребенка (ф. № 112-1/у-00),
медицинской карты ребенка (для образовательных учреждений)
(ф. № 026/у-99), истории развития ребенка (ф. № 112/у). Отдельные факторы уточнялись при беседе с социальными педагогами домов ребенка и индивидуальных беседах с родителями детей, воспитывающихся в семье.

Заболеваемость детей оценивалась по обращаемости в поликлинику (контрольная группа) и путем динамического наблюдения за детьми в домах ребенка.

Комплексная оценка состояния здоровья проводилась с выделением пяти групп здоровья по классификации С. М. Громбаха (1965).

Физическое развитие оценивалось по данным антропометрических измерений по унифицированной методике (Ставицкая А. Б., Арон Д. И., 1959) с использованием местных возрастно-половых нормативов.

Диагностику нервно-психического развития детей раннего возраста проводили по методике К. Л. Печоры, Г. В. Пантюхиной, Л. Г. Голубевой (1986).

Количественная оценка эмоционально-поведенческих реакций у детей раннего возраста проводилась при помощи шкалы для определения эмоционального профиля детей раннего возраста (Студеникин М. Я., Макаренко Ю. А., Баркан А. И., 1978).

Психологические методы. По методике Айзенка у матерей определяли темперамент (сангвинический, холерический, флегматический, меланхолический). Типологические особенности личности у родителей выявляли по методике Юнга с выделением экстравертов, интравертов, амбивертов. Уровень нервно-психического напряжения диагностировали по методике Т. А. Немчина, ситуативную и личностную тревожность – по тесту Спилбергера. Исследование мотивационной сферы матерей проводили с помощью теста юмористических фраз, предложенного А. Г. Шмелевым и В. С. Бабиной. Для выявления родительского отношения к ребенку использовали тест-опросник А. Я. Варга, В. В. Столина.

Функциональные методы. Определение вариабельности ритма сердца осуществляли методом вариационной пульсометрии и спектрального анализа с использованием аппаратно-программного комплекса «Полиспектр-12» фирмы «Нейрософт» (Россия, Иваново).

Лабораторные методы. Биохимические исследования проводили в лаборатории клинической биохимии ФГУ «Ивановский НИИ материнства и детства им. В. Н. Городкова» Минздравсоцразвития России. Определяли концентрацию кортиколиберина, тиреотропного гормона (ТТГ), трийодтиронина (Т3), тироксина (Т4), соматотропного гормона (СТГ), адренокортикотропного гормона гипофиза (АКТГ), кортизола в сыворотке крови методом твердофазного хемилюминесцентного иммунологического анализа на приборе «Immulite» реактивами фирмы «DPC» (Германия); концентрацию норадреналина в сыворотке крови – методом иммуноферментного анализа на приборе «Rider-EL 880» (США) реактивами фирмы «IBL» (Hamburg); концентрацию -эндорфинов в сыворотке крови – методом иммуноферментного анализа на приборе «Rider-EL 880» (США) реактивами фирмы «Peninsula Laboratories» (Канада); для оценки интенсивности перекисного окисления липидов и антиоксидантной активности использовали метод индуцированной хемилюминесценции (ХЛ), исследование проводили на приборе БХЛ-06М; концентрацию фосфолипидов, церулоплазмина в сыворотке крови – наборами фирмы «Sentinel» на приборе «Сapphire-400»; концентрацию триглицеридов в сыворотке крови – колориметрическим методом на приборе «Cobas Mira Plus»; уровень малонового диальдегида (МДА) – биохимическим спектрофотометрическим методом количественного определения в сыворотке крови (Iagi K. et al., 1968).





Статистическая обработка полученных результатов проводилась на персональном компьютере с использованием программ MS Exсel XP и Statistica 6.0. Результаты исследования обрабатывались методами вариационной статистики и корреляционного анализа с определением коэффициентов корреляции (r) и ассоциации (Q). Вычислялась средняя арифметическая величина (М), среднее квадратичное отклонение (σ), средняя ошибка (m).

При составлении прогностических таблиц использовался метод последовательного анализа Вальда с определением прогностической значимости отдельных признаков (Гублер Е. В., 1978).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В группе детей с задержкой НПР, воспитывающихся в семье и домах ребенка, число часто болеющих было больше, чем среди сверстников с нормальным развитием (р < 0,02; р < 0,001 соответственно). Наибольшее число часто болеющих детей определялось среди обследованных с выраженной задержкой НПР. При этом среди воспитанников домов ребенка и их сверстников из семьи с одинаковым уровнем НПР достоверных различий не выявлено. Более низкая резистентность организма у детей раннего возраста с задержкой НПР указывает на замедление становления у них иммунной системы. Полученные результаты согласуются с данными М. Э. Беликовой (1996) и Е. А. Матвеевой (2008), доказавшими, что у детей с перинатальными поражениями ЦНС отмечаются изменения иммунологических показателей, связанные как с нарушением иммуногенеза, так и с непосредственным влиянием гипоксии на состояние иммунной системы.

Анализ соматической патологии показал, что среди детей с задержкой НПР, воспитывающихся как в семье, так и в домах ребенка, по сравнению со сверстниками с нормальным развитием, чаще диагностировались хронические болезни органов дыхания (р < 0,01; р < 0,001 соответственно), а у детей с выраженной задержкой еще и болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (гипотрофия, рахит) (р < 0,001; р < 0,001 соответственно), болезни крови и кроветворных органов (дефицитные анемии) (р < 0,01; р < 0,001 соответственно), врожденные аномалии и деформации (малые аномалии развития сердца, дисплазии тазобедренных суставов) (р < 0,05; р < 0,001 соответственно).

Воспитанники домов ребенка как с умеренной, так и с выраженной задержкой НПР отличались от сверстников из семьи с одинаковым уровнем НПР более высокой частотой болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ (гипотрофия, рахит) (р < 0,001), болезней крови и кроветворных органов (дефицитные анемии) (р < 0,05; р < 0,02 соответственно), врожденных аномалий и деформаций (малые аномалии развития сердца, дисплазии тазобедренных суставов) (р < 0,01; р < 0,05 соответственно).

С возрастом число детей с соматической патологией уменьшалось независимо от уровня НПР и условий воспитания. У обследованных с умеренной задержкой НПР, воспитывающихся как в семье, так и в домах ребенка, регистрировалась однонаправленная динамика, характеризующаяся уменьшением к 2 годам частоты встречаемости болезней пищеварительной системы (р < 0,001; р < 0,05 соответственно), к 3 годам – болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ (р < 0,001). У детей с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье и домах ребенка, также определялась однонаправленная динамика, проявляющаяся уменьшением
к 3 годам частоты встречаемости болезней эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ (р < 0,001), патологии пищеварительной системы (р < 0,001), дефицитных анемий (р < 0,05; р < 0,001 соответственно), но при этом регистрировалось увеличение хронических болезней органов дыхания (р < 0,05; р < 0,001 соответственно). Известно, что часто повторяющиеся острые респираторные заболевания способствуют снижению функциональной активности иммунной системы и приводят к формированию хронических воспалительных процессов в органах дыхания (Кирюхин А. В. и др., 2003; Балева Л. С. и др., 2006).

Установлено, что дети с задержкой НПР, независимо от условий воспитания, характеризовались высокой частотой отклонений физического развития, проявляющихся в большинстве случаев дефицитом массы тела, а при выраженной задержке еще и его сочетанием с низким ростом. Воспитанники домов ребенка отличались от детей из семьи с одинаковым уровнем НПР большей частотой отклонений физического развития (р < 0,001), обусловленных преимущественно низким ростом и его сочетанием с дефицитом массы тела, среди них на протяжении всего раннего возраста отсутствовали дети с высоким ростом и избытком массы тела.

