WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

КИРИЛИНА СВЕТЛАНА ИВАНОВНА

АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА И КОРРЕКЦИЯ КИШЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПРИ ОРТОПЕДИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ВЫСОКОЙ СТЕПЕНИ РИСКА

14.01.20 – анестезиология и реаниматология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Новосибирск – 2010

Работа выполнена в Отделе анестезиологии и реаниматологии ФГУ «Новосибирский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи»

Научный консультант:

д-р мед. наук, профессор Шевченко Владимир Петрович

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук Ломиворотов Владимир Владимирович (Отдел анестезиологии и реаниматологии ФГУ «Новосибирский научноисследовательский институт патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина» (630055 г. Новосибирск, ул. Речкуновская, 15)) д-р мед. наук, профессор Шестопалов Александр Ефимович (профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии медицинского факультета ГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» (117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6)) д-р мед. наук, профессор Неймарк Михаил Израилевич (заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии ГОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет», (656000, г. Барнаул, ул. Ленина, 40))

Ведущая организация:

УРАМН «Российский научный центр хирургии им. академика Б.В.Петровского РАМН» (119991, Москва, ГСП-1, Абрикосовский пер., 2)

Защита состоится 26 мая 2010 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 208.063.01 при ФГУ «Новосибирский научноисследовательский институт патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина». Адрес: 630055, Новосибирск, ул. Речкуновская, 15; e-mail:

ds-meshalkin@yandex.ru http://www.meshalkin.ru/dis_council

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУ «ННИИПК имени академика Е.Н. Мешалкина» Автореферат разослан ___ апреля 2010 года

Ученый секретарь совета по защите докторских и кандидатских диссертаций доктор мед. наук, профессор Ленько Е.В.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АДд – артериальное давление диастолическое АДс – артериальное давление систолическое АДср – артериальное давление среднее ВАШ – визуально-аналоговая шкала ДЗП – дегенеративные заболевания позвоночника ЖКТ – желудочно-кишечный тракт ИВЛ – искусственная вентиляция легких ИПП – ингибиторы протонной помпы Кp – коэффициент паретичности КСЭА – комбинированная спиноэпидуральная анестезия ЛИИ – лейкоцитарный индекс интоксикации МЭФ – моторно-эвакуаторная функция НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты ОКН – острая кишечная недостаточность ПЭА – продленная эпидуральная анестезия ТБС – тазобедренный сустав ТВА – тотальная внутривенная анестезия ФГДС – фиброгастродуоденоскопия ФКС – фиброколоноскопия ХКН – хроническая кишечная недостаточность ЦОГ – циклооксигеназа ЧКШ – частота кишечных шумов ЧСС – частота сердечных сокращений ШКП – шкала клинических признаков ЭА – эпидуральная анестезия ЭТ – эндотрахеальная трубка

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы Современная хирургия позвоночника и крупных суставов получает самое активное развитие. Высокий уровень урбанизации, насыщенность среды обитания и функционирования человека мощными машинами и механизмами, несмотря на все меры обеспечения безопасности, ведут к росту травматизма. На долю переломов позвоночника приходится 3,2–4,6 % всех травм костей (Журавлев С.М., Теодорикис К.А., 1996, 1998; Рамих Э.А., 1996; Рерих В.В., 1996, 2009). Частота подобной травмы позвоночника в России составляет 70,9 на 100 тыс. населения (Фомичев Н.Г. с соавт., 1994Журавлев С.М., Новиков П.Е., 1996;). В структуре повреждений позвоночника превалирует травма грудопоясничного и поясничного отделов – до 75 % (Швец А.И., 1991; Рерих В.В., 2009). В последние десятилетия активная хирургическая тактика при травме позвоночника является патогенетически обоснованной, медико- и социально оправданной (Цивьян Я.Л., 1993). Особое место в хирургии позвоночника занимают его дегенеративные поражения. Установлено, что остеохондроз позвоночника составляет 77–81 % в структуре вертеброгенной патологии (Антонов И.П., 1992; Верткин А.М., НаумовА.В. и др., 2006.).

Благодаря достижениям медицинской науки и внедрению новых медицинских технологий, в вертеброхирургии за последние 10–20 лет зарегистрировано значительное увеличение хирургической активности при дегенеративных заболеваниях позвоночника (Симонович А.Е., 2005). В США в период 1979–1990 гг.

количество выполняемых поясничных спондилодезов возросло на 60 %, а декомпрессивных операций на поясничном отделе позвоночника – на 65 % (Davis H., 1994).

В настоящее время наблюдается тенденция, свидетельствующая об увеличении частоты травматического, метаболического и дегенеративного поражения крупных суставов конечностей. Согласно сводной статистике отечественных и зарубежных авторов, общая заболеваемость составляет 10,1–10,4 случаев на 10 тыс. населения. Причем тазобедренный сустав поражается значительно чаще – у 57 % пациентов (Прохоренко В.М., 2007). Увеличение количества больных с патологией суставов, в частности тазобедренного сустава, явля ется проблемой современной цивилизации и обусловлено старением населения (Шевченко Ю.Л., Онищенко Г.Г., 2000; Lieberman J.R et al., 2001; Lentino J.R., 2003). Эндопротезирование крупных суставов, чаще всего тазобедренного, является одной из наиболее успешных и экономически эффективных операций, так как снижает частоту инвалидизации и обеспечивает улучшение качества жизни пациентов (Прохоренко В.М., 1999, 2007).

Достаточно хорошо изучены основные факторы риска периоперационного периода при повреждениях позвоночника и внедрены в клиническую практику способы их коррекции. Однако существуют недостаточно разработанные вопросы проблемы. Установлено, что в общий симптомокомплекс после травматического повреждения грудопоясничного и поясничного отделов позвоночника закономерно включается жизненно опасное состояние, обозначаемое как «парез желудочно-кишечного тракта (ЖКТ)», или «функциональная кишечная непроходимость». Этот симптомокомплекс возникает не только после травмы позвоночника, но и тотчас после хирургического вмешательства на грудопоясничном отделе позвоночника. При этом нет принципиальных различий между случайным травматическим или искусственным, возникающем после вертеброхирургических операций, повреждением позвоночника. Естественно, нельзя не учитывать фармакологическую коррекцию факторов риска и хирургическую адекватность вмешательства, но при этом и при травме, и в ходе корригирующей операции происходит нарушение костной ткани, кровотечение с формированием большей или меньшей гематомы в забрюшинном пространстве, травмирование паравертебральных нервных структур (Зулкарнеев Р.А., Доброквашин С.В., 1996). Возникающий после операции комплекс нарушений функции ЖКТ объективно идентичен таковому при повреждениях грудопоясничного и поясничного отделов позвоночника. Исходя из логики развития этого патофизиологического состояния, его клиническая сущность укладывается в рамки патогенетически обоснованного понятия – «острая кишечная, или энтеральная недостаточность». В этой связи концепция активной хирургической тактики существенным образом обостряет проблему поддержания адекватной функции ЖКТ.

Пациентов с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов в рамках анестезиологического обеспечения периоперационного периода объединяют следующие факторы:

1) хирургические операции, при очевидной поливариантности, отличаются достаточно высокой травматичностью, сопровождаются диссекцией значительных объемов жировой, мышечной и костной тканей с последующей, также травматичной, имплантацией достаточно массивных металлических конструкций;

2) все оперируемые больные, как правило, получают длительное время, от 3–4 недель до нескольких лет, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) различных классов;

3) оперируемые больные в 70 % случаев старше 60 лет, что соответствует, по классификации экспертов ВОЗ, пожилому и старческому возрасту.

В настоящее время проведено значительное количество доказательных исследований, где показано разноплановое повреждающее воздействие НПВП на слизистые различных отделов ЖКТ (Барановский А.Ю., 2002, 2008; Валенкевич Л.Н., 1987; Ерюхин И.А., 1999; Насонов Е.Л., 2002; Лазебник Л.Б., 2003;

Прохоренко В.М., Павлов В.В., 2005; Прохоренко В.М., 2007;).

С учетом выше приведенных аргументов есть основания утверждать, что у пациентов с дегенеративными заболеваниями позвоночника и крупных суставов старше 60 лет имеются атрофические гастроэнтероколонопатии. Длительный прием НПВП на этом фоне приводит к выраженным НПВПиндуцированным гастроэнтероколонопатиям с клинически значимым симптомокомплексом хронической кишечной недостаточности (ХКН).

Все пациенты с установленным симптомокомплексом ХКН подвергаются вынужденным высокотравматичным хирургическим операциям, которые с реально значимой вероятностью могут трансформировать явления ХКН в острую кишечную недостаточность (ОКН) с синдромом пареза ЖКТ.

Таким образом, совокупность изложенных научно-практических фактов свидетельствует о том, что одной из актуальных проблем современной анестезиологии-реаниматологии является проблема разработки и совершенствования вариантов диагностики, профилактики и лечения кишечной недостаточности у пациентов при хирургическом лечении травматических повреждений и дегенеративных изменений в грудопоясничном отделе позвоночника, а также при эндопротезировании тазобедренных суставов. Указанные аргументы послужили основанием для определения цели и задач настоящего исследования.

Цель исследования – разработка анестезиологической и нутритивной программы коррекции кишечной недостаточности при хирургическом лечении травматических поражений и дегенеративных заболеваний позвоночника и тазобедренных суставов на основе объективизации ее диагностики, профилактики и выбора тактики трофической поддержки.

Задачи исследования:

1. Выявить наличие и клиническую значимость дисфункции ЖКТ у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов и её соответствие понятию о хронической кишечной недостаточности.

