WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МИНАЕВА  ТАТЬЯНА  СТАНИСЛАВОВНА

ТОРГОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ТАМОЖЕННАЯ ПОЛИТИКА

РОССИИ И ШВЕЦИИ В XVIII В.

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Архангельск

2010

Работа выполнена на кафедре отечественной истории государственного

образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Официальные оппоненты:                доктор исторических наук, профессор

                                               Захаров Виктор Николаевич

                                               доктор исторических наук

                                               Рогинский Вадим Вадимович

                                               доктор исторических наук

Степанов Валерий Леонидович

Ведущая организация                        Российский государственный

педагогический университет

имени А.И. Герцена

Защита состоится____________________ 2010 г. в _____ часов на заседании Диссертационного совета Д 212.191.02 при Поморском государственном  университете  имени М.В. Ломоносова  по  адресу:  163002,  г. Архангельск, ул. Смольный Буян, д. 7, учебный корпус № 2, ауд. 10.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Поморского государственного  университета  имени  М.В. Ломоносова  по адресу:  163002,  г. Архангельск, пр. Ломоносова, д. 4.

Автореферат разослан_______________________ 2010 года

Ученый секретарь Диссертационного совета,

Доктор исторических наук, доцент                                                Ф.Х. Соколова

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современных условиях развития рыночных отношений в России, увеличения внешнеторгового товарооборота, постепенной интеграции экономики страны в мировое хозяйство возрастает роль таможенной политики, как важнейшего инструмента государственного регулирования внешнеэкономической деятельности. Формирование и совершенствование таможенной политики невозможно без учета отечественного и зарубежного исторического опыта выработки и осуществления государством системы экономических, юридических и административных мер, таможенных правил и процедур, составляющих сущность таможенной политики. Интерес к истории таможенной политики обусловлен также усилением значимости таможенных органов в системе государственного управления в настоящее время, расширением их функций.

Таможенные органы участвуют в формировании таможенной политики и ее реализации. Исследование истории становления и развития таможенной системы, как в России, так и за рубежом, является актуальным в связи с осуществляемой в России перестройкой деятельности таможенных органов с учетом присоединения страны к Всемирной торговой организации (ВТО), повышением интенсивности внешнеэкономической деятельности и роста потребностей экспортеров и импортеров.

Вопрос о целях, задачах, мерах и результатах таможенной политики России и Швеции XVIII в. приобретает особую актуальность в связи с процессом политического и экономического реформирования, который проходил в обоих государствах в указанный период и в современных условиях осуществляется в России. Кроме того, в настоящее время Россия, также как и в XVIII в., участвует в нелегкой конкурентной борьбе в сфере внешней торговли, в том числе со Швецией, поэтому большое значение имеет исследование аналогичной ситуации в прошлом.

Проблема рационального сочетания принципов свободной торговли и протекционизма была и остается одной из наиболее острых и дискуссионных в  практике международных экономических отношений, поэтому изучение и сравнение российского и шведского протекционизма XVIII в. позволяет не только определить взаимодействие таможенной политики и внешней торговли в истории обоих государств, но и избежать повторения ошибок при проектировании и осуществлении таможенной политики в условиях XXI в.

Изучение таможенной политики России и Швеции в XVIII в. помогает найти решение современных научных проблем: уточнить значение самого понятия «таможенная политика», расширить и конкретизировать представление о взаимовлиянии таможенной системы и государства, определить общие черты, характерные для таможенной политики различных государств в переходный период от феодализма к капитализму, и установить ряд закономерных явлений, возникающих в сфере таможенного дела в ходе экономической и политической модернизации общества.

Степень научной разработанности темы. Интерес к истории таможенной политики, как самостоятельной теме научных исследований начал формироваться в конце XIX – начале XX вв. и в дальнейшем развивался под воздействием, прежде всего, состояния экономики страны и роли, места и функций таможенных органов в государственной политике и системе.

Отечественную историографию истории таможенной политики России XVIII в. условно можно разделить на три периода: 1) дореволюционный, 2) советский, 3) постсоветский, каждый из которых отличается особенностью методологического подхода к теме и проблематикой исследований.

В дореволюционный период авторы в основном обращались к истории таможенной политики России в целом, выделяли главные этапы в ее развитии. Большинство исследователей использовали термин «торговая политика», а под таможенной политикой понимали, как правило, только тарифные способы регулирования внешнеэкономических связей.

В советский период в связи с установлением государственной монополии на ведение внешней торговли и упрощением функций таможенных органов резко сократился интерес к истории таможенной политики. Фундаментальных исследований по этой теме практически не проводилось, изменение терминологического содержания не происходило, влияние таможенной политики на экономику страны в большинстве работ рассматривалось крайне схематично, выводы ученых нередко испытывали влияние государственной идеологии.

В постсоветский период глобальные изменения в развитии российского государства, в формировании и деятельности отечественной таможенной службы вызвали возрождение интереса к правовым, экономическим и историческим аспектам таможенной политики. В отечественной историографии не только продолжилось исследование отдельных этапов ее развития, но и стал складываться более широкий теоретический взгляд на таможенную политику, ее роль в государстве, началась разработка новых концептуальных подходов к изучению истории таможенной политики в целом.

Зарубежные исследователи с 1970-х гг. достаточно большое внимание уделяли истории российской внешней торговли и ввели в научный оборот много нового статистического материала, но анализ таможенной политики России XVIII в. в их работах почти не встречается.

История шведской таможенной политики и таможенной службы XVIII в. относится к числу вопросов наименее изученных в шведской историографии. Большинство исследователей фокусировали свое внимание на общей характеристике шведского меркантилизма и мероприятиях правительства в этом направлении.

Одной из наиболее дискуссионных в шведской историографии истории внешней торговли страны является проблема конкуренции российского и шведского железа в XVIII в., однако авторы рассматривают преимущественно английский рынок и не исследуют ситуацию торгового соперничества двух государств по другим видам товаров. В отечественной исторической литературе данная проблема специально не изучалась.

Таким образом, несмотря на то, что тема истории таможенной политики и таможенной службы давно привлекает внимание российских и зарубежных ученых, многие ее аспекты все еще остаются недостаточно изученными или дискуссионными. Отсутствуют работы, посвященные комплексному изучению таможенной политики России и Швеции XVIII в. Слабо изучена проблема российско-шведской торговой конкуренции в Западной Европе, открытым остается вопрос о влиянии таможенной политики обоих государств на ход этой конкуренции. Практически не пополняется источниковая база российских научных работ, что сдерживает дальнейшее исследование данной темы, не позволяет применять новые подходы и методы к ее изучению.

Объект исследования: таможенная политика, как комплекс мер в сфере внешнеэкономической деятельности государства, осуществляемых через таможенную систему.

Предмет исследования: история формирования и осуществления таможенной политики России и Швеции в ходе проведения экономических реформ и торговой конкуренции в Западной Европе в XVIII в.

Цель исследования: выявить роль и уровень эффективности таможенной политики России по сравнению со Швецией в экономическом развитии государства и укреплении позиций на европейском рынке XVIII в.

Для достижения цели исследования потребовалось решение следующих задач:

  • изучить процесс возникновения торговой конкуренции России и Швеции в XVIII в. и определить факторы, повлиявшие на ход экономической борьбы и ее результаты;
  • определить итоги внешнеторгового соперничества двух государств к концу исследуемого периода;
  • выяснить основные цели и задачи таможенной политики России и Швеции в XVIII в.;
  • проанализировать комплекс мер внешнеэкономического регулирования России и Швеции и установить преимущества и недостатки таможенно-тарифной политики России по сравнению со Швецией;
  • определить общие тенденции, характерные черты и различия таможенной политики России и Швеции в XVIII в.;
  • выявить общие и особенные черты формирования системы таможенных органов в России по сравнению со Швецией;
  • установить уровень использования шведского опыта при проведении таможенных реформ в России;

Хронологические рамки исследования: от окончания Северной войны и заключения Ништадтского мира, который изменил позиции России и Швеции на Балтике, явился отправной точкой проведения ярко выраженной протекционистской политики в обоих государствах и создавал условия для возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Западной Европе, до конца XVIII в., когда проблемы социально-экономического развития обоих государств и изменение внешнеполитической ситуации потребовали пересмотра их таможенной политики и реформирования таможенной системы.

Территориальные рамки исследования. Тема исследования определила изучение конкретных мер таможенной политики и условий ее осуществления на европейской части России XVIII в. в сравнении с таможенной политикой, проводившейся на территории шведского государства.

Методология исследования. Методологическую основу исследования составило диалектическое понимание истории развития общества, которое подразумевает неразрывную связь всех событий и явлений политической и социально-экономической жизни. Основными принципами диалектического подхода выбраны объективность, детерминизм и  историзм.

В современной справочной, учебной и научной литературе используется около 20 различных определений таможенной политики. Общим для большинства подходов к определению таможенной политики является рассмотрение ее как сферы деятельности государства в области внешнеэкономических связей с целью решения экономических задач. Такое понимание таможенной политики имеет ряд недостатков: во-первых, оно ограничивает перечень субъектов таможенной политики лишь органами государства. Во-вторых, регулирование внешнеэкономической деятельности таможенными методами может быть направлено не только на достижение экономических результатов, но и на решение социальных, политических, природоохранительных и культурно - нравственных задач.

Таможенная политика зависит от состояния экономики страны, представления властных структур об этом состоянии и таможенной политике, господствующих научно-теоретических концепций таможенной политики, положения страны в системе международных политических и экономических связей и взаимоотношений с другими государствами и ряда других факторов. Цели, направления, задачи таможенной политики меняются в процессе исторического развития государства, но ее сущность остается постоянной. В широком, методологическом смысле слова таможенная политика – это часть политической сферы общества, связанная с деятельностью различных социальных и политических субъектов, прежде всего государства, по использованию методов таможенного воздействия для определенных государственных целей. В узком (функциональном) смысле, таможенная политика – это комплекс мер по регулированию движения через таможенную границу товаров, капиталов, транспортных средств и услуг, осуществляемый через таможенную систему и направленный на решение экономических, правоохранительных, социальных и иных задач. В широком смысле данное понятие использовалось автором в теоретических обобщениях в исследовании и в выводах о целях и направлениях таможенной политики XVIII в., в узком смысле – при раскрытии конкретного содержания таможенной политики в указанное время.

При изучении таможенной политики, условий ее формирования и реализации автор опиралась в качестве основы на теорию экономических отношений, предложенную в работах Г. Клейнера и Д. Петросяна, так как эта теория отражает представления автора о механизме выработки и осуществления государственной таможенной политики.

