WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 
На правах рукописи

Амосова Евдокия Наумовна

Антиметастатическая активность препаратов

природного происхождения

14.00.25 фармакология, клиническая фармакология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Томск – 2007

Работа выполнена в ГУ Научно-исследовательском институте фармакологии Томского научного центра СО РАМН

Научные консультанты:

доктор медицинских наук,                        Гольдберг Евгений Данилович

профессор, академик РАМН,

заслуженный деятель науки РФ

доктор биологических наук,                        Зуева Елена Петровна

профессор

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук,                        Плотникова Татьяна Макаровна

профессор

доктор медицинских наук,                        Пузырев Валерий Павлович

профессор, академик РАМН,

заслуженный деятель науки РФ

доктор биологических наук                        Поветьва Татьяна Николаевна

Ведущая организация: ГУ НИИ онкологии Томского научного центра

СО РАМН

Защита состоится «______»  ________________ 2007 г. в _______часов на

заседании диссертационного совета Д 001.031.01 при ГУ НИИ фармакологии Томского научного центра СО РАМН (634028, г. Томск, пр. Ленина, 3).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГУ НИИ фармакологии

Томского научного центра СО РАМН.

Автореферат разослан «_____» _______________ 2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор медицинских наук,

профессор, заслуженный деятель науки РФ                                Удут В.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. В настоящее время смертность населения от онкологических заболеваний занимает одно из ведущих мест [Greenlee R.T. et al., 2000; Hill M.J., 2001; Gonzalez-Diego P. et al., 2000]. В России в 2000 г. диагноз «злокачественное новообразование» установлен 448 602 больным, при этом заболеваемость составила 309 человек на 100 тысяч населения [Чиссов В.И. и др., 2002]. Показатели общей онкологической смертности в последние годы мало изменились, за исключением некоторого снижения при раке молочной железы [Хансон К.П. и др., 1996]. В Европе максимальные показатели смертности от рака зарегистрированы в 1988 г., в 1997 г. отмечено их уменьшение на 9,1 %. Считают, что некоторое снижение смертности от рака произошло в связи с профилактическими мерами (рак легкого), внедрением программ скрининга (рак молочной железы) и успехами лечения (лимфомы, гормональнозависимые опухоли) [Толкушин А.Г. и др., 2006; Levi F. et al., 2002]. Для больных местнораспространенными и метастатическими формами рака прогноз за последние годы не улучшился [Хансон К.П. и др., 1996; Cameron M., 2000], а пациенты с этими формами рака составляют значительную группу.

Хирургическое удаление опухоли продолжает оставаться основным способом лечения злокачественных новообразований [Тришкин В.А., 1996; Ананьев В.С. и др., 2006]. Успех применения этого метода во многом зависит от своевременности проведения операции, а удаление опухоли на ранних стадиях болезни позволяет добиться стойкого выздоровления у 70-80 % пациентов [Агеенко А.И. и др., 1982]. Однако даже в случае радикально выполненной операции больные часто погибают от метастазов и рецидивов.

Распространение опухолевых клеток в организме и их рост - это сложный многоэтапный процесс, который зависит, с одной стороны, от свойств этих клеток и находится под влиянием первичного опухолевого узла, а с другой - от состояния противоопухолевой резистентности организма [Балицкий К.П. и др., 1991; Терещенко И.П., Кашулина А.П., 1995]. Использование традиционных методов лечения (хирургического, лучевого, химиотерапевтического и их комбинаций) часто приводит к снижению резистентности организма, а эффективность этих воздействий во многом определяется развитием метастатического процесса.

Среди факторов, способных вызвать ослабление противоопухолевой резистентности организма, в первую очередь следует назвать стрессорные нагрузки. Развитие опухоли некоторые авторы рассматривают как состояние хронического стресса [Шапот В.С., Шелепов В.П., 1983], а хирургическое удаление опухолевого узла, являясь мощным стрессорным фактором, нередко приводит к ещё большему изменению противоопухолевой резистентности, в связи с чем возрастает опасность как рецидивирования опухоли, так и увеличения скорости роста метастазов.

Противоопухолевая резистентность организма во многом определяется состоянием нейроэндокринной и иммунной систем. При оценке нейрогуморального статуса у животных с метастазирующими опухолями обнаружены фазные изменения нервных и эндокринных механизмов в динамике роста опухоли: на ранних этапах роста опухоли наблюдается активация гипофизарно-надпочечниковой и симпатоадреналовой систем, что может стимулировать процесс метастазирования опухолевых клеток; в период, предшествующий появлению метастазов, отмечается стабилизация нейрогормональных показателей [Балицкий К.П. и др., 1991]. В поздние сроки, когда опухоль достигает больших размеров и начинает некротизироваться, вызывая интоксикацию организма, бурно развиваются метастазы, наблюдается спад нейрогормональной активности. Существенное влияние на выявленные в динамике роста опухоли нейрогуморальные изменения оказывают хирургическое удаление опухоли и эмоционально-болевой стресс, в ряде случаев эти воздействия могут стимулировать процесс метастазирования [Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987].

Важная роль в реализации механизмов противоопухолевой резистентности принадлежит системе иммунитета. Первым барьером на пути распространения опухолевых клеток являются клетки-эффекторы, относящиеся к системе естественной резистентности: естественные клетки-киллеры, макрофаги и нейтрофилы. Они способны распознавать и вызывать отторжение небольшого числа злокачественных клеток, при этом их действие неспецифично. Накоплен большой экспериментальный и клинический материал, свидетельствующий о снижении или изменении активности иммунокомпетентных клеток с развитием опухолевого процесса, после оперативного вмешательства или проведения курса химиотерапии [Зимин Ю.И. и др., 1985; Меерсон Ф.З., Сухих Г.Т., 1985; Билынский Б.Т. 1991; Сорокин А.А., 2003; Погодина О.Н., Булычев А.Г., 2004; Эллиниди В.П. и др., 2005; Carson W.T. et al., 2001; Eremin O. et al., 2001; Paholyuk T.D. et al., 2004].

Повышения эффективности существующих способов лечения можно добиться при включении в схему лечения препаратов, обладающих антиметастатической активностью и повышающих противоопухолевую резистентность, за счет воздействия на иммунную и нейроэндокринную системы организма.

В настоящее время в онкологической практике с этой целью наряду с классическими методами лечения (хирургическим, химиотерапевтическим, лучевым) широко используются модификаторы биологических реакций – агенты, оказывающие  влияние как на опухолевые клетки, так и на различные регуляторные системы организма [Herberman R.A., 1985; Навашин С.М., Вядро М.М., 1989; Чердынцева Н.В., 2002; Переводчикова Н.И., 2005]. В их число входят природные и синтетические иммуномодуляторы, цитокины и их индукторы, моноклональные антитела, дифференцирующие агенты и др. Одним из источников для пополнения этой группы могут быть препараты природного происхождения, в том числе, из лекарственных растений, содержащие богатый набор биологически активных веществ, обладающие широким спектром фармакологической активности и оказывающие существенное влияние на гомеостаз организма.

Цель исследования. Целью настоящего исследования явились экспериментальный поиск препаратов природного происхождения, обладающих антиметастатическими свойствами и увеличивающих противоопухолевую резистентность организма, и разработка способов повышения эффективности хирургических методов лечения.

Задачи исследования:

  1. Изучить влияние препаратов природного происхождения на развитие карциномы легких Льюис и определить среди них наиболее эффективно ингибирующие процесс метастазирования.
  2. Изучить влияние препаратов природного происхождения на развитие реакции острого стресса.
  3. Изучить влияние препаратов природного происхождения на развитие процесса метастазирования в условиях операционного стресса и удаления первичного опухолевого узла.
  4. Исследовать влияние наиболее эффективных антиметастатических препаратов природного происхождения на некоторые механизмы повышения противоопухолевой резистентности организма.

Научная новизна. На основании скрининговых исследований средств природного происхождения выделена группа препаратов, обладающих антиметастатическими свойствами (ИИМ > 50 %), вызывающих достоверное снижение частоты метастазирования, количества метастазов и/или их площади (тималин, препарат подорожника, экстракты бадана тихоокеанского, бархата амурского, винограда черного, водяники черной, дудника даурского, календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, лопуха войлочного, маклеи мелкоплодной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, родиолы розовой, секуринеги полукустарниковой, солодки голой, чистотела большого, шлемника байкальского).

Показана возможность подавления процесса метастазирования при удалении опухолевого узла тималином, эпиталамином, глицирамом, препаратом подорожника и экстрактами бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, осины обыкновенной. У глицирама, экстрактов коры и побегов облепихи крушиновидной и одуванчика лекарственного обнаружено антирецидивное действие.

Выявлено, что тималин, эпиталамин, препарат подорожника и экстракты бадана тихоокеанского, бархата амурского, календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, осины обыкновенной, чистотела большого, шлемника байкальского обладают антистрессорной активностью.

Анальгетическая активность обнаружена у экстрактов бадана тихоокеанского, облепихи крушиновидной и осины обыкновенной.

Повышение противоопухолевой резистентности под действием тималина, сока подорожника, облепихи крушиновидной, шлемника байкальского связано с их влиянием на иммунную и нейроэндокринную системы организма.

Практическая значимость работы. На основании скрининговых исследований выделена группа препаратов природного происхождения, обладающих антиметастатическими свойствами, и отобраны средства, подавляющие процесс метастазирования при удалении опухолевого узла и хирургических вмешательствах. Определена роль иммунной и нейроэндокринной систем организма в механизмах повышения противоопухолевой резистентности под действием тималина, эпиталамина, препарата подорожника, экстракта облепихи крушиновидной. Результаты экспериментального исследования являются основанием для изучения возможности использования препаратов природного происхождения как средств дополнительной терапии у больных со злокачественными новообразованиями при хирургическом способе лечения.

Результаты работы явились основой для создания методических указаний по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей [Руководство …, Москва, 2005].

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались и обсуждались на Всесоюзной конференции “Вопросы экспериментальной и клинической онкологии” (Томск, 1982); III Всероссийском съезде онкологов (Ростов-на-Дону, 1986); Всесоюзной конференции “Новые лекарственные препараты из растений Сибири и Дальнего Востока” (Томск, 1986, 1989); Всесоюзном симпозиуме “ Метастазирование злокачественных опухолей. Новые подходы” (Киев, 1987, 1991); Всесоюзной конференции “Актуальные проблемы экспериментальной химиотерапии опухолей” (Черноголовка, 1987); Республиканской конференции по медицинской ботанике (Киев, 1988, 1994); Всесоюзной конференции “Оценка фармакологической активности химических соединений: принципы и подходы” (Москва, 1989); I съезде Российского научного общества фармакологов (Волгоград, 1995); I Всероссийской конференции по ботаническому ресурсоведению (Санкт-Петербург, 1996); I съезде онкологов стран СНГ (Москва, 1996); 3 съезде физиологов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 1997); Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство», (Москва, 1992, 1995, 1996, 1997, 1998, 2000, 2001); Международном симпозиуме “China-Russia International Conference on Pharmacology” (Harbin, China, 2005); VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием “Отечественные противоопухолевые препараты” (Москва, 2007).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 87 работ, из них 26 в журналах, рекомендованных “Перечнем …” ВАК Минобрнауки России и 1 – за рубежом.

Объём и структура работы. Диссертация изложена на 380 страницах машинописного текста и состоит из введения, 4 глав, выводов и списка использованной литературы. Работа иллюстрирована 167 таблицами и 34 рисунками, библиографический указатель включает 424 источников, из них 283 отечественных и 142 иностранных.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Эксперименты выполнены на линейных и беспородных мышах и крысах обоего пола (линии и количество указаны в таблице 1). Животных 1 категории получали из питомников: «Столбовая» (г. Москва), «Рассвет» (г. Томск), лаборатории экспериментального биомоделирования ГУ НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН (г. Томск, сертификат имеется) и содержали в соответствии с правилами, принятыми Европейской Конвенцией по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и иных научных целей (Страсбург, 1986). Распределение животных по сериям экспериментов в зависимости от цели исследования приведено в таблице 1.

Таблица 1

Распределение животных по сериям экспериментов

Цель исследования

Вид и линия животных

Количество животных

Оценка влияния препаратов природного происхождения на метастазирование карциномы легких Льюис

Мыши: С57Вl/6, F1(СВА х С57Вl/6), F1(DВА/2 х С57Вl/6)

1370

Оценка влияния препаратов природного происхождения на развитие реакции острого стресса

Мыши: беспородные, Balb/с, С57Вl/6

816

Оценка влияния препаратов природного происхождения на метастазирование карциномы легких Льюис в условиях удаления опухолевого узла

Мыши: С57Вl/6, F1(СВА х С57Вl/6), F1(DВА/2 х С57Вl/6)

1120

Оценка влияния препаратов природного происхождения на метастазирование лимфосаркомы Плисса в условиях операционного стресса

Крысы: беспородные и линии Wistar

227

Оценка влияния препаратов природного происхождения на болевую чувствительность мышей

Мыши: беспородные, СВА, Balb/с,

F1(СВА х С57Вl/6)

387

Примечание. Исследование механизма действия препаратов природного происхождения на противоопухолевую резистентность организма проводили в экспериментах на животных, у которых оценивали влияние изучаемых средств на метастазирование.

На этапе скрининговых исследований оценивали действие изучаемых средств как на развитие опухолевого узла и выраженность процесса метастазирования карциномы легких Льюис у мышей, так и на эффективность цитостатического лечения. При проведении химиотерапии использовали циклофосфан, который вводили внутримышечно на 10-14 сутки после трансплантации опухолевых клеток в режиме, вызывающем умеренное торможение опухолевого процесса и выраженную лейкопению (125 мг/кг; 100 мг/кг х 2, с интервалом между введениями 96 ч).

Характеристика опухолевых штаммов

Карцинома легких Льюис (3LL)

Опухоль возникла спонтанно как карцинома легких мышей линии C57Bl/6 в 1951 г. [Софьина З.П. и др., 1980; Mayo J.G., 1972; Hellman K., 1984]. Перевивается на 12-14 сут роста, средняя продолжительность жизни животных – 24 дня. Метастазирует гематогенно в легкие практически в 100 % случаев [Софьина З.П. и др., 1980; Софьина З.П., 1987]. Адекватный экспериментальный поиск антиметастатических средств стал возможен лишь после введения в практику этого опухолевого штамма [Софьина З.П., 1976; Hellman K., 1984].

Лимфосаркома Плисса (LS-Плисса)

Опухоль индуцирована у крысы-самки введением 3,3-дихлорбензидина в 1958 г. Г.Б. Плиссом. Перевивается подкожно 20 % взвесью опухолевых клеток на 14–16 сут после перевивки, метастазирует по лимфогенному типу. Продолжительность жизни животных – 12-95 дней. Опухоль состоит из лимфоидных клеток разного размера неправильной формы [Ларионов Л.Ф., 1962].

Способы моделирования операционного стресса

Удаление первичного опухолевого узла. Карциному легких Льюис перевивали двумя способами: в подушечку задней лапы (2 х 105 клеток в 0,1 мл физиологического раствора) или под кожу спины с правой стороны (2-7 х 106 клеток в 0,1 мл физиологического раствора). Опухоль удаляли под эфирным наркозом в разные сроки (в зависимости от темпов роста опухолевого узла). Наркоз давали ингаляционно до исчезновения болевой чувствительности.

При перевивке в подушечку удаляли лапку с опухолью до коленного сустава при наложении перетягивающего жгута, операционную рану обрабатывали медицинским клеем. Опухоль, перевитую под кожу спины, удаляли вместе с кожным лоскутом, края раны сшивали.

