WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МОНДОДОЕВ АЛЕКСАНДР ГАВРИЛОВИЧ

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ФАРМАКОТЕРАПИЯ

ПОВРЕЖДЕНИЙ ПОЧЕК

РАСТИТЕЛЬНЫМИ ЛЕКАРСТВЕННЫМИ СРЕДСТВАМИ

14.00.25 – фармакология, клиническая фармакология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Улан – Удэ -2009

Работа выполнена в Институте общей и экспериментальной биологии СО РАН

Научный консультант: 

доктор медицинских наук, профессор Николаев Сергей Матвеевич

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Усов Лев Акимович

доктор медицинских наук, профессор Убеева Ираида Поликарповна

доктор медицинских наук, профессор Плеханов Александр Николаевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Читинская государственная медицинская академия» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Защита состоится « 03 »  декабря  2009 года в 10 00часов на заседании диссертационного совета ДМ 003.028.02 в Институте общей и экспериментальной биологии СО РАН по адресу: 670047, г. Улан – Удэ, ул. Сахьяновой, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН, г. Улан – Удэ.

Автореферат разослан «_____»____________________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат биологических наук  Хобракова В.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность поиска путей повышения эффективности фармакотерапии заболеваний органов мочевыводящей системы определяется широкой распространенностью и наблюдающимся ростом больных с нефрологическим профилем расстройств в общей структуре заболеваемости. По статистическим данным в России за 2000 г. на 100 тыс. взрослого населения приходилось 8794,6  больных с заболеваниями мочевыделительной системы, а в 2006 г - 10444,3 (Здоровье населения России, 2000; 2006). Более того, име­ются данные, что латентно протекающие нефропатии в 2,0 – 2,5 раз превышают число клинически выраженных форм (Зинкевич и соавт., 2004). Социальная значимость нефрологической патологии, помимо широкой распространенности, определяется также тем обстоятельством, что в последние десятилетия отмечается ее значительное омоложение. Так, по данным С.И. Рябова (2000) заболеваемость только инфекциями мочевых путей у детей достигает 2,8%, а по данным Н. Сигела (2006) - 3,7%.

Заболевания почек, как правило, характеризуются тяжелым течением, развитием  рецидивов заболевания, приводящих к длительной потере трудоспособности и инвалидизации (Мухин, Тареева, Шилов, 2002; Simon et al., 2004). При этом, несмотря на использование современных методов лечения, гломерулярные и тубулоинтерстициальные заболевания почек в 1,5 % случаев приводят к развитию  почечной недостаточности, при которой летальность достигает 50 % (Рябов, 2000).

Помимо широкой распространенности но­зологических форм заболеваний почек, поражения их встречаются при многих патологических состояниях: интоксикациях, шоковых состояниях, заболеваниях печени, сахарном диабете, тяжелых гестозах, коллагенозах и других системных заболеваниях (Мухин, Шестакова, 2000; Рогов, Гордовская, 2000; Бурневич и др., 2002; Полонский, 2002; Parving, 2000). Особую тревогу вызывает тот факт, что в последнее время все чаще встречаются случаи лекарственной нефропатии (Астахова, 2000; Краснова, Сагинова, 2007; Taber, Mueller, 2006). К числу лекарственных препаратов, оказывающих нефротоксическое действие, относятся антибиотики, нестероидные противовоспалительные средства, рентгеноконтрастные вещества, туберкулостатики, цитостатики, Н2 – блокаторы, психотропные препараты (Полонский, 2001; Ушкалова, 2001; Справочник Vidal, 2007; Huerta et all., 2005). При этом многие лекарственные средства оказывают как прямое нефротоксическое действие, связанное с их повреждающим влиянием на метаболические и транспортные системы нефронов, так и поражения интерстиция, сосудистой и эндокринной систем почек (Тареева и соавт., 2000; Mark, Parazella, 2003).

Нередко сама медикаментозная терапия нефропатий может явиться причиной развития рецидивов заболевания. В этой связи основным требованием к нефропротекторным средствам является отсутствие токсичности и нежелательных побочных явлений при их применении. Кроме того, сложный патогенез заболеваний почек предполагает  комплексное фармакотерапевтическое воздействие на разные звенья патологического процесса.  Этой задаче в полной мере отвечают средства природного происхождения, с чем связано значительное повышение интереса к использованию растительных средств. Вместе с этим, выбор препаратов, оказывающих комплексное нефропротекторное влияние, весьма ограничен. В России разрешено к применению только 4 наименования растительных средств (леспенефрил, леспефлан, канефрон, фларонин) (Пронченко, 2002; Регистр…, 2007).

Учитывая широкое распространение заболеваний почек, их прогрессирующее течение, приводящее к развитию почечной недостаточности, тяжелый медико-социальный прогноз, недостаточное количество нефропротекторных препаратов, актуальной задачей остается разработка и внедрение новых эффективных и безвредных лекарственных средств, предназначенных для профилактики и лечения заболеваний почек.

В связи с этим разработаны новые нефропротекторные средства растительного происхождения в виде сухих комплексных экстрактов, условно названных нефрофит, фитоуросепт и эксабол. Нефрофит получен из листьев ортосифона тычиночного (Orthosiphon stamineus Benth.), травы горца птичьего (Polygonum aviculare L.), листьев толокнянки обыкновенной (Arctostaphyllos uva-ursi L.), травы десмодиума канадского (Desmodium canadensis (L.) D.S.), взятых в соотношении  4,0 : 3,5 : 2,0 : 0,5 масс. частей. В состав фитоуросепта входят экстракты из следующих видов  растительного сырья: горца птичьего (Polygonum aviculare L.), толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva-ursi L.), брусники обыкновенной (Vaccinium vitis idaea L.), крапивы двудомной (Urtica dioica L.) и календулы лекарственной (Calendula officinalis L.), взятых в соотношении 3,0 : 2,0 : 2,0 : 1,5 : 1,5 масс. частей. Эксабол представляет собой сухой экстракт из корней и корневищ сабельника болотного (Comarum palustre.L.). На способы получения сухих экстрактов и составляющих компонентов получены патенты РФ.

Целью исследования явилось определение фармакологических свойств, фармакотерапевтической эффективности нефрофита, фитоуросепта и эксабола при повреждениях почек и выявление возможных механизмов их нефропротекторного действия.

Для достижения указанной цели необходимо было решить следующие задачи:

  • определить спектр фармакологических свойств полученных фитоэкстрактов;
  • оценить фармакотерапевтическую эффективность указанных фитосредств при нефропатиях ишемической, токсической, иммунной, инфекционной и лекарственной этиологии;
  • выявить общие закономерности в механизме нефропротекторного действия нефрофита, фитоуросепта и эксабола, а также особенности их влияния на течение патологического процесса в почках;
  • сопоставить фармакотерапевтическую эффективность исследуемых средств и препаратов сравнения – леспенефрила и канефрона при экспериментальных повреждениях почек;
  • оценить безопасность разработанных фитоэкстрактов;

Научная новизна. Разработанные фитоэкстракты обладают широким спектром фармакологических свойств: гипоазотемическим, противовоспалительным, мочегонным, иммуномодулирующим, антибактериальным, фибринолитическим, спазмолитическим, ангиопротекторным, мембраностабилизирующим, антиоксидантным; стимулируют энергетический обмен и процессы регенеративной репарации, повышают активность эндогенной антиоксидантной системы и неспецифическую сопротивляемость организма. Установлено, что испытуемые фитоэкстракты обладают выраженной фармакотерапевтической эффективностью при нефропатиях, способствуя нормализации морфофункционального состояния почек животных на более ранних сроках патологического процесса. Курсовое введение животным растительных средств в экспериментально-терапевтических дозах сопровождается уменьшением выраженности азотемии и протеинурии, повышением диуреза и экскреции электролитов, ускорением клубочковой фильтрации, снижением степени деструктивных изменений в почках. На фоне их введения ограничивается ранний апоптоз в нефронах, что опосредовано повышением энергетического потенциала клеток. Указанные средства обладают также значительным иммуномодулирующим потенциалом: повышают противоопухолевую цитотоксическую активность мононуклеарных клеток крови и препятствуют спонтанной и стимулированной конканавалином - А пролиферации лимфоцитов, модулируют активность макрофагального звена иммунитета;  участвуют в подавлении фактора аутоиммунной перестройки организма, сопровождающей заболевания почек. Указанные фитосредства являются  практически не токсичными веществами,  их длительное введение не вызывает развития нежелательных побочных эффектов. 

Установлено, что общим механизмом в нефропротекторном действии испытуемых фитоэкстрактов является наличие у них базисной мембраностабилизирующей активности, реализация которой связана с антиоксидантным действием комплекса биологически активных соединений, содержащихся в составе этих средств и оказывающих как прямое антирадикальное действие, так и опосредованное, связанное с повышением активности системы антиоксидантной защиты организма.  Выявлены особенности фармакотерапевтического действия фитосредств: так, нефрофит оказывает более выраженную эффективность при ишемических и токсических повреждениях почек; фитоуросепт - при нефропатии инфекционно-воспалительного генеза, эксабол - при иммунных нарушениях. В целом, в работе показана возможность и целесообразность фармакотерапии и фармакопрофилактики заболеваний почек средствами растительного происхождения в виде сухих экстрактов: нефрофит, фитоуросепт и эксабол.

Практическое значение. На основании проведенных исследований разработан новый патогенетически обоснованный подход к фармакотерапии и профилактике заболеваний почек с использованием средств растительного происхождения, обладающих широким спектром фармакологических свойств, благодаря содержанию в них комплекса биологически активных веществ. На способы получения фитоэкстрактов получены патенты РФ.

Материалы по доклиническим испытаниям нефрофита, а также сухих экстрактов из растений, входящих в его состав: толокнянки обыкновенной и десмодиума канадского, ортосифона тычиночного и горца птичьего; фитоуросепта и эксабола представлены в Фармакологический комитет Минздравсоцразвития РФ для получения разрешения на их клиническое изучение в качестве лекарственных препаратов, предназначенных для лечения и профилактики заболеваний почек. На способы получения сухих экстрактов и составляющих компонентов получены патенты РФ: № 1737797 от 15.03.1993 г.;  № 2064301 от 27.06.1997 г.; № 2064300 от 27.07.1996 г.; № 1828590  от 22.12.1993 г.;  №2237488 от 12.05. 2004 г.; №2318531 от 10.03.2008 г.

Нефрофит и фитоуросепт по материалам исследований разрешены к применению в виде биологически активных добавок к пище (Регистрационные удостоверения № 005449.Р643.07.2003., № 005463.Р643.06.2003).

Результаты диссертационной работы используются в учебном процессе на кафедре фармакологии, клинической фармакологии и фитотерапии медицинского факультета ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» Федерального агентства по образованию (акт внедрения от 26.04.2006).

Положения, выносимые на защиту:

  • ведущим молекулярно-клеточным механизмом нефропротекторного влияния нефрофита, фитоуросепта и эксабола является их способность ингибировать процессы свободнорадикального окисления, представляющие собой неспецифическое звено в патогенезе повреждений почек различной этиологии (ишемической, токсической, бактериальной, иммунной);
  • средства растительного происхождения (нефрофит, фитоуросепт, эксабол) проявляют широкий спектр фармакологических свойств: гипоазотемическое, диуретическое, противовоспалительное, спазмолитическое, антибактериальное, фибринолитическое, гиполипидемическое, мембраностабилизирующее, а также стимулируют процессы репаративной регенерации и энергетического обмена;
  • курсовое введение животным при нефропатиях указанных фитосредств в экспериментально-терапевтических дозах способствует нормализации  морфофункционального состояния почек на более ранних сроках патологического процесса;
  • отличия фармакотерапевтического влияния фитосредств заключаются в том, что нефрофит оказывает более выраженную эффективность при ишемических и токсических повреждениях почек; фитоуросепт - при нефропатии инфекционно-воспалительного генеза, эксабол - при иммунных нарушениях.
  • фармакотерапевтическая эффективность исследуемых средств превосходит таковую препаратов сравнения – леспенефрила и канефрона.

Апробация материалов диссертации. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на: Всероссийских научных конференциях и конгрессах: “Актуальные проблемы фармакологии и поиска  новых лекарственных препаратов» (Томск, 1994);  “Экологическая патология: вопросы биохимии, фармакологии, клиники” (Чита, 1995);  “Человек и лекарство” (Мо­сква, 1996; 1997; 1998; 2005; 2008);  «Новые научные технологии в дальневосточном регионе» (Благовещенск, 1999);  «Биологически активные добавки в профилактической и клинической медицине» (Улан-Удэ, 2003); «Диетическое питание и голодание» (Улан-Удэ, 2003-2006); «Биоразнообразие экосистем внутренней Азии»  (Улан-Удэ, 2006); межрегиональных научно-практических конференциях: «Медицина завтрашнего дня» (Чита, 2003-2005); “Актуальные проблемы клиники и экспериментальной медицины” (Иркутск, 1995); “Сохранение биологиче­ского разнообразия в Байкальском регионе: проблемы, подходы, практи­ка” (Улан-Удэ, 1996); «Биологически активные добавки и перспективы их применения» (Улан-Удэ, 2001); международных конференциях и конгрессах: “Традиционная медицина и пита­ние: теоретические и практические аспекты» (Москва, 1994); «Тибетская медицина» (Нью-Йорк, 2004); «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки» (Тюмень, 2005); «Интеграция систем традиционной и современной медицины» (Улан-Батор, 2005); «Химия лекарственных растений и лекарства Монголии» (Улан-Батор, 2006); «Традиционная медицина: современное состояние и перспективы развития» (Улан-Удэ, 2008).

Работа выполнена в Отделе биологически активных веществ Института общей и экспериментальной биологии СО РАН в соответствии с программой № 6.11.1.3. «Молекулярно-клеточные механизмы повреждений органов мочеполовой системы и коррекция их средствами традиционной медицины».

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 73 научных работ, из них: 17 статей – в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ; 2 монографии, получены 6 патентов РФ на изобретения и 1 положительное решение на получение патента РФ.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 390 страницах машинописного текста, иллюстрирована 25 рисунками, 136 таблицами. Работа состоит из введения, обзора литературы, глав с изложением результатов собственных исследований, обсуждения результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций, библиографического указателя, включающего 339 отечественных и 156 зарубежных источников информации.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В качестве объектов исследования были использованы растительные полиэкстракты: нефрофит (условное название) и фитоуросепт (условное название), а также сухой экстракт из корней и корневищ сабельника болотного - эксабол (условное название).

