WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УДК 930.85

САПАНЖА Ольга Сергеевна

 

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ МУЗЕЙНОСТИ

Специальность 24.00.01–

теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Санкт – Петербург

2011

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»

Научный консультант:  доктор искусствоведения, профессор

Любовь Михайловна Мосолова

Официальные оппоненты:  доктор культурологии, профессор

Сергей Михайлович Некрасов

доктор искусствоведения, профессор

Ольга Леонидовна Некрасова-Каратеева

доктор культурологии

Кирилл Евгеньевич Рыбак

Ведущая организация:  Санкт-Петербургский

государственный университет

Защита состоится «___» ___________ 2011 года в ___ часов на заседании Диссертационного Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций  Д 212.119.23 в Российском государственном педагогическом университете им. А.И.Герцена по адресу: 197046, Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д.26, ауд.317.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена по адресу: 191186, г.Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, д.48.

Автореферат разослан «___» _________2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат культурологии В.Н.Бондарева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационное исследование посвящено научному анализу феноменов музея и музейности, обоснованию методологических подходов к изучению музейности и разработке научной теории на основе культурологической методологии.

Актуальность темы диссертационного исследования. Рубеж XX-XXI веков в музейной практике можно определить как «переходный этап», связанный с кардинальными трансформациями музейного пространства и его смыслов. Стратегии развития музейного дела XX века не только географически расширили область бытования музейных форм, включив практически все континенты в музейное строительство, но и предложили новые типы музеев, стремительно увеличив круг возможных объектов собирательской деятельности, а также направлений и форм экспозиционной и образовательной практики.  Можно утверждать, что сегодня музей стоит на пороге серьезных преобразований, причины которых определяются тенденциями развития культуры, заявившими о себе в первой половине XX века, получившими развитие во второй половине столетия и обнаружившими определенные «кризисные» явления на современном этапе. Названные обстоятельства требуют культурологического анализа феномена музея и музейности и определяют актуальность темы исследования.

Анализ социально-культурных обстоятельств, связанных с изменениями музейного пространства, позволяет предположить, что на рубеже XX-XXI вв. происходит смена «музейной парадигмы» - трансформации музейного организма столь значительны и необратимы, что речь стоит вести уже не об определенных изменениях музея как социально-культурного института в частных направлениях его деятельности, а о рождении нового понимания музея, формировании принципиально новой концепции воплощения музейности.

С одной стороны, музей как социокультурный институт сегодня является востребованной и актуальной частью культурного пространства: тенденции количественного роста числа музеев и расширения направлений и форм музейной работы остаются ведущими. Однако в то же время можно обнаружить и определенные показатели (связанные с постепенной утратой музеем специфических черт, присущих ему исторически, с постепенным «растворением» в иных социальных институтах и культурных практиках), свидетельствующие о назревшей необходимости коренного пересмотра структуры музеев. В то же время возросший интерес к музею уже нельзя считать формально-познавательным. Оценивая музей как институт социальной памяти, мы вынуждены констатировать неизбежность существенного изменения культурной формы «музей», приобретения новых качеств, определяющих его дальнейшее функционирование в социокультурной системе.

Потребность в качественном изменении ощущалась музейными профессионалами задолго до рубежа XX-XXI вв. Федерик Майер (генеральный директор ЮНЕСКО), открывая XV Генеральную конференцию  ИКОМа в Гааге в 1990г. (то есть тогда, когда трансформационные процессы в музейном мире стали вполне очевидными), заметил, что положение музеев сродни быстро растущему подростку, одежда которого в определенный момент рвется по швам. Называя музей уникальным результатом взаимодействия культуры и разума человека, смысловым универсумом, играющим важнейшую роль в формировании целостной картины мира, Б.А.Столяров отмечает изменчивость и мира, и познающего его субъекта. Если изменение можно назвать важнейшей чертой, присущей музею как социальному институту, то за прошедшие двадцать лет эти трансформационные процессы приняли столь масштабный характер, что скорая смена «музейной парадигмы» уже не кажется далекой перспективой. На Международной научной конференции «Музеология-музееведение в XXI веке: проблемы изучения и преподавания», состоявшейся в мае 2008 года, Ян Долак (заведующий кафедрой музеологии Университета им. Т.Масарика, Брно, Чехия) выразил беспокойство относительно будущего развития музеологии, а, возможно, и «самого мирового музейного сектора».

Можно предположить, что за прошедшее столетие, ставшее «золотым веком» музеев, музей в его традиционном понимании отчасти исчерпал возложенные на него задачи и сегодня стоит перед необходимостью решать проблемы сохранения культурной памяти человечества совершенно новыми путями. Речь идет не о «смерти музея», а о дальнейшем развитии культурной формы на новом этапе, в соответствии с новыми «социальными вызовами», ответить на которые в рамках традиционного понимания музея уже практически невозможно.

Тему социальных вызовов и изменившейся социо-культурной ситуации стоит признать одной из ведущих в размышлениях музееведов первого десятилетия XXI века. Ответ часто видится в расширении направлений и форм музейной деятельности. Думается, однако, что отдельные преобразования не способны решить проблему эффективного «ответа» и для сохранения собственной идентичности в пространстве культуры музею предстоит совершить серьезные внутренние преобразования. Стоит отметить, что новые формы, предлагаемые музеем, не всегда могут быть адекватно восприняты зрителем и грозят превращением музея в вариант развлекательного учреждения, использующего аутентичный предмет, но выстраивающий на его основе различные формы рекреации, не являющейся специфически музейной. Подобная стратификация, являясь приметой времени, грозит растворением музея в пространстве иных социальных институтов. Еще одним аспектом усложнения музейного пространства стало появление большого числа вариантов «псевдомузеев», что, в свою очередь, может стать причиной утраты специфических черт, позволяющих определить место, роль и конкретные функции музея в пространстве культуры.

Таким образом, необходимо выделить следующие социокультурные обстоятельства, определяющие актуальность изучения феномена музейности:

  • в современной ситуации все более отчетливо ощущается детерминированность музейных процессов общими процессами, происходящими в пространстве культуры;
  • очевидная констатация изменения музея не может быть признана удовлетворительной, отвечающей требованиям времени;
  • трансформационные процессы, происходящие в современном музейном пространстве, указывают на скорую смену «музейной парадигмы»;
  • подобная смена необходима в связи с возросшей угрозой утраты музеем специфических функций, его растворением в других институтах и социальных практиках;
  • в условиях усложнившегося музейного мира ощущается потребность в новых способах представления музейности;
  • осмысление феномена музейности позволит определить стратегию развития музейного пространства.

Названные социально-культурные обстоятельства определяют круг научных обстоятельств актуальности темы исследования, а именно необходимость разработки методологических принципов изучения музея и музейности, изучения морфологии музейности, ее исторических форм и типов.

Очевидно, что дальнейшая перестройка музейного организма невозможна без четкого понимания основ и механизмов реализации специфической музейной потребности. Ориентация на технологическое изучение музея и направлений музейной работы, доминирующее в современном музееведении, не позволяет в полной мере прояснить особенности и перспективы развития музейного пространства. Актуальным и необходимым является развитие теоретических оснований науки, ориентированных не на технологическое и конкретно-историческое изучение отдельных феноменов музейного мира, а на создание научных теорий, позволяющих исследовать первопричины феномена музея, что обеспечит не только понимание исторической динамики, современного состояния, но и стратегий дальнейшего развития культурной формы.

Одной из таких теорий является теория музейности. Представляется, что исследование музейности как феномена, определившего появление и развитие музея, специфику реализации им функций сохранения культурной памяти, позволит более четко представить тенденции и перспективы развития музейности и определить возможные варианты развития музеев в XXI столетии.

Между тем, основным обстоятельством, препятствующим продуктивному развитию музееведения, является ситуация недостаточно интенсивного развития науки в сравнении с практической деятельностью. Анализируя тенденции развития музейного дела на рубеже XX-XXI вв, музееведы отмечают, что ситуация, при которой интенсивное и стремительное развитие практической музейной деятельности во всех основных направлениях не подкрепляется соответствующим уровнем теоретических исследований, является одной из причин методологического кризиса музееведения (музелогии), когда границы взаимодействия музейной теории и практики не имеют четко выраженных оснований и обоснованных точек взаимодействия. Научное осмысление феномена музейности может способствовать преодолению обозначенного кризиса, обозначить возможные пути дальнейшего развития музея в пространстве культуры. Значение музеологии связано с возможностью «предложить музеям средства для формирования и изменения культурного сознания общества и тем самым дать им возможность активно участвовать в его развитии» (З.Странский).

Речь, таким образом, идет о развитии теоретических оснований музееведения. Современный период развития представлений о музее можно рассматривать как этап прохождения своеобразной «точки бифуркации», когда накопленный практический материал требует не просто суммирования, но дальнейшего развития оснований науки, связанных с определенными концептуальными перестройками. Построение теории музейности может явиться одним из этапов преодоления кризиса науки, ощущаемого в начале XXI века, который связан с разработкой проблем методологии исследования феноменов, попадающих в поле изучения теоретического блока науки. Необходимость не количественного наращивания числа методов и технологий, использование которых возможно при анализе различных сторон функционирования музея, но обоснование методологии изучения музея и музейности представляется одной из важнейших задач науки. Обоснование методологии изучения музея и музейности откроет возможности для исследования исторической динамики и морфологии музейности, а также позволит прогнозировать некоторые тенденции развития музейности в культуре XXI столетия.

Таким образом, необходимо выделить следующие научные обстоятельства, определяющие актуальность изучения феномена музейности:

  • конструирование новых способов представления музейности невозможно без их теоретического осмысления;
  • изучение феномена музейности связано с развитием музееведения как науки, формированием ее теоретического блока;
  • современный этап развития музееведения характеризуется наличием методологического кризиса;
  • отсутствие специальной методологии музееведения, определяющей возможные подходы к изучению музея и музейности, затрудняет создание научных теорий;
  • наличие научных теорий является показателем уровня развития науки;
  • исследование исторической динамики и морфологии музейности связано с определением перспективных путей развития музейной теории и практики.

Степень изученности проблемы. Разработка научной теории предполагает изучение широкого круга вопросов, касающихся истории музейного дела и теоретических проблем музееведения. Проблематика, связанная с исследованием музея как социокультурного института и феномена культуры, актуализируется вместе  развитием музееведения как науки во второй половине XX века. Наиболее крупными зарубежными исследователями, в работах которых уделяется внимание феноменологии музея, его функциям и месту в пространстве культуры, являются К.Шрайнер (K.Schreiner), З.Странский (Z.Stransky), Й.Бенеш (J.Benes), Е.Хюнс (E.Huhns), В.Хербст (W.Herbst), И.Корек (J.Korek), И.Неуступный (J.Neustupny), И.Ян (I.Jahn), К.Помиан (K.Pomian), С.Пирс (S.Pearse), Ю. де Варин-Боан (H.de Varine-Bohan), А.Виттлин (A.Wittlin), З.Жигульский (Z.Zygulski), Дж.Льюис (G.D.Lewis), Д.Камерон (D.Cameron), К.Хадсон (K.Hudson), Т.Шола (T.Shola), Г.Осборн (H.Osborne), Ю.Ромедер (J.Romeder), Д.Вайлер (D.Wailer), Е.Александер (E.P.Alexander), Е.А.Хупер-Гринхилл (E.A.Hooper-Greenhill), П. ван Менх (P.van Mensch), Я.Долак (J.Dolak), О.Наварро (O.Navarro), Р.Дюкло (R.Duclos). Авторитетными представителями отечественного музееведения являются А.М.Разгон, А.Б.Закс, Н.А.Никишин, М.Б.Гнедовский, Ю.В.Дукельский, Н.Г.Макарова, Е.Г.Ванслова, И.В.Иксанова, С.И.Сотникова, Б.А.Столяров, М.Ю.Юхневич, М.Е.Каулен, Ю.У.Гуральник, Н.А.Томилов, О.Н.Труевцева, М.Т.Майстровская, И.М.Коссова, Л.М.Шляхтина, Б.А.Столяров, С.М.Некрасов, В.П.Грицкевич, Т.П.Калугина, Т.Ю.Юренева, А.А.Сундиева, Е.Н.Мастеница, Е.Б.Медведева, К.Е.Рыбак, С.В.Пшеничая, Ю.В.Зиновьева.

В связи с тем, что музейная проблематика в последние десятилетия активно исследуется в контексте решения задач ряда культуроведческих дисциплин, необходимым было изучение ряда концепций в рамках социологии, педагогики, искусствоведения и т.д. Особенно мощным направлением, оказывающем влияние на представление о музее как институте включения человека в мир культуры, стоит признать направление, связанное с исследованием образовательных функций музея, научные основы которого в отечественной науке были заложены Б.А.Столяровым, М.А.Ариарским, Г.П.Бутиковым, Н.А.Яковлевой, О.Л.Некрасовой-Каратеевой, Е.Г.Артемовым, В.А.Гуружаповым, А.Г.Бойко.

Выделение культурологического подхода в качестве ведущего при разработке теории музейности определило обращение к основным научным школам культурологии. Среди концепций, повлиявших на развитие музееведческой мысли, необходимо назвать концепцию диалога культур М.М.Бахтина и В.С.Библера, деятельностную концепцию культуры Э.С.Маркаряна, концепцию структурно-семитического анализа Ю.М.Лотмана, концепции, исследующие смысл вещи (работы М.Н.Эпштейна, Г.С.Кнабе). К культурологическим работам, в которых музей анализируется как феномен культуры и культурная форма, относятся исследования М.С.Кагана, А.П.Валицкой, Л.М.Мосоловой, Т.П.Калугиной.

Основными этапами развития идей в рамках музееведения, изучение которых легло в основание разрабатываемой концепции культурологической теории музейности, необходимо назвать следующие:

  • первый период развития представлений о музее можно определить как донаучный (музеографический), с XVI века до 1860-х гг.; к этому времени относятся «первые пробы научной интерпретации, связанные с музейной практикой и с познанием людьми прошлой и настоящей действительности природы и общества через музейные предметы» (Н.А.Томилов); донаучный этап характеризуется формально-описательным подходом в изучении различных сторон музейной деятельности (прежде всего в области собирания и систематизации коллекций), в связи с чем, его можно охарактеризовать как период подготовки общественного признания музея, отчетливо проявившегося к концу XIX столетия;
  • второй период (1860-е - начало XX века) преимущественно характеризуется развитием музееведческих знаний в самих музеях; утверждением общественной значимости музея как социо-культурного института, что определило необходимость профессиональной идентификации сотрудников музея, а усложнение направлений музейной деятельности – рождение новых направлений научного поиска;
  • третий период включает два этапа: этап профессиональной консолидации, подготовивший этап развития музееведения как академической дисциплины, приходится на первую половину XX столетия; в свою очередь, международное признание музееведения, его развитие как академической дисциплины определило становление нового этапа - этапа системного осмысления феномена музея и музейности, начало которого приходится на 1990-е годы.

Основной объем работ, посвященных музею как социокультурному феномену, можно разделить на два блока – структурно-целевой и функциональный. В работах первого блока определяется смысл и назначение музея, его социальная, историческая, нравственная миссия. Исследования функционального блока носят прикладной характер и представляют собой анализ определенного направления музейной деятельности.

Несмотря на существенный объем работ по музееведению/музеологии, число собственно теоретических работ весьма незначительно. Наименее изученными стоит признать вопросы методологии науки. От их решения, в свою очередь, зависит разработка ряда важнейших вопросов теоретического блока науки, в частности, разработка категории «музейность». Если категорию «музей» стоит признать достаточно изученной, то категорию «музейности» можно назвать заявленной, но теоретически не проработанной.

Основными этапами развития идеи музейности можно назвать:

  • этап осмысления феномена музейности в рамках философских концепций (работами, обозначившими возможный путь исследования феномена музейности (без формулирования самого понятия), являются философские концепции первой половины XX столетия - Н.Ф.Федорова, А.Мальро, П.Отле);
  • этап определения дефиниции музейности в контексте формирования признаков науки музееведения (в рамках музееведения категория «музейность» была сформулирована З.Странским  в рамках дискуссий о предмете науки, однако дальнейшего развития, за исключением упоминания этой категории в некоторых работах (Я.Долака, С.М.Копытина), не получила).

Таким образом, анализ степени изученности проблемы свидетельствует, что культурологическое исследование феномена музейности до настоящего времени не становилось предметом специального рассмотрения. Между тем значимость данного феномена требует его системного и целостного изучения в рамках научной теории, формирование которой составляет основу данного диссертационного исследования.

