WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 
На правах рукописи

ПАЛИЙ Елена Николаевна

САЛОН КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ РОССИИ XIX ВЕКА:

ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Специальность 24.00.01 - Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации

на соискание ученой степени

доктора культурологии

Москва, 2008

  Работа  выполнена  на  кафедре  теории  и  истории  культуры

Государственной академии славянской культуры

Научный консультант: доктор философских наук, профессор И.К. Кучмаева

Официальные оппоненты:

доктор культурологии, профессор В.А. Ремизов

доктор философских наук, профессор В.Н. Ксенофонтов

доктор исторических наук, профессор И.В. Левочкин

Ведущая организация: Российский университет дружбы народов

Защита состоится 10 декабря 2008 г. В 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.044.01 по присуждению ученой степени доктора наук при Государственной академии славянской культуры.

Адрес: Москва, 125480, ул. Героев Панфиловцев, д.39, корп.2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственной академии славянской культуры.

Автореферат разослан «____»___________________2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 212.044.01

кандидат философских наук,

профессор ГАСК  С.И. Бажов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Развитие русской культуры XIX века отличается сложностью и многогранностью. Именно в данный период она переживает этап мощного подъема, что обусловлено целым рядом причин: влиянием идей Просвещения, событиями Отечественной войны 1812 года, восстанием декабристов, развитием экономики, падением крепостного права, развертыванием освободительного движения и пр. Не менее важны и внутренние факторы развития культуры, обусловливающие логику ее поступательного движения.

Подъем русской национальной культуры составлял основное содержание социокультурного процесса XIX столетия в России. Особенностью отечественной культуры была ее «всемирная отзывчивость», способность к усвоению элементов других культур, но при этом сохранялись национальная цельность и самобытность. Хозяйственные и культурные связи русского народа с другими народами Российской империи существовали постоянно, и это оказывало на них благотворное влияние. Через взаимные контакты национальная интеллигенция других народов России овладевала русским языком, приобщаясь к духовным богатствам русской и мировой культуры. В то же время идейно-художественный мир русских писателей, художников, композиторов становился богаче в процессе познания культур других народов.

Русская культура в тот период развивалась в различных видах и формах. Видовые характеристики культуры вообще и русской в частности, во многом обусловлены ее субъектным составом, в связи с этим можно говорить о культуре определенных социальных групп, о культуре тех или иных сословий. Среди высших сословий было и дворянство, с существованием которого связывают появление салонной культуры.

Зарождение салонной культуры в России можно отнести к XVIII веку, но ее расцвет, безусловно, приходится на первую половину XIX века. Салонная культура оказала огромное влияние на развитие практически всех видов искусства того времени, целый ряд философских направлений (например, на славянофильство), а также и на рост политического сознания.

В среде поместных дворян было немало истинных ценителей литературы и театра, образованных помещиков, собиравших прекрасные библиотеки, бывавших за границей и применявших европейские новшества в хозяйстве и в быту. Некоторые из них имели свои литературные и музыкальные салоны. Широкие круги поместного дворянства увлекались деятельностью Вольного экономического общества, распространявшего в России научные достижения и передовой сельскохозяйственный опыт. Среди родовитой дворянской знати были и подлинные поборники науки, ученые-просветители, такие, как князь В.Ф. Одоевский, граф Н.П. Румянцев.

Следует также отметить, что в XIX веке к салонной культуре имело отношение  не все дворянство, а только тонкий слой образованной, мыслящей его части. Деятельность дворянско-аристократической интеллигенции в России (в том числе и благодаря салону) способствовала последующему мощному культурному и художественному развитию страны.

«Дворянский» период русской культуры фактически заканчивается к 40-50-м годам XIX века, когда в общественное движение, просвещение, науку, литературу и искусство приходят представители иной социальной группы - разночинцы. Начинается следующий этап и в развитии салонной культуры, связанный с так называемыми «салонами разночинцев». Хотя эти салоны и назывались литературными, но, по сути, выступали формой легальной пропагандистской работы, становясь предельно политизированными. В конце 90-х годов XIX века такие салоны действовали в Москве, Петербурге, Пензе, Полтаве, Воронеже и других городах. В них активную роль начали играть революционеры-демократы.

Салон в своем изначальном предназначении – в художественной направленности - вновь возрождается в культуре начала ХХ века. Это было время напряженных духовных исканий, расцвета отечественной науки, искусства. В тот период возникло немало литературно-философских, религиозно-философских, музыкальных салонов, обществ. Их достижения сыграли в дальнейшем важную роль в развитии отечественной культуры.

Однако с началом Февральской, а затем Октябрьской революций салон как явление культурной жизни прекращает свое существование, а сама салонная культура начинает восприниматься как пережиток дворянского прошлого. Целый пласт русской культуры, таким образом, был вычеркнут из процесса культурного наследования. И лишь совсем недавно пришло осознание всей ценности того, что оказалось незаслуженно забыто.

Зарождение и развитие салонной культуры представляет несомненный научный интерес, всецело связанный с преемственностью культурных традиций на современном этапе развития России. Без прошлого, как известно, нет будущего. Вместе с тем особенности возникновения и развития салонной культуры, ее роль в истории российского общества, благотворное влияние на развитие русской культуры исследованы лишь фрагментарно. С этим связана актуальность диссертационного исследования.

Современная социокультурная ситуация характеризуется утратой многих преемственных связей и традиций, сложившихся в отечественной культуре. Остро стоит вопрос о духовном возрождении России, которое, как известно, невозможно без обращения к ее историко-культурному прошлому. В связи с этим важно обратиться к тем феноменам культуры прошлого, которые могут быть использованы в процессах духовного подъема современной России. И одним из таких феноменов является русская салонная культура XIX века.

Вместе с тем изучение салонной культуры должно строиться на основе объективного анализа, который позволит исследовать этот феномен всесторонне, акцентируя внимание как на его позитивных, так и негативных сторонах. Необходимо получить целостное представление о данном культурном феномене, но главное - важно понять, насколько необходимо возрождать салонную культуру, и если необходимо, то в каких формах.

Обращение к исследованию русской салонной культуры XIX века поднимает одну их сложнейших проблем культурологии - проблему культурного наследования, которую, к сожалению, нельзя назвать достаточно проработанной в современной научной литературе. Именно анализ проблем культурного наследования может дать ответы на вопросы: как объективно оценить культурную значимость того или иного культурного феномена? насколько рассматриваемый феномен может обрести актуальную культурную ценность?

Возникает необходимость, с одной стороны, проведения исторической аналогии и обращения к ценному опыту прошлого, многие черты которого за последние десятилетия были утрачены, с другой - объективной интерпретации и возрождению традиций салонной культуры (в частности, салонного искусства) применительно к нашей действительности.

Таким образом, актуальность исследования салонной культуры обусловлена, прежде всего, необходимостью объективного изучения культурных феноменов прошлого в связи с задачами духовного возрождения России, поисками того ценного, что было создано в предыдущие годы.

Во-вторых, салонная культура всегда была полифункциональной, удовлетворяя множество потребностей людей, а именно: в интеллектуальном общении, которое отличалось камерностью, эстетической или общефилософской направленностью, элитарностью, возможностями самосовершенствования и самореализации через приобщение к искусству. Развитие салонных форм, в частности, способствовало формированию подготовленной слушательской аудитории, что является необходимой предпосылкой успешного восприятия музыки и иных видов искусств. В XX веке механизм расширения круга подготовленной аудитории был частично утрачен, вследствие чего наступило отчуждение значительной части публики от классической музыки (и классического искусства в целом). В связи с этим возникает непростая задача возрождения салонной культуры применительно к современным условиям.

В-третьих, салонная культура была ориентирована на высокие образцы элитарного искусства,  отвечала развитому эстетическому вкусу и эстетическим идеалам. Она была ориентирована на людей, обладавших особой художественной восприимчивостью. Определенной части людей современного общества как раз и недостает именно такой культуры. В условиях глобализующегося мира, усиления тенденций унификации и стандартизации, экспансии образцов массово-популистской культуры возникла острая необходимость возрождения в современных условиях именно салонной культуры, ориентированной на высшие образцы художественного творчества.

В-четвертых, до настоящего времени в научной литературе практически не исследованы возможности использования салона для формирования культуры личности. Салонная культура всегда отличалась транслированием определенных правил и образцов этикета, выполняла регулятивную функцию поведения людей (особенно молодежи). Кроме того, была велика значимость салонной культуры в эстетическом воспитании, а также в формировании мировоззрения. Таким образом, велико значение салонов в  культурно-воспитательном процессе. Данный потенциал должен быть тщательно изучен и применен в образовательной и воспитательной работе с молодежью.

Итак, комплекс проблем как теоретического, так и практического характера обусловили актуальность выбранной темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы

  Исследование научной литературы по изучаемой теме позволило сделать следующий вывод: с одной стороны, отсутствуют фундаментальные работы, в которых бы всесторонне анализировалась салонная культура как культурный феномен; с другой стороны - существует большое количество работ, в которых затрагиваются те или иные аспекты салонной культуры (как правило, выступая в роли объекта дополнительного исследования, прилагаемого к решению более общей проблемы).

Научную литературу, посвященную исследуемой теме, можно подразделить на относящуюся к периоду XIX - начала XX века и современную.

Изучение салонной культуры, как и культуры дворянства в целом, началось в середине XIX века. В этот период появился ряд книг и статей, посвящённых отдельным представителям дворянской интеллигенции, которые являлись хозяевами салонов. Среди них издания П.И. Бартенева1, С.П. Сушкова2, Н.А. Белозёрской3, И.А. Кубасова4, М.А. Гаррис5, Н. Фатова6, Б. Рапгоф7. Эти работы носили описательный характер, в них отсутствовал анализ салонной культуры как таковой.

В XIX - начале ХХ веков вышел ряд работ, посвящённых истории дворянства в целом, в которых также затрагивались те или иные аспекты дворянской салонной культуры8. Тогда же появилось несколько работ по истории технического образования в России. В них можно найти сведения о месте и роли гуманитарного образования и элементах салонной дворянской культуры в программах этих вузов9.

Первые  книги, посвящённые собственно салонной культуре, выходят в 20-е годы ХХ века10. Перу М.О. Гершензона принадлежит ряд работ, в которых поднимаются вопросы, близкие теме данного исследования11. Созданные на основе богатейшего материала, эти работы отмечены превосходным знанием старомосковского быта, тонкостью психологических характеристик, написаны с художественным блеском.

Анализируя современную литературу, посвященную теме исследования, следует отметить работы Ю.М. Лотмана12. В них исследователь излагает результаты теоретического изучения русской культуры вообще и культуры XVIII-XIX веков, в частности. В его работах затрагиваются и вопросы салонной культуры, как выражение быта и традиций русского дворянства.

В 1980-90-е гг. в целом возрос интерес к научному изучению истории русского дворянства, истории салонов. В этой связи появляются: сборник трудов «Материалы по истории русской культуры конца XVIII - первой половины XIX века»13; работа «Культура и искусство России XIX века»14, включающая в себя новые материалы и исследования; сборник «Литература и искусство в системе культуры»15; работы А.Д. Сконечной16, совместный труд М.Ф. Зезиной, Л.В. Кошман, В.С. Шульгина17; работа В.Н. Касаткиной18; монографии «Из истории русской культуры»19; «История русской культуры IX - ХХ вв.»20. Все эти исследования внесли большой вклад в изучение русской культуры. Однако тематика, связанная с салонной культурой, рассматривалась здесь достаточно поверхностно, как правило, в связи с историей дворянства.

