WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 


На правах рукописи

                                                                               УДК 340.6        

БАРИНОВ ЕВГЕНИЙ ХРИСТОФОРОВИЧ

СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ В МОСКВЕ

14.00.24 «Судебная медицина»

14.00.33 «Общественное здоровье и здравоохранение»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора  медицинских наук

Москва -2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава

Научные  консультанты

Заслуженный деятель науки РФ,  Пашинян

доктор медицинских наук, профессор Гурген Амаякович

Академик РАМН, Лисицын

доктор медицинских наук, профессор  Юрий Павлович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор  Гурочкин Юрий Дмитриевич 

        (Московский юридический университет МВД РФ) 

доктор медицинских наук, профессор  Ерофеев  Сергей Владимирович

(ГОУ ВПО «Ивановская гос. медицинская академия Росздрава»

доктор медицинских наук, профессор  Зимина        Эльвира Витальевна

  ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава

Ведущая организация

ГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» Минобранауки» РФ

Защита состоится «_____»___________________2008 года в _____ часов на заседании диссертационного Совета ДМ 208.041.04 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава по адресу: г.Москва, ул. Долгоруковская, д.4, стр.7, почтовый адрес: 127473, г. Москва, ул.Делегатская, д.20/1.

       

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава (127206, г.Москва, ул.Вучетича, д.10а)

       

Автореферат разослан «____»____________________2008 года

Ученый секретарь диссертационного Совета,

кандидат медицинских наук, доцент Т.Ю.Хохлова        

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Актуальность исследуемой проблемы определяется недостаточной разработкой истории развития судебной медицины в столице России - в городе Москве, в период наиболее сложного общественного и социально-экономического развития страны. Изучение данного вопроса необходимо и с точки зрения переосмысления исторических событий, фактов, отказа от подходов, порождавших искажение истории формирования судебно-медицинской науки и практики, и стремление вместить их в некоторую идеологизированную схему, когда безудержно восхвалялись успехи советского периода, но умалчивались его недостатки. Научный анализ становления судебной медицины в Москве до и после Октябрьской революции, воссоздание объективной целостной картины ее формирования, обобщение и систематизация имеющихся историко-медицинских данных позволяют более полно оценить ее настоящее, выявить полезные, но забытые знания, а также дают основания для суждений о будущем этой чрезвычайно важной медицинской отросли.

Вопросы совершенствования и оптимизации судебно-медицинской службы  особенно важны в связи с существующей криминогенной обстановкой, а также с проводимой в стране судебной реформой и осуществлением национального проекта «Здоровье». Вышеизложенное требует поиска новых форм использования результатов деятельности судебно-медицинской службы. Это относится к мониторингу насильственной смерти, который является важным источником информации, однако сегодня практически не используется, а также к обобщению дефектов в оказании медицинской помощи, выявляемыми при  судебно-медицинской экспертизе трупов.

Анализ исследования литературы позволяет сделать вывод о недостаточной изученности истории и организации  судебной медицины вообще, и в частности, в Москве, а также о больших возможностях, которые предоставляет привлечение архивных и опубликованных документов для научной разработки исследуемой темы.

Цель исследования. Цель настоящего исследования – изучить и проанализировать состояние и развитие судебной медицины  в Москве с XVI по ХХ вв., вклад её представителей в развитие предмета и системы современной науки и практики, включая разработку статистических показателей отдельных видов насильственной смерти необходимых для разработки комплекса мер с целью оптимизации деятельности судебно-медицинской службы и здравоохранения.

Задачи исследования:

1.        Изучить состояние и развитие судебной медицины в Москве.

  2.        Разработать унифицированные критерии для оценки приобретения судебно-медицинской организацией Москвы статуса «службы».

      3.        Определить время создания отечественной судебно-медицинской службы .

4.        Разработать и научно обосновать периодизацию процесса становления судебной медицины в Москве и охарактеризовать каждый из периодов.

5.        Проанализировать материально-техническое, организационное, кадровое и правовое обеспечение отечественной судебно-медицинской службы в каждый из периодов ее формирования.

6. Рассмотреть научную деятельность и учебные инициативы  ведущих ученых и специалистов Москвы, осуществляющих судебно-медицинские функции, оценив их вклад с позиций современных знаний.

7. Дать оценку комплексному методическому подходу изучения причин насильственной смерти – судебно-медицинскому мониторингу.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые:

- выявлена и проанализирована совокупность архивных и печатных источников, характеризующих состояние и развитие судебной медицины в Москве с XVI по ХХ  вв.

- установлено, что важнейшим элементом развития судебной медицины в России, и в том числе в Москве, в первой половине ХХ в. стало формирование самостоятельной судебно-медицинской организации (службы);

- воссоздана целостная, научно-обоснованная картина становления судебно-медицинской службы в Москве в период с 1918 по 1999 гг., выявлены этапы ее формирования с их особенностями организации и деятельности;

- показана роль отечественных ученых в развитии предмета судебной медицины, организации судебно-медицинской службы;

- проведен анализ данных десятилетнего судебно-медицинского мониторинга насильственной смерти на территории Москвы и выявлены основные тенденции её формирования, дана демографическая оценка.

Избранная тема до настоящего времени не являлась предметом самостоятельного исследования.

Практическая значимость. Полученные результаты позволили воссоздать объективную научно-достоверную картину состояния и развития судебной медицины в Москве с XVI  по ХХ вв.

Результаты исследования дополнили сведения по истории медицины вообще, и судебной медицине, в частности, и могут быть использованы в учебном процессе на кафедрах судебной медицины и истории медицины; для уточнения данных в справочной, учебной и энциклопедической литературе. Материалы диссертационного исследования  могут оказать помощь сотрудникам музеев истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета (МГМСУ), Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова (ММА им. И.М.Сеченова), Центрального музея Министерства внутренних дел РФ (МВД РФ) и музея ГУВД г.Москвы при составлении экспозиций и выставок по судебной медицине, криминалистике и экспертной деятельности.

Изученный опыт возникновения и формирования судебно-медицинской службы в силу схожести многих решаемых сегодня проблем может быть использован для решения ряда организационных вопросов судебно-медицинской экспертизы.

Представленные результаты мониторинга насильственной смерти могут быть использованы при организации и планирования комплекса мероприятий по снижению насильственной смертности и профилактики правонарушения, а также для улучшения качества оказания медицинской помощи.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.        Судебно-медицинская экспертиза в России до 1917 г. находилось в ведении Министерства внутренних дел. На местах судебно-медицинские функции исполняли уездные, городовые и полицейские врачи, в губерниях проведение судебно-медицинских экспертиз контролировали врачебные управы (врачебные отделения губернских правлений), высшей инстанцией являлся Медицинский Совет Министерства внутренних дел (МВД).

2.        Важнейшим элементом развития судебной медицины в России в первой половине ХХ в. явилось формирование в период с 1918 по 1935 гг. государственной судебно-медицинской организации (службы).

3.        Начало формирования государственной судебно-медицинской службы относится к 1918 г. и было положено организацией Подотдела медицинской экспертизы Отдела Гражданской медицины НКЗ 19 ноября 1918 г.

4.        Становление судебно-медицинской организации (службы) в России проходило с 1918г. и включало в себя в 4 этапа развития:

- первый этап (1918-1923 гг.) – официальная постановка вопроса о необходимости создания единой государственной судебно-медицинской службы и возникновение предпосылок для ее формирования: введение судебной медицины в систему здравоохранения и создание структуры службы, организация первых судебно-медицинских лабораторий, моргов, судебно-медицинской амбулатории в Москве;

- второй этап (1924-1931 гг.) – выделение судебной медицины в самостоятельную специальность, введение должности Главного судебно-медицинского эксперта, установление контроля и учета над экспертизами, проводимыми больничными и участковыми врачами, начало организации специализированных лабораторий, кабинетов для освидетельствования и моргов;

               - третий этап (1931-1935 гг.) – формирование структуры судебно-медицинской службы, соответствующей административно-территориальному делению страны, организация высшей судебно-медицинской инстанции – ГНИИСМ и согласование правового статуса экспертов в статьях УПК РСФСР и «Положения о производстве судебно-медицинской экспертизы» 1934 г., дальнейшее укрепление и развитие материально-технической базы судебно-медицинской службы.

- четвертый  этап (1945 – 1999 гг.) – завершающий формирование отечественной судебно-медицинской службы, начало укрепления и реорганизации судебно-медицинской службы в СССР и РФ.

5.        Самостоятельная судебно-медицинская организация (служба) была окончательно сформирована по основным параметрам к началу 1935 г. и получила дальнейшее развитие на основании Постановления СНК СССР № 985 в 1939 г. Дальнейшее укрепление и совершенствование отечественной судебно-медицинской  службы происходило после Великой Отечественной войны до конца ХХ столетия.

       6. В советский период полностью сложилась и окрепла служба судебной медицины. Эволюционно сложившаяся структура Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы в целом соответствует объемам и задачам  проводимых исследований. Создание подобных городских бюро судебно-медицинской экспертизы способствовало укреплению службы.

       7.  Судебно-медицинское мониторирование насильственной смерти позволяет анализировать причины преждевременной и предотвратимой смерти, аргументировать выработку мероприятий по их предотвращению.

       Личный вклад автора: Весь представленный в диссертации материал получен, обработан и проанализирован лично автором. Диссертантом самостоятельно исследовано 400 источников из фондов Народных комиссариатов здравоохранения, юстиции, внутренних дел РФ, Министерства Здравоохранения СССР, Совета Народных Комиссаров, Санитарного Совета, приказы Отдела Медицинской экспертизы НКЗ и Главного судебно-медицинского эксперта, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации; Собрание Узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства, Собрание постановлений Правительства СССР, Полное Собрание Законов Российской Империи, Свод узаконений и распоряжений правительства по врачебной и санитарной части империи с целью изучения законодательных документов по судебно-медицинской экспертизе. Для изучения вопроса о правовом положении экспертов исследовали такие юридические документы, как Судебный устав 1864 г., со всеми узаконениями и распоряжениями правительства и кассационными решениями департаментов Правительствующего Сената, Свод законов Российской империи. Был собран материал о деятельности судебно-медицинских экспертов, содержащийся в 27 отчетах по судебно-медицинской экспертизе за исследуемый период. Изучено 59 номеров «Известий НКЗ» за 1918-1925 гг., 80 выпусков газеты «На фронте здравоохранения» за 1922-1935 гг., 45 номеров «Официального сборника НКЗ», издаваемого в 1929-1937 гг., 45 номеров журнала «Судебно-медицинская экспертиза».

Автором самостоятельно получен статистический результат судебно-медицинского мониторинга насильственной смерти за 1988-1997 гг. на территории Москвы, проанализирована её структура, рассчитана величина избыточной смертности, представлены экономические потери от неё.

       Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры судебной медицины и медицинского права ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава, кафедры судебной медицины ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им. И.М.Сеченова» Росздрава (1998, 2001, 2007, 2008 г.), на заседаниях Московского научного общества судебных медиках (1999, 2000, 2001, 2003, 2004 г.), Кемеровского областного научного общества судебных медиков (1998, 1999).

