WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

на правах рукописи

Азарян Самир Генрихович

Философия телевидения:

теоретико-методологический анализ

24.00.01 теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Краснодар 2011

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский  государственный университет культуры и искусств»

Научный консультант:        доктор философских наук, профессор

               Лях Валентина Ивановна

Официальные оппоненты:        доктор философских наук, профессор                                        Буева Людмила Пантелеевна

               доктор философских наук, профессор

               Суминова Татьяна Николаевна 

               доктор философских наук, профессор

               Сидоров Валерий Григорьевич

Ведущая организация:        Московский педагогический 

               государственный университет

Защита состоится «___» ___________ 2011 г. в «_____»  часов на заседании диссертационного совета Д. 210.007.02 по специальности 24.00.01 – теория и история культуры в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу:

350000, Краснодар, ул. 40-летия Победы, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Текст автореферата размещен на сайте ВАК МО РФ

«____»_________________2011 г.

Автореферат разослан «____»_________________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                 В.И.Лях

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В период перехода от индустриальной цивилизации к цивилизации информационной общий смысл изменений таков: если раньше власть была в руках у тех, кто владел ресурсом, то в новых условиях власть будет у тех, кто владеет источниками информации и новыми технологиями (Э. Тоффлер, Д. Белл, А. Турен и др.). Для того, чтобы возродить культ знания, духовности, нужно опереться на выработанные эпохой новые средства воздействия на умы людей. Для информационной цивилизации такими средствами становятся СМИ, среди которых лидирует телевидение. Именно оно дает мгновенный охват аудитории. Это не только инструмент созидания, но и мощный инструмент разрушения. Философия телевидения базируется на демократической идее свободы слова и информации.

Один из вопросов, которые беспокоят сегодня ученых, – будущее телевидения. Какие формы оно примет? Очевидно, что новый век несет с собой глобальную эстетическую модель, которая видоизменит и телевидение.

Современная наука о телевидении нуждается не только в знаниях его мифологических структур и архетипических моделей как способов и приемов виртуализации отношений на телеэкране, но и в осознании его философии.

Логика развития телевидения актуализирует необходимость создания концепции его теоретико-методологической основы, которую мы предлагаем назвать «философией телевидения».

Актуальность исследования избранной проблемы заключается в преодолении методологического противоречия между лавинообразно растущим массивом эмпирического материала в философской, культурологической, искусствоведческой и социологической научной литературе и отсутствием целостного структурного философско-культурологического понятийного аппарата телевидения как формы экранной культуры.

Актуальность настоящего исследования обусловлена спецификой телевидения, недостаточностью изученности его сущности, закономерностей, динамики и тенденций развития в современных условиях.

Конкретизированный нами философско-культурологический подход к структурно-понятийной стороне изучаемого концепта отличается от традиционного критического подхода, что, по нашему мнению, еще более актуализировало исследовательскую проблему.

Именно поэтому сейчас современному телевидению необходима конкретная теория, позволяющая раскрыть механизмы, с помощью которых оно воздействует на окружающий мир, деформируя и трансформируя его.

Телевидение предлагает зрителю новую мифологическую реальность, в которой можно сконструировать приемлемые образы и границы будущего, освобождает от страха перед завтрашним днем, предлагает мнимый «рай» иллюзий, за которыми скрываются более совершенные технологии подчинения «молчаливого большинства» и контроля над ним, навязывая ему удобные для социума приоритеты.

Кроме того, предпринятое исследование актуализирует необходимость обращения к изучению телевидения в пространстве постмодерна, определению его статуса в теории и истории культуры, чему, с нашей точки зрения, может способствовать авторская концепция «философия телевидения», которую мы обосновываем в нашем исследовании.

Состояние научной разработанности проблемы. В целом, исследованию телевидения как средства массовой информации посвящено множество работ в различных сферах науки: философии, социологии, политологии, истории, психологии и др.

Анализ отечественных и зарубежных публикаций по выбранной проблеме показал, что степень разработанности ее в рамках теории и истории культуры пока недостаточна, хотя ряд ученых (Л. Землянова, В. Конецкая, П. Лазарсфельд, Г. Лассвелл, Р. Мертон, М. Маклюэн, М. Назаров, А. Моль, Э. Орлова, Г. Почепцов, К. Разлогов, Э. Соколов, Б. Сапунов, В. Терин, А. Флиер, Ю. Хабермас, Г. Шиллер и др.) внесли значительный вклад в ее осмысление. Теоретической основой для исследования послужили труды А. Ахиезера, П. Гуревича, Л. Ионина, М. Кагана, Э. Маркаряна, Д. Белла, Ф. Броделя, М. Кастельса, М. Маклюэна, Р. Мертона, Э. Тоффлера и др., в которых рассматриваются вопросы медиакультуры и составляющих ее элементов.

Для осуществления философского анализа телевидения и доказательства того, что оно является формой экранной культуры, потребовалось обращение к трудам представителей постмодернизма в т.ч. Дж.  Батлера, Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Ф. Гваттари, Т. Дана, Ж. Делеза, Ж. Дерриды, Ф. Джеймисона, М. Грессе, Ю. Кристевой, А. Крокера, Д. Кука, Ж.-Ф. Лиотара, Д. Лоджа, К. Мерло-Понти, В. Фоккемы, М. Фуко, У. Эко и др.

Специфику современной эпохи в контексте постмодернистского видения мира в своих трудах представили: В. Вельш, Д. Дэвис, Ч. Дженкс, Дж. Маззаро, А. Олива, У. Спейнос, У. Стейнер, А. Уайлд, И. Хассан и др.

В современной зарубежной философской научной литературе ведутся дискуссии о соотношении в содержании постмодернизма таких аспектов, как собственно философский, социологический (З. Бауман, Р. Вильямс, К. Кумар, С. Лаш, Дж. Урри, Ф. Фехер, А. Хеллер), культурологический (С. Бест, Д. Келлнер, Э. Геллнер, М. Постер, Б. Тернер) и др.

В отечественной философской научной литературе также прослеживается интерес к постмодернизму, что подтверждается публикациями, в которых исследуется данный феномен культуры (А. Гулыга, Л. Зыбайлов, И. Ильин, В. Кутырев, И. Цурина, В. Шапинский и др.).

Среди ученых, обращающихся к проблемам информационных процессов, в том числе и на телевидении, следует назвать В. Афанасьева, В. Борева, Г. Вачнадзе, Б. Грушина, И. Дзялошинского, Е. Дугина, В. Егорова и др. В современном искусствоведческом и культурологическом знании интересное и плодотворное исследование в этом направлении осуществляют М. Афасижев, Г. Голицын, В. Петров и др.

Кроме того, нами изучены работы Э. Берна, Т. Дридзе, И. Ильяевой, В. Костюк, Э. Сепира, Я. Яноушека и других, в которых раскрываются проблемы воздействия телевидения на формирование современного общества.

Теоретическую основу в исследовании телевизионной коммуникации, различных ее видов и направлений создали труды Ю. Богомолова, И. Бродского, А. Вартанова, В. Вильчека, Г. Кузнецова, С. Муратова, и др.

Философско-культурологический анализ телевидения как формы экранной культуры осуществлялся в рамках теории социальной коммуникации (М. Келли, А. Моль, Э.В. Соколов, К. Черри), а также на основе идей и положений, содержащихся в исследованиях Н. Кирилловой, Б. Сапунова и др.

Исследованию специфики современной культуры и телевидения как наиболее массового средства коммуникации посвящены работы З. Баумана, Э. Гидденса, Г. Дебора и др.

Для обоснования концепции философии телевидения использовались работы И. Засурского, Т. Заславской, Е.В. Поберезниковой и др.

Соотношение коммуникативных процессов и информации в обществе рассматривали В. Афанасьев, О. Вершинская, И. Вишев, А. Голобуцкий, В. Иноземцев, В. Костюк, Н. Луман, И. Мелюхин, Д. Миллер, Н. Моисеев, А. Ракитов, А. Стрельцов, А. Святов, Г. Смолян, Е. Тюгашев, Ю. Хабермас, Д. Чернавский, Д. Черешкин, А. Чернов, О. Шевчук, А. Урсул и др.

В последние годы проблема телевидения стала объектом пристального внимания молодых ученых (С. Луковкин, С. Авсейков, В. Лившиц, Н. Хлопаева, Д. Шутман и др.).

Среди российских исследователей социокультурных отношений в контексте масс-медиа можно отметить оригинальные работы Ю. Аркана, Б. Маркова, Е. Кольцовой, А. Ослона, К. Кобрина, А. Носика, Ф. Морозова, А. Манойло, Д. Неведимова, Г. Любарского и др.

Исследованием процессов взаимоотношения экранной культуры и общества, личности и медиатекста в постсоветской России занимались А. Андреев, Е. Баразгова, Е. Бобринская, В. Егоров, Т. Заславская, И. Засурский, Ю. Затуливетер, В. Иванов, В. Иноземцев, А. Костина и др.

Культурологическое осмысление телевидения как феномена цивилизации осуществлено М. Маклюэном, Г. Маркузе, Е.Н. Шапинской, В. Шапинским и др.

Глубокий и содержательный анализ телевидения проводился теоретиками посттехногенной (информационной) цивилизации – Д. Беллом, Н. Моисеевым, А. Ракитовым, Э. Тоффлером и др.

Рассматривая телевидение в пространстве массовой культуры, мы обратились к трудам М. Вебера, Х. Ортега-и-Гассет, Ф. Ницше, О. Шпенглера и др., а также к работам Г. Ашина, Б. Ерасова, Н. Зоркой, Е. Карцевой, А. Кукаркина, Н. Корзуна, В. Леонтьевой, Е. Молчановой, Е. Смольской, К. Разлогова, М. Чегодаева, М. Ямпольского и др. Они исследовали массовую культуру и в плоскости массового общества, и как проблему массовой коммуникации, и в контексте массового сознания, и как особую константу культуры в целом.

Если же сосредоточить внимание на содержательной характеристике философии телевидения, то наиболее близки к пониманию этой проблемы работы М. Кузнецова и В. Розина, в которых авторы, разрабатывая вопросы, связанные с технологиями виртуальной реальности, активно оперируют категориями, свойственными постмодернистской мысли. В целом, исследования, в которых детально и комплексно прослеживались бы взаимосвязь и взаимозависимость постмодернистского мировоззрения и технологий информационного общества в отечественной философии, пока недостаточно.

Обозначенное состояние научной разработанности исследуемой проблемы свидетельствует о существенных документальном и информационном потоках научной литературы, освещающих различные грани телевидения. Важно подчеркнуть, что в настоящем исследовании изучены отдельные грани выбранной проблемы, не нашедшие прямого отражения в широком спектре имеющихся материалов.

Объект исследования – телевидение как форма экранной культуры.

Предмет исследования – структурообразующие элементы телевидения, раскрывающие его философскую природу.

Цель исследования – осуществить теоретико-методологический анализ телевидения, его структурообразующих элементов и на этой основе доказать правомерность создания авторской концепции «философия телевидения».

Задачи:

1. Обосновать теоретико-методологические подходы к исследованию телевидения как формы экранной культуры.

2. Раскрыть особенности преломления социальных функций телевидения в пространственно-временном континууме экранной культуры.

3. Выделить основные теории и концепции отечественных и зарубежных ученых, позволяющие рассматривать идеологию постмодерна как методологическую конструкцию телевидения.

4. Сформулировать методологические основы исследования телевидения в информационной картине мира постмодернизма и выявить концептуальные особенности его исследования как философского концепта.

5. Доказать правомерность изучения телевидения в исследовательском поле информационной культурологии.

6. Ввести в научный оборот теоретико-информационный подход в обосновании концепции философии телевидения.

7. Доказать правомерность использования информационно-семиотического подхода в исследовании телевидения как текста культуры.

8. Изучить информационно-коммуникационное пространство телевизионного вещания.

9. Проанализировать коммуникативное поле телевидения как универсальную информационную среду.

13. Определить место продукции массовой культуры в телевизионном пространстве.

14. Доказать правомерность существования авторской концепции «философия телевидения» и предложить ее исследовательский инструментарий.

Методологическую и теоретическую базу исследования составили основные принципы познания общественных явлений: объективность, системность, комплексность, целостность, противоречивость развития, социальная детерминированность и др.

Методологической основой и научно-теоретической базой стали труды Ж. Деррида, Ж. Делеза, М. Фуко, Р. Барта, Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Бодрийяра, теории постиндустриального или информационного общества, созданные такими учеными, как Д. Белл, Э. Тоффлер, А. Турен и др., сформировавшими основной категориальный аппарат постмодернистской философии.

Проблемы экранной культуры исследовались в рамках методологии функционализма, акцентирующей внимание на интересах и потребностях человека и средствах их удовлетворения, а также структурализма, дающего представление о культуре как совокупности знаковых систем и текстов и о культурном творчестве как о символотворчестве. В исследовании были использованы работы структурно-функционального направления, в которых функции массовой коммуникации изучались на уровне общества (П.Лазарсфельд, Р. Мертон, Г. Лассвелл).

Междисциплинарный характер исследования потребовал обращения к культурологическим концепциям и отдельным положениям работ по философии культуры М. Бахтина, А. Лосева, В. Межуева и др., массовой культуры (X. Ортега-и-Гассет, М. Кастельс и др.), средств массовой информации (М. Маклюэн, Р. Вильямс и др.).

Методологически значимыми для нас были работы российских культурологов, посвященные фундаментальным проблемам массовой культуры, глобализации и роли массовой коммуникации в современном мире (Г. Аванесова, А. Арнольдов, Л.Г. Ионин, Б. Ерасов, Э. Орлова, А. Флиер). В методологическую основу исследования вошли разработки Н. Постмана, выступавшего с критикой массовой культуры, проводником которой является и современное телевидение. Важными для нашего исследования были идеи М. Маклюэна, который одним из первых осознал роль телевидения и других форм массовой коммуникации в культурной эволюции.

