WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ТИХОНОВА АННА ЮРЬЕВНА

УНИКАЛЬНОСТЬ РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

Специальность 24.00.01 — Теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Саранск

2007

Работа выполнена на кафедре регионоведения и международных отношений ГОУВПО «Ульяновский государственный университет»

Научный консультант    заслуженный деятель науки РФ

доктор философских наук

профессор

Наталья Ивановна Воронина

Официальные оппоненты   доктор культурологии

профессор

Ирина Александровна Зеткина

доктор философских наук

профессор

Николай Михайлович Инюшкин

доктор исторических наук

профессор

Валерий Анатольевич Юрченков

Ведущая организация  ГОУВПО «Ярославский государственный

   педагогический университет 

им. К.Д. Ушинского»

Защита состоится «14» ноября 2007 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.10 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора культурологии и доктора искусствоведения при Мордовском государственном университете им. Н.П. Огарева по адресу: 430000, Республика Мордовия, г. Саранск, пр. Ленина, 15, аудитория 301.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М.М. Бахтина Мордовского государственного университета.

Автореферат разослан «2» октября 2007 года

Ученый секретарь диссертационного совета доктор философских наук

профессор

М.В. Логинова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования

Значимость культуры каждого конкретного региона понимается исследователями как реальность, охватывающая множество эволюционных трансформационных процессов человеческой истории. Множественность территорий и народов России создает определенные трудности при изучении ее культуры. Поэтому для конвергенции всей совокупности культурных явлений страны как целого необходимы локальные изучения конкретных таксономических единиц: республик, краев, округов, областей, районов. Важен детальный региональный анализ формирования культурных процессов.

Культура региона любого ранга уникальна. Своеобразие региональных культурных традиций складывается из географических, экономических и социальных особенностей территории. В региональной культуре отражается социально-исторический опыт живущих на данной территории людей, представителей разных социальных групп, национальностей, вероисповеданий. На протяжении многих веков на региональном уровне идет процесс взаимовлияния, взаимообогащения, но не слияния разнообразных субкультур.

Понять особенности разных региональных культурных процессов невозможно без анализа культурных явлений территории в динамике с учетом конкретных исторических ситуаций. В Республике Мордовия при Мордовском государственном университете им. Н.П. Огарева активно работает НИИ регионологии, являющийся организатором фундаментальных научных исследований по проблемам комплексного развития регионов и региональной политики РФ; выпускается журнал «Регионология», который публикует материалы о процессах, происходящих в отдельных регионах в сферах экологии, экономики, социальной, политической и духовной жизни, по проблемам федеративного устройства государства, взаимоотношения федеральных и региональных структур власти, региональной политики в научно-техническом прогрессе, образования и культуры. Вопросы культуры отдельных территорий являются в настоящее время предметом исследований (как в России, так и за рубежом) во многих областях знаний, в том числе в таких междисциплинарных науках, как культурология, регионоведение. Выстроена теоретическая база изучения общекультурных процессов территорий; ведущие философы, социологи, культурологи обращают внимание на необходимость исследования локальных культур и субкультур России. Одновременно в регионах страны собран богатейший материал по местной истории, этнографии, фольклористике и некоторым другим культурным процессам.

Тем не менее, в науке еще не сложилась концепция региональной культуры как целостного социокультурного, философского и историко-культурного феномена, оказавшего значительное влияние на формирование территориальных традиций, на сам процесс развития субъекта государства. Всестороннее и тщательное исследование во многом затрудняется в связи с отсутствием общетеоретических подходов к определению самих понятий «регион» и «региональная культура». Между тем, региональная культура позволяет анализировать пути становления региона, формирование региональной картины мира, этнического сознания народов, проектировать развитие их политических устремлений, воспитание межнациональных отношений. Это способствует выбору альтернативы дальнейшего развития, выявлению способов и средств перевода социокультурной ситуации любого конкретного региона из кризисного в стабильное и динамичное состояние. Серьезные исследования и глубокое постижение истории региональной культуры и процессов ее непрерывных трансформаций актуальны сегодня. Все обозначенное и обусловило необходимость исследования уникальности региональной культуры на материале Среднего Поволжья в культурологическом измерении.

Степень научной разработанности проблемы

Региональная культура имеет богатую многодисциплинарную историографическую традицию. Анализ опубликованных источников дает представление об исследованиях по данной проблеме в отечественной и зарубежной науке, что позволило достаточно детально восстановить глубокие корни такой специфической сферы жизни общества, как региональная культура.

До XVIII в. в ходе первоначального описания отдельных территорий, их истории и культуры шло накопление фактологического материала. В век просвещенного абсолютизма, когда начали складываться научные традиции в области региональной культурной историографии, региональная культура, как раздел культуры в целом, стала предметом научного интереса. Появились работы двух направлений. С одной стороны, известные отечественные исследователи того времени использовали региональный материал для описания истории и культуры России  (М.В. Ломоносов, В.Н. Татищев). С другой стороны, в материалы по экономике конкретных регионов включались и отдельные сведения об их истории и культуре (И.И. Лепёхин, Т.Г. Масленицкий, П.С. Паллас и др.). В XIX в. по мере накопления и обобщения фактологического материала стали проявляться элементы научного анализа особенностей культуры отдельных территорий. В научный оборот был введен обширный корпус источников, сделаны интересные наблюдения и выводы. Наиболее подробно подвергались исследованию такие направления региональной культуры как фольклор и этнография (И.С. Аксаков, К.С. Аксаков, А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, И.В. Киреевский, П.В. Киреевский, П.И. Мельников,  А.В. Терещенко, П.В. Штейн, А.С. Хомяков и др.). Некоторая информация о Симбирском регионе также нашла отражение в упомянутых источниках. Во второй половине XIX в. вышли в свет публикации, посвященные истории Среднего Поволжья, где содержались некоторые сведения о культурных явлениях региона (М.В. Арнольдов, В.Э. Красовский, П.Л. Мартынов, К.И. Невоструев, В.Н. Поливанов). На рубеже XIX–ХХ вв. появились хронологические работы по истории губерний, включающие и отдельные культурные данные (Н.И. Демидов, С.Ф. Огородников,  А.И. Шигарев и др.). В 1898 г. П.Л. Мартынов описал историю и культуру города Симбирска за 250 лет его существования.

Отечественная историография ХХ в. обеспечила изученность обозначенного феномена на общеконцептуальном уровне, но задачи создания целостной культурной картины конкретных территорий страны не ставились, изучение истории и культуры населенных пунктов было крайне идеологизировано. В середине ХХ в. в разных регионах страны публикуются книги по их истории. Но приходится констатировать, что вопросы региональной культуры не находили в них достойного освещения, а описание истории, как уже отмечалось, носило ярко выраженную идеологическую направленность1.

Коренной перелом в научной мысли произошел в 90-е гг. ХХ в. В условиях демократизации общества активизировались региональные исследования. На примере истории одного конкретного села исследовалась жизнь крестьян, в том числе и культурные традиции в историческом аспекте2. Однако всестороннее осмысление культурологического измерения уникальности культуры конкретной территории было затруднено в связи с отсутствием единого подхода к дефиниции «регион». На данную проблему указывал Л.Н. Коган: «в более широком и распространенном смысле словом «регион» называют любую самостоятельную в хозяйственно-экономическом и административном отношении территорию, начиная от сельского района и кончая крупными народнохозяйственными территориальными комплексами»3. В научной литературе большинство авторов предлагают понимать под термином «регион» конкретную территорию в качестве основного признака социально-экономического и административно-территориального деления (В.Г. Игнатов, В.И. Бутов, И.А. Ильяшенко и др.). В целом приходится констатировать, что некоторые ученые не выделяют культурную составляющую обозначенной дефиниции (В.И. Бутов, В.А. Долятовский, В.Г. Игнатов, Ф.Д. Кожурин, Н.Н. Некрасов и др.). В качестве дополнительного аргумента в защиту термина «региональный» по отношению к культуре территории можно выдвинуть признание необходимости включения в понятие «регион» культурного компонента рядом ученых (Н.А. Аитов, М.А. Орешина, В.И. Стрелецкий, Г.В. Черкашин и др.). В настоящее время в научной литературе существует несколько категорий, которые характеризуют культурно-исторические ценности региона. Это такие дефиниции как «культурное гнездо»  (Н.П. Анциферов, И.М. Гревс, Н.К. Пиксанов и др.), «культурное наследие» (А.И. Арнольдов, Э.А. Баллер, Н.И. Воронина, Н.С. Злобин,  С.Н. Иконникова, С.М. Ковалев, А.А. Короткова, И.К. Кучмаева,  В.М. Межуев, А.К. Хачиров и др.), «культурная среда» (Г.Н. Баженова, О.Н. Андреева, Н.В. Кирьянова, Л.В. Кошман, В.О. Кутьев, И.Б. Стояновская и др.), «провинциальная культура» (В.Ф. Афиани, И.Л. Беленький, Е.Я. Бурлина, Н.И. Воронина, Н.М. Инюшкин, М.С. Каган, Л.Н. Коган, Т.Н. Кандаурова, Т.А. Чичканова и др.) и т.п.

На рубеже ХХ-ХХI вв. наблюдается повышение интереса к проблемам региональной культуры. Это, безусловно, связано с проходящим внутри страны процессом суверенизации регионов, выработкой новой региональной политики и региональной стратегии в области культуры. За последние пять лет по истории и культуре Ульяновского региона значительно увеличилось количество публикаций (труды А.А. Ахметова, Л.П. Баюры, В.А. Гуркина, С.С. Касаткиной,  Н.А. Каторгиной, М.Г. Матлина, О.А. Свешниковой, Д.С. Точеного,  Н.Г. Точеной, Л.П. Шабалиной и др.).

Вопросы исследования региональной культуры затронуты в теоретических работах: в области философии, философии культуры и культурологии (М.С. Каган, Л.Н. Коган, А.Ф. Лосев, Л.А. Шумилина), культурной политики (А.И. Арнольдов, В.М. Межуев, Г.С. Кнабе), этнокультуры (Т.В. Девяткина, Н.Ф. Мокшин, В.А. Юрченков,  Н.Г. Юрченкова) и др.