Операция «пробная лапаротомия». Крыс с лимфосаркомой Плисса, перевитой подкожно (20 % взвесь клеток в 0,2 мл физиологического раствора), оперировали под эфирным наркозом на 7 сут после трансплантации опухолевых клеток. Переднюю брюшную стенку послойно разрезали, для усиления стрессорного воздействия хирургической травмы пинцетом раздражали корень брыжейки, на операционную рану послойно накладывали швы.

Основные критерии оценки эффективности лечения

Противоопухолевая активность

Процент торможения роста опухоли (ТРО) по массе вычисляли по формуле:

  средняя масса опухоли – средняя масса опухоли

ТРО =  в контрольной группе       в опытной группе        х 100 %

  средняя масса опухоли в контрольной группе

Антиметастатическая активность

Частоту метастазирования опухоли вычисляли как количество животных с метастазами по отношению к общему количеству животных в группе (в процентах).

При метастазировании опухоли в легкие подсчитывали количество метастазов и определяли их диаметр (для каждого животного и среднее значение по группам). Площадь метастатического поражения определяли по формуле S = r.2

Индекс ингибирования метастазирования (ИИМ) позволял определить тяжесть метастатического поражения, так как при его расчете использовались такие показатели, как частота метастазирования и количество метастатических узлов в легких:

ИИМ = х 100%,

где  Ак и А – частота метастазирования в лёгкие у мышей контрольной и опытной групп; Вк и В – среднее число метастазов в лёгких в контрольной и опытной группах [Архипов С.А. и др., 1982].

В случае значительного поражения легочной ткани, когда регистрировалось большое количество метастатических узлов, оценивали степень метастатического поражения по шкале, предложенной D. Tarin и J.E. Price (1979), и позволяющей дифференцировать тяжесть поражения в зависимости от количества метастазов и их размеров. Выделяли низкую (LCP – low colonisation potential: 1 степень – <10 узлов и 2 степень – от 10 до 30) и высокую (HCP – high colonisation potential: 3 степень – > 30 узлов, отсутствуют сливные узлы; 4 – < 100, есть сливные и 5 – > 100 узлов) степень поражения легких.

При массивном поражении легочной ткани рассчитывали массу метастазов, вычитая из средней массы легких в опытной группе среднюю массу легких интактных животных, торможение метастазирования (ТМ) вычисляли в процентах к контролю.

В случае лимфогенного метастазирования в лифатические узлы определяли их массу и среднее значение этого показателя в группе.

Влияние препаратов на развитие острой стрессорной реакции проводили по методу Ю.И. Добрякова (1978). Анальгетическое действие оценивали на модели «корчей», вызванных внутрибрюшинным введением мышам 1-3 % уксусной кислоты (0,1 мл/10 г массы тела) [Руководство ..., 2005].

Оценка противоопухолевой резистентности организма

Оценку функциональной активности клеток лимфоузлов проводили с помощью теста нейтрализации опухолевых клеток, предложенного H.J. Winn (1961). Для тестирования мембранотоксического действия естественных клеток-киллеров использовали метод, предложенный Hamaoka (1980) и модифицированный М.Н. Рыковой (1981).

Содержание 11-оксикортикостероидов (11-ОКС) определяли с помощью флюориметрического метода Ю.А. Панкова и И.Я. Усватова [Колб В.Г., Камышников В.С., 1976]. Уровень кортизола определяли с помощью радиоиммунного набора «Sea Sorin» (Франция), а подсчет радиоактивности проводили на гамма-спектрометре «Tracor analytic» (США).

Препараты, использованные в работе

При проведении исследований использовали экстракты, изготовленные методом перколяции [Агигихин И.С., 1977; Технология лек. форм, 1991] на этиловом спирте (бадана тихоокеанского, бархата амурского, дудника даурского, календулы лекарственной, леспедеци двуцветной, ломоноса цельнолистного, лопуха войлочного, маклеи мелкоплодной, ореха маньчжурского, секуринеги полукустарниковой, чистотела большого) в лаборатории лекарственных растений Горнотаёжной станции ДВО РАН, в ГОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» и Сибирском ботаническом саду при ГОУ «Томский государственный университет», а также созданные по оригинальным технологиям (винограда черного, водяники черной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, осины обыкновенной, солодки уральской, чистотела большого, шлемника байкальского) и официнальные препараты из растений: сок подорожника, экстракты левзеи сафлоровидной, элеутерококка колючего и глицирам, изготовленный из солодки голой.

Технологии получения препаратов из облепихи крушиновидной и осины обыкновенной разработаны на кафедре технологии лекарственных форм ГОУ ВПО “Алтайский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (г. Барнаул), при их приготовлении использовали способ противоточного многоступенчатого экстрагирования (реперколяция) с применением в качестве экстрагента 40 % этанола, сгущение и высушивание проводили в вакуумно-сушильном шкафу.

Экстракты одуванчика лекарственного, солодки уральской, шлемника байкальского приготовлены в лаборатории химии и технологии фенольных препаратов Государственного научного центра лекарственных средств (г. Харьков).

Экстракт из побегов водяники черной получен по оригинальной технологии, разработанной в ГОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Экстракты виноградных косточек и ольхи клейкой получены на кафедре факмакотерапии и фармакокинетики Украинской фармацевтической академии (г. Харьков).

Экстракты календулы лекарственной, маклеи мелкоплодной, чистотела большого получены из Всесоюзного института лекарственных растений.

Иммуномодуляторы полипептидной природы - тималин и эпиталамин были получены из Военно-медицинской академии (г. Ленинград).

Статистическая обработка результатов

Экспериментальные данные, представляющие собой количественные показатели, представлены в виде Х ± m, где Х – среднее значение, m – стандартная ошибка среднего. При сравнении выборок использовали непараметрический критерий Вилкоксона-Манна-Уитни (U). Метод углового преобразования Фишера (φ) применяли для выявления различий качественных показателей [Гублер Е.В., 1978]. Различия считали достоверными при Р 0,05. Для определения корреляционных связей между параметрами вычисляли коэффициент корреляции R Спирмана, который считали достоверным при Р < 0,05 [Лакин Г.Ф., 1980].

Автор выражает большую благодарность всем, предоставившим препараты и экстракты для проведения исследований, и Зуевой Е.П., Разиной Т.Г., Крыловой С.Г., Стахеевой М.Н. за помощь в исследовании фармакологической активности препаратов.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Отбор препаратов, обладающих антиметастатической активностью и повышающих противоопухолевую резистентность организма, требовал создания особой системы скрининга, которая была разработана коллективом авторов, в том числе, и сотрудниками лаборатории онкофармакологии ГУ НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН. На её основе составлены «Методические рекомендации по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей», которые включены в «Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических средств» (2005).

При проведении скрининга использовали спонтанно метастазирующую карциному легких Льюис (3LL). Считают, что адекватный экспериментальный поиск антиметастатиков стал возможен лишь после введения в практику этой опухоли, которая метастазирует, преимущественно, по гематогенному пути в легкие и образует видимые узлы [Софьина З.П., 1976; Hellman K., 1984]. По данным Е.М. Трещалиной и соавт. (1990), этот опухолевый штамм обладает высокой чувствительностью к природным веществам и позволяет отбирать до 100 % средств с противоопухолевой активностью.

На этапе скрининга одновременно оценивали действие исследуемых препаратов как на развитие опухолевого процесса, так и на эффективность цитостатической терапии. При проведении химиотерапии применяли циклофосфан. Такой подход позволял уже на этапе первичного отбора выявлять средства, обладающие противоопухолевым действием, антиметастатической активностью, повышающие эффективность цитостатической терапии. В некоторых случаях экстракты, не оказывая влияния на рост опухоли и её метастазов, существенно увеличивали антиметастатическую или противоопухолевую активность цитостатика, что также представляло интерес и свидетельствовало о повышении противоопухолевой резистентности организма под влиянием испытуемого средства.

Проведенные эксперименты показали, что из 34 исследованных препаратов природного происхождения антиметастатической активностью обладают тималин и 18 растительных экстрактов (56 %): бадан тихоокеанский, бархат амурский, виноград черный, водяника черная, дудник даурский, календула лекарственная, левзея сафлоровидная, леспедеца двуцветная, лопух войлочный, маклея мелкоплодная, облепиха крушиновидная, орех маньчжурский, подорожник большой, родиола розовая, секуринега полукустарниковая, солодка голая, чистотел большой, шлемник байкальский (табл. 2). При их введении животным с опухолью наблюдалось снижение частоты метастазирования и количества метастатических узлов в легких либо одного из названных показателей. Причем у 13 из перечисленных выше экстрактов, что составляет 41 % от общего числа исследованных, индекс ингибирования метастазирования превышал 50 % (табл. 2).

Таблица 2

Влияние экстрактов из растений на развитие опухолевого процесса и эффективность лечения мышей с карциномой легких Льюис циклофосфаном

Название растения

Использование в народной медицине для лечения опухолей

Действие на опухоль

Действие на метастазирование

Увеличение эффективности химио-

терапии

Химический состав

1

2

3

4

5

6

1. Аир болотный

(Acorus calamus)

+

Эфирное масло, горечи, гликозиды, дубильные в-ва, витамин С

2. Бадан тихоокеанский

(Bergenia pacifica)

+

++

+

Дубильные в-ва, изокумарины, углеводы, фенолкарбоновые к-ты

3. Бархат амурский

(Phellodendron amurense)

+

+

Флавоноиды, органические к-ты, алкалоиды, кумарины, дубильные в-ва, витамины С и Р

4. Виноград черный

(Vitis vinifera)

+

Дубильные в-ва, флобафены, лецитин, ванилин

5. Водяника черная

(Empetrum nigrum)

+

Углеводы, эфирное масло, тритерпеноиды, сапонины, кумарины, дубильные в-ва, флавоноиды, витамин С, фенолкарбоновые к-ты

6. Дудник даурский

(Angelica davurica)

+

++

нет

данных

Кумарины, эфирное масло

7. Календула лекарственная (Calendula officinalis)

+

+

++

нет

данных

Каротиноиды, флавоноиды, тритерпеновые гликозиды, слизистые, дубильные и горькие в-ва, аскорбиновая и органические к-ты, смолы, сапонины

8. Княжик сибирский

(Atragene sibirica)

+

+

Флавоноиды, сапонины, алкалоиды, витамин С

9. Копеечник ферганский  (Hedysarum ferganense)

нет

данных

Дубильные в-ва, флавоноиды, углеводы, витамин С, каротин

10. Левзея сафлоровидная (Rhaponticum carthamoides)

+

++

+

Смолистые и дубильные в-ва, алкалоиды, экдистероиды , эфирное масло, каротин, аскорбиновая к-та, лигнаны

11. Леспедеца двуцветная (Lespedeza bicolor)

++

Флавоноиды, аскорбиновая и фенолкарбоновые к-ты, алкалоиды

12. Лихнес хальцедонский

(Lychnis chalcedonica)

нет

данных

Экдистероиды, сапонины, углеводы, флавоноиды, алкалоиды, кумарины

13. Ломонос цельнолистный (Clematis integrif)

+

+

Алкалоиды, дубильные в-ва, смолы. карденолиды, сапонины

14. Лопух войлочный

(Arctium lappa)

+

++

нет

данных

Оксикоричные к-ты, инулин, крахмал, эфирное масло

15. Маклея мелкоплодная (Macleaya microcarpa)

+

нет

данных

Алкалоиды: сангвинарин, хелеритрин, протопин, аллокриптомин

Продолжение таблицы 2

1

2

3

4

5

6

16. Манжетка обыкновенная

(Alchemilla xanthochlora)

+

+

+

Аскорбиновая к-та, дубильные в-ва, горечи, флавоноиды, фосфор, кумарины

17. Облепиха крушиновидная (Hippophae rhamnoides)

+

++

+

Алкалоиды, тритерпеноиды, серотонин, дубильные в-ва

18. Одуванчик лекарственный

(Taraxacum officinale)

+

Тритерпеноиды, горькие гликозиды, инулин, смолы, сахара

19. Ольха клейкая

(Alnus glutinosa)

+

+

Дубильные в-ва, эфирные масла, смолы, полисахадиды

20. Орех маньчжурский

(Iuglans mandshurica)

+

++

+

Флавоноиды, эфирное масло, дубильные в-ва, алкалоиды

21. Осина обыкновенная

(Populus tremula)

+

Дубильные в-ва, гликозиды, эфирное масло, флавоноиды

22. Подорожник большой (Plantago major)

+

+

+

+

Флавоноиды, сапонины, аукубин, горькие, слизистые и дубильные в-ва, фитонциды,  витамины К и С

23. Родиола розовая

(Rhodiola rosea)

+

++

+

Флавоноиды, гликозиды, фенолы, стерины, органические кислоты, эфирные масла, дубильные в-ва

24. Секуринега полукустарниковая (Securinega saffruticosa)

++

нет

данных

Алкалоиды, флавоноиды, дубильные в-ва, органические к-ты, смолы

25. Смолевка зеленоцветковая

(Silene viridiflora)

+

Экдистероиды, тритерпеновые гликозиды, флавоноиды, алкалоиды, кумарины

26. Смолевка Фривальдского

(Silene frivaldszkyana)

Экдистероиды, тритерпеновые гликозиды, флавоноиды, алкалоиды, кумарины

27. Солодка уральская

(Glycyrrhiza uralensis)

+

++

+

Тритерпеновые сапонины, флавоноиды, сахара, пектины, смолистые и горькие в-ва

28. Тимьян Маршалиевского

(Thymus marchallianus)

+

+

Фенолкарбоновые к-ты, флавоноиды, антоцианы, эфирное масло

29. Тысячелистник азиатский (Achillea asiatica)

+

Алкалоиды, эфирное масло, дубильные в-ва, органические к-ты, смолы, инулин, витамины С и К, флавоноиды

30. Чистотел большой

(Chelidonium majus)

+

+

++

+

Алкалоиды, флавоноиды, сапонины, эфирное масло, органические и аскорбиновая к-ты, витамин А

31. Чистец болотный

(Stachys palustris)

+

стимуляция; -

Флавоноиды, кумарины, следы алкалоидов, витамин С, каратиноиды

32. Шлемник байкальский (Scutellaria baicalensis)

+

++

++

Флавоноиды, дубильные в-ва, смолы, пирокатехины, крахмал





Примечание: «+» – достоверное торможение развития опухолевого процесса или индекс ингибирования метастазирования «+» ≤ 50 %; «++» – > 50 %.

Торможение роста опухоли вызывали 13 экстрактов: аира болотного, бадана тихоокеанского, календулы лекарственной, княжика сибирского, левзеи сафлоровидной, манжетки обыкновенной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, родиолы розовой, тимьяна Маршалиевского, чистотела большого, шлемника байкальского, при этом 4 из них, не обладали антиметастатическим действием (аира болотного, княжика сибирского, манжетки обыкновенной, тимьяна Маршалиевского). Следует отметить, что среди препаратов, обладающих антиметастатической активностью, встречались не оказывающие влияния на развитие первичного опухолевого узла. К этой группе относились экстракты из бархата амурского, винограда черного, водяники черной, дудника даурского, леспедеци двуцветной, лопуха войлочного, маклеи мелкоплодной, секуринеги полукустарниковой, солодки голой.

Эффективность химиотерапии повышали следующие экстракты: бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, ломоноса маньчжурского, манжетки обыкновенной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, ольхи клейкой, ореха маньчжурского, осины обыкновенной, подорожника большого, родиолы розовой, смолевки зеленоцветковой, солодки голой, тысячелистника азиатского, чистотела большого, шлемника байкальского (табл. 2).

Большой интерес представляют препараты, при применении которых наблюдается как подавление роста опухоли и её метастазов, так и повышение антибластомной активности циклофосфана. В эту группу вошли экстракты из 8 растений (25 %): бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, родиолы розовой, чистотела большого, шлемника байкальского.