В 90-х гг. ХХ века в области изучения московских литературных салонов первой половины XIX века весьма плодотворно работала И.В. Канторович. Её перу принадлежат статьи, опубликованные, в основном, в периодической печати и сборниках в 1991-1998 гг.21. В них автор затрагивает обширную проблематику, связанную с русской салонной культурой, а именно: типологизация салонов; выделение провинциальных салонов и анализ их особенностей; исследование литературно-музыкальных салонов; изучение деятельности отдельных салонов: А.П. Елагиной, Е.П. Ростопчиной, И.И. Шувалова и др. Вместе с тем здесь отсутствует целостная концепция салонной культуры.

Монографии известного исследователя российской культуры Н.И. Яковкиной «История русской культуры: XIX век»22  и «Русское дворянство первой половины XIX века: Быт и традиции»23 посвящены наиболее яркому и плодотворному периоду культурной жизни России XIX века. В связи с раскрытием быта дворянства освещается проблематика салонной культуры.

В последние годы появилось множество работ, посвящённых отдельным представителям русской дворянской интеллигенции, в том числе непосредственным организаторам салонов. Авторы этих работ стремятся раскрыть специфические черты того или иного салона через личностные особенности его хозяина (хозяйки), показав взаимосвязь его (ее) индивидуальности и деятельности салона. Такова работа М.А. Турьяна, одного из лучших знатоков творчества В.Ф. Одоевского24 (его книга об Одоевском названа самим автором не историко-литературным трудом, а опытом целостной биографии писателя), статья Е.М. Грибковой25, посвященная Е.П. Ростопчиной, работа Е.В. Анисимова26, исследовавшего деятельность И.И Шувалова, в том числе и как организатора салона. В работе «Пушкинский век» А.М. и М.А. Гординых анализируется деятельность салонов В.Ф. Одоевского, Е.А. Карамзиной27. Шувалову и его салону посвящено  исследование Л.Н. Вдовиной28, где анализируется частная жизнь Ивана Ивановича в историко-культурном аспекте. В книге М.А. Гордина «Екатерининский век»29 автор описывает особенные черты характера личности И.И. Шувалова, а также его влияние на деятельность организованного им салона.

В.Ф. Одоевскому и деятельности его салона посвящена книга Е.Г. Мещериной30 и вступительная статья О. Кузиной к книге «Князь Владимир Одоевский: Дневник. Переписка. Материалы»31. А.О. Смирновой-Россет и ее салону посвящена книга Н.П. Колосовой «Россети-черноокая»32, а также работа И.А. Смирновой «А.О. Смирнова-Россет в русской культуре XIX века»33.

Все работы раскрывают важные стороны общественно-культурной, художественной жизни России XVIII-XIX вв., однако комплексное, многоаспектное изучение деятельности салонов, их анализ как феноменов отечественной культуры с позиции традиций и наследования в современности предпринято впервые в настоящем диссертационном исследовании.

В отдельную группу можно выделить труды, посвященные деятельности литературно-музыкальных салонов Н.Л. Бродского, А.И. Брудного, О.В. Глаголевой, В.В. Муравьева, Б.М. Эхенбаума и др. Исследованию камерного любительского музицирования уделялось большое внимание в работах Е.Ю. Артемовой, Б.В. Асафьева, М.А. Герасимовой-Персидской, Б.В. Доброховой, Е.И. Мокряк, Д.В. Сарабьянова, Л.П. Смирнова, Е.М. Сраго, В.И Шередеги и В.С.Турчина и др.

В той или иной мере вопросы, связанные с деятельностью литературно-музыкальных салонов, рассматривались в трудах, посвященных работе культурно-просветительских учреждений (А.И. Арнольдов, Ю.А. Стрельцов, В.Е. Триодина и пр.).

Однако в указанных работах исследуется лишь одно из направлений деятельности салонов - литературно-музыкальные салоны, авторы не анализируют само понятие салонной культуры.

Изучение салонной культуры поднимает и более общую тему, связанную с процессами культурного наследования, которая исследовалась в работах И.Г. Гердера, Ж. Маритена, Г. Риккерта, А. Тойнби, Й. Хейзинга, М. Шелера, О. Шпенглера, Э. Фромма, К. Ясперса, В.Ф. Асмуса, Н.А. Бердяева, Н.Я. Данилевского, А.И. Ильина, А.Ф. Лосева, П.А. Флоренского и др. Из современных авторов следует назвать работы Л.М. Баткина, В.С. Библера, М.Н. Громова, П.С. Гуревича, Ю.Н. Давыдова, И.К. Кучмаевой, А.К. Коненковой, Ю.М. Лотмана, Э.С. Маркаряна, М.А. Маслина, В.М. Межуева, В.И. Мельника, Л.Н. Михеевой, В.Р. Расторгуева, Э.Ю. Соловьева, П.С. Сорокина, В.И. Шамшурина и др.

Итак, проведенный анализ научной разработанности темы исследования показал:

- салонная культура практически не изучалась как целостное культурологическое явление, отсутствуют и ее четкие определения;

- большинство работ построено на обобщении эмпирического материала без глубоких теоретических выводов;

- для многих авторов тема салонной культуры имеет сопутствующий характер (например, в связи с историей дворянства или русской культуры вообще);

- в ряде работ дается односторонняя оценка салонной культуры (иногда в угоду идеологическим установкам или имеющимся стереотипам), без учета всех ее сторон;

- отсутствует и типологизация салонов, практически не проанализирована динамика развития салонной культуры.

Проблема заключается в наличии противоречия между объективной необходимостью научно-практического анализа особенностей салонной культуры и неготовностью общественного сознания к восприятию этого феномена в его социальной значимости и полноте.

Гипотеза исследования. Обращение к вопросам культурного наследования открывает возможность увидеть характер исторической трансформации объекта.

Русская салонная культура XIX века может быть рассмотрена двояким образом, с учетом механизмов культурного наследования. С одной стороны, она транслировала культуру определенного социального слоя - дворянства, выражая признаки этой культурно-исторической общности; с другой - может выступать объектом культурного наследования и в настоящее время, поскольку имеет ряд характеристик, придающих ей актуальную культурную ценность.

Традиции, заложенные в начале XIX века в среде аристократии и русского дворянства России, являются одним из механизмов ее самосохранения.

Традиции салонной культуры стали своеобразным способом трансляции и воспроизводства социальных и культурных отношений в России XIX века. Салоны XIX века явились особым феноменом художественной жизни России. Они, обогатив русскую культуру в целом, способствовали решению задачи воспитания творческой интеллигенции.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что в настоящее время возникли реальные основания, определяющие необходимость изучения русской салонной культуры как культурного феномена, возникшего в XVIII веке и пережившего наибольший расцвет в XIX веке, несущего в себе черты как сугубо национального явления, так и явления европейской культуры.

Целью диссертационного исследования является изучение средствами культурологического анализа сущностных черт, функций, динамики русской салонной культуры в период ее наивысшего расцвета в XIX веке, а также раскрытие ее места и значения в процессах культурного наследования.

Постановка данной цели предполагает решение взаимосвязанных задач, среди которых необходимо выделить следующие:

- рассмотреть салонную культуру как объект культурного наследования, для чего уточнить определение культурного наследования, раскрыть его сущность, а также объекты и механизмы;

- выделить сущностные черты салонной культуры, определить ее место и роль в культурном наследовании;

- раскрыть специфику русской салонной культуры как отражение национальных особенностей российского общества; исследовать взаимосвязь русской салонной культуры с европейской, для чего проанализировать европейские традиции салонной культуры и их отражение в русской салонной культуре;

- на примере русской салонной культуры XIX века выделить и проанализировать функции русского дворянского салона;

- используя средства культурологического анализа, провести типологизацию салонов в России XVIII-XIX вв. по разным основаниям;

- раскрыть специфические черты русских провинциальных салонов XIX века как самобытного явления русской салонной культуры;

- исследовать причины динамики русских салонов XIX века, выявить тенденции их развития;

- проанализировать литературные салоны как одну из форм просветительской деятельности разночинцев;

- изучить особенности русской салонной культуры конца XIX - начала XX века;

- исследовать механизмы культурного наследования русского дворянского салона в вузах России в XIX веке, для чего раскрыть особенности отечественного образования и просвещения в этот период;

- выделить взаимосвязь развития гуманитарного образования и введения элементов салонной культуры в высших учебных заведениях России XIX века;

- обосновать эффективность использования учебного литературно-музыкального салона для образования и эстетического воспитания студентов технического вуза (на примере РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина).

  Объект исследования - салонная культура.

Предмет исследования - салон как социокультурный феномен в контексте наследования  культурных традиций России XIX века.

  Методологической основой исследования явились положения общефилософских и общенаучных методов (диалектический метод, методы системного и структурно-функционального анализа, конкретно-исторический и сравнительный методы и др.). Так, в работе использованы общенаучные методы и принципы: системный (системное описание феномена салонной культуры), функциональный (анализ функций салонной культуры); динамический (динамика изменений салонной культуры) и пр.

Среди философских принципов, составляющих непосредственную методологическую основу работы, выделяются принципы объективности, единства исторического и логического, всеобщей связи, единства практического и теоретического, диалектического развития.

Особо следует подчеркнуть методы культурологии и других наук, использованные при анализе салонной культуры, а именно: диахронический, синхронический, сравнительно-исторический, конкретно-исторический, историко-культурологический, сравнительно-культурный, метод теоретического моделирования, метод прогнозного проектирования, структурно-функциональный, типологический, биографический, семиотический, психологический и пр.

Отдельную группу используемых в диссертационном исследовании методов составили эмпирические методы. Среди них: статистический, анализ документов, контент-анализ и др.

Источниковая база исследования. Изучение салонной культуры, относящейся к XVIII - XIX вв.,  невозможно без обращения к архивным материалам, раскрывающим те или иные страницы российской истории.

Большое внимание уделено библиографическим указателям различных типов по истории России XVIII - XIX вв., среди которых следует особо выделить многотомный указатель под редакцией П.А. Зайончковского «История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях»34.

В ГАРФе были изучены документы, относящиеся к салону К. Павловой35; к персоне и салону И.И. Шувалова36, что повлияло на более полное раскрытие особенностей деятельности названных салонов.

В отделе рукописей ИРЛИ изучены фонды М.Ю. Виельгорского, архив Е.А. Ляцкого (к персоне В.Ф. Одоевского); материалы о салоне К. Павловой, архив Г.Н. Геннади; источники, освещающие историю создания мемуаров А.О. Смирновой-Россет37. В РГАЛИ внимание привлёк подлинник альбома Е.П. Ростопчиной38. Все эти материалы позволяют лучше понять суть салонной культуры того времени.

Отдел рукописей РГБ располагает богатым фондом материалов, связанным с семейством Веневитиновых39; документами, относящимися к салону А.П. Елагиной40. В отделе рукописей РГБ хранится немало источников, освещающих различные стороны жизни М.Ю. Виельгорского41, а также В.Ф. Одоевского42, К.К. Павловой43 и А.Н. Оленина44. Изучение данных материалов способствовало более глубокому пониманию культурной атмосферы того периода, а также раскрытию личностных характеристик организаторов салонов.

В Санкт-Петербургской консерватории находятся рукописные и др. материалы, раскрывающие творчество М.Ю. Виельгорского45. ЦГАЛИ обладает источниками, относящимися к салонам Павловых46, А.П. Ростопчиной47, Е.А. Свербеевой48, А.О. Смирновой-Россет49; в ЦГИА находятся документы и материалы, рассказывающие о М.Ю. Виельгорском50, а также о деятельности салонов XIX в.51. В РГИА, ЦГИА, ЦГИАМе находится корпус источников,  позволяющих проанализировать развитие высшего технического образования в России XVIII-XIX вв. и значение в нём гуманитарных дисциплин52.

