WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

БОГАТОВ Виктор Борисович

АРТРОСКОПИЧЕСКОЕ ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ТРАВМАТИЧЕСКИХ ПОВРЕЖДЕНИЙ КОЛЕННОГО СУСТАВА У ДЕТЕЙ (экспериментально-клиническое исследование)

14.01.15 – травматология и ортопедия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени доктора медицинских наук

Саратов-2011

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении «Саратовский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор Норкин Игорь Алексеевич.

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Маланин Дмитрий Александрович;

доктор медицинских наук, профессор Иванников Сергей Викторович;

доктор медицинских наук, профессор Чернов Алексей Петрович.

Ведущая организация: Федеральное государственное учреждение «Центральный институт травматологии и ортопедии имени Н.Н.Приорова» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Защита состоится «28» сентября в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 208.094.01 при ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И.Разумовского Минздравсоцразвития России по адресу: 410012, Саратов, ул. Б. Казачья, д.112.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И.Разумовского Минздравсоцразвития РФ

Автореферат разослан « » 2011 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук, профессор Маслякова Г.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. Травмы коленного сустава у детей занимают одно из ведущих мест в детской травматологии, составляя до 70% всех повреждений костно-суставной системы (Миронов С.П., 2010). Наблюдается постоянный рост числа этих травм, что связано с бурным развитием детского и юношеского спорта как в нашей стране, так и за рубежом (Орлецкий А.К., Езеев А.Р., 2006; Hootman J.M., 2007). Диагностика внутрисуставных повреждений у детей представляет собой определённые сложности из-за особенностей анатомического строения коленного сустава у этой возрастной группы, а также из-за коммуникативного барьера между ребёнком и врачом (Зар В.В., 1995). В результате несвоевременной либо неполной диагностики последствий травм у детей возникают серьёзные осложнения, такие как посттравматический гонартроз, контрактуры или нестабильность коленного сустава, приводящие к ухудшению качества жизни (Меркулов В.Н., 2009).

Оценка осложнений травм коленного сустава показывает, что они являются достаточно частой причиной инвалидности в молодом возрасте (Баиндурашвили А.Г., 2006; Sarpel Y., 2007; Robert H.E., 2010). Факт признания международным сообществом актуальности проблемы травматизма коленного сустава подтверждён объявлением ООН в 2001-20гг. десятилетия костной и суставной патологии (Насонова В.А., 2000). Одной из стратегических целей этой акции является разработка щадящих методов хирургического лечения последствий травм коленного сустава (Вялков А.И., 2001). Большое значение в разработке методов такого лечения имеют артроскопические способы. В первую очередь, здесь следует отметить органосохраняющие операции, такие как, например, артроскопическое сшивание разрывов менисков. Органосохраняющие малоинвазивные операции позволяют не только сохранить нормальную биомеханику коленного сустава, но и предотвратить раннее развитие посттравматического гонартроза (Филиппов О.П., 2004; Котельников Г.П., 2006; Куляба Т.А., 2006.; Accadbled F., 2007; Frosch K.H., 2010). Существенный успех в лечении посттравматического гонартроза может быть достигнут только при комплексном воздействии на все звенья его патогенеза (Маланин Д.А., 2010;

Furmann B.D., 2006). Это не только хирургические методы, но и медикаментозные средства, например, нестероидные противовоспалительные препараты, которые способны влиять на альтеративные процессы как в гиалиновом хряще, так и в капсульно-связочном аппарате коленного сустава (Elder C.L., 2002; Hanson C.A., 2005). При этом остаются неизученными вопросы влияния этих препаратов на прочность регенерата связочных структур и скорость восстановления повреждённых связок.

Существенное значение придаётся до сих пор не изученным механизмам гибели хондроцитов как в суставном хряще, так и в менисках коленного сустава (Розинов В.М., 2006; Котельников Г.П., 2010; Soejima T., 2005; Borelli J., 2006). В мировой литературе практически отсутствуют работы, посвященные изменению гистологии повреждённых менисков у детей, следовательно, нет четких рекомендаций о сроках их рационального восстановления.

Бурное развитие науки и техники привело к тому, что в клинической практике c целью диагностики и лечения травматической патологии коленного сустава стали широко использоваться методы ядерной физики, такие как магнитно-резонансная томография и холодноплазменная аблация (Воробьёв Д.А., 2010; King J.S., 2005; Figueroa D., 2007; Davis K.W., 2010).

Однако работ, посвященных применению этих методов в детской травматологической практике, недостаточно, что не позволяет сделать выводы об их клинической ценности.

Всё это определило актуальность проблемы травматизма коленного сустава у детей и способствовало поиску путей её решения.

Цель работы Улучшение результатов диагностики и лечения детей и подростков с травматическими повреждениями коленного сустава путём разработки оптимальных алгоритмов диагностики и рациональной лечебной тактики в зависимости от возраста больного, а также давности полученной травмы.

Задачи 1. Экспериментально обосновать эффективность селективных ингибиторов циклооксигеназы-1 на восстановление повреждённых связок коленного сустава.

2. Изучить влияние холодноплазменной аблации на суставной хрящ человека в условиях in vitro и животного - in vivo.

3. Провести гисто-морфологические исследования разорванных менисков коленного сустава у детей для определения показаний к их сшиванию.

4. Определить показания и противопоказания к применению артроскопических вмешательств на коленном суставе у детей с учётом их анатомо-физиологических особенностей.

5. Усовершенствовать техническое обеспечение артроскопических вмешательств на коленном суставе путём разработки и внедрения новых устройств и методов их использования при органосберегающих операциях у детей.

6. Оценить отдалённые результаты артроскопических вмешательств на коленном суставе у детей по традиционным и предложенным способам.

Научная новизна В процессе исследований получены методологические и научнопрактические результаты, которые определяют научную новизну работы.

Впервые изучены гистоморфологические особенности повреждённых менисков детей. При этом выявлены закономерности морфологических изменений коллагеновых волокон, межуточного вещества и клеточных элементов менисков у детей различного возраста с учётом давности травмы и локализации разрыва, что позволило определить чёткие временные рамки для выполнения шва мениска.

Выдвинута гипотеза о существовании питательных каналов в ткани мениска у детей.

Проведён статистический анализ динамики возрастных изменений коленного сустава у детей с учётом основных антропометрических данных.

Предложена и обоснована собственная классификация гемартрозов коленного сустава у детей школьного возраста, позволяющая определить показания для оперативного лечения.

Впервые в эксперименте изучено влияние холодноплазменной аблации (ХПА) на суставной хрящ человека in vitro и животного in vivo. При этом показана зависимость негативного воздействия на суставной хрящ ХПА от силы элетро-магнитного излучения. Показано, что гибель хондроцитов при воздействии ХПА на суставной хрящ не связана с температурным фактором.

Впервые изучено влияние селективных ингибиторов циклооксигеназы-на регенерацию повреждённых связок коленного сустава в эксперименте на животных.

Практическая ценность Практическое значение работы состоит в комплексном подходе к решению проблемы травматизма коленного сустава у детей.

Разработана тактика лечения разрывов менисков коленного сустава с учётом типа повреждения и его давности: определены чёткие показания для наложения артроскопического шва.

Разработаны и внедрены в клиническую практику «Устройство для сшивания разрывов менисков» (свидетельство на полезную модель №197от 10.10.2001, бюл. № 28) и «Способ артроскопического сшивания разрывов менисков» (патент на изобретение РФ № 2230506 от 20.06.2004, бюл.№17), которые позволяют выполнять органосберегающие операции у детей.

Для лечения разрывов передней крестообразной связки у детей с открытыми зонами роста разработан и внедрён в клиническую практику «Способ артроскопической пластики передней крестообразной связки у детей» (заявка на изобретение № 2010124486, приоритет от 15.06.2010 г.).

Показаны негативные отдалённые результаты артроскопических менискэктомий и пластики передней крестообразной связки через зоны роста на коленном суставе у детей.