Нефрофит представляет собой четырехкомпонентный сухой экстракт, полученный из сырья ортосифона тычиночного (Orthosiphon stamineus Benth.), горца птичьего (Polygonum aviculare L.), толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva- ursi L.) и десмодиума канадского (Desmodium canadense (L.) D.S.), взятых в соотношении  4,0 : 3,5 : 2,0 : 0,5 масс. частей. На способы получения сухих экстрактов из указанных растений получены патенты № 1737797 от 15.03.1993 г.;  № 2064301 от 27.06.1997 г.; № 2064300 от 27.07.1996 г.; № 1828590  от 22.12.1993 г. Основным действующим началом нефрофита является полифенольный комплекс. Стандартизация нефрофита проводится по содержанию суммы флавоноидов в пересчете на рутин и кверцетин.

Фитоуросепт представляет собой сухой экстракт из следующих видов растительного сырья: горца птичьего (Polygonum aviculare L.), толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva-ursi L.), брусники обыкновенной (Vaccinium vitis idaea L.), крапивы двудомной (Urtica dioica L.) и календулы лекарственной (Calendula officinalis L.), взятых в соотношении 3,0 : 2,0 : 2,0 : 1,5 : 1,5 масс. частей. На способ получения фитоуросепта получен патент РФ № 2237488 от 10.11.2004 г. В состав экстракта входит сумма экстрактивных веществ, представленных комплексом веществ полифенольной природы. Стандартизация его осуществлена по сумме флавоноидов и фенологликозидов в пересчете на рутин и арбутин.

Эксабол представляет собой сухой экстракт, полученный из корней и корневищ сабельника болотного (Comarum palustre L.). На способ получения эксабола получен патент РФ №2318531 от 10.03.2008 г. В составе экстракта сумма полифенольных соединений, аминокислоты, полисахариды. Стандартизация осуществляется по сумме полифенольных соединений в пересчете на (+)-катехин.

В качестве препаратов сравнения использовали леспенефрил (Франция) и канефрон (Германия), а также другие средства по условиям эксперимента в изоэффективных дозах.  Перед применением настойки деалкоголизировали путем выпаривания на водяной бане до 1/10 от исходного объема, полученный остаток доводили дистиллированной водой до исходного объема (Руководство …, 2000).

Эксперименты выполнены на 1885 белых крысах линии Wistar обоего пола массой 190 – 230 г; 120 мышах линии CBA и F1 (CBA x C57 B1/6) массой 18 – 20 г. Животные находились в стандартных условиях содержания в виварии Института общей и экспериментальной биологии СО РАН на обычном для указанных видов животных рационе (Приказ МЗ СССР № 1179 от 10.10.83 г.). Эксперименты проводили в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приложение к приказу МЗ СССР № 755 от 12.08.77 г.) и «Правилами Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и иных научных целей». Эвтаназию животных осуществляли методом мгновенной декапитации под легким эфирным наркозом. В работе были использованы также модельные системы и культуры тканей: 1 % суспензия эритроцитов донорской крови; культура мононуклеарных лейкоцитов (Boyum, 1968); суспензия липосом из яичного желтка (Лопухин и соавт., 1983); микросомальные препараты коры больших полушарий мозга человека; культуры условно-патогенных микроорганизмов; препараты отрезков тонкого кишечника белых крыс; биохимические тест-системы.

С целью оценки функционального состояния почек животных определяли: диурез по общепринятому методу без нагрузки и с 2,5 % водной нагрузкой (Берхин, Иванов, 1972); концентрацию катионов натрия и калия в моче - методом пламенной фотометрии на приборе “Flapho 4” (Германия). Депурационную функцию почек оценивали по содержанию мочевины и креатинина в сыворотке крови и моче - унифицированными методами с использованием наборов реактивов Био-Ла-Тест “Лахема”; содержание белка в моче - реакцией с сульфосалициловой кислотой (Меньшиков и соавт., 1987); оценку скорости клубочковой фильтрации (СКФ)- по клиренсу эндогенного креатинина; интенсивность канальцевой реабсорбции - общепринятым методом (Рябов, Наточин, 1997). Функциональное состояние печени животных оценивали по активности щелочной фосфатазы (ЩФ), аланинаминотрансферазы (АлТ) и аспартатаминотрансферазы (АсТ) в сыворотке крови (Меньшиков и соавт., 1987); содержанию гликогена в печени (Seifter, 1953).

Изучение антиэкссудативной активности указанных средств проводили на моделях острого асептического воспаления задней конечности животного и острого перитонита. Асептическое воспаление моделировали путем однократного субплантарного введения в заднюю конечность белых крыс растворов: 3% формалина (Стрельников, 1960), 6% декстрана (Лещинский, 1976), 0,5 % гистамина гидрохлорида (Александров и соавт., 1986), 1 % раствора каррагенина (Winter, 1962) в объеме 0,1 мл. Острый перитонит у крыс вызывали внутрибрюшинным введением 1 мл 0,2% раствора серебра нитрата (Александров и соавт., 1986). Оценку влияния указанных фитосредств на образование фиброзно-грануляционной ткани осуществляли по методу Ф. Тринус и соавт. (1975). Для определения влияния средств на процессы альтерации воспалительный процесс моделировали по методу Menkin (Ойвин, Шетель, 1961) путем подкожного введения белым крысам в область спины 0,5 мл 9 % раствора уксусной кислоты. Определение влияния растительных средств на сосудистую проницаемость осуществляли на модели 24-х часового иммобилизационного стресса у крыс с использованием метода меченых сосудов (Горизонтова и соавт., 1975). Влияние растительных средств на скорость циклооксигеназной реакции in vitro определяли полярографически по интенсивности поглощения кислорода (Vane, 1996).

Изучение антибактериальной активности указанных средств осуществляли методом двукратных серийных разведений в жидкой среде (Першин, 1971). В качестве тест-объектов использовали музейные штаммы: Escherichia coli 408, Staphylococcus aureus 209P, Proteus vulgaris H 50, Streptococcus faecalis, Pseudomonas aeruginosa. Микробная нагрузка составляла 250000 клеток в 1 мл.

Исследование спазмолитической активности растительных средств проводили на изолированном отрезке тонкой кишки белых крыс (Furchgott, 1967).

Определение мембраностабилизирующей активности данных фитосредств осуществляли по степени их влияния на перекисный и осмотического гемолиз эритроцитов (Ковалев и соавт., 1986).

Иммуномодулирующее действие растительных экстрактов оценивали по их влиянию на состояние клеточного, гуморального и макрофагального звеньев иммунитета на фоне иммунодефицита, вызванного введением классического иммунодепрессанта азатиоприна в объеме 0,1 мл/мышь в дозе 50 мг/кг перорально 1 раз в сутки в течение 5 дней (Лазарева, Алехин, 1985). Состояние клеточного звена иммунного ответа определяли в реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) (Петров и соавт., 1987), гуморального - по числу антителообразующих клеток (АОК), определяемых методом локального гемолиза (Cunningham, 1965), макрофагального - в реакции фагоцитоза перитонеальных макрофагов мышей в отношении Staphyllococcus aureus in vitro по методике И.С. Фрейдлин (1976).

При исследовании стресспротективной активности фитоэкстрактов использовали модель иммобилизации белых крыс на спине в течение 24 часов с определением «триады Селье» и язвенного индекса Паулса (Амосова и соавт., 1998).

Изучение анаболической активности указанных средств проводили с использованием модели односторонней нефрэктомии. В гомогенате почек определяли содержание общего белка по методу Лоури (Lowry, 1951), концентрацию РНК и ДНК – по методу Шмидта, Тангаузена в модификации М.Г. Трудолюбовой  (1977).

Концентрацию общего холестерина (ОХ), триацилглицеридов (ТГ), липопротеидов низкой плотности (ЛПНП),  липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) и липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) в сыворотке крови определяли на биохимическом анализаторе «DIANA» с использованием аналитических наборов фирмы «Cormay» (Польша). Коэффициент атерогенности (КА) рассчитывали по формуле: КА = (ОХС-ХС ЛПВП)/ХС ЛПВП.

Показатели периферической крови определяли на  автоматическом гематологическом анализаторе «Абакус», влияние испытуемых средств на показатели системы гемостаза у белых крыс определяли по методике Б. Беркарда в модификации Л.З. Баркагана (Методы…, 1993), также по скорости образования фибринового сгустка крови на тромбоэластографе «Тромб-2» (Россия).

Влияние указанных средств на интенсивность индуцированного апоптоза определяли по активности каспазы-3 с использованием набора реактивов «Caspase assay kit» (Sigma), концентрацию белка в пробах определяли по методу Thorne (1978).

Оценку влияния растительных средств на активность “ Na+, K+-АТФазы  осуществляли с использованием пара-нитрофенилфосфатного метода (Болдырев, 1986).

Антиоксидантные свойства фитосредств оценивали по их влиянию на интенсивность образования продуктов свободнорадикального окисления (СРО) и эндогенную антиоксидантную систему (АОС) организма с использованием методов in vivo и in vitro. Концентрацию ТБК-активных продуктов определяли спектрофотометрически в сыворотке крови (Asakawa, 1979) и в гомогенате почек (Стальная, Гаришвили, 1977). Содержание диеновых конъюгатов (ДК) в сыворотке крови определяли спектрофотометрическим методом (Гаврилов, Мишкорудная, 1983). В эритроцитах определяли содержание восстановленного глутатиона (ВГ) (Anderson, 1989); активность супероксиддисмутазы (СОД) (Чевари и соавт., 1985), каталазы (Королюк и соавт., 1988), глутатионпероксидазы (ГП) (Flon, 1988). Определение влияния испытуемых средств на скорость генерации супероксидного анион-радикала (О2 - ) осуществляли по Nichikimi et al. (1972) и Chen A.-S. et al. (2003). Антирадикальную активность по отношению к NO· определяли по методу Govindarajan R. еt al.  (2003); связывание H2O2 - по методу Chen A.-S. et al. (2003); общую антиоксидантную активность - по методу Кузьменко-Лаптева (1999). Определение влияния испытуемых фитосредств на Fe2+-индуцированную хемилюминесценцию плазмы крови и суспензии липосом проводили на приборе «Хемилюминометр РХL–01» (Россия) по общепринятому методу (Сергеев и соавт., 1991). Хелатирующие свойства фитосредств определяли фенантролиновым методом (Методы …, 1987).

Для патоморфологических исследований почки животных фиксировали в 10 % растворе нейтрального формалина и фиксаторе Буэна (Микроскопическая техника…1975). Депарафинированные гистологические срезы окрашивали гематоксилин-эозином (Киселева и соавт., 1983). Для проведения морфометрических исследований и микрофотографирования использовали цифровой микроскоп Motic DMW B1-223 с использованием программного обеспечения «Motic Images-2000».

Двустороннюю ишемию почек воспроизводили путем выделения почек крыс из жировой капсулы и окклюзии сосудистых пучков обеих почек на 60 мин (Шепотиновский и соавт., 1989). Сулемовый некронефроз у крыс вызывали однократным внутрибрюшинным вве­дением водного раствора сулемы в дозе 2 мг/кг (Соколова и соавт., 1975). Модель гепаторенального синдрома воспроизводили путем подкожного введения крысам 50 % (V/V) масляного раствора уг­лерода четыреххлористого из расчета 0,4 мл/100 г 4-х кратно, 1 раз в день (Руководство …, 2000). Нефрит Хеймана моделировали по методу J. Reynolds и C. Pusey в модификации И.В. Мухина (2000) путем двукратного введения смеси адъюванта Фрейнда и гомогената коркового слоя почек крысы. Лекарственные повреждения почек у животных вызывали внутримышечным введением канамицина  (300 мг/кг), бруфена (6 мг/кг) внутрижелудочно (Руководство…, 2000); комплексом туберкулостатиков - изониазида (50 мг/кг), рифампицина (50 мг/кг), пиразинамида (1,5 мг/кг) внутрижелудочно (Скакун, Табачук, 1992); урографина (10 мл/кг) внутривенно однократно  (Vari et al., 1988). Острый пиелонефрит у крыс воспроизводили путем наложения лигатуры на левый мочеточник на 24 часа, после чего в хвостовую вену за 1 час до снятия лигатуры вводили 1 мл суспензии E. coli с титром 5х108 микробных тел в 1 мл (Лисица, Рудзит, 1983). Индуцированный апоптоз у крыс воспроизводили путем  ишемии/реперфузии почек (Kaushal et all, 1998).

Полученные в ходе экспериментов данные статистически обработаны с применением пакета прикладных программ «Ехсеl 2003». Различия считали значимым при вероятности 95 % (Р 0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

В серии предварительных экспериментов было установлено, что показатели острой токсичности испытуемых средств (DL50) при внутрибрюшинном введении белым крысам составила: у нефрофита - 1466,7 ± 319,3 мг/кг, у фитоуросепта - 550,0 ± 64,0 мг/кг,  у эксабола - 370,5 ± 21,3 мг/кг. При внутрижелудочном введении фитоэкстрактов в максимально возможных дозах гибели животных не наблюдали, что позволяет отнести нефрофит к группе практически нетоксичных, а фитоуросепт и эксабол к группе малотоксичных веществ (Руководство…2000).

Исследование фармакологических свойств фитосредств

Установлено, что испытуемые средства при их однократном внутрижелудочном введении интактным белым крысам оказывают мочегонное и салуретическое (Na+–уретическое) действие, повышают скорость клубочковой фильтрации (СКФ) (табл. 1).

Таблица 1

Влияние фитосредств на диурез, салурез и СКФ у интактных крыс

Группы животных

Дозы,

мг/кг

Показатели функционального состояния почек крыс, % от контроля

Диурез

Na-урез

СКФ

Интактная

-

100 ± 6,35

100 ± 4,85

100 ± 7,34

Нефрофит

50

108,9 ± 7,92

-

-

150

143,0 ± 9,87*

127,7 ± 7,38*

190,0 ±11,53*

300

137,5 ± 8,65*

-

-

Фитоуросепт

25

103,8 ± 8,62

-

-

50

124,5 ± 6,68*

129,0 ± 8,47*

149,0 ± 9,38*

100

115,1 ± 8,54

-

-

Эксабол

50

114,2 ± 7,56

-

-

100

127,8 ± 9,28*

112,5 ± 10,67

150,8 ± 10,31*

150

117,7±8,90

-

-

Примечание: * - здесь и далее, значения, достоверно отличающиеся от данных контрольной группы при Р 0,05.

Как следует из данных, приведенных в таблице 1, введение животным указанных средств в малых дозах не оказывает существенного влияния на водовыделительную функцию почек белых крыс, тогда как при их введении  в более высоких дозах отмечается достоверный дозозависимый диуретический эффект. В связи с тем, что наиболее выраженная диуретическая активность выявлена для нефрофита в дозе 150 мг/кг, фитоуросепта - в дозе 50 мг/кг, эксабола – в дозе 100 мг/кг указанные дозы были использованы в дальнейших экспериментах в качестве экспериментально-терапевтических. Повышение водовыделительной функции почек под их влиянием обусловлено преимущественно увеличением скорости клубочковой фильтрации, а также ускорением натрийуреза у нефрофита и фитоуросепта.