В диссертации особо выделяются эпистолярные источники, имеющие огромное значение для более полного понимания салонной культуры XIX века. В записках53 и дневнике54 обер-прокурора Сената, председателя Театрально-литературного комитета, сенатора С.П. Жихарева содержатся сведения о Г.Р. Державине и его салоне. В воспоминаниях президента Академии наук, впоследствии министра народного просвещения, графа С.С. Уварова,55 освещается жизнь и деятельность страстного любителя искусств и литературы, устроителя одного из великосветских салонов Санкт-Петербурга А.Н. Оленина. Перу литературного критика П.В. Анненкова принадлежат воспоминания56 о А.Н. Оленине и его салоне. В воспоминаниях музыкального теоретика и педагога Ю.К. Арнольда57 освещены особенности салона В.Ф. Одоевского.

Как пример биографического (автобиографического) повествования, где очень силен мемуарный элемент, в исследовании приводится биография публициста, славянофила А.И. Кошелева58. В этой публикации освещаются вопросы жизни русского общества XIX в. и непосредственно ряд страниц посвящен салонам З.А. Волконской, Е.А. Карамзиной, А.О. Россет.

У известного поэта и критика, друга (заместителя) министра народного просвещения, князя П.А. Вяземского в его воспоминаниях раскрываются специфические черты салонов З.А. Волконской, Е.М. Хитрово и её дочери Д.Ф. Фикельмон (Фикельмонт)59. Все это позволяет лучше понять суть салонной культуры того периода.

В воспоминаниях писателя Д.В. Григоровича60 подчёркнута демократичность одного из самых знаменитых салонов того времени - салона М.Ю. Виельгорского. В «Литературных воспоминаниях» Григоровича представлена деятельность салона В.Ф. Одоевского.

В своих мемуарах «Из моей старины» шталмейстер, офицер, участник Кавказских войн и Крымской кампании, впоследствии предводитель московского дворянства, А.В. Мещерский писал о дворянском быте Москвы 1830-х гг., дворянской культуре и салонах Петербурга I половины XIX в.61. Мещерский также раскрывает деятельность музыкальных салонов М.Ю. Виельгорского, Е.А. Карамзиной.

В литературных воспоминаниях И.И. Панаева характеризуется деятельность салона В.Ф. Одоевского62, а также особенности данного салона в связи с личностью его хозяина.

Множество персонажей дворянского общества XIX в. предстаёт на страницах дневника и воспоминаний фрейлины императорского двора А.О. Смирновой. Это и сама Александра Осиповна, и гости её салона, и салон Е.А. Карамзиной63. Многолетним спорам вокруг подлинности воспоминаний и дневника Александры Осиповны был подведён итог их изданием, подготовленным С.В. Житомирской64. Все это представляется достаточно значимым для раскрытия сути салонной культуры XIX века.

В обзоре мемуаров, дневников и др. источников и воспоминания В.А. Соллогуба, который исследовал деятельность салонов, изучал черты быта дворянских домов, давал характеристики дворянской культуры XIX в.65.

При изучении темы салонной культуры были использованы «Журналы Совета Петербургского института инженеров путей сообщения за 1907-1908 гг.»66, «Программа для экзамена воспитанников Института Корпуса инженеров путей сообщения 1816 г.»67; «Речи и отчёты на торжественном собрании Московской практической академии коммерческих наук»68; «Устав высших технических школ: Проект»69 и др. документы, в которых содержатся материалы, касающиеся гуманитарной компоненты в образовательных программах технических вузов XIX века, что дало возможность представить элементы салонной культуры в образовательной деятельности данных вузов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в постановке проблемы салонной культуры XIX века и результатах ее анализа,  отразившей специфические черты, как российского общества того периода, так и традиции европейской салонной культуры, в выявлении значения русской салонной культуры XIX века в качестве объекта культурного наследования. Конкретно научная новизна выражается в следующем:

- в разработке теоретико-методологических основ исследования процессов культурного наследования, в уточнении категориально-понятийного аппарата («культурное наследование», «объект культурного наследования», «механизм культурного наследования» и пр.);

- в анализе истории возникновения салонной культуры в Европе, проведении типологизации сформировавшихся там салонов и выявлении сущностных черт салонной культуры;

- в исследовании исторических условий и причин возникновения русской салонной культуры, обусловивших ее национальные особенности; в обосновании идеи, что носителем этой культуры выступило русское дворянство, специфика исторического развития которого также оказала влияние на особенности русской салонной культуры; в выявлении влияния европейских салонов и продолжении их традиций в русском дворянском салоне;

- в аргументировании положения о том, что салоны XIX века удовлетворяли многообразные потребности людей, а именно: в общении, эстетической деятельности, транслировании образцов и правил поведения и пр., что привело к формированию многообразных функций салонов, среди которых на первый план выдвигались коммуникативные, социальноидентификационные, эстетические, социально-аксиологические, регулятивные, досуговые и пр.;

- в проведении типологизации салонов по разным основаниям: социальному составу, направленности, местоположению. В связи с этим в работе отдельно рассматривались аристократические и разночинные салоны: музыкальные, литературные, философские, литературно-музыкальные, философско-художественные, политические, литературно-политические и пр.; в исследовании и обобщении деятельности наиболее выдающихся салонов XIX века, выяснении их роли в пропаганде и развитии различных искусств;

- в раскрытии специфических особенностей столичных и провинциальных салонов. Как отдельный вид рассмотрены усадебные салоны, чье существование можно считать специфической чертой русской салонной культуры;

- в исследовании динамики развития русской салонной культуры XIX века, а именно: изучены условия и факторы как экстернальные, так и интернальные по отношению к салонной культуре, повлиявшие на ее изменение. Обоснована идея связанная с тем, что, начиная со второй половины XIX века, в связи с бурными экономическими и политическими событиями изменяется место и значение дворянского сословия, на первый план выходит разночинная интеллигенция, которая формирует свой тип салонной культуры. Впервые на примере отдельных наиболее значимых салонов Петербурга, Москвы и провинции изучен социокультурный феномен русского салона XIX века, проанализированы этапы его развития;

- в аргументировании идеи о том, что во второй половине XIX века возникают новые функции салона (так, литературные салоны становятся одной из форм просветительской деятельности разночинцев);

- в раскрытии изменений в салонной культуре в «серебряном веке», когда образуется множество как музыкально-литературных салонов, где действовали представители новых направлений в искусстве (символизм, футуризм и пр.), так и политических салонов (в том числе салонов правомонархистского толка);

- в изучении механизмов культурного наследования салонной культуры в высших учебных заведениях XIX века, для чего раскрыты особенности отечественного образования и просвещения в тот период;

- в обосновании связанной с тем, что именно гуманитарное образование в высших учебных заведениях того периода давало возможность транслировать элементы салонной культуры в студенческой среде;

- в обобщении практического опыта автора и аргументировании авторской позиции об эффективном применении в учебном процессе в техническом вузе такой формы, как учебный литературно-музыкальный салон: впервые исследовано влияние салонной культуры на современное образовательное пространство, разработаны педагогические основы организации деятельности литературно-музыкальных салонов в технических вузах, сформулированы рекомендации по расширению форм воздействия салонов на процесс обучения студентов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Русская салонная культура XIX века как объект культурного наследования - это феномен, имеющий актуальную культурную ценность. При этом культурное наследование можно представить как процесс распредмечивания тех культурных смыслов (на уровне отдельной личности и общества в целом), которые хранятся в предметном бытии салонной культуры и которые раскрываются, интерпретируются, критически осмысливаются применительно к имеющейся наличной культуре. Это процесс внедрения элементов салонной культуры в общественную практику, в систему социальных и межличностных отношений сегодняшнего дня. Поскольку объекты культурного наследования (в данном случае - русская салонная культура) связаны не только с миром вещей, отнесенных к культурным ценностям, но и способами деятельности, символами, духовными смыслами и пр., постольку наследуются и качества самого человека как носителя этой культуры.

2. Салонная культура - это форма организации культурной жизни, имеющая свои специфические особенности, основные цели которой - камерное общение, приобщение к искусству. В этой связи салонная культура предстает как культура, характеризующаяся такими признаками, как специфика места проведения - гостиная частного дома влиятельного лица; особая роль хозяина (хозяйки) салона в организации его деятельности, декоре гостиной, подборе гостей; соответствующие правила поведения, общения, речи и специфические занятия, главные из которых - общение на темы, связанные, в первую очередь, с искусством, занятие искусствами, камерность.

3. Русский дворянский салон представлял собой сложную форму культурно-художественной жизни дворянской России первой половины XIX века, в которой соединяются серьезные, глубокие интересы с развлечением, личное - с общественным, занятия искусствами - с обсуждением вопросов философии и политики. Русская салонная культура продолжает развитие европейских традиций и вместе с тем несет в себе отражение своих национальных особенностей.

4. Как объект современных процессов культурного наследования в русской салонной культуре XIX века есть целый ряд позитивных моментов, которые имеют и сегодня большую ценность, а именно: салонная культура удовлетворяла потребности людей в интеллектуальном, культурном общении, давала знания в области искусства, формировала их эстетические вкус и идеалы, играла огромную роль в выработке мировоззренческих ориентиров, влияла на развитие тех или иных видов искусства и пр. Она подготавливала слушательскую аудиторию к восприятию высокого искусства, служила воспитанию определенных манер и моделей поведения, давала возможность обмена мнениями профессионалам и непрофессиональной аудитории, что служило их взаимному обогащению. Все эти цели салонной культуры созвучны и целям современной культуры.

Среди наиболее привлекательных черт салона - камерность. Салон как камерная форма общения имеет ряд преимуществ по сравнению с традиционными формами организации культурно-просветительской деятельности. Он  полифункционален. В нем может быть создана психологически комфортная атмосфера, способствующая раскрытию творческих способностей личности. Возрождение салонов представляет широкие возможности для формирования духовной элиты общества, подготовленной слушательской аудитории. В настоящее время возникла необходимость пересмотра отношения к салонной культуре.

5. Рассмотрение салонной культуры в качестве объекта культурного наследования требует и выявления ее негативных сторон, от которых следует отказаться. В этой связи можно назвать такие стороны салонной культуры, которые кажутся старомодными, не отвечают реалиям современности (например, чрезмерная манерность, жеманство, в чем-то излишний консерватизм, ролевая дифференциация гостей салона, которая могла надолго заклеймить человека как «провинциала», «шута» и пр., т.е. вела к уничижительной оценке и пр.). Сохраняя базисные черты салонной культуры, возможно осуществить модификационное изменение самого салона: например, место его проведения, включение дополнительных функций деятельности и пр.

6. Салонную культуру в известной степени можно рассматривать как противостоящую массовой культуре, с ее ориентацией на «усредненного» человека, представленного как массового потребителя, которому хочется только развлечений. В этом плане салонная культура сближается с элитарной, ориентированной на небольшую группу людей, обладающих особой, художественной восприимчивостью и развитым эстетическим вкусом. Использование элементов салонной культуры, особенно в работе с молодежью, представляет широкие возможности для возрождения духовной элиты общества, способствует формированию подготовленной слушательской аудитории.

7. Опыт высших учебных заведений России XIX века показал возможность и необходимость использовать элементы салонной культуры в студенческой среде. Это внеклассные занятия, проходящие в форме камерного общения, основная цель которых - приобщение учащихся к искусству. Это могли быть и литературные, музыкальные вечера, где литературные и музыкальные произведения исполняли сами учащиеся, и спектакли домашнего театра и пр. Через салонную культуру обучающиеся были вовлечены в процесс культурного наследования; они, с одной стороны, усваивали нормы и идеалы высокой культуры,  с другой - выступали в роли ее творцов.

8. Одна из форм возрождения салона в современной культуре - учебный салон, т.е. салон, который проводится в рамках определенной учебной программы, в учебные часы. Исследование показало эффективность такой формы организации учебного процесса в техническом вузе, поскольку позволяет решать целый комплекс задач, связанных с процессами воспитания и образования студентов.

