WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Григорьев Анатолий Федорович

этническая картина мира

Гребенских казаков:

опыт культурологического анализа

24.00.01 – Теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Краснодар, 2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

Научный консультант:        доктор философских наук, профессор

               Горлова Ирина Ивановна

Официальные оппоненты:        доктор культурологии, профессор

               Павелко Надежда Николаевна

               доктор философских наук, профессор

               Костина Анна Владимировна

               доктор исторических наук, профессор

               Великая Наталья Николаевна

Ведущая организация:        Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»

Защита состоится «28 февраля» 2012 г. в «13»  часов на заседании диссертационного совета Д. 210.007.02 по специальности 24.00.01 – Теория и история культуры  в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу:

350072, Краснодар, ул. 40-летия Победы, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Текст автореферата размещен на сайте ВАК МО РФ:

http://www.vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «___»______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                        В.И.Лях

I. общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. История отечественной культуры всегда отличалась стремлением народов России сохранять свою самобытность, подчеркивать уникальность психологического склада, особенности этносознания и этнической идентичности. При этом акцентировалась роль культурного наследия в формировании духовной жизни общества, что требовало глубокого и планомерного изучения традиционной культуры народа.

Вышеизложенное актуализировало проблему обращения к духовному наследию гребенских казаков, возрождение, сохранение и исследование их ритуально-обрядовых традиций и песенного фольклора.

Характерной особенностью этногенеза гребенского казачества можно считать их взаимодействие с различными этническими сообществами, исторически населяющими Северный Кавказ и Юг России. Являясь исторической родиной гребенских казаков, этот регион развивался как полиэтническое пространство, на котором формировалась культура различных народов-носителей поликультурных и поликонфессиональных традиций, отличающихся этническим многообразием.

Известно, что духовная культура любого человека является средством формирования его менталитета, этнического сознания, мировосприятия, миропонимания, этнической картины мира. В предлагаемом исследовании предметом изучения стали религиозно-мифологические представления, ритуально-обрядовые традиции и песенный фольклор гребенских казаков, которые, среди прочих, выступают структурообразующими элементами их этнической картины мира. Логика ее формирования актуализировала необходимость создания авторской концепции, сформированной на основе изучения культурологической, философской, этнографической, социологической и другой научной литературы, а также понятийно-категориального аппарата диссертации. Она обосновывается в исследовании, актуализируя необходимость обращения к изучению этнической картины мира гребенских казаков в социокультурном пространстве современного общества, определению ее места в теории и истории культуры.

Актуальность проблемы исследования объясняется ярко выраженным противоречием: с одной стороны, очевидна недостаточная изученность этнической картины мира гребенских казаков в области теории и истории культуры, а с другой – достаточное количество социально-значимого эмпирического материала, накопленного в результате их поселения на территории Ставрополья, где они обосновались в результате миграции из Чеченской республик в конце ХХ века.

Актуальность настоящего исследования обусловлена также спецификой формирования этнической картины мира гребенского казачества, недостаточной изученностью ее содержания, закономерностей, динамики и тенденций развития в современном культурологическом знании.

       Таким образом, изучение этнической картины мира гребенских казаков через познание их ритуально-обрядовых традиций и песенного фольклора осуществляется путем культурологического анализа, накопленного материала  в контексте авторской концепции.

Вышеизложенное доказывает актуальность диссертационного исследования, осуществляемого в теории и истории культуры впервые.

Степень разработанности проблемы. Исследование этнической картины мира гребенских казаков основывалось на научной базе, сформировавшейся в гуманитарном знании: культурологи, философии, истории, этнографии, фольклористики и осуществлялось в рамках понятийно-категориального инструментария, включающего такие понятия, как: «этническая культура», «культурный ландшафт», «социокультурное пространство», «миф», «ритуал», «обряд», «фольклор» и др., получивших свое определение в идеях и теориях, образующих теоретико-методологическую базу работы и обеспечивших познание картины мира гребенских казаков. Осуществленное исследование не абстрагируется от истории гребенского казачества, представлений о системе хозяйствования, образе жизни, социальных отношений, мифологических образов и ритуально-обрядовых традиций, поскольку все это образует его духовную культуру, воплощенную в архетипах и символах и сохраненную наиболее целостно и архаично в песенном фольклоре.

Учитывая актуальность научного исследования, соискатель условно разделил источниковую и научную литературу на три блока: философские, культурологические, этнографические труды, формирующие теоретико-методологичесую базу диссертации; исследования по истории и культуре гребенского казачества; эмпирический массив источников, включающий ритуально-обрядовые традиции и песенный фольклор этого слоя населения.

Следует отметить, что в философско-культурогических исследованиях «картина мира» как научная категория формировалась в концепциях М. Вебера, Дж. Вико, Г.Г. Гачева, Р. Редфилда, Т.С. Рудиченко, Б.А. Рыбакова и др. ученых. Теоретико-методологический анализ этнической картины мира как системообразующей и взаимозависимой структуры, осуществленный  С.В. Лурье, позволил выявить ее установочные и деятельностные компоненты и механизмы и сформировать  авторскую концепцию «этническая картина мира гребенских казаков».

В этот блок включены также труды российских  историков культуры  Т.А. Бернштам, П.Г. Богатырева, В.О. Ключевского, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, В.И. Лях, работы по общей и прикладной культурологии Ю.В. Бромлея, Л.Н. Гумилева, А.Я. Гуревича,  Л.П. Карсавина, К. Леви-Строса,  М.К. Мамардашвили, Б. Малиновского, А. Радклифа-Брауна и многих других.

Теоретико-методологический анализ понятий «миф», «ритуально-обрядовые традиции и фольклор» и др. основывался на исследованиях В.П. Аникина, Е.В. Аничкова, А.Н. Афанасьева, Д.К. Зеленина,  А.Ф. Лосева, А.А. Потебня и др.,  а их генетическая связь с ритуальными, мифологическими и фольклорными традициями определялась на исследованиях В.Я. Проппа, М.М. Бахтина, А.К. Байбурина, Г.С. Белякова, П.И. Толстого, В.Н. Топорова и др.

Славянская мифология, которая может быть признана генетическим ядром мифологии гребенских казаков, основательно разработана в трудах Б.А. Рыбакова. В материалах СМОМПК, издаваемого еще до революции (Гребенец Ф.С. Из истории быта гребенских казаков // СМОМПК, вып. 40. - Тифлис, 1909), можно найти описания поверий, примет, суеверных обычаев, по которым складываются определенные представления о мифологии гребенских казаков. Некоторые материалы, касающиеся жизни и бытовых традиций народов Кавказа, представлены в статьях этнографов Е.Д. Вейденбаума, Г.Ф. Чурсина (Кавказ: культы, легенды, предания. Вып. V. – Нальчик : Издательство М. и В. Котляровых, 2010.). Однако они носят разрозненный и описательный характер и требуют научного осмысления.

Важнейшей культурологической составляющей исследования стала категория «культурный ландшафт». Локализацией культуры в рамках ландшафтно-ориентированной парадигмы занимались представители постмодернистской философии - Т. Адорно и В.А. Подорога (Adorno Т., 1966. Negative Dialectics. New York: Continuum. / Т. Adorno; // Цит. по: Von Hendy, Andrew The Modern Construction of Myth. Text. Bloomington: Indianapolis: Indiana University Press, 2002. -XVIII, 386 p.; В. А. Подорога Метафизика ландшафта. - М., 1993).

Особенности речного ландшафта в определенных аспектах изучались А. Тойнби, Л.И. Мечниковым, А.П. Романовой, Т.В. Комаровой и др. Их труды имеют большое значение в исследовании речного и горного ландшафта Северного Кавказа как территории зарождения гребенского казачества, т.к. по данному направлению научных работ не обнаружено.

История гребенского казачества представлена трудами ученых  дореволюционной России (К.К. Абаза, И.В. Бентковский, И.Д. Попко, В.А. Потто, А. Ржевуский и др.), а также работами современных авторов (Н.Н. Великая, В.Б. Виноградов, С.А. Голованова, Л.Б. Заседателева, И.Л. Омельченко и  др.). Несмотря на то, что эта проблема получила достаточно широкое освещение в научной литературе, до сих пор вопрос этногенеза гребенского казачества на Северном Кавказе остается областью острых дискуссий, что мешает созданию теоретической основы для изучения его культурогенеза.

Для исследования традиционной культуры и ритуально-обрядовых традиций гребенского казачества особую ценность представляют публикации Э.Я. Бенской,  Ф.С. Гребенца,  М.А. Караулова,  Г.А. Ткачева, а также  материалы фольклорных экспедиций. Среди историко-этнографических публикаций огромную ценность, безусловно, имеет монография Л.Б. Заседателевой, в которой впервые дан глубокий системный анализ истории, культуры и ритуально-обрядовых традиций терского казачества (Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина ХVI - начало ХХ в.). Историко-этнографические очерки. - М. : МГУ, 1974.). На сегодняшний день это единственный обобщающий труд в области этнографии терских казаков.

Изучение песенного фольклора как средства формирования этнической картины мира гребенских казаков осуществлялось на основе публикаций, подготовленных Ю.Г. Агаджановым, С.Я. Арефиным, Б.М. Добровольским, А.А. Догадиным, П.Н. Красновым, А.М. Листопадовым, а также этнографических полевых аудиозаписей А.С. Кобанова, Ю.Е. Чиркова (по материалам фольклорных экспедиций по станицам Чечено-Ингушетии).

Среди исследований песенного фольклора гребенского и терского казачества, безусловно, выделяются труды Б.Н. Путилова, который  впервые проанализировал эволюцию песенных жанров на Тереке, изучил и систематизировал содержание песенного фольклора гребенских и терских казаков, и внес, таким образом, бесценный вклад в фольклористику как науку (Путилов Б.Н. Методология  сравнительно-исторического  фольклора. – Л., 1976.; Песни гребенских казаков. Публикация текстов, вступительная статья и комментарии Б.Н. Путилова. – Грозный, 1946;  Исторические песни XIII – XVI веков. – Изд. под ред. Б.Н. Путилов, Б.М. Добровольский. – М. , Л. : Изд-во АН СССР, 1960).

