WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МИКУЛЯК НАДЕЖДА ИВАНОВНА

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ОКСИДАНТНОГО И МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СТАТУСА,
КОАГУЛЯЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА КРОВИ
ПРИ ОПУХОЛЕВОМ РОСТЕ
И ЦИТОСТАТИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

14.03.03 – патологическая физиология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

Курск 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Пензенский государственный университет».

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

КИНЗИРСКИЙ Александр Сергеевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор
МУЛЯР Александр Георгиевич;

доктор медицинских наук, профессор
УТЕШЕВ Даниил Борисович;

доктор медицинских наук
МАЛЫШЕВ Вадим Геннадьевич

Ведущее учреждение:

Государственное образовательное
учреждение высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов»

Защита диссертации состоится «____» ___________ 2011 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 208.039.03 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Курский государственный медицинский        университет» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (305041,
г. Курск, ул. К. Маркса, 3).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО КГМУ Минздравсоцразвития России.

Автореферат разослан «____» ___________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Е. Н. Пашин

       

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы. Эфферентным звеном развития патологического процесса при опухолевом росте является свободнорадикальное окисление липидов, что определяет тяжесть течения заболеваний, характер осложнений, в том числе и развитие «раковой коагулопатии», и в целом исход патологии (Чеснокова Н. П., 2008; Wojtukiewicz M. et al., 2001). Продукты ПОЛ в избыточных количествах, особенно свободные радикалы и малоновый диальдегид, оказывают детергентное действие на мембрану тромбоцитов, деформируют мембранные липопротеидные комплексы, что сопровождается ростом проницаемости мембраны и освобождением тромбоцитарных факторов, в том числе регуляторов ангиогенеза, таких как фактор роста эндотелиальных клеток (VEGF-A, VEGF-C), тромбоцит-индуцированный фактор роста эндотелиальных клеток, что приводит к спонтанной активации тромбоцитов, повышению эндотелиальной адгезии, подавлению фибринолиза, ингибированию антикоагулянтов (Афанасьева А. Н. с соавт., 2003; Барсуков В. Ю., Плохов Н. П., Чеснокова Н. П., 2007; Verheul H. M. et al., 2000; Wojtukiewicz M. et al., 2001; Fareed D. et al., 2004). На сегодня имеются многочисленные факты, указывающие на существование двусторонней связи между опухолевым ростом и функциональным состоянием системы гемостаза. Элементы системы гемостаза, такие как тканевой фактор, тромбин, фибрин, активаторы плазминогена,
плазминоген, тромбоциты, антитромбин III, сами оказывают влияние на опухолевую прогрессию (Carmeliet P., 2000; Palumbo J. S. et al., 2000;
Wojtukiewicz M. Z. et al., 2001). В связи с этим повышается интерес специалистов к молекулярно-клеточным механизмам неопластических болезней, возможности нормализации вторичных неспецифических метаболических расстройств, формирующихся в процессе развития заболевания,
с включением в комплексную терапию заболевания патогенетически обоснованной медикаментозной коррекции: антиоксидантов, антигипоксантов, мембранопротекторов (Чеснокова Н. П., 2008).

Для профилактики тромбоэмболических осложнений широко используют антикоагулянты (Сомонова О. В., Маджуга А. В., Елизарова А. Л., 2006, 2007; Tsimafeyeu I. et al., 2007). В то же время клинический опыт предупреждает о небезопасности такой подготовки, так как операция на фоне гипокоагуляции крови, вызванной антикоагулянтами, грозит реальной опасностью развития геморрагических осложнений или «рикошетного» тромбообразования после прекращения дачи антикоагулянтов (Зербино Д. Д., Лукасевич Л. Л., 1989), что требует поиска иных подходов для поддержания гемокоагуляционного гомеостаза на оптимальном уровне и учета побочных гемокоагуляционных эффектов применяемой лекарственной терапии.

Использование современной интенсивной химиотерапии также требует системы обеспечения ее переносимости, т.е. применения препаратов сопровождения (Переводчикова Н. И., 2005). Необходимость разработки новых методов фармакологической коррекции коагуляционного потенциала и метаболического статуса, защиты организма от токсических побочных эффектов противоопухолевых средств и лучевой терапии, определения критериев диагностики и прогнозирования нарушений определила выбор наших научных исследований.

Работа выполнена по инициативному плану, включена в программу «Адаптационно-компенсаторные реакции систем гемостаза, крови и кровообращения в норме и патологии» на 2001–2020 гг. Номер государственной регистрации темы 01200851900.

Цель работы: разработка патогенетически обоснованной медикаментозной коррекции коагуляционного потенциала крови, оксидантного и метаболического статуса препаратами сопровождения с антиоксидантным типом действия при комбинированном лечении злокачественных новообразований.

Задачи исследования:

1. Изучить влияние мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината, нооклерина на толерантность организма к высоким дозам доксорубицина и циклофосфана у животных с экспериментально перевитой асцитной формой опухоли Эрлиха и лейкозом L 1210.

2. Изучить отдельные показатели перекисного окисления липидов и антирадикальной защиты в гомогенате печени, плазме крови и эритроцитах экспериментальных животных при введении доксорубицина, циклофосфана и мексидола.

3. Установить роль свободнорадикальных процессов в механизмах нарушения про-, антикоагулянтной и фибринолитической активности крови у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256 при введении доксорубицина и мексидола.

4. Оценить влияние мексидола на параметры противоопухолевого эффекта доксорубицина и циклофосфана у экспериментальных животных
с карциномой Уокера-256.

5. Изучить влияние мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината и нооклерина на клеточный состав периферической крови, коагуляционный потенциал и метаболический статус экспериментальных животных, получавших доксорубицин, циклофосфан, и животных, подвергшихся лучевому воздействию.

6. Изучить состояние коагуляционного потенциала крови у больных с различной стадией рака молочной железы и оценить влияние мексидола на состояние системы гемостаза в послеоперационном периоде.

7. Изучить влияние мексидола на гемостаз, клеточный состав периферической крови, метаболический статус и функциональное состояние печени у больных раком молочной железы на фоне проводимой полихимиотерапии.

8. Проанализировать возможность комплексного использования показателей клеточного состава крови, оксидантного и метаболического статуса, гемокоагуляционного потенциала для прогнозирования нежелательных побочных эффектов проводимой полихимиотерапии и развития послеоперационных коагулопатических осложнений у больных раком молочной железы.

Научная новизна. В работе выдвинута концепция о том, что при комбинированном лечении злокачественных новообразований выбор препаратов сопровождения, независимо от их прямого назначения, должен регламентироваться средствами, обладающими антиоксидантным действием.

Установлено, что мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат, нооклерин не снижают терапевтической эффективности доксорубицина и циклофосфана, а при комбинации с высокими дозами позволяют снизить проявления токсических свойств этих цитостатиков и одновременно повысить эффективность проводимой терапии.

При комбинированном применении мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината, нооклерина с доксорубицином и циклофосфаном, используемых в дозах, превышающих терапевтические, отмечено усиление лечебного эффекта цитостатиков, что выразилось в увеличении продолжительности жизни животных с опухолью по сравнению с аналогичным показателем при использовании доксорубицина или циклофосфана в этих же дозах без модификатора.

Показано, что мексидол (однократная доза 5 мг/кг массы тела животных), этилметилгидроксипиридина гемисукцинат (однократная доза
5 мг/кг) и нооклерин (однократная доза 120 мг/кг) при длительном введении (в течение 29 суток, инъекции выполняли через день) на фоне проведения химиотерапии доксорубицином и циклофосфаном в терапевтических дозах повышают антиоксидантную активность крови и тканей, ограничивают и предупреждают развитие дефицита форменных элементов периферической крови, восстанавливают сосудисто-тромбоцитарный, плазменно-коагуляционный гемостаз, антикоагулянтную и фибринолитическую активность крови, метаболический статус, уменьшают индуцированные цитостатиками функциональные нарушения печени.

Установлена эффективность мексидола в восстановлении прокоагулянтной, антикоагулянтной и фибринолитической активности крови у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256 при проведении им химиотерапии.

Установлено, что мексидол повышает противоопухолевый эффект доксорубицина и циклофосфана у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256.

Показано, что мексидол (однократная доза 5 мг/кг массы тела животных), этилметилгидроксипиридина гемисукцинат (однократная доза
5 мг/кг) и нооклерин (однократная доза 120 мг/кг) при длительном введении (в течение 29 суток, инъекции выполняли через день) на фоне лучевого повреждения (разовая доза 5 Гр) снижают активность ПОЛ, оказывают лейкопротекторный эффект, восстанавливают сосудисто-тромбоцитарный и плазменно-коагуляционный гемостаз, антикоагулянтную и фибринолитическую активность крови, метаболический статус.

Установлено, что мексидол в изученном режиме введения проявляет более выраженные антиоксидантные и цитопротекторные свойства в условиях цитостатической болезни, вызванной химиопрепаратами и ионизирующей радиацией по сравнению с этилметилгидроксипиридина гемисукцинатом и нооклерином.

Показана возможность коррекции мексидолом цитопатогенного действия полихимиотерапии у больных раком молочной железы по восстановлению клеточного и электролитного состава крови, детоксикационных механизмов защиты и гемостаза, снижению интенсивности процессов липопероксидации.

Показано, что мексидол снижает частоту развития послеоперационных тромбоэмболических осложнений и геморрагических осложнений на фоне полихимиотерапии у больных раком молочной железы.

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

Результаты проведенного исследования позволяют патогенетически обосновать применение препаратов сопровождения с антиоксидантным типом действия при комбинированном лечении злокачественных новообразований на основании оценки характера влияния свободнорадикальных процессов на сосудисто-тромбоцитарный, плазменно-коагуляционный гемостаз, антикоагулянтную и фибринолитическую систему крови, метаболический статус, функциональные нарушения печени.

Обнаруженная способность препаратов сопровождения с антиоксидантным типом действия корректировать состояние гемостаза при комбинированном лечении злокачественных новообразований представляет интерес в перспективе их использования в профилактике пред-, интра- и послеоперационных осложнений – приобретенных коагулопатий, тромбозов, эмболий и диссеминирования опухолей.

Использование мексидола в комплексной схеме лечения больных раком молочной железы позволяет снизить частоту развития побочных эффектов (синдромов цитолиза, печеночно-клеточной недостаточности, эндогенной интоксикации, электролитного дисбаланса) противоопухолевых средств и уменьшить степень их выраженности.

Полученные результаты расширяют представление о механизмах действия мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината, нооклерина и обосновывают целесообразность дальнейших клинических исследований профилактического радиопротекторного и тромборезистентного действия препаратов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Применение мексидола и этилметилгидроксипиридина гемисукцината способствует повышению эффективности химиотерапии доксорубицином и циклофосфаном за счет снижения токсических эффектов высоких доз цитостатиков у животных с перевивными опухолевыми системами.

2. Мексидол повышает противоопухолевый эффект доксорубицина и циклофосфана в отношении первичного опухолевого узла, нормализуя при этом уровень МДА и Fe-МДА и активность каталазы в сыворотке крови, восстанавливая антитромбиновый потенциал крови, снижая содержание РФМК у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256.

3. Мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат, нооклерин улучшают состояние перекисного окисления липидов, оказывают тромбоцито- и мегакариоцитопротекторное действие, восстанавливают агрегационную активность тромбоцитов, фибринолитические свойства крови животных при экспериментальном цитостатическом повреждении.

4. Мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат, нооклерин снижают гематотоксический эффект, восстанавливают метаболический статус, функциональное состояние печени, уменьшают цитолитический синдром и синдром эндогенной интоксикации, активность свободнорадикальных процессов, вызванных доксорубицином и циклофосфаном.

5. Мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат, нооклерин снижают интенсивность процессов липопероксидации, повышают антирадикальную защиту клеток, восстанавливают прокоагулянтный и антитромбиновый потенциал крови, фибринолитические ее свойства, уменьшают степень выраженности признаков гепатотоксичности, вызванных ионизирующим излучением.

6. У больных раком молочной железы закономерно сочетаются, наряду с паранеопластическими расстройствами в виде процессов липопероксидации, недостаточности антирадикальной защиты клеток, возникновения синдромов цитолиза и аутоинтоксикации, нарушения коагуляционного гемостаза, сдвигов клеточного и электролитного состава периферической крови, коррелирующих со степенью распространения неоплазии.

7. Включение мексидола в комплексную схему терапии больных раком молочной железы повышает эффективность лечения за счет восстановления антирадикальной защиты клеток, клеточного и электролитного состава крови, состояния гемостаза, снижения признаков гепатотоксичности и эндотоксикоза.

Апробация работы. Результаты исследований, представленные
в диссертации, доложены на ежегодных Огаревских чтениях – научно-практической конференции Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева (Саранск, 1995–1999), Х Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2000), II Российском конгрессе патофизиологов с международным участием (Москва, 2000), Международной конференции, посвященной 75-летию со дня рождения А. М. Уголева (Санкт-Петербург, 2001), на ежегодной научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава и студентов Пензенского государственного университета (Пенза, 2001, 2003–2010), конференции «Лабораторные исследования в хирургии, акушерстве и травматологии» (Саратов, 2002), научных чтениях памяти академика Н. Н. Бурденко (Пенза, 2002, 2004, 2006, 2008, 2010), Национальной научно-практической конференции с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты и болезни человека» (Смоленск, 2003), научно-практической конференции «IV Захарьинские чтения» (Пенза, 2004), III Международной научно-практической конференции «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных» (Пенза, 2005), III научной конференции с международным участием «Медицинские, социальные и экономические проблемы сохранения здоровья населения» (Турция, 2005), I Международном форуме «Актуальные проблемы современной науки» (Самара, 2005), Российской научно-практической конференции с международным участием памяти Я. В. Костина «Общество, здоровье, лекарство» (Саранск, 2005), Международном конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке» (Москва, 2002, 2003, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009), XI научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов медицинского факультета Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева «Медицинские проблемы жизнедеятельности организма в норме, патологии и эксперименте» (Саранск, 2006), научно-практической конференции новых технологий и преподавания (Пенза, 2007, 2009, 2010), Всероссийском конгрессе лучевых диагностов (Москва, 2007), межрегиональной научной конференции «Актуальные проблемы медицинской науки и образования» (Пенза, 2007, 2009).