На основе проведенного анализа исследовательских работ последних лет автором были выявлены следующие наиболее четко представленные направления исследований региональной культуры:

  • культурная жизнь малых территорий (сел, городов, губерний, областей) на материале конкретных исторических периодов (Л.Н. Гончаренко, Н.М. Дмитренко, Е.П. Лезина, Г.С. Лялина, Г.Н. Рябова, Д.Н. Смирнов и др.);
  • культура значительных по площади территорий страны (Ф.Ф. Болонев, Б.Б. Булатов, А.Н. Еремеева, И.А. Ильяшенко, Т.Ю. Кочепасова, И.Я. Мурзина, Ю.П.Окунев и др.);
  • отдельные культурные аспекты в конкретном регионе в конкретный исторический период (Л.М. Артамонова, Г.Г. Габдельганеева, В.А. Гуркин, И.А. Зеткина и др.);
  • географическое обоснование формирования культуры конкретной территории (Ю. А. Веденин, А.Г. Дружинин, Д.Н. Замятин, Н.Ю. Замятина, В.А. Писачкин, И.Е. Поверинов, С.Я. Сущий,  М.Ю. Юшков и др.);
  • этнокультурные традиции отдельных регионов (А.А. Ашхамахова,  О.А. Богатова, Г.М. Давлетшин, Р.А. Данакири, М. М. Зязиков, М.З. Саблиров, А.Д. Тлеуж, Д.Л. Хилханов, Л.П. Шабалина и др.);
  • проблемы управления культурой территории (Л.В. Гильченко, В.Г. Игнатов, В.М. Петров, Е.А. Правилова, А.К. Семенов, И.А. Столяров, П.И. Савельев и др.);
  • реализация регионального культурологического компонента в образовании (А.Г. Быкова, Л.К. Ермолаева, Д.А. Кемешев,  Е.А. Мирошникова, В.Б. Новичков, В.Г. Рыженко, Д.А. Пряхин, и др.).

На современном этапе развития культурной регионологии становятся актуальными темы, которые еще недостаточно разработаны в этой отрасли знаний:

  • вклад личности - члена регионального сообщества в развитие культуры территории (С.Б. Бахмустов, Ю.Л. Бессмертный, В.А. Блонин, Н.И. Воронина, И.А. Зеткина, Н.М. Инюшкин, В.А. Юрченков и др.);
  • культура народов России, малочисленных по отношению к другим национальностям в нашей стране в целом и в конкретном регионе в частности (Н.М. Мухамеджанова, Т.М. Смирнова, Е.А. Ягафарова и др.);
  • религиозная ситуация региона (Е.Н. Мокшина, А.Г. Нестеров и др.);
  • интеллектуальный потенциал конкретной территории (Ю.А. Волков, Ю.П. Лежнина, А.А. Сидло, А.И. Субетто и др.).

Указанные направления в большей или меньшей степени отражены и в публикациях по Симбирскому (Ульяновскому) региону. В целом следует констатировать, что в научной литературе отсутствуют целостные исследования, рассматривающие уникальность культуры конкретного региона в культурологическом измерении. Между тем богатая историография по отдельным проблемам региональной культуры дает представление о значительной фактологической базе для проведения комплексного исследования.

Противоречие между потребностью современного сообщества в рассмотрении уникальности региональной культуры как целостного явления и необходимостью объединения разрозненных исследований по данному направлению для решения практических задач обеспечения оптимальных условий развития регионов, а также логика развития гуманитарного знания, с одной стороны, и отсутствием соответствующих культурологических работ, с другой - определили проблему исследования. Она состоит в рассмотрении феномена региональной культуры с позиций ее уникальности, в выявлении основных характеристик культурологического измерения культуры Среднего Поволжья, как типичного региона РФ.

Объект исследования – региональная культура в ее единстве и разнообразии.

Предмет исследования – уникальность региональной культуры Среднего Поволжья в культурологическом измерении.

Цель исследования - представить культурологическое измерение региональной культуры на примере конкретного региона: Симбирская губерния – Ульяновская область.

В соответствии с проблемой, объектом, предметом и целью исследования были поставлены следующие задачи:

  1. Разработать и обосновать понятийный аппарат региональной культуры; проанализировать многовариантные парадигмы региона и региональной культуры как отражение плюралистичности и субстанциональной сложности культурных процессов конкретной территории.
  2. Определить особенности географического пространства региональной культуры, теоретически обосновать необходимость использования картографической интерпретации культурных процессов региона.
  3. Раскрыть опыт исследования культурно-исторической характеристики региона на основе анализа его интеллектуального потенциала и региональной культурной политики.
  4. Представить историографию исследования региональной культуры от XVIII в. к XXI в., подтвердить необходимость использования документов периодической печати и местных организаций как источников исследования культуры конкретной территории.
  5. Доказать уникальность региональной культуры Среднего Поволжья на основе анализа регионального культурно-исторического опыта.
  6. Раскрыть взаимовлияние и сохранение этнокультур региона.
  7. Охарактеризовать роль личности в развитии региональной культуры на примере представителей конкретного региона.
  8. Концептуализировать теоретико-методологические основания необходимости и возможности культурной самоидентификации личности в конкретном регионе в ходе реализации непрерывного процесса взаимодействия региональной культуры и личности.

Гипотеза исследования

Целостность исследования региональной культуры подразумевает реализацию культурно-исторического опыта изучения территорий и использование комплексного инструментария для осуществления культурологического измерения уникальности культуры региона.

Каждый субъект государства может быть рассмотрен как уникальный культурный объект, обладающий определенным запасом прочности своего воспроизводства, высоким уровнем адаптационных возможностей. Региональный культурно-исторический конструктивный потенциал, накопленный территорией, может быть использован в современных условиях для модернизационных преобразований.

Культурная самоидентификация личности в конкретном регионе возможна при следующих условиях: понимание роли личности в развитии региональной культуры (вне зависимости от ее пола, возраста, социального положения, профессии и т.п.), обеспечение непрерывности процесса взаимодействия региональной культуры и личности, изучение и пропаганда вклада жителей региона в формирование его культурных процессов.

Методологические основания исследования

Исследование базируется на междисциплинарных научных положениях, что позволяет рассматривать региональную культуру в пограничном пространстве философии, истории, культурологии, педагогики, психологии с использованием категорий и методов указанных наук. Диссертационное исследование опирается на философскую и общенаучную методологию, принципы системно-структурного и сравнительного анализа, исторического и социального познания. Поскольку основным предметом исследования выступает культурологическое измерение региональной культуры, раскрывающее специфику социальных форм духовной культуры территории в их взаимосвязи с человеческой субъективностью, а в методологическом плане в работе действует принцип единства социального, культурного и антропологического, постольку теоретико-методологическим фундаментом диссертации являются:

  • философско-антропологический подход, ориентирующий на философско-антропологическую интерпретацию социокультурных форм духовной жизни населения территории.
  • исторический подход, позволяющий раскрыть феномен региональной культуры в ее динамике и необходимый для понимания современных реалий культуры территории, противопоставления и сопоставления ее прошлого и будущего;
  • системный подход, определяющий осмысление региональной культуры как саморазвивающейся и саморегулирующейся системы высшей сложности, подразумевающей динамическое единство региональных культурных процессов;
  • единство исторического и логического, раскрывающее проблемы региональной культуры с учетом культурологического подхода.

Междисциплинарный характер, сложность проблематики потребовали привлечения широкого спектра методов, применяемых в философии, истории, социологии, этнологии, культурологии, педагогике и психологии: сравнительно-исторического, проблемно-хронологического, структурно-системного, картографического и др. Так, сравнительно-исторический метод, применявшийся для ратификации сходства и различия между рассмотренными событиями и явлениями, позволил раскрыть в динамике феномен региональной культуры. Проблемно-хронологический метод использовался при рассмотрении вопросов этнокультурного взаимодействия в их хронологической протяженности и в единой исторической перспективе. Картографический метод способствовал выявлению закономерностей в пространственном соотношении, сочетании и взаимодействии изучаемых явлений, позволил проиллюстрировать изменения культурной картины региона на протяжении его истории.

Большое значение в теоретико-методологическом аспекте имели фундаментальные работы в области философии и культурологии (Г.В. Гегель, И.Г. Гердер, П.А. Гольбах, И. Кант, B.C. Библер, Э.А. Баллер, Н.А. Бердяев, Ю.Г. Волков, Н.И. Воронина, Б.С. Ерасов,  С.Н. Иконникова, М.С. Каган, А.Ф. Лосев, Д.С. Лихачев и др.). Конкретно-исторические стороны междисциплинарной проблемы региональной культуры выявлялись с опорой на исследования в области отечественной истории и краеведения (Н.П. Анциферов, А. Геллнер,  И.М. Гревс, В.Ф. Кирдяшов, Т.Ю. Красовицкая, Д.С. Лихачев, Н.М. Мещерякова, А.П. Сахаров, В.А. Тишков, С.А. Токарев, Ю.У. Фохт-Бабушкин, С.О. Шмидт, В.А. Юрченков и др.). Проблема обеспечения взаимодействия региональной культуры и личности решалась с использованием работ по теории образования (В.И. Байденко,  А.А. Вербицкий, С.Г. Вершловский, А.П. Владиславцев, Л.С. Выготский, С.И. Гессен, А.Н. Леонтьев, И.Я. Лернер, А.В. Мудрик, М.М. Поташник, В.А. Сластенин и др.).

Источники исследования

Достаточно обширен массив использованных в работе опубликованных документов. В первую очередь, это труды ученых разных областей знаний, посвященные проблемам изучения и развития культурных процессов субъектов государства; а также документы, статистические данные XIX-XXI вв., официальные статистические материалы Госкомстата РФ, протоколы заседаний и отчеты городских, губернских органов власти, публикации местных и центральных периодических изданий, характеризующие социокультурное состояние населения конкретных регионов.

Источниковой базой исследования послужили также неопубликованные документы Государственных архивов Астраханской, Самарской, Ульяновской областей, архивов: этнографической лаборатории Ульяновского государственного педагогического университета, государственного историко-мемориального заповедника «Родина В.И. Ленина», Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова, литературного музея «Дом Языковых», историко-литературного музея И.А. Гончарова, музея «Народное образование Симбирской губернии в 70-80 гг. XIX века», музея народного творчества Ульяновской области; личные архивы горожан, полевые исследования автора. Обращение к источникам позволило реконструировать историю региональной культуры Симбирско-Ульяновского Поволжья.

Научная новизна диссертации состоит в разработке и обосновании концепции региональной культуры в культурологическом измерении. Элементы научной новизны и реального приращения нового знания определены следующими конкретными результатами исследования:

  • разработан и уточнен понятийно-терминологический аппарат региональной культуры, ее становления и сущностного развития, доказана возможность и необходимость использования картографической интерпретации региональных культурных процессов;
  • проведена систематизация концептуальных подходов к проблеме региональной культуры, раскрыты ведущие тенденции взаимовлияния этнокультур конкретного региона как условие его развития;
  • впервые подвергнуты комплексному анализу особенности культурно-исторических процессов небольшой административной единицы РФ, рассмотрены общие и локальные особенности, доказана уникальность культуры исследуемого региона;
  • обоснован строго персонифицированный характер региональной культуры, определен вклад личности в развитие Среднего Поволжья; осуществлено социально-типологическое осмысление роли личности для становления культуры территории через характеристику направлений деятельности представителей Среднего Поволжья;
  • впервые методически обеспечен и реализован единый цикл региональной культурной самоидентификации, охватывающий все возрастные категории населения региона.

Положения, выносимые на защиту

1. Автор предлагает собственное определение региональной культуры как самобытного социокультурного феномена, имеющего свое географическое и временное пространство и реализующего потребность члена регионального сообщества в его самоидентификации. Данный подход позволил диссертанту рассмотреть региональную культуру в культурологическом измерении как специфическую целостность, интегрирующую субстанциональные характеристики: антропологическое, материальное, социальное, культурное бытие, время, пространство, этническое своеобразие, региональную культурную идентичность. Как форма аккумулирования и трансляции культурно-ценностного содержания социокультурного опыта, региональная культура, несмотря на очевидные унифицирующие и нивелирующие тенденции, открывает новые возможности и перспективы развития региона.