Значительный вклад в исследование фольклора терских и гребенских казаков внесли публикации Е.М. Белецкой (Белецкая Е.М.  Казачество в народном творчестве и в русской литературе XIX  века. – Тверь : Золотая буква, 2004; Белецкая Е.М., Великая Н.Н., Виноградов В.Б. Календарная обрядность терских казаков // ЭО. - 1996. - № 2).

Полезными оказались работы Т.С. Рудиченко, в которых дан анализ хронотопа донских казаков и рассмотрены пространственно-временные категории их картины мира (Рудиченко Т.С. Донская казачья песня в историческом развитии. – Ростов н/Д : Изд-во Ростовской государственной консерватории им. С.В. Рахманинова, 2004).

Глубокая теоретико-методологическое изучение пространственно-временной панорамы как ценностно-ориентационной доминанты культурогенеза осуществлена в монографии В.И. Лях, основные положения которой послужили теоретической основой авторской концепции (Лях В.И. Культурогенез как проблема теории и истории культуры: теоретические основания и реконструкция.  – Краснодар, 2010).

Таким образом, степень изученности выбранной проблемы показывает, что имеющийся массив источников и научной литературы, в сущности, затрагивает теоретические основы исследования лишь в частно-аспектном ракурсе.

По существу пока нет работ, в которых был бы осуществлен культурологический анализ этнической картины мира гребенских казаков, что  еще раз подчеркивает актуальность  проблемы исследования.

Объект исследования этническая картина мира гребенских казаков. Предмет исследования - этнические константы, ценностные доминанты, природный ландшафт, отраженные в ритуально-обрядовых традициях и песенном фольклоре как содержательные компоненты этнической картины мира гребенских казаков.

Основная цель исследования - культурологический анализ структурных компонентов этнической картины мира гребенских казаков, изучение закономерностей их взаимодействия, влияющих на социокультурную динамику и внутреннюю логику формирования изучаемого концепта.

Задачи исследования:

- обосновать теоретико-методологическую основу изучения этнической картины мира как целостной системы взаимодействия ее содержательных компонентов;

- дать сущностную характеристику понятию «этническая картина мира» в контексте современного культурологического знания;

- осуществить культурологический анализ культурогенеза, мифологии, фольклора и других структурообразующих элементов этнической картины мира гребенских казаков;

- выделить историко-антропологические основы культурогенеза гребенского казачества и обосновать антропологическую парадигму его автохтонного зарождения;

- раскрыть особенности образа жизни и хозяйственно-культурного типа гребенского казачества как факторов формирования его этносознания;

- изучить религиозно-мифологические основы ритуально-обрядовых традиций гребенских казаков и песенный фольклор как основу их этнической картины мира;

- охарактеризовать социокультурное пространство и хронотоп в жанровой ретроспективе песенного фольклора гребенских казаков;

- исследовать систему архетипов и символов в песенном фольклоре гребенских  казаков;

- описать мономифы и ментальные ценности гребенских казаков в структуре их этнической картины мира;

- сформировать авторскую концепцию «этническая картина мира гребенского казачества».

Теоретико-методологическая основа исследования. Методологической основой диссертационного исследования стали культурологические, философские, социологические идеи о роли народа как творца культуры, преемственности в формировании системы культурно-художественных ценностей, синергетическом характере развития народного творчества, социальной обусловленности этого процесса как предметно-содержательной основы и фактора духовного формирования человека и социальных групп, в которых протекает их жизнедеятельность.

Культурологический анализ проблемы осуществлялся на основе системного, мультикультурного и междисциплинарного подходов, обеспечивших комплексность и целостность в познании предмета исследования.

Изучение этнической картины мира гребенских казаков основано на анализе:

-  концепций культурогенеза и картины мира (Дж. Вико, Г. Гачев, А. Гуревич, С.В. Лурье, Д. Раппорорт, Р. Редфилд);

-  концепций классического эволюционизма и неоэволюционизма (Т. Вайнц, К.Д. Кавелин, Г. Клейм, Э. Тайлор);

-  концепций структурного функционализма (Б. Малиновский, Р. Турнвальд);

- концепций культурно-исторических типов евразийства (Г.В. Вернадский, Л.П. Карсавин, Н.С. Трубецкой) и др.

В осмыслении проблемы важную роль сыграли философские теории этноса и этничности Ю.В. Бромлея, Л.Н. Гумилева, С.М. Широкогорова; теория всеединства в подходе к мифу как особому пространству духовной сферы человека Э. Кассирера, А.Ф. Лосева, К. Леви-Стросса, А.Л. Топоркова, З.У. Цораева,  М. Элиаде; теория дологического характера первобытного мышления Л. Леви-Брюля; положения о мифе как эстетической первоосновы  народного художественного творчества Н.Н. Велецкой, А.В. Гура,  Д.К. Зеленина, Г.В. Зубко,  В.Л. Райкова, теоретические положения о фольклоре Е.В. Аничкова, Б.Н. Асафьева, А.Н. Афанасьева,  М.С. Кагана, В.Б. Мириманова, А.Н. Сохора,  В.М. Щурова; теории и концепции истории зарождения казачества И.В. Бентковского,  А.В. Гадло,  А.А. Гордеева, Л.Н. Гумилева, Н.Н. Великой, В.Б. Виноградова, Л.Б. Заседателевой и др.

Основополагающим в исследовании стал культурологический подход, рассматривающий этническую культуру как органическую часть общечеловеческой культуры и раскрывающий культурообразующую функцию социальной среды, а также личностно-деятельностный подход к изучению культурно-исторических ценностей, позволяющий творчески использовать духовно-ценностный опыт предшествующих поколений, исторический подход к изучению национальных культур во взаимосвязи с природным ландшафтом (Л.Н. Гумилев, В.О. Ключевский, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс, С.М. Соловьев,  Л.И. Мечников, Н.С. Трубецкой, А.Л. Чижевский и др.).

В работе применялся системный подход, обеспечивший комплексное изучение структурных компонентов этнической картины мира гребенских казаков, включающих пространственно-временные и религиозно-мифологические представления, систему ментальных доминантных ценностей, мономифы, архетипы и символы в песенном фольклоре, что в свою очередь актуализировало использование специальных и общих методологических подходов исследования: синхронического и диахронического, кросс-культурного, а также сравнительно-исторического.

При всём разнообразии способов научного поиска, их объединяла, в конечном счете, единая линия исследования, основанная на диалектическом методе познания. Соответственно, все использованные технологии, так или иначе, помогали рассмотрению объекта в движении и развитии, в его связях и отношениях, в единстве общего и особенного, необходимого и случайного, абстрактного и конкретного, логического и исторического.

В ходе исследования применялись методы классификации, качественного анализа научных источников, генетического анализа, синергетический метод.

Для выявления специфичности структурных компонентов этнической картины мира гребенских казаков активно использовался семиотический подход, позволивший выявить особенности образа жизни, поликультурного окружения и культурного ландшафта, специфику хозяйственно-культурного типа, влияющих  на мировосприятие гребенских казаков.

Особое место в исследовании занимает анализ и синтез источников и научной литературы, что позволило обобщить  знания о рассматриваемом объекте в рамках параллельно формирующейся авторской концепции. В исследовании использовались категории «абстрактное и конкретное», «объективное и субъективное», «структура и генезис», «структура и элемент», «структура и функция» и др.

Таким образом, выбранный исследовательский инструментарий помог проанализировать материал и научную литературу и дать необходимое объяснение изучавшимся культурологическим, историко-антропологическим и этнографическим явлениям и процессам в рамках культурологического знания.

Источниковая база исследования. В качестве документально-содержательной базы соискатель использовал следующие источники: дореволюционные периодические издания, справочники, журнальные и газетные публикации, музейные собрания и архивные материалы: ГАЧР [гос. архиф ЧР]; ГАСК [гос. архиф Ставропольского края]; Полевые материалы ЗСЭЭ  МГУ (1962 -1975 гг.); газеты «Терские Ведомости» (1883-1887 гг.); журналы «Этнографическое обозрение» (1890 -1891); Материалы для этнографии Терской области  (1902); СМОМПК [Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1893-1915] и др.

Кроме того, диссертант опирался на материалы из фондов  радио и телевидения Ставропольского края, Краевого Дома народного творчества, на не опубликованные рукописные материалы  фольклорно-этнографических экспедиций, основанные на достоверных источниках и сообщениях информаторов - подлинных носителей культурных и песенных традиций (аудиоматериалы фольклорных экспедиций А.С. Кобанова, А.А. Козырева, Ю.Е. Чиркова). Источником исследования стали многолетние фольклорно-этнографические экспедиции,  в которых участвовал соискатель, по станицам Чечено-Ингушской республики (Червленная, Шелковская и др.) в период  с 1976–1989 гг.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Впервые осуществляется культурологический анализ этнической картины мира гребенских казаков.

3. Впервые обоснована антропологическая парадигма культурогенеза гребенского казачества на территории его исконного проживания – Северном Кавказе.

4. Впервые исследованы религиозно-мифологические представления и верования гребенских казаков в ритуально-обрядовых традициях в культурологическом аспекте.

5. Впервые изучены представления о реках Сунжа, Терек и Кавказских горах как основополагающих концептах, повлиявших на формирование этнической картины мира гребенских казаков.

6. Впервые сформирована система архетипов и символов в песенном фольклоре гребенских казаков как  составляющая их этнической картины мира.

7. Впервые дано обоснование  ценностных доминант, сформировавших менталитет гребенских казаков, и определена система личностно-деятельностных категорий: честь и слава, патриотизм и христианское самопожертвование, воля и свобода духа, консолидированность и толерантность, преданность своим духовным традициям, сформированных под влиянием социально-исторических условий: особого  хозяйственно-культурного типа, образа жизни, культурного ландшафта и социокультурного пространства. 

8. Впервые привлечены ранее не опубликованные материалы полевых фольклорно-этнографических экспедиций, в которых участвовал соискатель  по станицам, ныне входящих в состав Чеченской республики (Шелковская, Червленная, Гребенская, Калиновская, Наурская и др.).

