WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Диссертационный совет Д 208.072.05 при ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» направляет сведения о предстоящей защите диссертации и автореферат Зориной Вероники Николаевны

Отправитель: Ученый секретарь диссертационного совета доцент Татьяна Евгеньевна Кузнецова

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

На правах рукописи

ЗОРИНА ВЕРОНИКА НИКОЛАЕВНА

Белки семейства макроглобулинов как компонент
врожденного иммунитета и универсальные
регуляторы межклеточных взаимодействий в норме
и при патологии

14.00.36 – Аллергология и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
доктора биологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении  высшего профессионального образования «Российский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» и в Государственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Ново­кузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Научный консультант:                доктор медицинских наук, профессор

                                               Козлов Иван Генрихович

Официальные оппоненты:

                                               доктор медицинских наук, профессор

                                               Стенина Марина Александровна

                                               доктор биологических наук, профессор

                                               Арион Виталий Яковлевич

                                               доктор биологических наук, профессор

Захарова Людмила Алексеевна

Ведущая организация:  ГНЦ Институт иммунологии Федерального
медико – биологического агентства России

Защита состоится___________2009г., в_______часов на заседании
диссертационного совета Д 208.072.05. при ГОУ ВПО РГМУ Росздрава
(117997, Москва, ул. Островитянова, д.1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО РГМУ
Росздрава по адресу: 117997, Москва, ул. Островитянова, д.1

Автореферат разослан______________________ 2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к.м.н., доцент                                                                Т.Е. Кузнецова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Белки семейства макроглобулинов представляют собой группу высокомолекулярных гликопротеинов с уникальным «ловушечным» центром, позволяющим данным белкам ковалентно связывать и транспортировать практически все известные протеиназы, сохраняя при этом их литическую активность (Petersen С.М., 1993, Birkenmeier G., 2001). Однако помимо ковалентных взаимодействий, позволяющих выводить избыток протеиназ из циркуляции, макроглобулины способны образовывать и довольно прочные гидрофобные связи (Ramos A.M. et al., 2002), а также слабые хелатные и водородные с рядом других лигандов. Полиспецифичность, и способность связывать схожие лиганды посредством различных взаимодействий, позволяют макроглобулинам участвовать в самых разнообразных реакциях организма на внешние и внутренние воздействия. Так, макроглобулины играют значительную роль, как в гуморальном, так и в клеточном иммунном ответе. Они являются единственными транспортерами регуляторных цитокинов к клеткам, маркируют бактериальные патогенны, участвуют в процессинге и презентации антигенов, в передаче сигнала к клетке и в запуске каскада внутриклеточных реакций, влияют на антителогенез (Misra U.K. et al., 1999, Fujisaki S. et al., 2000, Gouin-Charnet A. et al., 2000, Birkenmeier G., 2001, Shibata M. et al., 2003, Bond J.E. et al., 2007). Кроме того, макроглобулины, в зависимости от конформационного состояния, модулируют деление и апоптоз клеток, процессы свертывания крови, ремоделирования тканей (Sanchez M.C. et al., 1998, Ikari et al., 2001, Birkedal-Hansen H. et al., 2008). В числе прочих факторов, позволяющих белкам семейства реализовывать свои регуляторные воздействия, ведущую роль играет количество и распространенность их рецепторов на клетках. Макроглобулины имеют наибольший аффинитет к основному рецептору эндоцитоза (ЛРП) и сигнальным рецепторам, присутствующим практически повсеместно (Birkenmeier G., 2001). Широкая распространенность рецепторов, равно как и клеток способных синтезировать макроглобулины, позволяет последним принимать активное участие в развитии воспалительных, аутоиммунных и онкопролиферативных заболеваний.

В настоящее время продолжаются активные исследования роли макроглобулинов в патологических процессах. Однако чем дальше продвигаются исследователи, тем больше возникает вопросов. До сих пор нет единого мнения даже в том, являются данные белки позитивными либо негативными реактантами воспаления. Неуточненными остаются механизмы взаимодействия макроглобулинов с рецепторами, мало исследованы конкурентные взаимодействия различных представителей семейства за лиганды. Не проводилось сравнительных исследований, позволяющих в сопоставимых условиях оценить роль макроглобулинов в патогенезе заболеваний принципиально различного генеза и локализации. В последнее время все чаще высказываются предположения, что различия в воздействии макроглобулинов на клетку определяются и вовсе не изменениями их общего уровня, но количеством и составом комплексов макроглобулинов с биологически активными субстанциями (Iborra A et al., 2005), а также изменениями в структуре самих макроглобулинов, как генетически детерминированными (Welinder C. et al., 2008), так и происходящими при взаимодействии с патологическими метаболитами и продуктами воспалительной реакции (Wu S.M., Pizzo S.V., 1999, Moore A.R. et al., 1999).

Таким образом, целью данной работы было изучение спектра лигандов к белкам семейства макроглобулинов, выявление особенностей взаимодействия макроглобулинов с лигандами и с основным рецептором эндоцитоза, а также изучение сывороточных уровней альфа-2-макрогло­булина (МГ), его регуляторно-транспортных, иммунных комплексов, и концентраций ассоциированного с беременностью альфа-2-гликопротеи­на (АБГ-резервного макроглобулина крови) в сравнении с изменениями цитокинового профиля, содержания иммуноглобулинов и классических белков острой фазы в норме и при патологии различного генеза и распространенности.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить спектр лигандов белков семейства макроглобулинов.
  2. Выявить особенности взаимодействия белков семейства макроглобулинов друг с другом, включая изучение возможности образования взаимосвязей между различными представителями семейства, а также реакций конкуренции за лиганды.
  3. Уточнить спектр и природу антител к МГ. Оценить возможность конкуренции ауто- и противоуглеводных антител за связывание с МГ.
  4. Изучить особенности взаимодействия макроглобулинов с рецептором эндоцитоза.
  5. В сравнимых условиях исследовать изменения общей концентрации МГ, его регуляторно-транспортной формы (комплекс МГ-плазмин), и его иммунокомплекса (МГ-IgG), а также изменения общего содержания АБГ в норме и при патологии различного генеза и распространенности:
      • злокачественном новообразовании яичников (рак яичников III-IV стадии; РЯ)
      • доброкачественной серозной опухоли яичников (цистаденома; ЦА)
      • наружном генитальном эндометриозе (эндометриоз яичников III-IV стадии; ЭНД)
      • системной аутоиммунной патологии (системная красная волчанка 2-3 степени активности; СКВ)
      • системной аутоиммунной патологии с активно выраженным воспалительным компонентом (ревматоидный артрит 2-3 степени активности; РА)
      • системном воспалении инфекционного генеза с преимущественной локализацией в суставах (реактивный артрит; РеА)
      • локальном воспалении придатков матки инфекционного генеза (обострение хронического аднексита; АДН).

Научная новизна. Впервые проанализирован спектр лигандов модифицированного МГ в зависимости от источника сырья и условий его хранения.

Установлено, что возможна конкуренция между различными представителями семейства макроглобулинов при связывании протеиназ, а преимущество в конкуренции зависит не только от свойств макроглобулинов, но и от свойств связываемой протеиназы.

Нами продемонстрировано, что с трансформированным МГ связываются как ауто- так и противоуглеводные антитела. Причем у здоровых доноров в крови преобладают ауто-, тогда как при патологии – противоуглеводные антитела. Кроме того, противоуглеводные и аутоантитела (аутоАТ) могут конкурировать за связывание с МГ, а преимущество в конкуренции зависит от того, к какому классу иммуноглобулинов (Ig) они относятся.

Впервые показано, что при взаимодействии макроглобулинов сначала с протеиназой, а затем с рецептором происходит изменение PI сформированного комплекса до 7,4, вне зависимости от исходных PI компонентов комплекса. Более того, при взаимодействии трансформированного протеиназой МГ (имеющего большую плотность и электрофоретическую подвижность по сравнению с нативным МГ) с рецептором эндоцитоза (ЛРП), происходит дополнительное конформационное уплотнение мультикомплекса, приводящее к еще большему увеличению его электрофоретической подвижности.

Установлено, что при таком классическом аутоиммунном заболевании, как СКВ, а также при ЭНД, имеющем аутоиммунную составляющую, МГ не является иммуногенным фактором, его транспортные комплексы не принимают активного участия в патогенезе заболеваний, однако уровень АБГ, дублирующего функции МГ и обладающего более выраженной способностью к стимуляции пролиферации, достоверно повышается. Напротив, при РА МГ играет ключевую роль в возникновении и дальнейшем развитии заболевания, является одним из основных иммуногенных факторов, а также причиной разрушения тканей суставов протеиназами за счет сохранения их литической активности в составе комплексов.

Нами выявлено, что при доброкачественной (ЦА) и особенно при распространенной злокачественной (РЯ) опухоли яичников происходит накопление иммунных и особенно регуляторно-транспортных комплексов МГ в циркуляции, на фоне истощения резервов МГ и значительного увеличения содержания АБГ.

Согласно полученным данным, РеА и АДН, имеющие первопричиной своего возникновения сходный бактериальный возбудитель, различаются по общему содержанию МГ в циркуляции, но имеют сопоставимые уровни АБГ и комплексов МГ.