Испытуемые средства в экспериментально-терапевтических дозах проявляют выраженную противовоспалительную активность, снижая степень экссудативных и альтеративных процессов при введении провоспалительных агентов, также под их влиянием ускоряется регенерация тканей (табл. 2). При этом по ряду параметров эффективность испытуемых средств превосходила таковую у препарата сравнения – калефлона.

Кроме того, для эксабола установлено наличие анальгетической и жаропонижающей активности, сопоставимой по эффективности с натрия метамизолом.

Таблица 2

Влияние фитосредств на процессы экссудации, альтерации и регенерации при асептическом воспалении у белых крыс

Группы животных

Доза,

мг/кг

% угнетения отека

от контроля

Сокращение площади альтерации,  % от контроля

формалин

декстран

гистамин

2 сутки

9 сутки

25 сутки

Нефрофит

150

14,5±1,06*

15,0±1,15*

22,0±1.56*

-

41,0±2,34*

40,3±3,45*

Фитоуросепт

50

15,1±1,07*

14,5±1,76

27,8±1,95*

37,1±2,67*

42,8±3,76*

45,5±3,21*

Эксабол

100

26,7±1,82*

24,0±1,67*

31,5±2,45*

44,6±3,17*

42,9±2,83*

35,2±3,05*

Калефлон

100

10,8±1,89

12,5±1,45

17,0±2,78

48,8±3,28

48,2±4,21

40,5±3,62

Также показано, что экстракт сабельника снижает скорость образования циклооксигеназы в модельной системе на 18% при его концентрации 7 мг/мл пробы. С использованием модели «меченых сосудов» установлено, что все испытуемые средства оказывают сосудоукрепляющее действие, о чем свидетельствует снижение степени импрегнации черной туши в брыжейке на фоне иммобилизационного стресса, а также уменьшение объема перитонеального экссудата и количества дегранулированных тучных клеток при асептическом перитоните у крыс.

Изучение антимикробной активности фитоэкстрактов показало, что  испытуемые средства обладают антибактериальными свойствами по отношению к Staphylococcus aureus 209 p, Proteus vulgaris H50, Escherichia coli - 408, Streptococcus faecalis, Pseudomonas aeruginosa (табл. 3). Как следует из указанной таблицы, наиболее выраженную антибактериальную активность проявляет фитоуросепт, ингибируя рост указанных штаммов бактерий в концентрациях 0,62 - 5,00 мг/мл. Кроме того, установлено, что фитоуросепт обладает синергидным действием с антибиотиками (полусинтетическими пенициллинами и цефалоспоринами) по отношению к кишечной палочке и золотистому стафилококку.

Таблица 3

Антибактериальные свойства фитосредств

Фитосредства

Бактерицидное действие экстрактов, мг/мл

Staph. аureus

Pr. vulgaris

Esch. сoli

Str. faecalis

Ps. aeruginosa

Нефрофит

25,00

12,50

-

25,00

25,00

Фитоуросепт

1,25

5,00

1,25

2,50

0,62

Эксабол

12,50

12,50

12,50

12,50

12,50

При исследовании спазмолитической активности указанных средств установлено, что под влиянием нефрофита сокращения препарата тонкого кишечника, индуцированные карбахолином, уменьшаются на 34% по сравнению с контролем. Для фитоуросепта и эксабола статистически значимая спазмолитическая активность не установлена (Р0,05).

Показано, что однократное введение интактным крысам фитоуросепта и эксабола в указанных дозах сокращает время снижения тромбопластин-тромбиновой активности в 2 – 2,5 раза и повышает индекс инактивации тромбопластина и тромбина в 3 – 10 раза соответственно. Введение крысам нефрофита удлиняет время образования фибринового сгустка, что указывает на их фибринолитические свойства.

С использованием модели односторонней нефрэктомии показано, что под влиянием курсового введения нефрофита и фитоуросепта в экспериментально-терапевтических дозах наблюдается повышение концентрации РНК на 124% и 20%, соответственно, и общего белка в гомогенате оставшейся почки, что сопровождается развитием ее компенсаторной гипертрофии.

Установлено, что испытуемые средства обладают существенным иммуномодулирующим потенциалом, обеспечивая повышение показателей иммунных реакций организма при иммунодепресивных состояниях. В частности, при азатиоприновой иммуносупрессии фитоэкстракты способствовали активации основных звеньев иммунного ответа организма на 36 – 100%, уменьшали выраженность инволюции иммунокомпетентных органов, повышали активность клеточно-опосредованной реакции, макрофагального звена иммунитета на 54 – 60%. Показано также, что нефрофит не обладает митогенной активностью, ингибирует спонтанную и Кон-А стимулированную пролиферацию лимфоцитов, а также ингибирует бласттрансформацию лимфоцитов (в концентрациях 75-300 мкг/мл) до полного угнетения. В то же время, данный фитоэкстракт в малых концентрациях от 0,3 до 3,0 мкг/мл повышает цитотоксическую активность мононуклеарных клеток крови, что свидетельствует о наличии у нефрофита значительного иммуномодулирующего потенциала. Аналогичные данные получены и в отношении эксабола: его внесение в модельную систему в концентрации 100 мкг/мл приводило к достоверному подавлению пролиферации Т-лимфоцитов на 28%. При этом установлено, что из исследованных средств только фитоуросепт проявляет иммуностимулирующую активность, поскольку под его влиянием возрастала стимулированная конканавалином-А и липополисахаридом пролиферативная активность лимфоцитов на 30 и 50%.

Испытуемые средства оказывали выраженное стресспротективное действие: их введение животным на фоне иммобилизационного стресса препятствовало развитию катаболических изменений во внутренних органах белых крыс. У животных опытных групп наблюдали уменьшение выраженности инволюции тимуса, гипертрофии надпочечников и развитие деструкций в слизистой оболочке желудка.

Указанные средства значимо снижали гемолиз эритроцитов, индуцированный реактивом Фентона (табл. 4). При этом, наиболее выраженное мембраностабилизирующее действие проявляет нефрофит, уменьшая выраженность перекисного гемолиза в 3 раза по сравнению с контролем. Поскольку известно, что реактив Фентона индуцирует перекисное окисление липидов, можно полагать, что мембранопротекторное действие фитосредств обусловлено их способностью ингибировать процессы свободнорадикального окисления биомакромолекул, что было подтверждено далее в отдельной серии экспериментов.

Таблица 4

Влияние фитосредств на гемолиз эритроцитов

Условия опыта

Концентрация, мг/мл

Перекисный

гемолиз, %

Осмотический гемолиз, %

Контроль (гемолиз)

-

86,0 ± 1,5

84,0 ± 4,0

Гемолиз+нефрофит

1,5

25,0 ± 1,0*

55,0 ± 1,0*

Гемолиз +фитоуросепт

0,5

57,0 ± 2,8*

91,0 ± 4,0

Гемолиз +эксабол

1,0

32,0 ± 3,0*

82,0 ± 6,0

В частности, о наличии у фитосредств антиоксидантной активности  свидетельствуют полученные данные об их способности существенно снижать скорость генерации супероксидного анион-радикала (.О2-) в модельной системе: уровень их перехвата составил 50% - 90 %. Принимая во внимание, что .O2 - является пус­ковым звеном свободнорадикальных реакций, можно полагать, что фенольные соединения, входящие в состав фитоэкстрактов, обладая антирадикальной активностью по от­ношению к .O2 - , предотвращают их развитие уже на начальной стадии процесса. Также, с использованием модельных систем показано, что ингибирование процессов СРО под их влиянием связано с наличием достаточно высокой восстанавливающей способности, сопоставимой с таковой у классического антиоксиданта – ионола,  что свидетельствует о наличии высокой общей антиоксидантной емкости. Испытуемые сухие экстракты оказывают антирадикальное действие по отношению к радикалам дифенилпикрилгидразина (ДФПГ) и оксида азота (NO). При этом наиболее выраженная активность выявлена для эксабола, его антирадикальные и хелатирующие свойства были близки к таковым у ионола. Подтверждением антирадикального механизма действия указанных средств служили данные об их ингибирующем влиянии на кинетику Fe2+- индуцированной хемилюминесценции, что выражалось в уменьшении амплитуды «быстрой вспышки» в среднем в 2 раза, а также предотвращении «медленной вспышки». При этом отмечен дозозависимый эффект: с увеличением концентрации  испытуемых средств их эффективность повышается до определенных значений, а при дальнейшем повышении концентрации – снижается, что свойственно для истинных антиоксидантов, например, альфа-токоферола. Под влиянием фитосредств повышалась активность ферментов антиоксидантной защиты: каталазы, супероксиддисмутазы и глутатионпероксидазы. Показано, что антиоксидантное действие испытуемых средств связано также с их способностью  связывать металлы переменной валентности, в частности, ионы железа и, тем самым, ограничивать развитие свободнорадикальных процессов. Наиболее выраженное хелатирующее действие, превосходящее таковое у аскорбиновой кислоты, установлено в отношении эксабола. 

Выявлено стимулирующее влияние нефрофита и фитоуросепта на энергетический обмен клеток, о чем свидетельствует более чем двукратное повышение активности пируваткиназы под их влиянием. Показано также, что курсовое введение нефрофита на фоне ишемии-реперфузии почек сопровождается повышением уровня АТФ в ишемизированных почках животных на 30% по сравнению с контролем, что свидетельствует об активации ресинтеза АТФ под его влиянием.

Курсовое введение нефрофита и эксабола в экспериментально-терапевтических дозах на фоне ишемии-реперфузии почек животных сопровождается снижением выраженности индуцированного апоптоза, о чем свидетельствует снижение активности каспазы-3, сопоставимое с действием специфического ингибитора этого фермента Ac-DEVD-CHO (табл. 5).

Таблица 5

Влияние нефрофита на активность каспазы-3 при ишемических повреждениях почек у белых крыс

Группы животных

Активность каспазы-3, пмоль/мин/мг белка

1 ч

4 ч

8 ч

16 ч

Ложнооперированная

2,40 ± 0,13

Контр. (ишемия)

7,2 ± 1,04

14,7 ± 1,18

36,6 ± 3,05

36,2 ± 2,46

Контр. (ишемия + ингибитор)

4,3 ± 0,34

5,0 ± 1,31

14,0 ± 1,56

19,6 ± 2,83

Опытная (ишемия+нефрофит)

3,4 ± 0,23*

8,5 ± 1,75*

21,5 ± 1,10*

29,1 ± 2,21

Исследование фармакотерапевтической эффективности

растительных средств

Исследование проведено с использованием моделей повреждения почек токсической, ишемической, лекарственной, иммунной и бактериальной этиологии. Введение животным водных растворов испытуемых средств осуществляли в соответствии с условиями эксперимента интрагастрально  курсами в экспериментально – терапевтических дозах: нефрофит – 150 мг/кг, фитоуросепт – 50 мг/кг, эксабол – 100 мг/кг 1 раз в сутки в объеме 10 мл/кг. Препаратами сравнения служили леспенефрил и канефрон, которые вводили животным в изоэффективных дозах по аналогичным схемам. Установлено, что курсовое введение нефрофита в дозе 150 мг/кг при нефропатии ишемической этиологии оказывает выраженное нефропротекторное влияние (табл. 6.).

Как следует из данных таблицы 6, двусторонняя ишемия почек сопровождается развитием выраженной азотемии, снижением диуреза и СКФ, а также индукцией процессов СРО и снижением активности эндогенной антиокислительной системы.

Курсовое введение крысам нефрофита в экспериментально – терапевтической дозе 150 мг/кг сопровождалось существенным уменьшением выраженности азотемии во все сроки наблюдения. Наряду с этим, введение животным экстракта способствовало повышению СКФ и диуретической функции почек. Диурез у животных опытной группы на 1 и 3 сутки опыта возрос на 75 - 100 % , а СКФ увеличивалась в 2 и 1,5 раза по сравнению с таковой у крыс контрольной группы. Введение нефрофита крысам оказывало также выраженное антиоксидантное действие. Так, на 1 и 3 сутки исследования концентрации ДК и ТБК-активных продуктов в крови, а также в гомогенате почек крыс, получавших испытуемый фитоэкстракт, снижались в среднем на 15 - 53% по сравнению с аналогичными показателями у крыс контрольной группы.

Таблица 6

Влияние нефрофита на показатели функционального состояния почек и активности процессов СРО при постишемической нефропатии у крыс

Показатели

Группы животных

Интактная

Контрольная (ишемия)

Опытная 1 (ишемия + нефрофит)

Опытная 2 (ишемия + леспенефрил)

1

2

3

4

5

1 сутки

Креатинин,  сыв.кр. мкмоль/л

87,9 ± 2,45

224,4 ± 26,02

131,9 ± 6,55*

145,3 ± 11,5*

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

7,5 ± 0,34

33,1 ± 3,43

14,8 ± 0,85*

13,5 ± 1,25*

СКФ, мкл/мин

538,5 ± 48,00

108,8 ± 7,62

216,1 ± 14,85*

232,0 ± 25,3*

Диурез, мл/100г/ч

0,37 ± 0,036

0,13 ± 0,002

0,23 ± 0,026*

0,27 ± 0,016*

МДА в гомог. почек, нмоль/г

14,7 ± 0,83

38,6 ± 1,40

24,3 ± 1,11*

23,5 ± 1,35*

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

2,10 ± 0,11

3,90 ± 0,16

2,40 ± 0,08*

2,30 ± 0,13*

ДК в сыв.кр., усл.ед.

1,40 ± 0,05

4,50 ± 0,38

2,70 ± 0,15*

3,30 ± 0,28

Каталаза, мкат/л

4,1 ± 0,31

2,1 ± 0,10

3,3 ± 0,20*

2,9 ± 0,27

3 сутки

Креатинин  сыв.кр., мкмоль/л

87,9 ± 2,45

167,7 ± 18,30

122,0 ± 10,04*

112 ± 8,33*

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

7,5 ± 0,34

24,9 ± 4,42

11,9 ± 1,12*

15,6 ±1,25*

СКФ, мкл/мин

538,5 ± 48,00

238,6 ± 21,14

348,4 ± 34,40*

332,7 ± 25,4*

Диурез, мл/100г/ч

0,40 ± 0,036

0,13 ± 0,006

0,27 ± 0,016*

0,23 ± 0,008*

МДА в гомог. почек нмоль/г

15,5 ± 1,09

31,0 ± 2,21

14,5 ± 0,83*

18,0 ± 2,25*

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

2,41 ± 0,18

4,40 ± 0,21

2,95 ± 0,15*

3,36 ± 0,28

ДК в сыв.кр., усл.ед.

