WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Топорков Андрей Владимирович

CОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ПРОТИВОЭПИДЕМИЧЕСКИХ БРИГАД В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

14.02.02 – Эпидемиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

Нижний Новгород – 2012

Работа выполнена в Федеральном казенном учреждении здравоохранения «Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, г.Саратов

Научный консультант

доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН

Кутырев Владимир Викторович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН

Акимкин Василий Геннадиевич

(Федеральное бюджетное учреждение науки Научно-исследовательский институт дезинфектологии Роспотребнадзора, г.Москва)

доктор медицинских наук Разгулин Сергей Александрович

(Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения и социального развития РФ, г.Н.Новгород)

доктор медицинских наук Брюханова Галина Дмитриевна

(Федеральное бюджетное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сочинский государственный университет, г.Сочи)

Ведущая организация

ФБУ 33-й Центральный научно-исследовательский испытательный институт Минобороны России, г.Киров

Защита диссертации состоится “30” марта 2012 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.061.04 при Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования « Нижегородская государственная медицинская академия»  Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, д. 10/1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГБОУ ВПО «Нижегородская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России (603104, г.Н.Новгород, ул. Медицинская 3А)

Автореферат разослан “____” _____________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат медицинских наук Леонов А.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В современных эпидемиологических, социально-экономических и геополитических условиях при неуклонном увеличении спектра новых инфекционных болезней и возвращении «старых» нозологических форм, угрозе их глобального распространения, необходимость укрепления национального и международного потенциала ответных мер приобретает особую актуальность. Ответом на современные угрозы и вызовы являются решения саммитов стран «Группы восьми» (Россия, 2006 г., Германия , 2007 г., Япония,2008 г.) в области борьбы с инфекционными болезнями, вступление в силу Международных медико-санитарных правил (2005 г.), далее ММСП (2005 г.) и разработанная Всемирной организацией здравоохранения стратегия их реализации до 2012-2016 годов [Г.Г. Онищенко, В.В.Кутырев с соавт., 2006, 2007, 2008; Г.Г. Онищенко и соавт., 2010]. В этих документах постулируется необходимость приведения национальных ресурсов, в целом международных сил к уровню, необходимому для раннего предупреждения и принятия ответных мер в отношении чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения, имеющих международное значение (далее ЧС).

Формирование ответных мер на ЧС в сфере здравоохранения осуществляется на уровне: 1) структур санитарно-эпидемиологического и лечебно-профилактического профиля, действующих по территориальному принципу, 2) мобильных формирований, функционирующих вне привязки к конкретной административной территории, то есть по экстратерриториальному принципу. От взаимодействия этих структур здравоохранения в мире и отдельных странах существенно зависит эффективность ответных мер на ЧС, то есть эффективность санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий. Следовательно, решение проблемы  оптимизации этого взаимодействия перед «лицом» современных угроз и вызовов, несомненно, является актуальной эпидемиологической задачей.

Принципиальное значение в указанном взаимодействии имеют состояние и возможности мобильных формирований противоэпидемической направленности (команды быстрого реагирования, полевые эпидемиологические группы, формируемые на уровне Всемирной организации здравоохранения – ВОЗ, GOARN в рамках ВОЗ, специализированные противоэпидемические бригады – СПЭБ Роспотребнадзора), от которых существенно зависит уровень оказания целенаправленной специализированной помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения, а, следовательно, эффективность ответных мер на ЧС. Вместе с тем на сегодняшний день не разработаны унифицированные основы создания и функционирования этих формирований.

Не унифицирован объект деятельности формирований, не разработана методология тестирования ЧС с использованием  эпидемиологической диагностики новых (неизвестных) инфекционных болезней. Не определен спектр функциональной нагрузки на формирования в зависимости от характера ЧС, вида и объема помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения. Не разработаны тестовые эпидемиологические ситуации, показательные для применения формирований. Соответственно необходима научная основа для разработки стратегии и тактики их функционирования, позволяющих достичь наиболее высокой эффективности противоэпидемических мероприятий. Принципиально важно формирование научно обоснованного подхода для целенаправленной модернизации методологической, технологической и материально-технической базы формирований в расчете на современные угрозы и вызовы.

Отсутствуют эпидемиологические обоснования и унифицированные подходы к созданию формирований, то есть современных систем мобильных противоэпидемических комплексов, действующих по экстратерриториальному принципу, предназначенных для оказания высококвалифицированной помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения в странах при организации и осуществлении ответных мер на ЧС.

Решению этого многогранного комплекса проблем в области эпидемиологии посвящена данная диссертационная работа. Исследование выполнено на модели совершенствования формирований – российских специализированных противоэпидемических бригад, имеющих большой  опыт эффективного функционирования при ликвидации эпидемических вспышек особо опасных инфекционных болезней и являющихся составной частью общей системы предупреждения и ликвидации ЧС.

Цель работы: научное обеспечение совершенствования деятельности специализированных противоэпидемических бригад в составе сил оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации санитарно-эпидемиологического характера на основе оптимизации структурно-функциональной организации и технологической модернизации.

Задачи исследования:

1. Проанализировать исторические предпосылки, касающиеся инфекционных болезней, в становлении государственных структур здравоохранения санитарно-эпидемиологического и лечебно-профилактического профилей, действующих по территориальному принципу и на экстратерриториальной основе – мобильных формирований санитарно-эпидемиологического профиля, с оценкой приоритетной значимости СПЭБ среди этих формирований.

2. Определить объект и спектр деятельности специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) в современных условиях.

3. Разработать алгоритм выявления и оценки ЧС санитарно-эпидемиологического характера, включий новые (неизвестные) инфекционные болезни, в рамках совершенствования эпидемиолого-диагностических функций СПЭБ.

4. Разработать современную структурно-функциональную организацию деятельности СПЭБ, модульный принцип укомплектования и тактику применения  в современных условиях.

5. Научно обосновать подходы к модернизации методологических, технологических и материально-технических основ функционирования СПЭБ для придания инновационных качеств системе оперативного реагирования на ЧС санитарно-эпидемиологического характера.

6. Разработать нормативно-правовую и методическую базу  функционирования СПЭБ в современных условиях.

7. Усовершенствовать подготовку специалистов СПЭБ и разработать учебные сценарии функционирования этих формирований с учетом разработанных тестовых эпидемиологических ситуаций.

Научная новизна и теоретическая значимость

Показана сложившаяся закономерность различных исторических этапов борьбы с инфекционными болезнями в становлении СПЭБ как формирований системы противочумных учреждений Роспотребнадзора. Доказана значимость СПЭБ в вопросах взаимодействия с территориально закрепленными структурами здравоохранения для повышения эффективности противоэпидемических мероприятий в отношении инфекционных болезней, вызываемых возбудителями I–II групп патогенности.

Научно обоснован выбор СПЭБ как модели для разработки современной системы мобильных противоэпидемических комплексов экстратерриториального назначения. Совершенствование деятельности СПЭБ связано с достижением следующих составляющих научной новизны.

Определен интегральный объект деятельности СПЭБ, каким является «ЧС в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения» (ЧС санитарно-эпидемиологического характера), включающая инфекционные и массовые неинфекционные болезни (токсинные поражения). Регламентированный список инфекционных болезней, нормативно приравненных к ЧС, на территории Российской Федерации включает 16 нозологических форм, в странах Таможенного союза – 24. 

Усовершенствован методический арсенал деятельности СПЭБ путем разработки алгоритма тестирования новых (неизвестных) инфекционных болезней. Алгоритм включает методические приемы выявления и оценки ЧС, схему дифференцирования инфекционных и неинфекционных болезней (токсинных поражений), эпидемиологическую диагностику, включающую клинический, эпидемиологический, лабораторный (этиологический)  анализы.

Определен функциональный спектр деятельности СПЭБ, который включает: вопросы скрининга, мониторинга и контроля ЧС в рамках санитарной охраны территории, при осуществлении эпидемиологического надзора, ЧС, возникающих самостоятельно и вследствие стихийных бедствий (землетрясения, наводнения, засухи) и антропогенных катастроф (гуманитарных, техногенных, биотеррористических), при противоэпидемическом обеспечении массовых международных мероприятий.

Разработана современная структурно-функциональная организация целостной СПЭБ и ее отдельных модулей.

Ранжированы 3 типа эпидемиологических ситуаций, показательных для применения СПЭБ:

1) эпидемии и крупные вспышки инфекционных болезней, приравненные к ЧС, значительно превосходящие возможности территориально закрепленных структур здравоохранения по их ликвидации;

2) масштабные стихийные бедствия (землетрясения, наводнения), сопряженные с повреждением санитарно-коммунальных систем, инфраструктур здравоохранения, угрозой санитарно-эпидемиологическому благополучию населения и возникновения ЧС; к этому типу эпидемиологических ситуаций относятся социальные конфликты с гуманитарными последствиями, характеризующиеся теми же признаками и угрозами;

3) локальные вспышки инфекционных болезней, приравненные к ЧС.

В соответствии с вышеуказанными 3 типами эпидемиологических ситуаций разработаны:

– схемы функциональной нагрузки на СПЭБ в зависимости от вида и объема помощи структурам здравоохранения, действующим по территориальному принципу;

– учебные сценарии и ситуационные задачи для подготовки специалистов.

Научно обоснована стратегия применения СПЭБ, заключающаяся в предупреждении и осуществлении ответных мер при ЧС санитарно-эпидемиологического характера в рамках взаимодействия со структурами здравоохранения санитарно-эпидемиологического и лечебно-профилактического профиля, действующими по территориальному принципу.

Тактика применения СПЭБ охарактеризована как варьирование кадровым и материально-техническим ресурсом в зависимости от характера, масштаба ЧС и условий их возникновения. В полном составе СПЭБ применяют при первом и втором типах эпидемиологических ситуаций, в ограниченном (отдельные модули, группы специалистов – экспертов) – при третьем типе.

В соответствии с модульным принципом укомплектования СПЭБ проведена модернизация методологического, технологического, материально-технического и кадрового ресурсов этого формирования, нацеленная на достижении максимально возможной эффективности ответных мер на ЧС в рамках взаимодействия СПЭБ с территориально закрепленными структурами здравоохранении.

Установлена адекватность применения для выявления и оценки предпосылок, предвестников, предшественников и первых признаков ЧС, обусловленных природно-очаговыми инфекционными болезнями, мобильных комплексов СПЭБ, функционально нацеленных на эпидемиологическую разведку, индикацию и эпизоотологический мониторинг.

Научная новизна разработок защищена 8 патентами Российской Федерации.

Впервые на модели совершенствования СПЭБ разработаны современные системы мобильных противоэпидемических комплексов, предназначенных для оказания помощи органам и учреждениям здравоохранения, действующим по территориальному принципу.