Гипотеза диссертационного исследования определяется рядом положений:

  • дальнейшее развитие музееведения связано с формированием научных теорий, расширяющих предметные рамки исследования с феномена музея к комплексу явлений, связанных с сохранением культурной памяти;
  • музейность является таким явлением и требует целостного комплексного анализа;
  • методологические ориентиры построения теории связаны с культурологической научной парадигмой и культурологическим подходом, позволяющим использовать в системе музеологии как специальной теории музея и музейности возможности культурологии;
  • сущность музейности заключается в том, что она является одним из способов (механизмов) адаптивно-адаптирующей деятельности человека;
  • основные структурные составляющие культурологической теории музейности связаны с изучением феноменологии, структуры и исторической типологии музейности;
  • положения культурологической теории музейности могут стать методологической основой для развития научных направлений, осмысляющих различные аспекты феномена музейности.

Объект исследования – музейность как феномен культуры.

Предмет исследования – специфика развития идеи музейности в культуре.

Цель исследования – создание и обоснование научного направления теоретического музееведения – культурологической теории музейности.

Задачи исследования:

  • осуществить историографический анализ научного осмысления проблем истории и теории музея и музейности;
  • определить уровень и степень развития методологии теоретического музееведения и определить методологические основания построения культурологической теории музея и музейности;
  • верифицировать культурологическую парадигму в изучении музейности;
  • выявить основные принципы культурологического подхода в изучении музейности;
  • осуществить анализ категорий «музей» и «музейность»;
  • выявить и дать характеристику основных исторических типов и форм представления музейности;
  • определить основные принципы построения морфологии музейности в сравнении с классификационными схемами анализа музея;
  • обосновать специфику процесса музеализации (познания музейности) как коммуникационного процесса;
  • разработать и обосновать модель музейного коммуникационного процесса.

Теоретико-методологическая основа исследования определяется фундаментальными идеями, разработанными в гуманитарных и социальных науках. Работа основывает на достижениях философии культуры, теории и истории культуры (В.С.Библер, М.М.Бахтин, Э.С.Маркарян, А.Ф.Лосев, Ю.М.Лотман, Д.С.Лихачев, М.С.Каган, Э.В.Соколов, С.Н.Иконникова, Л.М.Мосолова, А.Я.Флиер, Х.Г.Тхагапсоев и др.), методологии науки (В.С.Степин, З.А.Каменский, Э.Г.Юдин и др.), музееведения (А.М.Разгон, З.Странский, Я.Долак, Т.Ю.Юренева, С.И.Сотникова, Т.П.Калугина, Л.М.Шляхтина, С.М.Некрасов, А.А.Сундиева, М.Е.Каулен и др.).

Методы исследования носят комплексный характер, обусловленный сложностью объекта исследования.

На начальной стадии исследования использовался метод междисциплинарного анализа и сравнительного изучения научной философской, культурологической, музееведческой литературы по проблемам феноменологии музея и музейности. Среди общенаучных методов необходимо назвать методы обобщения, конкретизации, синтеза, сравнительного анализа.

При построении концепции культурологической теории музейности был использован в качестве ведущего метод структурного анализа, позволивший выделить основные уровни изучения музейности и метод системного анализа, позволивший анализировать музейность как культурную форму. Также использовался ряд методов, традиционно применяемых для системного исследования феноменов культуры – герменевтический, феноменологический, семиотический, социо-культурный. Метод историко-типологического анализа использовался при разработке исторической типологии музейности.

Кроме того, в процессе изучения методологических оснований построения культурологической теории музейности были выделены специальные методы музееведения – музейно-документационный, музейно-аксиологический методы и метод коммуникационного анализа. В контексте поставленной проблемы перечисленные методы были интегрированы в русле единого метода конструктивного обоснования теоретической схемы.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Показано, что современный уровень развития музееведения связан с необходимостью создания научных теорий, объясняющих и анализирующих феномен музейности, определивший появление и развитие музея как социо-культурного института.
  2. Создание теорий обусловлено общими тенденциями развития музееведческой мысли и уровнем развития культурологии, методологические ориентиры которой рассмотрены в качестве исходных принципов разработки теории, которая по своим методологическим основам будет являться культурологической теорией.
  3. Формирование научной теории опирается на культурологическую парадигму и культурологический подход в изучении музея и музейности. Рассмотрение проблем развития различных областей человеческой деятельности через призму культуры, признание глобальной детерминированности развития сфер человеческой деятельности процессами культурного развития определило ведущее значение новой культурологической научной парадигмы, признаваемой магистральным направлением развития гуманитарного знания и оказывающей влияние, в том числе, на решение проблем познания музейности. Научная парадигма рассматривается как модель постановки задач и как особое понимание содержания, логики развертывания идеи исследуемого феномена на основных уровнях научного познания.
  4. В качестве методологии культурологической теории музейности выделены три ключевых вектора культурологии:
    • возможность типологического анализа музейных форм в их исторической динамике,
    • возможность исследовать морфологию музейных форм,
    • возможность изучения процессуальной стороны музейности – процессов музеализации как процессов культурной адаптации.
  5. Специальные методы музееведения, позволяющие комплексно исследовать феномен музейности в рамках научной теории, конструируются на основе основных этапов процесса музеализации. К этим методам относятся музейно-документационный, музейно-аксиологический методы и метод коммуникационного анализа. Использование интегрированного метода позволяет конструировать научную теорию музейности.
  6. Историческая типология музейности представлена следующим образом. Два типа представления музейности (тип традиционной музейности и тип креативной, динамической музейности) соответствуют двум типам культуры – традиционному и креативному, позволяя анализировать формы музейности как детерминированные общими тенденциями историко-культурного развития. В рамках традиционного типа музейности можно выделить архаические праформы представления музейности и контекстные формы представления музейности. Типу креативной культуры соответствуют самостоятельные (специальные) формы представления музейности и синтетические формы представления музейности.
  7. Музейность есть способ наделения субъектом особыми свойствами объектов реального мира, имеющее целью сохранить исторический потенциал и творческий резерв опыта человечества и реализуемый в собраниях предметов, репрезентирующих опыт человека, сообществ, нации, человечества и т.д. Компонентами структуры реализации идеи музейности становятся объект (музеалии), субъект (человек), актуализирующие музейность, и процесс этой актуализации (процесс музеализации). Активизация структуры «музеалии – музейность - музеализация» возможна только посредством деятельности познающего их субъекта.
  8. Музеализация является процессом реализации музейности через актуализацию музеалий, включающим музейное производство (связанное с активной деятельностью субъекта в сфере создания различных организационных форм хранения внегенетической информации через раскрытие потенциальной ценности музеалий) и музейное потребление (связанное с восприятием этих форм субъектом – следующим за музейным производством уровнем актуализации уже выявленной ценности музеалий). Музеализация, как процесс музейного производства и музейного потребления, представляет в своей совокупности процесс музейной интерпретации музейных ценностей (музеалий) и является процессом сохранения культурной памяти.
  9. Музейность является культурной формой, в то время как музейное пространство представляет собой динамичную структуру культурных артефактов, представленных в конкретно-исторической реальности, воспроизводящее культурную форму.
  10. В основу морфологического строения музейности положена идея, согласно которой потребность зафиксировать, сохранить многообразные проявления культуры, обнаруживается практически во всех областях социальной и культурной практики. Морфология музейности связана с выделением тех сфер жизни человека, которые могут быть представлены в материальных памятниках (объектах) – музеалиях и в дальнейшем зафиксированы путем выделения этих памятников из контекста утилитарного использования.
  11. Концепцию культурологической теории музейности составляет решение проблем определения феномена музейности, разработка исторической типологии музейности и анализ морфологии музейности. Структура культурологический теории музейности представлена следующими блоками:
  • Историческая типология музейности (историко-типологический раздел)
  • Музейность как явление культуры (феноменологический раздел)
  • Морфология музейности (структурный раздел).
  1. Возможности диалога в использовании достижений теории музейной коммуникации и культурологической теории музейности для целостного изучения процессов развития идеи музейности в пространстве культурной коммуникации, является одним из перспективных направлений развития теоретического музееведения. Таким образом, культурологическая теория музейности представляется не только теорией, объясняющей феномен музейности, но методологическим ресурсом для конструирования новых теорий.

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

  • предложена и разработана культурологическая теория музейности;

Для этого, в частности:

  • обобщен широкий спектр работ, связанных с изучением музея и музейности, до сих пор не поддававшийся целостному изучению, который составил основу историографического обзора;
  • обоснована методология построения научной теории музейности в контексте культурологической парадигмы на основе выделения специальных методов музееведения.
  • выявлены и определены исторические типы и формы музейности, являющиеся основой исторической типологии музейности;
  • выявлена морфология музейности в контексте морфологического анализа культуры;
  • предложена модель специфической музейной коммуникации.

Теоретическая значимость исследования:

  • теоретико-методологические положения диссертации могут явиться основой для создания и разработки новых научных теорий музееведения;
  • культурологическая теория музейности позволяет использовать ее как методологическую основу в частных исследованиях музееведческой проблематики;
  • предложенная в диссертации структура научной теории может быть использована как аналитическая модель и конкретизирована в частных исследованиях по проблемам музейности;
  • выделенные в диссертации специальные методы музееведения позволяют эффективно исследовать теоретические проблемы музееведения;

Практическая значимость исследования:

  • концепция музейности, предложенная в работе, может быть использована при разработке научных концепций музеев, определении перспектив развития музейного пространства;
  • модель музейной коммуникации может быть использована в музейном проектировании;
  • материалы диссертационного исследования могут быть использованы при создании учебных и методических пособий, на учебных занятиях в высших учебных заведениях.

Достоверность результатов и основных выводов исследования обеспечивается опорой на методологическую фундаментальность теоретических положений отечественной и зарубежной науки, на современную теорию культуры и историческую культурологию, новые парадигмы развития науки, а также анализом фактического материала, полученного в результате педагогической и научной работы диссертанта.

Личный вклад автора связан с разработкой методологических оснований, структуры научной теории музейности и исследованием ее основных разделов. Автор принимал активное участие в обсуждении и опубликовании результатов диссертационного исследования.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации легли в основу трех монографий («Методология теоретического музееведения», 2008, «Музей и музейность: культурологический подход», 2011 и «Теория музея и музейности: историографический обзор и историческая типология», 2011) и учебного пособия («Основы музейной коммуникации», 2007), а также отражены более чем в 40 публикациях в сборниках научных трудов, материалов конференций, научных журналах, в том числе в 10 статьях из перечня ВАК, рекомендованного для публикации результатов диссертационного исследования.

Методико-теоретические и музееведческие материалы использовались при проведении лекционных и практических занятий со студентами, бакалаврами и магистрами Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена и Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. В частности, материалы диссертации использовались при подготовке курса «Основы музейного дела» («Музееведение: история, теория, практика. Методические рекомендации и материалы для самостоятельной работы студентов по дисциплине «Основы музейного дела», 2008) и авторского курса «Теория музейной коммуникации» для магистров художественного образования («Теория музейной коммуникации. Учебная программа курса для магистров художественного образования», 2008).

Ход работы над диссертацией и ее результаты обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории культуры РГПУ им. А.И.Герцена и кафедры художественного образования и музейной педагогики РГПУ им. А.И.Герцена.

Материалы и результаты работы над диссертацией становились темой доклада более чем на 20 всероссийских и международных научных и научно-практических конференциях, в том числе: Международной научно-практической конференции «Современный музей как важный ресурс развития города и региона», Казань, 12-17 сентября 2005 г. (доклад «Музей в глобальном мире: коммуникационные стратегии»), Международной научной конференции «Человек, культура и общество в контексте глобализации», Москва, РИК, 25-27 ноября 2005г. (доклад «Внутренний» и «внешний» диалог как основа музейной коммуникации»), Международной конференции к 80-летию научно-просветительного отдела Государственного Эрмитажа «Музей-зритель. XXI век», г.Санкт-Петербург, 14-16 ноября 2006г. (доклад «Взаимодействие музея и посетителя: вопросы классификации»), Международной научной конференции «Современные проблемы межкультурных коммуникаций», г.Санкт-Петербург, СПбГУКИ, 14 марта 2007г. (доклад «Музей как цель и средство межкультурной коммуникации»), Международном научном симпозиуме, посвященном 75-летию Российского института культурологи «Время культурологи», г.Москва, РИК, 24-26 мая 2007г. (доклад «Полиморфизм  музейного  пространства на рубеже XX-XXI вв.»), Международной научной конференции «Музей и образование: история и современность», г.Санкт-Петербург, СПбГУ17-19 апреля 2008г. (доклад «Музейное образование в системе многоуровневой подготовки», IV Международной научно-практической конференции «Искусство и диалог культур», г.Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И.Герцена, 25 февраля 2010г. (доклад «Музей изобразительного искусства и его место в культуре: pro & contra»), Международной научной конференции «Музеология – музееведение в XXI веке: проблемы изучения и преподавания» (СПбГУ, исторический факультет, кафедра музеологии, Университет им. Т.Масарика (Брно, Чехия), кафедра ЮНЕСКО музеологии и мирового наследия, г.Санкт-Петербург, 19-21 мая 2010 г. (доклад «Культурологическое измерение музея: культурология музейности»), Международном музейном форуме в Казани, посвященном 115-летию Национального музея Республики Татарстан, 14-18 сентября 2010г. (доклад «Современное музееведение и тенденции развития музейного пространства в XXI веке»).

Структура диссертации отражает логику построения культурологической теории музейности.  Цель и задачи обусловили решение и доказательство основных проблем исследования феномена музейности.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. Общий объем исследования  378 страниц, библиографический список содержит 482 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определена актуальность темы исследования и степень научной разработанности проблемы, выявлен объект и предмет исследования, сформулированы цели и задачи диссертации, обоснована рабочая гипотеза, научная новизна и практическая значимость исследования, обозначена структура работы, отражающая содержание проблемы разработки культурологической теории музейности.

В первой главе «Методология и историография музейности» представлен историографический обзор развития представлений о музее и музейности, а также разработана методологическая база культурологической теории музейности.

В параграфе 1.1. «Историография научного осмысления музея и музейности» рассматриваются история, пути и принципы научного осмысления феноменов музея и музейности в рамках музееведения и культурологии, выявляются основные этапы развития идей, предшествовавших формированию теории музейности и оказавших влияние на определение круга вопросов, решаемых в рамках данной теории.

В частности, в параграфе указывается, что круг проблем историографического исследования музея и музейности достаточно широк: в этот раздел науки входит освещение основных закономерностей формирования и развития научных знаний по истории, теории и практике музейного дела. В последние три десятилетия было опубликовано значительное количество научных статей, монографий и учебных пособий, предлагающих осмысление тех или иных аспектов исторического, теоретического или практического музееведения. Между тем, историографических работ по музееведению написано мало. Среди наиболее значительных публикаций можно назвать раздел «Источниковедение и историография истории музейного дела» в монографии В.П.Грицкевича «История музейного дела до конца XVIII века» (2004), исторические очерки Л.М.Шляхтиной и Е.Н.Мастеницы «Музейно-педагогическая мысль в России» (2006), отдельные публикации Н.А.Томилова (1998, 2001, 2004), О.В.Беззубовой (2003, 2005), С.В.Пшеничной (2007), Т.В.Галкиной (2010). Каждая из названных публикаций посвящена отдельному аспекту историографии музееведения (истории музейного дела в монографии В.П.Грицкевича, теории в работах О.В.Беззубовой, С.В.Пшеничной или направлению научно-практической деятельности в исследованиях Е.Н.Мастницы, Л.М.Шляхтиной, Т.В.Галкиной), в связи с чем задача развития историографии научного осмысления музея и музейности становится достаточно актуальной. Последним исследованием, освещающим проблемы историографии, можно назвать коллективную работу М.Е.Каулен, А.А.Сундиевой и Э.А.Шулеповой «Музееведческая мысль в России XVIII-XX веков» (2011), в которой представлены выдержки из наиболее крупных произведений отечественной музееведческой мысли указанного периода с комментариями.