У экстрактов из копеечника ферганского, лихнеса хальцедонского, смолевки Фривальдского не обнаружено влияния на развитие опухолевого процесса и эффективность химиотерапевтического лечения. При использовании чистеца болотного отмечена стимуляция метастатического процесса.

Анализ данных о химическом составе исследуемых растений показал, что невозможно связать наличие у них антибластомной, антиметастатической активности или свойств увеличивать эффективность цитостатической терапии с какой-либо одной группой биологически активных веществ, так как растения со сходным химическим составом обнаруживают различную фармакологическую активность. Наряду с этим обращает на себя внимание тот факт, что в состав большинства видов, представляющих интерес для дальнейшего исследования, входят алкалоиды, флавоноиды, дубильные вещества, кумарины (табл. 2).

Алкалоиды обладают широким спектром фармакологического действия на организм. Они оказывают транквилизирующее, стимулирующее действие на центральную нервную систему, влияют на артериальное давление (гипертензивное или гипотензивное действие), сердечно-сосудистую систему (суживают или расширяют сосуды), медиаторные системы, функциональную деятельность мышечной системы [Соколов С.Я., Замотаев И.П., 1988; Соколов С.Я., 2000]. Одним из первых препаратов растительного происхождения, используемых в онкологической практике, был алкалоид колхамин, выделенный из растений семейства Liliaceae: безвременника великолепного и безвременника осеннего [Переводчикова Н.И., 1986]. В лечении опухолей давно применяются винкаалкалоиды (винбластин и винкристин), полученные из барвинка розового. Эти препараты вызывают денатурацию белка микротрубочек тубулина, что приводит к остановке митоза [Гершанович М.Л. и др., 1999; Трещалина е.м., 2005]. На основе алкалоида из Мадагаскарского растения Catharanthus roseus создан навельбин [Armand J.P., 1990]. Существуют данные о том, что акридоновые алкалоиды индуцируют дифференцировку клеток человеческого промиелоцитарного лейкоза (HL-60) [`Kawii Satoru, 1999]. Эта группа биологически активных веществ широко исследуется с целью получения новых эффективных противоопухолевых препаратов [Wagner H. et al., 1988; Guinaudenu H. et al.,1988; Yanev S., Kructeva E., 1989].

Флавоноиды обладают антиоксидантными, радиопротекторными свойствами, оказывают влияние на сердечно-сосудистую систему, капилляры сосудов, снижая проницаемость их стенок [Максютина, Н.П., 1985; Корсун В.Ф., Корсун Е.В., 2007]. Эти биологически активные вещества положительно действуют на пищеварительную систему, печень, почки, кроветворение. В медицине флавоноидные соединения используются как Р-витаминные (рутин, кверцитин, катехины чая), противоязвенные (ликвиритон), гипоазотемические (фларонин, леспенефрил, леспефлан), желчегонные (фламин, холосас, экстракт шиповника) средства [Корсун В.Ф., Корсун Е.В., 2007]. Флавоноиды содержатся в овощах, фруктах, чае, вине и являются важной частью пищевого рациона. Считают, что они могут быть средствами профилактики сердечно-сосудистых и опухолевых заболеваний [Martino, 2000; Grant W.B., 2002]. Частота заболеваемости и смертности от рака (рак молочной железы, простаты, прямой кишки) в западных странах выше, чем в сельскохозяйственных районах Азии. Полагают, что это связано с антиканцерогенным действием флавоноидов [Zand Rachel S.Rosenberg et al., 2002]. Доказано, что антиоксидантные свойства флавоноидов превосходят таковые у токоферола [Бородин Ю.И. и др., 1998], а, как известно, в профилактике опухолевых заболеваний важную роль играют вещества с антиоксидантной активностью.

Механизм противоопухолевого действия флавоноидов связывают с их способностью понижать активность цитоплазматической и митохондриальной АТФ-аз, что вызывает дефицит АДФ и неорганического фосфата, вследствие чего ингибируется гликолиз и подавляется развитие опухолевых клеток [Максютина Н.П., 1985]. Флавоноиды индуцируют клеточный апоптоз в опухоли и повышают активность генов супрессоров, которые вызывают супрессию онкогенов [Huang Hua-yi, Zha Xi-liang, 2002]. Доказано, что они являются индукторами дифференцировки и могут рассматриваться как перспективные средства для терапии лейкозов [Kinoshita Takeshi, 1985]. У этих соединений обнаружено антиканцерогенное действие [Futami H. 1991] и противоопухолевое действие [Xu De-ping, 2002; Kim M.H., 2003]. Выявлено, что биофлавоноиды повышают активность естественных киллерных клеток у мышей и индуцируют продукцию генов, определяющих синтез ряда цитокинов (итрерферонов и ,  ФНО-) [Wie H., 1990]. У антоцианинов из ягод (голубика, черника, клюква, бузина, малина, земляника) обнаружены антиангиогенные свойства. Обработка экстрактом, содержащим эти вещества, клеток эндотелиомы снижало их способность к образованию гемангиомы и подавляло развитие опухоли более чем на 50 % [Багхи Д. и др., 2004].

Дубильные вещества используют как вяжущие, бактерицидные средства при воспалении слизистых оболочек рта и горла при желудочно-кишечных заболеваниях. Их противовоспалительные свойства обусловлены тем, что, проникая в межклеточное пространство, они связывают белки ферментов, которые вызывают развитие воспалительной реакции. При наружном применении танины также связываются с белками и образуют защитную пленку, оказывая бактерицидное и обезболивающее действие [Соколов С.Я., 2000]. Установлено, что дубильные вещества обладают противоопухолевым действием, они гасят развитие свободнорадикальных реакций, и эффективны при химиотерапевтическом лечении опухолей [Максютина, Н.П., 1985; Miyamoto Kenichi et all., 1987; Du Yu-hong, 2003].

Кумарины обладают спазмолитическим, коронарорасширяющим, антикоагулянтным, фотосенсибилизирующим и противоопухолевым действием [Максютина, Н.П., 1985; Соколов С.Я., Замотаев И.П., 1988]. Кумарины, выделенные из дудника лекарственного, пастернака посевного, ингибировали рост клеток Hela-S3, причем цитотоксическая активность кумаринов дудника оказалась выше [Gawron A., Glowniak K., 1987].

Многообразие фармакологических свойств алкалоидов, флавоноидов, дубильных веществ и кумаринов свидетельствует о их существенном влиянии как на опухолевые клетки, так и на организм. Очевидно, обнаруженная у исследованных нами экстрактов антибластомная активность связана с входящими в их состав биологически активными веществами.

Данные литературы свидетельствуют о том, что 40 % из общего числа обследованных видов применялись в народной медицине для лечения опухолей [Максютина Н.П.,1985; Растительные ресурсы СССР, 1984-1993; Телятьев В.В., 1987]. Совпадение эффектов, обнаруженных в эксперименте, с данными народной медицины отмечено в 34 % случаев. Следует отметить, что для ряда растений (13 видов), которые оказывали ингибирующее действие на опухоль либо изменяли эффективность цитостатической терапии, сведений об использовании их народной медициной для лечения опухолей в доступной литературе не встречалось (аир болотный, бадан тихоокеанский, бархат амурский, виноград черный, водяника черная, левзея сафлоровидная, леспедеца двуцветная, облепиха крушиновидная, одуванчик лекарственный, орех маньчжурский, осина обыкновенная, родиола розовая, секуринега полукустарниковая, шлемник байкальский).

Известно что, препараты полипептидной природы тималин и эпиталамин ингибируют развитие ряда спонтанных и индуцированных опухолей [Хавинсон В.Х., 1978; Анисимов и др., 1982; Беспалов В.Г., 2005]. Наши исследования на мышах с 3LL показали, что тималин подавляет развитие опухолевого процесса (ТРО = 53 %; ИИМ = 72 %) и повышает антибластомную активность циклофосфана, эпиталамин подобной активностью не обладал.

Учитывая представленные выше данные, при проведении дальнейших исследований использовали препараты полипептидной природы (тималин и эпиталамин) и экстракты, обладающие антиметастатической активностью (бадана тихоокеанского, бархата амурского, винограда черного, водяники черной, дудника даурского, календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, лопуха войлочного, маклеи мелкоплодной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, секуринеги полукустарниковой, солодки голой, чистотела большого, шлемника байкальского), а также экстракты из ломоноса маньчжурского, одуванчика лекарственного и осины обыкновенной, которые повышали эффективность цитостатической терапии.

Оценка влияния препаратов природного происхождения на рост 3LL у мышей показала, что из 22 исследованных препаратов тималин и 14 растительных экстрактов (бадан тихоокеанский, бархат амурский, водяника черная, дудник даурский, левзея сафлоровидная, леспедеца двуцветная, лопух войлочный, облепиха крушиновидная, орех маньчжурский, подорожник большой, секуринега полукустарниковая, солодка голая, чистотел большой, шлемник байкальский) оказывают ингибирующее действие на процесс метастазирования (ИИМ > 50 %), вызывая достоверное снижение таких показателей, как частота метастазирования, количество метастазов и/или их площадь (рис. 1).

Ряд экстрактов (бадан тихоокеанский, левзея сафлоровидная, облепиха крушиновидная, орех маньчжурский, подорожник большой, чистотел большой, шлемник байкальский) и тималин, наряду с антиметастатической активностью, достоверно тормозили рост первичного опухолевого узла (рис. 2).

Сухой экстракт осины обыкновенной в дозе 500 мг/кг подавлял рост опухоли (рис. 2), а введение мышам жидкой лекарственной формы вызывало некоторое увеличение массы опухолевого узла.

У животных, которым вводили экстракт календулы лекарственной, отмечена тенденция к снижению частоты метастазирования (ИИМ составил 55 %) и достоверное торможение роста опухоли (рис. 1).

Эпиталамин и экстракты ломоноса маньчжурского, маклеи мелкоплодной, одуванчика лекарственного не оказывали влияния на развитие опухолевого процесса у мышей.

Экстракт виноградных косточек вызывал как подавление, так и стимуляцию процесса метастазирования: при использовании его в дозах 100 и 200 мг/кг происходило достоверное уменьшение числа метастазов (ИИМ = 31-33%), а при снижении дозы до 50 мг/кг отмечено увеличение количества метастатических узлов и их площади.

Высокая антиметастатическая активность обнаружена у экстракта секуринеги полукустарниковой в дозе 1 мл/кг (ИИМ = 81 %), однако при увеличении дозы препарата (10 мл/кг) наряду с ингибицией диссеминации (ИИМ = 61 %) отмечена стимуляция роста опухолевого узла (на 34 %).

Неоднозначные результаты получены при исследовании экстракта леспедеци двуцветной. Применение препарата в дозе 1 мл/кг стимулировало процесс метастазирования у мышей с внутримышечно перевитой 3LL. При увеличении дозы до 5 мл/кг наблюдалось достоверное торможение роста опухолевого узла (ТРО = 17 %) и метастазов в легких (ТМ = 76 %). Антиметастатическое действие препарата выявлено при его введении в дозах 5 и 10 мл/кг животным с подкожно перевитой 3LL (ИИМ = 79 % и 56 % соответственно). В то же время, экстракт стимулировал рост опухоли в том случае, когда его вводили в дозе 10 мл/кг с 5 сут после трансплантации опухолевых клеток. Начало лечения препаратом в более поздние сроки (с 14 сут) не вызывало значимых изменений массы опухоли.

  Тималин 5 мг/кг

Ломонос 1,  5 мл/кг

  Шлемник 50 мг/кг

1 мл/кг

Чистотел 100 мг/кг

  1 мл/кг

Глицирам 100 мг/кг

  Солодка 50 мг/кг

Секуринега 1 мл/кг

Подорожник 5 мл/кг

  Орех 1 мл/кг

Осина 1 мл/кг

Одуванчик 100 мг/кг

Облепиха кора 100 мг/кг

побеги 100 мг/кг

кора и побеги 5 мл/кг

  Маклея 5 мл/кг

Лопух 1 мл/кг

Леспедеца 10 мл/кг

  Левзея 1 мл/кг

  Календула 5 мл/кг

  Дудник 1 мл/кг

Водяника 100 мг/кг

Виноград 200 мг/кг

  Бархат 5 мл/кг

Бадан 5 мл/кг

Индекс ингибирования метастазирования, %

Рис. 1. Влияние препаратов природного происхождения на развитие

процесса метастазирования карциномы легких Льюис у мышей        

(* –  достоверные изменения показателей, по которым рассчитывали ИИМ)

  Тималин 5 мл/кг

Шлемник 1 мл/кг

  Чистотел  5 мл/кг

Подорожник 5 мл/кг

  Орех 1 мл/кг

  Осина 500 мг/кг

Облепиха (побеги)

300 мг/кг

  Левзея 5 мл/кг

  Календула 5 мл/кг

Бадан 5 мл/кг

Торможение роста опухоли, %

Рис. 2. Влияние препаратов природного происхождения на рост

карциномы легких Льюис у мышей (* – достоверные изменения массы опухоли)

Особый интерес представляли препараты, которые ингибировали развитие как метастазов, так и основного опухолевого узла (тималин, препарат подорожника и экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, чистотела большого, шлемника байкальского).

Экспериментальные и клинические исследования свидетельствуют о важной роли стресса в процессе диссеминации [Меерсон Ф.З., Сухих Г.Т., 1985; Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987; Терещенко И.П., Кашулина А.П., 1995]. Некоторые исследователи рассматривают опухоль как стрессирующий фактор, вызывающий существенные изменения гомеостаза и формирующий состояние напряженности с фазными изменениями активности нейроэндокринного аппарата. Установлена важная роль нейрогормональных механизмов стрессорных реакций в развитии метастатического процесса, в регуляции некроза первичной опухоли, состоянии внутренней поверхности сосудов, систем гемостаза и иммунитета [Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987].

Стимулирующее влияние стрессорных воздействий на метастазирование реализуется при участии нейроэндокринной и иммунной систем. В связи с этим, одним из путей повышения противоопухолевой резистентности организма может быть использование препаратов, обладающих антистрессорным действием, и иммуномодуляторов. Работа в этом направлении проводится уже давно. Впервые понятие “антистрессоры” было предложено Г. Селье (1960), который в качестве антистрессоров использовал салицилаты, барбитураты, препараты группы опия, производные аминазина, некоторые соли. Особое место среди препаратов, перспективных для регуляции стресс-реакции, занимают адаптогены, обладающие широким спектром действия, практически безвредные, повышающие сопротивляемость организма к повреждающему влиянию различных факторов [Кириллов О.И., 1966]. В экспериментах на моделях перевиваемых и индуцированных введением канцерогена опухолей показано, что экстракт элеутерококка и рантарин препятствовали стимулирующему действию операционной травмы на развитие послеоперационных метастазов [Яременко К.В., Москалик К.Г., 1971; Яременко К.В., 1974].

В связи с этим, представляла интерес оценка действия исследуемых препаратов на развитие у животных острой стрессорной реакции.

Анализ полученных экспериментальных данных показал, что при подвешивании животных за шейную складку возникали изменения внутренних органов, однако они не всегда имели однотипный характер. Оценка этих изменений в процентах к норме позволила наиболее адекватно оценить тяжесть стрессорных повреждений. Так, снижение массы селезенки, тимуса и увеличение надпочечников – характерные изменения, возникающие в ответ на стрессорное воздействие, отмечались в 53 % случаев (10 серий опытов из 19).

В трех сериях экспериментов наблюдалось снижение массы всех исследуемых органов: селезенки, тимуса и надпочечников (<100 % от нормы). Уменьшение массы селезенки, которое сопровождалось повышением массы тимуса (> 100 % от нормы), обнаружено в 4 сериях опытов, при этом инволюция надпочечников выявлена в 3 случаях, в одном – их масса увеличивалась. Повышение массы селезенки (> 100 % от нормы), сопровождающееся уменьшением тимуса и увеличением массы надпочечников, встречалось однажды (табл. 3).

