WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Перескоков Сергей Васильевич

Экстирпация и пластика пищевода с использованием 

видеоэндохирургической техники

14.01.17 – хирургия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Ростов-на-Дону

2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего

профессионального образования

«Ростовский государственный медицинский университет

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор

Черкасов Михаил Федорович

доктор медицинских наук, профессор

Татьянченко Владимир Константинович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

Федоров Андрей Владимирович

доктор медицинских наук, профессор

Хоронько Юрий Владиленович

  доктор медицинских наук, профессор

Полянцев Александр Александрович

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Московский государственный медико- 

стоматологический университет Росздрава»

Защита состоится «_____» _____________ 2010 г. в _____ часов на заседании

Диссертационного Совета Д 208.008.03. при ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет» Росздрава (400131, г. Волгоград, пл. Павших борцов, 1)

Автореферат разослан «___» _____________ 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного Совета ВолГМУ

доктор медицинских наук, профессор  Л.Д. Вейсгейм 

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы.

Одной из сложных проблем хирургии является лечение больных с заболеваниями пищевода (Давыдов М.И. и соавт., 1991; Черкасов М.Ф., 1999; Черноусов А.Ф. и соавт., 2000; Оноприев В.И.  и соавт., 2003). Основным методом лечения большинства из них остается хирургическое лечение (Черноусов А.Ф. и соавт., 1990-2009; Абакумов М.М.  и соавт., 2003; Bailey S. et al., 2003). До настоящего времени широкий диапазон вопросов, касающихся выбора доступа, объема оперативного вмешательства и способа восстановления непрерывности желудочно-кишечного тракта, остается дискутабельным (Черкасов М.Ф. и соавт., 2001; Blazeby J.M. , 2000).

Рубцовые сужения (стенозы) пищевода  как поздние осложнения ожогов пищевода, занимают второе место среди заболеваний этого органа у пациентов трудоспособного возраста. Восстановительные операции на пищеводе по-прежнему являются наиболее трудоемким, завершающим этапом лечения данной категории больных. При этом послеоперационные осложнения (несостоятельность швов пищеводных анастомозов, некроз трансплантата, стенозы анастомозов, пептические язвы искусственного пищевода и т.д.) составляют 24-42% (Вусик М.В. и соавт., 2002; Марийко В.А. и соавт., 2002), а послеоперационная летальность в зависимости от вида вмешательств варьирует от 4 до 25% (Черноусов А.Ф. и соавт., 2003; Jiang Y.G. et al., 2005).

Хирургическое лечение рака пищевода, несмотря на долгую историю (Байдала П.Г., 2008), продолжает непрерывно развиваться и совершенствоваться. При этом пятилетняя выживаемость больных с этим заболеванием составляет 5% (Мустафин Д.Г. и соавт., 2005; Фокеев С.Д. и соавт., 2006; Fujita H. et al., 1995; Swisher S.G. et al., 2000), и только хирургическое вмешательство оставляет надежду на улучшение состояния (Стилиди И.С. и соавт., 2003; Murakami M. et al., 2000).

Малая травматичность доступов, ранняя реабилитация больных обеспечили экономическую целесообразность и способствовали широкому внедрению видеоэндохирургических методов лечения в клиническую практику. Большинство исследователей особое внимание уделяет анализу результатов операций, произведенных с помощью этой техники, изучению ошибок, осложнений. По мнению В.А. Марийко и соавторов (1999-2006), В.И. Оскреткова и соавторов (1999-2010), М.Ф. Черкасова (1999-2007), Peracchia A. (1997) основными преимуществами таких вмешательств кроме меньшей травматичности являются: хороший визуальный контроль, раннее восстановление легочных функций, малый болевой синдром и снижение числа послеоперационных осложнений. Недостатками авторы считают большую длительность вмешательства и невозможность проведения тактильной оценки, что требует определенного опыта.

В настоящее время для каждого вида эндохирургического вмешательства выработаны стандартные точки установки троакаров. Нередко объективные обстоятельства  требуют коррекции расположения торакопортов с учетом анатомической изменчивости и локализации патологического процесса. Данный факт особенно важен в условиях манипуляций в ограниченном пространстве при отсутствии тактильного контроля. Это обусловливает необходимость поиска закономерностей расположения портов для видеоэндохирургических операций. При исследовании данного вопроса многие авторы опираются на фундаментальный труд А.Ю. Созон-Ярошевича (1954). Критерии оперативного доступа были разработаны задолго до внедрения видеоэндохирургии, поэтому в настоящее время отечественные хирурги (Шнитко С.Н., Стринкевич А.Л., 1999; Ламден Д. К., 2000; Бондарев А. А. и соавт., 2003; Устинов О. Г. и соавт., 2003; Гиллер Д.Б., 2009) модифицировали терминологию, сохраняя при этом существующий принцип. Установлены допустимые пределы каждого из критериев.

Становится очевидным, что для улучшения результатов видеоэндохирургических операций на пищеводе требуются комплексные исследования и проведение клинико-анатомических параллелей с внедрением и оценкой полученных результатов.

Цель исследования:

Улучшить результаты экстирпации и пластики пищевода путем разработки и научного обоснования новых способов ассистированных вмешательств с использованием видеоэндохирургической техники.

Задачи исследования:

1. Изучить особенности хирургической анатомии различных отделов средостения и грудного отдела пищевода для выбора оптимального видеоторакоскопического доступа при экстирпации и пластике пищевода и выполнения лимфодиссекции.

2. Создать математическую модель видеоторакоскопического доступа к пищеводу и определить основные параметры, влияющие на критерии оперативного доступа.

3. Разработать способы видеоторакоскопических доступов при экстирпации пищевода, учитывающие локализацию патологического процесса у пациентов с различным типом телосложения.

4. Разработать способ видеоассистированной загрудинной эзофагопластики у больных с учетом их типа телосложения.

5. Разработать способ внутрипросветного наложения анастомоза между пищеводом и кишечным трансплантатом при двухэтапной пластике пищевода с использованием видеоэндохирургической техники.

6. Определить условия к применению видеоторакоскопического способа экстирпации и пластики пищевода в зависимости от характера патологического процесса.

7. Оценить клиническую эффективность одномоментной ассистированной видеоторакоскопической экстирпации и эзофагопластики у больных с раком пищевода.

8. Провести сравнительный анализ клинической эффективности шунтирующей загрудинной пластики пищевода открытым способом и с использованием видеоэндохирургической техники.

9. Провести сравнительный клинический анализ результатов экстирпации пищевода у больных с рубцовыми стриктурами абдомино-цервикальным и видеоторакоскопическим доступами.

Научная новизна исследования

Впервые путем медико-математического моделирования определена необходимость изменения параметров оперативного доступа к пищеводу при видеоэндоскопических операциях, основанных на индивидуальных топографо-анатомических особенностях строения  грудной клетки пациента.

Разработаны способы обеспечения оптимального видеоэндохирургического доступа к заднему средостению, основным лимфатическим коллекторам пищевода с учетом типа телосложения пациента (Способ лечения заболеваний пищевода: патент РФ №2269941), а также видеоторакоскопического доступа к пищеводу при различной локализации патологического процесса у пациентов с различным конституциональным типом (Способ видеоторакоскопического доступа к пищеводу: патент РФ № 2312620).

Разработан способ видеоассистированной эзофагопластики (Способ пластики пищевода: патент РФ №2285463), заключающийся в создании туннеля в ретростернальном клетчаточном пространстве посредством эндовидеохирургической ассистенции и введении газа в объеме, зависящем от типа телосложения пациента.

Разработано устройство для наложения внутрипросветного анастомоза на шее между пищеводом и трансплантатом при двухэтапной эзофагопластике (Устройство для наложения пищеводного анастомоза: патент РФ №54304).

Практическая значимость работы

Разработан и внедрен в клиническую практику способ оптимального видеоторакоскопического доступа к пищеводу при его экстирпации, определяющийся индексом телосложения пациента: при долихоморфном типе больного укладывают под углом 700, при мезоморфном типе – под углом 600, а при брахиморфном типе – под углом 500, открытым к передней поверхности тела больного.

Разработан и внедрен в лечебную практику способ, определяющий точки введения порта эндовидеокамеры и инструментальных торакопортов в зависимости от локализации патологического процесса и типа телосложения больного.

Разработан и внедрен в практическую деятельность способ видеоассистированной загрудинной шунтирующей пластики пищевода,  позволяющий избежать повреждения париетальной плевры, возникновения неконтролируемого кровотечения, повреждения и компрессии сосудистой ножки кишечного трансплантата.

Создан и внедрен в практику новый способ внутрипросветного наложения анастомоза на шее между пищеводом и кишечным трансплантатом при двухэтапной эзофагопластике с использованием оригинального устройства.

Установлены и систематизированы показания к экстирпации и пластике пищевода с использованием видеоэндоскопической техники, определены показания к конверсии.

Произведена сравнительная клиническая оценка лечения больных с рубцовыми стриктурами пищевода, перенесших экстирпацию и пластику пищевода трансхиатальным доступом и с применением эндохирургических технологий, а также показана возможность видеоторакоскопических экстирпаций при раке пищевода.

Основные положения, выносимые на защиту:

Оптимальный видеоторакоскопический доступ к пищеводу при его экстирпации определяется индексом телосложения пациента.

Угол наклона грудной клетки к плоскости операционного стола зависит от фронтального и сагитального размеров грудной клетки.

Видеоторакоскопический доступ при экстирпации пищевода определяется локализацией патологического процесса и типом телосложения пациента, позволяет достичь максимально эффективных критериев оперативного доступа к пищеводу, сокращает количество необходимых портов.

Создание шейного пищеводно-толстокишечного соустья, как второго этапа эзофагопластики, с использованием внутрипросветной видеохирургической техники и оригинального устройства в условиях трансиллюминации предотвращает формирование наружных свищей в послеоперационном периоде, сводит к минимуму вероятность развития интраоперационных кровотечений (2,7%), снижает частоту развития стриктур анастомоза в отдаленные сроки более чем в 2 раза.