9. В диссертации представлена авторская концепция «этническая картина мира гребенских казаков», согласно которой мифология, ритуально-обрядовые представления и песенный фольклор, образуя систему мономифов, архетипов и символов,  ментальных ценностей, рассматриваются во взаимосвязи и представляют собой структурообразующие элементы, обеспечивающие целостное познание этнической картины мира. 

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В процессе теоретического осмысления концепта «этническая картина мира» оформились структурные и определились сущностные характеристики его компонентов, что  позволило сформулировать его определение и структуру в рамках культурологического знания, которое трактует этот концепт как когнитивное содержание о способе познания людьми окружающего мира, совокупность их представлений человека о мире, отражающих субъективно-объективные отношения существующих во времени и пространстве материальных и идеальных субстанций.

Этнические константы и ценностные доминанты органично входят в структуру этнической картины мира и образуют ее «центральную зону», в которой этнические константы выполняют функцию психологической адаптации этноса к окружающей природно-социальной среде, а ценностные доминанты объединяют личностно-ценностные характеристики, вырабатывающие менталитет. Сформированная таким образом система представляется динамической моделью взаимодействия «образов» и когнитивной схемы, охватывающей этническую картину мира и отражающей взаимоотношения ее структурообразующих элементов.

2. Поскольку миф совершенно обоснованно понимается как развернутое устное изложение определенного текста, формирующего мировоззрение и особое пространство духовной сферы человека, а также систематизирующее пространственно-временные связи и ценностные ориентиры, можно утверждать тезис о нем как о первоначальном способе познания этнической картины мира.  Это подтверждается и тем, что миф, будучи духовной первоосновой этноса, аккумулирует в себе религиозно-мифологические верования и представления,  ретранслируется и перевоссоздается через систему архетипов и символов в бытийную форму песенного фольклора.

3. Песенный фольклор - модель отражения действительности, формирующаяся на основе трех взаимообусловленных уровнях бытийности: действия фундаментальных законов  Универсума; области их социокультурного освоения через национально-самобытное преломление; сферы становления внутри музыкальной смысловыразительности и конструктивности. Вышеизложенные идеи стали базисной основой одного из тезисов авторской концепции в том, что именно песенный фольклор является средством познания этнической картины мира гребенских казаков и, по сути, ее отражением, или «зеркалом». Накапливая в своем содержании продукт и особую специфику жизнедеятельности и творчески перерабатывая религиозно-мифологические верования и представления, традиционный песенный фольклор через систему архетипов и символов отразил специфику мифологического мышления гребенского казачества, которое можно признать принципиально метафоричным.

4. Обоснование правомерности антропологической парадигмы культурогенеза гребенского казачества на территории своего исконного проживания – Северном Кавказе основывается на гипотезе о том, что «гребенское ядро» восходит к славянским поселенцам на Тереке и Прикаспии, которые в процессе тесного взаимодействия с соседними горскими, тюркскими племенами и славянскими сообществами, прибывшими на Терек из различных русских земель, заложили генетическое ядро гребенского казачества. В череду племен, участвующих в этногенезе их первопредков, были включены тюркские и северокавказские народы. Анализ культурогенеза гребенского казачества позволил выявить факторы его эволюционирования, характеризующиеся миграционными, ассимиляционными, бракородственными и иными процессами и способствующие формированию этногенотипической специфичности гребенских  казаков, особенностям их расселения и культурного ландшафта, воспроизводству их как части населения, общности образа жизни, специфичности хозяйственно-культурного типа, а также зарождению их самобытной традиционной культуры.  Все эти факторы, в свою очередь, были  обусловлены особыми условиями жизнедеятельности и отношением к военной службе. Кроме того, процесс становления и развития гребенского субэтноса сопровождался активными, малоактивными и вялотекущими фазами его жизнедеятельности и осуществлялся в несколько этапов, которые мы определяем как автохтонный, миграционный, беглоподданический и регрессивный.

5. Специфика мифологических представлений гребенских казаков характеризуется образной метафоричностью мировосприятия и антропоморфизмом, унаследованными от древних дохристианских верований, связанных с обожествлением стихийных сил природы. Так, в родильных, свадебных и похоронно-погребальных ритуально-обрядовых традициях гребенских казаков, обычаях и верованиях сохранились следы древних дохристианских религиозно-мифологических верований и представлений, восходящих к далеким языческим воззрениям восточных славян, а также заимствованы представления горских и тюркоязычных народов Северного Кавказа. У гребенского казачества, таким образом, сложилась особая мифологическая семиотическая система, упорядочивающая в своём составе, различные по происхождению и по времени возникновения, знаки.

6. Составляющие концепта «культурный ландшафт», образуя системный комплекс и определив специфичность хозяйственно-культурного типа и образ жизни гребенского казачества, воплотились и запечатлелись через архетипическую систему музыкально-поэтических образов в фольклорном сознании казаков, и повлияли, таким образом, на формирование их этнической картины мира. Концепты рек Сунжи и Терека, а также Кавказских гор, образуя космические и социальные категории в системе этнических констант, явились: культурообразующими феноменами и этнообразующими факторами, повлиявшими на формирование особого склада и ментальности казаков; их маркером и стержневой основой в формировании этносознания и самоидентификации. Образы рек Сунжи, Терека и Кавказских гор подчеркнули архаикоязыческий мифологизированный образ этносознания казаков, унаследованного ими еще от средневекового мировосприятия со свойственным ему антропоморфизмом. Культурный ландшафт воплотил в фольклоре архетипы органичного родства природы и этноса и определил по этим признакам специфичность и этничность картины мира гребенских казаков.

7. Система архетипов и символов, воплотившая в песенном фольклоре  мировосприятие окружающего мира и исторических событий, образует когнитивную схему этнических констант, которая охватывает целостный образ мира и отражает взаимоотношения его объектов, где каждый из образов имеет собственный характер и состоит в определенных отношениях с другими образами. Через систему архетипов и символов, включающих в качестве семиотических объектов природные явления, культурный ландшафт, символику птиц и животных, а также предметы быта, военного снаряжения и оружия, реализуются образы, включающие «источник добра» и «источник зла», «образ покровительствующей силы» и «образ противодействующей силы», «образ мы» или «образ коллективности», «образ поля действия» и «образ условия, источника, способа действия». Таким образом, в песенном фольклоре казаков складывается канон восприятия реальности и самобытный комплекс культурных репрезентаций.

8. Комплекс культурных представлений, воплощенный в историософии песенного фольклора, отразил в себе и менталитет этноса. В результате специфической духовно-практической деятельности своего этноса, преобразуя мифы в бытийно-реальное, традиционный песенный фольклор гребенского казачества накапливал в себе совокупность духовно-нравственных мировоззренческих ценностей и вырабатывал систему ментальных ценностей, образующих ценностные доминанты этнической картины мира. В основе ценностных доминант казаков были заложены: воля и свобода, честь и слава; патриотизм и самоотверженность, мужество и героизм;  неукоснительное соблюдение обычаев, религиозных традиций и этических норм,  уважение традиций и заповедей своих предков и соседних народов.

9. Этнические константы и ценностные доминанты, воплотившиеся через систему мифов, архетипов и символов как слитые воедино архаико-мифопоэтические, христианско-языческие и исторические представления в песенном фольклоре и ритуально-обрядовых традициях, отразили специфику мифологического мышления гребенского казачества и заложили духовно-нравственные, идейно-патриотические, религиозно-эстетические ментальные ценности казаков.

Культурологический анализ вышеизложенного позволил заключить, что система ценностей, выработанная веками, послужила основой этнической картины мира гребенских казаков.

Теоретическая значимость исследования. Представленная в диссертации  авторская концепция познания специфичности этнической картины мира гребенских казаков, отраженной в ритуально-обрядовых традициях и песенном фольклоре, может существенно расширить теоретико-методологические возможности исследований в культурологии, философии, фольклористике и др. Значительно расширенное понятие традиционного песенного фольклора позволит существенно раздвинуть рамки его интерпретации и наполнить новым содержанием культурологические знания. В научный оборот введены материалы фольклорно-этнографических экспедиций, которые значительно дополняют теоретические знания в области теории традиционной культуры гребенских казаков.

Практическая значимость.  Исследование приобретает особую практическую значимость в контексте актуализации проблемы системного научного исследования культурно-исторического наследия песенного фольклора и ритуально-обрядовых традиций гребенских казаков, в контексте их сохранения и возрождения как социокультурных феноменов. Изложенные в работе теоретические выводы и положения могут быть использованы при анализе процессов унификации и универсализации культуры, а также тенденций к отстаиванию  культурно-исторической самобытности и уникальности культуры гребенского казачества. В диссертации сформулированы теоретические положения, актуализирующие проблему сохранения культурно-исторических ценностей, заложенных в фольклоре, и позволяющие сохранить национальное самосознание, гражданскую консолидацию и патриотизм.

Материалы диссертации могут найти широкое применение как в базовых учебных курсах (истории и теории культуры, культурологии, фольклористики), так и при разработке инновационных учебных дисциплин, входящих в социогуманитарный блок. Они могут стать основой для последовательного укрепления связи науки с практикой.

Апробация исследования. Результаты диссертационного исследования нашли отражение  в 46 публикациях общим объемом  (95,36 п. л.), включающих 5 монографий, 41 научную статью, из них 10 статей опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией, 4 статьи в зарубежных научных журналах.

Основные результаты и выводы исследования докладывались на международных и всероссийских конференциях: в том числе на Международной научно-практической конференции «Культура, искусство, образование: проблемы и перспективы развития: проблемы и перспективы развития»  (г. Смоленск, 2001 г.); Международных научно-практических конференциях «Теоретические и прикладные проблемы педагогической антропологии» (Ставрополь, 2003–2010 гг.); Международной научной конференции «Гуманитарная наука Юга России: международное и региональное взаимодействие»  (г. Элиста, 2011 г.);  Международной научно-практической конференции «Найновите постижения на европейската  наука – 2011»  (Болгария,  София 2011),  Международной научно-практической конференции «Актуальные научные достижения» (г. Белгород, 2011 г.); Всероссийском научно-практическом семинаре «Проблемы сохранения и перспективы развития традиционного песенного фольклора Ставрополья»  (Ставрополь, 2007 г.); Всероссийской научной конференции «Фольклор в контексте культуры»  (Махачкала, 2009 г.).  Материалы диссертационного исследования использовались при разработке  учебного пособия «Теория и история народной художественной культуры» по дисциплине «Народное художественное творчество» для студентов вузов.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих 9 параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы, включая иностранную литературу. Общий объем работы составляет 436 страниц.

II. Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, выявляется степень ее научной разработанности, обозначаются объект, предмет, цель и задачи  исследования, раскрывается новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, описываются теоретико-методологическая база,  научно-теоретическая, практическая значимость и апробация работы.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения этнической картины мира и ее компонентов», состоящей из трех параграфов, в соответствии с логикой научного познания и задачами исследования дан анализ источников и научной литературы по проблеме, послуживших теоретико-методологическим базисом в построении концепции диссертационного исследования, осуществлен философско-культурологический анализ основных концептов, сформулированы выводы.

В первом параграфе «Сущностная характеристика исследовательского инструментария изучения этнической картины мира гребенских казаков» представлен исследовательский инструментарий диссертационной проблематики.  В процессе анализа источников и литературы было выявлено, что историческая наука в области исследования истории терско-гребенского казачества накопила солидный научно-теоретический базис. В то же время, философско-культурологическая составляющая, этнография и фольклористика гребенских казаков остаются пока еще  слабо изученными и, к сожалению, говорить о научной разработанности проблемы пока рано. Требуют глубокого осмысления различные аспекты проблемы, а именно: религиозно-мифологические верования и представления, специфика и содержание традиционной песенной культуры гребенских казаков в контексте определения ее роли в сохранении этноса; ее антропологическая сущность в формировании национального самосознания, гражданской консолидации, мировоззрения, духовно-нравственных личностных ценностей как средства познания этнической картины мира и т. д.

В параграфе делается вывод о том, что традиционная культура гребенского казачества требует всестороннего научного исследования, поскольку именно  средствами традиционного фольклора наиболее рельефно очерчивается и прослеживается процесс культурно-исторической эволюции народа, его характер, менталитет национальной культуры и преемственность поколений.

Во втором параграфе «Основные подходы к исследованию этнической картины мира как культурологического концепта» рассмотрена структура этнической картины мира как целостная система взаимодействия различных ее содержательных компонентов, как система знаний и представлений об окружающем человека мире. В основе выбранной научной проблемы заложены теоретико-методологические положения и концепции о культуре как базовом компоненте этнической картины мира, который рассматривается адаптивно-адаптирующим механизмом в сложной взаимосвязи  культурно-экологической среды и этноса, человека и его социокультурного пространства, а по Э.С. Маркаряну, «способом универсального адаптивно-адаптирующего воздействия на среду» [Маркарян Э.С. Культура как способ социальной организации. Пущино, 1982. – С. 9.], что и определяло национальное мировосприятие и мировоззрение человека, и в конечном итоге характеризовало специфику этнической картины мира. Ученые в целом солидарны в  определении понятия «этническая картина мира», которая представляется когнитивным содержанием способа познания людьми окружающего мира, совокупностью представлений человека о мире, отражающих субъективно-объективные отношения существующих во времени и пространстве материальных и идеальных субстанций.

Философско-культурологический анализ феномена «культура» позволил нам сформулировать теоретические выводы, обеспечивающие  научно-теоретическую репрезентацию исследования, выраженную в том, что:

- культура как философская категория, включающая в себя широчайший понятийный спектр, рассматривается и понимается в  системном взаимодействии: среда - человек – культура – общество, где окружающая среда, природный ландшафт, общество и технология жизнеобеспечения представляются в качестве единой взаимосвязанной системы,  в которой культура является  важным адаптивным средством и опосредующим звеном между человеком и обществом и их социальным и физическим окружением;

- культура и общество, существуя в границах социального пространства и времени, становятся средством осознания самобытности и развития этносов, а природно-экологические условия и темпо-ритм течения социального времени рождают специфику мироощущения, определяют характер и тип культуры;

-  культура является основным механизмом, посредством которого человек адаптируется к окружающей среде и универсальным способом воздействия на среду. При этом адаптация есть отражение динамизма человеческой культуры, а культура, будучи  продуктом человеческой деятельности, варьируется в различных исторических условиях, в зависимости от своей экологической ниши, природно-климатических условий и исторических обстоятельств.

В результате теоретико-методологического анализа научной литературы была выделена модель «этническая картина мира», представляющая собой  системно-структурное образование, включающее «центральную зону», содержанием которой являются, с одной стороны, система этнических констант, а с другой система ценностных доминант.

Анализ структуры этой модели, позволил выявить внутрисистемные  взаимосвязи и сформулировать определенные выводы:

- космические и социальные категории, образующие этнические константы и участвующие в построении картины мира, теснейшим образом связаны с природным и социальным космосом; 

- этнические константы включают и бессознательные образы такие, как: «источник добра» и «источник зла», «образ покровительствующей силы» и «образ противодействующей силы», «образ мы» или образ коллективности, «образ поля действия» и «образ условия, источника, способа действия» и т. п.;

- система этнических констант, являясь основой формирования адаптационно-деятельностных моделей человеческого поведения, становится механизмом,  снимающим психологическую угрозу со стороны окружающего мира.

В итоге методологический анализ  структурных компонентов этнической картины мира позволил сформулировать важнейший теоретический вывод о том, что система этнических констант представляет собой динамическую модель взаимодействия «образов» и когнитивной схемы, охватывающей целостный образ мира и отражающей взаимоотношения его объектов, а система ценностных доминант выражена в менталитете, под которым понимается весь комплекс культурных представлений, связанных с системой мировоззрения, передающейся в процессе социализации и включающей в себя представления о приоритетах, нормах и моделях поведения в конкретных обстоятельствах. 

В третьем параграфе «Основные подходы к исследованию мифа, ритуально-обрядовых традиций и песенного фольклора как компонентов этнической картины мира» раскрывается сущность мифа как первоосновы ритуально-обрядовых традиций и фольклора.

В результате анализа  природы и сущности мифа было подтверждено, что  миф как особое пространство духовной сферы человека и  выражение глубинных структур человеческой психики определяет все формы дискурсивной деятельности человека, и, таким образом, оказывается основанием любой культурной системы. Миф лежит в основе большинства коммуникативных процессов, а поскольку коммуникация есть фундамент культурно-образующей деятельности, то миф является основанием культуры в целом. Поскольку  миф имеет синкретическую природу, соединяя бессознательно-символический и осознано-прагматический аспекты, он играет важнейшую роль в формировании этнической картины мира, что находит свое выражение как в религиозных, так и в рационально-теоретических формах сознания.

Называя миф бессознательным вымыселом (Э. Кассирер), отражением обожествления человеком природы и природных явлений (М. Мюллер), способом поддержания солидарности и устойчивой связи с социальной группой (Л. Леви-Брюль), отражением человеческого опыта и результатов его хозяйственной и познавательной деятельности (Э.Б. Тайлор), подлинным реальным событием и сакральным первобытным откровением, явившимся примером для подражания  в ритуалах с максимальной точностью (М. Элиаде), самой четкой формой выражения глубинных структур человеческой психики (К. Леви-Стросс), наиболее яркой и самой подлинной реальностью, символом, словом, самосознанием (А.Ф. Лосев), встречей двух миров (С. Булгаков), ученые сходятся во мнении, что  миф является первой формой сознания человека и наиболее ранней формой познания окружающего  мира.

При всей многогранности, многоаспектности в познании и осмыслении сущности мифа выделяется его общая составляющая: в конечном счете, вся духовная, и отчасти материальная жизнь человека, получила свое первоначальное содержание из мифологического сознания и определялась мифологической моделью мира. 

Совершенно очевидно, что виртуализация окружающей действительности медленно, но верно превращалась в перманентный процесс с великим множеством составляющих, развитие которых шло в соответствии со своими закономерностями, принципами и правилами.  Миф, начиная от древних мифологических структур и проходя через ритуально-обрядовые традиции, явился первоосновой традиционного  народно-художественного творчества.

На основе расширенного познания сущности и специфики песенного фольклора, были  сформулированы тезисы, позволяющие обосновать научно-теоретическое положение о песенном фольклоре как модели этнической картины мира, а именно: 

- этнические компоненты традиционного песенного фольклора, отличаясь стабильностью и устойчивостью, содержат в себе защитные механизмы этноса и потому составляют его генетическое ядро;

- фольклор как модель действительности включает три взаимообусловленных  уровня бытийности: действие фундаментальных  законов  Универсума, область их социокультурного освоения через этнически-самобытное преломление и сферу становления внутримузыкальной смысловыразительности и конструктивности;

- традиционный песенный фольклор, накапливая в своем содержании продукт и особую специфику жизнедеятельности этноса и творчески перерабатывая религиозно-мифологические представления и верования, содержит в себе совокупность духовно-нравственных мировоззренческих ценностных установок, способствует формированию и ретрансляции ментальных характеристик, свойственных своему творцу, и органично взаимодействуя с культурным ландшафтом своего этноса, является, по сути, отражением, или «зеркалом» этнической картины мира.

Поскольку этническая картина мира представляет, по определению, когнитивное содержание способа познания людьми окружающего мира и совокупность представлений человека о мире, отражающих субъективно-объективные отношения существующих во времени и пространстве материальных и идеальных субстанций, то одним из способов ее познания, по нашему убеждению, является исследование ритуально-обрядовых традиций и содержания песенного фольклора, в которых наиболее целостно отпечатались специфические черты мировосприятия культурного  ландшафта, социокультурного пространства, а также  различные формы быта и жизнедеятельности казаков.

Таким образом, результаты теоретико-методологического анализа  в первой главе позволили сделать вывод, что мифология, ритуально-обрядовые традиции и песенный фольклор находятся в целостной взаимосвязи и образуют в сознании человека систему архетипов, символов и  ментальных ценностей гребенских казаков,  составляющих первооснову их этнической картины мира.