При анализе возрастной динамики показателей физического развития выявили, что у детей с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся как в семье, так и в домах ребенка, в отличие от сверстников с нормальным развитием, определялись более низкие темпы роста
на 3-м году жизни, что приводило к увеличению числа детей с низким ростом и уменьшению – с дефицитом массы тела.

Характеристика средних прибавок массы и длины тела у детей раннего возраста различалась в зависимости от уровня НПР и условий воспитания. У детей с умеренной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, по сравнению со сверстниками без его отставания, средние прибавки массы тела были меньше на 1-м году жизни (р < 0,02), тогда как у детей с выраженной задержкой – на протяжении всего раннего возраста (р < 0,05); кроме того, у детей с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, на 3-м году жизни определялись меньшие средние прибавки длины тела (р < 0,05), что свидетельствует о замедлении темпов роста в этом возрасте. У воспитанников домов ребенка с умеренной задержкой НПР, по сравнению с обследованными из семьи с таким же уровнем НПР, средние прибавки массы тела на 1-м году жизни были меньше (р < 0,001), на 2-м году – не различались (р>0,05), на 3-м году – были значительно больше (р < 0,001), что указывает на отставание периода округления у них на 1 год. О замедлении темпов роста у них свидетельствуют меньшие средние прибавки длины тела на 2-м году жизни (р < 0,01). У воспитанников домов ребенка с выраженной задержкой НПР, в отличие от их сверстников из семьи с таким же уровнем НПР, средние прибавки массы тела были достоверно меньше на 1-м и 2-м годах жизни (р < 0,02; р < 0,001), а на 3-м году – больше (р < 0,02), что свидетельствует об отставании периода округления у них на 2 года. Меньшие средние прибавки длины тела у этих детей регистрировались на протяжении всего раннего возраста (р < 0,001), что указывает на замедление темпов роста в этом возрастном периоде.

При комплексной оценке состояния здоровья установлено, что дети с задержкой НПР, независимо от условий воспитания, на протяжении всего раннего возраста чаще имели III группу здоровья. Причем воспитанники домов ребенка относились к III группе здоровья значительно чаще, чем дети из семьи с одинаковым уровнем НПР (р < 0,001). Высокая частота III группы здоровья у детей с задержкой НПР была обусловлена большей распространенностью хронических заболеваний, атопического дерматита, вальгусной деформации стоп, а у обследованных с выраженной задержкой еще и фоновой патологией средней степени тяжести, врожденных аномалий и деформаций, более тяжелыми последствиями перинатальных поражений ЦНС (сочетанные формы задержки). Среднее число нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, у детей с задержкой НПР в течение всего периода раннего возраста было достоверно больше (р < 0,001), чем у детей с нормальным развитием, что свидетельствовало о комплексности формирования патологии. У воспитанников домов ребенка, в отличие от детей из семьи как с умеренной, так и с выраженной задержкой НПР, на протяжении всего раннего возраста этот показатель был наибольшим (4,56 ± 0,11 и 2,51 ± 0,11 балла соответственно, р < 0,001; 5,38 ± 0,08 и 3,28 ± 0,25 балла соответственно, р < 0,001 соответственно), что связано с адаптацией к дому ребенка и влиянием психической депривации.

При анализе возрастной динамики среднего числа нарушений здоровья, приходящихся на одного ребенка, выявлено уменьшение этого показателя к 3 годам жизни, независимо от уровня НПР и условий воспитания, преимущественно за счет уменьшения частоты фоновой патологии и отклонений физического развития.

Для уточнения механизмов формирования задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, нами была изучена возрастная динамика эмоционально-поведенческих реакций, вегетативной регуляции, отдельных биохимических показателей.

Эмоциональный статус у детей с умеренной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, на протяжении всего раннего возраста
был ниже, чем у детей с нормальным развитием (11,57 ± 1,67 и 24,81 ± 0,84 балла соответственно, р < 0,001), за счет выраженных отрицательных эмоций, проявлений гнева и страха, высокой двигательной активности и нарушений сна во все возрастные периоды, кроме того, менее выраженных положительных эмоций и низкой познавательной деятельности на первом году жизни и плохого аппетита на втором году. У детей этой группы регистрировалась положительная динамика показателей эмоционального статуса к 2 годам (с 4,03 ± 1,39 до 12,54 ± 2,09 балла, р < 0,05) за счет расширения круга социальных контактов, увеличения выраженности положительных эмоций, что рассматривается как проявление стенических эмоционально-поведен­ческих реакций и благоприятно влияет на НПР (Лебединский В. В., 2003; Фурманов И. А., 2004; Ильин Е. П., 2005). К 3 годам у них определялась тенденция к уменьшению общих балльных оценок эмоционального статуса (до 9,47 ± 3,8 балла) за счет повышения двигательной активности и сужения круга социальных контактов, что обусловлено адаптацией к условиям дошкольного образовательного учреждения, но при этом определялось увеличение выраженности положительных эмоций и активизация познавательной деятельности, также являющихся стеническими эмоционально-поведенческими реакциями.

У воспитанников домов ребенка с умеренной задержкой НПР, по сравнению с детьми из семьи с таким же уровнем НПР, балльные оценки эмоционального статуса достоверно не различались (12,63 ± 1,30 и 11,57 ± 1,67 балла соответственно). Однако у них на протяжении всего раннего возраста выявлялись более высокие оценки аппетита, а также более выраженные проявления страха на первом году жизни и низкие социальные контакты на втором году, что обусловлено влиянием психоэмоциональной депривации. По мнению В. Б. Никишиной (2004), страхи детей, воспитывающихся в условиях полной материнской депривации, оказывают общее тормозящее влияние на развитие моторики, игры, мышления и способствуют замедлению темпов НПР. В литературе также имеются указания на то, что в основе повышенного приема пищи в состоянии эмоционального дискомфорта лежит не повышение аппетита и чувство голода, а попытка снять плохое настроение, состояние безрадостности, ощущения одиночества, тоски, апатии – такое эмоциогенное пищевое поведение является стереотипной реакцией на стрессовое состояние (Фурманов И. А., 2004; Ильин Е. П., 2005). У детей этой группы определялась положительная динамика показателей эмоционального статуса к 2 годам (с 10,27 ± 1,77 до 18,03 ± 2,17 балла, р < 0,05) за счет уменьшения выраженности страха и увеличения положительных эмоций, что связано с завершением периода привыкания к новым микросоциальным условиям, к 3 годам регистрировалась тенденция к уменьшению общих балльных оценок эмоционального статуса (до 12,78 ± 2,64 балла) за счет увеличения выраженности гнева, высокой двигательной активности и нарушений сна, но при этом наблюдалось активизация познавательной деятельности и расширение круга социальных контактов, что рассматривается как проявление стенических эмоционально-поведенческих реакций и способствует компенсации задержки НПР (Лебединский В. В., 2003; Фурманов И. А., 2004; Ильин Е. П., 2005).