Положения, выносимые на защиту:

1. В эксперименте на животных установлено, что нестероидные противовоспалительные препараты не влияют на процесс заживления коллатеральных связок, а холодноплазменная аблация вызывает некроз суставных структур коленного сустава.

2. Наиболее благоприятные исходы лечения детей с повреждениями менисков обеспечиваются наложением шва в первые 3 месяца после травмы.

3. Усовершенствованные алгоритмы диагностики и лечения детей с травмой коленного сустава и их последствиями позволяют улучшить результаты артроскопических вмешательств.

Публикации и внедрение в практику По теме диссертации опубликованы 7 статей в профильных журналах, рекомендуемых ВАК Минобрнауки РФ. Имеется публикация в ведущем зарубежном издании (Journal of Sports Medicine, USA). Получено 2 патента РФ на изобретения; на стадии экспертной оценки в Российской Федеральной службе по интеллектуальной собственности находятся 2 заявки на изобретения (получены положительные решения на выдачу патентов).

Получено разрешение федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития на применение новой медицинской технологии «Артроскопическая шовная пластика разрывов менисков коленного сустава» ФС №2010/155 от 06.05.2010. Разработанные схемы предоперационного обследования и лечения больных детей с травмами коленного сустава применяются в стационарах Саратова (ММУ «Городская клиническая больница №2»; «Клиническая больница им. С.Р.Миротворцева СГМУ») и Саратовской области (ММУ «Городская больница №1», г.Балаково), а также РГЛПУ «Карачаево-Черкесская Республиканская клиническая больница». Результаты исследований используются в учебном процессе кафедр травматологии и ортопедии и хирургии детского возраста для студентов 4, 5 и 6-х курсов педиатрического и лечебного факультетов, слушателей ФПК и ФПС Саратовского государственного медицинского университета.

Апробация работы Основные положения и результаты работы доложены и обсуждены на заседаниях Саратовского областного общества травматологов-ортопедов (Саратов, 2003, 2004, 2008, 2009); общества детских хирургов Саратова и Саратовской области (2010); конгрессе «Человек и его здоровье» (Москва, 2009); IX съезде травматологов-ортопедов России (Саратов, 2010);

совместном заседании кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Саратовского государственного медицинского университета и учёного совета Саратовского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии (Саратов, 2011).

Объём и структура диссертации Диссертация состоит из введения, аналитического обзора литературы, глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы. Текстовая часть изложена на 2машинописных страницах, содержит 23 таблиц, 72 рисунков. Список литературы включает 68 работ отечественных и 406 зарубежных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Настоящая работа состоит из двух частей: экспериментальной и клинической.

Экспериментальная часть Материал и методы исследования.

С целью изучения влияния селективных ингибиторов циклооксигеназы-1 (ЦОГ-1) на процессы заживления повреждённых коллатеральных связок в 2002 году на базе лабораторий научноисследовательского комплекса Чапел-Хильского университета (штат Северная Каролина, США) под руководством профессора Л. Доунорса были выполнены следующие исследования на животных. Модель эксперимента была основана на результатах предыдущих исследований, которые показали, что животные, получавшие после операции неселективный ингибитор циклооксигеназы пироксикам в течение 6 дней, через 14 дней имели более прочный регенерат повреждённых внутренних боковых связок на 42% (Dahners L.E., Gilbert J.A., Lester G.E., 1988). Было предположено, что назначение SC-560 (5-(4-хлорофенил)-1-(4-метоксифенил)-3(трифлуорометил)-1Н-пиразол) – селективного ингибитора ЦОГ-1 (Monsanto Company, St.Louis, Missouri) в течение первых 6 дней после повреждения также приведёт к образованию более прочного регенерата внутренних боковых связок на 14 – е сутки.

В качестве экспериментальной модели были использованы 80 самцов белых лабораторных крыс породы Sprague-Dawley массой от 420 до 900 г.

Все животные были случайно разделены на 2 равные основные группы, в которых были также выделены по 2 подгруппы. В стерильных условиях под эфирным наркозом животным производился кожный разрез длиной 5-7 мм по внутренней поверхности правого коленного сустава, затем остро пересекалась медиальная коллатеральная связка чуть ниже суставной щели.

Операция завершалась наложением одного подкожного шва из 3-биодеградируемого викрила и взвешиванием животного. Левая конечность оставалась неповреждённой и служила впоследствии для контроля. После операции животные содержались в отдельных клетках.

Препарат SC-560 биодоступен при приёме внутрь и проявляет свою активность в дозировках 10-30 мг/кг/день через 1 час после поступления в организм (Amann R., Schuligoi R., Peskar B.A., 2001). Предварительные данные показали, что одно животное в сутки потребляет около 28 г пищи.

Таким образом, препарат вводился парентерально с пищей из расчёта 1000 мг на 3500 г пищи для 1- й группы и 1900 мг на 3500 г пищи для 2 – й группы животных. В итоге одна крыса массой около 500 г съедала в сутки около 28 г пищи, потребляя с ней 16 мг SC-560 на 1 килограмм в 1-й группе (лёгкая дозировка), и 30 мг/кг - во 2-й группе (высокая дозировка). В контрольных группах животные получали ту же пищу, но без препарата.

Приём препарата начинали после операции и продолжали в течение первых 6 дней, включая день операции. Шестидневный курс лечения был определён как наиболее оптимальный при повреждениях связок у крыс (Dahners L.E., 1988). Количество пищи, съеденной каждой крысой, ежедневно учитывали, что указывало на соответствующее поступление препарата в организм животного. Вкус SC-560 не влиял на аппетит крыс.

Через 14 дней после операции животные были выведены из эксперимента. У них отсекали задние конечности, с которых под микроскопом удаляли все мягкие ткани за исключением внутренней боковой связки. Полученные препараты «кость-связка-кость» заворачивали в салфетки, пропитанные физиологическим раствором, и замораживали при температуре -20С для последующего механического тестирования.

Перед тестированием препараты «кость-связка-кость» размораживали при комнатной температуре. Бедренная и большеберцовая кости фиксировали под углом 45 флексии по отношению друг к другу в сервогидравлическом аппарате MTS 812 (MTS Systems Corp., Minneapolis, Minnesota). Производили дистракцию препарата на скорости 0,25 мм/с до полного разрыва внутренней боковой связки. Данные передавали через аналого-цифровой конвертор в компьютер, где регистрировали силу разрыва каждой связки в ньютонах. Из предыдущих исследований известно, что прочность внутренней боковой связки зависит от массы животного (Tipton C.M., Schild R.J., Flatt A.E., 1967), поэтому сила нагрузки была разделена на массу каждого животного. Таким образом, была получена прочностная характеристика каждой связки (ньютон на 1 килограмм массы тела). Все данные подвергались статистическому анализу.

Влияние холодноплазменной аблации на суставной хрящ Изучение влияния холодноплазменной аблации на суставной хрящ человека in vitro и животного in vivo проводили на базе Саратовского научноисследовательского института травматологии и ортопедии.

Использовали фрагменты суставного хряща человека с субхондральной костью, полученные в ходе оперативных вмешательств у молодых людей по поводу внутрисуставных переломов. Суставной хрящ помещали в стерильный изотонический раствор, где производили ХПА в режиме «коагуляции» и «резки». Воздействие было точечным и длилось около секунды. При этом использовали 2 наиболее распространённых устройства холодноплазменной аблации - VAPR 3 (Mitek) и Atlas (Arthrocare) с различными типами электродов. Приготовление гистологических препаратов выполняли стандартным способом; окраска производилась гематоксилин – эозином. Сравнительный анализ проводили с теми же фрагментами суставного хряща, но которые не подвергались воздействию ХПА. При этом исследовали следующие показатели - глубину воздействия ХПА, изменение структуры коллагена и разрушение хондроцитов в зоне воздействия.

Для изучения отдалённых эффектов воздействия ХПА на суставной хрящ потребовалось выполнить экспериментальное исследование на животных. В качестве экспериментальной модели были выбраны беспородные собаки в возрасте от 1,5 до 2 лет и массой 6,8 – 7,3 кг.