Во второй главе «Гребенское казачество как историко-культурный феномен»  анализируется панорама этногенеза гребенского казачества в ее исторической ретроспективе.

В первом параграфе «Историко-антропологический анализ культурогенеза гребенского казачества» осуществляется всесторонний анализ  культурогенеза гребенских казаков с привлечением историко-этнографических, археологических научных исследований, позволяющих обосновать антропологическую парадигму автохтонного зарождения казачества на территории Северного Кавказа. 

В результате анализа и обобщения различных источников выявлена не только общность этнонима «казак» для сходных социальных феноменов, характерных для многих племен ираноязычных и тюркоязычных групп, живших в далекой древности на юге России, но и общность  их социально-бытового уклада, а также  материальной культуры.

Гребенское казачество рассматривается нами как исторически возникший и эволюционирующий субэтнос, зародившийся на освоенных территориях Северного Кавказа. Эволюционный процесс этногенеза гребенского казачества, сопровождался процессами, характерными для зарождения и развития любого этноса,  учитывающими при этом различные переселения, перемещения этнических групп, племен и народов, а также последующего заселения и освоения русскими и малороссами Северного Кавказа и Предкавказья.

Для обоснования антропологической парадигмы автохтонного зарождения гребенского казачества  мы исходим из научных положений, сложившихся в результате анализа и обобщения историко-этнографических и археологических исследований, составляющих современный научно-исследовательский базис:

– казачество как социальный феномен формировалось в процессе взаимодействия различных племен на обширных территориях Юга России и было изначально полиэтничным;

– в процессе взаимодействия различных племен происходило освоение территорий (Северный Кавказ и Предкавказье, Причерноморье, бассейны рек Дон, Урал, Терек), ставших для казаков исторической родиной;

– в процесс формирования гребенского субэтноса были включены многие ираноязычные, тюркские, северокавказские и славянские группы населения, а в результате многовековой ассимиляции была утверждена восточнославянская этническая  доминанта.

Анализ и систематизация всей суммы современных научных данных позволили сформулировать концепцию автохтонного происхождения гребенских казаков и выстроить эволюцию их этногенеза в определенном порядке:  «гребенское ядро» на Северном  Кавказе начало формироваться с X века в процессе тесного взаимодействия с горскими и тюркскими соседними народами и последующего прибывания славянских групп на Терек из различных древнерусских княжеств и областей:  новгородской, рязанской, донской и др.

В процессе исследования этногенеза гребенского казачества были определены факторы обоснования автохтонного зарождения гребенского казачества на территории своего исконного проживания – Северном Кавказе. К ним мы относим  историческое эволюционирование казачьего субэтноса, характеризующееся миграционными, ассимиляционными, бракородственными и беглоподданическими процессами, которые, сопровождая этапы этногенеза гребенского казачества, позволяют объединить идеи основных версий его происхождения. Считая казачество коренным народом Северного Кавказа, мы не отрицаем участия многочисленных миграционных (рязанских, донских и прочих) «волн» в его формировании и развитии.  Предпосылки и само зарождение гребенского казачества происходило именно в тот период, когда закладывались основы жизнедеятельности всех народов, осваивающих Северный Кавказ, начиная с эпохи средневековья и позднее. В этой связи этапы эволюционного становления гребенского субэтноса можно условно  разделить на автохтонный и миграционный.

Подтверждая автохтонное происхождение гребенского казачества, можно заключить, что его этногенез протекал во взаимодействии славянских племен с различными кочевыми и полукочевыми степными и горскими племенами на исторически традиционных для казачества территориях, а процесс дальнейшего укрепления и оформления казачества в особое военное социо-культурное сообщество проходил при тесном взаимодействии с российским государством.

Антропологическая парадигма автохтонного зарождения казачества, подтверждаемая указанными выше процессами, в свою очередь, позволяет говорить об автохтонной природе культурогенеза гребенских казаков, выраженной: этногенотипической специфичностью  гребенских казаков; особенностью их расселения,  отношений к военной службе, хозяйственно-культурного типа, образа жизни, и, безусловно, самобытностью религиозно-мифологических верований и представлений, а также ритуально-обрядовых и песенных традиций. В совокупности все они повлияли на формирование  системы этнических констант и ценностных доминант этнической картины мира казаков.

Таким образом, анализ этапов эволюции гребенского субэтноса (условно  разделенных нами на автохтонный и миграционный),  которые, безусловно,  сопровождались  значительными изменениями в жизнедеятельности, образе жизни и специфике хозяйственно-культурного типа, дает возможность  проследить процесс формирования этносознания гребенских казаков, повлиявшего и на динамику их этнической картины мира. 

Во втором параграфе «Образ жизни и хозяйственно-культурный тип гребенского казачества как  факторы формирования его этносознания» осуществляется культурологический анализ специфики образа жизни и хозяйственно-культурного типа гребенских казаков. Полиэтничность и поликонфессиональность являлись факторами, затруднявшими формирование цельной этнической картины мира и мировоззренческой основы гребенских казаков. Однако устойчивые и характерные для всей территории их расселения представления казаков обнаруживаются в связи с общностью культурных традиций и ментальных стереотипов, которые обусловлены, во-первых, тем, что казачество как социокультурное явление формировалось в средние века из среды полиэтнических сообществ, имевших сходный «полукочевой» образ жизни; во-вторых, доминированием в их среде православия (старообрядчества) и русского языка; и в третьих, сходством ландшафтных и климатических условий в зонах расселения Северного Кавказа и Предкавказья. Все эти факторы, и особенно специфический хозяйственно-культурный военно-промысловый тип жизнедеятельности казаков, будучи доминирующим группообразующим и консолидирующим фактором образования гребенского казачества, а также культурный ландшафт в огромной степени повлияли на формирование их этнической картины мира и менталитета, оставив глубокий след в их песенном творчестве и мифологии.

Изучение привлеченных источников позволяет условно разделить историю и культуру гребенского казачества на три периода, характеризующиеся постепенной сменой образа жизни и хозяйственно-культурного типа:  вольный период; период военно-колонизационной политики царского правительства на Кавказе; период мирной жизнедеятельности и окончания военных действий.

В вольный период у гребенских казаков (до ХУШ в.) доминировал военно-промысловый хозяйственный тип, являясь главным фактором их идентификации. Формирование гребенских казаков в вольный период сопровождалось бракородственными отношениями казаков с тюрками и горцами, что наложило заметный отпечаток не только на внешний облик казачества, но и на его  характер и темперамент, а также мировосприятие и менталитет.

Во второй период (ХVШ – первая половина ХIХ в.) прежний военно-промысловый хозяйственно-культурный тип у гребенских казаков не был до конца изжит, однако он претерпевает заметные изменения. В результате воздействия социально-политических, экономических и культурных факторов происходит перелом в их этносознании.

В третий период  (вторая половина ХIХ – начало ХХ в.) происходит дальнейшее сужение прежнего хозяйственно-культурного типа, постепенная деэтнизация гребенских казачества и превращение его в особую группу русского сельского земледельческого населения, в результате чего теряется их специфическая черта казачества. Пореформенный период характеризуется также сменой этнического состава казачьих обществ в направлении увеличения восточнославянского этнического элемента.

Таким образом, анализ  исследованных научных материалов позволил нам заключить, что на формирование этносознания гребенцов  значительное влияние оказали образ жизни и хозяйственно-культурный тип, которые образуя систему жизнеобеспечения  казачества, в свою очередь,  находились под воздействием политического, социально-экономического, исторического и полиэтнического факторов.

В третьей главе «Ритуально-обрядовые традиции и песенный фольклор как первооснова этнической картины мира гребенских казаков» раскрываются различные аспекты социокультурного пространства, хронотопа гребенских казаков, выявляются архетипы, символы и  ментальные ценности, образующие центральную зону этнической картины мира.

Если вспомнить тезис Л.И. Саука о том, что  глубокое познание песенного творчества немыслимо вне тесной связи песни с жизненной ситуацией, с социальной почвой, ее породившей, с мировоззрением и психологией ее творцов, то совершенно очевидно, что познание этнической картины мира этноса немыслимо вне познания его песенного фольклора, поскольку именно фольклор является способом отражения в образно-эмоциональной форме внутреннего мира человека, отношения людей друг к другу, природе и миру. Именно поэтому тексты традиционного песенного фольклора, написанные рукой носителя данной этнической группы, можно назвать,  по справедливому выражению С.В. Лурье, «квинтэссенцией некой ценностной системы» [Лурье С.В. Историческая этнология :  М.: Академический Проект: Гаудеамус, 2004. –  С.  317], поскольку они отражают этнические константы и ценностные доминанты, образующие центральную зону этнической картины мира.

В первом параграфе «Религиозно-мифологические образы в ритуально-обрядовых традициях  гребенского казачества» исследуется специфика и самобытность религиозно-мифологических верований и представлений гребенских казаков в ритуально-обрядовых традициях, анализ которых позволил нам сформулировать ряд теоретических выводов. Специфичность религиозно-мифологических верований и представлений гребенских казаков  выражена  слитыми воедино религиозными языческо-христианскими представлениями, архаичностью и мифологичностью мировосприятия, унаследованных ими от предков и заимствованных от соседних горских и тюркских народов в процессе поликультурного взаимодействия. 

Анализ текстов, описывающих представления о сне, собранных соискателем в станицах, где проживали гребенские казаки, показал, что там сохранились древние общеславянские верования в иномирную природу сна.

В родильных, свадебных и похоронно-погребальных ритуально-обрядовых традициях гребенских казаков, обычаях и верованиях сохранились следы древних дохристианских религиозно-мифологических верований и представлений, восходящих к древним языческим воззрениям восточных славян, а также заимствованных у горских и тюркоязычных народов Кавказа и Азии. В родильных традициях и верованиях мы наблюдаем определенные магические действия, имитирующие расслабление, раскрепление, исход, способствующие родам.  Обращение к христианским святым обязательно женского пола является пережитком языческого поклонения сугубо женским божествам. Все верования и суеверия, сохранившие традиции дохристианской языческой культуры, основывались, как правило, на имитативной магии.