       Результаты диссертационного исследования доложены: на межрегиональных научно-практических конференциях «Правовые и организационные вопросы судебной медицины и экспертной практики» (Киров, 1997), «Медико-криминалистические исследования в экспертной практике» (Киров, 1998), «Судебно-медицинская служба на рубеже веков» (Киров, 2001), «Судебно-медицинская деятельность: проблемы и перспективы» (Киров,2002), «Актуальные вопросы судебно-медицинской теории и практики» (Киров, 2005),  на XIII Пленуме Всероссийского общества судебных медиков (Москва, 1998), на XIV Пленуме Всероссийского общества судебных медиков (Москва, 1999), на конференции «Роль медицинских работников в оказании помощи пережившим сексуальное насилие» (Москва, 2000), на V Всероссийском съезде судебных медиков «Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской службы Российской Федерации» (Астрахань, 2000), на научно-практической конференции «Судебно-стоматологическая экспертиза: состояние, перспективы развития и совершенствования» (Москва, 2001), на научно-практической конференции, посвященной 100-летию М.И.Авдеева «История, современность и перспективы судебно-медицинской экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации» (Москва, 2001), на II-ом съезде конфедерации историков медицины (Москва, 2003), на совещании главных судебно-медицинских экспертов субъектов Российской Федерации, начальников Бюро судебно-медицинской экспертизы и заведующих кафедрами судебной медицины высших медицинских заведений «Актуальные проблемы судебной медицины» (Москва, 2003),  на 1-й и 2-й Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы правового регулирования медицинской деятельности» (Москва, 2003; 2004), на российской межвузовской научно-практической конференции с Интернет участием «Актуальные вопросы криминалистики и экспертной деятельности: проблемы и перспективы» (Киров, 2003), на научных конференциях «Медицинская профессура Российской Империи» (Москва, 2003, 2004, 2005), на научно-методической конференции сотрудников Московской медицинской академии им.И.М.Сеченова «Развитие образовательного процесса в ММА им. И.М.Сеченова в связи с реализацией болонской декларации» (Москва, 2005), на научно-методической конференции сотрудников Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова «Опыт применения новых информационных технологий в образовательном процессе» (Москва, 2006), на научной конференции «Медицинская профессура СССР» (Москва, 2007), на III Всероссийской конференции «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» (Москва, 2007), на I Всероссийской конференции с международным участием «История стоматологии» (Москва, 2007), на конференции с международным участием «Судебно-медицинская экспертиза дефектов оказания медицинской помощи в стоматологии» (Москва, 2008), на апробации работы на объединенной научно-практической конференции кафедры судебно-медицинской экспертизы и медицинского права МГМСУ и Бюро СМЭ ДЗМ.

       Внедрение результатов исследования. Результаты исследования внедрены в учебный процесс кафедры судебной медицины и медицинского права ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава, кафедр судебной медицины ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им.И.М.Сеченова» Росздрава, ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия» Росздрава и в практику Кемеровского и Тульского областных  Бюро судебно-медицинской экспертизы.

       Публикации. Материалы диссертации нашли отражение в 9 монографиях. По теме диссертации было опубликовано 38 научных статей, из них 19 статей в ведущих российских журналах, рекомендованных ВАК Минобразования РФ.

       Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 8 глав,  заключения, выводов,  практических рекомендаций, списка использованных источников и литературы, приложения. Диссертация изложена на  322 страницах машинописного текста. Список литературы и источников включает  301отечественных и  21 иностранных авторов, 116  архивных источников. К тексту диссертации приложены 16 рисунков.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       В введении обоснована актуальность темы, сформулированы цель и задачи исследования, выявлены научная новизна и научно-практическая значимость работы, приведены основные положения, выносимые на защиту.

       В 1 главе дан анализ источников и литературы.        Историческую основу исследования составляют архивные и опубликованные документы законодательного, делопроизводственного, статистического, нормативного характера. Из законодательных документов, по правовому регулированию, видное место занимают «Полное собрание законов Российской империи», «Свод Законов Российской империи», «Судебный устав 20 ноября 1864 г. со всеми узаконениями и распоряжениями правительства и кассационными решениями департаментов правительствующего сената», «Свод узаконений и распоряжений правительства по врачебной и санитарной части в Империи» и «Сборник законоположений о судебно-медицинских исследованиях» (2-я половина XIX в.): тематические сборники правительственных распоряжений. Сборники циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел и Центрального статистического комитета позволили составить представление об огромном объеме судебно-медицинской работы уездных и городовых врачей, а также предоставили интересные данные об уровне требований, предъявляемым со стороны государства врачам, выполнявшим судебно-медицинские функции.

Базовыми для современных исследователей истории и организации медицины представляют работы Я.А.Чистовича (1870-1883), И.Ф.Леонова (1845), Н.Лескова (1860),  И.Чацкина (1865), Л.Ф.Змеева (1866), С.Ю.Укке (1867), И.Зброжека (1867), Ф.В.Вислоцкого (1872), М.М.Покровского (1877), А.К.Европина (1898), А.С.Игнатовского (1895), М.И.Райского (1953), В.Ф.Червакова (1956), В.А.Рожановского (1927) и др. В большинстве своем изученные работы, как и ряд других небольших исследований, лишь частично отражали отдельные этапы развития судебной медицины, а иногда прямо искажали исторические факты или давали неправильную их трактовку и характеристику. Среди других работ обобщающего характера по истории развития судебно-медицинской экспертизы послереволюционного периода следует указать монографии А.М.Гамбург (1962), В.Ф.Червакова, Е.Е.Матовой, С.В.Шершавкина  (1955), С.В.Шершавкина  (1968).

А.А.и Ю.А.Солохины в работе по истории судебно-медицинской науки в России и СССР проследили тенденции развития академических исследований, обобщили опыт, характер коммуникаций специалистов этой области и дали сводную библиографию диссертаций за 200 лет развития науки.

Большой интерес представляют исследования, посвященные российским врачам XVIII-XX вв. В материалах научно-практических конференций «Медицинская профессура Российской империи» и «Медицинская профессура СССР» (2003-2008) содержатся биографические данные об ученых, внесших значительный вклад в развитие судебно-медицинской науки. Исследованию творчества отечественных судебных медиков посвящены монографии Г.А.Пашиняна с соавт.(1997;1998;1999), Ю.И.Пиголкина с соавт. (2003; 2004; 2005; 2008) и др. Анализ литературы показывает, что биографический подход является эффективным способом восстановления истории практической деятельности судебных медиков.

Количество диссертационных работ, посвященных вопросам организации судебно-медицинской службы на региональном уровне, невелико (В.К.Шмидт, 1991; В.Г.Донцов,1995; В.П.Новоселов,1996; В.С.Мельников, 1999). В этих исследованиях авторы предлагают разные варианты улучшения организационной деятельности и повышения качества судебно-медицинских экспертиз, а также вопросам взаимодействия с правоохранительными органами, судами и органами здравоохранения.

Анализ источников и исследовательской литературы свидетельствует о недостаточной изученности истории и организации судебной медицины в Москве, что открывает значительные перспективы для настоящей разработки данной темы.

Во 2 главе изложены материал и методы исследования. В основу настоящего исследования был положен научный анализ истории становления и развития судебно-медицинской службы в Москве, базирующийся на изучении архивных фондов, основных законодательных документов, медицинской периодической печати и историко-медицинских публикаций.

Было исследовано  400 источников из  различных архивных фондов, 230 периодических медицинских изданий и 27 отчетов по судебно-медицинской экспертизе за исследуемый период. Кроме того, было изучено большое количество монографий, статей, протоколов судебно-медицинских совещаний и съездов и других историко-медицинских и историко-литературных источников, обнаруженных нами в хранилищах Российской государственной и Центральной медицинской библиотек.

Основными методологическими принципами, которыми руководствовались в процессе всей работы, являются общепринятые принципы научного познания: историзма, объективизма и развития.

На эмпирическом уровне работы над диссертацией осуществлялся сбор необходимых фактов процесса формирования, развития и становления судебно-медицинской службы Москвы, которые определенным образом зафиксированы и зарегистрированы, а также производилась классификация собранных фактов, статистических данных и их анализ. На теоретическом уровне происходил анализ, сопоставление, сравнение и осмысление собранных фактов.

Сбор фактов осуществлялся с помощью основных методов исторического познания: историко-архивного поиска и библиографического метода - историко-медицинского и историко-литературного анализа.

Метод сравнительного анализа позволил из всей совокупности фактов отобрать те, которые наиболее соответствуют целям исследования и получению предполагаемых результатов в процессе исследования.

В качестве основной цели анализа материала при воссоздании полной объективной картины строительства судебно-медицинской службы было избрано изучение структурно-организационных аспектов судебно-медицинской службы.

Изучено кадровое обеспечение судебно-медицинской экспертизы: штаты, укомплектованность, функции, судебно- медицинская деятельность, а также правовое положение судебно-медицинских экспертов, регулировавшееся как со стороны Народного комиссариата здравоохранения страны (впоследствии – Главным судебно-медицинским экспертом), так и со стороны государства: постановлениями Совета Народных комиссаров, Народного комиссариата юстиции и судебно-следственными органами, обеспеченное статьями УК и УПК РСФСР.

Исследовалась также и материально-техническая база службы: процесс организации лабораторий и проведения лабораторных исследований, помещений для вскрытий трупов, амбулаторий для освидетельствования живых лиц. Серьезное внимание было уделено и финансовому обеспечению судебно-медицинской экспертизы, как одному из наиболее важных аспектов строительства службы.

Использование историографического метода в совокупности с основными методологическими принципами позволило воспроизвести собранные данные в форме истории формирования, развития и совершенствования судебно-медицинской службы страны в исследуемый период.

Статистический метод использовался на эмпирическом уровне работы для оценки данных отчетов судебно-медицинских экспертов. С его помощью оценивали как качественную сторону работы судебных врачей (число полных исследований трупов – наружных и внутренних), так и количественную – количество исследованных трупов.  Оценке подвергались также сведения о количественных и качественных показателях штатов и кадров экспертов, их укомплектованности в зависимости от объема выполняемых исследований трупов, совершенствовании и специализации их.

На теоретическом уровне работы основным методом являлся метод системного подхода, который представляет собой совокупность определенных принципов и методов исследования. В структуру метода системного подхода вошли метод анализа, проблемно-хронологический метод, системно-исторический и структурно-функциональный методы, метод аналогии, моделирования и исторической реконструкции, системно-генетический метод и методы сравнения – сравнительно-исторический и историко-типологический методы. С целью изучения судебно-медицинской службы в России и в Москве в исследуемый период была разработана конкретная план-схема, позволяющая сводить все многочисленные и разнообразные параметры и составляющие судебно-медицинской службы к относительно небольшому кругу характеристик и их зависимостей, при помощи которых можно различать существенные параметры от второстепенных. Основными параметрами, характеризующими судебно-медицинскую службу, была выбрана ее структура, кадровое и правовое обеспечение судебно-медицинской экспертизы, материально-техническая база и финансирование.

Собранные факты позволили восстановить практически полную объективную картину структуры, взаимосвязей между структурными компонентами, их функций, материально-технического и кадрового обеспечения судебно-медицинской экспертизы России до 1917 г. и после нее, до 1999 г. Используя метод моделирования и исторической реконструкции, с помощью оценочных критериев приобретения судебно-медицинским делом статуса «службы», разработана некая «идеальная» модель судебно-медицинской службы, с которой сравнивали судебно-медицинскую службу Москвы в изучаемый период на каждом этапе.

Максимально возможное сходство судебно-медицинской службы и предложенной «идеальной» модели в рассматриваемый период было достигнуто к 1935 г., а, в случае исполнения постановления Совета Народных Комиссаров 1939 г., судебно-медицинская служба могла бы соответствовать всем критериям предложенной модели. Реализация замыслов была достигнута после Великой Отечественной войны.

Системно-генетический метод предполагает изучение генетических связей в процессе развития, неразрывную связь между предшествующими и последующими ступенями в процессе развития судебно-медицинской экспертизы и формировании судебно-медицинской службы после 1917 г.

В структуру метода аналогии входит, во-первых, накопление знаний об отдельных сторонах изучаемого объекта и их систематизация на основе определенных принципов, а во-вторых, структура аналогии включает в себя уподобление на основе сравнения изучаемого объекта другого.

Методы сравнения - сравнительно-исторический и историко-типологический методы в работе неразрывно связаны с методом аналогии.

В историческом познании значительная роль принадлежит методу сравнения, который состоит в установлении сходства или различия ряда явлений в целом или в каких-либо признаках. Сравнительно-исторический метод позволил вскрыть изменения, происходящие в развитии явлений действительности, обнаружил тенденции общего хода процесса развития. На основе установления сходства, совпадения в ряде существенных признаков изучаемого явления с однотипными явлениями имеется возможность сделать вывод об общности в происхождении и функционировании судебно-медицинской службы после 1917 г. с судебно-медицинским делом XIX века. Используя методы аналогии и сравнения – сравнительно-исторический и историко-типологический – удалось установить сходство ряда признаков между экспертизами XIX и ХХ веках: Медицинский совет Министерства Внутренних Дел был преобразован в Отдел медицинской экспертизы Народного комиссариата здравоохранения, врачебные управы – в местные отделы здравоохранения.