При определении степени повреждения внутренних органов в баллах и подсчете общей суммы обнаружено, что минимальное значение этого показателя составляло 5 баллов, максимальное – 16 (табл.3). Считают, что исследуемый препарат обладает антистрессорной активностью, если разница в сумме баллов между опытной и контрольной группой составляет 2 и более баллов.

Проведенные исследования показали, что препараты полипептидной природы тималин и эпиталамин обладают антистрессорной активностью. Тималин препятствовал снижению массы селезенки и тимуса у стрессированных мышей: по отношению к норме их масса составляла 137,8 % и 94,4 % соответственно против 97,4 % и 67,3 % (Р < 0,05) у стрессированных. Масса надпочечников не существенно отличалась от нормы (тималин – 93,8 %; стресс-контроль – 114,8 %). Количество животных с язвами под действием тималина уменьшилось до 10 % , тогда как в группе стресс-контроля этот показатель составлял 60 % (Р < 0,05). Тяжесть поражения внутренних органов у мышей, которым вводили тималин, оценивалась в 3 балла, у стрессированных животных – 8 баллов.

Таблица 3

Влияние экстрактов и препаратов из растений на развитие реакции
острого стресса у мышей

№ се-рии

Группа наблюдения,

доза препарата

(количество животных)

Масса внутренних

органов, % к норме

Количество язв в слизистой желудка

(Х ± m)

Количество мышей с язвами, %

Выраженность стресс-реакции (балл)

Селезенки

Тимуса

Надпочечников

1.

Контроль-стресс (12)

54,4*

66,1*

159,8

1,2 ± 0,4

58*

14

Экстракт бадана, 5мл/кг (9)

63,9*

97,5*

175,4

0,3 ± 0,2

22*

10

2

Контроль-стресс (9)

45,5*

40,4*

126,7

1,0 ± 0,4

56*

15

Экстракт бархата, 1 мл/кг (9)

66,3*

59,6*

158,7*

0,1 ± 0,1

11*

13

Экстракт бархата, 5 мл/кг (9)

52,8

44,98

112,0

0,1 ± 0,1

11*

12

3.

Контроль-стресс (10)

62,2

64,5*

76,7

1,3 ± 0,7

40*

11

Экстракт календулы, 5

мл/кг (10)

79,5

95,4*

86,0

0,2 ± 0,1

20

6

Экстракт маклеи, 5 мл/кг (10)

65,4

52,8*

72,1

0,1 ± 0,1

10*

11

4.

Контроль-стресс (9)

45,5*

40,4*

126,7

1,0 ± 0,4

56*

15

Экстракт левзеи, 1 мл/кг (10)

61,8*

39,5

128,0

0,3 ± 0,2

30

12

Экстракт левзеи, 5 мл/кг (9)

47,5

46,1

118,7

0,2 ± 0,1

22

13

5.

Контроль-стресс (12)

54,4*

66,1*

159,8

1,2 ± 0,4

58*

14

Экстракт леспедеци, 5 мл/кг (10)

67,9

79,6

67,6*

1,0 ± 0,3

60

11

6.

Контроль-стресс (9)

82,5

70,0*

79,5

0,7 ± 0,2

56*

8

Экстракт коры и побегов облепихи, 1 мл/кг (9)

71,7

62,8

106,8*

0

0*

7

7.

Контроль-стресс (10)

84,9*

132,1*

89,7

1,7 ± 0,4

90*

5

Экстракт коры облепихи, 5 мл/кг (8)

109,3

96,3

98,5

0,1 ± 0,1*

13*

3

8.

Контроль-стресс (10)

115,2

83,1*

126,7

1,6 ± 0,5

80*

7

Экстракт ореха, 1 мл/кг (10)

123,2

76,9

108,0

0,1 ± 0,1*

10*

4

Экстракт ореха, 5 мл/кг (8)

96,7

100

122,7

0*

0*

4

9.

Контроль-стресс (9)

57*

56*

129

6,9 ± 1,6

90*

16

Экстракт осины, 100 мг/кг (10)

53

69

108

3,4 ± 1,1

78

12

Экстракт осины 200 мг/кг  (10)

50,1

79

107

1,7 ± 0,7*

60*

9

10.

Контроль-стресс (9)

63,0*

105,5

137,7*

0,8 ± 0,1

80*

8

Подорожник, 2,5 мл/кг (10)

69,3

96,8

100*

0,1 ± 0,1*

10*

5

Подорожник, 5 мл/кг (10)

77,7

110,6

128,98

0,2 ± 0,1*

20*

6

11.

Контроль-стресс (10)

90,5*

78,7*

84,0*

0,2 ± 0,2

10

6

Экстракт чистотела, 1 мл/кг (10)

100,1

77,2

76,6

0

0

4

Экстракт чистотела, 5 мл/кг (10)

90,4

56,0*

87,2

0,3 ± 0,2

20

8

12.

Контроль-стресс (10)

89,1*

64,5*

138,4*

1,8 ± 0,6

83*

10

Экстракт шлемника, 1,0 мл/кг (6)

106,8

93,6*

103,5*

0

0*

2

Экстракт шлемника, 50 мг/кг (6)

108,9

96,98*

111,6*

0

0*

3

Примечание: * – отмечены достоверные изменения показателей: контрольной группы к интактным мышам; опытных групп – к стресс-контролю. Изменения массы внутренних органов в % к норме рассчитаны на мышь массой 20 г.

Введение крысам эпиталамина ослабляло повреждающее влияние стрессорного воздействия на тимус, в то время как в контрольной группе масса этого органа достоверно снижалась (эпиталамин – 301,7±23,7 мг; стресс-контроль – 269,2±21,9 мг; интактные – 353,2±44,8 мг). Кроме того, эпиталамин препятствовал повышению уровня кортизола в плазме крови: его содержание составляло 157 % от нормы, а у стрессированных животных – 571 % (рис. 3). Под влиянием эпиталамина тяжесть повреждения внутренних органов снизилась до 12 баллов против 14 у стресс-контроля.

Рис. 3. Влияние эпиталамина на уровень кортизола в плазме крови

у беспородных крыс, подвергавшихся стрессорному воздействию

(* – изменения достоверны по сравнению с соответствующим контролем)

При изучении препаратов из растений антистрессорное действие обнаружено у 11 из 12 исследованных (препарата подорожника и экстрактов бадана тихоокеанского, бархата амурского, календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, осины обыкновенной, чистотела большого, шлемника байкальского). Введение животным перечисленных экстрактов препятствовало повреждению внутренних органов, возникающему в результате подвешивания мышей за шейную складку.

Так, масса селезенки достоверно возрастала под влиянием экстрактов бадана тихоокеанского, бархата амурского, левзеи сафлоровидной (табл. 3). Этот показатель сохранялся на уровне интактных животных при введении экстрактов коры облепихи крушиновидной, шлемника байкальского, а при использовании календулы лекарственной, ореха маньчжурского, препарата подорожника, чистотела большого выявлена тенденция к увеличению массы селезенки.

Снижению массы тимуса в результате стрессорного воздействия препятствовали экстракты бадана тихоокеанского, бархата амурского, календулы лекарственной, ореха маньчжурского, шлемника байкальского (табл. 3). Менее выраженные изменения этого органа наблюдались у мышей, получавших экстракты коры облепихи крушиновидной, осины обыкновенной.

Использование препарата подорожника и экстрактов шлемника байкальского, облепихи крушиновидной способствовало нормализации массы надпочечников у стрессированных животных (табл. 3). Тенденция к сохранению массы этого органа выявлена при использовании экстрактов календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, ореха маньчжурского, осины обыкновенной.

Гастрозащитное действие обнаружено у экстрактов бадана тихоокеанского, бархата амурского, маклеи мелкоплодной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, осины обыкновенной, подорожника большого, шлемника байкальского (табл. 3). Эти препараты вызывали снижение числа животных с язвами и количества изъязвлений в слизистой оболочке желудка, в некоторых случаях полностью подавляли процесс язвообразования (экстракты коры и побегов облепихи, ореха маньчжурского, чистотела большого, шлемника байкальского).

Данные, полученные при изучении действия препаратов природного происхождения на метастазирование 3LL и развитие у животных стрессорной реакции, позволили отобрать средства, обладающие антиметастатической и/или антистрессорной активностью, для дальнейшего исследования их влияния на развитие процесса диссеминации при удалении опухолевого узла. Большой интерес представляла группа препаратов, в которую вошли тималин, препарат подорожника и экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, шлемника байкальского, существенно подавляющие развитие метастатического процесса и рост опухоли, а также обладающие антистрессорным действием. Основанием для исследования влияния на развитие процесса метастазирования при хирургических вмешательствах эпиталамина и экстрактов леспедеци двуцветной и осины обыкновенной явились их антистрессорные свойства. Кроме того, для дальнейшего изучения были отобраны также экстракт одуванчика лекарственного и глицирам, которые в проведенных ранее экспериментах повышали антиметастатическую активность цитостатика [Амосова Е.Н., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г., 2003], а экстракт одуванчика лекарственного обладает антистрессорной активностью [Рузляева Е.А., 1996].

Исследование действия препаратов природного происхождения на процесс метастазирования при удалении основного опухолевого узла проводили в экспериментах на мышах с 3LL, которую перевивали двумя способами: в подушечку задней лапы или подкожно. Модель хирургического удаления опухоли наиболее адекватно отражает клинические условия, когда у больного в результате операции убирается основной опухолевый узел. Мышей оперировали под эфирным наркозом на фоне уже сформировавшихся метастазов (9-16 сут после перевивки).

Высокую антиметастатическую активность в этих условиях обнаружили препараты полипептидной природы тималин и эпиталамин, а также экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, осины обыкновенной, препарата подорожника (табл. 4).

Курсовое лечение мышей с перевитой в подушечку задней лапы 3LL тималином, который в дозе 5 мг/кг начинали вводить за 10 сут до операции (9 введений) и продолжали до конца эксперимента (10 введений), приводило к достоверному снижению частоты метастазирования до 15 % против 47 % у оперированных мышей, а ИИМ составлял 62 %.

Введение эпиталамина в дозе 1 мг/кг, начатое за 1 ч до удаления у мышей с 3LL лапы с опухолью, вызывало достоверное уменьшение частоты метастазирования до 9 %, тогда как в контроле этот показатель составлял 56 %, а также массы легких, ИИМ составлял 98 %. В то же время, при удалении опухолевого узла эти показатели изменялись не достоверно (частота метастазирования 27 %).

Тималин и эпиталамин существенно ингибировали процесс метастазирования и в том случае, когда в результате удаления лапы с опухолью наблюдалась стимуляция диссеминации (ИИМ = + 153 %), ИИМ составлял 26 % и 27 % соответственно. Под действием этих препаратов достоверно снижалось число метастатических узлов в легких (контроль – 1,88 ± 0,35; операция – 4,75 ± 1,73; операция + тималин – 1,40 ± 0,24, P < 0,01; операция + эпиталамин – 1,38 ± 0,26, P < 0,01).

Экстракт бадана тихоокеанского в дозе 1 мл/кг при удалении у мышей с 3LL подкожно перевитой опухоли вызывал достоверное снижение частоты метастазирования, ИИМ оказался равен 52 % (табл. 4).

Существенно ингибировал процесс диссеминации у мышей-самок после удаления подкожно перевитой опухоли экстракт левзеи сафлоровидной: метастазы в легких обнаружены только у 55 % животных, тогда как все оперированные мыши, имели метастатическое поражение легких, ИИМ был равен 79% (табл. 4). Под влиянием экстракта левзеи количество метастазов снижалось (в 3,5 раза) и достоверно отличалось от контроля, в то время как операция вызывала увеличение этого показателя (в 1,8 раза). При этом площадь метастатического поражения уменьшилась по сравнению с оперированными животными в 6,7 раза (рис. 4).

Высокая антиметастатическая активность выявлена у экстрактов как из побегов, так и из коры облепихи, а также комплексного препарата, приготовленного из побегов и коры этого растения. Экстракт коры облепихи вызывал у оперированных мышей уменьшение площади метастатического поражения (в 3,1 раза), не изменяя частоты метастазирования и количества метастазов в легких (табл.4). Снижение этого показателя оказалось достоверным (в 4,8 раза) при определении его для имеющих метастазы животных (операция – 24,86 ± 9,98 мм2; операция + облепиха – 5,23 ± 1,63 мм2; P < 0,05). Под влиянием экстракта из побегов облепихи в дозе 200 мг/кг происходило достоверное уменьшение как количества метастазов (в 2,7 раза), так и их площади (в 3,8 раза) по сравнению с соответствующим контролем (табл. 4). Менее эффективным оказался препарат в дозе 100 мг/кг (табл. 4).

Таблица 4

Влияние экстрактов из лекарственных растений на метастазирование

карциномы легких Льюис у мышей после удаления опухолевого узла

Название

препарата

Доза

мл или мг/кг

ИИМ (+ стимуляция), %

Частота

метастазирования, %

Количество метастатических узлов в легких на одно животное (Х ± m)

о

о + п

к

о

о + п

к

о

о + п

Опухоль перевита в подушечку задней лапы

Препарат подорожника

5 мл

85

94

56

27

23*

1,9±0,9

0,6±0,4

0,3±0,2

+229

100

25

47

0

0,3±0,1

0,53±0,17

0

Экстракт леспедеци

5 мл

93

100

57

31

0**

3,9±2,6

0,5±0,2

0

Экстракт шлемника

5 мл

93

100

57

31

0**

3,9±2,6

0,5±0,2

0

Экстракт коры осины

100 мг

88

86

100

56*

73

13,2±3,8

2,9±1,1*

2,6±0,8*

Экстракт коры облепихи

100 мг

88

79

100

56*

86

13,2±3,8

2,9±1,1*

3,3±0,8*

Опухоль перевита под кожу спины

Экстракт бадана

1 мл

29

52

100

100

78**

16,8±3,8

12,0±2,2

10,4±3,1

Экстракт левзеи

2,5 мл

70

87

92

82

91

33,7±7,9

11,5±3,7*

4,4±1,9**

+137

79

75

100*

55**

9,8±2,6

17,4±11,9

2,8±1,0*

Экстракт леспедеци

5 мл

80

59

100

86

100

21,5±7,6

4,9±1,2

8,9±1,9

Экстракт одуванчика

100 мг

37

47

92

92

92

35,1±7,0

22,2±7,2

19,5±5,4*

200 мг

56

93

88

100

57*

16,8±7,4

6,5±1,8

1,7±0,8**

Экстракт коры осины

1мл

35

83

82

75

53*

9,5±2,8

6,7±1,9

2,5±1,2**

5 мл

35

54

82

75

62

9,5±2,8

6,7±1,9

5,8±1,6

Экстракт побегов облепихи

100 мг

42

53

90

70

60*

5,1±0,9

3,8±1,6

3,6±2,2*

200 мг

+17

62

88

88

78

15,0±4,5

17,5±4,9

6,4±2,2**

Экстракт побегов и коры облепихи

1 мл

+18

74

100

100

89

21,7±3,5

25,6±5,3

6,3±2,3**

Экстракт шлемника

50 мг

24

64

100

100

86*

9,7±1,8

7,4±1,3

4,1±0,8**

100мг

24

64

100

100

100

9,7±1,8

7,4±1,3

4,6±0,9**

Экстракт шлемника

1 мл

78

+63

100

58*

93**

10,7±0,8

4,1±1,4*

18,7±3,9**

5 мл

+21

17

89

100

91

7,8±2,0

8,4±2,3

6,3±1,2

Глицирам

25 мг

44

75

100

100

94

52,4±7,1

29,1±8,2*

14,2±3,6*

Примечание: здесь и на рис. 4 к – контрольная группа; о – группа мышей, у которых удаляли опухолевый узел; о + п – группа оперированных животных, получавших экстракт из растений. * - Р< 0,05 по сравнению с животными контрольной группы; ** Р< 0,05 по сравнению с группой оперированных животных.