Разработаны теоретические основы повышения эффективности противоэпидемических мероприятий  путем оптимизации взаимодействия систем мобильных противоэпидемических комплексов (СПЭБ) с территориально закрепленными структурами здравоохранения.

Практическая значимость и формы внедрения

Результаты разработки современной структурно-функциональной организации СПЭБ на основе модульного принципа укомплектования были использованы при подготовке следующих документов Роспотребнадзора:

1. Приказы:

– от 20.07.2007 г. № 225 «О совершенствовании организации работы специализированных противоэпидемических бригад, сформированных на базе ФГУЗ «Научно-исследовательский противочумный институт» Роспотребнадзора, включающий: Положение о СПЭБ; Базовый табель оснащения имуществом СПЭБ; Штатно-организационная структура СПЭБ; Перечень учреждений Роспотребнадзора, прикрепленных к СПЭБ ФГУЗ «Научно-исследовательский противочумный институт» для командирования специалистов в состав СПЭБ;

– от 03.12.2007 г. № 330 «Регламент (стандарт) функционирования специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) при ликвидации медико-санитарных последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

2. Программа подготовки личного состава специализированных противоэпидемических бригад для работы в чрезвычайных ситуациях (утверждена Руководителем Роспотребнадзора 25.06.2007 г.);

3. Примерное положение об аттестации специализированных противоэпидемических бригад и входящих в их состав специалистов (утверждено Руководителем Роспотребнадзора 20.12.2007 г.).

Результаты, полученные при выполнении диссертационной работы, использованы в вышеуказанных документах, непосредственно регламентирующих функционирование СПЭБ в современных условиях.

Результаты исследования при определении в качестве объекта деятельности СПЭБ ЧС  в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения нашли отражение в 3 Санитарно-эпидемиологических правилах и 2 Методических указаниях, регламентирующих мероприятия по санитарной охране территории, осуществлению эпидемиологического надзора за опасными, природно-очаговыми инфекционными болезнями, проведению первичных противоэпидемических мероприятий при выявлении ЧС. К этим документам относятся:

– Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.4.2318-08 «Санитарная охрана территории Российской Федерации»;

– Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.7.2492-09 «Профилактика чумы»;

– Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.1.2521-09 «Профилактика холеры. Общие требования к эпидемиологическому надзору за холерой на территории Российской Федерации»;

– Методические указания МУ 3.1.3.2355-08 «Методические указания по организации и проведению эпидемиологического надзора в природных очагах чумы на территории Российской Федерации»;

– Методические указания МУ 3.4.2552-09 «Организация и проведение первичных противоэпидемических мероприятий в случаях выявления больного (трупа), подозрительного на заболевания инфекционными болезнями, вызывающими чрезвычайные ситуации в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Современные СПЭБ – формирования, сложившиеся в процессе борьбы с инфекционными болезнями, вызываемыми возбудителями, прежде всего I–II групп патогенности. Стратегия их применения состоит в оказании помощи территориальным органам и учреждениям здравоохранения как при организации и проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в условиях масштабных и локальных ЧС санитарно-эпидемиологического характера, так и для предупреждения их возникновения.

2. Объектом деятельности СПЭБ являются различные по генезу ЧС в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, включающие инфекционные болезни и массовые неинфекционные заболевания (токсинные поражения), а обновленный методический арсенал СПЭБ включает алгоритм тестирования, направленный на выявление и оценку новых (неизвестных) инфекционных болезней.

3. Современная структурно-функциональная организация СПЭБ, основанная на модульном принципе укомплектования, предопределила современную тактику применения СПЭБ, основанную на варьировании кадровыми и материально-техническими ресурсами с учетом характера и масштаба ЧС, вида и объема помощи структурам здравоохранения, действующим по территориальному принципу.

4. Модернизация СПЭБ – совершенствование методологической, технологической, материально-технической базы, обучения специалистов в расчете на оптимизацию таких принципов, как постоянная готовность, мобильность, автономность, многопрофильность, технологичность, биологическая безопасность, универсальность подготовки кадров.

Апробация диссертационной работы

Материалы диссертационной работы доложены на международных, федеральных, региональных научных форумах, в том числе на VII, VIII, IX и X Межгосударственных научно-практических конференциях государств-участников СНГ, посвященных вопросам санитарной охраны территорий и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (Оболенск Московской области, 2007; Саратов, 2008; Волгоград, 2009, Ставрополь, 2010), на заседании Круглого стола санитарно-эпидемиологических служб Российской Федерации и Республики Казахстан в рамках VIII Форума межрегионального сотрудничества Российской Федерации и Республики Казахстан с участием глав государств (Астрахань, 2011), IX съезда Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов, микробиологов и паразитологов (Москва, 2007), Международной научно-практической конференции государств-членов ШОС (Новосибирск, 2009), I Ежегодном Всероссийском Конгрессе по инфекционным болезням (Москва, 2009), региональной научно-практической конференции «Современные аспекты эпидемиологического надзора за особо опасными инфекционными заболеваниями на Юге России» (Ставрополь, 2007), на пяти научно-производственных совещаниях, посвященных вопросам реализации ММСП (2005 г.) с участием представителей ВОЗ.

Работа выполнялась в рамках государственных плановых научных тем:

НИР 20-1-04 «Совершенствование принципов и структуры содержания санитарной охраны территории в современных условиях» (№ гос. регистрации 0120.0504665);

НИР 28-1-08 «Совершенствование системы оперативного реагирования по предупреждению и ликвидации медико-санитарных последствий чрезвычайных ситуаций в соответствии с решениями саммита «Группы восьми», принятыми в 2006 г.» (2008–2012 годы) (№ гос. регистрации 0120.080452);

НИР 38-1-09 «Совершенствование санитарной охраны территории Российской Федерации на основе реализации стратегии ВОЗ по применению Международных медико-санитарных правил (2005 г.) до 2013 г. и Федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2008–2013 годы)» (№ гос. регистрации 0120.085922).

В работе использованы материалы НИОКР федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009–2013 годы)», выполненной в рамках Государственного контракта № 54-Д от 29.06.2010 г.

Публикации

По материалам диссертационного исследования опубликовано 39 работ, из них 17 статей в изданиях, рекомендованных ВАК, 8 патентов, 2 книги.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 310 страницах текста, состоит из 6 глав, заключения и выводов, 10 таблиц и 23 рисунков, список литературы включает 252 источника.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследований

В данной главе диссертации изложена методика исследования, на модели СПЭБ, взаимодействия формирований санитарно-эпидемиологического профиля с территориально закрепленными структурами здравоохранения как явления, повышающего эффективность противоэпидемических мероприятий.

Использован историко-эволюционный подход для научного обоснования происхождения и приоритетной значимости СПЭБ в вопросах борьбы с особо опасными инфекционными болезнями (I–II групп патогенности) на государственном уровне как пример достижения высокой эффективности противоэпидемических мероприятий. Используемая в работе методика оценки качества и эффективности противоэпидемических мероприятий изложена в монографии В.Д. Белякова и соавт. [1981]. Другим методическим приемом в рамках поэтапного раскрытия структурно-функциональной организации СПЭБ было выделение такой категории, как объект и спектр  деятельности этого формирования с учетом современных эпидемиологических реалий и требований ММСП (2005 г.) в рамках эпидемиологического надзора и санитарной охраны территории Российской Федерации. Затем были приведены в соответствие с содержанием объекта деятельности СПЭБ методология выявления и оценки ЧС, включая новые (неизвестные) инфекционные болезни с выделением такого методического звена, как эпидемиологическая диагностика, включающая проведение клинического, эпидемиологического и лабораторного (этиологического) анализов. При этом исходные позиции в отношении эпидемиологической диагностики были заимствованы из работ В.Д. Белякова и соавт. [1981] и Б.Л. Черкасского [1990].

В диссертации использованы материалы семинара, организованного и проведенного Роспотребнадзором (противочумными учреждениями) с участием  представителей ВОЗ, в Кисловодске (Российская Федерация, 19–20 марта 2009 г.). Семинар был посвящен вопросам применения СПЭБ на международном уровне. На семинаре были приведены фактические данные о работе полевых эпидемиологических групп под эгидой ВОЗ при выявлении и оценке ЧС в области общественного здравоохранения, имеющих международное значение, обусловленных эпидемией ТОРС в 2003 г., гриппом птиц A/H5N1/, вспышкой гастроэнтерита, вызванного норовирусом в Подгорице в августе–сентябре 2008 г. Материалы семинара включают доклады представителей ВОЗ с информацией о функциональной нагрузке на СПЭБ и требованиях к работе этих формирований за рубежом под эгидой ВОЗ. В материалах семинара имеются данные о совместном решении с представителями ВОЗ ряда ситуационных задач по применению СПЭБ в практических условиях.

Основным методом исследования был комплексный эпидемиологический [Б.Л. Черкасский, 2001]. Анализ ЧС, связанных с эпидемическими проявлениями особо опасных инфекционных болезней в мире и Российской Федерации, проводили по официальным данным ВОЗ, ФБУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии» Роспотребнадзора, опубликованным данным научных трудов, служебным материалам, данным различных Интернет-ресурсов (ProMed-mail, сайты ООН и др.), а также данным архива Российского НИПЧИ «Микроб» за последние 46 лет. Всего по материалам архива анализу подвергнуто 50 источников информации, из них 9 – по работе в очагах чумы, 39 – в очагах холеры, 2 – в очагах сибирской язвы.

Анализ работы СПЭБ осуществлялся по следующим показателям: количество выявленных больных; количество лиц, подвергшихся риску заражения (контактных); объем проведенных дезинфекционных мероприятий; масштаб проведения подворных обходов (количество задействованных работников и число охваченных лиц); объем проведенной информационно-разъяснительной работы; сроки развертывания бактериологической лаборатории СПЭБ; объем работы лаборатории (общее число анализов, среднесуточное и максимальное за день); штатный состав бактериологической лаборатории и средняя нагрузка на одного врача-бактериолога; условия работы лаборатории (в палатках; в приспособленных помещениях с электро- и водоснабжением за счет местных ресурсов; на базе учреждений, находящихся в ведении органов Роспотребнадзора и органов управления здравоохранением). При анализе работы оперативных противоэпидемических групп из состава СПЭБ учитывались общее количество выездов специалистов и отдельные задачи, выполнявшиеся ими.