Методом эвристики была обнаружена идентичность «Наставления для врачей при вскрытии мертвых тел» 1824 г. Уставам судебной медицины 1842, 1857, 1892, 1905 гг., а также соответствие «Правилам судебно-медицинской экспертизы трупа» 1919 г. и сходство с современными «Правилами».

На последнем этапе работы был подведен статистический результат судебно-медицинского мониторинга насильственной смерти за 1988-1997 гг. на территории Москвы, проанализирована её структура, рассчитана величина избыточной смертности и обсуждено медико-демографическое значение насильственной смертности, представлены экономические потери от неё.

В  3 главе оценивается состояние судебно-медицинской экспертизы в России до 1917 г. В 1 части этой главы рассмотрены вопросы судебно-медицинской экспертизы в Московском государстве. Первые указания на судебную оценку телесных повреждений относятся к 1518 г., когда согласно грамоте великого князя Василия Ивановича стали выделяться специальные люди сроком на неделю, в связи с чем получившие название «недельщики».  Грамота 1550 г. предписывала подвергать осмотру трупы погибших от пожаров и от угара (Н.Я.Новомбергский, 1906). Грамота Коневскому монастырю, жалованная Иваном Грозным в 1554 г., расширила список случаев насильственной смерти, когда трупы подлежат осмотру. Там, где не было врачей, осмотр проводился самими судьями в присутствии понятых. Эти лица приобретали навык в производстве «досмотров». Их описания иногда были полными и точными, что свидетельствовало о большой их опытности. Среди  бумаг Аптекарского приказа сохранилось большое количество дел о медицинских освидетельствованиях годности разных лиц к несению государственной или военной службы, указаны имя врачей (С.В.Шершавкин, 1968).        Несмотря на то, что в XVI - XVII столетиях ещё не было законодательной судебно-медицинской экспертизы, но для разрешения административных и судебных вопросов уже во всю применялось медицинское освидетельствование живых лиц и трупов, несмотря на их сословную принадлежность. Заключение, данное врачом, являлось одним из доказательств и влияло на решение дела. Н.Я.Новомбергский (1907), касаясь судебно-медицинской экспертизы XVII века, писал: «Мнение врачей было безапеляционно и принималось во внимание безусловно». Проводимые судебно-медицинские освидетельствования живых лиц и трупов явились основой для последующего развития судебно-медицинской науки и практики.

Во 2 части этой главы рассмотрена судебно-медицинская экспертиза в XVIII  столетии. В истории России большую роль в укреплении государства сыграли реформы Петра I. Они коснулись и медицинской службы как по линии медицинского управления, так и по линии медицинского образования. Задачи медико-санитарного обслуживания были, в первую очередь, военным интересам государства, ведущего постоянную борьбу с внешним и внутренним врагом. Поэтому все правовые положения, касающиеся организации медицинского дела, отражены в военных уставах Петра I, из которых видно, что он широко использует медицинскую службу при административном и судебном расследовании различных проступков и преступлений.

       Общепризнанным в истории отечественной судебной медицины является тот факт, что Воинский устав 1716 г. впервые предписал приглашать врача для вскрытия трупов при подозрении на насильственную смерть. Однако законодательное предписание о приглашении врачей при разрешении судом вопросов, требующих специальных медицинских знаний, было впервые дано в 1714 г. Артикулом Воинским. Артикул Воинский составляет вторую часть Воинского Устава. Он был опубликован отдельно в 1714 и 1715 гг. Таким образом Артикул Воинский узаконил обязательное вскрытие мертвых тел в случаях насильственной смерти и имел важное значение в деле организации судебно-медицинской службы  в России.

Воинский Устав являлся сводом законов Российской империи на протяжении почти всего XVIII столетия и в истории русского государства и права занимал центральное место. Он также занимал видное место в истории организации медицинского дела в России и в истории развития отечественной судебной медицины.

Законодательное утверждение судебной медицины при Петре I определялось не только Воинским Уставом, но и другими законодательными актами. С этой точки зрения большой интерес представляет Морской Устав 1720 г.

В 1707 г. в Москве начал работать первый отечественный госпиталь, при котором была госпитальная школа и анатомический театр. Главный доктор госпиталя, бывший лейб-медик царя, Н.Л.Бидлоо часто проводил вскрытия трупов во время занятий по анатомии и хирургии.

Таким образом, законодательством Петра I было положено начало организации действующей медицинской службы. В первой четверти XVIII столетия эта служба оформилась в двух городах страны - в Москве и Санкт-Петербурге, а с 30-х годов XVIII века, с объявлением указа Правительствующего Сената в 1737 г. об определении врачей в «знатных городах», она стала организовываться и в других городах России. Все это не могло не сказаться на развитии отечественной судебной медицины.

В XVIII веке в Москве и Санкт-Петербурге были организованы медко-административные учреждения - физикаты. Деятельность их определялась специальными инструкциями, в которых указывались их функции по организации медицинской службы. Эти инструкции издавались вначале Медицинской канцелярией, а затем Медицинской коллегией. Физикаты также ведали всеми вопросами врачебной экспертизы, как судебно-медицинской, так и военно-медицинской. Эти обязанности они выполняли с первых лет своего существования, на что указывают первые инструкции для штадт-физиков (1739) и распоряжения Медицинской канцелярии. В этих инструкциях имеются указания на осмотр мертвых тел при подозрении на насильственную смерть.

В 1746 г. поступил приказ архиатра Московскому физикату «осматривать присланные из полиции мертвые тела и о которых по наружным знакам о причине смерти утвердиться можно...не подлежащих по медицинскому искусству  никакому сумлению, которые же о приключившейся смерти снаружи без анатомии узнать не можно, тех анатомить по надлежащему; к сему також для лучшего и основательного рассуждения о причине смерти и потребное время позволяется» (Я.А.Чистович, 1883).

       Таким образом, судебно-медицинское исследование трупов оставалось обязательным. Решение вопроса, в каких случаях вскрывать труп, предоставлялось врачам, а не чиновникам полиции. Если обстоятельства требовали вскрытия, то оно должно было производиться с соблюдением всех установленных правил.

       Указания Медицинской канцелярии об организации прозекторского дела в госпиталях были первыми официальными предписаниями о порядке производства судебно-медицинских вскрытий. Анатомические театры медицинских школ стали первыми городскими моргами.

       В Москве, с 1765 г. судебно-медицинские вскрытия стали проводиться на медицинском факультете Московского университета. Сохранились рапорты из Московского университета  в Московскую полицмейстерскую канцелярию за 1767- 1770 гг., подписанные профессорами И.Ф.Эразмусом, Ф.Ф.Керестури, положившими начало преподавания судебной медицины в Москве. Данные документы, как творческий путь ученых детально представлены в работах Л.Ф.Змеева (1866), С.В.Шершавкина (1968), Г.А.Пашиняна с соавт. (1999), Ю.И.Пиголкина с соавт. (2004; 2008).

       Все вышеизложенное свидетельствует, что уже в XVIII столетии в Москве судебно-медицинские исследования проводились всеми медицинскими учреждениями.

       В 1756 г. Сенат, согласно отношению медицинской канцелярии, предписал установить новые врачебные штаты в административно-судебных учреждениях Москвы. Этим предписанием утверждались врачебные должности в Московской губернской канцелярии, магистрате и в других административно-судебных учреждениях.

       В 1758 г. в Москве были врачи при главной полиции, тайной канцелярии и в Московской вотчинной канцелярии. В 1776 г. Сенат дал распоряжение об определении семи лекарей при полиции Москвы. К концу XVIII столетия в Москве при полиции в каждой части города находился лекарь.

       Врачи содержались и в других судебно-административных учреждениях: ратушах, Сыскном приказе, Розыскной экспедиции.

       Герольдмейстерские конторы также содержали в своих штатах врачей для проведения врачебной экспертизы. Сенат ввиду большой перегрузки Медицинской конторы в Москве по освидетельствованию живых лиц предписал герольдмейстерским конторам проводить эти освидетельствования у себя. Функции герольдмейстерской конторы по медицинской части сводились к определению возможности использовать людей на той или иной работе и определению годности лиц к военной или гражданской службы. Если данные осмотра были недостаточны для заключения, обследуемого направляли в госпиталь для стационарного наблюдения. В отдельных случаях обследуемых направляли в госпитали для лечения с тем, чтобы потом можно было их вновь направить на работу или на военную службу. Следует отметить, что в ведении герольдмейстерской конторы были лица только дворянского звания.

       Высшим административным медицинским органом в России XVIII века была Медицинская канцелярия, учрежденная в 1725 г. и переименованная в 1763 г. в Медицинскую коллегию. Она ведала всеми вопросами медицинского дела. В её ведении находились и вопросы судебно-медицинского характера. 

В 3 части 3 главы дана оценка организационным основам судебно-медицинской экспертизы в XIX  в. Высшим административным органом в области медицины вообще и судебно-медицинской экспертизы, в частности, в России в XIX в. являлся Медицинский совет, учрежденный в 1803 г. при разделе Государственной Медицинской Управы (упраздненной Медицинской Коллегии). Медицинский совет составляли председатель, члены (непременные и совещательные) и ученый секретарь. Председателем совета был врач, имеющий степень доктора медицины, а совещательными членами избирались лица с медицинским, ветеринарным и фармацевтическим образованием, известные своими знаниями и опытом, в том числе 4 врача «сведущие особенно в медицинской полиции и судебной медицине». Данные сведения изложены в Своде узаконений и распоряжений правительства по врачебной и санитарной части в Империи (1895).

В 1805 г. «для установления дальнейшего надзора по части практической, судебной и полицейской медицины» была учреждена должность генерал-штаб-доктора по гражданской части, в 1812 г. генерал-штаб-доктор получил звание «Главного инспектора практической, судебной и полицейской медицины империи». В 1836 г. вместо канцелярии генерал-штаб-доктора были учреждены два медицинских департамента при МВД: один был предназначен для управления медицинскими чиновниками и учебными медицинскими заведениями, другой заведовал «делами судебной медицины и медицинской полиции» (Полное собрание законов Российской Империи, 1828). К судебно-медицинским функциям департамента относилось «рассмотрение судебно-медицинских рапортов и свидетельств по жалобам мест и лиц на неправильность или неудовлетворительность оных».

Согласно «Положению о Медицинском совете» 1841 г., он являлся высшим в государстве «врачебно-ученым, врачебно-полицейским и врачебно-судебным местом» (С.П.Верекундов, 1899; А.И..Моисеев, 1913). В судебно-медицинские обязанности совета входило рассмотрение причин скоропостижной смерти в сомнительных случаях в уголовных и гражданских делах, а также «химическое испытание разных составов при судебных следствиях» и составление таксы оплаты за судебно-химические исследования.

Во второй половине XIX в. Главное Управление гражданской врачебной частью при МВД, которое просуществовало до 1917 г., составляли Медицинский департамент, Медицинский совет и Совещательный Ветеринарный Комитет.

В функции Медицинского департамента МВД входило управление гражданской медицинской частью, судебной медициной и медицинской полицией. Судебно-медицинские функции заключались в рассмотрении судебно-медицинских рапортов и свидетельств по жалобам врачебных управ и лиц на их неправильность или неудовлетворительность. В 1904 г. Медицинский департамент был упразднен, а все его дела переданы в Медицинский совет вместе с двумя должностями экспертов по судебно-медицинской части.

В судебно-медицинские функции Медицинского совета во второй половине XIX в. входило рассмотрение заключений врачей при насильственной и скоропостижной смерти: дела об установлении причин скоропостижной смерти, когда выяснялись новые обстоятельства, указывающие на ее насильственный характер, смерти в результате телесных повреждений, дела о половых преступлениях, о состоянии умственных способностей обвиняемых и потерпевших, об оскоплении, а также разбор заключений врачей, если они расходились с заключениями врачебных управ или судебные власти сомневались в их правильности.