Диалектический подход, положенный в основу научного исследования, и признание изначального единства исторического развития российского и западноевропейского общества позволили подойти к теме исследования и с позиций исторической альтернативы, т.е. обратить, например, внимание на выбор различных методов и средств для достижения одних и тех же целей таможенной политики России и Швеции, или на различие конечных результатов таможенной политики двух государств при изначальном совпадении социально-экономических условий формирования этой политики.

В качестве базовой основы изучения экономических и политических процессов, происходивших в XVIII в., использовалась теория модернизации.

В работе нашли применение общенаучные методы анализа, сравнения  (в плане синхронии) с использованием обоих методов согласования и различия (или компаративного анализа), синтеза, обобщения.

Для достижения поставленной цели и решения задач исследования  использовались такие специально-исторические методы, как историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

Историко-генетический метод применялся при выяснении условий возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Западной Европе, установления причин осуществления протекционистской политики, выяснения ее сущности и определения результатов, для раскрытия функций таможенной системы России и Швеции XVIII в., выявления ее структуры, проблем, существовавших в деятельности таможенных органов.

Использование историко-сравнительного метода при изучении таможенного откупа в России  и таможенной аренды в Швеции в XVIII в. позволило определить, что при внешнем сходстве этих форм отношений, российский таможенный откуп  представлял собой целиком и полностью явление феодальной системы, в отличие от Генеральной таможенной аренды Швеции, которая частично являлась уже элементом рыночной экономики. Историко-сравнительный метод позволил также выявить общие черты, характерные для таможенной политики России и Швеции XVIII в. и их качественные отличия.

В изучении таможенных тарифов применялся историко-типологический метод. Типологизация тарифов способствовала рассмотрению эволюции таможенной политики России и Швеции в целом и определению стадии, согласно теории Д.И. Менделеева, на которой находился протекционизм обоих государств  к концу XVIII в.

Подход к таможенной политике как системе мер, применяемых государством, и использование теории стадий в развитии протекционизма Д.И. Менделеева предопределили необходимость опоры на историко-системный метод в проведении данного научного исследования.

Кроме вышеперечисленных методов, в диссертации использовались также сравнительно-экономический метод – при сравнении экономических явлений в России и Швеции, метод функционального анализа – при определении причинно-следственных связей экономических явлений, юридический – при анализе и комментировании законодательных актов, сравнительно-правовой – при сравнительном анализе норм российского и шведского законодательства.

Источниковая база диссертации представлена разнообразным комплексом опубликованных и неопубликованных источников, детальный анализ которых проведен в первой главе исследования.

Источниковая база включает в себя документы российских и шведских архивов, опубликованные российские и шведские законодательные источники, сборники документов, справочники, статистические сборники, материалы периодической печати, отражающие историю формирования и осуществления таможенной политики России и Швеции в XVIII в.

Основой исследования послужили документы из фондов Коммерц-коллегии, Комиссии о коммерции Российского государственного архива древних актов (РГАДА), личного фонда Воронцовых архива Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук (СПбИИ РАН), фонда канцелярии Архангельского губернатора и Архангельской портовой таможни Государственного архива Архангельской области (ГААО), шведских фондов Коммерц-коллегии (Kmk A) и Центрального таможенного архива до 1825 г. (CTA) Государственного архива Швеции (RA)

Делопроизводственная документация центральных органов власти, занимавшихся вопросами внешней торговли и таможенного управления России и Швеции, за период XVIII в. сохранилась фрагментарно. Архивные документы по теме исследования находятся в совершенно разных фондах центральных учреждений, ведавших финансами, торговлей, промышленностью, внешними сношениями. Внешнеторговая статистика России в XVIII в. только начала оформляться, поэтому особо сложно было найти документы, содержавшие необходимый в работе статистический материал. Все указанные обстоятельства затруднили работу над темой исследования, и только комплексное использование источников разных видов и групп позволило решить поставленные в работе задачи.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в исторической науке предпринята попытка исследовать процесс формирования и осуществления таможенной политики России в XVIII в. с учетом исторических, социально-экономических и юридических ее аспектов.

Научная новизна исследования и авторский вклад в разработку проблемы состоит в следующем:

  • впервые осуществлено многогранное исследование таможенной политики России XVIII в. и ее сравнение с таможенной политикой другого государства, находившегося в аналогичных исторических условиях;
  • представлен историографический анализ проблемы таможенной политики России в указанный период, выполненный на основе анализа не только отечественной, но и зарубежной литературы;
  • найдено, изучено и введено в научный оборот большое количество новых исторических источников;
  • определены факторы, влиявшие на выработку таможенной политики России в XVIII в. и ее успешное осуществление;
  • выявлены таможенные меры, применявшиеся для  внешнеэкономического регулирования в России по сравнению со Швецией, установлен уровень их обоснованности, их влияние на экономическое развитие России и укрепление ее позиций в ходе борьбы со Швецией за европейский рынок;
  • выяснены предпосылки возникновения торговой конкуренции России и Швеции в XVIII в, факторы, влиявшие на ход конкуренции и ее результаты, определены итоги внешнеторгового соперничества двух государств к концу исследуемого периода;
  • показан процесс формирования системы таможенных органов в России в XVIII в. в сравнении со Швецией, и выделены его общие черты и особенности;
  • определена степень влияния таможенного законодательства Швеции на реформирование таможенной системы в России в XVIII в.;
  • установлены общие тенденции, характерные черты и различия таможенной политики России и Швеции в указанное время.
  • пересмотрены ставшие трафаретными трактовки и выводы о мерах и результатах таможенной политики России;

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем впервые с использованием современных методологических подходов и методов исследуется проблема, до настоящего времени не являвшаяся предметом специального научного изучения в исторической науке.

Настоящее исследование вносит весомый вклад в создание научно-обоснованной концепции таможенной политики в целом и исторических этапов ее развития, в частности. В процессе исследования автором использован широкий методологический подход к изучению таможенной политики, внесены новые представления в трактовку понятия «таможенная политика» применительно к XVIII в., уточнены ее характер, особенности формирования, определена стадия, достигнутая в развитии протекционизма в России и Швеции в этот период.

Особую значимость представляет изучение проведения таможенной политики в условиях экономической и политической модернизации общества, что позволило выявить такие типичные явления, характерные для данного этапа в общественном развитии, как: 1) усиление значения таможенной политики в развитии государства и общества; 2) повышение потребностей государства и общества в выработке рациональной таможенной политики, в мониторинге, объективной оценке результатов и своевременной ее координации; 3) рост интереса не только субъектов, но и объектов таможенной политики к ее проблемам; 4) усиление нестабильности таможенной политики и таможенной системы государства; 5) нарастание негативных явлений в сфере таможенного дела; 6) усиление требовательности государства и общества к работе таможенных органов, к деловым и морально-нравственным качествам таможенных служащих.

Сравнение исторических процессов и явлений России и Швеции, проведенное в данном исследовании, позволило выявить общие черты и отличительные особенности таможенной политики обоих государств в переходный период от феодализма к капитализму, от традиционного к рыночному типу хозяйства, что является важным вкладом в теоретическую концепцию истории государства и истории экономики в целом, и таможенной политики и таможенного дела, в частности.

Исследование внешнеторговой борьбы России и Швеции на европейском рынке позволило раскрыть торговую конкуренцию, как историческое и экономическое явление с учетом его особенностей в XVIII в., и определить общие составляющие, от которых зависели результаты  торговой  конкуренции  в XVIII в.

В ходе изучения и анализа процесса формирования таможенного законодательства и системы таможенных органов в России и Швеции были определены факторы, оказывавшие на них существенное влияние в изучаемый период, что позволяет уточнить и конкретизировать общетеоретические положения не только отечественной истории, но и истории права и политологии.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные новые знания могут быть использованы как при разработке современной экономической политики в целом, так и внешнеторговой и таможенной политики в частности. Исторический опыт формирования таможенной системы России и Швеции в XVIII в. и его результаты могут быть учтены при проведении реформы таможенной системы России в настоящее время, в ходе выработки и осуществления административной и кадровой политики в таможенной службе.

Комплексный, междисциплинарный подход к проблеме исследования позволяет привлекать материалы диссертации для подготовки научных работ по отечественной истории, истории Швеции, истории экономики, истории государства и права, политологии.

Фактический материал, обобщения и выводы диссертации могут применяться при подготовке учебных пособий, лекционных курсов и спецкурсов, а также в музейно-выставочной работе. Автор данного исследования использовала собранные материалы для разработки учебного спецкурса «Международные отношения на Русском Севере». Новые архивные документы, обнаруженные в ходе проведения научного исследования, статистические данные, собранные автором, и исторические факты, приведенные в тексте работы, использовались для создания музейной экспозиции по истории Архангельской таможни.

На защиту выносятся следующие положения:

1. После окончания Северной войны, вследствие изменения международного положения России и Швеции, проведения в обоих государствах политики меркантилизма и роста потребности роста потребностей ведущих европейских держав в продукции металлургической и лесной промышленности, смолокуренного и рыбного промыслов, сложились предпосылки для возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Европе. Результаты этой борьбы находились в прямой зависимости от объемов природных ресурсов в каждой стране, возможностей промышленности по их переработке, качества готовой продукции и ее стоимости, правительственной поддержки товаропроизводителей и таможенной политики государства, организации торговли и наличия собственного морского флота.

2. Россия оказалась способна составить достойную конкуренцию Швеции преимущественно только в тех странах, с которыми она уже имела устойчивые торговые связи – в Великобритании и Голландии. К концу XVIII в. Россия превратилась в ведущего поставщика железа и пиломатериалов в Великобританию, полностью вытеснила продукцию шведской лесной промышленности из Голландии и значительно превзошла здесь своего конкурента в поставках смолы. В борьбе за южно-европейский рынок Россия уступила Швеции, которая имела многочисленный морской торговый флот и превосходила Россию в организации внешней торговли через частные торговые компании.

3. Россия и Швеция, на протяжении всего XVIII в. проводили протекционистскую таможенную политику, но российские тарифы лучше, чем шведские обеспечивали регулирование внешней торговли, поддерживали положительный торговый баланс, рост внешнеторгового оборота и таможенного дохода. Таможенные тарифы обеспечили стабильное увеличение российского экспорта и стимулировали производство продукции сельского хозяйства, смолокуренного и зверобойного промыслов, горнодобывающей, металлургической, лесной и ряда других отраслей промышленности. Политика таможенного протекционизма, направленная на поддержание торгового флота и новых отраслей промышленности, оказалась в России менее результативной, чем в Швеции. Нестабильность импортной тарифной политики, ее разработка без тщательного анализа состояния промышленности, внешней торговли и финансов, отсутствие комплексного подхода в применении различных мер экономической политики не позволили обеспечить надежную поддержку тем отраслям промышленности, которым покровительствовали тарифы. Несмотря на указанные различия, таможенный протекционизм России, как и Швеции, оставался запретительно-охранительным и не достиг в своем развитии рациональной стадии.