Эмоциональный статус у детей с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, на протяжении всего раннего возраста был ниже (2,47 ± 2,21 и 24,81 ± 0,84 балла соответственно, р < 0,001), чем у детей с нормальным развитием, за счет выраженных отрицательных эмоций, проявлений гнева и страха, низкой познавательной деятельности, нарушений сна и аппетита, кроме того, менее выраженных положительных эмоций на первом году жизни, низкой двигательной активности на втором году, низкой двигательной и социальной активности, менее выраженных положительных эмоций на третьем году. Также он был ниже, чем у детей с умеренной задержкой НПР (2,47 ± 2,21 и 11,57 ± 1,67 балла соответственно, р < 0,001), за счет нарушений сна на втором году, менее выраженных положительных эмоций, низкого уровня познавательной деятельности, двигательной и социальной активности на третьем году. У детей этой группы общие балльные оценки эмоционального статуса к 2 годам достоверно не изменялись (3,0 ± 4,75 и 5,88 ± 2,75 балла соответственно), к 3 годам определялась их отрицательная динамика (до –0,75 ± 1,8 балла, р < 0,05) за счет уменьшения выраженности положительных эмоций, двигательной активности и сужения круга социальных контактов, что рассматривается как проявление астенических эмоционально-поведенческих реакций и, по мнению ряда авторов, способствует углублению задержки НПР (Лебединский В. В., 2003; Ильин Е. П., 2005).

Эмоциональный статус у воспитанников домов ребенка с выраженной задержкой НПР на протяжении всего раннего возраста был ниже, чем у воспитанников домов ребенка с умеренной задержкой НПР (3,75 ± 1,37 и 12,63 ± 1,3 балла соответственно, р < 0,001), за счет более выраженных проявлений страха и низкого уровня познавательной деятельности на первом году, более выраженных отрицательных эмоций и проявлений страха, менее выраженных положительных эмоций на втором году, более выраженных отрицательных эмоций и менее выраженных положительных эмоций, низкого уровня познавательной деятельности, двигательной и социальной активности, нарушений аппетита на 3-м году. На протяжении всего раннего возраста у этих детей наблюдалась отрицательная динамика показателей эмоционального статуса (с 11,82 ± 1,77 до –7,5 ± 4,09 балла, р < 0,001) за счет увеличения выраженности отрицательных эмоций, проявлений гнева и страха, нарушений сна и аппетита, снижения двигательной активности, а также уменьшения выраженности положительных эмоций и сужения круга социальных контактов, что рассматривается как проявление астенических эмоционально-поведенческих реакций (Лебединский В. В., 2003; Фурманов И. А., 2004; Ильин Е. П., 2005) и связано с длительной психоэмоциональной депривацией.

Более низкие балльные оценки эмоционального статуса у детей с задержкой НПР, воспитывающихся как в семье, так и в домах ребенка, на протяжении всего раннего возраста свидетельствуют об эмоциональном напряжении, более значительном у обследованных с выраженной его задержкой.

При анализе показателей вариационной пульсометрии по Р. М. Баевскому у детей с умеренной задержкой НПР, воспитывающихся в семье и домах ребенка, в отличие от детей с нормальным развитием, определялись более высокие показатели индекс напряжения (ИН) на протяжении всего раннего возраста, что свидетельствовало о напряжении регуляторных механизмов. У обследованных с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, в возрасте 2 лет регистрировалось напряжение вегетативной нервной системы (ВНС), на что указывала высокая активность ее симпатического отдела (АМо, р < 0,02) и центрального контура регуляции (ИН, р < 0,05) при координированных изменениях показателей Мо и ВР, а в 3 года – перенапряжение регуляторных механизмов, обусловленное высокой активностью симпатического отдела ВНС (АМо, р < 0,02) и центрального контура регуляции (ИН, р < 0,05) при дискоординированных изменениях показателей Мо, ВР. Перенапряжение регуляторных механизмов у детей с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье, связано с неблагоприятной адаптацией к условиям дошкольного образовательного учреждения. У воспитанников домов ребенка с выраженной задержкой НПР перенапряжение регуляторных механизмов регистрировалось в течение всего периода наблюдения и было обусловлено влиянием психоэмоциональной депривации.

Исследование вегетативной регуляции с помощью спектрального анализа ВРС показало, что дети с выраженной задержкой НПР, воспитывающиеся как в семье, так и в домах ребенка, характеризовались более низкой суммарной активностью нейрогуморальных (ТР, мс2, р < 0,001, р < 0,05) и гуморально-метаболических влияний на сердечный ритм (VLF, мс2, р < 0,02, р < 0,05), что указывало на более низкие функциональные и энергетические возможности организма. По мнению А. Н. Флейшмана (1999), низкий уровень гуморально-метабо­лических влияний на сердечный ритм свидетельствует о нарушении метаболических процессов и низких энергетических возможностях организма. Кроме того, низкая активность парасимпатического отдела ВНС и высокая – симпатического отдела у этих детей на 2-м и 3-м годах жизни указывала на замедление становления у них вагусной регуляции к 3 годам.

Воспитанники домов ребенка с выраженной задержкой НПР отличались от детей из семьи с таким же его уровнем более низкими адаптационными возможностями организма на протяжении всего раннего возраста (LF/НF, y. e., р < 0,05, р < 0,01), а при умеренной задержке – лишь на третьем году жизни (LF/НF, y. e., р < 0,05).

При анализе отдельных показателей перекисного окисления липидов, антиоксидантной активности, гипоталамо-гипофизарно-надпо­чечниковой и гипофизарно-тиреоидной систем у детей раннего возраста с одинаковым уровнем НПР достоверных различий в зависимости от условий воспитания не выявлено. Однако данные показатели различались в зависимости от уровня НПР этих детей. Так, у детей с выраженной задержкой НПР на протяжении всего раннего возраста, по сравнению с детьми с нормальным развитием, определялись более низкие значения амплитуды светосуммы свечения (по данным хемилюминесценции) (18,06 ± 2,63 и 29,84 ± 2,54 имп/с соответственно, р < 0,02) и показателя МДА (4,13 ± 0,1 и 4,6 ± 0,16 нмоль/мл соответственно, р < 0,02), что свидетельствовало о снижении интенсивности процессов перекисного окисления липидов (Васильева Е. М. и др., 2005). Кроме того, у этих детей регистрировались более высокие значения tg α (0,4 ± 0,03 и 0,23 ± 0,02 соответственно, р < 0,002) и коэффициента К (0,09 ± 0,02 и 0,05 ± 0,001 соответственно, р < 0,05) (по данным хемилюминесценции), указывающие на повышение антиоксидантной активности. В то же время у детей раннего возраста с выраженной задержкой НПР была выявлена более низкая концентрация церулоплазмина в сыворотке крови по сравнению со сверстниками с нормальным развитием (30,39 ± 1,69 и 42,13 ± 3,16 мг/дл соответственно, р < 0,02), свидетельствующая о снижении этого звена антиоксидантной защиты. Нами установлена прямая корреляционная связь уровня НПР и концентрации церулоплазмина в сыворотке крови у детей раннего возраста, воспитывающихся как в семье, так и в домах ребенка (r = +0,36, р < 0,05; r = +0,54, р < 0,05 соответственно), что свидетельствует о значимости этого белка в формировании выраженной задержки НПР. По мнению Меерсона Ф. 3. (1988), по мере усиления или замедления перекисного окисления липидов гипоэнергетическое состояние клетки усугубляется. Процессы, приводящие к нарушению энергетического обмена и трансмембранного транспорта, могут способствовать развитию задержки НПР (Лифшиц В. М. и др., 1998).

Установили, что у детей с выраженной задержкой НПР уровень холестерина был значительно выше, чем у детей с нормальным развитием (4,56 ± 0,16 и 3,88 ± 0,29 ммоль/л соответственно, р < 0,05). То есть биологическим смыслом гиперхолестеринемии является повышение стабильности, «уплотнение» клеточных мембран, направленное на уменьшение разрушающего действия перекисного окисления липидов, возникающего при хроническом стрессе. Однако, сохраняя свою структуру и внутриклеточный гомеостаз, клетки частично теряют функциональную активность (Литвицкий П. Ф., 1995).

