WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сулейманова Рима Нугамановна

ЖЕНЩИНЫ В ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ БАШКИРИИ ХХ ВЕКА

Специальность – 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

Екатеринбург – 2011

Работа выполнена в отделе новейшей истории Башкортостана Учреждения Российской академии наук Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

                                Пушкарева Наталья Львовна

Официальные оппоненты:       доктор исторических наук, профессор

  Хасбулатова Ольга Анатольевна

                                доктор исторических наук, профессор

  Бикмеев Михаил Ахметович

                               

  доктор исторических наук, профессор

Постников Сергей Павлович 

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Челябинский государст-

венный университет»

Защита состоится 8 июня 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Учреждении Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН (620026, г. Екатеринбург, ул. Розы Люксембург, 56).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН.

Автореферат разослан « »  2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук  Е.Г. Неклюдов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В современный период роль женщин в мировом сообществе продолжает неуклонно возрастать. Защита женских прав приобрела в начале нынешнего, XXI века, глобальный импульс и международное звучание – не случайно: Генеральная Ассамблея ООН приняла «Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин»1. Прорыв женщин в политику стал общемировой тенденцией и во многом  обусловлен произошедшими переменами в общественном развитии, в частности ролью женских движений в этом процессе.

Возникший в середине XIX в. в центре общественного внимания женский вопрос, вплетаясь в происходившие в обществе события, породил массовое движение за эмансипацию «второго пола», которое ассоциировалось с освобождением России от всех форм социального, национального, экономического и политического гнета. ХХ век, выделившийся темпами и масштабами своих свершений, внес коренные изменения в положение и социальную роль женщин. Перемены их статуса в российском обществе связаны с превалированием в населении, возрастанием участия в общественных движениях и политических партиях. Заметную роль женщины сыграли и в классовом противоборстве в стране, выборе путей ее альтернативного развития. Все это определило обращение к данной теме, нацелило на выявление региональной специфики.

В прошлом веке произошла переоценка в подходах к женскому вопросу, который длительное время считался решенным, а равноправие женщин и мужчин достигнутым. О том, что это далеко не так, особенно в регионах с достаточно устойчивыми этноконфессиональными и культурными традициями, открыто не говорилось долгие годы. Жизнь обнажила расхождения между декларациями и реальностью, развеяла мифы, накопившиеся в общественном сознании. Однако без использования исторического опыта прошлого невозможно осуществлять государственную политику, направленную на разрешение женских  проблем настоящего, в том числе – преодолеть различные формы дискриминации.

В Башкортостане женский фактор всегда играл заметную роль в общественной жизни. Но негативные явления в экономике, общественной жизни, непростой переход к рыночным отношениям отрицательно сказались на положении женщин. В современной научной и периодической печати республики немало говорится о снижении их социального статуса, о складывающихся противоречиях между юридическим равноправием и фактическим их положением в профессиональной, управленческой, семейной сферах. Ситуацию усложняют рост женской безработицы, трудности развития женского движения, очевидная гендерная ассиметрия в обществе и во власти, сложности совмещения женщинами нескольких социальных ролей.  Важность поиска приемлемых путей преодоления трудностей настоятельно требует обобщить накопленный исторический опыт женского движения Башкирии, и эта научная и социально-политическая необходимость побудили обратиться к проблеме, ставшей основой данного исследования.

В современный период женское движение в России переживает этап возрождения и активизации деятельности, усиленно ищет свое место в «мужском мире». Изучение и осмысление социально-исторического опыта, традиций и  коллективных инициатив женского движения в ХХ в., а башкирское является его составной частью, представляет интерес не только для нашей страны. Региональный опыт – бесценный научный результат для формирования национальной политики, и потому специальное исследование проблемы имеет острую политическую актуальность. 

Объектом исследования являются женщины Башкирии, представительницы всех национальностей, проживающие на территории края, но прежде всего, собственно башкирки. Предметом исследования выступают формы социальной активности, вовлечение и участие в общественно-политической жизни, динамика изменений в социально-политическом статусе женщин Башкирии в ХХ веке. 

Цель и задачи. Цель данного исследования – на основе комплексного анализа форм социальной активности и динамики изменений социально-политического статуса женщин Башкирии, особенно нерусских народов, определить их роль, значение участия в общественно-политической жизни региона в ХХ веке. Для реализации поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

- провести анализ историографии с целью выявления достижений и пробелов в изучении проблемы;

- показать положение женщин Башкирии в обществе в начале ХХ в., особо уделив внимание женщинам нерусских национальностей;

- определить мотивы, формы и значение участия женщин в первых общественных организациях начала ХХ в.;

- рассмотреть влияние революционных событий 1917 г. на их участие в общественно-политической жизни Башкирии; 

- проанализировать организационные формы и методы вовлечения женщин в общественно-политическую и экономическую жизнь Башкирии в 1917 – 1930-е гг. с учетом этноконфессиональной и культурной специфики региона;

- обобщить опыт участия женщин в производственной и общественно-политической жизни в годы Великой Отечественной войны и определить их вклад в победу;

- выявить особенности положения женщин Башкирии, динамику их социально-политической активности в послевоенный и последующий годы (1945-1985 гг.).

Хронологические рамки исследования, охватывающие почти все ХХ столетие, обусловлены тем, что именно тогда женщины избранного региона прошли долгий путь формирования коллективной ментальности, смогли поставить в центр общественного  обсуждения вопрос о своем неравенстве, добиться реального вовлечения в общественную и экономическую жизнь. Для выявления конкретных результатов, раскрытия всех аспектов проблемы, мы четко очертили его временные рамки. Нижняя граница обусловлена моментом основания женщинами в 1904 г. в Оренбурге первой общественной организации, участия в деятельности которой стало для них началом вступления в общественную жизнь. Верхняя граница исследования – начало периода «перестройки», когда стало явным, что женский вопрос так и не был решен, женщины не стали равноправными гражданками, о чем и было сказано на первой учредительной конференции женщин Башкирии в 1987 г. На ней были определены задачи женского движения республики на будущую перспективу. С этого времени в его развитии начинается этап, который заслуживает специального исследования.

Территориальные рамки исследования определены в соответствии с существовавшим в рассматриваемый период административно-территориальным устройством Башкирии. Выбор региона обусловлен тем, что здесь имелись серьезные социально-экономические и политические проблемы, отличавшиеся своеобразием. Среди них: и пестрота в составе населения (этнокультурная, конфессиональная), и множественные перемены в национально-государственном устройстве, и наличие двух губерний – Оренбургской и Уфимской в дореволюционный период, а затем, в 1917 г., образование автономной республики – Малой Башкирии, которая существовала  вместе с Уфимской губернией. По постановлению ВЦИК в 1922 г. они были объединены, в итоге образовалась автономная республика – БАССР, которая просуществовала вплоть до развала СССР и возникновения Республики Башкортостан, что не могло не внести свои коррективы в постановку женского вопроса, развития женского движения, динамику изменений социального статуса женщин и участия  в общественно-политической жизни.

Научная новизна исследования. Обращение к истории женщин Башкортостана – тема новая, до сих пор не становившаяся предметом специального исследования.  Научная новизна его состоит уже в самой попытке обобщить важную страницу социальной истории России на основе широкого круга разнообразных источников.  Обращаясь к этой теме, мы старались создать целостное представление о становлении, институционализации и эволюционном развитии женского движения в одном из регионов России в ХХ в., показать социально-политическую активность женщин Башкирии в динамике. Для решения этой задачи в научный оборот потребовалось ввести множество ранее не использованных документальных материалов. Это позволило подвергнуть анализу причины возникновения первых женских организаций в крае, в  частности мусульманских;  обобщить различные формы их деятельности, выяснить истоки самоорганизации женщин в борьбе за равноправие. С учетом современных оценок исторических событий поставлена задача – рассмотреть участие женщин в экономической и общественной жизни республики в изучаемый период.

Практическое значение исследования определяется тем, что ее выводы и рекомендации могут быть полезными при разработке социальной, демографической, гендерной политики на разных управленческих уровнях. Они могут быть применены в деятельности органов законодательной и исполнительной власти и женских организаций Башкирии в повышении роли женщин как субъекта общественно-политической жизни. Результаты диссертации могут использоваться при написании обобщающих трудов, разработке вузовских курсов по истории России и Башкортостана, специальных курсов по гендерной истории.

Апробация исследования. Ключевые выводы и положения исследования отражены в докладах на 70 конференциях международного, всероссийского и регионального уровней: І Международная конференция женщин Тюркского мира (Анкара, 2001), «Вклад Урала в разгром фашизма: исторический опыт и современные проблемы национальной безопасности» (Екатеринбург, 2005), «Женская и гендерная история Отечества Х–ХXI вв.: новые проблемы и перспективы» (М., 2009),  «Мобилизационная модель экономики: исторический опыт России ХХ века» (Челябинск, 2009), «Женская история и современные гендерные роли: переосмысливая прошлое, задумываясь о будущем» (Череповец, 2010) и др. Основные положения диссертации отражены в 3 монографиях, коллективных работах и статьях в региональных, столичных и зарубежных изданиях (в т. ч. в 9 публикациях в ведущих рецензируемых научных изданиях в соответствии с перечнем ВАК).

Структура работы. Она состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность и новизна темы диссертации, определены ее объект, предмет, цели и основные задачи, аргументированы хронологические и территориальные рамки, сформулирована научно-практическая значимость работы.

Первая глава «Историография. Источники. Теоретико-методологические основы и методические приемы исследования» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Историография проблемы и ее анализ» представлен аналитический обзор имеющейся литературы по проблеме, выявлены достижения по ней, противоречивые оценки и неизученные моменты.

В современной России при сохранении интереса произошло серьезное переосмысление темы. Она стала достоянием как отечественной, так и зарубежной науки. По ней существует обширная литература, посвященная отечественному опыту решения этого важного вопроса, но она методологически устарела. Избранная нами тема получила весьма скудное освещение в историографии, тем не менее, изданные труды позволили условно выделить в изучении темы три этапа, это позволило рассмотреть развитие историографии в динамике и представить процесс накопления научных знаний со всей ясностью.

Первый этап изучения темы охватывает начало ХХ в. и характеризуется появлением публикаций, посвященных женскому вопросу2. Отрадно, что в разработку темы подключились женщины, стоявшие у истоков женского движения3.

В общественной жизни мусульманских народов России вопрос о равноправии женщин актуализировался в начале ХХ в. Стали появляться работы, специально рассматривавшие положение мусульманской женщины4. В Башкортостане одной из первых работ, посвященных теме, можно назвать книгу Р. Фахретдинова «Знаменитые женщины»5. Автор считал, что внимание к женскому вопросу является одним из способов возрождения народа. В тот же период вышли публикации, посвященные проблеме равноправия мусульманок6. Мы не можем говорить о научном характере этих работ. Однако именно они поставили в центр общественного внимания проблемы женщин и женского вопроса, в чем и заключается их ценность.

В литературе, посвященной избранной нами теме, особое место занимает 1917 год, как по своему влиянию на постановку и решение женского вопроса, так и по общественно-политической значимости. В вышедших работах поднимался тогда актуальный вопрос – предстоящие выборы в Учредительное Собрание и участие в них женщин, тема равных с мужчинами избирательных прав для женщин7. Те же призывы можно найти и в работах, вышедших в тот год в Башкортостане. Их было немало8.