Внедрение в практику. Результаты диссертации внедрены в учебный процесс кафедр: физиологии человека, общей и клинической фармакологии, клинической онкологии ГОУ ВПО «Пензенский государственный университет»; кафедры патологии с курсом патологической физиологии ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева»; в клиническую практику отделения маммологии ГУЗ «Республиканский онкологический диспансер» (г. Саранск) и отделения химиотерапии ГУЗ «Областной онкологический диспансер» (г. Пенза).

Публикации. Материалы диссертации опубликованы в 61 научном издании, из них в журналах ВАК – 14, в двух монографиях. По теме диссертации имеются пять рационализаторских предложения.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 369 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, шести глав собственных исследований, обсуждения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, включающего 405 наименований, из них 232 отечественных и 173 зарубежных авторов. Иллюстративный материал включает 70 таблиц и 28 рисунков.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

Животные. Эксперименты проводились на 620 мышах (288 мышах линии BALB/С-самцы, 288 мышах BDF1-самцы массой 22–24 г, 44 аутбредных мышах-самцах массой 20–25 г); 84 крысах популяции Вистар массой 180–250 г, полученных из питомника «Столбовая», и 160 кроликах-самцах породы шиншилла.

Все экспериментальные животные содержались в стандартных условиях вивария Пензенского государственного университета при естественном световом режиме на стандартной диете, свободном доступе к воде и пище. Все манипуляции с животными проводились в соответствии с правилами, принятыми Европейской конвенцией по защите позвоночных животных и используемыми для экспериментальных и иных научных целей (Страсбург, 1986).

Препараты. В исследованиях использовались следующие лекарственные препараты и соединения:

Циклофосфамид – N'-бис-(-Хлорэтил)-N'-О-триметиленовый эфир диамида фосфорной кислоты – порошок (0,1 г во флаконе); производитель ОАО «Биохимик», Саранск (Россия).

Доксорубицина гидрохлорид – (8S-цис)-10-(3-Амино-2,3,6-тридезоксиальфа-L-ликсо-гексо-пиранозил) окси-7,8,9,10-тетра-гидро-6,8,11-тригидрокси-8-(гидроксил-ацетил)-1-метокси-5,1 – порошок (0,01 г во флаконе); производитель «Фармсинтез», Москва (Россия). Доксорубицина гидрохлорид (ДОКС) – лиофилизированный порошок по 0,01 г во флаконе; производитель «Teva» (Израиль).

Мексидол – 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат; готовая лекарственная форма: 5% раствор по 2 мл в ампулах; производитель МЦ «Элара» (Россия).

Деанола ацеглумат (нооклерин) – 2-(диметиламино) этанола
N-ацетил-L-глутамат – субстанция, предоставлена д.х.н., профессором
С. Я. Скачиловой (Всероссийский научный центр по безопасности биологически активных веществ – ГУП ВНЦ БАВ).

Соединение 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина гемисукцинат (ЭМГП) – новое производное 3-оксипиридина, близкое по химической структуре к мексидолу.

Соединение ЭМГП было синтезировано и предоставлено для исследования профессором Л. Д. Смирновым (Институт биохимической физики им. Н. М. Эммануэля РАН).

Модели и методы исследований.

Модель опухолевого роста – сингенные и аллогенные опухолевые системы из банка опухолевых штаммов РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН –карциносаркома Уокера-256 (W-256), асцитная форма рака Эрлиха, лейкоз
L 1210 (L 1210). Взвесь опухолевых клеток W-256 трансплантировали крысам популяции Вистар под кожу хвоста в количестве 1106 клеток, асцитной формы рака Эрлиха – мышам линии BALB/С внутрибрюшинно
(5 млн клеток/мышь), лейкоза L 1210 – мышам BDF1 внутрибрюшинно
(1 млн клеток/мышь).

Модель токсического действия высоких доз цитостатиков – доксорубицина гидрохлорид вводили однократно мышам линии BALB/С с перевитой опухолью асцитной формы рака Эрлиха в изотоническом растворе натрия хлорида внутрибрюшинно через 24 ч после трансплантации опухоли. Использовали три дозы доксорубицина – 5 мг/кг, 7,5 мг/кг и 10 мг/кг массы животного. Кроликам доксорубицин вводили внутривенно в дозе
30 мг/м2 на 1-е, 8-е и 15-е сутки один раз в день.

Циклофосфан вводили однократно мышам BDF1 с лейкозом  L 1210
в изотоническом растворе натрия хлорида внутрибрюшинно через 24 ч после трансплантации опухоли. Использовали три дозы препарата – 50 мг/кг, 75 мг/кг и 100 мг/кг массы животного. Кроликам циклофосфан вводили внутривенно в дозе 20 мг/кг (курсовая доза 100 мг/кг) один раз в день через день.

Модель лучевого повреждения воспроизводили на кроликах-самцах породы шиншилла. Проводилось облучение с помощью аппарата АГАТ-«С» разовой дозой 5 Гр в течение 960 с при мощности дозы 0,0055 Гр/с. Расстояние от источника ионизации до ионизируемой поверхности составляло 90 см. При этом процентная доза равнялась 94 %, а максимальная доза ионизации составила 5,31 Гр.

Всего проведено 82 опыта по 6–12 животных в группе, в которых изучались побочные эффекты химиотерапии, состояние процессов перекисного окисления липидов, коагуляционного потенциала крови, метаболического статуса в условиях химиотерапевтического действия цитостатиков и радиационного облучения на фоне сочетанного применения мексидола, ЭМГП и деанола ацеглумата. Схемы постановки исследований представлены в табл. 1–3.

Таблица 1

Дизайн экспериментов по изучению переносимости высоких доз
цитостатиков при совместном их применении
с препаратами антиоксидантного типа действия

Химиотерапия

Дозы

Препараты сопровождения

Асцитный рак Эрлиха (мыши BALB/С)

Доксорубицин в/б однократно в изотоническом растворе NaCl через 24 ч после трансплантации опухоли

5 мг/кг

Мексидол, ЭМГП в дозах 25 мг/кг, нооклерин – 120 мг/кг в течение пяти суток внутрибрюшинно в изотоническом растворе NaCl через 1,5 ч после доксорубицина

7,5 мг/кг

10 мг/кг

Лейкоз L 1210 (мыши BDF1)

Циклофосфан в/б однократно в изотоническом растворе NaCl через 24 ч после трансплантации опухоли

50 мг/кг

Мексидол, ЭМГП в дозе 25 мг/кг, нооклерин – 120 мг/кг в течение пяти суток внутрибрюшинно в изотоническом растворе NaCl через
1,5 ч после циклофосфана

75 мг/кг

100 мг/кг

Таблица 2

Дизайн эксперимента по изучению оксидантного и метаболического
статуса, коагуляционного потенциала крови при введении цитостатиков
и облучении с применением препаратов сопровождения

Серии

Режим введения

Препараты сопровождения

Доксорубицин

(кролики) (n = 10)

Внутривенно в дозе
30 мг/м2 на 1-е, 8-е и 15-е сутки один раз в день

Мексидол 5 мг/кг, ЭМГП
5 мг/кг, деанола ацеглумат
120 мг/кг один раз в день через день в течение четырех недель на следующий день после первого введения химиопрепаратов или радиационного облучения

Циклофосфан

(кролики) (n = 10)

Внутривенно в дозе
20 мг/кг (курсовая доза 100 мг/кг) один раз
в день через день

Лучевое облучение

(кролики) (n = 10)

Радиационное облучение разовой очаговой дозой
5 Гр в течение 960 с

Таблица 3

Схема экспериментов по оценке эффективности и безопасности
химиотерапии цитостатиками при раздельном
и совместном применении с мексидолом

Химиотерапия (ХТ)

Условное
обозначение групп

Схема применения
мексидола

Карциносаркома Уокера-256 (W-256)

Доксорубицин в/б трехкратно
в дозе 5 мг/кг, начиная с шестых суток после перевивки опухоли, один раз в неделю.

Циклофосфан в/б 10-кратно
в дозе 10 мг/кг, начиная с восьмых суток после перевивки опухоли

ИК

Мексидол в/б в дозе
5,0 мг/кг, начиная с 6-х суток после имплантации опухолевых клеток крысам, в течение трех недель

ХТ

ХТ+М

W-256

W-256+ХТ

W-256+М

W-256+ХТ+М

У кроликов во всех сериях венозную кровь забирали до введения препарата на 8-е, 15-е, 22-е и 29-е сутки опыта из краевой вены уха.

В качестве критериев оценки прогностически неблагоприятных сдвигов метаболического статуса использовали показатели содержания в крови продуктов липопероксидации – малонового диальдегида (МДА) и Fe-индуцированного МДА в исследуемой среде (Конюхова С. Г. с соавт., 1989), а также состояние антиоксидантной системы по показателям активности СОД (Frid R., 1975), каталазы (Королюк М. А. с соавт., 1988), глутатионпероксидазы (Paglia D., Valentine W., 1967), определяемых при помощи общепринятых спектрофотометрических и фотометрических методов исследования. О степени выраженности синдрома цитолиза судили по активности АСТ, АЛТ, определяемых колориметрическим динитрофенилгидразиновым методом, активности ЛДГ, определяемой кинетическим методом, и активности ЩФ, определяемой по «конечной точке». Изучали содержание общего белка, белковых фракций, концентрацию глюкозы, мочевой кислоты, общего и прямого билирубина,  холестерина, триглицеридов, мочевины в сыворотке крови (Камышников В. С., 2002).

Оценка состояния коагуляционного потенциала крови проведена на основе общепринятых показателей (Балуда В. П. с соавт., 1980; Лычев В. Г., 1998). Все вышеуказанные исследования проводили на полуавтоматическом анализаторе «Hospitex Screen master plus» (Швейцария) с набором реактивов «Hospitex Diagnostic».

Для биохимических исследований использовали фотоэлектрокалориметр «КФК-2МП» и спектрофотометр «СФ-46».

Белковые фракции сыворотки крови разделяли с использованием системы для электрофореза «Кормэй – DS-2» и наборов реагентов (с агаровыми пластинами) фирмы «Кормэй» (Польша).

Исследовали абсолютное число эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов в 1 л крови по унифицированным методикам в камере Горяева. Подсчет лейкоцитарной формулы производили в мазках крови. При исследовании лейкоцитарной формулы рассчитывали индекс ядерного сдвига нейтрофилов.

Костный мозг получали при помощи асептической аспирации иглой Кассирского и шприцом (обезвоженными) из подвздошной кости под местным обезболиванием 2 % раствором новокаина. Из полученного пунктата готовили мазки, затем разводили в 20 раз 3–5 % раствором уксусной кислоты для подсчета мегакариоцитов в камере Фукс-Розенталя. Исследовали абсолютное количество мегакариоцитов (Меньшиков В. В., 1987).

Антибластомные эффекты оценивали по проценту торможения роста опухолей (ИИМ – индекс ингибирования метастазирования), индексу роста опухоли (ИТРО – индекс торможения роста опухоли) и летальности животных (ИПЖ – изменения продолжительности жизни павших животных).

Клинические исследования. Проведен ретроспективный анализ результатов лечения пациентов (по историям болезни) в ГУЗ «Республиканский онкологический диспансер» г. Саранска (Республика Мордовия) и ГУЗ «Областной онкологический диспансер» г. Пензы с 1995 по 2005 г.

Для оценки функционального состояния системы свертывания крови у онкологических больных хирургического отделения (маммология) и отделения химиотерапии в динамике лечения нами исследовано про- и антикоагулянтные, фибринолитические свойства крови, метаболический статус 82 больных раком молочной железы в возрасте от 35 до 75 лет. В исследование были включены больные раком молочной железы I, IIA и IIБ, IIIБ стадий. Больным IIБ–IIIБ стадий проводилась лучевая терапия (общая доза 35–40 грей, разовая 3–4 грей) с последующей радикальной мастэктомией и химиотерапевтическим лечением. Химиотерапевтическое лечение больным проводили по схеме CMF – сочетание циклофосфана, метотрексата и 5-фторурацила. Циклофосфан по 200 мг вводили внутримышечно один раз в день с 1-го по 15-й день (суммарная доза 2800 мг), метотрексат – по 30 мг внутривенно в 1-й и 8-й дни (суммарная доза 60 мг),
5-фторурацил – по 750 мг внутривенно в 1-й, 8-й и 15-й дни (суммарная доза 2250 мг). Лечение начинали через две недели после мастэктомии и проводили двухнедельными курсами с интервалом 2–3 месяца в течение одного года, всего пять курсов полихимиотерапии. Больные были рандомизированы на четыре группы: I группа сравнения – пациенты, которым проводилась радикальная мастэктомия, и I основная группа – больные, которым в постоперационном периоде вводили мексидол (5 % раствор
по 2 мл) внутривенно по 100 мг два раза в сутки в течение 10 дней; II группа сравнения – пациенты, которым назначали курс химиотерапевтического лечения, и II основная группа – больные, которым на фоне курса химио-
терапии вводили мексидол внутривенно по 100 мг два раза в сутки в течение 10 дней. Мексидол назначали больным по показаниям в качестве антидепрессантного средства.

Контрольная группа была представлена 30 здоровыми донорами-женщинами в возрасте от 35 до 50 лет.

Общую коагуляционную способность крови, фибринолитическую и противосвертывающую ее активность у больных раком молочной железы
I группы сравнения и I основной группы изучали при поступлении в стационар, перед операцией, на 1-е, 3-и, 5-е, 7-е сутки после оперативного вмешательства и при выписке.