В диссертационной работе учитывались самые разные направления исследования социокультурных коммуникаций: социолингвистическое (Ф. де Соссюр, Л.В. Щерба, Ж. Вандриес, Э. Сепир); герменевтическое (Ф. Шлейермахер, В. Дильтей, Х.-Г. Гадамер); феноменологическое (Э. Гуссерль, М. Мамардашвили, М. Хайдеггер, М. Шелер, А. Шюц); культурологическое (А. Моль, Н. Багдасарьян, Г. Бирженюк, С. Иконникова, М. Каган, Ю. Мирошников, Э. Соколов, Т. Суминова, А. Флиер, О. Шлыкова); семиотическое (Ф. де Соссюр, М. Бахтин, Т. Дридзе, Э. Кассирер, Ю. Лотман, Ч. Моррис, Ч. Пирс, Б. Успенский, Г. Фреге); коммуникологическое (Г. Лассвелл, М. Маклюэн, В. Шрамм), лингвокультурологическое (В. Костомаров, Е. Верещагин, В. Воробьев, С. Тер-Минасова), информологическое (К. Черри, Дж. Шира, Д. Блюменау, А. Дриккер, Ю. Шрейдер); синергетическое (И. Пригожин, И. Стенгерс, Г. Хакен, С. Курдюмов, В. Василькова), историко-теоретическое (Ю. Виппер, В. Егоров и др.), социологическое (П. Бурдье, Н. Луман, Т. Богатырева, А. Шендрик и др.), аксиологическое (М. Вебер, О. Шпенглер, И. Быховская и др.).

Для получения знаний о философии телевидения и составляющих ее элементах, формирующихся в пространстве постмодерна, использована структуралистская и отчасти функциональная методология, в частности, работы Гарвардской школы культурной антропологии. Фундирование на поструктуралистских, постмодернистских позициях способствовало исследованию деконструктивной специфики телевидения (интерпретация, исполнение, восприятие) как текста, как некой «конструкции», симулякра современной гиперреальности.

В процессе работы над диссертацией осмыслены многочисленные концепции эффективного воздействия, теории и модели коммуникации, представленные в отечественной и зарубежной научной литературе в области: психологии (Л. Выготский, П. Гальперин, А. Леонтьев), культурологии (Э. Сепир, Г. Гачев), языкознания (Н.  Жинкин, А.  Лурия), межкультурной коммуникации (Э. Холл, С. Тер-Минасова), этнопсихологии (Ю. Арутюнян).

Вышеуказанные научные направления позволили выделить в качестве основных структурно-функциональный, культурсемиотический, культургерменевтический подходы в исследовании выбранной проблемы.

В диссертации нашел применение тезаурусный подход, разрабатываемый научной школой тезаурусного анализа мировой культуры (А. Луков, Вл.А. Луков, Т. Кузнецова, М. Вершинин и др.).

Теоретико-методологическая база диссертации выстраивалась на понимании телевидения как процесса и формы семантико-семиотического понятийного и образного информационного процесса в обществе на разных уровнях их формирования и развития.

Определяя методологию исследования, автор осуществлял переход от традиционного двуполюсного рационализма к многомерному синергетическому видению мира и нелинейной логике. Идеология постмодерна привнесла позитивную тенденцию, стремясь достичь взаимодополнительности, нарушая методологическую традицию классической науки. Она позволила трактовать телевидение как модель нового полифункционального и моралистического отношения к миру, возникшего вследствие сближения научного, философского и художественного познания. Это актуализировало вопрос о необходимости создания авторской концепции «философия телевидения».

Методологическая база исследования выстраивалась на понимании философии телевидения как совокупности структурообразующих ее элементов. Она включает общенаучные принципы и методы изучения общественных явлений и процессов. Логика исследования предполагает междисциплинарный подход, включающий:

- исторический метод, позволивший проследить причинно-следственные связи структурообразующих элементов философии телевидения;

- методы восхождения от конкретного к абстрактному и перехода от абстрактного к конкретному, позволившие выявить тенденции формирования философии телевидения в постмодернистской эстетике.

Эволюция процесса исследования сопровождалась последовательным переходом от культурно-исторического и системно-исторического анализа к философско-культурологическому подходу, требующему использования социокультурной динамики.

Методика исследования складывалась из совокупности системного, сравнительно-аналитического и генетического методов, а также диалога культур. Таким образом, выбор методов исследования обусловлен содержанием и целью работы.

Итак, сложность объекта исследования и характер решаемых задач определили специфику и разнообразие методов исследования, включающих логико-теоретический, историко-гносеологический, структурно-функциональный и компаративный анализ, системный и синергетический подходы, моделирование, социологические и социально-психологические методы изучения социокультурной среды, в их числе – социометрический анализ, метод репертуарных решёток и ряд других научных методов, а также теоретико-информационный и информационно-семиотический подходы исследования телевидения, научно обоснованные и апробированные в ходе диссертационного исследования.

Научная новизна исследования. Данная диссертация может быть рассмотрена как одна из работ, посвященных философско-культурологическому анализу телевидения как феномена, имеющего образную организацию и являющегося отражением мировосприятия и мирооценки человека эпохи постмодерна. Автор углубил и существенно расширил представления о философии телевидения как неотъемлемого элемента информационной картины мира, систематизировал понятийно-категорийный аппарат исследуемой проблемы и ее методологический тезаурус.

Научная новизна исследования определяется интердисциплинарным, системно-синергетическим, многоаспектным исследованием телевидения как объекта теории и истории культуры на основе новой теоретической базы – философии телевидения. В ходе исследования получены новые научные результаты, состоящие в следующем:

- на основе анализа различных точек зрения, имеющихся в философско-культурологической литературе по данному вопросу, сформулировано основное философское содержание концепта «телевидение» и определены его структурообразующие элементы;

- на основе оценки современного состояния общества разработана концептуальная информационно-коммуникативная модель телевидения, позволяющая проанализировать и обосновать ценностную природу информационно-коммуникационных процессов и явлений в контексте идеологии постмодерна, которая аргументированно доказывает, что постмодернизм, по существу, представляет собой идеологию информационного общества, а, следовательно, и телевидения;

- осуществлена философско-культурологическая коррекция изучаемого предмета исследования, обоснована правомерность введения в тезаурус теории и истории культуры категорий «экранная культура», «телевизионная культура», «культура постмодерна», «массовая культура», «информационная картина мира», «информационная культурология», раскрывающих мировоззренческую сущность телевидения как формы экранной культуры;

- раскрыты особенности преломления на телевидении системы социальных функций массовой культуры и осуществлен их анализ;

- дана научная интерпретация философии телевидения через теоретико-информационный подход;

- исследована специфика знаково-семиотической организации телевидения как текста культуры, выявлены особенности его восприятия и понимания, раскрыта сущность проявляющегося в форме внутритекстового диалога культур;

- предложена авторская концепция философии телевидения как оригинального комплекса категорий и понятий, раскрывающих содержание информационной картины мира, базирующаяся на изучении ее генезиса, мировоззренческой сущности, социальных функций, классификации и типологии, исследовании коммуникативной, художественной и знаково-семиотической природы с позиций современного философско-культурологического знания.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Исследование экранной культуры в пространстве информационной картины мира позволило уточнить ее сущностную характеристику. Экранная культура – исторически сложившаяся система получения культурных ценностей, способов их производства и трансляции с помощью экранных технических средств, системообразующим признаком которых является представление культурных артефактов в аудиовизуальном и динамичном виде. Это новая информационная среда, где основной ценностью являются не материальные предметы, а духовные факторы, информация и знание. Экранная культура предлагает зрителю новую мифологическую реальность, конструирующую образы и границы будущего, освобождающую от страха перед завтрашним днем, предлагающую мнимый «рай» иллюзий, за которыми скрываются более совершенные технологии подчинения «молчаливого большинства» и контроля над ним, навязывающие ему удобные для социума приоритеты.

2. Телевидение – сложное социальное явление, которое можно изучать в различных аспектах: как социальный институт – производственную систему со специфическими функциями, деятельностью и оргструктурой; как дискурс – систему языковой и метаязыковой коммуникации; как форму социального знания – способ производства и накопления обществом знаний о самом себе; как элемент повседневной жизни человека – наряду с учебой, работой, сном, отдыхом и т. д. Как форма экранной культуры современное телевидение активно использует мифотворческие технологии. Человек невольно оказывается «встроенным» в контекст виртуальной реальности, которая навязывает ему систему социальных и культурных ценностей и становится составной частью его внутреннего и внешнего мира. Телевидение отражает знаковый опыт человечества, приспосабливая к мифологизированному экранному миру каждого, кто останавливает на нем свое внимание. Оно структурирует практически все области человеческой деятельности, создает новые смыслы, иллюзию сотворчества в новой реальности, т. е. манипулирует общественным сознанием, оказывая деструктивное воздействие на внутренний мир человека и формируя нужное для социума функционирование каждого потенциального потребителя продукции экранной культуры. Его задача – не только манипулирование сознанием, но и психологическая адаптация человека к новым изменениям постиндустриального общества.

Нужно отметить, что телевидение – ресурс позитивной модернизации общества, реставрации утраченных «кирпичиков» патриотизма, профессионализма, гармонизации отношений между поколениями, правильного понимания долга и свободы, эстетического и художественного вкуса, основных постулатов психического и физического здоровья, реабилитации вечных ценностей бытия. Вышеизложенное позволяет говорить о правомерности введения концепции «философия телевидения» – как конструкта, формирующегося на основе структурообразующих его элементов.

3. Телевидение как форма экранной культуры характеризуется полифункциональностью, при этом комплекс основных выполняемых им функций может выстраиваться по-разному, в зависимости от характера программы, общего социокультурного контекста и структуры передачи, в которую он включен. В диссертации выделены социальные функции философии телевидения в аспекте философско-культурологического знания, что позволило определить его значение для российской культуры. Из вышесказанного следует, что социальные функции телевидения заключаются в создании, интерпретации и донесении до аудитории контекста мира, а также характеристик и оценок его социальных процессов, что является организацией общественного мировоззрения.

4. В современном научном мире исследованием телевидения как уникального философского, культурологического, семиотического, психологического, информациологического феномена занимаются представители различных наук, школ и направлений. Обобщая их позиции, мы пришли к выводу, что необходима концепция «философия телевидения», которая по своей сути станет теоретической основой социокультурного, цивилизационного развития общества посредством трансляции информации, смыслов, знаний в социуме, накопления и трансформации культурного опыта, а также обогащения микро- и макромира человека.

Актуализирует вопрос о необходимости создания авторской концепции «философия телевидения» идеология постмодерна, которая позволяет трактовать телевидение как модель нового полифункционального и моралистического отношения к миру, возникшего вследствие сближения научного, философского и художественного познания.

Мы считаем, что предлагаемая концепция является теоретико-методологической базой исследования телевидения как универсальной информационно-коммуникационной синергетической системы.

5. В результате сопоставления теории постиндустриального общества и философских концепций постмодернизма обнаружена взаимосвязь между развитием информационных технологий, становлением постмодернистского мировоззрения и постмодернистской культурой. Философская теория постмодернизма имеет устойчивую тенденцию к расширению дискурсивного поля, характеризуется семантическим и категориальным многообразием, обусловленным принципиальным отказом от концептуального конституирования, в постмодернистской рефлексии невозможно констатировать парадигмальное единство. Тем не менее, сложились устойчивые характеристики этого явления, выделился ряд влиятельных теоретиков постмодернизма, постулирующих теоретический отход не только от классической, но и неклассической традиций философствования, определился корпус текстов. Постмодернистская парадигма утверждает новую эпистемологическую модель, соединяющую реальные подходы к познанию явлений культуры, постулирует принципиально плюралистическую картину мира, нелинейный характер социальных и культурных динамик, преодолевает противостояние западного и восточного интеллектуального опыта. Концептуальная модель нелинейных динамик создаётся в современной культуре во встречном движении гуманитарного и естественнонаучного познания, в постмодернистской философской теории и в синергетике. Для исследования процессов, происходящих на телевидении, их теоретического осмысления необходима, с нашей точки зрения, концепция «философия телевидения», которая складывается на основе принципиально новой постмодернистской информационной картины мира, признания множественности точек зрения и полифонии культурных миров. Их столько, сколько представлений о них, и все они одновременны и равноправны в своем существовании.

6. В диссертации обоснована правомерность введения в тезаурус теории и истории культуры концепта «информационная картина мира» для последующего использования и интерпретации на его базе предлагаемой концепции. Телевидение как смыслопроизводящий социокультурный институт вносит свой вклад в формирование информационной картины мира, которая, с нашей точки зрения, подвержена изменению, что проявляется в ее развитии и динамике, отражающих общие тенденции нелинейности, с которым сталкивается постиндустриальное общество. Информационная картина мира создает условия для сосуществования разных систем, смыслов и знаний в обществе, вносит свой вклад в формирование самоорганизованной личности, способной адаптироваться к спонтанной трансформации.

7. В научный оборот исследования вводится понятие «информационная культурология» как концепт, объединяющий культурные значения, способы их производства, передачи, хранения, а также культурные тексты, формы и практики, связанные с медиа и существующие в информационном обществе. Информационная культурология исследует информационные потоки, т.е. аудиальные, печатные, визуальные, аудиовизуальные виды медиа. Она находится с ними в определенных отношениях, включает их в систему передачи информации и культуру ее восприятия, помогает им участвовать в системе воспитания, заниматься мифотворчеством, усваивать новые знания. Таким образом, выделяя информационную культурологию как структурообразующий элемент философии телевидения, мы переносим весь методологический и теоретический арсенал ее исследования на эту дефиницию, что дает право говорить об информационной культурологии как исследовательском поле телевидения. Проблема формирования информационной культурологии затрагивает сферу, глобальную по своему масштабу, поскольку касается вопросов не столько мировоззрения, сколько мироощущения, т. е. ту область, где на первый план выходит не рациональная, логически оформленная философская рефлексия, а глубоко эмоциональная, внутренне прочувствованная реакция современного человека на окружающий его мир. Информационная культурология исследует культуру информационного общества, поэтому в формировании ее понятийного аппарата большую роль играет идеология постмодерна, мистифицирующая массовое сознание, манипулирующая им, порождая в изобилии мифы и иллюзии.