9. Салоны новой исторической генерации выполняют ряд дополнительных функций, не свойственных салону в традиционном понимании. В связи с этим можно говорить о салоне как о дополнительной форме обучения. Создание литературно-музыкальных салонов при учебных заведениях способствует интенсификации культурно-просветительской работы, - развитию исполнительского мастерства, удовлетворению коммуникативных потребностей и более полному раскрытию творческого потенциала учащихся, что отвечает в целом задачам непрерывного образования, которые актуальны для современной педагогической науки.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что это одно из первых фундаментальных исследований русской салонной культуры XIX века, выступающее как теоретическое обобщение огромного массива эмпирического материала (в некоторой своей части впервые представленного широкой публике). Достигнутые при этом результаты могут быть использованы в дальнейшем теоретическом изучении темы культурного наследования, изучении салонной культуры в целом и русской салонной культуры, в частности.

Так, предложенная типология русских салонов XIX века дает возможность ее дальнейшей конкретизации (например, в соответствии с индивидуальными особенностями «хозяев» салонов, уровнем и содержанием образовательной подготовки, специфической направленностью их интересов, а также организаторской деятельности).

Теоретическая значимость результатов исследования заключается также в том, что теоретический анализ проблемы, выводы, полученные на его основе, углубляют и расширяют существующие в культурологической литературе представления о сущности, эволюции салонной культуры, рассмотрении ее в качестве объекта культурного наследования.

  В диссертационном исследовании прослежены механизмы трансформации салонной культуры России от «золотого», «серебряного» века до советского времени и постперестроечной России. Предложенный теоретико-методологический инструментарий анализа трансформации салонной культуры в историческом контексте может быть основой дальнейших исследований динамики культурных феноменов и обогащение культурологической теории знанием динамики социокультурных процессов.

 

Практическая значимость исследования.

Выводы работы и ее материалы найдут практическое применение при чтении курсов по философии культуры, культурологии, искусствоведению, истории русской культуры. Фактические данные и выводы исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов по проблемам истории русской культуры, при подготовке просветительской программы филармонии, а также иных образовательных программ.

Заслуживает внимания и опыт использования салонов как одной из учебных форм, применимой в педагогической работе в высших учебных заведениях.

Результаты исследования могут использоваться при организации литературно-музыкальных салонов на базе общеобразовательных и музыкальных школ, колледжей и вузов.

Апробация и внедрение результатов. Основные результаты исследования нашли отражение в авторских монографиях, статьях, учебно-методических работах. Так, были опубликованы следующие монографии: «История становления художественного образования в технических вузах России конца XVIII-XIX веков». - М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2004.- (5,5 п.л.); «Традиции салонной культуры в технических вузах России. Век XIX и век XXI». - М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2005. - (13,1 п.л.) и «Салон как феномен культуры России XIX века. Традиции и современность».- М.: Изд-во «Нефть и газ», 2008. – (20 п.л.).

Разработана элективная просветительская программа «Литературная и музыкальная жизнь России XIX века» для студентов технических вузов, а также слушателей ФПК работников нефтяной и газовой промышленности.

Материалы диссертации в течение ряда лет многократно докладывались и обсуждались на кафедре истории мировой культуры РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, на ежегодных общероссийских семинарах «Учебно-воспитательная и кураторская работа со студентами» (2000-2005 гг.) в РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина; на научно-практических конференциях, посвященных проблемам формирования гуманитарной среды в техническом вузе (г. Москва - РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, г. Альметьевск – Альметьевский нефтяной институт).

На основе разработанной программы проведено (с 1995 по 2008 год) более 80 литературно-музыкальных салонов с участием симфонического оркестра им. А.П. Бородина Центрального дома ученых Российской академии наук, артистов московских драматических и музыкальных театров, преподавателей РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, аспирантов и студентов, а также хора факультета разработки нефтяных и газовых месторождений «Губкинец», лауреата Пушкинского фестиваля «С веком наравне».

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложения и списка использованных источников и литературы. Общий объем 308 стр. библиографический список насчитывает 342 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается обоснование актуальности проблемы, осуществляется анализ степени и состояния ее научной разработанности, формулируются проблема и гипотеза исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, методологическая основа и источниковая база, раскрываются научная новизна исследования, а также положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы, описываются апробация и внедрение результатов исследования.

В первой главе «Салонная культура как объект культурного наследования» раскрываются сущностные характеристики культурного наследования, его объекты и механизмы, исследуются базисные черты салонной культуры, ее место и роль в процессах культурного наследования, анализируются специфические признаки русской салонной культуры, отражающие как влияние европейских традиций, так и ее национальные особенности культуры России.

В первом разделе «Культурное наследование: сущность, объекты, механизм» проводится исследование процессов культурного наследования.

В диссертации отмечается, что во многом вариативность трактовки культурного наследования основывается на специфике понимания культуры. Культура как социальный феномен имеет множество определений, каждое из которых раскрывает те или иные ее аспекты. Однако представление о культуре выявляется не столько в логике определений, сколько в установлении эволюции форм, которыми человек пользуется для обновления и сохранения социального бытия (в конкретных описаниях форм воспроизводства и обновления, их соотношения). В этом смысле можно говорить о том, что основной вопрос культуры - это вопрос о соотношении воспроизводства и трансформации, обновления человеческого бытия и, следовательно, одним из важнейших процессов в данном случае выступает культурное наследование.

Культурное наследование предстает как процесс распредмечивания тех культурных смыслов (на уровне отдельной личности и общества в целом), которые хранятся в предметном бытии культуры и которые раскрываются, интерпретируются, критически осмысливаются применительно к имеющейся современной культуре; это процесс внедрения культурных ценностей прошлого в общественную и личностную практику, в систему социальных и межличностных отношений сегодняшнего дня.

Потенциально все феномены культуры (исходя из определения их как значимых социальных ценностей) могут быть отнесены к объектам культурного наследования. Однако, переводя анализ в конкретную плоскость, объектами такого наследования выступают лишь те культурные феномены, которые имеют актуальную культурную ценность, заданную конкретно-исторически, т.е. применительно к конкретному обществу (или культурологическому типу). Поскольку сама культура не объективирована в какой-то определенной локальной области, а пронизывает все стороны социального бытия, постольку и объекты культурного наследования связаны не только с миром вещей, отнесенных к культурным ценностям, но и способами деятельности, символами, духовным смыслом и пр. Наследуются и качества самого человека как субъекта деятельности и общественных отношений, как духовного существа.

Культурное наследование составляет сущностное звено в общем механизме формирования и трансляции культуры. Этот механизм представляет собой сочетание процессов опредмечивания и распредмечивания в культурном созидании и передаче накопленных культурных ценностей. При этом человек выступает, с одной стороны, как творение культуры (в известном смысле он и сам как социальное существо - результат культурного наследования), а с другой - как ее творец. Культурное наследование позволяет обществу не просто сохранить преемственность в развитии, но и подняться на ступеньку выше, ибо каждое поколение, освоив переданное ему культурное наследие, приумножает его, творчески развивая дальше.

Главная функция культурного наследования - передавать из поколения в поколение внегенетическим путем социально значимую информацию, накопленный людьми опыт. Приобщение к этому опыту и его дальнейшее развитие служат основой существования самого общества и человека. Процесс социализации предполагает, прежде всего, усвоение индивидом ценностей культуры, т.е. всего того, чем располагает человечество к современному периоду своего развития. Благодаря культурному наследованию человек получает знания о мире, обществе, людях, становится готовым к жизни в социуме. Поскольку усвоение культурных ценностей означает и усвоение образцов, норм поведения, постольку можно говорить о регулятивной и оценочной функциях культурного наследования. Культура формирует определенное представление людей о ценностях, и именно в этом проявляется ее оценочная функция.

В диссертации подчеркивается, что кумулятивный характер развития культуры состоит не только в способности передачи во времени накопленного коллективного опыта, но, прежде всего, в его способности к модификации, совершенствованию данного опыта и его качественным трансформациям.

Культурное наследование в историческом плане не всегда можно представить как непрерывный процесс. История знает и временные отступления, провалы, разрушение наследия, отказы от традиций и неприятие новаторства. Применительно к социально-культурной ситуации в нашей стране в диссертации делается вывод о том, что она характеризуется утратой многих преемственных связей и традиций, сложившихся в отечественной культуре. В этой связи перед обществом остро стоит вопрос о необходимости духовного возрождения России и обращения к ее историко-культурному опыту. Проблемы культурного наследования, таким образом, выходят на первый план.

Во втором разделе «Сущностные черты салонной культуры, ее место и роль в культурном наследовании» раскрываются базисные признаки салонной культуры, ее значимость в процессах трансляции культуры.

В диссертации отмечается, что понятие «салон» - многозначное. В литературе можно, по меньшей мере, выделить три его основных значения: помещение, зал; название периодических выставок изобразительного искусства; форма организации культурной жизни, имеющая свои специфические особенности, основная цель которой - камерное культурное общение.

Салонная культура зародилась еще в период античности, но наибольшее распространение получила во Франции в XVII-XVIII вв. Именно тогда формируется салонная культура в ее классическом варианте, что предполагает наличие целого ряда признаков, среди которых специфика места проведения - гостиная частного дома влиятельного лица; особая роль хозяина (хозяйки) салона в организации его деятельности, декоре гостиной, подборе гостей; соответствующие правила поведения, общения, речи и специфические занятия, связанные, в первую очередь, с искусством; камерность салонной культуры, его полифункциональность.

Салонная культура удовлетворяла потребности людей в интеллектуальном, культурном общении, давала знания в области искусства, формировала их эстетические вкусы и идеалы, играла огромную роль в выработке мировоззренческих ориентиров и пр. Она подготавливала слушательскую аудиторию к восприятию высокого искусства, служила воспитанию определенных манер и моделей поведения, давала возможность обмена мнениями профессионалов и непрофессиональной аудитории, что служило их взаимному обогащению.

На какое-то время салонная культура была незаслуженно забыта. Однако в настоящее время возникла необходимость пересмотра отношения к ней, в связи, с чем важно раскрыть ее сущностные черты и дать объективную культурологическую оценку в качестве объекта наследования.

Салонная культура имеет множество позитивных сторон, которые необходимо внедрить и в культуру сегодняшнего дня. Прежде всего это цели, решаемые салонной культурой (потребность в интеллектуальном общении, воспитание высокохудожественного вкуса и пр.), созвучные целям современной культуры. Среди наиболее привлекательных черт салона - камерность. Салон как камерная форма общения имеет ряд преимуществ по сравнению с традиционными формами организации культурно-просветительской деятельности. В нем может быть создана психологически комфортная атмосфера, способствующая раскрытию творческих возможностей личности. Возрождение салонов представляет широкие возможности для формирования духовной элиты общества, подготовленной слушательской аудитории.

Третий раздел «Русская салонная культура: развитие европейских традиций и отражение национальных особенностей» посвящен исследованию особенностей русской салонной культуры.

Русская салонная культура зарождается значительно позже европейской и заимствует многие ее отличительные черты. Среди элементов заимствования место проведения (дом высшей знати); избранность общества; роль хозяина (хозяйки) салона как центрального субъекта культурного общения; дух камерности; специфика этикета; направленность бесед и занятий (обсуждение тем искусства, в более поздний период философии, политики, музицирование); игровое поведение, распределение ролей.

Однако как культурный феномен русская салонная культура переживает период не только заимствований, но и развития собственных особенностей, что связано, в первую очередь, со спецификой русской культуры, того исторического и социального (в широком смысле) контекста, при котором она возникает и эволюционирует.

В русской салонной культуре много оригинальных черт. Прежде всего, это специфика самого слоя дворянства, субъекта салонной культуры, имеющего в России собственную историю, менталитет, характерные черты; феномен русской дворянской культуры - литературные, музыкальные, политические и философские салоны - возникли именно в среде просвещенного дворянства. Салоны были сугубо дворянским явлением культурной жизни России XVIII - первой половины XIX в.