Для анализа результатов исследований использовали общепринятые статистические методы [Н.А. Плохинский, 1970]. Текстовый и графический материал оформлен на современном персональном компьютере под управлением операционной системы MS Microsoft XP Professional и офисного пакета MS Office 2007.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

1. Борьба с инфекционными болезнями исторические предпосылки создания и функционирования СПЭБ

В данной главе диссертации содержатся ответы на такие принципиально важные вопросы, как: 1) случайным, то есть в силу ситуационных политических и организационных решений, или закономерным (на основе ретроспективного опыта) является создание и назначение СПЭБ вначале для парирования угроз применения биологического оружия (политическое решение), а затем адаптирование их для предупреждения и ликвидации естественно возникающих вспышек особо опасных инфекционных болезней; 2) какую функциональную нишу занимают СПЭБ в общей системе предупреждения и оперативного реагирования на ЧС санитарно-эпидемиологического характера.

В истории борьбы с инфекционными болезнями насчитывается достаточно представительное число формирований противоэпидемической направленности. Созданные и действовавшие в начале ХХ столетия банные, прачечные, дезинфекционные, прививочные отряды, организованные под руководством профессора Д.К. Заболотного противоэпидемические отряды, направлявшиеся на борьбу с эпидемическими вспышками холеры, сыпного тифа, чумы и других инфекционных болезней, угрожавших существованию государства. В 1920 г. на железной дороге было создано 100 летучих санитарных отрядов [Е.И. Лотова и соавт., 1967].

Историческими предпосылками создания СПЭБ послужили:

– сложившаяся в конце XIX и первой половине XX века крайне неблагополучная эпидемиологическая обстановка в России, угрожавшая существованию государства (чума, сыпной, возвратный тифы, брюшной тиф, холера, оспа, полиомиелит, сибирская язва, туляремия, бруцеллез, малярия, грипп «испанка», желтая лихорадка, туберкулез, дифтерия, проказа  и др.);

– принятие в России под государственный контроль мер борьбы с чумой и создание под председательством принца А. П. Ольденбургского комиссии «О мерах предупреждения и борьбы с чумой» в 1897 г., затем создание государственных структур здравоохранения (Наркомздрав России в 1918 г., Минздрав СССР в 1936 г.), системы органов и учреждений санитарно-эпидемиологического профиля, в ее составе – системы противочумных учреждений и, наконец, СПЭБ.

Формально СПЭБ были созданы в 1963–1964 годах в рамках медицинской службы гражданской обороны (МСГО) Минздрава СССР. На базе санитарно-эпидемиологических станций в этот же период были сформированы нештатные невоенизированные подвижные противоэпидемические отряды (ППЭО) и группы эпидемиологической разведки (ГЭР), на смену которым пришли санитарно-эпидемиологические отряды (СЭО) и санитарно-эпидемиологические бригады (СЭБ), созданные на базе ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» [Г.Г.Онищенко и соавт., 2006]. Основной задачей формирований, созданных в рамках МСГО, была противоэпидемическая защита населения в мирное и военное время, в условиях применения «биологического оружия».

СПЭБ с момента создания в рамках МСГО органично влились в борьбу с особо опасными и другими, значимыми в социально-экономическом отношении, инфекционными болезнями. СПЭБ, группы специалистов из состава бригады, оперативные группы из сотрудников противочумных и других профильных учреждений привлекались для работы более чем в 100 эпидемических очагах: холеры – 64,0%, чумы – 9,0%, туляремии – 6,0%, сибирской язвы – 5,0%, брюшного тифа, вирусного гепатита А, острых кишечных инфекции – 9,0% [Г.Г. Онищенко и соавт.,1996; Ю.М. Ломов и соавт., 1998; В.В. Кутырев и соавт., 2006].

Приоритетная значимость СПЭБ среди других формирований санитарно-эпидемиологического профиля, проистекающая из существа функционирования противочумных учреждений Роспотребнадзора, определяется исключительной нацеленностью последних на осуществление выявления, мониторинга и контроля чумы и других особо опасных инфекционных болезней, возбудители которых относятся к I–II группам патогенности.

В связи с этим СПЭБ – прямой, не имеющий аналога, продукт опыта борьбы с инфекционными болезнями на государственном уровне, действующий в рамках обеспечения биологической безопасности и государственного санитарно-эпидемиологического надзора, а, следовательно, занимающий прочные, приоритетные позиции в этой сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, тем более в общей системе предупреждения и ответных мер на ЧС санитарно-эпидемиологического характера.

2. Определение основного объекта и спектра деятельности СПЭБ

Разработка современной структурно-функциональной организации СПЭБ существенно зависит от четкого определения объекта деятельности этого формирования и соответствующего спектра функциональной нагрузки.

С вступлением в силу в 2007 г. ММСП (2005 г.) в 194 странах-членах ВОЗ в качестве объекта глобального и национального эпидемиологического надзора в соответствии с Приложением 2 указанного документа определена ЧС в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение.

С реализацией ММСП (2005 г.) на территории Российской Федерации в содержание понятия ЧС внедрен по существу новый стандарт гибкой и более совершенной системы глобального и национального эпидемиологического надзора и контроля в расчете на неуклонно меняющуюся эпидемиологическую конъюнктуру, появление новых неизвестных инфекционных болезней и возвращение известных нозологических форм, а также спектр рисков для здоровья населения, обусловленных массовыми неинфекционными заболеваниями (токсинными поражениями).

В гармонизированных с ММСП (2005 г.) санитарно-эпидемиологических правилах – СП 3.4. 2318-08 «Санитарная охрана территории Российской Федерации» нормативно закреплен термин ЧС в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения или ЧС санитарно-эпидемиологического характера. Перечень инфекционных болезней, приравненных к ЧС, в этом документе состоит из 16 наименований. В нормативных документах по санитарной охране таможенной территории Таможенного союза (ЕврАзЭС) этот перечень увеличен до 24 нозологических форм и включает оспу, полиомиелит, вызванный диким полиовирусом, грипп, вызванный новым подтипом вируса, ТОРС, холеру, чуму, желтую лихорадку, контагиозные вирусные геморрагические лихорадки (Марбург, Ласса, Эбола), малярию, Крымскую геморрагическую лихорадку, лихорадку Западного Нила, лихорадку Денге, лихорадку Рифт-Валли, менингококковую болезнь, сибирскую язву, бруцеллез, сап, мелиоидоз, эпидемический сыпной тиф, туберкулез, лихорадки Хунин, Мачупо и другие.

В связи с вхождением в структуру эпидемиологического надзора и санитарной охраны нового стандартного, с точки зрения международного уровня (ВОЗ), определения ЧС в данной главе диссертационной работы проанализирована этимологическая составляющая этого термина, используемого на территории Российской Федерации в рамках функционирования системы предупреждения и ликвидации ЧС природного и техногенного характера. На рисунке 1 систематизированы составляющие и показано широкое понятие ЧС.

Приведенная на рисунке 1 сложная разноплановая трактовка ЧС, демонстрирующая целое «поле ЧС» на национальном уровне, очевидно, требует корректировки применительно к деятельности СПЭБ в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, особенно с учетом международных стандартов в этой сфере деятельности.

Рисунок 1 Схема структурирования широкого понятия «чрезвычайная ситуация природного и техногенного характера»

Неизменным признаком ЧС является тяжелое клиническое течение болезни, ее распространение и летальные исходы. В ММСП (2005 г.) и в его Приложении 2 регламентированы такие принципиально важные признаки ЧС, как серьезность воздействия на здоровье населения, необычный, либо неожиданный характер с высоким потенциалом распространения (последовательно на местном, промежуточном, национальном и международном уровнях) и значимость для международных сообщений. ЧС санитарно-эпидемиологического характера, включая эпидемиологическую (инфекционные болезни) и санитарно-гигиеническую (массовые неинфекционные заболевания – поражения биологическими, химическими, радиоактивными агентами), определяет спектр деятельности СПЭБ, методологию и технологию функционирования, аспекты модернизации и совершенствования материально-технической базы.

Содержание понятия «ЧС санитарно-эпидемиологического характера», реализованное в нормативно-методической базе в области эпидемиологического надзора и санитарной охраны территории Российской Федерации, региональных международных объединений формата СНГ, ЕврАзЭС, должно стать ключевым и в вопросах межведомственного взаимодействия.

Понятие ЧС санитарно-эпидемиологического характера, определяющее  спектр деятельности СПЭБ противочумных институтов Роспотребнадзора как противоэпидемического формирования, адекватно структуре и содержанию полномочий  Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, прописанных в постановлении Правительства Российской Федерации от 16 мая 2005 г. № 303 «О разграничении полномочий федеральных органов исполнительной власти в области обеспечения биологической и химической безопасности Российской Федерации» (с изменениями от 23 марта 2006 г. и 13 марта 2008 г.).

С наделением СПЭБ унифицированным объектом деятельности основной функциональной нагрузкой на национальном и международном уровне стало предупреждение и ликвидация ЧС санитарно-эпидемиологического характера, возникающих как самостоятельно, так и в условиях стихийных бедствий (землетрясения, наводнения, засухи) и антропогенных катастроф (гуманитарных, техногенных, биотеррористических).

Определение данного термина в 2 вариантах: «Чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение» (ММСП – 2005 г.), и «Чрезвычайная ситуация в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения» – аналог ЧС санитарно-эпидемиологического характера  нашло отражение в Энциклопедическом словаре-справочнике «Профилактическая медицина и эпидемиология» [Под ред. академика РАМН Г.Г.Онищенко и академика РАМН В.И. Покровского, 2010] и в книге «Биологическая безопасность. Термины и определения» [Под ред. академика РАМН Г.Г.Онищенко и члена-корреспондента РАМН В.В. Кутырева, 2011].

3. Методологические основы совершенствования деятельности СПЭБ в современных условиях

Определение объекта деятельности СПЭБ требует и приведения в соответствие методологии его функционирования. При этом необходимо иметь в виду, что объект как интегральное понятие включает эпидемиологическую и санитарно-гигиеническую составляющие.

С учетом этого разработан алгоритм верификации ЧС санитарно-эпидемиологического характера, а на этапе дифференцирования инфекционных болезней – алгоритм эпидемиологической диагностики, включающей клинический, эпидемиологический, лабораторный (этиологический) этапы ее проведения в расчете на новые (неизвестные) инфекционные болезни.

Алгоритм включает:

– выявление и оценку ЧС санитарно-эпидемиологического характера в соответствии со схемой принятия решения для уведомления о событиях, которые могут представлять собой ЧС в соответствии с  приложением 2 ММСП (2005 г.);

– дифференцирование инфекционных болезней, поражений токсическими агентами биологического, химического и радиационного происхождения;

– определение ведущего синдрома инфекционной болезни, соответствующих ему детерминант эпидемического процесса (при зоонозах – эпизоотического) по основным категориям риска (территория риска, время риска, контингент риска и факторы риска), принадлежности болезни к одной из групп инфекционных болезней, объединенных общим синдромом [Руководство по сбору клинических образцов во время полевых расследований вспышек. WHO/CDS/CSR/EDC/2000.4];

– оценка местного или заносного характера происхождения болезни, назначение противоэпидемических мероприятий с оценкой их эффективности, которая также является диагностическим признаком;

– выделение предполагаемого этиологического агента болезни;

– целенаправленное выявление инфицированных лиц по схеме: подозрительный, вероятный и подтвержденный случай.

