WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ГЕНОВА Нина Михайловна

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ПРОЦЕССЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ИНФРАСТРУКТУРЫ КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА

специальность  24.00.01 теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Кемерово 2011

Диссертация выполнена на кафедре управления и ресурсного обеспечения социально-культурной деятельности ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского».

Научный консультант: Кудрина Екатерина Леонидовна,

доктор педагогических наук, профессор

Официальные оппоненты:  Волк Павел Леонидович,

доктор культурологии, профессор

Петров Игорь Федорович,

доктор философских наук, профессор

Томилов Николай Аркадьевич,

доктор исторических наук, профессор

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский

  государственный университет

  культуры и искусств»

Защита диссертации состоится «27» марта 2012 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 210.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора культурологии при ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 650029, г. Кемерово, ул. Ворошилова, 17, ауд. 221.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета культуры и искусств по адресу: г. Кемерово, ул. Спортивная, 91.

Дата отправки автореферата на сайт ВАК (http://vak.ed.gov.ru.) 25.12.2011 г.

Автореферат разослан        « __ »  _________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат культурологии, доцент Н. И. Романова

Общая характеристика работы.

Актуальность исследования.  В современных условиях модернизации и становления гражданского общества в Российской Федерации, сопровождающихся широкой регионализацией культуры, возникает необходимость формирования интегрированного социокультурного пространства. Мозаичность, поликультурность, многонациональность российских регионов требует все большего внимания к культуре с учетом различных конфигураций локальных культурных пространств. При этом обозначились существенные различия и особенности культурной политики, необходимо основывающейся на организации и самоорганизации этих пространств. Дополнительным усложняющим фактором является также  спонтанность развития различных инициативных движений, этнокультурных и социокультурных сообществ, творческих формирований. Поэтому возросла потребность в создании такого единого культурного пространства региона, которое включало бы в себя возможности объединения культурных инициатив, социально-культурного партнерства, межрегиональных и международных культурных контактов. В этом контексте мобильность личности, социума, конкретной среды требуют новой динамичной культурной политики региона, сочетающей глобальность стратегии, учёт регионального своеобразия, индивидуальной неповторимости архитектоники культурно-исторического пространства.

Современная социокультурная ситуация в регионах Сибири и в культурном пространстве России в целом демонстрирует важность стабилизации, упрочения и укрепления внутри- и межрегиональных связей, системных взаимоотношений, что требует её рассмотрения с позиций междисциплинарного и системного подходов. Это позволяет увидеть многаспектность субкультурных, этнокультурных и культурно-экологических позиций, улавливать спонтанные процессы в изменении инфраструктуры культурного пространства и формировать установки на целенаправленную самоорганизацию культуры. В этих условиях важно установление локальных приоритетов культурной политики, соотнесенных с  характером социально-культурной ситуации, социально-экономическими, демографическими и экологическими характеристиками региона.  Дополнительным фактором является то, что изменение спектра прав и обязанностей государства в сфере культуры повлекло за собой появление новых субъектов культурной политики, которые стали дополнением к ранее существовавшим государственным структурам. При этом расширились полномочия органов региональной и муниципальной власти, а также – организаций и учреждений культуры. Современное законодательство возложило ответственность за обеспечение населения культурными благами на местные органы власти, отнеся к их компетенции многие аспекты формирования культурной политики, в том числе решение вопросов собственности, финансирования, определения локальной инфраструктуры культуры.

Таким образом, ситуация в системе организации культурного пространства региона становится все более сложной и противоречивой.

Эффективность региональной культурной политики теперь все в большей мере зависит от того, насколько её формы, характер и целенаправленность отвечают имманентным, и зачастую спонтанно проявляющимся, закономерностям динамики культуры. Но при этом теоретико-методологическая база подобного понимания региональной культурной политики пока отстает от выше описанных реальных процессов в сфере региональной культуры, а ситуационный анализ на регулярно действующей основе не достаточно эффективен или вообще не проводится.

Перемены в России в первом десятилетии XXI века характеризуются необходимостью выхода страны на устойчивую траекторию экономического развития. В условиях модернизации экономики и всей общественной жизни, меняются векторы, приоритеты и ориентиры культурной политики, которые необходимо учитывать в выработке вариативных форм деятельности, опирающихся на объективные закономерности организации и самоорганизации культурной жизни, соотнесенных с социально-экономическими характеристиками  региона.

В результате наложения и взаимодействия всех этих факторов и процессов возникают кумулятивные эффекты, приводящие к созданию новой социокультурной ситуации, характеризующейся неустойчивостью, нестабильностью, требующей обновления культурной стратегии и выработки новых организационных технологий и ценностей в культурном пространстве региона.

При этом современная культурная политика превращается в важный объект междисциплинарных исследований. В поле зрения ученых попадают вопросы влияния социокультурных факторов на социально-экономическое развитие, сочетание ценностей традиционных культур с модернизацией, влияния культурного многообразия и этнокультурной идентичности. Необходимость расширения базы культурной политики, новые представления о роли государства в этой области, налаживание отношений с новыми субъектами, реализующих культурную политику не могут сформироваться сразу. Вместе с тем, ускоренное развитие тех областей культуры, которые могут определить облик России как равноправного участника глобальных культурных процессов, является ключевой проблемой общества.

Таким образом, актуальность заявленной темы диссертационного исследования основана на необходимости теоретического осмысления проблем региональной культурной политики с учетом всех возникающих в процессе модернизации диалектических взаимосвязей и взаимовлияний, уникальности социально-культурного развития и включенности в международно-региональный контекст, сложности формирования единства инфраструктуры культурного пространства, сочетающего процессы организации и самоорганизации в культурной жизни региона.

Степень разработанности проблемы. Общетеоретические основы культуры как целостной системы материальных и духовных элементов в контексте современных процессов культурной эволюции и влиянии на них технологической стороны цивилизации представлены в используемых автором философских и культурологических исследованиях Н. А. Бердяева, А. И. Вернадского, И. А. Ильина, М. С. Кагана, Д. С. Лихачева, А. Моля, Э. А. Маркаряна, В. И. Разумова, Л. Уайта, О. Шпенглера.

Для определения совокупности методологических подходов реализации культурной политики, изучения аспектов культурного детерминизма и системности культуры в контексте культурно-исторической среды потребовалось обращение к трудам Я. Ф. Аскина, А. И. Арнольдова, М. Бунге, В. И. Маркова, Г. Н. Миненко, Э. В. Соколова, А. С. Балакшина, Т. Г. Богатыревой, С. А. Загребина, И. Ф. Петрова, В. Л. Соскина, С. П. Шевчуковой, Э. Тейлора.

Многообразие взглядов на системную интерпретацию культуры в процессе культурогенеза представлено в трудах Л.Н. Гумилёва, Э.А. Дюркгейма, Н.Я. Левяша,  А. А.Пелипенко. И. Пригожина, И. Е. Стенгерса, А. Я. Флиера..

Различные характеристики изучения динамики культурно-исторического ландшафта и влияние его на культурное развитие отражены Ж. Баденом, Ю.А. Ведениным, И. Г. Гердером, Н.Я. Данилевским, Ж. Л. Монтескье, А. Я. Тойнби. Структурно-онтологические особенности формирования культурной политики представлены в трудах: О. Н. Астафьевой, А. И. Арнольдова, Р. Г. Абдулатипова, Г. А.Смирнова, Н. Н. Ярошенко.

Культурная политика как целенаправленная деятельность человека анализируется А. С. Васильевой, Г. М. Гудимой, А. В. Костиной, А. В. Каменцом, Н. Г. Михайловой, Э. А. Орловой, П. Л. Волком, К. Э Разлоговым, Ю. М. Резником, Н. А. Томиловым, М. Хоруженко.

Важной частью разработанности проблемы явилось научное направление, изучающее процессы моделирования культурной политики. Оно представлено следующими авторами: Г. М. Бирженюк, Д. М. Булавина, Л. Е. Востряков, М. Драгичевич-Шешич.

Проблемы модернизации в культурной политике отражены в работах В. П. Большакова, С. Н. Иконниковой, М. И. Кривошеева, В. М. Межуева, К.Э. Разлогова, И. Пономарева, М. Ремизова, Р. Карева, К. Бакулева.

Инфраструктурная детерминация культурной политики представлена трудами: Р. Г. Абдулатипова, С. Б. Брижатовой, О. М. Дридзе, Н. И. Гендиной, А. Д. Жаркова, Ю. А. Запесоцкого, Б. Г. Мосалева, Ч. Лэндри, Ю. Б. Сорочкина, В. В. Чижикова.

Представляют интерес отдельные работы современных авторов: Л. С. Васильевой о культурной политике в контексте мультикультурализма; М. В. Михайловой – в связи с вопросами этнокультурной идентификации; Н. Н. Курной - по структурированию социально-культурного пространства, И. В. Малыгиной – по этнокультурной идентичности.

Для рассмотрения аспектов связанных с регионологией и решением проблем развития социо-культурного пространства Сибири, послужили труды Д. А. Алисова, Е. П. Винокуровой, Г. Г. Волощенко, Т. Н. Золотовой, Н. К. Козловой, Е. Л.Кудриной, В. И. Назимовой, Г. Л. Рукши, В. Г. Рыженко, И. А. Селезневой, Т. Б. Смирновой, Н. Ф. Хилько.