В исследовании отмечается и специфика целого ряда тем, которые обсуждались в русских салонах (например, дискуссии между западниками и славянофилами, связанные с путями развития России и ее исторической миссии, и пр.).

Проведенный анализ салонной культуры как объекта культурного наследования позволил сделать следующие выводы.

1. Представление того или иного феномена в качестве объекта культурного наследования требует проведение культурологического анализа, выявляющего позитивные и негативные стороны применительно к современным реалиям; объектами такого наследования выступают лишь те культурные феномены, которые имеют актуальную культурную ценность. Культурное наследование, таким образом, предполагает не только перенесение лучших образцов прошлого в современность, но и их культурную трансформацию, означающую дальнейшее развитие. Тем самым культурное наследование позволяет обществу не просто сохранить преемственность в развитии, но и подняться на ступеньку выше.

2. Феномен салонной культуры принадлежит к числу незаслуженно вычеркнутых из культуры советского периода (по идеологическим соображениям, поскольку салонная культура ассоциировалась, прежде всего, с культурой дворянства). Однако настало время подойти с позиций объективности к раскрытию этого явления.

3. Возникновение русской салонной культуры связано с дворянским сословием, поэтому ее можно рассматривать как одну из базисных форм дворянской культуры. С начала своего развития эта культура во многом носила подражательный характер, перенимая многие черты французских салонов. Вместе с тем национальная самобытность, специфика исторических судеб самого дворянства в России не могли не сказаться на ее особенностях. Она была ориентирована не только на европейские традиции, но и на мощный пласт русского народного творчества, оказавшего значительное влияние на салонную культуру.

Не все дворянство, а лишь его самая образованная часть была вовлечена в салонную культуру, служившую процессам социальной и культурной идентификации самого дворянского сословия. Эта особенность - характерная черта именно русской салонной культуры. Отсюда ее особая роль в транслировании определенных образцов поведения и образа мыслей.

Во второй главе «Русская салонная культура XIX века: функции и виды» раскрываются функции русского дворянского салона, а также типы и виды салонов в России XVIII-XIX вв., анализируется деятельность салонов XVIII - первой половины XIX века, дается характеристика русских провинциальных салонов.

В первом разделе «Функции русского дворянского салона» исследуются базисные функции салона.

В диссертации отмечается, что в культурологии отсутствует единая классификация функций культурных феноменов, поскольку эта классификация может проводиться (в силу многоаспектности самого феномена культуры) по разным основаниям. В диссертационном исследовании обоснована идея о том, что классификация функций в соответствии со структурой духовного производства имеет для целей настоящей работы большую эвристическую ценность. Однако и этот подход нуждается в корректировке в целях конкретизации некоторых функций салонной культуры (в частности, социальной, эстетической, рекреативной).

Функции салонной культуры, как и культуры в иных ее разновидностях, вариативны, в связи с чем можно говорить о ее полифункциональности. При этом отделение одной функции от другой возможно лишь в теоретическом анализе, так как в реальной жизни все они тесно взаимосвязаны.

Основой той или иной функции салонной культуры является определенная потребность, эту функцию удовлетворяющая. Так, в основе социальной функции салонной культуры лежит потребность дворянского сословия в культурной идентификации, в закреплении его социальных отличий в культурном пространстве. В диссертации утверждается, что и иные функции салонной культуры, а именно: выработка новых знаний, норм, ценностей, в известной степени, подчинены удовлетворению этой потребности. Социально-аксиологическая функция салонной культуры также закрепляет идентификацию дворянства как определенного самостоятельного культурного слоя.

Среди основных функций салонной культуры - и коммуникативная, призванная удовлетворять потребность дворянского сословия в общении с себе равными. Но это общение строится по определенным правилам, отличается своеобразием, что еще раз подчеркивает избранность социального слоя,  породившего эту культуру.

  Наиболее образованной части дворянского сословия были свойственны и высокие эстетические запросы, что выразилось в формировании такой функции салонной культуры, как эстетическая, - наряду с социальной и коммуникативной. Она, в свою очередь, конкретизировалась в литературной, музыкальной, театральной, воплощаясь не только в творчестве, но и в формировании определенных эстетических вкусов, идеалов.

Литературная функция русского салона способствовала решению следующих задач:

- формированию русскогo литературного языка в салоне через преодоление галломании, а также реального двуязычия русского дворянства;

- рождению различных литературных кружков и обществ, которые развились на основе салонов;

- активному влиянию салонной культуры на писателя, поэта, драматурга («салонная» комедия), композитора (особенно в романсовом творчестве), редактора и издателя;

- развитию жaнpов прозы и поэзии;

- накоплению живых форм творческого общения писателя и читателя;

- развитию литературных игр, публичного чтения своих и чужих произведений, ведению дискуссий;

- ознакомлению с зарубежной литературой и критикой.

Музыкальная функция русского салона способствовала:

- ознакомлению с европейским музыкальным искусством;

- формированию наиболее прогрессивными представителями дворянства в салонах идеалов национального русского искусства;

- влиянию на композиторское, исполнительское и музыковедческое творчество;

- популяризации романса и созданию отечественных видов романса;

- знакомству и изучению русской народной песни в салоне;

- поддержке отечественных и зарубежных композиторов и исполнителей.

Не менее важны и иные функции салонов, традиционно свойственные разным видам культуры, а именно: производство новых знаний, норм, ценностей, ориентаций и значений, что может быть представлено как мировоззренческая функция, раскрывающаяся в гуманистическом, социально-аксиологическом, информативном аспектах; накопление, хранение и распространение знаний, норм, ценностей и значений; культурно-воспитательная; регулятивная; компенсаторная.

Салонная культура выступает в современном культурном наследовании как память о культуре дворянства на историческом отрезке XVIII-XIX вв. Ее функция в настоящее время состоит в том, что она транслирует образцы высоких эстетических идеалов, интеллектуального общения, большой гуманистический потенциал. Любая культура, в том числе и салонная, в конечном итоге отражает запросы, интересы, ценностные ориентиры людей определенного времени. И задача нынешнего дня - перенять все самое лучшее, что было в салонной культуре того периода, поэтому можно говорить о том, что и сейчас салонная культура выполняет важную функцию транслирования наследия прошлого.

Во втором разделе «Типы и виды салонов в России XVIII-XIX вв. Салоны XVIII - первой половины XIX века» дается типология салонов того периода; на конкретном архивном материале анализируется деятельность наиболее известных салонов.

Типология салонов может проводиться по разным основаниям. Один из них - социальный состав участников салона. По этому основанию выделяются аристократические салоны, где большинство составляли представители дворянской аристократии, и демократические салоны, в которые на равных допускались представители разночинной интеллигенции. Вместе с тем такое деление достаточно условно, поскольку и в те, и в другие салоны в качестве гостей приглашались профессиональные поэты, писатели, художники и пр., которые, как правило, не являлись представителями дворянского сословия. Начиная с первой половины XIX века и в последующем, состав салонов становится все более разночинным.

Разделение салонов на аристократический и демократический происходило отнюдь не всегда в зависимости от происхождения и социального статуса хозяина. Так, в доме князя В.Ф. Одоевского было два салона - демократический и аристократический.

По своей направленности выделяются отдельные виды салонов, например, литературные, музыкальные, философские. Однако в деятельности многих салонов трудно выделить одну какую-либо направленность. Большая их часть носила разноплановый характер: литературно-музыкальный, художественно-философский и пр. Вместе с тем анализ наиболее известных салонов показал, что, к примеру, салон Шувалова был литературной направленности, а салон Михаила Юрьевича Виельгорского - музыкальную.

Любой салон определялся личностью его хозяина (хозяйки), и именно от его (ее) интересов зависела направленность салона. Анализировать салон вообще, безотносительно к личности его основателя, нельзя. Вот почему в исследовании салонов такое значение придается личностным характеристикам его создателей.

В салоне Шувалова встречались выдающиеся государственные сановники того времени. Сам Шувалов был известен как покровитель писателей и поэтов, владелец богатейших коллекций картин и художественных изделий.

Музыкальный салон графа М.Ю. Виельгорского, который сам был выдающимся композитором и музыкантом, славился своими концертами, где выступали известные певцы, композиторы, музыканты.

Е.М. Хитрово имела типичный великосветский салон в Петербурге в начале XIX в.. Огромная эрудиция, образованность, воспринятая на Западе европейская манера общения - качества, присущие хозяйке салона. Вся животрепещущая жизнь, европейская и русская, политическая, литературная и общественная, получила отголоски в салоне Елизаветы Михайловны.

В.Ф. Одоевский, государственный чиновник, публицист, механик-изобретатель, композитор и музыкальный общественный деятель, был известен своими литературно-философским салонами в Санкт-Петербурге и Москве. На долгие годы они сделались примечательностью отнюдь не одной светской столичной жизни: интеллектуальные беседы, множество тем и широта господствующих интересов были преобладающими в салоне.

Княгиня З.А. Волконская, известна как поэтесса, композитор, писатель, певица, меценат. Салон ее был символом культуры и имел исключительно литературно-музыкальный характер.

А.П. Ростопчина, графиня, русская писательница, поэтесса - хозяйка литературного салона. Большое влияние на формирование ее поэтического вкуса оказали личные встречи с А.С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым. Ее салоны носили сугубо литературно-светский характер.

Литературные салоны Москвы, где сосредоточились в 1830-40-е годы основные силы двух главных прогрессивных направлений общественной мысли того времени - западничества и славянофильства, служили выражением господствующих в среде русской интеллигенции литературных направлений, научных и философских взглядов. Московские литературные салоны Елагиной, Свербеевых, Павловых сыграли немалую роль в идейном развитии русского общества. Они способствовали также в известном смысле взаимообогащению и взаимовлиянию идей западничества и славянофильства. Обращение московских западников через славянофилов к проблематике основ народного быта (общины, артели и т. п.) привело к большей умеренности воззрений Герцена, Грановского и других крупных представителей западничества в Москве; с другой стороны, в салонной полемике с западниками выкристаллизовывались взгляды славянофилов.

Третий раздел «Русские провинциальные салоны» раскрывает суть данного культурного феномена.

Чтобы охарактеризовать особенности русских провинциальных салонов, важно раскрыть смысл самого понятия «провинциальная культура». В работе отмечается, что культуре были присущи особая ментальность, порожденная всем образом жизни провинции, с ее неторопливостью, нацеленностью на удовлетворение непосредственных бытовых нужд, некой цикличностью и вместе с тем - близостью природе, народной культуре. И как следствие - консерватизм. Все это противостояло культуре столичной с ее динамизмом, креативностью, устремленностью к новому.

В диссертации делается вывод о том, что понятие «провинциальность» не связано с обозначением какого-то конкретного региона, территории. Это тип ментальности, который мог проявить себя и в деревенской усадьбе, и в столичном светском обществе. Наряду с этим то, что называют столичной ментальностью как проявлением столичной культуры, могло проявиться на достаточном удалении от двух столиц.

На стыке стремления к высокой духовности и особенностей провинциальной культуры возникают провинциальные литературные салоны, которые  бытовали преимущественно в губернских городах, редко возникая в уездных центрах. Их появление в провинции первой половины XIX в. объясняется развитием культуры и образования высшего губернского общества.

Провинциальные салоны и кружки являлись центрами просвещения нередко для целых уездов, способствуя культурному развитию местных помещиков и чиновников в Харькове, Воронеже, Казани и др. городах.

Салоны, наряду с литературными и научными обществами, способствовали более широкому обсуждению актуальных культурных и политических вопросов, постоянному общению представителей передовой части дворянской интеллигенции (салон К.Ф. Фукса).