1,3 ± 0,06

4,6 ± 0,56

2,0 ± 0,07*

3,2 ± 0,25*

Каталаза, мкат/л

4,1 ± 0,31

2,4 ± 0,10

3,8 ± 0,30*

3,20± 0,33*

7 сутки

Креатинин  сыв.кр., мкмоль/л

87,9 ± 2,45

114,6 ± 9,43

78,9 ± 2,46*

90,5 ± 7,33

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

7,5 ± 0,34

28,0 ± 1,55

9,3 ± 1,08*

11,4 ± 0,74

СКФ, мкл/мин

538,5 ± 48,00

406,5 ± 36,60

537,0 ± 40,90*

487,0 ± 34,40

Диурез мл/100г/ч

0,40 ± 0,036

0,37 ± 0,01

0,41 ± 0,036

0,36 ± 0,040

МДА в гомог. почек, нмоль/г

14,9 ± 0,75

14,5 ± 0,1,03

14,8 ± 0,61

13,7 ± 1,45

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

2,4 ± 0,18

3,7 ± 0,32

2,4 ± 0,08*

3,3 ± 0,35

ДК в сыв.кр., усл.ед.

1,3 ± 0,06

2,6 ± 0,18

1,6 ± 0,09*

1,8 ± 0,12*

Каталаза, мкат/л

4,1 ± 0,34

3,2 ± 0,30

4,0 ± 0,20*

3,8± 0,23

Наряду с этим, наблюдали повышение активности антиоксидантной системы организма, на что указывало повышение каталазной активности сыворотки крови в среднем на 43 % по сравнению с показателями у крыс контрольной группы на 1 сутки эксперимента с нормализацией этого показателя на 3 сутки опыта. Патоморфологические исследования показали, что на фоне введения белым крысам нефрофита в почках наблюдаются менее выраженные дистрофические и некротические изменения структур нефронов по сравнению с контролем, характеризующиеся зернистой дистрофией клеток проксимальных канальцев, некрозом и десквамацией единичных эпителиальных клеток в просвет канальцев.

При этом испытуемый фитоэкстракт не уступал, а по некоторым показателям превосходил препарат сравнения - леспенефрил.

Исследование фармакотерапевтической эффективности нефрофита при нефропатиях, вызванных лекарственными препаратами (аминогликозидами, нестероидными противовоспалительными средствами, комплексом туберкулостатических средств, рентгенконтрастным веществом) показало, что независимо от механизма их повреждающего действия наблюдается развитие процессов СРО биомакромолекул, регистрируемых по динамике накопления их метаболитов в сыворотке крови и гомогенате почек животных. В таблице 7 представлены данные о влиянии нефрофита на течение нефропатии, вызванной канамицином.

Как следует из данных табл. 7, при введении крысам канамицина в максимальной терапевтической дозе развивается характерный симптомокомплекс, свойственный нефропатиям, который сопровождается активацией процессов СРО, снижением возможностей эндогенной антиоксидантной системы. Курсовое введение нефрофита на фоне канамицинового повреждения почек крыс оказывало выраженное нефропротекторное влияние, о чем свидетельствовало повышение диуретической, экскреторной и салуретической  функций. Так, на 8 и 15 сутки опыта экскреция белка с мочой у животных уменьшалась на 68 % и в 3,2 раза соответственно; СКФ повышалась на 52 и 64 %; диурез на 32 и 55 %, концентрация катионов калия и натрия в моче повышалась в 1,9 и 3,2 раза соответственно по сравнению с аналогичными данными у животных контрольной группы. На фоне введения нефрофита наблюдали снижение выраженности процессов СРО и повышение активности ферментов антиоксидантной защиты.

Таблица 7

Влияние нефрофита на течение нефропатии у крыс, вызванной канамицином

Показатели

Группы животных

Интактная

Контрольная

(канамицин)

Опытная 1 (канамицин + нефрофит)

Опытная 2 (канамицин +канефрон)

3 сутки

Креатинин  сыв.кр., мкмоль/л

57,0±3,03

63,3±3,79

59,2±3,07

63,1±4,72

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

5,4±0,46

6,9±0,61

6,1±0,49

6,7±0,47

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

5,2±0,33

8,7±0,81

5,9±0,73*

7,3±0,45

ДК в сыв.кр., усл.ед.

5,8±0,67

14,5±1,69

8,7±8,43*

11,0±1,19

Каталаза, мкат/л

8,8±0,69

10,0±0,61

12,1±0,73*

11,2±1,85

МДА в гомогенате,нмоль/г

2,4±0,15

4,6±0,51

3,1±0,29*

4,0±0,38

СОД, мкмоль/л

19,2±1,37

17,5±1,68

19,0±1,75

17,9±2,01

8 сутки

Креатинин  сыв.кр., мкмоль/л

54,0±5,12

87,5±2,03

69,5±3,44*

84,0±4,19

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

5,2±0,28

9,1±0,92

6,2±0,81*

6,7±0,94

СКФ, мкл/мин

84,9±7,31

45,3±3,72

68,9±4,11*

51,7±4,35

Диурез, мл/100г/ч

0,71±0,06

0,54±0,03

0,72±0,025*

0,69±0,03

Белок в моче, г/л

1,02±0,52

3,49±0,43

1,12±0,17*

1,83±0,17

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

4,2±0,21

6,0±0,22

4,4±0,19*

5,3±0,27

МДА в гомогенате,нмоль/г

2,4±0,15

5,7±0,29

4,1±0,26*

4,9±0,42

ДК в сыв.кр., усл.ед.

5,9±0,48

12,6±1,34

8,5±0,81*

10,1±0,95

Каталаза, мкат/л

8,3±0,49

5,8±0,57

7,2±0,48*

6,1±0,54

СОД, мкмоль/л

27,0±1,50

19,3±1,52

24,9±1,31*

17,8±1,64

15 сутки

Креатинин  сыв.кр., мкмоль/л

54,0±5,12

304,7±24,51

176,3±16,99*

262,0±31,01

Мочевина сыв.кр., ммоль/л

5,2±0,28

23,1±2,06

12,2±1,08*

20,3±1,72

СКФ, мкл/мин

84,9±7,31

13,9±1,49

22,9±3,78*

16,8±1,67

Диурез, мл/100г/ч

0,7±0,06

0,4±0,03

0,68±0,04*

0,65±0,03

К+ в моче, мг/мл

2,9±0,17

1,3±0,14

2,5±0,20*

2,1±0,17

Na+ в моче, мг/мл

1,0±0,08

0,24±0,04

0,77±0,07*

0,51±0,08

Белок в моче, г/л

1,0±0,52

4,5±3,85

1,4±0,08*

4,0±3,20

МДА в сыв.кр., мкмоль/мл

4,2±0,33

8,8±0,93

5,3±0,21*

7,3±0,39

МДА в гомогенате, нмоль/г

5,4±0,31

15,3±1,24

9,0±0,85*

13,0±1,2

ДК в сыв.кр,. усл.ед.

5,9±0,48

20,7±0,87

13,2±0,76*

18,2±1,12

Каталаза, мкат/л

8,3±0,49

3,6±0,17

5,5±0,21*

4,7±0,19

СОД, мкмоль/л

27,0±1,60

15,6±1,39

22,2±2,31*

18,0±0,91

Так, через 8 и 15 суток отмечалось снижение концентрации ДК в сыворотке крови на 33 и 36 %, концентрации ТБК-активных продуктов в крови и гомогенате почек белых крыс - на 26 и 40 % и на 28 и 41 %, соответственно, по сравнению с показателями у крыс контрольной группы. На 8 сутки наблюдения активность каталазы и СОД в крови повышалась по сравнению с контролем на 23 и 29 % соответственно; при  введении нефрофита через 15 суток – на 54 и 42 %. Патоморфологические исследования показали, что при курсовом введении нефрофита в корковом слое почек отсутствовали очаги вакуольной и гидропической дистрофии. В цитоплазме клеток канальцев выявлялась лишь зернистая дистрофия, значительно снижалась круглоклеточная инфильтрация, не просматривались участки кальцинозов в отличие от таковых показателей у животных контрольной группы. При этом установлено, что фармакотерапевтическая эффективность нефрофита при канамициновом повреждении почек значительно превосходит таковую у канефрона.

Аналогичное влияние нефрофита в дозе 150 мг/кг отмечено при лекарственных нефропатиях у крыс, вызванных введением бруфена, комплекса противотуберкулезных средств (изониазида, рифампицина и пиразинамида)  и в/в введением урографина. Курсовое введение этого средства способствовало восстановлению функционального состояния почек на более ранних сроках патологического процесса, ингибированию процессов СРО и повышению потенциала эндогенной антиоксидантной системы организма.

Исследование фармакотерапевтической эффективности нефрофита при гепаторенальном синдроме показало, что его курсовое введение в дозе 150 мг/кг оказывало выраженное нефропротекторное влияние во все сроки эксперимента. Так концентрация мочевины и креатинина в сыворотке крови животных опытной группы была достоверно ниже, чем в контроле. Наблюдали повышение СКФ от 2 до 20 раз и диуреза соответственно от 1,5 до 2,0 раз по отношению к контролю. К окончанию эксперимента (21 сутки) у крыс опытной группы показатели функциональной состоятельности почек соответствовали физиологической норме, тогда как у животных контрольной группы СКФ и диурез оставались достоверно сниженными. Наряду с этим, введение крысам нефрофита сопровождалось уменьшением выраженности нарушений функциональной состоятельности печени животных, о чем свидетельствовало статистически значимое снижение активности трансаминаз, щелочной фосфатазы в сыворотке крови и повышение концентрации гликогена в печени на фоне уменьшения интенсивности СРО. Так, на 7 сутки опыта концентрации ДК и ТБК-активных продуктов у белых крыс, получавших испытуемое фитосредство, снижались в среднем на 20 %, а активность каталазы крови на 54% возрастала по сравнению с аналогичными показателями у животных контрольной группы. На 21 сутки опыта у жи­вотных опытной группы наблюдали практически нормализацию указанных показателей ПОЛ, тогда как у крыс контрольной группы эти показатели были достоверно выше, чем у интактных животных. При патоморфологическом исследовании почек белых крыс установлено, что под влиянием нефрфофита структурные изменения характеризуются менее выраженной, чем в контроле дилатацией капсулярного пространства клубочков и просвета канальцев, очаговой гидропической и белковой дистрофией клеток проксимальных и дистальных канальцев, десквамацией щеточной каймы в  просвет канальцев.

Исследование фармакотерапевтической эффективности нефрофита при экспериментальном гломерулонефрите у крыс показало, что его введение крысам опытной группы в дозе 150 мг/кг оказывает выраженное нефропротекторное влияние, заключающееся в снижении концентрации креатинина и мочевины в сыворотке крови на 12 и 49% соответственно, увеличении диуреза в 2,7 раза и скорости клубочковой фильтрации на 118%, снижении протеинурии на 39%, количества лейкоцитов и эритроцитов в моче в 2 и 5,3 раза соответственно по сравнению с показателями в контрольной группе. Под влиянием испытуемого средства у животных наблюдали нормализацию липидного состава крови: содержания ТГ и ЛПНП снижались соответственно на 30 и 43%, а ЛПОНП - более чем в 2 раза, содержание ЛПВП повышалось на 55%, в результате чего коэффициент атерогенности был ниже чем в контрольной группе почти в 2 раза. Также под влиянием испытуемого средства у животных достоверно снижается активность окислительных процессов, на что указывало снижение содержания продуктов пероксидации в сыворотке крови и гомогенате коркового слоя почек  более чем в 2 раза, повышение содержания восстановленного глутатиона и активности каталазы в сыворотке крови. Также отмечено иммуномодулирующее действие нефрофита с нормализацией показателей гуморального и клеточного звеньев иммунного ответа организма. У животных опытной группы наблюдали снижение содержания IgМ, IgG  и IgA соответственно на 34,7, 19,2 и 22,5 %, уменьшение количества циркулирующих иммунных комплексов в крови – в 1,6 раза и повышение фагоцитарной активности нейтрофилов в среднем на 21,0 % по сравнению с аналогичными показателями в контроле.

Курсовое введение нефрофита крысам в дозе 150 мг/кг на фоне сулемовой нефропатии сопровождалось достоверным снижением уровня азотистых метаболитов в сыворотке крови и уменьшением протеинурии во все сроки наблюдения. Также под влиянием испытуемого средства наблюдали статистически значимое повышение диуреза, салуреза и скорости клубочковой фильтрации. Анализ динамики накопления продуктов пероксидации липидов показал, что введение нефрофита крысам сопровождается значительным снижением концентраций ДК и ТБК-активных продуктов, повышением активности каталазы по сравнению с данными в контрольной группе животных. При патоморфологическом исследовании на фоне введения нефрофита наблюдали увеличение площади и гиперклеточность клубочков, обусловленные умеренной пролиферацией и набуханием эндотелиальных клеток, присутствием нейтрофилов в просвете капиллярных петель, незначительной пролиферацией мезангиальных клеток.  Морфометрические исследования показали,  что средний размер клубочков на фоне введения животным нефрофита уменьшается на 12 %, количество мезингиальных клеток в клубочке -на 15 % по сравнению с таковыми у животных контрольной группы. Площадь мочевого пространства клубочка не отличалась от таковой у животных интактной группы.

При этом нефропротекторное влияние нефрофита по многим показателям превосходило таковое у препарата сравнения леспенефрила.

Исследование фармакотерапевтической эффективности фитоуросепта было проведено с использованием моделей повреждения почек ишемической, бактериальной этиологии и при гепаторенальном синдроме у крыс. Данные о влиянии испытуемого средства на функциональное состояние почек при колибациллярном пиелонефрите у крыс приведены в таблице 8.

Как следует из данных, приведенных в таблице, 8 курсовое введение фитоуросепта в экспериментально – терапевтической дозе 50 мг/кг сопровождается повышением диуреза на 7 сутки эксперимента на 30 % по сравнению с контролем и восстановлением данного показателя до уровня физиологической нормы на 14 сутки, тогда как у крыс контрольной группы диурез оставался достоверно ниже, чем у интактных животных. Также, на 14 сутки опыта у животных опытной группы отмечалась нормализация содержания азотистых метаболитов в сыворотке крови и достоверное уменьшение протеинурии. Под влиянием фитоуросепта наблюдали торможение процессов СРО и активацию эндогенной антиокислительной системы, о чем свидетельствует снижение содержания ТБК-активных продуктов, повышение активности каталазы в крови животных опытной группы.