Историографический обзор, представленный в параграфе, основан на выделении основных этапов развития научных представлений о музее и музейности. Отмечается, что предысторией развития науки о музеях можно считать эпоху Возрождения, когда слово «музей» становится синонимом слова «коллекция». К этому же периоду относятся первые труды, представляющие собой описание музейных учреждений. В эпоху Возрождения появилась работа, которую условно можно назвать теоретической - книга Самюэля фон Кихельберга «Заглавия или заголовки обширнейшего театра вселенной», в XVII веке были заложены начала музейной теории (в работе Иохана Даниэля Майора «Непредвосхищенные мысли о кунсткамерах и натуралиенкамерах»), в XVIII веке появился термин музеография для обозначения теоретических аспектов музейной практики (в работе К.Ф.Найкеля «Музеография»). Период XVII-XVIII вв. можно обозначить как «музеографический» этап развития научных представлений о музее (В.П.Грицкевич), так как работы XVII-XVIII вв. отражали «уровень знаний, когда перечисление и описание явлений музейного дела считалось вполне достаточным для его оценки» (В.П.Грицкевич). В XIX столетии качество работ выходит на новый уровень в связи с расширением тематики исследований. Причины появления публикаций, предлагающих проекты музеев, необходимых обществу, историки музейного дела видят в общих тенденциях развития культуры первой половины XIX столетия (увеличение количества публичных музеев, расширение географии музейного дела, деление комплексных музеев на специализированные в связи с дифференциацией науки и искусства). На рубеже XVIII-XIX вв. художественные музеи приступили к систематизации коллекций и начали приобщать публику к изобразительному искусству. Возникший в начале XIX века интерес к отечественному наследию определил появление ряда работ, осмысляющих структуру возможного музейного собрания (работы Ф.Аделунга и Г.Вихмана).

В диссертационном исследовании делается вывод, что интенсивное развитие музейной практики в XIX столетии и, как следствие, высокий интерес к проблемам музейного дела, определили необходимость «перевода» накопленных музеографических знаний на новый уровень. В первую очередь необходимо было терминологически определить зарождающуюся дисциплину: в 1878 году в названии немецкого «Журнала по музеологии и антиквароведению» впервые появляется наименование направления научного поиска, претендующего, в дальнейшем, на роль научной дисциплины. Однако, несмотря на появление термина, о рождении науки на рубеже XIX-XX вв. говорить преждевременно: появление термина явилось, скорее, стремлением зафиксировать усиливающуюся роль музеев в общественном сознании, признанием успехов в развитии музейного дела в Европе. В этой связи понятными становятся попытки исследовать феномен музея, определить философию музея, т.е. выделить существенные черты социального института, ставшего «культурной нормой» (А.А.Сундиева), определить его глобальную, универсальную функцию. Среди наиболее значительных концепций, появившихся в первой половине XX столетия, стоит отметить проект музея в «Философии общего дела» Н.Ф.Федорова и идею Всемирного дворца Поля Отле. В частности, в работе Н.Ф.Федорова можно впервые обнаружить обращение к феномену музейности, хотя само это понятие им сформулировано не было. На закате первой половины XX столетия мыслители ощущают скорые трансформации музейного пространства. Предчувствием «растворения» музея в социокультурном пространстве и одновременно его развития можно назвать концепцию воображаемого музея А.Мальро.

В первой половине XX века, наряду с появлением универсалистских философских концепций музея, растет число работ, посвященных исследованиям частных фрагментов и направлений музейной деятельности. Так, впервые появляется интерес к социальным функциям музея. Если в XIX веке формируется (и воплощается в практической музейной деятельности) представление о публичности музея, то в первой половине XX века обосновывается принцип социальной ответственности музея. Ярким выражением такого понимания музея стала концепция «полезного музея» Д.К.Дана. Естественным развитием идей «полезного музея» стало рождение нового направления, осмысляющего образовательную деятельность музея как важнейшую – музейной педагогики. В первой половине XX века появляются работы, в которых «образовательная деятельность музея стала объектом научного исследования» (Б.А.Столяров).

В диссертации отмечается, что первые попытки формирования новой научной дисциплины, изучающей феномен музея, ставший социально значимым, относятся к первой половине XX столетия. В то же время, в указанный период происходит включение размышлений о музее в философский дискурс, связанный с попытками определить смысл его существования. Вторая половина XX века меньше внимания уделяет вопросам философии музея, она, скорее, ознаменована дальнейшим углублением в изучении частных фрагментов музейной деятельности и укреплением музееведения как самостоятельной научной дисциплины. Анализируя итоги развития музея в XX столетии, П.ван Менх выделяет «две музейные революции» - два решающих переломных этапа в осмыслении феномена музея приходятся на эти революции. Первая «революция» на рубеже XIX-XX вв. знаменовала утверждение музея в общественном сознании, вторая «музейная революция» (в 1960-х гг.) утвердила музеологию как науку и академическую, университетскую дисциплину. Среди основных предпосылок, определивших повышение внимания к вопросам музейной теории и практики, можно назвать развитие музейных институтов, включение в «музейное строительство» всех континентов земного шара, повышение интереса к музею со стороны зрителя, расширение музейных технологий. Каждая из этих предпосылок не является исключительно тенденцией развития музейного пространства, а отражает общие тенденции развития культуры во второй половине XX века.

Во второй половине XX века на новый уровень выходят работы по истории музейного дела. В работах А.С.Виттлин, Э.П.Александера, К.Хадсона не только рассматриваются вопросы развития музейных институтов, но выявляются тенденции генезиса музея как культурной формы, а также осмысляются связи исторического развития музеев и областей культуры.

  Одно из важнейших направлений исследования феномена музея в указанный период было связано с определением основных характеристик музеологии (музеведения) как науки. В работах И.Неуступного, К.Шрайнера, Т.Силяновски-Новиковой музей рассматривается как учреждение, служащее удовлетворению потребностей документирования и его общественного использования. В то же время, И.Ян оспорила мнение, согласно которому предмет музееведения полностью сводится к музею и его деятельности, указывая, что дискуссии вокруг музейных учреждений не обладают необходимой универсальностью. С конца 1960-х - начала 1970-х гг. исследования по вопросам музеологии приобретают особую интенсивность. Расширяется круг рассматриваемых проблем, исследования, посвященные музею, становятся максимально дифференцированными. Углубленное внимание к проблемам частных сегментов музейной деятельности определило появление междисциплинарных областей научно-практической деятельности, разрабатывающих определенный взгляд на музей как на образовательный институт, центр наследия, площадку художественного эксперимента, коммуникационный канал и т.д. Особое внимание уделяется вопросам музейной коммуникации. Работы Д.Камерона (заложившего основы теории музейной коммуникации), Г.Осборна, Д.Вайлера, Ю.Ромедера, А.Александера, М.Б.Гнедовского предложили осмысление различных сторон коммуникационной специфики музея – феноменологической, структурной, процессуальной. После 1970-х годов исследования, посвященные музейной коммуникации, разделились на несколько ветвей, которые приобрели статус самостоятельных направлений научных исследований. Поскольку теория коммуникации изначально обращалась к проблемам взаимодействия посетителя и музейного предмета, одним из направлений исследования явилось изучение музейной экспозиции. Так, семиотический подход к изучению экспозиции как знаковой системы был развит в работах английского музееведа Е.А.Хупер-Гринхилл. Вторым направлением можно назвать изучение социальных функций музея, представленное в работах А.М.Разгона, Е.Г.Вансловой, Д.А.Равикович, И.В.Иксановой, Ю.П.Пищулина, В.Ю.Дукельского. Не менее важным стоит признать стремление проанализировать музей как институт, решающий задачи подключения человека к «коду» культуры (З.А.Бонами). Третьим направлением исследований музейной коммуникации можно считать круг работ, посвященный свойствам музейного предмета. Именно в этом блоке особенно интенсивно ощущается обращение к культурологическим концепциям XX столетия – Р.Барта, Ж.Бодрийяра. К работам, имеющим значение для развития музееведения, можно отнести целый ряд исследований, анализирующих формирование и функционирование системы отношений человека к вещи на разных этапах развития культуры (работы Ж.Бодрийяра, Ф.Броделя, А.Я.Гуревича, А.Ф.Лосева, М.Фуко, Э.Тайлора, А.И.Уемова, М.Эпштейна). В европейской мысли особого внимания заслуживает концепция польского историка и философа К.Помиана и идеи С.Пирс. В советском музееведении проблемы музейного предмета раскрываются в работах А.М.Разгона, Н.А.Никишина, В.Ю.Дукельского. Наиболее четко связь между музейным предметом и самим музеем обозначена в работах В.Ю.Дукельского. В исследованиях последних двух десятилетий большое внимание уделяется концепции Г.С.Кнабе. Идеи Г.С.Кнабе в значительной степени повлияли на решение проблем музейной трактовки социальной, духовной и социологической ипостасей вещей.

В диссертации выделяется ряд философских и культурологических концепций, повлиявших на развитие музееведческой мысли. В работах по различным аспектам экспозиционной и образовательной деятельности, а также теоретических работах, посвященных феномену музея, музееведы достаточно часто обращаются к идеям М.М.Бахтина, В.С.Библера, Э.С.Маркаряна, Ю.М.Лотмана. Реже встречается обращение к концепциям западноевропейских ученых – О.Шпенглера, А.Тойнби, М.Блока, Ф.Броделя, К.Г.Юнга. Тем не менее, в 1990-х годах идеи нового историзма, этногенеза, этнопсихологии нашли отражение в практической деятельности музеев.

В период 1970-1980-х гг. в рамках обсуждений признаков новой науки впервые появляется термин «музейность». Появление термина было связано с развитием дискуссий о предмете музеологии, в которых акцент был смещен собственно с музея и его общественных функций на причины, порождающие социокультурный институт. В этой связи вполне закономерным явился интерес к специфическому отношению человека к действительности, которое и вызвало «музейную потребность». Такая точка зрения в указанный период зафиксирована в работах З.Странского, И.Ян.

В 1980-е гг. одним из мощных направлений становится «новая» (или «живая») музеология, основателями которой являются французские музеологи Ж.А.Ривьер и Ю.де Варин Боан, но предтечей можно назвать П.Флоренского, в работах которого еще в начале XX века прозвучали идеи «средового подхода» в организации музея, препятствующего «мертвой музеефикации». Размышления о трансформации музейного пространства и будущем музея привели к возникновению концепции «пост-музея», ознаменовавшей включение теоретических моделей музея в систему культуры пост-модернизма (Е.А.Хупер-Гринхилл, Р.Дюкло, Т.П.Калугина). И отечественных, и зарубежных музеологов интересует проблема возможности влияния музеев на процесс культурного развития, определенным симптомом развития науки можно считать попытку «говорить о музеях в терминах диалектики и кибернетики» (Т.Шола). В рамках исследования развития научных представлений о музее и музейности в первом десятилетии XX века отмечается, что большой круг исследований посвящен определению места музея в социо-культурном пространстве, его общественному предназначению (С.Тайт, С.Кнелл, С.Уотсон). Желанием «вписать» музей в пространство современной экономической культуры продиктовано появление концепций музея в системе трансмодерна (К.Ахмас). Дальнейшее развитие получила концепция «пост-музея» (Е.Хупер-Гринхилл). Мощное развитие в отечественном музееведении в первое десятилетие XXI века получило историческое направление, основную тенденцию которого можно определить как усиление системного характера исследований, анализ генезиса музейных форм в контексте истории культуры (работы В.П.Грицкевича, А.А.Сундиевой, С.И.Сотниковой, Т.Ю.Юреневой).

В наступившем столетии окончательный статус научно-практической области  получает музейная педагогика, а исследования, посвященные музею как образовательному центру, приобретают все более междисциплинарый характер. Среди наиболее значительных работ, определивших вектор развития музейно-педагогической мысли нового столетия, необходимо назвать работы Б.А.Столярова. Обоснование  педагогики художественного музея как научно-практического направления на стыке педагогики, искусствоведения и музееведения, явилось теоретическим фундаментом разработки проблем художественного музея как образовательного центра, а также послужило поводом к разработке теоретических концепций образовательной деятельности музеев иных профилей – исторического, естественно-научного, технического и т.д. В то же время, наряду с расширением палитры музеологических исследований, на рубеже XX-XXI вв. наметилась тенденция к усилению системных исследований музея как феномена культуры. В диссертации отмечается, что концепция системного рассмотрения музея как культурной формы была впервые заявлена в работе М.С.Кагана в середине 1990-х гг. Именно это направление стоит признать наиболее важным для дальнейшего развития заявленной в диссертационном исследовании проблемы, так как системное изучение музея определило необходимость расширения предмета исследования науки. К основным исследованиям в этой области необходимо отнести работы Л.М.Шляхтиной, С.И.Сотниковой, Т.Ю.Юреневой, Е.Н.Мастеницы, М.Е.Каулен, А.А.Сундиевой. Примерами системного подхода к решению проблем музеологии можно счита ть работы ряда европейских музеологов (И.Мароевич, Х.Вирег, З.Странский). Развитием идеи М.С.Кагана о музее как культурной форме явилось исследование Т.П.Калугиной, в котором представлен анализ генезиса культурной формы «музей», ее содержание, а также изучено место художественного музея в современной культуре.

При подведении итогов историографического обзора, особое внимание обращается на тот факт, что историография музеологии не является историографией музейного дела. В диссертации выделяются основные этапы развития научных представлений о музее и музейности. Донаучный (музеографичесий) этап, характеризующийся формально-описательным подходом в изучении различных сторон музейной деятельности (прежде всего, в области собирания и систематизации коллекций), приходится на XVI-XX века. Утверждение общественной значимости музея как социо-культурного института определило необходимость профессиональной идентификации сотрудников музея, а усложнение направлений музейной деятельности – рождения новых направлений научного поиска. Этап профессиональной консолидации, подготовивший этап развития музееведения как академической дисциплины приходится на первую половину XX столетия. В свою очередь, международное признание музееведения, его развитие как академической дисциплины определило становление нового этапа - этапа системного осмысления феномена музея и музейности, начало которого приходится на 1990-е годы. Выделенные этапы условно отражают эволюцию представлений о музее и музейности, характеризуя лишь центральную линию научного поиска. Наряду с магистральной тенденцией всегда можно выделить круг работ, отражающих различные направления частных исследований. Так, безусловно, в основе значительного объема работ первого десятилетия XXI века продолжают оставаться музеографические проблемы, что не мешает говорить о системности как ведущей тенденции современного этапа развития музеологии.

Для развития заявленной в диссертационном исследовании проблемы существенными представляются следующие положения, сформулированные на основе историографического анализа:

  • определение теоретического музееведения/ музеологии является противоречивым, что позволяет включать в систему научного знания любую работу, предлагающую анализ любого фрагмента музейной деятельности;
  • тот факт, что музей может явиться объектом исследования в рамках различных гуманитарных и точных наук (музей как образовательный институт изучается в педагогических науках, коллекции музеев становятся материалом для исследований в рамках наук, соответствующих профилю музея, например, биологии, истории, искусствоведения и т.д.) позволяет предположить, что музееведение – это культуроведческая наука, позволяющая суммировать многообразные знания по различным аспектам истории, теории и практики музейного дела музеологию же, в свою очередь, необходимо  признать специальной теорией музея и музейности.
  • актуальной задачей музеологии как общей теории музея и музейности становится развитие научных теорий. Одной из теорий, объясняющих причины возникновения музея как социо-культурного института и процессы его эволюции, позволяющих анализировать место музея в современной культуре и тенденции «глобальной музеефикации» через обращение к механизмам сохранения и передачи культурной памяти  может явиться культурологическая теория музейности.
  • неразработанной является область методологии теоретического музееведения/ музеологии, что, в свою очередь, препятствует развитию ее теоретических оснований;

Методологическим основаниям изучения феноменов музея и музейности посвящен параграф 1.2. «Методология изучения музея и музейности». В параграфе отмечается, что методологические основания в изучении тех или иных феноменов музейного мира, а также направлений музейной деятельности, традиционно связываются с методами профильных музею наук, в то время как исследования теоретического характера до сих пор не имеют четко очерченных методологических границ. В связи с этим, исследование методологии, применяемой при решении ряда теоретических проблем музейной науки, представляется необходимым для дальнейшего построения теории музейности.

Концепция специальных методов музееведения, представленная в диссертации, основана на идее В.С.Степина о выделении научной дисциплины в качестве основной единицы методологического анализа. В традиционном подходе исходной единицей анализа была отдельно взятая теория в ее отношении к опыту, сегодня в качестве исходной единицы необходимо рассматривать научную дисциплину как систему сложно организованных и развивающихся теоретических знаний в их связях с опытом, с основаниями данной дисциплины, а через них с другими науками и социокультурным контекстом (В.С.Степин).