8. Проведенное исследование показало, что теоретико-информационный подход трактует телевидение как средство совершенствования информационных структур, составляющих основу человеческого общения. В рамках этого подхода, как в духовном, так и в физическом мире, существует свой «верх» и «низ». Направление движения «вверх» можно назвать прогрессом, количественный критерий которого совершенно формальный, не зависящий от содержания рассматриваемого явления и поэтому чрезвычайно общий. Этот критерий – разнообразие, или сложность, а его количественной мерой служит энтропия, которую тоже можно рассматривать как собственно информацию, содержащуюся в системе. Таким образом, остается актуальной проблема разработки эволюционных моделей и методов измерения, описывающих развитие телевидения в рамках информационной картины мира, а значит, актуальным остается использование теоретико-информационного подхода. Этот аспект исследования телевидения осуществлялся и на базе дедуктивной теоретической модели (Л.Я. Дорфман, В.М. Петров), в основе которой лежит структурный (концептуально-базовый) подход. Она охватывает широкий круг явлений, конкретизирующих процесс развития телевидения как вида искусства. Сердцевина модели – системообразующие составляющие телевидения. В рамках модели имеется возможность проранжировать составные элементы этого концепта в соответствии со степенью их трудности ассимиляции субъектом. В диссертации разработаны требования к использованию теоретико-информационного подхода в исследовании телевидения и авторской концепции «философия телевидения».

9. Информационно-семиотический подход в изучении телевизионных текстов представляется исследователю как мир знаков, как единство материального и духовного начала, как устройство, вырабатывающее и запоминающее социальную информацию, а социальная наследственность – специфический для общества внегенетический механизм наследования искусства. Осмысление телевизионного текста – не просто его отображение, а выражение необходимости сделать его носителем определенной информации. Поэтому в качестве основного инструмента осмысления телевизионных текстов как культурно-значимой информации, реализующейся в процессах значения и понимания, мы предлагаем использовать информационно-семиотический подход. Анализ телевидения в рамках теории и истории культуры основывается на признании его важнейшим социокультурным институтом, суть которого состоит в удовлетворении потребности общества в информировании, адекватно отражающем реальность. Информационно-семиотический подход позволяет проследить механизм осмысления телевизионного текста – вычленения знаков и их значений на различных уровнях интерпретации, их переход друг в друга и реализацию связи любого и каждого из них с фундаментальным, базовым этажом, которым является информационная картина мира. Результаты исследования показали, что осмысление телевизионного текста может строиться на указанном подходе, при этом возникает задача установления отношений между прямым и контекстуальным значением знака, а контекст становится средством «наращивания» значений элементов осмысления телевизионного текста. Можно утверждать, что в философии телевидения уже накоплен определённый методологический тезаурус для осмысления телевизионного текста, который в основном сосредоточен на знаниях в области культурологии, теории и истории культуры, философии культуры, истории и представлен формальным, историко-типологическим, семиотическим, семантическим, герменевтическим, теоретико-информационным, информационно-синергетическим, структурно-семиотическим, системно-семиотическим, информационно-семиотическим и другими подходами.

10. В своем исследовании мы рассматриваем «текст» как философско-культурологический концепт, который характеризуется связанной последовательностью знаков, осмысленных высказываний, передающих информацию, объединенную общей темой и обладающую цельностью. Следовательно, телевизионный текст как сложная, многомерная система не только по своим параметрам, но и по целям и функциям представляет собой полифункциональную систему, в которой информационно-семиотический подход помогает выделить его как целостное структурное сложноорганизованное образование, реализуемое в той или иной материальной форме и служащее для передачи семантической, эстетической и иной информации для выражения некой идеи (нравственной, художественной, религиозной, философской и т. д.) в форме конкретного образа, а также для передачи авторского отношения к этой идее.

11. Результаты исследования выявили цепочку классификационных проблем, связанных с пониманием информационно-коммуникационного пространства телевизионного вещания, которое представляет собой сложную многообразную по жанровой структуре систему, объединяющую информационные, документально-публицистические, развлекательные и другие программы. Новейшие компьютерные технологии помогли миру фантазии приобрести реальность артефакта. Таким образом, современное телевидение превратилось в мир симулякров, в котором человек не переживает подлинной реальности, будучи защищен от нее мифом.

Поскольку телевидение приходит не к безликой массе людей, а к каждому отдельному телезрителю и тем самым «атомизирует» общество, на первый план выдвигается социальная целесообразность качественных исследований телевизионного вещательного процесса. Тем самым создаются предпосылки для проектирования телевизионной информационной среды, от которой зависит качество жизни современного человека, подтверждая тезис о телевидении как реальном мире постмодернизма. Телевидение создаёт сферу культурных ценностей, способствуя взаимопроникновению и взаимообогащению различных культур, нивелируя их опосредованно как в общественном, так и в индивидуальном сознании.

Смена парадигм познания, формирование постнеклассической картины мира, постмодерн и признание многообразия типов реальности в социальной практике позволили сформировать новое представление об информационном пространстве, базирующемся на ее структурной сложности, относительности в зависимости от степени освоения субъектами, функциональности, целостности и внутренней противоречивости. Информационно-коммуникационное пространство структурируется, организуется, передвигается в процессе его освоения. Его структура опирается на результаты семиотического подхода, его освоения субъектами и выражается иерархией ценностных значений, придаваемых субъектами той или иной дифференцированной части. Конструирование социокультурной целостности этого пространства возможно лишь путем формирования его функционального многообразия, персонификации, самобытности культуры.

12. Информатизация общества – объективный закономерный процесс общественной эволюции, в стороне от которого не может оказаться ни одна страна. Закономерный характер перехода общества к информационной эре обусловлен возрастанием роли знаний в историческом прогрессе. Вместе с тем этот процесс многоплановый, охватывающий общество в целом, не ограничиваясь его технической сферой. Он разворачивается в трех основных ипостасях – технико-технологическом, социальном и культурном; и информатизацию общества можно представить как технико-социокультурный феномен, в соответствии с чем в авторской концепции выделяется три аспекта исследования информатизации общества – технико-технологический, социологический и культурологический.

В авторской концепции предложена трактовка концепта «коммуникативное поле», представляющего пространство, в котором взаимодействуют субъекты социокультурной деятельности (индивиды, группы, организации и т. п.) с целью передачи или обмена информацией посредством принятых в данной культуре знаковых систем (языков), приемов и средств их использования. Оно выступает одним из базовых механизмов и неотъемлемой составляющей социокультурного процесса, обеспечивая возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью людей и регулирования его отдельных областей, накопление и трансляцию социального опыта. Его можно определить как универсальное информационно-коммуникационное синергетическое пространство, которое сформировалось на основе коммуникативно-познавательных процессов обмена, хранения, освоения и трансляции культурных ценностей на телеэкране. Именно в нем складывается структура телевизионного вещания, которое вплетено в ткань системы массовой коммуникации, отражает ее содержательную характеристику и оказывает воздействие на духовную область жизни общества и каждого отдельного человека. Все вышеизложенное позволяет говорить о коммуникационном поле современного телевидения как об актуальной проблеме всего коммуникационного пространства современного общества и как структурообразующем элементе философии телевидения.

13. Результаты исследования доказали, что массовая культура мифотворческими приемами конструирует реальность зрителя, «приручает» культуру с помощью новинок современной техники, превращая массового зрителя в управляемую толпу, стирая его личностные особенности и не предполагая возможность удовлетворения творческих и духовных потребностей, выходящих за границы, «очерченные» экраном. Это особое течение в духовной культуре, современный тип духовного производства, форма культуры, соответствующая потребностям современного общества, способ адаптации личности к современному обществу, система социального регулирования, помогающая людям действовать в соответствии с потребностями этого общества. Массовая культура – внутренне сложное явление, ее воздействие на людей неоднозначно. Она амбивалентна по своей сущности и функциям и несет в себе как позитивное, так и негативное начала. С одной стороны, массовая культура, выражающаяся в широком распространении развлекательной литературы, кинофильмов и телепрограмм легкого содержания и усвоения, приводит к разрушению традиционных норм поведения и потребления, устоявшихся представлений и ориентаций, заменяя их новыми мифами и фетишами, т. е. в антропологическом аспекте происходит десакрализация ценностей традиционной народной культуры. Она рассчитывает на гомогенную аудиторию, имеет ярко выраженное оппозиционное по отношению к традиционной культуре мировоззренческое начало; в ней доминирует опора на эмоциональное, иррациональное, коллективное бессознательное, космополитичность. С другой стороны, безусловны заслуги массовой культуры в просвещении широких народных масс, приобщении их к общечеловеческим ценностям культуры. Отсюда и амбивалентность точек зрения на этот феномен. Споры о «пользе» или «вреде» массовой культуры вечны. Понимание концепта «массовая культура» имеет следующие опорные моменты. Во-первых, рассмотрение ее как компенсаторной, восполняющей утраченную целостность человеческой природы; во-вторых, утверждение бессознательной основы массовой культуры; и, наконец, в-третьих, постулирование мифотворческого предназначения массовой культуры, стремящейся ввести разбушевавшуюся стихию общественного сознания в контуры некоего «жизнелюбивого» мироотношения, которое было характерно для мифических предков во времена «золотого века».

14. Стратегия исследования телевидения как формы экранной культуры, заключающаяся в выделении его социальных функций, исследование трудов отечественных и зарубежных ученых позволило составить модель авторской концепции «философия телевидения», которая, с нашей точки зрения, наиболее полно отражает сущностные характеристики телевидения, объективные закономерности его развития и особенности функционирования в социокультурном пространстве. Содержание ее раскрывается через систему таких категорий, как «информационная картина мира», «информационная культурология», «информационная среда» и др., отображающих особенности осмысливания окружающего мира средствами телевидения.

Обоснование концепции «философия телевидения» с позиций теории и истории культуры предполагает обращение к разнообразным подходам. В связи с этим наиболее эффективной, с нашей точки зрения, является стратегия исследования, основанная на комплексном использовании исследовательских подходов, выстроенных в систему, способствующих раскрытию сущностной характеристики этой концепции и обозначению ее места в теоретико-методологическом тезаурусе идеологии постмодерна. Специфика знаково-семиотической организации концепции заключается в контрапунктном столкновении различных языков и отображении действительности в символической и метафорической форме, а характерный для телевидения внутритекстовый диалог культур способствует генерированию новых смыслов, возникающих в результате его взаимодействия с текстами культуры. Понимание концепции находится в прямой зависимости от социально-психологических, исторических, общекультурных и личностных факторов информационной картины мира.

Предлагаемая концепция представляет собой механизм коммуникации субъектов культуры и характеризуется универсальностью, поскольку в ней актуализируется множество различных коммуникационных процессов, совокупность которых можно представить в виде структуры, включающей три уровня: автокоммуникация и межличностное общение; групповая и массовая коммуникация; межкультурная коммуникация, связанная с синхронным взаимодействием существующих в одно время культур и трансляцией социокультурного опыта.

Исследование телевидения, его методологические и теоретико-мировоззренческие основания позволили создать целостное представление о философии телевидения и ее структурообразующих элементах, что подтверждает идею о том, что современному телевидению необходима конкретная теория, которая позволяла бы раскрыть механизмы, с помощью которых оно воздействует на окружающий мир, деформируя и трансформируя его.

Таким образом, конкретизированный нами философско-культурологический подход к структурно-понятийной стороне телевидения позволил сформировать его философию и структурообразующие элементы. Философия телевидения – особый сегмент теории и истории культуры, по сути являющийся междисциплинарной областью знания, к которой относится не только собственно онтология телевидения, но и вся совокупность связанных с ним социальных процессов, явлений и тенденций развития.

Современная реальность превращает телевидение в важный фактор, интенсифицирующий процессы, формирующие массовое сознание. Магия телевидения рождает новую мифологию, с помощью которой происходит утверждение моделей человеческого поведения в культуре, помещение индивидуального бытия в новую систему социальных и культурных координат. Телевидение рождает мифы в широком и в узком понимании этого слова; оно не только искажает реальность в угоду тем или иным социальным и культурным запросам, но и порождает мифы социальной сопричастности, деформирующие представление массового зрителя о себе. Применение данных концептуальных подходов позволило сформулировать философско-культурологическую концепцию телевидения и ее структуросоставляющие элементы.

Для современного общества характерна парадигма анимации, в основе которой лежит идея эмансипации личности, свободы ее волеизъявления и самореализации, высвобождения скрытых сил, глубоко таящихся в личности, выявления внутренних ресурсов развития и совершенствования человека и общества.

Парадигма анимации предполагает обращение к культурным ценностям, которые стимулируют поведение человека, глубоко проникают в его индивидуальный мир.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в теорию экранной культуры вводится проблема телевидения как ее формы, а также проблемы мифологического конструирования реальности, переориентации сознания массового зрителя на деформированные представления о социальном бытии и манипуляции его сознанием, которую мы предлагаем назвать «философия телевидения».

Исследование рассматривает философию телевидения в контексте современной социокультурной ситуации. И, исходя из ее параметров, утверждается и аргументируется то, что телевидение имеет не только отрицательный, но и положительный потенциал, работает на достижение психологической компенсации и используется для ориентации людей на социально приемлемые модели мироощущения, позитивные модели социализации и инкультурации человека.

Научно-практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы для оценки роли и места телевидения в сегодняшнем мире, а также при разработке программ и чтении лекций и спецкурсов по проблемам современного информационного общества и культуры. Ее результаты могут быть использованы для оценки роли и места телевидения в сегодняшнем мире, а также при разработке программ и чтении лекций и спецкурсов по проблемам современного информационного общества и культуры.

Изложенная концепция является основой учебных дисциплин «Теория и практика массовых коммуникаций», «Постановочные средства кинематографа», «Массовые коммуникации и медиапланирование», «Кинодраматургия», «Реклама на телевидении и радио», «Эстетика кино», «Технология журналистского мастерства» и «Основы продюссерской деятельности», читаемых на различных факультетах вузов культуры и искусств, в частности (с 2008 г.) на факультетах телерадиовещания, театральной режиссуры, рекламы и социально-культурной деятельности.