Операцию проводили в стерильных условиях под анестезией раствором кетамина. Коленные суставы всех трёх животных вскрывали медиопателлярным доступом. Полость сустава постоянно промывали стерильным изотоническим раствором хлорида натрия. Двум животным ХПА производили на суставном хряще на различных его участках (по передней поверхности мыщелков бедра и по медиальной поверхности мыщелка бедра в зоне перехода суставного хряща в синовиальную оболочку). ХПА выполняли в режиме «резки» и «коагуляции». Время воздействия составляло около 1 секунды и имело точечный характер (рис. 1). Третье животное было контрольным. К суставному хрящу третьей собаки прикладывали медную проволоку, нагретую до 800, и сустав послойно ушивали.

После операции животные содержались в обычных условиях, при этом какие-либо лекарственные препараты не применялись. Через 3 месяца после операции животных выводили из эксперимента высокой дозировкой препарата «ардуан». Задние конечности отсекали на уровне верхней трети бедра и тут же отправляли на МРТ-исследование. МРТ-исследование проводилось на томографе Aperto (Hitachi) силой магнитного поля 0,4 Т в стандартных условиях и режимах. Затем коленные суставы животных вскрывали и визуально производили оценку области воздействия ХПА и температуры.

Участки суставного хряща вместе с субхондральной костью в области воздействия ХПА были отделены от окружающих тканей и помещены в 12%-ный раствор нейтрального формалина. После фиксации их заливали в парафиновые блоки и производили срезы толщиной 5 мкм. Наиболее репрезентативные срезы окрашивали гематоксилин-эозином и по Ван Гизон, фиксировали на предметные стёкла. Аналогичным способом производили забор и фиксацию здоровых участков суставного хряща собак для проведения сравнительного анализа.

Гистологическое исследование повреждённых менисков у детей В данном экспериментальном разделе рассматривали гипотезу, согласно которой клеточный состав разорванного мениска подвержен значительным изменениям в зависимости от возраста больного, давности повреждения и типа разрыва. Были исследованы 18 менисков, которые получили во время артроскопий у больных в возрасте от 14 до 18 лет, лечившихся оперативно по поводу травм коленного сустава. Повреждённые мениски были удалены артроскопическим способом «единым блоком» либо дроблением баскетными кусачками оторванного фрагмента, оставляя стабильную неповреждённую часть мениска. Все разрывы менисков были разделены на четыре основных группы в зависимости от типа разрыва.

Разрыв по типу «ручки лейки» был выделен в самостоятельную группу как наиболее часто встречаемый, а также наиболее травматичный вид повреждения.

Сразу после удаления мениски фиксировали в растворе нейтрального 12%-ного формалина, затем заливали в парафиновые блоки. Готовили срезы толщиной 5 мкм в поперечной, продольной и горизонтальной плоскостях.

Наиболее репрезентативные срезы окрашивали гематоксилин-эозином (для определения клеточного состава), по Ван Гизон (для определения структуры коллагена), и альциановым синим (для определения содержания глюкозаминогликанов), а затем фиксировали на предметные стёкла. Анализ полученных препаратов выполнял независимый специалист-морфолог, которому были неизвестны возраст пациента, давность травмы и тип разрыва мениска.

Анализ гистологических препаратов в поперечном (радиальном) направлении выполняли с учётом того, что предыдущие исследования на животных показали закономерное уменьшение клеточного состава мениска от его периферии к центру (Meshina M., 2007). Аналогично производилось и продольное исследование, так как ранее было установлено, что неповреждённые мениски человека имеют больший клеточный состав в области переднего и заднего рогов. Методом сетки на площади препарата в 0,1 мм подсчитывали количество клеток, определяли морфологические характеристики их ядер, а также измеряли плотность сосудов данной области. Морфологическая характеристика ядер включала в себя определение формы самого ядра, при этом, если его длина была равна ширине, то такие ядра относились к сферичным, если же отношение длины к ширине находилось в промежутке от 1 до 2, то такие ядра считались овоидными. Если этот индекс был более 2, то ядра считались палочковидными.

Гистологический индекс повреждённых менисков Гистологический индекс повреждённых менисков рассчитывали по шкале, предложенной S.A.Rodeo (2000), при этом каждый мениск оценивали по 6-балльной системе, в которой учитывали сумму в баллах плотности клеточного состава, тип клеток, организацию коллагена и морфологию матрикса. Для статистической обработки гистоморфологических данных применяли F-тест в коррекции Бонферрони для парных групп сравнения (Montgomery D.C., 2001), чтобы определить эффект влияния возраста пациента, давности полученной травмы и типа разрыва мениска на его клеточный состав, а также форму ядер. Для сравнения плотности клеточного состава у лиц моложе 16 лет и от 16 лет и старше использовали t-тест Стьюдента.

Результаты исследований экспериментальной части В таблице 1 показаны средние (± SD) показатели нагрузки разрыва и энергии внутренних боковых связок у животных разных групп, нормализованных по массе тела, которым вводили per os препарат SC-560.

Таблица Показатели нагрузки разрыва и энергии внутренних боковых связок у животных Группы Внутренняя Нагрузка разрыва Энергия боковая (Nкг) (мДж/кг) связка ± SD ± SD 1-я малая доза Пересечённая 21.4 ± 10.4 20.0 ± 15.препарата Непересечённая 55.7 ± 19.5 62.1 ± 29.1-я контрольная Пересечённая 22.6 ± 10.4 21.9 ± 13.группа Непересечённая 47.4 ± 16.2 50.0 ± 21.2-я высокая доза Пересечённая 23.2 ± 16.8 26.3 ± 29.препарата Непересечённая 52.4 ± 17.1 51.2 ± 19.2-я контрольная Пересечённая 22.3 ± 10.6 17.0 ± 14.группа Непересечённая 41.4 ± 14.2 38.8 ± 16.Как видно из вышеприведённой таблицы, препарат как в малой, так и высокой дозировке, не вызывал достоверного повышения прочности заживающих связок. В то же время неповреждённые внутренние боковые связки выдерживали на 22% больше нагрузки (статистическая достоверность Р<0,01) у животных, которые употребляли высокие дозы препарата. Кроме того, энергия, необходимая для разрыва неповреждённых связок, была больше на 27% (Р<0,01) в группах крыс, употреблявших SC-560 (как в малых, так и высоких дозах).

Во второй серии экспериментов, посвященных изучению действия ХПА на суставной хрящ, были получены следующие результаты.

На гистологических препаратах «хрящ-кость» человека было обнаружено, что одномоментное воздействие ХПА в режимах «резки» и «коагуляции» вне зависимости от использованной аппаратуры не вызывало деструкции хондроцитов. Глубина действия ХПА составляла около 200 мкм и не достигала субхондральной кости (в большинстве случаев она была ограничена толщиной суставного хряща). Отличие от неповреждённого (контрольного) фрагмента хряща заключалось лишь в небольшом уплотнении коллагена (рис.1).

Снижение высоты хряща, уплотнение коллагена А Б Рис. 1. Гистологический вид препарата «хрящ – кость» человека после секундного воздействия ХПА в режиме «резки» аппаратом «VAPR 3» (А - окраска по Ван Гизон, ув.100, Б - окраска гематоксилин-эозином, ув.400). Стрелкой показана зона перехода хряща в кость.

Результаты воздействия ХПА на суставной хрящ животных значительно отличались от таковых у человека. При помощи магнитнорезонансной томографии было обнаружено глубокое клинообразное распространение некроза, которое не только достигало субхондральной кости, но и проникало до половины толщины мыщелка бедренной кости (режим «резки», аппарат «VAPR 3») (рис. 2). Отмечалось несколько меньшее распространение некроза при использовании режима «коагуляции» (рис. 3).

При этом достоверных различий для типа аппарата выявлено не было.

Более того, животное, которому выполнялась ХПА в режиме «резки», длительное время страдало от синовита, результатом чего стала массивная киста Бейкера (или суставная грыжа), которая отчётливо видна на сагиттальных и горизонтальных срезах.