Современное музееведение определение собственной методологии признает одной из важнейших проблем теории. Л.М.Шляхтина, Т.Ю.Юренева обращают внимание на то, что именно вопрос о методе музееведения является наименее изученным в современной науке. М.Е.Каулен указывает на активное использование музееведением методов других наук, отмечая в то же время, что именно отсутствие у музееведения собственного метода оказывается основным доводом противников признания музееведения самостоятельной дисциплиной. Несмотря на международное признание (в рамках ИКОМ), сам факт самостоятельности музееведения как научной дисциплины вызывает сомнение, прежде всего, в силу малой разработанности методологического блока, и, как следствие, недостатка теоретических концепций в рамках науки.

Развитие науки предполагает интенсивную разработку комплекса теоретических проблем, формирование научных школ и научных теорий. Признание музееведения научной дисциплиной потребовало осмысления целого комплекса проблем, выходящих за рамки собственно технологий музейной работы. Можно утверждать, что обозначенная проблема концептуальной неоформленности науки приобретает особую актуальность именно на современном этапе развития музееведческого знания, в период необычайно острого осознания недостаточности научных теорий, необходимости системного исследования предмета науки, позволяющего ей обрести такие необходимые признаки научного знания, как способность выходить за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира, демонстрировать особый способ порождения знаний, при котором модели предметных отношений действительности создаются «сверху» по отношению к практике (В.С.Степин). Обретение наукой зрелости связывается в рамках диссертационного исследования с вектором методологического поиска, определением общих координат развития методологии музееведения, позволяющих эффективно строить теоретические модели.

В диссертации отмечается, что общие координаты не представляют собой перечень методов, выбор которых меняется в связи с открытием новых направлений в науке, постановкой новых задач. При этом, наряду с поиском оригинальной методологии, вполне естественным является обращение к методам других наук. Логично обращение к методам любого исторического исследования: очевидно, что наиболее эффективными методами изучения истории музейного дела являются методы исторического анализа. Перечень этих методов и определение их возможностей приводит в своей работе «История музейного дела до конца XVIII века» В.П.Грицкевич. Автор отмечает, что использует «традиционные для исторических наук методы» - историко-генетический, историко-сравнительный, историко-ретроспективный, историко-типологический, историко-системный, историко-культурный. Их применение позволяет эффективно исследовать историю становления и развития протомузейных и музейных форм в широком социо-культурном контексте. В прикладных исследованиях выбор методов продиктован конкретными задачами. Перечень этих методов предлагает Т.Ю.Юренева. В процессе исследования музейных предметов употребляются методы археологии, палеографии, этнографии, нумизматики, сфрагистики, литературоведения и искусствоведения. В ходе реставрации и консервации музейных предметов используются методы естественных наук, например, рентгенография, спектрография. Методы психологии и педагогики находят применение при  создании экспозиций и выставок, в различных формах культурно-образовательной деятельности, при изучении музейной аудитории. Это перечень методов, которые использует музейный сотрудник в своей профессиональной деятельности, исходя из профиля музейных собраний или конкретных задач по охране памятников культуры.

На основе изучения методологии музееведения в диссертации делается вывод, что историческое и прикладное музееведение активно обращаются к методам других наук, это позволяет эффективно решать исследовательские проблемы, но не позволяет назвать музееведение самостоятельной наукой, а не практической сферой или частным  направлением других наук. Также подобный перечень методов не допускает возможность конструирования специальных теорий науки.

Методология конкретной науки включает в себя как проблемы, специфические для научного познания в данной области, так и вопросы, выдвигаемые на более высоких уровнях методологии, такие, например, как проблемы системно­го подхода или моделирование.  В.И. Курашов, выделяя три уровня в иерархическом плане при классификации методологии (философский, общенаучный и частнонаучный), определяет границы каждого из уровней. Философский уровень методологии близок проблемам гносеологии (эпистемологии, теории познания, учению о познании). Общенаучный уровень методологии есть специфический синтез частнонаучного и философского знаний. Частнонаучный уровень методологии есть, в свою очередь, синтез общенаучной методологии и системы знаний соответствующей частной науки (например, вводятся понятия «методология физики», «методология химии», «методологические проблемы экологии», «методологические проблемы лингвистики»). Соответственно, можно выделить «методологические проблемы музееведения» и сформированную на этой основе «методологию музееведения».

В диссертационном исследовании выделяются следующие уровни методологии музееведения:

  • методология как поиск концептуальных основ музееведческих исследований;
  • методология как изучение методов, используемых в основных музееведческих исследованиях (исторических, теоретических и практических, а так же изучение вопросов создания собственных методов науки);
  • технологии музейной работы (технологический уровень представляет собой фактически уровень процедур, определяющий приемы музейной работы).

Если рассматривать логику развития методологии науки в динамике развития от прикладного к фундаментальному, то современный этап видится благоприятным для осмысления методологии музееведения в ракурсе концептуальных основ исследований. В этой связи в диссертационном исследовании рассматривается вопрос о соотношении и взаимосвязи таких понятий как методология, метод и технология. Для музееведения разведение понятий технология практической деятельности и методология науки имеет особенно важное значение, так как позволяет определить стороны взаимосвязи музейной работы и теоретических изысканий науки, или, иными словами, определить точки соприкосновения фундаментального и прикладного аспектов науки. Весь спектр музееведческих работ, направленный на решение конкретных задач социального заказа (а к ним относятся практически все исследования по фондовой, экспозиционной, и, главным образом, образовательной деятельности музея), образует поле прикладных исследований. Технологическая методология музееведения представляет собой набор процедур, обеспечивающих получение материала и его обработку в процессе музейного документирования и музейной коммуникации, она является одной из наиболее разработанных в музееведении, и самой разработанной в проблемном поле методологии.

Во втором параграфе диссертации центральной задачей явилось определение методологии как изучения методов, используемых в теоретических музееведческих исследованиях. Первым исследователем, попытавшемся наметить возможный путь конструирования специфического метода музееведения, был З.Странский, который осмыслял проблему метода, исходя из понимания предмета музееведения. В связи с тем, что специфичность предмета он усматривает в своеобразном отношении к действительности, при котором основным является познание «музейности», воплощаемой в своеобразных документах – музейных предметах, выявление их значения включает критерии познавательные и ценностные, рождающие специфическую интеграцию гносеологических и аксиологических методов. Выдвинутая З.Странским идея о связи познавательных и аксиологических методов рассматривается в диссертации как базовая в рамках исследования методологических оснований теории музейности, так как позволяет определить путь, по которому возможно конструирование оригинальных методов исследования многообразного музейного мира и институциональных проявлений музейности (гносеология) и осмысления  аксиологии музейности, создавая интегрированный метод ее познания.

Поскольку системное представление о музейности как особом качестве реальности образуют три теории, которые являются основой развития музееведения как науки, они могут явиться основой для конструирования трех специальных методов музееведения.

Теория музейного документирования, анализирующая проблемы оценивающего отношения человека к реальности, извлечения из реальной действительности предметов, имеющих ценность, является основой, общей методологической системой координат для методики музейного отбора, а музейно-документационный метод – инструментом теоретического исследования проблем специфики первого этапа музеализации. При помощи этого метода задаются общие параметры в выявлении значимых объектов исторической, культурной, социальной памяти, фиксирующих значимые стороны социального бытия, подлежащие дальнейшему сохранению и интерпретации. На технологическом уровне музейной работы по документированию объектов окружающей реальности музейно-документационный метод определяет выбор конкретных технологических приемов выявления и отбора артефактов.

Теория музейного тезаврирования, изучающая проблемы познания ценности предмета, должна развиваться на основе музейно-аксиологического метода. Данный метод позволяет определить собственно специфику музейной интерпретации, пути выявления и презентации музейности на основе объектов реального мира. На уровне технологий музейного дела этот метод задает вектор в выборе методик научно-фондовой работы.

Решение проблем изучения музейных коммуникационных процессов опирается на метод музейно-коммуникационного анализа, который способен решить ряд важных проблем «презентации» музейности в пространстве истории и культуры. Метод музейно-коммуникационного анализа позволяет анализировать процессы выявления и познания музейности, а также процессы музейной интерпретации как различные уровни функционирования культурно-коммуникативной системы. Практика музейной коммуникации, опираясь на принципы музейно-коммуникационного подхода, определяет технологии в реальных сегментах музейной коммуникации (экспозиционно-выставочной деятельности, образовательной деятельности и т.д).

В диссертационном исследовании перечисленные методы интегрированы в русле единого метода, определенного В.С.Степиным как метод конструктивного обоснования теоретической схемы. Обоснование гипотетических моделей опытом предполагает, что новые признаки абстрактных объектов должны быть получены в качестве идеализаций, опирающихся на те новые эксперименты и измерения, для объяснения которых создавалась модель. Такую процедуру В.С.Степин называет методом конструктивного обоснования теоретической схемы. Схемы, прошедшие через эту процедуру, как правило, приобретают новое содержание по сравнению со своим первоначальным гипотетическим вариантом. Метод конструктивного обоснования позволяет выявлять «слабые точки» в теории и тем самым обеспечивает эффективную перестройку научного знания. Обнаружение процедуры «конструктивного обоснования» позволяет решить проблему генезиса «парадигмальных образцов» теоретических задач. Использование интегрированного метода позволяет конструировать научную теорию музейности. В данном случае, эта теория не является обобщением практического опыта конкретных музеев, суммой представленных в пространстве музейного опыта технологий музейной работы, она существует скорее как сумма базисных конструктов, образующих в своих связях теоретические модели исследуемой реальности. В рамках построения теоретических моделей (теоретических схем) музейности содержательная структура теории заключается в построении модели генезиса музейности, модели ее структуры и модели ее функционирования в пространстве социально-культурного опыта.

Таким образом, необходимо выделить следующие ключевые вопросы методологии музееведения, выявленные во втором параграфе, и имеющие значение для построения теории музейности:

  • музееведение возможно рассматривать как основную единицу методологического анализа;
  • разработку методологических проблем музееведения необходимо вести в трех основных направлениях: методология музееведения как поиск концептуальных основ исследований, как совокупность методов используемых в основных музееведческих исследованиях и как технологии музейной работы;
  • разработка теоретических моделей музейности в рамках построения научной теории опирается на специальные методы музееведения (музейно-документационный метод, музейно-аксиологический метод и метод музейно-коммуникационного анализа).

Для разработки теории музейности не менее важно, наряду с конструированием специальных методов исследования, определить общий методологический подход, который задает систему теоретических положений, раскрыть которые возможно с применением конкретной методологии. Анализируя природу методологического подхода, Е.В.Ушаков отмечает, что подход является наиболее крупным методологическим образованием, так как в рамках подхода может использоваться совокупность методов. Речь, таким образом, идет об исходной методологической идее.

В рамках построения теории музейности таким общим методологическим ориентиром видится культурологический подход, который позволяет на основе междисциплинарности, осуществлять системное исследование выбранного феномена. При соблюдении операций, связанных с использованием методологического подхода на конкретно-научном уровне, культурологический подход позволит эффективно исследовать круг проблем исторической динамики и структуры музейности, тем самым, формируя основу научной теории.

Характеристика культурологического подхода в изучении музея и музейности представлена в параграфе 1.3. «Культурологическая парадигма и культурологический подход в изучении музея и музейности».

В параграфе отмечается, что многочисленные дискуссии, связанные с возможностями использования достижений культурологии как науки, системно и целостно исследующей феномен культуры, активно разворачиваются внутри гуманитарных и социальных наук конца XX – начала XXI веков. Для музееведения эти дискуссии приобрели особую актуальность в последнее десятилетие в связи с осознанием недостаточности внутренних ресурсов развития данной науки и, прежде всего, ее теоретического блока. Тем не менее, четкого понимания границ и технологий использования культурологии на сегодняшний день в рамках науки о музеях не выработано. В частности, до сих пор отсутствует целостное представление о сути музееведения как культуроведческой науки и возможностей культурологического подхода к изучению ее предмета.

Одним из существенных препятствий на пути осмысления возможностей культурологии является недостаточная осмысленность ряда ее важнейших категорий применительно к исследованиям в рамках музееведения. Не проясненными окончательно стоит признать категории «культурологическая парадигма» и «культурологический подход»: в современном музееведении вполне привычной является «подмена понятий», когда культурологический подход и культурологическая парадигма используются как синонимы, а сама культурология понимается как универсальный метод, использование которого связывается исключительно с гуманитарной проблематизацией материала. В связи с этим в диссертации отмечается необходимость актуализировать  выделенные категории в контексте музееведческой проблематики, определить значение культурной парадигмы в формировании «музейной картины мира» и культурологической парадигмы в ее осмыслении, а также границы и возможности культурологического подхода.

Исходным для анализа проблем реального функционирования музея как социокультурного института во времени и пространстве является обращение к культурной парадигме, что связано с ее безусловным влиянием на специфику изучения многообразных явлений реальности (в том числе музейных) на каждом конкретном этапе. Трактовка культурной парадигмы как «картины мира», являющейся особым отражением социально-исторических реалий, восходит к положениям философской системы Платона, который усматривал в идеях реально существующие прообразы вещей, их идеальные образцы. Анализируя культурную парадигму как образец, модель ментального пространства культуры эпохи, определяющую направления и ход развития общественного сознания и практики, мы отмечаем, что сложившийся сегодня тип исторического горизонта мышления оказывает влияние на реальные процессы созидания и функционирования музеев и шире – идеи музейности. Подобное фиксирование взаимосвязи сложившейся культурной парадигмы и особенностей развертывания идеи музейности определяет, в том числе (наряду с мировоззрением, стереотипами поведения и т.д.), и направление научных исследований, что является основой для выделения следующего уровня  - научной парадигмы постижения музейности.

В первую очередь, стоит говорить об общем изменении научно-философской ментальности, которая отчетливо обозначилась с начала XX века и приобрела особое значение во второй половине столетия и начале XXI века. Рассмотрение проблем развития различных областей человеческой деятельности через призму культуры, признание глобальной детерминированности развития сфер человеческой деятельности процессами культурного развития определило ведущее значение новой культурологической научной парадигмы, признаваемой магистральным направлением развития гуманитарного знания (А.С.Запесоцкий, А.П.Марков) и оказывающей влияние, в том числе, на решение проблем познания музейности. Обращение к культурологической научной парадигме позволяет осуществить анализ границ и возможных «уровней» изучения музея и музейности в системе культурознания. В этом смысле научную парадигму можно рассматривать и как модель постановки задач, и как особое понимание содержания, логики развертывания идеи исследуемого феномена на основных уровнях научного познания.

В первом случае речь идет о невозможности исследовать развитие музея как феномена культуры вне достижений культурологии. Обращение к культурологической парадигме позволяет сформулировать и раскрыть феномен музейной культуры, а также проанализировать его в антропологическом и знаково-символическом измерении. Анализируя музейную культуру как способ и результат специфической культурной деятельности, мы обращаемся к культурологической парадигме как способу ее (музейной культуры) включения в многоуровневый универсум культуры (А.С.Запесоцкий, А.П.Марков). Причем, культурологическую парадигму возможно рассматривать и как целостную систему достижений, дающих научному сообществу единую «модель постановки проблем и их решения» (Т.Кун), и как совокупность парадигм, фиксирующих внимание на тех или иных аспектах культурной практики (например, антропологическая парадигма, познавательная парадигма, аксиологическая парадигма и т.д.).

Второй аспект культурологической парадигмы в изучении музея и музейности (логически вытекающий из первого общего принципа рассмотрения музейной культуры как выражения культурной деятельности человека) стоит связывать с формированием новой научной традиции, ориентированной на постижение изучаемого феномена на всех основных уровнях научного обобщения. Речь идет о последовательном осмыслении музея и музейности в структуре наук, изучающих феномен культуры во всей его многосоставности и многоаспектности. В этом смысле культурологическая парадигма обеспечивает четкость в понимании уровня и степени обобщений в исследовании проблем музея и музейности на основных уровнях культурознания. Культурологическая парадигма как целостная система теоретических, методологических, аксиологических установок представляет своеобразную матрицу для решения научных задач в рамках научных теорий. Она связана с пониманием основных уровней научных представлений о музее и музейности, анализом исторически последовательного «восхождения» научного осмысления изучаемых явлений от культуроведческого до культурологического уровня.