Анализ источников, связанных с формированием государственной и региональной культурной политики и воздействием на нее инфраструктуры культурного пространства региона показывает, что имеющиеся в науке положения, позиции и подходы к соотношению региональной культурной политики и особенностей концентрируют внимание на различных аспектах проблемы.

Региональная культурная политика преимущественно рассматривается, как выражение общегосударственной культурной стратегии, которая определяет в значительной степени инфраструктуру культурного пространства региона. С одной стороны, она объективируется и институционализируется в различных формах и проявляется в действии ряда культурных механизмов развития. Но, с другой стороны, следует рассматривать, может быть, и менее заметное обратное воздействие: в ходе реформ и модернизации общества постоянно появляются новые черты инфраструктуры, отражающие, как новые тенденции и закономерности культурного процесса региона, так и его традиции, идеалы и нормы.

По этим аспектам практически отсутствуют фундаментальные теоретические культурологические исследования.

Таким образом, проблема данной работы связана с необходимостью исследования всей совокупности системных взаимосвязей между целенаправленной культурной политикой и реальной инфраструктурой культурного пространства региона, возникающих в процессе модернизации и требующих построения новой модели культурной политики, отражающей своеобразие региона, новые ориентиры, стратегии и тактики культурно-организующей деятельности, основанной на рациональном использовании ресурсов культурного развития.

Объект исследования региональная культурная политика.

Предмет исследования – взаимодействие культурной политики и инфраструктуры культурного пространства региона в процессе их модернизации.

Цель исследования: изучить влияние инфраструктуры культурного пространства региона на формирование культурной политики в контексте модернизации.

Задачи исследования:

  • Обосновать  систему понятий, раскрывающих соотношение культурной политики и  инфраструктуры культуры региона.
  • Эксплицировать развитие научных представлений об инфраструктуре культурного пространства.
  • Выявить факторы инфраструктурной детерминации региональной культурной политики.
  • Дифференцировать объектную и субъектную ориентацию в формировании инфраструктуры культуры региона.
  • Определить тенденции, направления эволюции и стратегии развития системы инфраструктуры культуры в региональной культурной политике в контексте процессов  модернизации.
  • Сформулировать и аргументировать теоретико-методологические основы концепции  инфраструктуры культурного пространства региона.
  • Разработать модель культурной политики, ориентированную на взаимодействие с системой инфраструктуры культурного пространства региона в контексте модернизации.

Методология исследования основана на сочетании диалектического и  системного, а также структурно-функционального и синергетического подходов, которые создают научно-теоретическую базу для осмысления регионального культурного пространства и его инфраструктуры как целостных и развивающихся феноменов, что необходимо для исследования вопросов адаптации стратегий и тактик региональной культурной политики к изменениям  в структуре культурного пространства. Определение этих стратегий невозможно без использования принципов аксиологического подхода. При конкретно-историческом анализе хронотопов региональной культуры применяются методы исторических аналогий и сочетание логического и историко-генетического подходов. Выявление этапов развития региональной культуры и культурной политики потребовало использования диахронического метода. В работе также использованы общенаучные методы анализа, синтеза, контент-анализа и экспертного опроса.

В исследовании предпринимается попытка установления системной зависимости региональной культурной политики  от характера инфраструктуры культуры региона. В качестве гипотезы исследования выдвигается тезис о том, что эффективность реализации региональной культурной политики целиком и полностью определяется характером следующих модернизационных процессов:

- уровнями эволюции инфраструктуры культуры;

- характером взаимодействия объекта и субъекта культуры в изменяющейся культурной среде;

- действием культурных механизмов, влияющих на открытость культурного пространства в системе пересечения горизонтальных и вертикальных взаимодействий в иерархии управления сферой культуры;

- особенностями структурирования культурного пространства региона в контексте  национально-культурных и субкультурных сообществ с учетом культурно-исторического и ментального  своеобразия;

- характером соотношений организации и саморегуляции в процессе модернизации культуры.

Научная новизна исследования:

1. Раскрыты содержательно-логические взаимосвязи системы понятий, связанных с анализом культурной политики в ее соотношении с инфраструктурой культуры региона, на основе чего выявлена перспективность использования системного, структурно-функционального и синерегетического подходов для рассмотрения проблем региональной культурной политик в контексте модернизации культурного пространства региона.

2. Конкретизирована совокупность представлений об  инфраструктуре культуры региона, в которой соединяются материальное и духовное, субъектное и объектное, культурные процессы и конфигурации, социально-культурные технологии, человеческий капитал, определяющий культурный потенциал региона.

3. Выявлены четыре уровня эволюции инфраструктуры культуры: культурно-личностный, этнонациональный, цивилизационный и общечеловеческий. В рамках этого видения определены аспекты эволюции инфраструктуры культуры, связанные с развитием культурного ландшафта, культурно-исторические слоями,  способами организации пространственно-культурной конфигурации и векторами культурного развития региона.

4. Разработаны теоретические основы и конкретные механизмы инфраструктурной детерминации культурной политики в аспектах совершенствования её регуляции и саморегуляции. На этой основе представлена как система инфраструктура культурного пространства региона, построенная на взаимодействии объекта и субъекта культуры в изменяющейся культурной среде.

5. Дифференцирована  объектная и субъектная  ориентации в формировании инфраструктуры культуры региона. Объектная включает в себя материальные ресурсы, интеллектуально-технологические, институциональные, содержательно-деятельностные и пространственные компоненты. Субъектная выявляет  коммуникации, стратегии, личностные ресурсы и формы организации и управления культурной деятельностью в регионе.

6. Выявлены конкретные региональные тенденции и направления модернизации инфраструктуры культуры региона, на основе чего определены стратегии модернизации, включающие в себя программно-целевое планирование, комплексное развитие и сохранение культуры региона.

7. Обоснована концепция и разработана  инновационная модель реализации региональной культурной политики, включающая структурно-функциональные взаимодействия компонентов инфраструктуры культурного пространства региона, детерминирующих развитие культурных стратегий модернизации региона.

Положения, выносимые на защиту:

1.  Структурирование культурного пространства региона предполагает выделение в нем национально-культурных, субкультурных и иных сообществ. Наличие и особенности локальных культурно-исторических хронотопов порождают в культурной политике вариативность и множественность организационных, стратегических и синергетических предпосылок её развития. Многофакторная конфигурация культурного пространства проявляется в специфике культурно-исторических традиций, своеобразии  культурного облика, ландшафта и культурной среды региона и, тем самым, обусловливает его особую  инфраструктуру.  В связи с этим выделяются важнейшие сферы локализации культурного пространства:  жизнедеятельностная, этнокультурная, историко-культурная, ландшафтно-мемориальная и ментально-личностная.

2. Эволюция культурного пространства региона в единстве  процессуальности и конфигуративности приводит к качественным изменениям его культурного ядра, которые распространяются на всю архитектонику культурной среды региона,  что находит конкретное отражение и в  изменениях ресурсов культурной деятельности.

Соответственно этим изменениям ресурсов формируются региональные  культурные отношения, локальный культуротворческий рельеф с присущими ему способами взаимодействия. Это, в свою очередь, определяет основные направления культурной политики: культурно-историческая преемственность, передача духовного опыта, приобщение к культурным традициям,  использование инновационных технологий, проектной деятельности.

3. Динамика инфраструктуры культуры региона исходит из уровней распределения культурной среды в предметном, природном  и социально-культурном аспектах и отвечает логике формирования культурного пространства региона, которая включает в себя локально-мемориальный, культурно-рекреативный и культуротворческий компоненты социально-культурной среды. Их особенности создают объективные условия формирования соответствующей иерархии управления и изменений форм культурной политики, выражающихся в системе организации и  инициативной самоорганизации, а также в структуре культурного потенциала региона.  Инфраструктура  культуры может рассматриваться в плане как субъектной, так и объектной ориентации. Первая из них выражается в ресурсной базе, представленной в стратегических, организационно-управленческих и информационно-коммуникативных компонентах. Вторая – включает соответствующие ресурсы, содержательный, деятельностный, пространственный, материально-экономический и институциональный компоненты.

4. Региональная культурная политика способствует формированию в регионе единого многоукладного, полиэтнического, поликонфессионального культурного пространства, Концепция вариативной культурной политики учитывает специфические алгоритмы протекания культурных процессов, на основе чего формирует ряд направлений организационной деятельности.  Это способствует развитию национально-культурных движений, активизации народного творчества, сохранению культурного наследия, культурной идентификации, развитию межрегиональных отношений. Исходя из этого контекста, формируются региональные приоритеты, обеспечивающие безопасность, стабильность и устойчивость в условиях модернизации и становления гражданского общества.

5. Моделирование культурной политики предполагает выделение ряда системообразующих оснований, к которым относятся типология культуры, культурной среды, особенности региональных культурных традиций. Открытость данной социально-культурной модели обеспечивается мобильностью адаптации  культурной политики к социально-культурным инициативам, активизирующим процессы  культуротворчества.