Использование разработанного способа одномоментной ассистированной видеоторакоскопической экстирпации и эзофагопластики у больных с раком пищевода позволяет в 72% достичь хороших непосредственных результатов и минимального числа конверсий, обусловленных развитием интраоперационных осложнений или необходимостью соблюдения принципов онкологического радикализма.

Применение разработанного способа загрудинной эзофагопластики, отличающегося созданием туннеля в ретростернальном клетчаточном пространстве посредством эндовидеохирургической ассистенции и введением газа в объеме, зависящем от типа телосложения, позволяет избежать повреждения париетальной плевры, возникновения неконтролируемого кровотечения, повреждения и компрессии сосудистой ножки кишечного трансплантата.

Экстирпация и пластика пищевода с использованием видеоторакоскопического доступа по сравнению с трансхиатальным снижает количество интра- и послеоперационных осложнений в 2,5 раза, повышает частоту хороших ближайших и отдаленных послеоперационных результатов соответственно в 1,6 и в 2 раза.

Внедрение результатов в практику

Основные результаты работы внедрены в клиническую практику хирургических отделений клиники Ростовского государственного медицинского университета, хирургических отделений Областной клинической больницы №2 и Клинической больницы №1 ЮОМЦ Росздрава.

Материалы диссертации опубликованы в центральной и местной печати и методических рекомендациях, используются при чтении лекций и проведении практических занятий со студентами и врачами факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов Ростовского государственного медицинского университета.

Апробация работы

Основные положения и результаты научных исследований доложены и обсуждены на: Всероссийской научной конференции, посвященной 130-летию со дня рождения Н.И. Напалкова (Ростов-на-Дону, 1998); съездах Ассоциации эндоскопических хирургов Российской Федерации (Москва, 2000-2007); Заседаниях Ростовского областного научного общества хирургов (Ростов-на-Дону, 2002-2008); Научно-практической конференции «Малоинвазивные технологии в неотложной хирургии» (Ростов-на-Дону, 2002); Пленуме правления Российской Ассоциации эндоскопических хирургов и Межрегиональной конференции хирургов «Малоинвазивные технологии в неотложной хирургии» (Краснодар-Анапа, 2002); Международном хирургическом конгрессе «Актуальные проблемы современной хирургии» (Москва, 2003); Научно-практической конференции «Современные аспекты хирургии» (Ростов-на-Дону, 2004); 2-й научно-практической конференции «Актуальные проблемы хирургии» (Ростов-на-Дону, 2004); Международном хирургическом конгрессе «Новые технологии в хирургии» (Ростов-на-Дону, 2005); 3-й конгресс Ассоциации хирургов им Н.И. Пирогова (Москва, 2001), 4-м совместном симпозиуме Ростовского государственного медицинского университета и Кельнского университета (Ростов-на-Дону, 2006); 3-ей и 4-й научной сессиях Ростовского государственного медицинского университета (Ростов-на-Дону, 2002, 2004), на VI, VII, VIII и IX  Всероссийских съездах по эндоскопической хирургии (Москва, 2004, 2005, 2006, 2007); I-ом и II съездах хирургов ЮФО (г. Ростов-на-Дону, 2007 г., г. Пятигорск, 2009 г).

Публикации.

По теме диссертации опубликованы 42 печатные работы, из них в изданиях, рекомендованных Перечнем ВАК МО и науки РФ 18. Получено 4 патента РФ на изобретения (Способ лечения заболеваний пищевода: пат. №2269941; Способ видеоторакоскопического доступа к пищеводу: пат. №2312620; Способ пластики пищевода: патент №2285463; Устройство для наложения пищеводного анастомоза: патент №54304).

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 272 страницах машинописного текста, состоит из обзора литературы (1 глава), 5-ти глав собственных исследований (2,3,4,5 и 6 главы), заключения (7 глава), выводов и практических рекомендаций. Работа иллюстрирована 116 рисунками и содержит 40 таблиц. Список литературы включает 260 источников, в том числе 183 отечественных и 77 зарубежных авторов.

Содержание работы

Материал и методы исследования.

Характеристика материала и методов анатомического исследования

Особенности хирургической анатомии заднего средостения и пищевода изучены на трупах людей (n=60) обоего пола в возрасте от 20 до 60 лет, умерших от причин, не связанных с заболеваниями органов средостения.

Проведен анализ размеров клетчаточных пространств средостения и топографии грудного отдела пищевода в зависимости от типа телосложения, пола и возраста, что позволило разработать доступы для выполнения видеоэндохирургических вмешательств на пищеводе.

В анатомическом эксперименте на трупах людей (n=30) определены точки для установления торакопортов и особенности укладки тела, что обеспечивает оптимальные параметры критериев эндохирургического доступа.

Проекционную топографию грудного отдела пищевода, а также скелетотопию и синтопические его отношения к нисходящему отделу аорты, непарной вене, трахее, бронхам, блуждающим нервам изучали путем измерения телескопическими градуированными иглами по методике, описанной Черкасовым М.Ф. (1999).

При исследовании соединительнотканных образований средостения (фасций и фасциальных узлов) использовалась методика макро- микроскопического препарирования, дополненная гистологическим, гистотопографическим и инъекционным методами.

Исследование фасциальных структур и клетчаточных пространств, пищевода и образований заднего средостения осуществлялось по методике Татьянченко В.К. и соавторов (1996).

Характеристика метода медико-математического моделирования

Необходимость индивидуализации доступов к пищеводу доказана математическим моделированием, которое подтвердило зависимость угла наклона тела от внутренних размеров грудной клетки (фронтального и сагиттального).

Планирование эксперимента и обработка полученных данных по разработке медико-математической модели осуществлены на основе методики оптимального планирования, которая была предложена Потемкиным В.Г., как система инженерных и научных расчетов MATLAB 5.x. (МИФИ – 1999). Расчеты выполнены в соответствии с рекомендациями Ребровой О.Ю. (2002) по обработке численных результатов экспериментов в медицине.

В результате проведенных исследований разработаны и защищены патентами способы видеоэндохирургических доступов в зависимости от типа телосложения пациента (патент РФ №2269941) и уровня поражения пищевода (патент РФ № 2312620), обеспечивающие оптимальный видеоторакоскопический доступ к пищеводу с минимальным количеством инструментов- манипуляторов. Анализ результатов морфометрии ретростернального клетчаточного пространства позволил разработать способ видеоассистированной эзофагопластики (патент РФ №2285463), заключающийся в создании туннеля в ретростернальном клетчаточном пространстве посредством эндовидеохирургической ассистенции.

Характеристика клинических наблюдений и методов исследования

Под нашим наблюдением в Центре хирургии Ростовского государственного медицинского университета за период 1999 по 2009 гг. находились 147 больных, страдающих рубцовыми стриктурами (n=108) и раком пищевода (n=39).

Всем пациентам с РСП ранее выполнялось бужирование с наложением гастростомы или без нее. Анамнез рубцовой стриктуры пищевода колебался от 1 года до 10 лет. Из 108 больных с РСП бужирование пищевода оказалось эффективным с длительным удовлетворительным результатом для 21 пациента. Различные способы хирургического лечения (шунтирующая загрудинная пластика пищевода, экстирпация пищевода открытым способом и с использованием видеоэндоскопической техники) у больных с РСП (n=87) – определяли формирование клинических групп (табл. 1).

Таблица 1

Способы лечения РСП и РП у пациентов исследуемых групп.

Группы пациентов

Кол-во, n

Способ лечения

Рубцовые стриктуры пищевода

108

Группа консервативного лечения

21

Бужирование пищевода, результатом которого достигнут длительный удовлетворительный эффект

I группа

23

Шунтирующая загрудинная пластика пищевода открытым способом

II группа

19

Шунтирующая загрудинная пластика пищевода с формированием ретростернального туннеля и наложением внутрипросветного анастомоза производились с помощью видеоэндохирургической техники

Группа больных со стенозом анастомоза на шее

18

Внутрипросветная реконструкция анастомоза с помощью видеоэндохирургической техники

III группа

12

Трансхиатальная экстирпация пищевода с одномоментной эзофагопластикой.

IV группа

15

Видеоторакоскопическая экстирпация пищевода с одномоментной ассистированной заднемедиастинальной эзофагопластикой

Рак пищевода

39

V группа

25

Торакоскопическая экстирпация пищевода

VI группа

14

Паллиативные операции

В I группу вошли 23 пациента с РСП, которым  выполнялась шунтирующая загрудинная пластика пищевода открытым способом.

Во II группу включены 19 больных с РСП, которым шунтирующая загрудинная эзофагопластика с формированием ретростернального туннеля и наложением внутрипросветного анастомоза производились с помощью видеоэндохирургической техники (патенты РФ №2285463 и № 54304). Оригинальное устройство использовалось также у 18 пациентов со стенозом анастомоза на шее для его реконструкции, оперированных ранее в различных медицинских учреждениях по поводу РСП.

III группу составили 12 пациентов с РСП, которым была выполнена трансхиатальная экстирпация пищевода с одномоментной эзофагопластикой.

В IV группу вошли 15 больных, у которых в связи с протяженной РСП была произведена видеоторакоскопическая экстирпация пищевода с одномоментной заднемедиастинальной эзофагопластикой.

У пациентов с раком пищевода (РП) (n=39), из которых 25 больным произведена экстирпация пищевода по разработанным нами методикам с помощью видеоэндоскопической техники (V группа), 14 пациентам (VI  группа) - паллиативные операции после диагностических торако- и лапароскопий (10-ти больным гастростомия, 4-м еюностомия).

Исследуемые пациенты с РСП (n=108) находились в возрастном диапазоне от 17 до 79 лет (46,2±1,2 лет). Количество мужчин составляло 89 (82,4%), женщин – 19 (17,6%). Средний возраст больных достоверно не отличался и составлял соответственно 46,4±1,3 и 45,1±4,1 лет.

У 98 больных РСП (90,7%) состояние при поступлении расценивалось как среднетяжелое, у 10-ти (9,3%) с выраженным дефицитом массы тела - как тяжелое. Дефицит массы тела от 5 до 25 кг имели 99 исследуемых (91,7%).

У 75 больных (69,4%) имела место дисфагия 4 степени, связанная с крайне малым (0,1 - 0,2 см) диаметром просвета стриктуры.