По социальному составу провинциальные салоны были более демократичны чем столичные. Можно выделить несколько групп участников салонов: родственники, друзья, знакомые, проезжающие по делам и т.д. Гостями салона могли быть разночинцы: музыканты, литераторы, журналисты, артисты, художники, искусствоведы и т.д., а также иностранные посетители: гастролеры-артисты, в том числе композиторы, пианисты, скрипачи, гитаристы, певцы; иногда «модные» гипнотизеры, импровизаторы,  крепостные музыканты, поэты-«самородки». В отличие от столичных провинциальные салоны характеризовались более тесными родственными и дружескими связями участников.

С начала XIX века, а особенно в 20-е годы, салоны были связаны друг с другом не только общим кругом посетителей, общими культурными задачами, но и своего рода «конкуренцией», которая заставляла многих владельцев выборочно приглашать литераторов, артистов, писателей, музыкантов. Особенно сильна была конкуренция между Петербургом и Москвой, а также между столицами и провинцией.

Наиболее устойчивой сферой интересов русского салона, особенно в XIX веке, были литература и музыка. Несмотря на значительную роль в культурной жизни России, дворянские салоны, безусловно, носили сословно-замкнутый характер.

С 50-х гг. XIX в. блестящее время дворянских салонов и утонченной культуры аристократии духа и мысли безвозвратно уходило в прошлое. Выразителем новой эпохи стал разночинец. Вторая половина XIX в. ознаменовалась появлением в общественно-культурной жизни страны новой силы - разночинной интеллигенции.

Исследование русской салонной культуры XIX века позволило сделать следующие выводы.

1. Салон как феномен культуры полифункционален, характеризуется взаимным переплетением функций, каждая из которых удовлетворяет определенные потребности людей в духовной сфере.

Среди таких функций можно выделить: социальную (связанную, в первую очередь, с социальной и культурной идентификацией дворянства); коммуникативную (интеллектуальное общение); эстетическую, которая конкретизируется в литературной, музыкальной, театральной; мировоззренческую, раскрывающуюся в гуманистическом, социально-аксиологическом, информативном аспектах; культурно-воспитательную; регулятивную; компенсаторную. Применительно к современным процессам культурного наследования можно выделить специфическую функцию салонной культуры: она транслирует образцы высоких эстетических идеалов, интеллектуального общения, большой гуманистический потенциал.

2. Всесторонний анализ салонной культуры требует и ее типологизации, которая может проводиться по разным основаниям. Одно из таких оснований, социальный состав участников салона. По этому основанию выделяются: аристократические салоны, где большинство составляли представители дворянской аристократии, и демократические салоны, в которые на равных допускались представители разночинной интеллигенции. Вместе с тем такое деление достаточно условно. Более явным такое деление начинает ощущаться с 30-40-х гг. XIX века.

По своей направленности выделяются салоны литературные, музыкальные, философские, политические, а также литературно-музыкальные, художественно-философские и пр.

Не менее важна типологизация салонов, обусловленная личностными характеристиками хозяев салона. На фоне исторического исследования дворянской салонной культуры России XVIII-XIX вв. важно отметить роль отдельных личностей в истории становления и развития салонной культуры России: И.И. Шувалова, А.Н. Оленина, М.Ю. Виельгорского, Е.М. Хитрово, В.Ф. Одоевского, З.А. Волконской, А.П. Растопчиной, К.Ф. Фукса и многих других.

По своему местоположению салоны можно подразделить на столичные (Санкт-Петербург, Москва) и провинциальные. Провинциальные салоны и кружки являлись центрами просвещения нередко для целых уездов, способствуя культурному развитию местных помещиков и чиновников.

В третьей главе «Развитие русской салонной культуры второй половины XIX века» выделяются причины изменения русской салонной культуры в XIX веке, выявляются тенденции ее дальнейшего развития; исследуются литературные салоны как одна из форм просветительской деятельности разночинцев; раскрываются судьбы салонной культуры в «серебряном веке».

Первый раздел «Изменения русской салонной культуры XIX века: причины, тенденции» посвящен изучению динамики русской салонной культуры.

Динамика салонной культуры в XIX веке определяется, в первую очередь, теми социальными изменениями, которые происходили в тот период, а именно: развитием капиталистических общественных отношений, отменой крепостного права, проведением иных реформ Александром II. Кроме того, эти изменения отразились и на социальной структуре общества. Роль локомотива духовного развития постепенно переходила от дворянства к разночинной интеллигенции.

В 1850-1880 гг. альтернативой аристократическому дворянскому салону выступает политический салон разночинцев. Организаторы салонов - разночинная интеллигенция - ставили целью изменение политического пути развития страны. Вместе с тем разночинцы были весьма разнообразны по своим общественно-политическим взглядам. Здесь были представители как либеральных, так и радикальных идей. Все это накладывало отпечаток на салонную культуру того периода, выделяя салоны более или менее оппозиционные по своей политической направленности. Однако в любом случае многие салоны начинают приобретать политическую окрашенность.

Наряду с тем, что по-прежнему существовали музыкальные, литературные салоны, возрастало число салонов, которые формировались представителями того или иного философского направления.

Что касается дворянских салонов, то они все больше приобретали черты художественной направленности, поскольку для части дворянства, недовольной проводимой политикой, уход в искусство означал своеобразный протест против существующей действительности. Усадьбы все более превращались в храмы искусства.

Таким образом, изменения в салонной культуре были предопределены целой совокупностью факторов и условий как внешнего по отношению к салонной культуре, так и внутреннего характера.

Во втором разделе «Литературные салоны - одна из форм просветительской деятельности разночинцев» раскрываются те изменения, которые имеют место в салонах того периода в связи с деятельностью разночинцев.

В середине XIX века происходят большие изменения в направленности салонов: они все более политизируются, используются в просветительской деятельности, становятся одной из форм ведения легальной пропагандистской работы, при этом часто облачаясь в форму литературного салона, поскольку именно через определенного рода литературу формируется мировоззрение его посетителей. Проведение таких литературных салонов носило легальный характер, зачастую прикрывая активную революционную деятельность.

Именно своей камерностью, возможностью личностного общения салон как форма просветительской, пропагандистской деятельности привлекал радикально настроенную интеллигенцию. Обсуждая представленные литературные произведения, можно было убедить аудиторию принять те или иные (чаще всего радикальные) идеи, и таким образом увеличить число своих сторонников. В условиях жесткой цензуры салон выступал одной из привлекательных форм пропагандистской работы.

Приведенные в работе данные позволили сделать вывод, что в организации и проведении литературных вечеров 60-x годов XIX века принимали участие широкие слои дворянской и разночинной либерально настроенной интеллигенции, а нередко и представители власти.

Вместе с тем ведущую роль в организации литературных вечеров играли радикально настроенные разночинцы, а также деятели революционно-демократического движения. При этом, стремясь воздействовать на широкую публику, революционеры-демократы придавали вечерам политический характер.

Таким образом, в отличие от более раннего времени, когда участников салонов занимали главным образом вопросы искусства, в середине ХIХ века на первый план выступают проблемы общественной жизни. На литературных вечерах обсуждаются произведения революционно мыслящих авторов. Споры о путях развития России ведутся не только в дворянских салонах, но и салонах, организованных разночинной интеллигенцией.

Третий раздел «Судьбы салонной культуры в начале ХХ века» посвящен изучению салонной культуры в названный период.

Существенные изменения в культурной и политической жизни страны находят свое отражение и в салонной культуре начала XX века. В ней можно выделить по своей направленности три разновидности салонов: собственно художественные (главным образом литературные), художественно-философские и политические.

Существующие в начале ХХ века художественные салоны весьма вариативны по своему содержанию, поэтому можно констатировать, что представители практически всех художественных направлений организовывали свои салоны.

В связи с волной так называемого «религиозно-философского ренессанса» возникают и художественно-философские салоны. Их основной чертой было соединение философской и художественной проблематики, что создавало своеобразные философско-художественные объединения.

Повышенная политизированность общества в рассматриваемый период привела к появлению большого числа политических салонов, среди которых особое место занимали правомонархистские салоны. Их задача состояла не только в том, чтобы обсуждать насущные проблемы политической жизни страны, но и вести политические интриги, внедрять своих людей на высшие государственные должности, оказывать влияние на императора и членов императорской семьи.

Февральская, а затем Октябрьская революции 1917 года привели к исчезновению аристократических салонов. Салонная культура становится символом классово враждебной культуры, воспринимается как пережиток дворянского наследия. Интерес к ней надолго угасает. Лишь в конце XX - начале XXI вв. происходит сознательное и глубокое переосмысление наследия дореволюционного прошлого, своего рода «реабилитация» салонной культуры, когда объективно оценивается ее богатейшее культурное наследие, что делает возможным дальнейшее ее воспроизводство и развитие.

Можно сформулировать следующие выводы.

1. На притяжении всего XIX века можно проследить динамику изменений салонной культуры. Среди причин подобной динамики факторы как внешнего по отношению к данной культуре характера, так и внутренне присущие ей, обусловленные логикой ее развития. Динамика салонной культуры в XIX веке определяется, в первую очередь, теми социальными изменениями, которые происходили в тот период.

2. Во второй половине XIX века появляется такой феномен культуры, как политический салон разночинцев. По своей политической направленности эти салоны были весьма разнообразны, как разнообразны были общественно-политические взгляды самих разночинцев (здесь были и представители либеральных взглядов, и революционеры-демократы). Все это накладывало отпечаток на салонную культуру того периода; выделяются салоны более или менее оппозиционные по отношению к власти.

3. Однако наряду с политическими продолжают в тот период существовать и салоны, имеющие чисто художественную, а также философскую направленность. Особо следует выделить усадебные салоны, которые приобретают черты художественной направленности.

4. Во второй половине XIX века у салонов появляются дополнительные функции. В связи с политизацией разночинных салонов последние становятся формой легальной пропагандистской деятельности.

5. Дальнейшая эволюция салонной культуры происходит в конце XIX - начале XX века. В этот период выделяются по своей направленности три вида салонов: собственно художественные, связанные с деятельностью представителей искусства «серебряного века», философско-художественные салоны, формирующие философско-художественные объединения, и политические салоны (в том числе и правомонархистского толка). Последовавшие в начале XX века революции привели к исчезновению русского дворянского салона. В советский период эта культура перестает рассматриваться в качестве объекта культурного наследования.

В четвертой главе «Культурное наследование ценностей русского дворянского салона в технических вузах России» раскрываются специфические черты отечественного образования и просвещения XIX века, исследуются место и значение гуманитарного образования в высших учебных заведениях XIX века, а также выделяются и анализируются имеющиеся здесь элементы салонной культуры; обосновывается высокая значимость учебного литературно-музыкального салона как новой формы эстетического воспитания студентов технического вуза (на примере РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина)

  Первый раздел «Отечественное образование и просвещение XIX века» посвящен рассмотрению базисных черт образования и просвещения в указанный период.

В связи с либеральными реформами начала XIX столетия произошло несколько знаменательных событий в развитии образования и просвещения: впервые были разработаны и применены на практике основы светского обучения и воспитания подрастающего поколения; происходило развитие просветительских педагогических идей; предпринята попытка создания единой государственной системы народного образования. В целом удалось сформировать унифицированную систему требований к образованию и создать целостную систему образования.

Одним из результатов проведенных реформ в сфере образования стало формирование определенной социокультурной общности, так называемого «образованного общества», основу которого составили представители дворянства, но в которое впоследствии стали входить и разночинцы. Последние восприняли образцы дворянской культуры и образованности как базовые, но, усвоив их, наделили своеобразием. Влияние «образованного общества» стало ощутимым в образовательной среде, особенно в университетах. Роль образования в тот период существенно укрепилась, а в российскую ментальность постепенно пришел культ образованного человека. С середины XIX века в российской высшей школе началось  формирование особого слоя научной элиты.

Образование по своей сути стало не только более глубоким, но и начинало распространяться вширь, затрагивая самые различные сословия общества.