2. Развитие региональной культуры обусловлено географическим пространством, конкретным для каждого региона. При этом, геопространство выступает как первопричина и одновременно как постоянно действующее условие формирования культурных процессов территории. Автором выделено своеобразие географических факторов формирования культуры Среднего Поволжья: расположение региона в европейской части страны, равнинность территории, умеренный климат, судоходная река, как транспортная артерия, богатые природные ресурсы. Изучение геопространства региональной культуры позволило проиллюстрировать и интерпретировать ее развитие через использование картографического мониторинга. Качественный картографический анализ обеспечил уточнение факторов и выявление проблем, влияющих на развитие культуры территории, проведение прогнозирования по формированию культурной среды региона, определение практических рекомендаций по ее совершенствованию. Проведенный автором впервые социогеографический квалиметрический мониторинг интеллектуального потенциала конкретного региона определил: во-первых, территориальные различия интеллектуального потенциала проявляются постоянно, на протяжении всего времени существования субъекта государства; во-вторых, интеллектуальный потенциал является важным условием и показателем успешности развития региона. Диссертантом доказано, что на указанный процесс влияет взаимоотношение региональной культуры и местной власти.

3. Проведенный ретроспективный анализ исследований региональной культуры от XVIII в. к XXI в. позволил автору констатировать, что накопленный на протяжении истории развития регионов опыт изучения их культурных процессов, проецирует опыт предшествующих поколений на современное гармоническое развитие территории. Недостаточность хронологических комплексных исследований по истории формирования культуры отдельных регионов нарушает целостность их культурологического рассмотрения, хотя следует констатировать солидный объем накопленного фактологического материала по данному направлению в субъектах государства. Основной характеристикой региональной культурной историографии является обращенность ученых чаще к изучению: а)достаточно крупных территориальных образований, б)национальных традиций региона, в)отдельных направлений региональной культуры. Назревшая в современном мире потребность в культурологическом измерении культурных процессов регионов привела к необходимости проведения исследований комплексного характера. Важным информационным источником сведений о культурно-исторических особенностях, в том числе и Среднего Поволжья, является губернская печать и документы местных организаций. Детальный анализ дискретности данных информационных источников позволяет с полной ответственностью заявить, что в них отражено поступательное развитие ведущих компонентов культуры территории, что, в свою очередь, помогает уточнить неустановленные факты региональной культуры. Рассмотрение документов периодической печати и анализ архивных материалов местных организаций позволили представить реальную картину культурной жизни Среднего Поволжья в полном объеме: во-первых, основные составляющие культуры региона были проанализированы амбивалентно и в их тесной взаимосвязи; во-вторых, хронологический порядок представленной информации обеспечил возможность проследить динамику развития культурных процессов в регионе.

4. Культура каждого региона уникальна. Уникальность проявляется, с одной стороны, в самом существовании культурных процессов любой территории, для которых свойственно самопознание, самосовершенствование, самосохранение и трансляция. С другой стороны, уникальность имеет ярко выраженные региональные особенности: географические, экономические, исторические, социальные и т.п. Анализ регионального культурно-исторического опыта позволил автору доказать уникальность региональной культуры Среднего Поволжья и выделить ее основные черты: геопространственная обусловленность и глубокие исторические корни культурных традиций региона; бесконфликтное толерантное взаимодействие, взаимовлияние этнокультур края, обеспечившее межэтническую консолидацию и интеграцию; активность членов регионального сообщества в становлении его культуры, наличие опыта сохранения и трансляции региональных культурных ценностей.

5. Полилог этнокультур выступает важнейшим качеством, определяющим своеобразие культуры территории, ее особый динамический характер. Единая географическая среда позволяет формировать общую для всех региональную культуру, отличную от культур каждого из народов в отдельности и от культур этих же этносов в других регионах при сохранении ментальности каждого народа. Собственно региональными чертами межэтнического взаимодействия Среднего Поволжья являются: многонациональность с достаточно постоянным составом преобладающего населения: русские, татары, чуваши и мордва; влияние на культуру территории традиций древних этносов: финно-угорского и булгарского; доминирующе влияние русской культуры; равновеличие всех этнокультур региона, их взаимозависимость и взаимовлияние; широта этнокультурных связей; толерантное бесконфликтное взаимодействие этносов региона. Взаимовлияние миропредставлений поволжских этносов наиболее активно происходило через отражение мировоззрения народов в духовных традициях, проявляющихся особенно ярко в орнаменте, фольклоре и музыкальной культуре этносов изучаемого региона.

6. Целостное исследование роли личности в развитии региональной культуры позволило рассмотреть представителей населения вне зависимости от их знатности, социального положения и значимости для культуры страны, мира. Было доказано, что в ходе взаимодействия личности и региональной культуры индивид обеспечивает полноценное выполнение основных условий существования культуры: ее сохранение, изучение, трансляцию и воспроизведение. Основными характеристиками процесса взаимодействия личности и региональной культуры являются: субъективное отношение личности к региональной культуре в процессе инкультурации, полилог культур и межличностный полилог, региональные культурные константы как условие успешности инкультурации, активизация всех ступеней познания, деятельностный подход в реализации региональной инкультурации.

7. Культурная самоидентификация личности в конкретном регионе реализуется успешнее при организации непрерывного процесса взаимодействия региональной культуры и личности. Условиями реализации указанного процесса являются: взаимодействие культурно-образовательных учреждений региона при составлении и реализации единых программ приобщения населения к региональной культуре; методическое обеспечение процесса взаимодействия региональной культуры и личности (программы, учебники, методические пособия для педагогов, сборники дидактических материалов, атласы и контурные карты, хрестоматии, диагностические методики для определения эффективности успешности процесса взаимодействия и т.п.); участие в реализации программ приобщения к истории региональной культуры ее творцов, грамотных специалистов (педагогов, психологов, социальных работников, музейных специалистов и др.), членов семей воспитанников; межвозрастное личностное общение всех участников процесса приобщения к региональным культурным ценностям. Впервые созданный и реализованный единый комплекс непрерывного взаимодействия региональной культуры и личности включает все возрастные категории населения: от дошкольного возраста до старшего поколения.

Практическая значимость результатов исследования

Материалы, содержание и результаты диссертационного исследования обогащают представления о культуре конкретной территории и могут использоваться в исследованиях, посвященных актуальным проблемам развития региональной культуры и межкультурного взаимодействия.

Проведенный анализ развития региональной культуры Среднего Поволжья позволяет разрабатывать научно-методические рекомендации по дальнейшему изучению истории, теории и практики становления культурных процессов в отдельно взятых регионах.

Полученные результаты представляют интерес для социальных институтов, управленческих структур, оказывающих влияние на создание оптимальной модели в ходе разработки прогнозных стратегий развития культуры российских регионов. Подготовленные автором в ходе исследования рекомендации были представлены администрации Ульяновской области и легли в основу разработанной на перспективу программы развития образования региона.

Содержание диссертации может быть использовано при разработке курсов лекций по теории, истории и философии культуры, социальной философии, педагогике в высшей школе, в системе переподготовки и повышения квалификации.

Созданные программы и методические рекомендации внедрены в практику работы образовательных и культурно-досуговых учреждений  г. Ульяновска и Ульяновской области. Апробированный автором опыт реализации непрерывного процесса взаимодействия региональной культуры и личности может быть использован для организации непрерывного регионального культурно-исторического образования в других регионах. Авторские программы, учебные пособия по обозначенной проблеме для всех ступеней образования и переподготовки специалистов могут найти применение в массовом опыте педагогического образования.

Достоверность результатов исследования обеспечивается методологической обоснованностью его исходных параметров, широким набором методов культурологического анализа, адекватных его природе, задачам и логике. Изучение феномена региональной культуры осуществлялось на фоне российского аналога, а исследование социокультурной истории народов Поволжья исполнялось в общем контексте российской истории культуры. Использовалась широкая источниковая база, включающая в себя обширный документальный и аналитический массив. Автором была создана и апробирована целостная система, обеспечивающая непрерывность процесса взаимодействия региональной культуры и личности.

Апробация работы

Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в двух авторских монографиях, шести учебных и учебно-методических пособиях, двух атласах, шести программах, двенадцати методических рекомендациях, в шестидесяти двух статьях и тезисах. Результаты диссертационной работы неоднократно были доложены автором и получили позитивную оценку научной и педагогической общественности на 7 международных, 11 всероссийских, 21 межрегиональных, региональных научных и научно-практических конференциях (1996 - 2007) в Астрахани, Москве, Казани, Коломне, Магнитогорске, Самаре, Санкт-Петербурге, Саранске, Ульяновске, Чебоксарах и других городах.

Апробация выводов работы также осуществлялась в ходе преподавания курсов «Культура региона», «История региона», «Этнология», авторских курсов «Художественные ремесла Среднего Поволжья», «Музейная педагогика», «История региональной культуры Среднего Поволжья».

Автором по теме исследования опубликовано 87 работ, общим объемом 66 п.л.), в том числе 7 работ в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 2 монографии.

Структура диссертации соответствует общей логике исследования и включает введение, четыре главы, заключение - общим объемом 298 страниц; список источников и литературы из 553 наименований; приложение - 10 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования; дается оценка степени ее изученности; определяются объект, предмет, цель и задачи исследования; характеризуются его методологические основания; описывается источниковедческая база работы; раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения о достоверности и обоснованности исследования, его апробации.

Первая глава «Культурно-исторический опыт исследования территории» содержит четыре параграфа. В первом «Комплексный характер региональной культуры и необходимость целостного ее изучения» автором проводится поиск известных и неизвестных оснований многозначному и многоуровневому понятию «региональная культура». Неоднозначность подхода исследователей к обозначенной дефиниции происходит, по мнению автора, в силу разнообразия и, подчас, неоднородности определения дефиниции «регион». Автор констатирует, что многие ученые не выделяют культурную составляющую обозначенной дефиниции. На основе анализа использования данного понятия у разных исследователей (Н.А. Аитов, В.И. Бутов, В.А. Долятовский, В.Г. Игнатов, Ф.Д. Кожурин, Н.Н. Некрасов, М.А. Орешина, Г.В. Черкашин и др.) и в справочно-нормативной литературе диссертант определяет, что регион представляет собой таксономическую конкретную территориальную единицу (в прошлом или настоящем), обладающую своеобразием культурно-исторических процессов и относительно устойчивыми чертами социально-экономического развития региона вообще, его культуры в частности. В диссертации термин «регион» используется для характеристики Симбирско-Ульяновского края в составе Среднего Поволжья при изучении его истории культуры.

Для выделения основных характеристик термина «региональная культура» диссертантом рассматривалась история возникновения понятий, характеризующих культурно-исторические процессы территории. На основе изучения сущностных характеристик категорий, таких как «культурное гнездо», «культурное наследие», «культурная среда», «провинциальная культура» и т.п, автором проанализирована эссенциалистская парадигма исследования региональной культуры, обобщены известные социально-экономические параметры региональной культуры, доказано, что методологически ценными для осмысления культурных процессов конкретной территории является их толкование в трудах М.М. Бахтина и А.Ф. Лосева, а позднее - В.С. Библера, М.С. Кагана, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского.