А Б Рис. 2. МРТ (А-сагиттальная и Б-горизонтальная проекции) коленного сустава собаки после воздействия ХПА в режиме «резки» (аппарат VAPR 3).

Зона некроза и киста Бейкера показаны стрелками.

Рис. 3. МРТ коленного сустава собаки (горизонтальная проекция) после воздействия ХПА в режиме «коагуляции» (аппарат VAPR 3). Стрелкой показана зона поражения.

После вскрытия коленных суставов всех животных макроскопическая картина соответствовала данным МРТ. Точка приложения ХПА в режиме «резки» выглядела как зона некроза с грануляционным валиком (рис. 4).

Рис. 4. Результат воздействия ХПА на хрящ бедра собаки в режиме «резки» (аппарат VAPR 3) через 3 месяца. Стрелкой показана зона некроза.

Макропрепарат соответствует МРТ на рисунке 2.

Рис. 5. Последствие воздействия ХПА на суставной хрящ собаки в режиме «коагуляции» (аппарат VAPR 3) через 3 месяца. Стрелкой показана зона некроза. Макропрепарат соответствует МРТ на рисунке 3.

Гистологическое исследование как неповреждённых, так и подвергшихся воздействию ХПА участков суставного хряща, подтвердило данные МРТ коленных суставов животных и их макроскопические препараты.

Анализ гистологических препаратов суставного хряща собаки, подвергшейся воздействию ХПА в режиме «коагуляции», показал, что происходит гибель клеточных элементов гиалинового хряща (рис.6). На поверхности суставного хряща отмечаются участки фибрилляции (показаны кругом); при этом нарушается организация коллагеновых структур в толще самого хряща. Происходят не только уплотнение коллагеновых волокон, но и их дезорганизация.

А Б Рис. 6. Хрящ коленного сустава собаки через 3 месяца после воздействия ХПА в режиме «коагуляции». (Окраска по Ван Гизон (А) и гематоксилин-эозином (Б), ув.100). Препарат соответствует рисункам 3 и 5.

Следует отметить, что зона повреждения суставного хряща не распространяется на субхондральную кость. Стрелкой показана зона перехода хряща в субхондральную кость. Однако с её стороны можно отметить реакцию в виде участков склероза (показана стрелкой) и некроза клеток (показано квадратом). Высота суставного хряща в очаге воздействия снижена на 70% (рис. 7).

150 мкм 250 мкм мкм А Б Рис. 7. Высота суставного хряща собаки в норме (А) и через 3 месяца после воздействия ХПА в режиме «коагуляции» аппаратом VAPR 3 (Б).

(Окраска гематоксилин-эозином, ув.100).

Гистологический анализ препаратов «хрящ-кость», полученных у животного, которому выполнялась ХПА в режиме «резки», показал ещё большее разрушающее воздействие на живую ткань (рис.8).

А Б Рис. 8. Хрящ коленного сустава собаки через 3 месяца после воздействия ХПА в режиме «резки» (А - окраска по Ван Гизон, ув.100 и Б гематоксилин-эозином, ув.400). Препарат соответствует рисункам 2 и 4.

На данном препарате можно видеть грануляционный вал (показан кругом), который представлен фиброзной тканью. Стрелкой показана зона перехода хряща в субхондральную кость. Обращает на себя внимание глубина дефекта суставного хряща, которая достигает субхондральной кости.

В самом суставном хряще в области дефекта количество хондроцитов резко снижено.

Результаты гисто-морфологического анализа повреждённых менисков у детей Плотность клеточного состава. Плотность клеточного состава в зоне разрыва мениска и к его краям значительно варьировала в зависимости от давности повреждения. Прослеживалась очевидная тенденция к уменьшению числа клеточных элементов в зависимости от давности разрыва (1215±3клеток/0,1мм2 против 724±232 клеток/0,1мм2, Р<0,001).

Учитывая, что группы больных были однородными по возрасту (Р<0,05), плотность клеточного состава различалась в данном вариационном ряде менее чем на 0,086 (-распределение), что может считаться единой для данного возраста. Плотность клеточного состава не зависела от типа разрыва мениска (Р<0,01), однако для радиальных разрывов данные клеточного состава оказались нерепрезентативными для F-теста, что не дало возможности их сравнивать с продольными паракапсулярными разрывами.

Статистически достоверных различий по плотности клеточного состава для медиального и латерального менисков получено не было (Р>0,25).

Морфологические характеристики клеточных ядер. Анализ вариаций показал, что тип разрыва менисков имел значение для формирования клеток, располагающихся вдоль края разрыва. Так, для радиальных разрывов были характерны клетки со сферической формой ядра. Коэффициент сферичности составлял 1,67±0,46. В продольных разрывах преобладали палочковидные ядра (1,92±0,71), а в лоскутных - овоидные (1,85±0,46). Однако форма клеточных ядер достоверно не зависела от давности разрыва (Р=0,22), медиального или латерального мениска (Р=0,38), а также возраста больных (Р=0, 86).

Что касается клеток, расположенных к периферии от разрыва, то на форму их ядер не влияли ни давность разрыва (Р=0,45), ни тип разрыва (Р=0,33), ни возраст пациентов (Р=0,54).

Гистологический индекс. Гистологический индекс зависел от типа разрыва мениска (f=5,34, Р<0,001); при этом худшие показатели наблюдались при радиальных разрывах. При разрывах менисков давностью более недель также отмечалось снижение гистологического индекса по сравнению с повреждениями меньшего срока давности (Р<0,02) (табл. 2).

Таблица Результаты гистологического исследования повреждённых менисков Характеристика Давность травмы (нед.) 1-8 9-12 13-36 >Количество менисков 4 4 7 Пол / 2/2 3/1 6/1 2/Возраст () 14,1±1,2 15,4±2,3 13,2±1,2 16,7±2,продольный 1 - 1 паракапсулярный по типу «ручки - 2 2 лейки» Лоскутный 1 2 3 радиальный 2 - 1 - Гистологический индекс 5,7±0,7 4,8±0,6 4,1±0,6 3,6±0,Примечание: – средний возраст больных ± стандартное отклонение.

Плотность клеточного состава в повреждённых фрагментах менисков в зависимости от давности травмы представлена на рисунке 9.

мениска, n Тип разрыва Плотность клеток, шт/мм 1510средняя по краю разрыва 5по периферии повреждённого фрагмента 1-9-13->Давность повреждения, недель Рис. 9. Содержание хондроцитов в повреждённом фрагменте мениска в зависимости от давности травмы.

Как видно из рисунка 9, количество клеточных элементов прогрессивно уменьшается к 36 неделям со дня повреждения.

Ниже приведены наиболее показательные примеры артроскопической и гистологической картин повреждённых менисков.

А Б Рис. 10. Разрыв медиального мениска по типу «ручки лейки» давностью 6 недель (А). Гистологический препарат (Б) (окраска по Ван Гизон, ув.100).

На рисунке 10А виден оторванный фрагмент медиального мениска по типу «ручки лейки» (показан стрелкой), который ущемлён в межмыщелковом пространстве бедренной кости. Данный фрагмент был удалён «единым блоком». На гистологическом препарате (рис. 10Б) видно большое количество клеточных элементов, в том числе с ядрами различной формы. Обращает на себя внимание концентрация клеток вдоль линии разрыва мениска (показано стрелкой). Клетки расположены неравномерно:

они преимущественно сгруппированы вдоль микрососудов и мигрируют к зоне повреждения.

А Б Рис. 11. Продольный паракапсулярный разрыв мениска давностью недель (А). Гистологический препарат (Б) (окраска по Ван Гизон, ув.100).

На гистологическом препарате (рис.11Б) можно увидеть большое количество микрососудов, расположенных вдоль линии разрыва (показано стрелкой). Наблюдается концентрация клеток в зоне повреждения, а также вдоль сосудов. Данная область соответствует средней трети мениска (рис.А); в зону разрыва введён наконечник шейвера (показан стрелкой).