4. Российское правительство преимущественно использовало тарифные меры регулирования внешней торговли, в отличие от шведского руководства, которое часто применяло торговые запрещения из-за слабой эффективности национальных таможенных тарифов. Изучение нетарифных мер таможенной политики обоих государств показало, что правительства России и Швеции использовали в XVIII в. таможенную политику не только для достижения фискальной цели и укрепления отечественной экономики, но и для создания искусственных привилегированных условий развития столичных портов в ущерб интересам других регионов страны.

5. Быстрый рост внешней торговли, как России, так и Швеции при отставании легкой промышленности от уровня ведущих западноевропейских государств и наличии постоянного спроса на предметы роскоши на внутреннем рынке, протекционистская направленность в той или иной степени характерная для всех тарифов XVIII в. и ошибки тарифной политики привели к широкомасштабному росту контрабанды. Однако, более осторожная и обоснованная таможенная политика российского государства не вызывала таких резких и опасных для национальной экономики обострений контрабандной проблемы, как в Швеции. В российском руководстве не было единства мнений о размерах вреда, причиняемого контрабандой, поэтому твердой линии таможенной политики по борьбе с контрабандой выработано не было.

6. Изучение таможенного откупа в России и таможенной аренды в Швеции в XVIII в. показало, что оба варианта организации таможенной деятельности применимы только для достижения фискальной цели таможенной политики. Таможенный откуп и аренда не обеспечивают проведение протекционизма, решение задач по защите и стимулированию отечественного производства, по борьбе с контрабандой и организации сбора достоверной статистической информации, не способствуют улучшению деятельности таможенных органов, а создают предпосылки для роста должностных преступлений таможенных служащих и нарушений таможенного законодательства в целом.

7. Внутренняя политическая нестабильность и резкие перемены экономического курса правительства, дефицит бюджетных средств, частые изменения принципов и порядка управления таможенного ведомства, как в России, так и в Швеции, мешали складыванию устойчивой таможенной системы и затрудняли исполнение таможенными органами возложенных на них функций. К концу XVIII в. формирование системы таможенных органов в обоих государствах так и не было завершено.

8. Важной причиной, затруднявшей преобразование таможенной службы и исполнение возложенных на нее задач в обоих государствах, являлся типичный для переходного периода кризис правосознания, вызванный трансформацией общей правовой системы и постоянным изменением таможенного законодательства, который усугублялся в условиях России заимствованием чуждых большинству населения элементов западноевропейской правовой культуры.

9. Проведение таможенной политики в период экономической и политической модернизации общества обуславливает возникновение таких типичных явлений, как: 1) усиление значения таможенной политики в развитии государства и общества; 2) повышение потребностей государства и общества в выработке рациональной таможенной политики, в мониторинге, объективной оценке результатов и своевременной ее координации; 3) рост интереса не только субъектов, но и объектов таможенной политики к ее проблемам; 4) усиление нестабильности таможенной политики и таможенной системы государства; 5) нарастание негативных явлений в сфере таможенного дела; 6) усиление требовательности государства и общества к работе таможенных органов, к деловым и морально-нравственным качествам таможенных служащих.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации представлены в 30 научных публикациях, в том числе в двух монографиях (одна из которых выполнена в соавторстве), общим объемом авторского текста 16,5 печатных листов, и в 7 статьях, опубликованных в ведущих научных журналах в соответствии с перечнем ВАК Министерства образования и науки РФ. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, обсуждены на заседании кафедры отечественной истории Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Результаты исследования изложены в ходе выступлений на международных, всероссийских, и региональных научных конференциях, наиболее значимыми из которых являются международные конференции: XV международная конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии (Москва 2004 г.), «Скандинавские чтения» (Санкт-Петербург 2004, 2006 и 2008 гг.), «Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XVIII в. » (Санкт-Петербург 2001 г.), «Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XIX вв.» (Курск 2009 г.), региональная конференция «Российская таможня: история, современность, перспективы развития» (Архангельск 2006 г.). Наиболее важные результаты диссертации также были представлены автором в выступлении на коллегии Центрального и Северо-Западного таможенных управлений (Архангельск 2009 г.).

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и источников, шести приложений.

II. Основное содержание диссертации.

Во Введении обоснованы актуальность темы, хронологические и территориальные рамки исследования, определены объект, предмет, цели и задачи работы, представлена методологическая основа диссертации, степень научной разработанности темы, дана характеристика использованных источников и историографии проблемы, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации.

       Первая глава «Историографический анализ и источниковедческие основы изучения проблемы» посвящена анализу степени изученности темы и характеристике ее источниковой базы. Автором выделяются три качественно отличающиеся друг от друга периода в историографии проблемы: дореволюционный, советский и постсоветский, для каждого из которых были характерны разная значимость темы исследования и подходы к ней.

       Осмысление проблемы таможенной политики, ее содержания и значения для государства и общества началось в конце XIX в. Авторы дореволюционного периода: В.А. Лебедев, К.И. Лодыженский, Д.И. Менделеев, И.М. Кулишер, П.Б. Струве и ряд других стремились в основном дать общий обзор истории развития таможенной политики России, показать причины перехода от протекционизма к фритредерству, представить краткую характеристику тарифов России и выяснить их воздействие на развитие внешней торговли страны. Большинство исследователей использовали термин «торговая политика» и рассматривали таможенное законодательство как одну из ее составляющих, а под таможенной политикой понимали, как правило, только тарифные способы регулирования внешнеэкономических связей1.

В советский период времени в связи с превращением таможенной системы в формально действующий контрольный орган по соблюдению монополии внешней торговли государства и упрощением функций таможенных органов резко сократился интерес к истории таможенной политики и таможенного дела. Наибольший вклад внес в изучение истории российской внешнеторговой и таможенной политики С.А. Покровский2. На основе марксистской методологии он рассмотрел внешнеторговую политику, как часть экономической политики российского государства. В отличие от большинства дореволюционных авторов С.А. Покровский считал, что во второй половине XVIII в. российское правительство последовательно проводило линию, направленную на покровительство отечественной промышленности.

В 1960-х гг. вышла серия работ, посвященных проблеме тарифного регулирования торговли в России в XVIII в., среди которых наибольшую научную значимость имеют статьи Р.И. Козинцевой, которая восстановила  историю  создания  тарифов 1724 и 1731 гг., выявила их общие черты и особенности3.

В конце 1980-х гг. появился краткий исторический очерк Л.Н. Маркова, где автор представил историко-правовой анализ процесса становления и развития таможенной службы с древнейших времен до  середины  80-х гг. ХХ в.4 Очерки явились первой попыткой с дореволюционной эпохи обобщить и исследовать историю таможенного дела России, но какие-либо новые документальные материалы или точки зрения в отношении таможенной  политики XVIII в. здесь представлены не были.

В общем, советская историография не внесла серьезных изменений в представление о таможенной политике России XVIII в., основное внимание уделялось изучению таможенных тарифов, оценки и характеристики которых нередко менялись под влиянием государственной идеологии.

Появление новых задач, расширение функций и прав таможенных органов в постсоветский период вызвало возрождение интереса к истории таможенной политики и таможенной службы. В конце ХХ в. появилось несколько крупных работ общего характера. Систематическим подходом, четкостью и стройностью изложения отличается коллективный труд «Таможенное дело в России Х – начало ХХ вв.»5 Монография позволяет проследить эволюцию таможенной политики страны, но раздел, посвященный XVIII в., имеет в большей степени повествовательный, чем аналитический характер, и его авторы не вышли за рамки прежних историографических подходов.

Исследования Ю.Г. Кисловского и Н.М. Блинова также охватывают всю историю российской таможни6. Несомненным достоинством работ является представленная в них теоретическая основа таможенного дела, обращение к сущности таможенной политики, показ ее связи с конкретными социально-экономическими условиями развития страны. Недостатком в обоих случаях при раскрытии проблем таможенной сферы XVIII в. можно считать отсутствие новых документальных источников, введенных в оборот.

В конце ХХ столетия в отечественной историографии продолжалось исследование отдельных этапов истории таможенной политики, разрабатывались новые концептуальные подходы к ее изучению. Так, например, Н.В. Козлова обратилась к изучению реформы таможенной системы 1720-1730-х гг., с позиций социальной истории, показав роль купечества в формировании новых таможенных органов7.

Одна из наиболее широко обсуждаемых в историографии проблем – внешнеторговая и таможенная политика Екатерины II нашла отражение в работах А.В. Космынина8. Таможенно-тарифную политику 1760-1780-х гг. все исследо ватели XIX-XX вв. характеризовали по-разному. Так, например, Н.Н. Фирсов называл их либеральными. Н.М. Блинов сделал вывод о фритредерских тенденциях в торговой политике России в 1760-1780-х гг. По мнению Ю.Г. Кисловского правительство Екатерины II проводило компромиссную торговую политику и стремилось примирить протекционистов и фритредеров. Наконец, С.А. Покровский был убежден, что в тарифах 1760-1780-х гг. XVIII в. последовательно проводился принцип протекционизма. А.В. Космынин согласился в общих чертах с точкой зрения Н.Н. Фирсова и подчеркнул, что введение тарифов свидетельствовало об отказе от прежних меркантилистских принципов торгово-промышленной политики9.

Разработка таможенной политики российского государства в XVIII в. часто была связана с поисками методов и средств для борьбы с контрабандой. Эта тема нашла отражение в статье Л.Н. Семеновой и одной из глав фундаментального труда Ю.Г. Кисловского «Контрабанда: история и современность»10.

В 1960-1990-е гг. было опубликовано достаточно большое количество работ, отражающих развитие внешней торговли страны в XVIII в., изучение которой помогает сделать вывод и о результатах таможенной политики. Все эти работы можно разделить на три группы: а) посвященные рассмотрению внешнеторговой деятельности отдельных российских портов; б) анализирующие роль русского и иностранного купечества во внешнеторговых связях; в) раскрывающие развитие торговых отношений России с отдельными зарубежными странами.

Самым значительным зарубежным исследованием по экономике России XVIII века является труд американского ученого А. Кахана11. Как историк и экономист А. Кахан дал глубокий анализ внешней торговли России, впервые комплексно рассмотрел ситуацию, связанную с конкуренцией России и Швеции на английском рынке и выделил общие причины, способствовавшие усилению этой конкуренции. Однако, анализируя российские тарифы, А. Кахан не учел принципы и правила, которыми руководствовались правительственные органы при выработке тарифов, и пришел к ошибочному заключению, что все тарифы XVIII в. имели фискальную цель в качестве основной.