Методология изучения провинциальной культуры является предметом рассмотрения в трудах В.Ю. Афиани, И.Л. Беленького, Е.Я. Бурлиной, Н.И. Ворониной, Н.М. Инюшкина, М.С. Кагана, Л.Н. Когана, Т.Н. Кандауровой, Т.А. Чичкановой. Иностранные исследователи, и в частности D. Elazar, M.J. Miller, N.G. Canclini, St.Castes, D. Cuche и др. признают, что любая региональная культура – это часть (ветвь) многообразной по национальным формам и интернационалистической по характеру культуры, наследующей духовные богатства всего человечества. Автором, бесспорно, признаются ценные достижения отечественной науки по изучению культуры регионов, но анализ многовариантных парадигм региональной культуры позволили диссертанту разработать и обосновать понятийный аппарат «региональной культуры». Предпочтение термину «региональная культура» дается автором также в силу отсутствия в зарубежной литературе понятия «провинциальная культура» и незначительной частоты использования аналогичных понятий этого ряда. На основе рассмотренных позиций в содержании понятия «региональная культура» предлагается собственное определение: «региональная культура» - самобытный социокультурный феномен, имеющий собственное географическое и временное пространство и реализующий потребность члена регионального сообщества в его самоидентификации. На взгляд автора, данная характеристика не противоречит определениям культурных процессов территорий других авторов.

Во втором параграфе «Географические координаты региона и картографические аспекты его исследования» региональная культура рассматривается автором, как явление, имеющее свое географическое пространство. По мнению ряда ученых (А.С. Ахиезер, Д.Н. Замятин, Л.В. Смирнягин и др.), географическое пространство превратилось в «мощный когнитивный концепт и образ, влиявший и влияющий на различные россиеведческие концепции и штудии»4. Для уточнения влияния географической среды на развитие этнокультур ученые вводят дополнительные понятия: «этно-территориальная культура» (Г.А. Исаева), «поликультурность территории» (St. Castes, M.J. Miller), «гибритизация национальных культур конкретного региона» (N.G. Canсlin) и др.  А.Г. Дружинин, С.Я. Сущий свидетельствуют о необходимости разнопланового анализа культурно-территориальной реальности, формируемой определенной укоренившейся и доминирующей в пределах конкретного геопространства культурой, которую указанные авторы понимают как этническую культуру, не выделяя ее отдельные конкретные регионы (хотя в качестве перспективы определяют важность изучения специфики культурного регионализма).

На основе анализа географического пространства Среднего Поволжья было выявлено, что во многом благодаря ему (пространству) активизируются условия развития региональной культуры: культурная политика, интеллектуальный потенциал территории, взаимовлияние этнокультур, личность как главный деятель культуры региона. Но особенно значимо факторы географического пространства определяют особенности этнокультурного взаимодействия, которое проявляется и в сохранении национального своеобразия, и во взаимообогащении этнокультур, и в появлении региональных черт народных традиций. В диссертации были определены географические факторы формирования региональной культуры, влияющие на ее развитие (расположение региона в европейской части страны, равнинность территории, умеренный климат, богатые природные ресурсы, судоходная река).

Автором проведен анализ опубликованных материалов по использованию карт для исследования культурных процессов региона с  ХII в. по настоящее время. На значение изучения культуры конкретной территории с точки зрения ее географического расположения и существования специфических для нее исторических условий, указывают в своих работах Н.М. Давыдова, А.Г. Дружинин, Ю.М. Лотман, Н.Е. Тихонова и др. Автором теоретически доказана и практически обоснована необходимость использования картографической интерпретации культурных процессов региона для их анализа.

В третьем параграфе «Интеллектуальный потенциал территории» автором был впервые проведен социогеографический квалиметрический мониторинг интеллектуального потенциала Средневолжского региона. В качестве рабочего материала была использована методика Ю.А. Волкова, А.И. Субетто, которые применяли ее для анализа крупных территорий5. Конкретный субъект государства в сравнении с другими по состоянию уровня развития интеллектуального потенциала как характеристики развития культуры рассматривается впервые6. Диссертантом не ставилась задача рассмотрения типологии категории «интеллектуальный потенциал территории», последний характеризовался с учетом следующих критериев: показатель занятости в сфере общественного интеллекта (образование, наука, искусство), показатель «национальной структуры общественного интеллекта», интеллектуально-профессиональный структурный комплекс, коэффициент поляризации (полярности) уровней образования населения, пространственная плотность учебных заведений (высших, средних, профессиональных и т.п.), транспортная доступность Вузов основных городов России7.

Автором были взяты два периода: конец XIX в. и последние годы ХХ в. Анализ переписи 1897 г. показал, что далеко не во всем соответствует действительности десятилетиями бытовавшее мнение, что «национальные окраины» находились в худшем положении, чем старые российские земли. Полученные в результате выполненных автором подсчетов данные предоставляют возможность констатировать: отдельные, так называемые, «национальные окраины» находились в авангарде дела просвещения, некоторые исконно русские территории оказались не в состоянии готовить для себя кадры высшей квалификации. Среди них можно назвать Пермскую землю, куда входила и Симбирская губерния. На рубеже ХХ-ХХI вв. были выявлены значительные территориальные различия в уровне образованности людей, находящихся в трудоспособном возрасте и занятых в сфере производства в Приволжском федеральном округе. Например, коэффициент интеллекта Саратовской области в 1,4 раза выше Ульяновской области. Ниже показатели только в Пермской области и республике Башкортостан. Именно в этих регионах экономика и социальное положение населения оставляют желать лучшего. В этом проявляется ваимозависимость указанных характеристик развития территорий.

Автором проведен сравнительный анализ интеллектуального потенциала территории на рубеже позапрошлого и прошлого веков, что позволило выявить общие тенденции: образование было призвано во все времена выполнять функцию интеллектуального самообеспечения региона; интеллектуальный потенциал являлся и является важным условием и показателем успешного развития региона; территории с более высоким уровнем интеллектуального потенциала населения развиваются более успешно, социальная ситуация в них более стабильна. Результаты проведенного исследования были представлены администрации Ульяновской области и легли в основу разработанной на перспективу программы развития образования региона.

В четвертом параграфе «Культурная политика и ее роль в развитии региональной культуры» автор охарактеризовал региональную культурную политику и определил ее место в культурно-историческом опыте исследовании территории. На основе анализа теоретических работ (Э.Б. Алиева, Л.В. Маркин, Н.И. Ларина, О.В. Суханов и др.) было доказано, что социокультурная составляющая заложена в дефиниции «региональная политика». До настоящего времени взаимоотношения региональной культуры и местной власти еще не было предметом специального исследования. В России в целом до второй четверти ХХ в. не существовало учреждений, целенаправленно решавших вопросы культурного развития страны и ее регионов. В то же время, использованные до ХХ в. термины по наименованию видов культурной политики отличаются от формулировок современной науки. Автором был проведен анализ взаимодействия региональной культуры и городского самоуправления на примере Симбирского Поволжья 2-ой половины ХIХ в.

Исследование истории управления региональной культурой на примере деятельности Городской Думы г. Симбирска позволило автору выявить основные направления культурно-просветительской деятельности местных органов самоуправления: организации и проведении торжеств, посвященных знаменательным датам региона, событиям в царской семье; благоустройство города, поддержка образования и т.п. Диссертантом было доказано, что гласные Думы помимо насущных городских проблем (благоустройство, хозяйственная деятельность и т.д.) решали вопросы развития культурного уровня города. Городская Дума поддерживала и частично финансировала предложения граждан о перестройке театра, который не являлся муниципальной собственностью, об устройстве цирка в летне-осенний период, о приглашении оркестров для игры в парках и на бульварах города, а зимой заботилась о помещениях близ ледяных горок и катков и т.д. В целом автор констатирует, что городское самоуправление Симбирской губернии второй половины ХIХ в. влияло на многие аспекты культурной жизни губернии, а региональная культурная политика уже в те годы являлась важным условием развития культуры страны и ее отдельных территорий. Диссертантом также было доказано, что взаимоотношение региональной культуры и местной власти было направлено на изучение, сохранения, возрождение и трансляцию региональных культурных ценностей в соответствии с историческими условиями развития региона.

Во второй главе диссертации «Источники исследования региональной культуры» представлена историография предмета исследования, доказывается важность привлечения возможных источников для изучения культурных процессов территории.

Первый параграф «Историография исследования региональной культуры» содержит два подпараграфа, посвященных соответственно XVIII – ХХ вв. и рубежу ХХ - XXI вв. Проведенный автором ретроспективный анализ источников показал, что известные отечественные историки прошлого использовали региональный материал для описания истории и культуры России. Так, например, «Географический лексикон» В.Н. Татищева содержал наряду с другими сведениями и культурно-исторические описания различных «местностей Российской империи», в том числе Симбирского наместничества. В XIX в. симбиряне братья И.В. и П.В. Киреевские, братья К.С. и И.С. Аксаковы, А.С. Хомяков положили начало сбору фольклорного материала в губерниях8. В дальнейшем эту традицию продолжили А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, Н.И. Костомаров, И.П. Сахаров, И.М. Срегирев, А.В. Терещенко, П.В. Штейн и др.

Автор констатирует, что определенное влияние на методологию исторического исследования, формирование исторических представлений имела работа Н.М. Карамзина «История государства Российского», где утверждался приоритет истории политической. В связи с этим под общей историей стали понимать историю крупных событий и выдающихся людей9. Между тем, Н.М. Карамзин во вступлении к «Истории государства Российского» писал: «история в некотором смысле есть священная книга народа: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и нравия, завет предков к потомству, дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего»10. Но, к сожалению, данное отношение Н.М. Карамзина к описанию истории осталось вне поля зрения исследователей.

Во второй половине XIX в. изучением отдельных областей культуры Симбирского края занимались такие выдающиеся симбиряне как  П.В. Анненков, братья Н.М. и П.М. Языковы, М.Ф. Суперанский,  П.В. Киреевский, А.А. Коринфский, Д.Н. Садовников и многие другие. В пореформенный период публиковались учебные пособия, которые использовались, как реальная возможность донести до общественности и всего населения края сведения об истории и культуре своей местности11. На рубеже XIX–ХХ вв. появились хронологические работы по истории регионов, содержащие и некоторые культурные сведения12. Проведенный в ходе исследования анализ публикаций того времени по заявленной проблеме позволил автору констатировать, что в большинстве регионов комплексные культурно-исторические исследования своей территории не проводились.