Жизнеспособность оторванного фрагмента мениска определялась не только по сохранению клеточных элементов, наличию микрососудов, но и по организации коллагена (рис.12).

А Б Рис. 12. Гистологическая картина разрыва медиального мениска по типу «ручки лейки» давностью 12 недель (А) и 28 недель (Б). (Окраска по Ван Гизон, ув.100).

Обращает на себя внимание, что в препарате с давностью травмы недель (рис. 12 А) сохраняется однонаправленная ориентация коллагеновых волокон, при этом содержание клеточных элементов значительно выше, чем у препарата, полученного в более поздние сроки после травмы (28 недель) (рис. 12 Б). В большом количестве встречаются клетки с овоидными и даже с палочковидными формами ядер (рис. 12 А), в то время как у препарата (Б) наблюдается «извитая» структура коллагеновых волокон, происходит резкое снижение клеточных элементов. Их ядра имеют в основном сферическую форму.

Аналогичные данные были получены при окраске повреждённых фрагментов менисков альциановым синим (рис.13). Отмечена чёткая закономерность снижения содержания глюкозаминогликанов (ГАГ) в ткани мениска в зависимости от давности полученной травмы. Высокое содержание ГАГ косвенно свидетельствует о функциональной активности хондроцитов.

А Б Рис. 13. Разрыв мениска по типу «ручки лейки» давностью 12 недель (А) и 28 недель со дня травмы (Б). Окраска альциановым синим, ув.100.

Стрелками показаны микрососуды. Срез выполнен в вертикальной плоскости на границе средней и внутренней третей мениска.

Обращают на себя внимание большое содержание ГАГ в препарате А и относительно упорядоченное положение коллагеновых волокон по сравнению с препаратом Б.

При анализе большого количества гистологических препаратов менисков у детей были обнаружены особые анатомические образования, которые расценены нами как «питательные каналы» (рис.14). Сеть этих каналов пронизывала ткань мениска на всём протяжении. Их диаметр варьировал от 5 до 30 мкм. Они не имели собственной стенки и практически не встречались в оторванных фрагментах менисков давностью более недель. Возможно, питание ткани мениска происходит через эти каналы из синовиальной жидкости в результате осмотических сил или благодаря механическому проталкиванию при активных движениях сочленяющихся поверхностей коленного сустава.

А Б Рис. 14. Питательные каналы мениска (показаны стрелками). Окраска гематоксилин – эозином, ув.100 (А) и ув.400 (Б).

Обращает на себя также внимание концентрация хондроцитов около этих каналов.

КЛИНИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ Материал и методы исследования Клиническая часть работы была выполнена в клинике детской хирургии Саратовского государственного медицинского университета, клинических подразделениях Саратовского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии и отделения ортопедии городской клинической больницы № 67 г.Москвы. Период наблюдения составил 10 лет, с 2000 по 2010 гг.

Под нашим наблюдением находились 68 детей, которым выполнялись оперативные вмешательства на коленном суставе по поводу его травм. Все обследованные имели в анамнезе или на момент обращения гемартроз или гемосиновит коленного сустава. Большинство пациентов были госпитализированы для оперативного лечения с явлениями застарелой травмы коленного сустава (табл. 3).

Таблица Давность травм коленного сустава у детей Возраст Давность травм больных До 7 От 7 до От 14 дней до От 1 до 3 месяцев Более 3 месяцев (лет) дней 14 дней 1 месяца 7 – 9 3 - 1 - - 10 – 12 4 1 2 2 - 13 – 16 3 10 3 4 17-18 1 7 9 8 Всего 11 18 15 14 Большинство детей младшего возраста были прооперированы на ранних сроках после получения травмы. Это связано с наличием выраженного гемартроза коленного сустава, который не купировался неоднократными пункциями. Превалирование больных старшего возраста, обратившихся в нашу клинику в более поздние сроки после получения травмы, можно объяснить тем, что в основном это были пациенты из районов Саратовской области и других регионов России, которые лечились консервативно и были направлены с уже имеющимися осложнениями.

Для уточнения показаний к выполнению артроскопических вмешательств на коленном суставе у детей нам необходимо было дифференцировать выраженность гемартроза коленного сустава в том или ином случае. Но, учитывая тот факт, что коленный сустав детей подвержен довольно значительным изменениям в зависимости от возраста, решено было провести статистический анализ и определить норму окружности коленного сустава у детей различных возрастных групп с учётом их основных антропометрических данных. С этой целью были обследованы 468 детей и подростков в возрасте от 7 до 16 лет включительно. Обследование проводили в детских стационарах (клиника детской хирургии, клиника пропедевтики внутренних болезней детей СГМУ), а также в средней общеобразовательной школе № 82 Октябрьского района г.Саратова. В исследование включали детей, у которых отсутствовали заболевания коленного сустава как на момент обследования, так и в анамнезе. Дети, находившиеся в стационарах, проходили лечение по поводу различных заболеваний, течение которых не затрагивало поражение коленного сустава. При исследовании, помимо окружности коленного сустава, учитывали рост, массу, возраст, а также пол каждого ребенка. Окружность коленного сустава измеряли сантиметровой лентой на уровне средней трети надколенника. Различий между правым и левым коленными суставами обнаружено не было.

Таким образом, с точки зрения статистики исследование проводилось методом несплошного наблюдения. По способу организации производился «случайный отбор» – непреднамеренный отбор единиц совокупности. В нашем случайном отборе проводилась «бесповторная» выборка, при которой каждый уже учтённый ребёнок в дальнейшую совокупность не включался (Горчаков Л.Г., 1986). На основании проведённого статистического анализа была разработана рабочая клиническая классификация выраженности гемартрозов коленного сустава у детей с учётом их основных анатомоморфологических характеристик (табл. 4).

Таблица Клиническая классификация выраженности гемартроза коленного сустава у детей Возрастные группы/ 7 – 12 лет 13 – 16 лет весовые категории 20 – 39 кг 40 – 59 кг Выраженность гемартроза 1-я степень 0,5 – 1см 0,8 – 1,3 см 2-я степень 1 – 2,5 см 1,3 – 3,0 см 3-я степень более 2,5 см более 3,0 см Следует отметить, что подростки массой более 60 кг под данную классификацию не попадают и рассматриваются как взрослые. Подростки большого роста (возможны случаи, когда рост подростка превышает средний рост взрослого человека) имеют размеры коленного сустава соответственно своей возрастной группе, и к ним может применяться предлагаемая классификация.

На основании предложенной классификации выраженности гемартроза коленного сустава был разработан алгоритм выбора тактики лечения детей с данной патологией (рис. 15).

Рис. 15. Алгоритм выбора тактики лечения при травмах коленного сустава у детей.

В случае выбора консервативной тактики применяется традиционный способ лечения, включающий в себя гипсовую иммобилизацию с последующей физио-функциональной реабилитацией. В случае выбора оперативной тактики лечения нами был разработан алгоритм, позволяющий в той или иной мере определиться с видами артроскопических вмешательств (рис. 16).

Артроскопическая тактика Артроскопическая тактика Рис. 16. Алгоритм выбора артроскопической хирургической тактики лечения.

При обнаружении разрыва мениска, когда принималось решение о его резекции, выполнялись различные виды артроскопической сегментарной менискэктомии. В случаях, когда считалось возможным сшить разрыв, применялись различные способы артроскопических швов. В том числе у больных применялась методика артроскопического сшивания разрыва мениска с использованием специально разработанного устройства (свидетельство РФ на полезную модель № 19472, опубл. 10.10.2001, бюл.

№28) (рис.17), позволяющего сшивать поврежденный мениск в различной плоскости (патент РФ на изобретение № 2230506, опубл. 20.06.2004, бюл.

№17) (рис.18). Устройство состоит из ручки, прижимного винта и иглы. В основу изобретения был положен принцип иглы, используемой в швейных машинах. Ушко, в которое проводится лигатура, было перенесено на колющий конец иглы. Длина иглы составляет 200 мм, ее диаметр – 0,5 мм.