6. Инновационная вариативная модель культурной политики, основанной на типологических характеристиках инфраструктуры культурного пространства региона, предполагает  повышение роли субъектов культуры, культурной индустрии и, в то же время, - государственного регулирования процессов организации и самоорганизации. Центром, ядром модели является культуротворческий  процесс, который  обусловлен традициями и архетипами культурно-исторического пространства региона.  Он, в свою очередь, определяет систему инфраструктуры культуры и характер организации культурной деятельности,  которая включает в себя механизмы управления межрегиональной координации, культурного проектирования и нормативного обеспечения, регулирования и взаимодействия.

7. В контексте основных направлений реализации культурной политики региона на основе изменяющейся инфраструктуры культуры выделяются следующие блоки: национально-культурный, культурно-экологический, массово-зрелищный и локально-интегративный. В этих рамках определяются специфические структурные компоненты: некоммерческое партнерство, использование коммерческой деятельности и охрана культурного наследия.

Теоретическая значимость исследования определяется основными идеями и результатами данной работы, заключающимися в исследовании феномена региональной культурной политики с позиций  системного, структурно-функционального и синергетического подходов, расширении категориального аппарата и разработке оснований нового научного направления в прикладной и теоретической культурологии - теории инфраструктурной организации и самоорганизации регионального культурного пространства и культурной политики.

Использование многообразного эмпирического материала в сочетании с единством концептуальных подходов позволило эффективно рассмотреть ряд позиций, выявивших структурную обусловленность региональной культурной политики. вычленить многокомпонентные взаимосвязи в структурной организации культурного пространства. Системная интерпретация динамики культурной среды позволила выявить теоретически важные блоки структурной детерминации, построенные на взаимодействии объекта и субъекта культуры.

Таким образом. представленная работа имеет эвристическое значение для теоретической и прикладной  культурологии, социологии и регионологии,  их дальнейшего развития. Расширяются возможности и перспективы концептуального осмысления региональной культурной политики как саморегулирующейся системы, а также  моделирования культурной политики в связи с изменяющейся инфраструктурой культурного пространства страны и региона.

Практическая значимость диссертации. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в учебных курсах по культурологии, регионалистике, социологии культуры, теории управления, социальной психологии, применены в практике управления культурой на региональном и муниципальном уровнях, в процессе совершенствования законодательной нормативной правовой базы по вопросам культуры.  Основные материалы  исследования использованы при разработке концепции культурной политики Омского региона. Особо следует отметить личный вклад и участие соискателя как в содержательном, так и процессуальном аспектах в  работу по модернизации инфраструктуры культуры в Омском регионе (1991-2011 гг.).  Эти разработки  легли в  основу муниципальных и региональных программ развития культуры Омской области в 1990-ые, 2006 - 2008, 2009 – 2011 гг., а также использованы при подготовке и реализации  межрегиональной программы «Культура Сибири» в рамках межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», координационный совет по культуре который автор возглавляла с 1992 по 1998 гг.

Автором разработан спецкурс «Региональная культурная политика». Преподавание его ведется для студентов и бакалавров в ОмГУ им. Ф. М. Достоевского. Материалы диссертационного исследования используются при чтении базового курса «Основы культурной политики», разработанного  в соответствии с  Федеральным государственным образовательным стандартом для подготовки кадров сферы культуры и искусства,  а также курса «Культурная политика современной России», который читается в рамках дополнительной программы переподготовки менеджеров, руководящих работников учреждений культуры и искусства, технологов индустрии досуга, проектировщиков. Создана и действует  под руководством автора  научно-исследовательская лаборатория ОмГУ им. Ф. М. Достоевского  «Актуальные проблемы культуры и искусства Омского Прииртышья». По названной тематике студентами выполняются курсовые и дипломные работы.

Апробация работы. Результаты диссертации докладывались на

- международных научно-практических конференциях и семинарах, в том числе: юбилейная конференция к 70-летию Российского института культурологии (г. Москва, 2001 г.), «Социальное функционирование художественной культуры» (г. Москва, 2002 г.), конференции посвященная 250-летию МГУ им. М. В. Ломоносова» (г. Москва, 2004 г.), Галиаскор Камал: 125 лет со дня рождения. Новейшая история культуры и искусств Тюрко-мусульманских народов России (г.Москва, 2005г.), «Человек, культура и общество в контексте глобализации» (г. Москва, 2006 г.), «Вузы культуры и искусства в едином мировом образовательном пространстве» (г. Москва, 2007 г.), «Наука и образование» (г. Кемерово, 2008 г.), «Региональная культура в условиях глобализации» (Казахстан, г. Костанай, 2009 г.), «Социум, культура, нравственность, досуг» (г. Тюмень, 2010 г.), «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве и образовании» (Украина, г. Одесса, 2010 г.), «Славянский мир: диалог культур» (г. Омск,  2011 г.);

- ежегодных Всероссийских научно-практических конференциях: «Досуг. Творчество. Культура» (г.Омск, 1998-2005 гг. ); «Художественное образование в контексте современности» (г.Омск, 2004 г.), «Культура и пространство. Творческие ресурсы Омского региона» (г.Омск, 2005 г.), «Народная культура: личность, творчество, досуг» (г.Омск, 2006 г.), «Социально-культурное пространство региона: традиции, опыт, инновационные модели» (г.Пермь, 2008 г.), «Пространство культуры и искусства страны и региона в современных условиях» (г.Омск, 2009 г.), «Актуальные проблемы формирования творческой личности в условиях культурного пространства региона» (г.Омск, 2010 г.);

- межрегиональных и региональных конференциях: «Современное состояние и тенденции развития культуры и искусства России и региона» (г. Омск, 2006-2008 г.), «Сохранение и развитие русской культуры: семья, язык, общество» (г. Омск, 2008 г.), «Кризис и культура: диалог регионов» (г. Омск, 2009 г.), «Модернизация художественно-эстетического образования и совершенствование системы подготовки специалистов в сфере культуры и искусства» (г. Томск, 2009 г.,);

- межконфессиональных научно-практических конференциях (г. Омск, 1987-2011 гг.).

Структура диссертации: Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В главе 1-ой «Теоретико-методологические основы системы инфраструктуры культуры в контексте региональной культурной политики» раскрываются научные особенности и предпосылки построения теории современной культурной политики региона.

В параграфе 1.1. «Соотношение категорий и систем понятий культурной политики и инфраструктуры культуры в контексте модернизации» проводится сравнительный анализ категорий и систем понятий «культура» и «инфраструктура культуры». Обосновывается новая парадигма региональной культурной политики, связанная с выделением в модернизации не только технологической стороны, но и социально-культурной составляющей процесса. Отталкиваясь от базового определения «культуры» Л. Уайта (с. 388) как «порядка или класса явлений, состоящего из материальных объектов и передающихся небиологическими средствами с помощью социальных механизмов» и четырех других смыслов, соискателем отмечен один из них, связанный с наличием материальной инфраструктуры. В этих рамках формируется нечто иное как социокультурная среда, которая определяет характер культурного развития, инициативы, содержание господствующих ценностей и идеалов.

Отмечены другие аспекты, экстраполируемые на область культурной политики (культурные объекты, векторы развития). Исходя из составляющих культуры, выявляются теоретические предпосылки понятия инфраструктурной обусловленности региональной культурной политики в наличии блоков управления культурой, структурированного культурного пространства, организации объекта культурной политики, научной организации региональной культурной политики. Учет регионального (историко- и духовно-культурного) контекста, определяемого как «специфический фактор культурного самосознания» в локальном своеобразии культурной политики, трактуется как многоуровневая реализация культурного потенциала самоорганизующегося пространства региона. В системном соотнесении понятий «культурная среда» - «инфраструктура культуры» «культурное пространство региона» выявлено наличие некоторого культурного ядра региона в системе социально-культурных хронотопов. В нем образуется цепочка, исходящая из среды и достигающая понятия «конфигурация инфраструктуры».

В параграфе 1.2. «Развитие научных представлений о системе инфраструктуры культуры в процессе осуществления культурной политики» описывается процесс развития научных представлений о системе инфраструктуры культуры в ходе осуществления культурной политики. Связывая проблему инфраструктурной обусловленности культурной политики с общей проблемой детерминизма, диссертант апеллирует к определениям Я. А. Аскина, Л. А. Уайта, выводящим на идею культурно-эволюционного выбора. Анализ трудов Ж. Бадена, Н. Г. Гардера, Н. Я. Данилевского, Э. Маркаряна, Ж. Л. Монтескье, А. Д. Тойнби, О. Шпенглера, А. Я. Флиера, Э. Фромма позволил автору различить следующие виды эволюции инфраструктуры культуры: эволюция локальной культурной среды, влияние изменяющегося культурного ландшафта, культурные продукты и архетипы, культурно-исторические слои и бифуркации, культурно-исторические конфигурации, трансляция культурно-цивилизационного потенциала, духовно-антропологические и экологические артефакты, ценности культурно-исторической конфигурации, эволюция характера субъекта региональной культурной политики, способы организации культурной политики, особенности личностного пространства регионально-культурной среды, эволюция личности как субъекта среды культуры, смена пространственно-культурных конфигураций, взаимодействие соотношений векторов культурного развития. На этой основе было выявлено содержание всех уровней культурно-деятельностного существования человека в обществе: этнонационального, гуманизирующего (общечеловеческого), культурно-личностного и цивилизационного, которые свидетельствуют о высокой степени поликультурности и региональной специфичности феноменов культуры. В системе объекта культуры выявились модификации управления им: варьирование направлениями развития культуры, адаптационно-синхронным структурированием и межкультурным регулированием (Л. А. Уайт, Ю. В. Балакшин, М. С. Каган и др.).