Выявлено, что у детей раннего возраста с выраженной задержкой НПР концентрация триглицеридов также значительно превышала аналогичный показатель детей с нормальным развитием (0,96 ± 0,05 и 0,75 ± 0,08 ммоль/л соответственно, р < 0,05). По мнению Е. В. Неудахина (2005), повышенное содержания триглицеридов в сыворотке крови указывает на усиление их использования в качестве энергетического субстрата для обеспечения адаптационно-компенсаторных реакций организма и отражает хроническую стрессовую ситуацию в организме. Кроме того, у этих детей, в отличие от сверстников с нормальным развитием, были получены более высокие показатели фосфолипидов (3,64 ± 0,14 и 3,04 ± 0,13 ммоль/л соответственно, р < 0,02). Известно, что физиологическая роль фосфолипидов определяется тем, что они входят в состав белково-липидных комплексов клеточных мембран (Абрамова Ж. И. и др., 1985). Повышение уровня фосфолипидов может быть вызвано усилением их синтеза для стабилизации клеточных мембран и направлено на уменьшение разрушающего действия процессов пероксидации липидов (Васильева Е. М. и др., 2005). Установлена обратная корреляционная связь уровня НПР и концентрации фосфолипидов в сыворотке крови у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка (r = -0,47, р < 0,05; r = -0,51, р < 0,05 соответственно), что свидетельствует об их значимости в формировании выраженной задержки НПР.

При исследовании показателей гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы установили, что у детей с выраженной задержкой НПР, в отличие от обследованных с нормальным развитием, на протяжении всего раннего возраста уровень кортизола был достоверно более высоким (19,38 ± 1,02 и 13,53 ± 0,95 мг/дл соответственно, р < 0,001), а концентрация КТРФ и АКТГ – более низкой (0,64 ± 0,08 и 0,86 ± 0,07 нмоль/л соответственно, р < 0,05; 15,76 ± 2,24 и 27,75 ± 4,09 пг/мл соответственно, р < 0,01 соответственно), что свидетельствовало о напряжении функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (Plotsky P. M., 1998). Известно, что кортизол является стрессреализующим гормоном, который вызывает сдвиг метаболизма в сторону катаболических процессов, то есть процессы распада и высвобождения энергии начинают преобладать над анаболическими процессами (Судаков К. В., 2005). В литературе также есть указания на то, что высокий уровень кортизола оказывает нейротоксическое действие. Явление нейрональной пластичности гиппокампа и такие его проявления, как нарушения структуры и функции дендритов, гибель нервных и глиальных клеток во многом связаны с длительным воздействием высокого уровня кортизола, сохранение этих изменений в мозговых структурах ведет к нарушению процессов формирования памяти и эмоций, когнитивным нарушениям (Изнак А. Ф., 2003; Bondy. B., 2002; Duman R. S., 2004). Вместе с этим, под воздействием повышенного уровня кортизола уменьшается выработка BDNF – вещества, которое обеспечивает «починку» мелких повреждений нейронов. Это может приводить к углублению задержки НПР и развитию нейродегенеративных заболеваний у детей (Castren М., 2002; Webster M. J., 2006). Кроме того, такие симптомы, как сниженная психомоторная активность, изменения в структуре сна, когнитивный дефицит, частично могут быть связаны с низким уровнем КТРФ и АКТГ (Nemeroff C. B. et al., 1984; Bondy B., 2002; Holsboer F. 2002).

Как известно, симпатическая нервная система активируется при всех формах стресса, при этом из мозгового вещества надпочечников в кровь выделяется норадреналин, который служит активным стимулятором секреции АКТГ и усиливает действие других механизмов, активирующих функцию гипофиза при стрессе (Судаков К. В., 2005). Нами установлено, что у детей с выраженной задержкой НПР концентрация норадреналина была значительно ниже, чем у детей с нормальным развитием (231,85 ± 19,92 и 323,75 ± 19,99 пг/мл соответственно, р < 0,01). Средняя концентрация норадреналина у этих детей к 3 годам увеличивалась, что отражало возрастную динамику, но при этом его уровень оставался значительно ниже, чем у детей с нормальным развитием (275,7 ± 21,3 и 323,32 ± 23,85 пг/мл соответственно, р < 0,01). В литературе есть указания на то, что при длительно сохраняющемся хроническом стрессе в условиях высокой активности симпатического отдела ВНС происходит замедление синтеза катехоламинов и ускоренная их активация. Кроме того, в условиях напряжения антиоксидантной системы может отмечаться снижение чувствительности -адренорецепторов к норадреналину, вызывающее компенсаторное ускорение кругооборота катехоламинов и истощение их нейрональных депо (Пилягина Г. Я., 2003). По-видимому, в нашем исследовании более низкая концентрация норадреналина в сыворотке крови у детей с выраженной задержкой НПР была обусловлена быстрым его использованием для активации симпатического отдела ВНС, что способствовало истощению симпато-адреналовой системы (Пшенникова М. Г., 2000; Успенский Ю. П., 2006; Stein D. J., 2003).

При хроническом стрессе большое значение придается стресслимитирующим гормонам, снижение уровня которых приводит к уменьшению функциональных возможностей организма (Кочетков Я. А. 2004; McEwen B. S., 2000; Wolkowitz O. M., 2000). Нами были изучены следующие стресслимитирующие гормоны: СТГ, -эндорфины.

Установлено, что у детей с выраженной задержкой НПР уровень СТГ на протяжении всего раннего возраста статистически не изменялся, но на первом году жизни его концентрация была достоверно ниже, чем у детей с нормальным развитием (1,68 ± 0,15 и 2,58 ± 0,31 нг/мл соответственно, р < 0,01), а по сравнению с детьми с умеренной задержкой НПР – значительно ниже в течение всего раннего возраста (р < 0,001; р < 0,05). У 20,5% этих детей снижение уровня СТГ сочеталось с повышенной концентрацией кортизола, а длительно повышенная продукция кортизола приводит к подавлению выработки СТГ (Тиц Н., 1997). Между тем известно, что глюкокортикоиды блокируют эффекты соматомедина и соматотропина на клеточном уровне, а также способствуют уменьшению секреции СТГ эозинофильными клетками гипофиза. Кроме того, снижение продукции СТГ гипофизом может быть связано с первичным поражением гипоталамуса (Старкова Н. Т., 1991), причиной которого может быть гипоксия, или с нарушением нейроэндокринной регуляции со снижением выделения гипоталамического рилизинг-фактора в результате психоэмоционального стресса, связанного с депривацией (Касаткина Э. П., 1995).

Выявлено, что у детей с выраженной задержкой НПР уровень
-эндорфинов был значительно ниже, чем у детей с нормальным развитием (0,16 ± 0,05 и 0,25 ± 0,03 нг/дл соответственно, р < 0,001) и умеренной задержкой НПР (0,16 ± 0,05 и 0,29 ± 0,04 нг/дл соответственно, р < 0,05). Отделы головного мозга, связанные с лимбической системой, которая отвечает за формирование когнитивных функций, содержат значительные количества иммунореактивного -эндорфина, что, по данным J. M. Cruse (2001), свидетельствует о влиянии
-эндорфинов на эмоциональное состояние, память и способность к обучению. По данным литературы, причиной снижения активности опиоидной системы может быть дисфункция ее рецепторного аппарата. Снижение уровня -эндорфинов объясняется также более интенсивным их окислением и распадом в условиях хронического стресса (Батуева А. С., 2008, Bodnar R. J., 2006; Fazio E., 2008).

Тиреоидные гормоны являются необходимым условием для нормального роста и дифференцировки клеток нервной системы, созревания мозга, формирования коры больших полушарий (Долгов В. В. и др., 2002; Слободин В. Б., 2004).