Для удобства работы с устройством в его конструкцию была введена ручка.

Универсальность устройства объясняется возможностью использования различных игл, для чего ручка устройства оборудована прижимным винтом.

При разрывах менисков, локализующихся ближе к переднему рогу, удобными являются иглы, изогнутые вправо или влево, а при разрывах тела и заднего рога - прямые. Таким образом, имея набор сменных игл с различным радиусом кривизны, устройство можно применить при любой локализации разрыва мениска. Само устройство не требует использования дополнительных канюль для введения в сустав: вкол можно производить практически в любой точке сустава непосредственно через кожу и капсулу.

Небольшой диаметр иглы (около 0,5 мм) позволяет легко проникать в задние отделы сустава и, что немаловажно, накладывать как горизонтальные, так и вертикальные швы на разрыв мениска.

Рис. 17. Устройство для сшивания разрывов менисков (представлено с вариантом прямой иглы).

Методика операции заключается в следующем. Вначале выполняется передне-латеральный доступ, через который производится артроскопия сустава, определяются локализация разрыва мениска, его характер и протяженность. Зондом определяют стабильность оторванного фрагмента, его тенденцию к ущемлению в рабочих поверхностях, наличие в нем дополнительных разрывов, а также зон разволокнения. Пригодными для восстановления были полные продольные разрывы различной протяженности, локализованные в наружной васкуляризированной трети мениска, причем оторванный фрагмент не должен содержать дополнительных разрывов, очагов разволокнения и не смещаться в рабочую поверхность сустава при зондировании. В качестве шовного материала использовали лигатуру из полидиаксанона (PDS 2-0). Схема операции показана на примере сшивания полного продольного разрыва внутреннего мениска путем наложения горизонтальных узловых швов (рис.18).

Рис. 18. Схема артроскопического сшивания разрыва мениска, показанная на примере продольного разрыва внутреннего мениска.

(А – артроскоп (1) располагается в передне-латеральном доступе.

Через передне-медиальный доступ в сустав вводится игла (2) без лигатуры.

Прокалываются оторванный фрагмент (3) и фиксированная часть мениска (4); через капсулу конец иглы (2) выводится наружу сустава. Б - в ушко иглы (2) вставляется лигатура (5). В - игла ретроградно вводится внутрь сустава таким образом, чтобы один конец лигатуры находился вне сустава, а другой - внутри. Г – вместе с захваченной в ушке лигатурой делается повторный вкол иглы в оторванный фрагмент на расстоянии примерно 3-4 мм от первого.

Конец лигатуры, находившийся внутри сустава, выводится наружу. Д - оба конца лигатуры завязываются снаружи капсулы сустава, и узел (6) погружается под кожу. Этапы сшивания повторяются до полного сближения краев разрыва).

При сшивании разрыва мениска предпочтение отдается вертикальному шву, так как он обеспечивает наиболее стабильную фиксацию краев разрыва (Филиппов О.П., 2004). Вертикальные швы накладываются вышеуказанным способом с отличием в этапе «Г», когда повторный вкол иглы в оторванный фрагмент мениска производится не в горизонтальной, а в вертикальной плоскости. Завершающим этапом операции является наложение задней гипсовой лонгеты от верхней трети бедра до нижней трети голени в положении сгибания в коленном суставе около 20° и нейтральной ротации.

Ходьба при помощи костылей с частичной нагрузкой на оперированную конечность разрешается на следующий день после операции.

Снятие гипсовой иммобилизации производится через 3 недели, после чего больным рекомендуется ходить с дополнительной опорой еще в течение двух недель с постепенно увеличивающейся нагрузкой на оперированную конечность. Спортсменам разрешается приступать к тренировкам по облегченной программе через 3 месяца, а готовиться и выступать на соревнованиях через 6 месяцев после операции.

При обнаружении полных разрывов передней крестообразной связки выполняли её пластику различными методами, при этом туннели для проведения трансплантата проводили как через зоны роста коленного сустава, так и вне зон роста. Однако эти способы имели ряд недостатков.

Проведение трансплантата через зоны роста скомпрометировало себя уже после выполнения первых 5 оперативных вмешательств. Больные жаловались на длительный болевой синдром; ни один из этих больных не вернулся к своей спортивной карьере. При этом на первый план выступали осложнения, связанные с проявлениями деформирующего остеоартроза коленного сустава. Что касается группы методик, которые используют в своём принципе проведение трансплантата, «перегибая его через латеральный мыщелок бедренной кости», они не обеспечивают его надёжной фиксации. Накостная фиксация трансплантата как к бедренной, так и к большеберцовой кости, не даёт достаточной стабильности сустава из-за большого «запаса хода» между точками фиксации трансплантата по отношению к горизонтальной оси вращения сустава.

Для того, чтобы избежать вышеуказанных недостатков, нами был предложен и внедрён в клиническую практику способ (заявка на изобретение № 2010124486, приоритет от 15.06.2010г.), позволяющий провести трансплантат вне зон роста и выполнить его фиксацию на минимальном расстоянии к горизонтальной оси вращения сустава (рис. 19).

Рис. 19. Рентгенограммы больного Ч.,16 лет после пластики передней крестообразной связки (история болезни №1376).

При этом достигается достаточно жесткая стабилизация сустава, не повреждаются зоны роста, и точки фиксации трансплантата расположены максимально близко к горизонтальной оси вращения сустава.

Отдалённые результаты лечения прослежены до 8 лет. Всем больным была выполнена рентгенография коленных суставов в стандартных проекциях, 12 пациентам выполнена подография, а 10 - магнитнорезонансная томография (МРТ). Кроме того, использовали шкалу IKDC (International Knee Documentation Committee form 2000) у 68 пациентов.

Артроскопические вмешательства на коленном суставе у детей позволили выявить как изолированную, так и сочетанную патологии, возникшие в результате травмы. Наиболее частым внутрисуставным повреждением коленного сустава у обследованной группы детей являлись изолированные разрывы менисков у 24 человек (35,3%). В качестве сопутствующей патологии они встречались при разрывах передней крестообразной связки у 13 больных (19,1% случаев) и при остеохондральном переломе - у 1 пациента (1,5%). Изолированные разрывы передней крестообразной связки были обнаружены у 13 больных (19,1%), при этом полные разрывы связки имелись лишь у 8 пациентов, а у остальных диагностированы различной степени повреждения, включая нарушения целостности её оболочки. К частичным разрывам передней крестообразной связки было решено отнести и отрывные переломы межмыщелкового возвышения большеберцовой кости, когда сохранялась целостность самой передней крестообразной связки. Изолированные остеохондральные переломы составили самую малую группу повреждений – 6 человек (8,8%), в то время как в комбинации с повреждениям ПКС они встречались у человек (16%). Считаем целесообразным отметить, что к остеохондральным переломам относили также и повреждения суставного хряща по типу «трещины». Сочетание разрывов обоих менисков в одном коленном суставе, а также остеохондрального перелома с повреждением латерального мениска не наблюдали ни в одном случае. Характер изолированных повреждений коленного сустава по возрастным группам представлен в таблице 5.

Таблица Изолированные повреждения коленного сустава у детей Возрастная Повреждение группа (лет) Разрыв Разрыв Разрыв передней Остеохондральные медиального латерального крестообразной переломы мениска мениска связки 7–9 - - 1 10–12 2 2 4 13–16 6 1 2 17-18 11 2 6 - Всего 19 5 13 Структура сочетанных внутрисуставных повреждений коленного сустава у детей показана в таблице 6.