2. Разработать критерий наличия хронической кишечной недостаточности при дегенеративных заболеваниях позвоночника и тазобедренных суставов.

3. Оценить клиническое значение симптомокомплекса острой кишечной недостаточности при неосложненной травме грудопоясничного отдела позвоночника и информативность применяемых оригинальных методов диагностики и мониторинга функции ЖКТ.

4. Разработать алгоритм оценки выраженности острой кишечной недостаточности при переломах грудопоясничного отдела позвоночника.

5. Разработать способ восстановления моторно-эвакуаторной функции ЖКТ на основе энтерального питания как компонента интенсивной терапии при острой и хронической кишечной недостаточности.

6. Оценить варианты анестезиологической защиты как фактора профилактики и коррекции кишечной недостаточности при операциях на позвоночнике и тазобедренных суставах.

7. Обосновать рациональный комплекс мер профилактики и коррекции хронической кишечной недостаточности и острой кишечной недостаточности при анестезиологическом обеспечении периоперационного периода в хирургии позвоночника и тазобедренных суставов.

8. Разработать алгоритмы коррекции хронической кишечной недостаточности и острой кишечной недостаточности в травматологии и ортопедии на основе анестезиологической защиты и интенсивной терапии.

Научная новизна. На основании выполненного исследования впервые введено клинически значимое понятие ХКН и дано определение этого закономерно возникающего коморбидного состояния у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов Сформулирована концепция клинического понятия «острая кишечная недостаточность», положения которой, являясь универсальными, адаптированы для условий и особенностей травматологической и ортопедической практики при выполнении операций высокого хирургического и анестезиологического рисков.

Разработана оригинальная шкала клинических признаков ХКН, которая позволила на основе балльной оценки нарушенных функций ЖКТ достоверно устанавливать факт наличия кишечной недостаточности.

Разработана клиническая классификация стадий ОКН на основе оригинальной шкалы клинических ее признаков, установлена клиническая значимость трех стадий развития ОКН в баллах.

Установлено клинически значимое наличие ОКН и ХКН как дополнительных значимых факторов риска в периоперационном периоде при хирургическом лечении в травматологии и ортопедии.

Создано оригинальное устройство – фоноэнтерограф, которое позволяет неинвазивно в динамике объективно регистрировать проявления кишечных шумов, определять частоту кишечных сокращений в единицу времени.

Выявлена обратная связь между значением лейкоцитарного индекса интоксикации (ЛИИ) и показателем перистальтики кишечника, выявляемом по частоте кишечных шумов (ЧКШ), что позволило предложить новый критерий количественно-качественной оценки пареза ЖКТ – коэффициент паретичности в качестве инструмента мониторинга ОКН.

Разработан и внедрен в клиническую практику новый способ восстановления моторно-эвакуаторной функции ЖКТ на основе использования раннего энтерального питания под контролем коэффициента паретичности.

Отличие полученных новых научных результатов от результатов, полученных другими авторами Впервые дано определение хронической кишечной недостаточности при дегенеративных заболеваниях позвоночника и тазобедренных суставов в качестве коморбидной патологии. Также впервые рассмотрены острая и хроническая кишечная недостаточность как факторы риска периоперационного периода при ортопедических операциях.

Впервые предложены клинические классификации острой и хронической кишечной недостаточности в виде шкал клинических признаков. Впервые в клинической практике использовано оригинальное устройство-регистратор частоты кишечных шумов. Использование коэффициента паретичности в качестве инструмента мониторинга кишечной недостаточности подтверждено Пат.

2225158 Российская Федерация. Способ диагностики / прогнозирования пареза желудочно-кишечного тракта / Кирилина С.И., Фомичев Н.Г., Макуха В.К., Шевченко В.П.; № 2001105205, заявл. 23.02.2001, опубл. 10.03.2004, Бюл. № 7.

Системный анализ вариантов анестезиологической защиты в качестве корректоров кишечной недостаточности при хирургическом лечении в травматологии и ортопедии в литературе не представлен. Способ восстановления моторно-эвакуаторной функции ЖКТ на основе использования раннего энтерального питания под контролем коэффициента паретичности подтвержден Пат.

2354391 Российская Федерация. Способ восстановления моторно-эвакуаторной функции желудочно-кишечного тракта / Кирилина С.И., Кирилин Л.Н., Павлов В.В.; патентообладатель Новосибирский НИИТО. № 2007127408, заявл. 17.07.2007, опубл. 10.05.2009, Бюл. № 13.

Практическая значимость работы. На основе выполненного исследования разработаны патогенетически обоснованные положения, касающиеся объективной диагностики наличия у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов и пострадавших с переломами в грудопоясничном отделе позвоночника дисфункций ЖКТ в виде ХКН и ОКН на этапах периоперационного периода.

Использование в клинической практике способа регистрации фоноэнтерограмм с вычислением коэффициента паретичности позволяет исключить фактор субъективности в оценке наличия и динамики кишечной недостаточности, контролировать эффективность купирования нарушений функций ЖКТ.

Разработанные шкалы клинических признаков ОКН и ХКН обеспечивают эффективное практическое использование клинически значимых понятий кишечной недостаточности в оценке общего состояния пациентов в периоперационном периоде.

Внедрение в клиническую практику предлагаемых методик диагностики, профилактики и коррекции кишечной недостаточности на основе разработанных алгоритмов у ортопедотравматологических больных снижает частоту и тяжесть ранних послеоперационных осложнений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Больные с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов имеют клинически значимый симптомокомплекс дисфункции ЖКТ, выражающийся в виде ХКН, что является дополнительным фактором периоперационного риска в травматологии и ортопедии.

2. При травматических повреждениях и вертеброхирургических операциях на грудопоясничном отделе позвоночника закономерно возникает симптомокомплекс дисфункции ЖКТ, который укладывается в понятие об ОКН.

3. Частота и клиническая манифестация ранних послеоперационных осложнений находится в прямой зависимости от клинических вариантов и тяжести кишечной недостаточности.

4. Разработанная и внедренная в клиническую практику система вариантов анестезиологической защиты и нутритивной коррекции позволяет демпфировать проявления кишечной недостаточности как существенного фактора риска периоперационного периода в ортопедии и травматологии.

Апробация работы. Основные положения работы доложены на Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы хирургии позвоночника и спинного мозга» (Новосибирск, 1996), Международной научнопрактической конференции «Природные минералы на службе человека» (Новосибирск, 1997), V Международной конференции «Актуальные проблемы электронного машиностроения» (Новосибирск, 2000), VII съезде травматологовортопедов России (Новосибирск, 2002), VII Международной конференции «АПЭП-2005» (Новосибирск, 2005), IX Международном конгрессе «Парентеральное и энтеральное питание» (Москва, 2005), X Международном конгрессе «Парентеральное и энтеральное питание» (Москва, 2006), X съезде анестезиологов-реаниматологов России (Санкт-Петербург, 2006), III Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы анестезиологииреаниматологии» (Новосибирск, 2006), IV, V межрегиональных научнопрактических конференциях «Современные аспекты анестезиологии и интенсивной терапии» (Новосибирск, 2007, 2008), заседаниях Новосибирского научно-практического общества анестезиологов-реаниматологов (Новосибирск, 2001, 2004, 2006, 2007), заседаниях ученого совета Новосибирского НИИТО (2006, 2007, 2008, 2009).

Внедрение результатов исследования. Результаты работы используются в практической работе клиник эндопротезирования и эндоскопической хирургии, травматологии, ортопедии Новосибирского НИИТО. Научно-практическая информация по материалам исследования используется в учебном процессе при чтении лекций врачам на кафедре анестезиологии-реаниматологии ФПК и ППВ НГМУ.

Публикации. По проблеме диссертации опубликовано 47 работ, в том числе 10 работ в рецензируемых изданиях, определенных ВАК России. Имеется два патента Российской Федерации на изобретение.

Личный вклад автора. Весь материал, представленный в диссертации, обработан и проанализирован лично автором, выполнено 75 % анестезиологических пособий. Автор принимала непосредственное участие в диагностике дисфункций ЖКТ, подготовке больных к операции и ведении послеоперационного периода. Автором выдвинуты научно-практические положения, разработаны два способа диагностики и лечения пациентов с кишечной недостаточностью, а также два алгоритма лечебной тактики.





Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, списка сокращений, пяти глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и двух приложений. Список литературы содержит 315 источников, среди которых 179 отечественных и 136 иностранных. Общий объем диссертации 250 страниц; работа содержит 66 рисунков, 28 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Проведено ретроспективное сплошное исследование клинических и лабораторных данных 972 больных, которым в Новосибирском НИИТО в период с сентября 2000 г. по декабрь 2008 г. выполнялись хирургические операции по поводу травматических повреждений грудопоясничного отдела позвоночника, дегенеративных заболеваний позвоночника и коксартрозов II–III ст. Были выделены 3 группы клинических наблюдений и исследований.

Критерии включения пациентов в группы исследования следующие:

А – пациенты (n = 248) с дегенеративными заболеваниями грудопоясничного отдела позвоночника, которым были выполнены вентральные и дорсальные декомпрессивно-стабилизирующие операции;

В – пациенты (n = 324) с неосложненными повреждениями грудопоясничного отдела позвоночника, которые в сроки 1,2 ± 0,8 сут с момента травмы были госпитализированы в клинику травматологии НИИТО и которым выполнены вентральные, дорсальные и комбинированные стабилизирующие операции;

С – пациенты (n = 400) с коксартрозами 2–3-й ст., которым выполнено тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава.