После октября 1917 г. в изучении темы начался следующий этап, который включал большой хронологический отрезок – с 1917 г. по начало XХІ в. Историографию темы можно условно разделить на советскую (до 1991 г.) и современную (после 1991 г.). Первому этапу присущи периоды заметного внимания к теме, за которыми следовало снижение интереса, а иногда и долгого забвения.

Сразу после Октябрьской революции в Башкирии появились публикации, посвященные вовлечению женщин в строительство нового общества. Работа партии среди женщин должна была соответствовать ленинской программе «раскрепощения женщин», в которой доказывалось, что решение многих аспектов женского вопроса возможно только на рельсах социалистического строительства9. Взгляд В.И. Ленина отражал отношение к женщинам, как социальной группе, «мужской взгляд» на социальную роль женщин, убеждение в том, что женские интересы мало отличаются (по большому счету) от социальных интересов мужчин той же социальной группы. Женщины как социальная масса представляли для большевистских идеологов  средство решения государственных задач10.

Начало советского этапа в историографии темы связано с деятельностью создаваемых сверху «женотделов», которым позже была приписана роль организаторов женского движения в советской России11. Вышли публикации, в которых авторы пытались доказать, что женский вопрос в Башкирии решается, и решается успешно12. Всем работам того времени были свойственны декларативность, недостаточность документальной базы, описательность, преувеличение достижений. В то же время в них был собран большой фактический материал по различным направлениям работы среди женщин, который сейчас требует переосмысления.

В конце 1920-х гг. в изучении темы наметился новый период. Однако после реорганизаций, а затем и ликвидации специальных органов по работе среди женщин (середина 1930-х гг.), интерес к теме вплоть до начала 1950-х гг. был утрачен, разработка его в Башкирии приостановлена. В общих работах, посвященных различным проблемам партийно-пропагандистской и советской работы, получили отражение некоторые аспекты темы – не более13. 

В годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы работ, посвященных теме, практически не было. В этот период имел место спад объема литературы по женской теме вообще. В Башкирии в эти годы выходили работы, носившие пропагандистскую направленность14.

Определенные новации в ее исследовании появились не ранее середины 1950-х гг.15 Вышедшие в эти годы публикации характеризовались использованием источников, ростом внимания к опыту работы на местах. В то же время стало заметным сужение тематики при углублении разработок и повышении теоретического уровня работ. Исследователи в основном разрабатывали послеоктябрьский и последующие периоды, чтобы доказать «решенность» женского вопроса в Башкирии. Работ о положении женщин в российском обществе до 1917 г. насчитывались тогда единицы16. Была опубликована мемуарная литература, авторами в основном выступали бывшие женработники. Особый интерес тогда представили  сборник воспоминаний женработников Урала и докторская диссертация казанского историка В.Н. Смирновой17. В сборнике имелся материал о Л.И. Бойковой, занимавшейся революционной деятельностью среди женщин Башкирии. В диссертации впервые рассматривались постановка  женского вопроса в начале ХХ в., подходы к его решению мусульманским сообществом,  описывалось проведение съезда мусульманок в Казани в 1917 г., где участвовали и представительницы мусульманских женских организаций Башкортостана. Однако влияние утвердившихся в историографии стереотипов в освещении событий и фактов отечественной истории значительно снизило их научную ценность.

В Башкирии в эти годы вышли два сборника очерков о женщинах республики18. Получила раскрытие и тема «женщина и война»19. Косвенное освещение проблемы получили некоторые аспекты в обобщающих коллективных трудах20. Однако женская тема все еще не была предметом специального изучения, авторы касались ее вскользь. Вышедшие работы несли на себе печать времени  и официальной идеологии.

Последний этап историографии проблемы – современный, совпал с изменившейся социально-экономической и политической ситуацией в стране. Модернизация общества, расширение демократических начал в его жизни, роль женщин в этом процессе создали благоприятные условия для исследовательской работы, дали возможность переосмыслить теорию и практику женского вопроса. Эта проблема поднималась на научных конференциях, в диссертационных исследованиях21. Можно отметить серьезные работы по теме женского движения в России О.А. Хасбулатовой, Н.Л. Пушкаревой, М.П. Аракеловой22 и др.

В региональной историографии, наряду с традиционными аспектами, исследователей стали интересовать и новые. Так, в работе С.Ф. Фаизова23 рассматривалась борьба мусульманок России за равноправие в 1917 г. Однако в ней о башкирских женщинах, которые также боролись за равноправие, не было  даже упомянуто, что сужает предмет изучения, ведет к неполным обобщениям и выводам. Вышедшие работы свидетельствуют о том, что пока новые веяния в переосмыслении темы, охватившие в основном столичных исследователей, не коснулись регионов, в их числе Башкирии. 

Этот этап в изучении темы в Башкирии характеризуется более объективным освещением с привлечением ранее неизвестных документов. В исследованиях появились новые имена и факты, давалась принципиально новая оценка событий, правдиво показывалась государственная политика в женском вопросе, говорилось о допущенных деформациях.  Защищались кандидатские диссертации24, выходили монографии25, проводились научные конференции26, в которых предпринимались попытки осмысления женской истории, решения женского вопроса, перемен в статусе женщин в новейшей истории Башкирии, вышли документальные сборники27.

Исторический опыт решения женского вопроса в России и ее регионах привлек внимание и зарубежных исследователей28. Возник интерес к истории российских мусульманок. Однако для нашей темы они имеют лишь общую историографическую значимость, так как они не затрагивают ее29.

Таким образом, общий анализ литературы по теме показывает, что за предшествующие периоды изучения в научный оборот были введены значительное количество источников, фактов, но авторы обращались к ее рассмотрению лишь изредка, как правило, не специально. Увеличение количества публикаций не всегда сопровождалось повышением их научного качества. Не все стороны деятельности государства в решении женского вопроса исследованы одинаково глубоко. В то же время, исследования, написанные на общесоюзном/общероссийском материале, оказали значительное влияние на изучение проблемы в Башкирии. Тем не менее, малоизученными остались аспекты, связанные с изменением социального статуса женщин, их вкладом в общественное движение, в победу в годы Великой Отечественной войны.  Вне поля зрения исследователей остался целый ряд вопросов, связанных с проявлениями асоциального поведения женщин. Многие вопросы освещены тенденциозно, нуждаются в пересмотре и серьезном переосмыслении. 

Во втором параграфе «Теоретикометодологические основы исследования и характеристика источниковой базы» рассмотрены основные теоретические и методологические проблемы исследования, дана характеристика источникам, использованным в работе.

Методологическую основу исследования составляет теория прогресса и модернизации, которые – являясь комплексными объяснительными теориями, позволяют дать оценку разным сферам общественной жизни. Присущая самой модернизации и составляющим ее процессам неравномерность, как известно, усиливала неравномерность регионального развития30. В этом отношении рассмотрение данной темы на примере Башкортостана в хронологических рамках нашего исследования весьма показательно. Модернизационные процессы оказывали значительное влияние на положение женщины в обществе, особенно в ХХ в., что подтверждают происходившие перемены в статусе женщин региона. Анализ источникового материала, оценки событий и явлений производились с учетом требований принципов историзма, объективности и научности. Для понимания происходивших процессов мы использовали логический, ретроспективный, сравнительно-исторический, структурно-функциональный и культурологический подходы. Оценки процессов потребовали знания особенностей гендерного подхода к отбору источников и работе с ними.

Структура диссертации определяется применением проблемно-хронологического метода при изучении исторических событий и многофакторного анализа положения женщин региона.  Прием актуализации использовался нами при обобщении результатов исследования. Статистические методы позволили увидеть некоторые явления через совокупность количественных показателей, выявить качественную изменяемость исторических процессов и событий. Приемы и методы качественной социологии, в частности беседы с деятельницами женского движения республики, труженицами тыла в годы Великой Отечественной войны, расширили аналитический инструментарий для рассмотрения многих вопросов изнутри, с учетом личностного фактора в истории. Мы не отрицаем традиционные принципы историописания – стремление к объективности и историзм, что определяет подход к изучению происходивших процессов в их взаимосвязи и развитии в конкретно-историческом контексте.

Источниковая база исследования подбиралась с учетом специфики поставленной проблемы, цели и основных задач диссертации. Она базируется на широком круге источников. Условно все источники мы разделили на несколько групп.  Анализ привлеченных в работу законодательных и нормативно-правовых актов свидетельствует о том, что работа среди женщин была неотъемлемой частью деятельности, как государства, так и партийных органов. Она нашла отражение в общем комплексе партийно-государственных документов31, в том числе собственно в Башкирии32. Большим подспорьем в работе над диссертацией послужили сборники документов и материалов по истории женского движения в Башкортостане в ХХ веке33.

Среди опубликованных источников определенный интерес представляют уставы различных женских обществ, действовавших в Башкортостане в начале ХХ в.34, а также публиковавшиеся их ежегодные отчеты о деятельности35.

Определенное место среди источников занимают различные издания документально-статистического характера36. В региональной и местной историографии в сборниках документов, несмотря на узость тематики и рыхлую структуру, отсутствие надлежащего научно-справочного аппарата, мы почерпнули немало сведений по теме37.

Основу исследования составили документальные материалы из центральных, региональных и местных архивов, значительная часть которых впервые введена нами в научный оборот. Были выявлены и систематизированы документы многих фондов, в том числе четырех центральных архивов: Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном историческом архиве, Российском государственном архиве экономики, Российском государственном архиве социально-политической истории, а также семи региональных:  Государственном архиве Оренбургской области, Центре документации новейшей истории Оренбургской области, Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан, Научный архив Республики Татарстан, Государственный архив Свердловской области, Центр документации общественных объединений Свердловской области, Объединенный государственный архив Челябинской области, и четырех местных архивов: Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан, Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан, Научный архив Уфимского научного центра РАН, Книжная палата Республики Башкортостан (архив печати).

Изучение документов в архивах часто было затруднено тем, что дела многих фондов по-прежнему засекречены, часть из них не прошла археографическую обработку, цифровой материал не везде идентичен, что требует критического подхода взаимопроверки и сопоставления. Деятельность женотделов (женсекторов, или женсоветов), как России, так и Башкирии, представлена документальными материалами неравномерно на протяжении изучаемого периода. Большая часть архивных источников приходится на 1920-е – первую половину 1930-х гг. 

Изученные в региональных архивах материалы помогли проанализировать положение женщин в Башкирии и в этих регионах, показать различия в решении «женского вопроса» на протяжении нескольких десятилетий. Мы нашли интересный материал о возникновении и деятельности женских обществ в начале ХХ в., в частности обществ мусульманок. Обнаружили сведения о женском съезде в Казани в 1917 г., где принимали участие представительницы Башкортостана, о женских школах в крае, о первом и единственном кадые-женщине (члене) в Духовном управлении мусульман страны и др. Изучая документы, мы обратили внимание, что при проведении работы среди женщин руководство этих регионов, женотделы практически не сотрудничали с другими регионами страны, не обменивались накопленным опытом. Руководящим органом для них, как и для всех регионов, выступал Центральный женотдел при ЦК РКП (б), который путем циркуляров, совещаний и съездов, направлял их по пути, определяемому партийным руководством. Анализ выявленных материалов показал, что везде подход к решению женского вопроса старались унифицировать, дабы женское движение шло по указанному партией пути. 

Документальные материалы, извлеченные из архивов республики, составили важную часть источниковой базы исследования. В них были обнаружены уставы, отчеты о деятельности женских и благотворительных обществ в конце XIX – начале XX в., сведения о вовлечении женщин в советское строительство, хозяйственную и общественную жизнь республики в изучаемый период, об активистках женского движения. Особую ценность для нас представили материалы об организации и деятельности женских клубов, которые оставались вне поля зрения исследователей. Интересно, что об этой форме «работы среди женщин» мы не обнаружили сведений в архивах Урало – Поволжья.