Обозначенное «восхождение» отчетливо прослеживается в динамике научных представлений о музее и музейности, демонстрируя «развертывание» культурологической парадигмы. Так, например, смена парадигм на рубеже XIX-XX веков, когда проблематика культуры зазвучала достаточно ярко, предопределив процесс становления культурологической парадигмы в XX веке, в музееведении не нашла понимания. Попытки построения концепций музея, его анализа как целостного феномена, предпринятые в начале XX века, не получили должного развития в рамках науки музееведения отчасти из-за своей «преждевременности», неготовности музеведения, остающегося в границах культуроведческой науки, воспринять высший уровень обобщения в решении проблем музея и неизбежный в этих рассуждениях переход к границам феномена, порождающего социальный институт, усиление внимания к антропологическому измерению музея и музейности. Именно поэтому концепции постижения не музея, но музейности (к таким теориям можно отнести концепции Н.Ф.Федорова, А.Мальро) на протяжении XX века оставались единичными и с трудом поддавались специфической музееведческой интерпретации.

Культурологическая парадигма связана и с анализом основных уровней (этапов) исследования музейности в системе культурознания. Первым этапом является уровень культуроведческих исследований - в рамках культуроведческого блока осуществлялось (и осуществляется) изучение различных фрагментов музейного мира; к этой группе относятся и многочисленные исследования междисциплинарного характера на стыке музееведения и иных культуроведческих наук. Несмотря на то, что основным фокусом в этих исследованиях становится не музейность, а различные варианты ее проявления в процессах становления и развития музея как социокультурного института, этот этап является важным, так как именно на этом уровне происходит накопление необходимого материала для дальнейшего структурирования и перехода к проблематике целостного исследования музейности. Накопление знаний о различных сторонах функционирования музея как социо-культурного института потребовало их перевода на уровень системного анализа. Современный период развития музееведения можно охарактеризовать как этап освоения пространства культурологии музея, первые координаты в постижении которого были намечены М.С.Каганом и который связан с последовательным изучением музея как культурной формы. Естественным развитием культурологического ракурса в понимании феномена музея стал интерес к явлениям, определившим его появление, становление и развитие. Сегодня неизбежен выход на уровень системного изучения музейности. Речь, в данном случае, идет уже о культурологии музейности. В диссертации указывается, что осознание необходимости этого «выхода» является основным симптомом современного этапа развития музееведения.

  Уровни исследования проблематики музеев и музейности в их развитии можно представить как последовательное восхождение от культуроведческих проблем музейного дела к исследованию проблем культурологии музея и культурологии музейности. Названые уровни должны быть представлены как актуальные компоненты научного ландшафта, обеспечивая системную строгость и целостность решения частных, структурных, гносеологических, онтологических проблем становления, развития, функционирования музейности в синхронном и диахронном разрезах.

В свою очередь, культурологический подход как совокупность принципов и установок, на которых базируются конкретные методы (Л.М.Мосолова) рассматривается в диссертации как конкретизация культурологической парадигмы в конкретной области научного знания. Применительно к музееведению и, в частности, к исследуемой проблеме, речь идет о решении вопроса возможностей культурологии в познании феноменов музея и музейности.

Основные возможности культурологического подхода можно определить как возможность рассматривать музейность в качестве явления, сформировавшегося в культуре, а музей как элемент системной целостности культуры и как культурное пространство; анализировать становление и развитие музейности в динамике исторических эпох (в плане исторической культурологии), выделять историко-культурные типы понимания и функционирования музейности; исследовать музейность с точки зрения субъектов музейной деятельности (являющихся субъектами культуры), выделять функции музея и музейности в культуре, изучать основные линии взаимодействия музея с другими социально-культурными реальностями.

Исторически первый этап осмысления границ и возможностей культурологического подхода в музееведении был связан с пониманием культурологического подхода как подхода, основанного на принципе междисциплинарности. Подобная позиция была обусловлена существующим представлением о культурологии как дисциплине, суммирующей многообразный материал наук, изучающих частные фрагменты культуры. Такое узко-технологичное понимание науки, обнаружившее свою несостоятельность на современном этапе развития культурологического знания, не могло не сказаться на уровне и направленности музееведческих исследований. Однако сама междисциплинарность еще не является признаком культурологического исследования, а всего лишь указывает на интегративный характер музееведения, продиктованный спецификой объекта исследования, и отражает общую тенденцию развития научного знания.

Вторую линию в понимании границ и направлений культурологического подхода в музееведении можно определить как использование определенного понимания культуры. В этом контексте стоит говорить о том, что на музееведческие работы существенное влияние оказывают дискуссии по поводу определения самой ключевой дефиниции «культура», производной от которой оказывается дефиниция «музей». А.Я.Флиер выделяет три основных группы значений понятия «культура». Если рассматривать культуру как локализованную область бытия людей, сферу их досуга, то музей выступает в качестве одного из каналов его организации в контексте основных направлений деятельности – информирования, обучения, развития творчества, общения или отдыха (Л.М.Шляхтина). Вторую группу составляют определения, в которых культура анализируется как выражение качества социального бытия людей (соответственно «культурное» рассматривается как высококачественное, а «некультурное» как низкокачественное). Музей в данном случае предстает как вариант демонстрации высоких образцов, высокой культуры. Третье понимание культуры связано с изучением аспектов социального бытия людей, локальных порядков жизненного устроения конкретных исторических сообществ. Музей при подобном подходе становится одной их форм, посредством которой осуществляется регуляция коллективной человеческой деятельности.

Таким же образом происходит выбор методологии исследования выбранного аспекта музейной деятельности. Можно выделить следующие три группы культурологических подходов, которые используются (или, по меньшей мере, постулируются) в музееведческих исследованиях: В рамках первого подхода, основанного на понимании культуры как системы образцов или текста, упор делается на изучение музея как продукта культуры с применением системного, семиотического или аксиологического подходов. Если в центре исследования оказывается изучение механизмов культуры (в контексте понимания культуры как деятельности) достаточно часто используется игровой, коммуникационный или технологический подход. При изучении собственно носителей культуры (в музееведческих исследованиях – посетителей) внимание обращено к таким подходам как субъектный или диалоговый.

В диссертации утверждается, что работа в культурологическом поле для большинства музееведов стала вполне органичной, так как позволяет не только выстраивать широкие междисциплинарные связи, но и, в зависимости от принятого определения культуры, анализировать музей как инструмент организации досуга, хранителя образцов высокой культуры или форму, вбирающую и демонстрирующую пространственно-временные характеристики социального развития. Целесообразность и, в ряде случаев, эффективность использования подобных подходов при анализе различных аспектов музейного дела очевидна, однако культурологическими подходами они не являются, а являются общими тенденциями развития научного знания. Кроме того, подобные подходы, вполне оправданные при изучении частных проблем прикладного музееведения, представляется не вполне достаточным в области теоретических исследований, в которых культурология призвана не просто обозначить возможные границы дальнейшего предметного анализа, а задать методологический вектор самого исследования.

На уровне теоретических исследований на первый план выступает требование системности исследования, определившее дальнейший вектор в осмыслении культурологического подхода в музееведении (третье направление), который стал связываться не с обращением к определенному пониманию культуры для дальнейшего изучения музея как хранителя культуры или ее интерпретатора, а с усилением внимания к системному изучению феномена, определившего появление и развитие музейных форм. Центр тяжести переносится из сферы музейного дела в сферу музейности, где культурологизм научной методологии, зафиксированный современными учеными, позволяет создавать научные теории, расширяющие понимание и фиксирующие новые аспекты в отношениях между человеком и реальностью (О.Наварро), результатом которых становится развитие музея как части культурного пространства. В итоге, сам факт признания связанности музееведения и культурологии стоит скорее рассматривать не как этап оформления культурологических оснований музееведческих исследований, а как стремление придать импульс дальнейшему развитию теоретического блока науки.

В диссертационном исследовании отмечается, что возможности культурологического подхода в музееведении используются не полностью, и выделяется ряд проблем, решение которых связано именно с обращением к культурологическому подходу.

Важной проблемой, решение которой связано с обращением к культурологии, является необходимость типологического анализа музейных явлений. По мнению А.Я.Флиера, именно типологический уровень обобщений является специфической задачей культурологии. В этом ключе интерес представляет исследование исторической типологии музейности в контексте истории культуры. Изучение процессов институализации музейной потребности связано с построением исторической типологии музейности.

Не менее важная группа проблем связна с анализом морфологии музея и музейности. В этой области «не работают» привычные критерии классификации музейного пространства. Показательно, что использование частной методологии, позволяющей эффективно исследовать один тип музея, невозможно при анализе другого типа (М.С.Каган). Речь идет о различиях в предметной базе, о различиях при определении стратегий, целей образовательной деятельности т.д. Это не означает, однако, что изучение различных типов музеев невозможно в рамках одной науки. Художественный и нехудожественный музей относятся к разным сферам культуры, которые, тем не менее, существуют в едином пространстве культуры. Таким образом, закономерно предположить, что наиболее эффективным будет именно культурологический подход.

В диссертации выделяются три ключевых методологических вектора культурологии, применение которых можно считать культурологическим подходом в исследовании феномена музея и музейности.

Первый связан с возможностью типологического анализа музейных форм в их исторической динамике. Речь, в данном случае, идет о перспективах выделения на основе анализа исторического развития музейного дела в контексте культуры исторических типов музейности. Этим культурологический подход будет кардинальным образом отличаться от подходов, связанных с историческим анализом, направленным на определение основных этапов в развитии музейного дела. Стоит отметить, что именно это историческое направление сегодня развивается интенсивно, позволяя эффективно исследовать эволюцию музейных форм. Однако анализ типологии музейности не может быть предпринят в границах исторических методов.

Второй методологический вектор культурологии позволяет выстроить морфологию музейных форм. В этом смысле также культурологический подход отличается от принятого в музееведении подхода, направленного на построение классификационных схем, анализирующих границы музейного мира с позиций институциональности. Концепции структурирования культуры позволяют исследовать организационно-функциональное строение музейного мира как совокупности различных областей социальной практики.

Наконец, третий методологический вектор позволяет проанализировать процессуальную сторону музейности – изучить процессы музеализации как процессы культурной адаптации. Культурологический подход позволяет перейти от технологий музейной работы, связанных с анализом различных аспектов процессов музеефикации, к изучению музея как культурно-коммуникативной системы и специфике музеализации как коммуникационного процесса.

Можно утверждать, что в процессе развития музееведения осуществлялся переход от междисциплинарного понимания культурологического подхода и подхода, ориентированного на использование конкретной дефиниции культуры, к системному пониманию культурологического подхода, в рамках которого музей анализировался как культурная форма. Системное понимание культурологического подхода позволит конкретизировать основные пути исследования феномена музея и музейности в совокупности трех основных направлений: исторической типологии музейности, морфологии музейности и исследовании коммуникативных процессов развития идеи музейности в социальных практиках.

В выводах в третьем параграфе выделяются следующие положения, раскрывающие специфику культурологической парадигмы и культурологического подхода в изучении музея и музейности:

  • обращение к культурной парадигме (которая определяется как образец, модель ментального пространства культуры эпохи, определяющий направление и ход развития общественного сознания и практики) является исходным для анализа проблем реального функционирования музея как социокультурного института во времени и пространстве;
  • сложившийся сегодня тип исторического горизонта мышления оказывает влияние на реальные процессы созидания и функционирования музеев и шире – идеи музейности;
  • взаимосвязь сложившейся культурной парадигмы и особенностей развертывания идеи музейности определяет направление научных исследований, что является основой для выделения научной парадигмы постижения музейности;
  • магистральным направлением развития гуманитарного знания признается культурологическая научная парадигма, которая определяет невозможность исследовать развитие музея как феномена культуры и музейности как культурной формы  вне достижений культурологии;
  • культурологический подход в исследовании музейности является конкретизацией культурологической парадигмы;
  • первоначально основные этапы осмысления границ и возможностей культурологии были связаны с пониманием последнего как подхода, основанного на принципе междисциплинарности или использованием определенного понимания культуры (данные направления научного поиска, не являясь культурологическим подходом, отражали общие тенденции развития научного знания);
  • дальнейший вектор в осмыслении культурологического подхода в музееведении связан с усилением внимания к системному изучению феномена, определившего появление и развитие музея, поиску методологических координат изучения музейности;
  • необходимо выделить три ключевых методологических вектора культурологии, связанные с возможностями типологического анализа музейных форм в их исторической динамике, построения морфологии музейных форм и анализом процессуальной стороны  музейности – изучением процессов музеализации как процессов культурной адаптации.

Изучение трех названных аспектов, базирующихся на принципах культурологического подхода, является основой культурологической теории музея и музейности.

Вторая глава «Концепция и принципы построения культурологической теории музейности» представляет собой общую концепцию структуры разрабатываемой теории, детализированную в основных разделах – исторической типологии музейности, феноменологии музейности и морфологии музейности.

Исторической типологии музейности посвящен параграф 2.1. «Исторические типы и формы музейности».

Построение исторической типологии музейности можно определить как исходную задачу, решение которой позволит анализировать феномен музейности в сравнении с феноменом музея и строить морфологию музейности, структурные основания которой принципиально отличны от привычной классификации музеев.

Историко-типологический срез основан на понимании музейности как сложного явления. Общей для дальнейшего анализа исторических форм и типов музейности явилась концепция исторической типологии, начало активной разработки которой относится в отечественной науке к 1980-м годам. В этот период были сформулированы исходные положения, ставшие методологической базой для историко-типологического анализа культурных форм. Историческая типология, соединяя структурный и исторический подходы, позволяет одновременно выстраивать и историю структуры, и структуру истории. Логика исторического развития художественной культуры обнаруживается в последовательности исторических типов, а ее исследование связано с  построением историко-типологических моделей (Б.М.Бернштейн).

Предметом исследования в рамках исторической типологии музейности будут являться не исторические формы музейного дела, а музейная культура, предстающая в качестве сложноорганизованной системы, детерминированной извне, при этом обладающей определенной самостоятельностью, и обнаруживающей себя через различные явления в исторической динамике. Речь идет не об истории музейного дела как последовательности возникновения музейных институтов в контексте исторического развития, а об исторической типологии, позволяющей выделить и проследить процессы возникновения, становления и развития специфических способов сохранения исторической реальности в материальных объектах. Стоит обратить внимание на то, что вплоть до второй половины XX века речь стоит вести именно о круге материальных объектов (причем, преимущественно движимых памятников), так как сложные вопросы музеефикации объектов нематериального наследия и целых комплексов (вплоть до исторических центров городов) были поставлены и стали предметом как обсуждения, так и активной практики только в последние шестьдесят лет.

Таким образом, необходимо развести два понятия: история музея (и шире – музейного дела) и историческая типология музейности. В основе первого лежит представление о музее как социальном институте, появлению которого предшествовал этап домузейного собирательства. В основе второго - не история (и предыстория) социального института, а построение историко-типологической модели, отражающей закономерности развития идеи музейности во времени и пространстве. Основными этапами в эволюции представлений об истории музейного дела являются этапы исследования истории музеев (как последовательного возникновения музеев разных профилей) и истории культурной формы «музей» (который позволил выделить протомузейный период, когда «социальный запрос на сохранение культурозначимой информации до появления музея» удовлетворялся в иных формах). В контексте истории музейного дела можно говорить о трех формах проявления в культуре специфической потребности – домузейной, музейной и внемузейной. Первая форма охватывает период до возникновения музея как социокультурного института и включает различные варианты проявления внеутилитарного интереса к пространству материальных объектов (среди которых преобладают сокровищницы), вторая представляет собой наиболее типичную яркую форму общественного выражения этой потребности, третья – различные варианты немузейного удовлетворения потребности (коллекционирование).

Представленный вектор исторического анализа раскрывает институциональную динамику культурной формы, но не позволяет проследить динамику культурной формы как способа актуализации памяти.

Если в рамках истории музейного дела основным признаком членения по периодам развития является показатель динамики развития музейных учреждений, историко-типологический анализ предполагает иные признаки. Типоразличительные признаки, которые становятся основой для утверждения историко-типологических членений, достаточно полно проработаны в культурологии. В основе этого членения лежит представление о трех классах, служащих основой для упорядочивания типоразличительных признаков художественной культуры (Б.М.Бернштейн). В рамках первого рассматриваются явления общесистемного порядка, речь идет о внешней детерминированности явлений, составляющих логику развития определенного феномена культуры. Эти характеристики, меняющиеся от типа к типу, Б.М.Берштейн определяет как общие (или несобственные). Признаки второго класса (определяемые как собственные) характеризуют автономность развития анализируемой системы, специфику развертывания и трансформации ее структуры. Наконец, признаки третьего класса (признаки отношения) фиксируют процессуальную сторону отношения исследуемого явления к системному целому (культуре) и к остальным его подсистемам.