Второй раздел «Гуманитарное образование и элементы салонной культуры в высших учебных заведениях XIX века» раскрывает роль гуманитарного образования в системе подготовки студентов высших учебных заведений данного периода, а также наличие отдельных элементов салонной культуры в вузах XIX века.

Проведенный анализ образовательных программ ряда высших учебных заведений XIX века показал, что в них значительное место отводилось гуманитарному образованию, поскольку понималась его огромная роль в формировании личности студента. Неслучайно для целей проводимого исследования были выбраны высшие учебные заведения негуманитарного профиля, прежде всего, технические вузы. Если в начале XIX века как таковая система гуманитарного образования в рассматриваемых вузах не сложилась, то в дальнейшем можно говорить о ее унифицированности. Руководство высших учебных заведений было четкое мнение, что воспитание человека и гражданина, приобщение к высоким образцам культуры, к самому процессу культурного наследования, который предполагает не только пассивное усвоение культурных норм и ценностей, но и дальнейшее их творение, возможно, в первую очередь, через гуманитарное знание. При этом гуманитарное образование предполагало не только усвоение собственно гуманитарных знаний, но и приобщение к тем или иным видам искусства.

Немаловажный фактор в данном случае - социальное происхождение самих обучающихся. Как правило, это представители дворянства. Их надо было обучать и воспитывать соответственно данному сословию, что предполагало не только интеллектуальное, но и эстетическое развитие, привитие норм определенной культуры.

В связи с этими обстоятельствами можно говорить об элементах салонной культуры, транслирующейся в стенах высших учебных заведений того периода. Трудно это назвать салонами в традиционном употреблении, следует констатировать существование лишь элементов салонной культуры, а именно: проведение внеклассных занятий, по форме напоминающих камерное общение, основная цель которых - приобщение учащихся к искусству. Это могли быть и литературные, музыкальные вечера, где литературные или музыкальные произведения исполняли сами учащиеся, и спектакли домашнего театра и пр. Уровень исполнения при этом мог быть достаточно высок, что подтверждается тем, что некоторые из выпускников вузов связали свою жизнь в дальнейшем с искусством.

Через салонную культуру обучающиеся были вовлечены в процессы культурного наследования; они не только усваивали нормы и идеалы высокой культуры, и выступали в роли ее творцов в дальнейшем. Выпускники высших учебных заведений из дворянского сословия были готовы к участию в салонах Петербурга и Москвы, поскольку образцы салонного общения они во многом почерпнули уже во время обучения.

Третий раздел «Учебный литературно-музыкальный салон - новая форма эстетического воспитания студентов технического вуза (на примере РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина) посвящен обобщению опыта по внедрению такой формы обучения, как литературно-музыкальный салон.

Одна из форм возрождения салона в современной культуре - учебный салон, который проводится в рамках определенной учебной программы и в учебные часы. Исследование показало эффективность такой формы организации учебного процесса в техническом вузе, поскольку она позволяет решать целый комплекс задач:

- проводится учебный процесс в рамках утвержденной учебной программы;

- повышается привлекательность изучаемого материала ввиду оригинальной формы его подачи;

- формируется гармонично развитая личность студента технического вуза, который должен быть не только высоким профессионалом, но и разносторонней личностью;

- вырабатываются навыки культурного общения;

- формируется умение правильно говорить, ясно и аргументировано излагать свои взгляды;

- происходит приобщение к миру искусства, когда в этот процесс включается активность самого студента.

В салоне создается психологически комфортная атмосфера, которая способствует раскрытию творческих возможностей студента. Возрождение салонов представляет широкие возможности для формирования духовной элиты технической интеллигенции.

Учебный литературно-музыкальный салон противостоит массовой культуре и ориентируется на небольшую группу людей, обладающих особой, художественной восприимчивостью и развитым эстетическим вкусом.

Согласно опросу студентов, именно проведение учебных салонов получило у них самую высокую оценку.

Учебный литературно-музыкальный салон является одним из способов трансляции культурного наследования - феномена русского дворянского салона XIX века. Он воспроизводит на современном уровне лучшие черты этого салона.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Особый интерес вызывает культурное наследование русского дворянского салона в высших учебных заведениях России XIX века. Именно этот аспект наследования салонной культуры позволяет использовать салон как форму внеучебной и учебной работы со студентами. Анализ образовательных программ ряда высших учебных заведений XIX века (в том числе и технических вузов) показал, что в них значительное место отводилось гуманитарному образованию, поскольку понималась его огромная роль в формировании личности. Через гуманитарное образование происходило транслирование элементов салонной культуры в студенческой среде, основу которой составляли представители дворянского сословия. Элементы салонной культуры присутствуют при проведении внеклассных занятий, по форме напоминающих камерное общение, основная цель которых - приобщение учащихся к искусству, овладение основами эстетики.

2. Рассмотрение салонной культуры в качестве объекта культурного наследования предполагает и поиск тех форм, в которых данная культура может транслироваться и внедряться в современную культурную среду. Одной из таких форм выступает учебный литературно-музыкальный салон, что не исключает проведение салонов и во внеучебной работе. Обобщение опыта педагогической работы, связанного с проведением учебного литературно-музыкального салона, показало эффективность этой формы в процессе образовательной и воспитательной работы со студентами.

3. Традиции салонной культуры, сформировавшиеся в технических вузах России XIX в., являются созвучными современной концепции гуманитаризации высшего технического образования. Опыт автора в проведении учебных литературно-музыкальных салонов в РГУ нефти и газа показал возможность создания среди участников салонов высокого творческого потенциала и развития духовно-нравственных качеств современной технической интеллигенции, таких, как широта мышления, художественная чуткость и эрудиция, умение дискутировать, разбираться в тонкостях современного этикета.

В Заключении подводятся итоги проделанной работы и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Список работ автора по теме диссертации

1.        Палий Е.Н. История становления художественно-эстетического образования в технических вузах России. – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2004.- 5,5 п.л.

2.        Палий Е.Н. Традиции салонной культуры в технических вузах России. Век XIX и век XXI.- М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2005.- 13,1 п.л.

3.        Палий Е.Н. Салон как феномен культуры России XIX века. Традиции и современность.- М.: Изд-во «Нефть и газ»,  2008.- 20 п.л.

4.        Палий Е.Н. Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке//Нефть, газ и бизнес.-  1995.- №3. - 0,3 п.л.

5.        Палий Е.Н. Салон З. Волконской//Клуб.- 1996. №2. - 0,2 п.л.

6.        Палий Е.Н. Литературно-музыкальный салон первой половины XIX века:  Учебное пособие.- М.: ГАНГ им. И.М. Губкина, 1996.- 1,2 п.л.

7.        Палий Е.Н.  Музыкальный салон графа М.Ю. Виельгорского (1788-1856 гг.)// Сб. науч. тр.: Культура-искусство-образование, МГОПУ им. М.А. Шолохова, 1996.- 0,2 п.л.

8.        Палий Е.Н. Салон как феномен отечественной культуры первой трети XIX века// Педагогика.- 1997.- № 6. -0,6 п.л.

9.        Палий Е.Н.  Салон Е.П. Ростопчиной в контексте московской культуры первой половины XIX века// Сб. науч. тр.: Культура-искусство-образование, МГОПУ им. М.А. Шолохова, 1997.- 0,2 п.л.

10.        Палий Е.Н.  Учебно-методическое пособие для курса по выбору «Литературная и музыкальная жизнь России XIX в.»- М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 1998.-1,25 п.л.

11.        Палий Е.Н.  Театр французской революции: Учебно-методическое пособие для курса по выбору «Литературная и музыкальная жизнь России XIX в.»- М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 1999.- 2,0 п.л.

12.        Палий Е.Н.  Русский салон – феномен культуры России XIX в.: Учебное пособие для курса по выбору «Литературная и музыкальная жизнь России XIX в.». - М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2000.-4,0 п.л.

13.        Палий Е.Н.  Литературно-музыкальный салон как новая форма учебно-воспитательной работы в техническом вузе// Сб. науч. тр.: Культура-искусство-образование, МГОПУ им. М.А. Шолохова,  2000.- 0,15 п.л.

14.        Палий Е.Н. Очерки по истории Малого театра XIX в.: Учебное пособие для курса по выбору «Литературная и музыкальная жизнь России XIX в.» . – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2001.- 2,0 п.л.

15.        Палий Е.Н.  Новая форма эстетического воспитания студентов технического вуза – учебный литературно-музыкальный салон// Матер. Всеросс. научн.-практич. конф., посв. 50-летию г. Альметьевска, «Проблемы формирования гуманитарной среды в техническом вузе».- Альметьевск: АНИ, 2002. -0,2 п.л.

16.        Палий Е.Н.  Новая форма художественно-эстетического воспитания студентов технического вуза// Матер. Всеросс. научн.-практич. конф., посв. 50-летию г. Альметьевска, «Проблемы формирования гуманитарной среды в техническом вузе».- Альметьевск: АНИ,  2002.- 0,1 п.л.

17.        Палий Е.Н.  Учебный литературно-музыкальный салон как новая форма эстетического воспитания студентов// Всеросс. науч.-практич. конф. «Гуманитаризация образовательной и внеучебной среды высшей школы как средство воспитания толерантного сознания молодого специалиста». – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2004. -0,1 п.л.

18.        Палий Е.Н.  Художественно-эстетическое воспитание студентов технического вуза//  Нефтяное хозяйство.-  2004.- №4.- 0,5 п.л.

19.        Палий Е.Н Художественная педагогика в техническом университете – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2004. - 1,7 п.л.

20.        Палий Е.Н.  Искусство Индии с древнейших времен до конца XVIII в. – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2004.- 6,5 п.л.

21.        Палий Е.Н.  Художественная педагогика в техническом университете (на примере РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина). – М.: Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина,  2004.- 0,6 п.л.

22.        Палий Е.Н.  Литературно-музыкальные салоны Санкт-Петербурга и Москвы XVIII-XIX вв.// Теория и практика доп. образования.- 2006.- №5. -2,5 п.л.

23.        Палий Е.Н.  Из истории русской «салонной» культуры; петербургские салоны// МГОПУ им. М.А. Шолохова. Межвуз. сб. науч. тр.,  2006.- 1,4 п.л.

24.        Палий Е.Н.  Салон графини Евдокии Петровны Ростопчиной // МГОПУ им. М.А. Шолохова. Межвуз. сб. науч. тр.,  2006.- 0,5 п.л.

25.        Палий Е.Н.  Салон княгини Зинаиды Александровны Волконской// МГОПУ им. М.А. Шолохова. Межвуз. сб. науч. тр.,  2006.- 0,5 п.л.

26.        Палий Е.Н.  Литературные вечера – одна из форм просветительской деятельности разночинцев в России XIX в.// МГОПУ им. М.А. Шолохова, Межвуз. сб. науч. тр.,  2006.- 0,8 п.л.

27.        Палий Е.Н. Салон графини Евдокии Петровны Ростопчиной и салон княгини Зинаиды Александровны Волконской// ГАСК, Материалы двух науч.-практич. межвузов. конф.2006. - 0,5 п.л.

28.        Палий Е.Н.  Литературно-музыкальные салоны Санкт-Петербурга и Москвы XVIII-XIX вв.// Теория и практика доп. образования.- 2007.- №1. -2,5 п.л.

29.        Палий Е.Н.  Из опыта работы по художественно-эстетическому воспитанию студентов РГУ нефти и газа // Система кураторства в РГУ нефти и газа. -2007.-№5.- 2,5 п.л.

30.        Палий Е.Н.  Салон как историко-культурный феномен России XVIII-XIX вв.// ИСМО РАО.- 2007.- №3.-  2,5 п.л.