Протоколы партийных конференций и пленумов, безусловно, представляют интерес для раскрытия политики партии в решении женского вопроса. Показательны и содержащиеся в них сведения о деятельности женотделов, женсекторов, женсоветов, в частности советов жен начальствующего состава РККА в годы Великой Отечественной войны. Последний аспект оставался вне поля зрения исследователей и является до сих пор практически неизученным в историографии темы. То же самое можно сказать  о женских съездах и конференциях, прошедших в республике в рассматриваемый период и др.

В исследовании были использованы источники личного происхождения – обращения, заявления, письма военных лет38, воспоминания женработников39, участниц войны, тружениц тыла40. Определенную роль в диссертации, кроме статистических сборников, в раскрытии некоторых аспектов темы сыграла также справочная литература41, выступавшая в нашем исследовании именно как источник.

В диссертации была использована периодическая печать, как местная, так региональная и центральная, выходившая в изучаемый период. Весьма ценным источником по нашей теме стала выходившая в России национальная периодическая печать конца ХІX – начала ХX вв. Мы нашли в ней интересный материал о деятельности женских обществ, постановке женского вопроса в начале ХХ в., особенно в среде российских мусульман. Были использованы поэтические и фольклорные произведения, где получили отражение особенности ментальных установок женщин, на которые определенное влияние оказывали происходившие в ХХ в. события и явления в общественной жизни (войны, революции, массовые кампании и др.), а также задействованы, как источник информации, научная, художественная и мемуарная литература.

Общий обзор источников и данная им характеристика позволяют сделать вывод, что выбранная для исследования тема достаточно обеспечена источниками, которые позволяют осветить ее глубоко, подробно, и решить вытекающие из нее аналитические задачи.

Вторая глава «Социально-политическая активность женщин в Башкортостане на рубеже XIX-XX вв.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Башкортостан на рубеже XIX-ХX вв. и возникновение первых женских организаций» проанализированы причины возникновения в Башкортостане более ста лет назад, на рубеже XIX – XX вв., первых женских организаций.

Начало ХX в. в России было временем перемен, масштабность и сложность которых подняли на качественно новый уровень развития регионы в целом.  Империя переживала заметное оживление общественной жизни, период пробуждения и нарастания общественной активности не только русского, но и нерусских народов, резкого подъема их национально-освободительных движений. В Башкортостане бурное развитие промышленности и сельского хозяйства, решающее влияние общероссийской экономики на экономику края, особенности течения демографических процессов оказывали заметное влияние на социальную сферу и общественно-политическую жизнь. Однако многогранность и специфичность положения края, наличие традиционных пережитков и религиозных предрассудков, сохранявшуюся низкую роль женщин в общественной жизни обусловили сложность его развития в этот период.

Активное осознание и понимание необходимости изменения взглядов на социальную роль женщин произошло в Башкортостане в период после первой российской революции 1905-1907 гг. Именно в это время на передний край общественной жизни региона вышел женский вопрос и взаимосвязанные с ним проблемы женского равноправия. Они широко обсуждались общественностью и, более того, становились предметом бурных  дискуссий на заседаниях российского парламента, где заметную активность проявляли члены мусульманской фракции, среди которых были народные избранники Башкортостана. В последующие годы, когда идея об эмансипации вызрела и оформилась, ее подхватили, наполнили активным содержанием и действием женщины, ставшие ее проводниками в жизнь. 

Массовое возникновение общественных организаций совпали с событиями первой российской революции. Они потрясли всю империю, затронули все население, дали мощный толчок вовлечению в общественно-политическую жизнь и борьбу те слои и классы общества, а также народы, которые раньше в ней вообще не участвовали. К таковым можно отнести мусульманские народы и женское население. В 1906 г. появились «Временные правила об обществах и союзах», установившие новый порядок регистрации и регламентации их деятельности. В Башкортостане повсеместно стали возникать общества самых различных направлений. Появились мусульманские общества. Однако в их деятельности участие женщин края характеризовалось весьма скромными цифрами.

В 1904 г. в Оренбурге возникло общество дам Оренбургского купеческого сословия в пользу раненых русских воинов на Дальнем Востоке, основной задачей которого являлось оказание помощи армии и семьям воинов. Оно было первой самодеятельной организацией, созданной усилиями женщин края. Возникали в Башкортостане женские объединения, деятельность которых была направлена в сферу просвещения для поддержки нуждавшихся учеников. Появились общества по конфессиональному признаку. Были общества женщин, основным направлением деятельности которых являлась поддержка работниц и женщин, занимавшихся неквалифицированным трудом. Военные кампании начала ХХ в. оказались своеобразным катализатором активизации деятельности женщин. Были открыты дамские комитеты и кружки для оказания посильной помощи армии, раненым воинам и их семьям.

Появились в Башкортостане общества мусульманок. Первым возникло Уфимское мусульманское дамское общество, устав которого был зарегистрирован 12 декабря 1907 г., которое возглавила М.Т. Султанова. Нужно заметить, что оно было первым объединением российских мусульманок и его основание послужило толчком для активизации мусульманских женщин в других регионах страны. В мае 1912 г. в Оренбурге появилось еще одно общество мусульманок, которое возглавила Ф.М. Адамова. В уставах этих обществ были определены цели, в основном «культурно-просветительные, нравственно-воспитательные  и трудовспомогательные». Объединения мусульманок края продолжали появляться в последующие годы.

Возникавшие в Башкортостане женские общества, различаясь по своей направленности и поставленным задачам, оказывали определенное влияние на общественную жизнь края. Немалую роль в этом сыграло благотворительное движение, участвуя в котором женщины получали навыки коллективной деятельности и более широким потоком вовлекались в общественную жизнь. 

С появлением женских обществ, а также под влиянием идей и событий первой российской революции, в крае берет свое начало женское движение. Оно исходит с возникновения в 1904 г.  в Оренбурге женского общества. В Башкортостане, по нашим подсчетам, с этого времени по 1917 г. возникли и действовали свыше двух десятков обществ, не считая отделений (групп) российских женских объединений и союзов. Они превратились в своеобразные объединения значительной части разрозненных женских сил, которые направляли их усилия на благое дело. По характеру деятельности общества можно условно разделить на благотворительные, конфессиональные, профессиональные, нравственно-этические. Участие в них являлось для многих женщин первым шагом вступления в общественную жизнь, первоначальными попытками проявить социальную активность за пределами дома.

Во втором параграфе «Участие женщин и женских организаций в культурно-просветительной и благотворительной деятельности» рассмотрены основные направления и итоги деятельности женских обществ Башкортостана в начале ХХ в.

Как и во многих других регионах России, одним из ведущих направлений деятельности женских обществ в Башкортостане была благотворительность. Они проводили разноплановую работу. Вместе с другими обществами оказывали необходимую помощь различным категориям населения, способствовали и содействовали развитию просвещения, культуры и здравоохранения. Так, Уфимское мусульманское дамское общество направляло свои усилия на решение в основном культурно-просветительных, благотворительных и других социальных задач. Не отставали от него общество мусульманок Оренбурга, а также остальные объединения женщин. Это помогало не только привлекать внимание к женским проблемам, но и организовывать прогрессивно мысливших, социально активных женщин.

Особое внимание общества  обращали решению задач женского просвещения. Причиной являлся низкий уровень грамотности женщин края, как и в целом населения. Это послужило основанием для открытия на средства общественных организаций и частных лиц школ, мектебов, медресе, в их числе женских. Так, Уфимское мусульманское дамское общество содержало 5 женских мектебов, где обучалось 440 учениц. Успешно действовали в Оренбурге, Уфе, Троицке и других городах края школы для девочек, чему немалую поддержку оказывали, прежде всего, женские общества.

Большую роль они сыграли в деле создания библиотек и читален, которыми бесплатно пользовались женщины. Вместе с другими общественными организациями женские объединения Башкортостана принимали участие в оказании посильной помощи безработным и малообеспеченным слоям населения. Они оказали серьезную помощь сельскому населению края в преодолении последствий голода из-за засухи и неурожая, постигших в 1906 г. Оренбургскую губернию, в 1911 г. – Уфимскую: открывали столовые, собирали средства, одежду для пострадавших людей, раздавали им необходимые продукты питания.

Активизация общественной деятельности женщин и женских организаций была связана с военными кампаниями начала ХХ в. Стали возникать дамские комитеты, кружки и общества. В Оренбурге в 1900 г. возник дамский комитет Российского общества Красного Креста. В 1904 г. развернуло активную деятельность по сбору средств, изготовлению для госпиталей необходимых вещей общество дам Оренбургского купеческого сословия в пользу раненых русских воинов на Дальнем Востоке. В годы первой мировой войны в Уфе активно работал Союз жен воинов города. В Троицке успешно действовал мусульманский дамский комитет по оказанию помощи раненым воинам. Они возникали по всей территории края и оказывали необходимую помощь армии, солдатам-инвалидам, семьям воинов. Как видим, деятельность женских обществ Башкортостана, носившая в основном благотворительный характер, осуществлялась в различных формах. Это проявлялось в участии в разнообразных общественных мероприятиях, оказании действенной помощи нуждавшимся, поддержке учреждений просвещения, здравоохранения и социального призрения, что являлось серьезным подспорьем местным органам, которые не могли либо не хотели уделять столь много внимания этим вопросам. 

Однако решение женского вопроса в это время отошло на второй план, так как перед женским движением и женщинами вставали более общественно-значимые задачи - защита отечества, оказание посильной помощи армии. Хотя именно война повлияла на женское движение, деятельность которого стала приобретать политическую окраску. Актуализировался женский фактор в связи с привлечением на производство женщин, что вызывало перемены в статусе, а также в активизации их роли в политической жизни.

В рассматриваемый период наблюдалось заметное оживление деятельности женщин и женских обществ в Башкортостане. Начав с участия в скромных благотворительных акциях, они сделали немало на этом поприще. Осуществляемая ими деятельность была разноплановой. В этом они сумели подстроиться под уже сформировавшуюся общероссийскую и местную негосударственную систему социальной помощи и обеспечения. Более того, они выработали собственную программу помощи нуждающимся женщинам, на что оказывали определенное влияние специфические местные особенности. Они не ставили политических целей, а удовлетворялись решением «малых дел». Нужно заметить, что активная часть женского населения края предпочитала участвовать в общественной жизни в составе благотворительных организаций, где они набирались опыта коллективной деятельности, не выходя за рамки дозволенного законом. По характеру своей деятельности эти общества были больше благотворительными и потому особо заметного следа в политической жизни края не оставили. Однако со временем общественное самосознание женщин переросло узкие рамки кружков и обществ. Именно образование давало им, осознавая свое бесправие, понять необходимость его кардинального изменения. И, как показали последующие события начала ХХ в., неравноправность, нужда толкали женщин на борьбу за изменение своей жизни и положения в обществе и семье в лучшую сторону. В этом состояло историческое значение деятельности, хотя и кратковременной, женских обществ в Башкортостане. Но существовавшие социальные противоречия в стране и крае были настолько глубокими и серьезными, что женский вопрос и связанные с ним проблемы не могли быть решены лишь путем создания различных обществ и проведением благотворительных акций. Однако благодатная почва для принятия в переломном 1917 г. постановлений по женскому вопросу была заложена и подготовлена именно в годы первой российской революции и в последующий период. Мы пришли к выводу, что для начального этапа женского движения в крае характерными являлись отсутствие общей идеологии, ясных представлений о будущем, упор на просветительско-благотворительную деятельность. Пока женские общества не ставили задач упразднения существовавшего их неравноправия, а добивались тех прав, которые уже имели мужчины – образование, труд, избирательное право. 