Достоверность и научная обоснованность результатов исследования обеспечивалась:

- опорой на широкую теоретическую и эмпирическую базу источников по изучаемой проблеме;

- комплексностью использования подходов и методов научного познания;

- рассмотрением философии телевидения в его сущностных характеристиках.

Апробация исследования и внедрение результатов в практику проводилось по ряду направлений, включающих:

1) публикацию основных результатов исследования в печати (опубликовано 48 работ, общим объемом 62,3 п.л.);

2) выступления на региональных, всероссийских, международных научно-теоретических и научно-практических конференциях: Художник и время: феномен восприятия и интерпретации в искусстве. - Краснодар, 2005; Художник и время: взаимодействие культур в современном мире. - Краснодар, 2005; Аудиовизуальное искусство: вчера, сегодня, завтра (XX-XXI вв.). - Челябинск, 2006; Народы и культуры: проблемы и перспективы. - Сочи, 2007; Многообразие культуры как единство народов. - Краснодар, 2009; Преемственность и новации в культуре: теоретические и прикладные аспекты. - Самара, 2010; Информационные технологии в гуманитарном образовании. - Пятигорск, 2010; Духовные ценности и нравственный опыт русской цивилизации в контексте третьего тысячелетия. - Орел, 2010; Культура как ресурс социально-экономического развития. - Бурятия, Улан-Удэ, 2010; Креативность в пространстве традиции и инновации. - Санкт-Петербург, 2010; Семиотика культуры и искусства. - Краснодар, 2011 и др.;

3) доклады и лекции для работников учреждений культуры, досуга, образования и региональных органов управления культурой.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются теоретические и методологические источники, формулируются цель и задачи исследования, указывается научная новизна и практическая значимость работы.

В первом разделе – Теоретико-методологические основания исследования телевидения в медиапространстве экранной культуры – три части, которые органично соединены и представляют собой осмысление теоретической основы изучения телевидения в пространстве экранной культуры.

Первая часть – «Телевидение как форма экранной культуры» – посвящена определению его особенностей, складывающихся в процессе ее формирования. Ссылаясь на Д. Белла, автор указывает, что наступление информационной эпохи сопровождается формированием культуры, обладающей новыми качественными характеристиками. Если старая концепция культуры базировалась на преемственности, то современная – на многообразии; старой ценностью была традиция, современный идеал – синкретизм [Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999. – С. 264].

Современная культура обусловлена не искусством и философией, а наукой и техникой [Козловски, П. Культура постмодерна. – М, 1997. – С. 156]. Автором отмечается, что в итоге информационная эпоха формирует новый тип культуры, в который в качестве ее элемента включается техника, оказывающаяся свое влияние на его характер и содержание. Этот тип культуры называют по-разному: информационной, киберкультурой, компьютерной, экранной, и т. д.

Возникнув вследствие стремления человека реализовать свою цивилизационную миссию, технологически обустроить среду своего обитания, экранная культура на сегодняшний день практически полностью обеспечивает все необходимые степени концептуальной поддержки и защиты психики человека от перегрузок, связанных с трансформацией привычных ему культур в глобализационных процессах. Этим она создаёт новую идеологическую базу для дальнейшего развития. Она оперирует универсализированными продуктами различных культур и пользуется всеми атрибутами мифологизации.

Экранная культура – это принципиально новый способ мироощущения, влекущий за собой изменение всех норм и стандартов социокультурной жизни общества и связанный с появлением и функционированием первых экранных средств передачи информации. Она связана с научно-техническим прогрессом, создавшим мощные технические экранные артефакты, и является результатом взаимодействия человека с этими средствами отображения информации – кино-, телевизионной и компьютерной техникой. Это тип культуры, основным материальным носителем которой является «экранность».

Далее в диссертации отмечается, что телевидение расширяет охватываемое пространство, проникая буквально в каждое жилище, содержит, в определенной степени, возможность учитывать индивидуальные запросы зрителей и даже зачатки интерактивного общения. Телевизионный экран – это окно, распахнутое в мир. Это новая форма экранного искусства, находящаяся в процессе становления.

Анализируя телевидение как форму экранной культуры, автор выделяет логику его становления.

Основные характерные черты телевидения как формы экранной культуры, на наш взгляд, следующие:

- во-первых, оно непосредственно и синхронно подключает к процессам, происходящим внутри неё как системы, мир чувственных восприятий человека;

- во-вторых, многократно увеличивается дистанционность и оперативность информационного взаимодействия от человека к человеку и от человека к машине, а сама информация многосемантична и приобретает некоторые качества мифа, не теряя при этом своей адекватности и объективности;

- в-третьих, телевидение как форма экранной культуры стимулирует возрастание компетентности общества в таких областях знания, как информатика, коммуникация, межкультурные взаимодействия и т. п.;

- в-четвёртых, в силу выразительности средств и форм, применяемых телевидением для воздействия на эмоциональную сферу человека, телевидение и Интернет, как раньше кино, всё больше и больше влияют на массовое сознание человечества.

Вышеизложенное позволяет обобщить знания о телевидении как форме экранной культуры, которое представляет собой исторически сложившуюся систему получения информации, способов ее производства и трансляции с помощью экранных технических средств, системообразующими признаком которой является представление культурных артефактов в аудиовизуальном и динамичном виде. Это главнейшая характеристика новой информационной среды экранной культуры, в которой основной ценностью являются не материальные товары, а духовные факторы, информация и знание.

Во второй части первого раздела – Особенности преломления социальных функций ТВ в пространственно-временном континууме экранной культуры выявляются их характеристика и взаимосвязь.

Суть социальных функций телевидения заключается, по мнению американского социолога М. Жагера, в организации группового мировоззрения, под которым понимается комплекс взглядов, убеждений и мнений относительно конкретных и общих представлений о бытие («сущем») и ряде его явлений.

В диссертации резюмируется, что социальные функции, которые выполняет телевидение, формируются на комплексе личностных запросов зрителя, зависят от образа, качества его жизни и этических представлений.

Они заключаются в создании, интерпретации и донесении до аудитории контекста мира, характеристик и оценок его социальных процессов, организуют общественное мировоззрение. Реализуя их, телевидение учит. Учит жить, предлагает быть такими, как на экране, поступать, как его герои-персонажи. А, уводя из мира реального в виртуальный, экранный, оно неизбежно и поступательно формирует психику массового потребителя.

В третьей части – Отечественная и зарубежная наука об особенностях исследования телевидения как конструкта глобализирующегося общества – автор выдвигает идею о правомерности существования концепции «философия телевидения» на основе рассмотрения и сопоставления существующих по данному вопросу подходов и точек зрения и выделяет структурообразующие элементы этой концепции.

В этой связи указывается на возникающие в ходе их рассмотрения некоторые затруднения, т. к., несмотря на то, что отечественными и зарубежными исследователями проделана определенная работа по расширению представления о закономерностях развития современного телевидения, его основных компонентов, разработке понятия «телевизионная информация», раскрытия сущности взаимоотношений по поводу ее обмена, некоторые концептуальные стереотипы познания современного общества препятствуют полноценному раскрытию взаимозависимости социальной, культурной, информационной подсистем в телевизионном вещании. Кроме того, изучение поставленной проблемы представляет определенную сложность, поскольку в научной литературе преобладают работы, освещающие телевидение как феномен культуры и ее элемент.

По нашему мнению, разнообразие исследовательских подходов в постмодернизме позволяет выделить устойчивый корпус текстов, фиксирующих основные направления мысли, наметить главные стратегии в изучении постмодернистской ситуации в культуре и на телевидении, в частности. Сегодня существует достаточное количество работ (монографии, диссертационные исследования, статьи), так или иначе касающихся обозначенных вопросов. Этим подчеркивается актуальность постановки проблемы, связанной с рассмотрением концепции философии телевидения в трудах отечественных и зарубежных ученых.

Весьма ценен в формировании авторской концепции философии телевидения анализ социально-культурной концепции постиндустриального общества Д. Белла, а также тезисы М. Маклюэна о «конце идеологий».

Наиболее влиятельными научными идеями о проблемах коммуникации в социально-философском аспекте являются этнометодологическая школа Г. Гарфинкеля, символический интеракционизм Дж. Мида, Д. Блумера, Т.С.Куна, экзистенциальная теория коммуникации К. Ясперса, теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса и коммуникативная теория общества Н. Лумана.

Ч. Кули предложил теорию, которую ученые называют теорией расширения картины мира индивида вследствие его включенности в масс-коммуникационные процессы.

Особое место в разработке теоретических основ исследования телевидения принадлежит представителям Франкфурской школы, а именно, Т. Адорно и М. Хоркхаймеру, которые рассматривали роль телевидения в обществе с гуманистических позиций, где массы, будучи самостоятельным субъектом, по сути дела представляют собой пассивный объект, который не получает то, в чем нуждается.

Важный вклад в разработку концепции философии телевидения внесла работа П. Бурдье «О телевидении», в которой автор анализирует специфическое влияние телевидения на современное общество, его взаимодействие с полями духовного производства. Его научный анализ позволил разработать инструментарий предпринятого исследования.

Авторская концепция философии телевидения формировалась под влиянием методологического инструментария постмодерна (Ж. Бодрийяр, Дж. Ваттимо, Г. Дебор и др.), позволившего анализировать телевидение как институциональный социальный фактор, изучить его как социокультурный институт в целостной системе общества.

Опираясь на концепцию «Общества спектакля» Г. Дебора, автор выделил черты современного общества, сформированного телевидением как доминирующим средством коммуникации, с которым связан механизм самореализации «спектакля» и его воздействия на информационную картину мира и в основе которого лежат средства массовой коммуникации [Дебор, Г. Общество спектакля. – М., 1999. – С. 23, 128].

При формировании философии телевидения актуализировался интерес к социосемиологическим теориям, которые сформировались в рамках лингвистики и культурологии (Ф. де Соссюр, Ч. Пирс, Р. Якобсон, Ю. Лотман, У. Эко), но стали востребованы и в теории и истории культуры в связи с повышением роли знаков, кодов и символов на телевидении.

Востребованными оказались работы Р. Барта, в которых телевидение представлено как средство коммуникации, использующее для передачи информации вербальные, визуальные, звуковые языки.

Были изучены теоретические подходы к исследованию телевидения, предложенные Т. Дридзе, которая анализировала телевизионную коммуникацию через семиотическую, знаковую сферу, а также через анализ интенций, т. е. коммуникативных намерений.

Культурологическое осмысление телевидения как значимого феномена цивилизации осуществил М. Маклюэн. Огромное влияние на философский взгляд на телевидение оказал Г. Маркузе. Их работы выделили два полюса отношения к телевидению: оптимистический (Маклюэн) и пессимистический (Маркузе).

Свою теорию телевидения предложил Р. Вильямс, которую назвал телевещание «потоком», разрушающим жанровые и другие ограничители.

Авторская концепция складывалась и под влиянием исследований Ж. Бодрийяра, который пишет о телевидении как об особой культурной форме и использует его и его технологии как метафору для режима симуляции в современных западных культурах.

Мы руководствовались важнейшими разработками в области анализа средств массовой коммуникации, в частности, идеями Ч. Миллса, который рассматривал телевидение как инструмент формирования общественного мнения.

Междисциплинарный характер исследования потребовал обращения к культурологическим концепциям и отдельным положениям работ по философии культуры М. Бахтина, А. Лосева, В. Межуева и др., массовой культуры (X. Ортега-и-Гассет,  М. Кастельс и др.), средств массовой информации (М. Маклюэн, Р. Вильямс и др.).

Методологически значимыми для нас были работы российских культурологов, посвященные фундаментальным проблемам массовой культуры, глобализации и роли массовой коммуникации в современном мире (Г. Аванесова, А. Арнольдов, Л. Ионин, Б. Ерасов, Э. Орлова, А. Флиер).

Итак, на основе изучения трудов вышеуказанных и других ученых мы пришли к выводу, что философия телевидения – модель нового полифункционального и моралистического отношения к миру, возникшего вследствие сближения научного, философского и художественного познания, и тем самым доказывается необходимость создания указанной авторской концепции.

Следующий раздел диссертации – Идеология постмодерна как методологическая конструкция философии телевидения в информационной картине мира.

В первой части – Осмысление методологического корпуса философии телевидения в пространстве идеологии постмодерна раскрываются особенности активного вхождения в жизнь общества новейших информационных технологий, произошедшего в результате бурного развития электроники, а также формирования и распространения особого типа умонастроения и мироощущения, концептуализированного в ряде философских, социологических, литературоведческих и культурологических теорий, получившего широкую известность под общим названием «постмодерн».

Под философией постмодернизма предлагается понимать совокупность различных теорий, получивших распространение в конце ХХ века, в которых теоретически обобщается постмодернистское мировоззрение. Задачи, которые ставят перед собой эти теории, можно резюмировать следующим образом: критика принципов классического рационализма и традиционных ориентиров метафизического мышления; интерпретация процессов, происходящих в современном обществе; разработка основ нового мировоззрения, которое будет способствовать преодолению кризисных явлений в культуре, ставших следствием внедрения модернистских проектов.

Это специфическое мировоззрение, главной отличительной чертой которого является плюрализм, т. е. допущение одновременного сосуществования разнообразных точек зрения. Непосредственно из плюрализма вытекают такие производные характеристики постмодерна, как фрагментарность, децентрация, изменчивость, контекстуальность, неопределенность, ирония, симуляция, мозаичность и т. д.