Практическая значимость. Обнаружение в сыворотке крови высокой концентрации комплексов МГ-IgG и МГ-плазмин (МГ-ПЛ) у больных с системной воспалительной реакцией неясной этиологии является высокочувствительным дифференциально-диагностическим тестом на наличие РА. Выявленные особенности патогенеза ряда других заболеваний позволяют рекомендовать внести изменения в лечебно-диагностическую тактику. Так выявление дефицита местного иммунитета при ЦА позволяют рекомендовать иммунокоррекцию женщинам с бактериальным воспалением в качестве профилактической меры, а женщинам с уже сформировавшейся серозной опухолью – противовоспалительные и антибактериальные препараты в качестве компонента лечебной схемы. Использование в схеме лечения РЯ гемодиализа для удаления из циркуляции поврежденного МГ и особенно стимулирующего пролиферацию АБГ может значительно улучшить эффективность лечения. Антицитокиновая терапия РА, активно применяемая в последние годы, нуждается, согласно нашим результатам, в коррекции, поскольку повреждение основного носителя цитокинов (МГ), обнаруживаемое при данном заболевании, а также последующие проблемы в своевременной доставке к клеткам-мишеням, за счет изменения сродства МГ к рецепторам, могут провоцировать развитие ряда эффектов, совершенно противоположных предполагаемым при конструировании коммерческих препаратов терапевтических моноклональных антител. Коэффициент, вычисляемый посредством деления концентраций МГ на ЛФ, при воспалительных заболеваниях придатков матки рекомендован нами в качестве дифференциально-диагностического критерия для облегчения выбора способа оперативного вмешательства (патенты РФ № 2295134, № 2303263). Оценка уровней АБГ может использоваться в качестве дополнительного критерия при определении степени злокачественности обнаруженного новообразования в придатках матки и тактики хирургического лечения (патент РФ № 2283499). В целом, выяснение механизмов взаимодействия макроглобулинов с лигандами и, что главное, с рецептором эндоцитоза позволят конструировать лекарственные препараты, где в качестве носителя, доставляющего регуляторные субстанции непосредственно к клеткам-мишеням, будет использоваться какой-либо из макроглобулинов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Белки семейства макроглобулинов присоединяют ряд лигандов, включая протеиназы, Ig, цитокины, циркулирующий ЛРП рецептор, альбумин, а также могут связываться друг с другом. При этом МГ и АБГ способны конкурировать за связывание с протеиназами, а преимущество в конкуренции зависит как от свойств макроглобулина, так и от свойств протеиназы. Более того, МГ способен формировать сложные многокомпонентные комплексы из нескольких транспортируемых лигандов, связанных ковалентно или через гидрофобный сайт, конкурента за лиганды (АБГ) и даже циркулирующего ЛРП рецептора.
  2. Макроглобулины способны дозозависимо связываться с противоуглеводными антителами, преимущественно антиманнозными и антигалактозными; их общее содержание среди циркулирующего пула антител к МГ составляет у здоровых около 15-20% и может увеличиваться при патологии до 30%, а у отдельных индивидуумов до 40%. Кроме того, в сыворотке крови всех здоровых, а также больных различными заболеваниями обнаруживаются специфические аутоАТ к МГ в концентрации около 0,6-0,7 мкг/мл. Ауто- и противоуглеводные антитела способны конкурировать друг с другом за связывание с МГ, а также одновременно связываться с ним. При этом наличие конкуренции либо синергического эффекта определяется тем, к какому классу (G, А или М) принадлежит антитело.
  3. При реакции нативного МГ сначала с протеиназой (трансформация), а затем с ЛРП рецептором происходит поэтапное изменение PI формируемого комплекса до значений, соответствующих рН внутренних сред организма. При этом реакция идет во вполне определенной последовательности (сначала трансформация и нейтрализация, затем реакция с рецептором и повторная нейтрализация), а конечная PI не зависит от PI исходных компонентов мультикомплекса. Помимо изменения PI при реакции транформированного МГ (имеющего уплотненную конформацию и большую электрофоретическую подвижность, чем нативный МГ) с ЛРП, происходит дополнительное уплотнение и увеличение электрофоретической подвижности мультикомплекса.
  4. При развитии злокачественного новообразования яичников (РЯ) наблюдается дефицит МГ в циркуляции, на фоне достоверного повышения концентрации его аналога АБГ, 2-кратного увеличения содержания иммунокомплекса МГ-IgG и 3-кратного – регуляторно-транспортного комплекса МГ-ПЛ. В то время как при наличии доброкачественного новообразования яичников (ЦА) наблюдается дефицит МГ, на фоне недостоверного повышения АБГ, чуть меньшего увеличения концентраций комплексов МГ-IgG и ПЛ-МГ. Данные изменения, вкупе с изменениями уровней цитокинов, иммуноглобулинов и других белков острой фазы позволяют предположить, что МГ не участвует напрямую в развитии добро- или злокачественной пролиферации, но его дефицит, а также накопление регуляторно-транспортных комплексов ПЛ-МГ в циркуляции может служить пусковым механизмом пролиферации.
  5. При наличии воспаления бактериального генеза, изменения сывороточных показателей, включая уровни макроглобулинов и их комплексов, находятся в зависимости от локализации и распространенности процесса. При локализованном хроническом АДН уровни МГ неизменны, содержание АБГ, комплексов МГ-IgG и ПЛ-МГ – повышено, а при более «системном» РеА уровень МГ достоверно снижен, содержание АБГ и обоих типов комплексов, повышено, но в меньшей степени, чем при аднексите. Таким образом, несмотря на то, что РеА и АДН имеют общий бактериально-воспалительный генез, но при РеА отмечается дефицит МГ, а при АДН – нет.
  6. При наружном ЭНД наблюдается отсутствие изменений в общем содержании МГ, достоверное повышение уровней АБГ и концентрации МГ-IgG и ПЛ-МГ. При этом, при системной аутоиммунной патологии (СКВ) отмечены изменения, совершенно аналогичные обнаруживаемым при ЭНД, за исключением того, что при СКВ наблюдается увеличение уровней иммуноглобулинов всех трех основных классов, гораздо более выраженное повышение содержание ИФН- и отсутствие изменений медленноутилизируемого АТр. Таким образом, ЭНД имеет выраженный аутоиммунный компонент и отличается от СКВ только несколько менее выраженными изменениями в антителогенезе и дисбалансе иммуномодулирующих цитокинов. При этом МГ и его комплексы не принимают прямого и активного участия в патогенезе СКВ и ЭНД, в то время как АБГ способен до определенной степени стимулировать патологическую пролиферацию тканей, наблюдаемую при данных заболеваниях.
  7. При системной аутоиммунной патологии с активно выраженным воспалительным компонентом (РА) зафиксировано снижение уровней МГ, увеличение концентрации АБГ и многократное увеличение содержания регуляторно-транспортного комплекса МГ с ПЛ и особенно иммунного комплекса МГ с IgG. Данные изменения сопровождаются значительным повышением концентраций провоспалительных цитокинов в крови и увеличением содержания Ig, а также уровней острофазового «кислого» ЛФ, а содержание специфического ингибитора протеиназ АТр не изменяется. Все выявленные изменения свидетельствует о том, что МГ играет ключевую роль, как в возникновении РА, так и в его дальнейшей прогрессии. При этом МГ является не только основным иммуногенным фактором при РА, но и косвенно участвует в разрушении тканей суставов при данной патологии.

Апробация работы: Основные результаты работы доложены на научно-практической конференции «Социально-значимые болезни» (Кемерово, 2004), на Всероссийской конференции «Компенсаторно-приспособи­тельные процессы: фундаментальные, экологические и клинические аспекты» (Новосибирск, 2004), на Международном конгрессе “Immune-mediated diseases. From theory to therapy” (Москва, 2005), Всероссийской конференции молодых исследователей «Физиология и медицина» (С.-Петербург, 2005), Национальном конгрессе терапевтов «Новый курс: консолидация усилий по охране здоровья нации» (Москва, 2007).

Работа была апробирована на совместном заседании кафедры фармакологии и кафедры и отдела иммунологии ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет Росздрава» 07 мая 2009г.

Публикации: По теме диссертации опубликовано 34 работы в периодических изданиях, материалах научных конференций и международных форумах, из них 21 публикация в журналах из списка, рекомендованного ВАК РФ для докторских диссертаций; получено 5 патентов РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 190 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов, самостоятельных исследований, обсуждения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Материалы диссертации иллюстрированы 32 таблицами и 43 рисунками. Список цитируемой литературы включает 224 источника, из них 205 зарубежных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследований

Для изучения уровней МГ, АБГ, МГ-ПЛ, МГ-IgG, ИЛ-1 и его рецепторного антагониста, ФНО-, ИЛ-6, ИЛ-8, ИФН-, IgG, A и M, лактоферрина (ЛФ), альфа-1-антитрипсина (АТр), плазмина (ПЛ) и альбумина в норме, а также при верифицированной патологии различного генеза и распространенности исследовали сыворотку крови:

  1. 35 практически здоровых женщин, не имевших перечисленной ниже патологии в анамнезе, отобранных по результатам плановой диспансеризации. Средний возраст женщин – 38,20±2,06 лет.
  2. 69 женщин, больных РА 2-3 степени активности. Средний возраст больных – 49,8±1,4 года.
  3. 32 женщин больных СКВ 2-3 степени активности. Средний возраст больных – 32,0±1,5 года.
  4. 15 женщин больных РеА. Средний возраст больных – 37,7±3,3 лет.
  5. 13 женщин с верифицированным диагнозом: РЯ, распространенный процесс, III-IV стадия. Средний возраст женщин составил 56,5±3,6 года.
  6. 10 больных верифицированной доброкачественной серозной ЦА. Средний возраст больных составил 41,9±6,5 лет.
  7. 33 женщин с обострением хронического воспалительного процесса придатков матки (АДН). Средний возраст женщин – 29,07±1,1 лет.
  8. 25 женщин с диагнозом наружно-генитальный ЭНД 3-4 стадии. Средний возраст больных – 33,2±1,8 лет.

Забор образцов крови осуществлялся во всех случаях до операции либо консервативного лечения. Образцы были получены при плановом клиническом обследовании и заморожены вплоть до окончательной верификации диагноза соответствующими врачами-специалистами.