Третья глава «Женские организации Башкортостана в условиях революционных потрясений 1905 1917 гг.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Российское женское движение за избирательные права и женские общества Башкортостана» показано участие российских женщин в борьбе за избирательные права и его влияние на активизацию женщин края.

Начало ХХ в. стало важным этапом в борьбе за политические права женщин. В этот период правительство обнародовало ряд мер демократического характера: свободу слова, печати, собраний и др. Но женщины вновь были признаны неправоспособными. Женские общества развернули бурную деятельность. С началом создания парламента ими предпринимались неоднократные попытки его использования. Руководители женских организаций страны обращались к депутатам мусульманской фракции отстаивать равноправие мусульманок. Вопрос о равноправии женщин с мужчинами рассматривался в І, ІI и IІІ Государственных думах. И, несмотря на довольно прогрессивные позиции отдельных фракций и депутатов, в их числе части тех, кто представлял интересы населения Башкортостана, парламент так и не признал россиянок равноправными гражданками.

После падения самодержавия в России, в регионах передовая общественность, женские организации продолжали настойчиво добиваться решения вопроса. Но правительство ограничилось обещанием разрешить женщинам участвовать в выборах в Учредительное собрание без права быть избранными в его состав, что вызвало протест со стороны женских организаций. Повсеместно прокатилась волна митингов и собраний. Так, в Башкортостане Оренбургский Союз женщин в марте 1917 г. провел митинг. В принятой на нем резолюции предлагалось: «...обратиться к Временному правительству за точным и неотложным разъяснением: будет ли женщина участвовать в выборах в учредительное собрание на равных основаниях с мужчинами?»42.

Женские организации страны, в их числе в Башкортостане, продолжали настойчиво добиваться решения вопроса. Итогом явилось решение специального заседания правительства от 21 июля 1917 г. о предоставлении всем женщинам, достигшим 21 года, избирательных прав. Вскоре в «Положении о выборах в Учредительное собрание» появилась статья, из которой следовало, что члены собрания избираются общим, прямым, тайным и равным голосованием без различия пола43. Так российские женщины получили избирательное право. Некий демократизм в политике Временного правительства объяснялся тем, что вопрос решался в условиях углубления буржуазно-демократической революции. Вопрос о провозглашенном политическом равноправии женщин не затрагивал основ существовавшего строя. И все же, признание их равноправными участницами общественно-политической жизни страны, предоставление им избирательного права, хотя и носило формальный характер, стало событием исторической важности. 

В этом отношении показателен пример позиции лидеров общемусульманского национального движения, некоторых партий и общественных движений, заинтересованных в получении максимального количества мест в Учредительном Собрании, голоса мусульманок они заранее считали своими. Однако уже первые выборы в городские и районные думы в мае-августе 1917 г. показали неготовность партий и населения к признанию женщин равноправными. Так, в Башкортостане в списке избранных вообще отсутствовали женские фамилии. Таким образом, непродолжительный период демократических перемен не смог повлиять на содержание государственной политики в отношении женщин. Оно по инерции продолжало придерживаться консервативно-патриархальных взглядов.

В Башкортостане в период 1905-1917 гг. женские общества продолжали осуществлять свою разнонаправленную деятельность. Они практически не участвовали в общероссийском движении за избирательные права. Причиной являлось отсутствие налаженных связей между женскими обществами края и страны, что не давало возможности возникновению вопроса о предоставлении женщинам Башкортостана равных прав, в частности избирательных. Поэтому он не стоял перед женским обществами края в тот период. Однако определенные условия для постановки этого вопроса в центре общественного внимания уже складывались.

Во втором параграфе «Женщины Башкортостана в 1917 году: цели и практика стихийных выступлений и организованной борьбы» проанализирована общественная деятельность женщин Башкортостана на протяжении бурного года, начавшегося свержением самодержавия и завершившегося Октябрьским переворотом.

С победой февральской буржуазно-демократической революции в истории России начинается новый этап. В деятельности женских организаций наступает переломный период. Теперь движение свои усилия направляет на привлечение все большего числа российских женщин в общественные мероприятия и избирательные кампании, в частности в Учредительное собрание. «Боевым вопросом дня» в общественно-политической жизни страны становится женский вопрос. Активизировались силы, боровшиеся за его разрешение. Особо выделялись женщины, в частности мусульманки.

В развитии женского движения в Башкортостане, переменах в статусе женщин, а также изменении взглядов мужской части населения на женский вопрос большую роль сыграли общемусульманское и башкирское национальные движения. В их зарождении, принятии важнейших решений в национально-государственном устройстве башкир и других мусульман России сыграли съезды этих народов, прошедших в 1917 г. На них были приняты постановления по женскому вопросу, что стало переломным моментом в идейно-организационном укреплении и политизации башкирского женского движения. Немаловажную роль в этом сыграло мусульманское женское движение, которое в Казани накануне первого съезда российских мусульман провело съезд мусульманских женских организаций, где были представительницы Башкортостана. Принятые на нем решения легли в основу постановлений на съездах мусульман. В повестке дня I Всероссийского мусульманского съезда в мае 1917 г. стоял женский вопрос. Среди 900 делегатов присутствовали 112 женщин, которые намеревались «добиться тех же прав, что и русские женщины»44. При обсуждении вопроса среди делегатов наметились три основных направления: 1) предоставить женщинам равные с мужчинами права; 2) частично удовлетворить это требование; 3) отрицалось их равноправие. Между ними развернулась острая борьба. Несмотря на серьезное сопротивление значительной части делегатов, съезд принял резолюцию «Женский вопрос», установив гражданское и политическое равноправие мусульманок, что стало отправной точкой в зарождающемся процессе их раскрепощения и кардинального изменения социального статуса в обществе и семье. Была  одержана большая победа над косностью и устоявшимися традиционными воззрениями на женщину. Но дальнейшие события показали, что передовой части мусульманских народов, женщинам еще предстояло выдержать острейшую борьбу. Женский вопрос обсуждался на последующих съездах мусульман, состоявшихся в Казани летом 1917 г. В принятых решениях уже присутствуют некоторые изменения, но в их основе лежала резолюция московского съезда. Все это означало, что впервые мусульманский мир признал, что женщина может стать серьезной силой в общественной жизни, что впоследствии и подтвердилось. 

Принятые на этих форумах решения были с одобрением восприняты населением в Башкортостане. Однако еще имелась определенная часть мужского сообщества, которая не приветствовала их. Такой же была позиция духовенства края. Оно продолжало не допускать женщин к религиозным службам в мечетях, а в  Уфе их просто выгоняли.

После московского съезда, в Башкортостане развернулась работа по созыву съезда башкир. Он состоялся в июле 1917 г. в Оренбурге. В его работе приняли участие свыше 70 делегатов, представлявших башкирское население со всей территории Башкортостана и соседних регионов страны, среди которых была лишь одна женщина. В его повестку был внесен и женский вопрос. Несмотря на дебаты, большинством делегатов принимается постановление, признавшее башкирских женщин равноправными. Оно стало фактически первым  актом в деле их раскрепощения, изменения социального статуса и дало мощный толчок вовлечению в общественно-политическую жизнь.

Напряженность внутриполитической ситуации в России осенью 1917 г. сказалась на женском движении Башкортостана. Наряду с мусульманками, все активнее втягивались в общественно-политическую жизнь другие слои женского населения. Продолжали действовать женские организации, возникали новые, в частности союзы солдаток. Весной 1917 г. в крае организовался 1-й Оренбургский союз женщин, Топорнинский женский союз, деятельность которых уже отличалась политической направленностью. Общества проводили разноплановую работу, основными направлениями которой продолжали оставаться оказание помощи нуждавшимся категориям населения, особенно воинам и их семьям, развитие женского образования, проведение культурно-просветительной работы среди женщин. Наряду с активизацией обществ, в их деятельности появились новые тенденции. Участились митинги, шествия, манифестации, в которые все активнее вовлекались женщины. Среди них женские общества проводили лекции, беседы с участием представителей партий, организовывали чтение газет, открывали школы политической грамоты. 

В связи с тем, что решение всех назревших вопросов откладывалось до созыва Учредительного собрания, то в Башкортостане вопрос о допуске женщин к участию в избирательной кампании заметно актуализировался. В журнале «Шура» за 1915-1917 гг. развернулась большая дискуссия по проблеме женского равноправия. Началась борьба между партиями за влияние на женские массы. Особую активность проявляли мусульманское и башкирское национальные движения. Кроме внутриполитических и экономических трудностей, военных событий, которые серьезно деформировали развитие женского движения в крае, добавлялись неорганизованность, отсутствие связей между женскими обществами. Под влиянием этих событий в нем происходили изменения, которые привели к расколу на два течения: феминистское, в основе которого лежали культурно-просветительные задачи, другое – более политизированное, ставившее широкие задачи. Но в отличие от отечественного женского движения, в крае он произошел намного позже, после февраля 1917 г., и надо заметить, оно не успело развиться, так как времени для этого не было.  Женские организации вступают в активную фазу своей деятельности. От этого зависело сохранение завоеванного женщинами в 1917 г. равноправия в области участия в выборах. Однако результатом октябрьских революционных событий стало то, что женское движение Башкортостана пошло иным путем развития. Действовавшие в крае многочисленные женские общества вскоре перестали существовать, они были распущены.

Четвертая глава «Женщины автономной Башкирии в период социалистического строительства» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Женщины Башкирии в 1919-1929 гг.: задачи и нереализованные перспективы» рассмотрено участие женщин автономной Башкирии в строительстве социализма и развитие женского движения в республике в 1920-е гг.

Известно, что I Всероссийский съезд работниц и крестьянок 1918 г. заложил основу организации женщин в общероссийском масштабе и дал начало возникновению отделов по работе среди женщин при партийных комитетах. Стали они возникать и в Башкирии. В конце декабря 1919 г. на V губернской конференции РКП (б) была принята резолюция по работе среди женщин, которая положила конец существованию независимого демократического женского движения в регионе и дала начало новому этапу женского движения в условиях «триумфального шествия советской власти». Агитационно-пропагандистский этап работы среди женщин начинается в 1919 г., когда при Уфимском губкоме партии был создан отдел по работе среди женщин. В Малой Башкирии женотдел возник в 1920 г. Перед ними была поставлена стратегическая задача – превратить неграмотную и пассивную женщину в активную гражданку и работницу, «верную помощницу партии». Было очень трудно, налаживанию работы мешало, прежде всего, встречавшееся непонимание «нужности» этой работы, что вело к возникновению в ряде кантонов и городов республики женских союзов, которые не имели никаких связей с женотделами. Отсутствие опыта работы среди женщин, нехватка работников для этого, особенно из представителей нерусских народов, обстановка политической нестабильности и разрухи в народном хозяйстве, голода и эпидемий – таков был социально-политический контекст работы женотделов тех лет.

Первым важным по своей значимости мероприятием, с которого начал свою работу женотдел, стало проведение Всебашкирской беспартийной конференции работниц и крестьянок в сентябре 1920 г. Это сыграло значительную роль в привлечении женщин на сторону новой власти и развитии женского движения Башкирии в новых условиях.