Другие иностранные исследователи Ян. Вилувенкамп, Дж. Кнопперс, К. Хантала, А.Атман12 также достаточно большое внимание уделяли истории российской внешней торговле, но анализ собственно таможенной политики России в их работах почти не встречается.

Завершая историографический обзор по теме истории таможенной политики России XVIII в., можно сделать следующие выводы: 1) история таможенной политики России XVIII в. нашла отражение, прежде всего, только в общих работах по таможенной политике российского государства IX-XX вв.; 2) до настоящего времени не сложилось однозначного понимания и четкого определения таможенной политики; большинством авторов она воспринималась как часть торговой или только тарифная политика; 3) при раскрытии сущности таможенной политики превалировал историко-экономический подход; 4) значительная часть специальных работ по данной теме посвящена истории разработки и анализу российских тарифов. Концептуальные взгляды авторов на проблему таможенных тарифов мало отличались друг от друга, а их выводы часто испытывали воздействие государственной идеологии; 5) влияние внешнеторговой конкуренции на таможенную политику России XVIII в. специально не изучалось и практически не нашло отражения в отечественной историографии; 6) крайне ограниченным до настоящего времени остается круг исторических источников, анализируемых авторами.

История шведской таможенной политики и таможенной службы относится к числу вопросов наименее изученных в шведской историографии. Впервые краткий обзор истории таможенного тарифа Швеции дал в конце XIX в. в своей статье Й. Линдстрем, но автор ограничился хронологическим перечислением основных изменений в тарифах и не исследовал их в рамках какой-либо государственной политики13.

В ХХ в. торговую политику Швеции и связанную с ней тарифную практику рассматривали и анализировали в своих научных трудах всего несколько ученых. Э. Хекшер – единственный шведский исследователь, который показал эволюцию национального тарифа XVIII в. и пришел к заключению, что для развития национального производства таможенная политика значила очень мало, и еще меньшее значение имели торговые договоры с другими государствами. С. Хегберг опроверг утверждение Э. Хекшера о почти полной безуспешности шведской таможенной политики и сделал выводы, что тарифная политика  имела целью поддержание экспорта готовых товаров и способствовала росту национального торгового флота 14.

Одной из наиболее дискуссионных проблем в шведской историографии, касающихся  внешней торговли XVIII в., является проблема соотношения шведского и русского железа на британском рынке.15 Мнения авторов по проблеме и их выводы широко расходятся. В российской и советской исторической литературе данная проблема практически не изучалась, исследователи лишь констатировали факт постепенного вытеснения шведского железа русским в Великобритании. Как российские, так и шведские авторы не анализировали подробно ситуацию соперничества двух государств на внешнем рынке в отношении других товаров.

Первый, кто обратился к написанию истории шведской таможни XVIII в., был К. Веннберг.16 Научная ценность небольшой по объему работы Веннберга достаточно велика, так как более подробного описания таможенных арендных отношений не было сделано до настоящего времени.

В ХХ в. появилось всего несколько работ, касающихся истории таможенной службы шведского государства XVIII столетия, в них авторы в основном анализировали изменения, которые произошли в 1700-1720-х гг. в таможенной системе государства17. К юбилею таможенного ведомства  в 1986 г. вышла книга Я. Бергрена и Г. Нильзена, где впервые была представлена краткая история шведской таможни XVII – XX вв.18 Исследование отражает историю таможенного дела во всем его многообразии и освещает деятельность как морской, так и внутренней таможни государства. Авторы основательно подошли к написанию раздела о ХХ в., но в отношении истории XVIII в. остановились преимущественно на характеристике таможенного управления и таможенной аренде.

Проблема контрабанды и борьбы с ней неоднократно поднималась в трудах шведских историков, но единая точка зрения на проблему контрабанды в историографии отсутствует19. В целом, история таможенной политики и таможенной службы Швеции XVIII в. практически не нашла отражения в специальных научных исследованиях.

Таким образом, несмотря на то, что тема истории таможенной политики и таможенной службы давно привлекает внимание российских и шведских ученых, ее многие аспекты все еще остаются недостаточно изученными или дискуссионными.

Источниковая база исследования включает в себя документы российских и шведских архивов, опубликованные российские и шведские нормативные источники, сборники документов, справочники, статистические сборники, материалы периодической печати.

Основой исследования послужили документы из фондов Российского государственного архива древних актов, архива Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук, Государственного архива Архангельской области, Государственного архива Швеции (Riksarkivet)

Все использованные неопубликованные источники можно разделить на четыре основные группы: 1) законодательные акты, 2) делопроизводственная документация, 3) частно-публичные  документы, 4) статистические источники.

К группе законодательных актов относятся российские императорские указы, указы Сената и Коммерц-коллегии о создании новых таможенных органов, о назначениях на должности, наказаниях за таможенные преступления, таможенном откупе, должностные инструкции. Указанные документы помогают восстановить процесс формирования таможенных органов и складывания таможенной системы, выявить проблемы, которые возникали в ходе этого процесса.

К первой группе следует отнести также российские и шведские императорские указы и указы Коммерц-коллегий об изменениях в тарифе и запрещениях на ввоз и вывоз из страны отдельных товаров. Изучение данных законодательных актов способствует раскрытию сущности и характера таможенной политики.

Особый интерес для исследования представляют арендные контракты, сохранившиеся в фонде Каммар-коллегии Шведского государственного архива. Контракты содержат условия их заключения, что позволяет сравнивать таможенную аренду в Швеции, как социально-экономическое явление, с таможенным откупом в России.

Среди делопроизводственной документации важное значение имеют материалы Комиссий о коммерции (1727-1730-х гг., 1763-1796 гг.), Комиссии о таможнях (1762-1763 гг.), указания и рапорты об их исполнении, которыми обменивались Сенат, Коммерц-коллегия и Комиссия о коммерции между собой по вопросам, имеющим отношение к тарифному законодательству, ходу внешней торговли, сбору таможенных пошлин, борьбе с контрабандой. Данные источники позволяют выяснить, как осуществлялась выработка таможенной политики, каким образом реагировало правительство на возникавшие затруднения.

К сожалению, среди делопроизводственных материалов мало сохранилось российских таможенных документов (рапортов, ведомостей, книг записей товаров), что затрудняет создание представления о том, как видоизменялся внешнеторговый оборот России в XVIII в. Ранее существовавшие, но позднее утраченные таможенные ведомости легли в основу некоторых отчетов и рапортов, составленных по требованию Сената или Коммерц-коллегии и сохранившихся в фондах РГАДА. Такого рода материалы дают возможность уточнить или дополнить опубликованные ранее сведения о внешней торговле России.

К делопроизводственным документам относятся также финансовые отчеты Генеральных таможенных арендных обществ Швеции и Государственного таможенного управления. 39 томов финансовых отчетов арендных обществ и 34 тома финансовых отчетов Морской таможни из фонда Центральных таможенных отчетов (CTR RA) изучены при проведении исследования. Значительная часть информации из этих источников никогда ранее не публиковалась.

Фонд Центрального таможенного архива до 1825 гг. (CTA RA) содержит делопроизводственные документы Генерального таможенного арендного общества, в том числе – бухгалтерские книги  Морской и Внутренней таможен Швеции. К сожалению, финансовая документация центральных таможенных учреждений сохранилась не полностью, с пропусками за отдельные годы, что не всегда позволяет провести обстоятельный анализ результатов таможенной аренды.

К частно-публичным документам относятся записки, проекты, предложения и челобитные российских и иностранных купцов, чиновников и консулов в центральные и высшие учреждения страны. Изучение этих дел позволяет составить целостное представление о том, как развивалась внешняя торговля России с отдельными странами, в чем заключались сложности осуществления российской коммерции, как воспринимало дворянство и купечество таможенную и торговую политику правительства.

Большое значение для исследования внешней торговли и таможенной политики  Швеции имеют статистические материалы, сохранившиеся в фонде Коммерц-коллегии Шведского государственного архива (Kmk Kkr A RA).

Из опубликованных отечественных источников следует выделить Полное собрание законов Российской империи, куда вошли указы, таможенные уставы, торговые договоры, позволяющие проанализировать внешнеторговую и таможенную политику государства  и определить ее направленность.

Исследование вопросов, связанных с историей внешней торговли России XVIII в., не может быть проведено без обращения к двум важным нарративным источникам – историческим сочинениям М.Д. Чулкова и А. Семенова. М.Д.Чулков главную задачу своей работы видел в собирании фактов, связанных с историей внешней торговли, а работа А.Семенова является своеобразным сводом правительственных постановлений и архивных материалов20.

Источником статистических сведений о внешней торговле и таможенном доходе России может служить обширный раздел «История торговли России» энциклопедического словаря Ф.А.Брокгауза и И.А. Ефрона и сборник Г.А. Небольсина с комментариями автора21.

Некоторые делопроизводственные документы Коммерц-коллегии, способствующие расширению представления о русско-английской торговле железом и смолой, опубликованы в сборнике «Русско-британские торговые отношения в XVIII веке»22.

Среди шведских публикаций по истории таможенной политики и системы Швеции центральное место занимает официальное издание королевских указов и постановлений за 1718-1799 гг. и 15-томное собрание Р. Модее, включающее в себя основные государственные законы и постановления с 1718 по 1794 гг.23

Процесс выработки государственных законов, направленных на улучшение внешнеэкономических отношений и совершенствование таможенной деятельности, можно проследить на основе документов различных комитетов риксдага и обращений риксдага к правительству, опубликованных в трех специальных сборниках под общим названием «Svenska Riksdagsakter jmte andra handlingar som hra till statsfrfattningens historia» («Акты шведского риксдага и другие документы из истории шведского законодательства»)24. Официальные статистические данные, извлеченные из различных торговых балансов обобщены, систематизированы и опубликованы в виде таблиц в двух сборниках “Svensk handelsstatistik 1637-1737” и «Historisk statistic fr Sverige»25.

Шведские нарративные источники – публицистические произведения политического деятеля XVIII в. Андерса Шидениуса позволяют выяснить истоки появления Продуктплаката, одного из важнейших законов, касающихся шведской морской торговли,  влияние Продуктплаката на развитие шведской экономики, отношение общества к этому закону и к другим меркантилистским мероприятиям правительства в  шведском государстве  XVIII в.26

Историческое сочинение К. Веннберга, упоминавшееся выше, является одним из главных нарративных источников по проблеме разработки и осуществления шведской таможенной аренды в XVIII в.