Схему дифференцирования инфекционных болезней, токсинных и радиационных поражений  иллюстрирует таблица 1.

Таблица 1 Схема экспертной оценки ЧС

Классификационные признаки

Инфекционные болезни

Токсинные поражения

Радиационные поражения

Характерная клиника болезни

+

+

+

Цикличность течения заболевания

+

+/-

+/-

Наличие лихорадки

+

+/-

+

Одномоментное возникновение множества больных

+/-

+

+

Наличие возбудителя*

+

+/-

-

Передача заболевания от человека к человеку

+/-

-

-

Передача заболевания медицинскому персоналу

+/-

-

-

Последовательность охвата территории

+

-

-

Наличие специфического переносчика болезни

+/-

-

-

Связь заболевания с дикими, домашними животными и грызунами

+/-

-

-

Наличие специфического иммунитета*

+

+/-

-

Влияние социальных факторов на уровень заболеваемости

+

-

-

Влияние ландшафтной характеристики территории на уровень заболеваемости

+

-

-

Влияние применения антибиотиков на клиническое течение болезни

+/-

-

-

Влияние антивирусных препаратов на клиническое течение болезни

+/-

-

-

Лабораторное или инструментальное подтверждение диагноза*

-

+

+

*Информация о данных классификационных признаках на начальном этапе анализа ЧС, как правило, отсутствует.

При тестировании зоонозов в природных, природно-антропоургических, антропоургических очагах в порядке предупреждения возникновения ЧС необходимо оценивать предпосылки (численность носителей и переносчиков), предвестники (внешние признаки эпизоотий), предшественники (эпизоотии), первые признаки ЧС (больной человек).

На рисунке 2 представлен последующий, после установления факта ЧС и определения принадлежности ее к инфекционной болезни, этап алгоритма выявления и оценки ЧС – эпидемиологическая диагностика.

Рисунок 2 Алгоритм эпидемиологической диагностики, включающей клинический, эпидемиологический и лабораторный (этиологический) анализы в отношении инфекционных болезней, ассоциируемых с ЧС.

В диссертации приведены примеры конкретизации схемы эпидемиологической диагностики применительно к чуме, холере и ТОРС.

Представленные предложения относительно совершенствования эпидемиолого-диагностических функций СПЭБ направлены на оптимизацию ее качественных параметров. Конечно, с точки зрения специалистов в области лабораторной диагностики для тестирования неизвестных (на первый взгляд) ситуаций наиболее простым решением этого вопроса является использование механизма  их выявления и оценки  с помощью арсенала диагностических средств и технологий на все известные нозологии. То есть, речь идет об опережающем запуске лабораторного «конвейера» по отношению к моменту получения результатов по всем составляющим эпидемиологической диагностики. Но тогда потребуется выезд в зону предполагаемой ЧС значительной части состава СПЭБ. Вместе с тем, как показал опыт выезда СПЭБ в составе миссии ЕвроВОЗ в Республику Таджикистан в 2008 г., такой принцип не всегда бывает оправданным.

4. Разработка современной структурно-функциональной организации СПЭБ на основе модульного принципа  укомплектования.

В данной главе диссертации на примере 3 наиболее крупных эпидемиологических ситуаций, возникших в зоне землетрясения в Армении в 1988–1989 г., во время эпидемии холеры в Дагестане в 1994 г., в период гуманитарной катастрофы в Чеченской Республике в 1994–1995 гг. раскрыт полный спектр организационно-функциональной нагрузки на СПЭБ, выделены ее основные структурно-функциональные компоненты – модули и элементы в виде эпидемиолого-диагностических групп (отдельных специалистов).

Землетрясение в Армении в 19881989 гг.

Кризисная ситуация в области общественного здравоохранения в Республике Армения характеризовалась тем, что в зоне землетрясения погибло 25 тыс. человек, из-под завалов извлечено около 40 тыс. Ранено 32,5 тыс. человек, из них госпитализировано 12,5 тыс., в том числе 25% детей. Свыше 530 тыс. человек лишились жилья. Спитак и Спитакский район, обслуживаемые СПЭБ Всесоюзного НИПЧИ «Микроб», оказались в эпицентре землетрясения.

Данное стихийное бедствие сопровождалось резким ухудшением эпидемиологической обстановки, обусловленным разрушением инфраструктуры здравоохранения, активностью природных очагов чумы, туляремии, разрушением систем жизнеобеспечения населения (водопровод, канализация и очистные сооружения), нарушением работы предприятий пищевой промышленности и торговли, «коллапсом» в работе лечебных и санитарно-эпидемиологических учреждений из-за разрушенной инфраструктуры и физической убыли кадрового потенциала территориально закрепленных органов и учреждений здравоохранения, возникновением психоэмоциональных расстройств у оставшихся в живых людей, миграцией населения из пораженных районов.

Приведенные обстоятельства потребовали от СПЭБ Всесоюзного НИПЧИ «Микроб» решения таких задач, как:

– эпидемиологическая разведка, эпидемиологический анализ, разработка и практическое выполнение профилактических мероприятий против ОКИ и ОРВИ;

– лабораторный контроль заболеваемости ОКИ;

– лабораторный (химический и бактериологический) контроль водоисточников;

– контроль за выполнением санитарных требований на пищевых и коммунальных объектах;

– контроль за ветеринарной службой и местами захоронения скота;

– проведение эпизоотологического обследования на чуму и туляремию;

– разработка, проведение и контроль за мероприятиями, обеспечивающими эпидемиологическое благополучие по чуме, туляремии и другими опасными зоонозными инфекционными болезнями.

Для выполнения указанных задач из состава СПЭБ организованы:

– группа анализа эпидемиологической обстановки (3 чел.);

– подвижные эпидемиологические группы (врач и средний медработник) – 8;

– группы коммунальной и пищевой санитарии (в каждой – 1 врач и 1 средний медработник);

– зоолого-паразитологическая бригада (2 зоолога);

– лаборатория кишечных инфекций (4 врача, 4 лаборанта, 1 лабораторный служитель);

– лаборатория зоонозных инфекций (2 врача, 3 лаборанта, 2 дезинфектора);

– группа обеспечения из среднего, младшего медицинского персонала и техников (21 чел.).

Пять из восьми подвижных эпидемиологических групп обследовали закрепленные за ними комендантские участки Спитака ежедневно, а три –20 населенных пунктов Спитакского района, через день. Группы активно выявляли инфекционных больных, случаи педикулеза, производили отбор проб питьевой воды, учет временного и постоянного населения, пунктов общественного питания, а также мест скопления одичавших собак и захоронения трупов животных. В задачи групп входила также раздача населению профилактических и лечебных препаратов, в ряде случаев – оказание медицинской помощи и доставка продовольствия.

Ежемесячно в лабораториях силами специалистов Всесоюзного НИПЧИ «Микроб» в среднем проводилось 8000 бактериологических, химических, серологических и иммунодиагностических анализов.

Итоговые сведения о номенклатуре и объеме работ, выполненных СПЭБ в Спитакском районе Республики Армения, приведены в таблице 2.

Проведенная работа позволила своевременно выявить эпидемиологические риски, провести необходимый комплекс санитарно-профилактических (противоэпидемических) мероприятий и обеспечить эпидемиологическое благополучие по чуме, туляремии и другим опасным инфекционным болезням, в том числе кишечной группы. В аспекте структурно-функциональной организации целостной СПЭБ обозначилась необходимость включения зоонозного (особо опасные инфекции), бактериологического (кишечные инфекции, включая холеру), санитарно-гигиенического комплексов.

Наряду со СПЭБ Всесоюзного НИПЧИ «Микроб», в зоне землетрясения в Армении работали в полном составе СПЭБ Ростовского, Ставропольского и Волгоградского противочумных институтов, выполняя те же самые задачи с той же высокой результативностью, эффективностью, динамичностью, адаптированностью своей структурно-функциональной организации к новым условиям и испытаниям.

Таблица 2 Итоговые сведения о номенклатуре и объеме работ, выполненных СПЭБ в Спитакском районе Республики Армения (14.12.88-30.09.89)

Характеристика работы сменных составов бригад

Состав бригад

1

2

3

4

1

2

3

Продолжительность работы сменных составов (дни)

25

23

24

32

33

33

33

Численность сменных составов (чел.)

62

47

52

45

24

11

11

Численность населения Спитакского района (тыс. чел.)

14

16

16

21

23

Охвачено подворными обходами (тыс. чел.)

11

26

18

13

Выявлено ОРВИ (тыс. чел.)

0,3

3,2

2,3

0,7

Розданы интерферон, ремантадин (тыс. доз)

-

11

5

1,1

Выявлено ОКИ (чел.)

8

5

24

7

Фагировано кишечными фагами (тыс.  чел.)

16

11

10

Эпизоотологически обследовано (тыс. га)

16

30

40

40

Проведена дератизация (четырехкратно)

Полевая – 245 га, поселковая – 1170 тыс. м2

Исследовано проб питьевой воды (тыс.)

1,3

1,4

1,0

1,6

2,3

1,0

1,1

Исследовано проб пищевых продуктов и смывов (тыс.)

0.1

0,4

0,4

0,6

0,4

0,5

0,4

Исследовано проб материала от людей на ОКИ (тыс.)

0,2

0,1

0,2

0,1

0,2

0,3

0,3

Исследовано проб (грызуны, эктопаразиты) на чуму и туляремию (тыс.)

0,5

0,5

0,2

0,6

Эпидемия холеры в Дагестане в 1994 г.

Продолжительность эпидемии холеры в Дагестане исчисляется с 6 июня  по 25 декабря 1994 г. За этот период было выявлено 1119 больных и 1240 вибриононосителей. В эпидемический процесс вовлечено 8 городов (Махачкала, Каспийск, Хасавюрт, Кизляр, Избербаш, Дербент, Дагестанские Огни, Кизилюрт), 184 населенных пункта, 27 районов [Г.Г. Онищенко и соавт., 1995].

Пораженность холерой административных районов Дагестана по 3 градациям приведена на рисунке 3.

Рисунок 3 Пораженность холерой административных районов
Республики Дагестан в 1994 г.

Данные рисунка 3 иллюстрируют высокую экстенсивность (территориальный охват) проявления холеры, составившую 60% пораженных административных районов, и интенсивность эпидемического процесса – 37,5% административных районов с числом случаев холеры от 51 до 100 и выше.