Идеологию постмодерна, с точки зрения американского ученого И. Хасана, можно охарактеризовать как: 1) неопределенность, открытость, незавершенность; 2) фрагментарность, тяготение к деконструкции, к коллажам, к цитатам; 3) отказ от канонов, от авторитетов, ироничность как форма разрушения; 4) утрата «Я» и глубины, поверхностность, многовариантное толкование; 5) стремление представить непредставимое, интерес к эзотерическому, к пограничным ситуациям; 6) обращение к игре, аллегории, диалогу; 7) репродуцирование под пародию, травести, пастиш, поскольку все это обогащает область репрезентации; 8) карнавализация, маргинальность, проникновение в жизнь; 9) перформенс, обращение к телесности, материальности; 10) конструктивизм, в котором используются иносказание, фигуральный язык; 11) имманентность (в отличие от модернизма, который стремился к прорыву в трансцендентное, постмодернистские искания направлены на человека, на обнаружение трансцендентного в имманентном) (Цит.: Философия культуры: становление и развитие / под ред. М.С. Кагана. – М., 1998. – С. 354-355). Все эти черты характеризуют постмодернизм как методологическую конструкцию телевидения. Утверждая это, мы ссылаемся на учение М. Бахтина, согласно которому текст может быть идеологичным, правда, в том случае, когда у него есть опора: «единство сознания» и единство говорящего «я», которые гарантируют истинность той или иной идеологии (Бахтин, М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1979).

Характеризуя идеологию постмодерна как методологическую конструкцию телевидения, мы обращаемся к исследованиям Ю. Кристевой по семиоанализу, где она вводит термин «интертекстуальность» – ключевой для постмодернистской эстетики и означающий особые диалогические отношения текстов.

На наш взгляд, из всех информационных технологий именно телевидение наиболее полно и ярко передает атмосферу идеологии постмодернизма. При этом мы ссылаемся на канадских политологов Артура Крокера и Дэвида Кука, которые считали, что телевидение – это не только технический объект, но и социальный аппарат, врывающийся в общество как символическая культурная форма относительной власти, действующая как симулякр электронных образов, преобразующих все в демиургический мир рекламы и власти. Телевидение есть реальный мир постмодернизма (Kroker, A., Cook, D. The postmodern scene: Experimental culture and hiper-aesthetics. - Macmillan, 1988. - C. 268).

Идеология постмодерна как методологическая конструкция телевидения представляет собой экстенсивное поле возможностей различных духовных проявлений, сосуществующих в этом феномене. Само телевизионное пространство представляет собой совокупность каналов и программ, из которых зритель может выбирать то, что ему нужно. Идея духовного пространства постмодерна есть идея выбора, а, стало быть, и идеологической свободы, возможности перемещаться в этом пространстве.

Идеология постмодерна как методологическая конструкция телевидения способна создавать собственную реальность, что достигается посредством трактовки фактов и событий. Объектив камеры действует таким образом, что меняет акценты и «вес» событий, стирая границу между истиной и вымыслом. Именно глаз телекамеры, «передающий события с максимальной правдоподобностью, превращает его в спектакль и псевдособытие. Этот факт ещё не вполне объяснён, но он подтверждён крупными экспериментами Би-Би-Си» (Бронфенбреннер, У., Бандура, А. Влияние телевидения: ключи от ларца сознания. – М., 2002. С. 296).

Идеология постмодерна как методологическая конструкция телевидения способна оказывать прямое воздействие на этический и эстетический мир человека, воздействуя на эмоции и логику потребителя телевизионной продукции, тем самым, создавая пространство культурных ценностей.

Телевидение неотделимо от культурного и мировоззренческого контекста идеологии постмодерна, и, существуя в этом контексте, оно, в свою очередь, само начинает влиять на него. В идеологии постмодерна слились технология и мировоззрение, и поэтому особенно важен их контакт. Это дает право рассматривать телевидение как концепт идеологии постмодерна и его философии.

Вторая часть – Многоплановость функционирования телевидения в структуре информационной картины мира – посвящена исследованию основных дефиниций, с помощью которых раскрывается содержательная характеристика телевидения в обозначенном пространстве.

По нашему мнению, телевидение, превратившись во всепроникающую «индустрию сознания» [Enzensberger, H. M. The Consciousness Industry: On Literature, Politics and the Media / Hans Magnus Enzensberger. - New York: Seabury Press, Continuum, 1974], посредством пространственного, модельно-изобразительного отображения мира репрезентирует информационную картину мира, которая в последнее время все больше входит в научный оборот. Этот концепт сложился на рубеже третьего тысячелетия в глобализирующемся обществе в результате революции в коммуникации и информации.

По мнению ученых, новая информационная картина мира подтверждает диалектику как процесс развития видов информации, с одной стороны, и как накопление разнообразия (зарождение и совершенствование информационных структур) – с другой [Абдеев, Р. Философия информационной цивилизации. – М., 1994. – С. 190].

Телевидение как важнейшая составляющая информационной картины мира сформировало свой язык, детерминирующий логическую организацию человеческой психики и структуру мышления человека эпохи постмодерна.

Оно превращает культуру в систему символов и образов и как часть информационной картины мира в силу своей образности объединяет людей их общими символами и развлечениями, играя роль активного «аккультуризатора» и насыщая их разнообразными идеями, взглядами, ценностями, порой меняющими границы познания.

Информационная картина мира – это частная картина мира, моделируемая массовыми информационными сообщениями и представляющая собой некий событийный срез реальности. Она воспроизводит какие-либо стороны, свойства объекта в намеренно созданном предмете [Колеватов, В. Социальная память и познание. – М., 1984. – С. 96].

На протяжении своей короткой истории телевидение всегда чрезвычайно точно отвечало социокультурным ожиданиям и потребностям общества и даже немного их предвосхищало, формируя свою информационную картину мира. В основе развития лежала не просто технология, а самая передовая технология, которая воплощала в себе как новейшие достижения инженерной мысли, так и политические, социальные и культурные перспективы. По нашему мнению, важным обстоятельством формирования информационной картины мира можно считать языковое поле, степень распространенности культурных кодов в трансляции телевизионной информации.

Каждая социокультурная эпоха создает свою картину мира, свою парадигму смыслов – социальных, эстетических, психологических, политических, музыкальных и т. п. – которые являются своеобразным фоном или даже основой, фундаментом для происходящих перемен в реальной жизни.

Информационная картина мира – безотказный инструмент распространения массовых стереотипов и идей и проводник потребительской стихии. Это целостная, неразрывная система, объединяющая опосредованную с помощью экранной выразительности реальность и зрителя, который вступает с этой реальностью в сложнейшие взаимоотношения, в многоаспектный диалог. Они друг без друга существовать не могут, они подразумевают друг друга, и вместе, консолидированно противопоставлены объективной реальности.

Итак, информационная картина мира – это сильно фрагментированная картина мира, состоящая из информации разных уровней (планетарной, местной, городской и т. д.). Она формируется различными субъектами информационной деятельности (индивиды, социальные институты и т. п.) в процессе их взаимодействия. Компоненты информационной картины мира содержатся в книгах, картинах, музыке, материалах средств массовой информации и т. п. Содержание информационной картины мира современного человека определяет и телевидение. Полнота и содержание телевизионных программ могут варьироваться в зависимости от возможностей принимающего средства, т. е. от количества телевизионных каналов, доступных для ежедневного просмотра. Поэтому задачей телевидения является создание целостной информационной картины мира.

В третьем разделе – Основные подходы к изучению телевидения как философского конструкта культуры три части.

В первом – Теоретико-информационный подход в исследовании телевидения как формы экранной культуры – констатируется, что к началу XXI века телевидение прочно заняло свое место в культуре, институционализировалось и как источник информации вошло в повседневную жизнь людей.

Это актуализировало использование теоретико-информационного подхода в изучении телевидения как концепта информационной картины мира, понимающей его как пространство коммуникативного процесса, обеспечивающего передачу знаний от коллективного уровня индивидуальному и, по сути, выполняющего функцию посредника.

Как указывает профессор В. Петров, любая развивающаяся научная область должна базироваться на общей методологии, отражающей фундаментальные закономерности познания человеком окружающего мира и конкретные особенности современного этапа эволюции всей социально-психологической сферы. Для нас такой методологической парадигмой стал теоретико-информационный подход, который сформировался в гуманитарном знании в 1950 – 1960-е годы XX века (К. Шеннон, Н. Винер, Р.Фано и др.) и используется для теоретического анализа в тех областях, которые в силу своей «многопараметричности», рефлективности не поддаются традиционным («доинформационным») методам исследования.

Для данного исследования продуктивным оказалось обращение к теоретико-информационной парадигме, восходящей к концепту «ценности информации», в которой в качестве коэффициента, характеризующего каждый вид искусства (в нашем случае телевидение), выступает его вариативность – нормированное отклонение от среднего культурного уровня, адаптированного к его социокультурному пространству (Петров, В. «Вертикальное измерение» в искусстве и проблемы культурной политики // Личность, креативность, искусство. – Пермь, 2002. – С. 63-71).

Теоретико-информационная парадигма позволяет представить телевидение в виде некой «пирамиды» системно-структурно- организованной формы, где каждая ее ступень перерабатывает поступающую информацию и передает наиболее важную ее часть на следующую ступень, изменяя, соответственно, парадигму работы с ней в согласии с теми критериями существенности, которые ему «спускает» эта вышележащая ступень.

Использование теоретико-информационной парадигмы в исследовании телевидения и этапов его формирования предполагало одно-временное выполнение двух условий, разработанных профессором В.М. Петровым. Во-первых, каждый этап характеризуется достаточно высокой степенью сходства в различных областях информационной деятельности, доминирующих в конкретный промежуток времени. Во-вторых, в этот период не происходит никаких кардинальных изменений, в т.ч. в социально-политической области, что, естественно, не меняет тип доминирования.

При изучении телевидения актуальной становится методика «косвенных» измерений, разработанная профессором В. Петровым, что чрезвычайно важно, так как речь идет о времени, которое уже давно в прошлом, и нет возможности провести соответствующие «прямые» исследования. В работе оказалась полезной методика исследования сведений о развитии знания, искусства, разработанная С. Масловым [Маслов, С. Асимметрия познавательных механизмов и ее следствия // Семиотика и информатика, 1983. – Вып. 20. – С. 3-34].

Анализ характеристики телевидения на различных этапах его формирования основан на методике, разработанной Г. Голицыным, М. Георгиевым и В. Петровым [Голицын, Г., Георгиев, М., Петров, В. Показатели межполушарной асимметрии творческого процесса в изобразительном искусстве // Вопросы психологии.– 1989. – № 5. – С. 148-153]. Он осуществлялся и в контексте дедуктивной теоретической модели, предложенной Л. Дорфманом, Д. Леонтьевым и В. Петровым, в основе которой лежит структурный (концептуально-базовый) подход. Эта модель охватывает широкий круг явлений, конкретизирующих процесс развития телевидения как вида искусства. Сердцевина модели – системообразующие составляющие телевидения. В рамках модели имеется возможность проранжировать составные элементы этого концепта в соответствии со степенью их трудности ассимиляции субъектом.

Эта методологическая парадигма позволила:

- во-первых, выявить признаки телевидения, которые еще только начинают формироваться в недрах его определенного этапа (принцип «скрытых параметров» или латентные переменные);

- во-вторых, выявить результаты исследования, основанные на субъективных данных, вторгающихся в проблему «объективной правды» или «истинного знания» о телевидении;

- в-третьих, определить основу этого процесса – информационную теорию [Дорфман, Л., Леонтьев, Д., Петров, В. Неклассический подход в эмпирических исследованиях искусства // Творчество в искусстве. Искусство в творчестве. – М., 2000. – С. 25-29].

Ядро этой парадигмы – тезис о стремлении любой системы повысить степень своей адаптации к среде, в которой она функционирует. В основе этой системы лежит «принцип максимума информации», которая описывается математически как максимизация «взаимной информации». По мнению Л. Мажуль, принцип максимума информации – один из основных постулатов современного информационного подхода и имеет глубокие эволюционные корни.

Формирование философии телевидения как концепта информационной картины мира привело к созданию его модели, в которой отражается содержание пространственно-временной панорамы общества. Причем теоретико-информационный подход доказывает, что между телевидением и окружающей его средой постоянно происходит обмен информацией как за счет «пассивной» адаптации к среде, так и «активной» ассимиляции этой среды и ее изменения. Конечно, взаимоотношение с внешней средой имеет свои плюсы и минусы, что, естественно, влечет за собой изменения в адаптационных потенциях рассматриваемого концепта, выражающиеся в степени его приспособленности к окружающей социокультурной среде. Количественные изменения подобных процессов осложняются к тому же многими обстоятельствами, и, прежде всего, – многочисленными взаимосвязями между переменными характеристиками целостной социокультурной системы и «влияющими» на нее подсистемами.

Теоретико-информационный подход позволяет трактовать телевидение как средство совершенствования информационных структур, составляющих основу человеческого общения. В рамках этого подхода, как в духовном, так и в физическом мире, существует свой «верх» и «низ». Направление движения «вверх» можно назвать прогрессом, количественный критерий которого совершенно формальный, не зависящий от содержания рассматриваемого явления и поэтому чрезвычайно общий. Этот критерий – разнообразие, или сложность, а его количественной мерой служит энтропия, которую тоже можно рассматривать как собственно информацию, содержащуюся в системе. Таким образом, остается актуальной проблема разработки эволюционных моделей и методов измерения, описывающих развитие телевидения в рамках информационной картины мира, а значит, актуальным остается использование теоретико-информационного подхода.

В следующей части диссертации – Информационно-семиотический подход в осмыслении целостности и взаимодополнительности телевизионных текстов отмечается, что в философско-культурологической литературе сложилась достаточно содержательная характеристика текста.

Мы полагаем, что осмысление телевизионного текста актуально строить на информационно-семиотическом подходе, в контексте которого:

- всякая телевизионная программа является текстом;

- как и всякий текст, она конвенционально обусловлена и структурирована;

- как и любая структура, она построена по правилам определенного языка (кода);

- по своим функциональным характеристикам она выступает как коммуникативно – когнитивная модель;

- всякий телевизионный текст взаимодействует с другими текстами и представляет как для лица, порождающего текст, так и для того, кто его воспринимает, динамическое, постоянно изменяющееся, то есть развивающееся во времени явление.

Вышеизложенное позволяет рассматривать телевизионный текст в исследовательском поле философии телевидения в качестве носителя знаково-символической функции. Осмысление этого текста рождает в сознании человека образ, который становится при помощи материализованного воплощения его достоянием.