В наблюдаемых группах при операциях на грудопоясничном отделе позвоночника по поводу переломов, а также при дегенеративных заболеваниях грудопоясничного отдела позвоночника и тазобедренных суставов использовали различные варианты анестезиологической защиты.

1. Стандартный вариант тотальной внутривенной анестезии (ТВА) плюс искусственная вентиляция легких (ИВЛ). Состояние гипноанальгезии поддерживали непрерывным введением пропофола с болюсным введением фентанила.

Поддержание миоплегии осуществляли атракуриумом.

2. Стандартный вариант ТВА + ИВЛ. Состояние гипноанальгезии поддерживали непрерывным введением мидозалама с болюсным введением фентанила. Миоплегия достигалась атракуриумом.

3. Вариант защиты, включающий сочетание ТВА + ИВЛ на основе пропофола или мидозалама, плюс эпидуральная анестезия (ЭА) наропином, плюс болюсное введение фентанила. Миоплегия достигалась атракуриумом.

4. Комбинированная спиноэпидуральная анестезия (КСЭА).

Клинико-лабораторные показатели не позволяют в реальном времени (в соответствии с требованиями интенсивной терапии) оценивать эффективность осуществляемого лечебного воздействия. Среди известных оценочных показателей наиболее информативными являлись данные физикального исследования кишечных шумов. Однако этот известный метод, непременно используемый и имеющий принципиальное значение для нашего исследования, также содержит в себе элементы субъективного восприятия и интерпретации. Поэтому дополнение аускультации живота специальным методом исследования в виде фоноэнтерографии с помощью специально созданного фоноэнтерографического устройства позволило решить задачи объективной регистрации и динамической оценки.

Мы применили метод фоноэнтерографии у 60 больных после травмы позвоночника в периоперационном периоде, у 60 больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов.

Разработана новая модификация фоноэнтерографа, основные изменения относятся к блоку регистрации акустических сигналов. Блок регистрации работает автономно, значение ЧКШ отображается на жидкокристаллическом индикаторе. Блок регистрации выполнен на микроконтроллере MSP430F2232 фирмы «Texas Instrument». Он обладает очень малым энергопотреблением, что даёт возможность в качестве источника питания использовать два элемента типа АА. При необходимости, данные ЧКШ, могут быть переданы в персональный компьютер посредством USB. Датчик прибора – акустическая мембрана фонендоскопа, исключающая контакт пациента с источником электрического тока и с токопроводящими коммуникациями.

В план обследования больных входили следующие показатели: общий анализ крови и мочи, биохимические исследования крови (общий белок плазмы, содержание альбумина, мочевины, триглицеридов, билирубина, активность АСТ и АЛТ, уровни электролитов и глюкозы плазмы крови), осуществлялась рентгеноскопия органов грудной клетки, ЭКГ, ФГДС, ФКС, исследование кишечного микробиоценоза.

Пациентам с повреждениями грудопоясничного отдела позвоночника при поступлении в экстренном порядке выполняли стандартизированный общепринятый для пациентов травматологического профиля комплекс исследований.

Кишечный микробиоценоз в клинике оценивали путем исследования кала пациентов по схеме отраслевого стандарта системы здравоохранения Российской Федерации по протоколу ведения больных № 231 от 09.06.2003 г. Для оценки эффективности анестезиологической защиты в интраоперационном периоде проводили лабораторную диагностику показателей кортизола плазмы крови как маркера стресса и лактата плазмы крови как показателя нарушений окислительного метаболизма. При диагностике и лечении больных с явлениями кишечной недостаточности оценивали также дополнительные показатели: лактоферрин плазмы крови, уровень мочевины в моче, рН кала, фекальный кальпротектин, уровень кортизола в плазме крови.

Для статистической обработки использовали пакет программ «Statistica 6.0». Данные представлены в виде среднего арифметического (M) и стандартной ошибки среднего (m). При больших выборках наблюдений для статистического анализа данных с целью установления значимости различий средних использовали t-критерий Стьюдента. Для установления значимости качественных различий между группами наблюдений использовали непараметрический метод Манна – Уитни и критерий «2». Статистически значимыми считали различия при уровне статистической значимости менее 0,05 (p < 0,05).

При оценке роли факторов ОКН и ХКН было установлено, что в группах больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника (n = 248) и тазобедренных суставов (n = 400) пациенты старше 60 лет составили 69,9 % (447 больных). Средний возраст пациентов 70,5 ± 5,5 года. Все 648 обследованных больных длительно принимали НПВП различных классов: ингибиторы ЦОГ-1 и ЦОГ-2 (кетопрофен, индометацин, ибупрофен, диклофенак натрия), селективные ингибиторы ЦОГ-2 (нимесулид, мелоксикам), реже – специфические ингибиторы ЦОГ-2-коксибы (целекоксиб, энтерококсиб).

Для оценки совокупности клинических признаков, данных эндоскопических, микробиологических, биохимических исследований демонстрирующих патологическое состояние ЖКТ в виде ХКН, избран способ с использованием предложенной оригинальной оценочной шкалы. В зависимости от частоты регистрации признака в сплошной выборке (648 пациентов) и необходимости его терапевтической коррекции дана оценка от 1 до 4 баллов (табл. 1).

Таблица Шкала клинических признаков хронической кишечной недостаточности Оцениваемые признаки Баллы Диспепсия (тошнота, отрыжка, изжога, болевые ощущения в животе, вздутие живота) Нарушения дефекации (учащение более 2 раз в сут, урежение – через 2–3 сут и реже, чередование запоров и поносов Эрозивные и атрофические гастродуоденопатии при ФГДС Эрозивные и атрофические колонопатии при ФКС Возраст 60 лет и старше Дисбиоз кишечника при микробиологическом исследовании фекалий Железодефицитная анемия Гипоальбуминемия Всего При анализе клинико-лабораторной информации из историй болезни пациентов было установлено, что расчетная величина 12 и более баллов позволяет утверждать о проявлении фонового, клинически значимого патологического состояния – исходной ХКН, что следует учитывать в процессе лечения больных.

Произведена оценка историй болезни каждого из 648 пациентов по параметрам предложенной шкалы. Получены следующие показатели:

– больные с дегенеративными заболеваниями позвоночника (n = 248) – 20 ± 2,5 балла;

– больные с дегенеративными заболеваниями тазобедренных суставов (n = 400) – 19 ± 1,5 балла.

Таким образом, у пациентов с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов представляется доказанным наличие клинически значимого фонового патологического состояния – ХКН.

В описании клинической картины переломов грудопоясничного отдела позвоночника практически всегда присутствует упоминание о парезе ЖКТ, его манифестация в настоящее время не вызывает сомнений и воспринимается в широком смысле, идентичном представлению об ОКН. Для изучения развития ОКН при переломах грудопоясничного отдела позвоночника нами разработана формализованная оценка клинических признаков, физикальных и некоторых лабораторных данных, соответствующих стадиям ОКН.

Ранее нами предложена система балльной оценки степени выраженности и вероятности частоты развития ОКН в соответствии со стадиями патогенеза при переломах грудопоясничного отдела позвоночника – шкала клинических признаков стадий ОКН, представленная в табл. 2.

В данном исследовании мы оценили по шкале клинических признаков ОКН информативную значимость некоторых признаков проявления ОКН у больных с переломами тел позвонков. В процессе анализа выяснилось, что при регистрации до 10 баллов парез ЖКТ сомнителен, 11–14 баллов – I ст. ОКН, 15–20 баллов – II, при 21 и более баллов выраженность клинических признаков соответствует III ст. ОКН.

Формализованная оценка симптомокомплекса ОКН позволила объективизировать клинические данные, облегчила решение задач исследования, поставленных в нашей работе с использованием методов медицинской статистики.

Нами предложен способ количественной оценки степени выраженности или стадии ОКН у больных с переломами тел позвонков на уровне Th11–L5.

Оценку проводили путем получения в реальном времени объективных данных о состоянии перистальтики ЖКТ и выраженности эндогенной интоксикации. Способ осуществляли следующим образом: с помощью оригинальной модели проводили непрерывную запись ЧКШ в единицу времени с одновременной компьютерной обработкой акустических сигналов.

Поскольку следствием пареза ЖКТ является эндотоксикоз, вторым параметром, принимаемым в расчетах, являлся дискретно определяемый ЛИИ.

В этой связи соотношение признаков ЛИИ и ЧКШ нами принято в качестве условного количественного значения – коэффициента паретичности.

Таблица Шкала клинических признаков стадий острой кишечной недостаточности, баллы Степени выраженности признака Признаки I II III Тошнота преходящая 1 – – умеренная – 2 – постоянная – – Рвота однократная 1 – – 2-3 раза в день – 2 – многократная – – Вздутие живота умеренное 2 – – выраженное локально – 3 – выраженное во всех отделах – – Акт дефекации, отхождение газов стул, газы после клизмы 1 – – газы после клизмы – 3 – нет эффекта от клизмы – – Перистальтика кишечника снижение 2 – – вялая – 3 – отсутствие – – Тахикардия 90–100 1 – - 100–110 – 2 – более 110 – – Снижение суточного диуреза незначительное 1 – – умеренное – 2 – выраженное – – Лейкоцитарный индекс интоксикации больше 1 2 – – больше 2 – 3 – больше 3 – – Всего баллов 11 20 Естественно, что степень выраженности клинических признаков ОКН должна достаточно тесно коррелировать с величиной коэффициента паретичности. Коэффициент паретичности, определяемый дискретно и оцениваемый не менее чем дважды в течение 2 ч, является математическим аналогом клиническому представлению о прогрессировании или купировании ОКН.