Значительной антиметастатической активностью при хирургическом удалении опухоли обладал комплексный препарат облепихи. У мышей, получавших экстракт, обнаружено значительное снижение числа метастатических узлов и их площади по сравнению с оперированными (в 4,1 и 10,4 раза соответственно), ИИМ составлял 74 % (табл. 4, рис. 4). При этом масса легких и масса метастазов оказалась в 1,4 и 20,8 раза меньше, чем соответствующие показатели у оперированных животных, ТМ составляло 89 %, тогда как у нелеченых мышей после операции выявлена стимуляция метастазирования (+121 %). У большинства животных, которым вводили комплексный препарат, встречалась 1 степень поражения легких метастазами (78 %), в то время как 75 % оперированных имели 2 – степень, а у 12,5 % мышей выявлена 3 степень поражения. Наряду с антиметастатическим экстракт оказывал противорецидивное действие: число мышей с рецидивами снижалось до 38 % мышей против 78 % в группе с удаленной опухолью (Р < 0,05).

- Контроль  - Операция  - Операция + препарат

Рис. 4. Влияние препаратов растительного происхождения на площадь

метастатического поражения легких у мышей с карциномой

легких Льюис после удаления опухолевого узла

(* – достоверные изменения по сравнению с контролем; ** – с оперированными мышами)

Введение экстракта одуванчика лекарственного в дозе 200 мг/кг мышам с удаленной опухолью вызывало достоверное снижение частоты метастазирования до 57 % против 100 % в группе оперированных, причем все животные имели метастатическое поражение 1 степени тяжести (операция – 25 % мышей со 2 степенью). В то же время, в легких у этих мышей метастазов обнаружено достоверно меньше (в 3,8 раза), чем в оперированном контроле, уменьшалась и площадь метастатического поражения, а ИИМ составил 93 % (табл. 4, рис. 4). При снижении дозы экстракта до 100 мг/кг отмечено снижение числа животных с 3 степенью поражения до 17 %, а в группе нелеченых мышей с удаленной опухолью – 58 %. Следует отметить, что в результате введения экстракта одуванчика в дозе 200 мг/кг количество мышей с рецидивами достоверно уменьшилось до 31 % против 67 % в соответствующем контроле.

Лечение мышей экстрактом осины обыкновенной в дозе 1 мл/кг существенно ингибировало метастатический процесс, ИИМ составлял 83 % против 35% в оперированном контроле. При этом наблюдалось снижение числа метастатических узлов в легких в 2,7 раза, а также тенденция к уменьшению их площади по сравнению оперированными животными (табл.4, рис. 4). О наличии у экстракта антиметастатического действия свидетельствовало и достоверное снижение массы легких (операция – 192,2 ± 14,9 мг; операция + осина – 152,5 ± 4,9 мг; Р < 0,05), ТМ составило 84 %. Менее эффективным оказался препаратов дозе 5 мл/кг. Введение оперированным мышам сухого экстракта осины не оказывало влияния на развитие метастатического процесса (табл.4).

Введение мышам после ампутации лапы с опухолью препарата подорожника приводило к достоверному уменьшению числа животных с метастазами по сравнению с неоперированными. Кроме того, в этой группе отмечена тенденция к снижению как количества метастатических узлов, так и их площади, ИИМ составил 94 %. Антиметастатическое действие препарата оказалось еще более выраженным в том случае, когда препарат подорожника вводили в течение 10 сут до операции, метастазов у этих мышей не обнаружено, тогда как удаление лапы с опухолью стимулировало процесс диссеминации (табл. 4).

Выраженное антиметастатическое действие при введении мышам с удаленной опухолью оказывал глицирам, ИИМ составлял 75 % против 44 % в группе оперированных. У этих животных достоверно уменьшилось количество метастазов (в 2 раза) и их площадь (в 4,6 раза) по сравнению с оперированным контролем (табл. 4, рис. 4), а также масса легких и масса метастазов в 1,4 и 2,4 раза соответственно, ТМ составляло 63 % (оперированные – 10 %).

Исследуемые препараты оказывали антиметастатическое действие при курсовом введении, с началом лечения за 1 час до удаления опухолевого узла. При профилактическом назначении растительных средств (введение за несколько сут до операции) на примере экстрактов осины обыкновенной, облепихи крушиновидной и препарата подорожника обнаружено, что они ингибируют распространение и рост метастазов у оперированных мышей, как при профилактическом использовании, так и при введении за 1 час до операции.

Неоднозначные данные получены при изучении влияния экстрактов леспедеци двуцветной и шлемника байкальского на процесс метастазирования при удалении первичного опухолевого узла. Так, у мышей с 3LL, перевитой в подушечку задней лапы, эти экстракты в дозе 5 мл/кг полностью подавляли процесс метастазирования (табл. 4). При введении экстракта леспедеци в дозе 5 мл/кг мышам после удаления подкожно перевитой 3LL влияния препарата на процесс метастазирования не обнаружено (табл. 4), а при использовании меньшей дозы 1 мл/кг отмечено его стимулирующее действие на диссеминацию опухоли. Выявлено, что сухой экстракт шлемника обладает антиметастатической активностью, вызывая подавление процесса диссеминации у мышей после удаления опухоли перевитой подкожно, причем антиметастатическое действие оказалось выше при использовании препарата в дозе 50 мг/кг. У экстракта в дозе 5 мл/кг обнаружено существенное противометастатическое действие при введении его мышам с опухолью перевитой в подушечку задней лапы, у животных с подкожно перевитой опухолью лечение экстрактом в дозе 1 мл/кг, напротив, стимулировало процесс метастазирования.

У глицирама, экстрактов одуванчика и коры и побегов облепихи наряду с антиметастатической активностью обнаружено антирецидивное действие, сочетание этих свойств представляет большой интерес. Следует отметить, что глицирам и экстракт коры осины, не оказавшие влияния на развитие 3LL, но повышающие антиметастатическую активность циклофосфана, ингибировали процесс диссеминации при удалении опухолевого узла.

Для оценки роли стресса в метастазировании опухоли и исследования действия на этот процесс препаратов природного происхождения использовали модель «пробной лапаротомии». Операцию проводили в опытах на крысах с перевитой подкожно LS-Плисса. В качестве средств, ослабляющих стрессорное воздействие на организм, использовали тималин, эпиталамин и препарат подорожника. Проведение «пробной лапаротомии» в большинстве случаев приводило к стимуляции процесса метастазирования у крыс с LS-Плисса. Тималин и препарат подорожника при их введении в условиях операционного стресса не оказывали влияния на рост опухолевого узла, однако подавляли распространение и рост метастазов, вызывая снижение количества животных с метастазами и массы подмышечных лимфатических узлов, в которые преимущественно метастазировала опухоль (рис. 5).

  - Контроль - Операция - Операция + препарат

Рис. 5. Влияние препаратов природного происхождения на метастазирование

лимфосаркомы Плисса у крыс после операции «пробная лапаротомия»

(* –  изменения достоверны по сравнению с контролем; ** –  с оперированными крысами)

Эпиталамин не только ингибировал развитие метастазов у оперированных крыс с LS-Плисса, но и подавлял рост опухолевого узла (ТРО = 35-45 %). Антиметастатическое действие препарата подорожника оказалось более выраженным в том случае, когда операция вызывала стимуляцию метастатического процесса (рис. 5).

Влияния эпиталамина и препарата подорожника на рост и метастазирование LS-Плисса у неоперированных крыс с не обнаружено, а тималин ингибировал процесс диссеминации (частота метастазирования в лимфоузлы: контроль – 86 %; тималин – 38 % Р < 0,05).

Известно, что в процессе развития метастазирующих опухолей у животных происходят фазные изменения в нервной и эндокринной системах: на ранних этапах роста опухоли наблюдается активация гипофизарно-надпочечниковой и симпатоадреналовой систем, что может стимулировать процесс метастазирования опухолевых клеток. В период, предшествующий появлению метастазов, отмечается стабилизация нейрогормональных показателей [Балицкий К.П. и др., 1991]. В поздние сроки, когда опухоль достигает больших размеров и начинает некротизироваться, вызывая интоксикацию организма, бурно развиваются метастазы, наблюдается спад нейрогормональной активности. Среди факторов, способных вызвать эндокринный дисбаланс, в первую очередь следует назвать стрессорные нагрузки [Першин С.Б. и др., 1985; Шапот В.С., Шелепов В.П., 1983]. Известно, что хирургическое удаление опухоли и эмоционально-болевой стресс, оказывая существенное влияние на нейрогуморальный статус организма, могут стимулировать процесс метастазирования [Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987].

В наших исследованиях для оценки влияния тималина, эпиталамина и препарата подорожника на функциональную активность надпочечников у оперированных крыс с LS-Плисса определяли содержание 11-оксикортикосте-роидов в плазме крови.

Данные экспериментов показали, что развитие опухолевого процесса может вызывать у животных, как повышение (209 % от нормы), так и снижение (65 % от нормы) содержания 11-ОКС, что свидетельствовало о различном функциональном состоянии коры надпочечников.

Операционное воздействие вызывало у животных с опухолью подъём 11-ОКС: через сутки после проведения «пробной лапаротомии» отмечался максимальный подъём гормонов, по сравнению с контрольной группой их содержание достоверно возросло в 1,5 раза и значительно (в 2,2 раза) превышало значения этого показателя у здоровых крыс. Повышение по сравнению со здоровыми животными уровня 11-ОКС в крови контрольных и оперированных крыс на 46 % и 117 % соответственно сопровождалось достоверным увеличением массы подмышечных лимфатических узлов в конце опыта (рис. 6).

Показана прямая корреляционная связь между уровнем 11-ОКС через сутки после операции и массой лимфоузлов в конце опыта: коэффициент корреляции составлял в контрольной группе r =+ 0,056; в группе оперированных крыс – r = + 0,477.

  %

Контроль  Операция  Операция +  Операция +

эпиталамин подорожник

  - Масса подмышечных лимфоузлов  - Содержание 11-ОКС

Рис. 6. Масса подмышечных лимфоузлов и содержание 11-ОКС в плазме крови крыс линии Wistar с лимфосаркомой Плисса в условиях операционного стресса под действием эпиталамина и препарата подорожника (через сут после операции)

(* – достоверны изменения по сравнению с соответствующим контролем)

В конце эксперимента (на 19 – 22 сут после перевивки) различий в концентрации гормонов у оперированных животных и крыс с опухолью, не подвергавшихся стрессорному воздействию, не обнаружено. В то же время, тималин, эпиталамин и препарат подорожника при введении их оперированным крысам с опухолью оказывали регулирующее действие на функциональное состояние надпочечников, о чем свидетельствовала нормализация содержания 11-ОКС в плазме крови (рис. 6, 7). Следует отметить, что введение исследуемых препаратов животным с опухолью, не подвергавшимся стрессорному воздействию, не влияло на содержание гормонов.

Результаты исследования показали, что тималин, эпиталамин и препарат подорожника, обладающие антистрессорной активностью, оказывают регулирующее влияние на гипофизадреналовую систему у крыс с LS-Плисса в условиях операционного стресса, что сопровождается подавлением метастатического процесса (рис. 5,6, 7).

В настоящее время препараты пептидной природы считают универсальными регуляторами при нейроиммуноэндокринных нарушениях. Они обладают широким спектром биологического действия и оказывают модулирующее влияние на процессы развития и функции организма, координируя процессы биосинтеза в клетках путем воздействия на экспрессию генов [Хавинсон В.Х., Малинин В.В., 2006]. Эти препараты снижают скорость накопления патологических изменений (повреждения ДНК, мутации, опухолевая трансформация) и повышают активность репаративных процессов.

%

Здоровые

  крысы

Контроль  Операция Операция + тималин

  - масса подмышечных лимфоузлов  - содержание 11-ОКС

Рис. 7. Масса подмышечных лимфоузлов и содержание 11-ОКС  в плазме крови крыс линии Wistar с лимфосаркомой Плисса под действием тималина в условиях операционного стресса (в конце опыта)

(* – достоверные изменения массы подмышечных лимфоузлов и 11-ОКС по сравнению с соответствующим контролем)

Наличие любого злокачественного новообразования вызывает у больного высокое психоэмоциональное напряжение и депрессию. Накоплен большой материал о том, что стресс и психосоциальное состояние оказывает отрицательное влияние на функциональное состояние иммуной системы [Рабсон А. И др., 2006; Miller A.H. et al., 1991; Penninx B.W. et al., 1998]. Полагают, что существенное влияние на депрессию и тревогу оказывает гормон боли, представляющий собой нейропептид, который связывается с клеточными нейрокин-1 рецепторами и активно действует как в головном мозге, так и на периферии [Гариб В.Ф., 2004]. Широко исследуются различные обезболивающие средства, в эксперименте изучается их влияние на развитие опухолевого процесса [Бруслова К.М. и др., 2003; Бесова Н.С. и др., 2004; Lennerns B. et al., 2005]. При сравнительном изучении анальгетиков различной природы (анальгин, промедол, омнопон) на рост и гематогенное метастазирование саркомы 37 показано, что 3-кратное введение препаратов в условиях хирургической травмы предупреждает её стимулирующее влияние на рост опухоли, а многократное – стимулировало гематогенное метастазирование [Беляев Д.Г. и др., 1985]. В связи с этим представляла интерес оценка влияния экстрактов из растений на развитие у мышей болевой реакции.

Данные экспериментов показали, что экстракт бадана тихоокеанского, облепихи крушиновидной и осины обыкновенной обладают анальгетической активностью (рис. 8). Введение этих экстрактов мышам снижало чувствительность животных к боли, о чем свидетельствовало уменьшение количества «корчей», вызванных уксусной кислотой. У 25 % животных, которые получали экстракт левзеи сафлоровидной в дозе 1 мл/кг, болевой реакции не отмечено. Экстракт леспедеци двуцветной в дозе 5 мл/кг достоверно увеличивал латентное время до возникновения «корчей», кроме того, наблюдалась тенденция к уменьшению их количества.

Осина 100 мг/кг

  Облепиха 1 мл/кг

Леспедеца 1 мл/кг

Левзея 1 мл/кг

Бадан 1 мл/кг

Снижение болевой чувствительности, %

Рис. 8. Влияние экстрактов из растений на болевую чувствительность

мышей (* – изменения достоверны по сравнению с контролем)

Следует отметить, что эффективность обезболивающего действия экстрактов облепихи крушиновидной и осины обыкновенной оказалось сопоставимо с таковой у индометацина, который использовали в качестве препарата сравнения. Этот препарат применяется в онкологической практике как обезболивающее и противовоспалительное средство. Кроме того, экспериментальные исследования показали, что индометацин ингибирует пролиферацию опухолевых клеток за счет угнетения ангиогенеза [Wan Hong-mei, 2004].

Обезболивающая активность экстрактов бадана тихоокеанского, облепихи крушиновидной и осины обыкновенной, по-видимому, связана с наличием в этих растениях дубильных веществ, полифенолов, обладающих противовоспалительными свойствами и подавляющих высвобождение гистамина, кининов, простагландинов [Максютина Н.П., 1985; Крылова С.Г.]. Экстракт облепихи содержит алкалоиды. Как известно, многие вещества этой группы обладают анальгетической активностью. Свойство растительных препаратов снижать болевую чувствительности при удалении опухоли может ослаблять силу стрессорного воздействия операции на организм. К.П. Балицким и Ю.П. Шмалько (1987) установлена высокая степень корреляции между чувствительностью животных к боли и выраженностью стрессорных реакций в послеоперационный период и интенсивностью метастазирования.