В проведенном исследовании дана подробная оценка деятельности врачебных управ и врачебных отделений губернских правлений. Задачами врачебных управ были руководство деятельностью уездных и городовых врачей, контроль за всеми медицинскими заключениями, а также выдача заключений по делам, в которых имелись противоречия результатов экспертизы с обстоятельствами следствия, разногласия между врачами или у судебно-следственных  органов возникали сомнения в правильности заключения врача. По таким делам судебный следователь представлял копию свидетельства во врачебную управу, которая и разрешала сомнение путем затребования дополнительных объяснений или назначением переосвидетельствования (В.П.Нестеров, 1878). Экспертиза в этом случае была комиссионной: в ней участвовали местный судебный врач, врачебный инспектор и его помощник, для  разрешения частных вопросов приглашались специалисты. В функции врачебных управ входило также проведение судебно-химических, химико-микроскопических и биологических исследований вещественных доказательств.

Являясь инспектирующим органом, управа контролировала все судебно-медицинские экспертизы. Копии судебно-медицинских актов поступали во врачебные управы, которые были обязаны коллегиально утвердить или исправить судебно-медицинский акт и свидетельство врача. Только с визой врачебной управы акт судебно-медицинской экспертизы мог быть приобщен к судебному или следственному делу.

Специальных судебных врачей до революции не было, и судебно-медицинские функции исполнялись уездными и городовыми, а также, значительно реже, полицейскими (санитарными) врачами.

Для замещения должностей уездных и городовых врачей врачебные управы приглашали медиков с дипломами лекаря, штаб-лекаря, медико-хирурга или доктора и свидетельством на звание уездного врача; при отсутствии таких кандидатов на должность инспектора назначались врачи без ученых званий с обязательством сдать экзамен в течение года (В.П.Нестеров, 1878).

В каждом губернском городе на службе должен был находиться городовой врач, в каждом уезде – один уездный врач. В Москве и Санкт-Петербурге в каждом уезде работало по два врача, поэтому врачебные штаты здесь были значительно большими: в 1825 г. в Москве при полицейском управлении числилось 25 врачей и 3 городских акушера, а в Санкт-Петербурге – 19 врачей и столько же акушеров. Всего на территории России в 1913 г. работало 350 уездных и городовых врачей.

Подробно изложена история создание Устава судебной медицины и его роль в становлении и развитии судебно-медицинской службы XIX столетия.

В работе разобран правовой статус судебного врача по реформе 1864 г. Были подписаны Александром II и вступили в действие новые судебные уставы. Обращалось также внимание на усиление влияния врачей на следствие и судебный процесс. Для повседневной деятельности судебных врачей большое значение, чем порядок рассмотрения уголовных дел и введение процесса, имело изменение судебной и полицейской системы в целом. Новые судебные уставы существенно подняли значимость судебных врачей при рассмотрении в судах уголовных дел. Теперь судебный процесс имел гласный характер, а врач не только проводил экспертизу, но и выступал в суде, подвергаясь допросу со стороны обвинителя и защитника.

Судебная реформа  1864 г., в целом, была проведена качественно и судебное законодательство России стало одним из самых передовых в мире, но не было лишено недостатков. Роль эксперта в судебном процессе  не была четко прописана. Можно утверждать, что судебная реформа 1864 г. поставила судебных медиков в новые условия участия в судопроизводстве, способствовала повышению уровня судебно-медицинских исследований.

После земской реформы 1864 г. большая часть уездных и городовых врачей перешла на земскую службу. Если врач и оставался на государственной службе, то только при условии соединения ее со службой по земству, а где это было неосуществимо, там места уездных и городовых врачей оставались незанятыми: вакантными до революции оставались 1/7 всех должностей.

Изложены вопросы подготовки  будущих специалистов в области судебной медицины в Москве. Приведены данные связанные с историей развития  старейшей кафедры судебной медицины в России – кафедры судебной медицины Императорского московского университета. Дана характеристика учебного процесса,  оснащенности кафедры инструментами и материалом. Приведены сведения о профессорско-преподавательском составе. Помимо того изложены данные о медицинских изданиях, в которых публиковались работы по судебной медицине. Представлены сведения о  развитии, строительстве, структуре и оснащении полицейских моргов в г. Москве, существовавших до 1917 года.

В 4 главе освящено начало формирования судебно-медицинской службы после Октябрьской революции 1917 г. Дело судебно-медицинской экспертизы Октябрьская революция 1917 г. застала подведомственным Министерству внутренних дел и подвергла его, как и все здравоохранение, коренным преобразованиям.  7 декабря 1917 г. были упразднены все правовые институты царской России. Пытаться использовать дореволюционную систему судебно-медицинской экспертизы или перестраивать ее Советы не собирались (А.И.Нестеренко, 1965).

Управление главного врачебного инспектора комиссариата внутренних дел и должность главного врачебного инспектора были упразднены, а учреждено Управление медицинской частью Комиссариата внутренних дел.

Декретом СНК медицинские коллегии всех ведомств были объединены в Совет врачебных коллегий (до 28 декабря 1917 г. он назывался «временным»). Совет врачебных коллегий был учрежден как высший медицинский орган, который должен ведать всеми врачебно-санитарными делами республики, координировать деятельность медицинских коллегий всех ведомств и разрабатывать законопроекты по медицинской части; председателем Совета был назначен доктор А.Н.Винокуров.

Приказом НКВД № 6 от 28 марта 1918 г. был упразднен Медицинский совет, а все дела его были переданы Управлению медицинской части. 29 марта Медицинская коллегия НКВД была переименована в секцию медицинской экспертизы; в ее работе принимали участие профессор кафедры  судебной медицины Московского университета А.И.Крюков и доктор Н.Н.Эсаулов (В.А.Рожановский, 1927).

На V Всероссийском съезде советов, проходившем 10 июля 1918 г., была принята Конституция РСФСР, согласно которой при Совете Народных Комиссаров были образованы 17 Народных Комиссариатов, в том числе и Народный Комиссариат Здравоохранения (В.А.Рожановский, 1927).

18 июля 1918 г. председателем СНК было подписано «Положение о Народном Комиссариате Здравоохранения», по которому НКЗ является центральным медицинским органом, руководящим всем медико-санитарным делом РСФСР, состоит из 5 отделов: военно-санитарного, гражданской и страховой медицины, школьно-санитарного и путей сообщения. Все имущество, дела и кредиты медицинских управлений отдельных комиссариатов были переданы в НКЗ. На местах должны были организоваться медико-санитарные отделы, объединяющие все медико-санитарные дела на основании «Положения о НКЗ» и его инструкций. Судебно-медицинская экспертиза вошла в отдел гражданской медицины НКЗ.

В 1 части  4 главы дана оценка созданию организационно-штатной структуры судебно-медицинской экспертизы, отдела медицинской экспертизы НКЗ. Для заведования делом судебно-медицинской экспертизы в стране и решения вопросов по судебным и административным делам в октябре 1918 г. в составе Отдела гражданской медицины был учрежден Подотдел медицинской экспертизы, первым заведующим которого стал Н.М.Лавягин.. В своих действиях Подотдел медицинской экспертизы руководствовался утвержденным 19 ноября 1918 г. НКЗ РСФСР «Положением», по которому в его задачи входило решение всех судебно-медицинских вопросов, объединение медицинских экспертов, определение их прав и обязанностей, издание правил и инструкций по судебно-медицинской экспертизе.

С октября 1918 г. по июль 1919 г. Подотделом было издано 15 инструкций и положений, в том числе «Положение о подотделах медицинской экспертизы»,

Подотдел заведовал и руководил деятельностью лаборатории для исследования вещественных доказательств при НКЗ, в которой проводились химические, микроскопические, биологические и другие исследования, разрабатывал основы финансирования органов судебно-медицинской экспертизы на местах, устанавливал нормы ассигнований и вел переписку с другими ведомствами и подведомственными учреждениями.

В состав губернских и столичных отделов здравоохранения вошли подотделы медицинской экспертизы, основной задачей которых была организация на местах медицинской экспертизы. Функции, права и обязанности подотделов были изложены в «Положении о подотделах медицинской экспертизы медико-санитарных отделов советов рабочих и крестьянских депутатов», во главе подотдела стоял заведующий, приглашаемый местным отделом здравоохранения.

Подотделы руководствовались распоряжениями и указаниями НКЗ и ведали медицинскими, медико-юридическими и медико-административными делами. К медицинским делам относились руководство работой районных и уездных медицинских экспертов, решение кадровых вопросов, проведение специальных лабораторных исследований, устройство музеев, созыв местных совещаний по вопросам медицинской экспертизы. К категории медико-юридических дел имели отношение организация судебных экспертиз, установление на местах порядка освидетельствования мертвых тел, живых лиц и исследования вещественных доказательств, выдача заключений по запросам судебных властей, касающихся спорных и сложных случаев.

В Москве в мае 1918 г. было ликвидировано Врачебное управление, а все дела его, в том числе и судебно-медицинские, были переданы в организованный при IX Врачебно-санитарном отделе врачебно-административный подотдел. 19 ноября 1918 г были утверждены «Положение о Подотделе медицинской экспертизы медико-санитарного отдела Московского Совдепа» и особые штаты судебных врачей для Москвы. Заведующим Московским подотделом медицинской экспертизы был назначен Н.И.Эсаулов.

Штат подотдела медицинской экспертизы состоял из заведующего, который зачастую исполнял функции городского или уездного эксперта, и его помощника.

Для Московского подотдела медицинской экспертизы, на 1918 г., был установлен особый штат, в который входили заведующий, 10 судебных врачей (9 районных  и 1 резервный), 5 помощников судебных врачей, секретарь, 3 делопроизводителя, 2 курьера.

В объявлении IX Врачебно-санитарного отдела  Совета рабочих депутатов, извещавшем о работе судебно-медицинской экспертизы, было сказано о том, что Москва разделена на 9 районов (Городской, Хамовническо-Доргомиловский, Замоскворецко-Даниловский, Рогожско-Симоновский, Сокольническо-Мещанский, Басманно-Лефортовский, Сущевско-Мариинский, Бутырско-Петровский, Арбатско-Пресненский), указывались фамилии судебных врачей и места, где проводятся исследования трупов и освидетельствования потерпевших.

Судебно-медицинскими экспертами после революции считали врачей, получивших общемедицинскую подготовку во время учебы на медицинских факультетах университетов и зачисленных на государственные должности медицинских экспертов. Первыми кадрами для судебно-медицинской экспертизы стали бывшие уездные и городовые врачи, люди с большим стажем и огромным опытом: даже через несколько лет, когда состав судебно-медицинских экспертов пополнился молодыми врачами, средний возраст экспертов составлял 50,7 лет, причем 53 % из них достигло (или перешло) 55-летний рубеж; их общеврачебный стаж в среднем составлял 25,4 года, а средний судебно-медицинский (или уездный) - 16,3 года.

Циркуляром НКЗ № 675/2339 от 28 мая 1919 г. были установлены штаты подотделов медицинской экспертизы губздравотделов: в городах - 1 эксперт на 100 тыс. человек, в уездах - 1 эксперт на 2 уезда. В отношении распределения штатов судебных врачей Подотдел медицинской экспертизы, скорее всего, исходил исключительно из возможности обеспечить экспертизу кадрами: в 1919 г. на 205 уездов, включая Москву и Петроград, налицо было 170 экспертов, что вдвое меньше по сравнению, например, с 1913 г.. Такое распределение штатов судебных врачей зачастую не соответствовало административно-территориальному делению и не могло удовлетворить ни население, ни судебно-следственные органы

В обязанности медицинских экспертов входили дача заключений по результатам экспертизы живых лиц, трупов и вещественных доказательств, которые производились по требованию учреждений, организаций и частных лиц. В последнем случае заключения должны были ограничиваться только констатацией данных без их оценки и определения их значения, а если при экспертизе обнаруживались обстоятельства, указывающие на преступление, эксперт был обязан немедленно довести их до судебно-следственных органов.