В параграфе 1.3. «Теоретико-методологические основы инфраструктурного детерминизма региональной культурной политики» рассматриваются теоретико-методологические основы инфраструктурной детерминации региональной культурной политики на основе объектно-деятельностного, личностно-ценностного и организационного подходов к культуре, определяется их соотношение к блокам структурной обусловленности. При этом выделяется блок личностной дифференцированной регуляции региональной культурной политики, в который входят направления социального развития культурных сообществ, духовно-ценностные конструкты, духовно-культурный иммунитет. В этой связи выделяется личностно-ценностный подход к региональной культурной политике, индивидуальное выражение личности (А. Г. Спиркин, В. С. Барулин), проблемно-ситуационный (Э. А. Орлова) и функционально-ценностный.

С позиций системного понимания инфраструктуры культуры диссертант выявляет системообразующие компоненты ее анализа: социум и человек, которые отражаются в понятиях «объект» и «субъект культуры» и определяют, в конечном счете, содержание и характер деятельности. Особенности динамики культуры выражаются в схеме механизмов культурной политики, заданных технологиях, потенциальных и реальных ресурсах культурной деятельности, плановом содержании и формах культурной политики, которые рассматриваются как в организованной, так и спонтанной культурной деятельности. Учитывая региональные институциональные и спонтанные факторы культурной деятельности, на фоне новизны возникающих культурных инициатив рассматривается возможность инфраструктурного моделирования в процессе модернизации форм культурной политики с целью ее регуляции и коррекции. Выявляется необходимость комплексного подхода к инфраструктуре культурного пространства региона. Исходя из общего определения культуры, как творческой созидательной деятельности человека, прошлая (зафиксированная в культурных ценностях) и настоящая (основывающаяся на основании «распредмечивания» этих ценностей), региональная система культуры определяется, как целостность объектов, задающих условия и основную направленность формирования человека, его духовно-нравственного мира, связанных в этом взаимодействии генетическими, структурными и функциональными отношениями, что позволяет говорить о ней, как о системе.

Реализация культурной политики в регионе определяется характером функционирования инфраструктуры культуры. В этом направлении анализируются системные проявления структуры культуры, экстраполяция которых на процесс реализации культурной политики позволяет выделить материальную и духовную составляющие. Формы культурного продукта (культурные архетипы, духовные культурные ценности, культурные проекты, человек культуры). В результате обосновывается подход и соответствующие предпосылки инфраструктурного процесса культурной политики, которые позволяют увидеть взаимосвязь систем региональной культуры (моделей, типологий, сущностей) и процесса культурной политики региона.

Во 2-ой главе «Теория формирования инфраструктуры культуры в региональной культурной политике» представлено обобщение и систематизация научных положений в сфере культурной политики.

В параграфе 2.1. «Концепция мобильной культурной политики в динамике системы инфраструктуры культурного пространства региона» рассматривается концепция современной культурной политики в динамике системы инфраструктуры культуры и культурного пространства региона. Для определения системных связей в инфраструктуре культуры выявлена специфика культурного пространства (пространственная среда, среда аудитории, территории представления образцов, культурно-образовательная и зрелищно-досуговая среда). Кроме того, определена совокупность ресурсов культурной деятельности, выражающихся не только в определенном статусе, но и также в особенностях социально-культурной среды, связанных с некоторыми социально-культурными институтами. Описывается морфология культурной среды региона как совокупность компонентов макросреды, мезо- и микросреды, включающая инфраструктуру ближайшего социального окружения, территориальных и инициативных групп, связанных с субкультурами и национально-культурной средой региона.

Первый более всего связан с культурной политикой, два последних всего лишь соотносятся с государственной культурной политикой. Автор считает, что необходимо отметить различия в более конкретном выражении объекта культурной деятельности, содержащиеся в понятии «культурная среда региона». Особенность здесь в том, что объектная и субъектная стороны культурного процесса в наибольшей степени смыкаются.

Отсюда выделяются компоненты организационно-управленческой инфраструктуры культуры региона, включающие взаимовлияние, взаимодействие, интеграцию и регулирование складывающихся творческих и деловых социально-культурных отношений. Региональная специфика брендово-ориентированных программ отражается на процессе возрождения культуры на основе дифференцированного подхода к различным социально-культурным средам и субкультурам.

В результате проведенного анализа определены направления развития структуры культурного пространства в контексте общей инфраструктуры культуры: интеграция, культурная идентификация, культурная диффузия, институционализация и консолидация культурной среды, мультикультурализация, обновление и воссоздание культурных объектов, комплексное проектирование, нормативно-правовое обеспечение, повышение эффективности регулирующих процессов. Проведен анализ вариативных моделей культурной политики с точки зрения социостатического или социодинамического подходов. Это позволило выявить региональные особенности концептуального обоснования феномена изменчивости культурной политики с учетом специфики социального развития, общественно-политической активности, взаимодействия коммерческих и некоммерческих структур, традиций и инноваций, способов закрепления традиций и приоритетов культурного развития. Сформированы представления о компонентах инфраструктуры культуры в контексте окружающей среды «природа - человек - социум». Здесь выделяется структура культурной деятельности и культурного продукта, управление культурой, различные среды от природной до художественной, от рекреативной до мемориальной и культурно-творческой. Выявлено, что концепция мобильной инфраструктуры строится, исходя из уровней дифференциации социально-культурной среды в предметном и социально-культурном аспектах. Отсюда сформировалась дифференциация дихотомии инфраструктуры в субъект-объектных отношениях, сказывающихся на мобильности культурного облика региона, его конфигурации посредством координации, взаимодействия, социально-культурной поддержки, восстановления и воспроизводства культуры. Установлено, что возникающая здесь динамика инфраструктуры культуры заключается в создании новых организационно-экономических условий социального развития.

В параграфе 2.2. «Объектно-ориентированная инфраструктура культурного пространства региона» автор описывает объектно-ориентированную инфраструктуру культуры в культурном пространстве региона.

Следует отметить, что в составе регионального культурного пространства существует верхняя конфигуративная часть, обусловленная региональными чертами и локальным культурно-историческим пространством, и нижняя - процессуальная часть, в которой концентрируются объекты культурной индустрии, функционирование которых обеспечивает эффективность региональной культурной политики. Объекты культурной индустрии тесно связаны с субъектами культурной деятельности, которые представляют собой как институциональные, формальные, так и неформальные элементы субкультуры.

Учитывая то, что структура культуры не является раз и навсегда неизменной, она находится в постоянном развитии, в диссертации отмечается её своеобразная «культурная эволюция». Автором исследования в некоторой степени заложено определённое противопоставление. Постепенные качественные изменения, свойственные культурным процессам, в русле культурной политики связаны с нарастанием предпосылок, которые обеспечивают эффективность реализации программ и проектов в рамках культурной деятельности региона. В то же время отмечается, что понятие «культурная эволюция» означает нарастание новых достижений и ценностей, имеющих важное социально-культурное значение. Обоснование данного понятия определяется соискателем как многообразие некоторого состояния нового социально-культурного качества социума, статуса творческой деятельности, стиля жизни, ценностных ориентаций. Отражение динамики культурных процессов прослеживается через диапазон развития таких изменений в ценностно-ориентационной системе личности, которые позволяют ей адаптироваться в социально-культурной сфере.

Исходная градация позволила автору выделить шесть компонентов: сущностная, ресурсная, интеллектуально-технологическая, институциональная, содержательно-деятельностная и пространственная инфраструктуры, которые включают в себя всю совокупность культурного потенциала региона при условии благоприятного, устойчивого и достаточного распределения материальных и финансовых ресурсов. Каждая из этих структур раскрывается подробно в отдельности. Сущностная инфраструктура выражается через соотношение концептуальных компонентов, сфер культурно-досуговой деятельности и форм трудовой деятельности. Ресурсный потенциал автором детализируется на традиционный, планово-проектный, интеллектуально-технологический, организационно-кадровый и социально-творческий компоненты. Выявляется, что входящие в него традиционные ресурсы отвечают культурно-историческому, традиционному и инновационному блокам единого культурного пространства региона.