Для проведения исследования привлекалась дореволюционная периодическая печать, в частности Архангельские губернские ведомости, в которых публиковались статистические и справочные данные и обзорные статьи о внешней торговле Русского Севера  и организации таможенной службы.

Тщательный источниковедческий анализ большого количества разнообразных документов и материалов, проведенный автором, позволяет утверждать репрезентативность и достоверность основных положений и выводов, представленных в исследовании.

Во второй главе «Торговая конкуренция России и Швеции в Западной Европе в XVIII в.» исследуется процесс возникновения торговой конкуренции на европейском рынке между двумя державами.

К началу 1720-х гг., сложились предпосылки для возникновения торговой конкуренции России и Швеции. Наиболее острой и трудной оказалась борьба за рынки сбыта железа и смолы.

Шведское железо сохраняло ведущие позиции на европейском рынке в первой половине XVIII в, но с 1750-х гг. темпы российского экспорта начали быстро увеличиваться. Благодаря целенаправленной и продуманной государственной политике со второй половины столетия стал возможным регулярный экспорт российского железа в Южную Европу и постепенное превращение России в ведущего поставщика черного металла в Великобританию. Шведское правительство с конца 1740-х гг. проводило вынужденную политику ограничения производства железа, что также позволило России увеличить собственный экспорт. Тем не менее, Швеция сумела сохранить более высокие цены и качество своего товара, стабильные объемы вывоза в Великобританию и опередить Россию в экспорте черного металла в страны Южной Европы, благодаря собственному торговому флоту, соответствия качества товара запросам местных производителей и укреплению внешнеполитических отношений.

Россия не смогла противостоять Швеции на европейском рынке в продаже меди, несмотря на более высокие объемы производства. Внутренние потребности Российского государства определили необходимость введения системы мер по сдерживанию продажи этого металла за границу, которые просуществовали до начала 1780-х гг.

На протяжении всего периода изучаемого времени Швеция лидировала в экспорте смолы. Государственная монополия на торговлю смолой и медленное решение проблем, связанных с улучшением качества товара, мешали росту российских поставок в Европу. После предоставления государством права свободного вывоза смолы за границу, снятия  ограничений с внешнеторговой деятельности Архангельского порта и усиления контроля за изготовлением и продажей бочек российский экспорт смолы в Европу увеличился и в отдельные годы конца XVIII в. не уступал шведскому вывозу. Россия не смогла вытеснить шведскую смолу с английского рынка, где отдавали предпочтение шведскому качеству, но победила в борьбе за Голландию, во многом благодаря традиционным связям, существовавшими между архангельскими и голландскими купцами.

Развитие мореплавания и кораблестроения, частые международные военные конфликты и морские сражения поддерживали устойчивый спрос на продукцию новой отрасли промышленности – лесопиление. К концу XVIII в. Россия, используя английский и голландский флот, значительно обогнала Швецию в поставках досок в Великобританию и почти полностью вытеснила шведский лес из Голландии. Швеция, имея свои торговые суда, постоянно вывозила доски, планки, мачты и другой лесной товар в Португалию, Францию и другие европейские страны Средиземноморья. В этом районе особую конкуренцию Швеции Россия пока составить не могла.

Несмотря на наличие природных ресурсов и высокий спрос на продукцию рыбных промыслов и в частности соленую сельдь в странах Балтики, в России не удалось организовать заготовку рыбы на высоком уровне и начать экспорт соленой сельди в Европу. История Архангельского сельдяного промысла показывает, что для выхода на европейский уровень российским производителям часто не хватало материальных средств, опыта и профессиональных знаний. Государственная поддержка и приглашение иностранных специалистов при слабой общей организации промысла не смогли помочь вывести российский товар на европейский рынок.

Экономическая борьба между Россией и Швецией в XVIII в. была нелегкой для обеих сторон и проходила с переменным успехом. Результаты борьбы находились в прямой зависимости не только от наличия природных ресурсов, но и от уровня развития промышленности, перерабатывавшей эти ресурсы, от качества готовой продукции, выпускаемой на рынок и ее стоимости с учетом таможенных и транспортных расходов. Существенную роль играли также правительственная поддержка товаропроизводителей и экономическая разведка для сбора информации, в том числе конфиденциального характера, о конкурентах. Организация торговли, профессиональный уровень купечества, наличие собственного флота представлял собой не менее важные условия завоевания европейского рынка.

Россия уступала Швеции в организации внешней торговли и поэтому оказалась способна составить достойную конкуренцию Швеции преимущественно только в тех странах, с которыми она уже имела устойчивые торговые связи – в Великобритании и Голландии.

Швеция в ходе торговой конкуренции смогла удержать более высокие цены на свою продукцию. Она сохранила свои позиции на европейском рынке, как один из ведущих экспортеров продукции лесной и металлургической промышленности. Россия обладала более богатыми лесными ресурсами, и это позволяло ей производить бльшее количество пиломатериалов и металла и по более низким ценам поставлять их за границу. В тоже время Швеция располагала лучшими возможностями для географической переориентации и расширения своей внешней торговли. Она имела свой торговый флот, что помогло ей в завоевании южно-европейского рынка. Зависимость от иностранного флота в перевозке внешнеторговых грузов осложняла российский экспорт, и чтобы обеспечить все необходимые условия для его расширения правительство страны стремилось к заключению взаимовыгодных договоров с Великобританией, Испанией и Португалией, имеющих крупнотоннажные морские суда. С южно-европейскими государствами такие договоры удалось заключить только в конце XVIII в., поэтому до их подписания представлять себя на равных условиях со Швецией Россия в этом регионе не могла.

Фактор конкурентной борьбы постоянно учитывался при составлении как российских, так и шведских тарифов. Коммерц-коллегии обоих государств на протяжении всего столетия решали сложную задачу определения оптимального размера таможенных пошлин, от которого зависели перспективы роста внутреннего производства, экспорта и таможенного дохода, необходимого для развития экономики, как России, так и Швеции.

В третьей главе «Таможенная политика России в XVIII в.» исследуется проблема формирования и реализации таможенной политики России.

На протяжении XVIII в. решающую роль в выработке таможенной политики России играли государственные органы. На характер таможенной политики оказывали сильное воздействие экономические и политические взгляды правящих монархов и представителей дворянской бюрократии, занимавших высшие государственные должности. Большинство представителей торгово-промышленного сословия России в XVIII в. отличались финансовой слабостью, поэтому они крайне редко проявляли свою активную позицию при выработке торговой и таможенной политики государства.

При выработке тарифов российское правительство в XVIII в. ставило цели защиты отечественной промышленности, стимулирования ее развития и установления оптимального варианта обложения, который приносил бы устойчивый таможенный доход и обеспечивал бы развитие и рост внешней торговли. Одновременно с этим верховные власти были заинтересованы в поддержании положительного торгового баланса и в поступлении из-за рубежа необходимых для страны товаров. Эти задачи в целом успешно решались, в случае необходимости тарифы своевременно пересматривались.

Тарифы и торговые договоры с европейскими странами, включавшие статьи о таможенных льготах, способствовали развитию российской внешней торговли. С начала 1760-х гг. и до конца XVIII в. под воздействием таможенных тарифов происходило укрепление и качественное изменение беломорской  внешней торговли. Таможенная политика России в отношении остзейских (прибалтийских) портов, завоеванных в ходе Северной войны, также благоприятно повлияла на торговлю этих городов и привела к постепенному включению их в российскую систему хозяйства.

Тарифная политика обеспечила увеличение с каждым десятилетием российского экспорта и стимулировала развитие сельского хозяйства, промыслов и таких отраслей промышленности, как горнодобывающая, металлургическая, лесная, кожевенная, парусно-полотняная.

В отличие от экспортной, импортная тарифная политика России XVIII в.  часто менялась под воздействием экономических идей и мнений руководителей государства, требований дворянства, промышленников-мануфактуристов, иноземного купечества, предложений иностранных держав, в торговле с которыми Россия была заинтересована. Нестабильность тарифной политики не позволяла обеспечивать надежную поддержку тем отраслям промышленности, которым покровительствовали тарифы. Недостаточным оказалось тарифное покровительство российскому торговому флоту, тем более что другие государственные меры помощи строительству коммерческих судов были минимальными.

Следует отметить, что при выработке тарифов не проводился тщательный анализ состояния промышленности, внешней торговли и финансов, тарифы базировались в большей мере на теоретических воззрениях российских политиков, чем на реальном состоянии экономики. Введение новых тарифов не всегда сопровождалось необходимыми дополнительными экономическими мерами в производственной и финансовой сферах. Эти ошибки, допущенные правительством при составлении тарифов, приводили к тому, что они не обеспечивали достижение всех поставленных перед ними целей, оказывали слабое воздействие на развитие промышленности, а иногда вызывали и нежелательные последствия, такие как рост контрабанды и ухудшение торгового баланса.

Таким образом, протекционизм российских тарифов XVIII в., если использовать классификацию Д.И. Менделеева, являлся запретительно-охранительным и не достиг в своем развитии рациональной стадии, позволяющей обеспечить не только эффективное регулирование внешней торговли, но и успешный рост отечественного производства.

В таможенной политике кроме тарифных способов регулирования внешней торговли использовались также торговые запрещения и ограничения. Нетарифные меры играли второстепенную роль и применялись, как правило, в крайнем случае, для защиты экономики, природных ресурсов и населения страны. Большинство запрещений имело временный характер и отменялось при улучшении экономической ситуации в стране. Изучение и анализ нетарифных мер регулирования внешней торговли показывает, что после окончания Северной войны и до 1762 г. правительство активно использовало таможенную политику не только в общегосударственных целях, но и для приоритетного развития новой столицы – Петербурга в ущерб экономическим интересам Русского Севера.

Единая система таможенных органов России к концу XVIII в. еще окончательно не сложилась. Процесс формирования таможенной системы проходил под воздействием таможенной и торговой политики, административных реформ и изменений в социальной сфере, развития внешней и внутренней торговли страны, расширения территории государства. На таможенные органы в период складывания и развития абсолютизма кроме традиционной фискальной стала возлагаться функция защиты экономических интересов страны.

В начале XVIII в. в России были созданы новые высшие органы управления торговой и таможенной деятельностью – Коммерц-коллегия и Камер-коллегия. После ликвидации внутренних таможен общее руководство портовыми и пограничными таможнями стала осуществлять Коммерц-коллегия. Во второй половине столетия правительство в поисках лучшего варианта таможенного управления образовало Главную над таможенными сборами канцелярию, но потом передало ее функции местным органам власти, а в конечном итоге, не удовлетворившись результатами реформы, вернулось к первоначальному варианту Коммерц-коллегии. Реорганизация управления таможенной системы показывает, что государство шло по пути создания  центрального специализированного таможенного органа, но политические деятели пока не до конца осознавали эту необходимость для развития и укрепления таможенной службы.