В качестве источника препаратов белков использовалась свежая и свежезамороженная плазма или сыворотка крови, полученная на Новокузнецкой станции переливания крови, а также молозиво и, в случае получения ЛРП – плацента. Высокоочищенные препараты МГ, АБГ, ПЛ, ЛФ, АТр, альбумина, ЛРП, IgG, A и M получали при помощи комбинирования различных методов осаждения, центрифугирования и применения разных вариантов колоночной хроматографии низкого давления согласно описанным ранее в литературных источниках методикам.

Высокоочищенные препараты белков использовали для получения моноспецифических поликлональных антисывороток путем подкожной иммунизации кроликов с использованием неполного адъюванта Фрейнда. Качество антисывороток оценивали при помощи иммуноэлектрофореза. Моноспецифические антитела выделяли при помощи аффинной хроматографии на BrCN-агарозе с иммобилизованными белками-антигенами.

В качестве источника лигандов к трансформированному МГ использовали смесь плазмы крови доноров-мужчин, женщин, а также беременных женщин (III триместр беременности). Образец (250 мл плазмы) вносили в режиме рециркуляции на колонку BrCN-агарозы с иммобилизованным МГ, модифицированным метиламином. Лиганды элюировали сначала 0,05 М ЭДТА-буфером (рН 7,4), а затем 0,05 М глицин-HCl буфером (рН 2,8). Фракции, содержащие белок, определяли слитным ракетным иммуноэлектрофорезом. Полученные образцы хранили при 4С.

Для выделения лигандов какого-либо отдельного белка к модифицированному МГ через упомянутую выше колонку пропускали образцы высокоочищенных нативных препаратов соответствующих белков и элюировали присоединившиеся лиганды 0,05 М глицин-HCl буфером, рН 2,8.

В работе были использованы различные варианты низковольтного иммуноэлектрофореза в агарозном геле (слитный, ракетно-линейный, перекрестный, варианты с адсорбцией in situ и с использованием промежуточного геля), а также зональный электрофорез в пластинах полиакриламидного геля и изоэлектрическое фокусирование, выполненные по описанным ранее в литературных источниках методикам.

Сывороточные уровни изученных в работе показателей у здоровых доноров и при патологии определялись при помощи стандартных биохимических и иммунотурбидиметрических методов, аналитического ракетно-линейного электрофореза и твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием как коммерческих, так и сконструированных de novo тест систем, а также внутренних контролей и калибраторов.

При проведении методики ИФА с применением сконструированных нами de novo тест-систем для определения концентрации комплексов МГ, использовались первичные аффинно-очищенные антитела к МГ (в случае определения МГ-IgG) или к ПЛ (в случае определения ПЛ-МГ). Оставшийся после сорбции антител свободным полистирол «забивали» 5% бычьим сывороточным альбумином. Образцы сыворотки разводили в забуференном физиологическом растворе, содержащем Твин-20 (ЗФР-Т) в соотношении 5 мкл буфера на 195 мкл образца. При дифференцированном определении аутоАТ, 5 мкл образца разводили в 195 мкл раствора 0,5 М маннозы и 0,1 М лактозы в ЗФР-Т, для исключения противоуглеводных антител. Для построения калибровки использовали первичные антитела к IgG и сам высокоочищенный IgG (при определении МГ-IgG) или первичные антитела к МГ и, соответственно, высокоочищенный МГ в качестве калибратора (при определении ПЛ-МГ). Использовали 6-точечную калибровку со ступенчатым разведением при оценке уровней МГ-IgG и 8-точечную в случае определения концентрации ПЛ-МГ. Степень разведения коньюгата подбирали в серии предварительных опытов. В качестве источников хромогенов в ИФА был использован ортофенилендиамин. Реакцию останавливали серной кислотой.

Статистическую обработку полученных данных проводили при помощи программы InStat-II, Instat Biostatistics (GraphPad, США).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты проведенного нами исследования как подтвердили целый спектр уже описанных в литературных источниках свойств макроглобулинов, так и позволили выявить ряд новых. В частности, нам впервые удалось продемонстрировать, что различные представители семейства макроглобулинов могут активно конкурировать друг с другом не только за рецепторы, но и за связанную протеиназу. Об этом убедительно свидетельствует как обнаружение нами АБГ в составе лигандов к МГ и схожий спектр лигандов к этим двум белкам (рис. 1), так и результаты анализов конкуренции за иммобилизованные протеиназы (рис. 2), в которых макроглобулины, судя по полученным эффектам, либо вытесняют друг друга, либо и вовсе связываются с одной и той же молекулой протеиназы одновременно (к примеру, один белок – ковалентно, другой – через гидрофобный сайт).

При этом преимущество того или иного макроглобулина в конкуренции определяется, вероятно, молекулярной массой, а возможно и какими-то еще свойствами иммобилизованного фермента. Можно предполагать, что количественное преимущество одного из типов регуляторных комплексов (лигандов с МГ либо с АБГ) в эффекторной зоне может оказывать различное влияние на клетки-мишени. Это особенно важно при аутоиммунных и онкопролиферативных заболеваниях, поскольку трансформированные МГ и АБГ сильно различаются по своему иммуносуппрессивному и пролиферативному воздействию на ткани.

Лиганды к трансформированному МГ

  1  2  3

Лиганды к трансформированному АБГ

  1 2  3

Рис.1. Перекрестный иммуноэлектрофорез лигандов макроглобулинов, элюированных глицин-HCl буфером рН2,8 с As против всех белков плазмы человека

Рис.2. Конкурентное взаимодействие МГ (верх) и АБГ (низ) за иммобилизованный в промежуточном геле трипсин (Тр)

Пояснения: 1) белок без контакта с иммобилизованным Тр; 2) белок при контакте с Тр; 3) белок при контакте с Тр + конкурентный макроглобулин

Более того, мы показали, что макроглобулины имеют общие лиганды с альбумином и ЛФ (рис. 3а и б), что позволяет предположить не только конкурентное взаимодействие (к примеру, за металлы), но и возможность «дублирования» ряда регуляторно-транспортных функций.

Рис. 3а. Перекрестные электрофорезы лигандов к иммобилизованному МГ (верх) и иммобилизованному альбумину (низ). Посередине показан электрофорез смешанных в равных долях лигандов МГ и альбумина

Рис. 3б. Перекрестные электрофорезы лигандов к иммобилизованному МГ (верх) и иммобилизованному ЛФ (низ). Посередине показан электрофорез смешанных в равных долях лигандов МГ и ЛФ

Пояснения: В гель второго направления иммуноэлектрофореза добавлялась антисыворотка против всех белков плазмы человека

Необходимо учитывать, что все три белка являются по сути «белками-мусорщиками», а МГ и ЛФ к тому же утилизируются через один и тот же ЛРП-рецептор. Однако альбумин считается классическим негативным реактантом воспаления, ЛФ – позитивным, а по МГ до сих пор нет единого мнения. Можно предположить, что подобное частичное дублирование функций позволяет организму в той или иной степени восполнять временный недостаток одного белка-транспортера за счет другого, а конкуренция этих белков за рецептор позволяет разнообразить их регуляторные свойства, базирующиеся на сравнительно примитивных механизмах, но отличающиеся удивительным разнообразием за счет широкого спектра транспортируемых веществ (особенно это относится к МГ) и вариаций в скорости и способах их доставки, регулируемых изменениями количества рецепторов и вышеупомянутыми конкурентными взаимодействиями.

В целом, к числу «мажорных» лигандов к макроглобулинам в плазме крови относятся ПЛ, альбумин, - и -цепи липопротеинов, а также Ig. При этом нам впервые удалось внести значительные уточнения в вопрос о структуре и составе Ig, присоединяющихся к макроглобулинам. Согласно полученным данным, к МГ могут присоединяться антитела всех трех основных классов (G, M, A), но IgG является доминирующим. При этом с МГ реагируют как тяжелые, так и легкие цепи Ig. Это позволяет предположить, что определенная часть связывающихся с МГ Ig целенаправленно атакуют его как антиген (рис. 4).

Любопытно, что добавление антисыворотки против Н-цепи IgG к МГ при проведении иммуноэлектрофореза, вызывает «классическое» снижение площади преципитата, а добавление антисыворотки против Н-цепи IgA и особенно IgM приводит к «пародоксальному» увеличению площади преципитатов, что, вероятно, объясняется формированием так называемых «непреципитирующих» комплексов с моноцентровым связыванием, не позволяющим образовать классическую «решетку» преципитации при проведении электрофореза.

Далее нами показано, что большую часть Ig-лигандов составляют именно аутоАТ, а содержание противоуглеводных антител у здоровых не превышает 15-20%, но при ряде заболеваний процентное соотношение связывающихся с МГ противоуглеводных антител смещается до 30-40%.

При изучении реакций конкуренции ауто- и противоуглеводных антител (ПУАТ) при взаимодействии с МГ, было показано, что при связывании МГ с одними ПУАТ наблюдается дозозависимый эффект, а в реакциях конкуренции – самые разнообразные (рис. 5). Мы полагаем, что столь различные и зачастую парадоксальные реакции МГ с ПУАТ и аутоАТ различных классов в первую очередь связаны с топографией антигенных детерминант в структуре МГ и во вторую – с взаимной конкуренцией антител.

1 2 3 4  5 6  7  8 9  10 11 12

Рис.4. Ракетно-линейный иммуноэлектрофорез с моноспецифической антисывороткой против МГ в геле и адсорбцией in situ

Пояснения: В качестве антигена использован. В лунки со 2 по 8 добавлены моноспецифические кроличьи антисыворотки (As) против иммуноглобулинов человека и их отдельных цепей.