Совокупность потенциала интеллектуально-технологических возможностей определяется от первичного звена технологического осмысления до звена разработки (городские и региональные инновационные центры) и далее - звена реализации в высших и средних учебных заведениях культуры и искусства. Эти три блока предполагают разный уровень обновления квалификации кадрового состава. Устанавливается, что преобладающая институциональная база состоит, с одной стороны, из ведомственных и коммерческих учреждений и, с другой, она строится на сочетании имеющихся, предоставляемых, арендуемых и привлекаемых материальных средств культурной деятельности. В то же время экономические ресурсы инфраструктуры культуры действуют на основе взаимодействия трех аспектов: ресурсосбережения, основного финансирования и софинансирования, сочетаемого с благотворительностью, спонсорством, фандрайзингом. Представлена разветвленная пространственная инфраструктура культуры, построенная на институциональной организации культурной среды, в которую интегрированы уже выявленные компоненты сущностной инфраструктуры. В результате выявляются территории, пространства, комплексы, места, зоны, в которых осуществляется многообразная культурная деятельность.

Содержательно-деятельностная инфраструктура, включает основные направления культурно-досуговой деятельности, требующие определенных формальных ресурсов (экспедиции, презентации, фестивали) и соответственно средств культурно-досуговой деятельности (кадры, транспорт, медиатехника, инвентарь и пр.).

В параграфе 2.3. «Субъектно-ориентированная инфраструктура культурного пространства региона» раскрывается потенциал субъектно-ориентированной инфраструктуры культуры в культурном пространстве региона.

Наряду с отмеченным автором информационно-коммуникативным ресурсным и стратегическим потенциалом большое значение приобретает организационно-управленческий аспект деятельности. Культурный потенциал пространства региона в свою очередь предполагает новые возможности использования ресурсов. Подробно описываются ресурсы, предусматривающие поддержку сферы культуры и искусства, заинтересованные организации, целевые аудитории, которым эта помощь адресована. Личностно-творческие ресурсы выражают виды творческой деятельности в личностно-значимых культурных продуктах (социально-культурные проекты, социально-культурные программы, концерты, выставки, спектакли, фильмы, книги, изделия любительского творчества).

Отмечается, что наиболее емкое выражение инфраструктура культуры региона находит в сочетании пяти стратегий: социально-культурной координации, социально-культурной охраны, социально-культурного и экономического контроля, социально-культурной и экономической регуляции и социально-культурного стимулирования. Воплощение этих стратегий предполагает их направленность на однородные, комплексные и интегрированные социально-культурные институты и соответственно формы культурной деятельности. Информационно-коммуникативная инфраструктура культуры соотносит между собой хранителей и потребителей информации с направленностью на тот или иной уровень социально-культурной среды. Организационно-управленческая инфраструктура культуры региона опирается на взаимодействие основных, дополнительных структур и социально-культурных партнеров. В обобщенном виде формы организационно-управленческой деятельности выражаются в прогнозировании, регуляции, поддержке, координации, защите и стимулировании.

В 3-ей главе  «Тенденции и направления инфраструктурного развития региональной культурной политики» рассматриваются тенденции, направления эволюции и стратегии модернизации системы инфраструктуры культуры и культурного пространства в постперестроечный период в региональной культурной политике.

В параграфе 3.1. «Тенденции развития инфраструктуры культуры в региональной культурной политике в конце XIX начале ХХ века» выявляется ряд тенденций инфраструктурного развития культуры в региональной культурной политике в конце XIX начале XX века, в период модернизации.

В Независимом экспертном докладе, подготовленном по заданию Президента РФ, отмечается, что «модернизация представляет собой:

- не процесс развития технологий (вопрос не в технологиях как таковых, а в социуме, способном их воспроизводить и использовать себе во благо),

- не снятие кальки с современного состояния западных обществ (во многих отношениях, они тоже подвержены риску демодернизации и регресса), а процесс формирования реформирования в конкретных обстоятельствах места и времени базовых социальных институтов, образующих каркас общества модерна».

Большинство реформ в России «направлены, прежде всего, на организационные формы, а не на ценности людей. В соответствии с господствующими в стране ценностями решение проблем должно быть обеспечено посредством административного воздействия на сложившиеся отношения, соответствующие реорганизации и т.д. Однако новые организационные условия не создают новые субкультуры, новые ценности, а действуют в реальных обстоятельствах. Не понимание этой закономерности разрушает российские реформы. Миллионы людей, опираясь на свою личностную культуру, по-прежнему воспринимают новые отношения как чуждые, навязанные извне. Поэтому для успеха реформы вообще, а в условиях раскола в особенности, необходимо постоянно опережающее развитие культуры, ценностей, которые создавало бы всё более адекватные предпосылки для возможных организационных изменений, для реального прогресса реформ».

Теория модернизации возникла в 50-60-е гг. XX в. в университетской науке США под влиянием работ Т. Парсонса и Р. Мертона. В числе ее разработчиков называют С. Липсета, Ф. Риггса, Д. Энтера, Р. Уарга, С. Хантингтона и других. Различают две теории модернизации - вестернизацию и догоняющую модернизацию. Первая предполагает прямое навязывание Западом незападным странам своей системы ценностей и образа жизни, субъектом модернизации в ней выступает Запад. Вторая теория перекладывает роль такого субъекта на саму модернизирующуюся страну при сохранении ее национально-государственной независимости.

Отмечается, что, хотя термин «модернизация» сравнительно новый, тем не менее явление, обозначаемое им, существует в России, по крайней мере, уже три столетия, как считает В. М. Межуев.

Рассмотрение современного модернизационного периода определило необходимость поиска новых парадигм культурной политики. Культурные и институциональные изменения привели к образованию социально-культурного вакуума, на смену которому активизируется инициативная культура. При этом формирующаяся модель культурных процессов представляет собой стихийный набор элементов различных культур, которые отличаются и даже противоречат друг другу по своим мировоззренческим ориентациям.

В условиях несовпадения ценностей, присущих локальной культурной политике, основной упор делается на коррекцию и регуляцию базовых ценностных ориентаций, задаваемых социально-культурной средой. Диссертантом выделяются приоритетные цели региональной культурной политики: всестороннее развитие системы охраны культурного наследия, формирование региональной идентичности, использование ценностно-обоснованного социально-культурного заказа (задания), повышение ценности ресурсов, способных формировать определенную целостность человека и социума, взаимосвязь национальных и этнокультурных особенностей региона, диалога культур.

Анализируя содержание региональных программ развития культуры, автор отмечает идентификацию и унификацию не только по отношению к структуре, которая носит типовой характер, но и к деятельности, средствам и формам. Автор рассматривает необходимость привлечения особого внимания к разработке и реализации региональных программ, отмечая, при этом, что развитие программ требует привлечения дополнительных средств из различных источников.

Плодотворным, по мнению автора, является анализ проблемного поля регионов, в составе которого экономическое и социальное положение, демографические сдвиги. Очевидно, что совокупность понятий в контексте регионализации определяет социально-нравственную дифференциацию приоритетов, выработку определённых критериев в сочетании с мерами, подкрепляемыми общественным сознанием, культурными традициями, влиянием субкультур и образом жизни.

Под образом жизни понимается характер осуществления различных видов социально - и личностно-значимой деятельности, включающей саморазвитие, социальную мобильность, культурные коммуникации и рекреации, предусматривающие определённое соотношение во времени, в содержании, в формах.

Относительными свойствами обладает понятие «качество жизни», в котором сфокусирована содержательная сторона образа жизни. В культурном отношении здесь на уровне показателя принято считать уровень социально-культурной активности человека, а критерием - удовлетворённость досугом в целом и качеством культурного обслуживания в отдельности. Реализация задач по улучшению качества жизни вызывает необходимость определения культурного потенциала, позволяющего некоторым образом ориентировать культурную политику. В это понятие можно включить сближение социальных групп населения на основе гражданского равенства при обеспечении культурной услугой; создание приоритетного пространства потребления культуры гражданами, проявляющими повышенную культурную и социальную активность, а также выдающимися одарёнными личностями с позиции интеллектуальной элиты; установление компромиссов и устранение причин культурной деградации; опору на ощутимый результат и интеграцию культурных ресурсов.

Отмечается важность положения Э.А. Орловой, которая считает, что: «Для Российского общества на современном этапе его модернизации основную динамическую функцию выполняют следующие ценности политической культуры:

- правовое общество, где важным регулятором общественных отношений является закон;

- равноправие граждан и концепция социальной справедливости, сочетающая уравнивающее (социальные гарантии) и распределительное (обеспеченность по труду) основания;

- демократия - расширение общественного самоуправления, ориентированность на отыскание компромиссов между группами интересов, многопартийность;

- высокая культура гражданства, включающая в себя профессионализм и ответственность в сфере труда, социальную активность, адекватную степень освоения культуры».

Проявление тенденций государственной политики в сфере культуры на региональном уровне проявляется в расширении форм и видов деятельности, мобильности и интеграции организационных форм, преобладании презентационных форм, снижении бюджетного финансирования, необходимости реорганизации и модернизации, сохранении любительского и этнокультурного движения, развитии корпоративных инноваций, активизации общественного взаимодействия, обновлении репертуара, омоложении состава участников.

Перспективы деятельности учреждений культуры регионов Сибири связаны с комплексными формами, реструктуризацией, созданием рекламно-демонстрационных площадей, развитием медиапространства, слиянием выставочной и сервисной деятельности, развитием традиций, национально-культурных движений, гражданских инициатив, этнокультурных и этноконфессиональных движений, моделированием сезонно-адаптированных систем культурно-досуговой деятельности, повышением активности зрительской культуры.