В советский период изучением истории культуры конкретных регионов занимались научно-исследовательские институты, музеи, краеведческие кружки. При Академии Наук СССР было создано Центральное бюро краеведения (ЦБК). Однако проводимые им исследования также не ставили задачу создания целостной культурной картины отдельных областей, республик страны. 20-е годы XX века считаются «золотым веком» отечественного краеведения: появились работы, посвященные культуре и истории отдельных населенных пунктов: городов, поселков, деревень, однако они были крайне идеологизированы. Данная особенность исследования культурных процессов региона наблюдалась на протяжении всего советского периода. 80-е гг. двадцатого столетия характеризуются усилением внимания к конкретным проявлениям народного творчества. Коренной перелом в изучении истории культуры населения России произошел в 90-е гг. ХХ в.: в условиях демократизации общества активизировались региональные исследования. На рубеже ХХ-ХХI вв. наблюдается повышение интереса к проблемам региональной культуры. В современной историографии региональной культуры автором были выделены ведущие направления. Диссертант выделил группу исследований, обращенных на конкретную территорию культуры, ее рассмотрение с позиций географической обусловленности (Л.Н. Гончаренко, Б.Б. Булатов, Н.М. Дмитренко, А.Н. Еремеева,  Т.Ю. Кочепасова, Ю.П. Окунев, Д.Н. Смирнов, и др.). Значительное число ученых изучает конкретное содержание региональной культуры, ее отдельные аспекты (Л.М. Артамонова, Г.Г. Габдельганеева, В.А. Гуркин, И.А. Зеткина и др.). Комплексные исследования, характеризующие все компоненты региональной культуры конкретной территории в ее историческом развитии, только начинают разрабатываться в науке (Н.И. Воронина, Н.М. Инюшкин, И.Я. Мурзина, В.А. Юрченков и др.). Проанализированные исследования, безусловно, обогащают культурную регионологию.

Во втором параграфе «Периодическая печать о культурной жизни региона» автор проанализировал местную печать как документальный источник исследования региональной культуры и охарактеризовал первую газету изучаемого региона - «Симбирские губернские ведомости» как феномен региональной культуры. Губернская печать объединяла известных симбирских литераторов, краеведов  (Д.Н. Садовников, Д.И. и Д.Д. Минаевы, Г.Н. Потанин, В.Н. Назарьев, К.И. Невоструев и др.). Авторами публикаций были и представители государственных учреждений разного ранга, и члены попечительских комитетов, и священники. Столь солидный разноликий перечень авторов позволил губернской газете стать центром, способствующим изучению, сохранению и трансляции особенностей культуры Симбирского региона.

Автором были выделены ведущие темы публикаций в губернской печати, посвященные проблемам культуры: образование, история конкретных населенных пунктов, этнокультурные традиции населения, выставки и ярмарки, работа театра, деятельность организаций. В конце XIX в. появились обзорные статьи по истории развития конкретных направлений культуры13, работы аналитического характера14. Сведения об истории села публиковались сначала в газете, затем дорабатывались и выходили в свет уже в большем объеме и в других изданиях. Авторский анализ публикаций губернской газеты также показал, что наиболее часто упоминались в газете ближайшие к губернскому городу уезды. На основе первичной фактической информации губернской газеты были уточнены даты некоторых исторических событий, связанных с культурной жизнью региона. Автор доказал, что хронологический порядок представленной в периодической печати информации обеспечивает возможность проследить динамику развития культурных процессов в регионе.

В третьем параграфе «Документы местных организаций об истории культуры края» диссертант впервые рассмотрел роль губернских организаций в развитие региональной культуры на примере статистических комитетов.

Статкомитеты были ориентированы на сбор сведений о губернии, среди которых были данные не только цифрового, но и описательного плана, характеризующие культурные процессы региона. Изучение губерний, в том числе и культуры, велось статистическими комитетами достаточно планомерно. Примером комплексного подхода к исследованию территории стали программы статкомитетов, направленные на изучения как губерний в целом, так и ее отдельных уездов15. Итогом проведенной работы становились публикации, как в местной, так и в центральной печати.

Вокруг губернских статистических комитетов консолидировались как ученые-профессионалы, так и любители-краеведы. Так, конце XIX в. Симбирский комитет объединил круг представителей местной интеллигенции, куда входили коллекционер и археолог князь В.И. Баюшев, директор Симбирской удельной конторы, собиратель древних актов  А.Ф. Белокрысенко, горный инженер А.П. Кеппен, поэт и переводчик Д.П. Ознобишин, помещик-библиофил Д.П. Родионов, корреспондент Русского Географического Общества В.П. Юрлов, историк А.П. Яровой, протоирей П.Н. Охотин, учитель гимназии И.Я. Христофоров, А.П. и  Н.А. Языковы. Во многом благодаря их деятельности были исследованы отдельные культурные традиции региона, в разные годы вышли в свет публикации по истории и культуре Симбирского Поволжья.

Анализ автором изданий статистических комитетов позволил выделить наиболее подробно изучаемые направления культурной жизни регионов: история городов и сел местности, этнические традиции, развитие образования, кустарные промыслы, ярмарки и выставки.

В третьей главе «Формирование самобытности региональной культуры Среднего Поволжья» автор исследует богатые культурно-историческими ресурсы, своеобразие и неповторимость культуры отдельного субъекта государства. В первом параграфе «Региональный культурно-исторический опыт» диссертант совершил экскурс в историю культуры конкретного региона и проследил основные социокультурные факторы ее развития. В качестве структурной основы становления культуры данного региона от прошлых лет до сегодняшнего дня автором были выделены четыре главные эпохи: возникновение и развитие культуры в период заселения и освоения Симбирского Поволжья до XVII в.; христианизация и формирование дворянской культуры в XVII - XVIII вв.; социокультурные изменения в ХIХ в.; становление современной культурной картины территории. Каждый исторический этап развития региональной культуры вносил определенные характерные черты и тем самым «создавал» уникальность культуры края.

Многочисленные археологические памятники свидетельствуют о формировании специфической культуры региона с глубокой древности. Археологические исследования (Г.М. Буров, А.В. Вискалин, В.И. Ледяйкин и др.) удостоверяют, что уже в эпоху мезолита (12-6 тыс.лет до н.э.) на северо-востоке региона начался процесс становления древнемордовской культуры. Среднее Поволжье испытало несколько волн заселения. Народы с разными укладами жизни, религиозными взглядами, культурой искали на этой земле новые ресурсы развития. Постепенно в изучаемом регионе сложилась особая форма комплиментарности. Именно благодаря этому на территории края формирование собственной региональной культуры соседствовало с сохранением национальных культурных традиций. Данная расстановка акцентов в становлении культуры на этой земле сохранилось и позднее.

Начиная с 1648 г. (после основания Симбирска, строительства Спасского женского монастыря и кремля), город становится культурным центром региона, и региональные особенности культурной жизни начинаются формироваться особенно активно. В данный период сложилась своеобразная церковная культура. Свидетельством значимости данного направления региональной культуры является сохранившееся в Государственном архиве Ульяновской области одно из крупнейших в России собрание церковно-приходских летописей, в которое входят материалы более 70 церквей Симбирской губернии.

Во времена Екатерины II формировалась своеобразная дворянская культура. Общепризнанным является тот факт, что Симбирская губерния принадлежала к наиболее «дворянским» территориям империи. Симбирск часто именовали «барином городов Поволжских», «дворянским гнездом». В дворянских усадьбах преимущественно шло концентрирование культурных ценностей и творчества, где культурные мероприятия исподволь модифицировались в социокультурную активность населения, обрастали новыми элементами: выписывание книг, создание библиотек, организация чтений, собственное творчество и др.

В ХIХ в. культуротворческая деятельность дворян становится особенно престижной. Многие симбирские дворяне и их семьи были крупными собирателями предметов старины и произведений искусства. Так, В.Н. Поливанов в 1890 г. в своем симбирском имении Акшуат основал первый в губернии частный музей. Для размещения геологических и археологических коллекций им было выстроено специальное здание, напоминающее античный храм. В барском доме находились художественная коллекция, собрание гравюр, рукописей, автографов великих людей (среди них письма и автографы Н.М. Карамзина, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя и др.). В этот исторический период в Симбирской губернии постепенно формируется своеобразное направление региональной культуры – художественно-живописное. При участии П.И. Пузыревского в декабре 1894 - январе 1895 гг. в городе была организована первая выставка художественных произведений, в Симбирске было создано «Общество изящных искусств», а затем в Петербурге им была организована «Гончаровская выставка картин и этюдов Волги и Поволжья». У П.И. Пузыревского учился Д.И. Архангельский, ставший позднее первым преподавателем живописи у А.А. Пластова. Так проходило становление художественной традиции на Симбирской земли. В XIX в. в регионе сформировалась социокультурная среда, воспитавшая людей, способных реализовывать все функции региональной культуры (изучение, сохранение, создание и трансляция).

Культурная жизнь Симбирска после 1917 г. строилась на развитии уже имеющихся традиций, но в сочетании с новыми тенденциями. Но все-таки стержнем социокультурной ситуации почти всего ХХ в. в жизни региона была ориентация на сохранение и пропаганду ленинских памятных мест. Еще в 1924 г. город Симбирск был переименован в Ульяновск, а в 1943 г. была образована Ульяновская область. При подготовке к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина в 1966-70 гг. была реконструирована центральная часть города, создана мемориальная зона, которая и сегодня включает элементы архитектуры старого Симбирска и новую мемориальную застройку.

С 90-х гг. ХХ в. началась новая веха в истории культуры Симбирско-Ульяновского региона: активизировались исследования краеведов и работа музеев по сохранению и трансляции региональных культурных ценностей. Сегодня Ульяновская область, бывшая Симбирская губерния, с одной стороны – типичный субъект Российской Федерации, а с другой - своеобразная территория, где сформировалась самобытная, в чем–то отличная от других субъектов государства, культура. Сложное историческое время наложило отпечаток на весь процесс развития региональной культуры и все-таки в Симбирском (Ульяновском) крае сохранилось сформировавшееся в ходе истории своеобразие. Как бы подтверждая данное утверждение, П.В. Киреевский писал: «Здесь…сложились своеобразные устои народной жизни…Борьба с татарами, крестьянские войны XVII-XVIII вв., острые социальные противоречия – все это порождало острые исторические коллизии, обуславливая развитие этнической поэзии» 16.

Во втором параграфе «Взаимодополнение, взаимовлияние и сохранение этнокультур региона» автор характеризует взаимодействие национальных традиций как черту уникальности края. Диссертантом на основе ретроспективного анализа было определено, что и Симбирская губерния, и Ульяновская область отличались, с одной стороны, разнообразной многонациональностью (регион сложился как полиэтнический), а с другой – постоянной преимущественной долей русского, татарского, чувашского и мордовского населения. Именно указанные этносы оказали набольшее влияние на формирование национальной культуры изучаемой территории. Но сформированные региональные собственные этнокультурные особенности сохранились, и, что важно, процесс взаимодействия этих культур шел толерантно при отсутствии межнациональных распрей и конфликтов.

Особенностью этнокультурной ситуации Среднего Поволжья, по определению автора, является наличие этноконтактных зон-пограничных районов края с Татарстаном, Чувашией и Мордовией. Не случайно М.А. Елдин отмечает, что «опыт Поволжского региона является уникальным по своей специфике, социально-экономическим традициям в контексте межкультурного и межконфессионального диалога»17. И в этих условиях полилог затронул все стороны культуры живущего здесь населения: фольклор, быт и нравы, материальное производство, религию и т.п.