Спектр и  объем работ, выполненных СПЭБ Всесоюзного НИПЧИ «Микроб» в полном составе в  Махачкале, были следующими:

– эпидемиологическое обследование всех очагов холеры в зоне деятельности СПЭБ;

– массовые обследования на холеру жителей населенных пунктов, наиболее неблагополучных по этой инфекционной болезни (102910 человек, из них 1047 с положительным результатом);

– обследование населения республики, выезжающего из эпидемических очагов холеры (45,4% всех исследований);

– исследование объектов окружающей среды (около 8000 проб, при этом выделено 24 культуры холерных вибрионов);

– определение путей передачи возбудителя холеры во время эпидемии;

– установление причин широкого распространения эпидемии.

Нагрузка на лабораторное отделение СПЭБ составляла 1000–1500 анализов в сутки. Если до прибытия СПЭБ всеми лабораториями Махачкалы было проведено 14760 исследований, то после прибытия – 30119 анализов на холеру. При этом на долю СПЭБ пришлось 13684 (45,4%) всех исследований. Силами всех СПЭБ противочумных институтов проведено более 100 тыс. исследований на холеру материала от людей и из объектов внешней среды. В периоды наиболее интенсивного роста инфицированности холерой в Дагестане (с 23.07.94 по 04.09.94 год) и достижения ее пика (первая половина августа) в республике работало 6 СПЭБ в полном составе: Ростовского НИПЧИ – 2, Ставропольского НИПЧИ – 1, Всесоюзного НИПЧИ "Микроб" – 2, Волгоградского НИПЧИ – 1.

СПЭБ, выполнившие свои задачи в крупных населенных пунктах, были рассредоточены в виде эпидемиолого-диагностических групп в 27 районах республики, где отмечалось наиболее устойчивое проявление холеры.

Опыт применения эпидемиолого-диагностических групп СПЭБ в Дагестане показал, что эпидемиологи должны владеть минимизированными схемами лабораторного анализа и эпидемиологической интерпретации получаемых результатов, достаточными для достоверной оценки эпидемиологической обстановки. В свою очередь микробиологи должны понимать суть тестируемых параметров эпидемиологической обстановки и, в связи с этим, эпидемиологическую целенаправленность проведения лабораторного (этиологического) анализа и эпидемиологическую интерпретацию получаемых результатов. Профессиональный профиль эпидемиологов и микробиологов интегрируется в понятии эпидемиологическая диагностика особо опасных инфекционных болезней.

Дислокация СПЭБ противочумных институтов в Дагестане приведена на рисунке 4.

Статистика эпидемических событий по холере в Республике Дагестан свидетельствует о неуклонном затухании эпидемии, после включения в процесс борьбы с холерой СПЭБ всех противочумных институтов и оперативных эпидемиолого-диагностических групп. Это подтверждает высокую эффективность противоэпидемических мероприятий, достигнутую с участием СПЭБ.

Таким образом, эпидемия холеры в Дагестане в 1994 г. является тестовой эпидемиологической ситуацией для оценки, определения и дифференцирования структурно-функциональной нагрузки на СПЭБ в условиях масштабных эпидемических проявлений особо опасных инфекционных болезней.

Рисунок 4 Дислокация СПЭБ и их эпидемиолого-диагностических групп
в Дагестане в 1994 г.

Кризисная ситуация в общественном здравоохранении в Чеченской Республике в 19941995 гг.

Кризисная ситуация возникла вследствие социального конфликта с гуманитарными последствиями. СПЭБ взяли на себя функции выбывших из строя Чеченского республиканского, Грозненского городского и некоторых районных органов и учреждений, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиоло­гический надзор, с последующей передачей после восстановления функций местным представителям органов исполнительной власти [Г.Г. Онищенко и соавт., 1995,1996].

Эпидемиологическая обстановка характеризовалась следующими факторами:

– разрушением санитарно-коммунальной инфраструктуры, возникновением в 1994 г. вспышки холеры (по неполным данным, более 300 инфицированных холерным вибрионом лиц – больных и вибрионосителей);

– активностью природных очагов чумы, туляремии, высокой миграционной активностью населения и повышением контактов с природными очагами;

– прекращением функционирования системы плановой вакцинопрофилактики (календаря прививок), вспышкой полиомиелита в 1995 г., охватившей 149 человек;

– наличием в республике неблагополучных по сибирской язве пунктов и высокой инфицированностью скота бруцеллезом и туберкулезом.

Особенность ситуации в Чеченской Республике в 1994–1995 гг., в которой действовали СПЭБ в полном составе, состояла в необходимости восстановления функции органов, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор. Таким образом, СПЭБ как структура здравоохранения санитарно-эпидемиологического профиля, функционирующая по экстратерриториальному принципу, взяла на себя все функции структуры здравоохранения санитарно-эпидемиологического профиля, действовавшей по территориальному принципу, и, таким образом, обеспечила санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.

Исходя из указанных 3 крупномасштабных ситуаций экспертным путем можно определить следующие оптимальные объемы исследований, проводимых СПЭБ в полном составе. Эти данные приведены в таблице 3.

Таблица 3 Количественные показатели работы СПЭБ в полном составе

Количественные
показатели

Вид деятельности/исследования

До 100–120 проб

Пищевых продуктов и смывов с различных объектов

До 100 анализов

Материала от людей на острые кишечные инфекции

До 250–300 проб

Грызуны, эктопаразиты (на чуму и туляремию)

До 500–700 проб

Питьевая вода

600–1000 человек

Эпидемиологическое наблюдение за населением

400–600 человек

Снабжение антибактериальными и противовирусными препаратами

В качестве примеров целенаправленного использования эпидемиолого-диагностических групп из состава СПЭБ можно привести участие специалистов РосНИПЧИ «Микроб» в эпидемиологическом расследовании вспышки сибирской язвы  среди людей и сельскохозяйственных животных в Республике Мордовия в 1999 г. [В.В. Кутырев и соавт., 2000] и вспышки холеры в Республике Татарстан в 2001 г. [Г.Г. Онищенко и соавт., 2002].

Оперативной группе СПЭБ РосНИПЧИ «Микроб», выехавшей в Республику Мордовия по заданию Минздрава России в составе 1 эпидемиолога и 2 микробиологов, с комплектом мобильной ПЦР-диагностической лаборатории потребовалось всего 2 дня, чтобы лабораторно подтвердить клинический диагноз сибирской язвы у 6 человек, установить наличие контаминирования возбудителем сибирской язвы поля и скошенной с него травы вблизи скотомогильника, обусловивших эпизоотию (55 голов сельскохозяйственных животных) и эпидемическую вспышку этой болезни.

Аналогичная специализированная помощь была оказана оперативной группой СПЭБ РосНИПЧИ «Микроб» в составе 2 эпидемиологов и 2 микробиологов во время вспышки холеры в Республике Татарстан. В обоих случаях специализированная помощь территориально закрепленным структурам здравоохранения состояла в выяснении генеза вспышек и целенаправленном проведении противоэпидемических мероприятий.

В номенклатуре ЧС, в локализации и ликвидации которых принимали участие СПЭБ РосНИПЧИ «Микроб» в полном составе, доминирующее положение занимала холера (77,7% случаев). Эти данные приведены в таблице 4

Таблица 4 Работа СПЭБ РосНИПЧИ «Микроб» в различных ситуациях санитарно-эпидемиологического характера

Ситуации

Число выездов специалистов СПЭБ

Всего

в полном составе

в виде эпидемиолого-диагностических групп

абс. число

%

Холера

22

27

49

77,7

Брюшной тиф

0

3

3

4.7

Вирусный гепатит А

0

1

1

1,6

Чума

0

6

6

9,6

Сибирская язва

0

1

1

1,6

Туляремия

0

1

1

1,6

Приведенные данные (рисунки 5, 6, 7) позволяют определить 3 типа эпидемиологических ситуаций, показательных для деятельности СПЭБ, и 3 типа функциональной нагрузки на СПЭБ.

Основным признаком первого типа ситуации, приоритетной для деятельности СПЭБ, являются масштабные эпидемические проявления особо опасных инфекционных болезней (например, эпидемия холеры в Дагестане в 1994 г.), значительно превосходящие возможности структур здравоохранения санитарно-эпидемиологического и лечебно-профилактического профиля, действующих по территориальному принципу. В этой ситуации СПЭБ (несколько СПЭБ) реализует весь свой структурно-функциональный потенциал, направленный на локализацию и ликвидацию данной ЧС в порядке усиления территориально закрепленных структур здравоохранения. На территории субъекта Российской Федерации общим ходом проведения противоэпидемических мероприятий на межведомственном уровне руководит санитарно-противоэпидемическая комиссия (СПК).

Рисунок 5 Схема оказания помощи СПЭБ территориально закрепленным структурам здравоохранения при крупномасштабных эпидемических проявлениях особо опасных инфекционных болезней (1-й тип структурно-функциональной нагрузки на СПЭБ)

Основным признаком второй типовой ситуации является кризисная ситуация в общественном здравоохранении, обусловленная стихийным бедствием (например, землетрясение в Армении), повлекшим за собой резкое ухудшение прежде всего санитарно-гигиенической обстановки, возрастание рисков возникновения опасных инфекционных болезней, «коллапсом» территориально закрепленных структур здравоохранения санитарно-эпидемиологического и лечебно-профилактического профиля.

Рисунок 6 Схема оказания помощи СПЭБ территориально закрепленным структурам здравоохранения при крупномасштабных инфраструктурных разрушениях в зонах стихийных бедствий и гуманитарных катастроф
(2-й тип структурно-функциональной  нагрузки на СПЭБ).

Рисунок  7   Схема оказания помощи СПЭБ территориально закрепленным структурам здравоохранения при локальных эпидемических вспышках
опасных инфекционных болезней

Основным отличительным признаком третьей типовой ситуации, а, следовательно, третьего типа функциональной нагрузки на СПЭБ  является  локальный характер вспышки особо опасной инфекционной болезни  с неясными причинно-следственными связями. Особую важность приобретает высокий профессионализм специалистов СПЭБ в области эпидемиологической диагностики.

Тактика применения СПЭБ заключается в варьировании элементами структурно-функциональной организации этого формирования в зависимости от характера эпидемиологической ситуации и требуемого объема помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения.

В соответствии с тремя типами эпидемиологических ситуаций, показательных для деятельности СПЭБ, разработаны сценарии и  ситуационные задачи, решение которых впервые было проведено на совместном с ВОЗ семинаре, состоявшемся в Кисловодске в 2009 г. (19–20 марта) и посвященном вопросам применения СПЭБ за рубежом. В свою очередь, специалистами ВОЗ также были разработаны сценарий, ситуационная задача и проведено ее решение по применению эпидемиолого-диагностических групп СПЭБ при тестировании ЧС, вызываемых новыми (неизвестными) инфекционными болезнями.