Освидетельствования живых лиц и исследования мертвых тел завершались составлением актов медицинской экспертизы, состоящих из введения, описательной части и заключения, которые отправлялись по назначению под расписку, а копии их в недельный срок представлялись в местный подотдел медицинской экспертизы.

В новом «Положении о судебно-медицинских экспертах», утвержденном НКЗ и НКЮ 24 октября 1921 г., нашли отражение некоторые резолюции I Всероссийского съезда: теперь эксперт имел право в отсутствие следователя при наличии двух свидетелей и представителя администрации проводить вскрытие или исследование трупа, а перед выдачей заключения требовать для рассмотрения весь следственный материал с целью дополнения или изменения данных экспертизы или проведения доследования.

Во 2 части 4 главы приведены данные о проводимых губернских съездов и I Всероссийском съезде судебно-медицинских экспертов. Для обсуждения вопросов строительства судебно-медицинской службы на местах и фактического проведения в жизнь постановлений центра в 1919-1920 гг. в Смоленской, Ярославской, Иваново-Вознесенской, Тульской, Тверской и Воронежской губерниях состоялись съезды медицинских экспертов с участием представителей юстиции, уголовного розыска, милиции и других ведомств. Главными вопросами, поднимавшимися на съездах, были кадровый, финансовый и вопрос материально-технического обеспечения судебно-медицинской экспертизы. Поднимались и обсуждались также вопросы об освобождении врачей-экспертов от участия в социально-трудовой экспертизе и принудительного совместительства с другими должностями и др. Губернские съезды подготовили почву для проведения масштабного съезда судебных врачей.

I-й Всероссийский съезд судебно-медицинских экспертов проходил с 20 по 25 сентября 1920 г. в Москве и собрал представителей 32 губерний - делегатов, представителей судебно-следственных органов, профессоров вузов, криминалистов, медицинских экспертов и сотрудников НКЗ. Основное внимание участников съезда было направлено на организацию судебно-медицинской службы и правовое обеспечение  эксперта.

3 часть 4 главы посвящена материально-техническому оснащению судебно-медицинской экспертизы, развитию лабораторной службы, моргов и амбулаторий.

Специальных помещений для освидетельствований живых лиц, согласно отчетам, долгое время не было ни в одной губернии. В большинстве губерний освидетельствования живых лиц проводились в частных квартирах, квартирах судебных врачей, на местах происшествия и в помещениях различных учреждений: кабинетах следователей, милиции и др.

Только в Москве освидетельствования живых лиц проводились в специально отведенных в каждом судебно-медицинском районе пунктах в приемных покоях больниц, в которых врачи принимали потерпевших и обвиняемых ежедневно в «присутственные дни» с 10 часов утра. К 1924 г. в городе уже функционировали 6 самостоятельных районных амбулаторий, а кроме того, была устроена специализированная центральная амбулатория, где проводились освидетельствования, требующие участия узких специалистов (судебно-психиатрические, судебно-гинекологические и др.), а также экспертизы для определения размера утраты трудоспособности (Н.Н.Эсаулов, 1925).

Практически ни в одной губернии и области не было специальных помещений для вскрытий трупов. В крупных университетских городах трупы вскрывались в секционных при кафедрах судебной медицины, в других местах - непосредственно на месте их обнаружения, в покойницких городских больниц, либо в часовнях.

В Москве вскрытия трупов производились в Лефортовском морге, а также в институтах судебной медицины университета и Высших женских курсов, где трупы служили в качестве учебного материала для студентов (Н.Н.Эсаулов, 1925). Штат морга к 1922 г. состоял из судебного врача, прозектора, 1 фельдшера-помощника, служителя и 5 технических помощников.

В 4 части 4 главы изложено финансирование судебно-медицинской экспертизы.  В первое послереволюционное время судебно-медицинская экспертиза финансировалась за счет кредитов, выделяемых НКЗ. Циркуляром № 675/2339 от 28 мая 1919 г. на содержание губернских подотделов медицинской экспертизы в январе-июне 1919 г. было выделено 2,1 млн. руб. Были также открыты кредиты на разъезды заведующего, оборудование и содержание кабинетов для освидетельствований, выписку периодических изданий, учебных пособий и пр., канцелярские и типографские расходы. Здесь же определялось содержание экспертов, их суточные, прогонные, средства на содержание помещений для вскрытий, на выемку и пересылку вещественных доказательств, на оплату вознаграждения консультантам и специалистам и т.д.

Таким образом, нужды судебно-медицинской экспертизы должны были оплачиваться за счет местного бюджета, и без того переживавшего тяжелый кризис.

В 5 главе изложено начало формирования судебно-медицинской службы в СССР в 1920-30 гг. В 1 части данной главы представлена структура судебно-медицинской службы и основные направления её формирования. В 1923–29 гг. в СССР проводилась административно-территориальная реформа на основе принципа «экономического районирования». В ее ходе были упразднены губернии, уезды и волости и созданы области (края), округа и районы. В соответствии с новым административно-территориальным делением изменялась и структура судебно-медицинской службы на территории РСФСР.

2 июля 1928 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили «Положения» о краевых (областных) и губернских отделах (управлениях) здравоохранения, согласно которым краевые (областные) отделы здравоохранения должны были заниматься организацией судебно-медицинской экспертизы в крае (области), губернские отделы здравоохранения - в губернии; осуществлять же ее призваны были уездные органы здравоохранения. Несколько позже НКЗ утвердил «Положения» об окружном, уездном отделах и районном отделении здравоохранения, по которому на окружной отдел здравоохранения возлагалась организация судебно-медицинской экспертизы в пределах округа, а на уездный отдел здравоохранения - осуществление ее в пределах уезда. Районные отделения здравоохранения должны были содействовать организации судебно-медицинской экспертизы в пределах района.

21 августа 1929 г. НКЗ утвердил «Положение о главном, краевом (областном), окружном и городском судебно-медицинском эксперте», в соответствии с которым судебно-медицинскую экспертизу в округах (городах) осуществляют штатные судебно-медицинские эксперты, обслуживающие определенные участки или районы. Лишь при отсутствии судебно-медицинского эксперта или невозможности его прибытия, а также по «маловажным делам» к исполнению обязанностей судебно-медицинского эксперта мог привлекаться другой врач, состоящий на государственной службе. Руководство судебно-медицинской экспертизой в крае (области) осуществлял краевой судебно-медицинский эксперт, состоящий при краевом (областном) отделе здравоохранения, который в административном отношении подчинялся заведующему краевым (областным) здравотделом, а в научно-практическом – Главному судебно-медицинскому эксперту НКЗ, должность которого была учреждена в 1924 г.

Во 2 части данной главы рассмотрена проблема «случайных экспертиз», учета и контроля временных и случайных экспертов. Огромная территория страны и неукомплектованность штата экспертов были причиной того, что к освидетельствованиям живых лиц и вскрытиям трупов неизбежно и часто привлекались участковые, санитарные, больничные, вольнопрактикующие и другие врачи. Отсутствие законодательных документов о порядке привлечения к судебно-медицинским обязанностям таких врачей приводило к тому, что судебно-следственные органы, не считаясь с основной работой врачей и руководствуясь статьями законов, обязывали их исполнять экспертную работу даже в то время, когда те вели прием или больной нуждался в срочной медицинской помощи (Б.Владимиров, 1926).

Экспертизы и освидетельствования, выполненные неподготовленными к такой работе «случайными» и временными экспертами были низкого качества. К тому же если судебно-медицинские эксперты регулярно отчитывались перед губздравотделами о своей деятельности, то экспертизы временных экспертов, в которых встречались «самые невероятные исследования и заключения, указывающие на отсутствие не только судебно-медицинских, а вообще всяких медицинских знаний»  ускользали от учета и наблюдения (Я.Л.Лейбович, 1925). «Случайные» экспертизы, на основании которых строились обвинительные заключения, запутывали и усложняли уголовные дела. Для повышения уровня судебно-медицинских знаний временных и «случайных» экспертов Я.Л.Лейбович настоятельно рекомендовал всем участковым врачам пройти краткий курс судебной медицины. Избежать неграмотных экспертиз можно было путем жесткого контроля со стороны вышестоящих судебно-медицинских органов, для чего копии актов «случайных» экспертов надлежало направлять в губ- и облздравотделы, а тщательное соблюдение такого порядка поручить органам следствия.

3 часть 5 главы посвящена судебно-медицинским экспертам, штатам, финансированию, правам и обязанностям их, подготовке и повышению квалификации. Основной контингент судебных врачей составляли бывшие городовые и уездные врачи, которым после революции было уже по 50-60 лет. Ко второй половине 20-х гг. ХХ в. число работающих экспертов стало уменьшаться в связи с их преклонным возрастом или смертью. Молодые же врачи неохотно избирали своей специальностью судебную медицину из-за низкой заработной платы и тяжелых условий работы.

Штатным расписанием, составленным НКЗ РСФСР на 1925 – 1926 гг., были предусмотрены 412 уездных и окружных судебно-медицинских экспертов, 29 городских (12 – в Ленинграде, 15 – в Москве, по одному в Нижнем Новгороде и Рязани) и 28 судебных химиков. В 1925 г. на территории России работало 383 судебно-медицинских эксперта, 41 судебный химик и 108 технических помощников; в 1926 г. число судебно-медицинских экспертов увеличилось до 396 за счет молодых врачей; число судебных химиков увеличилось до 43, а технических помощников - сократилось до 99 (А.М.Гамбург, 1962).

Взаимоотношения судебно-медицинских экспертов с органами юстиции, расследования и здравоохранения, а также производство судебно-медицинской экспертизы определялось действующими законоположениями и инструкциями: «Положением о судебно-медицинских экспертах» 1921 г., «Правилами судебно-медицинского исследования трупов», «Правилами для составления заключения о тяжести повреждения» и др. (С.В.Шершавкин, 1968).

В 4 части 5 главы рассмотрено материально-техническое обеспечение судебно-медицинской экспертизы. Дана оценка и характеристика деятельности и оснащенности судебно-медицинских лабораторий, амбулаторий и моргов.  Представлены сведения о съездах, совещаниях, научных обществах судебных врачей. В конце 20-х годов в большинстве губерний прошли совещания судебно-медицинских экспертов с участием Главного судебно-медицинского эксперта НКЗ Я.Л.Лейбовича совместно с представителями кафедр судебной медицины, милиции, уголовного розыска, прокуратуры и суда

Циркуляром НКЗ № 230 от 27.11.1926 г. здравотделы были оповещены о созыве II Всероссийского съезда судебно-медицинских экспертов, который был приурочен ко времени проведения Всероссийского съезда юстиции с тем, чтобы часть делегатов могла принять участие в работе обоих съездов. На съезд были приглашены представители от каждого губ- и облздравотдела и здравотделов автономных областей и республик, уездные эксперты, представители крайздравотделов Сибири, Северного Кавказа и Уральской области, Центральной и районных судебно-медицинских лабораторий. По отдельному списку были приглашены губернские судебные химики, профессора кафедр судебной медицины вузов. Приглашались также все судебно-медицинские эксперты СССР, судебные химики и другие врачи.

6 глава посвящена судебно-медицинской службы в СССР перед Великой Отечественной войной. В 1 части данной главы отмечены изменения структуры  судебно-медицинской службы и порядка проведения экспертизы в 30 гг. ХХ в. Для рассмотрения вопросов, возникающих в практической работе судебно-медицинских экспертов и работников судебно-следственных органов, в качестве совещательного органа при НКЗ в 1932 г. был учрежден Междуведомственный судебно-медицинский совет. В его функции входило рассмотрение вопросов о территориальном распределении судебно-медицинских экспертов и лабораторий, разработка мероприятий, направленных на улучшение качества судебно-медицинской экспертизы, обеспечивающих контроль над «случайными» экспертизами, норм работы судебно-медицинских экспертов и химиков, а также стандартов, применяемых в судебно-медицинской практике; разработка мероприятий по предупреждению преступности, самоубийств, скоропостижной смерти, отравлений и пр., методов борьбы с «врачебными ошибками», обсуждение правил судебно-медицинских и судебно-химических исследований.