Автором было впервые рассмотрено духовное взаимодействие культур народов Среднего Поволжья, определены особенности взаимовлияния миропредставлений поволжских этносов через отражение их мировоззрения в различных духовных традициях на примере фольклора, музыкальной этнокультуры, орнаментальных композиций ткачества, вышивки, деревянного зодчества. Орнамент как отражение миропонимания народа характеризует общие и специфические черты национальной культуры. Так, на основе анализа предметов этнографической коллекции Ульяновского государственного педагогического университета диссертантом были определены особенности орнаментальных композиций, используемых в Симбирской губернии во второй половине XIX - начале ХХ вв. При работе с коллекцией были выявлены достаточно распространенные на данной территории особые элементы русского орнамента, имеющие сугубо региональные названия. Например, ромб с продолженными сторонами получил у симбирян название - «репей», который служил символом выживания в любых жизненных ситуациях, а «перунов цветок» - восьмиконечная звезда выступал в узоре оберегом от смерти. Чаще всего обозначенные символы были отмечены на обрядовых полотенцах. Анализ фольклора, песенных традиций и танцевальной культуры народов края позволил автору также говорить о тесном духовном взаимодействие этнокультур региона. Национальные традиции при тесном взаимодействии приобрели региональное своеобразие и сохранили этническую уникальность.

В четвертой главе «Культурная самоидентификация личности в конкретном регионе» автор рассматривает основные процессы взаимодействия личности и региональной культуры с целью ее инкультурации. В первом параграфе «Роль личности в развитии региональной культуры» автор не ставил перед собой цели изучения роли личности в истории культуры в глобальном масштабе, а рассматривал основные процессы культурного взаимодействия личности и региональной культуры. Основным механизмом погружения личности в региональную культуру в процессе их взаимодействия является инкультурация, в ходе которой человек предстает и как объект и как субъект взаимодействия. Как объект личность испытывает разноплановое влияние региональных культурных процессов. На основе анализа теорий личностного развития Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева и др. диссертант определил следующие критерии региональной инкультурации: 1) субъективное отношение личности к культурным процессам своего края в ходе региональной инкультурации; 2) межличностный полилог и полилог культур в процессе региональной инкультурации; 3) региональные культурные константы как регуляторы инкультурации; 4) задействованность в процессе региональной инкультурации всех ступеней познания; 5) деятельностный подход, ибо без реальных действий невозможно усвоить региональные культурные ценности.

Результатом инкультурации по свидетельству автора становится региональная культурная самоидентификация личности, т.е. комплексная деятельность человека по самоопределению себя в региональном культурном пространстве, результатом чего является осознание субъектом себя как части данного пространства и одновременно тождество человека с самим собой. Региональная культурная самоидентификация является важной ступенью развития личности, т.к. само региональное культурное явление всегда индивидуально, что с неизбежностью вытекает из индивидуальности, субъективности ее творцов, понимания смыслов региональной культуры. Не случайно Н.А. Бердяев отстаивал достоинство человека как творца культуры. При этом именно культура позволяет личности сохранить индивидуальность: «культура есть явление глубоко индивидуальное и неповторимое»18. Л.Н. Гумилев ввел понятие «пассионарность» и вывел его основной признак: наличие некоторого количества людей, обладающих повышенной тягой к действию – пассионариев, которые «стремятся изменить окружающий мир и способны на это»19. Для такой деятельности требуется повышенная способность к напряжениям, а любые усилия живого организма связаны с затратами некоего вида энергии. Такой вид энергии был открыт и описан академиком В.И. Вернадским и назван им биохимической энергией живого вещества биосферы. В то же время Л.Н. Гумилев обращал внимание и на существование субпассионариев, которые, поддерживая или не поддерживая пассионариев, также способны влиять на общественное развитие. Данное утверждение подтверждает важность учета влияния всех членов регионального сообщества вне зависимости от социальных ролей в становление культуры территории. Ведь все они действуют в реальных географических границах, в конкретных социальных условиях определенного региона.

Автор также отметил, что традиционно всякий индивид реализует все функции культуры: изучение, сохранение, трансляция, воспроизводство и тем самым обеспечивает ее развитие. Организуя собственную жизнедеятельность, личность творчески порождает новые культурные формы. В результате человек становится создателем культуры своей территории, начиная от конкретных художественных произведений и заканчивая участием в региональных торжествах, производством эпистолярной продукции и т.п. При этом личность может быть представлена из любого слоя населения конкретного региона, вне зависимости от знатности и других социальных ролей.

Во втором параграфе «Непрерывность процесса взаимодействия региональной культуры и личности» автор доказывает, что непременным условием сохранения уникальности культуры территории является организация специального процесса указанного взаимодействия на всех этапах жизни человека. Как показало проведенное исследование, региональная культура обладает развивающим потенциалом и обеспечивает развитие человека, всех его личностных качеств. Не случайно, В.Г. Денисова, Ю.М. Лотман утверждали, что познание региональной культуры способствует формированию духовной культуры личности. А.Н. Дмитриев, Э.Я. Дмитриева, М.С. Каган, А.В. Каменец указывали на роль региональной культуры в установлении культурного равновесия через воспитание стремления и способности представителей разных народов, проживающий на одной территории, понять друг друга. По мнению диссертанта развивающий потенциал региональной культуры направлен на реализацию потребности члена регионального сообщества в его самоидентификации.

В соответствии с новой культурологической парадигмой современного общества автором впервые на основе теоретико-практического анализа была структурирована и научно обоснована модель непрерывного взаимодействия региональной культуры и личности, реализуемая на всех возрастных этапах. Диссертантом «непрерывное взаимодействие личности и региональной культуры» определялось как культурное самоопределение личности в рамках региональной культуры, связанное с реализацией развивающего потенциала региональной культуры на протяжении всей жизни человека в сферах его деятельности. Выстроенная автором система непрерывного процесса взаимодействия региональной культуры и личности охватывала четыре социально-возрастных периода: период детства (дошкольник), период получения обязательного образования (младший школьник, отрочество), период профессионального становления (юность, период зрелости, в том числе и повышение образования), период переосмысления своей жизни (поколение старшего возраста). Охват в процессе взаимодействия представителей всех поколений жителей территории обеспечивает преемственность в работе и проецирует ее дальнейшее продвижение и реализацию естественного вхождения в культуру максимального количества членов регионального сообщества. В отличие от представленных в научной литературе систем непрерывного образования (О.С. Аббасова, В.И. Байденко,  А.П. Владиславцев, Г.П. Зинченко, Т.В. Челышева и др.), ограниченных рамками получения образования и повышения квалификации, разработанная автором система предполагает воздействие на все без исключения возрастные группы населения (от дошкольников до людей пожилого возраста).

Ведущим механизмом передачи региональных культурных традиций в обществе как стержнем региональной культурной самоидентификации личности выступала система образования во взаимодействии с культурными «посредниками» (культурными учреждениями, людьми, создающими и передающими региональные культурные ценности и т.п.). На основе многолетнего исследования автором были выделены и методически обеспечены в ходе проводимой работы следующие условия взаимодействия региональной культуры и личности: 1)непрерывность процесса взаимодействия региональной культуры и личности, включая все возрастные этапы; 2)взаимодействие культурно-досуговых и образовательных учреждений региона при составлении, реализации единых программ приобщения населения к региональной культуре; 3)методическое обеспечение процесса взаимодействия региональной культуры и личности (программы, учебники, методические пособия для педагогов, сборники дидактических материалов, атласы и контурные карты, хрестоматии, диагностические методики для определения эффективности процесса взаимодействия и т.п.); 4)участие в реализации программ приобщения к истории региональной культуры ее творцов, грамотных специалистов (педагогов, психологов, социальных работников, музейных специалистов и др.), членов семей воспитанников; 5)межвозрастное личностное общение всех участников процесса приобщения к региональным культурным ценностям.

Главным результатом реализации созданной модели стала региональная культурная самоидентификация личности. Безусловно, национальная принадлежность накладывает значительный отпечаток на самоидентификацию, однако в полиэтническом регионе (например, таком как Среднее Поволжье) формирование национальной идентичности происходит вне конфликтного противоборства на «культурной арене». В то же время, акцентирование внимание на региональной культурной идентификации личности позволило автору избежать перекоса исследования в этническом плане и предоставило возможность изучить идентичность не только титульной (в данном случае русской) нации. На основе теоретико-практического анализа впервые автором была сконструирована, научно обоснована и реализована на всех возрастных этапах модель непрерывного взаимодействия региональной культуры и личности.

Понимая, что сегодня изучение региональной культуры отдельного субъекта, региона, области не может быть обеспечено только за счет централизованно издаваемых учебных пособий, автором были разработаны и апробированы в образовательных и культурно-досуговых учреждениях г. Ульяновска и Ульяновской области программы, методическое сопровождение по приобщению к культуре родного края всех возрастных групп населения.

В третьем параграфе «Вклад симбирян в развитие культуры Среднего Поволжья» отражена роль членов регионального сообщества в развитии его культуры. Автор утверждает, что представители социума региона: от творческой элиты до рядового жителя территории - являются носителями региональных культурных ценностей, и поддерживает позицию Ю.М. Лотмана, который предлагает помимо «жизни замечательных людей» изучать и «жизнь незамечательных людей»20. Признание выдающихся заслуг уроженцев Симбирской губернии в развитии культуры можно найти у П.А. Вяземского, который еще в начале 1820 г. писал: «Симбирск отличался всегда пред прочими губернскими городами успехами в общежитии и светской образованности»21.

Для освоения столь значимого объема информации автор прибег к известной степени формализации отдельных пластов изучаемых явлений. В качестве основной единицы рассмотрения, приемлемой для изучения выделенного аспекта, был определен вклад конкретных обитателей региона в развитие его культуры. При этом не ставилась задача описания жизни и деятельности каждой личности, а были выделены типологические характеристики лепты отдельных персоналий в развитии региональной культуры. Среди творческой элиты нашей страны симбиряне-ульяновцы занимают достойное место. На Симбирской земле жили и создавали свои произведения архитекторы И.А. Бенземан, Ф.Е. Вольсов, М.П.Коринфский, Ф.О. Ливчак, драматические актеры В.Н. Андреев-Бурлак, М.Г. Савина, П.А. Стрепетова, литераторы И.А. Гончаров, И.И. Дмитриев, Д.Д. Минаев, С.Г. Скиталец, Н.М. Языков, ученые А.И. Воейков, Е.Е. Горин,  П.М. Языков, писатель и историк Н.М. Карамзин, художники Д.И. Архангельский, А.А. Пластов, П.И. Пузыревский и многие другие.