В погребальных и поминальных обрядах гребенских казаков также прослеживаются следы древних дохристианских верований восточных славян  – поклонение стихийным силам природы, еще не наделенных антропоморфными чертами, вера в злую и добрую силу колдунов и знахарей, а также культ родовых предков,  заимствованный, в том числе, у тюркоязычных и горских народов. 

Анимизм, магия всех видов, культ животных и культ предков, глубоко укоренившись в психологии  человека еще с «доисторических» времен и сохранившись в пережитках этих отдаленных воззрений,  прослеживаются у гребенских казаков вплоть до XX века, переплетаясь с мощным потоком иных представлений, порожденных земледельческой эпохой.

Следы древних дохристианских верований связаны с обожествлением стихийных сил природы, еще не наделенных антропоморфными чертами (поклонение горам, небу, вихрю). Злое начало, выраженное в стихиях, способное погубить, приобрело иную окраску в сочетании с христианскими представлениями о зле и нечистой силе. К более позднему времени относятся антропоморфные представления о злых силах духов гор, лесов и водных источников, о магической мощи колдунов и знахарей. Дуализм остался в резкой контрастности формул обращения, в деталях обрядности. Например, когда речь шла о помощи людям, об ограждении от «злыдней», то человек вел себя как обычно: умывался, крестился, «шел дверьми и воротами в чистое поле», лицо свое обращал к восходящему солнцу. Если же сам человек задумывал черное, злое дело, то и шел он, «не благословясь»,  на закате или в полночь и не в чистое поле, а в темный лес, поближе к обиталищам злых духов.

Обобщая, можно заключить, что  у гребенских казаков сложилась особая мифологическая семиотическая система, упорядочивающая в своём составе различные по происхождению и по времени возникновения знаки, имеющие много общих специфических черт с мифологическими верованиями древних славян, донских казаков, тюркских и горских народов. Религиозно-мифологические представления и верования нашли свое отражение и в традиционном песенном фольклоре, анализ содержания которого позволил нам обнаружить новые черты специфичности мировосприятия гребенских казаков.

Во втором параграфе «Социокультурное пространство гребенских казаков  в жанровой ретроспективе песенного фольклора» исследуется специфика социокультурного пространства и хронотопа гребенских казаков.

Исследование пространственно-временных представлений в песенном фольклоре, по нашему убеждению, обеспечивает целостную интерпретацию генезисных и бытийных структур особого музыкально-поэтического способа познания и освоения этнической картины мира, поскольку именно песенный фольклор органически пронизывает собой онтологию человеческого мира, многообразие форм человеческой деятельности, тем самым, препятствуя формальному, традиционно-статистическому  стремлению втиснуть картину мира в  проверенную и «безопасную» ячейку теории художественного видообразования.

Традиционный песенный фольклор гребенских казаков, созданный в результате многовекового взаимодействия доминирующего славянского суперэтноса с соседствующими этносами горских народов, взаимосвязан со многими культурно-историческими пластами и наиболее целостно запечатлел специфику социокультурного пространства и трансформацию хронотопа гребенских казаков.

Обобщая определенный объем текстов песенного фольклора, собранного соискателем на территории исконного проживания гребенского казачества, можно условно подразделить его на три категории: по месту и времени развертывания сюжета события (хронотопу), включая описание культурного ландшафта, природных явлений; по архетипам и символам, воплощающим образно-эмоциональное содержание; по тематике, отражающей всю палитру жизненных событий казачества.

Анализ пространственно-временных представлений средневекового до христианского периода Древней Руси на примере жанра гребенских былин позволил  создать модель первоосновы их хронотопа, а также выявить тенденции исторического развития хронотопа их ментальных стереотипов. В раннем слое культуры отражена, прежде всего, органическая связь гребенских казаков в гармонии со спецификой культурного ландшафта. Благодаря единству образа жизни на окраинах государства стереотипы сознания полиэтнического  по составу гребенского казачества,  в условиях речного, горного и лесостепного ландшафта постепенно перестраивались и вырабатывали  горно-лесо-степные стереотипы.

В основе  песенного фольклора гребенских казаков лежит, по сути, символика  хронотопа, поскольку ни одна из песен не начинается вне пространства и времени. В их песенном фольклоре через пространство и время утверждалось космическое значение нравственных ценностей и, прежде всего, добра. Культура  как «вторая природа», творимая людьми в процессе их общественной практики, в огромной степени обусловливалась отношением человека к природе. Люди языческой Руси считали, что в мире существуют универсальные пространственные связи: все связано в природе, на небе и земле, и человек связан с природой и включен в эти связи, управляющие человеком как внешняя сила. Всякое явление становилось понятным только через сближение человека с природой, что отражалось и в образном строе языка песенного фольклора гребенских казаков: солнце «восходит» или «садится», буря «воет», ветер «свистит», пустыня «молчит». Силам природы придавался личностный характер, на этой основе человек верил в наличие родственных связей с природой, и на этой же основе природа очеловечивалась  в поэтической форме.

Следы такого древнего архаического  мировосприятия, метафоричности мышления, символизации образов  наиболее целостно сохранились именно в песенном фольклоре гребенских казаков, что красноречиво говорит о древне языческой  первооснове их фольклора. Наследуя общекультурные ценности языческой средневековой Руси,  а затем и ее православные ценности и нормы, казаки осознавали свою общность с исторической и национальной судьбой России.  Вполне естественно, что в фольклоре гребенского казачества богато представлен, прежде всего,  жанр исторической песни, выделенный в русской фольклористике как жанр, занимающий промежуточное положение между эпосом и лирикой. Популярность жанра исторической песни  у казачества понятна, поскольку гребенское казачество на протяжении веков активно участвовало во всех важнейших исторических событиях, отстаивая интересы России на ее южных границах. Естественно, что богатейшие впечатления непосредственных участников русской военной истории и социальных движений осмысливались и запечатлевались именно в песнях. Эти казаки знали более 100 исторических песен, не считая их многочисленных вариантов. Примечательно также, что в различных песенных жанрах, преданиях казаков отразились важнейшие события не только этноистории, но и истории России. Постоянное участие в общероссийских событиях, войнах способствовало формированию у казаков  российскости. Общие тенденции изменения пространственно-временных представлений, определяющих сущностные для казаков явления жизни, состояли в движении к прагматике и конкретизации.

Таким образом, трансформация хронотопа совершенно отчетливо прослеживается в ретроспективе песенных жанров, где наиболее древний по происхождению жанр былины  воплотил и сохранил в себе следы архаического средневекового хронотопа, тогда как в исторической песне пространственно-временные представления гребенцов преобретают конкретно-прагматические черты. Неопределенные, размытые временные представления сменяются конкретными датами или описанием, четкой хронологией исторических событий, что особенно запечатлелось в жанре исторической песни. Изменения в содержательном плане временных категорий трансформируется и приобретает противоположную пространственным понятиям направленность - от природного к социальному. Именно поэтому тексты традиционного песенного фольклора, написанные рукой носителя данной этнической группы,  наиболее целостно воплощают, по нашему убеждению, пространственно-временные исторические представления и динамику их трансформации,  образуя при этом этнические константы и ценностные доминанты этнической картины мира.

В третьем параграфе «Система архетипов и символов в песенном фольклоре гребенских  казаков»  осуществляется анализ текстов песенного фольклора гребенских казаков, запечатлевших архетипические образы через символизацию окружающего мира и осмысление исторических событий, что позволило нам выявить систему архетипов и символов, образующих, по нашему убеждению, когнитивную схему этнических констант. В свою очередь, когнитивная схема этнических констант, включающая систему архетипов и символов, охватывает целостный образ мира и отражает взаимоотношения его объектов, где каждый из образов  имеет собственный характер и состоит в определенных отношениях с другими образами, а через их посредство в песенном фольклоре казаков складывается канон восприятия реальности и самобытный комплекс культурных репрезентаций.

В процессе анализа песенных текстов было доказано, что в результате специфической духовно-практической деятельности своего этноса, именно традиционный песенный фольклор преобразует мифы в бытийно-реальные события. Так, архетип богатырей в образах Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Алеши Поповича, Данилушки Бессчастного воплотился в песенных былинных сюжетах через образную символику сизого орла,  тура – золотые рога, олицетворяя победу добра над злом, силу богатырскую и удаль казачью. Архетипический образ казаков, добрых молодцев воплощен в символике сизого орла, ясного сокола, олицетворяющих силы добра и отображающих, в свою очередь, казачьею волю, благородство, силу и достоинство казака.

Архетипический образ зла и противодействующей силы в песенном фольклоре гребенских казаков воплотился через символику черного ворона, который традиционно выражает нечистую, дьявольскую природу и является вестником смерти и нападения врагов. В символе-паре сокола и ворона воплощены образы «покровительствующей силы» и «образы противодействующей силы»,  как источники добра и зла.

В процессе анализа содержания песенного фольклора гребенских казаков выявлен архетипический комплекс любовно-брачной тематики, воплощенный через птичью символику сокола, кукушки, соловья, ласточки, голубя и лебедя. При этом женский любовно-брачный архетип молодой девушки-невесты, реализуется через символику чистых «божьих» птиц ласточки, утицы и голубки,  мужской – символикой сокола, соловья и голубя, а архетип матери  традиционно выражен символикой кукушки.

Развертывание сюжетно-образных отношений любовно-брачной тематики осуществляется через символы-пары: селезня-утицы,  символизирующих любовно-брачные отношения и образ возлюбленной пары в любовно-брачной символике; ласточки-кукушечки, воплощающих брачную свадебную символику; кукушки-соловья, символизирующих неволю и заточение доброго молодца, попавшего в неволю; голубя и голубки, омраченной разлукой, тоской и предчувствием смерти возлюбленного. 

Характерным для песенного фольклора гребенских казаков является амбивалентный характер в символике кукушки и змеи. Кроме любовно-брачной символики, особенно ярко выражена у кукушки символика смерти, которая проявляется в символ-паре лебедя и кукушки, запечатлевший образ матери, оплакивающей смерть сына. В змеиной символике, с одной стороны, - архетипический образ реки Терека, а с другой –  предвосхищение смерти молодого казака.