Установлено, что у детей с выраженной задержкой НПР концентрация гормонов Т3 и Т4 на протяжении всего раннего возраста была достоверно ниже, чем у детей как с нормальным развитием (в 1 год р < 0,001; в 3 года р < 0,01), так и с умеренной его задержкой (в 1 год р < 0,01; р < 0,002 соответственно; в 3 года – только с Т4 – р < 0,05), тогда как уровень ТТГ достоверно не различался, что свидетельствовало о более низкой функциональной активности щитовидной железы.

На основании выявленных особенностей развития и полученных взаимосвязей установили, что в основе механизмов формирования умеренной задержки НПР у детей раннего возраста, перенесших гипоксически-ишемические перинатальные поражения ЦНС легкой и средней степени тяжести, лежат эмоциональное напряжение, стенические эмоционально-поведенческие реакции, напряжение вегетативной регуляции и снижение функциональной активности щитовидной железы, а при выраженной задержке – эмоциональное напряжение и астенические эмоционально-поведенческие реакции, способствующие формированию хронического психоэмоционального стресса, напряжение и перенапряжение вегетативной регуляции на фоне низких функциональных, энергетических и адаптационных возможностей, сочетающиеся с напряжением гипоталамо-гипофизарно-надпочечни­ковой и истощением симпатоадреналовой систем, снижением функциональной активности щитовидной железы, уровня стресслимитирующих гормонов, низкой интенсивностью перекисного окисления липидов при дискоординированных изменениях показателей антиоксидантной защиты.

Кроме того, в группе детей с выраженной задержкой были установлены взаимосвязи между частотой заболеваний органов дыхания, фоновой патологии и показателями эмоционального статуса, вегетативной регуляции, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, а также между отклонениями физического развития и показателями гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, стресслимитирующих и тиреоидных гормонов, что подтверждает общность механизмов формирования выраженной задержки нервно-психического, отклонений физического развития и ряда заболеваний, определяющих их сопряженность.

На основании анализа данных социально-биологического анамнеза, психологических особенностей родителей были выделены прогностически значимые факторы риска выраженной задержки НПР к трем годам у детей раннего возраста, перенесших перинатальные поражения ЦНС. Наиболее значимые из них: осложненное течение беременности и родов, патология в период новорожденности, воспитание в доме ребенка, несвоевременность выполнения врачебных рекомендаций из-за высокой их стоимости, недостаточное общение отца с ребенком, непоследовательность в воспитании ребенка, враждебность и грубость в отношениях родителей, нервно-психическое напряжение родителей; низкая значимость семьи и здоровья, высокая значимость денег, низкая «кооперация» с ребенком и «симбиоз» с ним матери; низкое принятие ребенка отцом. Объективным критерием прогнозирования данной патологии являются критические значения церулоплазмина в сыворотке венозной крови (20,0–41,6 мг/дл) (патент на изобретение № 2338203 от 10.11.08). Чувствительность метода составила 100%, специфичность – 85,7%, точность – 91,9%.

Учитывая, что выраженная задержка НПР диагностировалась у 71,13% воспитанников домов ребенка и лишь у 11,2% детей, воспитывающихся в семье (р<0,001), все дети, поступающие в дома ребенка, попадают в группу риска по развитию выраженной задержки НПР.

На основании выявленных особенностей заболеваемости, физического развития детей раннего возраста с выраженной задержкой НПР, воспитывающихся в семье и домах ребенка, факторов риска и механизмов её формирования нами разработана система мероприятий по оптимизации состояния здоровья этих детей на 3 этапах: прогностическом, диагностическом и управляющего воздействия.

Разработана медицинская технология, включающая двухэтапное прогнозирование выраженной задержки нервно-психического развития: на 1-м этапе – по специально разработанным формализованным таблицам (по данным биологического и социального анамнеза, психологическим характеристикам родителей), на 2-м этапе – по критическим значениям церулоплазмина в сыворотке крови. При выявлении выраженной задержки НПР у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, предлагается проводить оценку НПР в эпикризные сроки в соответствии с возрастом, соответствующим фактическому НПР ребенка; включать этих детей в группы риска по формированию частой заболеваемости, дефицитных анемий, рахита, гипотрофии, хронических заболеваний органов дыхания, тяжелых последствий перинатальных поражений ЦНС; для оценки эффективности комплекса медико-психолого-педагогических мероприятий использовать специально разработанные критерии.

Полученные результаты научного исследования позволили разработать и патогенетически обосновать комплекс медико-психолого-педагогических реабилитационных мероприятий, направленный на повышение уровня нервно-психического развития, облегчение течения последствий перинатальных поражений ЦНС, снижение частоты фоновой патологии (рахита, дефицитных анемий, гипотрофии), острых и хронических заболеваний органов дыхания, коррекцию детско-родитель­ских отношений и психологических характеристик роди­телей.

Базой для организации медико-психолого-педагогической реабилитации детей раннего возраста с выраженной задержкой НПР, могут являться дома ребенка, детские поликлиники, дошкольные образовательные учреждения общего и коррекционного типа, центры и отделения восстановительного лечения, центры психологической помощи.        

В реабилитационном процессе принимают участие: педиатр, невролог, психиатр, физиотерапевт, психолог, педагог, логопед-дефек­толог, музыкальный работник, инструктор ЛФК, родители. По показаниям приглашаются другие специалисты. Проведение комплекса рассчитано на 6 месяцев.

Разработанный комплекс реабилитационных мероприятий предусматривает одновременное воздействие на все звенья патогенеза имеющихся нарушений здоровья: нормализацию показателей эмоционального статуса (ароматерапия, музыкотерапия, изотерапия, сказкотерапия, арт-терапия, игротерапия, эстетотерапия, лекотерапия, кондуктивная терапия); повышение функциональных, энергетических и адаптационных возможностей организма и уменьшение напряжения гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (энергометаболическая терапия, адаптогенотерапия, витаминотерапия, фитотерапия, бальнеотерапия, лечебная физкультура, кинезотерапия, физиотерапия); повышение функциональной активности щитовидной железы (ежедневный прием препаратов йода в возрастной дозировке); облегчение течения перинатальных поражений ЦНС – переход более тяжелых неврологических синдромов в более легкие или выздоровление, повышение уровня стресслимитирующих гормонов, снижение напряжения антиоксидантной системы (препараты ноотропного, нейромодуляторного, нейротрофического и нейротрансмиттерного действия; нейропептиды; вазоактивные препараты и т. д.). Профилактика и лечение фоновой патологии (рахита, анемии, гипотрофии), острой и хронической заболеваемости органов дыхания проводится в соответствии с имеющимися методическими рекомендациями и приказами.

Дополнительно для детей, воспитывающихся в семье, разработаны основные принципы работы с родителями, направленные на коррекцию детско-родительских отношений. Для уменьшения психоэмоциональной депривации у воспитанников домов ребенка используется комплекс сенсорных раздражителей, который применяется в течение дня с учетом режимных моментов.

Эффективность медико-психолого-педагогического комплекса заключалась в повышении показателей эмоционального статуса за счет увеличения выраженности положительных эмоций, активизации познавательной деятельности, улучшения сна, уменьшения выраженности отрицательных эмоций, проявлений гнева и страха, увеличения функциональных и адаптационных возможностей организма, уровня стресслимитирующих гормонов и функциональной активности щитовидной железы, снижения частоты фоновой патологии на 25%, отклонений физического развития на 17%, выраженности задержки НПР
на 37%.