Перестройка кадровой системы таможенной службы заняла всю первую половину XVIII в. В это время осуществился переход на новый принцип комплектования таможен на основе добровольного найма представителей всех свободных сословий, но кадровая проблема оставалась по-прежнему одной из наиболее важных.

Начиная с периода Северной войны, российское правительство обращалось к откупной системе сбора таможенных пошлин, прежде всего для решения финансовых проблем, но в тоже время, надеясь, что привлечение крупных и опытных торговцев к организации таможенного дела поможет ликвидировать недостатки в таможенной сфере. Однако необходимого удовлетворения государственных потребностей откупная система уже не приносила, потому что в условиях развития капиталистических отношений перед таможенными органами ставилась задача не только наполнения государственного бюджета, но и защиты отечественного производства, которую организаторы таможенного откупа решить не могли.

Дефицит бюджетных средств в период государственных преобразований и частых войн оказывал негативное воздействие на организацию и деятельность таможенной службы: не хватало денежных средств для своевременной структурной перестройки и расширения штатов, для выплаты достойного жалования таможенным служащим, и в результате многочисленные проблемы, связанные с функционированием таможенных органов, так и оставались нерешенными.

Вопрос о контрабанде, способах и мерах борьбы с ней приобрел в XVIII в. в России особую актуальность в связи с тем, что тайный ввоз товаров в это время имел постоянную тенденцию к росту и препятствовал успешному осуществлению таможенной политики, направленной на пополнение государственного бюджета и защиту национальной экономики. Быстрый рост внешней торговли России при отставании легкой промышленности от уровня западноевропейских государств и наличии постоянного спроса на предметы роскоши на внутреннем рынке, протекционистская направленность в той или иной степени характерная для всех русских тарифов XVIII в. и ошибки тарифной политики, привели  к превращению контрабанды из явления случайного характера в массовое.

Правительство часто обсуждало и принимало различные меры для предотвращения тайного провоза товаров – от снижения тарифных ставок и установления минимальных торговых запрещений до усиления охраны государственной границы. Но среди правительственных чиновников отсутствовало единство мнений о степени распространенности тайного провоза и вреда, наносимого контрабандой государству, поэтому твердой линии таможенной политики по борьбе с контрабандой выработано не было.

Несовершенство таможенного управления, слабая заинтересованность таможенных служащих в борьбе с нарушениями закона, низкий профессионализм и сложности в подборе кадров в связи с переходом на новую систему комплектования таможенных органов - все это, наряду с экономическими условиями, создававшими основу для существования контрабанды, не позволяло таможенным органам России справиться с ростом незаконного товарооборота через государственную границу страны.

Особо следует отметить, что важной причиной, затруднявшей деятельность российских таможенных органов в целом и борьбу с контрабандой, в частности, являлся кризис правосознания в российском обществе. Разрушение в XVIII в. старой правовой системы в стране и формирование новой с элементами западноевропейской правовой культуры приводило к отсутствию механизмов передачи правового опыта от одного поколения к другому. В XVIII в. в России возник разрыв между государственной правовой идеологией и общественным правосознанием, что наложило серьезный отпечаток на деятельность таможенных органов и препятствовало успешному исполнению всех возложенных на них функций.

В четвертой главе «Таможенная политика Швеции в XVIII в.» представлен анализ таможенной политики Швеции.

Таможенная политика Швеции, являясь составной частью экономической политики, формировалась и изменялась под воздействием государственных потребностей. На протяжении практически всего XVIII в. шведское правительство, как и российское, придерживалось в своей политике идей меркантилизма. Разработка основных мер таможенной внешнеторговой политики осуществлялась Коммерц-коллегией с привлечением руководства Большой Морской таможни. Дворянство и городское бюргерство через обсуждение законодательства в риксдаге, коллективные обращения и просьбы в правительственные учреждения оказывали влияние на таможенную политику, но приоритет государственных интересов всегда оставался выше сословных при принятии окончательных решений и издании законов.

Принципы пошлинного обложения шведских тарифов не отличались от принятых в России. Через пошлинное обложение поощрялась торговля готовыми изделиями и изготовление товаров внутри страны, сохранялось сырье и полуфабрикаты для обработки на собственных мануфактурах. Преимущественно только в фискальных целях устанавливались пошлины на сырье и полуфабрикаты, ввозимые для шведских мануфактур. Охранительный и запретительный характер имели ставки обложения импортных готовых изделий, в особенности тех, которые производились или могли производиться в Швеции.

Размер таможенных пошлин сырьевых экспортных товаров сохранялся достаточно высоким. В тарифах 1730-х – 1780-х гг. пошлинное обложение смолы составляло не менее 20%, железа – 10%, что сдерживало темпы роста экспорта, но отвечало финансовым интересам страны и потребностям внутреннего производства. Стабильность экспортных тарифов 1730 – 1790-х гг. делало привлекательной внешнюю торговлю со Швецией для других государств, позволяло представителям шведской торгово-промышленной буржуазии устанавливать прочные долговременные связи с зарубежными партнерами. В тоже время ставки таможенных пошлин вместе с ценой шведского железа или смолы делали этот товар более дорогостоящим, чем российский, что открывало возможности для расширения внешней торговли России и усиления конкуренции между Швецией и Россией в Западной Европе.

Характерной чертой шведской таможенно-тарифной политики XVIII в. являлось постоянное покровительство отечественному торговому флоту. Несмотря на острую критику в общем благоприятным для развития шведского торгового флота стало действие Продуктплаката и других подобных законов, устанавливавших разницу в таможенном обложении шведских и иностранных судов.

Оценивая шведский протекционизм XVIII в. в области внешней торговли, следует отметить, что эта политика не всегда имела положительные результаты. Неустойчивые торговые балансы сохранялись на протяжении всего XVIII столетия. Торговые запрещения стали правилом, а не исключением таможенной политики, что свидетельствовало о слабости внутреннего производства, низком качестве шведских товаров легкой промышленности, недостаточной разработанности шведских тарифов, их неадекватности потребностям развивающейся промышленности страны.

Одной из причин слабости таможенных тарифов, которые вырабатывались на основе информации, поступавшей из таможен, могло являться длительное применение в таможенной системе государства арендных отношений. Деятельность арендаторов практически не контролировалась, и сведения в их отчетах о ходе внешней торговли не проверялись правительством.

Тарифная политика Швеции, несмотря на ее недостатки, способствовала увеличению вывоза меди, смолы, пека, соленой сельди. Таможенные тарифы оптимально, исходя из экономической политики государства в целом, регулировали вывоз железа и леса. Высокие пошлины на лес и лесоматериалы устанавливались не только для пополнения бюджета, но и ради сохранения природных ресурсов. Подвижные пошлины на зерно позволяли увеличивать или уменьшать его привоз в зависимости от местных урожаев, обеспечивать население продовольствием и поддерживать собственных сельскохозяйственных производителей. Сокращался ввоз некоторых готовых изделий, спиртных напитков, увеличился импорт текстильного сырья. В тоже время шведская таможенная политика, как и российская, оказалась слабым регулятором промышленного развития и в целом национального производства. Наибольших результатов удалось достичь в поддержке судостроения, металлургии, табачной и текстильной промышленности, рыбного промысла.

Правящие круги Швеции, реформируя тарифное законодательство, не всегда умело использовали таможенные тарифы в целях защиты  и стимуляции отечественного производства. Большинство ввозных тарифов отличалось слабой рациональностью из-за слишком низких ставок пошлин. Тарифы плохо регулировали импорт, приносили кратковременный эффект или не давали вообще никакого ощутимого результата. Разочарование в результатах тарифной политики заставляло правительство часто использовать барьеры административного характера (запрещения импорта) для внешнеэкономического регулирования.

Введение запрещения на импорт 1739 г. четко обозначило переход в шведской таможенной политике от умеренного к жесткому, запретительному протекционизму, который во второй половине 1770-х гг. опять уступил место умеренной таможенной политике. Причины перехода к умеренному протекционизму в России и Швеции практически полностью совпадали: дефицит государственного бюджета, распространение фритредерских идей в обществе, рост контрабанды. Либерализация торгово-таможенной политики Швеции, особенно в отношении импорта, как и в России, была проведена без учета уровня промышленного развития страны, и в конце XVIII в. из-за обострения финансовых проблем в государстве протекционистские меры во внешней торговле вновь были усилены.

Несмотря на неоднократное обсуждение различных вопросов экономической политики представителями всех сословий на заседаниях риксдага, шведское правительство недостаточно четко представляло себе состояние внутреннего производства и возможности конкуренции отечественных товаров с импортными, допускало ошибки при выработке таможенных тарифов и не пыталось найти причины низкой их эффективности, резко изменяло импортную политику, использовало однообразные меры внешнеэкономического регулирования, поэтому шведский таможенный протекционизм XVIII в. не достиг в полной мере желаемого результата ни в области внешней торговли, ни в сфере мануфактурного производства.

Как показывает данное исследование, структура шведских таможенных органов, так же как и российских, в XVIII в. часто изменялась, и к концу изучаемого периода устойчивая таможенная система еще не сложилась.

Отсутствие единого органа центрального управления таможенной службой на протяжении всего XVIII в. мешало своевременно выявлять проблемы и ошибки торговой и таможенной политики, вырабатывать единую систему мер для борьбы с контрабандой, создать единый регламент с общими требованиями, правилами, мерами поощрения и наказания таможенных служащих. На протяжении всего столетия, в отличие от России, в стране продолжали существовать внутренние таможни, что сдерживало развитие внутренней торговли. Центральные таможенные органы осуществляли формальное руководство внутренними таможнями и, как правило, сдавали в аренду частным лицам. Региональное управление в ходе столетия так до конца и не оформилось. Изменения в сфере политического управления страны и экономического курса правительства постоянно вносили коррективы в структуру таможенных органов.

Быстрое развитие экономики в Швеции, как и в России, вместе с затратами на военные нужды предъявляло высокие требования к государственному бюджету. Таможенные поступления являлись надежным средством решения финансовых проблем, поэтому правительство постоянно искало наилучший вариант стабильного получения этих доходов, в том числе и через организацию аренды. Шведская таможенная аренда представляла собой своеобразную переходную форму от феодального откупа к государственно-капиталистической аренде. Правительство использовало таможенную аренду, прежде всего, ради получения стабильного таможенного дохода и более ни в чем не контролировало деятельность арендаторов, что сближало этот вид аренды с откупом. Вместе с тем государство широко привлекало к таможенной аренде городское бюргерство и дворянство, и даже само неоднократно являлось участником аренды.