Таблица Сочетанные повреждения коленного сустава у детей Возрастная Повреждение группа (лет) Разрыв Разрыв Разрыв ПКС + Остеохондральный медиального латерального остеохондральный перелом + разрыв мениска + ПКС мениска + ПКС перелом медиального мениска 7–9 - - 6 10–12 1 - - - 13–16 2 1 3 - 17-18 7 2 2 - Всего 10 3 11 Как следует из вышеуказанных таблиц, сочетанные повреждения внутрисуставных структур встречались почти в два раза реже, по сравнению с изолированной патологией (25 и 43 случая соответственно). Также обращало на себя внимание изменение структуры внутрисуставных повреждений в зависимости от возрастных групп пациентов (рис. 20). Так, разрывы менисков как в изолированной, так и в сочетанной форме, чаще встречались у подростков, в то время как остеохондральные переломы были свойственны детям младшего возраста. Что касается разрывов передней крестообразной связки, то они чаще возникали у детей старшего возраста, хотя нередко их можно было наблюдать в качестве сопутствующей патологии, например, при повреждениях суставного хряща и у детей младшего возраста. Необходимо отметить, что у детей до 15 лет в наших наблюдениях ни разу не встретился полный разрыв передней крестообразной связки. Во всех случаях это были или её частичные повреждения, или отрывы межмыщелкового возвышения.

разрывы мениска количество повреждение ПКС наблюдений остеохондральный перелом 7-9 лет 10-12 13-16 17-лет лет лет Рис. 20. Структура внутрисуставных повреждений у детей в зависимости от возраста.

Результаты лечения Оценка результатов лечения травматической патологии коленного сустава у детей проводилась по шкале IKDC. Данная методика является наиболее распространённой и универсальной, а также отражает наиболее часто встречающиеся патологии коленного сустава (разрывы менисков и крестообразных связок, деформирующий остеоартроз и др.). Результаты обрабатывали статистически по общепринятым методам. Основные данные объективного и субъективного анализов результатов исследования приведены в таблице 7.

Таблица Результаты лечения детей с травмой коленного сустава Возраст Результаты Вид лечения больных Консервативное Резекция Сшивание Пластика лечение разрыва мениска разрыва ПКС (лет) мениска мениска 7-9 Неудовл. - - - - Удовл. - - - - Хорошо 1 - - - 10-12 Неудовл. - - - - Удовл. - - - - Хорошо 2 - - - 13-16 Неудовл. - - - Удовл. 1 2 - Хорошо 1 1 5 - 17-18 Неудовл. - 1 - Удовл. 1 1 - Хорошо 1 13 5 Всего 7 18 10 Следует отметить, что под термином «консервативное лечение разрыва мениска» подразумевается консервативная тактика при обнаружении разрывов менисков во время артроскопии. Все результаты лечения остеохондральных переломов, связанные с удалением отделившегося фрагмента суставного хряща, а также консервативного лечения частичных разрывов ПКС и неполных отрывов межмыщелкового возвышения большеберцовой кости, были оценены как хорошие.

Особенно хочется остановиться на таких важных психологических аспектах, как изменение стиля жизни после операции. Ни один из оперированных по поводу разрыва передней крестообразной связки, которым выполнялась пластика связки, не вернулся к профессиональным занятиям спортом в том режиме, как это было до травмы. Несколько лучше результаты были у тех больных, которым выполнялась пластика протезом ДОНА. Трём больным, которым была выполнена пластика ПКС свободным костносухожильным аутотрансплантатом из связки надколенника, потребовалась повторная операция из-за рецидива нестабильности коленного сустава. Во всех трёх случаях можно было констатировать гибель и разволокнение аутотрансплантата. Повторная пластика была выполнена синтетическими протезами. После пластики связки синтетическим протезом в одном случае через 6 месяцев наблюдалось явление «щётки дворников», то есть расширение большеберцового туннеля из-за расшатывания протеза. Однако к клиническим проявлениям нестабильности сустава это не приводило.

Основной жалобой после выполнения пластики ПКС костно-сухожильным аутотрансплантатом из связки надколенника была боль в области забора трансплантата. Подростков беспокоили также ограничения амплитуды движений в коленном суставе, причём изменение амплитуды движений носило преходящий характер и могло варьировать от 10 до 60 градусов у одного и того же больного в различные временные интервалы после операции. Это явление не наблюдалось при использовании синтетических трансплантатов, однако и в этих случаях ограничение сгибания в коленном суставе могло составлять до 20.

Интересен тот факт, что рентгенологические проявления остеоартроза у подростков были более выраженными, чем клинические данные и жалобы самого больного. Следует отметить, что основными жалобами больных после резекции менисков были жалобы, характерные для остеоартроза.

ВЫВОДЫ 1. Применение селективных ингибиторов циклоксигеназы-1 у крыс увеличивает прочность здоровых связок на 22% и не влияет на прочность регенерата повреждённых связок.

2. Применение холодноплазменной аблации на суставном хряще человека in vitro вызывает уплотнение коллагена, а in vivo у собак способна вызывать гибель хондроцитов и субхондральной кости через 3 недели.

3. У детей в возрасте до 14 лет мениск имеет васкуляризацию, достигающую 50% его ширины, при этом при его разрывах происходит активная миграция хрящевых клеток в зону повреждения в течение первых 12-14 недель после травмы.

4. Разрывы менисков у детей давностью до 3 месяцев могут быть сшиты с благоприятным прогностическим результатом, так как оторванный фрагмент сохраняет свою жизнеспособность.

5. В менисках у детей существуют «питательные каналы», обеспечивающие их жизнеспособность за счёт получения через них питательных веществ из синовиальной жидкости.

6. Показанием для артроскопии у детей является гемартроз коленного сустава II-III степеней, сохраняющийся после выполнения более пункций коленного сустава.

7. Пластика передней крестообразной связки у детей при проведении трансплантата через открытые зоны роста, а также субтотальная резекция повреждённых менисков приводят к развитию деформирующего остеоартроза коленного сустава через 2 года после операции.

8. Пластику передней крестообразной связки при её полных разрывах у детей целесообразно выполнять после завершения роста либо способом, позволяющим проведение трансплантата вне ростковых зон.

Практические рекомендации 1. Для определения показаний к выполнению артроскопии коленного сустава у детей следует учитывать их антропометрические данные, степень выраженности гемартроза и его длительность.

2. В случаях обнаружения разрывов менисков давностью до трёх месяцев, локализованных в наружной и средней трети, целесообразно отдавать предпочтение их сшиванию.

3. Рекомендуется сшивание разрывов менисков у детей предлагаемым способом и устройством для артроскопического сшивания разрывов менисков, так как они позволяют малотравматично накладывать различные типы швов.

4. Разрывы менисков протяжённостью до 5 мм, локализованные в наружной и средней третях мениска, можно лечить консервативно.

5. Лоскутные разрывы давностью более трёх месяцев со дня травмы можно удалять в пределах здоровой стабильной ткани по принципу максимально щадящей резекции.

6. При обнаружении полного разрыва передней крестообразной связки следует производить её пластику в отсроченном порядке после закрытия зон роста ребёнка. В случаях, когда принимается решение о выполнении срочной операции, её следует производить по методикам, при которых не повреждаются зоны роста.

7. Не рекомендуется применять холодноплазменную аблацию на суставном хряще у детей, так как это может привести к негативным последствиям как в ближайшем, так и отдалённом периодах после операции.

8. Применение лекарственных препаратов на основе селективных ингибиторов циклооксигеназы-1 при травмах коленного сустава у детей нецелесообразно, так как они в отличие от неселективных ингибиторов циклооксигеназы не влияют на процесс регенерации повреждённых связок.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Выбор метода общей анестезии при малоинвазивных операциях / В.Б.Богатов, В.В.Мушкин, В.В.Берлинский, А.С.Агеева // Материалы юбилейной научной конференции молодых ученых и студентов Саратовского государственного медицинского университета - Саратов, 1999.- Ч. I. - С. 32-33.

2. Богатов, В.Б. Артроскопия – новая технология эндовидеохирургии / В.Б.Богатов // Новые технологии в медицине: Материалы Всерос. науч.практ. конф. - Саратов: Изд-во СГМУ, 2001. С. 42.

3. Богатов, В.Б. Артроскопическая диагностика и лечение основных заболеваний коленного сустава / В.Б.Богатов, И.В.Горемыкин, Н.В.Островский: Учебно-метод. пособие. - Саратов: Изд-во СГМУ, 2000.- 38 с.