Таким образом, в результате проведенного исследования установлены особенности заболеваемости, физического и эмоционального развития, вегетативной регуляции, отдельных биохимических показателей у детей раннего возраста с разным уровнем нервно-психи­ческого развития, воспитывающихся в семье и домах ребенка, научно обоснован комплекс реабилитационных мероприятий у детей с выраженной задержкой нервно-психического развития, разработаны технологии её прогнозирования и коррекции.


ВЫВОДЫ


  1. У детей раннего возраста c задержкой нервно-психического развития отмечается большое число нарушений здоровья, высокая частота острых и хронических болезней органов дыхания, а при выраженной задержке – еще и врожденных аномалий и деформаций, фоновой патологии, а именно рахита, гипотрофии и дефицитных анемий.
  2. Физическое развитие детей раннего возраста c задержкой нервно-психического развития характеризуется высокой частотой его отклонений, обусловленных преимущественно дефицитом массы тела, а при выраженной задержке, кроме того – его сочетанием с низким ростом; к трем годам у этих детей наблюдается уменьшение частоты дефицита массы тела и увеличение – низкого роста.
  3. У воспитанников домов ребенка как с умеренной, так и с выраженной задержкой нервно-психического развития, в отличие от детей из семьи, при одинаковом уровне развития отмечается более высокая частота врожденных аномалий и деформаций, фоновой патологии – рахита, гипотрофии и дефицитных анемий, смещение периода округления соответственно на 1 год и 2 года и замедление темпов роста соответственно на втором году и на первых двух годах жизни.
  4. Для детей c задержкой нервно-психического развития характерны выраженные отрицательные эмоции, реакции гнева и страха, что указывает на эмоциональное напряжение в сочетании с такими соматовегетативными расстройствами, как нарушения сна и аппетита. Причем при выраженной задержке к трем годам отмечается снижение выраженности положительных эмоций, познавательной деятельности, двигательной активности и ограничение круга социальных контактов, что рассматривается как проявление астенических эмоционально-поведенческих реакций, тогда как при умеренной задержке происходит позитивное изменение этих реакций, отражающее стенический вариант развития.
  5. Состояние вегетативной регуляции у детей с умеренной задержкой нервно-психического развития характеризуется её напряжением на протяжении всего раннего возраста, а при выраженной задержке к 3 годам оно сменяется перенапряжением, отставанием становления вагусной регуляции, снижением функциональных и энергетических возможностей, особенно выраженное у воспитанников домов ребенка.
  6. Нейроэндокринная регуляция у детей раннего возраста с умеренной задержкой нервно-психического развития, по сравнению с таковой у их сверстников с нормальным развитием, характеризуется более низкой функциональной активностью щитовидной железы, а у детей с выраженной задержкой – еще и напряжением гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (более низкая концентрация кортиколиберина, адренокортикотропного гормона и более высокая – кортизола), истощением симпатоадреналовой системы (более низкий уровень норадреналина), более низким уровнем стресслимитирующих гормонов (соматотропного гормона и
    -эндорфинов).
  7. У детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития отмечается низкая интенсивность перекисного окисления липидов (низкие значения малонового диальдигида и светосуммы свечения), сочетающаяся с дискоординированными изменениями показателей антиоксидантной защиты (высокие показатели хемилюминесценции и низкие – церулоплазмина).
  8. В основе механизмов формирования умеренной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, перенесших гипоксически-ишемические перинатальные поражения ЦНС легкой и средней степени тяжести, лежат эмоциональное напряжение и стенические эмоционально-поведенческие реакции, напряжение вегетативной регуляции и снижение функциональной активности щитовидной железы; при выраженной задержке – эмоциональное напряжение и астенические эмоционально-поведенческие реакции, снижение адаптационных ресурсов вегетативной регуляции и ее истощение к трем годам, напряжение гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и истощение симпатоадреналовой систем, снижение функциональной активности щитовидной железы, уровня стресслимитирующих гормонов, низкая интенсивность перекисного окисления липидов при дискоординированных изменениях показателей антиоксидантной защиты.
  9. Взаимосвязи между частотой заболеваний органов дыхания,
    фоновой патологии и показателями эмоционального статуса, вегетативной регуляции, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, а также между наличием отклонений физического развития и показателями гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, уровня стресслимитирующих и тиреоидных гормонов свидетельствуют об общности механизмов различных нарушений здоровья и определяют их сопряженность у детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития.
  10. Высокую прогностическую значимость в формировании выраженной задержки нервно-психического развития к 3 годам жизни имеют как социально-биологические, так и психологические факторы. В качестве объективного критерия прогнозирования могут использоваться значения церулоплазмина в сыворотке венозной крови от 20 до 41,6 мг/дл.
  11. Система слежения, включающая прогнозирование, диагностику выраженной задержки нервно-психического развития, а также комплекс реабилитационных мероприятий для детей с этой патологией, позволила улучшить показатели эмоционального статуса за счет увеличения выраженности положительных эмоций, активизации познавательной деятельности и уменьшения выраженности реакций гнева и страха, отрицательных эмоций, повысить функциональные возможности организма, функциональную активность щитовидной железы, уровень стресслимитирующих гормонов, снизить частоту фоновой патологии и степень выраженности задержки нервно-психического развития.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. У детей, перенесших перинатальные поражения центральной нервной системы, в возрасте 1 года следует проводить двухэтапное прогнозирование углубления задержки нервно-психического развития к трем годам: на 1-м этапе – по специально разработанным формализованным прогностическим таблицам (по данным социально-биологического анамнеза); на 2-м этапе – по содержанию церулоплазмина в сыворотке периферической венозной крови.
  2. Предложено выделять детей раннего возраста с риском формирования выраженной задержкой нервно-психического развития по формализованным прогностическим таблицам (по данным психологического обследования родителей).
  3. При выявлении выраженной задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста, воспитывающихся в семье и домах ребенка, предлагается использовать разработанные дополнения к системе наблюдения за такими детьми:
    • оценку нервно-психического развития проводить в эпикризные сроки в соответствии с возрастом, соответствующим фактическому нервно-психическому развитию ребенка;
    • включать этих детей в группы риска формирования частой заболеваемости, дефицитных анемий, рахита, гипотрофии, хронических заболеваний органов дыхания, тяжелых последствий перинатальных поражений ЦНС.
  4. Использовать патогенетически обоснованный комплекс медико-психолого-педагогических реабилитационных мероприятий у детей раннего возраста с выраженной задержкой нервно-психического развития в условиях домов ребенка, детских поликлиник, реабилитационных центров в течение 6 месяцев, с последующей оценкой его эффективности.
  5. Для повышения эффективности комплекса медико-психолого-педагогических мероприятий использовать в качестве критериев:
    • оценку нервно-психического развития;
    • оценку физического развития;
    • оценку эмоционального статуса с выделением типов эмоционально-поведенческих реакций (стенический, астенический);
    • исследование вегетативной регуляции методом спектрального анализа вариабельности ритма сердца с определением показателей TP, HF, LF, LF/HF;
    • определение уровня соматотропного гормона и тироксина.