Таблица 8

Влияние фитоуросепта на функциональное состояние

почек при колибациллярном пиелонефрите у белых крыс

Показатели

Группы животных

Интактная

Контрольная (пиелонефрит)

Опытная 1 (пиелонефрит+

фитоуросепт)

Опытная 2 (пиелонефрит+отвар толокнянки)

7 сутки

Диурез, мл/100 г/ч

0,45±0,03

0,27±0,01

0,35±0,02*

0,35±0,03*

Na+ в моче, мг/мл

0,56±0,09

0,36±0,09

0,41±0,02

0,41±0,03

K+ в моче, мг/мл

2,1±0,35

1,9±0,12

1,9±0,09

1,9±0,09

Мочевина в сыворотке, ммоль/л

4,6±0,32

7,7±0,55

5,1±0,46*

5,3±0,38*

Креатинин в сыворотке, мкмоль/л

48,3±3,66

90,0±8,25

63,5± 5,80*

70,6±6,25

Белок в моче, г/л

0,6±0,04

1,3±0,09

0,9±0,06

1,1±0,06

МДА, мкмоль/мл мин

1,1+0,09

2,1±0,16

1,7±0,098*

1,9 ± 0,09

ДК, ед. ОП

1,2±0,15

3,8±0,28

3,2±0,24

3,2 ± 0,12

Каталаза, мкат/л

4,5 ± 0,35

2,7 ± 0,18

3,5 ± 0,26*

3,0 ± 0,25

14 сутки

Диурез, мл/100 г

0,32±0,02

0,21±0,02

0,31±0,02*

0,30±0,03*

Мочевина в сыворотке, ммоль/л

4,6±0,32

6,2±0,55

5,1±0,26

5,2±0,38

Креатинин в сыворотке, мкмоль/л

48,3±3,66

68,2±5,70

49,3± 2,80*

52,6±3,25*

Белок в моче, г/л

0,6±0,05

1,7±0,15

1,1±0,06

1,3±0,08

МДА, мкмоль/мл мин

1,1+0,09

3,5±0,14

2,5+0,18*

3,0 ± 0,31

ДК, ед. ОП

1,2+0,15

4,1±0,38

3,2+0,34*

3,5 ± 0,25

Каталаза, мкат/л

4,1 ± 0,33

2,5 ± 0,23

3,4 ± 0,26*

3,0 ± 0,23

21 сутки

Диурез мл/100 г

0,32±0,02

0,29±0,01

0,34±0,03

0,35±0,03

Мочевина в сыворотке, ммоль/л

4,6±0,32

5,1±0,32

4,9±0,32

4,9±0,38

Креатинин в сыворотке, мкмоль/л

48,3±3,66

51,9±2,12

46,9±2,11

50,8±2,82

Белок в моче, г/л

0,6±0,04

0,9±0,07

0,5±0,05

0,5±0,06

МДА, мкмоль/мл мин

1,1+0,09

2,1+0,13

1,1+0,15*

1,3 ± 0,01

ДК, ед. ОП

1,2±0,15

2,1±0,17

1,4+0,09*

1,4 ± 0,01*

Каталаза, мкат/л

4,1 ± 0,33

3,2 ± 0,32

3,9 ± 0,34

3,4 ± 0,25

Кроме того, введение испытуемого средства крысам оказывало выраженное антибактериальное действие, на что указывает снижение степени инфицированности левой почки у крыс опытной группы до 1⋅102 - 1⋅103 микробных тел на 1 см2 среза почки,  правой до 1⋅102, причем в 2 случаях из 8 «высева» кишечной палочки не наблюдалось как в левой, так и в правой почках, тогда как в контроле инфицированность левой и правой почек составляла 1·105 и 1·104 микробных тел соответственно. На 21 сутки у крыс опытной группы лишь в одном случае отмечали рост бактерий, при этом в правой почке роста E. coli не отмечено ни в одном случае, тогда как в контрольной группе животных в 3 случаях отмечен рост колоний кишечной палочки.

При постишемической нефропатии у крыс установлено, что  курсовое введение фитоуросепта в экспериментально-терапевтической дозе существенно уменьшало выраженность азотемии:  концентрация креатинина в сыворотке крови опытных животных снижалась по сравнению с показателями у животных контрольной группы на 16%, содержание креатинина в моче повышалось на 34%.  На 3 сутки наблюдения у животных, получавших испытуемый фитоэкстракт, концентрация креатинина в сыворотке крови снижалась на 40%, а на 7 сутки этот показатель соответствовал уровню физиологической нормы. Наряду с этим, введение животным фитоуросепта повышало диурез на 1 и 3 сутки опыта в среднем на 80 - 90 %  по сравнению с данными у крыс контрольной группы. Установлено также, что введение испытуемого средства оказывало выраженное антиоксидантное действие, снижая концентрацию продуктов пероксидации липидов как в сыворотке крови, так и в гомогенате почек животных опытной группы: на 1 сутки исследования концентрации ДК и МДА в крови, а также МДА в гомогенате почек крыс, получавших испытуемый фитоэкстракт, были в среднем на 30% меньше, чем в контроле, к 7 суткам эксперимента у животных опытной группы наблюдалось снижение указанных показателей ПОЛ до уровня физиологической нормы. Наряду с этим, у животных опытной группы отмечалось повышение активности антиоксидантной системы организма, на что указывает усиление каталазной активности сыворотки крови в среднем на 40 % по сравнению с показателями у крыс контрольной группы на 1 сутки опыта и нормализация этого показателя на 3 сутки наблюдения.

Исследование фармакотерапевтической эффективности фитоуросепта при гепаторенальном синдроме у крыс показало, что его курсовое введение в экспериментально-терапевтической дозе оказывает благоприятное влияние на течение сочетанного повреждения печени и почек, оказывая как нефро- , так и гепатопротекторное действие. Так, введение фитоуросепта сопровождается достоверным снижением азотемии, повышением диуреза, салуреза, СКФ. Под его влиянием наблюдали нормализацию показателей функционального состояния печени. Гепатозащитная активность фитоуросепта обусловлена выраженным мембраностабилизирующим действием на ранних сроках патологического процесса благодаря уменьшению выраженности цитолиза, о чем можно судить по динамике изменения активности АсТ и АлТ в сыворотке крови крыс. Кроме того, исследуемое средство повышает холерез,  а также стимулирует гликогенсинтетическую функцию печени. Введение фитоуросепта способствовало снижению активности свободнорадикальных процессов при данной патологии, что подтверждается снижением содержания продуктов пероксидации липидов в сыворотке крови, гомогенате почек, а также повышением активности каталазы.

Исследования фармакотерапевтической эффективности эксабола показали его выраженное нефропротекторное влияние при повреждениях почек у лабораторных животных ишемической, токсической, иммунной этиологии и при субтотальной нефрэктомии.

В таблице 10  представлены результаты исследования фармакотерапевтической эффективности эксабола при его курсовом интрагастральном введении крысам в дозе 100 мг/кг при хроническом  гломерулонефрите у крыс. Как следует из приведенной таблицы, под влиянием антигенного комплекса у животных развивается картина классического гломерулонефрита: азотемия, олигурический синдром, выраженная протеинурия. Курсовое введение эксабола крысам приводит к улучшению показателей функционального состояния почек, что выражается в увеличении диуреза в 2,5 раза, СКФ в 2,6 раза, снижении содержания белка в моче на 55%. Под влиянием данного экстракта нормализовались показатели липидного состава крови, снижались содержания ОХ на 21%, ТГ и ЛПНП на 25 и 53%, соответственно, а ЛПОНП - на 23%, повышалось содержание ЛПВП на 34% со снижением атерогенности более чем в 2 раза по сравнению с аналогичными данными у животных контрольной группы. Введение эксабола оказывает также антиоксидантное действие, о чем свидетельствует снижение концентрации ТБК – активных продуктов в сыворотке крови и гомогенате ткани почек у животных опытной группы в 2,4 и 1,6 раза, повышение активности каталазы и содержания восстановленного глутатиона в крови в 4,9 и 3,3 раза, соответственно, по сравнению с данными в контроле.

Таблица 10

Влияние эксабола на течение гломерулонефрита у  крыс

Показатели

Группы животных

Интактная

Контрольная (ХГН+Н2О)

Опытная 1 (ХГН+ эксабол)

Опытная 2 (ХГН+канефрон)

Креатинин, сыв.кр.мкМ/ мл

66,0±1,91

132,2±3,04

87,1±2,47*

96,0±2,10

Мочевина, сыв. кр.мМ/мл

5,1±0,42

15,3±1,63

8,7±0,98*

9,9±0,59

СКФ, мл/час 100 г

2,9±0,08

0,7±0,02

1,5±0,03*

1,3±0,02

Белок в моче, г/л

1,2±0,03

4,6±0,05

2,1±0,04*

2,5±0,01

Диурез, мл/100г/час

0,62±0,01

0,33±0,01

0,83±0,02*

0,73±0,01

ОХ, мМ/л

2,18±0,10

2,90±0,13

2,30±0,09*

2,21±0,11

ТГ, мМ/л

1,02±0,02

1,99±0,11

1,50±0,10*

1,31±0,03

ЛПНП, мМ/л

1,01±0,06

1,67±0,10

0,80±0,02*

0,88±0,11

ЛПОНП, мМ/л

  0,16±0,002

0,49±0,020

  0,38±0,003*

0,34±0,020

ЛПВП, мМ/л

1,02±0,13

0,54±0,03

0,79±0,06*

0,66±0,04

Коэфф. атерогенности

1,13

4,3

1,9

1,8

МДА в сыворотке крови, мкМ/мл

1,2±0,01

4,3±0,10

1,8±0,06*

1,9±0,10

МДА в гомогенате почки, нМ/г

2,2±0,02

4,4±0,08

2,8±0,10*

3,5±0,12

Каталаза, мкат/л

81,4±0,90

15,1±0,80

75,1±1,10*

60,4±0,88

Восст. глут.,мМ/л

0,88±0,02

0,40±0,02

1,32±0,10*

1,21±0,11

ЦИК, усл.ед.

25,30±1,16

38,90±2,05

25,67±1,14*

26,84±1,40

Установлено, что эксабол оказывает иммуномодулирующее действие, снижая количество циркулирующих иммунных комплексов на 36% по сравнению с данными у животных контрольной группы. При патоморфологическом исследовании на фоне введения эксабола отмечали сегментарную  пролиферацию мезангиальных клеток, умеренное накопление мезангиального матрикса, что приводило к сегментарному расширению мезангия. Результаты морфометрических исследований показали, что на фоне введения эксабола площадь капилляров клубочка снижалась на 11%, количество мезангиальных клеток в клубочке – на 12% по сравнению с таковыми показателями у животных контрольной группы. Площадь полости почечного клубочка у животных опытной группы не имело значительных отличий от таковой у животных интактной группы.

Влияние экстракта сабельника на течение гломерулонефрита в фазу его острого течения показало аналогичное хроническому периоду нормализующее действие на показатели функционального состояния почек, липидного спектра крови и показатели активности окислительного стресса.

Исследование фармакотерапевтической эффективности экстракта сабельника при постишемической и токсической нефропатии показало, что испытуемое средство оказывает нефропротекторное влияние, нормализуя показатели функционального состояния почек животных на более ранних сроках.

Защитное влияние испытуемых средств на функциональное состояние почек у животных при нефропатиях было подтверждено патоморфологическими и морфометрическими данными, которые свидетельствуют, что под влиянием испытуемых фитосредств отмечаются менее выраженные повреждения структурных образований нефронов.

Исследование безопасности испытуемых средств

Длительное введение лабораторным животным испытуемых средств в экспериментально-терапевтических и субтоксических дозах не оказывает повреждающего влияния на морфофункциональное состояние жизненно важных органов и систем организма животных, не приводит к нарушению обменных процессов; они являются малокумулирующими веществами. Указанные растительные средства не обладают местнораздражающими, аллергогенными, мутагенными, эмбриотоксическими, тератогенными свойствами и не влияют негативно на постнатальное развитие потомства лабораторных животных. Материалы по исследованию безопасности испытуемых средств также включены в представленные отчеты в ФК Минздравсоцразвития РФ.

ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

Учитывая современные представления о том, что универсальным патогенетическим молекулярно-клеточным механизмом развития многочисленных патологических состояний является индукция процессов СРО биомакромолекул (Арчаков, 1983; Биленко, 1989; Зенков и соавт. 2001; Меньщикова и соавт., 2008; Hentse et all., 2003; Catler, Rodriges, 2003), особое значение приобретают полученные данные о том, что общим молекулярно-клеточным звеном в патогенезе нефропатий, независимо от природы повреждающих факторов, являются нарушения структурной и функциональной целостности биомембран клеток нефрона в результате индукции процессов СРО со снижением активности системы антиоксидантной защиты организма и последующим развитием каскада нарушений. При этом, если индукция процессов СРО при ишемических повреждениях органов, в том числе почек, не вызывает сомнений и подтверждена данными литературы (Биленко, 1989; Макаренко и соавт., 2000; Альдебель, Кириллова, 2002; Catler, Rodriges, 2003), то в отношении токсических, иммунных и инфекционных нефропатий у ряда исследователей нет единого мнения (Тареева, 2000;  Рябов 2000).

Активация процессов СРО разной степени интенсивности наблюдается при нефропатиях токсической, иммунной и бактериальной этиологии и регистрируется раньше, чем функциональные нарушения почек. В частности, выраженная активация СРО с одновременным снижением мощности эндогенной  антиоксидантной защиты организма наблюдалась при токсических поврждениях почек животных: при сулемовом некронефрозе и на фоне введения лекарственных препаратов с различными механизмами нефротоксического влияния. Выраженность окислительного стресса зависит от дозы и времени действия нефротоксических препаратов: действие больших (субтоксических) доз сопровождается выраженным повышением активности процессов СРО и угнетением АОС, что согласуется с данными литературы (Petric et all., 2003).

Повреждение почек иммунной этиологии также сопровождалось активацией процессов СРО. При этом отмечалось компенсаторное повышение содержания восстановленного глутатиона, что свидетельствует о состоятельности глутатионопосредованной антиоксидантной системы при данном виде повреждения. Заметное повышение активности процессов СРО наблюдали также при экспериментальном пиелонефрите и гепаторенальном синдроме у крыс. Дополнительным доказательством значимости активации СРО в патогенезе нефропатий является установленный факт депрессии функционального состояния почек животных, индуцированной введением в лоханку водорода перекиси (Шантанова, Кириллова, 2000). При этом показано, что индукция процессов СРО при повреждениях почек регистрируется раньше, чем нарушения их функциональной состоятельности. Одним из последствий активации СРО является развитие патологических изменений в мембранах клеток нефронов, в частности, транспортной функции канальцев, что является основой развития лекарственного нефрита (Макаренко и соавт., 2000).