Нормативно-методическое обеспечение функционирования СПЭБ

Современная структурно-функциональная организация СПЭБ закреплена в нормативно-методических документах.

Принципиально важным является Приказ Роспотребнадзора от 20.07.2007 г. № 225, которым нормированы: Положение о СПЭБ, Базовый табель оснащения имуществом СПЭБ, Штатно-организационная структура СПЭБ. Утвержден перечень учреждений Роспотребнадзора – «Центр гигиены и эпидемиологии в субъекте Российской Федерации» в 17 субъектах Российской Федерации, в обязанности которых вменяется укомплектование СПЭБ специалистами санитарно-гигиенического профиля.

Функции, профессиональный состав, табель оснащения СПЭБ рассчитаны на инфекционные болезни и массовые неинфекционные заболевания (токсинные поражения), ассоциируемые с ЧС. Штатные специальности (эпидемиолог, бактериолог, вирусолог, паразитолог, инфекционист, санитарный врач по общей гигиене, инженер) обеспечивают функционирование индикационного, эпидемиологического, бактериологического, инженерно-хозяйственного отделений. Численный состав СПЭБ насчитывает 38 человек. Другим приказом Роспотребнадзора от 22.11.2007  № 330 утвержден «Регламент (стандарт) функционирования специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) при ликвидации медико-санитарных последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». В Регламенте предусмотрены варианты гибкого маневрирования силами и средствами СПЭБ с учетом эпидемиологической конъюнктуры, условий передислокации, развертывания и функционирования на территории Российской Федерации.

Перечисленные документы, а также нормы в отношении аттестации СПЭБ и подготовки личного состава опубликованы отдельной книгой «Сборник нормативно-методических документов по организации работы специализированных противоэпидемических бригад Роспотребнадзора» (2008).

Совершенствование подготовки специалистов СПЭБ

Подготовка осуществляется по «Программе подготовки личного состава специализированных противоэпидемических бригад для работы в чрезвычайных ситуациях» (утверждена Руководителем Роспотребнадзора  25.06.2007 г.). При этом учтены требования и положения унифицированных программ последипломного обучения по бактериологии и эпидемиологии инфекционных болезней. Весь цикл подготовки рассчитан на 210 учебных часов и включает 136 теоретических и 74 практических часа.

Содержательная часть обучения специалистов СПЭБ учитывает то, что основным инструментальным набором предупреждения и противодействия ЧС санитарно-эпидемиологического характера являются санитарная охрана территории, эпидемиологический надзор, обеспечение биологической безопасности при работе с патогенными биологическими агентами, комплекс санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий по локализации и ликвидации эпидемических очагов, в том числе возникающих вследствие преднамеренного применения патогенных биологических агентов.

Принципиально важной является подготовка специалистов СПЭБ по вопросам выявления и оценки ЧС, эпидемиологической диагностики, включающей клинический, эпидемиологический и лабораторный (этиологический) анализы.

Подготовка специалистов СПЭБ служит одним из этапов при проведении аттестации специалистов СПЭБ на звание «спасатель», а самих бригад – в статусе аварийно-спасательных формирований. Аттестация проводится территориальной комиссией по аттестации аварийно-спасательных формирований и спасателей при органе (правительстве) исполнительной власти субъекта Российской Федерации и предусматривает дополнительную подготовку специалистов СПЭБ по программе первичной подготовки спасателей.

5. Научные основы укрепления материально-технической базы СПЭБ

Укреплению материально-технической базы и проведению модернизации СПЭБ предшествовали анализ номенклатуры и оснащения мобильных формирований за рубежом. В диссертации приводятся данные о системе оперативного реагирования в США, включающей мобильные комплексы, созданной в ответ на биотеррористическую атаку, связанную с применением спор сибирской язвы в 2001 г. Полученные данные учтены при проведении модернизации СПЭБ, которая была осуществлена в соответствии с решениями саммита «Группы восьми» (Россия, 2006 г.) и распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2007 г. № 642-р.

При создании мобильных лабораторных модулей СПЭБ на базе автошасси был учтен опыт применения автолаборатории индикации и эпидразведки (создана в 2006 г. в РосНИПЧИ «Микроб», защищена патентом Российской Федерации № 61209 «Мобильная лаборатория эпидразведки и индикации») при мониторировании предшественников ЧС в природных очагах особо опасных инфекционных болезней.

Модернизация СПЭБ была проведена в 2 этапа: в 2007 г. – на базе пневмокаркасных модулей (5 СПЭБ) и в 2008–2009 годах – на базе автошасси  (5 СПЭБ). В 2010 г. модернизация была завершена.

Комплексы на базе автошасси включают следующие модули: штабной, лаборатории индикации, особо опасных инфекций, бактериологическую, санитарно-гигиеническую лаборатории, блок поддержки бактериологических исследований. Демонстрация автолабораторий, систем обеспечения автономного функционирования, современных моделей высокотехнологичного лабораторного и информационно-коммуникационного оборудования представлены на 16 фрагментах рисунка 8.

Рисунок 8 Автолаборатории, системы обеспечения автономного функционирования, современные модели высокотехнологичного лабораторного
и информационно-коммуникационного оборудования.

При работе в автономном режиме мобильный комплекс СПЭБ ежесуточно способен обеспечить в течение двух недель:

– индикацию и идентификацию возбудителей особо опасных инфекционных болезней бактериальной и вирусной этиологии (в зависимости от вида материала, вида возбудителя и методов исследования до 500 проб и 3000 анализов в сутки);

– санитарно-микробиологические исследования объектов внешней среды, пищевых продуктов  (до 100 проб и 500 анализов в сутки).

Доступ в сеть интернет на месте развертывания лагеря СПЭБ осуществляется с помощью наземной станции спутниковой связи, организация локальной беспроводной компьютерной сети для всех модулей СПЭБ – при помощи интернет-центра внутри штабного модуля.

Штатная структура СПЭБ на базе автошасси, так же, как и на базе пневмокаркасов, включает 38 человек: из них 27 человек – это специалисты лабораторных модулей и штабного модуля, 7 человек – специалисты инженерно-хозяйственного отделения (водители и инженер) и 4 человека – специалисты эпидемиологического отделения (эпидемиологи, паразитолог, врач-инфекционист).

В диссертации приводится характеристика лабораторного оборудования для постановки ПЦР в классическом варианте (амплификатор,  оборудование для электрофореза и система учета результатов); ПЦР в режиме реального времени (RT-ПЦР); ИФА (термошейкеры, промыватели планшетов, ридеры); МФА (люминисцентные микроскопы); автоматические микробиологические анализаторы для микробиологического анализа воды и пищевых продуктов, для идентификации микроорганизмов и определения чувствительности к антибактериальным препаратам; оборудование для проведения анализа атмосферного воздуха.

Система биологической безопасности включает: использование боксов биологической безопасности 3-го класса защиты (в лабораториях индикации и особо опасных инфекций); боксов биологической безопасности 2-го класса защиты в лаборатории индикации, бактериологической и санитарно-гигиенической лабораториях; шкафа с вентилируемыми  клетками для содержания лабораторных животных, оборудованными фильтрами тонкой очистки (в лаборатории особо опасных инфекций); санпропускников с душем и взаимоблокировкой дверей во всех лабораториях; систем создания пониженного давления в рабочих помещениях лабораторий индикации и особо опасных инфекций с наличием визуальной и звуковой сигнализации на случай повышения давления выше критического; фильтро-вентиляционных систем, оборудованных фильтрами тонкой очистки (HEPA – фильтрами) 14-13 классов защиты во всех лабораториях; бактерицидных облучателей рециркуляторного типа и передвижных бактерицидных облучателей открытого типа во всех лабораториях и другое оборудование. В соответствии с критериями ВОЗ в лабораториях индикации и особо опасных инфекций  уровень биологической безопасности – BSL-3, в бактериологической и санитарно-гигиенической лабораториях – BSL-2.

Дается характеристика систем автономного жизнеобеспечения: энергоснабжения, водоснабжения, вентиляции, обогрева и кондиционирования.

Время приведения СПЭБ в готовность к выдвижению в зону ЧС (в полном составе) на базе пневмокаркасов – 24 ч, на базе автошасси – 15 ч; время развертывания СПЭБ на месте дислокации (в полном составе) – на базе пневмокаркасов – 24 ч, на базе автошасси – 12 ч.

В порядке реализации Распоряжения Правительства Российской Федерации от 21.05.2007 г. № 642-р осуществлена модернизация  10 СПЭБ пяти противочумных институтов Роспотребнадзора (Саратов, Ставрополь, Волгоград, Иркутск, Ростов-на-Дону). Каждый из них имеет 2 бригады: одну – модернизированную на базе автошасси, вторую – на базе пневмокаркасных модулей.

Достигнутая на основе модернизации СПЭБ гармонизация в усовершенствовании методологической, технологической, организационной, кадровой, материально-технической составляющих повышает качественные параметры их функционирования при реализации таких принципов, как государственная значимость, экстратерриториальность, постоянная готовность, приоритетная значимость, биологическая безопасность, мобильность, модульность, автономность, многопрофильность, технологичность, универсальность подготовки кадров, специализированная структурно-функциональная совместимость с территориально закрепленными структурами здравоохранения санитарно-эпидемиологического профиля.

Привнесение инновационных аспектов в систему оперативного реагирования на ЧС санитарно-эпидемиологического характера с участием СПЭБ, наряду с их модернизацией, связано с разработкой своеобразной системы эпидконтроля. Это система интегрального манипулирования следующими составляющими:

шкалой предпосылок, предвестников, предшественников и первых признаков ЧС;

шкалой ЧС – единичный случай, вспышка, эпидемия, пандемия;

шкалой условий возникновения ЧС (стихийные бедствия, антропогенные катастрофы) – землетрясение, наводнение, засуха, гуманитарная, техногенная, биотеррористическая катастрофы территориального, регионального, национального масштаба с медико-социальными последствиями;

шкалой структурно-функциональной нагрузки на СПЭБ – несколько СПЭБ, один СПЭБ, группа модулей, один модуль, несколько эпидемиолого-диагностических групп, одна эпидемиолого-диагностическая группа, несколько специалистов эпидемиологического профиля, один эпидемиолог;

шкалой требуемой помощи структурам здравоохранения, функционирующим по территориальному принципу – расшифровка генеза ЧС, организация и проведение отдельных противоэпидемических мероприятий, всего комплекса санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий по локализации и ликвидации эпидемических очагов на территориальном, региональном и национальном уровнях.