СПИСОК РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


  1. Организация медицинской помощи детям, воспитывающимся в домах ребенка : пособие для врачей / О. М. Филькина, Т. Г. Шанина, С. Р. Конова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Н. А. Веселова, Т. С. Абросимова. – Иваново, 2003. – 28 с.
  2. Организация в домах ребенка реабилитации детей с перинатальными поражениями ЦНС и их последствиями / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, С. Р. Конова, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Т. С. Абросимова, Т. Г. Шанина // Бюл. Национального НИИ общественного здоровья РАМН. – 2005. – Вып. 6. – С. 119 –123.
  3. Социальный аспект реабилитации воспитанников домов ребенка / Т. С. Абросимова, О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина // Пути повышения эффективности медицинской помощи детям : матер. X Съезда педиатров России. – М., 2005. – С. 4.
  4. Факторы риска социального сиротства в современном обществе / Е. А. Воробьева, О. М. Филькина, Т. С. Абросимова, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук // Пути повышения эффективности медицинской помощи детям : матер. X Съезда педиатров России. – М., 2005. – С. 98.
  5. Реабилитация детей с перинатальными поражениями ЦНС и их последствиями в домах ребенка / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Т. С. Абросимова, Т. Г. Шанина // Пути повышения эффективности медицинской помощи детям : матер. X Съезда педиатров России. – М., 2005. – С. 557.
  6. Новые технологии коррекции последствий перинатальных поражений центральной нервной системы у детей / Т. Г. Шанина, О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук // Пути повышения эффективности медицинской помощи детям : матер. X Съезда педиатров России. – М., 2005. – С. 600.
  7. Физическое и нервно-психическое развитие детей с перинатальными поражениями нервной системы и их последствиями, воспитывающихся в домах ребенка / О. М. Филькина, Н. В. Долотова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, О. А. Ларина // Современные технологии в педиатрии и детской хирургии : матер. IV Российского конгр. – М., 2005. – С. 275 –276.
  8. Динамика состояния здоровья детей, воспитывающихся в домах ребенка / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина // Бюл. Национального НИИ общественного здоровья РАМН. – 2006. – Вып. 4. – С. 45 –49.
  9. Состояние здоровья детей, воспитывающихся в домах ребенка, и механизмы формирования его нарушений / Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, О. С. Широкова // Вестн. новых медицинских технологий. – 2006. – Т. 13, № 4. – С. 81 –82.
  10. Характеристика нервно-психического развития воспитанников домов ребенка / Е. А. Воробьева, О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Е. А. Матвеева, О. С. Широкова // Здоровье и образование в ХХI веке : матер. VII Международной науч.-практ. конф. – М., 2006. – С. 116 –117.
  11. Соматическое здоровье детей с перинатальными поражениями ЦНС, воспитывающихся в домах ребенка / Е. А. Воробьева, О. М. Филькина, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина, Е. А. Матвеева, О. С. Широкова // Пробл. социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2007. – № 4. – С. 29–30.
  12. Особенности развития детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы / Е. А. Воробьева, О. М. Филькина, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина, О. С. Широкова, Е. А. Матвеева // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XI Конгресса педиатров России. – М., 2007. – С. 142.
  13. Особенности реабилитации воспитанников домов ребенка / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Е. А. Матвеева, О. С. Широкова // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XI Конгресса педиатров России. – М., 2007. – С. 693.
  14. Патогенетические механизмы нарушений физического и нервно-психического развития воспитанников домов ребенка / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина // Механизмы функционирования висцеральных систем : матер. V Всерос. конф. с международным участием. – СПб., 2007. – С. 329.
  15. Особенности здоровья детей, рожденных от нежеланной беременности / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, О. С. Широкова // Внутриутробный ребенок и общество. Роль пренатальной психологии в акушерстве, неонатологии, психотерапии, психологии и социологии : матер. всемирного конгр. – М., 2007. – С. 119.
  16. Социальный портрет матерей, отказавшихся от воспитания ребенка в родильном доме / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Т. С. Абросимова, О. Ю. Кочерова // Пробл. социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2008. – № 1. – С. 19 –20.
  17. К вопросу о профилактике социального сиротства / О.М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Е. А. Воробьева, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Т. С. Абросимова // Пробл. социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2008. – № 2. – С.13 –14.
  18. Мероприятия по оптимизации состояния здоровья воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями центральной нервной системы / Н. В. Долотова, О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина // Актуальные проблемы профилактики социального сиротства : матер. республ. науч.-практ. конф. – Иваново, 2008. – С. 22–24.
  19. Нарушения привязанности как причина личностных нарушений у социальных сирот / О. Ю. Кочерова, О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Т. Г. Шанина // Актуальные проблемы профилактики социального сиротства : матер. республ. науч.-практ. конф. – Иваново, 2008. – С. 37–40.
  20. Особенности состояния здоровья часто болеющих детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС, воспитывающихся в домах ребенка / Е. А. Матвеева, О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Е. А. Воробьева // Актуальные проблемы профилактики социального сиротства : матер. республ. науч.-практ. конф. – Иваново, 2008. – С. 55–58.
  21. Влияние личностных особенностей родителей на состояние здоровья детей с перинатальными поражениями ЦНС / Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева // Актуальные вопросы психогигиены и охраны психического здоровья детей и подростков : матер. всерос. науч.-практ. конф. – М., 2007. – С. 181–182.
  22. Дополнения в программу наблюдения за воспитанниками домов ребенка с задержкой нервно-психического развития / О. М. Филькина, О. С. Широкова, Н. В. Долотова, Л. А. Пыхтина // Актуальные проблемы профилактики социального сиротства : матер. республ. науч.-практ. конф. – Иваново, 2008. – С. 98100.
  23. Особенности состояния здоровья детей раннего возраста с перинатальным поражением центральной нервной системы в зависимости от уровня нервно-психического развития и условий воспитания / О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Е. А. Воробьева, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова // Актуальные проблемы профилактики социального сиротства : матер. республ. науч.-практ. конф. – Иваново, 2008. – С. 91–94.
  24. Особенности состояния здоровья детей раннего возраста с последствиями перинатальных поражений ЦНС в зависимости от уровня нервно-психического развития / Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, Е. А. Воробьева // Фармакотерапия и диетология в педиатрии : матер. науч.-практ. конф. педиатров России. – Иваново, 2008. – С. 114.
  25. Особенности эмоционального статуса и социализации у детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы, воспитывающихся в домах ребенка / Н. В. Долотова, О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Л. А. Пыхтина // Здоровье населения и среда обитания. – 2008. – № 6. – С. 22–26.
  26. Прогнозирование задержки нервно-психического развития у детей с последствиями перинатальных поражений ЦНС к 3 годам, воспитывающихся в домах ребенка и семье / О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Е. Л. Витрук // Справочник педиатра. – 2009. – № 1–2. – С. 5 –12.
  27. Особенности нервно-психического развития воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями центральной нервной системы / О. М. Филькина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, О. Ю. Кочерова // Научно-медицинский вестник Центрального Черноземья. – 2009. – № 38. – С. 36–41.
  28. Состояние здоровья детей раннего возраста в зависимости от уровня нервно-психического развития / О. М. Филькина, О. С. Ши­рокова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, О. Ю. Кочерова // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XVI Съезда педиатров России. – М., 2009. – С. 413.