Исследование показателей во II группе сравнения и II основной группе проводили в динамике до начала курса химиотерапии, в середине, после его окончания и через месяц. Коагуляционый потенциал крови оценивали по 20 параметрам, отражающим состояние сосудисто-тромбоцитарного и плазменно-коагуляционного звеньев системы гемостаза, антикоагуляционную и фибринолитическую активность крови. Метаболический статус изучали по определению активности ферментов АЛТ, АСТ, ЛДГ, содержанию в сыворотке крови общего холестерина, общего белка, альбуминов, белковых фракций, мочевины, мочевой кислоты, креатинина, билирубина, тимоловой пробы, содержанию ионов К+, Na+, Ca2+, Cu2+, Cl–, Fe2+.

Статистическая обработка результатов. Статистическую обработку полученных результатов проводили с помощью пакета статистических программ: русифицированная версия программы STATISTICA (StatSoft – Russia, 1999), BIOSTAT (S. A. Glantz, McGraw Hill, перевод на русский язык – «Практика», 1998). Результаты представлены в виде средней арифметической и ее ошибки (M±m). Проверка нормальности распределения проводилась по критерию Шапиро-Уилка. Для оценки достоверности различий независимых переменных между группами использовали t-критерий Стьюдента. В случае распределения, отличного от нормального, для оценки достоверности различий между независимыми переменными использовался непараметрический критерий Манна-Уитни. Различия считались статистически значимыми с вероятностью не менее 95 % (p < 0,05).





РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

I. Модификация препаратами сопровождения токсических
и терапевтических свойств доксорубицина

1.1. Оценка толерантности организма экспериментальных животных к высоким дозам доксорубицина при совместном применении с мексидолом, этилметилгидроксипиридина гемисукцинатом, нооклерином и их терапевтическая эффективность

Изучая собственную противоопухолевую активность препаратов сопровождения с антиоксидантным типом действия у мышей с асцитной формой опухоли Эрлиха, установили, что мексидол, ЭМГП, нооклерин самостоятельно не влияют на рост асцитного рака Эрлиха, так как не наблюдалось увеличения средней продолжительности жизни экспериментальных животных (УСПЖ) в опытных группах по отношению к контрольной группе.

При использовании доксорубицина в терапевтической дозе 5 мг/кг не выявлено усиления или снижения лечебного эффекта антрациклина при комбинированном применении с антиоксидантами. При использовании доз, превышающих терапевтическую, проявился токсический эффект антрациклина, что привело к уменьшению продолжительности жизни по сравнению с продолжительностью жизни животных, получавших доксорубицин в дозе 5 мг/кг (рис. 1).

УСПЖ, %

А                   В                 С Доза ДОКС, мг/кг

________ – Доксорубицин _ _ _ _ _ _ – Доксорубицин + антиоксиданты

Рис. 1. Показатели лечебного эффекта доксорубицина (ДОКС)
при раздельном и совместном применении
с мексидолом (А), ЭМГП (Б), нооклерином (С)

При комбинированном применении доксорубицина в дозах, превышающих терапевтическую (7,5 мг/кг, 10 мг/кг), с мексидолом и ЭМГП отмечено усиление лечебного эффекта антрациклина, что выразилось в увеличении продолжительности жизни животных по сравнению с аналогичным показателем при использовании доксорубицина в этих же дозах без препаратов сопровождения. Нооклерин не оказывал влияния на лечебный эффект доксорубицина.

Таким образом, применение мексидола, ЭМГП, нооклерина безопасно в терминах его возможного стимулирующего воздействия на рост опухоли. Изученные антиоксиданты не обладают собственным противоопухолевым эффектом и не замедляют рост опухоли. При комбинированном применении мексидола, ЭМГП, нооклерина с доксорубицином в нетоксических терапевтических дозах антиоксиданты не изменяют противоопухолевой эффективности антрациклина. Использование мексидола, ЭМГП
в комбинации с высокими дозами доксорубицина снижает токсические проявления антрациклина, что в свою очередь приводит к реализации высокой противоопухолевой эффективности доксорубицина, превышающей максимально достигаемую при применении одного антрациклина.

1.2. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина
гемисукцината и нооклерина на гемостаз и клеточный состав периферической крови экспериментальных животных, получавших доксорубицин

Нами установлено, что доксорубицина гидрохлорид угнетал механизмы плазменно-коагуляционного гемостаза, о чем свидетельствует статистически значимое удлинение времени свертывания крови до 76,6 %
в первой половине эксперимента и до 36,1 % на 29-е сутки, АЧТВ – на
18,3 % во время введения доксорубицина, времени достижения максимальной активности свертывания (АКТ) – на 110 % через неделю после первой инъекции доксорубицина и в три раза к концу эксперимента (рис. 2).

Рис. 2. Показатели гемостаза на 29-е сутки при цитотоксическом действии
доксорубицина на фоне введения мексидола, ЭМГП и нооклерина
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Мексидол, ЭМГП, нооклерин в равной степени восстанавливали до уровня интактного контроля основные показатели плазменно-коагуля-
ционного гемостаза.

Доксорубицина гидрохлорид активировал гемостатический потенциал по внешнему механизму, что проявлялось удлинением протромбинового индекса (ПТИ) на 46,3 % после первого вливания препарата, на 21 % – на 22-е сутки и на 37,3 % – к концу эксперимента. ЭМГП и нооклерин восстанавливали ПТИ на фоне введения доксорубицина со второй недели, мексидол после окончания введения антибиотика, с третьей недели эксперимента.

Концентрация фибриногена при введении доксорубицина гидрохлорида стойко снижалась в течение всего исследования – до 53,7 % к концу эксперимента, что говорит о резком угнетении фибриногенсинтезирующей функции печени. Одновременно наблюдалось удлинение тромбинового времени – на 101,9 % на 29-е сутки исследования.

Сочетанное применение антиоксидантов восстанавливало уровень фибриногена, на 29-е сутки опыта в группе ДЦ+ЭМГП содержание фибриногена соответствовало уровню интактных кроликов, а также укорачивалось тромбиновое время, что подтверждает восстановление качественных свойств фибриногена.

На фоне цитостатика отмечалось резкое угнетение эуглобулинового (> 5 ч, p > 0,001) и XIIа-зависимого (120±4,5 мин, p > 0,001) фибринолиза как во время его введения, так и в отдаленном периоде. Мексидол восстанавливал эуглобулиновый фибринолиз до уровня интактных кроликов, на 29-е сутки он составлял 200±3,7 мин, ЭМГП и нооклерин активировали эуглобулиновый фибринолиз на всех этапах исследования, но не восстанавливали до уровня интактного контроля. ЭМГП восстанавливал ХЗФ до уровня интактного контроля.

Антикоагуляционную активность плазмы исследовали по определению активности антитромбина III (АТ III), которая увеличивалась на
35,4 % после первой инъекции антибиотика с дальнейшим снижением на 19,6 % на 22-е сутки эксперимента (после трехкратного введения доксорубицина гидрохлорида) относительно уровня интактного контроля. В опытных группах активность антитромбина III достоверно нарастала весь период исследования при применении препаратов сопровождения антиоксидантного действия, однако мексидол повышал активность АТ III более значимо.

Повышение уровня РФМК на фоне доксорубицина гидрохлорида наблюдалось у всех животных, после трехкратного введения антибиотика их количество увеличивалось на 62 %. Все антиоксиданты статистически значимо снижали растворимые фибрин-мономеры относительно уровня РФМК при введении доксорубицина без коррекции, более выраженный эффект наблюдался у мексидола.

Доксорубицина гидрохлорид оказывал негативное влияние на тромбоцитарный гемостаз. Степень агрегации тромбоцитов с УИА и АДФ на стекле в группе с применением антибиотика снижалась с первых инъекций, на 29-е сутки регистрировалось максимальное снижение показателя
в два раза с АДФ и в пять раз с УИА. Агрегационная активность тромбоцитов с АДФ и УИА при коррекции антиоксидантами существенно восстанавливалась, причем мексидол повышал агрегационную активность тромбоцитов до уровня интактных животных. Применение мексидола, нооклерина предупреждало развитие индуцированной доксорубицином тромбоцитопении (от 295,0±21,21109/л у интактных животных до 86,00±5,16109/л (p < 0,001) на 29-е сутки), уменьшая потери данных клеток в 2–3 раза на всем протяжении эксперимента, и ограничивало степень мегакариоцитопении (130,63±5,47109/л у здоровых животных, 58,75±3,23109/л (p < 0,001) после трехкратного введения антибиотика), уменьшая потери в 1,5–4 раза.

Исследования показали, что совместное применение препаратов антиоксидантного типа действия с доксорубицина гидрохлоридом уменьшало степень выраженности анемии, гемолиза эритроцитов (в два раза), потери ретикулоцитов, вызванные антибиотиком, способствовало сохранности эритроцитов и гемоглобина.

Совместное применение ЭМГП и мексидола с доксорубицином предупреждало развитие лейкопении, вызванной антибиотиком, ограничивало степень омоложения нейтрофилов, лимитировало потери моноцитов и лимфоцитов. Количество лимфоцитов при совместном введении доксорубицина с нооклерином, мексидолом и ЭМГП на 29-е сутки увеличивалось на 75, 150, 158 % относительно показателей группы контроля, получавших только антибиотик. Все изучаемые препараты к 22-м и 29-м суткам восстанавливали уровень моноцитов до интактного контроля.

Таким образом, применение мексидола, ЭМГП, нооклерина уменьшает гематотоксические эффекты доксорубицина. Мексидол в изученной дозе и режиме введения оказывает полную, а ЭМГП и нооклерин частичную коррекцию нарушений клеточного состава венозной крови.

Мексидол, ЭМГП и нооклерин восстанавливают как сосудисто-тромбоцитарный, так и плазменно-коагуляционный гемостаз. Мексидол в большей степени уменьшал бластомогенный эффект доксорубицина на мегакариоцитарное кроветворение и более значимо снижал содержание продуктов деградации фибриногена, устраняя риск развития ДВС синдрома.

1.3. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината и нооклерина на биохимические показатели периферической крови экспериментальных животных на фоне введения доксорубицина

В плазме крови экспериментальных кроликов при введении доксорубицина гидрохлорида выявлено увеличение конечных продуктов липопероксидации, что проявлялось ростом уровня МДА на всех этапах исследования. Максимальные значения МДА регистрировались на 8-е и 15-е сутки эксперимента.

Все препараты сопровождения достоверно ограничивали рост МДА
в плазме крови, стимулированного введением доксорубицина, в большей степени в период введения химиопрепарата. Нооклерин наиболее выражено снижал уровень МДА: в два раза – на фоне введения антибиотика и
в 1,2 – на 29-е сутки эксперимента (рис. 3).

Рис. 3. Содержание МДА, каталазы, глутатионпероксидазы,
СОД на 29-е сутки в плазме крови при цитотоксическом действии
доксорубицина на фоне введения мексидола, ЭМГП и нооклерина
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Доксорубицин снижал активность каталазы, глутатионпероксидазы и в большей степени СОД (на 23,16 % на 29-е сутки). Все изученные препараты сопровождения повышали активность СОД (мексидол увеличивал активность фермента на 37,7 %, нооклерин – на 25,4 %, ЭМГП – на 15,9 % на 29-е сутки). Все препараты при длительном введении повышали активность каталазы. Нооклерин и мексидол повышали активность глутатионпероксидазы к концу опыта.

Гепатотоксическое действие доксорубицина подтверждалось повышением активности цитолитических индикаторных ферментов. Активность АЛТ возрастала на 30,3 % после первой инъекции антибиотика на
8-е сутки до 0,43±0,02 ед./л (p < 0,001), (0,33±0,02 ед./л – в интактном контроле). Активность АСТ возрастала на 36,3 % до 0,3±0,02 мкт/л
(p < 0,001) при контрольных значениях 0,22±0,03 мкт/л. На 22-е и 29-е сутки после инъекций доксорубицина активность ЛДГ повышалась в 2,3 раза (858,36±8,13 ед./л, p < 0,001) и 1,7 раз (636,06±18,68 ед./л, p < 0,001) соответственно (в интактном контроле показатель составлял 365,52±10,93 ед./л). Максимальное повышение активности ЩФ доксорубицина гидрохлоридом (на 127 %) регистрировалось на 15-е сутки опыта. Все препараты сопровождения в равной степени снижали активность ЛДГ, мексидол максимально угнетал активность фермента на 29-е сутки в 1,8 раз. Нооклерин и ЭМГП уменьшали активность ЩФ в среднем в два раза в течение всего опыта. Активность АСТ и АЛТ в равной степени снижались исследуемыми антиоксидантами на 29-е сутки.

При введении доксорубицина регистрировалось резкое снижение синтеза мочевины на 8-е сутки и холестерина на 29-е сутки. Мочевинообразовательная и холестеринсинтезирующая функции печени при введении антиоксидантов восстанавливались. Мочевая кислота при использовании ЭМГП снижалась в 3,2 раза относительно показателя при инъекциях только доксорубицина и в 2,9 раза относительно интактного контроля. Концентрация билирубина при коррекции мексидолом, ЭМГП, нооклерином снижалась во все исследуемые сроки, на 29-е сутки – в два раза. Триглицериды препаратами сопровождения снижались до уровня интактного контроля.

Мексидол в большей степени, чем ЭМГП и нооклерин, проявил гепатопротекторную активность, восстанавливал детоксикационную способность печени и белоксинтезирующую функцию печени, увеличивая содержание общего белка сыворотки крови на 22 % на 29-е сутки и концентрацию альбуминов на 31 % на 15-е сутки эксперимента.

1.4. Изучение показателей перекисного окисления липидов в гомогенате печени, плазме крови и эритроцитах экспериментальных животных при введении доксорубицина и мексидола

У животных опытных групп, получавших доксорубицин, увеличивалось содержание малонового диальдегида и Fe-МДА в экстракте печени, плазме крови (табл. 4).