1) контроль; 2) As против -цепей Ig; 3) As против цепей Ig; 4) As против Н-цепей IgG; 5) As против Н-цепей IgА; 6) As против Нзцепей IgМ; 7) As против секреторного IgA

Рис. 5. Конкурентное взаимодействие различных типов антител к иммуноглобулинам с иммуноглобулинами, связанными с МГ


Пояснения: В верхней части пластины – 5% антисыворотка (As) против МГ, в качестве образца – препарат МГ. В лунки с 1 по 12 добавлены: 1) контроль (МГ); 2) МГ + противоуглеводные антитела – ПУАТ (анти-глюкоз­ные); 3) МГ + As против IgA; 4) МГ + As против IgG; 5) МГ + As против IgM; 6) МГ + As против -цепей Ig; 7) МГ + As против -цепей Ig; 8) МГ + ПУАТ + As против IgA; 9) МГ + ПУАТ+ As против IgG; 10) МГ + ПУАТ + As против IgM; 11) МГ + ПУАТ + As против -цепей Ig; 12) МГ + ПУАТ + As против -цепей Ig

Из «минорных» лигандов наибольший интерес представляют цитокины. Согласно полученным результатам, МГ не просто реагирует с цитокинами как описано ранее, но и способен переносить по несколько их молекул одного типа одновременно. Более того, нам удалось показать, что при патологии количество цитокинов, приходящихся на одну молекулу МГ изменяется. Этот эффект может быть объяснен как описанными ранее изменениями в структуре и аффинности МГ к цитокинам, происходящими при окислении молекулы МГ продуктами воспалительной реакции, так и существованием более тонких механизмов иммунной регуляции, поскольку большинство из цитокинов реагируют с клеточными рецепторами только после связывания с макроглобулинами, а их количество в комплексе и, возможно, выраженность эффектов в норме и при патологии, как мы показали, могут различаться.

Однако наиболее важные результаты, наш взгляд, получены при изучении взаимодействия МГ и его комплексов с ЛРП. Нам впервые удалось продемонстрировать, что при взаимодействии МГ (имеющего исходный PI 4,8) с протеиназой (вне зависимости от ее исходного PI), происходит смещение PI комплекса до 7,4, что соответствует рН внутренних сред организма. При этом, реакция протекает с образованием непродолжительно существующих переходных комплексов, с PI, отличающимся как от заряда нативного МГ, так и заряда конечного комплекса с присоединенным лигандом (рис. 6). Безусловно, «уравнивание» PI комплекса с рН внутренней среды неизбежно должно приводить к практически полной потере его флотирующей способности, и, как следствие, к быстрому осаждению комплексов МГ с протеиназой и другими присоединившимися лигандами на поверхность ближайших клеток, с последующим присоединением к любому доступному на тот момент рецептору. Если учитывать, что, после связывания с протеиназой гидрофобность трансформированного МГ возрастает в 2-3 раза, ЛРП-рецептор с его мощным гидрофобным участком и значительным представительством практически на всех типах клеток, является самой вероятной кандидатурой для подобного присоединения. Далее, согласно нашим данным, происходит повторная нейтрализация суммарного заряда мультикомплекса лиганды-трансформированный протеиназой МГ-ЛРП, что могло бы способствовать погружению внутрь клетки, если забыть о значительно увеличившейся молекулярной массе мультикомплекса по сравнению с одним ЛРП. И здесь решающую роль играет впервые выявленное нами уплотнение данного мультикомплекса. Ранее было известно, что при трансформации МГ протеиназой происходит «парадоксальное» увеличение электрофоретической подвижности комплекса, что объяснялось его конформационным уплотнением при реакции. Нам удалось показать, что при реакции трансформированного МГ с ЛРП происходит дополнительное конформационное уплотнение мультикомплекса (рис. 7), способствующее его эффективной интернализации и погружению внутрь клетки.

  1 2 3  4 5

Рис. 6. Изоэлектрофокусирование смеси препаратов нативного и трансформированного МГ с ФНО-

Пояснения: PI – изоэлектрическая точка; 1) ФНО-; 2) смесь трансформированного МГ (МГ-метиламин) с ФНО-; 3) смесь нативного МГ с ФНО-; 4) нативный МГ

Рис. 7. Электрофорез в полиакриламиде препаратов МГ

Пояснения: 1) ЛРП; 2) нативный МГ; 3) трансформированный МГ; 4) нативный МГ + ЛРП; 5) трансформированный МГ + ЛРП

Таким образом, нам удалось продемонстрировать, что, несмотря на различия в способах взаимодействий МГ с лигандами (включающих реакции конкуренции), а также наличие широкого спектра лигандов (позволяющее предположить существование большого количества сложных мультикомплексов, обладающих разнообразными и, зачастую, разнонаправленными регуляторными свойствами), механизм взаимодействия МГ с рецептором по-сути универсален.

Однако, если механизм связывания и транспорта внутрь клетки универсален, то как объяснить различные эффекты и степень выраженности действия белков-регуляторов при различных патологических процессах? К сожалению, на сегодняшний день существует лишь несколько тест-систем, позволяющих определить концентрацию комплексов МГ с какими-либо лигандами в составе крови человека. В этой связи мы решили изучить общие концентрации МГ, АБГ, уровни комплексов МГ-IgG и ПЛ-МГ и сопоставить их с содержанием возможных лигандов в норме и при различных заболеваниях.

Результаты исследования сывороточного содержания МГ и АБГ в норме и при патологии представлены на рис. 8 и 9.

Рис. 8. Уровни МГ (г/л) в норме и при различных заболеваниях

Рис. 9. Уровни АБГ (г/л) в норме и при различных заболеваниях

Примечания: линией отмечен уровень, характерный для здоровых доноров

В целом, уровень МГ при большинстве изученных заболеваний был стабилен, не демонстрировал чрезмерной индивидуальной вариабельности показателей. В то же время, при РА, РеА, РЯ и ЦА выявлено статистически достоверное снижение его концентрации, по сравнению с контрольной группой (р = 0,0333; 0,0055; 0,0023; 0,0048 соответственно). При анализе индивидуальных показателей нами продемонстрировано, что концентрации МГ ниже, чем 1,5 г/л выявляются у 12% здоровых, у 16% больных РА, у 33% больных с диагнозом РеА и у 12% пациентов с диагнозом СКВ, в 3% случаев при АДН, 31% – при РЯ, 40% – при ЦА и в 20% – при ЭНД. Интересно, что в 6% случаев у здоровых, 16% – при РА, 27% – при РеА и 18% – при СКВ, а также в 19% – при АДН, 8% – при РЯ, 10% – при ЦА и в 8% – при ЭНД напротив, были выявлены уровни МГ выше, чем 3,0 г/л.

Совершенно другая картина наблюдалась при сравнительном анализе сывороточных уровней АБГ. Содержание данного белка в сыворотке больных (за исключением группы ЦА) было достоверно выше, чем в образцах сывороток контрольной группы. При этом наибольшая концентрация наблюдалась именно в группах, отличающихся наиболее активной и агрессивной пролиферацией вне зависимости от того, сопровождалась ли данная пролиферация гипер- (РА) либо гипофункцией иммунной системы (РЯ). Анализ индивидуальных показателей позволил установить, что уровень АБГ превышал предельно допустимую норму (0,025 г/л) в 10% случаев у здоровых, в 48% – при РА (р<0,0001), в 9% – у больных РеА (р = 0,0129), у 36% больных с диагнозом СКВ (р = 0,0073), у 35% больных АДН (р = 0,0035), 28% – ЭНД (р = 0,0031), 20% – ЦА (нет достоверных отличий от нормы) и у 62% больных с диагнозом РЯ (р<0,0001).

Концентрации регуляторно-транспортного (МГ-ПЛ) и иммунного (МГ-IgG) комплексов в норме и при патологии представлены на рис. 10.

В целом, при изучении содержания МГ-IgG, достоверное повышение по сравнению с контрольными показателями было зафиксировано во всех группах больных, наиболее выраженное – при аутоиммунных и пролиферативных процессах – РЯ, СКВ, ЭНД, ЦА (во всех случаях р<0,0001 по сравнению со здоровыми), и менее значимое – при воспалительных заболеваниях бактериального генеза РеА и АДН (р = 0,0139 и 0,0240 соответственно). Концентрации, превышающие 1,2 мкг/мл, выявлялись у 13% здоровых доноров, 88% больных РА, 40% больных РеА, 41% больных СКВ, в 50% случаев при АДН, 40% – при ЭНД, 69% – при РЯ и у 67% пациентов с ЦА.

Содержание в крови МГ-ПЛ при изученных заболеваниях в принципе демонстрировало схожие с МГ-IgG тенденции: статистически достоверное отличие от контроля зафиксировано во всех группах больных (РА, СКВ, ЭНД, РЯ, ЦА – р<0,0001; РеА – р = 0,0077; АДН – р = 0,0003), однако различия между уровнями ПЛ-МГ при РА и других заболеваниях были не столь глобальными как в случае с МГ-IgG. Концентрации ПЛ-МГ превышали уровень 1,25 мкг/мл у 16% здоровых доноров, 93% больных РА, 50% больных РеА, 78% больных СКВ, 40% пациентов с АДН, 100% больных РЯ и ЦА (в обоих случаях) и у 88% больных с диагнозом – ЭНД.

Рис. 10. Сывороточные концентрации комплексов МГ-IgG и МГ-ПЛ в норме и при патологии различного генеза и распространенности

Таким образом, уровни циркулирующих иммунных и регуляторных комплексов зависели как от типа патологического процесса, так и от степени его распространенности, злокачественности, темпов роста измененных тканей и многих других критериев не влияющих, зачастую, на общие уровни белков, составляющих комплекс.

Как и следовало ожидать, большинство изученных клинических показателей (уровни цитокинов, иммуноглобулинов, ЛФ, АТр, ПЛ и альбумина) изменялось подобно классическим позитивным или негативным реактантам воспаления (табл. 1 и 2). Отличалась лишь степень выраженности изменений. Поэтому в дальнейшем описании мы сочли необходимым сосредоточиться на общих тенденциях, свойственных той или иной патологии, а также на возможных взаимосвязях изученных показателей с содержанием макроглобулинов и их циркулирующих комплексов.