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что индукция процессов СРО является неспецифическим типовым пусковым механизмом при повреждениях почек независимо от природы повреждающих факторов и сопровождается снижением активности эндогенной АОС, играет ключевую роль в развитии и поддержании патологического процесса, коррелирует с тяжестью патологического процесса и влияет на его дальнейший прогноз и исход заболевания.

Введение животным разработанных фитосредств (нефрофит, фитоуросепт, эксабол) на фоне нефропатий различной этиологии сопровождается нормализацией морфофункционального состояния почек на более ранних сроках патологического процесса. В частности, под влиянием указанных  фитоэкстрактов отмечалось повышение диуретической, салуретической, депурационной функций почек, увеличение СКФ, снижение протеинурии на фоне торможения процессов СРО и повышения активности эндогенной АОС организма. Полученные данные позволяют предположить, что одним из важнейших аспектов в механизме их нефропротекторного действия является наличие общей антиокислительной активности, что было подтверждено в отдельной серии экспериментов. С использованием витральных методов получены данные о выраженной антирадикальной активности испытуемых фитосредств. В частности, показано, что под их влиянием существенно снижатся скорость генерации супероксидного анион-радикала кислорода (·О2-) в модельной системе. Принимая во внимание, что O2- является пусковым звеном развития свободнорадикальных реакций (Зенков и соавт., 2001; Меньщикова и соавт.,  2008), можно полагать, что указанные средства, обладая антирадикальной активностью по отношению к ·О2-, способствуют предотвращению инициации цепных реакций. Наряду с этим, в опытах с использованием хемилюминесцентного метода, позволяющего с высокой точностью оценить интенсивность свободнорадикальных реакций в биологических системах (Сергеев и соавт., 1992) было установлено, что испытуемые фитоэкстракты оказывают ингибирующее действие на кинетику ПОЛ, на что указывало уменьшение амплитуды «быстрой» вспышки и удлинение ее латентного периода. Испытуемые экстракты обладают высокой антирадикальной активностью по отношению к радикалам NO. и ДФПГ, а также инактивирующим Н2О2 -действием и высокой общей антиоксидантной емкостью. При этом их эффективность была сопоставима с эталонными препаратами: ионолом и аскорбиновой кислотой.

Установленная радикалперехватывающая активность испытуемых средств имеет важное значение для объяснения молекулярных механизмов их нефропротекторного влияния, поскольку известно, что повреждающее действие свободные радикалы реализуют посредством инициирования свободнорадикальных реакций в биологических мембранах с последующим нарушением их морфофункциональной целостности (Дурнев и соавт., 1996; Меньшикова и соавт., 1997). В основе антирадикального действия испытуемых средств, как показано нами, лежит непосредственная реакция ингибитора с образующимися свободными радикалами, поскольку для фенольных соединений, содержащихся в фитоэкстрактах, как и для классических антиоксидантов типа α-токоферола, характерно наличие ароматических колец с ОН- группами, являющимися акцепторами электронов. Экспериментально установлены антиоксидантные (АО) свойства производных биофлавоноидов и дубильных веществ – эллаготанинов, которые проявлялись ингибированием ПОЛ, восстановлением функциональной активности элементов антиоксидантной системы, стабилизацией мембран клеток (Яковлева и соавт., 2001). Можно предположить, что антирадикальная активность, обнаруженная у испытуемых средств, обусловлена высоким содержанием фенольных соединений. Вместе с тем, нельзя исключить, что в ингибировании ПОЛ определенную роль играет установленная хелатирующая способность указанных фитоэкстрактов, поскольку фенольные соединения, содержащиеся в растениях, способны образовывать прочные комплексы с металлами переменной валентности (Теселкин и соавт., 1997; Cho E.J. et all. 2006) и, тем самым, предотвращать развитие процессов СРО.

Значительную роль в антиоксидантном действии испытуемых фитосредств играет их способность повышать активность системы глутатиона, о чем свидетельствуют полученные данные о повышении под их влиянием концентрации восстановленного глутатиона и активности глутатионпероксидазы. По данным последних лет восстановленному глутатиону отводится роль главного водорастворимого антиоксиданта, поскольку установлено, что в условиях окислительного стресса повышенная его концентрация защищает клеточные структуры и функциональные белки от повреждений, а также ускоряет инактивацию гидроперекисей и других токсичных продуктов (Зенков, Ланкин, Меньщикова 2001). Очевидно, что активация системы глутатиона под влиянием указанных фитосредств осуществляется посредством экспрессии антиоксидант-респонсивных элементов (АРЕ) – редоксчувствительных рецепторов клеток. Известно, что АРЕ экспрессируется фенолами природного происхождения: флавоноидами, полифенолами, каротиноидами (Ляхович и соавт., 2006). Наличие в испытуемых фитоэкстрактах указанных веществ, а также ингибирование процессов ПОЛ и увеличение активности ферментов АОЗ и содержания восстановленного глутатиона под их влиянием позволяют предположить, что реализация антиоксидантного эффекта испытуемых средств обеспечивается, в том числе, через активацию АРЕ. Наряду с этим, флавоноидные соединения, входящие в состав испытуемых фитоэкстрактов, оказывают опосредованное антиоксидантное действие, выражающееся в способности защищать от окислительной деструкции важнейшие эндогенные антиоксиданты: аскорбиновую кислоту, адреналин, способствуя, тем самым, усилению и пролонгированию их эффекта (Барабой, Сутковой, 1997). Подтверждением антирадикального механизма и стабилизации клеточных мембран под влиянием растительных средств служат также полученные данные о снижении перекисного гемолиза эритроцитов, вызываемого реактивом Фентона. Наблюдаемое снижение гемолиза, очевидно, обусловлено ингибированием гидроксильных радикалов, образующихся в реакции Фентона, благодаря чему предотвращается инициация СРО и повышается устойчивость эритроцитарных мембран к окислительным процессам.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что общим молекулярно-клеточным механизмом нефропротекторного действия испытуемых фитоэкстрактов является наличие выраженной общей антиоксидантной активности, связанной как с прямым радикалперехватывающим действием фенольных соединений, входящих в их состав, так и опосредованным, связанным с хелатирующей активностью и активацией эндогенной антиоксидантной системы организма. Установленный общий молекулярно-клеточный механизм в действии испытуемых фитосредств лежит и в основе предотвращения нарушений функций митохондрий и ядерного аппарата клеток нефронов при повреждениях почек различного генеза. Так, нами установлено, что при ишемии почек пул АТФ в гомогенате почек снижается в 4 раза по сравнению с таковым у интактных животных, что определяет развитие тканевой гипоксии. При этом курсовое введение нефрофита сопровождалось повышением данного показателя на 60% по сравнению с таковыми в контроле. В условиях ишемии уменьшение энергодефицита под влиянием указанного фитоэкстракта обеспечивается почти двукратным повышением активности пируваткиназы – одного из ключевых ферментов тканевого дыхания.  Увеличение «поставки» пирувата как в цикл Кребса, так и для анаэробного гликолиза сопровождается активацией ресинтеза АТФ, что, в конечном итоге, приводит к повышению выживаемости клеток в условиях ишемии. Другим механизмом, обеспечивающим состоятельность клеток нефронов в условиях энергодефицита, является установленная нами способность нефрофита ингибировать активность Na, K-АТФазы, поскольку известно, что до 80 % АТФ клеток канальцев расходуется на перенос натрия против градиента концентрации (Наточин, 1993). Подтверждением данного положения является повышение морфофункциональной состоятельности почек при их ишемии/реперфузии. В связи с имеющимися данными о том, что некроз развивается при уменьшении пула АТФ менее чем на 75 % от исходного уровня (Ермоленко, 2000; Liberthal, 1998), можно полагать, что ингибирование наиболее энергоемкого процесса активного транспорта Nа+ под влиянием нефрофита  обеспечивает энергетические потребности клетки для ее жизнедеятельности, в результате чего предотвращается развитие индуцированного апоптоза. Очевидно, что указанный эффект обусловлен флавоноидными соединениями, являющимися ингибиторами транспортных АТФаз, что согласуется с данными ряда авторов (Мирсалихова, Пакудина, 1997; Мuгасаmi et а1., 1992). Известно, что флавоноиды, в частности, дигидрокверцетин, ингибируя образование супероксида и цепное (перекисное) окисление липидов, препятствуют выходу цитохрома С из митохондрий и запуску апоптотического каскада (Владимиров и соавт., 2009). Подтверждением ингибирования раннего апоптоза под влиянием испытуемых фитосредств служат полученные нами экспериментальные данные о существенном снижении активности каспазы–3 в гомогенате коркового слоя почек крыс при их ишемии/реперфузии. Поскольку известно, что клетки, находящиеся в стадии апоптоза, прекращают физиологические функции (Ortiz et al., 2000), можно полагать, что предупреждение раннего апоптоза в нефронах под влиянием фитоэкстактов вносит достаточно весомый вклад в их нефропротекторное влияние. Благодаря антиоксидантным свойствам испытуемые фитосредства препятствуют окислению ЛПНП плазмы крови, способствуя уменьшению выраженности склерозирования почечных сосудов и базальной мембраны клубочков, тем самым, нормализуя функциональное состояние почек при гломерулонефрите.

Не вызывает сомнения значимость иммунной системы в патогенезе заболеваний почек, особенно гломеруло- и пиелонефрита. В исследованиях, посвященных иммунопатологии при хроническом пиелонефрите, отмечена значимость нарушений в составе фагоцитарного звена иммунитета, обусловленных как генетическими факторами иммунного ответа, так и воздействием микробных токсинов (Дадабаева, Гадаев, Ибрагимов, 2000; Мазо и соавт., 2007). Нами установлено, что нефрофит ингибирует спонтанную пролиферацию и конканавалин – А (Кон А) -стимулированных лимфоцитов, а также их бласттрансформацию. В то же время, исследуемый фитоэкстракт повышает цитотоксическую активность мононуклеарных клеток крови, что имеет важное значение в профилактике аутоиммунных повреждений почек. Данный механизм, очевидно, связан с тем, что флавоноиды, входящие в состав нефрофита, нормализуют Т-иммунорегуляторные дефекты, что соответствует данным литературы (Ansorge et all., 2002). Под влиянием фитосредств повышается фагоцитарная активность макрофагов, что имеет существенное значение для лечения и профилактики заболеваний почек инфекционной этиологии, которые характеризуются угнетением фагоцитоза и незавершенностью макрофагального звена иммунитета (Синюхин и соавт., 2002). Установлено, что испытуемые фитоэкстракты оказывают выраженное иммунопротективное действие при экспериментальной азатиоприновой иммуносупрессии, что также свидетельствует о наличии у них значительного иммуномодулирующего потенциала.

Определенное значение имеют выявленные выраженные антибактериальные свойства фитоэкстрактов, поскольку участие микрофлоры в патогенезе пиело- и гломерулонефрита не вызывает в настоящее время сомнений (Тареева, 2000; Лоран и соавт., 2004; Мазо и соавт., 2007; Carballido et al., 2003). Испытуемые фитоэкстракты показали выраженную антибактериальную активность (бактериостатическую и бактерицидную) к музейным штаммам микроорганизмов, наиболее часто вызывающих инфекционные заболевания почек, что обусловлено значительным содержанием в экстрактах фенольных соединений, в частности - дубильных веществ, обладающих выраженными противомикробными свойствами (Головкин и соавт., 2001). При этом для фитоуросепта выявлен синергизм с антибиотиками, применяемыми в практике нефроурологии, что имеет определенное значение для сокращения сроков антибиотикотерапии и/или снижения их доз.

Важным фактором в реализации нефрозащитного эффекта испытуемых экстрактов является наличие у них выраженной противовоспалительной активности. Учитывая имеющиеся данные литературы о том, что синтез простаноидов циклооксигеназы–2 ингибируется в присутствии глутатиона (Сергеева, Варфаломеева, 2006), можно полагать, что механизм противовоспалительного действия испытуемых средств связан с ингибированием данного фермента, поскольку  нами получены данные о повышении активности системы глутатиона. Механизм противовоспалительной активности фитосредств также связан с их способностью блокировать высвобождение провоспалительных агентов (гистамина и др.) из тканевых базофилов, о чем свидетельствуют полученные нами данные о снижении дегрануляции тучных клеток при асептическом перитоните. Испытуемые фитоэкстракты обладают выраженным сосудоукрепляющим действием, что обеспечивает их нормализующее влияние на почечную микроциркуляцию. Дополнительным фактором улучшения микроциркуляции являются полученные нами данные о наличии у экстрактов фибринолитических свойств, поскольку известно, что при многих заболеваниях почек наблюдается отложение фибрина, вызывающего спазм клубочковых капилляров, нарушение ультрафильтрации, микроциркуляции и повышение проницаемости сосудов вплоть до развития неселективной протеинурии (Кухарчук, 1989; Левин и соавт., 1989). Очевидно, что реализация указанного вида фармакологической активности фитоэкстрактов обеспечивается содержащимися в их составе флавоноидными соединениями, для которых характерны Р-витаминные эффекты (Барабой, 1993; Brasseur, 1989), способность связываться с мембранами сосудов, снижая их проницаемость (Иванов и соавт. 1992). Кроме того, капилляроукрепляющее действие этих средств обеспечивается, в том числе, и за счет органически связанного кремния, входящего в состав горца птичьего, являющегося аккумулятором этого микроэлемента (Головкин и соавт., 2001). 

Установлено, что механизм диуретического действия нефропротекторных средств связан с их способностью ингибировать активность Nа+,К+-АТФазы и, тем самым, уменьшать канальцевую реабсорбцию натрия  и воды,  что способствует повышению гидростатического давления в канальцах, препятствует их коллапсированию и отеку эндотелия, а также увеличению количества ультрафильтрата в канальцах (Дубищев, 1991). Кроме того, механизм диуретического действия фитоэкстрактов обусловлен наличием в их составе флавоноидов (мезоинозида и др.), диуретический эффект которых связан с дилатацией почечных сосудов и увеличением фильтрации первичной мочи по типу теофиллина (Виноградова и соавт., 2001).