Таблица 4

Показатели ПОЛ и антиоксидантной активности в экстракте печени,
плазме крови и эритроцитах при введении доксорубицина и мексидола

Экспериментальные
группы

Показатели ПОЛ и антиоксидантной системы

МДА, мкмоль/л

Fe-МДА, мкмоль/л

Каталаза, мкмоль/л

I

ИК

в экстракте печени

10,83±1,43

19,03±1,15

1,59±0,49

в плазме крови

3,09±0,49

14,83±0,4

0,13±0,01

в эритроцитах

29,32±3,15

35,83±1,29

3,05±0,03

II

ДР

в экстракте печени

17,84±1,4*

28,44±0,85*

1,35±0,29

в плазме крови

3,95±0,61

16,44±0,85*

0,07±0,03*

в эритроцитах

25,56±2,28

36,44±2,85

3,14±0,05

III

ДР+М

в экстракте печени

9,29±0,85#

20,85±1,55#

1,59±0,25

в плазме крови

3,12±0,35

13,89±0,27#

0,11±0,02

в эритроцитах

26,82±2,25

34,45±1,25

3,12±0,08

Примечание. p0* – достоверность различий по отношению к данным интактных животных; p1# – достоверность различий по отношению к данным животных, получавших доксорубицин.

Максимальное значение этого увеличения при воздействии доксорубицина в экстракте печени для МДА составило 64 %,
Fe-МДА – 49 %. В плазме крови статистически значимые различия МДА не выявлены, уровень Fe-МДА увеличивался на 10,9 % (p0 < 0,05). При совместном применении доксорубицина с мексидолом (III группа) содержание МДА в экстракте печени экспериментальных животных статистически значимо снижалось на 47,93 % и Fe-МДА на 26,69 % относительно показателя при введении антибиотика, в плазме крови экспериментальных животных концентрация продукта ПОЛ соответствовала уровню интактных животных.

Изучение активности каталазы в печени, плазме и эритроцитах экспериментальных животных позволило выявить снижение активности фермента в печени и плазме крови, но статистически значимые различия установлены в плазме крови.

Изучение ПОЛ и антиоксидантной активности плазмы при опухолевом росте (табл. 5) показало достоверное увеличение МДА относительно интактных животных, повышение количества Fe-МДА и активности каталазы.

Таблица 5

Показатели ПОЛ и антиоксидантной активности
в сыворотке крови крыс с опухолью W-256

Группы

МДА

%

Fe-МДА

%

Каталаза

%

I

ИК

4,9±0,77

8,47±0,6

0,23±0,03

II

W-256+ДР

8,04±1,29*

+64,0

9,5±0,59

+12,2

0,27±0,04

+17,4

III

W-256+М

4,87±0,55#

–0,6–39,4

8,85±0,5

+4,5–6,85

0,32±0,09

+39,1+18,5

Примечание. * – достоверность различий по отношению к данным интактных животных; # – достоверность различий по отношению к данным животных, получавших доксорубицин.

Мексидол в исследуемой дозе снижал уровень МДА на 39,4 % относительно показателя II группы, но не снижал относительно интактного контроля. Уровень Fe-МДА и активность каталазы достоверно не отличались от таковых в I и II группах.

Таким образом, использование мексидола на фоне введения доксорубицина способствует нивелированию дисбаланса между прооксидантной активностью сыворотки крови и активностью ферментативного резерва системы антиоксидантной защиты.

1.5. Изучение показателей гемостаза у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256 при введении доксорубицина и мексидола

Изучение гемостаза при опухолевом росте выявило выраженные изменения в коагуляционном звене системы гемостаза – ускоряются внешние и внутренние механизмы образования протромбиназы, повышается концентрация фибриногена, содержание РФМК на фоне снижения АТ III и угнетения фибринолиза (табл. 6).

Таблица 6

Показатели гемостаза у крыс с опухолью W-256
при введении доксорубицина и мексидола

Исследуемые показатели

ИК

W-256

W-256+ДР

W-256+М

W256+Д+М

Время свертывания
венозной крови, мин

3,8±0,02

2,6±0,1*

2,65±0,27*

4,25±0,05*

3,6±0,076#

АЧТВ, с

49,12±0,39

36,3±0,96*

24,21±0,63*

47,39±0,35

42±0,35*#

Аутокоагулограмма, с

7,2±0,23

8,3±0,77*

5,31±0,5*

8,5±0,1*

8,3±0,82*#

Протромбиновый индекс, %

80,2±1,94

117,2±1,27*

125±1,0*

85,35±0,48

97,15±1,82#

Фибриноген, г/л

3,78±0,12

5,63±0,06*

5,0±0,04*

4,5±0,05*

4,95±0,03*

Тромбиновое время, с

28,23±0,15

18,5±0,5*

15,13±0,06*

25,24±0,17

23,5±0,09*#

Эуглобулиновый
фибринолиз, мин

120,6±4,39

173±10,1*

220±4,01*

150±19,2

180,1±1,68*#

Хагеманзависимый
фибринолиз, мин

5,6±0,66

10,38±1,73*

10,5±0,32*

9,2±1,32*

8,5±0,15*#

Ортофенатролиновый тест, мг/100 мл

3,0±0,7

7,0±0,1*

7,25±0,1*

5±0,1

5,62±0,11*#

Антитромбин III, %

78,52±2,9

60 ±2,6

38±2,8*

79±0,8

62,5±0,3*#

Агрегация тромбоцитов
с АДФ, с

15,4±0,3

12,5±0,2*

15,4±0,2

17,5±0,26*

16,5±0,1*

Агрегация тромбоцитов
с УИА, %

80±5,3

100±1,5*

90,3±1,8

90,2±2,5

97±0,9*

Агрегация тромбоцитов с ристомицином, с

11±0,01

10±0,05

8,5±0,1*

10,5±0,1

9±0,2*

Тромбоциты 109/л

189,25±9,9

160±5,5*

50±2,5*

150±5,5*

130±6,8*#

Мегакариоциты 106/л

110,5±5,1

90,5±4,6*

20,5±1,2*

100,5±2,5

90±3,6*#

Примечание. * – достоверность различий по отношению к данным интактных животных; # – достоверность различий по отношению к данным животных группы W-256+ДР (p < 0,05).

Гиперкоагуляция при опухолевом росте является определяющим фактором тромбоэмболических осложнений. Использование мексидола способствовало восстановлению тромбоцитарного и плазменно-коагуляционного звеньев гемостаза, что проявилось достоверно значимым удлинением времени свертывания венозной крови на 35,8 %, АКТ – на 56,3 %, снижением ПТИ на 22,28 %, активацией фибринолиза на 18,2 %, уменьшением количества РФМК на 22,49 %, восстановлением антитромбинового потенциала крови на 64,5 % относительно животных W-256+ДР. Мексидол лимитировал потери тромбоцитов и мегакариоцитов, которые регистрировались в опытной группе W-256+ДР до 74 %. Количество тромбоцитов и их предшественников возрастало в 2,6 и 4,4 раза.

1.6. Противоопухолевая и антиметастатическая эффективность
доксорубицина при раздельном и сочетанном применении с мексидолом

При определении темпа роста W-256 нами установлено, что средняя масса опухоли в III опытной группе была снижена по сравнению со II контрольной группой в два раза (табл. 7).

Таблица 7

Показатели терапевтической эффективности доксорубицина
при совместном применении с мексидолом у крыс с опухолью W-256

Группы

Масса опухоли, г

ИТР, %

Среднее число
метастазов
на одно животное

ИИМ, %

II

W-256

5,1±1,2

28,7±9,2

III

W-256+ДР

2,5±1,2

51,0

4,5±0,5*

84,3

IV

W-256+М

3,8±0,8

25,5

19,2±3,5

33,1

V

W-256+ДР+М

1,5±0,9*

70,6

1,3±0,9*#

95,5

Примечание. * – достоверность различий по отношению к данным животных W-256; # – достоверность различий по отношению к данным животных
W-256+ДР.

Минимальное значение массы первичной опухоли W-256 отмечалось в V группе при совместном применении доксорубицина и мексидола. Наибольший процент метастазирования был отмечен у крыс II группы. У животных, получавших доксорубицин и мексидол степень метастазирования снижалась на 95,5 %, тогда как антибиотик без коррекции снижал этот показатель только на 84,3 %. У животных II и IV групп статистически достоверных различий не отмечалось.

Таким образом, мексидол не снижает противоопухолевого эффекта доксорубицина в отношении первичного опухолевого узла. В группе с сочетанным введением мексидола и доксорубицина противометастатический эффект последнего повышается по сравнению с введением противоопухолевого препарата без коррекции, что, вероятно, связано с активацией антиоксидантом противосвертывающих и фибринолитических свойств крови.

II. Модификация препаратами сопровождения токсических
и терапевтических свойств циклофосфана

2.1. Оценка толерантности экспериментальных животных к высоким дозам циклофосфана при совместном применении с мексидолом, ЭМГП, нооклерином и их терапевтическая эффективность

Изучая собственную противоопухолевую активность препаратов сопровождения с антиоксидантным типом действия у мышей с лейкозом
L 1210, мы установили, что мексидол, ЭМГП, нооклерин самостоятельно не влияли на рост трансплантируемого лейкоза L 1210, но наблюдалась тенденция к увеличению средней продолжительности жизни экспериментальных животных (УСПЖ) в опытных группах с мексидолом и ЭМГП по отношению к группе сравнения (на 10 и 6,4 %). При комбинированном применении циклофосфана в терапевтической дозе 50 мг/кг с мексидолом и ЭМГП выявлено усиление лечебного эффекта циклофосфана, что выразилось в статистически значимом увеличении продолжительности жизни животных с опухолью по сравнению с аналогичным показателем при использовании циклофосфана в этой же дозе без препаратов сопровождения на 11,9 и 10,9 % (рис. 4).

УСПЖ, %

А                                 Б                                С Доза ЦФ, мг/кг

________ – Циклофосфан _ _ _ _ _ _  – Циклофосфан + антиоксиданты

Рис. 4. Показатели лечебного эффекта циклофосфана при раздельном
и совместном применении с мексидолом (А), ЭМГП (Б), нооклерином (С)

При использовании циклофосфана в дозе 75 мг/кг не выявлено усиления или снижения лечебного эффекта цитостатика при комбинированном применении с антиоксидантами. При использовании доз, превышающих терапевтические, проявился токсический эффект ЦФ: показатель увеличения средней продолжительности жизни животных с лейкозом L 1210 при увеличении дозы ЦФ от 75 до 100 мг/кг выходит на плато. При комбинированном применении ЦФ в дозе, превышающей терапевтическую –
100 мг/кг, с мексидолом, ЭМГП, нооклерином не отмечалось изменение лечебного эффекта ЦФ, что выразилось в практически полном совпадении продолжительности жизни животных с опухолью с аналогичным показателем при изолированном использовании циклофосфана в этих же дозах.

Таким образом, применение мексидола, ЭМГП, нооклерина безопасно в терминах их возможного стимулирующего воздействия на рост опухоли L 1210. Изученные антиоксиданты не обладают собственным противоопухолевым эффектом и не замедляют рост опухоли L 1210. При комбинированном применении мексидола и ЭМГП с ЦФ в нетоксических терапевтических дозах противоопухолевая эффективность цитостатика увеличивается, а в дозах с проявлением общей токсичности все изучаемые модификаторы не изменяют его противоопухолевой эффективности.

2.2. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината и нооклерина на гемостаз и клеточный состав периферической крови экспериментальных животных при введении циклофосфана

Установлено, что циклофосфан угнетал плазменно-коагуляционный гемостаз (рис. 5), о чем свидетельствует статистически значимое удлинение времени свертывания венозной крови на 14 %, АЧТВ – на 56,16 %, АКТ – на 131,9 % на 8-е сутки опыта, при этом восстановление прокоагулянтной активности плазмы крови  не наблюдалось и в отдаленном периоде. Нооклерин так же, как и мексидол, восстанавливает на 70 % основные показатели плазменно-коагуляционного гемостаза.

Рис. 5. Показатели гемостаза на 29-е сутки при цитотоксическом действии
циклофосфана на фоне введения мексидола, ЭМГП и нооклерина
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Концентрация фибриногена при введении циклофосфана снижалась на 29,2 % на 15-е сутки, на 31,9 % на 22-е сутки, на 19,7 % в конце эксперимента. Тромбиновое время удлинялось на 20,3 % после проведенного курса цитостатика. Сочетанное применение антиоксидантов в равной степени восстанавливало уровень фибриногена, на 29-е сутки эксперимента содержание фибриногена в опытных группах с мексидолом и ЭМГП соответствовало уровню у интактных кроликов. Тромбиновое время восстанавливалось мексидолом и нооклерином.

Циклофосфан угнетал антикоагулянтную и фибринолитическую активность. Так, наблюдалось снижение активности антитромбина III на
23,1 и 19,7 % на 22-е и 29-е сутки опыта соответственно, удлинение времени эуглобулинового и Хагеман-зависимомого фибринолиза во время инъекций циклофосфана. Следует отметить, что к концу опыта происходила резкая активация фибринолиза (в четыре раза).

Мексидол восстанавливал эуглобулиновый фибринолиз и XIIa-зависимый фибринолиз до уровня интактных животных на всех этапах исследования, ЭМГП – во второй половине эксперимента, нооклерин его угнетал. Все соединения с антиоксидантной активностью в равной степени восстанавливали антитромбиновый потенциал крови.

Повышение уровня РФМК на фоне циклофосфана наблюдалось у всех животных, на 29-е сутки содержание  РФМК возрастало на 55 %. Все антиоксиданты статистически значимо снижали количество растворимых фибрин-мономерных комплексов, особенно мексидол и ЭМГП.

О недостаточности сосудисто-тромбоцитарного звена гемостаза свидетельствовали снижение числа тромбоцитов в венозной крови до 52,00±9,84109/л (p < 0,001), что в 5,6 раз ниже по сравнению с их количеством у интактных животных, и угнетение адгезивно-агрегационной активности кровяных пластинок. Инъекции цитостатика индуцировали значительные потери костномозговых мегакариоцитов. После полного курса введения циклофосфана на 22-е сутки определялось 37,50±3,61109/л (p < 0,001) данных клеток, что в 3,7 раза меньше первоначального уровня. Еще через неделю мегакариоциты не обнаруживались вовсе. Все изучаемые соединения предупреждали развитие тромбоцитопении, мексидол проявил более выраженное действие. В опытных группах препараты сопровождения обеспечивали сохранность мегакариоцитарного ростка.