31.        Палий Е.Н.  Влияние салонной культуры на воспитание молодежи XVIII- XIX в.// ИСМО РАО.- 2007.-№8. -2,7 п.л.

32.        Палий Е.Н. Из истории частных библиотек хозяев дворянских салонов: вторая половина XVIII-XIX вв.// Библиотековедение.- 2007.- №2.- 0,6 п.л.

33.        Палий Е.Н.  Литературно-музыкальные салоны как элемент российской культуры XIX в.// Социально-гуманитарные знания.- 2007.- №2. -0,6 п.л. 

34.        Палий Е.Н.  Салонная культура России в конце XIX-начале ХХ вв.// Вестник МГОУ (в печати).

35.        Палий Е.Н.  Русская салонная культура XIX века// Вестник МГОУ (в печати).


1 Бартенев П.И. И.И. Шувалов. - М., 1855; Бартенев П.И. А.П. Елагина //РА. - 1877. - Т.2.

2 Сушков С.П. Биографический очерк Е.П. Ростопчиной //Ростопчина Е.П. Сочинения. - СПб., 1890. - Т.1.

3 Белозерская Н.А. Княгиня Зинаида Александровна Волконская //ИВ. - 1897. - №3. - С.939-972.

4 Кубасов И.А. А.Н. Оленин. - СПб., 1904.

5 Гаррис М.А. Зинаида Волконская и её время. - М., 1906.

6 Фатов Н. Любовь и смерть Д.В. Веневитинова. - Варшава, 1914.

7 Рапгоф Б. К. Павлова. - Пг., 1916.

8 Романович-Славатинский А. Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права. - СПб., 1870; Евреинов Г.А. Прошлое и настоящее значение русского дворянства. - СПб., 1898; Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Ч.1. - СПб., 1904.

9 Среди них: История Института инженеров путей сообщения за первое столетие, 1810-1910 гг. - СПб., 1910; История Московской практической академии коммерческих наук. - М., 1860; Карцов Н.С. Мариинский институт (1797-1897). - СПб., 1987; Краткий исторический очерк о Санкт-Петербургском практическом технологическом институте. - СПб., 1878; Лоранский А.М. Исторический очерк Горного института. - СПб., 1873.

10 Аронсон М.И., Рейсер С.А. Литературные кружки и салоны. - Л., 1929; То же. - М., 2001; Литературные салоны и кружки: первая половина XIX века /Под ред. Н.Л. Бродского. - М.- Л., 1930; То же. - М., 2001.

11 Гершензон М.О. Исторические записки (О русском обществе). - М., 1910; Гершензон М.О. История молодой России. - М.- Пг., 1923; Гершензон М.О. Грибоедовская Москва; П.Я. Чаадаев. Очерки прошлого. - М., 1989.

12 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века). - СПб., 1994; Лотман Ю.М. Воспитание души. - СПб., 2003; Лотман Ю.М. История и типология русской культуры. - СПб., 2002; Лотман Ю.М., Марченко Н.А., Павлова Е.В. Лица пушкинской эпохи в рисунках и акварелях: камерный портрет первой половины девятнадцатого века. - М., 2000; Лотман Ю.М., Погосян Е.А. Великосветские обеды. - СПб., 1996.

13 Материалы по истории русской культуры конца XVIII - первой половины XIX века. - М., 1984.

14 Культура и искусство России XIX века. - Л., 1985.

15 Литература и искусство в системе культуры: Сб. /Под ред. Б.Б. Пиотровского. - М., 1988.

16 Сконечная А.Д. Торжество муз. - М., 1989; Она же. Московский Парнас. - М., 1983.

17 Зезина М.Ф., Кошман Л.В., Шульгин В.С. История русской культуры. - М., 1990.

18 Касаткина В.Н. Литературные дома и их влияние на формирование творческой индивидуальности писателей. - М., 1994.

19 Из истории русской культуры. Т. 4. (XVIII - начало XIX века). - М., 1996.

20 История русской культуры IX - XX вв. - М., 2003.

21 Канторович И.В. Общественно-идейная жизнь в московских литературных салонах 30-40-х гг. XIX в. //Вестник МГУ. Сер. 8. История. - 1991. - №5. - С.37-48; Она же. Московские литературные салоны. Салон А.П. Елагиной. Салон Е.П. Ростопчиной //Московский журнал. - 1991. - № 5,7; Она же. Провинциальные литературные салоны 1-й половины XIX в. //Русская провинция. Культура XVIII - XX вв. - М., 1992. - С.438-459; Она же. Новое о водевиле Д.В. Веневитинова «Неожиданный праздник» //Русская литература. - 1996. - №3. - С.65-78; Она же. Самый нежный звук Москвы…: салон Зинаиды Волконской //Новое литературное обозрение. - 1996. - №20. - С.50-64; Она же. Салон И.И. Шувалова //Вестник МГУ. Сер. 8. История. - 1996. - №4. - С.77-84; Она же. Из двух разговоров политика с поэтом: неизвестное донесение К.-Л. Фикельмона князю Меттерниху //Московский пушкинист. - М., 1996. - №3. - С.291-298; Она же. В «Рыцарской Академии» (Литературный кружок Шляхетского Сухопутного корпуса) //Репетитор. - М., 1997. - №2; Она же. Салон Павловых //Москва: Люди, проблемы, события. - М., 1998.

22 Яковкина Н.И. История русской культуры: XIX век. - СПб., 2000.

23 Яковкина Н.И. Русское дворянство первой половины XIX века: Быт и традиции. - СПб., 2002.

24 Турьян М.А. Странная моя судьба: о жизни Ф.А. Одоевского. - М., 1991.

25 Грибкова Е.М. «Под одной звездою…» (Е.П. Ростопчина в кругу русских писателей) //Русская словесность. - 1994. - №4. - С.89-92.

26 Анисимов Е.В. Личность Ивана Шувалова //Философский век: Альм. - СПб., 1998. - Вып.8. - С.3-13.

27 Гордин А.М., Гордин М.А. Пушкинский век. Кн. 2. - СПб., 1999.

28 Вдовина Л.Н. Иван Иванович Шувалов в кругу родных и друзей /Вестник МГУ. Сер.8. История. - 2002. - №2. - С.83-107.

29 Гордин М.А. Екатерининский век. - СПб., 2004.

30 Мещерина Е.Г. В.Ф. Одоевский в музыкальной культуре России XIX века. - М., 2001.

31 Кузина О. Предисловие //Князь Владимир Одоевский: Дневник. Переписка. Материалы. - М., 2005.

32 Колосова Н.П. Россети-черноокая. - М., 2003.

33 Смирнова И.А. А.О. Смирнова-Россет в русской культуре XIX века. - М., 2004.

34 Зайончковский П.А. История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. - М., 1976-1989. - Т.1-5.

35 Ф.109. - Оп.3, №2339. - Л.1.

36 Ф.728. - Оп.1. - Ед. хр.112. - Лл.124-125, 132-133.

37 ИРЛИ. Отдел рукописей. Ф.163. - Оп.1, № 328. - Л.63; Ф.357. - Оп.2, № 436. - Л.1; Ф.497, № 85; Ф.652. - Оп.1. - Ед. хр.15, 17; Оп.2 - Ед. хр.22, 130; Ф.627. - Оп.4. - Ед. хр.766.

38 РГАЛИ. Ф.433. - Оп.1. - Ед. хр.18. - Л.46.

39 РГБ. Ф.48 м. - Карт.15. - Ед. хр.1; Карт.16. - Ед. хр.3; Карт.17. - Ед. хр.9, 11, 19, 28; Карт.20. - Ед. хр.3, 9; Карт.50. - Ед. хр.35; Карт.51. - Ед. хр.2, 9; Карт.54. - Ед. хр.11; Карт 62. - Ед. хр.18, 19.

40 РГБ. Ф.99. - Карт.1, № 22. - Л.35-35 об.

41 РГБ. Ф.142. - Оп.1. - Ед. хр.24, 125, 144; Оп.108 а. - Ед. хр.21.

42 РГБ. Ф.171. - Ед. хр.204. - Л.14.

43 РГБ. Ф.380. - Ед. хр.384. - Л.14; Ф.356. - Ед. хр.287. - Л.1.

44 РГБ. Ф.542. - Ед. хр.876. - Л.38, 81, 89; Ед. хр.577. - Л.46, 39-40, 42; Ед. хр.101-102.

45 Санкт-Петербургская консерватория. Ин.155, 1273-1277, 1281, 1344-1358, 5527, 5949, 5990.

46 ЦГАЛИ. Ф.411. - Оп.1. - Ед. хр.15. - Л.189, 194-195, 226-227, 231.

47 ЦГАЛИ. Ф.433. - Оп.1. - Ед. хр.18.

48 ЦГАЛИ. Ф.472, № 617. - Л.22.

49 ЦГАЛИ. Ф.485. - Оп.1. - Ед. хр.875-876. - Л.158.

50 ЦГИА. Ф.469. - Оп.2. - Д.13, 1362.

51 ЦГИА. Ф.722. - Оп.1, № 724.

52 РГИА. Ф.25. - Оп.5. - Д.190; Ф.477. - Оп.1. - Д.36. - Л.25; ЦГИА. Ф.181. - Оп.1. - Д.1181, 1208, 1340; Ф.478. - Оп.14. - Д.99. - Л.9; Д.257. - Л.6; Д.201. - Л.102; Д.258. - Л.228; Оп.9. - Д.17. - Л.14-16; Д.22. - Л.13-15; Д.330. - Л.202, 609, 670; Д.377. - Л.260; Ф.963. - Оп.1. - Д.230. - Л.1-1; Д.1853а. - Л.1; ЦГИАМ. Ф.372. - Оп.4. - Д.3. - Л.15; Д.4. - Л.33; Д.10. - Л.125; Д.30. - Л.32.

53 Жихарев С.П. Записки современника. - М., 1890.

54 Жихарев С.П. Дневник чиновника //ОЗ. - 1855. - №4. - С.394-396.

55 А.В. [Уваров С.С.] Литературные воспоминания //Современник. - 1851. - Т.27. - Кн.6. - Отд.2.

56 Анненков П.В. Литературные воспоминания. - М., 1983; Он же. Пушкин в Александровскую эпоху. - СПб., 1874.

57 Арнольд Ю.К. Воспоминания. Вып.2. - М., 1898.

58 Биография А.И. Кошелева. Т.1, кн.2. - М., 1889.

59 Вяземский П.А. Полное собрание сочинений. Т.7. - СПб., 1882; Он же. Воспоминания о Мицкевиче //РА. - 1873. - № 6. - СПб.1085; Вяземский П.А. Очерки и воспоминания: Московское семейство старого быта //РА. - 1877. - Кн.1, №3. - С.305-314.

60 Григорович Д.В. Литературные воспоминания //Григорович Д.В. Собрание сочинений. Т.12. - СПб., 1896.

61 Мещерский А.В. Из моей старины //РА. - 1900. - Кн.2, №№ 6-8; Кн.3, №№ 9-12; 1901. - №1, 3; Мещерский А.В. Воспоминания //РА. - 1901. - Т.1. - С.101-104.

62 Панаев И.И. Литературные воспоминания. - Л., 1928.

63 Смирнова А.О. Дневник. Воспоминания. - М., 1989.

64 Смирнова-Россет А.О. Дневник. Воспоминания /Изд. подгот. С.В. Житомирская. - М., 1989.

65 Соллогуб В.А. Воспоминания о В.Ф. Одоевском. - М., 1869.

66 Журналы Совета Петербургского института инженеров путей сообщения за 1907-1908 гг. - СПб., 1908-1909.

67 Программа для экзамена воспитанников Института Корпуса инженеров путей сообщения 1816 г. - СПб., 1916.

68 Речи и отчеты на торжественном собрании Московской практической академии коммерческих наук. - М., 1899.

69 Устав высших технических школ: Проект. - СПб., 1906.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.