В диссертационном исследовании предлагается построение исторической типологии музейности, исходя из представления о традиционном и динамическом типах культур. Каждому типу культуры соответствует определенная информация, определенные способы ее обработки и представления. Если в рамках традиционного типа культуры сознание пронизывает установка на повторение, динамический тип культуры в процессе развития связан с возрастанием разнообразия художественных сообщений. Общей становится установка на изменение, новацию, оригинальность, личностную неповторимость произведения. Соответственно, можно говорить о существовании вариантов музейности в рамках традиционного типа и динамического типа культуры. В зависимости от типа культуры трансформируются конкретные формы хранения/ воспроизведения текста. Традиционная культура помнит все, но только в актуализированной форме, идея хранения неактуализированного сейчас наследия может возникнуть только в условиях динамичной культуры, когда изменчивость искусства становится нормой и минувшее осознается как невозвратимое (М.С.Каган). Данное положение имеет принципиальное значение для анализа причин появления музея как социо-культурного института, изначально осуществляющего хранение объектов, окончательно изъятых из контекста утилитарного использования. Формы проявления музейности в античной и средневековой культуре предполагали постоянное «потребление» текста, его активное использование. В дальнейшем, идея такого «использования» памятника продолжала существовать в «скрытых» формах коллекционирования. Сегодня же установка традиционной культуры на постоянную актуализацию того, что можно обозначить как наследие, в контексте культуры постмодерна приобретает обновленное звучание. Наряду с отношением к памятнику как безусловному артефакту, который надлежит тщательно охранять, защищать и не включать в различные активные практики, отчетливо прослеживается тенденция, связанная с использованием (вплоть до утилитарного) объектов, одновременно воспринимаемых как памятники. Расцвет различных форм демонстрации музейного отношения к действительности, связанный с собиранием и использованием бытовых предметов, ярко иллюстрирует это положение.

В контексте исторической типологии представляется целесообразным выделить два ключевых типа представления музейности: тип традиционной музейности и  тип динамической (креативной) музейности.

Хронологические границы традиционного типа музейности соответствуют истории традиционной культуры, то есть охватывают период до эпохи Возрождения. Этот этап характеризуется, в первую очередь, хранением и использованием (презентацией) материальных предметов в актуализированной форме. Подобная установка традиционной культуры определила возникновение соответствующих форм представления музейности, не ориентированных на создание специального института, в задачи которого входило бы сохранение, презентация, но не активное «потребление» артефактов. Напротив, каждая из исторических форм представления музейности в рамках традиционной культуры, неизменно включала предметы в плоскость их функционального использования.

Самые первые формы представления традиционной музейности можно обозначить как архаические праформы, непосредственным образом связанные с важнейшими вопросами происхождения человека и рождения культуры. Музейность можно рассматривать как элемент «социокультурной генетики», связанной с небиологической передачей от индивида к индивиду и из поколения в поколение вырабатываемого людьми опыта (М.С.Каган).

Лишь последовавшая дифференциация человеческой деятельности способствовала выделению первых самостоятельных форм проявления музейности. Возникновение производящего хозяйства, которое определило переход от социального и культурного синкретизма, формирование трех различных типов культур (скотоводов-кочевников, земледельцев, ремесленников – жителей городов Античности), позволяет четко провести границы между конкретными коммуникационными каналами, в связи с чем, большое распространение имеют различного вида переходные формы (сочетающие прообразы различных институтов или действий). Формы представления музейности в данных типах культур можно определить как контекстуальные: собрания существовали не как самоценное образование, важен был контекст их использования.

С XIV века начинают появляться формы не контекстного, а специального представления музейности, связанные с систематическим собирательством, определившим развитие новых форм музейности в рамках типа динамической музейности (соответствующей динамической культуре). Эти формы получают яркое воплощение в культуре Возрождения, определив основные векторы развития форм представления музейности вплоть до Новейшего времени. Контекстные формы музейности нельзя признать исчезнувшими, но их стоит рассматривать как утратившие основные функции – являться частью иных значимых социальных и культурных практик. Именно включенность форм представления музейности в иные формы в качестве одного из элементов является важнейшей чертой, позволяющей трактовать их как служебные, не обладающие самостоятельными функциями и собственным морфологическим строением.

Новые формы, обозначившиеся до возникновения креативной культуры, но утвердившиеся в ее рамках можно обозначить как самостоятельные или специальные формы представления музейности. Общие признаки социокультурного развития, выделяемые как признаки первого класса при анализе различных типов и форм проявления музейности, позволяют сделать общие выводы о значении новых самостоятельных (специальных) форм представления музейности как одного из способов сохранения значимой информации и культурного кода креативной культурой.

Таким образом, начиная с эпохи Возрождения, становится возможным выделить самостоятельные формы представления музейности, которые сохраняют определенную стабильность на протяжении длительного времени. Основными проявлениями специальных форм становятся общественные музеи и частные коллекции, неизменно расширяя круг объектов для собирательства и демонстрации. Такая профильная стратификация становится ведущей тенденцией развития идеи музейности в культуре XIX века. К началу XX века были сформированы основные варианты самостоятельных форм представления музейности, что определило рождение научного направления, призванного их осмыслить. В практике развития идеи музейности в начале XX века можно обнаружить тенденции поступательного развития основных завоеваний XIX столетия, определенной стабилизации музейной структуры.

Однако к середине XX века структура самостоятельных форм стала обнаруживать отчетливые черты кризиса. Истоки этого кризиса стоит усматривать в общих тенденциях развития культуры XX столетия. Анализ новых форм представления музейности позволяет выделить ряд тенденций, свидетельствующих о существенных трансформациях в эволюции идеи музейности. Первая связана с расширившейся сферой объектов, подвергающихся сохранению и презентации. Причем, названная тенденция имеет проявления как в стремлении сохранения максимально большего количества предметов окружающего мира, так и в «разрастании» объектов сохранения – территорий, памятников архитектуры. Во-вторых, усложняются сами формы представления музейности – количество вариантов представления объектов реального мира растет. В-третьих,  в современной культуре отчетливо проявляется стремление активно включить памятник в систему жизни человека. Все это позволяет говорить о формировании во второй половине XX века новых синтетических форм представления музейности как проявлении кризиса креативной культуры. Эти формы характеризуются, прежде всего, включением максимального количества объектов в круг специфической музейной деятельности и стремлением актуализировать эти объекты в качестве элементов современной культуры.

Таким образом, можно сформулировать следующие положения, составляющие основу исторической типологии музейности как части культурологической теории музейности:

  • построение исторической типологии музейности является исходной задачей, решение которой позволит анализировать феномен музейности и строить морфологию музейности;
  • предметом исследования исторической типологии будут являться не исторические формы музейного дела, а музейная культура, предстающая в качестве сложноорганизованной системы, детерминированной извне, при этом обладающей определенной самостоятельностью, обнаруживающей себя через различные явления в исторической динамике;
  • необходимо развести два понятия: история музея, в основе которого лежит представление о музее как социальном институте и историческая типология музейности, связанная с построением историко-типологической модели, отражающей закономерности развития идеи музейности во времени и пространстве;
  • одним из вариантов представляется построение исторической типологии музейности, исходя из представления о традиционном и динамическом типах культур;
  • в контексте исторической типологии выделяются два ключевых типа представления музейности: тип традиционной музейности и  тип динамической (креативной) музейности, которые соответствуют двум типам культуры – традиционному и креативному, позволяя анализировать формы музейности как детерминированные общими тенденциями историко-культурного развития;
  • каждая из исторических форм музейности связана с решением социально значимых задач сохранения исторической памяти с помощь средств, адекватных конкретному этапу развития идеи музейности;
  • в рамках традиционного типа музейности можно выделить архаические праформы представления музейности и контекстные формы представления музейности. Типу креативной культуры соответствуют самостоятельные (специальные) формы представления музейности и синтетические формы представления музейности.

Между тем, каждая форма преставления музейности является специфическим выражением феномена, имеющего единую природу и ряд общих характеристик, позволяющих рассматривать его как целостность. Изучению феноменов музея и музейности посвящен параграф 2.2. диссертационного исследования «Феномен музея и музейности».

Музейность определяется как актуализация сущностного свойства предметов реального мира человеком (обществом), позволяющая в процессе их внеутилитарного освоения превратить предмет реального мира в элемент культурной метареальности. В контексте понимания музейности как способа наделения субъектом особыми свойствами объектов реального мира, имеющее целью сохранить исторический потенциал и творческий резерв опыта человечества и реализуемый в собраниях предметов, репрезентирующих опыт человека, сообществ, нации, человечества и т.д., основными задачами становятся определение объектов (вещей, предметов, артефактов, памятников), которые человек наделяет особыми свойствами, определение значения деятельности субъекта и процесса наделения объектов специфическими свойствами.

Объекты (музеалии) определяются как материальные предметы (или в некоторых случаях нематериальные объекты наследия), становящиеся предметом специфического отношения к действительности; обладающие потенциальной или реализованной музейной ценностью. Антропологический ракурс, характерный для развития гуманитарного знания, позволяет эффективно исследовать проблемы актуализации идеи музейности как адаптивно-адаптирующей деятельности человека, определять целевой вектор развития идеи музейности как сохранения культурной памяти человека и человечества. В контексте такого понимания развития идеи музейности очевидно, что активизация структуры «музеалии – музейность - музеализация» возможна только посредством деятельности познающего их субъекта.

Музеализация определяется как процесс актуализации музейности посредством освоения музеалий и наделения их особыми свойствами. Понятие «музеализация» соотносится с понятием «музеефикация». Процесс музеефикации значительно уже процесса музеализации: первый стоит рассматривать как процесс институциализации, второй - как процесс культурной самоидентификации, при котором объективно присутствующее в носителях музейности ценностное начало приводится в соответствие с субъективным мироощущением познающих его субъектов.

Рассматривая вопросы организационно-функционального измерения художественной культуры, М.С.Каган предлагает анализировать строение художественной культуры как системы социальных институтов, без которых невозможной была бы реализация художественного производства и художественного потребления. Сфера музейного производства связана с появлением различных организационных форм хранения культурной информации. Сфера музейного потребления – его восприятием. Схема, предложенная М.С.Каганом, включающая три основных компонента: «художественное производство – художественные ценности – художественное потребление», может быть экстраполирована на процессы музейного освоения реальности, которая при таком подходе предстает как структура компонентов: «музейное производство – музейные ценности (музеалии) – музейное потребление».

Таким образом, музеализацию можно определить как процесс реализации музейности через актуализацию музеалий, включающий музейное производство (связанное с активной деятельностью субъекта в сфере создания различных организационных форм хранения внегенетической информации через раскрытие потенциальной ценности музеалий) и музейное потребление (связанное с восприятием этих форм субъектом – следующим за музейным производством уровнем актуализации уже выявленной ценности музеалий). Музеализация как процесс музейного производства и музейного потребления, представляющего в своей совокупности процесс музейной интерпретации музейных ценностей (музеалий) является процессом сохранения культурной памяти. Мысль М.С.Кагана о необходимости памяти как компонента развития системы позволяет рассматривать музейность как отношение, направленное на сохранение памяти о прошлых (и текущих, которые в недалеком будущем станут прошлым) состояниях, реализующееся в процессе музеализации, принимающей различные конфигурации. Музеализация, таким образом, анализируется как коммуникативный процесс коммеморации, реализации музейности.

Структура специфически музейного освоения культурного пространства представляет собой последовательное раскрытие основных компонентов процесса освоения реальности: «музеалии – музейность – музеализация». Музейность является в этой структуре центральным звеном, так как именно раскрытие ценности музеалиев позволяет осуществить музеализацию, являющуюся процессом культурной коммуникации. Движущей силой, активизирующей структуру, является деятельность человека. В связи с этим, построение теории музейности должно быть основано на последовательном изучении трех составляющих структуры в контексте деятельностного подхода.

Представленный в диссертации анализ категории «музейность» позволил пересмотреть существующую концепцию, согласно которой музей анализируется как культурная форма. Если культурная форма – это «совокупность наблюдаемых признаков и черт вся­кого культурного объекта (явления), отражающих его утилитарные и символические функции, на основании которых производится его идентификация и атрибуция» (А.Я.Флиер), то именно музейность можно определить как эту совокупность.

Таким образом, можно сформулировать следующие положения, раскрывающие особенности изучаемого феномена музейности как центрального компонента культурологической теории музейности:

  • музейность представляется актуализацией сущностного свойства предметов реального мира человеком (обществом), позволяющей в процессе их внеутилитарного освоения превратить предмет реального мира в элемент культурной метареальности;
  • музейность есть способ наделения субъектом особыми свойствами объектов реального мира, имеющее целью сохранить исторический потенциал и творческий резерв опыта человечества и реализуемый в собраниях предметов, репрезентирующих опыт человека, сообществ, нации, человечества и т.д.;
  • существенными компонентами изучения структуры реализации идеи музейности становятся объект (музеалии), субъект (человек), актуализирующий музейность, и процесс этой актуализации (процесс музеализации);
  • музеалии представляют собой материальные предметы (или в некоторых случаях нематериальные объекты наследия), становящиеся предметом специфического отношения к действительности; обладающие потенциальной или реализованной музейной ценностью;
  • активизация структуры «музеалии – музейность - музеализация» возможна только посредством деятельности познающего их субъекта;
  • музеализация определяется как процесс реализации музейности через актуализацию музеалий, включающий музейное производство (связанное с активной деятельностью субъекта в сфере создания различных организационных форм хранения внегенетической информации через раскрытие потенциальной ценности музеалий) и музейное потребление (связанное с восприятием этих форм субъектом – следующим за музейным производством уровнем актуализации уже выявленной ценности музеалий).
  • музеализация как процесс музейного производства и музейного потребления, представляет в своей совокупности процесс музейной интерпретации музейных ценностей (музеалий) и является процессом сохранения культурной памяти;
  • музейность является культурной формой, в то время как музейное пространство представляет собой динамичную структуру культурных артефактов, представленных в конкретно-исторической реальности, воспроизводящее культурную форму.

Включение в круг исследований категорий «музеалии», «музейность», «музеализации» наряду с понятиями «музейный предмет», «музей», «музеефикация» определяет необходимость построения морфологии музейности, которая представлена в параграфе 2.3. «Морфология музейности».

В диссертации отмечается, что обращение к морфологии культуры как разделу культурологии, изучающему типичные формы культуры, является достаточно популярным. Оно позволяет, во-первых, определить место изучаемого явления в общей целостной системе «культура», вычленить его из ряда других и описать существенные черты и признаки, во-вторых, сравнить изучаемое явление с другими явлениями культуры, представленными в морфологической структуре и, наконец, в-третьих, использовать логику построения структуры при выявлении собственной структуры изучаемого явления. Последнее методологическое значение морфологии культуры представляется предельно важным при обращении к проблемам морфологии музейности.

Музейность, являясь культурной формой, имеющей различные варианты воспроизведения, может быть проанализирована сквозь призму морфологического строения культуры. В связи с этим, исследование морфологии данной культурной формы является важной частью культурологической теории музейности.

В диссертации выявлены основные отличия существующих классификаций от морфологического анализа в рамках культурологического подхода к изучению феномена музея и музейности. На основе анализа основных классификационных схем (профильных, по административно принадлежности, масштабу и направлениям деятельности и т.д.) отмечается, что классификационные схемы, фиксируя институциональные признаки, не проясняют сути музея как явления культуры, как части культуры, а не просто как учреждения, собирающего артефакты и отражающего конкретную область знания.

В рамках культурологического анализа феноменов музея и музейности, необходимо наличие, наряду с прочими, структуры, раскрывающей не просто место музея в системе культуры (как института, документирующего ее материальные ценности), а обозначающей те области жизнедеятельности (совокупность которых составляет культуру человечества), которые старается «задокументировать» субъект культуры. Схема носит динамичный характер и отражает современный этап развития идеи музейности, так как до середины XX столетия значительная часть областей культуры, не была и не могла быть предметом осознанного интереса и началом возникновения музея. И, напротив, развитие идеи музейности в будущем потребует расширения структуры в связи с возможным появлением новых областей человеческой деятельности, которые станут предметом музейного интереса.