Из 108 пациентов с послеожоговыми рубцовыми сужениями пищевода фибринозный эзофагит выявлен в 57 случаях (52,8%), катаральный эзофагит диагностирован у 21 (19,4%), фибринозно-эрозивный – 16 пациентов (14,8%), а язвенные изменения стенки органа отмечены у 3-х больных (2,8%). Стриктура верхней трети пищевода диагностирована у 10-ти больных (9,4%); средней трети - у 22-х (20,4%); нижней трети - у 9-ти (8,3%); верхней и средней третей - у 16-ти (14,8%); верхней, средней и нижней третей - у 14-ти (12,9%); средней и нижней третей - у 37-ми пациентов (34,3%). При этом у 11 (10,2%) больных имело место мультифокальное поражение пищевода и  желудка.

У 83-х пациентов (76,9%) для восстановления энтерального питания прежде выполнялись различные вмешательства (рис. 1).

У 87 пациентов  (80,6%) – при протяженных и рецидивных стриктурах выполнение бужирования было невозможным. Показания к оперативному лечению РСП представлены в таблице 2. В связи с рецидивом стриктуры анастомоза на шее у 18 (16,7%) больных, ранее перенесших пластику пищевода, выполнена реконструкция анастомоза.

Рис.1. Операции, выполненные пациентам с РСП перед реконструктивным вмешательством.

Таблица 2

Структура показаний к оперативному лечению больных с РСП

Кол-во пациентов, n

Полная рубцовая непроходимость пищевода, не подающаяся бужированию

33

Ограничения возможности проведения бужа выше № 24-26 (по шкале Шарьера) и частые рецидивы сужения на протяжении 2-3 лет

17

Развитие вторичного укорочения пищевода и тяжелого рефлюкс-эзофагита

4

Развитие выраженного супрастенотического расширения над сужением с проявлениями тяжелого хронического эзофагита на фоне стойкой атонии и истончения стенок

12

Свищи пищевода, при которых бужирование противопоказано

3

Стриктура ранее сформированного пищеводного анастомоза

18

У больных с РП (n=39) число мужчин составляло – 33 (84,6%), а женщин – 6 (15,4%). При этом возраст мужчин и женщин, как и среди больных РСП, достоверно не отличался (57,6±1,4 против 51,6±1,8 лет, p=0,861). Однако средний возраст больных с РП соответствовал 56,7±2,4 и оказался достоверно старше, чем у пациентов с РСП (46,2± 1,2) (p<0,001).

По стадии болезни (TNM) больные с РП распределялись: T2N0M0 - 12 пациентов, T2N1M0 – 13, T3N2M1 – 10 и T4N2M1 – 4 больных.

Рак нижних отделов пищевода (46,1%) и кардиоэзофагеальный рак (23,1%) диагностировались в большинстве случаев. Средняя протяженность опухоли составляла 5,2±1,3 см. По нашим данным, чем дистальнее локализовалась опухоль, тем большей была ее протяженность (вплоть до поражения кардиоэзофагеальной зоны). У 38,5% больных диаметр просвета был сокращен до 0,4 – 0,5 см. При выявлении поражения слизистой пищевода, характерного для инфильтративного рака, по данным ЭФГДС просвет пищевода оставался неизменным (23% случаев).

При исследовании биоптатов в структуре гистологических типов опухоли преобладал плоскоклеточный рак с умеренной степенью дифференцировки (30,8% случаев). При этом высокодифференцированный рак составлял 23,1%, низкодифференцированный встречался у 15,4% исследуемых. Аденокарцинома была выявлена у 8-ми больных (20,5%). Из 39 больных 25-ти пациентам были произведены радикальные операции c лимфодиссекцией [2S], [2F].

Отдаленные результаты в сроках до 3 лет изучены у 15 больных РСП с выполненной торакоскопической экстирпацией пищевода, у 24 пациентов после внутрипросветного формирования или реконструкции анастомоза на шее, а также у 19 больных с РП после торакоскопической экстирпации. Критерием эффективности проведенного лечения являлось отсутствие или наличие затруднения прохождения пищи по пищеводу. Состояние пациентов оценивалось в соответствии с отсутствием или наличием жалоб и клинических симптомов: хорошее состояние – пациент не предъявляет жалоб; удовлетворительное – незначительная дисфагия (затруднение прохождения твердой пищи), неудовлетворительное – выраженная дисфагия.

Обследование пациентов исследуемых групп на дооперационном этапе включало выяснение жалоб, сбор анамнеза заболевания и жизни, проведения объективных и дополнительных (специальных) исследований, методики выполнения которых, хорошо известны. При диагностике рубцовых стриктур и новообразований пищевода соблюдали стандарт медицинской помощи больным с термическими и химическими ожогами пищевода, утвержденный приказом МЗиСР РФ от 6 июля 2006 г. № 525, а также стандарт медицинской помощи больным с другими болезнями пищевода, утвержденный приказом МЗиСР РФ от 27 октября 2005 г. № 652.

Для оценки выраженности дисфагии использовалась классификация, выделяющая 4 степени: 1 степень - периодические затруднения при прохождении пищевого комка; 2 степень - затруднения при приеме твердой пищи; 3 степень - проходит только жидкая пища; 4 степень - полная дисфагия.

Критериями оценки тяжести оперативного вмешательства и течения послеоперационного периода являлись: динамика показателей общего анализа крови (общий лейкоцитоз, содержание палочкоядерных и сегментоядерных нейтрофилов, количество лимфоцитов, СОЭ), динамика основных показателей системной гемодинамики и периферического кровообращения (систолический индекс, ударный объем, минутный объем кровообращения (МОК). Исследовалось кислотно-щелочное состояние крови: показатель концентрации водородных ионов (рН), парциальное напряжение кислорода (рО2), парциальное напряжение углекислого газа (рСО2), актуальный бикарбонат (АВ), стандартный бикарбонат (SB), избыток или дефицит оснований (ВЕ). Анализировались частота применения наркотических и ненаркотических анальгетиков, температурная реакция, средняя продолжительность операции, сроки начала питания больных естественным путем, наличие интра- и послеоперационных осложнений.

Для уточнения локализации, протяженности, степени рубцового сужения пищевода, а также выявления сочетанного поражения других органов использовались контрастная рентгенография, эзофагоскопия.

Для уточнения диагноза и определения размеров, распространенности и инвазии опухоли пищевода в прилежащие органы больным выполнялась компьютерная томография грудной клетки и верхнего этажа брюшной полости на томографе «Somatom» (Siemens). Магнитно-резонансная томография выполнялась на томографе «Tomikon S 50» («Bruker», Германия).

Рак пищевода оценивался в соответствии с классификацией по TNM [American Joint Committee on Cancer, 2002; Sobin LH et al, 2002]. Наличие метастазов в лимфатических узлах чревного ствола расценивалось как отдаленный метастаз. Для рака грудного отдела пищевода (но не шейного отдела) отдаленным метастазом являлось поражение шейных лимфатических узлов.

Основными параметрами для выделения крайних типов  телосложения являлись: отношение периметра грудной клетки пациента (L) к его росту (P), (Беков Д.Б., 1988), на основании которых определяли индекс типа

телосложения больного по формуле:

индекс =

Lх100

Р

По рассчитанному индексу различали: долихоморфность, при значении < 51; мезоморфность – при показателе в диапазоне от 51 до 56 и брахиморфность – при значении индекса > 56.

Статистическая обработка данных проводилась на компьютере типа IBM PC/AT с использованием программ Statistica 6,0 и электронных таблиц Excel 2003. При нормальном распределении вариационного ряда для определения значимости статистических различий количественных показателей в сформированных группах применялся t – критерий Стьюдента. В противном случае использовался непараметрический метод – критерий Манна-Уитни. Для сравнения бинарных («качественных») данных использовали метод χ2 с применением двустороннего точного критерия Фишера. Использовались общепринятые уровни значимости: p<0,05; p<0,01 и p<0,001.

Собственные результаты и их обсуждение

Топографо-анатомические предпосылки к видеоторакоскопической

хирургии пищевода.

Форма грудной клетки определяет особенности топографической анатомии области груди в целом. Проведенное морфометрическое исследование грудной клетки позволило определить её размеры в зависимости от типа телосложения пациента (табл. 3).

Таблица 3.

Размеры грудной клетки в зависимости от ее формы

Размеры грудной клетки

Форма грудной клетки

Плоская

Цилиндрическая

Коническая

n=20

n=22

N=18

Сагиттальный диаметр (см)

17,8±0,1

20,0±0,1

23,8±0,2

Фронтальный диаметр (см)

27,3±0,2

28,5±0,1

32,2±0,3

Периметр грудной клетки (см)

84,8±0,6

87,8±0,2

95,6±0,9

Длина грудной клетки (см)

33,1±0,4

32,4±0,5

30,2±0,1

Для оценки возможности создания загрудинного предфасциального канала эндохирургическим способом нами была исследована загрудинная часть внутригрудной фасции и  проведена морфометрия ретростернального клетчаточного пространства (рис. 2).

А

Б

В

Рис. 2. Проекция медиастинальной плевры на переднюю грудную стенку в зависимости от формы грудной клетки. А – плоская, Б – цилиндрическая, В – коническая

Результатом явился расчет оптимального объема инсуфлируемого газа (табл. 4) и определены точки введения троакаров для эндовидеохирургического формирования загрудинного туннеля.

Полученные результаты были использованы нами для обоснования торакоскопических доступов к пищеводу в зависимости от формы грудной клетки (патент РФ № 2269941), а также для формирования загрудинного туннеля (патент РФ № 2285463).