Стимулирующее влияние стресса на развитие метастатического процесса реализуется, в том числе, через системы, обеспечивающие неспецифическую противоопухолевую резистентность. Особое значение при этом имеет влияние стрессирующих факторов на функциональную активность иммунокомпетентных клеток [Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987]. Комплексное действие повреждающих факторов, таких, как операция, кровопотеря, общая анестезия оказывает неблагоприятное влияние на иммунную систему [Булава Г.В. и др., 2002]. Послеоперационные иммунные сдвиги по степени выраженности коррелируют с тяжестью операционной травмы и длительное время сохраняются, вызывая вторичные иммунодефициты и возникновение хронических инфекционно-воспалительных процессов [Китиашвили И.З. и др., 2005].

Иммунодепрессия и опухолевая прогрессия у больных со злокачественными новообразованиями связана с нейрогуморальными и метаболическими изменениями, развивающимися в организме. Уже на ранних этапах злокачественной трансформации метаболиты, синтезируемые опухолью, вызывают снижение активности Th1 лифоцитов и активируют Th2 лимфоциты, макрофаги и секрецию интерлейкина-1 фактора, некроза опухолей (TNF). Известно, что интерлейкин-1 может проникать через гематоэнцефалических барьер, стимулируя секрецию кортикотропин-релизинг гормона (КРГ), который увеличивает в гипофизе синтез адренокортикотропного гормона (АКТГ), что, в свою очередь, вызывает в надпочечниках выработку глюкокортикоидных гормонов. Всё это приводит усилению воздействия стрессорных факторов на организм и существенно ингибирует экспрессию интерлейкиновых генов, что препятствует активации иммунной системы. Повышение уровня глюкокортикоидов вызывает снижение числа Т- и В-лимфоцитов, моноцитов, эозинофилов и базофилов, а также ограничивает у макрофагов способность к фагоцитоцу и киллингу трансформированных клеток [Антонов В.Г., Козлов В.К., 2004].

Учитывая перечисленные выше факты, представляло интерес изучение влияния препаратов природного происхождения на функциональную активность иммунокомпетентных клеток. Состояние клеток лимфоузлов исследовали с помощью теста нейтрализации опухолевых клеток [Winn H.J., 1961]. Этот метод позволяет оценить активность иммунокомпетентных клеток, поскольку в лимфатических узлах представлены популяции Т- и В-лимфоцитов, макрофаги. Тестируемые клетки получали от леченных исследуемыми препаратами мышей с 3LL и перевивали животным-реципиентам смесь лифоидных и опухолевых клеток в соотношении 10 : 1. Активность клеток оценивали по их способности ингибировать рост и метастазирование 3LL.

Клетки лимфоузлов, полученные от мышей, леченных препаратами природного происхождения, при их совместном введении с опухолевыми клетками вызывали существенное торможение метастатического процесса, о чем свидетельствовало снижение частоты метастазирования и количества метастазов по сравнению с мышами, которым опухолевые клетки вводили вместе с клетками лимфоузлов от животных-доноров с 3LL (рис. 9). В группе, которой вводили клетки лимфоузлов от мышей, леченных тималином, ИИМ составил 94 %. При использовании клеток лимфоузлов животных-доноров, получавших препарат подорожника или экстракт шлемника байкальского, ИИМ составлял 99 %. Клетки лимфоузлов от мышей, получавших экстракт шлемника, достоверно тормозили рост первичного опухолевого узла: масса опухоли снизилась в 9,0 раз по сравнению с контролем (ТРО – 89 %).

  - 1 -   - 3

Рис. 9. Влияние препаратов природного происхождения на функциональную

активность клеток лимфоузлов мышей линии С57Вl/6 с карциномой легких Льюис в тесте нейтрализации опухолевых клеток Винна

(1 –опухолевые клетки; 2 – опухолевые клетки + клетки лимфоузлов от мышей с 3LL; 3 – опухолевые клетки + клетки лимфоузлов леченных мышей; * – изменения достоверны по сравнению с 1 группой; ** – со 2 группой)

Основной функцией естественных клеток-киллеров (ЕКК) является уничтожение опухолевых клеток [Чекменев С.Б., 1999; Фрейдлин И.С., 2000]. Накоплено много фактов о снижение цитотоксической активности ЕКК у больных со злокачественными опухолями [Билынский Б.Т. 1991; Сорокин А.А., 2003; Эллиниди В.П. и др., 2005; Carson W.T. et al., 2001; Eremin O. et al., 2001; Paholyuk T.D. et al., 2004]. Доказанным является и то, что повышение в результате стрессорной реакции уровня кортикостероидов вызывает подавление активности ЕКК [Антонов В.Г., Козлов В.К., 2004].

Оценка влияния экстракта коры и побегов облепихи на функциональную активность ЕКК показала, что однократное введение препарата вызывает у здоровых животных повышение цитотоксической активности ЕКК селезенки [Стахеева М.Н. и др. 1994].

Обнаружено, что тималин, препарат подорожника и экстракт облепихи оказывают иммуномодулирующее действие на ЕКК селезенки при их введении мышам с 3LL.

В результате лечения препаратом подорожника мышей с 3LL цитотоксическая активность ЕКК селезенки на 18 сут после перевивки существенно повышалась: индекс цитотоксичности (ИЦ) достоверно увеличился как при соотношении эффекторов и мишеней 50 : 1 (в 1,4 раза), так при соотношении 25 : 1 и (в 1,6 раза) по сравнению с интактными животными, тогда как у мышей с опухолями этот показатель не изменялся. При введении тималина мышам с опухолью наблюдалась тенденция к увеличению ИЦ на 18 сут после транстлантации опухолевых клеток. Рост опухоли сопровождался достоверным увеличением клеточности селезенки. Способность ЕКК лизировать клетки-мишени, выраженная в литических единицах (ЛЕ), у получавших подорожник и тималин мышей достоверно возросла по сравнению с контролем в 2,3 и 2,5 раза соответственно и составляла 650 % и 709 % по отношению к здоровым животным против 286 % у мышей с 3LL. Иная картина наблюдалась на 24 сут опыта: в контрольной группе индекс цитотоксичности достоверно увеличился при соотношении эффекторов и мишеней в соотношении 100 : 1, кроме того, у животных с опухолью возрастала клеточность селезенки (в 1,6 раза). Лечение препаратом подорожника и тималином вызывало статистически значимое снижение индекса цитотоксичности ЕКК по сравнению с нелеченым контролем, значения этого показателя при соотношении эффекторов и мишеней 100 : 1 составляло от уровня интактных мышей 79 % и 86 % соответственно, тогда как у животных с 3LL – 138 %. Аналогичная картина наблюдалась и при соотношении эффекторов и мишеней 50 : 1 и 25 : 1.

Экстракт коры и побегов облепихи оказывал модулирующее действие на цитотоксическую активность ЕКК у мышей с 3LL, а также при введении его здоровым животным, подвергавшимся хирургическому воздействию “пробная лапаротомия”. Введение экстракта облепихи оперированным мышам препятствовало снижению активности ЕКК через сутки после хирургического вмешательства: этот показатель в ЛЕ на селезенку составлял 79 % от нормы против 49 % в группе оперированных. У животных с 3LL на 15 сут после перевивки наблюдалась значительное повышение цитотоксической активности ЕКК, которая составляла 537 % от нормы, к 22 сут этот показатель снизился до 8 %. В то же время, у мышей, которым вводили экстракт облепихи, менее выраженным оказалось как повышение активности ЕКК на 15 сутки (347 % от нормы), так и снижение этого показателя на 22 сут (25 % от нормы).

В экспериментах на мышах с 3LL обнаружено, что экстракт шлемника байкальского на фоне цитостатической терапии оказывает модулирующее влияние на функциональную активность ЕКК, макрофагов и продукцию цитокинов у животных, а также стимулирует гуморальный иммунитет [Шерстобоев Е.Ю. и др., 2004; Капля О.А. и др., 2004].

Данные наших исследований, а также результаты работы Стахеевой М.Н. (1993) показали, что цитотоксичность ЕКК селезенки в процессе развития у мышей 3LL изменяется. Так, на ранних этапах опухолевого роста активность этих клеток снижалась, к 15-м сут отмечена их активация, которая однако не приводила к ингибиции опухоли, в поздние сроки (22-24 сут) выявлено истощение функциональных возможностей ЕКК [Стахеева М.Н., 1993]. Н.Н. Беляевым с соавт. (2003) обнаружено, что в процессе роста опухоли в популяции мононуклеаров селезенки при снижении естественной киллерной активности происходит повышение спонтанной супрессорной активности, причем выявлены 2 субпопуляции ЕКК, взаимоотношения между которыми требуют дальнейших исследований.

Проявления иммунодепрессии при развитии новообразования различно на разных этапах опухолевого роста. На начальных стадиях важную роль имеют нарушения экспрессии антигенов (МНС I и II классов), костимулирующих молекул на дендритных клетках и несостоятельность антигенраспознающих рецепторов на Т-хелперах. На поздних сроках опухолевого процесса происходит снижение количественных и качественных показателей клеточного иммунитета (Т-лимфоциты, NK-клетки, цитотоксические моноциты и LAK-клетки) [Антонов В.Г., Козлов В.Л., 2004].

Как показали исследования, проведенные ранее на животных с перевиваемыми опухолями, тималин, препарат подорожника, экстракт шлемника байкальского увеличивали функциональную активность нейтрофилов. Наряду с существенным повышением эффективности цитостатической терапии, эти препараты ослабляли ее иммунодепрессивное действие [Амосова и др., 1987; Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., 2000].

Таким образом, тималин, препарат подорожника и экстракты коры и побегов облепихи и шлемника байкальского оказывают модулирующее воздействие на функциональную активность иммунокомпетентных клеток, причем изменение активности этих клеток сопровождается повышением противоопухолевой резистентности организма, о чем свидетельствует подавление процесса метастазирования.

Известно, что препараты солодки оказывают иммуномодулирующее действие: увеличивают пролиферативную активность спленоцитов, повышают образование цитотоксических Т-лимфоцитов в селезенке и цитотоксическую активность перитонеальных макрофагов, ослабляют иммунодепрессию, вызванную цитостатиками [Сергеев А.В. и др., 2004, 2006]. В 60-х годах предпринимались попытки исследования действия тритерпеновых соединений из солодки голой на рост ряда перевиваемых опухолей мышей и крыс, при этом отмечено подавление развития асцитной гепатомы Зайдела, саркомы 37, опухоли Эрлиха [Шварев И.Ф. и др., 1966]. О наличии у солодки антибластомной активности свидетельствуют также данные других авторов [Павлова С.И. и др., 2003; Толстиков Г.А., 2007].

Глицирам, полученный из солодки, представляет собой моноаммонийную соль глицирризиновой кислоты. Этот препарат увеличивает фагоцитарную активность. Существуют данные о том, что глицирам уменьшает сосудистую проницаемость, и это свойство препарата может оказывать существенное влияние на процесс диссеминации. В экспериментах на иммунодепрессивных мышах обнаружено, что глицирризиновая кислота активирует макрофаги, нормальные киллеры, Т-лимфоциты и моноциты. Она стимулирует образование интерферона-, интерлейкина-2 и 12. У облученных животных гицирризин и глицирризиновая кислота стимулируют восстановление селезенки и тимуса и оказывают модулирующее действие на клеточный иммунитет. Показано, что глицирризиновая кислота и её препараты в малых дозах оказывают иммуностимулирующее действие, а в больших – иммунодепрессивное. У пациентов, получающих кортикостероидную терапию, предварительное введение этой кислоты нормализует состояние системы иммунитета. Внутривенное введение добровольцам глицирризиновой кислоты вызывало повышение уровня интерферона (на 45%) и количества нормальных киллеров (на 75 %) [Толстиков Г.А., 2007].

Литературные данные свидетельствует о наличии иммуномодулирующего действия у тритерпенов и полисахаридов растительного происхождения, причем в том случае, когда последние находятся в комплексе с флавоноидами, их активность возрастает [Бакуридзе А.Д. и др., 1993; Ильичева Т.Н. и др., 2001; Белоногова В.Д., 2003; Сергеев А.В., 2007]. Результаты работы Разиной Т.Г. (2006) показали, что полисахариды из растений ингибируют развитие опухолевого процесса у мышей с 3LL. Считают, что растительные полисахариды, обладающие иммуномодулирующей и противоопухолевой активностью, могут быть использованы для химиопрофилактики рака [Сергеев А.В., 2007]. Существуют данные о том, что подорожник индуцирует выработку интерферона и интерлейкина [Вершинина С.Ф., Потявина Е.В., 2003].

Иммуностимулирующее действие на клеточный и гуморальный иммунитет выявлено у экдистероидсодержащих растений, к которым относится левзея сафлоровидная [Тренин Д.С. и др., 1996; Ивановский А.А., 2000].

Известно, что важную роль в процессе диссеминации имеет комплекс нарушений в регуляции свертывающей системы крови. Обнаружено, что в процессе развития лимфосаркомы Плисса у крыс отмечаются нарушения тромбоцитарного гемостаза, проявляющиеся как в понижении, так и в повышении агрегационной активности тромбоцитов. Выявлена прямая корреляционная зависимость между показателями функциональной активности тромбоцитов и тяжестью метастатического поражения. Экстракт шлемника байкальского наряду с противоопухолевой и антиметастатической активностью оказывает нормализующее действие на измененные показатели тромбоцитарного гемостаза [Разина Т.Г., 1989].

Секретируемые опухолевыми клетками факторы оказывают депрессивное действие на красный кровяной росток, что приводит к снижению числа эритроцитов. Кроме того, у этих клеток снижается способность к переносу кислорода в количестве, оптимальном для нормальных тканей, что обусловлено связыванием с мембраной эритроцитов опухолевых антигенов и атакой на них цитотоксических клеток. В связи со снижением числа и функциональных возможностей эритроцитов нормальные ткани получают меньше кислорода. Гипоксия приводит, с одной стороны, к увеличению потребления глюкозы нормальными клетками, а с другой, к повышению продукции катехоламинов и глюкокортикоидов. Воздействие этих гормонов на метаболизм вызывает увеличение в крови содержания неэтерифицированных жирных кислот (НЭЖК) и глюкозы, что ухудшает её транспортные и реологические свойства [Антонов В.Г., Козлов В.К., 2004].

Экспериментально доказано, что фитоэкдистероиды оказывают стимулирующее действие на эритропоэз и способствуют ускорению процессов восстановления красной крови при гемотоксической фенилгидразировой анемии [Сыров В.Н., 1997]. Исследования Алиева О.И. (2004) показали, что экдистероид- и флавоноидсодержание растения ограничивают развитие синдрома повышенной вязкости крови у животных с сердечно-сосудистой патологией, воздействуя на клеточные и плазменные факторы, определяющие вязкостные свойства крови. Содержащий экдистероиды экстракт левзеи сафлоровидной, оказывает влияние на липидный состав мембран эритроцитов и препятствует их деградации. Под действием препарата в меньшей степени снижаются как общие липиды, так и фосфолипидная фракция [Плотников М.Б. и др., 1999; Алиев О.И., 2004]. Можно полагать, что растения, содержащие экдистероиды и флавоноиды, нормализуют транспортные и реологические свойства крови.

Операционная травма, кровопотеря и сопровождающая её гипоксия являются мощными стрессорными факторами. Как известно, в адаптации организма к этим воздействиям участвует система крови [Гольдберг Е.Д. и др., 2000, 2006; Юшков Б.Г., 2006]. Кроме того, при лечении больных со злокачественными новообразованиями используют комплексные методы лечения, включающие, наряду с удалением опухоли, химиотерапию. Большинство цитостатиков оказывает существенное влияние на кроветворение, подавляя клетки-предшественники гемопоэза, что вызывает развитие лейкопении, тромбоцитопении, анемии [Гершанович М.Л., 1982; Константинова М.М., 2002]. В связи с этим, представляется важным то, что тималин, глицирам, препарат подорожника, экстракты шлемника байкальского, левзеи сафлоровидной, одуванчика лекарственного не только повышают эффективность химиотерапии, но и препятствуют развитию лейкопении при введении цитостатиков [Амосова Е.Н. и др., 1987, 1991, 1994, 2003; Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., 2000; Разина Т.Г. и др., 1998, 1999].