Указанная система своеобразного эпидконтроля придает инновационные качества стратегии применения СПЭБ (при предупреждении и ликвидации ЧС) и тактике применения СПЭБ (манипулирование кадровыми и материально-техническими ресурсами в зависимости от характера и масштаба ЧС, условий возникновении, и помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения).

Разработанные стратегия и тактика применения СПЭБ были использованы в ходе участия группы специалистов СПЭБ Ставропольского НИПЧИ в составе миссии ЕвроВОЗ в Республике Таджикистан в эпидемиологическом расследовании вспышек кишечных инфекций неустановленной этиологии (июль 2008 г.) и выезда СПЭБ Ставропольского НИПЧИ в Республику Южная Осетия для противоэпидемического обеспечения восстановительных работ после попытки военного захвата Грузией (август 2008 г.). Как в первом, так и во втором случае, СПЭБ в полном объеме решила поставленные задачи по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Планируются мероприятия по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения с участием СПЭБ в таких крупных международных мероприятиях, как саммит АТЭС-2012 г. во Владивостоке, XXVII Всемирная Универсиада – 2013 г. в Казани, зимняя Олимпиада – 2014 г. в Сочи [Г.Г. Онищенко и соавт., 2011].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Решена актуальная научная проблема в области эпидемиологии. На модели усовершенствованных СПЭБ впервые создана система мобильных структурно-функциональных комплексов санитарно-эпидемиологического профиля, адаптированная к современным угрозам и вызовам биологического характера, включая  и новые (неизвестные) инфекционные болезни. Разработаны унифицированные подходы к созданию систем мобильных противоэпидемических комплексов экстратерриториального назначения для оказания помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения.

Системы мобильных противоэпидемических комплексов предназначены для предупреждения и противодействия ЧС санитарно-эпидемиологического характера, возникающих самостоятельного и в условиях стихийных бедствий и антропогенных катастроф при осуществлении своей деятельности на территории Российской Федерации и других стран.

Созданная система современных мобильных противоэпидемических комплексов (модернизированных СПЭБ), эффективная в отношении  предупреждения, скрининга, мониторинга и противодействия  ЧС, обусловленных известными, возвращающимися и новыми (неизвестными) инфекционными болезнями, в том числе в случае применения патогенных биологических агентов в террористических целях, придает инновационные качества общей технологии оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации.

ВЫВОДЫ

1. Обосновано, что становление СПЭБ как высокоэффективных противоэпидемических формирований в составе системы противочумных учреждений России, складывалось как исторически развивающаяся функция взаимодействия мобильных формирований и территориально закрепленных структур здравоохранения в процессе борьбы с инфекционными болезнями, угрожавшими существованию государства.

2. Установлена приоритетная значимость современных СПЭБ среди других формирований санитарно-эпидемиологического профиля, взаимодействующих с территориально-закрепленными структурами здравоохранения, обусловленная практическим опытом, профессиональной специализацией, методическим нормативно закрепленным  статусом в вопросах борьбы с инфекционными болезнями, вызываемыми возбудителями I-II групп патогенности.

3. Объект деятельности СПЭБ – ЧС в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения представляет собой интегральное понятие, опирающееся на регламентированные перечни инфекционных болезней, определенные в документах Российской Федерации, ВОЗ, стран Таможенного союза, а также неинфекционные заболевания, обусловленные действием токсических факторов биологической, химической и радиационной природы.

4. Определен спектр деятельности СПЭБ, включающий номенклатуру специализированной помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения в рамках санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий при возникновении ЧС самостоятельно и в условиях стихийных бедствий (землетрясения, наводнения, засухи) и антропогенных катастроф (гуманитарных, техногенных, биотеррористических).

5. Алгоритм выявления и оценки ЧС, используемый в методическом арсенале СПЭБ, разделяет инфекционные и неинфекционные болезни, а также обеспечивает дифференцированный подход при проведении эпидемиологической диагностики в отношении инфекционных болезней (на модели чумы, холеры, ТОРС), включающей клинический, эпидемиологический и лабораторный (этиологический) анализы,  позволяет выявить неизвестную болезнь.

6. При дифференцировании эпидемиологических ситуаций, показательных для применения СПЭБ, определены три тестовые ситуации и соответствующие им адекватные схемы функциональной нагрузки на СПЭБ при оказании помощи территориально закрепленным структурам здравоохранения, созданы учебные сценарии  и ситуационные задачи.

7. Разработанные научные подходы, использованные при осуществлении модернизации СПЭБ, позволили технологически сформировать единый структурно-функциональный мобильный комплекс СПЭБ (МК СПЭБ), включающий 6 модулей: штабной и 5 лабораторных (лаборатория индикации, лаборатория особо опасных инфекций, блок поддержки бактериологических исследований, бактериологическая лаборатория и санитарно-гигиеническая лаборатория). Указанные мобильные комплексы СПЭБ тиражированы для пяти противочумных институтов Роспотребнадзора и обеспечивают на высоком уровне готовность к предупреждению и противодействию ЧС санитарно-эпидемиологического характера. 