Более высокий уровень организации таможенной аренды в Швеции, чем таможенного откупа в России, позволил добиться не только устойчивых таможенных доходов, но и получения регулярных прибылей в период аренды. Тем не менее, минимальные контрольные функции, которые оставались у государства в период аренды, не предохраняли от финансовых злоупотреблений. Таможенная аренда помогала государству решать финансовые проблемы, но не способствовала проведению протекционистской политике и борьбе с контрабандой. Исключение составляет первая аренда 1718-1719 гг., когда руководитель Большой Морской таможни Й. Эренпройс сам выступил в качестве арендатора и постарался реорганизовать деятельность таможенников с пользой для страны и ее экономики.

Шведское государство на протяжении всего столетия перестраивало свою систему хозяйства, искало достойные варианты компенсации территориальных, людских и налоговых потерь, вызванных отторжением Балтийских провинций в годы Северной войны. На таможенные органы в XVIII в. стали возлагаться задачи не только взимания таможенных платежей, но и защиты внутреннего рынка, и сбора информации о движении товаров через государственную границу.

Таможенные органы в Швеции, как и в России, вели непрерывную борьбу с контрабандой, но результаты ее были слабыми. Малочисленность таможенной охраны вместе с существовавшими торговыми запрещениями и недостатками внутреннего производства не позволяли таможенным органам справиться с этой проблемой. Мешало вести борьбу с контрабандой и широкое применение арендных отношений в таможенной системе. Сдача таможен в аренду с целью получения, прежде всего, максимальной прибыли всеми ее участниками исключала заинтересованность арендаторов в пресечении нелегального ввоза товаров, препятствовала разработке и применению систематических государственных мер по борьбе с незаконным импортом.

Нестабильность внутренней политики и экономического курса государства тормозили процесс складывания таможенной системы, не позволяли таможенным органам успешно решать все возложенные на них задачи. Кризис правосознания в период ломки старых феодальных отношений ощущался и в шведском обществе, хотя и в меньшей мере, чем в России. В процессе государственного реформирования не происходило заимствование опыта зарубежных стран, чуждого политической и правовой культуре шведского общества. Но и в Швеции проблемы, существовавшие в организации и деятельности таможенной службы, наглядно демонстрировали, что для осознания и принятия обществом новых правовых идей и принципов требовалось гораздо больше времени, чем для обновления законодательства.

В Заключении подведены итоги и изложены основные выводы диссертации.

После окончания Северной войны под воздействием экономических и внешнеполитических условий сложились предпосылки для возникновения торговой конкуренции России и Швеции на европейском рынке.

Экономическая борьба между двумя странами в XVIII в. за рынки сбыта проходила с переменным успехом. Швеция в ходе торговой конкуренции смогла удержать высокие цены на свою продукцию, в том числе за счет государственной промышленной политики, высокого качества своего товара, соответствия его запросам иностранных потребителей. Она сохранила свои позиции на европейском рынке, как один из ведущих экспортеров продукции лесной и металлургической промышленности и во второй половине XVIII в. стала, кроме того, крупным поставщиком соленой сельди. Швеция располагала также лучшими возможностями для расширения внешней торговли. Она имела свой торговый флот, что помогло ей в завоевании южно-европейского рынка. Зависимость от иностранного флота в перевозке внешнеторговых грузов осложняла российский экспорт, и до подписания взаимовыгодных договоров с южно-европейскими государствами соперничать на равных со Швецией Россия в этом регионе не могла.

Россия уступала Швеции в XVIII в. в организации внешней торговли. Русские купцы, как правило, не вели самостоятельную коммерческую деятельность в Европе, поэтому Россия оказалась способна составить достойную конкуренцию Швеции преимущественно только в тех странах, с которыми она уже имела устойчивые торговые связи – в Великобритании и Голландии. Российское правительство понимало, в чем заключаются слабости внешней торговли страны, и старалось укрепить отношения с традиционными партнерами для получения их поддержки в транспортировке и продаже российских товаров по всей Европе.

Фактор торговой конкуренции учитывался правительствами России и Швеции при разработке основ таможенной политики. Совпадение приоритетных задач экономического развития в обоих государствах в XVIII в. определило одинаковый выбор в пользу протекционизма.

Одним из основных средств реализации таможенной политики обоих государств являлись таможенные тарифы. Основная цель таможенных тарифов этого времени заключалась в увеличении таможенного дохода, обеспечении положительного торгового баланса, защите развивающихся отраслей производства от иностранного соперничества и создания благоприятных условий для экспорта отечественной продукции. Шведские тарифы, кроме того, имели целью сохранение лесных ресурсов страны.

Российские тарифы лучше, чем шведские обеспечивали регулирование внешней торговли, поддерживали положительный торговый баланс, рост внешнеторгового оборота и таможенного дохода. Экспортные российские тарифы выстраивались с учетом рыночной конъюнктуры. Низкие тарифные ставки обеспечивали возможность российским товарам, иногда уступавшим по качеству шведским, выдерживать конкуренцию со шведской продукцией на европейском рынке.

Таможенные тарифы обеспечили рост с каждым десятилетием российского экспорта и стимулировали, таким образом, развитие тех отраслей хозяйства, продукция которых пользовалась спросом за рубежом.

Политика таможенного протекционизма оказывала недостаточную поддержку российскому торговому флоту. При отсутствии целостной  программы развития не только военного, но и коммерческого судостроения  торговый флот России, в отличие от Швеции, увеличивался крайне медленно, что ограничивало темпы продвижения российских товаров на новые рынки сбыта.

В отличие от экспортных, импортные таможенные тарифы России и Швеции не всегда отличались адекватностью экономическим потребностям и условиям развития своей страны. Нестабильность тарифной политики не позволяла обеспечивать надежную поддержку тем отраслям промышленности, которым покровительствовали тарифы. При выработке тарифов не проводился тщательный анализ состояния промышленности, внешней торговли и финансов.

Недостатком таможенной политики обоих государств в XVIII в. было также отсутствие в практике Коммерц-коллегий регулярных пересмотров тарифов и непостоянный учет при выработке таможенного законодательства мнения всех участников внешнеторговой деятельности.

Доказательством слабости шведской таможенной политики являются неоднократные примеры формирования на протяжении XVIII столетия отрицательных торговых балансов и частые введения запрещений на импорт. Российское правительство преимущественно использовало тарифные методы регулирования внешней торговли. Торговые запрещения вводились правительством, как правило, только на отдельные товары, ввоз и вывоз которых мог нанести ущерб экономике страны.

Несмотря на указанные преимущества таможенный протекционизм России, как и Швеции, оставался запретительно-охранительным и не достиг в своем развитии рациональной стадии, позволяющей обеспечить не только эффективное регулирование внешней торговли, но и успешный рост отечественного производства. Шведские тарифы хуже, чем российские регулировали товарообмен, но в Швеции более удачным оказалось сочетание промышленной и таможенной политики для получения желаемого результата в развитии отдельных отраслей хозяйства.

Изучение нетарифных мер таможенной политики обоих государств показало, что правительства России и Швеции использовали в XVIII в. таможенную политику не только для достижения фискальной цели и укрепления отечественной экономики, но и для создания искусственных привилегированных условий развития столичных портов в ущерб интересам других регионов страны. В Швеции с этой целью применялись торговые ограничения на ведение городами Ботнического залива внешней торговли, в России торговые ограничения и добавочные пошлины в отношении внешней торговли Архангельска.

Развитие внешней торговли и принятие протекционистских тарифов в условиях недостаточной насыщенности внутреннего рынка товарами народного потребления в обоих государствах вызвало в XVIII в. резкое увеличение контрабандного ввоза товаров.

В России отсутствие таможенной статистики не давало возможности государственным деятелям реально оценить степень развития контрабанды в стране и своевременно провести мероприятия, направленные на борьбу с тайным провозом товаров. В тоже время более взвешенная и осторожная таможенная политика российского государства не вызывала таких резких и опасных для национальной экономики обострений контрабандной проблемы, как в Швеции. В шведской таможенной системе долгое время существовала практика арендных отношений, которая не позволяла установить прочный барьер контрабандным товарам.

Правительства обоих государств в ходе борьбы с контрабандой неоднократно вносили изменения в структуру таможенных органов и таможенное законодательство, но экономические и социальные условия внутреннего развития государств не позволили найти надежные меры и средства для того, чтобы эффективно решить проблему контрабандного провоза товаров.

Преобразования таможенных органов, проводившиеся в XVIII в. в России и в Швеции, свидетельствовали о попытках руководства улучшить управление и деятельность таможенной службы и по возможности уменьшить расходы на ее содержание. Высшие органы управления таможенной службой в России – Коммерц - коллегия и Камер – коллегия - формировались по образцу шведских учреждений, но руководство таможнями со стороны коллегий осуществлялось по разным схемам: в России коллегии разделили между собой управление внутренними, пограничными и портовыми таможнями, а в Швеции все таможни находились в подчинении Каммар-коллегии, тарифы разрабатывала Коммерц-коллегия и многие общие вопросы, касающиеся таможенной службы, коллегии решали сообща.

Таможенная реформа 1753 – 1757 гг. в России принесла отмену внутренних таможенных пошлин и сборов и ликвидацию внутренних таможен. В Швеции широко развитая система внутренних таможен  существовала на протяжении всего XVIII в. Серьезные финансовые проблемы, осложняемые достаточно частой сменой политического курса, не позволили ликвидировать внутренние таможни до начала XIX века.

Основные права и обязанности таможенных служащих фиксировались торговыми и таможенными уставами. Российский Морской торговый регламент и шведский Регламент для служащего Большой Морской таможни появились в 1724 г. Оба документа закрепляли ряд одинаковых таможенных правил, но цели и содержание регламентов во многом не совпадали.

Начиная с периода Северной войны российское правительство, как и шведское, понимая, что таможенная система государства несовершенна и требует реорганизации, пыталось найти новые варианты ее руководства. Шведские власти варьировали арендную систему и государственное управление, российские – чередовали централизованное и местное подчинение. Изменения принципов и порядка управления таможенных органов в обоих государствах не улучшило их работу, как и не помогло решить кадровые проблемы.

Важной причиной, затруднявшей преобразование таможенной службы и исполнение возложенных на нее задач в обоих государствах, являлся типичный для переходного периода кризис правосознания, вызванный трансформацией общей правовой системы и постоянным изменением таможенного законодательства.

Внутренняя политическая нестабильность и резкие перемены экономического курса правительства также мешали складыванию устойчивой системы таможенных органов. К концу XVIII в. ее формирование в обоих государствах так и не было завершено.