Постановления совета являлись обязательными для исполнения на всей территории страны и вступали в силу после их утверждения НКЗ, НКЮ и главмилицией.

В 30-х гг. ХХ в. продолжалась борьба со «случайными» экспертизами. Приказом НКЗ № 990 от 1.10.1935 г. здравотделам было еще раз указано, что при производстве судебно-медицинских экспертиз все врачи, привлекаемые к этой работе, должны руководствоваться действующими правилами и инструкциями по судебно-медицинской экспертизе.

В 1934 г. в связи с изменением административно-территориального деления республики (в 1930 г. были ликвидированы округа), в отмену «Положения о судебно-медицинских экспертах» 1921 г. и «Положения о главном, краевом (областном), окружном и городском судебно-медицинском эксперте» 1929 г. НКЗ по согласованию с прокурором РСФСР было утверждено «Положение о производстве судебно-медицинской экспертизы» (Приказ НКЗ № 47/39 от 16.02.1934 г.). Согласно новому «Положению», судебно-медицинская экспертиза состоит в ведении органов здравоохранения (районных, областных, краевых, городских) и подчинена им в административно-хозяйственном отношении. Научно-практическое руководство экспертизой осуществляется НКЗ через Главного и краевых (областных) инспекторов по судебно-медицинской экспертизе.

Судебно-медицинская экспертиза осуществляется районными судебно-медицинскими экспертами, являющимися 1-й судебно-медицинской инстанцией; краевыми, областными и городскими инспекторами по судебно-медицинской экспертизе – 2-й судебно-медицинской инстанцией, и главным инспектором по судебно-медицинской экспертизе НКЗ РСФСР, являющимся 3-й судебно-медицинской инстанцией.

В 1939 г. НКЗ СССР представил СНК СССР на голосование и утверждение проект положения «О мерах укрепления и развития судебно-медицинской экспертизы», который предусматривал мероприятия по упорядочению работы судебно-медицинской экспертизы, порядок руководства местными ее органами, комплектации работников, упорядочение подготовки судебно-медицинских экспертов и т.д.; члены СНК единогласно проголосовали за новое положение. В соответствии с Постановлением СНК СССР устанавливался следующий порядок организации работы и содержания судебно-медицинской экспертизы. Судебно-медицинская экспертиза осуществляется районными, межрайонными, окружными и городскими экспертами; областными, краевыми судебно-медицинскими экспертами, а также республиканскими судебно-медицинскими экспертами автономных республик; главными судебно-медицинскими экспертами НКЗ союзных республик. Руководство судебно-медицинской экспертизой в целом по стране возлагалось на Главного судебно-медицинского эксперта НКЗ СССР. Практическое и методическое руководство работой экспертов и контроль за выполнением судебно-медицинских экспертиз осуществлялось областными и краевыми экспертами в отношении экспертов, работающих на территории данной области или края, республиканскими и главными экспертами в отношении всех экспертов, работающих в данной республике.

НКЗ СССР было поручено по согласованию с НКЮ и Прокуратурой СССР разработать и ввести в действие инструкцию о производстве судебно-медицинской экспертизы.

Для исполнения постановления СНК  НКЗ СССР обязал НКЗ союзных республик к 1 ноября 1939 г. провести реорганизацию работы судебных экспертов, установить единую номенклатуру судебных учреждений и судебно-медицинских должностей и провести персональный учет судебно-медицинских экспертов – врачей, химиков, биологов, а также выделить средства, необходимые для развертывания мероприятий по судебно-медицинской экспертизе в текущем году.

2 часть 6 главы посвящена развитию научно-исследовательских институтов судебной медицины. НИИ судебной медицины НКЗ РСФСР был создан на основании приказа НКЗ № 137 от 7 марта 1931 г. на базе Центральной судебно-медицинской лаборатории НКЗ и кафедр судебной медицины 1-го и 2-го Московских медицинских институтов. Практическая организация института, начатая в 1932 г., завершилась к 1933 г. В задачи института входило проведение научно-исследовательских работ в области судебной медицины, судебной химии и производства сывороток, повышение квалификации судебно-медицинских кадров; проведение особо сложных и повторных экспертиз, научно-методическое руководство судебно-медицинскими учреждениями страны. Постановлением СНК РСФСР от 28 февраля 1933 г. институту был присвоен титул Государственного Научно-исследовательского института судебной медицины НКЗ РСФСР. С 1 марта 1933 г Центральная Судебно-медицинская лаборатория считалась «поглощенной Институтом» и больше в официальных документах не должна была упоминаться. Приказом по ГНИИСМ № 12 от 14 июня 1933 г. был создан Научный совет. Объем обязанностей, возложенных на него был велик: в число их входили рассмотрение и обсуждение проблемно-тематических планов деятельности института и осуществление контроля за качеством и своевременностью их выполнения; контроль за выполнением научных работ; разработка учебных планов и программ курсов по усовершенствованию врачей и планов стажировки; разработка общих и индивидуальных планов и программ занятий с аспирантами; выбор тем диссертационных и дипломных работ; разработка планов и программ по судебной медицине и судебной химии в вузах; контроль за занятиями с врачами и аспирантами, проводимыми в институте; обсуждение вопросов реорганизации Института и организации новых институтов и филиалов; обсуждение отчетов директора о деятельности Института; разработка и рассмотрение проектов инструкций, циркуляров и законоположений, касающихся судебно-медицинской экспертизы по согласованию с НКЗ; обсуждение рационализаторских работ, изобретений и нововведений по судебной медицине и др.

3 часть 6 главы посвящена деятельности судебно-медицинских экспертов, рассмотрены штаты,  правовое обеспечение, подготовка и повышение квалификации. В 4 части данной рассмотрена материально-техническая база судебно-медицинской экспертизы. В 5 части 6 главы исследованы финансовое обеспечение судебно-медицинской экспертизы и материальное положение врачей экспертов. В 30-х гг. ХХ в. на материальное обеспечение судебных врачей наконец-то было обращено должное внимание, и заработная плата их стала приближаться к таковой санитарных врачей. Согласно «Постановлению» СНК СССР за № 1137 от 16.12.1931 г., с 1932 г. врачи судебно-медицинской экспертизы и судебно-медицинских лабораторий ΙΙ пояса стали получать 200-270 руб., Ι пояса - 345 руб., а в 1935 г. судебные врачи были тарифицированы по ставке врачей - государственных санитарных инспекторов (общих и отраслевых. С этого времени эксперты со стажем до 5 лет стали получать 350 руб., свыше 5 лет - 450 руб., а имеющие стаж свыше 10 лет или ученую степень - 550 руб.

В 7 главе освящено развитие судебно-медицинской службы во второй половине ХХ столетия. Нападение фашистской Германии на Советский Союз помешало выполнение намеченных планов по поводу укрепления судебно-медицинской службы. Это в первую коснулось выполнение Постановления Совнаркома СССР от 4 июля 1939 г. № 985 «О мерах укрепления и развития судебно-медицинской экспертизы» и приказа по НКЗ СССР от 1 сентября 1939 г. № 531, изданного во исполнение Постановления СНК СССР. Данное Постановление настоятельно требовалось жизнью и, несомненно, явилось важным этапом развития судебно-медицинской службы в стране. Им были установлены основные принципы организации судебно-медицинской деятельности (ведомственность службы и подчиненность экспертов, источники финансирования, условия работы и др.), впервые были определены нормы количества штатных экспертов и технических помощников. Для закрепления в судебно-медицинской экспертизе врачей, получивших специальную судебно-медицинскую подготовку, запрещалось переводить их на другие должности без санкции НКЗ СССР. Рассмотрен вклад отечественных судебных медиков в годы Великой Отечественной войны. Немаловажное значение в годы войны имел Приказ НКЗ СССР № 431 от 25 августа 1942 г. «О запрещении врачам именоваться судебномедицинскими экспертами». Этот Приказ был обусловлен тем фактом, что участились случаи, когда врачи, не имеющие никакого отношения к судебно-медицинским организациям, представляли себя следственным и судебным органам в качестве судебно-медицинских экспертов и таким наименованием скрепляли и визировали документы. Это вводило в заблуждение органы следствия и суда. Было подчеркнуто, что практика самозванства дезорганизует постановку судебно-медицинской экспертизы, мешает вести учет, контроль и наблюдение за работой судебно-медицинских экспертов и устранять обнаруженные дефекты. В приказе было указано, что именовать себя судебно-медицинскими экспертами имеют право лишь врачи, занимающие штатные судебно-медицинские должности и категория работников кафедры и научных организаций судебной медицины соответственно Приказу НКЗ СССР за № 531, п. III от 1 сентября 1939 г.

       После окончания Великой Отечественной войны встала новая задача - восстановление и развитие народного хозяйства. В частности, был проведен ряд мероприятий, направленных на восстановление судебно-медицинской службы страны. Министерство здравоохранения СССР издало ряд директив, важнейшими из которых являлись: Приказ от 16 февраля 1948 г. № 82 «О мероприятиях по укреплению судебно-медицинской экспертизы», Приказ от 14 июля 1951 г. № 643 «О реорганизации судебно-медицинской экспертизы и утверждении штатных нормативов медицинского персонала судебно-медицинской экспертизы».

Существенное значение для судебных медиков имела «Инструкция о производстве судебномедицинской экспертизы в СССР», утвержденная МЗ СССР 13 декабря 1952 г., согласованная с Прокуратурой СССР, Министерством юстиции СССР и МГБ СССР. Данная инструкция, помимо общих положений, установила права и обязанности судебно-медицинских экспертов, подчиненность и структуру судебно-медицинской службы и её подразделений.

       В соответствии с Приказом от 21 ноября 1949 г. № 870 «О сети и номенклатуре учреждений здравоохранения» было утверждено и введено в действие положение о бюро судебно-медицинской экспертизы, номенклатуру экспертных должностей с судебно-медицинских учреждений. Все вышеизложенное было отражено в Приказе по МЗ СССР от 29 января 1953 г. № 115 «Положение о бюро судебномедицинской экспертизы и номенклатура экспертных должностей в судебномедицинских учреждениях». Порядок работы бюро судебно-медицинской экспертизы  определялся «Инструкцией о производстве судебномедицинской экспертизы в СССР», утвержденной МЗ СССР 13 декабря 1952 г. Данный документ явился нормативным для бюро судебно-медицинской экспертизы Москвы, определившим работу данного учреждения на долгие годы.

В 1995 г., Приказом Минздрава РФ № 51 от 13.03.1995 г., был образован Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, сочетающий работу по руководству практическими и научными учреждениями. Однако такое положение существует только на государственном уровне.

В 1978 г. вышел приказ Министерства здравоохранения СССР № 694, утвердивший Положение о бюро судебно-медицинской экспертизы, заведующем подразделением, начальнике бюро, враче - судебно-медицинском эксперте.

Важное значение для судебно-медицинской службы имел Приказ Минздрава РСФСР № 35 от 27 февраля 1991 г. «О дальнейшем развитии и совершенствовании судебно-медицинской экспертизы в РСФСР». Именно данный Приказ утвердил положение о бюро Главной судебно-медицинской экспертизы МЗ РСФСР, положение о Главном судебно-медицинском эксперте МЗ РСФСР, рекомендовал перечень штатных должностей медицинского персонала бюро СМЭ, а также правила изъятия и направления материала на лабораторные исследования и ряд других положений. Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы полностью соответствует положениям данного документа.

В 8 главе описаны статистические результаты судебно-медицинского мониторинга насильственной смерти. Результаты мониторингового анализа и оценки материалов Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы о насильственной смерти в период с 1988 г. по 1997 г. свидетельствует о том, что продолжавшийся в Москве в течение ряда лет рост количества случаев смерти от насильственных причин достиг наибольшей величины в 1994 г., после чего стало регистрироваться ежегодное уменьшение числа погибших, принявшее характер стабильного процесса.