В исследуемой группе В было 324 пациента с переломами грудопоясничного отдела позвоночника, которые поступили в клинику НИИТО в экстренном порядке через 1,2 ± 0,8 сут после травмы. Пролечены консервативно и исключены из дальнейшей разработки 30 пациентов, 294 пациента оперированы.

Всем пострадавшим было проведено комплексное обследование, в том числе и оценка состояния функций ЖКТ. Клинико-лабораторная оценка по шкале клинических признаков выявила наличие ОКН у 88,5 % (287) пострадавших.

По данным шкалы клинических признаков, у 37 (11,5%) пациентов среднее значение баллов составило 9 ± 1, что не позволяло констатировать наличие ОКН.

В соответствии с балльной оценкой клинических и лабораторных данных, ОКН I ст. была зарегистрирована у 162 (56,6 %) больных, II – у 99 (34,5 %) и III – у 25 (8,9 %).

Установлено, что по данным шкалы клинических признаков ОКН возможна констатация наличия и определение стадии ОКН, а коэффициент паретичности в реальном времени объективно отражает динамику процесса, что крайне важно для оценки эффективности лечебных мероприятий. В дооперационном периоде явления ОКН в значительной степени определяют тяжесть состояния больных в течение начальных шести суток после травмы.

Следовательно, есть основание утверждать, что ОКН – закономерное и клинически значимое патофизиологическое явление после переломов тел позвонков в грудопоясничном отделе.

На догоспитальном и послеоперационном этапах были отражены сведения о результатах коррекции ХКН, качественная оценка применяемых вариантов анестезиологического обеспечения при хирургическом лечении у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренного сустава.

В группе обследованных больных установлены достоверные признаки ХКН, которые в подобных клинических ситуациях являются значимым фактором риска при проведении хирургического лечения. Поэтому в тактике ведения пациентов (с целью лечения и профилактики) выделили пять взаимосвязанных подходов:

1. Возможная полная отмена НПВП.

2. Оптимизация применения НПВП.

3. Осуществление противоязвенной терапии.

4. Коррекция нарушений микробиоценоза кишечника.

5. Рациональное питание.

Все пациенты с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов были оперированы в плановом порядке. Все выполненные операции были высокотравматичны, сопровождались вынужденной диссекцией значительных объемов жировой, мышечной и костной тканей с последующей, также травматичной, имплантацией достаточно массивных металлических конструкций.

В заданных параметрах дизайна работы пациентов, оперированных на позвоночнике и тазобедренном суставе, на этапах лечения разделили по трем подгруппам, отличающимся по факту и объему коррекции ХКН на амбулаторном этапе, вариантам анестезиологической защиты и нутритивной поддержки.

В подгруппы 1С и 1А вошли пациенты, которым в предоперационном периоде были отменены НПВП за 6–8 недель до операции, проведена противоязвенная терапия, купированы диспепсические расстройства и опасные проявления ХКН. Больные были оперированы с использованием вариантов анестезиологической защиты КСЭА (при эндопротезировании) или ТВА + ИВЛ + ЭА (при операциях на позвоночнике), проводилось раннее энтеральное питание специализированными смесями.

В подгруппы 2С и 2А были включены клинические наблюдения и исследования больных, которым удалось отменить НПВП за 4–6 недель до операции, проведена противоязвенная терапия, достигнут нормовариант хроноэнтерограммы. При выполнении хирургических операций был реализован вариант анестезиологической защиты согласно концепции: ТВА + ИВЛ (на основе гипнотика пропофола или мидазолама и миорелаксантов атракуриума или нимбекса). В этих подгруппах проводили раннее энтеральное питание специализированными смесями.

В подгруппах 3С и 3А представлены клинические наблюдения и исследования больных, которым не удалось отменить НПВП, не была проведена должная (или вообще не проводилась) противоязвенная терапия. У всех оперированных сохранялась кишечная аритмия. В этих подгруппах больных был также осуществлен вариант анестезиологической защиты согласно концепции: ТВА + ИВЛ (на основе гипнотика пропофола или мидазолама и миорелаксантов атракуриума или нимбекса). По ряду причин и обстоятельств раннее энтеральное питание не проводилось.

Проанализированы возможности наличия ХКН по шкале клинических признаков у пациентов в каждой подгруппе исследования до операции. Получены следующие средние показатели в подгруппах:

1С (n = 210) – 14,0 ± 1,5 балла;

2С (n = 89) – 18,0 ± 1,0 балла;

3С (n = 101) – 21,0 ± 1,1 балла;

1А (n = 50) – 14,0 ± 0,5 балла;

2А (n = 98) – 17,0 ± 1,1 балла;

3А (n = 100) – 21,0 ± 1,0 балла.

Все пациенты с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов имели клинически значимый симптомокомплекс нарушенных функций ЖКТ, проявляющийся в виде ХКН. Анестезиологическая защита на этапах операций во всех группах исследования была адекватной объему и травматичности хирургического воздействия. Динамика ЧСС была относительно стабильной при отсутствии достоверных различий на этапах исследования.

Среднее значение ЧСС колебалось на уровне 80,6 ± 2,3 уд./мин при эндопротезировании и на травматичных этапах операций на позвоночнике в пределах от 76,1 ± 5,1 до 84,1 ± 2,0 уд./мин. Средние значения АД оставались стабильными, а колебания уровней не превышали статистически значимых величин. Однако следует отметить, что на этапе установки и цементирования эндопротеза в пяти случаях отмечалась брадиаритмия с ЧСС 48 ± 2,5 уд./мин. У этих больных отмечено снижение показателей АД от исходных значений, систолического – на 48 % (р < 0,05), диастолического – на 50 % (р < 0,05). Указанные цифры относятся к пациентам подгруппы 1С, аналогичные данные в подгруппах 2С и 3С.

Интраоперационные показатели гемодинамики свидетельствуют об умеренном гипердинамическом типе реакций. Показатели количественной выраженности стресса по уровню кортизола в плазме крови в подгруппе 1А на всех этапах операции были относительно стабильны. У пациентов в подгруппах 2А и 3А, оперированных в условиях ТВА + ИВЛ, зарегистрировано повышение уровня кортизола в плазме крови на этапах операции (на 31,5 % во 2А и на 33 % в 3А).

Аналогичные показатели динамики уровней кортизола в крови наблюдались и при интраоперационном обеспечении эндопротезирования тазобедренных суставов. Анестезиологическая защита в виде вариантов КСЭА или ТВА + ИВЛ + ЭА в подгруппах исследования 1С и 1А была достаточно эффективной.

Уровень лактата в крови не превышал показателей реверсных величин.

Показатели метаболических нарушений по уровням лактата в крови во время операции и в конце хирургического вмешательства были выше исходных уровней в подгруппах 2А и 3А и в среднем составили 1,96 ± 0,3 ммоль/л. В подгруппе 1А этот показатель был зафиксирован на средних значениях 1,57 ± 0,5 ммоль/л. При эндопротезировании динамика показателей лактата на всех этапах во всех подгруппах не превышала значений физиологической границы и в среднем составила 1,82 ± 0,1 ммоль/л. Отмеченная стабильность демонстрирует отсутствие выраженных нарушений тканевого метаболизма гипоксического генеза.

В подгруппах 2А и 3А отмечался более длительный постнаркозный сон, продолжительность ИВЛ в среднем составила 50,2 ± 7,2 мин. Средние сроки восстановления сознания в данных группах 65,0 ± 6,8 мин. Экстубацию трахеи выполняли через 80,0 ± 10,3 мин после поступления больных в палату интенсивной терапии. В подгруппе 1А постнаркозный сон у пациентов был менее длителен. ИВЛ продолжалась в течение 20,3 ± 3,2 мин. Сроки восстановления сознания сократились до 19,0 ± 2,1 мин. Экстубацию трахеи выполняли через 30,0 ± 2,7 мин. Несмотря на то обстоятельство, что анестезиологическая защита в виде КСЭА не предполагает ИВЛ, очевидны преимущества использования не только КСЭА, но и ТВА + ИВЛ + ЭА в подгруппе 1А в параметрах оценки длительности ИВЛ и постнаркозного сна непосредственно после хирургического вмешательства.

В послеоперационном периоде особое значение придавали обеспечению адекватного обезболивания. У пациентов подгруппы 1С болевые ощущения в послеоперационном периоде развивались после прекращения моторного блока и соответствовали 2,5 ± 0,5 баллам по визуально-аналоговой шкале (ВАШ).

Обезболивание проводили методом продленной эпидуральной анестезии (наропин 0,2 % 10–12 мл/ч). Этим больным не требовалось дополнительного введения каких-либо анальгетиков. В 28,7 % случаев пациенты констатировали отсутствие болевых ощущений в послеоперационном периоде (0 баллов), 33,3 % пациентов оценивали боль как едва ощутимую (1–2 балла), а у остальных она была от слабой до умеренной (3–4 балла). Наркотические анальгетики не вводились 205 (97,6 %) больным, 5 (2,3 %) пациентам потребовалось введение ненаркотических анальгетиков. Неэффективность продленной эпидуральной анестезии в этих случаях расценена как следствие миграции эпидурального катетера. Болевые ощущения у больных подгрупп 2С и 3С развились в среднем спустя 42 ± 2,9 мин после экстубации и быстро достигали клинически значимой выраженности. Средняя интенсивность боли соответствовала 5,3 ± 0,1 балла (p < 0,05), что потребовало введения наркотических (48 %) и ненаркотических (52 %) анальгетиков в стандартных дозах. У больных в подгруппе 1А, оперированных в условиях ТВА + ИВЛ + ЭА, болевые ощущения в послеоперационном периоде были незначительны, интенсивность их соответствовала 2,3 ± 0,3 балла (р < 0,05). В подгруппах 2А и 3А интенсивность боли была клинически значимой и соответствовала 5,3 ± 0,2 баллам (p < 0,05).