Патоморфологическое исследование почек показало, что введение растительных средств на фоне нефропатий сопровождается менее тяжелыми дистрофическими изменениями структуры нефронов, а регенерация поврежденных тканей происходит на более ранних сроках патологического процесса. При этом установлено, что структурной основой нормализации функциональной активности почек под их влиянием являются процессы репаративной регенерации почечного эпителия, а также процессы гиперплазии клеток нефронов. Указанные процессы в равной мере обеспечивают восстановление нарушенных функций почек, что согласуется с данными литературы (Саркисов, 1987). Очевидно, что указанное своеобразие репаративной регенерации в почках заключается в невозможности формирования новых нефронов после их гибели, в результате чего оставшиеся нефроны гипертрофируются, принимая на себя большую функциональную нагрузку. Такая регенерационная гипертрофия, как нами установлено, проявляется в увеличении размеров клубочков, вследствие гиперплазии клеток капилляров и удлинения их; одновременно с этим увеличивается диаметр и длина канальцев в результате гиперплазии эпителиальных клеток и увеличения их размера. По данным литературы, в механизме восстановления клеток проксимальных и дистальных канальцев ведущую роль играет внутриклеточный тип регенерации: при выраженной дистрофии и парциальном некрозе обычно наблюдается сохранность ядра и части цитоплазмы, расположенной у базальной мембраны, которая и является источником внутриклеточной регенерации (Пермяков, Зимина, 1982). В сохранившихся ядрах происходит увеличение размера ядрышек, свидетельствующее об увеличении синтеза РНК и связанной с этим активации внутриклеточных регенерационных процессов (Андреев, Пальцын, 1990). В пользу указанного пути репарационной регенерации под влиянием испытуемых фитопрепаратов свидетельствуют полученные нами данные о гиперплазии оставшейся после односторонней нефрэктомии почки и повышении в ней концентрации общего белка и РНК.

Таким образом, испытуемые средства оказывают выраженное фармакотерапевтическое влияние при повреждениях почек у животных токсической, ишемической, лекарственной, бактериальной и иммунной этиологии, оказывая мочегонное, гипоазотемическое, антибактериальное, противовоспалительное, капилляроукрепляющее, стресс-протективное, антиоксидантное, мембраностабилизирующее, иммуномодулирующее, гиполипидемическое, энергосберегающее, спазмолитическое действие. Указанные свойства фитоэкстрактов способствуют нормализации морфофункционального состояния почек животных при их экспериментальных повреждениях на более ранних сроках патологического процесса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Повреждения почек животных ишемической, токсической, лекарственной, иммунной, бактериальной этиологии вызывают развитие единого симптомокомплекса: снижение диуреза, салуреза, скорости клубочковой фильтрации, азотемию, протеинурию на фоне индукции процессов свободнорадикального окисления биомолекул вне зависимости от природы повреждающего фактора, что было подтверждено фактами увеличения концентрации продуктов СРО в гомогенате почек и сыворотке крови животных при нефропатиях. При этом наблюдается угнетение эндогенной антиоксидантной системы, обусловленное снижением активности основных ее ферментов – супероксиддисмутазы, каталазы, а также глутатионопосредованной системы. Улучшение показателей морфофункционального состояния почек, снижение содержания продуктов СРО и повышение активности эндогенной АОС под влиянием испытуемых средств в опытах in vivo, а также в сериях экспериментов in vitro, позволяют утверждать, что базисным механизмом нефропротекторного влияния нефрофита, фитоуросепта и эксабола является их способность ингибировать процессы свободнорадикального окисления и повышать активность эндогенной антиоксидантной системы организма. Установленные фармакологические свойства испытуемых средств: мочегонное, противовоспалительное, антибактериальное, гипоазотемическое, иммуномодулирующее, фибринолитическое, гиполипидемическое, а также их способность положительно влиять на процессы регенерации и энергетического обмена клеток обеспечивают защитный эффект при действии повреждающих агентов и более раннее восстановление функционального состояния почек при нефропатиях. Введение фитоэкстрактов животным оказывало выраженное фармакотерапевтическое влияние при повреждениях почек у животных, о чем свидетельствует увеличение диуреза, салуреза, СКФ, снижение азотемии и протеинурии, что подтверждается морфологическими, морфометрическими и гистохимическими исследованиями. Показано, что функциональная состоятельность почек крыс при их повреждениях также обусловлена ингибированием раннего апоптоза клеток нефрона, что подтверждается снижением активности каспазы-3 под влиянием нефрофита и фитоуросепта. Ингибирование процессов индуцированного апоптоза обусловлено увеличением пула АТФ в почках за счет повышения активности пируваткиназы, ингибирования транспортных АТФаз под влиянием фитосредств.

Установлены особенности фармакотерапевтического действия фитосредств. Так, нефрофит оказывает более выраженную эффективность при ишемических и токсических повреждениях почек; фитоуросепт - при нефропатии инфекционно-воспалительного генеза, что обьясняется его выраженной антибактериальной активностью и синергидным действием с антибиотиками, а также иммуностимулирующим действием; эксабол более показан при иммунных нарушениях, как средство, препятствующее пролиферации лимфоцитов, образованию иммунных комплексов, нормализующее липидный состав крови.

Фармакотерапевтическая эффективность исследуемых средств превосходит таковую препаратов сравнения – леспенефрила и канефрона, что может способствовать ограничению импорта аналогов и их большей доступности для широких слоев населения.

Все испытуемые средства являются не токсичными веществами, не вызывают нежелательных побочных реакций при их длительном введении лабораторным животным в терапевтических и субтоксических дозах, не обладают мутагенным, тератогенным, аллергизирующим действием и не оказывают негативного влияния на постнатальное развитие потомства животных.

ВЫВОДЫ

  1. Ведущим молекулярно-клеточным механизмом в нефропротекторном влиянии фитосредств является их способность ингибировать процессы свободнорадикального окисления и повышать активность эндогенной антиоксидантной системы организма при повреждениях почек ишемической, токсической, лекарственной, иммунной, бактериальной этиологии, для которых индукция свободнорадикального окисления является общим патогенетическим звеном;
  2. Средства растительного происхождения (нефрофит, фитоуросепт, эксабол) обладают широким спектром фармакологических свойств: гипоазотемическим, диуретическим, противовоспалительным, спазмолитическим, антибактериальным, фибринолитическим, стресспротективным, гиполипидемическим, иммуномодулирующим, мембраностабилизирующим; стимулируют процессы репаративной регенерации и энергетического обмена;
  3. Курсовое введение животным растительных средств в экспериментальнотерапевтических дозах при нефропатиях различной этиологии оказывает выраженное фармакотерапевтическое влияние, нормализуя морфофункциональное состояние почек животных на более ранних сроках патологического процесса;
  4. Функциональная состоятельность почек под влиянием фитосредств обусловлена их способностью предупреждать структурные нарушения клеток нефронов: дистрофию, ранний апоптоз и некроз;
  5. Отличительной особенностью указанных фитосредств является их выраженная фармакотерапевтическая эффективность при повреждениях почек: нефрофита - при ишемических и токсических, эксабола - иммунноопосредованных, фитоуросепта - инфекционно-воспалительных.
  6. Фармакотерапевтическая эффективность исследуемых средств превосходит таковую препаратов сравнения – леспенефрила и канефрона.
  7. Нефрофит относится к группе не токсичных, а фитоуросепт и эксабол - малотоксичных веществ, при их длительном введении лабораторным животным не вызывают развития нежелательных побочных реакций.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. При фармакотерапии нефропатий следует учитывать степень выраженности окислительного стресса.
  2. При фармакотерапии заболеваний почек следует отдавать предпочтение средствам, обладающим антиоксидантным, мочегонным, гипоазотемическим, противовоспалительным, иммуномодулирующим, репаративным действием с учетом их влияния на иммунную систему организма, безвредности, удобства применения.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