После конференции работа среди женщин стала приобретать более организованный характер, чему способствовало слияние двух женотделов в один после образования единой автономной республики в 1922 г. Однако сами женщины упорно не хотели принимать нововведения, их упрекали в пассивности и отсталости. Для облегчения политической мобилизации женского населения республики внедрялось обязательное обучение русскому языку. Их раскрепощению в те годы мешал консерватизм мужской части населения и противодействие духовенства. Так, при Духовном управлении мусульман был создан своеобразный «женотдел» во главе с кадыем (членом) М. Буби, которая вела активную деятельность среди мусульманок. Учитывая все эти моменты, женотдел пытался вести работу среди женщин на родном языке, что было крайне нелегко. Женотдел ЦК РКП (б), определяя задачи, формы и методы работы среди женщин, Башкирскую АССР относил к республикам советского Востока. Однако А.И. Нухрат, возглавлявшая женотдел, указывала: «работу среди женщин Башкирии мы строили по опыту русских, ибо, бывая на всесоюзных встречах женотделов, убедились, что никаких особых «восточных» форм нам не требуется»45. И все же своеобразие  общественного и семейного положения башкирских женщин ему  приходилось учитывать при выборе форм и методов работы. В 1921 г. он предложил открыть женский клуб для башкирских и татарских женщин, чтобы они могли «быстрее объединиться». Однако для автономной республики с отсталым женским населением и не отработанной системой руководства женским движением нужен был центральный клуб.  В ноябре 1927 г. в Уфе был открыт Дом тружениц Башкирии, ставший «единым штабом» проведения работы среди женщин, верным помощником женотдела. Нужно заметить, что в соседних регионах в работе среди женщин такая форма не использовалась. Кроме того, широко применялись в работе национальные праздники. Большую помощь женотделу и женработникам в работе оказывала женская печать, особенно на башкирском языке. Основной формой работы среди женщин по указаниям ЦК РКП (б) стали делегатские собрания. Определенную роль сыграла деятельность комиссии по улучшению труда и  быта женщин при БЦИК по вовлечению башкирских женщин в кооперацию, привитию им культуры садоводства, огородничества, а также в быту. Наряду с антирелигиозной пропагандой, важным направлением в работе женотделов выступала также борьба с многоженством и калымом, имевших место и среди членов партии.

В проведении работы среди многонационального и многоконфессионального женского населения Башкирии использовались разнообразные формы. Не все они встречали поддержку со стороны женотделов и самого женского населения. Зачастую они руководствовались сверху спускаемыми циркулярами, что тормозило работу и вызывало недовольство на местах. Частой была смена женработников, отсутствовала литература на национальных языках. Имели место непонимание необходимости специальных органов и проведения работы среди женского населения, определенные ликвидаторские настроения, что сказывалось на качественной стороне работы. Оплачиваемых должностей по работе среди женщин было незначительно. Отдел работниц ЦК партии выделял средства, но еще чаще обещал, а потом их сокращал. Согласно принятым в советской историографии оценкам, в процессе становления женского движения в БАССР после 1917 г. произошло оформление структуры партийных органов по руководству работой среди женщин, были подготовлены первые кадры женработников. Можно ли считать создание таких организаций действительно проявлением коллективного женского самосознания – вопрос дискуссионный. Тем не менее, трудно не признать, что в середине 1920-х гг. завершается первый этап и начинается качественно новый этап в развитии женского движения республики, который длится до середины 1930-х гг., завершившись роспуском женотделов, а затем и женсекторов ввиду «решенности в СССР женского вопроса».

История политической мобилизации женщин Башкирии во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг. связана со складыванием общей системы руководства работой среди женщин, к которой относилась, прежде всего, разнообразная агитационно-разъяснительная и культурно-просветительная работа. Целью ее было вырвать женщину из привычного образа жизни, ориентированного на дом и семью, вовлечь ее в экономическую и общественно-политическую жизнь. Женский вопрос был возведен в ранг государственной политики, причиной чему являлась необходимость заручиться поддержкой большей половины населения. В развитии женского движения Башкирии этот этап знаменовал переход от попыток добиться независимости – к развитию созданного сверху «женского движения», жестко подчиненного партийному руководству, лишенного самостоятельности и превращенного в «приводной ремень» между партией и женщинами.

Во втором параграфе «Женщины БАССР в предвоенные годы: задачи, формы, методы работы и ее результаты» показано участие женщин республики в экономической и политической жизни в 1930-е гг.

Проводившая в эти годы в республике работа «строилась так, чтобы охватить партийным влиянием растущую активность работниц и крестьянок»46. Женотдел в своей деятельности опирался на установку парторганов перейти в работе среди женщин «от отвлеченной общей агитации к практическим мероприятиям». Однако в январе 1930 г. последовала реорганизация партийных органов, коснувшаяся и структуры женской работы. В итоге учреждается женский сектор по массовой работе среди работниц и крестьянок. Подобная реорганизация произошла и в Башкирии. Теперь перед женским активом ставится конкретная задача «перенесения центра тяжести на производство и колхозы», что должно было способствовать «поднятию трудовой дисциплины и производительности труда». Мы пришли к выводу, что проводившаяся среди женщин работа мало чем отличалась от других регионов и страны в целом, в основном использовались те же формы и методы. Помимо работы делегатских собраний, в ходу были слеты ударниц, конференции, использовались радио, кино, клубы, красные уголки, беседы, митинги.

В 1934 г. ХVІI съезд ВКП (б) ликвидировал женсектора, хотя в ряде восточных регионов они были вновь созданы, в их числе в Башкирии. Но в ходе очередной перестройки партийной работы были ликвидированы. Это же коснулось комиссий по улучшению труда и быта женщин (КУТБ) при БЦИК, затем женорганизаторов при политотделах МТС и совхозов.  Все это сказалось на качественной стороне работы среди женщин, поэтому обком партии указывал, что постоянной работы среди женщин нет.

В эти годы государственная политика в отношении женщин переориентировалась, стала носить более прагматический характер. Производственные функции женщин, наряду с материнскими, приобрели ведущее значение. Вовлечение женщин, особенно нерусских народов, в производство стало одним из основных направлений в деятельности женских органов и женактива Башкирии. Обком партии считал эту задачу государственной. В 1929 г. был разработан особый пятилетний план вовлечения женщин в сферу общественного производства. В ходе его реализации к концу 1930-х гг. доля женщин среди занятых на производстве составляла более трети. Но здесь имелось немало проблем, в частности использование их на неквалифицированной и малоквалифицированной работах, в основном женщин нерусских национальностей. В то же время их вовлечением в производство решалась острая социальная проблема – безработица. Посредством подготовки рабочих кадров, решалась другая, более значимая задача – получить большую «армию труда» в лице женщин, способных на случай войны заменить мужчин. В Башкирии этот процесс имел свои особенности, связанные с национальными, бытовыми и другими традициями.

Не менее важной задачей являлось проведение другой массово-политической кампании – коллективизации сельского хозяйства. Участию и вовлечению женщин в колхозы придавалось, прежде всего, политическое значение. В их активизации использовались различные формы: собрания, конференции, слеты колхозниц - ударников труда, старух, вечера «красных свах» и др. Особенно активно участвовала основная часть женщин в сборе денег в тракторный фонд. Но имелись извращения в проведении кампании, что вело к обострению обстановки в деревне. Были зафиксированы случаи участия женщин в антиколхозных выступлениях. Мы пришли к выводу, что эта кампания не везде и не всем женским населением республики была поддержана. Неэффективным было их использование в сельскохозяйственном производстве. Конечно, они получили возможность расширения сферы экономической самостоятельности, профессионального обучения, участия в общественной жизни. Но их работа в колхозе была сезонной, в основном они выполняли второстепенную и низкооплачиваемую работу. При этом с них не снималась загруженность в домашнем и личном подсобном хозяйстве. Проявлявшееся недовольство мужчин их участием в колхозной жизни сказывалось на результативности производственной и общественной деятельности. 

Одной из задач, поставленных обкомом партии перед женотделом, являлась активизация женщин в общественно-политической жизни через вступление в партию, комсомол и участие в работе общественных организаций, чтобы через социально активных женщин держать под контролем эту большую общественную силу. В 1930-е. гг. доля женщин в Башкирской партийной организации не превышала 14,5 %. Третья часть молодежной организации республики приходилась на девушек. Немало было их в советских и общественных организациях. Однако расширение участия женщин в органах власти и управления, представительства в партии происходило медленно. Несмотря  на возрастание численности в них, наблюдался явный дисбаланс между количеством активной части женщин и их долей в руководящих органах. 

Перемены в общем курсе руководства страны в предвоенный период внесли коррективы в проведение работы среди женщин. Продолжали действовать делегатские собрания. Однако в 1933-1934 гг. их распустили в связи с «не соответствием в организации женщин», из арсенала средств, использовавшихся в работе среди женщин, выпала одна из составных. В работе основными направлениями продолжали оставаться культурно-просветительная, антирелигиозная, оборонно-массовая, широко использовалась женская печать.  В эти годы уделялось внимание охвату  работой тех категорий женщин, кому была указана конкретная роль для выполнения стратегических задач, определенных руководством  страны и республики. Нужно заметить, что теперь работа направлялась на всех женщин, меньше обращалось на национальные и иные моменты.

Таким образом, в этот период в статусе, положении женщин Башкирии  произошли заметные изменения. Разбуженная их общественная активность становилась привычной. Складывался новый тип женщины – активного строителя нового общества, «готового к труду и обороне страны». Партии и государству удалось посредством женотделов и использованием специфических форм и методов работы, приспособленных к местным условиям, повернуть в сторону своей поддержки самую отсталую и пассивную часть населения. Однако к середине 1930-х гг. резко проявилось противоречие между стремлением женщин к общественной деятельности и ограничением ее рамками командно-административной системы. Женщины были отстранены от полноценного участия в разработке и осуществлении государственной политики. Хотя женское движение искало новое поле деятельности, куда могло направить созидательный потенциал женщин, но его ожидали реорганизации, несшие перемены в деятельности, а затем и ликвидация специальных органов, что приостановило его развитие и негативно отразилось на социальной активности женщин, провозглашенное их равноправие стало формальным. Но впереди их и само движение ожидало серьезное испытание, как Великая Отечественная война.

Пятая глава «Женский фактор в общественной жизни Башкирии в 1940-х середине 1980-х гг.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Труд и общественно-политическая активность женщин Башкирии в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 гг.» рассмотрен вклад женщин республики в  победу.

С началом войны тысячи граждан Башкирии выражали решимость с оружием в руках встать на защиту Родины, среди них были и женщины. Исследователи указывают, что за годы войны на фронт были призваны свыше 3 тыс. женщин республики47.  Но основная «общественная нагрузка» женщин в тех условиях состояла в выполнении гражданского долга в тылу на любом участке, куда «направят» партия и правительство. Они стали большой, а зачастую и решающей силой в мобилизации основных людских и экономических ресурсов для победы над врагом. В республике патриотический порыв женщин был подхвачен местными органами и направлен на ослабевшие участки. В первую очередь, в промышленности из-за мобилизации мужчин-рабочих на фронт сложилась острейшая диспропорция между производственными мощностями и рабочей силой. Призывы заменить ушедших на фронт мужчин нашли широкую поддержку среди женщин. Начатое еще до войны движение женщин за овладение рабочими специальностями получило широкий размах. Подготовив через краткосрочные курсы новые рабочие кадры, республика к лету 1942 г. сумела решить одну из острых проблем перестройки экономики на военные нужды.