Сравнительные данные целей региональной культурной политики в исторической динамике в регионе представляют следующее:

90-е годы

Начало XXI века

Сохранение комплекса государственных учреждений

Сохранение культурного потенциала

Воспроизведение творческих профессиональных союзов

Обеспечение связности культурного пространства

Сохранение музейно-библиотечных и архивных фондов

Интеграция социально-территориальных групп

Сохранение народного творчества

Обеспечение преемственности в развитии культуры

В параграфе 3.2. «Направления эволюции и стратегии развития системы инфраструктуры культуры в региональной культурной политике Сибири в постперестроечный период» обозначены направления эволюции и стратегии модернизации системы инфраструктуры культуры в постперестроечный период. Исходя из саморегуляции и последствий системного кризиса, показывается роль институционализации форм культурной деятельности через выбор направлений культурного развития (законодательного поощрения, обеспечения уровня творчества, поддержки культуры, владения и распоряжения средствами культурного досуга). Выявляются механизмы, которые определяют роль государственной культурной политики в соотношении с региональными проявлениями модернизации. В результате складывается определенный стиль и характер государственного регулирования в сфере культуры, свойственные данному региону, определяется спектр основных приоритетных направлений эволюции культуры: поддержка общенациональных интересов и полиэтничности, координация региональных инициатив, усиление децентрализации, формирование единой культурной среды.

Рассмотренная динамика социально-культурной среды отразилась в изменениях инфраструктуры культуры. Данные средовые изменения в региональном культурном пространстве отражают значительные динамические сдвиги в четырех блоках инфраструктуры культуры: пространственно-институциональном, ресурсном, материально-экономическом и организационно-управленческом.

Представленный системный анализ показал обусловленность культурной политики тенденциями социально-культурного развития культурной эволюции:

  1. научно-методическое обеспечение культурной деятельности,
  2. социально-культурное проектирование,
  3. поддержка социально-культурных инициатив,
  4. поддержка народных талантов,
  5. информационная поддержка культуры,
  6. поддержка общественных движений и организаций,
  7. финансовая поддержка,
  8. сохранение духовного наследия,
  9. сохранение экологического наследия,
  10. охрана историко-культурного наследия,
  11. охрана культурно-речевого и литературного наследия,
  12. консервация и музеефикация достижений в культуре и искусстве,
  13. сохранение художественного наследия,
  14. развитие культуры отдыха и здоровьесбережение,
  15. развитие культуры досуга,
  16. развитие любительского движения,
  17. развитие профессионального искусства,
  18. развитие культуры общественной памяти,
  19. развитие культуры общения.

Эти направления культурного развития соотносятся диссертантом с компонентами инфраструктуры культуры, а также с выявленными ранее региональными особенностями, в том числе с интеграцией видов деятельности, климатической адаптацией, приоритетом обмена и форм презентации, гармонизацией языка и литературного творчества, слиянием этнокультурных и памятных дат, сосредоточением информации в автономных формах. Соотношение общероссийских, региональных тенденций и стратегий культурного развития распределилось на технологический, материально-финансовый, информационно-просветительский, самодеятельный, инновационный блоки и блок охраны культурного наследия.

В 4-ой главе «Моделирование и реализация основных направлений культурной политики в системе инфраструктуры культурного пространства региона» рассматриваются особенности моделирования и реализации основных направлений культурной деятельности в системе инфраструктуры культурного пространства региона.

В параграфе 4.1. «Модель реализации культурной политики в системе инфраструктуры культурного пространства региона» реализация культурной политики в системе инфраструктуры культурного пространства региона представлена в виде модели. Концептуальное обоснование модели связано с использованием и адаптацией различных моделей культурной политики, учитывающих приоритеты государства и региональную специфику в рамках поиска нового политического и экономического консенсусов. С этой целью приведены социостатический, социодинамический, полиаспектный, локально-политический, охранительный и имиджевый подходы к построению модели. Использованы формы просветительской и национально-освободительной моделей культурной политики. Модель региональной культурной политики обосновывается за счет специфики социального развития, социальной активности, взаимодействия с коммерческими структурами, соотношения традиций и инноваций, деэлитаризации, закрепления устойчивого имиджа, охраны культурного наследия, создания информационно-ресурсной базы, координации субъектов региона, изучения субкультур и общественных движений, софинансирования, поднятия общественного престижа. С учетом этих условий обозначаются механизмы реализации культурной политики в регионе: развитие, стабилизация, идентификация, брендинг, сопровождение, поддержка. Посредством данных механизмов вырабатывается последовательность использования моделей стабилизации и адаптации культурной политики, распределяемых по сферам: политическая, экономическая, управленческая, кадровая, информационная. Анализ моделей позволил сделать вывод о том, что мобильность и изменчивость модели должна подчиняться региональным особенностям и концептуальному использованию. Возникает необходимость связи инфраструктурой культурного пространства. Исходя из плюралистической множественности культурного пространства, представлена адаптационно-динамическая модель развития культурной политики, определяемая двумя видами культурных ресурсов региона: институциональными и неформальными субъектами культурной деятельности. Первые из них формируют процессы регулирования и стимулирования. Неформальная сторона модели связана с самоорганизацией и отфильтровыванием культурных ценностей. Процессуальная часть модели представлена культурным пространством региона в его определенном культурном облике, исторически обусловленном локальным культурно-историческим ландшафтом, объектами культурной индустрии и субъектами культурной деятельности.

Ядром модели является культурный облик региона, а системообразующими компонентами социально-культурные ситуации, которые служат исходной точкой моделирования, определяющей направления региональной культурной политики и культурные механизмы адаптации.

При этом реализация направлений региональной культурной политики целиком зависит от строения инфраструктуры культуры в ее традиционных, специфических и локально-национальных компонентах, составляющих конфигурацию культуры. Культурные механизмы определяются исключительно инновационными компонентами инфраструктуры. Выявленные подсистемы объекта и субъекта культуры активно влияют на культуро-творческий процесс, в котором действуют пять форм деятельности: воссоздание культуры, сохранение культурного продукта, придание статуса культурной ценности, экспонирование, трансляция. Они формируют систему инфраструктурной организации культурной деятельности. Это проявляется в управлении и координации через социально-культурное проектирование, нормативно-правовое обеспечение, регулирование и взаимодействие.

В параграфе 4.2. «Особенности и основные направления реализации культурной политики в системе инфраструктуры культурного пространства региона» выявляются особенности и основные направления реализации культурной политики в системе модернизации инфраструктуры культурного пространства региона. Для их выявления приводятся данные федеральных целевых программ Республик Тыва, Карелия, Архангельской и Омской области, сравнительный анализ которых позволил выявить сходные приоритеты по всем направлениям. С точки зрения обобщения концепций культурного развития региона рассматриваются специфические культурно-исторические, этнокультурные и социально-культурные особенности региона: камерность пространственной инфраструктуры, сибирское гостеприимство и радушие, социально-культурная активность в передаче традиций, близость к русскому Северу, идентификация археолого-пространственных и ландшафтных форм, рассредоточение празднично-зрелищного пространства, освободительный дух культурно-патриотических акций, стремление к соборному величию, сохранение культа предков, «посиделочный», провинциально-локализованный характер досуга. Наряду с этим обнаруживаются экологические особенности инфраструктуры культуры региона: стремление к использованию идентичных традиций, восстановление установки на межпоколенные связи, комплексное использование народных традиций, консолидация усилий на славянское единство, установление высокой нравственной, духовной ответственности, контекстная реконструкция всех сфер народной культуры. С этими особенностями смыкаются социально-культурные черты, связанные со способностями к сближению, гибкой адаптации, склонностью к средовой интеграции; сочетание локальности и интеграции, элитарности и массовости, позитивное взаимодействие субкультур, раннее выявление талантов и приобщение к регионально-специфическому искусству, преемственная связь в поддержке талантов и культурных традиций, брендообразующая роль общественного мнения. Так, реализация комплексного подхода в условиях Омского Прииртышья подтверждается серией образов, воплощающих в себе представления о приоритетах в развитии культуры: «Третья столица», «Территория пограничного братства», «Город-театрал», «Город-сад», «Омская крепость», «Город воскресения веры», «Сокровищница культуры Сибири», «Город многонациональной культуры», «Достоевский и Время».

Социально-культурный ландшафт обусловливает основное содержание, локальные особенности и специфику региона, что требует своеобразных стратегий в нем культурной политики. Реализация региональной культурной политики в социально-культурных условиях изменяющейся инфраструктуры укладывается в следующих направлениях: 1) социально-культурное проектирование и программирование; 2) культурно-экономическая деятельность; 3) культурно-образовательная деятельность; 4) развитие народного творчества; 5) развитие национально-культурного движения; 6) социально-культурная защита и поддержка социально-культурных инициатив, развитие народного творчества; 7) внутри- и межрегиональное социально-культурное партнерство и сотрудничество; 8) культурно-информационная политика и издательская деятельность; 9) воссоздание историко-культурной самобытности в едином культурном пространстве региона, охрана культурного наследия; 10) культурно-экологическая деятельность; 11) культурно-досуговая деятельность и любительское творчество; 12) профессиональная культурная деятельность и пропаганда искусства. На основе двенадцати направлений выделяется пять видов региональной культурной политики: социально-культурная политика, национально-культурная политика, политика в области культурно-досуговой деятельности и любительского творчества, культурно-экологическая политика и политика в сфере сохранения профессионального искусства.