Табл. 1. Уровни исследованных цитокинов (пкг/мл) в норме и при патологии

Диагноз

ИЛ-8

ИЛ-6

ИЛ-1

ФНО-

ИФН-

АДН

х

25,97+3,68*

Х

4,51+1,27*

0,98+0,18*

ЭНД

31,86+8,65*

8,21+2,45*

1,84+0,29*

0,73+0,32*

1,48+0,58

РЯ

167,53+30,01*

54,49+16,26*

10,33+5,37*

12,81+7,81*

0,84+0,81

ЦА

7,74+1,32*

1,30+0,34

1,62+0,82*

0,13+0,05

1,08+0,66

РА

34,34+10,32*

36,83+5,49*

6,84+2,31*

8,43+2,82*

1,04+0,59*

СКВ

26,73+6,25*

18,04+3,40*

4,71+2,00*

0,88+0,14*

2,20+0,64

РеА

х

23,45+4,90*

3,47+1,76*

1,54+0,32*

х

здоровые

2,51+1,09

2,47+0,43

0,23+0,04*

0,11+0,04*

0,02+0,02

Пояснения: звездочками отмечена достоверность различий по сравнению с контролем (р<0,05); «х» – уровни показателей не изучались при данной патологии.

Табл. 2. Уровни изученных острофазовых реактантов в норме и при патологии

Диагноз

ЛФ (мкг/мл)

ПЛ
(г/л)

Ат-Тр (г/л)

IgG
(г/л)

ИЛ-1-антаг.

(пкг/мл)

АДН

1,62+0,16*

Х

2,70+0,16

11,04+0,59*

Х

ЭНД

0,74+0,10

76,14+28,05

2,27+0,18*

13,55+0,34*

618,15+164,44*

РЯ

1,63+0,21*

55,04+28,20*

2,20+0,23*

13,53+0,50

611,71+155,84*

ЦА

0,89+0,09

92,28+33,30

2,34+0,39

12,70+0,21

320,26+67,75*

РА

1,46+0,10*

73,63+26,32

2,58+0,09

15,20+0,52*

1495,99+265,38*

СКВ

0,95+0,10*

75,81+22,93

2,54+0,17

15,40+0,97*

960,87+308,06*

РеА

0,97+0,12*

82,91+9,74

2,50+0,38

15,55+1,03*

Х

здоровые

0,78+0,04

74,37+13,25

2,85+0,12

12,53+0,27*

138,66+27,96

Пояснения: звездочками отмечена достоверность различий по сравнению с контролем (р<0,05); «х» – уровни показателей не изучались при данной патологии.

Нами показано, что, при РеА самые заметные изменения происходили с уровнями провоспалительных цитокинов ИЛ-6, ИЛ-1, ФНО- (достоверное повышение по сравнению со здоровыми в среднем в 23, 15 и 14 раз соответственно). Содержание Ig и ЛФ тоже статистически значимо повышалось в 1,2-1,4 раза. Уровни ПЛ и АТр не отличались от контроля.

При АДН наиболее выраженным было повышение концентрации ИФН- в 49 раз. Достоверно увеличено содержание ФНО- и ИЛ-6 (в 41 и 11 раз соответственно), а также ЛФ и IgM – в 2,1 и 1,5 раза соответственно. Концентрация IgG была снижена на 12%, уровни IgA и АТр не демонстрировали статистически значимых различий с нормой.

Несмотря на значительные различия в локализации процесса оба этих инфекционно-воспалительных заболевания имеют много общего. Большинство изученных показателей были сопоставимы по уровню. Коррелятивный анализ тоже выявил ряд моментов, характерных именно для них (позитивная взаимосвязь между ПЛ-МГ и МГ-IgG (r = 0,5731, p = 0,0406 при РеА и r = 0,8417, p = 0,0083 при АДН) общими уровнями МГ и IgG (r = 0,5898, p = 0,0264 и r = 0,4780, p = 0,0182 соответственно), концентрациями ПЛ-МГ и ФНО- (r = 0,8168, p = 0,0021 и r = 0,7879, p = 0,0202)). В то же время общий уровень МГ и ЛФ при двух этих заболеваниях значительно различался (р = 0,0112 и р = 0,0190 соответственно), хотя концентрации комплексов и АТр были примерно сопоставимы. Возможно, причина различий кроется в степени «остроты» процесса, большей при АДН, либо все же имеет значение то, что РеА – забарьерный процесс и не все его «продукты» выбрасываются в общую циркуляцию.

Агрессивный и злокачественный РЯ, значительно отличался по выявленным изменениям как от сходных по локализации, но доброкачественных заболеваний, так и от системных аутоиммунных. Именно при данной патологии более чем при других заболеваниях снижен уровень не только МГ (в 1,3 раза), но и ПЛ (в 0,7 раз). В два и более раз, по сравнению с любым другим заболеванием, увеличено содержание ФНО-, ИЛ-8, ИЛ-1, ИЛ-6 (при сравнении со здоровыми увеличение в 116, 67, 45 и 22 раза соответственно). При РЯ наиболее выражено повышение уровня АБГ по сравнению с другими заболеваниями (в 3,8 раза от контрольных значений). В 1,5-2 раза были увеличены концентрации ЛФ и IgA, при этом статистически неизменными оставались уровни ИФН-, IgG и M, на 18% снижено содержание АТр.

Мы предполагаем, что все выявленные изменения не только являются последствиями агрессивной пролиферации, но и создают идеальные условия для активного роста опухоли. Так, повышение уровня АБГ (который частично синтезируется самой опухолью), увеличивает транспортный потенциал в зоне инвазии, не говоря уже о его значительно больших, по сравнению МГ, способностях к иммуносуппрессии и стимуляции пролиферации. Значительно повышенные уровни ИЛ-6 и коррелирующее с ними увеличение содержания ИЛ-8, а также ИЛ-1 (r = 0,8378, p = 0,0048 и r = 0,8604, p = 0,0003 соответственно), вполне способны прямо или косвенно стимулировать рост опухоли. Более того, известно, что избыток ИЛ-8 и ИЛ-1 провоцирует активную генерацию супероксид-радикалов, способных, во-первых, повредить большую часть находящегося в микроокружении опухоли МГ (что вероятно объясняет увеличение содержания неутилизирующихся комплексов МГ-ПЛ на фоне истощения резервов МГ и ПЛ) и, во-вторых, усилить сродство МГ к ФНО- (что выражается в выявленном нами накоплении данного цитокина в циркуляции). При этом усиление синтеза АБГ, менее подверженного повреждающему воздействию супероксидных радикалов, позволяет опухоли в необходимых объемах получать факторы роста и другие вещества, транспортируемые при помощи АБГ к клеткам, но избегать цитоксических эффектов благодаря тому, что поврежденный МГ теряет способность к взаимодействию с рецепторами. Кроме того, вполне возможно, что выявленные нами низкие уровни МГ являются не последствием данного заболевания, а врожденной недостаточностью синтеза, что может быть одной из причин возникновения РЯ.

По сравнению с РЯ, при доброкачественной ЦА развитие заболевания не оказывает значительного влияния на уровни большинства изученных показателей в циркуляции. Выявлено достоверное повышение сывороточного содержания ИЛ-1 и ИЛ-8 (в 7 и 3 раза соответственно), снижение уровней IgA на 45%. В принципе, одной из причин может быть определенная локализованность процесса, которая, вкупе с доброкачественностью изменений и относительно медленным ростом просто не вызывает сколько-нибудь заметной системной реакции организма на свое развитие. Однако обращает на себя внимание, что ЦА – это единственное из изученных нами заболевание, при котором обнаружен сниженный уровень IgA, а среди всех цитокинов наиболее заметно повышена концентрация ИЛ-1, синтез которого довольно часто активируется именно бактериальными либо вирусными агентами. В данном контексте интересен и ряд выявленных коррелятивных взаимосвязей - позитивная корреляция МГ с уровнями АТр (r = 0,7927, p = 0,0108); IgA – с ИЛ-8 (r = 0,7856, p = 0,0209) и АТр (r = 0,7568, p = 0,0489); негативная зависимость IgM от концентрации ЛФ (r = -0,7387, p = 0,0363) и позитивная – от содержания ПЛ (r = 0,8346, p = 0,0195). Все перечисленное позволяет предположить, что одна из причин возникновения данной патологии – бактериальная инфекция на фоне врожденного либо функционального дефекта иммунной системы слизистых оболочек. Известно, что ЛФ, АТр и секреторный IgA являются первыми и основными барьерами на пути подобных патогенов и играют ведущие роли в региональном иммунном ответе. Однако при ЦА уровень IgA снижен (отличие от нормы с р = 0,0251), и чем больше – тем ниже коррелирующие с ним уровни АТр и ИЛ-8. Обобщая эти факты, можно предположить, что, хотя ЦА, согласно общепринятому мнению, также является последствием недостаточности или врожденного генетического дефекта иммунной системы, как и РЯ (причем не последнюю роль в этом играет, вероятно, врожденный, а не приобретенный дефицит МГ), пусковые механизмы этих двух заболеваний различны. При РЯ имеет место полное злокачественное перерождение клеток, формирующих в определенной мере автономное, активно воздействующее на организм и паразитирующее на нем новообразование. При ЦА, вполне вероятно, причиной развития пролиферации может стать метаболический срыв вследствие неадекватного регионального иммунного ответа на бактериальную инвазию или и вовсе повреждение генома клеток вирусными агентами, которые в норме просто элиминируются иммунной системой слизистых оболочек. Не исключено, что врожденный дефицит МГ и в этом случае может играть решающую роль, так как данный белок отвечает, помимо прочего, и за «маркирование» чужеродных патогенов.