        1. Шантанова Л.Н. Противовоспалительная активность сухого экстракта из Desmodium canadense DS / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, Т.Т. Бадашкеева, С.М. Николаев, В.П. Янулис, В.И. Глызин // Растит. ресурсы. – 1992. – Вып. 2. – С. 69-73.
        2. Мондодоев А.Г. Фармакологическая активность сухого экстракта горца птичьего / А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова, Г.В. Ратникова // Фитотерапия и рефлексотерапия заболеваний. – Улан-Удэ, 1992. – С. 18-20.
        3. Шантанова Л.Н. Гипоазотемическая активность сухого экстракта из десмодиума канадского / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, Т.А. Бадашкеева, С.М. Николаев, В.П. Янулис, В.И. Глызин // Растит. ресурсы. – 1993. – Вып. 1 – С. 46-51.
        4. Мондодоев А.Г. Фармакотерапевтическая эффективность нефрофита при острой почечной недостаточности / А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанова, Т.А. Ажунова // Сб. научных трудов ВСГТУ. Серия: Химия и биологически активные вещества. – Улан-Удэ, 1995. – Вып. 2. – С. 67-71.
        5. Лоншакова К.С. Экспериментальная фармакотерапия нефрозов / К.С. Лоншакова, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев // Сб. научных трудов ВСГТУ. Серия: Химия и биологически активные вещества. – Улан-Удэ, 1995. – Вып. 2. – С. 20-29.
        6. Николаев С.М. Фармакологическая активность сухого экстракта из надземной части Desmodium canadense (L.) DS. при токсическом поражении почек / С.М. Николаев, В.И. Глызин, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, Б.И. Хамаев // Растит. ресурсы. – 1996. – Вып. 3. – С. 113-118.
        7. Николаев С.М. Фармакологическая активность сухого экстракта из листьев Аrctostaphylos uva-ursi L. при экспериментальном пиелонефрите / С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, М.Ц. Ракшаина, К.С. Лоншакова, В.И. Глызин // Растит. ресурсы. – 1996. – Вып. 3. – С. 118-123.
        8. Николаев С.М. Фармакотерапевтическая эффективность нефрофита при ишемии почек / С.М. Николаев, А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанова, В.И. Глызин, Т.А. Ажунова // Растит. ресурсы. – 1996. – Вып. 1-2. – С.117-121.
        9. Шантанова Л.Н. Фармакотерапевтическая эффективность растительного полиэкстракта нефрофита при сулемовом некронефрозе / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, К.С. Лоншакова, С.М. Николаев // Растит. ресурсы. – 1996. – Вып. 1-2. –С. 110-117.
        10. Шантанова Л.Н. Влияние препарата нефрофита на функциональное состояние печени и почек при интоксикации тетрахлорметаном / Л.Н. Шантанова, С.М. Николаев, А.Г. Мондодоев // Растит. ресурсы. – 1997. – Вып. 3. – С. 76-81.
        11. Николаев С.М. Иммуномодулирующее действие многокомпонентных фитосредств в условиях вторичного иммунодефицита / С.М. Николаев, В.Б. Хобракова, А.Г. Мондодоев // Практическая фитотерапия. – 2002. – №4. – С. 9-12.
        12. Абгалдаева Е.А. Нефропротекторные свойства «нефрофита» при экспериментальной канамициновой нефропатии / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.А. Ажунова // Тез. докл. Х Росс. национ. конгресса «Человек и лекарство». – М., 2003. – С. 685-686.
        13. Абгалдаева Е.А. Сравнительный анализ нефротоксичности нестероидных противовоспалительных препаратов / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.А. Ажунова // Мат. научно-практ. конф. «Биологически активные добавки в профилактической медицине». – Улан-Удэ, 2003. – С. 106.
        14. Мондодоев А.Г. Современные принципы фитопрофилактики и фитотерапии заболеваний почек и мочевыводящих путей / А.Г. Мондодоев, И.Э. Матханов // Мат. научно-практ. конф. «Биологически активные добавки в профилактической медицине». – Улан-Удэ, 2003. – С. 19.
        15. Мондодоев А.Г. Противовоспалительная активность сухого экстракта горца птичьего / А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанова, И.Э. Матханов, З.Г. Жамбалов // Мат. научно-практ. конф. «Биологически активные добавки в профилактической медицине». – Улан-Удэ, 2003. – С. 104.
        16. Абгалдаева Е.А. Нефропротекторное действие нефрофита при экспериментальной канамициновой нефропатии / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.А. Ажунова // Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2003. – Вып. 3. – С. 109-115.
        17. Мондодоев А.Г. Фитотерапия и фитопрофилактика нефропатий / А.Г. Мондодоев, Е.А. Абгалдаева, С.Д. Батоев // Мат. Всеросс. конф. «Байкальские чтения-1. Разгрузочно-диетическая терапия и традиционная медицина». – СПб., 2003. – С. 217-221.
        18. Абгалдаева Е.А. Нефропротекторное действие «нефрофита» при экспериментальной лекарственной нефропатии, вызванной туберкулостатиками / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.А. Ажунова // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2003. – С. 5.
        19. Югдурова Е.Д. Перспективы поиска и разработки биологически активных добавок для больных с патологией органов мочевыделительной системы. / Е.Д. Югдурова, А.А. Маркарян, А.Г. Мондодоев // Мат. межд. научно-практ. конф. – Сухэ–Батор, 2003.  – С. 57-58.
        20. Абгалдаева Е.А. Нефропротекторное действие «нефрофита» при экспериментальной лекарственной нефропатии / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.Д. Могнонова // Мат. III Межрег. конф. «Медицина завтрашнего дня». – Чита, 2004. – С.4.
        21. Маркарян А.А. Антиоксидантная активность нового растительного сухого экстракта нефрофит / А.А. Маркарян, Т.Д. Даргаева, А.Г. Мондодоев //Бюллетень эксперим. биол. и мед. – 2004. – Т. 137, №1. – С. 39-41.
        22. Маркарян А.А. Аминокислотный состав нового комплексного растительного препарата нефрофит и его возможная роль в коррекции сулемовой острой почечной недостаточности у крыс / А.А. Маркарян, Р.Н. Аляутдин, А.Г. Мондодоев //Бюллетень эксперим. биол. и мед. – 2004. – Т. 137, №2. – С. 190-193.
        23. Шагтанова Л.Н. Противовоспалительная активность средства растительного происхождения / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, Ю.Л. Башкуева, Е.Д. Югдурова, Г.Г. Николаева // Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2004. – Вып.4. – С. 64-71.
        24. Шантанова Л.Н. Диуретическое и спазмолитическое действие сухого экстракта ортосифона тычиночного / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, И.П. Леднева, Ю.Б. Эрдынеев // Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2004. –Вып.4. – С.71-75.
        25. Башкуева Ю.Л. Иммуномодулирующие свойства сухого экстракта «Байкальский-6» / Ю.Л. Башкуева, В.Б. Хобракова, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев // Забайкальский медицинский вестник. – 2004. – №4. – С. 37-40.
        26. Башкуева Ю.Л. Разработка и антибактериальные свойства нового уросептического средства / Ю.Л. Башкуева, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев,  С.Ч. Гончикова, Г.Г. Николаева, О.А. Бардаханова, А.А. Ербахаева // Забайкальский медицинский вестник. – 2004. – №4. – С. 15-18.
        27. Югдурова Е.Д. Стандартизация сухого экстракта «Байкальский-6» / Е.Д. Югдурова, Г.Г. Николаева, А.А. Маркарян, Т.Д. Даргаева, Л.А. Нагаслаева, Ю.Л. Башкуева, А.Г. Мондодоев // Мат. VI симпозиума по фенольным соединениям. – М., 2004. – С.110.
        28. Башкуева Ю.Л. Антибактериальные свойства нового уросептического средства / Ю.Л. Башкуева, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, С.Ч. Гончикова // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2004. – С. 80-81.
        29. Башкуева Ю.Л. Механизмы антибактериальной активности фитоуросепта / Ю.Л. Башкуева, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, А.А. Маркарян // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2004. – С. 84.
        30. Эрдынеев Ю.Б. Исследование безопасности экстракта ортосифона тычиночного / Ю.Б. Эрдынеев, А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанова, К.С. Лоншакова // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2004. – С. 44.
        31. Абгалдаева Е.А. Нефропротекторное действие нефрофита при экспериментальной лекарственной нефропатии / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Т.А. Ажунова // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2004. – С. 42.
        32. Эрдынеев Ю.Б. Влияние экстракта ортосифона тычиночного на течение сулемового некронефроза / Ю.Б. Эрдынеев, А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанов, Т.Д. Даргаева // Мат. научно-практ. конф. «Развитие традиционной медицины в России». – Улан-Удэ, 2004. – С. 81-82.
        33. Башкуева Ю.Л. Иммуномодулирующие свойства сухого экстракта фитоуросепт / Ю.Л. Башкуева, В.Б. Хобракова, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев  //Забайкальский медицинский вестник. – 2004. – №4. – С. 37-40.
        34. Эрдынеев Ю.Б. Влияние растительного экстракта на течение экспериментальной постишемической нефропатии / Ю.Б. Эрдынеев, Ю.Л. Башкуева, И.С. Бутуханова, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев // Мат. научно-практ. конф. «Экологическая патология: вопросы биохимии, фармакологии, клиники. – Чита, 2004. – С. 36-37.
        35. Абгалдаева Е.А. Влияние нефрофита на показатели клеточного и гуморального звеньев иммунитета / Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, В.Б. Хобракова, Т.А. Ажунова //Сб. научных трудов ВСГТУ. Серия: Химия и биологически активные вещества - Улан-Удэ, 2004. – Вып. 8. – С. 74-78.
        36. Мондодоев А.Г. Лечение заболеваний почек в Тибетской медицине и поиск новых средств для фитотерапии и фитопрофилактики нефропатий / А.Г. Мондодоев, С.В. Лемза, С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова Л.Н. //Традиционная медицина. Восток и Запад. – 2005. – Т. 2, № 1. – С. 19-23.
        37. Мондодоев А.Г. Влияние «нефрофита» на активность Каспазы-3 при ишемических повреждениях клеток канальцев почек у белых крыс / А.Г. Мондодоев, С.В. Лемза, С.М. Николаев, Д.Л. Кишиктуева // Мат. Международного симпозиума «Молекулярные механизмы регуляции функции клетки». – Тюмень, 2005. – С. 177.
        38. Шантанова Л.Н. Экспериментальная фитотерапия повреждений почек / Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев //Мат. конф. «Дороно-орнийн анагаах ухааны хосолмол тогтолцоо». – Улаанбаатар, 2005. – С.85-87.
        39. Лемза С.В. Влияние «нефрофита» на активность каспазы-3 при ишемических повреждениях почек у белых крыс / С.В. Лемза, А.Г. Мондодоев // Мат. конф. «Дороно-орнийн анагаах ухааны хосолмол тогтолцоо». – Улаанбаатар, 2005. – С. 67.
        40. Михайлова Е.А. Диуретическая активность сухого экстракта сабельника болотного и его фракций / Е.А. Михайлова, Н.А. Попова, А.Г. Мондодоев // Мат. IV регион. межвуз. конф. – Чита, 2005. – С. 151.
        41. Попова Н.А. Влияние сухого экстракта сабельника болотного и его фракций на экссудативную фазу воспаления / Н.А. Попова, Е.А. Михайлова, А.Г. Мондодоев // Мат. IV регион. межвуз. конф. – Чита, 2005. – С. 157.
        42. Мондодоев А.Г. Влияние растительного средства на течение экспериментальной нефропатии / А.Г. Мондодоев, А.К. Михеева, Л.Н. Шантанова Л.Н. //Мат. конф. «Фундаментальные и прикладные проблемы медицины и биологии. – Тунис, 2005. – С.75-76.
        43. Мондодоев А.Г. Антиоксидантное действие эксабола при экспериментальной нефропатии у белых крыс /А.Г. Мондодоев, Н.А. Попова, Г.А.  Бикмулина, Е.А. Михайлова // Мат. научно-практ. конф., посвященной 75-летию со дня рождения Э.Г. Базарона. – Улан-Удэ, 2006. – С. 61.
        44. Мондодоев А.Г. Влияние «нефрофита» на течение гепаторенального синдрома, вызванного  комплексом противотуберкулезных средств / А.Г. Мондодоев, С.В. Лемза, Е.А. Абгалдаева, С.М. Николаев // Вопросы туберкулеза и болезни легких. – 2006. – №6. – С. 36-39.
        45. Попова Н.А. Фармакологическая активность нового лекарственного средства растительного происхождения / Н.А. Попова, Е.А. Михайлова, А.А. Унагаева, А.Г. Мондодоев, Л.Н. Шантанова // Сб. научных  трудов ВСГТУ. Серия: Химия и биологически активные вещества – Улан-Удэ, 2006. – Вып. 10. – С. 113-120.
        46. Mondodoev A.G. The influence of “Nephrophyte” on the Course of Drag Nephropathies / A.G. Mondodoev // Mat. Second International symposium. – Mongolia, Ulaanbatar, 2006 – P. 156.
        47. Shantanova L.N. Plant antioxidant remedies in kidney injuries / L.N. Shantanova, A.G. Mondodoev // Mat. Second International symposium. – Mongolia, Ulaanbatar, 2006 – P. 44.
        48. Бикмулина Г.А. Фармакотерапевтическая эффективность сухого экстракта сабельника болотного и нефрофита при экспериментальном гломерулонефрите / Г.А. Бикмулина, А.Г. Мондодоев, Ю.А. Бидагаев, Н.А. Попова, Е.А. Михайлова // Мат. Всерос. конф. «Биоразнообразие экосистем внутренней Азии». – Улан-Удэ, 2006. – С.87.
        49. Мондодоев А.Г. Влияние нефрофита на течение нефротического синдрома у детей старшей возрастной группы / А.Г. Мондодоев, Е.Ф, Кушкоева, Е.Е. Бадлуева // Мат. Всерос. конф. «Биоразнообразие экосистем внутренней Азии». – Улан-Удэ, 2006. – С.99.
        50. Сокольская Т.А. Сабельник болотный (Comarum palustre L.) перспективное средство для получения противовоспалительного средства /Т.А. Сокольская, Т.Д. Даргаева, В.К. Колхир, А.Г. Мондодоев, А.А. Маркарян, О.Л. Жукова // Мат. Всерос. конф. «Биоразнообразие экосистем внутренней Азии». – Улан-Удэ, 2006. – С.113.
        51. Lemza S.V. Inhibition of Caspase-3 Activity in Ischemic Renal Cells by Nephrophyte, a Multicomponent Plant Preparation / S.V. Lemza, A.G. Mondodoev, S.M. Nikolaev, E.A. Mikhailova, N.A. Popova, Yu.A. Bidagaev, E.F. Kushkoeva //J. Medicine and Pharmacy of Chinese Minorities. – 2007. – P.16-18.
        52. Лемза С.В. О влиянии растительного средства нефрофит на активность каспазы-3 в ишемизированных клетках почек белых крыс / С.В. Лемза, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев, Е.Ф. Кушкоева, Ю.А. Бидагаев //Сибирский медицинский журнал. – 2008. – №2 – С.74-76.
        53. Ажунова Т.А. Влияние сухого экстракта сабельника болотного на течение экспериментального гломерулонефрита /Т.А. Ажунова, Г.А. Бикмулина, Я.Г. Разуваева, А.Г. Мондодоев, В.Б. Хобракова, Е.В. Ферубко / Сибирский медицинский журнал. – 2008. – №2 – С.76-78.
        54. Мондодоев А.Г. Влияние «нефрофита» на активность каспазы – 3 при индуцированном апоптозе клеток канальцев почек белых крыс / А.Г. Мондодоев, С.В. Лемза, С.М. Николаев, Е.А. Михайлова // Мат. Всеросс. конф. «Байкальские чтения-3. Разгрузочно-диетическая терапия и традиционная медицина». – СПб., 2008. – С. 149-151.
        55. Ферубко Е.В. Оценка влияния экстракта сабельника болотного на течение хронического экспериментального артрита /Е.В. Ферубко, В.К. Колхир, Т.Е. Лескова, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев, О.Л. Сайбель //Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. – 2008. – №4. – С. 14-17.
        56. Ферубко Е.В. Влияние экстракта сабельника болотного на течение острого артрита в эксперименте /Е.В. Ферубко, С.М. Николаев, А.Г. Мондодоев // Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2008. – Вып.12. – С. 21-24.
        57. Лемза С.В. Влияние растительных средств «Нефрофит» и «Гепатон» на процессы апоптоза у белых крыс / С.В. Лемза, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев //Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2008. – Вып.12. – С. 26-29.
        58. Лоншакова К.С. Влияние растительного средства нефрофит при экспериментальной канамициновой нефропатии /К.С. Лоншакова, И.О. Убашеев, Е.А. Абгалдаева, А.Г. Мондодоев, Я.Г. Разуваева, С.В. Лемза // Вестник БГУ. Серия: Медицина. – 2008. – Вып.12. – С. 29-33.
        59. Лемза С.В. Модуляция индуцированного апоптоза у белых крыс растительным средством нефрофит / С.В. Лемза, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2008. – Т.61, №3. – С. 180-181.
        60. Разуваева Я.Г. Противосудорожное действие экстракта сабельника болотного /Я.Г. Разуваева, А.Г. Мондодоев, Е.В. Ферубко // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2008. – Т.61, №3. – С.181.
        61. Хобракова В.Б. Иммуномодулирующие свойства нефрозащитных растительных средств / В.Б. Хобракова, А.Г. Мондодоев, Г.А. Бикмулина, Ю.А. Бидагаев, Т.А. Ажунова, С.М. Николаев // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2008. – Т.61, №3. – С. 182-183.
        62. Mondodoev A.G. Phytoprophylaxis of drug nephropathies / A.G. Mondodoev, S.V. Lemza, E.A. Bartanova, E.F. Kushkoeva, S.A. Bidagaev // Mat. Of the III international scientific conference “Traditional medicine: a current situation and perspectives of development”. – 2008. – P. 93.
        63. Bartanova Е.А. Antioxidative effects of “nephrophyte” on experimenthal drag nephropathies / E.A. Bartanova., A.G. Mondodoev // Mat. Of the III international scientific conference “Traditional medicine: a current situation and perspectives of development”. – 2008. – P. 96.
        64. Ферубко Е.В. Изучение фармакотерапевтической активности сухого экстракта сабельника болотного при остром артрите // Е.В. Ферубко, Т.А.  Ажунова, А.Г. Мондодоев / Тез. докл. ХV Росс. национ. конгресса «Человек и лекарство». – М., 2008. – С. 718.
        65. Торопова А.А. Влияние «нефрофита» на динамику содержания АТФ в ишемизированных почках белых крыс / А.А. Торопова, С.В. Лемза, А.Г. Мондодоев, Е.В. Петров //Сибирский медицинский журнал. – 2009. – Т. 87, №4. – С. 115-116.

Патенты

        1. Патент РФ №1737797 от 15.03.1993. Способ получения суммы экстрактивных веществ, обладающих диуретической активностью / И.П. Леднева, С.М. Николаев, Г.А. Тимашева, Т.Д. Даргаева, В.И. Глызин, А.Г. Мондодоев.
        2. Патент РФ № 1828590 от 22.12.1993. Способ получения средства, обладающего противовоспалительной активностью / В.П. Янулис, В.И. Глызин, Л.Н. Шантанова, С.М. Николаев, А.Г. Мондодоев.
        3. Патент РФ № 2064300 от 27.07.1996. Способ получения средства, обладающего противовоспалительной активностью / Г.В. Ратникова, Т.Д. Даргаева, В.И. Глызин, С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова, З.Г. Самбуева, А.Г.
        4. Патент РФ № 2064301 от 27.06.1997. Способ получения средства, обладающего мочегонной и противовоспалительной активностью / Л.А. Нагаслаева, В.И. Глызин, Т.Д. Даргаева, С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев.
        5. Патент РФ №2237488 от 22.01.2004. Средство «чай Байкальский-6», обладающее диуретической активностью и способ его получения  /Е.Д. Югдурова, А.А. Маркарян, Г.Г. Николаева, Л.А. Нагаслаева, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев, Т.Д. Даргаева.
        6. Патент РФ №2318531 от 02.08.2006. Способ получения средства, обладающего диуретической и противовоспалительной активностью / А.Ф. Азаркова, В.А. Быков, Т.Д. Даргаева, О.Л. Жукова, А.Г. Мондодоев, Г.Г. Николаева, С.М.  Николаев, Н.А. Попова, Т.А. Сокольская, В.А. Стихин.

Монографии

        1. Николаев С.М. Экспериментальная фитотерапия повреждений почек / С.М. Николаев, Л.Н. Шантанова, А.Г. Мондодоев, А.А. Маркарян, Т.Д. Даргаева, И.Э. Матханов. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – 186 с.
        2. Сокольская Т.А. Сабельник болотный – перспективный источник получения лекарственных средств, рекомендуемых при заболеваниях опорно-двигательного аппарата / Т.А. Сокольская, О.Л. Сайбель, Т.Д. Даргаева, А.А. Маркарян, А.В. Бурдейн, А.Л. Младенцев, А.Г. Мондодоев, С.М. Николаев, А.В. Вандышев, В.А. Стихин, А.Ф. Азаркова. – М.: «Серебряные нити», 2008. – 104 с.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АлТ - аланинаминотрансфераза

АсТ – аспартатаминотранфераза

АРЕ – антиоксидант-респонсивный элемент

АОК – антителообразующие клетки

АОС – антиоксидантная система

ВГ – восстановленный глутатион

ГЗТ – гиперчувствительность замедленного типа

ГП – глутатионпероксидаза

ДК – диеновые конъюгаты

ЛВП – липопротеиды высокой плотности

ЛПОНП – липопротеиды очень низкой плотности

ЛПНП – липопротеиды низкой плотности

МДА – малоновый диальдегид

ОХА – общий холестерин

ПОЛ – перекисное окисление липидов

СКФ – скорость клубочковой фильтрации

СОД – супероксиддисмутаза

СРО – свободнорадикальное оксиление

ТБК - тиобарбитуровая кислота

ТГ – триацилглицериды

ЩФ – щелочная фосфатаза




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.