Количество погибших от насильственных причин в 1997 г. уменьшилось, по сравнению с 1994 г., на 5620 человек, или 32,3%. На 37,5% снизилось число погибших в результате убийства и причинения тяжкого вреда здоровью, на 31,1% - погибших в результате несчастных случаев и на 17,3% - от самоубийств.

Значительное снижение уровня насильственной смерти произошло не только в абсолютных цифрах, но и в относительных показателях. Количество погибших на 1 тысячу населения уменьшилось с 2,0 в 1994 г. до 1,38 в 1997 г., или на 31,0%.

Постоянное с 1995 г. снижение уровня насильственной смерти в г. Москве обусловлено проводимой правительством Москвы работой по реализации Указа президента РФ «О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области» от 10 июля 1996 г. № 1025 и разработанной на его основе Московской региональной программы борьбы с серийными и заказными преступлениями против жизни и здоровья граждан на 1996-1997 гг. Важное значение снижения уровня насильственной смерти имеет осуществляемый правительством Москвы комплекс мер по усилению борьбы с незаконным производством и продажей алкогольных напитков, а также повышению контроля за их качеством, значительному улучшению состояния транспортных коммуникаций и усилению контроля за соблюдением Правил дорожного движения, решению социальных проблем.

Важную роль в предупреждении насильственной смерти и снижении летальных исходов у госпитализированных пострадавших играют принимаемые Департаментом здравоохранения Москвы меры по улучшению организации экстренной, скорой и неотложной медицинской помощи пострадавшим, вводу в действие большого числа новых отделений в городских больницах, оснащении самым современным оборудованием, созданию и развитию специализированных медицинских служб.

По состоянию на 1 января 1998 г., насильственная смерть в Москве наступает в 59,3% в результате несчастных случаев, в 16,6% - в следствие самоубийств и в 15,2% - в результате убийств и тяжкого вреда здоровью. В 8,9% случаев установить род смерти по судебно-медицинским данным не представляется возможным.

Основными видами насильственной смерти в Москве являются: 1) отравления различными веществами – 24,1%, в том числе этиловым алкоголем – 13,2%, окисью углерода – 2,9%, наркотиками и снотворными – 2,6%, лекарственными веществами -1,7%; 2) падения с большой высоты, из положения стоя и при ходьбе – 18,2%; 3) транспортная травма – 16,1%, в том числе автомобильная – 12,8%,  рельсовая – 3,0%; 4) механическая асфиксия – 15,5%, в том числе повешение – 8,6%, в том числе повешение – 8,6%, утопление в воде – 2,7%; 5)  повреждение тупыми предметами – 8,9%; 6) повреждения колюще-режущими орудиями – 6,5%; 7) переохлаждение организма (действие низкой температуры) – 4,4%; 8) огнестрельные повреждения – 3,3%; 9)  термические ожоги (действие высокой температуры) – 2,2%; 10) поражение техническим электричеством – 0,4%; 11) прочие – 0,4%.

В 1997 г., по сравнению с 1994 г., количество смертельных отравлений алкоголем уменьшилось на 48,3%, автомобильной травмы – на 34,3%, рельсовой травмы – на 36,75%, падений с высоты – на 19,2%, повешения – на 17,0%, повреждений тупыми предметами – на 52,2%, переохлаждения – на 42,5%, огнестрельных повреждений – на 45,6%, колото-резаных повреждений – на 26,3%, термических ожогов – на 27,3%. Вместе с тем за этот же период количество отравлений суррогатами алкоголя осталось на прежнем уровне, число отравлений наркотиками и снотворными увеличилось на 89,3%, окисью углерода – на 17,0%, лекарственными веществами – на 62,2%, утопление в воде – на 1,5%, электротравма – на 45,5%.

Отрицательным фактором, способствующим возникновению насильственной смерти, является  наличие у 50% пострадавших состояния алкогольного опьянения. Почти 80% всех погибших составляют лица работоспособного возраста, в том числе мужчины – более 65%, женщины -14,5%. В социальном аспекте большинство погибших составляют рабочие – 28,7%, пенсионеры – 16,8%, служащие – 14,1%, иждивенцы – 9,8%.

В целях дальнейшего развития полученных результатов усиления борьбы за снижение уровня насильственной смерти и её предупреждения представляется важным  включить в число приоритетных мероприятий усиление борьбы с наркоманией, токсикоманией и лекарственной зависимостью, усиление контроля за изготовлением и реализацией алкогольных напитков, активизировать профилактику самоубийств и несчастных случаев в быту, усилить антиалкогольную пропаганду.

ВЫВОДЫ

1.        В Российской империи до 1917 г. судебно-медицинская экспертиза находилось в ведомстве Министерства внутренних дел и была представлена тремя инстанциями: первая – местная: уездные, городовые и полицейские врачи выполняли судебно-медицинские обязанности на местах; вторая – губернская: врачебные управы (врачебные отделения губернских правлений) являлись высшей судебно-медицинской инстанцией в губернии и третья – высшая имперская: Медицинский совет Министерства внутренних дел, который разрабатывал законоположения и инструкции по судебной медицине. Врачи, исполнявшие судебно-медицинские функции, в своей деятельности руководствовались также Уставом судебной медицины. Материально-техническая база судебно-медицинской организации была слабой: специальных лабораторий для судебно-химических исследований, помещений для вскрытий, кабинетов для освидетельствования живых лиц не было. Подготовка врачей к исполнению судебно-медицинских функций проводилась в процессе обучения на кафедрах судебной медицины в университетах и медико-хирургической академии выдающимися отечественными учеными И.Ф.Венсовичем, Е.О.Мухиным, А.О.Армфельдом, Д.Е.Мином, И.И.Нейдингом, П.А.Минаковым и др.

2.        Начало формирования и становление судебно-медицинской службы после 1917 г. связано с организацией Подотдела медицинской экспертизы Отдела Гражданской медицины НКЗ 19 ноября 1918 г. и проходило в период 1918-1999 гг., и включало в себя 4 этапа:

- первый этап (1918-1923 гг.) – официальная постановка вопроса о необходимости создания единой государственной судебно-медицинской службы и возникновение предпосылок для ее формирования; введение судебной медицины в систему здравоохранения и создание структуры службы;

- второй этап (1924-1931 гг.) – выделение судебной медицины в самостоятельную специальность и установление контроля и учета над экспертизами, проводимыми врачами, не состоящими в штате экспертов – больничными, участковыми, военными и др.;

- третий этап (1931-1934 гг.) – организация высшей судебно-медицинской инстанции – Государственного Научно-исследовательского института судебной медицины НКЗ РСФСР, согласование правового статуса экспертов в УПК РСФСР и «Положении о производстве судебно-медицинской экспертизы» 1934 г.

- четвертый этап (1945-1999 гг.) – завершающий этап формирования отечественной судебно-медицинской службы, укрепление и реорганизация судебно-медицинской службы в СССР и в РФ.

3. Судебно-медицинская организация (служба) в России по основным параметрам была создана к 1935 г., однако, из-за слабой материально-технической базы, недостаточного финансирования и нехватки специалистов она не могла обеспечить должного функционирования судебно-медицинской экспертизы на территории страны и её организация была продолжена после Великой Отечественной войны вместе с восстановлением всей отечественной науки и промышленности.

4. Изучение повседневной деятельности врачей, осуществлявших судебно-медицинские функции, показало, что они, несмотря на материально-технические трудности, вполне справлялись с имеющимся объемом работы. Изучение повседневных занятий, уровня и качества жизни городских, уездных и губернских врачей, осуществлявших судебно-медицинскую деятельность, убеждает в наличии тесной связи между правовым сознанием общества и профессиональной этикой судебного медика.

5. Существующая структура и штатная численность судебно-медицинской службы позволяла выполнять изменяющийся объем экспертиз (исследований) трупов, живых лиц и вещественных доказательств. Проводимая судебная реформа требовала повышения доказательности и улучшения качества экспертиз, что, в свою очередь, свидетельствует о необходимости модернизации структуры и материально-технической базы судебно-медицинской службы.

6. Результаты мониторингового анализа и оценки материалов Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы о насильственной смерти в период с 1988 г. по 1997 г. свидетельствует о том, что продолжавшийся в Москве в течение ряда лет рост количества случаев смерти от насильственных причин достиг наибольшей величины в 1994 г., после чего стало регистрироваться ежегодное уменьшение числа погибших, принявшее характер стабильного процесса.

Количество погибших от насильственных причин в 1997 г. уменьшилось, по сравнению с 1994 г., на 5620 человек, или 32,3%. На 37,5% снизилось число погибших в результате убийства и причинения тяжкого вреда здоровью, на 31,1% - погибших в результате несчастных случаев и на 17,3% - от самоубийств.

Значительное снижение уровня насильственной смерти произошло на только в абсолютных цифрах, но и в относительных показателях. Количество погибших на 1 тысячу населения уменьшилось с 2,0 в 1994 г. до 1,38 в 1997 г., или на 31,0%.

Практически все виды насильственной смерти имеют своей составляющей алкогольный компонент.

7. Постоянное с 1995 г. снижение уровня насильственной смерти в г. Москве обусловлено проводимой правительством Москвы работой по реализации Указа президента РФ «О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области» от 10 июля 1996 г. № 1025 и разработанной на его основе Московской региональной программы борьбы с серийными и заказными преступлениями против жизни и здоровья граждан на 1996-1997 гг.

8. Важное значение снижения уровня насильственной смерти имеет осуществляемый правительством Москвы комплекс мер по усилению борьбы с незаконным производством и продажей алкогольных напитков, а также повышению контроля за их качеством, значительному улучшению состояния транспортных коммуникаций (особенно реконструкция МКАД) и усилению контроля за соблюдением Правил дорожного движения, решению социальных проблем (организация помощи престарелым и неизлечимым больным, лицам без определенного места жительства, обслуживание мест массового отдыха и т.д.).

9. Важную роль в предупреждении насильственной смерти и снижении летальных исходов у госпитализированных пострадавших играют принимаемые Департаментом здравоохранения Москвы меры по улучшению организации экстренной, скорой и неотложной медицинской помощи пострадавшим, вводу в действие большого числа новых отделений в городских больницах, оснащении самым современным оборудованием, созданию и развитию специализированных медицинских служб (наркологической, психологической разгрузки, анонимного лечения и др.).

10.  Для повышения качества оказания медицинской помощи гражданам необходимо проведение постоянного мониторинга случаев насильственной и ненасильственной смерти, обобщения и внедрения представлений судебно-медицинских экспертов в адрес медицинских учреждений  по дефектам оказания медицинской помощи, выявленных при проведении судебно-медицинских экспертиз.

11. Изучение становления судебной медицины на территории Москвы, вклада ученых в развитие судебно-медицинской науки и практики, кадрового и организационного формирования службы, расширения перечня методов инструментального и комплексного исследований показало возможность укрепления и дальнейшего развития судебно-медицинской экспертизы  на современном этапе.        

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Публикации и анализ исторических сведений дают возможность оценить, сохранить и сделать доступным широкой медицинской общественности архивные документы, нормативные акты подтверждающие приоритеты отечественной судебно-медицинской науки и практики. Сведения о творческом пути отечественных ученых, сделанных научных открытиях способствуют формированию морально-нравственного облика молодого специалиста в области судебной медицины.

2. Медико-демографическая и криминогенная обстановка на территории Москвы требует дальнейшего продолжения и развития судебно-медицинского мониторинга насильственных видов смерти для выработки государственных мероприятий по их снижению. Ежеквартальные и текущие судебно-медицинские показатели насильственных и ненасильственных случаев могут быть источником оперативной информации при принятии управленческих  решений органами власти, здравоохранения, МВД и прокуратуры.

3. Полученные в ходе проведенного мониторинга данные позволяют планировать дальнейшую работу судебно-медицинской службы крупного мегаполиса направленную на её укрепление, финансирование, внедрение новых медицинских технологий.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Баринов Е.Х. К 160-летию со дня издания первого отечественного учебника по судебной медицине /Е.Х. Баринов//  Судебно-медицинская экспертиза. –М., - 1992. - №4. – с.44-46.