Экстракт шлемника байкальского стимулирует функциональную активность кроветворных клеток-предшественников эритро- и грануломоноцитопоэза при гипоплазии, вызванной у животных введением цитостатиков. Этот препарат повышает продукцию короткодистантных гуморальных регуляторов клеточными элементами микроокружения. Клинические исследования показали, что применение экстракта шлемника у больных раком легкого, получающих химиотерапию, вызывало значительное повышение абсолютного числа эритроцитов, ретикулоцитов, нейтрофильных гранулоцитов, моноцитов и лимфоцитов в крови, а также содержание циркулирующих клеток-предшественников эритро- и грануломоноцитопоэза [Гольдберг Е.Д., Дыгай АМ., Литвиненко В.И. и др., 1994]. Установлено также, что экстракт препятствует снижению относительного числа Т-лимфоцитов и повышает содержание Т-хелперов [Матяш Г.М., 1996].

Введение мышам глицирама стимулирует процессы восстановления костномозгового гранулоцитопоэза и, в меньшей степени, других ростков гемопоэза в условиях гемодепрессий, вызванных различными по механизму действия цитостатическими препаратами [Дыгай А.М., Жданов В.В., Хлусов И.А. и др., 1995; Жданов В.В. и др., 1996, 1997].

Вероятно, повышение противоопухолевой резистентности организма под действием растительных препаратов может быть связано с антиоксидантной активностью входящих в их состав флавоноидов, дубильных веществ, витаминов С, Е. Известно, что опухолевая прогрессия сопровождается повышением количества свободных радикалов и снижением антиоксидантной активности, что вызывает активацию процессов свободнорадикального окисления. Так, у больных с опухолями и метастазами в печень обнаружен дефицит биоантиоксидантов и ферментов антиоксидантной защиты [Горожанская Э.Г. и др. 1995]. Развитие острой стрессорной реакции также сопровождается комплексом окислительно-восстановительных процессов: стимуляцией перекисного окисления липидов и нарушением липидного биослоя клеточных мембран [Меерсон Ф.З., Пшенников М.Г., 1988]. В экспериментах на мышах с 3LL показано, что после хирургического удаления опухоли происходит значительное повышение антиокислительной активности (АОА), при этом в кровеносных сосудах легких отмечено угнетение переокисления липидов [Балицкий К.П., Шмалько Ю.П., 1987]. При снижении АОА в стенках сосудов наблюдается увеличение активности перекисного окисления липидов (ПОЛ). Существенное влияние на стенки сосудов оказывают чрезмерные концентрации котехоламинов и глюкокортикоидов, которые инициируют ПОЛ. По мнению авторов, повышение АОА после операции является фактором, стимулирующим диссеминацию опухоли.

Природные антиоксиданты могут изменять состояние мембран клеток, воздействуя на их физико-химические и биологические свойства, а также препятствовать активации свободно-радикальных реакций, которые оказывают существенное влияние на организм, в том числе, и на иммунокомпетентные клетки [Бакуридзе А.Д. и др., 1993; Белоногова В.Д., 2003]. Антиоксидантными свойствами обладают препараты солодки, флавоноиды шлемника байкальского и одуванчика лекарственного, экстракт левзеи сафлоровидной [Осинская Л.Ф. и др., 1992; Сайфутдинов Р.Р., 1997; Кузьменко А.И. и др., 1999; Володин В.В. и др., 2003; Никонов Г.К., 2003; Толстиков Г.А., 2007]. Об эффективности антиоксидантов в терапии злокачественных новообразований свидетельствуют клинические данные. Так, использование антиоксидантного комплекса, включающего альфа-токоферол, ретинол и аскорбиновую кислоту, в оперативном лечении больных с первичным и метастатическим раком печени приводило к снижению эндогенной интоксикации и гнойно-септических осложнений и повышению антиоксидантных ферментов [Горожанская Э.Г. и др. 1995].

Опухолевая прогрессия сопровождается развитием воспалительного ответа на новообразование и увеличением числа клеток-эффекторов, при активации которых возрастает уровень противоспалительных цитокинов в крови, что, в свою очередь, увеличивает продукцию глюкокортикоидов [Антонов В.Г., Козлов В.К., 2004]. В связи с этим, представляется важным наличие у тималина, эпиталамина, глицирама, препарата подорожника и экстрактов коры осины, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного противовоспалительных свойств [Юшков В.В., Хавинсон В.Х., 1993; Рузляева Е.А., 1996; Соколов С.Я., 2000; Крылова С.Г.; 2005]. Наличие этих свойств позволяет предположить, что названные средства могут оказывать положительное влияние на оперированных больных, снижая количество послеоперационных осложнений.

Среди исследованных нами препаратов тималин, эпиталамин, экстракты из левзеи сафлоровидной, подорожника большого, солодки голой обладали антиканцерогенной активностью, подавляя у животных развитие индуцированных опухолей [Беспалов В.Г. и др., 2005].

Использование тималина в комплексном лечении больных раком шейки матки приводило к восстановлению числа лейкоцитов и Т-лимфоцитов при облучении и химиотерапии, а также улучшало их состояние в послеоперационном периоде [Декстер Л.И. и др., 1984]. При лечении тималином больных раком легких обнаружено психотропное действие препарата, о чем свидетельствовала коррекция психоэмоционального статуса и улучшение качества жизни больных [Марасанов С.Б. и др., 2000].

Перечисленные выше факты свидетельствуют, что препараты природного происхождения обладают широким спектром фармакологической активности и оказывают модулирующее влияние на гомеостаз организма.

Результаты наших исследований показали, что тималин, эпиталамин, глицирам, препарат подорожника и экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, осины обыкновенной ингибируют процесс диссеминации при удалении опухолевого узла. В исследования на моделях перевиваемых опухолей, выполненных в лаборатории онкофармакологии ГУ НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН, убедительно доказано, что тималин, глицирам, препарат подорожника и экстракты левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, солодки голой и шлемника байкальского повышают эффективность химиотерапевтического лечения и ослабляют токсическое действие цитостатиков на организм [Амосова Е.Н. и др., 1987, 1991, 1994, 2003; Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., 2000; Гольдберг Е.Д., 2007; Разина Т.Г. и др., 1998, 1999; 2006]. Поскольку при хирургическом удалении опухоли широко применяется адьювантная терапия, которую проводят курсами с использованием высоких доз цитостатиков, то тималин, глицирам, препарат подорожника и экстракты левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, солодки голой и шлемника байкальского могут быть использованы и на этом этапе лечения. Увеличение под действием этих средств эффективности хирургического и химиотерапевтического лечения, ослабление побочных эффектов цитостатической терапии и влияние на различные регуляторные системы организма позволяют отнести их группе модификаторов биологических реакций и с успехом использовать на различных этапах специфического лечения больных со злокачественными новообразованиями в качестве средств дополнительной терапии.

Выводы

  1. Препараты природного происхождения тималин и экстракты бадана тихоокеанского, бархата амурского, водяники черной, дудника даурского, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, лопуха войлочного, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, секуринеги полукустарниковой, солодки голой, чистотела большого, шлемника байкальского ингибируют развитие метастатического процесса у мышей с карциномой легких Льюис (ИИМ > 50 %), вызывая достоверное снижение частоты метастазирования, количества метастазов и/или их площади.
  2. Препараты природного происхождения: тималин и экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, чистотела большого, шлемника байкальского наряду с антиметастатической активностью обладают свойством ингибировать рост опухолевого узла у мышей с карциномой легких Льюис.
  3. Препараты природного происхождения тималин, эпиталамин и экстракты бадана тихоокеанского, бархата амурского, календулы лекарственной, левзеи сафлоровидной, леспедеци двуцветной, облепихи крушиновидной, ореха маньчжурского, подорожника большого, чистотела большого, шлемника байкальского обладают антистрессорной активностью, препятствуя повреждению внутренних органов, возникающему в результате иммобилизационного стресса.
  4. Препараты полипептидной природы тималин и этиталамин, а также экстракты бадана тихоокеанского, левзеи сафлоровидной, облепихи крушиновидной, одуванчика лекарственного, осины обыкновенной, препарата подорожника и глицирам ингибируют процесс диссеминации при удалении основного опухолевого узла у мышей с карциномой легких Льюис, о чем свидетельствовало достоверное снижение частоты матастазирования, количества и площади метастатических узлов, степени метастатического поражения, массы легких и торможение роста метастазов.
  5. В условиях операционного стресса у крыс с лимфосаркомой Плисса тималин, эпиталамин и препарат подорожника подавляют процесс метастазирования, вызывая снижение количества животных с метастазами и массы подмышечных лимфатических узлов, в которые преимущественно метастазирует опухоль. Эпиталамин не только ингибирует развитие метастазов, но и вызывает торможение роста опухолевого узла у оперированных животных. Антиметастатическое действие препарата подорожника наиболее выражено в том случае, когда оперативное вмешательство вызывает стимуляцию метастатического процесса.
  6. В условиях операционного стресса у крыс с лимфосаркомой Плисса тималин, эпиталамин и препарат подорожника оказывают регулирующее действие на функциональное состояние надпочечников, нормализуя содержание 11-ОКС в плазме крови животных.
  7. Экстракты бадана тихоокеанского, облепихи крушиновидной и осины обыкновенной обладают анальгетической активностью, снижая чувствительность животных к боли.
  8. Тималин, препарат подорожника и экстракт побегов и коры облепихи крушиновидной оказывают иммуномодулирующее действие на функциональную активность естественных клеток-киллеров селезенки у мышей с карциномой легких Льюис. Введение экстракта побегов и коры облепихи на фоне операционной травмы (пробная лапаротомия) предупреждает снижение цитотоксической активности естественных клеток-киллеров спустя сутки после хирургического вмешательства и способствует сохранению высокого уровня их функциональной активность на 6 сутки после операции

СПИСОК ОСНОВНЫХ НАУЧНЫХ ТРУДОВ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Методические документы МЗ

Методические указания по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей / Составители Е.П. Зуева, А.М. Козлов, Г.К. Герасимова, Е.Н. Амосова, Т.Г. Разина, В.Е. Гольдберг // Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ. – Под ред. Р.У. Хабриева. – М., 2005. – С. 674-682.