Таблица 4

Морфометрия ретростернального клетчаточного пространства (Мин.-Макс.; M±m; n=30)

Возрастные периоды,

тип телосложения

Толщина на уровне IV межреберья, см

Ширина на уровне IV межреберья, см

Длина ретростернального клетчаточного пространства, см

Объем, мл

Первый зрелый

период

Долихоморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=4)

1,1 – 1,4
1,2 ± 0,1
4,1 – 4,5
4,1 ± 0,7
31,3 – 33,2
32,4±0,3
150 – 200
155,2 ± 7,1

Мезоморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=3)

1,4 – 1,5
1,3 ± 0,3
4,5 – 4,7
4,6 ± 0,9
29,8 – 31,8
30,1±0,3
170 – 200
174,2 ± 4,8

Брахиморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=5)

1,5 – 1,7
1,6 ± 0,1
5,1 – 5,4
5,2 ± 0,1
28,7 – 31,1
29,4±0,1
190 – 230
219,3 ± 5,1

Второй зрелый

период

Долихоморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=3)

1,2 – 1,4
1,3 ± 0,3
4,3 – 4,5
4,3 ± 0,7
31,3 – 33,2
32,4±0,3
160 – 200
171,1 ± 6,0

Мезоморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=7)

1,3 – 1,5
1,3 ± 0,1
4,7 – 4,9
4,9 ± 0,9
29,3 – 31,2
30,5±0,2
170 – 200
180,6 ± 8,5

Брахиморфный (Мин.- Макс.; M±m; n=8)

1,6 – 1,8
1,7 ± 0,2
5,1 – 5,2
5,1 ± 0,1
26,9 – 31,1
28,3±0,5
210 – 280
245,7 ± 3,6

Математическое обоснование оптимальных видеоэндохирургических доступов при операциях на пищеводе.

Поиск способов улучшения критериев оперативного доступа обусловил необходимость индивидуальной укладки больного на операционном столе в зависимости от его антропометрических особенностей. Рассчитать это  можно с помощью медико-математического моделирования.

Исходя из методики оптимального планирования эксперимента, были определены параметры (факторы) и границы их областей определения (табл. 5).

Таблица 5.
Уровни факторов и интервалы варьирования эксперимента

Факторы

Уровни факторов

Интервал

варьирования

-1

+1

X1- передне-задний размер грудной клетки (мм)

102

129

27

X2- поперечный размер грудной клетки (мм)

212

248

36

В качестве целевой функции было принято значение - угол наклона грудной клетки к горизонтали, которая подразумевала плоскость операционного стола.

С учетом полученных коэффициентов интерполяционно-регрессионное уравнение выхода сформировано в следующем виде:

Графическая интерпретация модели представлена в виде изолиний угла наклона с шагом дискретизации в 50 (рис. 3).

Рис. 3. Зависимость (линии уровня) изменения угла наклона  грудной клетки от сагитального (X1) и фронтального расстояния (X2).

Изложенные клинические предпосылки, индивидуальные особенности вариабельности метрических показателей органов заднего средостения и их зависимость от типа телосложения пациента в сочетании с математическими расчетами моделирования оптимального эндохирургического доступа к пищеводу, позволили нам предложить новый способ укладки больного на операционный стол для выполнения эндохирургических операций на органах заднего средостения и пищеводе.

Проведенное медико-математическое моделирование показало, что на комфортность выполнения одних и тех же манипуляций оказывает существенное влияние, как тип телосложения пациента, так и угол наклона его грудной клетки к плоскости операционного стола.

Обоснование видеоторакоскопического доступа к пищеводу при его экстирпации (пат. №2269941 РФ и пат. №2312620 РФ).

На 30 трупах людей разного типа телосложения (10 – брахиморфный, 11 – мезоморфный, 9 – долихоморфный) при моделировании оперативных вмешательств на пищеводе разработанными нами доступами (патент РФ №2269941) проанализированы следующие объективные критерии оперативного вмешательства: ось операционного действия, угол операционного действия (A) (может варьировать от 50 до 70 и должен стремиться к 90); угол наклона операционного действия (B) (его значение должны быть не менее 25); зона доступности (С) (рис. 4).

Рис. 4. Объективные критерии оперативных доступов при оперативных вмешательствах на пищеводе. Условные обозначения: <A- угол операционного действия; <B - угол наклона операционного действия; С – зона доступности.

Нами изучены особенности оперативных доступов к грудным отделам пищевода при крайних типах телосложения на уровне IV, V, VI, грудных позвонков (табл. 6–7), как наиболее часто используемых для видеоэндохирургических доступов к пищеводу и его лимфатическим коллекторам.

Известные способы обеспечения видеоторакоскопического доступа к грудным отделам пищевода и их комбинации позволяют достичь достаточного угла наклона оси операционного действия (табл. 6), однако при лимфодиссекции в области корня легкого, трахеобронхиальных и околотрахеальных лимфатических коллекторах угол операционного действия может снижаться до 23 (табл. 7).

Таблица 6.

Параметры объективных критериев при оперативном доступе к заднему средостению

при разных типах  телосложения

Параметр

Тип грудной клетки

Долихоморфный (n=9)

Мезоморфный (n=11)

Брахиморфный (n=10)

Уровень IV грудного позвонка

Угол операционного действия, град

55 - 61

65 -78

70 -82

Угол наклона оси операционного действия, град.

67

71

75

Зона доступности, см2

130-150

145-177

168-190

Уровень V грудного позвонка

Угол операционного действия, град

63 - 71

70 - 81

75 - 80

Угол наклона оси операционного действия, град.

65

72

78

Зона доступности, см2

140- 161

152 - 180

176 - 224

Уровень VI грудного позвонка

Угол операционного действия, град

63 - 74

72 - 77

75 - 80

Угол наклона оси операционного действия, град.

67

75

80

Зона доступности, см2

160-180

170 - 190

185 - 240

Таблица 7.

Параметры объективных критериев при оперативном доступе к регионарным

лимфатическим коллекторам пищевода при различных типах телосложения

Параметр

Тип грудной клетки

Долихоморфный (n=9)

Мезоморфный (n=11)

Брахи-морфный

(n=10)

Бифуркационный лимфатический коллектор

Угол операционного действия, град

25 - 28

25 -32

27 -32

Угол наклона оси операционного действия, град.

54

51

48

Зона доступности, см2

100-110

110-120

110-125

Трахеобронхиальный лимфатический коллектор

Угол операционного действия, град

23 - 27

25 - 28

25 - 30

Угол наклона оси операционного действия, град.

52

47

45

Зона доступности, см2

90- 110

90 - 115

100 - 120

Паратрахеальный лимфатический коллектор

Угол операционного действия, град

27 - 35

27 - 38

26 - 32

Угол наклона оси операционного действия, град.

53

48

48

Зона доступности, см2

110-120

100 - 130

110 - 130

Таким образом, приведенные параметры объективных критериев при оперативном доступе к пищеводу и его регионарным лимфатическим коллекторам при различных типах телосложения указывают, что не все оперативные приемы выполняются с высокой точностью в условиях хорошей визуализации, и, следовательно, не соответствуют требованиям абластики.

Нами выявлены достоверные отличия угла наклона оси операционного действия и зоны доступности при всех типах телосложения (p<0,05). Так, при брахиморфном типе телосложения при предложенной методике угол наклона оси операционного действия на уровне VI грудного позвонка в среднем был на 4 больше, чем при общепринятой, при долихоморфном типе – на 8, и при мезоморфном типе телосложения – на 5 соответственно.

На основании вышеизложенного нами был разработан способ обеспечения оптимального видеоэндохирургического доступа к заднему средостению, основным лимфатическим коллекторам пищевода основанный на изменении угла наклона пациента к плоскости операционного стола и с учетом типа телосложения пациента (патент РФ №2269941).

Способ обеспечения оптимального видеоэндохирургического доступа к заднему средостению, основным лимфатическим коллекторам пищевода с учетом типа телосложения пациента (патент РФ №2269941). Перед операцией определяется тип телосложения пациента. Общая анестезия проводится с раздельной интубацией левого бронха. Больного укладывают на левый бок под углом 50° при брахиморфном, на 60° при мезоморфном и на 70° при долихоморфном типе телосложения. При этом угол между плоскостью стола и телом пациента открыт к передней поверхности тела.

Положение оперирующего хирурга – лицом к передней поверхности тела пациента, положение монитора – напротив оператора, со стороны задней поверхности тела пациента. Троакары вводятся в следующих точках: 1-й – 10 мм троакар в IV межреберье по передней подмышечной линии для торакоскопа 30°, 2-й – 10 мм троакар в V межреберье по средней подмышечной линии, 3 – 5 мм троакар в III межреберье по задней подмышечной линии. При необходимости под контролем торакоскопа вводят дополнительный троакар в VI межреберье по передней подмышечной линии.

Пересекают лёгочно-диафрагмальную связку, правое лёгкое отводят кпереди. Рассекают медиастинальную плевру на всем протяжении в проекции пищевода. Пищевод захватывают зажимом Бэбкокка и мобилизуют его на всём протяжении, освобождая его от фасциальных отрогов. Выделение пищевода при раке пищевода обязательно производится с удалением средостенных лимфатических узлов в объёме F2. В большинстве случаев при локализации опухоли в среднегрудном отделе пищевода дугу непарной вены пересекают после предварительного клиппирования, перевязки или прошивания.

Удаление пищевода возможно как через разрез на шее, так и через абдоминальный доступ. Подготовленный трансплантат из желудка или из ободочной кишки проводят в заднем средостении под контролем видеоторакоскопа и анастомозируют его с шейным отделом пищевода или глоткой. Если в качестве трансплантата используется ободочная кишка, то производят наложение анастомоза между трансплантатом и желудком, а также восстанавливают непрерывность кишки. Дренируют плевральную полость в VII-VIII межреберье, брюшную полость и шейную рану.

Данные объективных критериев оперативного вмешательства при использовании разработанного метода представлены в таблице 8.

Таблица 8

Параметры объективных критериев при оперативном доступе к заднему средостению на уровне IV, V и VI грудных позвонков при различных типах телосложения

по разработанному методу (патент РФ №2269941)

Параметр

Тип грудной клетки

Долихоморфный (n=9)

Мезоморфный

(n=11)

Брахиморфный (n=10)

Уровень IV грудного позвонка

Угол операционного действия, град

60 - 65

70 - 78

80 -85

Угол наклона оси операционного действия, град.

72

71

73

Зона доступности, см2

180-200

145-177

168-190

Уровень V грудного позвонка

Угол операционного действия, град

65 - 72

75 - 85

75 - 90

Угол наклона оси операционного действия, град.