В подпараграфе 4.2.1. «Социально-культурная политика в инфраструктуре культуры региона» содержатся основы динамики социально-культурной политики в открытой инфраструктуре культуры региона. Рассматриваются локальные процессы социально-культурного проектирования и программирования, социально-культурной защиты и поддержки культурных инициатив, внутри- и межрегионального социально-культурного партнерства и сотрудничества. Уделяется внимание открытости региона для других культур, интеграции и дифференциации всех сторон культурно-исторического процесса, особенностям социально-культурного партнерства и местного самоуправления. Рассматриваются особенности культурно-информационной, репертуарной политики и брендово-ориентированной издательской деятельности, направленной на создание единого информационного пространства. В русле культурно-экономической деятельности обосновывается необходимость социально-культурной защиты, экономического контроля, развития культурно-ориентированного бизнеса, управления культурно-экономическими процессами и видами финансирования. Отмечается роль культурно-образовательной деятельности для широкого круга аудитории культуры, творческой подготовки по различным видам искусства, художественного досуга, хобби-деятельности.

В этом контексте анализируются новые формы историко-культурных общественных комплексов: «Омская крепость» и уникальный проект по восстановлению инфраструктуры исторической части города Омска, национально-культурный проект по воссозданию национальных традиций народов Омского Прииртышья, осуществляемых в рамках приоритетного направления региональной политики по сохранению культурного наследия, духовных ценностей, повышения культурно-образовательного и духовного уровня омичей.

В подпараграфе 4.2.2. «Национально-культурная политика в инфраструктуре культуры региона» рассматривается с позиций развития национально-культурного движения и народного творчества. В первом направлении отражен процесс формирования пространства национально-культурного единения через деятельность национально-культурных центров, регионального Дома дружбы, проведение фестивалей, совместных встреч и выступлений, проектирование этнопарков и «национального мегаполиса», необходимых для создания благоприятного социально-культурного климата, построенного на доверии, уважении и согласии. Приводятся формы экологической деятельности: дни национальной культуры, мононациональные и межкультурные фестивали, деятельность национально-культурных объединений, общественное движение «Сибирский народный собор», фестиваль русской культуры «Душа России», фестиваль национальных культур «Единение», межнациональные проекты, серия сибирских национальных праздников, фестиваль приграничных территорий Российской Федерации и Казахстана. Выявлены векторы взаимодействия в пространстве поликультурности: 1) внутрирегиональная поддержка, 2) межрегиональные контакты, 3) взаимодействие со спонсорско-партнерскими и благотворительными организациями. Развитие народного творчества в инфраструктуре культуры на примере Омского Прииртышья рассматривается через популяризацию этнокультурного наследия, связь с клубным движением.

На основе опроса участников фестивалей народного творчества и праздников при практической помощи Сибирского филиала Российского института культурологии были выявлены основные черты национально-культурной деятельности по следующим индикаторам: востребованность форм народного творчества, удовлетворенность возрождением народной культуры и информированность в сфере национального телевидения. Результаты показали важность выступлений на фестивале «Душа России», на празднике «Певческое поле». При этом обнаруживается недостаточность проникновения в сущность народных традиций, бессистемность обращения молодежи к народному творчеству, слабая преемственность. В результате сделан выбор о характере этнокультурного потенциала региона, заключающегося в проявлениях национально-культурной идентификации сибирского субэтноса как важнейшего культурного ресурса Омского региона. В связи с этим определены новые направления национально-культурной политики, в которых отмечается необходимость развития национально-культурных объединений, движений, этно-музеев, усиление внимания к распространению новых народных традиций, установление связи с массовой культурой, традициями коренных народов Сибири через широкий межэтнический диалог.

На данной основе разработан историко-культурный комплекс «Национальная деревня». При личном участии диссертанта осуществляется подготовка кадров руководителей этнокультурных центров, что актуально для многонационального населения Омской области.

В подпараграфе 4.2.3. «Политика в области культурно-досуговой деятельности и любительского творчества в инфраструктуре культуры региона» рассматриваются особенности организации отдыха, развлечений, массовой культурно-спортивной и зрелищной деятельности. На основе анализа эмпирического материала и данных экспертного опроса обозначена динамика развития традиционных и аналогичных инновационных форм любительского творчества, по сходным признакам выявлены традиционные и инновационные формы, среди которых по рангам преобладают эстрадные, культурно-познавательные и любительские формы. Обнаружены позитивные черты (обновление, смена форм, реконструкция, медиатизация, интеграция) и нежелательные (падение престижа, коммерциализация). На этой основе определены приоритеты и стратегии культурно-досуговой деятельности.

В подпараграфе 4.2.4. «Культурно-экологическая политика в инфраструктуре культуры региона» рассматриваются особенности культурно-экологической политики и ее роль в инфраструктуре культуры региона. Подчеркивается направленность культурно-экологической политики на возрождение, сохранение и развитие духовности, нравственности, семейной читательской и зрительской культуры, традиций и обычаев в контексте культурной преемственности, поддержку талантов и одаренных людей, использование генеалогической и мемориальной культуры как источников сохранения традиций. Проведен анализ формирования музейного пространства с точки зрения гражданско-патриотической направленности, охраны памятников истории и культуры, других форм культурно-охранной деятельности на основе данных социально-культурной экологии. Рассмотрено проявление национального и общецивилизационного в региональных национально-культурных центрах Сибири, что позволило установить культурно-экологические доминанты (установление экологической идентичности, культуры речи, сохранение культурно-экологических пластов, стирание культурных различий, экологический демократизм, сохранение исторической памяти, этноконфессиональное сотрудничество, художественное сближение).

В подпараграфе 4.2.5. «Политика в сфере сохранения и развития профессионального искусства в инфраструктуре культуры региона» дается характеристика политики в сфере сохранения и развития профессионального искусства и определяется его роль в инфраструктуре культуры региона. В этой связи отмечается партнерская и поддерживающая позиция органов власти по отношению к художественным приоритетам региона (в Омской области - это театр, документальное кино и телевидение, дизайн, литература, изобразительное и декоративно-прикладное искусство, хореография, художественная фотография), направленная на модернизацию материально-технической базы, расширение творческих связей и сотрудничества, обновление кадрового состава, укрепление преемственности и связи образовательных учреждений в сфере культуры и искусств и отраслевой системы повышения квалификации.

Таким образом, получена адаптационная вариативная модель культурной политики в инфраструктуре культурного пространства региона в условиях модернизации.

В заключение диссертационного исследования изложены основные научные результаты, подтверждающие правомерность выдвинутой проблемы, достижение поставленных задач исследования. Даются научные рекомендации по совершенствованию перспективной политики в сфере культуры, по созданию адаптационных вариативных моделей региональной культурной политики в условиях модернизации инфраструктуры культурного пространства. На этой основе в реальной практике автором предложен механизм реализации культурной политики, который может быть модифицирован в условиях конкретного региона.

Автор считает, что моделирование культурной политики в новых исторических условиях, в процессе модернизации может способствовать созданию созидательной творческой среды для коллективной жизни людей в регионе с определением их культурных предпочтений. Тем более что процесс обновления норм и традиций социально-культурной деятельности уже происходит. При этом надо учитывать особенности современного мира. Тогда и российская культура действительно приобретет свою базовую внутреннюю целостность.

Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях автора общим объемом 47, 5 п.л.

Монографии, учебные пособия:

1. Этническая конфликтология: Учеб. пособие /Авторы: В. В. Бедин, Н. М. Генова, Л. С. Перепелкин, С. В. Соколовский. (Авторство не разделено). – М.: Российский институт культурологии, 1995. – 86с.

2. Генова, Н. М. Фестивали народного творчества как форма пропаганды этнокультуры и духовно-исторического наследия Сибири //Народная культура Сибири: Учебное пособие. – Омск, 2002. - Ч. 1. – С. 56 - 72.

3. Генова, Н. М. Культурная политика в системе инфраструктуры культуры региона: Монография. - Омск: Издательство ОмГУ, 2011. – 282с.

4. Генова, Н. М. Основы культурной политики: Учебное пособие. - Омск: ОмГУ, 2011. – 98с.

Ведущие российские рецензируемые научные журналы:

5. Генова, Н. М. Инфраструктура культурного пространства региона как основа адаптации культурной политики / Н. М. Генова // Мир науки, культуры, образования: науч. журнал. – 2010. - №4(23). – С.  239 - 242.

6. Генова, Н. М. Теория и методология инфраструктурной детерминации характера культурной политики региона / Н. М. Генова // Омский научный вестник: науч. журнал. – 2010. - №4(89) – С. 209 - 215.

7. Генова, Н. М. Динамика этнокультурных особенностей региона в контексте национально-культурной политики / Н. М. Генова //Вестник Омского университета: науч. журнал. – 2010. - №4. – С. 217- 225.