Но особенно нелегко было женщинам в деревне. На их долю выпала организация и проведение сельскохозяйственных работ, выполнение обязательных государственных хлебопоставок, снабжение фронта и тыла продовольствием. Башкирия в числе ряда регионов должна была поставлять сельскохозяйственных продуктов и сырья фронту и тылу значительно больше, чем она давала раньше. Выполнение этой сложнейшей задачи легло на женщин, престарелых людей и подростков. Но не хватало механизаторских кадров. За помощью в решении этой насущной задачи руководство страны и местные органы обратились к женщинам. 3 июля 1941 г. 42 девушки-колхозницы Уфимского района, обучавшиеся на курсах трактористов и помощников комбайнеров при МТС района, обратились ко всем девушкам Башкирии с призывом овладеть специальностью трактористов и комбайнеров. Их призыв был поддержан в республике. Значительное увеличение механизаторских кадров в сельскохозяйственном производстве республики произошло во многом благодаря массовому приходу женщин. 

Война изменила отношение сельчанок к труду в колхозном производстве. Повысилась трудовая дисциплина, поднялась выработка трудодней на каждую колхозницу, снизилось число не выработавших обязательного минимума трудодней. Они стали в деревне не только основной рабочей силой, но и проявили себя способными организаторами производства. Увеличилась доля женщин среди председателей колхозов, бригадиров. Они возглавили партийные и советские органы, политотделы МТС. Несмотря на выпавшие трудности, женщины выступали инициаторами трудовых починов, в частности движения женских тракторных бригад, организации звеньев высокого урожая. На всю республику и страну стали известны имена трактористок Ф. Кагармановой (Дюртюлинская МТС), Т. Хакимовой (Туймазинская МТС), Ф. Фазлетдиновой (Баишевская МТС), звеньевой Н. Саламатиной (Альшеевский р-н), сноповязальщицы А.Н. Чуевой (Куюргазинский р-н) и др.

В годы войны женщины Башкирии внесли большой вклад в развитие различных форм всенародного движения в помощь фронту. Это проявлялось в создании фонда обороны, внесении добровольных денежных взносов на строительство боевой техники, сборе теплых вещей и подарков для фронтовиков, реализации военных государственных займов и денежно-вещевых лотерей, помощи госпиталям, донорском движении, организации помощи семьям фронтовиков, детям – сиротам, стирке и починке армейской одежды, оказании помощи освобожденным от врага регионам и др. Только теплой одежды для воинов было собрано свыше полумиллиона штук, на производство вооружения, боевой техники - 255 млн. рублей. Всего, за годы войны на укрепление оборонной мощи страны, на нужды армии Башкирия дала в виде добровольных взносов, займов и денежно-вещевых лотерей в сумме 2090 млн. рублей, что стало серьезным вкладом в общее дело победы48. В этом немалой была доля женщин. 

Сложной в условиях военного времени была общественно-политическая жизнь. Встали задачи перестройки в кратчайшие сроки на военный лад всей жизни республики. Вопросы пополнения состава партийных, комсомольских органов, подготовки руководящих кадров для всех сфер решались в основном за счет женщин и молодежи. Доля женщин в составе парторганизации республики за эти годы вдвое выросла. В то же время незначительным оставалась их численность в выборных органах. Партия продолжала оставаться «мужской». Такой же была картина в других общественных организациях. 

Война внесла свои коррективы в женское движение, работу среди женского населения. Вся массово-политическая работа проводилась под общим директивным лозунгом «Все для фронта, все для победы!». В ходе войны акценты в ней смещались. Поначалу, учитывая возросшую роль женщин, основное внимание уделялось масштабным мероприятиям –  митингам, собраниям, лекциям, докладам. С 1943 г. больше внимания стало обращаться работе с небольшими группами женщин в рабочих коллективах и по месту жительства, беседам с отдельными гражданками. В работе произошел временный перенос центра тяжести от директивных мер к разъяснению целей и характера войны, стремлению мобилизовать все силы женщин на оказание всемерной помощи армии, укрепление морально-психологической готовности к самопожертвованию, забвение личных интересов во имя победы над врагом. В проведении работы среди женщин применялись, как общие, так и специфические, формы, возникали новые.

В организации женщин Башкирии на помощь фронту немаловажную роль сыграли женсоветы, роль которых в предвоенный период принижается в общественно-политической жизни. Однако теперь они были возрождены, но в основном в городах. Кроме того, при  горрайвоенкоматах  были созданы советы жен начальствующего состава РККА для разрешения проблем эвакуированного населения. При поддержке партийных и советских органов женсоветы сумели наладить политико-воспитательную и общественную работу среди различных категорий женского населения, направить их усилия на помощь армии и тылу. В сложных условиях они оказывали помощь социальным, хозяйственным, партийным органам в решении насущных задач, но не сумели стать той заметной общественной силой, каковыми себя показали до войны. В то же время женсоветы приобрели определенный опыт деятельности, полагаясь только на свои силы, умение, что вело к самостоятельности и инициативности, научились вести работу среди различных категорий женщин, отстаивать их интересы, проявлять заботу о незащищенных слоях населения. Произошли перемены в самом женском населении, который ввиду чрезвычайной необходимости был допущен к управлению государственными делами. Война в корне изменила уклад их жизни и жестко передвинула их интересы из личной сферы в общественную. Участвуя в многочисленных патриотических движениях, женщины почувствовали возложенную на них ответственность. Осуществляя руководство тем или иным вверенным участком работы, участием в партийной и другой общественной работе они приобретали опыт организаторской работы, который был использован в последующем. Но постепенно с возвращением мужчин с фронта они вытеснялись из общественно-политической жизни, из сферы производства. Однако эйфория победы рождала надежды на достижение женского равноправия в ближайшем будущем. 

Во втором параграфе «Социальный статус и формы социально-политической активности женщин БАССР в середине 1940-х середине 1980-х гг.»  показаны социальный статус и формы политической активности женщин Башкирии в послевоенный и последующий периоды.

С завершением Великой Отечественной войны страна возвращалась к мирной жизни, нужно было восстанавливать народное хозяйство, переводить его на мирные рельсы. В решении этой задачи партийно-государственные органы вновь обратились к женскому населению. Кроме того, возникала необходимость определить место активизировавшемуся, особенно под влиянием войны, женскому фактору. Ведь тогда они заменяли мужчин на всех участках экономической и общественной жизни, им доверяли ответственные посты. Однако теперь необходимость подобного их использования отпадает. Но определенное их представительство и участие в общественно-политической жизни нужно было сохранить, что и делалось путем разнарядок и квот. Подобная «регулируемая» демократия была присуща для советского периода отечественной истории, чем демонстрировались «преимущества» социалистической системы.

В послевоенный период общественно-политическая жизнь в Башкирии характеризовалась дальнейшим укреплением административно-командной системы. Главенствующее положение продолжала занимать ее составное звено – КПСС. Партия оставалась «мужской», женское представительство среди рядового состава и в выборных органах было незначительным,  происходило их вытеснение с позиций номенклатурных должностей. Доля женщин в составе областной парторганизации снизилась, в 1985 г. она составляла третью часть. Примерно таким же оно было в других представительных органах и общественных организациях, что указывало на все еще имевшееся недоверие к организаторским способностям женщин, недостаточное их выдвижение на руководящую работу, незавершенность решения женского вопроса. Находясь на низших ступенях власти, женщины не могли влиять на принятие решений. Формальный подход к разрешению вопроса повышения статуса женщин стало нормой и свидетельствовало о недооценке их, как суверенной личности и субъекта общественного развития.

В конце 1950-х – начале 1960-х гг. стали возникать многочисленные общественные организации, что стало «масштабным экспериментом» по частичной передаче им функций государственной власти. Они возникли и в Башкирии. Возникали, вернее, возрождались, женсоветы, особое оживление которых приходится на начало 1960-х гг. В основу их деятельности легло принятое Президиумом Верховного Совета БАССР в сентябре 1961 г. «Положение о женских советах», которое стало для них «указующим» документом на два десятилетия. В 1962 г. в республике действовало свыше 1,1 тыс. женсоветов с 9,5 тыс. активистов. Через два десятилетия их стало вдвое больше. На них возлагалось решение тех задач, которые определялись, исходя из важности для государства, то есть оно не могло или не хотело обременять себя, а их усилиями закрывало «брешь» во многих социальных вопросах. Интересы конкретной женщины чаще всего упускались из виду. Многие вопросы, касавшиеся семейно-бытовой стороны жизни женщин, женсоветами не рассматривались. Их, прежде всего, интересовали производственные проблемы, лояльность женского населения к власти, проводимой ею политике. Хотя иногда предпринимались робкие попытки придать своей деятельности некую политическую направленность, что отражало стремление женактива расширить пределы деятельности, наладить связи с сельским активом. Но этому тормозил партийный контроль над женским движением, который в явной или скрытой форме существовал всегда. 

В рассматриваемые годы формы массовой работы среди различных категорий женского населения практически не изменились. Получили дальнейшее развитие традиционные формы работы среди женщин. Но качественных изменений и большого разнообразия форм работы в женском движении не было, не чувствовалось и реальной отдачи от проводимых мероприятий. В связи с этим в октябре 1971 г. обком КПСС решает создать республиканский женский совет. Однако он, как и сами женсоветы, так и не стали той силой, которая бы выражала и защищала интересы женщин. Они являлись лишь «верными помощниками партии». Наблюдавшееся некоторое оживление ограничилось лишь организационным оформлением. Обком партии контролировал процесс вовлечения женщин в общественно-политическую жизнь, определял цели, задачи, формы их участия и представительства в политических и выборных органах. Стремление женщин к активной общественной деятельности ограничивалось системой. Они участвовали, выдвигались настолько, насколько позволялось партийно-государственными директивами. Они выступали в политической жизни, в выборных органах не как представители и выразители интересов женского населения, а всего лишь декларативным «подтверждением преимуществ советской политической системы, в которой гарантировались права и свободы для всех групп и слоев населения», что, безусловно, не отражало реального положения. Несмотря на существование в республике массовых общественных организаций, женсоветов и женских комиссий, женщины были отстранены от реального участия в процессе принятия решений, статус женщины свидетельствовал о многочисленных проблемах, острых противоречиях между двумя социально значимыми функциями женщины-труженицы и матери (на работе и дома). Эти вопросы стали предметом обсуждений на состоявшейся в 1987 г. республиканской конференции женщин, что указывало о серьезных проблемах в развитии женского движения Башкирии.

В Заключении подведены итоги исследования, изложены основные выводы.

Проведенное исследование развития женского движения в Башкирии, участия женщин в общественно-политической жизни ХХ века убедило в их сложности и противоречивости. Начавшись с основания первой женской организации в 1904 г., женское движение в Башкортостане постоянно имело свои традиционно-бытовые, конфессиональные и культурные особенности. Если оно начиналось, как независимое и демократическое, то уже после 1917 г. потеряло этот характер и оказалось подчинено общему советскому пониманию путей «решения женского вопроса». Несмотря на почти вековой период своего развития, движение в регионе так и не смогло решить стоявшие перед ним задачи, так и не смогло обеспечить фактического равенства женщин Башкирии в обществе и семье. В этом оно лишь повторило общую судьбу всероссийского женского движения, которое и сейчас остается расколотым, не способным решать общие задачи.