Нооклерин, мексидол и ЭМГП  предотвращали развитие анемии, вызванное циклофосфаном, в первые две недели эксперимента и снижали степень ее выраженности к концу наблюдения. Величины показателей красной крови в группах с коррекцией соединениями с антиоксидантной активностью статистически значимо не отличались между собой, а  дефицит эритроцитарного пула к концу эксперимента был в среднем на 30 % меньше, чем в контрольной группе.

Все препараты сопровождения предупреждали развитие лейкопении и омоложение нейтрофильного состава гранулоцитов крови, вызванные циклофосфаном. Применение препаратов с антиоксидантной активностью позволило сохранить другие разновидности лейкоцитов – моноциты, эозинофилы и лимфоциты венозной крови, причем мексидол и ЭМГП обеспечивали эту сохранность на протяжении всего эксперимента.

2.3. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина гемисукцината и нооклерина на биохимические показатели периферической крови экспериментальных животных на фоне введения циклофосфана

В плазме крови экспериментальных животных на фоне циклофосфана выявлено увеличение конечных продуктов липопероксидации (рис. 6), что проявлялось ростом уровня МДА, не исключая отдаленные периоды после прекращения введения цитостатика (до 71 % на 29-е сутки).

Рис. 6. Содержание МДА, каталазы, глутатионпероксидазы,
СОД на 29-е сутки в плазме крови при цитотоксическом действии
циклофосфана на фоне введения мексидола, ЭМГП и нооклерина
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Отмечалось статистически значимое снижение активности каталазы и СОД, максимально выраженное до 22,1 и 20,48 % к концу исследования. Активность глутатионпероксидазы не претерпевала резких отклонений от уровня интактного контроля. Препараты с антиоксидантной активностью в равной степени ограничивали процессы активации ПОЛ, стимулированные введением циклофосфана, уровень МДА снижался в два раза как в первой половине опыта, так и в отдаленном периоде. Все препараты повышали активность каталазы в среднем на 28,5 % на
29-е сутки опыта. ЭМГП вызывал повышение активности СОД с 15-го дня и до конца эксперимента – на 29-е сутки величина показателя была выше контрольной на 91 %. В отличие от других ферментов, активность глутатионпероксидазы под действием ЭМГП и нооклерина снижалась с 8-х суток относительно интактного контроля, что может быть связано с утилизацией большого количества липоперекисей и истощением компенсаторных возможностей АОС. У контрольных животных токсическое воздействие циклофосфана на целостность гепатоцитов характеризовалось максимальным повышением активности индикаторных ферментов цитолиза АЛТ в 1,4 раза на 8-е сутки, ЛДГ в два раза на 8-е сутки, ЩФ в 2,4 раза на 29-е сутки. Мексидол и нооклерин в равной степени снижали активность ЛДГ и ЩФ в среднем на 30 % относительно показателей контрольных животных. Активность АЛТ снижалась ЭМГП сопоставимо с мексидолом – на 20 % на фоне действия цитостатика.

Мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат, нооклерин устраняли состояние уремии, вызванной циклофосфаном. Мексидол снижал концентрацию мочевины до значений интактного контроля. ЭМГП и нооклерин уменьшали концентрацию креатинина на 30 %, мексидол на 10 % относительно показателей группы сравнения. Концентрация общего и прямого билирубина при коррекции мексидолом и нооклерином снижалась во все исследуемые сроки в среднем на 12 и 70 %. ЭМГП снижал только уровень прямого билирубина на 79 %. Циклофосфан вызывал повышение уровня триглицеридов до 102 % и холестерина до 235 %. Все препараты сопровождения статистически значимо снижали содержание холестерина и триглицеридов, мексидол проявлял более выраженный эффект, восстанавливая показатели до интактного контроля. Мексидол в большей степени проявил гепатопротекторную активность, восстанавливал белоксинтезирующую функцию печени, увеличивая содержание общего белка сыворотки крови на 17,2 %.

2.4. Изучение показателей перекисного окисления липидов в гомогенате печени, плазме крови и эритроцитах экспериментальных животных при введении циклофосфана и мексидола

У животных опытных групп, получавших цитостатик, увеличивалось содержание малонового диальдегида и Fe-МДА в экстракте печени и плазме крови (табл. 8). Максимальное значение этого увеличения при воздействии циклофосфаном в экстракте печени для МДА составило 58,4 %,
Fe-МДА – 47,3 %, в плазме крови для МДА – 39 %. При совместном применении циклофосфана с мексидолом (III группа) содержание МДА и
Fe-МДА в экстракте печени и плазме крови экспериментальных животных соответствовало уровню интактных животных. При определении МДА и Fe-МДА в эритроцитах экспериментальных животных не удалось выявить существенных различий в их содержании в контрольной и опытной группе, но следует отметить положительную тенденцию к увеличению АОА у животных, получавших антиоксидант мексидол.

Таблица 8

Показатели ПОЛ и антиоксидантной активности в экстракте печени, плазме крови и эритроцитах при введении циклофосфана и мексидола

Экспериментальные
группы

Показатели ПОЛ и антиоксидантной системы

МДА,
мкмоль/л

Fe-МДА, мкмоль/л

АОА, мкмоль/л

I

ИК

в экстракте печени

10,83±1,43

19,03±1,15

8,45±0,61

в плазме крови

3,09±0,49

14,83±0,4

10,45±0,61

в эритроцитах

29,32±3,15

35,83±1,29

7,45±1,07

II

ЦФ

в экстракте печени

16,32±1,27*

28,27±1,23*

11,27±0,89*

в плазме крови

4,32±0,37#

15,27±0,38

11,27±0,48

в эритроцитах

26,32±2,27

33,27±1,23

7,27±0,98

III

Ц+М

в экстракте печени

10,78±2,12#

20,15±1,75#

9,13±1,34

в плазме крови

3,02±0,12

14,10±0,24

10,03±0,10

в эритроцитах

27,77±2,24

34,15±1,17

10,09±2,13

Примечание. *p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным интактных животных; #p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным животных, получавших циклофосфан.

Изучение активности каталазы в печени, плазме и эритроцитах экспериментальных животных позволило выявить снижение активности фермента в печени и плазме крови (табл. 9), но статистически значимые различия установлены в плазме крови. Совместное применение циклофосфана с мексидолом приводило к повышению показателей активности каталазы, статистически значимые различия регистрировались в печени и плазме крови у животных III группы.

Таблица 9

Показатели активности каталазы при введении экспериментальным животным циклофосфана и мексидола

Экспериментальные группы

Среда

Печень

Плазма

Эритроциты

I

Интактный контроль

1,59±0,49

0,13±0,01

3,05±0,03

II

Циклофосфан

1,22±0,27

0,05±0,02*

3,17±0,08

III

Циклофосфан мексидол

2,12±0,25#

0,13±0,01#

3,34±0,07

Примечание. *p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным интактных животных; # p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным животных, получавших циклофосфан.

Таким образом, мексидол стабилизирует ПОЛ в экстракте печени, плазме крови и эритроцитах и восстанавливает систему антиоксидантной защиты организма на фоне циклофосфана.

2.5. Изучение терапевтической эффективности циклофосфана при раздельном и совместном применении с мексидолом у крыс с перевивной опухолью W-256

При определении темпа роста W-256 нами установлено, что средняя масса опухоли в III опытной группе была снижена по сравнению со II контрольной группой в 18,2 раза (табл. 10).

Таблица 10

Показатели терапевтической эффективности совместного влияния
циклофосфана и мексидола на рост опухоли W-256

Группы

Масса
опухоли, г

ИТР, %

Среднее число
метастазов на
одно животное

ИИМ, %

II

W-256

5,1±1,2

28,7±9,2

III

W-256+ЦФ

0,28±0,45*

94,5

5,8±2,8*

82,3

IV

W-256+М

3,8±0,8

25,5

19,2±3,5

33,1

V

W-256+ЦФ+М

0,25±0,3*

94,5

2,0±0,3*#

93,03

Примечание. * p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным животных W-256; #p < 0,05 – достоверность различий по отношению к данным животных W-256+ЦФ.

Минимальное значение первичной опухоли W-256 отмечалось
в V группе при совместном применении циклофосфана и мексидола. Наибольший процент метастазирования также был у крыс II группы. У животных, получавших циклофосфан и мексидол, степень метастазирования значительно снижалась – на 93,03 %, тогда как один цитостатик уменьшал только на 82,3 %. У животных II и IV групп статистически достоверных различий не отмечалось.

Таким образом, мексидол не снижает противоопухолевого эффекта циклофосфана в отношении первичного опухолевого узла, но в группе
с сочетанным введением мексидола и циклофосфана противометастатический эффект последнего повышается в 2,9 раза по сравнению с введением противоопухолевого препарата без коррекции.

III. Модификация препаратами сопровождения
токсических эффектов лучевого воздействия
на организм теплокровных животных

3.1. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина
гемисукцината и нооклерина на гемостаз и клеточный состав периферической крови экспериментальных животных при лучевом воздействии

При однократном гамма-облучении без применения препаратов сопровождения обнаружено угнетение плазменно-коагуляционного звена гемостаза, о чем свидетельствует статистически значимое удлинение времени свертывания венозной крови на 88,8 %, АЧТВ – на 32,2 %, времени достижения максимальной свертывающей активности – на 28,7 % на 8-е сутки после облучения по отношению к животным группы интактного контроля. Мексидол, ЭМГП, нооклерин укорачивали время свертывания крови на 58,2; 50,1; 23,5 % через неделю после облучения с приходом к норме на
22-е сутки (при облучении - на 29-е сутки). Значения АЧТВ и АКТ восстанавливались мексидолом и ЭМГП сразу после однократного облучения.

Радиоактивное воздействие приводило к гипофибриногенемии, максимальное снижение белка на 46,5 % регистрировалось на 15-е сутки

(рис. 7).

Рис. 7. Показатели гемостаза при облучении на фоне
введения мексидола, ЭМГП и нооклерина на 29-е сутки
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Все препараты коррекции препятствовали снижению концентрации фибриногена и поддерживали показатель на уровне интактного контроля. Облучение оказывало отрицательное действие на посткоагуляционный процесс: через неделю после облучения угнетались механизмы фибринолиза, на 15-е сутки после облучения регистрировалась ускоренная растворимость фибринового сгустка (особенно претерпевал изменения Хагеман-зависимый фибринолиз, активность которого на 15-е сутки возрастала на 90,72 %). Все используемые антиоксиданты ограничивали ускоренную растворимость фибриногена. В крови исследуемых животных после облучения, особенно в отдаленном периоде сохранялись на высоком уровне растворимые фибрин-мономерные комплексы. На 29-е сутки уровень РФМК повышался в 1,8 раза. Исследуемые препараты снижали уровень РФМК, однако показателей интактного контроля не достигали. О недостаточности сосудисто-тромбоцитарного звена гемостаза свидетельствует угнетение адгезивно-агрегационной активности тромбоцитов и снижение их числа в венозной крови. Агрегационную активность тромбоцитов повышали ЭМГП и нооклерин, мексидол практически не оказывал влияния на свойства кровяных пластинок.

Радиоактивное воздействие индуцировало тромбоцитопению тяжелой степени без признаков восстановления на всех этапах наблюдения, максимальное снижение до 60,00±8,66109/л (p < 0,001) регистрировалось на 15-е сутки после воздействия. Применение мексидола обеспечило почти полную сохранность тромбоцитов венозной крови, через неделю после лучевого удара их количество составляло 200,00±4,71109/л, на 29-е сутки –160,00±5,07109/л. ЭМГП и нооклерин в меньшей мере способствовали восстановлению тромбоцитарного пула.

Однократно поглощенная лучевая энергия повреждала мегакариоцитарный росток и уменьшала тем самым количество костномозговых мегакариоцитов от 133,77±22,03106/л до 27,78±3,29106/л в течение 14 дней после воздействия. Мексидол защищал мегакариоцитарный росток костного мозга на протяжении всего эксперимента, нооклерин ограничивал сокращение мегакариоцитов, к 29-му дню их дефицит составлял 20 % от исходного контроля. ЭМГП не восстанавливал мегакариоцитопению.

На фоне лучевого повреждения в венозной крови животных всех экспериментальных групп развивалась нормохромная гипорегенераторная анемия. Статистически значимый рост показателя на 23 % относительно контрольных цифр отмечался в группе с дополнительным введением мексидола. У животных, получавших инъекции нооклерина и ЭМГП, общее количество лейкоцитов к 29-му дню статистически значимо не отличалось друг от друга и от величины интактных животных, в группе с мексидолом количество лейкоцитов было ниже интактного контроля на 25 %, но превышало цифры в контрольной группе с облучением на 14 %. Во всех группах с сочетанным введением препаратов с антиоксидантным типом действия снижалась степень омоложения лейкоцитарного состава периферической крови. Моноцитопения, вызванная лучевым повреждением, корректировалась ЭМГП и нооклерином с 22 суток. Морфологически измененные клетки крови имели место во всех экспериментальных группах в первые три недели. В группах с ЭМГП и мексидолом на 29-е сутки данные клетки не определялись.

Таким образом, однократное облучение создает все условия для нарушений как плазменно-коагуляционных процессов, так и сосудисто-тромбоцитарных реакций, и угнетения костно-мозгового кроветворения, особенно на первой неделе исследования. Мексидол, в большей степени чем другие используемые препараты сопровождения, нормализует как сосудисто-тромбоцитарные механизмы, что проявляется в сохранности самих кровяных пластинок и их свойств, так и коагуляционные и фибринолитические свойства крови. Это может быть основанием для рекомендации препарата к применению при нарушениях гемостаза после радиоактивных воздействий.

3.2. Изучение влияния мексидола, этилметилгидроксипиридина
гемисукцината и нооклерина на биохимические показатели крови экспериментальных животных при облучении

При лучевом воздействии в плазме крови экспериментальных животных отмечался рост уровня МДА на 8-е сутки с 7,35±0,21 мкмоль/л до 13,62±0,05 мкмоль/л (p < 0,001), на 15-е сутки и дальше – в среднем
в 1,5 раза (рис. 8).