8. Генова, Н. М. Концепция мобильного моделирования инфраструктуры культуры в региональной культурной политике / Н. М. Генова // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2010. - №4. – С. 118 - 124.

9. Генова, Н. М. Инфраструктура культурного пространства региона как основа адаптации культурной политики / Н. М. Генова // Омский научный вестник: науч. журнал. – 2010. - № 6 (92). – С. 223 - 227.

10. Генова, Н.М. Развитие научных представлений об эволюции инфраструктуры культуры в процессе осуществления культурной политики / Н. М. Генова // Личность. Культура. Общество. Международный журнал социальных и гуманитарных наук. - Том XIII. Вып. 1.- 2011. – С. 260 - 263.

11. Генова, Н. М. Формирование структуры культурной политики региона в адаптационной модели культурной политики / Н. М. Генова // Омский научный вестник. - №2 (96). - 2011. – С. 45 - 52.

12. Генова, Н. М. Вариативная модель развития структуры культурного пространства региона в культурной политике / Н. М. Генова // Мир науки, культуры, образования. - № 1 (26). - 2011 г. – С. 308 - 314.

Прочие публикации:

13. Генова, Н. М. Социокультурные программы - форма управления / Н. М. Генова // Всероссийская научно-практическая конференция «Гуманизация образования: проблемы, опыт, перспективы»: Сб. докладов и материалов. - Омск, 1993. – С. 45 - 50.

14. Генова, Н. М. Проблемы комплексного развития культуры Омской области / Н. М. Генова // Состояние и перспективы развития межнациональных отношений в Омской области: Сб. науч. статей. - Омск, 1993. – 45с.

15. Генова, Н. М. Социокультурные аспекты региональной политики в Сибири / Н. М. Генова // Федерализм и региональное развитие: Сб. науч. статей. – Омск, 1995. – 24 с.

16. Генова, Н. М. Актуальные проблемы развития культуры Омского Прииртышья / Н. М. Генова //Досуг. Творчество. Культура: Сборник статей и материалов научно-практической конференции Омск, Сибирский филиал Рос. ин-та культурологии. - 1998. – С. 12 - 19.

17. Генова, Н. М. Проблемы подготовки специалистов по культуре и искусству накануне нового столетия / Н. М. Генова //Досуг. Творчество. Культура: Сборник статей и материалов научно-практической конференции. - Омск: Сибирский филиал Рос. ин-та культурологии. - 1999. – С. 14 - 20.

18. Генова, Н. М. Особенности культуры и культурной политики Омского Прииртышья / Н. М. Генова //Досуг. Творчество. Культура: Сборник статей и материалов научно-практической конференции. – Омск: Сибирский филиал Рос. ин-та культурологии. - 2000. – Ч. 1. - С. 16 - 22.

19. Генова, Н. М. Некоторые теоретические аспекты формирования региональной культурной политики / Н. М. Генова // Культурологические исследования в Сибири.- № 2.- 2000. – С. 75 - 79.

20. Генова, Н. М. Особенности культуры и культурной политики Омского Прииртышья / Н. М. Генова // Досуг. Творчество. Культура: Сб. статей.- Омск, 2000, ч. I.

21. Генова, Н. М. Региональные аспекты социокультурной политики / Н. М. Генова // Культурологические исследования в Сибири. - Омск, 2000.- №2. – С. 64 - 68.

22. Генова, Н. М. Значение институтов ассоциации «Сибирское соглашение» для дальнейшего развития региональной культурной политики / Н. М. Генова // Культурологические исследования в Сибири.- Омск.- 2001.-№ 2

23. Генова, Н. М. Сфера культуры как объект организационно-управленческого воздействия. Анализ тенденций / Н. М. Генова // Культура. Социум. Творчество. - Омск, 2002. – С. 64 - 68.

24. Генова, Н. М. Некоторые вопросы взаимосвязи культуры и экономики региона / Н. М. Генова // Социальное функционирование художественной культуры: Материалы юбилейной конференции, посвященной 25-летию исследований в рамках научного направления. - М., 2002. – С 45 - 56.

25. Генова, Н. М. Факультет культуры и искусств в структуре классического университета: проблемы модернизации образования / Н. М. Генова // Материалы Международной конференции, посвященной 250-летию МГУ им. М. В. Ломоносова.- М., - 2004. – С 64 - 73.

26. Генова, Н. М. Интеграция образовательного учреждения и сферы культуры: региональные аспекты / Н. М. Генова // Проблемы и перспективы подготовки специалистов для отрасли культуры и искусства: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Омск: ИПО ОмГУ. - 2004. – С. 82 - 89.

27. Генова, Н. М. Взаимопроникновение культур: региональные аспекты культурной политики / Н. М. Генова // Культурологические исследования в Сибири. – Омск, 2003. – № 2 (10).- С. 45 - 48.

28. Генова, Н. М. Культурная политика и механизмы ее реализации / Н. М. Генова / Культурологические исследования в Сибири. – Омск, № 3 (11). - 2003. – С. 58 - 62.

29. Генова, Н.М. Региональные аспекты культурной политики: деятельность национальных культурных татарских и казахских центров в современных условиях в Омском регионе Н.М. Генова // Галиаскор Камал: 125 лет со дня рождения. Новейшая история культуры и искусств Тюрко-мусульманских народов России: Материалы международной конференции. - М., - 2005. – С. 125 - 132.

30. Генова, Н. М. Культура и культурная политика / Н.М. Генова // Культура и пространство. Творческие ресурсы Омского региона: Сборник материалов конференции народного Сибирского собора. - Омск. -  2005. – С. 75 - 84.

31. Генова, Н. М. Формирование толерантности в условиях профессиональной подготовки специалистов культуры в Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского: региональные аспекты / Н.М. Генова // Человек, культура и общество в контексте глобализации: Материалы Международной научной конференции. - М., - 2006. – С. 85 - 91.

32. Генова, Н. М. Культура Омского региона и Северного Казахстана: традиции и взаимодействие / Н. М. Генова // Степной край Евразии. Историко- культурные взаимодействие и современность: материалы международной научно-практической конференции. - Омск – Костанай. - 2006. – С. 33 - 42.

33. Генова, Н. М. Философские аспекты формирования культурной политики региона / Н. М. Генова // Социально-культурная деятельность: история, теория, инновационные технологии: Сб. науч. статей. – Омск: ОмГУ. - 2006. – С. 10 - 18.

34. Генова, Н. М.  Интеграция образовательного учреждения в сфере культуры: региональные аспекты / Н. М. Генова // Вузы культуры и искусства в едином мировом образовательном пространстве: Сборник статей по результатам международного симпозиума.  - Т.1. М., - 2007. – С. 25 - 32.

35. Генова, Н. М. Складывающиеся Тенденции культурной политики в развитии русской культуры / Н. М. Генова // Русский вопрос: история и современность: Материалы VI Международной научно-практической конференции. Омск. -  2007. – С. 16 - 22.

36. Генова, Н. М Культурная политика: реалии и тенденции /Н.М. Генова //Социально-культурное пространство региона: традиции, опыт, инновационные модели: Материалы Всероссийской научной практической конференции. Пермь. -  2008. – С. 13 - 19.

37. Генова, Н. М.  Моделирование культурной политики  в современной России / Н. М. Генова // Современное состояние и тенденции развития культуры и искусства России и региона: Материалы Омской региональной научно-практической конф. – Омск: ОмГПУ, 2008. – С. 6 - 11.

38. Генова, Н. М. Основы культурной политики России / Н. М. Генова // Пространство культуры и искусства страны и региона: сб. научн. статей – Омск: Издательский Дом «Наука». - 2009. – С. 20 - 26.

39. Генова, Н. М. Тенденции художественного образования /Н. М. Генова // Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, производстве образовании: Сб. науч. трудов. - Одесса, 2010. - Т. 27. – С. 92 – 104.

40. Генова, Н. М. Культурная политика региона как самостоятельный феномен / Н. М. Генова // Социум. Культура. Нравственность. Досуг: материалы Международной научной конференции. - Тюмень, 2010. – С. 13 - 18.

41. Генова, Н. М. Роль направлений и тенденций региональной культурной политики в форматировании инфраструктуры культуры в Сибири в конце ХХ - нач. ХХI вв. / Н. М. Генова // Вестник КемГУКИ. - 2010. № 11 – С. 19 - 26.

42. Генова, Н. М. Преемственность приоритетных направлений концепции регионального проекта «Культура Омской области» (2006-2008 гг.) в реализации культурных программ региона современного периода / Н. М. Генова // Актуальные проблемы формирования творческой личности в условиях единого культурного пространства региона: Материалы Всерос. научн.-практ. конф. - Омск. - 2010 г. – Омск: Издательский Дом «Наука». – С. 15 - 17.

43. Генова, Н. М. Региональная культурная политика и сибирская семья / Н. М. Генова // Сохранение и развитие русской культуры: семья, язык, общество: Материалы Всерос. научн.-практ. конф. - Омск, 28 мая 2010 г. – Омск: ОмГУ. – С. 7 - 12.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.