Наши исследования убедительно продемонстрировали, что ЭНД (который все чаще рассматривается как аутоиммунная патология) по направленности и выраженности изменений изученных показателей имеет много общего с СКВ – классическим аутоиммунным заболеванием. Большинство показателей были удивительно сходными по уровню, за исключением концентраций ИЛ-6, IgA и M, которые были выше при СКВ, отличающемся большей «системностью» (при сравнении уровней при ЭНД и СКВ р = 0,0266; <0,0001; =0,0158 соответственно). В целом, при ЭНД были достоверно повышены уровни ИЛ-8, ИЛ-1, ФНО-, ИЛ-1-РА, ИЛ-6 в 13, 8, 7, 4 и 3 раза соответственно. Содержание IgG увеличено на 10%, АТр – снижено на 15%, уровни ИФН-, IgA, IgM, ПЛ и ЛФ достоверно не отличались от показателей, характерных для контрольной группы. При СКВ были увеличены концентрации ИФН-, ИЛ-1, ИЛ-8, ФНО-, ИЛ-6 и ИЛ-1-РА в 110, 20, 11, 8, 7 и 7 раз соответственно. Содержание Ig трех основных классов увеличено в 1,3-1,6 раза, уровни ЛФ, ПЛ и АТр достоверно не отличались от контрольной группы. многие коррелятивные взаимосвязи были характерны только для этих двух заболеваний. В частности только при СКВ и ЭНД выявлена негативная корреляция между содержанием МГ и ИЛ-8 (r = -0,6643, p = 0,0185 и r = -0,4552, p = 0,0333), позитивная – между МГ-ПЛ и IgG (r = 0,3951, p = 0,0414 и r = 0,4311, p = 0,0452), ИЛ-6 и ПЛ (r = 0,4633, p = 0,0457 и r = 0,4692, p = 0,0207) ИЛ-1-РА и IgM (r=0,6592 p=0,0381 и r=0,5058 p=0,0272), ИЛ-8 и IgМ (r=0,5824 p=0,0227 и r=0,4734 p=0,0350). Обращает на себя внимание, что именно при СКВ и ЭНД наблюдались наиболее высокие средние уровни ИФН-. При этом, уровень транспортных комплексов ПЛ-МГ при обоих заболеваниях превышал содержание комплексов МГ-IgG, значительная часть которых состоит именно из аутоантител к МГ. Полученные результаты позволяют предполагать, что МГ не играет существенной роли ни в патогенезе СКВ, ни в развитии ЭНД. В определенной степени это можно отнести и к уровню АБГ – структурного и функционального аналога МГ. Однако при СКВ и ЭНД его содержание повышено (хотя и не так сильно, как при РЯ и РА), что, видимо, и позволяет данному белку умеренно стимулировать пролиферативные процессы, сопутствующие данным заболеваниям.

Наиболее интересные результаты, по нашему мнению, получены при изучении РА. При данном заболевании зафиксировано снижение уровней МГ, на фоне значительного увеличения содержания АБГ. При этом уровни регуляторно-транспортного комплекса ПЛ-МГ и иммунного комплекса МГ-IgG превышали нормативные показатели в среднем у 90% больных, в 6 раз в случае ПЛ-МГ и в 16 раз в случае МГ-IgG (на фоне не более чем 3-кратного увеличения при всех других заболеваниях). При этом повышение уровней всех изученных цитокинов было значительно менее выраженным, чем, к примеру, при РЯ, уровни Ig – сопоставимы с их содержанием при аутоиммунной СКВ и бактериальном РеА, концентрации острофазового ЛФ ниже, чем при РЯ и АДН, а уровни других острофазовых белков тоже сопоставимы с другими заболеваниями. В целом, концентрации ФНО-, ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-1-РА были повышены в 77, 30, 15, 14, 11 раз соответственно. Содержание Ig и ЛФ повышалось в среднем в 1,2-1,9 раза. Концентрации ИФН-, АТр и ПЛ достоверно не изменялись.

Выявлена негативная коррелятивная взаимосвязь между содержанием ПЛ-МГ и концентрациями АБГ (r = -0,2845, p = 0,0430), ИЛ-1 (r = -0,3708, p = 0,0087) при том, что в норме она позитивная (r = 0,4092, p = 0,0087 и r = 0,6908, p=0,0125 соответственно). С ИФН связь прямая (r = 0,5964, p = 0,0411), что может быть связано с блокадой рецепторов МГ. Только при РА и СКВ уровни МГ и АБГ демонстрировали прямую взаимосвязь (при РА r = 0,2631 p = 0,0441) – у здоровых, при РеА и АДН она обратная. Содержание IgM при РА также негативно коррелировало с МГ (r = -0,4034, p = 0,0054). Все это может свидетельствовать о срыве утилизации, регуляции и, как следствие, об отсутствии адекватного ответа на воспаление, а также об истощении способностей организма к синтезу МГ при тяжелых формах РА.

Примерно те же тенденции демонстрировали коррелятивные взаимосвязи уровня комплексов МГ-IgG с другими показателями при РА – повышение в десятки раз, позитивно коррелирующее с содержанием ЛФ и ПЛ (r = 0,2790, p = 0,0222 и r = 0,4419, p = 0,0079 соответственно) чего не наблюдается ни в норме ни при РеА. При этом сопутствующее высоким уровням комплекса относительное увеличение концентрации ПЛ свидетельствует, скорее всего, об активном разрушении тканей, а ЛФ – о росте окислительного потенциала крови, который сам по себе может быть дополнительным повреждающим агентом при особо тяжелых формах РА. Необходимо отметить, что способный стимулировать репарацию тканей ИЛ-6 коррелирует с МГ-IgG в норме (r = 0,4765, p = 0,0392), при СКВ (r = 0,4253, p = 0,0303), РеА (r = 0,5909, p = 0,0335), но не при РА. Только при РА оба типа комплексов негативно коррелируют с АБГ (r = -0,2845, p = 0,0430 для ПЛ-МГ и r = -0,2857, p = 0,0401 для МГ-IgG) , что может говорить о том, что недостаток резервных ингибиторов на фоне повреждения основного (МГ) является критическим.

Выявленные нами закономерности позволяют предполагать, что патогенез РА идет не от локального механического повреждения к системному, а наоборот – от острого неспецифического воспаления к забарьерному процессу, и ключевым фактором является критическое повреждение молекул регуляторного белка – МГ. По нашему мнению механизм развития данной патологии таков: при остром воспалении любой локализации происходит «закисление» биожидкостей, особенно в его очаге, за счет синтеза активированными фагоцитами большого количества оксидантов HOCl и хлораминового типа (которые высвобождают синглентный кислород) и синтеза ЛФ нейтрофилами. Известно, что данное «закисление» оказывает крайне негативное влияние на МГ – резко снижается его способность транспортировать белки и сродство к рецепторам, кроме того он может «терять» связанные ранее протеиназы. Повреждение подобного универсального белка может иметь два серьезных последствия. Во-первых, нарушается механизм межклеточных взаимодействий, основанный на своевременной передаче сигналов и регуляторных соединений от клетки к клетке, а также изменяется контроль за синтезом ряда соединений по типу обратной связи. Во-вторых, окисленная молекула МГ имеет неправильное конформационное строение и может быть расценена как частично чужеродная клетками иммунной системы, с последующим синтезом аутоАТ не только к МГ, но и к транспортируемым лигандам.

Очевидно, что описанный процесс чаще всего не является ни локальным, ни специфическим – и поврежденный МГ и аутоАТ могут разноситься током крови из очага воспаления по всему организму, причем большая часть поврежденного МГ своевременно выводится из циркуляции печенью, а особо дефектные формы маркируются аутоАТ и удаляются клетками иммунной системы. Параллельно активируется синтез белков дублеров МГ, в первую очередь АБГ. Однако при РА часто наблюдаются врожденные дефекты генов белков транспортеров и Т-клеточного звена иммунной системы. Кроме того, своевременная элиминация дефектных форм неизбежно замедляется в забарьерных органах и тканях. При этом именно суставные жидкость и ткани (вследствие слабой циркуляции жидкости на фоне достаточно большого количества различных регуляторных белков и клеток, способных их синтезировать) наиболее уязвимы с точки зрения повреждения МГ и последствий этого повреждения.

Ранее установлено, что при РА в синовиальной жидкости наблюдается высокая концентрация окисленного МГ. Более того, в условиях закрытого межсуставного пространства, комплексы МГ с протеиназами, равно как и освободившиеся из комплекса с окисленным МГ протеиназы, способны осаждаться на ткани сустава и активно их разрушать. Если допустить, что именно МГ является основным иммуногенным фактором при РА, то становится понятным, почему данная патология локализуется именно в суставах и протекает циклами – в то время как окисленный МГ своевременно выводится из циркуляции при воспалении, в суставной жидкости он задерживается и накапливается. При этом протеиназы в составе его комплекса активно разрушают ткани сустава, а аутоантитела формируются сначала на сам окисленный МГ, затем, вероятно, и на его лиганды, накапливающиеся в составе подобного дефектного комплекса, а затем и на «обнажившиеся» после опосредованного протеиназами лизиса тканей антигены. Все вышеперечисленное неизбежно должно приводить к повторному пику острофазовой реакции, но не системной, а уже локализованной в суставах и к дальнейшему повреждению МГ суставной жидкости, провоцирующему циклическую прогрессию заболевания.

Безусловно, вышеописанная теория нуждается в дополнительных подтверждениях, однако даже на этом этапе она хорошо объясняет целый ряд общеизвестных проявлений РА. Например, наличие целого ряда аутоАТ у различных индивидуумов (их спектр, вероятно, определяется теми веществами, с которыми взаимодействовал МГ на момент развития процесса), контингент заболевающих – либо дети (ювенильный РА), либо женщины в возрасте 40-50 лет (группы, отличающиеся нестабильным уровнем эстрогенов, контролирующих синтез макроглобулинов), вторичное системное поражение других органов и тканей при тяжелых формах РА, сложности в лечении заболевания (повреждение основных транспортеров регуляторных веществ – макроглобулинов, да еще в забарьерной системе зачастую сводит на нет все попытки лекарственной терапии) и тот факт, что, несмотря на большое количество микротравм суставов, РА развивается только в небольшом проценте случаев.