  29. Особенности показателей перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы и тиреоидного статуса у детей с глубокой задержкой нервно-психического развития / О. М. Филькина, О. С. Широкова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Г. Н. Кузьменко, О. Г. Ситникова // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XVI Съезда педиатров России. – М., 2009. – С. 413–414.
  30. Взаимосвязь психосоматического здоровья родителей и детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы / О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. Н. Курбанова, Л. А. Пыхтина // Молодая семья: здоровье и репродукция, медико-социальная и правовая поддержка : матер. межрегион. науч.-практ. конф. – Ярославль; Иваново, 2009. – С. 131–133.
  31. Особенности реабилитации детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС и задержкой нервно-психического развития / Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева, Е. В. Подворная // Проблемы перинатальной медицины : матер. I Дальневосточного симп. – Хабаровск, 2009. – С. 177–181.
  32. Особенности нервно-психического развития детей раннего возраста с последствиями перинатального поражения ЦНС, воспитывающихся в разных условиях, и его взаимосвязь с функциональным состоянием гипофиз-тиреоидной системы, перекисным окислением липидов и антиоксидантной активностью / Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, Г. Н. Кузьменко, И. Г. Попова, Л. А. Пыхтина, О. Г. Ситникова, О. М. Филькина, Т. Г. Шанина // Биомеди-
    цинский журнал Medline.ru. Серия 3. Педиатрия [Электронный ресурс]. – 2009. – Т. 10. – С. 91–101. – Режим доступа: http://medline.ru/public/art/tom10/art006pdf.phtml.
  33. Особенности состояния здоровья детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС в зависимости от уровня нервно-психического развития и условий воспитания / Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, О. С. Широкова // Биомедицинский журнал Medline.ru. Серия 3. Педиатрия [Электронный ресурс]. – 2009. – Т. 10. – С. 81–90. – Режим доступа: http://medline.ru/public/art/tom10/art005pdf.phtml.
  34. Особенности эмоционального состояния, психического и физического развития детей с перинатальными поражениями ЦНС в зависимости от личностных характеристик родителей / О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Е. Н. Курбанова // Актуальные проблемы, медицинские и организационные технологии охраны репродуктивного здоровья семьи : матер. межрегион. науч.-практ. конф. – Владимир; Иваново, 2009. – С. 58–61.
  35. Влияние личностных особенностей матерей на эмоциональное состояние и нервно-психическое развитие детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы / О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Е.Н. Курбанова // Современные технологии здравоохранения в охране нервно-психического здоровья детей : матер. науч.-практ. конф. – Тула, 2009.
  36. Нервно-психическое развитие воспитанников домов ребенка с перинатальными поражениями центральной нервной системы на первом году жизни / Н. В. Долотова, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Е. Л. Витрук, Е. Н. Курбанова // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XIV Конгресса педиатров России. – М., 2010.
  37. Прогнозирование задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста с последствиями перинатальных поражений ЦНС к 3 годам / Л. А. Пыхтина, О. Ю. Кочерова, Е. Н. Курбанова // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XIV Конгресса педиатров России. – М., 2010.
  38. Динамическое наблюдение детей с последствиями перинатальных поражений центральной нервной системы в условиях перинатального центра / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, О. Г. Андреюк, Е. А. Матвеева // Актуальные проблемы педиатрии : матер. XIV Конгресса педиатров России. – М., 2010.
  39. Психосоматическое здоровье родителей и его роль в формировании здоровья детей с перинатальными поражениями ЦНС : пособие для врачей / О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук. –Иваново, 2005. – С. 20.
  40. Нервно-психическое и физическое развитие, эмоциональное состояние детей с перинатальными поражениями ЦНС в зависимости от личностных характеристик их родителей : пособие для врачей / О. М. Филькина, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Е. А. Воробьева, Л.А. Пыхтина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук. – Иваново, 2006. – С. 20.
  41. Влияние термопульсации на эмоциональное состояние, вегетативную регуляцию и мозговую гемодинамику детей с перинатальными поражениями ЦНС / О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина, О. С. Широкова, Е. А. Матвеева // Здоровье и образование в ХХI веке : матер. VII Междунар. науч.-практ. конф. – М., 2006. – С. 521.
  42. Динамика нервно-психического развития детей, воспитывающихся в домах ребенка и детских домах / О. М. Филькина, Н. В. Долотова, Е. Л. Витрук, Е. А. Воробьева, Л. А. Пыхтина // Актуальные вопросы психогигиены и охраны психического здоровья детей и подростков : матер. всерос. науч.-практ. конф. – М., 2007. – С. 63–64.
  43. Особенности нервно-психического развития детей раннего возраста в зависимости от условий воспитания / Л. А. Пыхтина, О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова // Актуальные вопросы детской психиатрии: матер. межрегион. науч.-практ. конф. – Киров, 2008. – С. 130–132.
  44. Особенности заболеваемости и физического развития детей раннего возраста с перинатальными поражениями ЦНС в зависимости
    от уровня нервно-психического развития / О. М. Филькина, Л. А. Пыхтина, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Е. Н. Курбанова // Паллиативная медицина и реабилитация. – 2010. – № 3. – С. 19 –22.
  45. Способ прогнозирования задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста: пат. 2338203 Рос. Федерация: МПК G01N 33/68 / О. М. Филькина, Л.А. Пыхтина, Е. А. Воробьева, О. С. Широкова, Т. Г. Шанина, Г. Н. Кузьменко, И. Г. Попова; заявл. 26.03.07 ; опубл. 10.11.08., Бюл. № 31 (III ч.). – 1 с.
  46. Прогнозирование задержки нервно-психического развития у детей раннего возраста с перинатальными поражениями центральной нервной системы / О. М.Филькина, Л. А. Пыхтина, Е. А. Во­робьева, Т. Г. Шанина, О. Ю. Кочерова, Н. В. Долотова, Е. Л. Вит­рук, О. С. Широкова, Г. Н. Кузьменко, И. Г. Попова : Медицинская технология ФС № 2010/149 от 6.05.2010. – С. 13.
  47. Особенности состояния здоровья и пути совершенствования медицинского обеспечения воспитанников домов ребенка / О. М. Филькина, Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, О. Ю. Кочерова, Т. Г. Шанина, Л. А. Пыхтина, Н. Ю. Сотникова, Е. А. Матвеева, Г. Н. Кузьменко, О. Г. Ситникова. – Иваново, 2010. – 240 с.
  48. Перинатальные поражения нервной системы и их последствия у детей: клиника, прогнозирование, диагностика, профилактика и коррекция, соматическое здоровье / О. М. Филькина, Т. В. Чаша, Т. В. Самсонова, Н. Ю. Сотникова, М. Э. Беликова, А. В. Кудряшова, Е. А. Воробьева, Н. В. Долотова, О. Ю. Кочерова, Л. А. Пыхтина, Т. Г. Шанина, Е. А. Боброва. – Иваново, 2007. – 240 с.
  49. Особенности состояния здоровья детей с различными исходами перинатальных поражений центральной нервной системы к году жизни и психологические характеристики их родителей / Е. Н. Курбанова, О. М. Филькина, О. Ю. Кочерова, Л. А. Пыхтина // Вестн. Ивановской медицинской академии. – 2010. – Т. 15, № 4. – С. 8–10.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АКТГ

адренокортикотропный гормон гипофиза

ВНС

вегетативная нервная система

ИН

индекс напряжения

НПР

нервно-психическое развитие

СТГ

соматотропный гормон

Т3

трийодтиронин

Т4

тироксин

ТТГ

тиреотропный гормон

BDNF

нейротрофический фактор головного мозга

HF

мощность высокочастотных колебаний, отражающих активность парасимпатического отдела ВНС

LF

мощность низкочастотных колебаний, отражающих активность симпатического отдела ВНС

TP

общая мощность спектра

VLF

мощность очень низкочастотных колебаний, отражающих цребральные эрготропные и гуморально-метаболические влияния на сердечный ритм





















ПЫХТИНА Людмила Артемьевна



ФОРМИРОВАНИЕ ЗДОРОВЬЯ

ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА

С ЗАДЕРЖКОЙ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В СЕМЬЕ И ДОМАХ РЕБЕНКА, ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ ЕГО НАРУШЕНИЙ

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук



Подписано в печать 14.02.2011. Формат 6084116.

Печ. л. 2,5. Усл. печ. л. 2,3. Тираж 100 экз.

ГОУ ВПО ИвГМА Минздравсоцразвития России

153012, г. Иваново, просп. Ф. Энгельса, 8.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.