Публикации

  1. Перспективы изучения препаратов из лекарственных растений для лечения онкологических больных // Физиологически активные вещества – медицине. – Ереван, 1982. – С. 321 (соавт. Пашинский В.Г., Яременко К.В.).
  2. Влияние экстрактов из некоторых лекарственных трав Сибири на развитие перевиваемых опухолей животных // Химиотерапия опухолей в СССР. – М., 1982. – С. 13-16 (соавт. Зуева Е.П., Гаман А.В., Яременко К.В. и др.).
  3. О возможности использования сока подорожника при химиотерапии злокачественных новообразований в эксперименте // Вопросы экспериментальной и клинической онкологии. – Томск, 1982. – Вып. 1. – С.65-68 (соавт. Боровская Т.Г., Бычков И.А., Петрова Г.В. и др.)
  4. Сочетанное действие тималина и алкилирующих соединений на развитие экспериментальных опухолей // Экспериментальная онкология. – Киев, 1983. – Деп. 17.10.1983, № 5684-83 (соавт. Яременко К.В., Боровская Т.Г.).
  5. Противоопухолевая и антистрессорная активность препаратов растительного происхождения // Проблемы освоения лекарственных ресурсов Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1983. – С. 169-171 (соавт. Дементьева Л.А., Зориков П.С., Яременко К.В., Ибрагимова С.Г.).
  6. Действие экстрактов молочая Палласа, шлемника байкальского, аконита ядовитого и золотого корня на развитие некоторых опухолей животных в эксперименте // Вопросы экспериментальной и клинической онкологии. – Томск, 1983. – С. 22-24 (соавт. Зуева Е.П., Гаман А.В., Дементьева Л.А.).
  7. Изучение антистрессорной активности некоторых лекарственных препаратов // Молодые ученые и специалисты народному хозяйству. – Томск, 1983. – С. 5-7 (соавт. Дементьева Л.А., Зуева Е.П.).
  8. Сочетанное действие тималина и алкилирующих соединений на развитие экспериментальных опухолей // Вопросы экспериментальной и клинической онкологии. – Томск, 1984. – Вып. 1. – С. 22-24 (соавт. Боровская Т.Г., Шу Х.О.).
  9. Влияние тималина и алкилирующих соединений на развитие экспериментальных опухолей // Актуальные проблемы современной онкологии, Томск, 1984. – С. 22-24 (соавт. Яременко К.В.).
  10. Тималин как средство увеличения противоопухолевой резистентности организма // Клеточные основы противоопухолевого иммунитета. Гибридомы. – Москва, 1985. – С. 4-7 (соавт. Яременко К.В., Чердынцева Н.В., Киреленко Т.А., Оргеба В.И.).
  11. Противометастатическая активность препаратов полипептидной природы в условиях экспериментально вызванного операционного стресса // Нейропептиды, их роль в физиологии и патологии. – Томск, 1985. – С.25-26 (соавт. Яременко К.В., Аргинтаев Е.С.).
  12. Фармакологическая регуляция процесса метастазирования опухоли у крыс препаратами природного происхождения в условиях операционного стресса // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – М., 1986. – Деп. 25.03.1986, № 1989-В (соавт. Зуева Е.П., Яременко К.В., Ибрагимова С.Г. и др.).
  13. Тималин и эпиталамин как средства повышения противоопухолевой резистентности организма // Цитомедины. Роль в физиологии и использование в клинике. – Томск, 1986. – С. 70 (соавт. Яременко К.В., Богдашин И.В., Чердынцева Н.В.).
  14. Лекарственные препараты из растений дальневосточной флоры как средства дополнительной терапии экспериментальных опухолей // Новые лекарственные препараты из растений Сибири и Дальнего Востока. – Томск, 1986. – С. 68 (соавт. Исаков В.Г., Зуева Е.П., Борзыкина С.Н. и др.).
  15. Повышение функциональной активности естественных клеток-киллеров препаратами природного происхождения // Иммунодефициты и аллергия, Москва, 1986. – С. 115 (соав. Зуева Е.П., Богдашин И.В., Яременко К.В.).
  16. Профилактика метастазирования и рецидивирования опухолей в эксперименте препаратами природного происхождения // Тезисы докл. III Всероссийского съезда онкологов. – Ростов-на-Дону, 1986. – С. 533 (соавт. Яременко К.В., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  17. Препараты природного происхождения как средства повышения противоопухолевой сопротивляемости организма // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1986. – С. 36-40 (соавт. Яременко К.В., Удинцев С.Н., Зуева Е.П. и др.).
  18. Иммуномодулятор тималин в экспериментальной химиотерапии опухолей // Вопросы онкологии. – 1987. – Т. 33. – № 10. – С. 68-73 (соавт. Яременко К.В., Чердынцева Н.В., Николин В.П., Огреба В.И.).
  19. Роль полипептидов гормональной природы в повышении противоопухолевой резистентности организма при цитостатической терапии и операционном стрессе // Регуляция тканевого гомеостаза. Нетоксическая профилактика и терапия хронических патологий. – Тбилиси, 1987. - С. 5-6.
  20. Применение адаптогенных свойств препаратов природного происхождения в профилактической онкофармакологии // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1987. – Т. 3. – С. 119 (соавт. Яременко К.В., Удинцев С.Н., Дементьева Л.А. и др.).
  21. Препараты природного происхождения как средства профилактической онкологии // Актуальные проблемы экспериментальной химиотерапии опухолей. – Черноголовка, 1987. – С. 115-116 (соавт. Яременко К.В., Дементьева Л.А., Зуева Е.П. и др.).
  22. Лекарственные растения народной медицины Сибири и Дальнего Востока как источники противоопухолевых средств // Лекарственные растения в традиционной и народной медицине. – Улан-Удэ, 1987. – С. 157 (соавт. Яременко К.В., Удинцев С.Н., Зуева Е.П. и др.).
  23. Адаптогены как антиметастатические средства // Метастазирование злокачественных опухолей. – Киев, 1987. – С. 148 (соавт. Яременко К.В., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Дементьева Л.А.).
  24. Возможности использования препаратов природного происхождения в профилактике метастазирования при хирургических воздействиях // Механизмы повреждения и регуляция восстановительных процессов. – Новосибирск, 1988. – С. 66-68 (соавт. Зуева Е.П., Исаков В.Г.).
  25. Повышение противоопухолевой резистентности организма с помощью лекарственных препаратов природного происхождения // Актуальные вопросы иммунотерапии опухолей. – Юрмала, 1988. – Ч. II. – С. 148 (соавт. Яременко К.В., Зуева Е.П., Дементьева Л.А. и др.).
  26. Фармакологическая регуляция стресса как путь к профилактике заболеваний // Фармакология и научно-технический прогресс. – Ташкент, 1988. – С. 442-443 (соавт. Яременко К.В., Пашинский В.Г., Удинцев С.Н. и др.).
  27. Действие препаратов природного происхождения на функциональную активность клеток-эффекторов системы естественной резистентности при экспериментальной терапии опухолей // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – М., 1988. – Деп. 24.02.1988, № 1471-В88 (соавт. Зуева Е.П., Богдашин И.В., Борунов Е.В.).
  28. Повышение работоспособности экспериментальных животных, вызываемое введением экстракта из бадана тихоокеанского // Материалы II республиканской конф. по медицинской ботанике. – Киев, 1988. – С. 241 (соавт. Зуева Е.П.).
  29. Фармакологическая активность экстракта из Serratula coronata // Растительные ресурсы. – 1989. – Т. 25. – вып. 2. – С. 258-262 (соавт. Харина Т.Г.).
  30. Система отбора препаратов, перспективных в онкологической практике, среди средств природного происхождения // Оценка фармакологической активности химических соединений: принципы и подходы. – М., 1989. – С. 9 (соав. Зуева Е.П., Яременко К.В., Разина Т.Г. и др.).
  31. Возможность использования препаратов природного происхождения в качестве средств профилактического лечения при злокачественных новообразованиях // Развитие производительных сил Сибири и задачи ускорения научно-технического прогресса. – Новосибирск, 1989. – Ч. I. – С. 217-219 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Ибрагимова С.Г. и др.).
  32. Поиск средств, повышающих эффективность химиотерапевтических и хирургических методов лечения опухолей, среди растений Сибири и Дальнего Востока в институте фармакологии Томского научного центра АМН СССР // Клинико-экспериментальные параллели побочного действия и фармакокинетики противоопухолевых препаратов. – Томск, 1989. – С. 100-102 (соавт. Зуева Е.П.).
  33. Возможность предупреждения лейкопенического эффекта цитостатиков препаратами растительного происхождения // Клинико-экспериментальные параллели побочного действия и фармакокинетики противоопухолевых препаратов. – Томск, 1989. – С. 55-58 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Коновалова О.Н.).
  34. Экспериментальный отбор модификаторов биологических реакций, перспективных в комбинированной терапии опухолей, среди препаратов из лекарственных растений // Бюллетень ТНЦ АМН СССР. – Томск, 1990. – Вып. 2. – С. 78-90 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г.).
  35. Антиметастатические препараты природного происхождения // Метастазирование злокачественных опухолей. Новые подходы. – Киев, 1991. – С. 49-50 (соавт. Зуева Е.П., Удинцев С.Н., Разина Т.Г. и др.).
  36. Растения Сибири и Дальнего Востока – источники поиска лекарственных препаратов для онкологической практики // Фармакология и токсикология. – 1991. – Т. 54. – № 6. – С. 3-7. (соавт. Зуева Е.П., Гольдберг Е.Д.).
  37. Сравнительное изучение влияния комплексного фитопрепарата и его составляющих на развитие перевиваемых опухолей // Растительные ресурсы. – 1991. – Т. 27. – Вып. 1. – С. 130-134 (соавт. Зуева Е.П., Исаков В.Г., Яременко К.В.).
  38. Лекарственные растения Сибири и Дальнего Востока в терапии опухолевой патологии // Материалы I Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1992. – С. 200 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  39. Растения – источники препаратов с антистрессорной активностью // Профилактика и экспериментальная терапия экстремальных состояний. – Омск, 1992. – С. 64-68 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Коновалова О.Н.).
  40. Новый лекарственный препарат из облепихи крушиновидной // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1994. – Т. 7. – С. 111-112 (Зуева Е.П., Стахеева М.Н., Коновалова О.Н. и др.).
  41. Возможность использования лекарственных растений Сибири и Дальнего Востока для лечения злокачественных новообразований // Фармация. – 1994. – № 6. – С. 32-37 (соавт. Зуева Е.П., Гольдберг Е.Д.).
  42. Принципы использования фитопрепаратов в онкологической практике // Фундаментальные исследования как основа создания лекарственных средств. – Волгоград, 1995. – С. 115 (соавт. Гольдберг Е.Д., Пашинский В.Г., Зуева Е.П.)
  43. К механизму модуляции естественной резистентности организма новым препаратом из облепихи крушиновидной // Материалы 2-го съезда физиологов Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1995. – Ч. 2. – С. 415-416 (соавт. Стахеева М.Н., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  44. Влияние препарата из облепихи на функциональную активность естественных киллеров у мышей в условиях операционной травмы // Актуальные проблемы фармации. – Барнаул, 1995. – С. 305-309 (соавт. Стахеева М.Н., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  45. Возможность использования препарата из солодки голой глицирама по новому назначению в онкологической клинике // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1995. – Т. 8. – С. 54-58 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П.).
  46. Экспериментальное доказательство целесообразности использования экстракта левзеи для лечения злокачественных опухолей // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1995. – Т. 8. – С. 59-64 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Украинцева Е.Ю.).
  47. Препарат из облепихи крушиновидной в лечении злокачественных новообразований // Материалы II Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1995. – С. 198. (соавт. Зуева Е.П., Стахеева М.Н., Коновалова О.Н. и др.).
  48. Влияние жидкого экстракта коры осины на развитие карциномы легких Льюис у мышей и эффективность терапии циклофосфаном // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической фармакологии Сибирского региона. – Барнаул, 1996. – С. 40-41 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Украинцева Е.Ю. Турецкова В.Ф.).
  49. Антиметастатические свойства препаратов солодки голой, левзеи сафлоровидной и одуванчика лекарственного // Труды I Всероссийской конференции по ботаническому ресурсоведению. – Санкт-Петербург, 1996. – С. 220 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Украинцева Е.Ю).
  50. Возможность использования экстракта одуванчика в экспериментальной онкологии // Труды I Всероссийской конференции по ботаническому ресурсоведению. – Санкт-Петербург, 1996. – С. 222 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Амосова Е.Н., Украинцева Е.Ю.).
  51. Препараты облепихи в экспериментальной терапии опухолей // Материалы I съезда онкологов стран СНГ. – 1996. – Т. 1. – С. 153 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Стахеева М.Н. и др.).
  52. Растения Сибири и Дальнего Востока в онкологической практике // Материалы III Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1996. – С. 259 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г.).
  53. Препараты из растений Сибири и Дальнего Востока в комплексной терапии злокачественных новообразований // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1997. – Т. 9. – С. 52-54 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г.).
  54. Новый препарат из облепихи – корректор функции естественных клеток-киллеров // Материалы 3 съезда физиологов Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1997. – С. 81-82 (соавт. Зуева Е.П., Стахеева М.Н., Разина Т.Г. и др.).
  55. Влияние препарата из коры и побегов облепихи крушиновидной на состояние системы крови у мышей с карциномой легких Льюис // Сибирский медицинский журнал. – 1997. – № 3-4. – С. 43-44 (соавт. Украинцева Е.Ю., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  56. Препарат из облепихи для стимуляции функции эффекторов естественной резистентности // Материалы 4 Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1998. – С. 262 (соавт. Зуева Е.П., Стахеева М.Н., Разина Т.Г. и др. ).
  57. Влияние суммарного экстракта из Taraxacum officinale Wigg. на эффективность лечения мышей с перевиваемыми опухолями // Растительные ресурсы. – 1998. – Т.34. – Вып.1. – С.64-67 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Украинцева Е.Ю., Литвиненко В.И.).
  58. Препараты из растений Сибири и Дальнего Востока, повышающие эффективность существующих методов лечения опухолей // Материалы 5 Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1998. – С. 359 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  59. Перспективы использования препаратов из лекарственных растений для повышения эффективности хирургического метода лечения злокачественных новообразований // Физиолого-биохимические аспекты изучения лекарственных растений. – Новосибирск, 1998. – С. 11 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г.).
  60. Изучение возможности использования экстракта коры осины для повышения эффективности специфических методов лечения злокачественных новообразований в эксперименте // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 1998. – Т. 61. – № 6. – С. 42-44 (соавт. Разина Т.Г., Крылова С.Г., Зуева Е.П. и др.).
  61. Experimental evidence of new malignat growts // Hippohae. – 1988. – Vol. 11. – № 1. – P. 32-33 (на китайском языке) (соавт. Зуева Е.П., Коновалова О.Н., Разина Т.Г. и др.).
  62. Флора Сибири и Дальнего Востока как источник новых лекарственных  препаратов для онкологической практики // Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых лекарственных препаратов. – Томск, 1999. – Т.10. – С. 108-116 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г.).
  63. Перспективы использования препаратов растительного происхождения в лечении злокачественных опухолей // Проблемы современной онкологии. – Томск, 1999. – С. 132 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г.).
  64. Антиметастатические эффекты фитопрепаратов // Материалы 7 Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2000. – С. 487-488 ( соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  65. Глицирам как средство повышения химиотерапии и хирургического метода лечения экспериментальных опухолей // Вопросы онкологии. – 1999. – Т.44. – № 5. –С. 554-556 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Жданов В.В.).
  66. Скрининговая оценка противоопухолевых свойств некоторых видов семейства гвоздичных // Поиск, разработка и внедрение новых лекарственных средств и организационных форм фармацевтической деятельности. - Томск, 2000. – С. 201 (соавт. Шилова Н.В., Зибарева Л.Н., Зуева Е.П. и др.).
  67. Препараты из лекарственных растений как средства дополнительной терапии в экспериментальной онкологии // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 2000. – Т.63. – № 5. – С.59-61 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Крылова С.Г.).
  68. Влияние водорастворимых полисахаридов из ольхи клейкой на развитие метастазирующей опухоли мышей в условиях химиотерапии. Сообщение 1 // Лекарства – человеку. – Харьков, 2001. – Т.15. – № 1-2. – С. 517-521 (соавт. Шилова Н.В., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  69. Изучение влияния некоторых фракций и комплексных экстрактов из ольхи клейкой на развитие карциномы легких Льюис в условиях химиотерапии. Сообщение 2 // Лекарства – человеку. – Харьков, 2001. – Т.15. – № 1-2. – С. 522-527 (соавт. Шилова Н.В., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  70. Скрининговая оценка влияния фракций из ольхи клейкой на развитие аденокарциномы Эрлиха // Лекарства – человеку. – Харьков, 2001. – Т.15. – № 1-2. – С. 527-531 (соавт. Шилова Н.В., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  71. Антиметастатические эффекты препаратов природного происхождения при хирургических вмешательствах и удалении первичной опухоли // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической фармакологии. – Томск, 2001. – С. 66-70 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г.).
  72. Коррекция нарушений гемопоэза препаратами природного происхождения при терапии цитостатиками // Материалы 8 Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2001. – С. 301-302 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г. и др.).
  73. Создание новых лекарственных препаратов из облепихи крушиновидной для использования в лечении злокачественных новообразований // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2001. – Прил.1. – С. 46-50 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Коновалова О.Н. и др.).
  74. Влияние сухого экстракта шлемника байкальского на противоопухолевую активность и миелотоксические свойства карбоплатина // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической фармакологии. – Томск, 2002. – С. 61-65 (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г. и др.).
  75. Лекарственные растения как средства дополнительной терапии для лечения опухолей // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2003. – Прил. 2. – С. 24-34. (соавт. Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г.).
  76. Аир болотный в комплексной терапии злокачественных новообразований // Фармация. – 2003. – № 3 – С.32-34 (соавт. Гурьев А.М., Разина Т.Г., Зуева Е.П. и др.).
  77. Влияние экстракта шлемника байкальского и его комбинации с циклофосфаном на состояние системы естественной цитотоксичности у мышей с карциномой легких Льюис // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2004. – Т.137. – № 5. – С. 538-541 (соавт. Капля О.А., Шерстобоев Е.Ю., Зуева Е.П. и др.).
  78. Влияние экстрактов из лекарственных растений на развитие метастатического процесса // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2004. – № 9. – Т.138. – С. 324 -332 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г. и др.).
  79. Роль биологически активных веществ лекарственных растений в повышении эффективности цитостатической терапии перевиваемых опухолей // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2005. – Прил. 1. – С.35 - 41 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Крылова С.Г. и др.).
  80. The increase of antitumor activity of  cytostatics with biologically active substances from medicine herbs // China-Russia International Conference on Pharmacology. – Harbin, China, 2005. – P.33 (with Razina T.G., Zueva E.P., Krylova S.G.).
  81. Влияние растений Сибири и Дальнего Востока на развитие предраковой патологии и злокачественных новообразований // Сибирский медицинский журнал. – 2005. – № 3. – С. 37-43 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Крылова С.Г. и др.).
  82. Действие водорастворимых полисахаридов корневищ аира болотного на функциональную активность клеток лимфоузлов в условиях цитостатической терапии перевиваемой опухоли // Сибирский онкологический журнал. – 2006. – № 3 (19). – С. 59-63 (соавт. Лопатина К.А., Гурьев А.М., Разина Т.Г. и др.).
  83. Возможности использования фитосбора «Алфит» в комплексной терапии злокачественных новообразований // Сибирский онкологический журнал. – 2006. – № 2(18). – С. 47-51 (соавт. Разина Т.Г., Зуева Е.П., Крылова С.Г. и др.).
  84. Некрахмальные полисахариды как корректоры цитостатической терапии экспериментальных опухолей // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.- 2006. – Т.142. – № 9.- С. 323-328 (соавт. Разина Т.Г., Хотимченко Ю.С., Зуева Е.П. и др.).
  85. Растительные полисахариды в комплексной терапии перевиваемых опухолей // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.- 2007. – Прил.1.- С.30-34 (соавт. Лопатина К.А., Разина Т.Г., Зуева Е.П. и др.).
  86. Антиметастатическая активность экстрактов облепихи  крушиновидной // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2007. – Прил.1. – С. 58-64 (соавт. Гольдберг Е.Д., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Крылова С.Г.).
  87. Полисахариды аира болотного в комплексной терапии перевиваемых опухолей // Российский биотерапевтический журнал. – 2007. – Т. 6. – № 1. – С. 33 (соавт. Зуева Е.П., Лопатина К.А., Разина Т.Г.)

Список используемых сокращений

3LL – карцинома легких Льюис

LS-Плисса – лимфосаркома Плисса

ТРО – торможение роста опухоли

ТМ – торможение роста метастазов

ИИМ – инднкс ингибирования метастазирования

11-ОКС – 11-оксикортикостероиды

АКТГ – адренокортикотропный гормон

АОА – антиокислительная активность

ПОЛ – перекисное окисление липидов

ЕКК – естественные клетки-киллеры

ИЦ – индекс цитотоксичности

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.