Таким образом, проведенные нами исследования продемонстрировали, что белки семейства обладают еще более широким спектром воздействий на клетки, чем предполагалось ранее. Прежде всего, это многообразие обеспечивается за счет наличия различных способов связывания лигандов, конкурентного взаимодействия с АБГ и другими аналогами за лиганды, а также за счет формирования больших мультикомплексов сразу с несколькими лигандами, каждый из которых обладает своими регуляторными характеристиками.

При этом механизм взаимодействия с рецептором прост и универсален – потеря свойств к флотации сначала «осаждает» макроглобулин с регуляторными субстанциями именно там, где это необходимо, поскольку именно в зоне активного разрушения или наоборот роста и наблюдается наибольшая концентрация протеиназ, способных трансформировать и таким образом «посадить» МГ на клетку-мишень. Затем происходит повторная нейтрализация с последующим «механическим» погружением рецептора со связавшимся МГ в клетку, без каких-либо дополнительных энергозатрат.

Учитывая универсальность механизма, в развитии различных заболеваний ведущую роль играет резерв самих макроглобулинов, либо конкретный состав и концентрация транспортируемых ими лигандов. Так, в случае РЯ и ЦА пусковым механизмом, вполне вероятно, является врожденный дефицит МГ, а при РА – одновременно врожденный дефект иммунной системы, дефицит МГ, эстрогенов и присоединившееся воспаление, являющееся пусковым механизмом процесса. Любопытно, что при СКВ и ЭНД, МГ не оказывает значительного влияния на патогенез заболевания, а АБГ напротив, если и не является одним из пусковых механизмов, то, по крайней мере, способен в значительной степени стимулировать сопутствующую этим заболеваниям пролиферацию тканей. Все вышеперечисленное позволяет утверждать, что макроглобулины являются универсальными регуляторами межклеточных взаимодействий в норме и при патологии и входят в состав врожденного гуморального иммунитета.

ВЫВОДЫ

  1. Макроглобулины способны присоединять ряд лигандов, включая протеиназы, иммуноглобулины, цитокины, циркулирующий рецептор эндоцитоза (ЛПР) и альбумин. Кроме того, они способны формировать сложные многокомпонентные комплексы из нескольких транспортируемых лигандов, конкурентов за лиганды и ЛРП.
  2. Белки семейства макроглобулинов (альфа-2-макроглобулин – МГ, ассоциированный с беременностью альфа-2-гликопротеин – АБГ) способны конкурировать друг с другом за связывание с протеиназами, а также вытеснять друг друга из комплекса. При этом преимущество в конкурентных взаимодействиях зависит как от свойств макроглобулина, первым связавшего протеиназу, так и от свойств самого фермента.
  3. МГ способен дозозависимо связываться с противоуглеводными антителами (ПУАТ), направленными преимущественно против маннозных и галактозных остатков, а также со специфическими аутоантителами, которые обнаруживаются в крови, как здоровых доноров, так и больных всеми исследованными заболеваниями. ПУАТ и аутоантитела способны конкурировать друг с другом за связывание с МГ или синергично взаимодействовать с ним в зависимости от того, к какому классу иммуноглобулинов (G, А, М) они принадлежат.
  4. При связывании нативного МГ сначала с протеиназой, а затем с ЛРП происходит поэтапная нейтрализация комплекса до значений, соответствующих рН внутренних сред организма, вне зависимости от исходных рI компонентов, формирующих его. Параллельно происходит уплотнение конформации комплекса, которое проявляется как увеличение электрофоретической подвижности по сравнению с нативным МГ.
  5. При раке яичников (РЯ) наблюдается дефицит МГ на фоне достоверного повышения уровней АБГ, иммунного комплекса МГ-IgG, регуляторно-транспортного комплекса МГ-плазмин (ПЛ), а также снижения уровней ПЛ и альфа-1-антитрисина (АТр). Одновременно в 45-116 раз увеличиваются уровни провоспалительных цитокинов ФНО-, ИЛ-1, ИЛ-8 и в 20 раз – иммунорегуляторного и стимулирующего пролиферацию ИЛ-6. Изменение этих параметров может свидетельствовать о массированном повреждении тканей и значительном искажении синтеза регуляторных цитокинов, также как о том, что МГ и АБГ принимают активное участие в патогенезе РЯ.
  6. Цистоаденома (ЦА) характеризуется дефицитом МГ на фоне недостоверного повышения АБГ, значимого увеличения МГ-IgG и ПЛ-МГ, а также снижения содержания IgA. При этом выявляется 3-7-кратное возрастание уровней провоспалительных цитокинов. Можно предположить, что комбинированный дефицит МГ и IgA, играет определенную роль в патогенезе ЦА.
  7. Наружный эндометриоз яичников (ЭНД) сопровождается отсутствием изменений в содержании МГ, лактоферрина (ЛФ), IgА и IgМ, достоверным повышением уровней АБГ, IgG, МГ-IgG и ПЛ-МГ и снижением АТр. Одновременно в 13 раз повышается концентрация ИЛ-8 и, в меньшей степени, ФНО-, ИЛ-1. Это свидетельствует о том, что МГ не имеет существенного значения в патогенезе ЭНД, тогда как АБГ может способствовать прогрессии данного заболевания.
  8. В целом изменения оцениваемых параметров при системной красной волчанке (СКВ) и ЭНД были аналогичными, что может свидетельствовать о единой аутоиммунной природе данных заболеваний. Отличительной чертой СКВ является увеличение уровней всех Ig, гораздо более выраженное повышение содержания ИФН- и отсутствие изменений АТр. Отсутствие выраженных изменений в содержании МГ и его комплексов свидетельствует о том, что данный белок не является иммуногенным фактором при СКВ и не задействован напрямую в его патогенезе.
  9. Хронический аднексит бактериального генеза в стадии обострения (АДН) сопровождается отсутствием изменений в уровне МГ, повышением содержания его комплексов (менее значимо по сравнению с другими заболеваниями), а также АБГ и ЛФ. Уровни провоспалительных цитокинов и иммунорегуляторного ИФН- при АДН тоже увеличены, что свидетельствует о том, что большинство изученных показателей ведут себя как типичные реактанты воспаления при данной патологии, без истощения резервов МГ, но при наличии активации синтеза его дублера (АБГ).
  10. Развитие реактивного артрита (РеА) характеризуется достоверным снижением уровней МГ, на фоне повышения обоих его комплексов, АБГ и Ig, особенно секреторного IgА. Данные изменения сопровождаются 10-20-кратным увеличением концентрации провоспалительных цитокинов. Это может свидетельствовать о том, что при системном воспалении бактериального генеза наблюдается определенное истощение резерва МГ, не наблюдаемое при локальном процессе (АДН).
  11. Ревматоидный артрит (РА) отличается сниженным уровнем МГ и многократным увеличением содержания его комплексов с ПЛ (в 6 раз) и IgG (в 16 раз). Параллельно наблюдается значительное повышение концентраций АБГ, Ig, ЛФ и провоспалительных цитокинов (последние увеличены в 14-76 раз) при неизменном уровне АТр. Подобные изменения позволяют предположить, что МГ является иммуногенным фактором при возникновении РА и играет значительную роль в его дальнейшей прогрессии.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

       Полученные данные по свойствам белков семейства макроглобулинов и особенностям их взаимодействия с рецептором эндоцитоза, а также с цитокинами и другими лигандами, рекомендуется использовать в качестве лекционного материала для студентов медицинских и биологических специальностей.

       Определение уровней комплексов МГ-IgG рекомендуется применять в качестве дополнительного критерия при дифференциальной диагностике коллагенозов.

       Оценка сывороточных концентраций МГ и АБГ может быть рекомендована в качестве дополнительного дифференциально-диагностичес­кого критерия при раке яичников.

БЛАГОДАРНОСТИ

Автор приносит глубокую благодарность за оказание научно-методи­ческой помощи научному консультанту д.м.н., проф. И.Г. Козлову, за организацию научных исследований зав. НИЛ иммунохимии, д.б.н., проф. Н.А. Зорину, за помощь в выполнении отдельных этапов работы – всем сотрудникам НИЛ иммунохимии ГОУ ДПО Новокузнецкого ГИУВа, за помощь в наборе клинического материала – врачу-терапевту ГКБ №1 г. Новокузнецка, к.м.н. Н.А. Трофименко, врачу-онкологу Новокузнецкого онкологического диспансера, к.м.н. Н.В. Промзелевой, зав. каф. акушерства и гинекологии Новокузнецкого ГИУВа, д.м.н. Л.Г. Баженовой, врачам акушерам-гинекологам ГКБ №1 г. Новокузнецка, к.м.н. С.В. Шрамко и Т.В. Третьяковой.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ
ДИССЕРТАЦИИ