Можно также констатировать, что информационно-семиотический подход позволяет проследить механизм осмысления телевизионного текста – вычленения знаков и их значений на различных уровнях интерпретации, их переход друг в друга и реализацию связи любого и каждого из них с фундаментальным, базовым этажом, которым является информационная картина мира.

Результаты исследования показали, что осмысление телевизионного текста может строиться на указанном подходе, при этом возникает задача установления отношений между прямым и контекстуальным значением знака, а контекст становится средством «наращивания» значений элементов осмысления телевизионного текста.

Можно утверждать, что в философии телевидения уже накоплен определённый методологический тезаурус для осмысления телевизионного текста, который в основном сосредоточен на знаниях в области культурологии, теории и истории культуры, философии культуры, истории и представлен формальным, историко-типологическим, семиотическим, семантическим, герменевтическим, теоретико-информационным, информационно-синергетическим, структурно-семиотическим, системно-семиотическим, информационно-семиотическим и другими подходами.

Вышеизложенное позволяет констатировать и то, что современное состояние социокультурного пространства также актуализирует осмысление телевизионного текста через информационно-семиотический подход, что подтверждено исследованиями Т. Суминовой. В современном семиотическом понимании текст, уходя от своего статичного, пассивного состояния как носителя определенного смысла, становится ярким, динамическим, внутренне противоречивым феноменом, одним из фундаментальных концептов семиотики. Это позволяет выделить семиотическую и информационную функции семиотики, а значит, и подходы к исследованию.        Если останавливаться на информационно-семиотическом подходе, то можно полагать, что создаваемые телевизионные тексты представляют собой информационно-емкие, информационно-насыщенные объекты (культурные формы, информационные ресурсы). Телевизионные тексты можно назвать целостной информационно-семиотической или просто информационной системой. Это есть один знак, который одновременно выступает и как последовательность знаков на естественном языке [См.: Суминова, Т. Художественная культура как информационная система. – М., 2006. – С. 47, 48].

Итак, с нашей точки зрения, вполне достаточно причин для использования информационно-семиотического подхода в осмыслении телевизионного текста в предметном поле философии телевидения.

Таким образом, информационно-семиотический подход в философии телевидения позволил продемонстрировать связь рефлексии человеческого сознания и мышления с конкретным фактом культуры – телевизионным текстом, который представляет сообщение в конкретной форме, ограничивающей информацию, поскольку является результатом выбора конкретных символов, выражающих многообразие смысла. Поступая из канала связи, телевизионный текст сам служит источником новой информации, проявляя те же качества. Значит, можно говорить об информации, полученной при осмыслении телевизионного текста, как возможности выбора на уровне сообщения, когда оно получает истолкование текста на уровне определенного лексикода. Эта вторичная информация, источником которой является само сообщение, является семиотической, а не физической информацией, которая на данный момент развития науки не исчисляется с помощью количественных методов, а определяется через ряд значений, возникающих под воздействием разных кодов [Эко, У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. – СПб., 2004. – С. 92].

В контексте проведенного исследования подтверждается актуальность использования информационно-семиотического подхода, основанного на открытии Ю. Лотманом семиосферы как знаковой оболочки человеческой жизнедеятельности и потребностях современного информационного общества, в котором на сегодняшний момент информация является самым важным субстратом познавательной деятельности.

Итак, осмысление телевизионного текста в рамках философии телевидения осуществляется путем интеграции информациологии и структурной семиотики, т. е. информационно-семиотического подхода.        Третья часть – Исследовательский инструментарий информационной культурологии и его роль в конструировании концепции философии телевидения. В ней отмечается, что изучение телевидения в исследовательском поле информационной культурологии в контексте современных научных разработок невозможно без соотнесения его с основными тенденциями развития общества как в общечеловеческом масштабе, так и в локальном.

Информационная культурология занимается исследованием информационного потока, т. е. аудиальных, печатных, визуальных, аудиовизуальных видов медиа. Она находится с ними в определенных отношениях, включает их в систему передачи информации и культуру ее восприятия, помогает им участвовать в системе воспитания, заниматься мифотворчеством, усваивать новые знания. Таким образом, выделяя информационную культурологию как часть культуры в целом, мы однозначно переносим весь методологический и теоретический арсенал ее исследования на эту культуру, что дает право говорить об информационной культурологии как исследовательском поле телевидения.

Проблема формирования информационной культурологии эпохи постмодерна, в рамках которой можно исследовать телевидение, затрагивает сферу, глобальную по своему масштабу, поскольку касается вопросов не столько мировоззрения, сколько мироощущения, т. е. ту область, где на первый план выходит не рациональная, логически оформленная философская рефлексия, а глубоко эмоциональная, внутренне прочувствованная реакция современного человека на окружающий его мир.

В формировании понятийного аппарата информационной культурологии большую роль играет идеология постмодерна, мистифицирующая массовое сознание, манипулирующая им, порождая в изобилии мифы и иллюзии. Это специфический феномен, который позволяет в исторической репрезентации изучить средства массовой коммуникации в информационном обществе.

Изучая проблемы информационной культурологии, мы обращались к исследованиям Р. Барта, Д. Белла, М. Маклюэна, Ю. Кристевой и др. В результате, можно констатировать, что господствующим признаком телевидения в исследовательском поле информационной культурологии «эры постмодерна» оказывается эклектизм, который изначально «является нулевой степенью общей культуры». Такое телевидение призвано пропагандировать гедонистическое отношение к жизни, закреплять состояние бездумного потребительского отношения к искусству. В этих условиях, практически по единогласному мнению теоретиков постмодернизма, для «серьезного художника» возможна лишь одна перспектива – воображаемая деконструкция «политики языковых игр», позволяющая понять «фиктивный характер» языкового сознания. Отсюда и специфика телевидения постмодерна, которое «выдвигает на передний план непредставимое, неизобразимое в самом изображении... Оно отказывается утешаться прекрасными формами, консенсусом вкуса. Оно ищет новые способы изображения, но не для того, чтобы получить от них эстетическое наслаждение, а для того, чтобы с еще большей остротой передать ощущение того, что нельзя представить [Ильин, И. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. – М., 1998. – С. 215].

Раскрывая сущностные стороны телевидения в контексте информационной культурологии, мы выделяем его информационно-кодовый характер, специфицированный в соответствии с материальным субстратом, в котором он реализуется. Различные теоретические подходы, при помощи которых исследуется телевидение в рамках информационной культурологии, строятся на семиотическом, феноменологическом, герменевтическом взглядах на ее методологическую основу, а также на теории нарратива, повседневности, рецептивной эстетики, дискурсивного анализа, деконструктивизма и др. В своей совокупности они образуют знаковую систему информационной культурологии, при помощи которой воспринимается и познается мир.

Одним из первых переместил телевидение в исследовательское поле информационной культурологии М. Маклюэн, который назвал все средства массовой коммуникации действующими метафорами.

Итак, изучение телевидения в исследовательском поле информационной культурологии строится на цикличности и целостности, функциональности всех составляющих элементов, которые, в свою очередь, выполняют определенную задачу, причем цикличность, соединяясь с функционализмом, помогает рассматривать каждый этап как определенную целостность, независимо от того, какое место он занимает в общем процессе формирования аудиовизуального пространства телевидения. Как парадигма информационной культурологии, телевидение, с одной стороны, органично сочетает черты искусства, с другой, может рассматриваться как средство массовой информации, с третьей, – как коммуникативная система культуры, элемент медиакультуры, как аудиовизуальное пространство современной российской культуры.

Таким образом, исследование телевидения в рамках информационной культурологии учитывает особенности многих отраслей гуманитарной науки, их методологические и теоретические установки, методы и подходы в изучении.

Раздел четвертый – Информационно-коммуникационное пространство телевизионного вещания – состоит из трех частей.

В первой части – Телевизионное вещание как один из системообразующих компонентов информационного общества – отмечается, что проблема формирования и развития информационного общества находит свое решение, в том числе культурфилософское, в трудах современных отечественных исследователей: А. Бузгалина, Е. Вартановой, Г. Вороненковой, В. Иноземцева, А. Короткова, И. Мелюхина, А. Ракитовой,  Л. Реймащ, Э. Соловьева, Н. Ткачевой, Н. Уриной и др.

Основу теории информационного общества заложили Д. Белл, З. Бжезинский, Э. Тоффлер и др. Именно в их фундаментальных трудах, вышедших в 70 – 80-е гг. XX в., были сформулированы основные черты этого общества, которое Э. Тоффлер назвал «третьей волной». Основной признак нового общества, по Д. Беллу, – превращение теоретических знаний в источник инноваций и определяющий фактор политики. Это общество, в котором господствует сервисная экономика, характеризующаяся быстрым ростом числа сервисных работников, связанных с системой здравоохранения, образования, управления. Усилия человека все меньше оказываются сегодня сосредоточенными на производстве материальных товаров, вместо этого акцент делается на коммуникации и на обработке информации, причем в качестве важнейшей продукции выступают инновации и знания [Инглегарт, Р. Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе // Новая постиндустриальная волна на Западе. – М., 1999. – С. 259].

Анализируя пути формирования информационного общества, многие авторы сегодня все чаще приходят к выводу, что «последствия перехода к информационному обществу оказываются далеко не столь радужными, как они виделись еще несколько десятилетий назад, когда впервые заговорили о нем как о более высокой ступени развития человечества» [Мелюхин, И. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. – М., 1999. – С. 40]. Однако как бы ни трудны были дороги, ведущие к информационному обществу, как бы ни извилисты и противоречивы были его пути, социум эволюционирует в сторону этого общества, опираясь на достижения всей предшествующей человеческой мысли и техники.

Отмечая роль знания в информационном обществе, следует упомянуть, что изменение его роли является главным источником структурных сдвигов в обществе – во взаимоотношении техники и науки, появлении интеллектуальной технологии, взаимоотношении традиций и новаций и т.д.

В последнее время происходит переход от аналоговой информационной технологии, передающей информацию в виде волн, к цифровой, которая представляет информацию в виде последовательной передачи импульсов, несущих биты информации. Этот переход в десятки и сотни раз повышает возможности ее передачи. Радикально новым явлением сегодня стала кодификация теоретических знаний и та важная роль, которую она играет как в создании новых знаний, так и в производстве товаров и услуг [Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999. – С. 12].

Отметим, что все возрастающее воздействие информационной технологии на знание и общество в целом ведет к ускорению темпов общественной эволюции.

Многие западные социологи все дальше уходят от позиций технократического мышления. Так, исследователь информационной эпохи М. Кастельс заявляет, что он критикует идеологию тех, кто думает, что информационные технологии решат все проблемы. Технология, считает он, не предопределяет развитие общества, но и общество не предписывает технологических изменений. Однако государство, общество в целом может задушить или ускорить развитие технологии. В процесс научных открытий, технологических инноваций и их социальных применений вмешиваются многие факторы, включая личностные мотивы, индивидуальную изобретательность и предпринимательский дух. М. Кастельс отмечает, что вместе с тем существует известная зависимость развития общества от его технического базиса. В силу этого общество не может быть понято и описано без исследования этой зависимости. Но развитие общества – многофакторный процесс, и технологическая зависимость социума есть лишь одна из его составляющих. Поэтому «в действительности, дилемма технологического детерминизма, заключает М. Кастельс, – представляет собой, вероятно, ложную проблему» [Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 22, 29].

Информационное общество является такой ступенью развития техногенной цивилизации, на которой знания в виде информации становятся важнейшим социальным фактором, коренным образом преобразующим все сферы жизнедеятельности – производство и потребление, финансовую деятельность и торговлю, социальную структуру общества и политическую жизнь, сферу услуг и духовную культуру.

В настоящее время специалисты в области информатизации активно обсуждают вопрос о том, каким должен быть путь России в этом направлении. Отыскиваются аргументы в пользу своеобразия этого пути, поскольку в России пока нет эффективно функционирующей рыночной экономики, обеспечивающей постоянный рост информационных потребностей и платежеспособный спрос на информационные продукты и услуги, нет сильного среднего класса, являющегося основным потребителем информационных услуг. Нет и свободных средств для инвестирования в информационно-коммуникационную инфраструктуру.

Информатизация общества – объективный закономерный процесс общественной эволюции, в стороне от которого не может быть ни одна страна. Закономерный характер перехода общества к информационной эре обусловлен возрастанием роли знаний в историческом прогрессе. Вместе с тем этот процесс многоплановый, охватывающий не только техническую сферу общества, но общество в целом. Именно поэтому он и называется информатизацией общества. Этот процесс разворачивается в трех основных ипостасях – технико-технологическом, социальном и культурном, и информатизацию общества можно представить как технико-социокультурный феномен. В соответствии с этим можно выделить три аспекта исследования информатизации общества – технико-технологический, социологический и культурологический.

Проведенный философско-культурологический аспект анализа информатизации общества поможет в последнем разделе определить точки соприкосновения его с массовой культурой на телевизионном экране.

Вторая часть – Коммуникативное поле телевизионного вещания и его характеристика. История развития средств связи и телекоммуникаций неотделима от всей истории развития человечества, поскольку любая практическая деятельность людей неотделима и немыслима без их общения, без передачи информации от человека к человеку.

Современный информационный мир, инфосфера, с возросшим статусом наук коммуникативного цикла, позволяет с новых позиций размышлять о различных социокультурных феноменах.

Коммуникация как объект исследования имеет исключительную сложность. Но суть ее заключается в осуществлении связи между пространственно разделенными объектами. Эта связь может осуществляться разными способами.

В современном обществе, как утверждает Ю. Хабермас, всякое коммуникативное действие, т. е. действие, ориентированное на понимание, занимает господствующее положение, преобладая над телеологическими действиями, то есть действиями, ориентированными на достижение цели. Это означает, что социокультурные процессы, включающие процессы интеграции, социализации, институциализации, интериоризации и инкультурации, протекают в интерпретированной культурно-коммуникативной сфере. Теорию коммуникативного действия Ю. Хабермас определяет как целостную теорию общества.