Рис. 8. Содержание МДА, каталазы, глутатионпероксидазы, СОД на 29-е сутки при лучевом воздействии на фоне введения мексидола, ЭМГП и нооклерина
(*p < 0,05 – достоверность отличия с данными интактной группы;
**p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы)

Мексидол снижал уровень МДА с 8-х суток эксперимента до значений в контроле. ЭМГП и нооклерин снижали МДА ниже контрольных значений. Облучение способствовало снижению активности каталазы и СОД с 8-х суток и до конца опыта в среднем на 25,4 и 21,4 %, глутатионпероксидазы – только в первой половине эксперимента. Во всех опытных группах отмечалось увеличение СОД, в большей степени при инъекциях мексидола. Соединения с антиоксидантным действием значительно меньше изменяли активность каталазы и глутатионпероксидазы.

Лучевое воздействие оказывало гепатотоксическое действие, о чем свидетельствует повышение активности индикаторных цитолитических ферментов. Максимальное повышение ферментов АЛТ, АСТ и ЩФ
в среднем в два раза регистрировалось на 15-е сутки. Активность ЛДГ на
29-е сутки возрастала на 81,9 %. Мексидол и ЭМГП снижали активность АЛТ и АСТ у всех животных относительно показателей у облученных животных. Мексидол угнетал активность ЛДГ на 29-е сутки на 32,3 %. ЭМГП и нооклерин снижали активность ЩФ в среднем на 57 % относительно соответствующего показателя облученных животных и в среднем в 1,8 раза относительно интактного контроля.

Уровень мочевины повышался в течение трех недель после однократного облучения и на 29-е сутки снижался в 2,15 раза относительно интактного контроля. Мексидол, ЭМГП, нооклерин повышали уровень мочевины на 29-е сутки почти в два раза относительно ее содержания у облученных животных, что говорит об активном восстановлении мочевинообразовательной функции печени.

Содержание креатинина, мочевой кислоты при введении соединений с антиоксидантной активностью определялось ниже их уровня при облучении и приближалось к значениям интактного контроля. Концентрации общего и прямого билирубина при коррекции мексидолом, ЭМГП, нооклерином достоверно снижались во все исследуемые сроки относительно облученных животных. В конце исследования уровни триглицеридов и холестерина снижались во всех опытных группах.

Лучевое воздействие ингибировало белоксинтезирующую функцию печени. Содержание общего белка сыворотки крови у животных снижалось на 22,7 % к 15-м суткам. Отрицательная динамика наблюдалась при определении содержания альбуминов. Изменения белкового спектра сыворотки крови при облучении характеризовались снижением всех фракций особенно к 15-м суткам, что проявлялось в снижении фракции 1 в 1,3 раза, 2 – в 3,6 раза, – в два раза, – в 2,8 раза. Мексидол, ЭМГП, нооклерин восстанавливали белоксинтезирующую функцию. Содержание общего белка сыворотки крови у животных и концентрация альбуминов увеличивались. Изменения белкового спектра сыворотки крови при введении препаратов сопровождения с антиоксидантным действием характеризовались повышением всех фракций к
15-м суткам. Таким образом, лучевое повреждение оказывало гепатотоксическое действие, которое проявлялось в развитии цитолитического синдрома, угнетении белково-, мочевиносинтезирующей функции печени. Изучаемые препараты с антиоксидантным действием  полностью восстанавливали эти функции печени.

IV. Коррекция мексидолом гемостаза и метаболического статуса
у больных раком молочной железы на фоне радикальной
мастэктомии и полихимиотерапии

Наши исследования показали, что у большинства больных, страдавших злокачественными опухолями молочной железы, имеются глубокие нарушения системы свертывания крови, выражающиеся гиперкоагуляцией. Так, из 85 % больных, страдавших опухолью этой локализации, выявлено предтромботическое состояние, у остальных больных данные коагулогического обследования указывали на нормокоагуляцию. В предоперационном периоде ни в одном случае рака молочной железы I–III степени не наблюдали состояния гипокоагуляции и связанной с ней кровоточивости.

Выявленная при раке молочной железы гиперкоагуляция всегда сопровождалась высоким содержанием фибриногена в плазме. У обследуемых больных количество фибриногена было выше нормы на 49,3 %. Кроме того, на фоне гиперфибриногенемии обнаруживался фибриноген В, что свидетельствовало о развитии патологического внутрисосудистого свертывания крови по типу ДВС-синдрома.

На фоне повышенной активности прокоагулянтов противосвёртывающие механизмы системы гемостаза у больных раком молочной железы угнетены. В частности, активность антитромбина III была на 18,2 % ниже, чем у лиц контрольной группы.

Изменения в системе гемостаза четко коррелировали со стадией развития опухолевого процесса: по мере метастазирования опухоли статистически значимо укорачивалось время свёртывания крови, возрастала толерантность плазмы к гепарину, увеличивалась концентрация фибриногена, угнеталась активность АТ III и фибринолиза, чаще обнаруживалась положительная реакция на фибриноген В.

В послеоперационном периоде также отмечены глубокие изменения в системе свертывания крови у больных раком молочной железы
(табл. 11). Сразу же после оперативного вмешательства возникала выраженная гиперкоагуляция. 

Таблица 11

Показатели свертывания крови у больных раком молочной железы
до и после операции на фоне введения мексидола

Показатели

Перед операцией

После операции без мексидола/с мексидолом

Первый

день

Третий

день

Пятый

день

Седьмой

день

При
выписке

Время свертывания крови
по Ли-Уайту, с 

383,1±7,3

310,2±8,4*

308±7,5

301±7,3

325,7±6,4

357,3±8*

330,5±5,2

350±1,5

345±3,2

370±2,5

370±5,4

Каолиновое
время, с

70,1±4,4

66,3±3,8

63,7±4,3

60,2±4,8

68,4±5,1

74,3±4,8

70,3±3,8

75,7±4,3

85,2±4,8

92,4±5,1

95,3±4,8

Кефалин-каолиновое
время плазмы, с 

40±2,1

36,7±2,3

31,4±2,8*

32,3±1,9

35,6±1,8

42±2,1*

45,5±2,5

45,5±2,5

52,3±2,0

50,6±2,0

52±1,5

Фибриноген, г/л

 

3,97±0,02

2,90±0,05*

3,0±0,03

3,32±0,02*

3,49±0,04*

3,42±0,02*

3,0±0,04

2,9±0,02

2,9±0,03

3,2±0,04

3,0±0,01

Протромбиновое
время, с

30,0±0,3

29,1±0,2

26,7±0,3*

26,3±0,3*

29,2±0,2

29,4±0,3

30,5±0,1

30,5±0,0

35,0±0,0

35,5±0,1

35,5±0,1

Толерантность
плазмы
к гепарину, с 

400±10,1

304±3,2*

290±6,7

260±5,3*

300±4,7

510±3,1*

500±5,5

550±10,5

530±7,5

550±10,5

650±10,5

Активность
антитромбина III, с

36,3±2,43

32,8±1,43

29,1±1,23

27,7±2,1*

32,4±1,8

39,7±1,7*

35,5±1,5

42,2±1,2

40,5±0,9

45,5±1,1

45,5±0,5

Эуглобулиновый фибринолиз, мин

132,2±5,1

104,5±7,1*

111,7±7,8

128,9±6,7*

130,3±5,3*

125,3±5,1*

120,5±5

115,5±5,5

110,5±2,5

110,5±2,5

115,5±2,5

Этаноловый
тест

2+

+

+

-

+/+

+

Протамин-

сульфатный тест

2+

+

+

+

+/+

+

Фибриноген В

–/+

2+

2+

+

+

+

Примечание. Данные после операции (первый день) сопоставлены с данными перед операцией; на 3-и, 5-е, 7-е сутки и при выписке с первым послеоперационным днем (*p < 0,05); p < 0,05 – достоверность различий с мексидолом по отношению к данным без мексидола.

Толерантность плазмы к гепарину возрастала на 24 %, количество фибриногена снижалось на 27 %, чаще обнаруживались промежуточные продукты превращения фибриногена в фибрин. Все эти факты говорят о наличии внутрисосудистой активации свёртывания крови, что опасно развитием коагулопатии потребления с последующим возникновением тромбоэмболических осложнений в раннем и отдаленном послеоперационных периодах.

Более глубокие нарушения в системе свертывания крови наблюдались в конце первой недели после операции. В это время активность прокоагулянтов еще больше повышалась, что проявлялось в ускорении времени свёртывания крови, времени рекальцификации плазмы, каолинового и кефалин-каолинового времени плазмы. Гепариновая активность крови изменялась незначительно, но повышалась толерантность плазмы к гепарину. После радикальных операций у большинства больных раком молочной железы уровень фибриногена повышался, особенно значимо с 5-х суток.
У некоторых больных этой группы нормальные показатели уровня фибриногена сочетались с повышенной фибринолитической активностью. Фибринолитическая активность у большинства больных (60 %) на 3-5-е сутки понижалась. В этот период положительные тесты на фибриноген В были отмечены у 66 % больных.

Таким образом, на 5–6-й день послеоперационного периода чрезвычайно высока опасность возникновения тромбоза. Согласно данным литературы (Сомонова О. В., 2008), именно в этот период после операции наступает предтромботическое состояние, которое клинически проявляется у 4 % оперированных больных тромбофлебитом нижних конечностей.

Послеоперационный период у больных раком молочной железы, которым дополнительно вводили мексидол (5 % раствор 2 мл) внутривенно по 100 мг два раза в сутки в течение 10 дней, характеризовался восстановлением функционального состояния гемостаза. На фоне мексидола у значительного числа больных восстанавливались внешние и внутренние механизмы плазменного гемостаза, нормализовалась активность антитромбина III.

Несмотря на развитие гиперфибриногенемии, на фоне мексидола у больных в послеоперационном периоде практически не выявлялись растворимые фибрин-мономерные комплексы. При выписке этаноловый и протамин-сульфатный тесты были отрицательны у всех пациентов, тогда как у половины пациентов, не получавших антиоксидантную терапию, они были положительные.

Оценку фибринолитической активности крови осуществляли по показателям эуглобулинового фибринолиза. Во второй группе пациентов частота выявляемости депрессии фибринолиза снизилась до 20 %.

Таким образом, мексидол корригировал состояние гемостаза на фоне проводимого хирургического лечения, при этом число пациентов с гиперкоагуляцией уменьшалось. Комплексная адъювантная терапия с применением мексидола повышает эффективность операционного метода лечения злокачественных новообразований, предупреждая развитие тромбоэмболических осложнений.

Анализируя коагулограммы обследованных больных после радикальной мастэктомии и больных, получавших химиотерапию, была обнаружена различная степень изменений функционального состояния гемостаза. Результаты наших исследований свидетельствуют, что гиперкоагуция больше выражена при химиотерапии, чем после радикальной мастэктомии.

Результаты исследования состояния гемостаза на фоне химиотерапии у больных раком молочной железы выявили наличие гиперкоагуляции, развитие ДВС-синдрома и депрессию фибринолитической активности крови (табл. 12).

Таблица 12

Показатели свертывания крови у больных раком молочной железы
на фоне химиотерапии и мексидола

Показатели

Перед
химио-терапией

На фоне химиотерапии / с мексидолом

Первая

неделя

Вторая

неделя

Третья

неделя

В отдаленном периоде

Время свертывания крови, с 

340,1±10,5

321,2±5,5*

264±5,5*

300±10,5*

330,7±12,5

480,5±5,5

450±5,0

480±10,5

540±10,5

АЧТВ, с 

53,7±4,4

32,7±3,8*

28,7±4,3*

29,2±4,8*

43,4±5,1

42,3±3,8

55,7±4,3

55,2±4,8

52,4±5,1

АКТ, с 

12,0±2,1

10,7±2,3

9,4±2,8

9,3±1,9

10,6±1,8

12,5±2,5

13,5±2,5

14,3±2,0

10,6±2,0

Фибриноген, г/л 

3,5±0,02

4,90±0,05*

5,5±0,03*

5,32±0,02*

4,49±0,04*

4,2±0,04

3,9±0,02

3,5±0,03

3,2±0,04

ПТИ, %

83,0±0,3

93,1±0,2

96,7±0,3*

96,3±0,3*

120,2±0,2*

83,5±0,1

80,5±0,09

85,0±0,05

85,5±0,1

Тромбиновое
время, с 

14,8±1,1

10,8±1,0*

10±0,1*

8±0,5*

12±0,5

14,9±1,5

12±1,5

12±0,5

14±1,5

Активность
антитромбина III, %

87,3±2,43

67,3±1,43*

60,1±1,23*

60,7±2,1*

75,4±1,8

95,5±1,5

85,2±1,2

85,5±0,9

95,5±1,1

ХЗФ, мин

8,0±0,05

4±0,5*

8±0,4

7±0,04

12±0,9*

9±0,5

8±1,05

8±1,5

6±1,2

Эуглобулиновый фибринолиз, мин

180,0±10,5

240,5±5,1*

240,7±5,5*

220,9±10,5

200,3±5,5

150,5±5,5

150,5±5,0

130,5±1,5

180,5±2,0

РФМК10–2/л

6,0±0,01

10±0,01*

11±0,02*

10±0,05*

6±0,01

6±0,01

5±0,01

4±0,01

4±0,02

Примечание. Данные на фоне химиотерапии сопоставлены с данными перед химиотерапией (*p < 0,05 – достоверность отличия с данными до химиотерапии; p < 0,05 – достоверность отличия с данными контрольной группы на фоне мексидола).

Мексидол устранял развитие гиперкоагуляции у больных раком молочной железы, уменьшал проявления хронического ДВС-синдрома в отдаленные сроки наблюдения, о чем свидетельствовало уменьшение числа больных с повышенными показателями растворимого фибрин-мономера
с 70 % в первой группе до 7 %.

Антиоксидант статистически значимо снижал число пациентов с лейкопенией и нейтропенией, наблюдаемыми на высоте химиотерапевтического лечения с 50 до 20 % и с 20 до 7 %.