В подгруппе 1А в послеоперационном периоде проводили продленную эпидуральную анестезию (наропин 0,2 % 10–12 мл/ч), достигаемая анальгезия была адекватной у 47 (94 %) больных. Только у 3 (6 %) больных потребовалось обезболивание ненаркотическими анальгетиками (парацетамол) в связи с миграцией катетера из эпидурального пространства. В подгруппах 2А и 3А обезболивание осуществляли наркотическими и ненаркотическими анальгетиками в рекомендуемых дозах.

Таким образом, есть основание утверждать, что использование методики сочетанной эпидуральной и общей анестезии при хирургических операциях на вентральных и дорсальных фрагментах поясничного отдела позвоночника в лечении дегенеративных заболеваний является оптимальной анестезиологической защитой. Метод КСЭА при эндопротезировании тазобедренных суставов также представляет собой высокоэффективный вариант анестезиологического обеспечения операции. Способ продленной эпидуральной анестезии в послеопера ционном периоде – оптимальная технология обезболивания, позволяющая существенно снизить стрессовое влияние хирургической травмы, исключить введение наркотических анальгетиков, улучшить течение послеоперационного периода в субъективном восприятии пациентом послеоперационного болевого синдрома.

Роль универсального модулятора коморбидной патологии ЖКТ в настоящем исследовании выполняло адекватное энтеральное питание. Использованы два типа энтерального питания: зондовое (tube feeding) и сипинг (sip feeding) – питье через трубку малыми глотками, последний – в качестве варианта выбора. Цель раннего энтерального питания не в обязательном восполнении энергозатрат, а в предупреждении нарушений функций ЖКТ, и эта цель может быть достигнута малыми объемами питательных смесей (трофическим питанием). Это положение полностью согласуется с нашими представлениями и полученными данными настоящего исследования. Не вызывает сомнений, что энтеральное питание не должно и не может проводиться при выраженных признаках ОКН. В частности, установлено, что I ст. ОКН характеризуется рефлекторным торможением моторики ЖКТ. При этом нарушена моторно-эвакуаторная функция ЖКТ при сохраненных всасывательной и переваривающей. Энтеральное поступление питательных смесей при ОКН I ст. непосредственно стимулирует перистальтику и дополнительно активизирует моторику ЖКТ через рефлекторное улучшение мезентериального кровообращения. Мы убедились в положительном воздействии раннего энтерального питания и при ОКН 2-й ст., но только в том случае, если регистрировали положительную динамику коэффициента паретичности. Начинали энтеральное питание по мере купирования ОКН, когда констатировали по шкале клинических признаков ОКН I или II ст.

при положительной динамике коэффициента паретичности. Этот вариант клинического воздействия зарегистрирован в качестве изобретения, подтвержден патентом Российской Федерации. Уточним, что не имеет логического обоснования проведение раннего энтерального питания при прогрессировании ОКН.

Введение дополнительных объемов жидких смесей в условиях нарушенных функций всасывания и переваривания усугубляет ишемию, нарушения гемодинамики в кишечной стенке и усугубляет общее состояние больных.

Оценивая тот факт, что задачей энтерального питания являлась коррекция ОКН в условиях послеоперационного гиперметаболизма, гиперкатаболизма, в программу коррекции ОКН включали энтеральное питание специализированной смесью с волокнами. Препаратами выбора были «Нутрикомп АНД Браун файбер» или «Нутриэн Стандарт» с пищевыми волокнами У больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов раннее энтеральное питание применяли аналогичным образом.

Важнейшей задачей в послеоперационном периоде для больных этих групп являлось обеспечение мониторинга функций ЖКТ по дискретно определяемому коэффициенту паретичности как индикатору перехода ХКН в ОКН. Полученные результаты частоты развития ОКН демонстрируют важнейшую положительную роль раннего энтерального питания. У больных в подгруппах 1С после эндопротезирования и 1А после операций на позвоночнике отмечена только ОКН I ст. у 1,9 % и у 4,0 % соответственно. Группами сравнения являлись 2С, 2А и 3 С, 3А, отличающиеся тем, что в подгруппах 3 С и 3А не проводили раннего энтерального питания при аналогичном способе анестезиологического обеспечения. Проявления ОКН всех стадий в подгруппах 2С и 2А развились у 8,9 и 10,3 % пациентов. В каждой из подгрупп 3С и 3А ОКН отмечена в 14 % случаев. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что в подгруппах 2С и 2А преобладали пациенты с I и II ст. ОКН, а в подгруппах 3С и 3А – с III ст.

Все изученные клинико-лабораторные показатели уровней метаболизма полностью соответствовали во всех группах исследования развитию ОКН и динамике купирования ОКН на этапах периоперационного периода. Коррекцию ХКН на догоспитальном и послеоперационном этапах осуществляли по разработанному нами алгоритму (рис. 1).

Возникновение ОКН после операции в настоящем исследовании квалифицировано как вариант системных осложнений послеоперационного периода.

Ранние послеоперационные осложнения в данной работе рассматриваются в качестве возможных маркеров-регистраторов проявлений неэффективных функций ЖКТ.

Рис. 1. Алгоритм диагностики и коррекции хронической кишечной недостаточности у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов По частоте возникновения и степени выраженности ранних послеоперационных осложнений оценивали эффективность мер профилактики и коррекции кишечной недостаточности. Регистрации подлежали и все проявления ОКН, как в виде клинически выраженных парезов ЖКТ, так и аррозионные же лудочно-кишечные кровотечения, язвенные перфорации стенок желудка и кишечника. Поэтому возможны существенные различия по частоте ранних послеоперационных осложнений, обычно приводимых в специальных хирургических исследованиях.

В группах исследования у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов, которые в качестве фоновой патологии имели ХКН, получены близкие по значениям результаты. Наименьшее количество осложнений регистрировались в подгруппах 1С и 1А. Пациенты этих подгрупп отличались наиболее полным комплексом мер предоперационного купирования ХКН, выбором анестезиологического обеспечения с продленной эпидуральной анестезией и ранним энтеральным питанием.

В подгруппах 2С и 2А до операции был выполнен меньший объем мер купирования ХКН. В анестезиологическое обеспечение не включали продленной эпидуральной анестезии, после операции проводили раннее энтеральное питание. Положительную значимость продленной эпидуральной анестезии можно оценить не менее чем в 50 % вероятности развития общего количества осложнений по разнице их частоты в первых и вторых подгруппах. Доказано, что использование продленной эпидуральной анестезии снижает частоту осложнений более чем в 2 раза. Использование раннего энтерального питания позволяло уменьшить количество послеоперационных осложнений в 1,5 раза.

В подгруппах 3С и 3А, где не проводили комплексных мер профилактики и купирования кишечной недостаточности, отмечено наибольшее количество осложнений. В первых подгруппах было в 3 раза меньше осложнений по сравнению с регистрируемыми у больных третьих подгрупп.

При оценке результатов коррекции ОКН в периоперационном периоде у пациентов с переломами грудопоясничного отдела позвоночника проанализированы варианты анестезиологического обеспечения и адекватности послеоперационной анальгезии. Оценено состояние функций ЖКТ после травматического повреждения позвоночника. Наличие ОКН установлено у 287 (88,5 %) пациентов. По стадиям зарегистрированной патологии обследованные распределились следующим образом: ОКН I ст. – 162 (56,6 %), II ст. – 100 (34,5 %), III ст. – 25 (8,9 %) человек. По результатам исследования принимали решение о харак тере лечебной тактики, сроках выполнения и объеме хирургического вмешательства. Проводимые комплексные меры по купированию ОКН контролировали по значению коэффициента паретичности и направленности динамики. Тяжесть состояния больных, обусловленная явлениями ОКН, наблюдалась в течение 3,2 ± 1,8 сут после травмы. Отметим, что своевременная профилактическая и лечебная тактика позволяла выполнить хирургическое вмешательство после травмы позвоночника спустя 6,4 ± 0,6 сут после госпитализации. Контрольные оценки по шкале клинических признаков ОКН накануне операции демонстрировали отсутствие кишечной недостаточности у подавляющего большинства пациентов, средний балл составил 3,5 ± 1,5.

Получаемая научно-практическая информация на этапах хирургического лечения у больных позволила выделить три группы исследования, отличающиеся по факту коррекции ОКН и различным вариантам анестезиологической защиты.

1B подгруппу исследования (n = 70) составили пациенты, которым в предоперационном периоде для коррекции ОКН, кроме стандартных назначений, было включено энтеральное питание. Реализован вариант анестезиологической защиты согласно концепции ТВА + ИВЛ через эндотрахеальную трубку на основе пропофола или мидазолама плюс эпидуральная анестезия. После операции проводили продленную эпидуральную анестезию и раннее энтеральное питание.

Подруппу 2B составили пациенты (n = 114), которым для коррекции ОКН в предоперационном периоде было включено дополнительно энтеральное питание. У оперированных больных был реализован вариант анестезиологической защиты ТВА + ИВЛ на основе гипнотика пропофола или мидазолама. Послеоперационное обезболивание осуществляли наркотическими и ненаркотическими анальгетиками.