Обзор исторического опыта женского движения в регионе позволил обобщить материалы по истории возникновения женских обществ в Башкортостане, показать разностороннюю их деятельность, имевшую значительную социальную эффективность. Нет сомнения в том, что участие в них стало первым шагом вступления женщин в общественную жизнь, дало толчок процессу их раскрепощения и переменам в социально-политическом статусе.  Конечно, на положение и статус женщин в обществе большое влияние оказывали различные модернизационные процессы, без которых трудно представить сейчас развитие любой индустриальной страны. Однако не стоит забывать, что вовлечение женщин в них, их участие в общественно-политической жизни сопровождалось коренной ломкой традиционных ценностей, изменением привычного образа жизни и самосознания.

Организованные в послеоктябрьский и последующий периоды специальные органы по работе среди женщин – женотделы, женсоветы, иные формы женских объединений за время своей деятельности показали эффективную работу по вовлечению женщин в общественно-политическую жизнь. Однако анализ их активности доказал, что они так и не смогли стать серьезной силой, способной оказывать влияние на органы власти с целью защиты интересов женщин. Женщины практически оказались отстраненными от полноценного участия в разработке и осуществлении государственной политики, исключенными из общественно-политической жизни Башкирии.

Изучение государственной политики в отношении женщин Башкирии в рассматриваемый период указывает, что она всегда, постоянно носила прагматический характер, отношение к женщине было и оставалось объектным – в ней видели «производительную силу, верную помощницу» в реализации стратегически важных хозяйственно-политических задач. Подтверждением  тому стал весомый вклад женщин республики в Победу в годы Великой Отечественной войны. Подобная политика в гораздо меньшей степени отвечала их интересам, нежели интересам партии и государства, и не случайно, учтя заложенный в нее огромный потенциал, государство продолжало держать ее «под контролем». Оно активно использовало целую систему мер для «повышения социальной активности женщин, улучшения положения в обществе и семье, совмещения социально значимых ролей» с учетом этноконфессиональных и культурных особенностей, бытовых традиций. Но, несмотря на все эти беспрецедентные усилия осуществить социалистические преобразования, «женский вопрос» как их часть так и не был решен, женщины не стали де-факто равноправными гражданками, полноценными субъектами общественно-политической жизни Башкирии ХХ в.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  Монографии:

  1. Женщины Башкортостана: социальный облик (конец 50-х – начало 90-х годов).  Уфа: Китап, 1998.  224 с. (12,08 п. л.).

2. В единении – сила! Женские общества в Башкортостане на рубеже ХІХ – XХ вв. Краткий исторический очерк. Уфа: Белая река, 2008. 136 с. (8,5 п. л.).

3. Женский вопрос в России в 1917 году: региональный опыт. Уфа: Белая река, 2008. 216 с. (12,6 п. л.).

  Брошюры, разделы в коллективных работах:

  1. Женщины в составе населения Республики Башкортостан. Препринт доклада. Уфа: Принт, 1994.  20 с. (1,0 п. л.).

  2. История Башкортостана. 1917-1990-е годы. Колл. труд в 2-х т. Т.1. 1917-1945. Уфа: Гилем, 2004. 400 с. (в соавторстве;  7 п. л).

  3. История Башкортостана. 1917-1990-е годы. Колл. труд в 2-х т. Т.2. 1945-1990. Уфа: Гилем, 2005. 313 с. (в соавторстве;  5 п. л.).

  4. Хрестоматия по истории Башкортостана ХХ в. Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2005. 212 с. (в соавторстве;  5,5 п. л.).

  5. Женское движение в Башкортостане. 1900-1941. Сб. документов и материалов. Уфа: Гилем, 2008. 274 с. (в соавторстве;  5,87 п. л.).

  6. Женское движение в Башкортостане. 1941-2000. Сб. документов и материалов. Уфа: Гилем, 2009. 307 с. (в соавторстве; 8,83 п. л.).

  7. Башкиры в Башкортостане в ХХ столетии: исторические очерки. Колл. монография. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2009. 304 с. (в соавторстве; 4,35 п. л.).

  Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях (в соответствии с перечнем ВАК):

  1. Башкортостан в 1905-1917 гг.: о женском вопросе в общественно-политической жизни // Вестник Башкирского университета. 2007. № 1. С. 152-154. (0,45 п. л.).

2. Женский вопрос в России и основные итоги его изучения в ХХ веке // История науки и техники. 2007.  № 9. Спец. выпуск № 2. С. 130-132. (0,4 п. л.).

3. Женская история в башкирской историографии: состояние, проблемы // История науки и техники. 2007. № 12.  Спец. выпуск № 3. С. 140-141. (0,3 п. л.).

4. От автономии к суверенной республике: вехи общественно-политического развития Башкортостана в ХХ веке // Экономика и управление. 2007. № 3. С. 52-56. (0,5 п. л.).

5. Деятельность благотворительных обществ на Южном Урале в конце XIX – начале ХX века: женский вопрос // Вестник Челябинского университета. 2008. № 5. История. Выпуск 23. С. 51-57. (0,5 п. л.).

6. Использование женского труда в промышленности Башкирии в 1919-1940 гг. // История науки и техники. 2008. № 6.  Спец. выпуск № 3. С. 84-88. (0,5 п. л.).

7. Общественная мысль России конца XIX – начала ХХ века о женском равноправии // История науки и техники. 2009. № 12. Спец. выпуск № 4. С. 192-194. (0,3 п. л.).

8. Женский труд в промышленности Башкирии в годы Великой Отечественной войны // История науки и техники. 2010. № 6. Спец. выпуск  № 2. С. 124-126. (0,3 п. л.).

9. Женский социум советской Башкирии во второй половине 1940-х – 1960-х гг.: региональный опыт организации, формы политической активности // Женщина в российском обществе. 2010. № 3. С. 69-78. (1,0 п. л.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций:

1. К проблеме социальной активности женщин // Социология социально-политических проблем обновления социализма: тезисы Всесоюз. науч. конф. Уфа, 1990. С. 38-40. (0,1 п. л.).

2. Башкирская женщина в семье: традиция и реальность // Восток: прошлое и будущее народов: тезисы Междунар. науч. конф. М., 1991. Том 1. С. 222-224. (0,3 п. л.).

3. К проблеме равноправия полов в обществе: история и реальность // Востоковедение в Башкортостане: тезисы Междунар. науч. конф.  Уфа, 1992. С. 44-45. (0,1 п. л.).

4. О первой конференции башкирских женщин // Россия и Восток: проблемы взаимодействия: тезисы Междунар. науч. конф. Уфа, 1993. С. 186-188. (0,3 п. л.).

5. «Женский вопрос на I Всеобщем съезде башкир // Оренбургскому краю – 250 лет: материалы Юбилейной науч. конф. Оренбург, 1994. С. 101-103. (0,2 п. л.).

6. Женщины в демографической структуре Башкортостана // Отечественная история. 1996. № 4. С. 181-186. (1,0 п. л.).

7. Социальный облик женщин Башкортостана (краткий обзор литературы) // Страницы истории Башкирской республики: сборник статей. Уфа, 1998. С. 186-194. (0,5 п. л.).

8. О состоянии начального образования мусульманских женщин в Уфе (нач. ХХ в.) // Уфа: прошлое, настоящее, будущее: материалы науч.-практ. конф. Уфа, 2000. С. 127-131. (0,3 п. л.).

9. Отечественная общественная мысль о правовом статусе женщины // Философская и общественно-политическая мысль Башкортостана в ХХ столетии: материалы Регион. науч.-практ. конф. Уфа, 2001. С. 214-216. (0,3 п. л.).

10. Женщина и война: социально-политический аспект (на материалах БАССР в 1941-1945 гг.) // Ватандаш. 2001. № 6. С. 132-134. (0,3 п. л.).

11. Башкирская женщина в общественной жизни // материалы I междунар. конф. женщин Тюркского мира. Анкара, 2002. С. 365-368. (0,5 п. л.).

12. Малоизвестные источники по истории женского движения в Башкортостане в начале ХХ в. // Башкироведение: сборник статей. Уфа, 2004. С. 394-403. (0,5 п. л.).

13. Земной поклон // Родина. 2005. № 4. С. 21-23. (0,5 п. л.).

14. Роль женщин деревни в организации помощи фронту в годы войны (по мат. БАССР) // Вклад Урала в разгром фашизма:  исторический опыт и современные проблемы национальной безопасности: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2005. С. 111-114. (0,5 п. л.).

15. Общественно-политическая жизнь в Башкирии в годы Великой Отечественной войны: некоторые аспекты // 60 лет Великой Победе: материалы Регион. науч.-практ. конф. Уфа, 2005. С. 69-71. (0,2 п. л.).

16. Женский вопрос в общественной жизни России в начале ХХ столетия: региональный аспект // Урал-Алтай: через века в будущее: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Уфа, 2005. С. 253-255. (0,3 п. л.).

17. Башкирия в послевоенный период: к вопросу об участии женщин в общественно-политической жизни // Башкирская филология: сборник статей. Уфа, 2005. С. 316-321. (0,5 п. л.).

18. Участие женщин России в общественно-политической жизни в ХХ в.: региональный аспект // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Уфа, 2006. С. 228-231. (0,5 п. л.).

19. У истоков новой жизни // Башкортостан в ХХ столетии. Исторические портреты: сборник науч. статей. Выпуск І. Уфа: Гилем, 2006. С. 104-112. (0,4 п.л.).

20. Башкортостан в период революции 1905-1907 гг.: о женском факторе в общественной жизни // Российской революции 1905-1907 гг. – 100 лет!: материалы Регион. науч. конф. Уфа, 2007. С. 3-5. (0,2 п. л.).

21. Формы и методы развития социальной активности женского населения Башкирии в 1917 – 1941 гг. // Россия и Башкортостан: история отношений, состояние и перспективы: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Уфа, 2007. С. 250-252. (0,2 п. л.). 

22. Благотворительницы // Башкортостан в ХХ столетии. Исторические портреты: сборник науч. статей. Выпуск ІI. Уфа: Гилем, 2007. С. 85-101. (1,0 п. л.).

23. Женский вопрос в общественной жизни Башкортостана в 1917 г. // Башкиры в древности и сегодня: исследования по истории, языку и культуре: сборник статей. Стамбул, 2008. С. 173-177. (0,5 п. л.).

24. Вопрос о равноправии женщин в трудах мусульманских просветителей в начале ХХ в. // Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе: материалы Междунар. симпозиума. Уфа, 2008. С. 135-140. (0,3 п. л.).

25. Риза Фахретдинов о социальном статусе женщины // Просветительские традиции ислама в Урало-Поволжье: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Уфа, 2009. С. 77-78. (0,3 п. л.).

26. Башкирская женщина в общественной жизни России в 1920 гг.: исторический опыт: тезисы VІII Конгресса этнографов и антропологов России. Оренбург, 2009. С. 523-524. (0,2 п. л.).

27. Использование женщин в народном хозяйстве в годы Великой Отечественной войны: региональные и национальные особенности // Мобилизационная модель экономики: исторический опыт России ХХ века: материалы Всерос. науч. конф. Челябинск, 2009. С. 361-368. (1,0 п. л.).

28. Деятельность женских обществ в Башкортостане в конце XIX – начале XX вв. // История и современность. М., 2009. № 2. С. 199-208. (0,5 п. л.).

29. Женсоветы Башкирии в годы Великой Отечественной войны: опыт деятельности и вклад в победу // Современные подходы к изучению истории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.: теория, методология, технологии и методика: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Уфа, 2009. С. 153-156. (0,3 п. л.).