Мексидол проявлял гепатопротекторное действие, уменьшая частоту и степень тяжелого токсического повреждения печени, что проявилось
в снижении активности индикаторных ферментов цитолиза АЛТ, АСТ
в 3,6 и 6,7 раза в 35 % случаев. Частота случаев снижения ЛДГ под влиянием антиоксиданта составляла 1,8 раза.

Мексидол восстанавливал белковосинтетическую функцию печени. Количество больных со сниженными показателями общего белка и альбуминов снизилось до 45 %.

У больных на фоне химиотерапии статистически значимо повышался уровень общего билирубина на 25 %, холестерина – в шесть раз и триглицеридов – в два раза у 80 % больных. На фоне мексидола число больных с измененными показателями значительно снижалось до 50 %.

Введение мексидола больным на фоне химиотерапии достоверно снижало уровень МДА, ЦИК, средних пептидов, как в середине цикла химиотерапии, так и в конце лечения. Уровень МДА при введении мексидола у 100 % больных восстанавливался до показателей здоровых пациентов. Мексидол снижал до 54,6 % число пациентов с измененными значениями меди, уменьшилась и выраженность данных нарушений.

Проводимая коррекция антиоксидантом устраняла частоту и выраженность гипокалиемии и гипокальциемии, развивающихся на фоне химиотерапии, уменьшала число больных со сниженными значениями железа до 55 %.

Таким образом, мексидол, включенный в схему химиотерапевтического лечения больных раком молочной железы, корригировал побочные эффекты проводимой цитостатической терапии, уменьшал частоту развития тошноты, рвоты, лейкопении, тяжелой нейтропении.

Мексидол проявлял гепатопротекторное действие, уменьшая частоту и степень тяжелого токсического повреждения печени, развитие синдрома протеолиза, нарушения липидного обмена. Антиоксидант уменьшал выраженность проявлений синдрома эндогенной интоксикации, ограничивал процессы пероксидации, нормализовывал электролитный состав крови, корригировал нарушения обмена меди в организме. Мексидол уменьшал выраженность проявлений ДВС-синдрома.

Наши исследования показали, что применение мексидола в качестве терапии сопровождения оказывало позитивное влияние на процессы лечения и реабилитации больных раком молочной железы.

ВЫВОДЫ

1. Мексидол, этилметилгидроксипиридина гемисукцинат в комбинации с высокими дозами доксорубицина и циклофосфана повышали продолжительность жизни животных с экспериментально перевитой асцитной формой опухоли Эрлиха и лейкозом L 1210.

2. Цитостатическое и лучевое воздействие приводило к активации процессов липопероксидации, недостаточности антиоксидантной системы крови и тканей, угнетению плазменно-коагуляционного и сосудисто-тромбоцитарного звеньев гемостаза, депрессии фибринолиза и инактивации антикоагулянтов с резким повышением маркеров внутрисосудистого тромбообразования – РФМК.

3. Расстройства коагуляционного потенциала крови у животных с карциномой W-256 коррелируют с активацией свободнорадикального окисления. Под действием доксорубицина нарастает активация свободнорадикальных процессов и усугубляются нарушения в системе гемостаза. Применение мексидола совместно с доксорубицином при экспериментальной терапии W-256 вызывало восстановление процессов ПОЛ, состояния тромбоцитарного и плазменно-коагуляционного звеньев системы гемостаза.

4. Мексидол не снижает противоопухолевого эффекта доксорубицина и циклофосфана в отношении первичного опухолевого узла и легочных метастазов у экспериментальных животных с карциномой Уокера-256.

5. Нарушения клеточного состава венозной крови, коагуляционного потенциала, метаболические изменения, являющиеся проявлениями цитостатического поражения, вызванного введением доксорубицина и циклофосфана или лучевым воздействием, поддаются частичной коррекции под влиянием ЭМГП и нооклерина. Мексидол проявил более выраженные цитопротекторные свойства как в условиях острого лучевого воздействия, так и при цитостатическом повреждении.

6. Мексидол восстанавливает гемостатические свойства крови у больных раком молочной железы с 3-х суток после мастэктомии и снижает частоту развития тромботических и тромбоэмболических осложнений на 15 %.

7. Мексидол снижает частоту развития и степень тяжести синдрома эндогенной интоксикации, корригирует нарушения электролитного и микроэлементарного состава плазмы крови, снижает частоту и выраженность лейкопении у больных раком молочной железы. Гепатопротекторное действие мексидола проявляется в ограничении синдрома цитолиза, уменьшении частоты нарушений белковосинтезирующей и холестеринсинтезирующей функции печени при проведении химиотерапевтического лечения у больных раком молочной железы.

8. Оценка состояния процессов перекисного окисления липидов, системы гемостаза, количественный состав индикаторных ферментов цитолиза позволяют контролировать качество проводимой радио- и химиотерапии, а также течение послеоперационного периода, что расширяет возможности целенаправленного применения мер фармакологической коррекции нарушений гомеостатической функции организма с целью профилактики развития побочных эффектов цитотоксического воздействия и хирургической агрессии при лечении онкологических больных.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Целесообразно дальнейшее проведение доклинических и клинических испытаний изученных препаратов сопровождения антиоксидантного действия – ЭМГП и нооклерина в качестве фармакологических агентов, понижающих риск и выраженность развития побочных эффектов противоопухолевой и лучевой терапии.

2. Необходим постоянный мониторинг процессов свободнорадикального окисления и гемокоагуляции, функционального состояния печени по показателям уровня МДА, активности ферментов антиоксидантной защиты крови, показателям прокоагулянтной, антикоагулянтной, фибринолитической активности плазмы крови, состояния тромбоцитарного звена системы гемостаза, индикаторным ферментам цитолиза АлАТ, АсАТ, ЛДГ, ЩФ с целью своевременной коррекции гомеостаза препаратами сопровождения.

3. Участие процессов свободнорадикального окисления в механизмах развития синдромов цитолиза, печеночно-клеточной недостаточности, гемокоагуляционных нарушений при опухолевом росте, химио- и лучевом повреждении диктует необходимость включения в протокол лечения онкологических больных препаратов сопровождения преимущественно с антиоксидантным типом действия.

4. Целесообразно включение мексидола в комплексную терапию онкологических заболеваний как препарата с наиболее выраженными антиоксидантными, гепато- и цитопротекторными свойствами в качестве адъювантного метода лечения, патогенетически обоснованного при радикальной мастэктомии, химио- и радиотерапии.

5. Целесообразно продолжение применения мексидола после выписки из стационара для предупреждения отдаленных побочных эффектов радио- и химиотерапии, так как он сохраняет способность оказывать нормализующее влияние на процессы перекисного окисления липидов при длительном введении.

6. Полученные данные расширяют представление о фармакодинамике антиоксидантов и могут быть включены в программы обучения по фармакологии, патологической физиологии и онкологии для подготовки специалистов медицинского профиля.