Отправным пунктом морфологии музейности является рассмотрение многообразия ее проявлений на основе структуры культуры, связанное с тем, что одной из существенных черт современного проявления музейности является как раз стремление зафиксировать как можно больше сфер жизнедеятельности человека. Морфология музейности представляет собой структуру областей жизнедеятельности человека, подвергающихся сохранению через актуализацию особых свойств музеалиев, являющихся носителями информации о значимых событиях или явлениях как части культурной памяти.

Этими областями являются:

  • Область социальной организации и регуляции. Проявления музейности в этой области можно признать одними из самых древнейших и современных одновременно. Интерес к миру бытовых вещей, определяющих уклад хозяйственной культуры, существовал, по-видимому, с древнейших времен. Институциональное оформление наступило значительно позднее и первоначально в виде актуализации музеалиев, отражающих специализированную культуру (например, государственную политику, военное дело и связанных с появлением коллекций и исторических музеев c начала XIX века).  Музейность как сохранение и актуализация политической культуры связана с сохранением памяти о политической истории, о значимых событиях в политической жизни, о событиях военной истории, об этапах политической жизни региона (города, страны). В рамках специализированной политической культуры на процессы музеализации большое влияние оказывает государственная политика и идеология, определяя актуальные направления, фиксируемые, в том числе, формы социальных институтов. Значительный интерес как область музейного интереса представляет хозяйственная культура. Экономика, торговля и финансы представлены как отдельными музеями, так и в рамках более крупных собраний. Обыденный уровень хозяйственной культуры, связанный с культурой домашнего хозяйства, является сферой жизнедеятельности, который в последние десятилетия становится одной из основных в направлении реализации музейного интереса. Многочисленные музеи быта отражают интерес и стремление сохранить бытовые «коды» культуры, что особенно актуально для XX века в связи с усилением темпов технического прогресса. Музеи и частные собрания кофемолок, самоваров, валенок, утюгов являются выражением стремления зафиксировать стремительные изменения, происходящие именно в сфере хозяйственной культуры, стремительной сменой объектов хозяйственной деятельности человека.
  • Область познания и рефлексии мира, человека и межчеловеческих отношений. Основной сферой реализации идеи музейности является художественная культура. Художественные музеи и художественные собрания исторически развивались как форма наиболее яркого, типичного, но и нехарактерного проявления музейности. Нехарактерного в связи с тем, что объекты художественного коллекционирования, в отличие от прочих, не отчуждаются в процессе музеализации от своих утилитарных функций, они часто отсутствуют у них изначально, что определяется самой природой художественного творчества. Философская, научная и религиозная культуры также могут стать сферой развития идеи музейности.
  • Область социальной коммуникации, накопления хранения и трансляции информации. Музейность в данном случае проявляет себя в различных формах, связанных с сохранением культурной памяти в материальных памятниках о различных сторонах функционирования социальной коммуникации (образования – музеи образовательных учреждений, СМИ – музей радио и телевидения и т.д.). Предметом музейного интереса может стать элемент обыденного социального общения.
  • Культура физической и психической реабилитации и рекреации человека как сфера специфического музейного интереса связана с сохранением объектов культуры поддержания здоровья и его восстановления (музеи медицины, музеи гигиены, музеи класса предметов, связанных с поддержанием здоровья), физического развития (музеи спорта, коллекции спортивного инвентаря), восстановления энергобаланса человека (комплексные музеи еды, музеи определенного продукта питания), психической рекреации и реабилитации человека (как активных и здоровых форм, так и иных форм (музеи пива, водки, табака, трубок, сигар), в частности, крайне деструктивных). Музейные проявления, связанные с решением задач сохранения культурной памяти о таких сферах как культура рождения и смерти и культура преступления и наказания, может быть рассмотрена как часть культуры физической реабилитации или социальной регуляции.

Морфологическое строение культуры, предложенное А.Я.Флиером, конкретизированное как морфологическое строение музейности позволяет определить место практически каждого из проявлений особого отношения  действительности в контексте определения сфер жизнедеятельности, отражаемых тем или иным собранием.

Морфологию музейности как часть культурологической теории музейности, можно охарактеризовать следующим образом:

  • наряду с активным освоением проблем классификации музейного пространства, все более очевидной становится проблема недостаточности анализа только музея как предмета классификационных построений;
  • необходимым является наличие структуры, раскрывающей не просто место музея в системе культуры (как института, документирующего ее материальные ценности), а обозначающей те области жизнедеятельности (совокупность которых составляет культуру человечества), которые старается «задокументировать» субъект культуры;
  • подобная структура носит динамичный характер и отражает современный этап развития идеи музейности;
  • отправным пунктом морфологии музейности является рассмотрение многообразия ее проявлений на основе структуры культуры в связи с тем, что одной из существенных черт современного проявления музейности является стремление зафиксировать как можно больше сфер жизнедеятельности человека;
  • в основе морфологического строения лежит идея, согласно которой музейность как потребность зафиксировать, сохранить многообразные проявления культуры, обнаруживается практически во всех областях социальной и культурной практики;
  • морфология музейности связана с выделением тех сфер жизни человека, которые могут быть представлены в материальных памятниках (объектах) – музеалиях и в дальнейшем зафиксированы путем выделения этих памятников из контекста утилитарного использования;
  • их актуализация демонстрирует наличие на определенном этапе развития человека (человечества) стремления зафиксировать важную сторону обыденной /или специализированной культуры;
  • сами формы этой фиксации представляют собой вариант реализации специализированной или обыденной культуры в области социальной коммуникации, накопления, хранения и тран­сля­ции информации;
  • морфология музейности представляет собой структуру областей жизнедеятельности человека, подвергающихся сохранению через актуализацию особых свойств музеалиев, являющихся носителями информации о значимых событиях или явлениях как части культурной памяти.

Таким образом, концепцию культурологической теории музейности составляют проблемы определения феномена музейности, разработки исторической типологии музейности и анализа морфологии музейности. Структура культурологический теории музейности представлена следующими блоками:

  • Историческая типология музейности (историко-типологический раздел)
  • Музейность как явление культуры (феноменологический раздел)
  • Морфология музейности (структурный раздел).

Проблемой, связанной с разрабатываемой культурологической теорией стоит признать проблему функций музейности как культурной формы. А.Я.Флиер полагает, что одной из наиболее общих социальных функций культурной формы является ком­муника­тивная функция. Анализ коммуникационных процессов раскрытия идеи музейности, по сути, «пронизывает» теорию, позволяя соотнести проблемы феноменологии, исторической типологии и морфологии с функциями развития музейности как культурной формы.

Процессы фиксации основных форм жизнедеятельности человека через актуализацию объектов, используемых человеком в соответствующих социокультурных практиках, являются коммуникационными процессами музеализации, анализу которых посвящена третья глава диссертации «Музейность в пространстве коммуникации».

В параграфе 3.1. «Принципы развития культурологической теории музейности в исследованиях процессов музейной коммуникации» речь идет о возможности диалога в использовании достижений теории музейной коммуникации, остающейся, на сегодняшний день, практически единственной оформившейся теорией музееведения, и культурологической теории музейности для решения задач целостного изучения процессов развития концепции музейности как процесса коммуникации. В этом смысле культурологическая теория музейности представляется не только теорией, объясняющей феномен музейности, но методологическим ресурсом для конструирования новых теорий.

В рамках общей теории коммуникации были разработаны основные положения, позволяющие перейти к системному анализу коммуникационных процессов в целом. Анализ основных этапов и направлений в развитии теории музейной коммуникации позволил говорить не только об устойчивом интересе к проблемам коммуникационной специфики музея и музейного отношения к действительности, но и о формировании научного направления, связанного с анализом музейного коммуникационного процесса как целостного явления и изучением отдельных его компонентов.

Дальнейшее развитие представлений о специфике музейных коммуникационных процессов может быть связано с обращением к культурологической теории музейности. В этой связи вопросы коммуникационного процесса развития идеи музейности можно рассматривать как проблемную область, имеющую тенденцию и возможности к выделению в самостоятельную теорию на основе синтеза теории музейной коммуникации и культурологической теории музейности.

В диссертации выделены обстоятельства, определяющие эффективность подобного синтеза. Теория музейной коммуникации анализирует музей как культурно-коммуникативную систему, культурологическая теория музейности анализирует музейность как культурную форму и музеализацию как коммуникативный процесс развития культурной формы в культурных артефактах (в том числе, в музее). Из области теории музейной коммуникации может быть применена схема и логика исследования структуры музейных коммуникационных процессов. Культурологическая теория музейности, в свою очередь, позволяет исследовать музеализацию как коммуникационный процесс, связанный с актуализацией музеалиев (носителей музейности) посредством активной деятельности субъектов культуры.

Таким образом, синтез теорий позволяет изучить коммуникационное измерение музейности. Развитие теории музейной коммуникации, связанное с изучением музея как культурно-коммуникативной системы, позволяет предположить, что обращение к культурологической теории музейности позволяет наметить перспективы развития в исследовании музейных коммуникационных процессов.

Формы проявления музейности носят коммуникационный характер: благодаря осуществлению коммуникации различные исторические формы музейности фиксируются как актуальные компоненты культурного ландшафта. Можно выделить следующие виды музейных коммуникационных процессов (понимая под музейными процессами не внутренние процессы развития музейного дела конкретного социо-культурного института, а коммуникационный процесс исторической реализации идеи музейности):

- архаические музейные коммуникационные процессы

- контекстные музейные коммуникационные процессы

- самостоятельные музейные коммуникационные процессы

- синтетические музейные коммуникационные процессы.

В каждом случае речь идет о коммуникационном воплощении конкретного типа музейности в рамках традиционной или креативной культуры.

Соответственно, можно говорить о специфической прикладной модели музейной коммуникации, основанной на понимании музейного коммуникационного процесса как процесса сохранения, интерпретации и передачи информации, направленного на сохранение культурной памяти. Изучение музейных коммуникационных процессов представляется важной и необходимой частью формирования культурологической теории музейности, так как способствует пониманию динамики развития идеи музейности как процесса интерпретации и передачи культурной памяти.

Изучение музеализации как коммуникационного процесса на основе синтеза идей теории музейной коммуникации и культурологической теории музейности позволяет выявить основные уровни передачи культурно-значимой информации, «зашифрованной» в материальных предметах как реализации активности познающего и интерпретирующего его субъекта.

В диссертации определяются следующие положения, касающиеся исследования коммуникационной специфики процесса музеализации:

  • исследование процессов и принципов музейной коммуникации является одним из наиболее значительных разделов музееведения и связано  с развитием теории музейной коммуникации;
  • в современном музееведении музей анализируется как культурно-коммуникативная система;
  • использование логики исследования коммуникационных процессов в музее может быть использовано при изучении процесса музеализации как коммуникационного процесса, связанного с актуализацией музеалиев (носителей музейности) посредством активной деятельности субъектов культуры;
  • методологическим ресурсом для дальнейшего развития преставлений о музейной коммуникации является культурологическая теория музейности;
  • культурологическая теория музейности позволяет использовать положения исторической типологии музейности и
  • синтез теорий позволяет изучить коммуникационное измерение музейности;

В параграфе 3.2. «Музеализация как коммуникационный процесс: структура и механизмы» представлена модель анализа структуры и механизмов различных форм музейной коммуникации.

Анализ развития представлений о музейной коммуникации позволил утверждать, что вопросы целостного изучения процесса музеализации как коммуникационного процесса реализации различных форм представления музейности до сих пор не являлись предметом отдельного анализа. Между тем, именно этот круг проблем является ключевым как для понимания роли и места музея в культурном пространстве, так и для решения ряда прикладных проблем, связанных с выбором конкретных технологий музейной коммуникации.

Общим принципом анализа музейных коммуникационных процессов будет являться понимание музеализации как коммуникационного процесса актуализации музеалиев (носителей музейности) посредством активной деятельности субъектов культуры, направленной на сохранение культурной памяти. Музейные коммуникационные процессы характеризуются определенной структурой и механизмами. Совокупность структуры и механизмов позволяет построить модель музейной коммуникации того или иного типа. В параграфе 3.2. диссертационного исследования представлена модель музейного коммуникационного процесса самостоятельных форм представления музейности. Этими формами являются, в подавляющем большинстве, музеи. Модель представляет собой структуру, сочетающую уровни функционирования музея как системы, обладающей внутренней самостоятельностью и логикой развития, но детерминированной общими процессами культурного развития.

В диссертации выделены два основных уровня музеализации как коммуникационного процесса: уровень «внешней» коммуникации и  уровень «внутренней» коммуникации. Эти уровни отражают специфику самого процесса изучения музеалиев и их дальнейшей интерпретации.  Уровень «внутренней» коммуникации связан с определением ценности музеалиев, необходимостью их сохранения, а уровень «внешней» коммуникации с их интерпретацией субъектом. Поэтому, если структурообразующим ядром первого  уровня является сам предмет (потенциал которого необходимо извлечь и представить, проанализировав его свойства и выделив основные функции), то ядром второго уровня является человек как субъект культуры. Указанное деление соответствует представлениям о функционировании  идеи музейности в сферах музейного производства и музейного потребления. Уровневый анализ музейной коммуникации доказывает ее присутствие в каждом из направлений музейной деятельности.

Сферы  музейной коммуникации отражают направления реализации задач метасистемы культуры в развитии идеи музейности. Сфера исторической коммуникации, связанная с объективным процессом культуронаследия, реализуется, в первую очередь, на уровне  «внутренней» коммуникации, поскольку именно сохранение и трансляция историко-культурного наследия является важнейшей функцией, связанной с самим появлением музея как социокультурного института и основными тенденциями его развития. Однако сама историческая трансляция идеи музейности захватывает и область актуальной коммуникации в силу того, что она реализуется в тех формах, которые являются наиболее актуальными для данного социума и конкретно-исторического этапа. Сфера актуальной коммуникации ориентирована на поиск оптимальных  путей передачи культурного наследия.

Наложение сфер и уровней образует поле интенсивного взаимодействия всех составляющих двух уровней и двух сфер музейной коммуникации. Эта область свидетельствует, что коммуникация пронизывает музейную деятельность, реализуется на основных ее направлениях и объединена со сферами культурной коммуникации.  Разделение исторической и актуальной сфер, а также уровней их реализации носит взаимопроникающий характер. Сфера исторической коммуникации, реализуясь преимущественно на уровнях «внутренней» коммуникации, охватывает и «внешний» уровень и, напротив, сфера актуальной коммуникации, реализуясь на «внешнем» уровне, обращается к «внутренним» уровням за необходимым материалом для его творческого освоения.

Опыт изучения музейной коммуникации на основе метода музейно-коммуникационного анализа позволяет говорить о системной взаимообусловленности  коммуникационных процессов в пространстве культуры и процессов музейной коммуникации, а также наличии коммуникации во всех областях музейной деятельности. Системная связь культурной и музейной коммуникации соответствует представлению о музейности как о культурной форме, являющейся моделью целостной культуры, воспроизводимой на отдельном участке функционального спектра культуры. В процессе развития идеи музейности происходит актуализация нужного данной культуре социокультурного опыта, и культурная форма оказывается изоморфна структуре самой культуры. Музейная коммуникация, в данном случае, оказывается детерминирована потребностями метасистемы.

В Заключении диссертационного исследования представлены основные выводы работы, отражающие логику разработки культурологической теории музейности.

Современный этап в развитии методологии музееведения был определен как этап освоения культурологии музея. Естественным развитием культурологического ракурса в понимании феномена музея стал интерес к явлениям, определившим его появление, становление и развитие с неизбежным обращением к концепции музейности.

Культурологическая парадигма, делающая невозможной исследовать  развитие музея как феномена культуры вне достижений культурологии, была проанализирована и как модель постановки задач, особое понимание логики развертывания идеи музейности, конкретизированной в культурологическом подходе.

Культурологический подход был рассмотрен как конкретизация культурологической парадигмы в конкретной области научного знания. В процессе анализа возможностей культурологического подхода в музееведении было выделено три ключевых методологических вектора культурологии, применение которых в музееведческих исследованиях можно считать культурологическим подходом в исследовании феномена музея и музейности:

  • возможность типологического анализа музейных форм в их исторической динамике, выделения исторических типов и форм музейности;
  • возможность исследования морфологии изучаемого феномена культуры в контексте морфологического строения культуры;
  • возможность исследовать процессуальную сторону музейности, процессы музеализации как процессы культурной коммуникации.

Возможности культурологического подхода позволили разработать культурологическую теорию музейности.