65

80

82

Зона доступности, см2

180 - 210

190 - 220

200 - 220

Уровень VI грудного позвонка

Угол операционного действия, град

75 - 80

71 - 88

75 - 90

Угол наклона оси операционного действия, град.

75

80

84

Зона доступности, см2

190-210

210 - 230

220 - 250

Совершенствуя оперативную технику видеоторакоскопических операций мы пришли к заключению, что для удобства работы в плевральной полости достаточно трех торакопортов при правильном их взаиморасположении. Изменение положения торакопортов при долихо-, брахи- и мезоморфном типах телосложения, а также с учетом локализации патологического процесса улучшает объективные критерии оперативного доступа как к пищеводу, так и к его регионарным лимфатическим узлам. Угол операционного действия варьирует в пределах оптимального значения.

Нами создано изобретение, описывающее оптимальный видеоторакоскопический доступ к пищеводу с минимальным количеством инструментов в зависимости не только от конституционального типа пациента, но и от локализации патологического процесса (патент РФ № 2312620).

Видеоторакоскопический доступ к пищеводу (патент РФ № 2312620). Больного укладывают под углом открытым к передней поверхности тела в соответствие с вышеописанной методикой. Затем расположение троакаров определяют в соответствии с типом телосложения и локализацией патологического процесса (табл. 9).

Необходимо отметить возможность щадящей методики препарирования структурных единиц мягкого остова, в особенности в зоне бифуркационного и диафрагмального фасциальных узлов, а также фасциального узла корней легких и заднего плевро-медиастинального узла. Это также ограничивает распространение эмфиземы или гематомы в средостении, отсутствует необходимость введения дополнительного 4-го троакара. В целом, все вышеперечисленные преимущества обеспечивают оптимальные условия для хирургических доступов на объекте оперативного действия.

Главным преимуществом методики является возможность выполнения ревизии и лимфодиссекции всех вероятных регионарных зон метастазирования РП (корня легкого, заднего средостения, диафрагмы, грудной стенки) без введения дополнительных троакаров и изменения положения больного при оптимальных объективных критериях оперативного вмешательства и возможности выполнять все лечебные эндовидеохирургические мероприятия в условиях хорошей визуализации объекта.

Таким образом, предложенные способы укладки больного и расположения троакаров с учетом его типа телосложения и локализации патологического процесса обладают рядом преимуществ:

- способы адаптированы для торакоскопической экстирпации пищевода с учетом топографоанатомических особенностей грудной клетки пациента и обеспечивают оптимальные объективные критерии оперативного вмешательства при манипуляциях на пищеводе и лимфодиссекции;

- угол наклона оси операционного действия в среднем равен 84, то есть, близок к 900;

- расширена зона доступности;

- расположение инструментальных торакопортов обеспечивает адекватную визуализацию, а также сопоставимые критерии доступности к объекту оперативного действия при различной локализации патологического процесса.

Таблица 9.

Точки введения троакаров в зависимости от уровня поражения

пищевода и типа телосложения пациента (патент РФ № 2312620)

Отдел пищевода

Тип телосложения

Долихоморфный

Мезоморфный

Брахиморфный

Верхняя треть

1 тр.- 5 мм в III м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в IV м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр. для торакоскопа - 10 мм в III м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в III м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в IV м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в III м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в III м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10мм в IV м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в III м/р по лопаточной линии.

Средняя треть

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в IV м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в V м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в IV м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в III м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в V м/р по

среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в III м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа- 10 мм в IV м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в V м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в III м/р по заднеподмышечн. линии.

Нижняя треть

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в V м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в VI м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в V м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в IV м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в VI м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в IV м/р по заднеподмышечной линии.

1 тр. для торакоскопа - 10 мм в V м/р по переднеподмышечной линии;

2 тр.- 10 мм в VI м/р по среднеподмышечной линии;

3 тр.- 5 мм в IV м/р по заднеподмышечной линии.

Примечание: тр. – троакар, м/р – межреберье, торакоскоп с боковой оптикой 30.

Обоснование эндовидеоассистированной загрудинной эзофагопластики

(патент РФ №2285463)

Альтернативным способом восстановления непрерывности желудочно-кишечного тракта у больных с РСП (чрезмерный риск тяжелых осложнений при экстирпации пищевода,  вследствие сопутствующей патологии и метаболических нарушений; резекция/экстирпация пищевода, незавершенная одномоментной эзофагопластикой; неоперабельный РП) является загрудинная эзофагопластика. Один из этапов шунтирующей операции - формирование загрудинного туннеля выполняется «вслепую». При этом нередко происходит вскрытие одной или обеих плевральных полостей, кровотечение.

После проведенных анатомических исследований мы использовали видеоэндохирургическую технику для формирования загрудинного туннеля при выполнении тотальной загрудинной эзофагопластики ободочной кишкой.

Видеоэндохирургическая техника формирования загрудинного туннеля и загрудинной эзофагопластики (патент РФ № 2285463). Перед операцией определяют индекс типа телосложения пациента. После формирования толстокишечного трансплантата в положении больного на спине справа, слева и под мечевидным отростком впереди брюшины на одном уровне перфорируют в поперечном направлении диафрагму (рис.5). Диаметр центрального отверстия 1,5 см, боковых - 0,7 см, расстояние между разрезами - 2,5 см.

Рис. 5. Схема проколов диафрагмы для эндовидеоассистированного создания загрудинного туннеля (вид снизу).

Через разрезы вводят троакары, сначала - центральный троакар, к которому подсоединяют инсуфлятор и вводят в него торакоскоп с боковой оптикой, а затем боковые троакары, через которые вводят эндоскопические инструменты с электокоагуляционными разъемами для формирования загрудинного туннеля.

В загрудинную клетчатку через разъем центрального троакара вводят газ. Оптимальный объем газа зависит от типа телосложения пациента и определяется как сумма объемов ретростернальной костно-фасциальной щели и ретростернального клетчаточного пространства.

Разработанный способ позволяет под контролем зрения в ретростернальной клетчатке сформировать туннель необходимого объема и формы, дозировать введение газа, контролировать гемостаз и состояние плевральных листков. Объективные критерии вмешательства представлены в таблице 10.

Таблица 10.

Параметры объективных критериев при манипуляциях в ретростернальной клетчатке на уровне II, IV и VI межреберий при различных типах телосложения

Параметры

Тип грудной клетки

Долихоморфный (n=9)

Мезоморфный (n=11)

Брахиморфный (n=10)

Уровень II грудного позвонка

Угол операционного действия, град

26 - 30

30 - 32

32 - 34

Угол наклона оси операционного действия, град.

20

25

30

Зона доступности, см2

90- 100

100 - 120

120 - 135

Уровень IV грудного позвонка

Угол операционного действия, град

32 - 36

34 - 38

36 - 40

Угол наклона оси операционного действия, град.

25

30

35

Зона доступности, см2

120-140

150 - 170

155 - 160

Уровень VI грудного позвонка

Угол операционного действия, град

28 - 35

36 - 42

43 - 43

Угол наклона оси операционного действия, град.

25

35

35

Зона доступности, см2

130- 160

155 - 180

160 - 180

Контроль объема инсуфлированного газа важен, поскольку введение слишком большого объема может привести к ятрогенным осложнениям – напряженной эмфиземе средостения, экстраперикардиальной тампонаде сердца. При долихоморфном типе телосложения объем газа варьирует от 500 до 700 мл. При мезоморфном - от 800 мл до 1000 мл, и у пациентов брахиморфного типа телосложения - от 1100 до 1300 мл.

На следующем этапе сформированный в ретростернальной клетчатке туннель соединяется с шейным доступом, произведенным для обнажения пищевода. После извлечения троакаров из диафрагмы поперечные разрезы соединяют и формируют вход в туннель, достаточный для проведения через него на шею толстокишечного трансплантата. Завершают операцию по общепринятой методике. Дренируют сформированный туннель, брюшную полость и шейную рану.

Возможности внутрипросветной хирургии пищеводных анастомозов

(патент РФ №54304).

Внутрипросветное наложение анастомоза между боковыми стенками пищевода и трансплантата с использованием видеоэндоскопической техники, а также реконструкция анастомоза у больных с развитием стриктуры пищеводно-кишечного соустья выполнялись с помощью разработанного оригинального устройства (патент РФ №54304).

При двухэтапной пластике пищевода с отсроченным формированием анастомоза на шее во время первого этапа производится мобилизация трансплантата из ободочной кишки и проведение его загрудинно по разработанной методике, оральный конец трансплантата выводится на шею. В месте предполагаемого наложения анастомоза оральный конец трансплантата десерозируется тугим тупфером, смоченным раствором 70% этилового спирта, а также скальпелем. По периметру площадки будущего анастомоза отдельными узловыми швами производится подшивание подготовленной поверхности трансплантата к стенке пищевода или глотки выше места сужения.

Второй этап эзофагопластики выполняется через 1 – 1,5 месяца. Формируется анастомоз между пищеводом или глоткой и оральным концом трансплантата без выполнения разреза на шее. Через гастростомическое отверстие и желудочно-толстокишечный анастомоз проводится эндоскоп в просвет трансплантата до места предполагаемого наложения анастомоза. В ротовую полость и глотку вводится разработанное устройство, при помощи которого, в условиях трансиллюминации, выполняется внутрипросветное наложение пищеводно–толстокишечного анастомоза на шее. В направлении светящегося конца фиброгастроскопа электрохирургическим инструментом формируется отверстие, достаточное для введения бранши эндоскопической насадки аппарата Liga Sure, которым производится дальнейшее рассечение стенки пищевода и трансплантата на протяжении 3 – 4 см.

Клиническая эффективность разработанных способов хирургического лечения РСП и РП.

У больных с РСП (n=108) преимущества видеоэндоскопического формирования загрудинного туннеля (II группа, n=19) заключались в адекватной визуализации всех этапов отделения внутригрудной фасции от грудины. Использование электрохирургического блока с визуальным контролем определяло существенно более низкую частоту осложнений. Так, лишь у 1 пациента (5,3%) была вскрыта правая плевральная полость, кровотечений в процессе формирования загрудинного туннеля не было.