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Кутырев В.В., Топорков А.В., Карнаухов И.Г., Топорков В.П. Совершенствование организации и функционирования специализированных противоэпидемических бригад противочумных учреждений Роспотребнадзора // Медицина катастроф. 2006. N 4 (56). С. 4853.
  2. Кутырев В.В., Федоров Ю.М., Топорков А.В., Топорков В.П., Карнаухов И.Г. Модернизация специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) противочумных учреждений на современном этапе. // Чрезвычайные ситуации междунар. значения в обществ. здравоохранении и сан. охрана территорий государств-участников СНГ. Матер. VII Межгос. науч.-практ. конф. государств-участников СНГ (3–5 окт. 2006., Оболенск, Московская обл.) / Под ред. акад. РАМН Г.Г.Онищенко, чл.-корр. РАМН В.В.Кутырева, докт. мед.наук, проф. И.А.Дятлова. – Протвино: А-ПРИНТ ЗАО, 2006. – С. 41–42.
  3. Кутырев В.В., Федоров Ю.М., Топорков А.В., Топорков В.П., Карнаухов И.Г., Старшинов В.А. Укрепление глобальной сети по предупреждению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций: модернизация специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) противочумных учреждений // Пробл. особо опасных инф. 2006. Вып. 2(92). С. 1014.
  4. Красовская Т.Ю., Шарова И.Н., Чекашов В.Н., Кутырев И.В. Шилов М.М., Матросов А.Н., Яковлев С.А., Щербакова С.А., Куличенко А.Н., Топорков А.В., Кутырев В.В. Алгоритм комплексного исследования полевого материала на наличие возбудителей природно-очаговых бактериальных и вирусных инфекций в условиях мобильной лаборатории индикации и эпидразведки // Международные медико-санитарные правила и реализация глобальной стратегии борьбы с инфекционными. болезнями в государствах-участниках СНГ: Матер. VIII Межгос. науч.-практ. конфр. государств-участников СНГ / Под ред. чл.-корр. РАМН, док. мед. наук проф. В.В. Кутырева. – Саратов: ООО «Приволжское изд-во», 2007. – С. 234–235.
  5. Кутырев В.В., Топорков А.В., Карнаухов И.Г. Применение мобильных лабораторий для противоэпидемического обеспечения населения в условиях чрезвычайных ситуаций // Пробл. особо опасных инф. 2007.   Вып. 1(93). С. 2729.
  6. Ляпин М.Н., Ежов И.Н., Топорков А.В. Принципы обеспечения биобезопасности в мобильных микробиологических лабораториях. // Матер. IX съезда Всерос. научно-практ. об-ва эпидемиологов, микробиологов и паразитологов / Под ред. А.Л.Гинцбурга. – М.: Санэпидмедиа, 2007. – Т. 3. – С. 123–124.
  7. Ляпин М.Н., Ежов И.Н. Топорков А.В. Требования к обеспечению биобезопасности в мобильных микробиологических лабораториях // Матер. IX съезда Всерос. науч.-практ. об-ва эпидемиологов, микробиологов и паразитологов / Под ред. А.Л.Гинцбурга. – М.: Санэпидмедиа, 2007. – Т. 3. – С. 124–125.
  8. Топорков А.В., Кутырев В.В., Кривуля С.Д., Федоров Ю.М., Топорков В.П., Карнаухов И.Г. О совершенствовании системы оперативного реагирования при предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных эпидемических ситуаций. // Матер. IX съезда Всерос. науч.-практ. об-ва эпидемиологов, микробиологов и паразитологов / Под ред. А.Л.Гинцбурга. – М.: Санэпидмедиа, 2007. – Т. 3. – С. 138–139.
  9. Шарова И.Н., Красовская Т.Ю., Кутырев И.В., Чекашов В.Н., Шилов М.М., Матросов А.Н., Яковлев С.А., Щербакова С.А., Куличенко А.Н., Топорков А.В., Кутырев В.В. Опыт использования мобильной лаборатории при проведении эпизоотологического обследования территории Саратовской области // Международные медико-санитарные правила и реализация глобальной стратегии борьбы с инфекц. болезнями в государствах-участниках СНГ: Матер. VIII Межгос. науч.-практ. конф. государств-участников СНГ / Под ред. чл.-корр. РАМН, док. мед. наук, проф. В.В.Кутырева. – Саратов: ООО «Приволжское изд-во», 2007. – С.141–143.
  10. Онищенко Г.Г., Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Топорков В.П. Специализированные противоэпидемические бригады  (СПЭБ): опыт работы и тактика применения в современных условиях // Пробл. особо опасных инф. 2008. Вып. 4 (98). С. 514.
  11. СПЭБ. Сборник научно-методических документов по организации работы специализированных противоэпидемических бригад Роспотребнадзора /Под ред. Г.Г.Онищенко и В.В. Кутырева. – Саратов: Приволжское изд-во, 2008. – 213 с./ Составители от РосНИПЧИ «Микроб» В.В.Кутырев, А.В. Топорков и др.
  12. Топорков А.В., Кутырев В.В., Топорков В.П., Старшинов В.А. Тактика применения модернизированных специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) в современных условиях // Совр. технологии в реализации глобальной стратегии борьбы с инф. бол. на территории государств-участников содружества независимых государств: Матер. IX Межгос. науч.-практ. конф. государств-участников СНГ (30 сент.–2 окт. 2008 г., Волгоград). – Волгоград, 2008. – С. 283–286.
  13. Казакова Е.С., Касьян И.А., Шарова И.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Топорков А.В., Кутырев В.В. Перспективы оптимизации лабораторной диагностики возбудителей I–IV групп патогенности в лабораториях специализированных противоэпидемических формирований. // Инфекционные болезни: Матер. I Ежегодного Всероссийского Конгресса по инфекционным болезням (Москва, 30 марта–1 апреля 2009 г.). – 2009. – Т.7, приложение 1. – С. 83.
  14. Кутырев В.В., Топорков А.В. Опыт подготовки и работы мобильных формирований противочумных институтов России и перспективы его использования в противоэпидемической защите населения государств-членов ШОС. // Перспективы сотрудничества государств-членов ШОС в противодействии угрозе инфекционных болезней: Международная научно-практическая конференция (14–15 мая 2009 г., Новосибирск, Россия). – Новосибирск: Изд-во «ЦЭРИС», 2009. – С. 26–29.
  15. Онищенко Г.Г., Кузькин Б.П., Кутырев В.В., Щербакова С.А., Пакскина Н.Д., Топорков А.В. Актуальные направления совершенствования лабораторной диагностики особо опасных инфекционных болезней // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 1 (99). С. 510.
  16. Онищенко Г.Г., Кутырев В.В., Топорков А.В., Карнаухов И.Г., Щербаков Д.А., Казакова Е.С., Щербакова С.А. Обеспечение модернизации специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) на современном этапе // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 3 (101). С. 1018.
  17. Топорков А.В., Топорков В.П., Шиянова А.Е., Кутырев В.В. Чрезвычайная ситуация в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения как унифицированный объект надзора и оперативного реагирования в рамках современной стратегии борьбы с инфекционными болезнями // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 2 (100). С. 510.
  18. Шарова И.Н., Карнаухов И.Г., Казакова Е.С., Щербаков Д.А., Пчелинцева М.В., Чекашов В.Н., Поршаков А.М., Глазков А.Н., Щербакова С.А., Топорков А.В., Кутырев В.В. Разработка мобильной лаборатории индикации для осуществления эпизоотологического мониторинга природно-очаговых и других опасных инфекционных болезней // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 4 (102). С. 4548.
  19. Шарова И.Н., Кутырев И.В., Красовская Т.Ю., Чекашов В.Н., Матросов А.Н., Шилов М.М., Удовиков А.И., Дмитриенко В.В., Жуковская А.П., Бачаев Б.М., Тюнникова В.Д., Санджиев В.Б-Х., Кулик А.А., Гайворонский И.Н., Подсвиров А.В., Журавлев В.И., Богданова Т.А., Лещук В.А., Кабин В.В., Топорков А.В., Щербакова С.А., Кутырев В.В. Полевые испытания мобильной лаборатории эпидразведки и индикации. Сообщение 2. Полевые испытания мобильной лаборатории эпидразведки и индикации на территории Астраханской и Саратовской областей, Республики Калмыкия // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 3 (101). С. 3438.
  20. Шарова И.Н., Кутырев И.В., Куклев В.Е., Красовская Т.Ю., Чекашов В.Н., Матросов А.Н., Шилов М.М., Яковлев С.А., Куличенко А.Н., Ефременко В.И., Тихенко Н.И., Жданова Е.В., Цыганкова Е.А., Жарникова И.В., Бабий А.М., Сурхаев Б.Д., Бредгауер Л.А., Горелкина Л.С., Коржов П.Н., Казаков А.М., Беппаев Ю.А., Шинкарева В.Н., Пшихачев Н.Х., Карнаухов И.Г., Топорков А.В., Щербакова С.А., Кутырев В.В. Полевые испытания мобильной лаборатории эпидразведки и индикации. Сообщение 1. Полевые испытания мобильной лаборатории эпидразведки и индикации на территории Саратовской области, Ставропольского края и Кабардино-Балкарской Республики // Пробл. особо опасных инф. 2009. Вып. 2 (100). С. 3037.
  21. Казакова Е. С., Казакова Е.С., Карнаухов И.Г., Шарова И.Н., Касьян И.А., Осина Н.А., Портенко С.А., Ивашенцева Л.Н., Каплун Г.А., Куклев Е.В., Красовская Т.Ю., Щербакова С.А., Топорков А.В., Кутырев В.В. Организация лабораторного мобильного комплекса специализированной противоэпидемической бригады противочумного института // ЖМЭИ. 2010. № 2. С. 2427.
  22. Малюкова Т.А., Тихомирова Л.А., Бойко А.В., Топорков А.В. Методологические основы оценки  надежности профессиональной деятельности персонала, работающего с микроорганизмами I-II групп патогенности // Пробл. особо опасных инф. 2010. Вып. 1(103). С. 3743.
  23. Онищенко Г.Г., Пакскина Н.Д., Топорков А.В., Кутырев В.В., Куличенко А.Н., Топорков В.П. Методологические основы реализации ММСП (2005 г.) при предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций санитарно-эпидемиологического характера в государствах-участниках СНГ // Матер. X Межгос. науч.-практ. конф. государств-участников СНГ «Актуальные пробл. предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиол. благополучия населения государств-участников СНГ» (5–6 октября, Ставрополь, 2010 г.). – С. 9–11.
  24. Онищенко Г.Г., Пакскина Н.Д., Топорков В.П., Топорков А.В., Шиянова А.Е., Кутырев В.В. Научно-методические и нормативные аспекты реализации Международных медико-санитарных правил (2005 г.) на территории Российской Федерации // Пробл. особо опасных инф. 2010. Вып. 3 (105). С. 512.
  25. Топорков А.В., Куклев Е.В., Щербакова С.А., Осина Н.А., Топорков В.П. Типовой алгоритм действий в условиях чрезвычайных ситуаций, вызванных возбудителями неизвестных инфекционных болезней // ЖМЭИ. 2010. № 5. С. 2024.)
  26. Топорков В.П., Сафронов В.А., Топорков А.В., Кутырев В.В. Перспективы совершенствования структурно-функциональной организации мониторинга и контроля внешних и внутренних угроз биологической безопасности в государствах-участниках СНГ // Матер. X Межгос. науч.-практ. конф. государств-участников СНГ «Актуальные пробл. предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиол. благополучия населения государств-участников СНГ» (5–6 октября, Ставрополь, 2010 г.). – С. 120–121.
  27. Биологическая безопасность. Термины и определения / Под ред. Г.Г. Онищенко и В.В. Кутырева. – М.: «Медицина», 2011. – 151 с. / Составители от РосНИПЧИ «Микроб» В.В. Кутырев, М.Н. Ляпин, А.В. Топорков и др.
  28. Бойко А.В., Малюкова Т.А., Тихомирова Л.А., Юсупова З.С., Ляпин М.Н., Топорков А.В. Оценка профессиональной подготовленности персонала, допускаемого к работе с патогенными биологическими агентами  I-II групп // Пробл. особо опасных инф. 2011. Вып. 2(108). С. 1215.)
  29. Пчелинцева М.В., Ляпин М.Н., Ежов И.Н., Топорков А.В. Использование методологии оценки риска для обоснования комплекса мер по обеспечению биобезопасного функционирования мобильных лабораторий специализированных противоэпидемических бригад // Пробл. особо опасных инф. 2011. Вып. 2(108). С. 2226)
  30. Топорков А.В, Кологоров А.И., Топорков В.П., Щербакова С.А., Карнаухов И.Г., Казакова Е.С., Шарова И.Н., Осина Н.А., Кутырев В.В. Принципы стандартизации эпидемиологической и лабораторной диагностики особо опасных, новых и возвращающихся инфекционных болезней // Пробл. особо опасных инф. 2011. Вып. 1 (107). С. 6265.
  31. Топорков А.В., Кутырев В.В. Опыт работы и возможности специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ) Роспотребнадзора в ликвидации чрезвычайных ситуаций санитарно-эпидемиологического характера // Вопросы реагирования на чрезвычайные ситуации санитарно-эпидемиологического характера: Матер Круглого стола санитарно-эпидемиологических служб Российской Федерации и Республики Казахстан, проводимого в рамках VIII Форума межрегионального сотрудничества Российской Федерации и Республики Казахстан с участием глав государств (14 сентября 2011 г., Астрахань). – Саратов: ООО «Приволжское издательство», 2011. – С.116–120.

Патенты

  1. Пат. 66723 Российская Федерация. МПК B60P3/14, B60P 3/34. Мобильный противоэпидемический комплекс / Кутырев В.В., Топорков А.В., Топорков В.П., Карнаухов И.Г. – №2006144950/11; заявл. 18.12.06; опубл. 27.09.2007 // Бюл – 2007.– №27.
  2. Пат. 65833 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Блок поддержки бактериологических исследований // Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Казакова Е.С., Шарова И.Н., Щербаков Д.А. – №2007112134/22; заявл. 02.04.07; опубл. 27.08.2007 // Бюл. – 2007. – №24.
  3. Пат. 65434 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Лаборатория санитарно-гигиенических исследований / Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Казакова Е.С., Осина Н.А., Щербаков Д.А. – №2007112132/22; заявл. 02.04.07; опубл. 10.08.2007 // Бюл. – 2007. – №22.
  4. Пат. 65435 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Бактериологическая лаборатория / Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Казакова Е.С., Шарова И.Н., Щербаков Д.А. – №2007112133/22; заявл. 02.04.07; опубл. 10.08.2007 // Бюл. – 2007. – №22.
  5. Пат. 65436 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Лаборатория индикации / Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Шарова И.Н., Осина Н.А., Щербаков Д.А., Уткин Д.В. – №2007112135/22; заявл. 02.04.07; опубл. 10.08.2007 // Бюл. – 2007. – №22.
  6. Пат. 65437 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Лаборатория особо опасных инфекций / Кутырев В.В., Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Казакова Е.С., Шарова И.Н., Осина Н.А., Щербаков Д.А., Ляпин М.Н. – №2007112131/22; заявл. 02.04.07; опубл. 10.08.2007 // Бюл. – 2007. – №22.
  7. Пат. 61209 Российская Федерация. МПК B60P3/00. Мобильная лаборатория эпидразведки и индикации / Кутырев В.В, Топорков А.В., Куличенко А.Н., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Осина Н.А., Шарова И.Н., Шадрухин А.В., Шадрухин А.А. – №2006136542/22; заявл. 18.10.06; опубл. 27.02.2007 // Бюл. – 2007. – №6.
  8. Пат. 98369 Российская Федерация. МПК B60P3/14. Мобильная лаборатория для осуществления эпизоотологического мониторинга особо опасных и других природно-очаговых инфекций / Кутырев В.В., Топорков А.В., Карнаухов И.Г., Щербакова С.А., Щербаков Д.А., Казакова Е.С., Шарова И.Н. – №2009136933/11; заявл. 07.10.09; опубл. 20.10.2010 // Бюл. – 2010. – №29.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.