В заключении диссертационного исследования представлены главные положения культурологической теории музейности:

  • Структура культурологической теории музейности включает три блока: историческая типология музейности, феноменология музейности, морфология музейности.
  • Музейность это особое отношение к действительности, выражающееся в  наделении субъектом особыми свойствами объектов реального мира, имеющее целью сохранить исторический потенциал и творческий резерв опыта человечества и реализуемый в собраниях предметов (музеалиев), репрезентирующих опыт человека, сообществ, нации, человечества и т.д..
  • Музеалии это материальные предметы (или в некоторых случаях нематериальные объекты наследия), становящиеся предметом специфического отношения к действительности; обладающие потенциальной или реализованной музейной ценностью. Выявление, познание ценности, структурирование музеалий представляет собой процесс их актуализации.
  • Музеализация - это процесс актуализации музейности посредством освоения музеалий и наделения их особыми свойствами. Музеализация как процесс музейного производства и музейного потребления, представляющего в своей совокупности процесс музейной интерпретации музейных ценностей (музеалий) является процессом сохранения культурной памяти. Структура, раскрывающая особое отношение к культурному пространству, на основе освоения которого появился музей как социо-культурный институт и иные внемузейные формы, представляет собой последовательное раскрытие основных компонентов процесса освоения реальности: «музеалии – музейность – музеализация». Активизация структуры «музеалии – музейность - музеализация» возможна только посредством деятельности познающего их (музеалии) субъекта.
  • Музейность является в этой структуре центральным звеном, так как именно раскрытие ценности музеалиев позволяет осуществить музеализацию, являющуюся, по сути, процессом культурной коммуникации. Музейное пространство возможно анализировать как динамичную структуру культурных артефактов, представленных в конкретно-исторической реальности, воспроизводящее культурную форму, которой является музейность. Наряду с музеем, в культурном пространстве представлены и иные артефакты как интерпретативные воспроизведения музейности.
  • Историческое развитие идеи музейности в процессе развития культуры составляет предмет исторической типологии музейности.
  • Историческую типологию музейности можно представить следующим образом. Два типа представления музейности (тип традиционной музейности и тип креативной, динамической музейности) соответствуют двум типам культуры – традиционному и креативному, позволяя анализировать формы музейности как детерминированные общими тенденциями историко-культурного развития. В рамках традиционного типа музейности можно выделить архаические праформы представления музейности и контекстные формы представления музейности. Типу креативной культуры соответствуют самостоятельные (специальные) формы представления музейности и синтетические формы представления музейности.
  • В основе морфологического строения музейности лежит идея, согласно которой музейность как потребность зафиксировать, сохранить многообразные проявления культуры, обнаруживается практически во всех областях социальной и культурной практики.
  • Морфология музейности связана с выделением тех сфер жизни человека, которые могут быть представлены в материальных памятниках (объектах) – музеалиях и в дальнейшем зафиксированы путем выделения этих памятников из контекста утилитарного использования. Их актуализация демонстрирует наличие на определенном этапе развития человека (человечества) стремления зафиксировать важную сторону обыденной /или специализированной культуры.
  • При этом сами формы этой фиксации представляют собой вариант реализации специализированной или обыденной культуры в области социальной коммуникации, накопления, хранения и тран­сля­ции информации.
  • Общим принципом анализа музейных коммуникационных процессов будет являться понимание музеализации как коммуникационного процесса актуализации музеалиев (носителей музейности) посредством активной деятельности субъектов культуры, направленной на сохранение культурной памяти.

Проведенное исследование открывает новые перспективные направления в изучении проблемы музейности. Дальнейшее развитие культурологической теории музейности может быть связано с развернутым анализом каждого из компонентов морфологической структуры музейности, исследованием структур коммуникационных процессов различных форм музейности.

Культурологическая теория музейности представляет собой научное направление, имеющее ресурсы для дальнейшего развития как теории музееведения, сформированной в соответствии с принципами культурологического подхода.

Основные положения и результаты диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Сапанжа О.С. Методология теоретического музееведения/ О.С.Сапанжа.- СПб.: Издательство РГПУ им. А.И.Герцена, 2008.- 116 с. (7,25 п.л.).-ISBN 978-5-8064-1358-2.
  2. Сапанжа О.С. Музей и музейность: культурологический подход/ О.С.Сапанжа.- Saarbrucken.: LAP LAMBERT Academic Publihing, 2011.-148 с. (8,5 п.л..)- ISBN 978-3-8433-0917-2 (февраль).
  3. Сапанжа О.С. Теория музея и музейности: историографический обзор и историческая типология/ О.С.Сапанжа.- СПб.: Экспресс, 2011.- 98 с. (6,13 п.л.).-ISBN – 978-5-9592-0130-2 (апрель).

Учебные пособия и  методические рекомендации:

4. Сапанжа О.С. Основы музейной коммуникации. Учебное пособие. Допущено УМО по направлению педагогического образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 050600 «Художественное образование»/ О.С.Сапанжа.- СПб., 2007.- 116 с. (7,25 п.л.).-ISBN 978-5-901751-68-8.

5. Сапанжа О.С. Теория музейной коммуникации. Учебная программа курса для магистров художественного образования (Музейная педагогика)/ О.С.Сапанжа.- СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2008.-10с.(0,75 п.л.).-ISBN 978-5-8064-1186-1.

6. Сапанжа О.С. Музееведение: история, теория, практика. Методические рекомендации и материалы для самостоятельной работы студентов по дисциплине «Основы музейного дела»  для студентов III курса очной формы обучения (направление 050600 Художественное образование, профиль Музейная педагогика) / О.С.Сапанжа.- СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2008.-32с. (2 п.л.).- ISBN 978-5-8064-1180-9.

Публикации в периодических и продолжающихся изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационного исследования:

7. Сапанжа О.С. Развитие представлений о музейной коммуникации/ О.С.Сапанжа // Известия Российского Государственного педагогического университета им. А.И.Герцена: Izvestia: Herzen University Journal of Humanities & Sciences. №103: научный журнал.- 2009.- с. 245-252 (0,9 п.л.).

8. Сапанжа О.С. Культурологический поход в современном музееведении/ О.С.Сапанжа // Вопросы культурологии.- №9.- 2009.- с.44-48 (0,7 п.л.).

9. Сапанжа О.С. Технология и методология в современном музееведении: к вопросу о методе науки/ О.С.Сапанжа // Известия Российского Государственного педагогического университета им. А.И.Герцена: Izvestia: Herzen University Journal of Humanities & Sciences. №117: научный журнал. 2009.- с. 335-340 (0,7 п.л.).

10. Сапанжа О.С.  Категория музейности в музееведении и культурологии/ О.С.Сапанжа // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С.Пушкина. Научный журнал.- №4. Том 2. Серия «Философия».- СПб., 2009.-с.189-198 (0,8 п.л.).

11. Сапанжа О.С. Современное теоретическое музееведение: к вопросу методологии науки/ О.С.Сапанжа // Научные проблемы гуманитарных исследований. Научно-теоретический журнал. Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе.-№1.-2010.- с.297-302 (0,6 п.л.).

12. Сапанжа О.С. Предчувствие музея: культурология музейности/ О.С.Сапанжа // Вопросы культурологии.- №4.-2010.- с.68-71 (0,5 п.л.).

13. Сапанжа О.С. Перспективы развития научных теорий музееведения/ О.С.Сапанжа // Вестник Костромского Государственного университета им. Н.А.Некрасова: научно-методический журнал.- №2.- 2010.- с.100-103 (0,7 п.л.).

14. Сапанжа О.С. От классификации музеев к морфологии музейности: к постановке проблемы/ О.С.Сапанжа // Вопросы культурологии.- №10.- 2010.-с.74-78 (0,5 п.л.).

15. Сапанжа О.С. Музееведение в пространстве культурологического дискурса (некоторые размышления об итогах работы секции в рамках III Российского культурологического конгресса) / О.С.Сапанжа // Вопросы культурологии.- №3.-2011.- с.8-11 (0,4 п.л.) (март).

16. Сапанжа О.С. К вопросу об историографии и философском осмыслении феномена музея (до середины XX века) / О.С.Сапанжа // Вопросы культурологии.- №9.- 2011.-с.4-9 (0,6 п.л.) (сентябрь).

Научные статьи в журналах и сборниках:

17. Сапанжа О.С. Культурологические основания образовательной миссии современного музея/ О.С.Сапанжа //  Российская культура глазами молодых ученых. Сборник научных трудов. Выпуск 12.- СПб., 2002.- с.209-218 ( 0,9 п.л.).

18. Сапанжа О.С. Проблемы гуманизации культуры и гуманитаризации образования в средних специальных учебных заведениях/ О.С.Сапанжа // Русский язык и культура речи. Учебно-методическое пособие.- СПб.: ГОУ ИПТ, 2003.- с.3-7 (0,4 п.л.).

19. Сапанжа О.С. Музейная коммуникация в пространстве культуры/ О.С.Сапанжа // Российская культура глазами молодых ученых. Выпуск 14.-СПб., 2003.- с.189-199 (0,7 п.л.).

20. Сапанжа О.С. Возможности музея университета в профильной подготовке музейных педагогов/ О.С.Сапанжа // Актуальные проблемы вузовских музеев. Материалы межвузовской научно-практической конференции. 23 ноября 2004г.- СПб., 2004.- с.39-41 ( 0,1 п.л.).

21. Сапанжа О.С. Музейная коммуникация: проблема структурного анализа/ О.С.Сапанжа // Художественное образование: содержание и методы обучения. Сборник научных трудов/ Под ред. проф. П.А.Кудина. Выпуск 3.- СПб.: Ризограф НОУ «Экспресс»,2004.- с.73-77 (0,4 п.л.).

22. Сапанжа О.С. Коммуникационные процессы современного музея: проблема определения методологических оснований/ О.С.Сапанжа // Человек и Вселенная.- 2005.-№3(46).- с.86-91 (0,4 п.л.).

23. Сапанжа О.С. Методологические основания коммуникационных стратегий современного музея/ О.С.Сапанжа // Образовательная деятельность художественного музея. Труды Российского центра музейной педагогики и детского творчества Государственного Русского музея. Выпуск VIII.- СПб.: Гос. Рус. Музей, 2005.-с.72-81 (0,7 п.л.).

24. Сапанжа О.С. Музей в глобальном мире: коммуникационные стратегии/ О.С.Сапанжа Л.М.Шляхтина // Современный музей как важный ресурс развития города и региона. Материалы международной научно-практической конференции.- Казань: РИУ:Школа, 2005.- с.39-41 (0,1 п.л.).

25. Сапанжа О.С. Стратегии коммуникационных процессов в контексте модернизации музейной деятельности/ О.С.Сапанжа // Триумф музея? Сборник научных трудов.- СПб.: «Осипов», 2005.- с.160-171 (0,8 п.л.).

26. Сапанжа О.С. Дисциплины национально-регионального (вузовского) компонента в структуре подготовки музейного педагога/ О.С.Сапанжа // Музей. Экскурсия. Туризм. Сборник материалов  конференций/ Санкт-Петербургский гос. ун-т культуры и искусств.- СПб., 2006.- с.60-67 (0,4 п.л.).

27. Сапанжа О.С. Взаимодействие музея и посетителя: вопросы классификации/ О.С.Сапанжа // Музей-зритель. XXI век. Материалы международной конференции к 80-летию научно-просветительного отдела.- СПб.: Изд-во Государственного Эрмитажа, 2006.- с.108-115 (0,5 п.л.).

28. Сапанжа О.С. Перспективы развития мемориальных музеев:  образовательный ресурс/ О.С.Сапанжа // Собор лиц: Сборник статей/ Под ред. М.Б.Пиотровского и А.А.Никоновой.- СПб., 2006.- с. 376-382 (0,5 п.л.).

29. Сапанжа О.С. «Внутренний» и «внешний» диалог как основа музейной коммуникации/ О.С.Сапанжа // Человек, культура и общество в контексте глобализации.- М.: Академический проект: РИК, 2007.- с182-186 (0,7 п.л.).

30. Сапанжа О.С. Музей как цель и средство межкультурной коммуникации/ О.С.Сапанжа Л.М.Шляхтина// Современные проблемы межкультурных коммуникаций. Труды Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. Том 172.- СПб, 2007.- с.313-318 (0,3 п.л.).

31. Сапанжа О.С. Многоуровневая система художественно-педагогической подготовки в образовательном пространстве РГПУ им. А.И.Герцена: ресурсы и перспективы развития/ О.С.Сапанжа // Современные проблемы художественно-педагогического образования. Актуальные проблемы многоуровневой подготовки будущего художника-педагога: Сборник научных трудов/ Под ред. В.А.Кузмичева, Л.Б.Михаленко, Е.Н.Соколовой.- СПб, 2007.- с.21-27 (0,4 п.л.).

32. Сапанжа О.С. Современный художественный музей: на службе человечеству или человеку?/ О.С.Сапанжа // В поисках музейного образа. Материалы научной конференции.- СПб., 2007.- с.6-17 (0,8 п.л.).

33. Сапанжа О.С. Компетентностный подход в художественном педагогическом образовании: к постановке проблемы/ О.С.Сапанжа // Современные проблемы художественно-педагогического образования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Болонский процесс и сохранение традиций в художественно-педагогическом образовании». 18-19 марта 2008 года.- СПб.: Ризограф НОУ «Экспресс», 2008.- с.34-37 (0,3 п.л.).

34. Сапанжа О.С. Музейная коммуникация: между теорией и практикой/ О.С.Сапанжа // Художественное образование: содержание и методы обучения. Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава и аспирантов факультета изобразительного искусства РГПУ им. А.И.Герцена. Выпуск 3.-СПб.: Ризограф НОУ «Экспресс», 2008.- с.6-9 (0,2 п.л.).

35. Сапанжа О.С. Высшее музееведческое образование в системе многоуровневой подготовки: вопросы и перспективы/ О.С.Сапанжа // Музейный просвет: сборник статей/ Под ред. М.Б. Пиотровского и А.А.Никоновой.- СПб., 2009.- с. 349-364 (0,8 п.л.).

36. Сапанжа О.С. Современное музееведение в поисках методологии науки/ О.С.Сапанжа // Современные гуманитарные исследования.- №6(31).- 2009.- с.277- 281 (0,3 п.л.).

37. Сапанжа О.С. Художественное образование в музее: искусство понимать/ О.С.Сапанжа // Российские художественно-педагогические школы в истории и современности. Сборник научных трудов/ Под ред. В.А.Кузмичева, Э.В.Махровой, Е.Н.Соколовой.- СПб: Ризограф НОУ «Экспресс», 2010.- с.18-21 (0,2 п.л.).

38. Сапанжа О.С. Музейное образование в пространстве перемен. Интерактивность – педагогическая технология будущего/ О.С.Сапанжа // Российские художественно-педагогические школы в истории и современности. Сборник научных трудов/ Под ред. В.А.Кузмичева, Э.В.Махровой, Е.Н.Соколовой.- СПб: Ризограф НОУ «Экспресс», 2010.- с.105-107 (0,2 п.л.).

39. Сапанжа О.С. Музей изобразительного искусства и его место в культуре: pro & contra/ О.С.Сапанжа // Искусство и диалог культур. IV Международная научно-практическая конференция. Сборник научных трудов. Выпуск 4.- СПб., 2010.- с.279-281 (0,4 п.л.).

40. Сапанжа О.С. Классификация музейных форм: современное состояние и перспективы разработки новых классификационных схем/ О.С.Сапанжа// Актуальные проблемы современной науки.№6 (56).- 2010.- с. 159-161 (0,4 п.л.).

41. Сапанжа О.С. Экология природы и экология культуры в музее: образовательный аспект/ О.С.Сапанжа// Актуальные вопросы совершенствования системы высшего профессионального образования. Сборник научных трудов. №2.- СПБ.: Невский институт управления и дизайна, 2010.- с.70-75 (0,3 п.л.).

42. Сапанжа О.С. Турист в современном музее: философия просвещения, технология развлечения/ О.С.Сапанжа // Вопросы музеологии. The problems of museology.- №2.- 2010.-с.103-106 (0,2 п.л.).

43. Сапанжа О.С. Культурологический подход в изучении музея и музейности: границы и возможности/ О.С.Сапанжа// Современные гуманитарные исследования.- №4.- 2011.-с.143-145 (0,3 п.л.) (август).

44. Сапанжа О.С. Культурологическая парадигма в музееведении/ О.С.Сапанжа // Современные гуманитарные исследования.- №4.- 2011.-с.146-148 (0,3 п.л.) (август).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.