В систему образной символики казаков включены также объекты культурного ландшафта и природной среды (камни, растения, горы, долины) и предметы культурного и военного быта (штык, сабля и т. д.), подчеркивающие глубину эмоционального состояния героев, метафоричность образного мышления, философию образа жизни и драматизм жизненных перепитий.

Культурный ландшафт гребенских казаков, включающий концепты рек Терека и Сунжи (его притока), Каспийского моря и Кавказских гор, представляет природно-ландшафтный социокультурный комплекс гармоничной нерасчлененной взаимосвязи природы с человеком, свойственной еще архаикоязыческой мифологизации, который, по нашему убеждению, явился стержневой доминантой в формировании этнической картины мира гребенских казаков, поскольку именно под влиянием речного фактора в большей степени формировался хозяйственно-культурный тип казаков, особенно в период их вольного поселения.

Концепт «кавказские горы», воплощенный в мифологическом фольклорном сознании казаков, имеет ярко выраженный амбивалентный характер, который проявился в оппозициях добра и зла, символизируя, с одной стороны, «место ада», а с другой - «место рая».

Анализ поэтических текстов песенного фольклора гребенского казачества, включающих описание культурного ландшафта, природных явлений, позволил сформулировать важнейшие теоретические тезисы, а именно: концепты рек Сунжи, Терека и Кавказских гор, образуя космические и социальные категории в системе этнических констант, явились культурообразующим феноменом и этнообразующим фактором, повлиявшим на формирование особого склада и ментальности казаков. Они явились также маркером гребенских казаков и стержневой основой в формировании их этнического сознания и самоиндентифиции. Образ Сунжи, Терека и Кавказских гор подчеркнул архаикоязыческий мифологизированный образ этнического сознания казаков, унаследованного ими еще от средневекового мировосприятия со свойственным ему антропоморфизмом. Тематика культурного ландшафта выполняет не только функции формальной символической образности, но и создает эмоциональный и локальный фон, наполняя и насыщая его дополнительными образами.

В ходе анализа и обобщения содержания песенного фольклора гребенских казаков удалось выявить их обобщающую характерную черту, подчеркивающую уникальность и самобытность их песенного фольклора, которая проявляется в том, что любое развертывание сюжета осуществляется через символическое преломление, что дает основание говорить о символико-метафорическом мировосприятии и космогоническом уровне представлений гребенских казаков. Поскольку раскрытие и познание порой глубокого философского  смысла в содержании песенного фольклора гребенских казаков происходит на фоне бесконечно растущей цепочки ассоциативных связей, способных порождать все новые и новые смысловые конфигурации, а  развитие сюжета в песенном мифо-образе приобретает характер бесконечной трансформации архетипов, мы считаем мышление казаков принципиально мифологизированным и метафоричным, что является одним из важнейших теоретических выводов исследования.

В четвертом параграфе «Мономифы  и система ментальных ценностей гребенских казаков в историософии их песенного фольклора» осуществляется анализ содержания песенных текстов в контексте выявления системы ментальных ценностей гребенских казаков. Наша идея систематизировать их песенный фольклор и классифицировать его не по жанровому принципу, а по идейно-образному воплощению, с целью выявления ментальных ценностей, получила теоретическое обоснование в процессе анализа песенных текстов.

В процессе систематизации песенных текстов (по принципу выявления структурно-логических и символических связей) была отобрана их система  ментальных ценностей, условно разделенная на три группы песен: социально-общественные (воля и свобода, честь и слава); военно-патриотические (патриотизм и самоотверженность, мужество и героизм); нравственно-этические (неукоснительное соблюдение обычаев, религиозных традиций и этических норм, уважение традиций и заповедей).

В процессе анализа было доказано, что в результате специфической духовно-практической деятельности своего этноса, именно традиционный песенный фольклор  отображает историческую реальность и вырабатывает систему ментальных ценностей, образующих доминанты этнической картины мира.

Таким образом, слитые воедино архаично-мифопоэтические, языческо-христианские и исторические представления и ценности гребенских казаков, заложили идейно-патриотическую ментальную основу и наиболее целостно воплотились и сохранились именно в песенном фольклоре.

Результаты исследования подтвердили положения авторской концепции  о том, что песенный фольклор, отражая в своем содержании особый способ жизнедеятельности этноса, его поведения, специфику народно-хозяйственного уклада,  особый способ мировосприятия в мифах, легендах, религиозных верованиях и ценностных ориентациях, содержит, по сути, совокупность духовно-нравственных мировоззренческих ценностей казачества. При этом  познание песенного фольклора обеспечивает проникновение в фольклорное сознание  его творца, а фольклорное сознание как результат переработки социально-бытового опыта народа в концентрированном виде отражает  его этническую картину мира.

В итоге всестороннего анализа религиозно-мифологических верований и представлений, а также содержания песенного фольклора  была определена  специфичность этнической мира гребенских казаков, которая характеризуется: 

- архаичностью мифологизированного образа этнического сознания казаков, унаследованного еще от первобытного средневекового мировосприятия со свойственным ему антропоморфизмом, следы которого связаны с обожествлением стихийных сил природы;

- принципиальной метафоричностью мировосприятия  гребенцов, поскольку развертывание сюжета осуществляется исключительно через символическое преломление;

- космогоническим уровнем представлений гребенских казаков;

- поликультурным взаимопроникновением различных элементов ритуально-обрядовых традиции, ментальных ценностей,  заимствованных от горских народов Кавказа  в процессе многовекового взаимодействия;

- особой мифологической семиотической системой, упорядочивающей в своём составе различные по происхождению и по времени возникновения знаки и  демонстрирующей нам слитые воедино архаичные мифопоэтические, религиозно-мифологические и исторические представления, наполняя своим содержанием этнические константы и ценностные доминанты этнической картины мира.

В заключении подводятся итоги исследования, дается общая характеристика авторской концепции этнической картины мира гребенских казаков, а также определяются дальнейшие перспективы проблем, связанных с научным направлением диссертационного исследования. Нам представляется перспективным разработка направлений, вытекающих из нашего исследования, которые могут и должны охватывать различные научные области: глубокое исследование песенного фольклора гребенских казаков в целях познания гинезисной первоосновы фольклора, что в свою очередь позволит проникнуть в специфику их этносознания и менталитета; философско-антропологическое  исследование  мифотворчества, особенностей ритуально-обрядовых традиций.

Эти вопросы требуют своего изучения в связи с той исторической ситуацией, в которой оказалось русскоязычное население Северного Кавказа, и в том числе гребенских казаков на рубеже ХХ-ХХI вв.

Таким образом, задачи диссертационного исследования решены,  цель достигнута, положения, выносимые на защиту, подтверждены, авторская концепция обоснована.

III. Основное содержание диссертации отражено

в следующих публикациях:

Монографии

1. Григорьев, А. Ф. Песни гребенских и терских казаков (по материалам фольклорно-этнографической экспедиции) / А. Ф. Григорьев. - Ставрополь : СГПИ, 2004. –  6,05 п. л.

2. Григорьев, А. Ф. История и традиционный фольклор терско-гребенского казачества как социокультурный феномен / А. Ф. Григорьев. - Ставрополь : Возрождение, 2008. – 16, 7 п. л.

3. Григорьев, А. Ф. Развитие личности средствами искусства: антропологический аспект / А. Ф. Григорьев, М. А. Налбандьян, Л. Н. Сляднева ; ред.-сост. Л. Н. Сляднева. - Ставрополь : Изд-во СГПИ,  2008. – 3, 18 авт.л. 

4. Григорьев, А. Ф. Искусство и народно-художественная культура как средство эстетического воспитания / А. Ф. Григорьев, М. А. Налбандьян, Л. А. Калантарян. - Ставрополь : Ставролит, 2010. – 3, 59 авт. л.

5. Григорьев, А. Ф. Этническая картина мира гребенских казаков (на примере ритуально-обрядовых традиций и песенного фольклора). – Ставрополь : Возрождение, 2011. – 25, 99 п. л.

Учебные пособия, рекомендованные:

ГОУ ВПО «Ставропольский государственный педагогический институт»,  ГОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» и Региональным Фондом традиционной казачьей и славянской культуры Ставрополья «Возрождение»

6. Григорьев, А. Ф. Народное художественное творчество : учебно-методические рекомендации. - Ставрополь : СГПИ, 2008. – 6, 3 п. л.

7. Григорьев, А. Ф. Теория и история народной художественной культуры / А. Ф. Григорьев, Г. В. Косов. – Ставрополь : Возрождение, 2011. – 11, 76 авт. л.

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых

научных журналах и изданиях, определенных

Высшей аттестационной комиссией

8. Григорьев, А. Ф. Характеристика жанров и эволюция песенного фольклора гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // Социально-гуманитарные знания. Научно-образовательное издание. - М., 2009. – № 9. – 0,31 п. л.

9. Григорьев, А. Ф. Мифы и ритуально-обрядовые традиции как первооснова песенного фольклора / А. Ф. Григорьев // Социально-гуманитарные знания. Научно-образовательное издание. - М., 2009. – № 9.  –  0,31 п. л.

10. Григорьев, А.Ф. Эколого-географическая среда – культура – общество: теоретико-методологический анализ / А. Ф. Григорьев, Г. В. Косов // Власть. - М., 2009. - № 12. – 0,5 п. л.

11. Григорьев, А.Ф. Культурно-этническая картина мира в фольклорном сознании этнических групп / А. Ф. Григорьев // Социально-гуманитарные знания. Научно-образовательное издание. - М., 2010. – № 7.  –  0,37 п. л.

12. Григорьев, А.Ф. Песенный фольклор гребенцов как способ познания культурно-этнической картины мира / А. Ф. Григорьев // Социально-гуманитарные знания. Научно-образовательное издание. - М., 2010. – № 7.  –  0,37 п. л.

13. Григорьев, А.Ф. Концепт реки Терека в историософии  гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // Власть. - М., 2011. - № 9. –1,24 п. л.