При «открытом» способе  формирования туннеля (I группа, n=23) выполнялось «слепое» манипулирование инструментами, что приводило к повреждению париетальной плевры, о чем свидетельствовали данные медицинской документации о развитии этого осложнения у 9-ти больных (39,1%). Обе плевральные полости были вскрыты у 4-х больных (17,4%), одна плевральная полость — у 5-ти пациентов (21,7%). Без вскрытия плевральных полостей в данной группе туннель был сформирован у 14-ти больных (60,9%). У 1 пациента (4,3%) имело место повреждение ветви внутренней грудной артерии, с такой же частотой отмечалось интраоперационное кровотечение.

В ходе операции у больных обеих клинических групп отмечался гипердинамический тип кровообращения, что было связано с напряжением симпатического отдела нервной системы. В процессе всего операционного периода отмечалась нормализация показателей системной гемодинамики и периферического кровотока. На этапе формирования туннеля у большинства пациентов I группы центральная гемодинамика вновь характеризовалась гипердинамическим типом, связанным, вероятно, с увеличением болевой афферентации из области операции, что требовало дополнительного введения наркотических аналгетиков. У больных II группы изменение показателей отмечалось в пределах нормодинамического типа.

У больных I группы с повреждением париетальной плевры нормализация показателей системной гемодинамики и периферического кровообращения осуществлялась по истечении 10 часов послеоперационного периода, тогда как у больных после видеоэндохирургического формирования туннеля (II группа) данный период сокращался до 6 часов, поскольку осложнения в виде двустороннего пневмоторакса отсутствовали.

Ацидоз за счет дыхательного и метаболического компонентов был несколько более выраженным у пациентов I группы. Большинство отличий в газовом составе крови находились в пределах 5-7 мм рт.ст.

В I группе количество серозно-геморрагического отделяемого по дренажам, в том числе и из загрудинного туннеля составляло 174,5±42,2 мл (суммарный объем до 3 суток после операции), тогда как во II группе — 108,7±29,3 мл (p<0,05). Кроме того, у 5 пациентов II группы (26,3%) отделяемое по дренажам отсутствовало, в связи с чем, они были удалены менее чем через сутки после операции.

Уменьшение травматичности этапа туннелизации во II группе сопровождалось некоторым увеличением ее продолжительности. Так, во II группе он выполнялся на 8-15 минут дольше чем в I-ой, при этом общая продолжительность оперативного вмешательства достоверно не отличалась (р>0,05) и в обеих группах составляла от 2 часов 30 минут до 6 часов 15 мин.

В I группе у 5 пациентов (21,7%) с развившимся пневмотораксом диагностировалась послеоперационная пневмония, во II группе данное осложнение встречалось у 1 больного (5,3%).  Из гнойных осложнений отмечалось частичное нагноение швов послеоперационной раны на шее у 3 пациентов I группы (13,0%) и 2 больных II-ой (10,5%). В обеих группах послеоперационных летальных исходов не было.

Длительность послеоперационного пребывания в стационаре также не имела достоверных отличий: в I группе она составила 23,8±2,1 суток, а во II группе - 21,3±2,9 (p>0,05).

Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии достоверных отличий в продолжительности выполнения двух альтернативных способов шунтирующей эзофагопластики при РСП, что обусловлено модификацией лишь одного из этапов столь обширного оперативного вмешательства. Однако создание оптимальных условий для использования видеоэндохирургической техники снижает риск большинства осложнений, связанных со «слепыми» манипуляциями в переднем средостении.

Нами также проанализированы результаты двухэтапной пластики пищевода с наложением анастомоза на шее по оригинальной методике у 19-ти больных и эндоскопической реконструкции анастомоза между пищеводом и трансплантатом после ранее выполненной эзофагопластики у 18-ти пациентов.

Средняя продолжительность второго этапа тотальной загрудинной эзофагопластики ободочной кишкой (формирование анастомоза на шее) составляла в среднем 31,6±7,6 минут, а реконструкции анастомоза между пищеводом и трансплантатом - 29,3±8,1 минут. Продолжительность формирования соустья на шее открытым способом (I группа, n=23, Табл. 1) составила в среднем 106,7±19,8 минут.

Интраоперационные осложнения в виде кровотечения из зоны анастомоза, потребовавшие перехода на открытую операцию, остановки кровотечения и наложения анастомоза традиционным способом наблюдались у 1 (2,7%) пациента из 37-ми. Развития свищей и летальных исходов в послеоперационном периоде не было. Прием пищи больным, оперированным по разработанной нами методике, разрешали на 2-3 сутки с соблюдением правил диетического режима.

У больных с формированием соустья на шее открытым способом несостоятельность анастомоза возникала у 6-ти больных (26,1%), формирование стриктуры у 2-х больных (8,7%).

Анализ отдаленных результатов у 24 пациентов (до 3-х лет), оперированных по разработанной нами методике выявил, что частота формирования стриктуры анастомоза оказалась в 2 раза меньше – у 1 больного (4,2%), умеренная дисфагия, купированная консервативными мероприятиями, отмечалась у 2-х пациентов (8,3%). Состояние 21 больного расценено как хорошее.

Таким образом, разработанная видеоэндоскопическая внутрипросветная методика наложения анастомоза на шее между пищеводом и трансплантатом показала более высокую клиническую эффективность как при выполнении двухэтапной эзофагопластики (по показаниям), так и при эндоскопической реконструкции анастомоза в связи с его рубцовым сужением.

Сравнительная оценка эффективности различных способов экстирпации пищевода при протяженных стриктурах - трансхиатального (III группа, n=12) и видеоторакоскопического (IV группа, n=15) проведена нами у 27 пациентов.

При трансхиатальном подходе (III группа) обе плевральные полости были вскрыты у 3-х пациентов (25,0%), одна плевральная полость — у 4-х (33,3%), без вскрытия плевральных полостей пищевод был выделен у 5-ти больных (41,7%). В связи с профузным кровотечением были выполнены 2 торакотомии (16,7%).

В IV группе видеоэндоскопия обеспечивала хорошую визуализацию всех этапов выделения пищевода при отсутствии выраженных плевральных сращений. У 3-х пациентов имелись плевральные сращения, которые удалось разделить. Выполнение всех манипуляций под визуальным контролем и тщательный гемостаз позволяли достигать незначительной кровопотери на торакоскопическом этапе: 135,1±38,5 мл. При видеоторакоскопии благодаря прецизионной технике мобилизации пищевода левая плевральная полость была вскрыта лишь у 1-го (6,7%) больного. В IV группе профузное кровотечение потребовало 1 конверсии (6,7%).

Нами выявлены различия в сроках нормализации показателей гемодинамики в данных клинических группах. Так, в III группе  (у пациентов после трансхиатальных операций) нормализация показателей системной гемодинамики и периферического кровообращения осуществлялась к 8,1±1,1 часам, тогда как у больных после торакоскопической операции (IV группа) данные показатели приходили в норму через 5,0±0,7 часов.

У больных III клинической группы параметры кислотно-щелочного состояния нормализовывались в среднем к 5,0±2,1 суткам. В то же время у больных IV клинической группы, имеющиеся в первые сутки изменения, соответствовали норме уже к 3,0±1,3 суткам послеоперационного периода.

Трудности в осуществлении гемостаза при мануальном разделении периэзофагеальных сращений в III группе определяли относительно высокий уровень серозно-геморрагического отделяемого по дренажам из средостения и плевральных полостей в первые трое суток после операции - 1197,5±532,2 мл. В IV группе данный параметр составлял 683,2±189,1 мл.

Уменьшение травматичности операции путем использования видеоторакоскопического подхода сопровождалось увеличением ее продолжительности. Торакоскопический этап в IV группе выполнялся в среднем за 112,3±21,3 мин, тогда как в III группе этап трансхиатальной экстирпации пищевода продолжался 69,5±12,9 мин (р<0,01). Однако наряду с большей продолжительностью хирургического вмешательства послеоперационный период в IV группе сопровождался меньшим количеством осложнений, назначений накротических и ненаркотических анальгетиков, по сравнению с группой больных, оперированных трансхиатальным доступом. Так, пациенты, у которых применялся видеоторакоскопический способ, наркотические анальгетики получали в течение 2,9±1,1 суток, а у больных III группы этот период составлял в среднем 3,8±1,0 суток (р<0,05).

Энтеральное питание больных в III клинической группе начиналось в среднем через 6,9±1,4 суток, а у IV-ой – через 5,3±1,2 суток (p<0,05), что связано с более активной тактикой ведения этой группы больных при благоприятном течении послеоперационного периода.

Послеоперационная пневмония в III группе отмечена у 3-х пациентов (25,0%), а в IV группе - у 2-х (13,3%). В структуре гнойных осложнений нами отмечался медиастинит и эмпиема плевры у 1-го (8,3%) пациента (летальный исход). С сопоставимой частотой в исследуемых группах выявлено образование свища в зоне пищеводно-желудочного анастомоза на шее у 2-х больных (16,7%) III группы и у 2-х (13,3%) IV группы.

Больные III группы провели в стационаре после операции в среднем 24,7±6,1 суток, а пациенты IV-ой - в 1,5 раза меньше - 14,9±3,1 койко-дней.

Из 12 пациентов, оперированных из абдоминоцервикального доступа, в ближайшем послеоперационном периоде летальный исход отмечен у 1-го больного (8,3%) вследствие развития гнойного медиастенита и эмпиемы плевры. В IV группе больных послеоперационной летальности отмечено не было.

Отдаленные результаты лечения в III группе клинических наблюдений прослежены нами у 10 больных из 11-ти (90,9%). У 3-х пациентов (30%) отмечено развитие дисфагии I степени, у 2-х (20%) – II степени (результат удовлетворительный). Развитие стриктуры анастомоза на шее выявлено у 1 больного (10%).Остальные пациенты жалоб не предъявляли.

Анализ отдаленных результатов в IV группе у 15 пациентов в тех же сроках выявил, что у 1 пациента (6,7 %) через 3 месяца после операции развилась стриктура анастомоза, что проявлялось выраженной дисфагией. У 2-х больных (13,3%) через 5 и 6 месяцев после выписки из стационара отмечалась дисфагия 1 и 2 степени, купированная консервативными мероприятиями. Результат оценен как удовлетворительный. Состояние 12 пациентов (80,0%) расценено как хорошее.