  1. Зорин Н.А., Зорина Р.М., Зорина В.Н. Получение препаратов α-макроглобулина с заданными свойствами. // Гематология и трансфузиология – 2000.- №5– С. 20-21
  2. Зорина В.Н., Зорина Р.М., Зорин Н.А., Левченко В.Г., Горлина Н.К., Архипова С.В Антиген-специфический способ определения иммунных комплексов белков семейства макроглобулинов с иммуноглобулином класса G в биологических жидкостях. // Патент РФ №2209435, зарегистрирован 27.08.03.
  3. Трофименко Н.А., Зорина В.Н., Архипова С.В., Горбатовский Я.А., Зорина Р.М. Особенности воспалительной реакции при коллагенозах. // Бюллетень сибирской медицины – 2004 - №4 – с.21-25.
  4. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Роль альфа-2-макроглобу­лина при онкологических заболеваниях. // Вопросы онкологии – 2004, т.50, №5, с.515-519.
  5. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Универсальный модулятор цитокинов α2 макроглобулин. // Иммунология – 2004, т.25, №5, с.302-304.
  6. Трофименко Н.А., Зорина В.Н., Архипова С.В., Зорина Р.М. Провоспалительные цитокины и альфа-2-макроглобулин при коллагенозах. // Материалы Всероссийской конференции «Компенсаторно-приспосо­бительные процессы: фундаментальные, экологические и клинические аспекты», Новосибирск, 5-7 октября 2004, с.75-76.
  7. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М., Левченко В.Г. Универсальный регулятор - α2-макроглобулин. // Клиническая и лабораторная диагностика – 2004 - №11 – С.18-22.
  8. Трофименко Н.А., Зорина В.Н., Сырнева Л.Г., Челпанова Л.И., Зорина Р.М. Новые лабораторные методы в оценке степени активности ревматоидного артрита. // «Социально-значимые болезни». Сборник материалов научно-практической конференции, Кемерово, 2004, с.8-9.
  9. Баженова Л.Г., Зорина В.Н., Промзелева Н.В., Покачалова М.В., Зорин Н.А. Концентрация альфа-2-макроглобулина, иммуноглобулина G и их комплексов в крови, кистозном содержимом и перитонеальной жидкости при опухолях яичников у женщин. // Российский вестник акушера-гинеколога – 2005 - №3, с.10-13.
  10. Баженова Л.Г., Зорина В.Н., Покачалова М.В., Белов В.Н., Грачева Л.М., Головнина И.В., Промзелева Н.В., Роткина И.Е. Белки семейства макроглобулинов (МГ, АБГ), иммуноглобулин G и комплексы МГ-IgG в крови больных с опухолями и опухолевидными образованиями яичников. // Российский вестник акушера-гинеколога – 2005 – №4, с.11-15.
  11. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Участие белков семейства макроглобулинов в регуляции кроветворения. // Гематология и трансфузиология – 2005 - №4 – с.32-37.
  12. Зорина В.Н., Предеина Е.М., Левченко В.Г., Зорина Р.М. Макроглобулины и гормональный фон в крови женщин репродуктивного и пременопаузального периода. // Сборник материалов Всероссийской конференции молодых исследователей «Физиология и медицина»; 14-16 апр. 2005 – С-Пет. – Вестник молодых ученых. Приложение к серии Науки о жизни – с.44.
  13. Zorina V.N., Trofimenko N.A. Zorina R.M. Alpha-2-macroglobulin and its complexes with IgG in serum at autoimmune diseases. // Abstracts of the Congress “Immune-mediated diseases. From theory to therapy” in journal “Allergology and immunology in pediatrics” – Moscow-3-8 Oct.-2005-p.80, 211.
  14. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М., Трофименко Н.А., Горбатовский Я.А. Молекулярные механизмы иммунопатогенеза и терапии при ревматоидном артрите. Список ВАК. // Терапевтический архив – 2005 - №12 – Т.77 – с.88-91.
  15. Зорина В.Н., Трофименко Н.А., Архипова С.В., Зорина Р.М., Зорин Н.А. Комплексы альфа-2-макроглобулина с антителами класса G, плазмином и их взаимосвязь с другими факторами гуморального иммунитета при развитии ревматоидного артрита. // Медицинская иммунология – 2005 – Т.7. - №5-6 – с.557-562.
  16. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Роль белков семейства мак­роглобулинов в регуляции опухолевого роста. // Онтогенез – 2006 – Т.37 - №1 – с.12-19.
  17. Зорина В.Н., Трофименко Н.А., Архипова С.В., Зорин Н.А., Зорина Р.М. Альфа-2-макроглобулин, его комплексы с IgG и некоторые факторы гуморального иммунитета при ревматоидном артрите. // Научно-практическая ревматология – 2006 - №1- С.22-27.
  18. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Роль белков семейства макроглобулинов в регуляции воспалительных реакций. // Биомедицинская химия – 2006 - №3 – с.229-238.
  19. Зорин Н.А., Архипова С.В., Зорина В.Н. Роль белков семейства макроглобулинов при сепсисе. // Клиническая медицина – 2006 - №1 – с.17-21.
  20. Зорин Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М. Эволюция белков семейства макроглобулинов. // ЖЭБФ – 2006 – Т.42 – №1 – с.91-94.
  21. Баженова Л.Г., Зорина В.Н., Промзелева Н.В. Зорин Н.А. Способ выбора доступа оперативного вмешательства при опухолях яичников. // Патент № 2283499, зарегистрирован 10.09.06.
  22. Зорина В.Н., Шрамко С.В., Зорина Р.М., Краюшкина Н.А., Чирикова Т.С. Некоторые аспекты изменений гуморального иммунитета, уровней классических белков острой фазы и полифункциональных белков семейства макроглобулинов при различных вариантах воспалительных процессов придатков матки. // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии – 2007 – Т.6 - №3 – с.32-36.
  23. Zorina V.N., Zorin N.A., Lykova O.F., Konysheva T.V., Zorina R.M. Alpha-2macroglobulin ligands and mechanisms of their biotransport. // Biochemistry (Moskow) Supplement Series B: Biomedical chemistry – 2007 – Vol.1-N.3-p.216-219
  24. Шрамко С.В, Зорина В.Н., Баженова Л.Г., Архипова С.В., Белогорлова Т.И Чирикова Т.С. Способ диагностики гнойно-некротической деструкции тканей и распространенности процесса при воспалительных заболеваниях придатков матки. // Патент РФ № 2295134, зарегистрирован 10.03.07.
  25. Зорина В.Н., Маркина Л.А., Архипова С.В., Зорина Р.М., Зорин Н.А., Рябичева Т.Г. Уровни цитокинов, альфа-2-макроглобулина и его активной транспортной формы у женщин с бесплодием трубного генеза при экстракорпоральном оплодотворении. // Медицинская иммунология – 2007 - №4-5 – с.389-397
  26. Зорина В.Н., Предеина Е.М., Зорина Р.М., Левченко В.Г., Баженова Л.Г., Зорин Н.А. Уровень ассоциированного с беременностью альфа-2-гликопротеина и гормональный фон при разных типах заместительной гормональной терапии. // Клиническая лабораторная диагностика – 2007 - №7 – с.24-27.
  27. Шрамко С.В, Зорина В.Н., Баженова Л.Г., Архипова С.В., Зорина Р.М., Панченко В.А., Краюшкина Н.А. Способ выбора метода лечения и оперативного доступа при гнойных воспалительных заболеваниях придатков матки. // Патент РФ № 2303263, зарегистрирован 20.07.07.
  28. Трофименко Н.А., Зорина В.Н., Зорина Р.М., Горбатовский Я.А. Коэффициент лактоферрин х антитромбин-3 при дифференциальной диагностике ревматоидного артрита. // Материалы II Национального конгресса терапевтов «Новый курс: консолидация усилий по охране здоровья нации»-Москва-7-9 ноября 2007-с.214-215.
  29. Зорина В.Н., Трофименко Н.А., Горбатовский Я.А., Зорина Р.М., Белогорлова ТИ, Панченко В.А. Способ дифференциальной диагностики ревматоидного артрита. // Патент РФ № 2313096, зарегистрирован 20.12.07.
  30. Маркина Л.А., Зорина В.Н., Шрамко С.В., Зорина Р.М., Архипова С.В., Баженова Л.Г. Содержание реактантов воспаления в сыворотке крови женщин при воспалительных заболеваниях придатков матки и участвующих в программе экстракорпорального оплодотворения. // Клиническая лабораторная диагностика – 2008 - №2 – с.15-17.
  31. Зорина В.Н., Зорина Р.М., Трофименко Н.А., Чирикова Т.С., Архипова С.В., Зорин Н.А. Некоторые белки острой фазы воспаления в дифференциальной диагностике ревматоидного артрита. // Клиническая медицина – 2008 - №6 – с.58-61.
  32. Зорина В.Н., Зорин Н.А.,  Архипова С.В., Конышева Т.В., Трофименко Н.А., Шрамко С.В. Взаимодействие -2-макроглобулина с некоторыми цитокинами и рецептором эндоцитоза: возможный механизм связывания, транспорта и доставки в клетку в норме и при воспалении. // Молекулярная медицина – 2009 - №1 – с.30-35.
  33. Зорина В.Н., Козлов И.Г., Третьякова Т.В., Промзелева Н.В., Баженова Л.Г., Зорина Р.М., Рябичева Т.Г., Зорин Н.А. Некоторые реактанты острой фазы при различных типах пролиферативных заболеваний придатков матки. // Клиническая Лабораторная Диагностика – 2009 - №7 – с.16-19.
  34. Зорина В.Н., Козлов И.Г., Зорина Р.М., Трофименко Н.А., Зорин Н.А. Роль альфа-2-макроглобулина в патогенезе ревматоидного артрита и других коллагенозов. // Клиническая медицина – 2009. - №6 – с.55-58.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АБГ – ассоциированный с беременностью альфа-2-гликопротеин

АДН – аднексит

АТ – антитела

АТр – альфа-1-антитрипсин

ЗФР – забуференный физиологический раствор

ИЛ – интерлейкин

ИФА – твердофазный иммуноферментный анализ

ИФН- – интерферон-гамма

ЛРП – низкоплотностный липопротеин рецептор-ассоциированный
  протеин или основной рецептор эндоцитоза

ЛФ – лактоферрин

МГ – альфа-2-макроглобулин

ПЛ – плазмин

РА – ревматоидный артрит

РеА – реактивный артрит

РЯ – рак яичника

СКВ – системная красная волчанка

ФНО- – фактор некроза опухоли-альфа

ЦА – цистаденома

ЭНД – эндометриоз

As - антисыворотка

Ig – иммуноглобулины

PI – изоэлектрическая точка




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.