В подгруппу 3В были включены клинические наблюдения (n = 110), в которых в предоперационном периоде для коррекции ОКН применены стандартные методы лечения. При этом был реализован вариант анестезиологической защиты согласно концепции ТВА + ИВЛ через эндотрахеальную трубку на основе гипнотика пропофола или мидазолама. В послеоперационном периоде обезболивание достигалось наркотическими и ненаркотическими анальгетиками.

Полученные результаты течения периоперационного периода в выделенных подгруппах исследования, ранние послеоперационные осложнения позволили достоверно установить исключительно важную роль сочетания общей и эпидуральной анестезии и продленной эпидуральной анестезии. Результаты исследования эффективности различных вариантов защиты показали, что течение операционного периода во всех трех подгруппах характеризовалось однозначной направленностью динамики ЧСС и АД.

Для оценки эффективности анестезиологической защиты исследовали содержание в плазме крови кортизола. Показатели кортизола до операции в группах не выходили за физиологические пределы. Концентрация гормона в подгруппе 1В оставалась относительно стабильной. В подгруппах 2В и 3В на самых травматичных этапах зарегистрировано повышение уровня кортизола на 33,5 % от исходных значений (р < 0,05).

Динамика метаболических нарушений зависела от способа анестезиологической защиты при исследовании уровней лактата в крови. Увеличение уровня лактата на 14,3 % от исходного наблюдалось в подгруппе 1В; в подгруппах 2В и 3В различий не было, но по сравнению с исходными значениями увеличение составило 31,6 % (р < 0,05). Во всех группах уровни молочной кислоты в крови в первые сутки после операции возвращались к исходным показателям.

Основываясь на принципах лечебно-профилактической направленности в профилактике и купировании ОКН в послеоперационном периоде, применяли оценку интенсивности боли, а также осуществляли мониторинг эффективности анальгезии с использованием критериев шкалы ВАШ. При анализе течения послеоперационного периода в группах исследования, в которых применяли продленную эпидуральную анестезию, было выявлено, что 84,5 % оперированных в подгруппе 1В не нуждались в послеоперационном назначении наркотических анальгетиков. В 36,5 % случаев больные этой подгруппы констатировали отсутствие болевых ощущений в послеоперационном периоде (0 баллов), 33,3 % оценивали свою боль как едва ощутимую (1–2 балла), а в 14,7 % случаев интенсивность боли была оценена от слабой до умеренной (3–4 балла). В 15,5 % слу чаев пациенты оценивали болевые ощущения от 5 до 7 баллов, что потребовало применения НПВП (кетонал в 8,9 % случаев, а в 6,6 % - использование наркотических анальгетиков). У двух пациентов продленная эпидуральная анестезия была неэффективна в результате миграции катетера из эпидурального пространства; у одного пациента отмечена тошнота во время инфузии наропина, потребовавшая отмены препарата.

Пациентам подгруппы 2В в послеоперационном периоде обезболивание осуществляли ненаркотическими анальгетиками в 70 % случаев (парацетамол, НПВП), в 30 % случаев дополнительно потребовалось применение наркотических анальгетиков.

У пациентов подгруппы 3В послеоперационное обезболивание обеспечивали в 70 % случаев наркотическими анальгетиками с дополнительным введением в 30 % случаев НПВП.

В настоящем исследовании в качестве послеоперационного обезболивания продленная эпидуральная анестезия была эффективна не только как метод анальгезии, но и как один из основных способов профилактики и купирования ОКН. Из 294 оперированных пациентов ОКН развилась у 140 (47,7 %). Операционное травматическое повреждение объективно соответствовало по своему объему первичному травматическому повреждению. Предоперационные меры профилактики и анестезиологическая защита позволяли уменьшить частоту возникновения ОКН более чем на 40,8 %. Но самые значительные изменения были отмечены в структуре стадий ОКН. При анализе клинических и лабораторных данных очевидно, что III ст. ОКН чаще регистрировалась в подгруппах 2В и 3В. В подгруппе 1В отсутствие ОКН II и III ст. при всех видах операций объясняется, прежде всего, эффектами применяемых вариантов анестезиологической защиты (ТВА + ИВЛ, + ЭА) и применением продленная эпидуральная анестезия наропином в послеоперационном периоде. Не вызывала сомнений максимально эффективная роль анестезиологического обеспечения согласно концепции ТВА + ИВЛ, + ЭА в купировании и профилактике развития ОКН.

Подобная анестезиологическая методика позволяла уменьшить частоту возникновения ОКН на 46–47 %.

Пациенты после операций по поводу переломов грудопоясничного отдела позвоночника подгрупп 1В и 2В начинали получать энтеральное питание методом сипинга смесью, обогащенной пищевыми волокнами с первых суток (10,5 ± 2,5 ч) после операции под контролем коэффициента паретичности.

В подгруппе 3В раннее энтеральное питание не проводили. В этой подгруппе удельная частота тяжелых стадий ОКН (II и III) составила 31,4 %, тогда как в подгруппе 1В ОКН II и III ст. не наблюдалось. В подгруппе 2В с ОКН II и III ст.

было выявлено 14,9 % (р < 0,05) пациентов (рис. 2).

0,0,0,0,0,0,0,0,Суток после 1 2 3 4 5 6 7 8 операции I стадия ОКН II стадия ОКН III стадия ОКН Рис. 2. Динамика коэффициента паретичности при различных стадиях острой кишечной недостаточности в группах исследования после операции; р < 0,При сравнении корреляции значения коэффициента паретичности при I и III ст. ОКН обнаружена слабая связь, при II и III – сильная (rs = 0,789), что Коэффициент паретичности, усл. ед.

свидетельствует о незначительном влиянии I ст. ОКН на течение послеоперационного периода.

Применение раннего энтерального питания в группах исследования показало, что его значение в профилактике и купировании ОКН выражено не так значительно, как использование рационального варианта анестезиологической защиты. Рассматривая полученные результаты, видим существенные изменения в структуре стадий ОКН. В подгруппе 2В на 1,5 % меньше ОКН III ст., более чем в 3 раза меньше ОКН II ст.; у подавляющего большинства пациентов развилась только ОКН I ст. Вторая подгруппа больных отличалась от третьей включением в комплекс послеоперационного лечения раннего энтерального питания. При рассмотрении данных в подгруппах 2В и 3В установлено, что использование компонента раннего энтерального питания в профилактике и купировании ОКН у пациентов после операций при травме позвоночника является патогенетически обоснованным технологическим решением.

Диагностику и коррекцию ОКН в периоперационном периоде осуществляли по разработанной нами схеме (табл. 3, рис. 3, 4).

Таблица Комплекс лечебных мероприятий и медикаментозного сопровождения при различных стадиях острой кишечной недостаточности Лечебные мероприятия ОКН 0 ст. ОКН I ст. ОКН II ст. ОКН III ст.

Инфузионная терапия – + + + Наркотические анальгетики + + + – Ненаркотические анальгетики + + + + Н2-блокаторы, ИПП + + + + Гастрокинетики – + + + Энтеральное питание + + ± – Очистительные клизмы – – + + Электростимуляция ЖКТ – – + + Назогастральная интубация – – – + Эпидуральная анестезия – – – + Новокаиновые блокады – – ± + Рис. 3. Алгоритм диагностики и коррекции острой кишечной недостаточности у пациентов с повреждениями грудопоясничного отдела позвоночника (часть 1) Рис. 4. Алгоритм диагностики и коррекции кишечной недостаточности у пациентов с повреждениями грудопоясничного отдела позвоночника (часть 2) После хирургического лечения пациентов с переломами грудопоясничного отдела позвоночника выявлены существенные различия в группах исследования по частоте и структуре послеоперационных осложнений. Наибольшее количество осложнений зарегистрировано в подгруппе 3В (23,6 %), в которой не проводили энтерального питания до операции, раннего энтерального питания в послеоперационном периоде и в анестезиологическом обеспечении не использовали продленную эпидуральную анестезию. При одинаковой схеме энтерального питания в подгруппах 1В и 2В очевидно значение способа анестезиологической защиты, реализуемой согласно концепции ТВА + ИВЛ + ЭА. При подобном подходе вероятно снижение частоты осложнений почти в 2 раза.

Таким образом, на основании полученных результатов проведенного исследования была подтверждена эффективность диагностических методов оценки степени нарушения функций ЖКТ при ортопедических операциях. Достоверно установлено наличие симптомокомплексов ХКН и ОКН как дополнительных факторов анестезиологического и хирургического рисков у больных с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов и у пострадавших с переломами грудопоясничного отдела позвоночника. Частота и клиническая манифестация ранних послеоперационных осложнений находятся в прямой зависимости от клинических проявлений тяжести кишечной недостаточности. Внедренные в клиническую практику варианты анестезиологической защиты и нутритивной коррекции позволяют демпфировать и корректировать проявления кишечной недостаточности как существенного фактора риска периоперационного периода.

ВЫВОДЫ 1. При дегенеративных заболеваниях позвоночника и тазобедренных суставов закономерно проявляется клинически значимый симптомокомплекс нарушений функций ЖКТ в виде хронической кишечной недостаточности с относительно стабильными признаками субкомпенсации процесса дисфункции ЖКТ.

2. Клиническая характеристика коморбидной патологии ЖКТ осуществлена на основе оригинальной шкалы клинических признаков хронической кишечной недостаточности в качестве критерия ее наличия.