Клинический анализ эффективности разработанных способов торакоскопической экстирпации пищевода у 25 больных с РП (V группа) показал следующее.

Конверсия в связи с невозможностью выполнения адекватной лимфодиссекции в области средней трети пищевода и риска профузного кровотечения была произведена у 2-х пациентов (8,0%). Развитие интраоперационного кровотечения также у 2-х (8,0%) больных потребовало экстренной торакотомии, а в остальных случаях кровотечение останавливалось клиппированием сосудов, электрокоагуляцией или использованием аппарата Liga Sure.

Ближайшие результаты хирургического лечения оценены как хорошие у 18-ти больных с РП (72%).Удовлетворительные результаты, в виде несостоятельности анастомоза или пневмонии с тяжелым течением, потребовавшие длительного пребывания в стационаре, отмечены у 5 больных (20,0%), неудовлетворительный (летальный) исход – у 2-х больных из 25-ти (8,0%).

У 2-х (8,0%) больных после экстирпации пищевода произведена колоэзофагопластика: в одном случае в связи со скомпроментированностью стенки желудка ранее сформированной гастростомой и неудовлетворительной ангиоархитектоникой желудка, в другом -  в связи с поражением нижней трети грудного и абдоминального отделов пищевода и проксимального отдела желудка, потребовавшей гастрэктомии.

Отдаленные результаты (до 3 лет) после радикальных операций с использованием видеоэндохирургической техники изучены нами у 19 (76%) пациентов с РП. Трехлетняя выживаемость составила 57,9%. В исследуемые сроки у 2-х больных (10,5%) сформировалось рубцовое сужение эзофагогастроанастомоза. Данным пациентам проводились бужирование и электродиатермокоагуляционная реканализация анастомоза под эндоскопическим контролем. После проведения 3-4 сеансов проходимость эзофагогастроанастомоза пищевода удалось восстановить. Результат оценен как удовлетворительный. Неудовлетворительный результат в виде рецидива опухоли отмечен у 2-х (10,5%) больных.

Таким образом, видеоторакоскопия и лапароскопия могут считаться завершающими в диагностике РП и должны быть включены в алгоритм обследования у данной категории больных. Радикальным оперативным вмешательством при РП является экстирпация пищевода с лимфодиссекцией и одномоментной эзофагопластикой желудочной трубкой или частью ободочной кишки. Объем и метод выполнения оперативного вмешательства должен определяться степенью инвазии опухоли в стенку пищевода и соседние органы.

Следует также отметить, что, несмотря на все преимущества эндохирургической экстирпации пищевода, возможность применение этого способа при РП ограничивается I–II стадией процесса. Это связано с анатомо-морфологическими особенностями строения стенки пищевода, которые обеспечивают быстрое метастазирование рака вплоть до развития «прыгающих» метастазов (без поражения сигнального лимфоузла).

Выводы

1. Выбор оптимального ассистированного видеоэндохирургического способа экстирпации или шунтирующей пластики пищевода определяется изменчивостью конституциональной анатомии средостения и локализацией патологического процесса.

2. Медико-математическое моделирование видеоторакоскопического доступа к пищеводу позволяет определить угол наклона грудной клетки пациента к плоскости операционного стола в зависимости от её фронтального и сагитального размеров.

3. Разработанные способы видеоторакоскопических доступов при экстирпации пищевода, учитывающие локализацию патологического процесса у пациентов с различным типом телосложения, улучшают критерии оперативного доступа к пищеводу и сокращают количество используемых портов, а при раковом поражении позволяют выполнить лимфодиссекцию в необходимом объеме.

4. Разработанный способ видеоассистированной шунтирующей эзофагопластики предусматривает формирование загрудинного туннеля в условиях дозированного введения газа в объеме, зависящего от типа телосложения пациента.

5. Создание шейного пищеводно-толстокишечного соустья, как второго этапа эзофагопластики, с использованием внутрипросветной видеохирургической техники и оригинального устройства в условиях диафаноскопии предотвращает формирование наружных свищей в послеоперационном периоде, сводит к минимуму вероятность развития интраоперационных кровотечений (2,7%), снижает частоту развития стриктур анастомоза в отдаленные сроки более чем в 2 раза.

6. Выбор способа экстирпации и пластики пищевода  при рубцовых стриктурах и раке определяется диагностической видеоторакоскопией, позволяющей избежать необоснованных торакотомий. Видеоторакоскопическая экстирпация пищевода может быть выполнена при отсутствии тотальных плевральных сращений,  склерозирующего периэзофагита при рубцовых стриктурах, на стадиях T1-2N0-1M0 при раке пищевода.

7. Использование разработанного способа одномоментной ассистированной видеоторакоскопической экстирпации и эзофагопластики у больных с раком пищевода позволяет в 72% достичь хороших непосредственных результатов и минимального числа конверсий, обусловленных развитием интраоперационных осложнений или необходимостью соблюдения принципов онкологического радикализма.

8. Использование разработанной ассистированной видеоэндоскопической загрудинной пластики рубцовых стриктур пищевода по сравнению с открытым способом позволяет снизить риск повреждения париетальной плевры, возникновения интраоперационного неконтролируемого кровотечения, послеоперационной пневмонии и обеспечивает визуальный контроль состояния сосудистой ножки кишечного трансплантата.

9. Сравнительный анализ результатов экстирпации и пластики пищевода с использованием трансхиатального и видеоторакоскопического доступов раскрывает преимущества последнего: количество интра- и послеоперационных осложнений снижается в 2,5 раза, частота хороших ближайших и отдаленных послеоперационных результатов повышается соответственно в 1,6 и в 2 раза.

Практические рекомендации

  1. При планировании экстирпации пищевода вначале операции следует рекомендовать проведение диагностической торакоскопии, по результату которой определяется возможность выполнения внутригрудного этапа с  использованием видеоэндохирургической техники.
  2. Для обеспечения адекватных критериев доступа к пищеводу при его экстирпации рекомендуется учитывать тип телосложения больного: при долихоморфном типе больного укладывают под углом 700, при мезоморфном типе – под углом 600, а при брахиморфном типе – под углом 500, открытым к передней поверхности тела больного.
  3. Для оптимизации доступа кроме соответствующего угла наклона пациента к плоскости операционного стола необходимо устанавливать торакопорты в зависимости от локализации патологического процесса пищевода в соответствие с разработанной таблицей.
  4. После диагностики рубцовой стриктуры пищевода и при наличии показаний к экстирпации пищевода планируется видеоторакоскопическое вмешательство с одномоментной «открытой» (лапаротомия) пластикой пищевода и расположением трансплантата из желудка или ободочной кишки в заднем средостении. При затруднении торакоскопического этапа выполняется видеоассистированная трансхиатальная или открытая экстирпация торакотомным доступом.
  5. Формирование загрудинного туннеля при видеоассистированной шунтирующей эзофагопластике осуществляется с использованием эндохирургической техники в условиях дозированного введения газа в объеме, зависящего от типа телосложения пациента: у больных долихоморфного типа телосложения его объем составляет от 500 до 700 мл, у пациентов мезоморфного типа - от 800 мл до 1000 мл и брахиморфного типа телосложения - от 1100 до 1300 мл.
  6. В случае показаний к двухэтапной загрудинной колоэзофагопластике после формирования туннеля в переднем средостении по разработанной методике трансплантат из ободочной кишки проводят под контролем эндовидеотехники на шею, где сшивают со стенкой пищевода «бок в бок» без вскрытия их просветов. Второй этап выполняется через 1,5 месяца с использованием видеоэндохирургической техники и оригинального устройства - накладывается внутрипросветный анастомоз между боковой стенкой пищевода и трансплантатом.
  7. Видеоторакоскопическая экстирпация при рубцовых стриктурах пищевода выполняется при отсутствии тотальных плевральных сращений, склерозирующего периэзофагита, а при раке пищевода - на стадиях T1-2N0-1M0 с выполнением расширенной лимфодиссекции в объеме 2F. Выбор способа экстирпации и пластики пищевода при рубцовых стриктурах и раке определяется диагностической видеоторакоскопией, позволяющей избежать необоснованных торакотомий.

Список работ, опубликованных

по теме диссертации:

  1. Черкасов М.Ф., Колесников В.Е., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Петров Д.С., Козловская Ю.В. Видеоэндохирургическое лечение нервно-мышечных заболеваний пищевода // Эндоскопическая хирургия – М., 2000. - №3. -  С. 56.
  2. Черкасов М.Ф., Татьянченко В.К., Литвинова В.Н., Колесников В.Е., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Буриков М.А. Видеоторакоскопия как операция выбора при заболеваниях органов средостения // Эндоскопическая хирургия –М., 2000. - №3. - С. 56.
  3. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Колесников В.Е. Ассистированные видеоторакоскопические экстирпации и резекции пищевода // Эндоскопическая хирургия - М., 2001. - №2. - С. 68.
  4. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Старцев Ю.М. Видеоторакоскопические экстирпации и резекции пищевода //Сборник научных трудов научно-практической конференции «Актуальные вопросы железнодорожной медицины». - Ростов-на-Дону, 2001.-С. 294-295.
  5. Черкасов М.Ф., Татьянченко В.К., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Колесников В.Е. Видеоэндохирургическое лечение заболеваний пищевода // Эндоскопическая хирургия – М., 2002. - №3. - С. 91.
  6. Перескоков  С.В. Экстирпации и резекции пищевода с применением видеоэндохирургической техники // «Малоинвазивная хирургия»: Сборник трудов и тезисы докладов. – Ростов-на-Дону, 2003. – С. 51-52.
  7. Перескоков С.В. Возможности ассистированных видеоторакоскопических экстирпаций и резекций пищевода //Материалы  I конференции врачей общей практики (семейных врачей) Южного Федерального округа. – Ростов-на-Дону, 2004 . – С. 67.
  8. Сидоренко Ю.С., Грушко С.А., Шурыгина Э.А., Сем Л.Д., Перескоков С.В. Рак пищевода //Учебно-методическое пособие. – Ростов-на-Дону, 2004. – 56 с.
  9. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Колесников В.Е., Черкасов Д.М., Шаповалов А.М. Видеоторакоскопические эзофагомиотомии при лечении заболеваний пищевода //Сборник научных трудов кафедры хирургических болезней №4 РостГМУ. - Ростов-на-Дону, 2004. – С. 150-152.
  10. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Зайцев С.Г., Старцев Ю.М., Колесников В.Е., Черкасов Д.М. Современные подходы к лечению заболеваний пищевода //Материалы 4-ой научной сессии Ростовского государственного медицинского университета. - Ростов-на-дону, 2004. – С. 329-331.
  11. Перескоков С.В. Видеоторакоскопические ассистированные резекции пищевода и эзофагэктомии. //«Актуальные проблемы хирургии»: Сборник статей II научно-практической конференции кафедры хирургических болезней №4. – Ростов-на-Дону, 2005. – С. 60-61.
  12. Перескоков С.В., Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М. Видеоэндохирургическая техника экстирпации  и резекции пищевода //Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Гастроэнтерология Юга России». – Ростов-на-Дону, 2005. –– С. 116-118.
  13. Перескоков С.В., Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М., Хлиян Х.Е., Старцева И.А. Видеоэндоскопические ассистированные вмешательства при  заболеваниях пищевода //«Новые технологии в хирургии»: Сборник трудов международного хирургического конгресса. - Ростов-на-Дону, 2005. - С. 171.
  14. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Хлиян Х.Е., Черкасов Д.М. Методы лечения рубцовых стриктур пищевода. Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Гастроэнтерология Юга России». –Ростов-на-Дону, 2005. – С.144-145.
  15. Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М., Перескоков С.В., Черкасов Д.М. Лечение ахалазии и диффузного спазма пищевода. Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Гастроэнтерология Юга России».– Ростов-на-Дону, 2005. –– С.145-147.
  16. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В.,  Старцев Ю.М., Колесников В.Е., Черкасов Д.М. Видеоэндоскопическая хирургия при лечении ахалазии пищевода //«Новые технологии в хирургии»: Сборник трудов международного хирургического конгресса. - Ростов-на-Дону, 2005. - С.179.
  17. Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Зайцев С.Г., Старцев Ю.М., Хлиян Х.Е., Черкасов Д.М. Пути улучшения результатов лечения больных рубцовыми сужения пищевода //Сборник трудов международного хирургического конгресса «Новые технологии в хирургии»- Ростов-на-Дону, 2005. - С. 179.
  18. Перескоков С.В. Пути повышения качества операций на пищеводе // Научный и общественно-теоретический журнал «Научная мысль Кавказа» Приложение №13. –Ростов-на-Дону, 2006. – С. 352-356.
  19. Перескоков С.В., Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М. Ассистированные экстирпации, резекции и пластики пищевода с применением видеоэндоскпической техники //Эндоскопическая хирургия – М., 2006. - №2– С. 102.
  20. Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Хлиян Х.Е., Хижняк Н.Ю., Калинина Ю.С., Зайцев Е.Н. Методы лечения рубцовых стриктур пищевода и рубцовых сужений анастомоза между пищеводом и трансплантатом на шее //Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы хирургии» – Ростов-на-Дону, 2006. - С. 89-94.
  21. Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М., Перескоков С.В., Хлиян Х.Е., Черкасов Д.М. Лечение ахалазии пищевода с применением видеоэндоскопической техники //Эндоскопическая хирургия – М., 2006. - №2– С. 151.
  22. Pereskokov S., Chercasov M., Starsev Yu. Assisted esophagectomy, esophageal resection and esofagoplasty with using of videoendoscopic technique (Ассистированная экстирпация, резекция и пластика пищевода с применением видеоэндоскопической техники). Developing research for a common future 4th Scientific symposium, Rostov State Medical University. - Rostov-on-Don, 2006.-  P. 54-56.
  23. Перескоков С.В. Математическое обоснование угла укладки пациента на операционном столе при проведении эндоторакального хирургического вмешательства в заднем средостении при патологии пищевода //Эндоскопическая хирургия – М., 2007. - № 1. – С. 69.
  24. Перескоков С.В. Медико-математическая оптимизация доступа в заднее средостение при эндоторакальных операциях на пищеводе //Эндоскопическая хирургия – М., 2007. - № 4. – С.19-22.
  25. Перескоков С.В. Медико-математический расчет оптимального эндоторакального доступа в заднее средостение при операциях на пищеводе //Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки –Ростов-на-Дону, 2007. – Спецвыпуск «Проблемы гастроэнтерологии  Юга России». – С.183-185.
  26. Перескоков С.В. Топографо-математический расчет угла укладки пациента на операционном столе для выполнения эндохирургического вмешательства в заднем средостении при заболеваниях пищевода //Материалы I съезда хирургов Южного Федерального округа – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 92.
  27. Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Хлиян Е.Х. Лечение рубцовых сужений пищевода  и пищеводно-кишечных анастомозов //Эндоскопическая хирургия – М., 2007. - № 1. – С. 69.
  28. Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Хлиян Х.Е., Андриянов С.Н., Горностаев А.С., Рындина И.А. Лечение рубцовых стриктур пищевода и пищеводно-кишечных анастомозов //Материалы I съезда хирургов Южного Федерального округа – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 93.
  29. Хлиян Е.Х., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Черкасов Д.М., Крючкова М.Н., Караваев А.С. Методика формирования анастомоза на шее при толстокишечной пластике пищевода //Материалы I съезда хирургов Южного Федерального округа – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 100-101.
  30. Черкасов М.Ф., Старцев Ю.М., Перескоков С.В., Черкасов Д.М., Грошилин В.С. Лечение ахалазий пищевода с применением видеоэндоскопической техники //Эндоскопическая хирургия – М., 2007. - № 1. – С. 102.
  31. Черкасов М.Ф., Хлиян Х.Е., Перескоков С.В., Старцев Ю.М., Крючкова М.Н., Черкасов Д.М., Арндт И.Г., Рошак Б.В., Горностаев А.С. Двухэтапная методика видеоэндоскопического наложения анастомоза между пищеводом и толстокишечным трансплантатом на шее //Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Проблемы гастроэнтерологии  Юга России»– Ростов-на-Дону, 2007.– С.225-226.
  32. Перескоков С.В. Видеоэндохирургические технологии в лечении больных с рубцовыми стриктурами пищевода //Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии №5. - Т XVIII. - М., 2008 – С.183.
  33. Перескоков С.В. Особенности видеоэндоскопических операций при шунтирующей позадигрудинной пластике пищевода и внутрипросветной хирургии пищеводных анастомозов //Кубанский научный медицинский вестник. – Краснодар, 2008. – С.90-94.
  34. Перескоков С.В., Хлиян Х.Е. Техника внутрипросветного наложения анастомоза между пищеводом и трансплантатом у больных с рубцовыми стриктурами пищевода //Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии №5. - Т XVIII. - М., 2008 – С.15.
  35. Перескоков С.В., Хлиян Х.Е. Особенности шунтирующей позадигрудинной пластики пищевода и внутрипросветной хирургии пищеводных анастомозов с использованием видеоэндоскопической техники // Вестник хирургической гастроэнтерологии. - №4. – М., 2008.– С. 62-63.
  36. Перескоков С.В., Черкасов М.Ф., Горностаев А.А., Бадалова Ж.Э. Оптимальный доступ в заднее средостение при эндоскопических операциях на пищеводе с помощью медико-математического моделирования //Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы хирургии» - Ростов-на-Дону, 2008 – С. 53-57.
  37. Черкасов М.Ф., Смирнов Д.А., Старцев Ю.М., Перескоков С.В. Особенности видеоэндохирургического доступа в лечении доброкачественных неэпителиальных опухолей пищевода и желудка //Вестник хирургической гастроэнтерологии. – М., 2008.- №4. – С. 70.
  38. Перескоков С.В. Опыт использования видеоэндохирургической техники при эктирпации и пластике пищевода // Материалы II Съезда хирургов ЮФО. – Пятигорск, 2009. – С. 26-27.
  39. Перескоков С.В., Буриков М.А. Возможности видеоэндохирургической техники при экстирпации и пластики пищевода //Вестник Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова. – М., 2009. – Т.4. - №2. – С. 42-46.
  40. Перескоков С.В., Хлиян Х.Е., Васильева Е.К., Хиндикайнен А.Ю., Бадалова Ж.Э., Королев Д.О. Шунтрирующая позадигрудинная пластика пищевода и внутрипросветная хирургия пищеводных анастомозов //Материалы ежегодной объединенной научно-практической конференции кафедр хирургических болезней РостГМУ «Актуальные проблемы в лечении хирургических болезней. – Ростов-на-Дону, 2009. – С. 31-34.
  41. Хлиян Х.Е., Черкасов М.Ф., Перескоков С.В., Помазков А.А., Харагезов А.Д., Иванова А.А. Способ наложения анастомоза на шее при тотальной загрудинной пластике пищевода  //Материалы ежегодной объединенной научно-практической конференции кафедр хирургических болезней РостГМУ «Актуальные проблемы в лечении хирургических болезней. – Ростов-на-Дону, 2009. – С. 38-39.
  42. Черкасов М.Ф., Хлиян Х.Е., Перескоков С.В. Метод наложения анастомоза на шее при пластике пищевода с использованием эндовидеооборудования // Материалы II Съезда хирургов ЮФО. – Пятигорск, 2009. – С. 34-35.

Список сокращений

ВА

-видеоассистированная

РП

-рак пищевода

ВТС

-видеоторакоскопическая

РСП

-рубцовые стриктуры пищевода

ВЭО

-видеоэндохирургические операции

СКТ

-спиральная компьютерная томография

КЩР

-кислотно-щелочное равновесие

УЗИ

-ультразвуковое исследование

МОК

-минутный объем крообращения

ЧСС

-частота сердечных сокращений

МРТ

-магнитно-резонансная томография

ЭФГДС

-эзофагогастродуоденоскопия

РостГМУ

-Ростовский государственный медицинский университет

ЮОМЦ

-Южно-окружной медицинский центр







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.