В настоящее время Ульяновск воспринимается культурной общественностью России, прежде всего, как родина И.А. Гончарова, в романах которого («Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв») отражены существенные стороны жизни русского общества 40-60 гг. XIX в. на примере жизни Симбирска. Многие гончаровские герои имеют именно симбирские прототипы, а природные зарисовки посвящены красотам родной для писателя земле. В произведения И.А. Гончарова отразилось уважение к своей малой Родине, стремление запечатлеть ее своеобразие и раскрыть на ее примере проблемы общегосударственные и общечеловеческие. Наверное, поэтому мотивы его романов можно увидеть в произведения не только русских классиков Ф. Достоевского, Л. Толстого, В. Брюсова, А. Толстого, но и в работах выдающихся писателей других стран: И. Чавчавадзе (Грузия), А. Алунана (Латвия), Ф. Симэя (Япония), А. Хьелланна (Норвегия), Г. Сенкевича, Э. Ожешко (Польша) и др. Кроме того, И.А. Гончаров принимал непосредственное участие в культурной жизни Симбирска, в частности в становлении Карамзинской библиотеки, регулярно начиная с 1848 г. высылал в ее адрес книги. В настоящее время во Дворце книги г. Ульяновска находится личная библиотека  И.А. Гончарова, насчитывающая 938 экземпляров книг и журналов. В  г. Ульяновске немало памятных мест, связанных с именем великого автора: гончаровская беседка на краю волжского обрыва, гончаровский сквер – место встреч творческой интеллигенции; главная улица города – улица Гончарова. С 1982 г. в городе работает единственный в России музей  И.А. Гончарова, на базе которого проводятся Гончаровские научные чтения.

Взаимодействие личности и региональной культуры характеризует удивительный феномен: выдающиеся люди конкретной территории создают непреходящие художественные и исторические ценности и тем самым разрывают мировоззренческие и эстетические рамки своей эпохи, своего ограниченного пространства жизнедеятельности. Возможность появления данного феномена связано с наличием тесных контактов, личностного общения выдающихся людей. В качестве примера можно привести дружбу А.С. Пушкина с симбирянами. По свидетельству Е.К. Беспаловой, В.А. Сукайло «вся недолгая жизнь поэта прошла у них на глазах… Они всегда приходили ему на помощь в трудных житейских ситуациях, они всегда находились рядом с ним»22. Близкими друзьями А.С. Пушкина были симбиряне Д.В. Давыдов, И.И. Дмитриев, братья А.И. и Н.И. Тургеневы, Н.М. Языков и др. Симбирянин А.И. Тургенев (государственный деятель, историк, журналист) знал Пушкина с детства. По его совету Пушкин был определен в Царскосельский Лицей. Он же в 1837 г. хоронил поэта в Святогорском монастыре. Даже после гибели жизнь и творчество Пушкина были предметом пристального внимания  симбирян. Так, через пятнадцать лет после его трагической смерти симбирский помещик П.В. Анненков в Симбирской губернии написал первую научную биографию поэта.

В Среднем Поволжье жили и живут обычные люди, которые также вносили и вносят свой весомый вклад в развитие культуры края. Справедливо писал Ю.В. Петров: «история как живая действительность складывается из различных планов бытия. В одном случае, это повседневные дела людей, лежащие на поверхности видимой действительности: это могут быть как дела «государей и толстосумов», так и поступки простых и безвестных людей с их заботами, надеждами, устремлениями»23. Так, организовать масштабную, активную деятельность, направленную на внедрение инноваций в изучение региональной культуры могли и просто энтузиасты, например, учителя Симбирской классической гимназии М.В. Арнольдов, В.А. Ауновский – педагоги, ученые-этнографы, краеведы. Кроме того, автором доказано, что уже в детском возрасте могут проявляться разные виды активности, в той или иной мере влияющие на становление культуры территории. В качестве примера автором впервые взяты для анализа дневниковые записи дочери церковнослужителя Н.К. Михайловской, содержащие детские впечатления о культуре Симбирского края начала ХХ в. На основе анализа эпистолярного источника диссертант доказал, что ребенок в региональном сообществе выступает в роли маленького исследователя, хранителя и транслятора региональных культурных ценностей. В целом исследование автора позволяет утверждать, что обозначенные особенности реализации личностью функций развития региональной культуры характерны для всего времени развития региона. В диссертации приводятся многочисленные примеры активности жителей Среднего Поволжья, направленной на сохранение и возрождение культуры края. Диссертантом доказан вклад в развитее культуры Среднего Поволжья членов регионального сообщества вне зависимости от профессии, возраста и т.п.

Заключение

Региональная культура, как часть культурной системы государства, формируется, развивается и функционирует как явление, имеющее: конкретные географические координаты, свое географическое пространство, т.к. регион как таксономическая конкретная территориальная единица обладает своеобразием культурно-исторических процессов и относительно устойчивыми чертами социально-экономического развития. Указанные причины вызвали необходимость целостного и комплексного изучения региональной культуры на материале Среднего Поволжья. Итоги проведенного исследования подтверждают актуальность и новизну сформулированной проблемы, репрезентативность источниковой базы, эффективность методов и приемов исследования и практическую значимость полученных результатов. Впервые рассмотрена уникальность региональной культуры Среднего Поволжья в культурологическом измерении.

На основе анализа трудов ученых разных областей знаний, посвященных проблемам изучения и развития культурных процессов субъектов государства; опубликованных документов, статистических данных, протоколов заседаний и отчетов городских, губернских органов власти, публикаций в местных и центральных периодических изданиях, характеризующих социокультурное состояние населения конкретных регионов, неопубликованных документов Государственных архивов Астраханской, Самарской, Ульяновской областей, архивов музеев Ульяновской области реконструирована история региональной культуры Среднего Поволжья. Были рассмотрены основные исторические этапы формирования региональной культуры Среднего Поволжья и социокультурные факторы ее развития. Наиболее ярко представлен картографический метод, наглядно иллюстрирующий статистические данные и региональное своеобразие территории.

В результате проведенного исследования автором доказана уникальность региональной культуры Среднего Поволжья и выделены ее основные черты: геопространственная обусловленность и глубокие исторические корни культурных традиций региона, сохранившихся на протяжении веков; бесконфликтное толерантное взаимодействие, взаимовлияние этнокультур края, обеспечившее межэтническую консолидацию и интеграцию; активность членов регионального сообщества в становлении его культуры, наличие опыта изучения, сохранения, трансляции и воспроизведения региональных культурных ценностей.

В диссертации доказана необходимость и возможность реализации целостного процесса взаимодействия культуры региона и личности, а на практике были реализованы разработанные автором программы и методическое обеспечение самоидентификации личности в региональной культуре как творческо-преобразующей действительности.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

1.Ведущие рецензируемые научные журналы

  1. Педагогический потенциал художественных ремесел полиэтнического региона [Текст] // Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева, №5, 2000 – Чебоксары, 2000.- С.69-73.
  2. К проблеме поликультурного воспитания дошкольников [Текст]// Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я.Яковлева, №1(25), 2002 – Чебоксары, 2002.- С.53-54.
  3. Картографический метод в изучении истории региональной культуры [Текст] // Регионология, 4/2003-1/2004 (№45-46)- С.202-208.
  4. Историография изучения культуры региона с XVIII до начала ХХ в. [Текст] // Традиция и модернизация в развитии регионов: философия, политика, социология, история: сб.науч.ст./Под ред. А.И.Сухарева, В.В.Козина /НИИ Регионологии. - Саранск, 2006. (Прил.№7 к журн. «Регионология»).- С.104-124.
  5. Региональная культура как предмет исследования в педагогике [Текст] // Образование и наука: Известия Уральск.отд. РАО. Приложение №1 (1), 2006. – С.62-70.
  6. Исследование территориальных особенностей культуры России в XVII- начале XX вв. [Текст] // Известия Самарского научного центра РАН. Спец.вып. «Философия, отечественная история, право, педагогика, политология, культура, лингвистика» /Гл.ред.В.П.Шорин. – Самара: Изд-во Самар.науч.центра РАН, 2006. – С.181-186.
  7. Особенности становления полиэтнической культуры Симбирско-Ульяновского региона [Текст] // Вестник РУДН. Серия История России / Ред. И.Л. Панкратова. – 2006, №3(7). – С.275-280.

Другие публикации

2.Монографии и учебные пособия

  1. Региональная культура: образовательный аспект (монография). [Текст] - Ульяновск: УИПКПРО, 2006. - 376с.
  2. Региональная культура: опыт исследования (монография). [Текст]  - Ульяновск: УИПКПРО, 2007. - 178с.
  3. Проблемы регионов России: потенциал, социальное самочувствие и безопасность Приволжского федерального округа (К социогеографическому квалиметрическому мониторингу). [Текст] - Ульяновск: УлГПУ, 2001. – 4,3 п.л. (в соавт.)
  4. Социально-географические контрасты в Ульяновской области. Проблемы неграмотности и малограмотности. [Текст] - Ульяновск: УлГПУ, 2002. – 34с. (в соавт.)
  5. Картографическая интерпретация региональных культурных процессов. [Текст] - Ульяновск: УлГПУ, 2004. – 52с.
  6. Музыкальная культура народов Поволжья в воспитании детей. [Текст] - Ульяновск: УИПКПРО, 2005. – 100с. (в соавт.)
  7. История культуры Симбирско-Ульяновского региона. [Текст] - Ульяновск: УлГУ, 2005. – 78с.
  8. Занимательное краеведение. В 2-х частях [Текст] - Ульяновск: УИПК ПРО, 2007. – 1 часть – 100 с., 2 часть – 108с. (в соавт.)