14. Григорьев, А. Ф. Образная палитра песенного фольклора как отражение этнической картины мира гребенцов / А. Ф. Григорьев // Социально-гуманитарные знания. Научно-образовательное издание. - М., 2011. – № 10.  –  1,49 п. л.

15. Григорьев, А.Ф. Адаптивный подход как отражение динамизма этнической картины мира / А. Ф. Григорьев // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. - Тамбов : Грамота, 2011. - № 5 (11) : в 4-х ч., ч. IV. - 0,87 п. л.

16. Григорьев, А. Ф. Система ментальных ценностей гребенских казаков в  песенном фольклоре / А. Ф. Григорьев // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. - Тамбов : Грамота, 2011. - № 5 (11) : в 4-х ч., ч. IV. - 0,99 п. л.

17. Григорьев, А. Ф. Культурный ландшафт – стержневая доминанта  картины мира гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. - 2011. - № 7. - 1,4 п. л.

Работы, опубликованные в зарубежных изданиях

18. Григорьев, А. Ф. Фольклор и этнокультура как феномен традиционного и современного общества / А. Ф. Григорьев // Современность: социокультурный и политико-экономический абрис : сборник научных статей / под ред. Г. В. Косова, С. Ш. Цагикяна. - Вып. 3. – Ереван : Изд-во РАУ,  2009. - 1,3 п. л.

19. Григорьев, А. Ф. «Картина мира» С. В. Лурье в контексте современности: культурно-философский анализ / А. Ф. Григорьев // Современность: социокультурный и политико-экономический абрис : сборник научных статей / под ред. Г. В. Косова, С. Ш. Цагикяна. - Вып. 3. – Ереван : Изд-во РАУ,  2009. - 1,3 п. л.

20. Григорьев, А.Ф.  Религиозные представления  гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // материалы VII  Международной научно-практической конференции «Найновите постижения на европейската наука – 2011»  (17-25 июня 2011). Том 27. Философия. - София : «Бял Град-БГ» ООД, 2011. - 0,31 п. л.

21. Григорьев, А.Ф. Мифологические представления и верования гребенских казаков в родильных ритуально-обрядовых традициях / А. Ф. Григорьев // Научно-теоретический и практический журнал. - Уралнаучкнига (Казахстан), 2011. - № 4 (31). – 0,87 п. л.

Публикации в других изданиях

22. Григорьев, А. Ф. Культурно-исторический этнос терского, гребенского казачества на Северном Кавказе и проблема сохранения песенного народного творчества казаков / А. Ф. Григорьев // Культура, искусство, образование: проблемы и перспективы развития: проблемы и перспективы развития : материалы Международной научно-практической конференций (Смоленск,  4-5 декабря 2001 г.). – Смоленск : СГИИ, 2001. - 0,31 п. л.

23. Григорьев, А. Ф. Исторические версии по вопросу происхождения казаков / А. Ф. Григорьев // Вестник СГПИ. Периодический научный журнал. Выпуск 1. – Ставрополь : СГПИ, 2003. –  1,49 п. л.

24. Григорьев, А. Ф. Из истории зарождения терского и гребенского казачества / А. Ф. Григорьев // Вестник СГПИ. Периодический научный журнал. Выпуск 3. - Ставрополь : СГПИ, 2004. -  1,12 п. л.

25. Григорьев, А. Ф. Этнохудожественная культура – основа нравственно-эстетического воспитания и образования детей / А. Ф. Григорьев // Теоретические и прикладные проблемы педагогической антропологии : материалы Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2003. – 0,21 п. л.

26. Григорьев, А. Ф. Формирование гражданственности и консолидации в обществе средствами народно-художественного творчества / А. Ф. Григорьев // Педагогическая наука и практика – региону : материалы VII региональной научно-практической конференции (8-9 апреля 2005 г., Ставрополь, СГПИ / под ред. Л. Л. Редько. -  Ставрополь : Бюро новостей, 2005.  –  0,37 п. л.

27. Григорьев, А. Ф. Функции народного музыкального творчества в формировании мировоззрения личности / А. Ф. Григорьев // Вестник СГПИ. Периодический научный журнал. Выпуск 6. - Ставрополь : СГПИ, 2005. – 0,5 п. л.

28. Григорьев, А. Ф. Региональная традиционная музыкальная культура как средство развития мировоззрения личности / А. Ф. Григорьев // Теоретические и прикладные проблемы педагогической антропологии : материалы III Международной научно-практической конференции (18-20 октября 2006 г.) / под ред. Л. Л. Редько, Е. Н. Шиянова. – Ставрополь : СГПИ ; Сервисшкола, 2006. –  0,25 п. л.

29. Григорьев, А. Ф. Теоретические аспекты по проблемам этноса и этничности / А. Ф. Григорьев // Педагогическая наука и практика – региону : материалы IX Региональной научно-практической конференции (Ставрополь, 2-6 апреля 2007 г.) / под ред. Л. Л. Редько. – Ставрополь : СГПИ, 2007. – 0,19 п. л.

30. Григорьев, А. Ф. Актуальные проблемы исследования традиционного песенного фольклора терско-гребенского казачества / А. Ф. Григорьев // Вестник СГПИ. Периодический научный журнал. Выпуск 9. - Ставрополь : СГПИ, 2007. –  0,74 п. л.

31.  Григорьев, А. Ф. Традиционный фольклор казачества Ставрополья как этнокультурный компонент регионального образования / А. Ф. Григорьев  // Антропологические основы современного педагогического образования : материалы IV Международной научно-практической конференции (17-18 октября 2007 г., СГПИ) / под ред. Л. Л. Редько, Е. Г. Пономарева. – Ставрополь : СГПИ ; Бюро новостей, 2007. –  0,31 п. л.

32. Григорьев, А. Ф. Проект Регионального Фонда традиционной казачьей и славянской культуры Ставрополья «Возрождение» / А. Ф. Григорьев. - Ставрополь : Ставролит, 2007. – 1,24 п. л.

33. Григорьев, А. Ф. Программа Всероссийского научно-практического семинара «Проблемы сохранения и перспективы развития традиционного песенного фольклора Ставрополья» / А. Ф. Григорьев.  (Ставрополь 29-30 октября, 2007 г.). -  Ставрополь, 2007. – 0,5 п. л.

34. Григорьев, А. Ф. Традиционная казачья культура Ставрополья как предмет исследования / А. Ф. Григорьев // Педагогическая наука и практика – региону : материалы X Региональной научно-практической конференции (1-10 апреля 2008 года, Ставрополь, СГПИ) / под ред. Л. Л. Редько, С. В. Бобрышова. – Ставрополь : Изд-во СГПИ, 2008. – 0,19 п. л.

35. Григорьев, А. Ф. Проблемы этнической идентичности и межкультурной коммуникации казачества в антропологическом аспекте / А. Ф. Григорьев // Антропологические основы современной теории и практики образования : материалы V Международной научно-практической конференции (17- 21 декабря 2008 г., СГПИ) / под ред. Л. Л. Редько, Е. Г. Пономарева. – Ставрополь : Изд-во СГПИ, 2008. –  0,31 п. л.

36. Григорьев, А. Ф. Музыкальный фольклор в системе межкультурных коммуникаций / А. Ф. Григорьев // Фольклор в контексте культуры : материалы Всероссийской научной конференции (Махачкала, 12 марта 2009 г.). - Махачкала : Дагестанский государственный педагогический университет, 2009. –  0,37 п. л.

37. Григорьев, А. Ф. Музыкальный фольклор как средство межкультурных коммуникаций в современном обществе / А. Ф. Григорьев // Вестник СГПИ. – 2010. – № 13.  – 0, 5 п. л.

38. Григорьев, А. Ф. Теоретико-методологический анализ в познании сущности культуры / А. Ф. Григорьев // Педагогическая наука и практика – региону : материалы XII региональной научно-практической конференции (20 мая 2010 г., Ставрополь, ГОУ ВПО СГПИ) / под ред. Л. Л. Редько, С. В. Бобрышова. – Ставрополь : Изд-во СГПИ, 2010. –  0,38 п. л.

39. Григорьев, А. Ф. Этнокультурное образование как фактор сохранение культурной идентичности / А. Ф. Григорьев // Инновационные направления в профессиональном образовании в контексте развития современного мирового поликультурного пространства : материалы Заочной научно-практической конференции (ноябрь 2010 г.). – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 2010. – 0,62 п. л.

40. Григорьев, А. Ф.  Система архетипов и символов в песенном фольклоре гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // Гуманитарная наука Юга России: международное и региональное взаимодействие : материалы международной научной конференции (20–23 сентября, 2011). Часть 1. - Элиста : КИГИ РАН, 2011. – 0,62 п. л.

41. Григорьев, А. Ф. Система мономифов  в песенном фольклоре гребенских казаков / А. Ф. Григорьев // Кант. Научный журнал универсальной тематики. – 2011. - № 1/1. - 1,49 п. л.

42. Григорьев, А. Ф. Этническая картины мира гребенцов – через призму фольклорного сознания / А. Ф. Григорьев // Кант. Научный журнал универсальной тематики. – 2011. -  № 2/2. - 0,37 п. л.

43. Григорьев, А. Ф.  Специфичность мифологии гребенских казаков в похоронно-погребальных  ритуально-обрядовых традициях / А. Ф. Григорьев, Е. С. Толстокоров // Кант. Научный журнал универсальной тематики. – 2011. - № 2/2. - 0,5 п. л.

44. Григорьев, А. Ф. Песенный фольклор в историософии гребенцов / А. Ф. Григорьев, Е. В. Толстокорова // Кант. Научный журнал универсальной тематики. – 2011. -  № 2/2. - 0,87 п. л.

45. Григорьев, А. Ф. Философско-антропологический подход в познании мифа / А. Ф. Григорьев // Витязь. Международный научный журнал. -  2011. -№ 4(9). – 0,62 п. л.

46. Григорьев, А. Ф. Мифологические представления гребенских казаков  / А. Ф. Григорьев // Кант. Научный журнал универсальной тематики. – 2011. - № 3/3. - 0,87 п. л.

Всего 95, 36 п.л.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.