3. В 88,5 % случаев при травматических повреждениях грудопоясничного отдела позвоночника и в 47,7 % случаев после хирургических операций на грудопоясничном отделе позвоночника возникает симптомокомплекс нарушений функции ЖКТ, соответствующий понятию «острая кишечная недостаточность» и являющийся фактором анестезиологического и хирургического рисков.

4. Количественно-качественный критерий – коэффициент паретичности, разработанный на основе оригинального метода фоноэнтерографии и лейкоцитарного индекса интоксикации, обеспечивает мониторинг развития острой кишечной недостаточности.

5. Шкала клинических признаков стадии острой кишечной недостаточности является клинической классификацией и алгоритмом достоверной оценки выраженности кишечной недостаточности при повреждениях грудопоясничного отдела позвоночника.

6. Способ восстановления моторно-эвакуаторной функции ЖКТ под контролем коэффициента паретичности позволяет эффективно применять раннее энтеральное питание как компонент интенсивной терапии при хронической и острой кишечной недостаточности.

7. Применение анестезиологического обеспечения в виде тотальной внутривенной анестезии + ИВЛ + эпидуральная анестезия, комбинированной спиноэпидуральной анестезии, продленной эпидуральной анестезии является оптимальным вариантом анестезиологической защиты при операциях на позвоночнике и тазобедренных суставах, снижает частоту возникновения острой кишечной недостаточности от 6,0 до 46,5 %, частоту других послеоперационных осложнений – от 6,0 до 11,7 % в группах исследования.

8. Комплекс мер профилактики и купирования острой кишечной недостаточности при переломах грудопоясничного отдела позвоночника сокращает показатель предоперационного койко-дня на 45,0 %, уменьшает частоту возникновения ОКН после операции на 47,2 %, других послеоперационных осложнений – на 16,5 %.

9. Разработанная система мер профилактики и купирования хронической кишечной недостаточности у больных с дегенеративными заболеваниями по звоночника и тазобедренных суставов снижает на 10–12 % вероятность развития острой кишечной недостаточности, частоту других послеоперационных осложнений – на 23–27 %.

10. Предложенные алгоритмы коррекции хронической и острой кишечной недостаточности при ортопедических операциях высокой степени риска снижают травматическую и хирургическую агрессию, риск возникновения ранних послеоперационных осложнений, улучшают результаты лечения.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. На амбулаторном этапе целесообразно проводить оценку состояния больного для выявления ХКН по шкале клинических признаков при планировании и проведении предоперационной подготовки.

2. Пациентам с дегенеративными заболеваниями поясничного отдела позвоночника и тазобедренных суставов показана отмена НПВП за 6–8 недель до операции. При невозможности отмены НПВП необходимо оптимизировать их применение, заменить на препараты с селективным действием.

3. При дегенеративных заболеваниях позвоночника и тазобедренных суставов обязательно проведение противоязвенной терапии на догоспитальном этапе, в интра- и послеоперационном периодах.

4. На догоспитальном этапе и в послеоперационном периоде необходима коррекция нарушений микробиоценоза кишечника, что является одним из способов предотвращения колонизации кишки, транслокации и микробной контаминации раны в послеоперационном периоде.

5. Оценка степени выраженности клинических признаков нарушенных функций ЖКТ в соответствии со стадиями патогенеза кишечной недостаточности при переломах грудопоясничного отдела позвоночника проводится по шкале клинических признаков стадии ОКН. Использование этой шкалы в качестве клинической классификации ОКН позволяет ранжировать всех пациентов с переломами грудопоясничного отдела позвоночника по стадиям развития ОКН.

6. Используя шкалу клинических признаков ОКН, необходимо проводить мониторинг моторно-эвакуаторной функции ЖКТ с вычислением коэффи циента паретичности. Это позволяет установить степень тяжести ОКН и осуществить контроль эффективности лечебно-профилактических мероприятий при переломах грудопоясничного отдела позвоночника до и после операции.

7. Высокая травматичность ортопедических операций является обоснованием для применения ТВА на основе гипнотика пропофола или мидозалама, а также ТВА + ЭА, что является оптимальной мерой анестезиологической защиты в интраоперационном периоде. Оптимальным методом профилактики, лечения ОКН в послеоперационном периоде является продленная эпидуральная анестезия, не только в качестве основного звена послеоперационной анальгезии, но и как важнейший метод купирования ОКН.

8. Продленная эпидуральная анестезия в до- и послеоперационном периодах показана для ограничения введений наркотических анальгетиков, отрицательно влияющих на моторно-эвакуаторную функцию ЖКТ. Применение раннего энтерального питания является не только методом коррекции белково-энергетических затрат при гиперметаболизме, но и методом профилактики ОКН после травмы и в периоперационном периоде при хирургических вмешательствах на грудопоясничном отделе позвоночника и эндопротезировании тазобедренных суставов.

9. При эндопротезировании тазобедренных суставов оптимальный вариант анестезиологической защиты – комбинированная спиноэпидуральная анестезия.

10. Энтеральное питание у больных травматолого-ортопедического профиля должно применяться в максимально ранние сроки до и после оперативного вмешательства с целью предупреждения развития ОКН и купирования гиперметаболизма (под контролем коэффициента паретичности).

11. Препаратами выбора для энтерального питания являются сбалансированные смеси с пищевыми волокнами. Лечебное действие пищевых волокон обусловлено их протективными свойствами воздействия на слизистую кишечника, что важно при кишечной недостаточности у больных с вертеброхирургической и ортопедической патологией.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Анестезиологическое обеспечение хирургических операций на позвоночнике / Верещагин И.П., Быкова Е.В., Лебедева М.Н., Кирилина С.И. и др.;

под ред. Н.Г. Фомичева, В. П. Шевченко. Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 2002. 211 с.

2. Кирилина С.И., Шевченко В.П., Лебедева М.Н. и др. Раннее энтеральное питание при синдроме кишечной недостаточности в хирургической вертебрологии // Вестн. интенс. терап. 2003. № 3. С. 71–75.

3. Агеенко А.М., Кирилина С.И., Лебедева М.Н. и др. Анестезиологическое обеспечение хирургического лечения дегенеративных заболеваний позвоночника у пожилых людей // Хирургия позвоночника. 2004. № 4. С. 103–106.

4. Кирилина С.И., Шевченко В.П., Лебедева М.Н. и др. Ранняя нутритивная поддержка при синдроме кишечной недостаточности в хирургии позвоночника // Анест. и реаним. 2004. № 4. С. 63–66.

5. Лебедева М.Н., Агеенко А.М., Быкова Е.В., Кирилина С.И. и др. Клиническая эффективность нимбекса при хирургическом лечении сколиоза у детей и подростков // Хирургия позвоночника. 2004. № 2. С. 49–52.

6. Лебедева М.Н., Агеенко А.М., Быкова Е.В., Кирилина С.И. и др. Особенности анестезиологического обеспечения в вертеброхирургии // Анест. и реаним. 2005. № 3. С. 8–11.

7. Лебедева М.Н., Саура Н.В., Кирилина С.И. и др. Технологии кровосбережения в хирургии сколиоза // Хирургия позвоночника. 2007. № 3.

С. 59–64.

8. Кирилина С.И. Хроническая кишечная недостаточность как самостоятельный фактор риска хирургического лечения дегенеративных заболеваний позвоночника и крупных суставов // Хирургия позвоночника. 2009. № 3.

С. 71–74.

9. Кирилина С.И., Лукьянов Д.С. Синдром кишечной недостаточности как фактор анестезиологического и операционного рисков в вертебротравматологии // Хирургия позвоночника. 2009. № 2. С. 91–96.

10. Кирилина С.И. Клинические и морфологические параллели состояния желудочно-кишечного тракта у пациентов с дегенеративными заболеваниями позвоночника и тазобедренных суставов // Хирургия позвоночника. 2010.

№ 1. С. 76–80.

11. Кирилина С.И. Современные возможности объективной диагностики и коррекции кишечной недостаточности при ортопедических операциях // Хирургия позвоночника. 2010. № 1. С. 68–75.

12. Агеенко А.М., Кирилина С.И., Симонович А.Е. и др. Анестезиологическое обеспечение малоинвазивных вмешательств в вертебрологии // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез. докл. 2002. Т. I. С. 184–185.

13. Кирилина С.И., Агеенко А.М., Симонович А.Е. Особенности течения операционного и послеоперационного периодов у пациентов с межпозвонковым поясничным остеохондрозом при различных видах межтелового спондилодеза // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез. докл. 2002. Т. I.

С. 253–254.

14. Кирилина С.И., Лукьянов Д.С. К вопросу диагностики и прогнозирования пареза желудочно-кишечного тракта в вертебрологии // VIII Всерос.

съезд анестезиологов и реаниматологов: Тез. докл. Омск, 2002. С. 143.

15. Кирилина С.И., Лукьянов Д.С., Шевченко В.П. Обезболивание и купирование факторов риска в послеоперационном периоде при помощи продленной эпидуральной анальгезии ропивакаином у вертебрологических больных // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез. докл. Новосибирск, 2002. С. 251–252.

16. Кирилина С.И., Лукьянов Д.С., Шевченко В.П. и др. Энтеральная недостаточность в вертебротравматологии при применении высоких технологий // Актуальные проблемы электронного приборостроения АПЭП-2002: Тез. докл.

VI междунар. конф. Новосибирск, 2002. Т. V. Электроника в медицине.

С. 273–276.

17. Кирилина С.И., Макуха В.К., Лукьянов Д.С. и др. Динамический мониторинг фактора риска – пареза желудочно-кишечного тракта у пациентов с переломами позвоночника // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез.

докл. Новосибирск, 2002. С. 245–246.