В отличие от Ю. Хабермаса, включившего коммуникацию в систему действий, Н. Луман различает эти концепты и считает, что концепт «социальное действие» не позволяет дать корректного объяснения обществу. В основу определения общества он предлагает положить концепт «коммуникация» и тем самым переформулировать социологическую теорию на базе концепта «система» вместо концепта «действие». Это означает также, что концепт «коммуникация» становится решающим фактором для определения содержания общества. В зависимости от того, как определяют коммуникацию, определяют и общество. Вместе с тем, изменения в обществе ведут к изменению всех видов коммуникации и самого концепта «коммуникация».

Коммуникация, на наш взгляд, в отличие от привычных представлений и большинства научных дефиниций, – не просто канал обмена информацией или акт общения, а сложная полиструктурная и полифункциональная система, состоящая из ряда обязательных подсистем. Коммуникация – это проявление сущностей или обмен коммуникационными сообщениями, точнее, отражением сущностей в виде информационных сообщений о природе, обществе и культуре, то есть коммуникация – это феномен природы, общества и культуры.

Отличительные особенности коммуникативного поля заключаются в его субъектах, взаимодействие которых является осмысленным ценностным процессом, посредством обмена коммуникационными сообщениями. Совершается это взаимодействие в социальной среде, т. е. в социальном пространстве и времени.

Это позволяет посмотреть на проблемы коммуникации не только с позиции научного знания, но увидеть в коммуникационных явлениях и процессах глубокий онтологический, бытийный смысл, основу мироздания, общества и культуры. Особый интерес в этом плане представляет ценностный аспект коммуникативного поля современного телевидения, что позволяет выделить его философско-культурологические основы. Это требует разработки новых методологий и поиска продуктивных научных подходов. Именно с таких позиций осуществляется подход к многоаспектной, инновационной и сложной разработке теоретико-методологических основ изучения и адекватного объяснения формирования коммуникативного поля телевидения в пространстве современной информационной культуры.

Изучение коммуникационного пространства как сложного и целостного социально-культурного организма может затрагиваться не только политологией, историей, но и теорией культуры, а также культурологией. Среди исследователей как в нашей стране, так и за рубежом, нет единства в оценке социально-культурной pоли коммуникационного пространства. Одни называют коммуникационное пространство достижением современного общества, другие – утверждают, что коммуникация между людьми существовала во все эпохи, а в наше время просто появились технические средства ее реализации, и это не внесло ничего принципиально нового в культуру. Высказывается также и такое мнение, что преувеличенное внимание к коммуникационному пространству приводит к недооценке pоли собственно человеческого фактора в культуре, к подмене вопроса о сути и смысле коммуникации вопросом о ее форме и механизмах.

Содержательная характеристика коммуникационного пространства направлена на формирование массового сознания, совершенствование существующей в обществе системы социальных институтов, развитие всего комплекса социальных отношений, улучшение звеньев и элементов его социальной организации.

Коммуникативное поле в философско-культурологическом знании теории и истории культуры представляет собой пространство, в котором взаимодействуют субъекты социокультурной деятельности (индивиды, группы, организации и т. п.) с целью передачи или обмена информацией посредством принятых в данной культуре знаковых систем (языков), приемов и средств их использования. Оно выступает одним из базовых механизмов и неотъемлемой составляющей социокультурного процесса, обеспечивая возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью людей и регулирования его отдельных областей, накопление и трансляцию социального опыта.

Научные представления о культуре как особом синкретическом материально-духовном единстве в человеческой деятельности, создающем, сохраняющем и передающем смыслы, артефакты, ценности и идеалы человеческой жизни позволяют утверждать, что основанием этого культурного единства служат коммуникации современного общества.

С этих позиций коммуникационное поле телевидения может быть определено как универсальное информационно-коммуникационное синергетическое пространство, которое сформировалось на основе коммуникативно-познавательных процессов обмена, хранения, освоения и трансляции культурных ценностей на телеэкране.

Коммуникационное поле можно назвать феноменом, в котором складывается структура телевизионного вещания. Оно вплетено в ткань системы массовой коммуникации, отражает их содержательную характеристику, оказывает воздействие на духовную область жизни общества и каждого отдельного человека.

Все вышеизложенное позволяет говорить о коммуникационном поле современного телевидения как об актуальной проблеме всего коммуникационного пространства современного общества, получившего название общества постмодернизма.

Актуальность необходимости дальнейшей pазpаботки теоpии коммуникационного поля телевидения обусловлена:

1) его pолью в формировании культуры современного общества;

2) реальным ростом количества социальной информации, котоpая хаpактеpизуется ситуацией так называемого «информационного взрыва», вызывающей в обществе социальную потребность в создании мощного технически оснащенного и оперативно действующего коммуникационного пространства, способного доставить обществу эту информацию;

3) тем, что сама культура общества становится динамически развитой системой социальной информации, pаспpостpанение которой возможно лишь при помощи коммуникационного пространства.

От качественной характеристики коммуникационного поля телевидения зависит состояние тотального восприятия и сиюминутности осознания действительности. Изучение его в узком системном аспекте важно, т. к. его функционирование немыслимо без соответствующего технического обеспечения, в ходе которого информация не только передается, но и искажается, может самопроизвольно возрастать или угасать. По своей пpиpоде оно требует инноваций, которые придают ей динамичность и непредсказуемость эффектов.

Содержательная характеристика коммуникационного поля телевидения изначально направлена на формирование массового сознания, совершенствование существующей в обществе системы социальных институтов, развитие всего комплекса социальных отношений, улучшение звеньев и элементов его социальной организации.

Телевидение – отдельная коммуникационная система, направленная на удовлетворение коммуникационных потребностей отдельных личностей, социальных групп, общества в целом. Оно обладает определенным набором коммуникационных каналов, которые предоставляют коммуниканту и реципиенту коммуникационные языки, коды, обеспечивающие создание и восприятие сообщений. Наиболее важными на телевидении являются вербальный и невербальный каналы, каналы иконических и символьных знаков, канал психовоздействия.

Осуществляя философско-культурологический анализ телевидения в коммуникационном пространстве постмодернизма, мы обращаемся к культурсемиотическому подходу, согласно которому смысловое содержание коммуникации составляют тексты и действия по их конструированию и реконструированию, связанные с мыслительной деятельностью, направленной на понимание заложенного в текстах смысла, а все коммуникативные ситуации в системе культуры строятся по следующей схеме: «передающий – сообщение – принимающий» [Лотман, Ю. Семиосфера: Культура и взрыв. Внутри мыслящих миров. Статьи. Исследования. Заметки (1968 – 1992). – СПб., 2000. – С. 666].

Постмодернизм привносит новый опыт организации ТВ в своем коммуникационном пространстве.        Затрагивая проблему коммуникации в рамках телевидения, с нашей точки зрения, невозможно оставить без внимания концепцию диалога М. М. Бахтина и В. С. Библера, которая становится особенно актуальной в современных условиях, где ключевыми проблемами выступают кризис личностного начала и феномен отчуждения, обусловленные процессами, происходящими в общественно-политической и культурной сферах. В результате разрыва социальных связей, на смену единым и однородным социальным группам приходит масса, состоящая из отдельных индивидов-атомов. Человек, из-за отсутствия в обществе постмодернизма понятия целостности, становится «фрагментарным», нетождественным самому себе. Исследователи отмечают, что «мир постмодернизма, в котором «вынуто» отношение Я-Ты, в действительности оказывается миром, в котором нет Другого, а значит, и Меня как самоценности» [Булавка, Л. Бахтин: диалектика диалога versus метафизика постмодерна // Вопр. философии. – 2000. – № 1. – С. 127].

Характеризуя диалог культур на современном этапе в условиях постмодерна, В. С. Библер отмечает, что различные формы культуры, различные всеобщности (спектры смыслов) исторического бытия постепенно (а иногда – порывами) подтягивались в одно культурное пространство и сопрягались в нем – не иерархически, но одновременно, взаимоотносительно, равноправно, с векторами в обе стороны (от более ранней культуры к более поздней, от более поздней – к более ранней) [Библер, В. Нравственность. Культура. Современность. – М., 1991. – С. 37].

В условиях развития современного социокультурного пространства решающими факторами его формирования становятся коммуникационные и информационные процессы, особенно бурно развивающаяся в настоящее время система телекоммуникаций, компьютерных и других современных технологий, в том числе и глобальные информационные сети. Глобальные информсети остаются пока достоянием лишь коммуникационно-инкультурированной части российского общества и недоступны для многих. Сегодняшняя эпоха – это эпоха утраченной простоты, девальвации слова (У. Эко), различия письменной и экранной культуры.

Вышеизложенное актуализирует проблему исследования коммуникационного поля в структуре философии телевидения.

Третья часть – Массовая культура в информационно-коммуникационном пространстве телевизионного экрана посвящена раскрытию содержания феномена массовой культуры в обозначенном пространстве. На протяжении всего XX века отечественные и западные ученые стремились проникнуть в его суть. Многие из них пришли к выводу, что явление массовой культуры не только очень сложно, но и обладает двойственной природой, оно амбивалентно. Таким образом, массовая культура в контексте философско-культурологического анализа рассматривается как в позитивном, так и негативном плане.

Массовая культура, с одной стороны, стандартизировала нормы культурного бытия и ценностные ориентации населения, а, с другой, – редуцировала, упрощала до уровня инфантильного восприятия сложные знания и смыслы, порожденные специализированной культурой, одновременно ориентировала обывателя в нарастающем потоке жизненно важной для него информации (сказки и компьютерные игры, клубы, дискотеки, туризм, массовая художественная литература, индустрия имиджа, парфюмерия, бодибилдинг, косметическая медицина, система политической агитации (выборы, демонстрации), шоу-индустрия и др.).

Возникновению массовой культуры способствовало развитие средств массовой коммуникации – газет, журналов, популярных «десятицентовых» романов, радио, граммзаписи, кинематографа, а позднее телевидения, магнитофонной и видеомагнитофонной записи. С одной стороны, все это демократизировало сферу культуры, открыло к ней доступ широкой массовой аудитории. С другой стороны, революция в сфере массовых коммуникаций в условиях капиталистического общества сопровождалась проникновением в культуру коммерческих интересов, погоней за прибылью. Иными словами, массовая культура с самого своего возникновения была связана с интересами бизнеса и уже с того времени приобрела манипулятивные функции.

Трудно объяснить растущую популярность массовой культуры. Интерес к ней не ослабевает, а все увеличивается. Можно объяснить популярность массовой культуры, прежде всего, простотой ее восприятия, ведь произведения массовой культуры рассчитаны на легкое их усвоение. Это явление основано на привычных стереотипах сознания и исключает всякий процесс интеллектуального сотворчества.

Обобщая сказанное, можно выделить следующие опорные моменты понимания концепта «массовая культура». Это, во-первых, рассмотрение ее как компенсаторной, восполняющей утраченную целостность человеческой природы; во-вторых, утверждение бессознательной основы массовой культуры; и, наконец, в-третьих, постулирование мифотворческого предназначения массовой культуры, стремящейся ввести разбушевавшуюся стихию общественного сознания в контуры некоего «жизнелюбивого» мироотношения, которое было характерно для мифических предков во времена «золотого века».

Можно сделать следующие выводы. Сущность массовой культуры – массовое производство и распространение через СМИ духовных продуктов и ценностей, которые, с одной стороны, соответствуют вкусам массового потребителя и удовлетворяют его запросы, с другой стороны, формируют их у него. Массовая культура – это особое течение в духовной культуре, современный тип духовного производства, форма культуры, соответствующая потребностям современного общества. Кроме того, массовая культура – это способ адаптации личности к современному обществу, это система социального регулирования, помогающая людям действовать в соответствии с потребностями этого общества.

Массовая культура – сложное явление, а ее воздействие на людей неоднозначно, она амбивалентна по своей сущности и функциям. С одной стороны, массовая культура, выражающаяся в широком распространении развлекательной литературы, кинофильмов и телепрограмм легкого содержания и усвоения, приводит к разрушению традиционных норм поведения и потребления, устоявшихся представлений и ориентаций, заменяя их новыми мифами и фетишами, т. е. в антропологическом аспекте происходит десакрализация ценностей традиционной народной культуры. Массовая культура рассчитывает на гомогенную аудиторию, имеет ярко выраженное оппозиционное, по отношению к традиционной культуре, мировоззренческое начало; в массовой культуре доминирует опора на эмоциональное, иррациональное, коллективное бессознательное, она космополитична. С другой стороны, безусловны заслуги массовой культуры в просвещении широких народных масс, приобщении их к общечеловеческим ценностям культуры. Отсюда и амбивалентность точек зрения на массовую культуру. Споры о «пользе» или «вреде» массовой культуры ведутся и, видимо, еще долго будут вестись. Нам же важно подчеркнуть, что не замечать этого феномена нельзя.

В Заключении отмечается специфика вхождения постмодернистских идей в российскую действительность, а также подводится общий итог исследования, который может быть выражен в следующем. Между мировоззренческими и информационно-технологическими трансформациями, произошедшими в последние десятилетия в планетарном масштабе, существует взаимосвязь и взаимозависимость, которая может быть дифференцирована таким образом: во-первых, возникновение постмодернистского мировоззрения не может иметь место вне информационного общества; во-вторых, технологии информационного общества онтологически базируются на постмодернистской мировоззренческой основе; в-третьих, идеи и категории постмодернистской философии наиболее адекватно раскрывают сущность новейших информационных технологий; и, наконец, без учета роли информационных технологий в формировании мировосприятия в XXI в. не может быть четко сформулировано концептуальное содержание «философии телевидения».

Основное содержание диссертационного исследования

отражено в следующих публикациях

1.        Азарян С.Г., Рунов В.В. Средства массовой информации эпохи постмодерна [Текст]: моногр. / В.В. Рунов, С.Г. Азарян; Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 2006. - 128 с.

2.        Азарян, С.Г. Реклама на телевидении и радио [Текст]: учеб. пособие / С.Г. Азарян [гриф УМО]. - Краснодар, 2008. - 220 с.

3.        Азарян, С.Г. Телевидение как парадигма аудиовизуальной культуры современного российского общества [Текст]: моногр. / С.Г. Азарян. - Краснодар: Полиграфик, 2009. - 168 с.