2. Баринов Е.Х. Об одной трагедии в истории России / Е.Х.Баринов, С.В.Мальцев, Ю.И.Бураго// Судебно-медицинская экспертиза. –М.,- 1994. - №2. – с.44-45.

3. Баринов Е.Х.. Продолжение угличской трагедии/ Е.Х.Баринов, Ю.И.Бураго С.В.Мальцев// Судебно-медицинская экспертиза. – М.,- 1996. - №1. – с.43-44.

4. Пашинян Г.А. С.Ф.Хотовицкий – один из основоположников судебной медицины в России (к 200-летию со дня рождения) / Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов// Судебно-медицинская экспертиза. –М.,- 1997. - №2. – с.54-55.

5. Баринов Е.Х. О первых актах судебно-медицинского исследования в Москве /Е.Х.Баринов.// Материалы XIII Пленума Всероссийского общества судебных медиков. – М., - 1998. – с.8.

6. Баринов Е.Х. Франциск Керестури – один из первых судебных медиков Москвы/ Е.Х.Баринов, С.В.Мальцев// Судебно-медицинская экспертиза. – М.,- 1998. - №6. – с.44-46.

7. Пашинян Г.А. Профессор Владимир Михайлович Смольянинов/ Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов//(монография) - М.: A&Я, - 1998. – 78 с.

8. Шигеев В.Б. Времени неподвластен (150 лет Лефортовского морга города Москвы)/В.Б. Шигеев, Е.Х.Баринов//(монография) - М.: A&Я, - 1998. – 64 с.

9. Пашинян Г.А. Кафедра судебной медицины Московского Медицинского Стоматологического Института/Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, Е.В.Беляева, П.О.Ромодановский//(монография)  - М.: Робин, - 1998. – 80 с.

10. Пашинян Г.А. Очерки истории судебной медицины России (XVI-XIX вв.)/ Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, С.П.Фадеев, П.О.Ромодановский//(монография)- М.: Робин,- 1998.-103 с.

11. Жаров В.В. Из истории судебно-медицинской службы Москвы/ В.В.Жаров, Н.Ф.Плавунов, И.Е.Панов, Е.Х.Баринов, В.К.Василевский.//Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины: Сборник научных работ посв. 80-летию Бюро СМЭ КЗМ. – М., – 1998. – с.6-8.

12. Баринов Е.Х. Идентификация неопознанных трупов в Москве в XV- XVI веках/ Е.Х.Баринов//Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины: Сборник научных работ  посв. 80-летию Бюро СМЭ КЗМ. – М., – 1998. – с.43-44.

13. Баринов Е.Х. Первый российский госпиталь, как место проведения первых судебно-медицинских исследований трупов в Москве/Е.Х.Баринов//Проблемы теории и практики судебной медицины: Сборник научных работ посв. 30-летию кафедры судебной медицины ГМА г.Астана. – Астана., - вып.II. – 1998. – с. 20-22.

14. Баринов Е.Х. Необычные случаи длительного сохранения тел умерших/ Е.Х.Баринов, С.П.Фадеев//Судебно-медицинская экспертиза. – М.,- 1999. - №2. – с.38-40.

15. Томилин В.В. Освидетельствование мертвых тел в московском государстве в XVI столетии/ В.В.Томилин, Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов//Сборник трудов Кировского филиала МГЮА. – Киров. – 1999. - №3. – с.195-197.

16. Пашинян Г.А. Основы судебной медицины в госпитальных школах в XVIII веке/Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский, Е.В.Беляева// Актуальные аспекты судебной медицины: Сборник научных работ. – Иж., – вып.V. – 1999. – с. 22-25.

17. Баринов Е.Х. Н.Л.Бидлоо и судебная медицина/Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский// Материалы XIV Пленума Всероссийского общества судебных медиков. – М., – 1999. – с.58-59.

18. Баринов Е.Х. Роль Е.О.Мухина в развитии отечественной судебной медицины/ Е.Х.Баринов// Вестник Межрегиональной Ассоциации «Здравоохранение Сибири». –Новосибирск., - 1999. - № 3. – с.86-89.

19. Пашинян Г.А.  Судебно-медицинская служба в России в первой половине XIX столетия/Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский, С.В.Мальцев// Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики: Сборник научных работ. – Новосибирск., – вып.4. – 1999. – с. 189-191.

20 Баринов Е.Х. Н.Х.Кетчер – московский судебный медик и литератор/ Е.Х.Баринов//Судебно-медицинская экспертиза. – М.,-  2000. - №4. – с.46.

21. Баринов Е.Х. В.М.Рихтер и судебная медицина/Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский// Материалы V Всероссийского съезда судебных медиков «Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской службы Российской Федерации». – Москва- Астрахань., -2000. – с.52-53.

22. Баринов Е.Х. Профессор судебной медицины Московского университета И.Ф.Венсович/Е.Х.Баринов//Вестник Межрегиональной Ассоциации «Здравоохранение Сибири». –Новосибирск., - 2000. - № 1. – с.84-87.

23. Баринов Е.Х. Из истории судебно-акушерско-гинекологических исследований в Москве/ Е.Х.Баринов// Роль техногенных факторов в формировании патологии в Сибири: Сборник научных работ. – Кемерово., – 2000. – с.8-9.

24. Пашинян Г.А. Д.Е.Мин – один из основоположников московской школы судебных медиков (к 180-летию со дня рождения)/ Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов// Судебно-медицинская экспертиза. – 2001. - №1. – с.38-39.

25. Пашинян Г.А. Краткий исторический очерк развития судебной стоматологии/Г.А.Пашинян, Г.М.Харин, П.О.Ромодановский, Е.Х.Баринов, Е.С.Тучик//Судебно-стоматологическая экспертиза: состояние, перспективы развития и совершенствования: Сборник научных работ. – М., – 2001. – с.3-9.

26. Пашинян Г.А. Роль И.В.Буяльского в развитии судебной медицины в России/ Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский // Проблемы экспертизы в медицине. –Иж.,- 2001. - № 3. – с. 39-42. (Бюллетень ВАК, № 4; 2005).

27. Баринов Е.Х. С.Ф.Гаевский- судебный медик и организатор здравоохранения в России/ Е.Х.Баринов, Н.М.Алехина// Судебно-медицинская экспертиза. – М., - 2001. - №6. – с.38-40.

28. Пашинян Г.А. Г.-З.И.Вильга – основоположник отечественной судебной стоматологии/Г.А.Пашинян, Е.Х.Баринов, П.О.Ромодановский// Российский стоматологический журнал. –М., - 2001. - № 3. – с. 45-47.

29. Баринов Е.Х. Александр Петрович Нелюбин – сын земли Вятской/ Е.Х.Баринов, В.Г.Гуляев, А.Е.Мальцев, В.С.Мельников//(монография)  - М:Бумажник, – 2001.- 84 с

30. Пиголкин Ю.И. М.И.Авдеев и кафедра судебной медицины ММА им.И.М.Сеченова/Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, А.В.Маслов//Судебно-медицинская экспертиза. –М.,-  2003. - №1. – с.43-44.

31. Пиголкин Ю.И. На пользу отечества (история судебной токсикологии в биографических очерках) /Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, И.Н.Богомолова//(монография)  - Киров: Тапир. – 2003. – 120с.

32. Пиголкин Ю.И. Профессор Московского университета И.Е.Грузинов/ Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, А.В.Маслов//Медицинская профессура Российской империи в XVIII- первой половине XIX вв.: Краткое содержание и материалы докладов научной конференции. – М., – 2003. – с. 13-14.

33. Баринов Е.Х. Профессор И.Ф.Венсович и его вклад в отечественную судебно-медицинскую науку/Е.Х.Баринов, Ю.И.Пиголкин, А.В.Маслов// Медицинская профессура Российской империи в XVIII- первой половине XIX вв.: Краткое содержание и материалы докладов научной конференции. – М., – 2003. – с. 15.

34. Баринов Е.Х. Московский профессор И.Ф.Эразмус и начало преподавания судебной медицины в Москве/Е.Х.Баринов, А.В.Малов, Ю.И.Пиголкин// Медицинская профессура Российской империи в XVIII- первой половине XIX вв.: Краткое содержание и материалы докладов научной конференции. – М., – 2003. – с. 63.

35. Пиголкин Ю.И. Из истории создания научно-исследовательских институтов судебной медицины в России/Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, Н.М.Алехина // Судебно-медицинская экспертиза. –М., - 2003. - №3. – с.45-46.

36. Пиголкин Ю.И. Медицинский Совет – высшая в Российской империи судебно-медицинская инстанция/ Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, Н.М.Алехина// Судебно-медицинская экспертиза. – М., -2004. - №2. – с.43-44.

37. Баринов Е.Х. Заслуженный профессор Императорского московского университета Александр Осипович Армфельд/ Е.Х.Баринов, А.Е.Мальцев, П.В.Исаченков//(монография)  - М.: Градиент., -2005. – 88 с.

38. Пиголкин Ю.И. С.А.Громов – основоположник отечественной судебной медицины (к 230-летию со дня рождения)/ Ю.И.Пиголкин., Е.Х.Баринов, П.В. Исаченков.// Судебно-медицинская экспертиза. –М.,- 2005. - №1. – с.44-46.

39. Баринов Е.Х. Вклад П.П.Эйнбродта в развитие судебно-медицинской баллистики/ Е.Х.Баринов, Ю.И.Пиголкин, П.В.Исаченков// Судебно-медицинская экспертиза. –М.,- 2005. - №4. – с.41-42.

40. Баринов Е.Х. Профессор И.И.Нейдинг (1838-1904) – выдающийся деятель отечественной судебной медицины/ Е.Х.Баринов,Ю.И.Пиголкин, П.В.Исаченков// Медицинская профессура Российской империи: Краткое содержание и материалы докладов научной конференции. – М., – 2005. – с. 129-130.

41. Пиголкин Ю.И. Профессор Московского университета Иван Иванович Нейдинг (к 100-летию со дня смерти)/ Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, П.В.Исаченков, Н.А.Романько// Судебно-медицинская экспертиза. – М.,-2006. - №1. – с.41-44.

42. Баринов Е.Х. Профессор Императорского московского университета А.О.Армфельд – видный деятель отечественной судебной медицины (к 200-летию со дня рождения)/ Е.Х.Баринов, Ю.И.Пиголкин, П.В.Исаченков// Судебно-медицинская экспертиза. –М., - 2006. - №3. – с.36-37.

43. Баринов Е.Х. П.А.Минаков у истоков судебной стоматологии в России / Е.Х.Баринов, Г.А.Пашинян, П.О.Ромодановский//История стоматологии: Краткое содержание и материалы докладов I Всероссийской конференции. – М., – 2007. – 14-16.

44. Баринов Е.Х. А.В.Григорьев – выдающийся деятель отечественной медицины/ Е.Х.Баринов, И.О.Печерей, П.О.Ромодановский// Проблемы экспертизы в медицине. –Иж.,- 2007. - № 3. – с. 51-54. (Бюллетень ВАК № 4; 2005).

45. Баринов Е.Х. История судебной медицины в биографических очерках/ Е.Х.Баринов, Е.В.Гридасов, Т.В.Честнова, О.В.Гавриленко//(монография) - Тула: Тульский полиграфист. – 2007. – 116 с.

46. Бураго Ю.И. Исторические аспекты судебной гематологии в России до 1917 года/ Ю.И.Бураго, Е.Х.Баринов/(монография) / - М.:Градиент., – 2007. – 49 с.

47. Баринов Е.Х. К истории появления периодических изданий по вопросам судебной медицины в России/ Е.Х.Баринов//  Судебно-медицинская экспертиза. –М., 2008. - №1. – с.42-44.

48. Пиголкин Ю.И. Профессора судебной медицины Московского Императорского университета, 1 ММИ, 1 МОЛМИ, Московской медицинской академии им.И.М.Сеченова/ Ю.И.Пиголкин, Е.Х.Баринов, Е.В.Гридасов//(монография) - ТулГУ., – 2008. – 96 с.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.