30. Общественный быт и статус башкирской женщины // Женская и гендерная история Отечества Х – ХХI вв.: новые проблемы и перспективы: материалы Всерос. конф. РАИЖИ. М., 2009. С. 58-60. (0,1 п. л.).

31. Женотделы Башкирии в 1919 – 1929 гг.: создание, особенности деятельности // Урал – Алтай: через века в будущее: материалы ІV Всерос. науч.-практ. конф. Уфа, 2010. С. 254-257. (0,4 п. л.).

32. Общественно- политическая обстановка в Башкортостане  в начале ХХ в. и возникновение первых женских организаций // Социальная история. Ежегодник. 2009. СПб., 2010. С. 198-216. (1,0 п. л.).

33. Труд во имя Победы: женщины в сельском хозяйстве Башкирии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Трудовые отношения в условиях мобилизационной модели развития: сборник статей. Челябинск, 2010. С. 147-163. (1,0 п. л.).

34. У истоков женской печати в Башкортостане // Башкортостан в ХХ столетии. Исторические портреты: сборник науч. статей. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2010. Выпуск IІI. С. 52-58. (0,5 п. л.).


1 Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин // Права и свободы личности. Международные документы, комментарии. М., 1995. Вып. 11. С. 172.

2 Женский вопрос в Государственной думе: Из стенографических отчетов о заседаниях Гос. думы. СПб., 1906; Мижуев П.Г. Женский вопрос и женское движение. СПб., 1906; Петражицкий Л.И. О пользе политических прав женщин. СПб., 1907; Южаков С. Женщина-избирательница. (К вопросу о реформе русского избирательного права). М., 1906.

3 Женское движение 1905 года в отзывах современных деятелей. СПб., 1906; Шабанова А.Н. Очерк женского движения в России. СПб., 1912.

4 Лебедева О. Движение мусульманок. Положение мусульманской женщины раньше и теперь. Казань, 1907; Остроумов Н.Н. Современное правовое положение мусульманской женщины. Казань, 1911.

5 Фахретдинов Р. Знаменитые женщины. Оренбург, 1904.

6 Говоров А.В. Женский вопрос в связи с историческими судьбами женщины. Казань, 1907; Гуляев А.А. Миссионерское значение изучения женского вопроса в исламе и христианстве. Уфа, 1909; Кадыри З. Женский вопрос. Уфа, 1915. 

7 Волькенштейн О.А. Освобождение женщины. Пг., 1917; Погосский В.В. Политические права женщин. М., 1917; Анчарова М. Женщина и выборы в Учредительное собрание. М., 1917; Закута О. Как в революционное время Всероссийская Лига равноправия женщин добилась избирательных прав для русских женщин. Пг., 1917.

8 Рождественская К.М. Нужны ли женщинам избирательные права? Уфа, 1917; Тунтари М. Право женщин. Уфа, 1917.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 165; Т. 37. С. 185-187; Т. 39. С. 198-205, 285-288, и др. 

10 Социальная феминология. Иваново, 1998. С. 17.

11 Самойлова К.Н. Организационные задачи отделов работниц. М., 1920; Арманд И.Ф. Очередные задачи по работе среди женщин. М., 1920; Николаева К.И. РКП и работа среди трудящихся женщин. М., Л., 1925; Крупская Н.К. О работе среди женщин. М., Л., 1926.

12 10 лет работы партии среди женщин Башкирии. Уфа, 1927; Стина А.И. Башкирка. М., 1927; Нухрат А.И. Октябрь и женщина Востока. М.-Л., 1927; Ибрагимов Г. Как вести антирелигиозную пропаганду среди татарок и башкирок. М.-Л., 1928; Кильдиярова У. Оборона страны и женщины. Уфа, 1932, и др.

13 ХV лет ВЛКСМ: Сборник статей и воспоминаний о комсомоле Башкирии. Уфа, 1933; Выборы в Советы Башкирии в 1934 году. Уфа, 1935.

14 К женщинам всего мира! Уфа, 1942; На разгром врага. Уфа, 1943; Саламатина Н. Наш опыт борьбы за высокий урожай. Уфа, 1944;  Чуева А.Н. Мои рекорды на вязке снопов. Уфа, 1946.

15 Вафина Х., Сахаутдинова М. Башкирская женщина раньше и теперь. Уфа, 1958. 

16 Павлюченко Э.А. Женщины в русском освободительном движении. М., 1980; Кайдаш С. Сила слабых. М., 1984; Тишкин Г.А. Женский вопрос в России в 50-60 гг. XIХ века. Л., 1984.

17 Женщины Урала в революции и труде. Свердловск, 1963; Смирнова В.Н. Женщины Татарии на трудовом фронте в период гражданской войны. Казань, 1973; Она же. Женский вопрос на демократическом и социалистическом этапах революции. (Женщины Татарии в революции и гражданской войне). Воронеж, 1971.

18 Женщины Башкирии. Уфа, 1968; Современницы: Очерки о женщинах Башкирии. Уфа, 1979.

19 Гибадуллин Б.Г. Советская Башкирия в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Уфа, 1971; Саяпов Т.Ш. Все для фронта, все для победы! (о подвиге комсомола Башкирии в годы Великой Отечественной войны). Уфа, 1975; Ахмадиев Т.Х. Башкирская АССР в годы Великой Отечественной войны. Уфа, 1984.

20 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 2. (советский период). Уфа, 1966; Очерки истории Башкирской организации КПСС. Уфа, 1973.

21 Хасбулатова О.А. Социально-исторический опыт и традиции женского движения в России (1860-1917 годы). М., 1995; Пушкарева Н.Л. Женщина в русской семье Х – начала XІX в.: динамика социокультурных изменений. М.,  1997.

22 Хасбулатова О.А. Опыт и традиции женского движения в России (1860-1917). Иваново, 1994; Хасбулатова О.А., Гафизова Н.Б. Женское движение в России. (Вторая половина ХIХ - начало ХХ века). Иваново, 2003; Пушкарева Н.Л. Женское движение и феминизм в России 1812-2000 // Женское движение: вчера, сегодня, завтра. М., 2010. С. 153-172; Она же. Женское движение в России и на Западе: сходства и отличия // Женщины и власть в России: Материалы второго Всероссийского женского съезда (Москва, 28 ноября 2008 г.). М., 2009. С. 115-125; Аракелова М.П. Женщины России: страницы истории. М., 1994.

23 Фаизов С.Ф. Движение мусульманок России за права женщин в 1917 г.: страницы истории. Н. Новгород, 2005.

24 Сулейманова Р.Н. Трудовая и общественно-политическая активность советских женщин в 60-70-е годы (на материалах Башкирской АССР). М., 1989; Султангужина Г.Ю. Политическое и социально-экономическое положение женщин Башкирской АССР в 20-30-х гг. ХХ в. Уфа, 2008.

25 Асфандияров А.З. Брак и семья у башкир в ХVIІI – первой половине XIХ в. Уфа, 1989; Сулейманова Р.Н. Женщины Башкортостана: социальный облик (конец 50-х – начало 90-х годов). Уфа, 1998; Она же. В единении – сила! Женские общества в Башкортостане на рубеже XІХ-XХ вв. Краткий исторический очерк. Уфа, 2008; Она же. Женский вопрос в России в 1917 году: региональный опыт. Уфа, 2008; Цепкова С.Ю. Современная сельская женщина: труд, быт, досуг. Уфа, 1999.

26 Мать и дитя у народов Башкортостана. Уфа, 2001.

27 Женское движение в Башкортостане. 1900-1941. Уфа, 2008; Женское движение в Башкортостане. 1941-2000. Уфа, 2009.

28 Давлетшин Т.Д. Советский Татарстан. Теория и практика ленинской национальной политики. Лондон, 1974; Стайтс Р. Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 1860-1930. М., 2004.

29 Hablemitoglu S., Hablemitoglu N. Sefika Gasprali ve Rusy,ada trk kadin hareketi (1897 - 1920). Ankara, 1998; Wilke K.A. “Tchter der Sowjetunion” – “Mtter der Nation”? Alltag, Ideabild und Selbstverstdnis der Baschkirinnen in Gegewart und jngerer Vergangenheit. Berlin, 1997.

30 Опыт российских модернизаций XVІIІ-XХ века. М., 2000. С. 3, 244.

31 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т.  2-14.  М., 1983-1987; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917-1965). Т. 1-5.  М., 1967-1968.

32 Резолюции областных конференций Башкирской партийной организации и пленумов обкома КПСС (1917-1940 гг.). Уфа, 1959; Резолюции областных конференций Башкирской партийной организации и пленумов обкома КПСС (1941-1960 гг.). Уфа, 1962.

33 Женское движение в Башкортостане. 1900-1941. Уфа, 2008; Женское движение в Башкортостане. 1941-2000. Уфа, 2009.

34 Устав Дамского отделения Уфимского Попечительного о бедных Комитета. Уфа, 1900; Устав Уфимского мусульманского дамского общества. Уфа, 1913; Устав Оренбургского общества взаимного вспоможения трудящихся женщин. Оренбург, 1914.

35 Отчет о деятельности Общества дам Оренбургского купеческого сословия в пользу раненых русских воинов на Дальнем Востоке. Оренбург, 1904; Отчет Уфимского мусульманского дамского общества за 1912 год. Уфа, 1913; Отчет Оренбургского женского мусульманского общества за 1912 год. Оренбург, 1914, и др.

36 Женщины в СССР. М., 1936; Охрана здоровья и права женщин в СССР. М., 1947; Законодательство о правах женщин в СССР. М., 1975.

37 Национальные движения в период первой революции в России. Чебоксары, 1935; Татария в борьбе за победу пролетарской революции. Казань, 1957; Из истории оренбургских немцев. Оренбург – М., 2000; Октябрь в Башкирии. Уфа, 1979; Коллективизация сельского хозяйства Башкирской АССР (1927-1937 гг.). Уфа, 1980; Молодежное движение в Башкортостане. ХХ век. Уфа, 2005, и др.

38 Письма далекой военной поры. Уфа, 1990.

39 10 лет работы партии среди женщин Башкирии. Уфа, 1927; Женщины Башкирии. Уфа, 1968.

40 Енгалычева Р.Г. Девушки-воины. Фронтовые воспоминания. Уфа, 1975; Девичья юность закалялась в боях. Уфа, 2000.

41 Башкирская партийная организация ВКП (б) в ее съездах и конференциях (1917-1922 гг.). Уфа, 1932; Башкирская областная партийная организация в цифрах (1917 – 1987 гг.). Уфа, 1987.

42 Гражданки! // Оренбургская жизнь. 1917. 15 марта.

43 Сборник программ русских политических партий. Пг., 1917. С. 14.

44 Hablemitoglu ., Hablemitoglu N. efika Gaspirali ve Rusya’da  Trk Kadin Hareketi (1893-1920). Ankara, 1998. S. 163; У. Р. Всеобщий съезд мусульман // Вакыт. 1917. 16 мая.

45 Женщины Башкирии. Уфа, 1968. С. 51.

46 Отчет Башкирского областного комитета ВКП (б) XIІI областной конференции. Уфа, 1929. С. 97.

47 Бикмеев М.А. Исторический опыт военно-организационной и мобилизационной работы Башкирской АССР периода Второй мировой войны. Уфа, 2005. С. 80, 81.

48 Восьмая сессия Верховного Совета БАССР, 5-7 июля 1945 г. Уфа, 1945. С. 104.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.