Список сокращений

ПОЛ – перекисное окисление липидов

МДА – малоновый диальдегид

СОД – супероксиддисмутаза

ГП – глутатионпероксидаза

АОС – антиоксидантная система

МЕК – мексидол

ЭМГП – 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина гемисукцинат

НК – нооклерин

ДЦ – доксорубицин

ЦФ – циклофосфан

W-256 – карцинома Уокера-256

АЧТВ – активированное частичное тромбопластиновое время

АКТ – аутокоагуляционный тест

ПТИ – протромбиновый индекс

РФМК – растворимые комплексы фибрин-мономера

ХЗФ – XIIа-калликреин- зависимый фибринолиз

УИА – универсальный индуктор агрегации

АТ-III – антитромбин III

ДВС – диссеминированное внутрисосудистое свертывание

АлАТ – аланинаминотрансфераза

АсАТ – аспартатаминотрансфераза

ЩФ – щелочная фосфатаза

ЛДГ – лактатдегидрогеназа

ЦИК – циркулирующие иммунные комплексы

ИИМ –  индекс ингибирования процесса метастазирования

ИТРО – индекс торможения роста массы первичной опухоли

УСПЖ – увеличение средней продолжительности жизни  животных

СПИСОК РАБОТ,
ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Характеристика функционального состояния гемостаза у больных раком молочной железы / Н.И. Микуляк, Н.С. Русейкин, Г.Ф. Вдовина, И.В. Светликова // XXIV Огаревские чтения: тез. науч. конф. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1995. – С. 54–55.
  2. Изменение гемостаза у больных раком молочной железы в динамике лечения / Н.И. Микуляк, А.С. Кинзирский, Н.С. Русейкин и др. // Вестн. Мордов. ун-та. – 1996. – № 1. – С. 58–60.
  3. Микуляк, Н.И. Функционирование системы гемостаза при опухолевом росте / Н.И. Микуляк // Междунар. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения А.М. Уголева «Механизмы функционирования висцеральных систем». – СПб., 2001. – С. 242–243.
  4. Миелопротекторный эффект мексидола при химиотерапии циклофосфаном / Л.В. Ионичева, А.В. Зорькина, И.С. Жоголева и др. // Междунар. науч.-практ. конф. «Здоровье и образование – XXI век». – М., 2002. – С. 208.
  5. Микуляк, Н.И. Фармакологическая коррекция гемостаза у онкобольных / Н.И. Микуляк, Д.М. Пучиньян, Л.В. Ионичева // Материалы конф. «Лабораторные исследования в хирургии, акушерстве и травматологии». – Саратов, 2002. – С. 61.
  6. Ионичева, Л.В. Состояние гемопоэза при химиотерапии / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, Д.М. Пучиньян // Материалы конф. «Лабораторные исследования в хирургии, акушерстве и травматологии». – Саратов, 2002. – С. 99.
  7. Влияние мексидола на гемостаз в эксперименте / Н.И. Микуляк, О.О. Соломанина, Л.В. Ионичева и др. // Материалы науч.-практ. конф. – Смоленск, 2003. – С. 45.
  8. Миелопротекторный эффект мексидола при доксорубициновой супрессии гемопоэза в эксперименте / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк,
    С.И. Клейменова, Е.П. Рыбас // Междунар. юбил. симп. «Актуальные проблемы науки и образования». – Пенза, 2003. – Т. 1. – С. 135–137.
  9. Протективное действие мексидола при токсических нарушениях клеточного состава крови в эксперименте / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, С.И. Клейменова и др. // Материалы науч.-практ. конф. «Актуальные вопросы современной клинической медицины» / XIV науч. чтения памяти акад. Н.Н. Бурденко. – Пенза, 2004. – С. 112–113.
  10. Соломанина, О.О. Экспериментальная миокардиодистрофия, индуцированная доксорубицином / О.О. Соломанина, Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева // Материалы III Междунар. науч.-практ. конф. «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных». – Пенза, 2005. – С. 96–98.
  11. Харитонова, Е.А. Оценка антиметастатической эффективности противоопухолевых антибиотиков / Е.А. Харитонова, Н.И. Микуляк,
    А.С. Кинзирский // Материалы III Междунар. науч.-практ. конф. «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных». – Пенза, 2005. – С. 101–103.
  12. Харитонова, Е.А. Моделирование токсической гепатопатии в эксперименте / Е.А. Харитонова, Н.И. Микуляк // Материалы III Междунар. науч.-практ. конф. «Новые медицинские технологии в охране здоровья здоровых, в диагностике, лечении и реабилитации больных». – Пенза, 2005. – С. 103–105.
  13. Миелопротекторные свойства мексидола при цитостатических повреждениях системы крови / Л.В. Ионичева, А.В. Зорькина, С.И. Клейменова и др. // Общество, здоровье, лекарство: материалы Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. памяти Я.В. Костина. – Саранск, 2005. – С. 57.
  14. Миелопротекторная активность мексидола в условиях гемопоэзсупрессирующего воздействия антибластомных средств в эксперименте / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, А.В. Зорькина, С.И. Клейменова // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2005. – № 2(17). – С. 8–14.
  15. Микуляк, Н.И. Изучение противоопухолевого эффекта доксорубицина при раздельном и совместном применении с мексидолом /
    Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, О.О. Соломанина // VII междунар. конгр. «Здоровье и образование в XXI веке». – М., 2006. – С. 340.
  16. Изучение влияния мексидола на некоторые показатели гемостаза при химиотерапии / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, Л.А. Журавлева, Л.В. Ионичева // VII междунар. конгр. «Здоровье и образование в XXI веке». – М., 2006. – С. 340–341.
  17. Продуктивность гемопоэза в условиях продолжительного внутривенного курса вливаний нооклерина / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк,
    И.Н. Кустикова, И.Я. Моисеева // VII междунар. конгр. «Здоровье и образование в XXI веке». – М., 2006. – С. 209–210.
  18. Микуляк, Н.И. Коррекция мексидолом сосудисто-тромбоцитарных, коагуляционных реакций при противоопухолевой терапии доксорубицином / Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева // Актуальные проблемы медицинской науки и образования: материалы межрегион. науч. конф. – Пенза, 2007. – С. 103–104.
  19. Миелопротекторный эффект мексидола / Л.В. Ионичева,
    И.Н. Кустикова, Н.И. Микуляк, А.И. Зиновьев // Материалы Всерос. конгр. лучевых диагностов. – М., 2007. – С. 150–151.
  20. Изучение влияния этилметилгидроксипиридина гемисукцината на некоторые показатели гемостаза при химиотерапии / Н.И. Микуляк,
    Ю.А. Кинзирская, Л.В. Ионичева и др. // VIII междунар. конгр. «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации». – М., 2007. – С. 426.
  21. Миелопротекторная активность некоторых производных
    3-оксипиридина / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, И.Н. Кустикова, Л.А. Журавлева // VIII междунар. конгр. «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации». – М., 2007. – С. 287.
  22. Изучение влияния мексидола и этилметилгидроксипиридина гемисукцината как антитоксических модификантов / Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева, И.Н. Кустикова, А.И. Микуляк // Вестн. новых мед. технологий. – 2007. – Т. XIV, № 4. – С. 135–137.
  23. Изучение противоопухолевого эффекта циклофосфана при раздельном и совместном применении с мексидолом / Н.И. Микуляк,
    Ю.А. Кинзирская, О.О. Соломанина, И.Я. Моисеева // Материалы XII науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов Мордов. гос. ун-та
    им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2: Естественные и технические науки. – Саранск, 2007. – С. 111–112.
  24. Фармакологическая коррекция сосудисто-тромбоцитарных, коагуляционных реакций при противоопухолевой терапии доксорубицином / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, И.Я. Моисеева, Л.В. Ионичева // Материалы XII науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов Мордов. гос. ун-та им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2: Естественные и технические науки. – Саранск, 2007. – С. 121–129.
  25. Степень эффективности гемопоэза на фоне длительного применения нооклерина / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, С.И. Клейменова и др. // Материалы XII науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов Мордов. гос. ун-та им. Н.П. Огарева: в 2 ч. Ч. 2: Естественные и технические науки. – Саранск, 2007. – С. 15–17.
  26. Изучение противоопухолевого и антиметастатического эффектов противоопухолевых антибиотиков при раздельном и совместном применении с мексидолом / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, О.О. Соломанина, Л.В. Ионичева // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2007. – № 3. – С. 10–17.
  27. Микуляк, А.И. Изучение влияния мексидола как антитоксического модификатора / А.И. Микуляк, Н.И. Микуляк, О.О. Соломанина //
    XIX Внутривуз. науч.-техн. конф. проф.-преподавательского состава и студентов: тез. докл. / под ред. д-ра техн. наук, проф. М. А. Щербакова. – Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2008. – С. 604–605.
  28. Экспериментальная фармакологическая коррекция сосудисто-тромбоцитарных и коагуляционных реакций при введении нооклерина / Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева, А.И. Микуляк, А.В. Антропова // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2008. – № 2(6). – С. 13–20.
  29. К проблемам антиоксидантной коррекции цитостатической супрессии гемопоэза / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, И.Я. Моисеева,
    И.Н. Кустикова // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2008. – № 2(6). – С. 3–12.
  30. Изучение влияния нооклерина на гемостаз крови кроликов в эксперименте / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, О.О. Соломанина и др. // Актуальные вопросы современного практического здравоохранения: сб. тр.
    XVI межрегион. науч.-практ. конф. памяти акад. Н.Н. Бурденко. – Пенза, 2008. – С. 187–188.
  31. Влияние нооклерина на состояние периферической крови и костного мозга у животных в эксперименте / Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк, О.О. Соломанина и др. // Актуальные вопросы современного практического здравоохранения: сб. тр. XVI межрегион. науч.-практ. конф. памяти акад. Н.Н. Бурденко. – Пенза, 2008. – С. 106–107.
  32. Антиоксидантная коррекция пострадиационных нарушений кроветворения и клеточного состава крови в эксперименте у кроликов / Л.В. Ионичева, Л.Д. Смирнов, И.Н. Кустикова и др. // Вестн. новых мед. технологий. – 2008. – Т. XV, № 1. – С. 8–11.
  33. Микуляк, Н.И. Оценка антиоксидантной системы крови при воздействии циклофосфана и мексидола / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, А.Г. Захаркин // Кубан. науч. мед. вестн. – 2008. – № 6(105). – С. 28–32.
  34. Микуляк, Н.И. Влияние этилметилгидроксипиридина гемисукцината и мексидола на противоопухолевую активность циклофосфана у мышей с лейкозом L 1210 / Н.И. Микуляк, А.Н. Митрошин, А.И. Микуляк // Вестн. новых мед. технологий. – 2008. – T. XV, № 3. – С. 31–33.
  35. Микуляк,  Н.И. Изучение влияния этилметилгидроксипиридина гемисукцината на биохимический состав крови кроликов при введении доксорубицина / Н.И. Микуляк, А.Н. Митрошин, А.И. Микуляк // Вестн. новых мед. технологий. – 2008. – Т. XV, № 4. – С. 30–33.
  36. Микуляк, Н.И. Гепатопротекторный и мембраностабилизирующий эффект этилметилгидроксипиридина гемисукцината / Н.И. Микуляк,
    А.И. Микуляк, О.О. Соломанина // Влияние космической погоды на биологические системы и в свете учения А.Л. Чижевского / IX междунар. конгр. «Здоровье и образование XXI веке». – М., 2008. – С. 349.
  37. Обоснование применения мексидола в восстановлении гемостаза при однократном гамма-облучении / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская,
    А.И. Микуляк, Е.П. Филиппова // Влияние космической погоды на биологические системы и в свете учения А.Л. Чижевского / IX междунар. конгр. «Здоровье и образование XXI веке». – М., 2008. – С. 348–349.
  38. Микуляк, Н.И. Мексидол как протектор антиоксидантной активности плазмы при опухолевом росте и химиотерапии доксорубицином / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, А.С. Кинзирский // Вестн. РУДН. Сер. «Медицина». – 2008. – № 6. – С. 379–381.
  39. Микуляк, Н.И. Патогенетическое обоснование коррекции коагулопатических осложнений производными 3-оксипиридина при химиотерапии / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, Л.А. Журавлева // Вестн. РУДН. Сер.«Медицина». – 2008. – № 6. – С. 762–765.
  40. Изучение влияния этилметилгидроксипиридина гемисукцината на гемостаз / Н.Н. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, А.И. Микуляк, Л.В. Ионичева // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2008. –
    № 1(5). – С. 26–32.
  41. Экспериментальные и клинико-фармакологические подходы снижения побочных эффектов противоопухолевой химиотерапии: монография / Ю.А. Кинзирская, А.В. Сипров, О.В. Волкова, Н.И. Микуляк; под общ. ред. проф. А.С. Кинзирского. – Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2008. – 180 с.
  42. Микуляк, Н.И. Фармакологическая коррекция гемостаза при онкопатологии: монография / Н.И. Микуляк, А.С. Кинзирский. – Пенза: Информ. изд. центр Пенз. гос. ун-та, 2008. – 128 с.
  43. Изучение влияния сочетанного применения циклофосфана и нового производного 3-оксипиридина-бисэтиметилгидроксипиридина сукцината на некоторые показатели клеточного состава венозной крови и гемопоэз кроликов / И.Н. Кустикова, И.Я. Моисеева, Л.В. Ионичева, Н.И. Микуляк // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2009. –
    № 1(9). – С. 24–33.
  44. Микуляк, Н.И. Экспериментальное исследование эффективности препарата с антиоксидантным типом действия – мексидола на гемостаз при лучевой терапии / Н.И. Микуляк, П.В. Иванов, А.Г. Захаркин // Кубан. науч. мед. вестн. – 2009. – № 1(106). – С. 72–76.
  45. Микуляк, Н.И. Значение стабилизации процессов липопероксидации новым производным 3-оксипиридина этилметилгидроксипиридина гемисукцинатом в механизмах восстановления гемостатических нарушений, вызванных циклофосфаном / Н.И. Микуляк,
    Ю.А. Кинзирская, А.Г.Захаркин // Кубан. науч. мед. вестн. – 2009. –
    № 2(107). – С. 102–106.
  46. Микуляк, Н.И. Гепатопротекторный и мембраностабилизирующий эффекты нооклерина / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, А.А. Антропова // Актуальные проблемы медицинской науки и образования: материалы
    II межрегион. науч. конф. – Пенза, 2009. – С. 167.
  47. Микуляк, Н.И. Роль ионизирующего излучения в развитии гемостатического дисбаланса / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, А.И. Микуляк // Актуальные проблемы медицинской науки и образования: материалы
    II межрегион. науч. конф. – Пенза, 2009. – С. 168.
  48. Микуляк, А.И. Маркеры токсического поражения печени при действии гепатотоксических веществ / А.И. Микуляк, А.А. Антропова,
    Н.И. Микуляк // XX внутривуз. науч.-техн. конф. проф.-преподавательского состава и студентов / под ред. д-ра техн. наук, проф. М.А. Щербакова. – Пенза: Изд-во Пенз. гос. ун-та, 2009. – С. 605–609.
  49. Микуляк, Н.И. Патогенетическое обоснование применения нооклерина (деанола ацеглумата) в восстановлении метаболического потенциала крови / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, А.И. Микуляк // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2009. – № 1(9). –
    С. 89–101.
  50. Микуляк, Н.И. Цитостатическая болезнь и перекисное окисление липидов / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, С.А. Гольдхаур // Вестн. РУДН. Сер. «Медицина». – 2009. – № 6. – С. 762–765.
  51. Клинико-патогенетические особенности синдрома печеночно-клеточной недостаточности при цитостатической болезни / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева, С.А. Гольдхаур // Инновационные технологии в биологии и медицине / IX междунар. конгр. «Здоровье и образование XXI веке». – М., 2009.– С. 232–233.
  52. Защитные свойства нооклерина при цитостатических повреждениях / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева, Л.В. Ионичева // Инновационные технологии в биологии и медицине / IX междунар. конгр. «Здоровье и образование XXI веке». – М., 2009. – С. 234–235.
  53. Микуляк, Н.И.  Патогенетическое обоснование  применения мексидола в восстановлении гемостатического потенциала крови у экспериментальных животных с карциномой  Уокера-256 / Н.И. Микуляк // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2010. – № 1(13). – С. 20–27.
  54. Возможности мексидола в коррекции гемостаза при развитии опухоли молочной железы / Н.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева,С.А. Гольдхаур,  О.О. Соломанина // Актуальные вопросы современного практического здравоохранения: сб. тр. XVI межрегион. науч.-практ. конф. памяти акад. Н.Н. Бурденко. – Пенза, 2010. – С. 214–215.
  55. Микуляк, Н.И. Модификация препаратами сопровождения токсических свойств лучевого воздействия / Н.И. Микуляк, А.И. Микуляк,
    Р.Е. Дементьева // Актуальные вопросы современного практического здравоохранения: сб. тр. XVI межрегион. науч.-практ. конф. памяти акад.
    Н.Н. Бурденко. – Пенза, 2010. – С. 215–216.
  56. Изучение терапевтической эффективности циклофосфана при раздельном и совместном применении с мексидолом у крыс с перевитой опухолью W-256 / Н.И. Микуляк, Ю.А. Кинзирская, А.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева // Актуальные проблемы науки и образования: тр. XXI науч. – практ. конф. / под ред. д-ра техн. наук, проф. М. А. Щербакова. – Пенза, 2010. – С. 648–650.
  57. Коррекция гемостаза у больных раком молочной железы с помощью средств с антиоксидантным действием / Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева, А.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева // Актуальные проблемы науки и образования: тр. XXI науч.-практ. конф. / под ред. д-ра техн. наук, проф.
    М.А. Щербакова. – Пенза, 2010. – С. 654–657.
  58. Коррекция мексидолом метаболического статуса у больных раком молочной железы на фоне проводимой химиотерапии / Н.И. Микуляк,
    Л.В. Ионичева, А.И. Микуляк, Р.Е. Дементьева // Актуальные проблемы науки и образования: тр. XXI науч.-практ. конф. / под ред. д-ра техн. наук, проф. М. А. Щербакова. – Пенза, 2010. – С. 650–654.
  59. Микуляк, Н.И. Патогенетическое обоснование  применения мексидола в восстановлении основных показателей функционального состояния системы гемостаза у больных раком молочной железы / Н.И. Микуляк, Н.С. Русейкин // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2010. – № 3(13). – С. 44–53.
  60. Микуляк Н.И. Фармакологическая коррекция оксидантного и метаболического статуса при цитостатической болезни, вызванной облучением / Н.И. Микуляк // Современные проблемы науки и образования. – 2010. - №6. – С. 12 – 18.
  61. Микуляк, Н.И. Фармакологическая коррекция оксидантного и метаболического статуса при цитостатической болезни, вызванной введением химиопрепаратов / Н.И. Микуляк // Изв. высш. учеб. заведений. Поволж. регион. Мед. науки. – 2010. – № 4(13). – С. 36–43.

РАЦИОНАЛИЗАТОРСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Постоянный мониторинг клеточного состава периферической крови и костного мозга как обязательный тест при длительных курсах профилактической и лечебной деятельности: рац. предложение № 281 /
Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева; БРИЗ Пензенской обл. клинич. больницы им. Н.Н. Бурденко и мед. ин-та ПГУ. – 26.03.2004.

2. Мексидол как миелопротектор при длительных режимах химиотерапии: рац. предложение № 282 / Н.И. Микуляк, Л.В. Ионичева,
П.В. Иванов; БРИЗ Пензенской обл. клинич. больницы им. Н.Н. Бурденко и мед. ин-та ПГУ. – 23.03.2004.

3. Метод диагностики ПОЛ в сыворотке крови при терапии антрациклинами: рац. предложение № 297  / Н.И. Микуляк, О.О. Соломанина, Е.А. Харитонова;  БРИЗ Пензенской обл. клинич. больницы им. Н.Н. Бурденко и мед. ин-та ПГУ. – 30.05.2005.

4. Способ моделирования нарушений системы свертывания крови: рац. предложение № 304 / Н.И. Микуляк, А.А. Соломаха; БРИЗ Пензенской обл. клинич. больницы им. Н.Н. Бурденко и мед. ин-та ПГУ. – 18.01.2006.

5. Состояние гемостаза как критерий диагностики и прогнозирования рака молочной железы: рац. предложение № 331  / Н.И. Микуляк, А.Б. Дементьева, С.А. Гольдхаур; БРИЗ Пензенской обл. клинич. больницы
им. Н.Н. Бурденко и мед. ин-та ПГУ. – 11.05.2010.

Научное издание

МИКУЛЯК Надежда Ивановна

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ОКСИДАНТНОГО
И МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СТАТУСА,
КОАГУЛЯЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА КРОВИ
ПРИ ОПУХОЛЕВОМ РОСТЕ
И ЦИТОСТАТИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

14.03.03 – патологическая физиология

Формат 60841/16.

Уч.-изд. л. 2,0.

Заказ №. Тираж 100.

Пенза, Красная, 40, Издательство ПГУ

Тел./факс: (8412) 56-47-33; E-mail: iic@mail.pnzgu.ru






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.