18. Лебедева М.Н., Быкова Е.В., Шевченко В.П., Агеенко А.М., Кирилина С.И. и др. Методика анестезиологического обеспечения хирургического лечения сколиоза с проведением интраоперационного мониторинга функции спин ного мозга // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез. докл. 2002. Т. I.

С. 280–281.

19. Лукьянов Д.С., Кирилина С.И., Рерих В.В. Метод эпидуральной анестезии в условиях интубационного способа ИВЛ в вертебротравматологии // VIII Всерос. съезд анестезиологов и реаниматологов: Тез. докл. Омск, 2002.

С. 148.

20. Лукьянов Д.С., Кирилина С.И., Шевченко В.П. Продленная эпидуральная анальгезия ропивакаином в послеоперационном периоде у вертебрологических больных // VIII Всерос. съезд анестезиологов и реаниматологов: Тез.

докл. Омск, 2002. С. 262.

21. Лукьянов Д.С., Кирилина С.И., Шевченко В.П. и др. Эпидуральная анестезия ропивакаином в условиях интубационного способа ИВЛ на основе пропофола при вертебрологических операциях высокой степени риска // VII съезд травматологов-ортопедов России: Тез. докл. Новосибирск, 2002.

С. 252–253.

22. Агеенко А.М., Кирилина С.И., Лебедева М.Н. и др. Выбор оптимального уровня миоплегии при хирургическом лечении острого болевого синдрома // Актуальные вопросы анестезиологии и реаниматологии: Тез. докл. X Всерос.

конф. СПб., 2003. С. 18.

23. Агеенко А.М., Кирилина С.И., Лебедева М.Н. и др. Оптимизация методики миоплегии в анестезиологическом обеспечении малоинвазивных вмешательств в нейроортопедии // Травматология и ортопедия: современность и будущее: Тез. докл. междунар. конгресса. М.: Изд-во РУДН, 2003. С. 137.

24. Лебедева М.Н., Лукьянов Д.С., Шевченко В.П., Агеенко А.М., Быкова Е.В., Кирилина С.И. Анестезиологическое обеспечение современных технологий хирургического лечения ортопедических заболеваний и травматических повреждений позвоночника // Актуальные вопросы травматологии и ортопедии на современном этапе: Тез. докл. науч.-практ. конф. Астана, 2003. № 2 (4).

С. 310–312.

25. Лебедева М.Н., Агеенко А.М., Шевченко В.П., Кирилина С.И. и др.

Современная технология анестезиологического обеспечения хирургического лечения ортопедических заболеваний и травматических повреждений позво ночника // Актуальные вопросы анестезиологии и реаниматологии: Тез. докл.

X Всерос. конф. СПб., 2003. С. 57–58.

26. Лукьянов Д.С., Шевченко В.П., Кирилина С.И. Анестезиологическое обеспечение больных с патологией поясничного отдела позвоночника путем сочетанной общей анестезии // Новые технологии в травматологии и ортопедии: Тез. докл. VI съезда травматологов-ортопедов Узбекистана. Ташкент, 2003. С. 146–148.

27. Лукьянов Д.С., Шевченко В.П., Кирилина С.И. Возможности сочетанной общей анестезии у больных с патологией поясничного отдела позвоночника // Актуальные вопросы анестезиологии и реаниматологии: Тез. докл.

X Всерос. конф. СПб., 2003. С. 61–63.

28. Кирилина С.И., Лебедева М.Н., Шевченко В.П. и др. Раннее энтеральное зондовое питание – метод профилактики образования стрессовых язв желудочно-кишечного тракта при осложненной позвоночно-спинальной травме // IX съезд Федерации анестезиологов и реаниматологов: Тез. докл. Иркутск, 2004. С. 123–124.

29. Агеенко А.М., Кирилина С.И., Лебедева М.Н. и др. Выбор методики миоплегии в анестезиологическом обеспечении малоинвазивных вмешательств в нейроортопедии // Современные аспекты анестезиологии и интенсивной терапии: Тез. докл. 2-й межрегион. конф. Новосибирск, 2005. С. 20.

30. Лебедева М.Н., Агеенко А.М., Лукьянов Д.С., Кирилина С.И. и др.

Нимбекс в хирургии позвоночника // Современные аспекты анестезиологии и интенсивной терапии: Тез. докл. 2-й межрегион. конф. Новосибирск, 2005.

С. 23-24.

31. Кирилина С.И., Агеенко А.М. Состояние гемодинамики при операциях на позвоночнике в положении на животе // Современные аспекты анестезиологии и интенсивной терапии: Тез. докл. 2-й межрегион. конф. Новосибирск, 2005. С. 20.

32. Кирилина С.И.. К вопросу динамического мониторинга скрытой энтеральной недостаточности у пациентов с коксартрозом // Сибирский консилиум.

2006. № 1. С. 37.

33. Кирилина С.И., Первухин С.А., Павлов В.В. и др. Динамический мониторинг скрытой энтеральной недостаточности у пациентов с коксартрозом при первичном эндопротезировании тазобедренного сустава // X съезд Федерации анестезиологов и реаниматологов: Тез. докл. С-Петербург, 2006. С 202-203.

34. Кирилина С.И., Прохоренко В.М., Первухин С.А. и др. Ранняя нутритивная поддержка в послеоперационном периоде у больных при первичном эндопротезировании тазобедренного сустава // Травматология и ортопедия XXI века: Тез. докл. VIII съезда травматологов-ортопедов России. 2006. С. 205–235. Кирилина С.И. Возможности мониторинга и коррекции скрытой энтеральной недостаточности у пациентов с коксартрозами при первичном эндопротезировании тазобедренных суставов // Сибирский консилиум. 2007. № 2.

С. 37–38.

36. Кирилина С.И., Лебедева М.Н., Первухин С.А. и др. Возможности мониторинга и коррекции скрытой энтеральной недостаточности у пациентов с коксартрозом при первичном эндопротезировании тазобедренного сустава // Вестн. интенс. терапии. 2007. № 5. С. 189–192.

37. Кирилина С.И., Павлов В.В., Лебедева М.Н. К вопросу динамического мониторинга скрытой энтеральной недостаточности у пациентов с коксартрозами при первичном протезировании тазобедренного сустава // Эндопротезирование в России: всерос. монотемат. сб. науч. ст. Казань–СПб., 2007.

С. 231–235.

38. Лебедева М.Н., Саура Н.В., Кирилина С.И. и др. Кровосбережение в хирургии сколиоза // Вестн. интенс. терап. 2007. № 5. С. 266–167.

39. Кирилина С.И., Лукьянов Д.С. Мониторинг фактора риска – синдрома кишечной недостаточности у пациентов с переломами позвоночника // Сибирский консилиум. 2008. № 2. С. 34.

40. Кирилина С.И., Первухин С.А., Лебедева М.Н. Энтеральная недостаточность и дисбиоз кишечника – факторы риска при первичном эндопротезировании тазобедренных суставов // Сибирский консилиум. 2008. № 2. С. 35.

41. Кирилина С.И., Прохоренко В.М., Павлов В.В. и др. Вариант коррекции энтеральной недостаточности ассоциированной дисбиозом кишечника при эндопротезировании тазобедренных суставов // Травматология и ортопедия XXI века: Тез. докл. VIII съезда травматологов-ортопедов России. 2006.

С. 204–205.

42. Кирилина С.И., Шевченко В.П., Прохоренко В.М. и др Скрытая энтеральная недостаточность – возможности мониторинга и коррекции у пациентов с коксартрозом при первичном эндопротезировании тазобедренного сустава // Анналы травматологии и ортопедии. 2008. № 1. С. 103–106.

43. Лебедева М.Н., Шевченко В.П., Агеенко А.М., Саура Н.В., Кирилина С.И. и др. Оптимизация анестезиологической защиты при выполнении обширных реконструктивных операций по поводу тяжелых сколиотических деформаций позвоночника // Сибирский консилиум. 2008. № 2. С. 46–48.

44. Кирилина С.И. Технология восстановления моторно-эвакуаторной функции желудочно – кишечного тракта с использованием ранней нутритивной поддержки // Современные аспекты анестезиологии и интенсивной терапии:

Тез. докл. 6-й межрегион. конф. Новосибирск, 2009. С. 61-62.

45. Кирилина С.И., Прохоренко В.М., Павлов В.В. Ранняя нутритивная поддержка при НПВП индуцированной гастро-энтеро-колонопатии у больных с коксартрозами //Эндопротезирование крупных суставов: Тез. док. всероссийской конференции Москва, 2009.С 58-59.

46. Пат. 2225158 Российская Федерация. Способ диагностики / прогнозирования пареза желудочно-кишечного тракта / Кирилина С.И., Фомичев Н.Г., Макуха В.К., Шевченко В.П.; № 2001105205, заявл. 23.02.2001, опубл.

10.03.2004, Бюл. № 7.

47. Пат. 2354391 Российская Федерация. Способ восстановления моторно-эвакуаторной функции желудочно-кишечного тракта / Кирилина С.И., Кирилин Л.Н., Павлов В.В.; патентообладатель Новосибирский НИИТО.

№ 2007127408, заявл. 17.07.2007, опубл. 10.05.2009, Бюл. № 13.

Соискатель Кирилина С. И.

Отпечатано в типографии ФГУ «Новосибирский НИИТО Росмедтехнологий» Новосибирск, ул. Фрунзе, 17.

Подписано в печать __.___.2010 г. Заказ № ___;

формат 60х90/16; печ. л. 2,5; тираж 100 экз.

Гарнитура Times New Roman






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.