3.Научные статьи

  1. Детям – культурное наследие родного края [Текст] // Человек в культуре России: Материалы IV Всероссийской научно-практ. конференции. – Ульяновск: ИПК ПРО, 1996.- С.24-35.
  2. К проблеме приобщения дошкольников к культуре в полиэтнических субъектах Российской Федерации [Текст] // Развитие теории дошкольного образования. Психолого-педагогические аспекты: Мат-лы научно-практ. конф. – М.: МПГУ, 1998.- С.50-57.
  3. Региональная культура и молодежь [Текст] // Культурная целостность и толерантность Поволжской этничности в современном пространстве русского языкового союза: Тезисы и мат-лы межрегион. научно-практ.конф. /Отв. ред. О.Д. Наумова. – Самара, СамУЛГУ, 2000.- С.101-108.
  4. К проблеме социально-географического исследования региональной культуры [Текст] // Актуальные проблемы географически исследований регионов: Материалы межрегион. научно-практ. конф. – Чебоксары: Чувашский гос.пед. университет, 2000.- С.111-123.
  5. Региональная культура – основа культурной целостности и толерантности современных этносов [Текст] // Актуальные проблемы образования: наука и просвещение // Ученые записки УлГУ. Сер. Образование. Вып.2(6) /Под общей ред. Л.И. Петриевой. – Ульяновск: УлГУ, 2001.- С.32-41.
  6. К истории исследования культуры региона [Текст] // Природа Симбирского Поволжья: Сборник научных трудов. Вып. 3. –Ульяновск: УОКМ, 2002.- С.224-228.
  7. Исторические аспекты диалога цивилизаций в полиэтническом регионе [Текст] // Каспийский регион и диалог цивилизаций в современном мире. К 90-летию со дня рождения Л.Н.Гумилева: Материалы Международной научной конференции. – Астрахань: Астраханский гос.пед.университет, 2002.- С.75-80.
  8. Целостность процесса взаимодействия культуры и личности [Текст] // Человек в культуре России: Материалы Х Всероссийской научно-практической конференции. – Ульяновск: ИПК ПРО, 2002.- с.30-39.
  9. Литературная жизнь Симбирска в пореформенный период [Текст] // Гуманизация и гуманитаризация образования 21 века: Материалы 4-ой международной научно-практической конференции памяти И.Н.Ульянова./Под общей ред. Л.И.Петриевой. – Ульяновск: УлГУ, 2002.-С.273-276.
  10. Губернский статистический комитет как явление региональной культуры [Текст] // Россия: история, наука, культура. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. – М.: РУДН, 2003.- С.198-203.
  11. Региональная культура и проблемы постдипломного образования [Текст] // Постдипломное образование: проблемы, опыт и перспективы: Материалы IV международной научно-практической конференции. -СПб: Санкт-Петербургская Академия постдипломного образования (СПбГАППО), 2004.- С.149-150.
  12. Деревянное зодчество Симбирска [Текст] // Материалы первой науч. конф., посвященной ученому и краеведу С.Л.Сытину. – Ульяновск: Изд-во «Корпорация технологий продвижения», 2004.- С.152-160.
  13. Особенности музыкального фольклора Симбирско-Ульяновского Поволжья [Текст] // Музеи историко-мемориального заповедника «Родина В.И.Ленина» как культурно-образовательные центры: история и современность. Мат-лы научно-практ. конф. – Ульяновск: Изд-во «Корпорация технологий продвижения», 2004.- С.76-84.
  14. Постдипломное образование в системе непрерывного культурологического образования (региональный аспект) [Текст] // Постдипломное образование в системе непрерывного образования: Материалы V международной научно-практической конференции. -СПб: Санкт-Петербургская Академия постдипломного образования (СПбГАППО), 2005.- С.73-76.
  15. Региональный комплекс в образовательном процессе [Текст] // География и регион: актуальные вопросы исследований: Материалы межрегион.науч.-практ.конф. – Чебоксары: Изд-во Чуваш.ун-та, 2005, 616с. - С.578-586.
  16. Проблемы понятийного аппарата в региональной культуре [Текст] // Теоретические и эмпирические аспекты социально-гуманитарных наук и технологий: сб.науч.ст./Под ред.Шмелевой Н.Б. – Самара: ООО «Адепт», 2005.- С.238-249.
  17. Региональная культура и проблемы местного самоуправления [Текст] // Музеи историко-мемориального заповедника «Родина В.И.Ленина» как культурно-образовательные центры: история и современность: Материалы научно-практ. конф. – Казань: Каз.гос.ун-т, 2005.- С.120-135.
  18. Роль статистических комитетов в истории культуры регионов [Текст] // Научное обозрение. – М.: Изд-во «Наука», 2006, №1. - С.127-131.
  19. Изучение историко-культурных процессов в Симбирской губернии на страницах губернских газет[Текст] // Музеи историко-мемориального заповедника «Родина В.И.Ленина» как культурно-образовательные центры: мат-лы третьей науч.-практ.конф. /Ред.кол.А.Н.Зубов идр. – Ульяновск: изд-во «Корпорация технологий продвижения», 2006. – С.12-20.
  20. История изучения региональной культуры в России [Текст] // Проблемы российской истории. Вып.VI /Ред.кол. В.А.Токарев и др. – М.; Магнитогорск: ИРИ РАН; МаГУ, 2006. – С.66-80.
  21. Вклад симбирян в развитие культуры региона [Текст] // Музеи историко-мемориального заповедника «Родина В.И.Ленина» как культурно-образовательные центры: Мат-лы третьей науч.-практ.конф. /Ред.кол.А.Н.Зубов и др. – Ульяновск: Изд-во «Корпорация технологий продвижения», 2006. – С.20-30.
  22. Язык губернских газет [Текст] // Ученые записки Ульяновского государственного университета. Актуальные проблемы теории языка, лингвистики и краеведческой лингвистики. Вып.1(11). Ч.2./Под ред.проф.А.И.Фефилова. – Ульяновск: УлГУ, 2006. – С.146-150.
  23. Региональный политический менталитет: культурологические факторы развития [Текст] // Российский политический менталитет: образ власти в глазах общества ХХ в.: Мат-лы XI Всерос.научно-практ.конф./ Отв.ред. В.М.Козьменко – М.: РУДН, 2007. – С.231-238.
  24. Региональная социокультурная динамика [Текст] // Философия и методология истории: Сб.науч.ст.II Всеросс.науч.конф./ Отв.ред. С.Г.Калашников. – Коломна: КГПИ, 2007. – С.299-304.
  25. Роль личности в формировании культуры провинциального полиэтнического города [Текст] // VII Конгресс этнографов и антропологов России: докл.и выступл. /Редкол.В.А.Тишков и др.; НИИ гуманитар.наук при Правительстве Мордовии. – Саранск: «Красный Октябрь», 2007. – С.165-166.

1 Показательной в этом плане является опубликованная в 1948 г. работа Н.П. Гриценко «Очерки по истории города Симбирска-Ульяновска и Ульяновской области», в которой схематично отражены отдельные проблемы культуры (образование, ярмарочная культура).

2 См., например: Васильев Н.Л. Село Рузаевка Пензенской губернии как феномен русской провинциальной культуры XVIII-XIX столетий// Отечественная культура и развитие краеведения: Материалы IV Всерос.науч.конф. – Пенза, 2001. – С.56 – 87.; Еферина Т.В. История села Синдрово / Т.В.Еферина, Ю.Г.Еферин // Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник. 1996. – М., 1996. –С.160-205.; Курмаев М.В. Керенское культурное гнездо//Отечественная культура и развитие краеведения: Материалы IV Всерос.науч.конф. – Пенза, 2001. – С.34-56.; Рыбков А.Г. Судьба саратовской деревни. Исторический очерк села Тепловка. – Саратов, 1994. и др.

3 Коган Л.Н. Словарь прикладной социологии /Л. Н. Коган. – Минск, 1984. – С.140.

4 Образ страны: пространство России. Хрестоматия по географии России./ Авт.-сост. Д.Н. Замятин, А.Н. Замятин; под ред. Д.Н. Замятина. – М.: МИРОС, 1994. – С.34

5 Волков Ю.А., Серебряков А.А. Рекомендации по оценке обеспеченности и изучению формирования кадров специалистов народного образования. – Ульяновск, 1989. – 48 с.; Волков Ю.А., Субетто А.И., Чекмарев В.В., Волков А.Ю., Сидло А.А. Статистико-социогеографический квалиметрический мониторинг воспроизводства интеллектуального потенциала и образования в России. – М.-Кострома, 1997 – 176с.;

6 См. подробнее: Волков Ю.А., Тихонова А.Ю. Социально-географические контрасты в Ульяновской области. Атлас. Проблемы неграмотности и малограмотности. – Ульяновск, 2002. – 34с.

7 Статистико-социогеографический квалиметрический мониторинг воспроизводства интеллектуального потенциала и образования в России [Текст] /Волков Ю. А. [и др.]. - М; Кострома: ООО «Алгол», 1997. – С.28-30.

8 Киреевский П.В. О собирании русских народных песен и стихов /П.В. Киреевский, Н.М. Языков, А.С. Хомяков // Симбирские губернские ведомости, 1838. – 14 апреля. – С. 5.

9 Чирков С.В. Собирание и изучение документальных памятников местной истории и культуры в дореволюционной России // Русская провинция: Культура XVIII-XXвв. Кн.2. – 1999, с.414-420, С.418

10 Карамзин Н. М. История государства Российского/Н. М. Карамзин. – М.: Изд-во Эксмо, 2002.-С.5

11 Например, Кудрявцев В. Ф. Историческое описание города Василя Нижегородской губернии /В. Ф. Кудрявцев. – Н.Новгород: Изд. губ. правл., 1877. – 120 с.; Смирнов И. С. География Владимирской губернии. Курс родиноведения: рук-во к изучению Владимирской губернии /И. С. Смирнов. – Владимир: Тип. губ. правл., 1896. – 151 с.

12 В Симбирской губернии П.Л. Мартынов в 1898 г. составил описание истории и культуры города Симбирска в честь его 250-летнего юбилея.

13Так, уже в 70-е гг. XIX в. были впервые опубликованы очерки по истории развития образования региона. Очерки учебных заведений Симбирской губернии в конце прошлого и начале нынешнего столетия // СГВ. – 1874. – №69, 73.; Первоначальный ход образования в Симбирской губернии // СГВ. – 1874. – №70.; Очерки из истории Симбирской гимназии // СГВ. – 1875. – №9, 11, 12, 16, 18, 19, 22, 32, 33, 34, 37, 38, 39, 40, 43, 44, 45, 46.

14Например, Христофоров И.Я. Объяснение названий некоторых городов Симбирской губернии // СГВ. – 1875. – №9.

15 Так, программа для описания Симбирской губернии была составлена секретарем Симбирского губернского статистического комитета М.В. Арнольдовым в 1865 г. В 1869 г. были составлены программы описания уездов при участии нового секретаря комитета В.А. Ауновского, который организовал публикации большинства трудов статкомитета.

16 Собрание народных песен П. В. Киреевского / Подгот. текстов и печат. ст. П. Д. Соймова; АН СССР, Ин-т лит. – Л.: Наука, 1977. – С.9.

17 Елдин М.А. Философские проблемы взаимодействия духовных традиций российских народов в Средневолжье./ М.А.Елдин. // Историко-культурные аспекты развития полиэтничных регионов России: мат-лы Х Сафаргалиевских науч.чтений/ МГУ им.Н.П.Огарева; [отв.ред. Н.М.Арсентьев]. – Саранск: Тип. «Красн.Окт.», 2006. – С.293.

18 Бердяев Н. А. Философия неравенства /Н. А. Бердяев; сост. предисл. и примеч. Л. В. Полякова. – М.: ИМА-пресс, 1990.- С.248

19 Гумилев Л. Н. От Руси до России. Очерки по русской истории /Л. Н. Гумилев / Под ред. акад. А. М. Панченко. – М.: Дрофа; Наталис, 1996. – С.13.

20 Лотман Ю. М. Быт и культура /Ю. М. Лотман //Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства (XVIII – нач. XIX века). – СПб., 2001. – С. 13.

21 Вяземский П. А. Записные книжки (1813-1848)/ П. А. Вяземский / Изд.подгот. В. С. Нечаева. – М., 1963. – С.21.

22 Сукайло В. А. Симбиряне в жизни и творчестве А. С. Пушкина. Хроника./ В. А. Сукайло, Е. К. Беспалова. – Ульяновск: Изд-во «Корпорация технологий продвижения», 2001. – С.7.

23 Петров Ю. В. Антропологические основания «аналитического синтеза» в историческом познании /Ю.В.Петров. // Феникс-2004: ежегодник каф. культурологии / Редкол.: Н.И.Воронина (отв.ред.) и др. – Саранск: Мордов.гос.ун-т, 2003. – С.70






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.