4.        Азарян, С.Г. Философия телевидения: теоретико-методологический анализ [Текст]: моногр. / С.Г. Азарян. - Краснодар, 2011.-338 с.

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ:

5.        Азарян, С.Г. К проблеме регионализации отечественного телевидения [Текст] / С.Г. Азарян // Культурная жизнь Юга России. - 2005. - №1 (11). - С. 71-73.

6.        Азарян, С.Г. Симулятивная реальность телевидения как концепта эпохи постмодерна [Текст] / С.Г. Азарян // Социально-гуманитарные знания. - 2007. - № 12. - С. 399-401.

7.        Азарян, С.Г. Телевидение и молодежная аудитория: природа взаимосвязей [Текст] / С.Г. Азарян, С.Г. Жуков // Социально-гуманитарные знания. - 2008 - № 10. - С. 248-252.

8.        Азарян, С.Г. Интертекстуальная природа телевидения в контексте современной философской мысли [Текст] / С.Г. Азарян // Социально-гуманитарные знания. - 2008. - № 10. - С. 244-247.

9.        Азарян, С.Г., Лях, В.И. Развитие современных форм телевизионных коммуникаций [Текст] / В.И. Лях, С.Г. Азарян // Социально-гуманитарные знания. - 2008. - № 10. - С. 264-267.

10.        Азарян, С.Г. Роль телевидения Кубани в механизмах регулирования культурной политики региона [Текст] / С.Г. Азарян // Социально-гуманитарные знания. - 2009. - № 8. - С. 492-496.

11.        Азарян, С.Г. К вопросу о формировании концепта «информационное общество» [Текст] / С.Г. Азарян // Культурная жизнь Юга России. - 2009. - № 5 (34). - С. 114-115.

12.        Азарян, С.Г. Философско-культурологический анализ телевидения: к постановке проблемы [Текст] / С.Г. Азарян // Социально-гуманитарные знания. - 2009. - №8. - С. 314-318.

13.        Азарян, С.Г. Телевидение в культурологическом дискурсе постмодернизма [Текст] / С.Г. Азарян // Теория и практика общественного развития: науч. журн. - 2010. - № 2. - С. 124-127.

14.        Азарян, С.Г. Телевидение в культурологическом дискурсе постмодернизма [Электронный ресурс] / С.Г. Азарян // Теория и практика общественного развития: электрон. журн. - Электрон. дан. - М., 2010. - № 2. - С. 124-127. - Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/index.php /20102/210-filosofia/452-l-r. - Загл. с экрана.

15.        Азарян, С.Г. Телевидение как инструмент государственной культурной политики [Текст] / С.Г. Азарян // Теория и практика общественного развития: науч. журн. / Ин-т социологии РАН. - 2010. - № 4. - С. 13-14.

16.        Азарян, С.Г. Семиотика телевизионного текста как структурообразующий элемент философии телевидения [Текст] / С.Г. Азарян, В.И. Лях // Вопросы современной науки и практики. Ун-т им. В.И. Вернадского / Ассоциация «Объединенный ун-т им. В.И. Вернадского». - Тамбов, 2010. - 2010. - № 10/12 (31). - С. 334-337.

Статьи и материалы в других изданиях:

17.        Азарян, С.Г. Всероссийское бюро пропаганды киноискусства: опыт и уроки [Текст] / С.Г. Азарян // Материалы докладов и сообщений молодых ученых в рамках «Дней науки-99» / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 1999. - С. 98-99.

18.        Азарян, С.Г. Дореволюционный кинематограф на Кубани [Текст] / С.Г. Азарян // Первые Кайгородовские чтения: материалы науч.-практ. конф. (21 дек. 2000 г.) / науч. ред. И.И. Горлова. - Краснодар, 2001. - С. 47-50.

19.        Азарян, С.Г. Репертуар кубанских кинотеатров в дореволюционные годы [Текст] / С.Г. Азарян // Российская культура XXI века глазами молодых ученых: материалы межрегион. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2001. – С. 200-205.

20.        Азарян, С.Г. Политический инфантилизм и провинциализм как предпосылки возникновения фашизма [Текст] / С.Г. Азарян // Кайгородовские чтения. Вып. 2.: материалы науч.-практ. конф. (21 дек. 2001 г.) / науч. ред. И.И. Горлова. - Краснодар, 2002. - С. 45-46.

21.        Азарян, С.Г. К вопросу о влиянии телевидения на молодежную субкультуру [Текст] / С.Г. Азарян // Художник и время: феномен восприятия и интерпретации в искусстве: сб. материалов конф. - Вып. 1. - Краснодар, 2004. – С. 364-368.

22.        Азарян, С.Г. К вопросу о специфике детского вещания [Текст] / С.Г. Азарян // Кайгородовские чтения: материалы науч.-практ. конф. (март, 2005 г.). Вып. 4 / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 2005. - С. 115-119.

23.        Азарян, С.Г. Р. Вильямс и его концепция исследования телевидения как культурного феномена [Текст] / С.Г. Азарян // Художник и время: взаимодействие культур в современном мире: Сб. материалов конф. Вып. 2. / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 2005. - С. 46-52.

24.        Азарян, С.Г. К вопросу о роли телевидения в процессах глобализации [Текст] / С.Г. Азарян // Развитие социально-культурной сферы Северо-Кавказского региона: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. Анапа, Анап. Филиал Рос. гос. социал. ун-та, 24-27 марта 2005 г. - Краснодар; Анапа, 2005. - С. 41-45.

25.        Азарян, С.Г. Средства массовой информации в информационном гражданском обществе [Текст] / С.Г. Азарян // Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере: Сб. науч. тр. Вып. 3 / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 2005. - С. 49-55.

26.        Азарян, С.Г. Телевидение и глобализационные процессы в культуре [Текст] / С.Г. Азарян // Современное экранное искусство: теория, история, практика: Сб. материалов конф. / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств; Фак-т телерадиовещания. - Краснодар, 2005. - С. 75-80.

27.        Азарян, С.Г. Тенденции формирования и развития телевидения в современной России [Текст] / С.Г. Азарян // Природное и социальное в основаниях личности: Материалы науч. конф. Краснодар, 27-28 янв. 2006 г. Вып. 2. / Гуманитар. Центр Краснодар. ун-та культуры и искусств. - Краснодар, 2006. - С. 69-74.

28.        Азарян, С.Г. Современное телевидение как отражение идеологии постмодерна [Текст] / С.Г. Азарян // Тенденции развития современной экранной и мультимедийной культуры: Сб. материалов науч.-практ. конф. - Краснодар, 2006. - С. 19-27.

29.        Азарян, С.Г. К вопросу о роли телевидения в регулировании культурной политики региона [Текст] / С.Г. Азарян // Кайгородовские чтения: материалы науч.-практ. конф. Вып. 5-6. Ч. 1. - Краснодар, 2006. - С. 214-218.

30.        Азарян, С.Г. Интертекстуальность как признак телевидения эпохи постмодерна [Текст] / С.Г. Азарян // Развитие социально-культурной сферы Северо-Кавказского региона: сб. материалов науч.-практ. конф. - Краснодар – Анапа, 2006. - С. 124-129.

31.        Азарян, С.Г. Особенности развития телевидения как парадигмы региональной аудиовизуальной культуры [Текст] / С.Г. Азарян // Герасимовские чтения: Аудиовизуальное искусство: вчера, сегодня, завтра (XX-XXI вв.): Материалы Всерос. конф. 18-20 апр. 2006 г. - Челябинск, 2006. - С. 11-23.

32.        Азарян, С.Г. К вопросу о фрагментарности как ключевой характеристики коммуникационной основы телевидения [Текст] / С.Г. Азарян // Мир культур: материалы Всерос. науч.-творч. конф. «Народы и культуры: проблемы и перспективы» (Сочи, 14-16 сент. 2007 г.). - Краснодар, 2007. - С. 174-179.

33.        Азарян, С.Г. Из истории регионального телевидения как парадигмы аудиовизуальной культуры России [Текст] / С.Г. Азарян // Многообразие культуры как единство народов (к 60-летию выхода в свет фильма И. Пырьева «Кубанские казаки»)»: материалы межрегион. науч.-практ. конф. / Кубан. гос. ун-т. - Краснодар, 2009. – С. 137-142.

34.        Азарян, С.Г. Идеология постмодерна как методологическая конструкция телевидения [Текст] / С.Г. Азарян // Молодежь и наука: творчество, поиск, открытия: материалы всерос. студенч. науч. конф., 4-5 дек. 2009 г. Ч.1. / Федер. агентство по дела молодежи Рос. Федер. - Славянск-на-Кубани, 2010. - С. 189-193.

35.        Азарян, С.Г. Идеология постмодерна как методологическая конструкция телевидения [Текст] / С.Г. Азарян // Культура как ресурс социально-экономического развития: Сб. Междунар. науч.-практ. конф. Байкальские встречи - VII. Бурятия. - Улан-Удэ, 2010. - С. 112-118.

36.        Азарян, С.Г. К вопросу о сущностной характеристике телевидения как концепта постмодернизма [Текст] / С.Г. Азарян // Культура. Наука. Образование. Ученые записки кафедры теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств: сб. науч. ст. Вып. 1. - Краснодар, 2010. - С. 84-91.

37.        Азарян, С.Г. Особенности информационно-семиотического подхода в осмыслении телевизионных текстов [Текст] / С.Г. Азарян // Информационные технологии в гуманитарном образовании: материалы III Междунар. науч.-практ. конф., 22-23 апр. 2010 / Пятигорск. гос. лингвист. ун-т. - Пятигорск, 2010. - С. 7-10.

38.        Азарян, С.Г. Особенности преломления социальных функций телевидения в пространственно-временном континууме экранной культуры [Текст] / С.Г. Азарян // Россия и славянский мир в контексте многополярности: материалы VII междунар. науч. конф., 6-9 авг. 2010 г., Славянск-на-Кубани: в 4 ч. Ч. IV. Разд. V-VI / отв. ред. Т.С. Анисимова; Славянск-на-Кубани гос. пед. ин-т. - Славянск-на-Кубани: СГПИ, 2010. - С. 173-175.

39.        Азарян, С.Г. Постмодернизм как стиль современной эпохи [Текст] / С.Г. Азарян // Искусствоведение и дизайн в современном мире: традиции и перспективы. III Всерос. науч.-практ. конф. молодых ученых. Тамбов, 22 апр. 2010 г. / Тамбов. гос. ун-т им. Г.Р.Державина. - Тамбов, 2010. - С. 58-62.

40.        Азарян, С.Г. Телевидение в исследовательском поле информационной культурологии [Текст] / С.Г. Азарян // Креативность в пространстве традиции и инновации: тез. III Рос. культурол. конгр. с междунар. участием. Санкт-Петербург, 17-19 окт. 2010. - СПб.: Эйдос, 2010 - С. 131-132.

41.        Азарян, С.Г. Телевидение в исследовательском поле информационной культурологии [Электронный ресурс] / С.Г. Азарян // Креативность в пространстве традиции и инновации: тез. III Рос. культурол. конгр. с междунар. участием. Санкт-Петербург, 17-19 окт. 2010. - Электрон. дан. - СПб.: Эйдос, 2010. - С. 131-132. - Режим доступа: http://base.spbric.org/main/congress_person/489. - Загл. с экрана.

42.        Азарян, С.Г. Телевидение в культурологическом дискурсе постмодернизма [Текст] / С.Г. Азарян // Актуальные вопросы социогуманитарного знания: история и современность: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 6 / МВД РФ. - Краснодар.: КрУ МВД России, 2010. - С. 160-167.

43.        Азарян, С.Г. Телевидение в структуре коммуникативного поля современного общества [Текст] / С.Г. Азарян // Многоуровневая система художественного образования: история, проблемы, перспективы: сб. материалов десятой Юж.-рос. конф. / Краснодар. гос. ун-т культуры и искусств. - Краснодар, 2010. - С. 44-47.

44.        Азарян, С.Г. Телевидение как парадигма аудиовизуальной куль-туры в исследовательском поле информационной культурологии [Текст] / С.Г. Азарян // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: сб. науч. тр. Вып. XLIII. - М., 2010. - С. 9-13.

45.        Азарян, С.Г. Формирование теоретико-информационной парадигмы исследования российского телевидения как философская проблема [Текст] / С.Г. Азарян // Славянский сборник / Мин-во культуры Рос. Федер.; Орлов. Гос. ин-т искусств и культуры. - Орел, 2010. - Вып. 8.: Духовные ценности и нравственный опыт русской цивилизации в контексте третьего тысячелетия: материалы VIII Междунар. Славянских Чтений. - С. 200-205.

46.        Азарян, С.Г. Массовая культура: точки соприкосновения с телевизионным экраном [Электронный ресурс] / С.Г. Азарян, И.В. Мещерякова // Аналитика культурологии: электрон. науч. изд. - Вып. 3 (18) - 2010. - Электрон. дан. - Тамбов, 2011 - Режим доступа: http://analiculturolog.ru/journal/new-number/item/581-mass-culture-of-common-ground-of-television-screens.html. - Загл. с экрана.

47.        Азарян, С.Г. Место телевидения в структурном пространстве экранной культуры [Текст] / С.Г. Азарян, И.В. Мещерякова // Казанская наука: сб. науч. ст. № 1 2011 / Казан. издат. дом. - Казань, 2011. - С. 203-205.

48.        Азарян, С.Г. Телевизионные тексты в пространстве информационно-семиотического подхода [Текст] / С.Г. Азарян // Социально-гуманитарный вестник: Всерос. сб. науч. тр. Спец. вып. (9): Семиотика культуры и искусства: Материалы Регион. науч.-практ. конф. (14-15 февр. 2011 г.). - Краснодар: Изд-во Краснодар. центра науч.-техн. информ. (ЦНТИ), 2011. - С. 3-5.

Всего  62,3  п.л.

Типография Краснодарского государственного

университета культуры и искусств

350072, Краснодар,  ул. 40-летия  Победы, 33

Заказ № 202,  тираж 110 экз.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.