4. Способ артроскопического сшивания разрывов менисков коленного сустава у детей / В.Б.Богатов, В.П.Морозов, С.И.Киреев, А.В.Зарецков // Тез.докл. VII съезда травматологов и ортопедов России. - Новосибирск, 2002. - Том. I. - С. 399.

5. Богатов, В.Б. Артроскопия в диагностике и лечении гемартрозов коленного сустава у детей / В.Б.Богатов, В.П.Морозов, И.В.Горемыкин // Актуальные проблемы экстренной медицинской помощи. Новые технологии в травматологии и ортопедии: Тез.докл. - Якутск, 2002.- С.

24.

6. Богатов, В.Б. Артроскопическое сшивание разрывов менисков у детей / В.Б.Богатов, В.П.Морозов, А.В.Зарецков // Актуальные проблемы экстренной медицинской помощи. Новые технологии в травматологии и ортопедии: Тез.докл. - Якутск, 2002. - С. 24 - 25.

7. Богатов, В.Б. Артроскопия при посттравматических гемартрозах коленного сустава у детей / В.Б.Богатов, А.В.Гусев, В.Б.Турковский // Современные технологии в педиатрии и детской хирургии: Материалы II Рос. конгр.- М., 2003.- С. 377.

8. Bogatov, V.B. The influence of a Cyclooxygenase-1 inhibitor on injured and uninjured ligaments in the rat / V.B. Bogatov, P.Weinhold, L.E.Dahners // The American Journal of Sports Medicine. - 2003.- V. -31. -P. 574-576.

9. Артроскопия в диагностике и лечении заболеваний и повреждений коленного сустава: Учебное пособие для системы послевуз. проф.

образования врачей / В.Б.Богатов, А.В.Гусев, В.П.Морозов, В.Б.Турковский. - М., 2004.- 93 с.

10. Вопросы травматологии и ортопедии: Учебное пособие для системы послевуз. проф. образования врачей / В.П.Морозов, С.И.Киреев, В.Б.Богатов, В.Н.Белоногов.- М., 2004. 136 с.

11. Богатов, В.Б. Артроскопическая диагностика при посттравматических гемартрозах коленного сустава у детей / В.Б.Богатов, В.П.Морозов, А.В.Зарецков // Новые технологии в лечении и реабилитации больных с патологией суставов: Материалы науч.-практ. конф. - Курган, 2004. - С.

52.

12. Богатов, В.Б. Диагностика и структура остеохондральных переломов коленного сустава у детей и подростков / В.Б.Богатов, А.В.Фроленков // Эффективные технологии организации медицинской помощи населению. Российские стандарты в здравоохранении: Материалы Всерос. науч.-практ. конф., посв. 75-летию МЛПУ «Городская клиническая б-ца № 1», г. Новокузнецк: в 2 т. -Кемерово, 2004. - Т. II. С.

67-69.

13. Диагностика и лечение травматических повреждений коленного сустава у детей и подростков как профилактика посттравматического гонартроза / В.Б.Богатов, В.А.Митрофанов, А.В.Фроленков, В.Ю.Горшков // Актуальные проблемы современной ревматологии: Сб.

науч. тр. - Волгоград, 2005. - С. 20 – 21.

14. Богатов, В.Б. Типы реакции синовиальной оболочки коленного сустава на операционную травму при менискэктомии / В.А.Митрофанов, В.Б.Богатов, А.В.Фроленков // Научно-практическая ревматология.- 2005. - № 3.- С. 129.

15. Роль артроскопии в диагностике и лечении травматических повреждений структур коленного сустава с позиции профилактики вторичного гонартроза / В.А.Митрофанов, О.Ю.Воскресенский, В.Б.Богатов, В.Ю.Горшков // Научно-практическая ревматология.- 2005.- № 3.- С. 20.

16. Роль артроскопии при травмах коленного сустава у детей и подростков в улучшении ситуации по социально-значимым заболеваниям / В.Б.Богатов, В.А.Митрофанов, О.Ю.Воскресенский, А.В.Фроленков // Концептуальные и организационные основы социально-значимых заболеваний: Сб. науч. тр. -Саратов, 2005. - С. 43.

17. Богатов, В.Б. Диагностика и структура остеохондральных переломов коленного сустава у детей и подростков / Г.М.Кавалерский, В.Б.Богатов // Мед. помощь. -2006.- № 5.- С. 23-25.

18. Богатов, В.Б. Артроскопическое удаление инородного тела из полости коленного сустава у ребёнка / Г.М.Кавалерский, В.Б.Богатов // Мед.

помощь. -2006. -№ 6. -С. 35-36.

19. Богатов, В.Б. Роль магнитно-резонансной томографии и клинического обследования в диагностике повреждений менисков коленного сустава / В.Б.Богатов // Мед. визуализация.- 2009.- № 6. -С. 87-99.

20. Богатов, В.Б. Артроскопическая диагностика остеохондральных повреждений коленного сустава у детей /В.Б.Богатов // Дет. хирургия.- 2009. -№ 4. -С. 8-10.

21. Богатов, В.Б. Отдалённые результаты артроскопических вмешательств при травмах коленного сустава у детей /В.Б.Богатов, Н.Х.Бахтеева, В.А.Митрофанов // Травматология и ортопедия России. -2010. -№ 3. -С.

55-60.

22. Богатов, В.Б. Гистоморфологические изменения в повреждённых менисках у детей / В.Б.Богатов, О.В.Матвеева, В.Н.Белоногов// Травматология и ортопедия России. -2010. -№ 4. -С. 30-36.

23. Богатов, В.Б. Жизнеспособность ткани повреждённого мениска после его разрыва у детей / В.Б.Богатов // Тез.докл. IX съезда травматол.ортопедов России: В 3 т.- Саратов.- 2010. -Т. 3.- С. 865.

24. Богатов, В.Б. Отдалённые результаты артросокпических менискэктомий у детей / В.Б.Богатов // Тез.докл. IX съезда травматол.-ортопедов России: В 3 т. – Саратов.- 2010. -Т. 3. -С. 866.

25. Богатов, В.Б. Роль МРТ в диагностике внутрисуставных повреждений коленного сустава у детей / В.Б.Богатов //Тез.докл. IX съезда травматол.-ортопедов России: В 3 т. – Саратов.- 2010. -Т. 3. -С. 866.

26. Богатов, В.Б. Способ артроскопического сшивания разрывов менисков у детей / В.Б.Богатов // Тез.докл. IX съезда травматол.-ортопедов России:

В 3 т. - Саратов, 2010. -Т. 3.- С. 867.

27. Богатов, В.Б. Влияние холодноплазменной аблации на хрящ коленного сустава / В.Б.Богатов, О.В.Матвеева, А.Б.Петров // Травматология и ортопедия России. -2011.- № 1. -С.61-66.

Изобретения 1. Свидетельство на полезную модель РФ № 19742 МКП А61В 18/04.

Устройство для сшивания разрывов менисков / В.Б.Богатов, И.В.Горемыкин, В.Б.Турковский, А.В.Гусев, И.Н.Максимова (РФ;

Саратовский государственный медицинский университет). - № 2001102402/22; Заявл. 24.01.2001; Опубл.10.10.2001. Бюл. № 28.

2. Патент №2230506 РФ, МКП А61В 17/32 Способ артроскопического сшивания разрывов менисков/ В.Б.Богатов, И.В.Горемыкин, А.В.Гусев, В.Б.Турковский, Л.И.Алексеева (РФ; Саратовский государственный медицинский университет).- № 2002107092/14; Заявл.19.03.2002;

Опубл.20.06.2004. Бюл. № 17.

3. Способ пластики передней крестообразной связки коленного сустава у детей / В.Б.Богатов, Ю.А.Барабаш, И.А.Норкин №2010124486; заявл.

15.06.2010.

4. Оперативный доступ при пластике передней крестообразной связки коленного сустава / В.Б.Богатов, Ю.А.Барабаш, И.А.Норкин №2010124787; заявл. 16.06.2010.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.