Процесс модернизации общества, проходивший и в России и в Швеции в XVIII в. при решающей роли государства, во многом предопределил сильные и слабые стороны процесса выработки и реализации таможенной политики. Усилилось влияние таможенной политики на экономику каждой из стран, их внешнеэкономические связи, возрастало значение статистики в принятии государственных решений, шел быстрый процесс совершенствования таможенного законодательства и формирования системы таможенных органов, но в тоже время повышалась роль административных мер в таможенной сфере, многие из которых были неэффективными, совершались серьезные ошибки при составлении тарифов, росло число правонарушений и взяточничество чиновников.

Изучение проведения таможенной политики в условиях экономической и политической модернизации российского и шведского общества позволило выявить такие типичные явления, характерные для данного этапа в общественном развитии, как 1) усиление значения таможенной политики в развитии государства и общества; 2) повышение потребностей государства и общества в выработке рациональной таможенной политики, в мониторинге, объективной оценке результатов и своевременной ее координации; 3) рост интереса не только субъектов, но и объектов таможенной политики к ее проблемам; 4) усиление нестабильности таможенной политики и таможенной системы государства; 5) нарастание негативных явлений в сфере таможенного дела; 6) усиление требовательности государства и общества к работе таможенных органов, к деловым и морально-нравственным качествам таможенных служащих.

Результаты анализа и сравнения таможенной политики России и Швеции в XVIII в. показали, что в период экономической трансформации общества для успешной реализации таможенной политики и достижения поставленных перед ней целей в обоих государствах необходимы были следующие условия: соответствие мер, применяемых таможенной политикой, экономическому состоянию, потребностям и возможностям страны; соблюдение и учет интересов всех участников внешнеэкономической деятельности при выработке таможенной политики; сочетание протекционистских таможенных мер с другими видами государственной поддержки отечественного производства; обязательный контроль результатов таможенной политики для своевременной ее корректировки; стабильность таможенной политики, ее четкое и ясное понимание всеми органами, объединениями и лицами, участвующими в осуществлении таможенной политики и попадающими под ее воздействие.

Публикации по теме диссертации:

Монографии:

1. Булатов В.Н., Минаева Т.С., Петров О.В., Санников Л.И. История Архангельской таможни XVI-XX вв. / Под редакцией Т.С. Минаевой. – Архангельск: Издательство Поморского государственного университета, 2001. – 190 с. (доля автора – 3,5 из 10 печатных листов).

2. Минаева Т.С. Россия и Швеция в XVIII веке: история таможенной политики и таможенной системы. – Архангельск: Издательство Поморского государственного университета, 2009. – 220 с.

Статьи в научных журналах (в соответствии с перечнем ВАК)

3. Минаева Т.С. Торговая конкуренция России и Швеции в западной Европе в XVIII в. // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2004. – №2. – С. 5-15.

4. Минаева Т.С. Организация таможенного управления Швеции в XVIII в. // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки» – 2006. – №4. – С. 38-42.

5. Минаева Т.С. Таможенная система Швеции XVIII в. и ее преобразования // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2007. – №1. – С. 20-28.

6. Минаева Т.С. Российско-шведское торговое соперничество на европейском рынке XVIII в. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена: Серия «Общественные и гуманитарные науки». – 2008. – № 11. – С. 69-76.

7. Минаева Т.С. Российское и шведское железо на европейском рынке XVIII века: объемы экспорта и проблемы конкуренции // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2009. – №1. – С. 33-38.

8. Минаева Т.С. Проблема конкуренции российского и шведского металла на европейском рынке XVIII в. // Вестник Тюменского государственного университета. - 2009. – №1. – С. 65-72.

9. Минаева Т.С. Влияние таможенной политики России на развитие беломорской внешней торговли в XVIII в. // Российская история. – 2009. – №.3 – С. 52-57.

Статьи в научных сборниках, журналах и материалах международных научных конференций:

10. Минаева Т.С. Торговые связи Архангельска и Скандинавии в XVIII – первой половине XIX вв. // Архангельск и северные страны конца XVI – начала XX веков: Избранные доклады международной научной конференции. – Архангельск: Издательство «Правда Севера», 1999. – С. 80-86.

11. Минаева Т.С. Влияние таможенной политики России на развитие беломорской внешней торговли и организацию таможенного дела в Архангельске во второй половине XVIII в. // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XVIII в.: Сборник материалов международной научной конференции. – СПб.: Издательство СПбГУ, 2001. – С. 274-278.

12. Минаева Т.С. Внешняя торговля Архангельска с Данией-Норвегией и Швецией в XVIII в. // Баренц-журнал – 2002 – №2. – С. 13-17.

13. Минаева Т.С. Условия возникновения торговой конкуренции России и Швеции в начале XVIII в. // XVI Ломоносовские международные научные чтения: Сборник научных трудов. – Архангельск: Издательство «КИРА», 2004 – С. 121-125.

14. Минаева Т.С. Конкуренция России и Швеции в торговле железом в XVIII в. // Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы социальных наук: Сборник научных статей. – СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2004 – С. 12-14

15. Минаева Т.С. Конкуренция  Швеции и России на европейском рынке в XVIII в. // XV международная конференция по изучению истории, экономики, языка и литературы Скандинавских стран и Финляндии: Тезисы докладов. Ч.1. – М.: Институт всеобщей истории РАН, 2004 – С. 109-111.

16. Минаева Т.С. Лесоэкспорт России и Швеции в XVIII в. // Герценовские чтения 2005. Актуальные проблемы социальных наук: Сборник научных и учебно-методических трудов. – СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2005. – С. 20-22.

17. Минаева Т.С.  Организация  таможенного откупа в России и Швеции в XVIII в. // Российская таможня: история, современность, перспективы развития: Материалы научно-практической конференции. – Архангельск: Издательство Поморского университета, 2006. – С. 27-32.

18. Минаева Т.С. Торговая конкуренция России и Швеции в XVIII в. // Скандинавские чтения 2004 года: Материалы международной конференции. – СПб.: МАЭ РАН, 2006. – С. 139-147.

19. Минаева Т.С. Таможенная политика России в первой четверти XVIII века // Герценовские чтения 2006.  Актуальные  проблемы  социальных  наук:  Сборник научных и учебно-методических трудов. – СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2006. – С. 11-13.

20. Минаева Т.С. Протекционизм в государственной политике России и Швеции в первой половине XVIII в. // Актуальные проблемы экономической истории. Научный альманах: Сборник научных статей. Вып. II. – Самара: Издательство СНЦ РАН, 2007. – С. 113-126.

21. Минаева Т.С.  Контрабанда  стара как мир. // Таможня. – 2008. – №6. – С. 34-35.

22. Минаева Т.С. Наследство Петра. // Таможня. – 2008. – №11. – С. 36-37.

23. Минаева Т.С. Таможенная аренда в Швеции в XVIII в. // Скандинавские чтения 2006 года: Материалы международной конференции. – СПб.: МАЭ РАН, 2008. – С. 83-90.

24. Минаева Т.С. «Немалое приращение казны». // Таможня. – 2008. – №21. – С. 34-35.

25. Минаева Т.С. Проблемы формирования таможенной системы России в первой половине XVIII в. // Таможенное дело. – 2008. – №3. – С. 44-47.

26. Минаева Т.С. Кому впрок зарубежный урок? (Из истории таможенной аренды Швеции в XVIII в.). // Таможня. – 2008. – № 23. – С. 32-34.

27. Минаева Т.С. Реформа  таможенного  законодательства  России  и  Швеции в 1724 г.: общие  черты и особенности // Таможенное дело. – 2009. - №1. – С. 36-38.

28. Минаева Т.С. Формирование торговой культуры шведской буржуазии в XVIII веке // Культурное и природное наследие Европейского Севера: Сборник материалов конференций. – Архангельск: Издательство Поморского университета, 2009. – С. 545-550.

29. Минаева Т.С. Отношение купечества к таможенному откупу в XVIII в. (на примере Н.Т. Шемякина) // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XIX вв.: Сборник материалов международной научной конференции. – Курск: Издательство  Курского  государственного  университета, 2009. – С. 139-141.

30. Минаева Т.С. «Отсель грозить мы будем шведу» (Влияние таможенной политики России и  Швеции на развитие флота) // Таможня – 2009. – № 16. – С. 31-32.


1 Лебедев В.А. Финансовое право. – М., 2000; Лодыженский К.И. История русского таможенного тарифа. – СПб., 1886; Менделеев Д.И. Толковый тариф или исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 г. Сочинения. Т. XIX . – М.-Л.,1952; Кулишер И.М. Очерки по истории таможенной политики. – СПб., 1903; он же. История русской торговли. – Петроград, 1923; Струве П.Б. Торговая политика России. – Челябинск, 2007. (Переиздание монографии, опубликованной в 1913 г.).

2 Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. – М.,1947.

3 Козинцева Р.И. От таможенного тарифа 1724 г. к  тарифу 1731 г. // Вопросы генезиса капитализма в России. – Л., 1960, она же. Выработка первого русского тарифа // Проблемы источниковедения. Кн. Х. – М., 1962.

4 Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. – Иркутск, 1987.

5 Таможенное дело в России. Х – начало ХХ вв. (Исторический очерк. Документы. Материалы). – СПб., 1995.

6 Кисловский Ю.Г. История таможни государства российского. – М., 1995; он же. Контрабанда, история и современность. – М., 1996. Блинов Н.М. Таможенная политика России Х-ХХ веков. – М., 1997.

7 Козлова Н.В. Коммерц-коллегия в 20-50-х гг. XVIII в. // Государственные учреждения России XVI-XVIII вв.: Сб. статей. – М., 1991; она же: Российский абсолютизм и купечество. – М.,1999. – С. 279-280.

8 Космынин А.В. Внешнеторговая политика русского правительства во второй половине XVIII в. Автореф. дис… канд. ист. наук. – Воронеж, 1998; он же. Либерализация тарифной политики России в 60х-80х гг. XVIII в. // Отечественная история: Люди. События. Мысль: Сб. науч. работ. – Рязань, 1998. – С. 81.

9 Фирсов Н.Н. Правительство и общество в их отношениях к внешней торговле России в царствование императрицы Екатерины II. Очерки из истории торговой политики. – Казань, 1902. – С. 209, 214; Блинов Н.М. Таможенная политика России Х-ХХ веков. – М., 1997. – С. 97; Кисловский Ю.Г. Контрабанда: история и современность. – М., 1996. – С. 41; Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. – М. 1947. С. 114.; Космынин А.В. Внешнеторговая политика русского правительства во второй половине XVIII в. Автореф. дис… канд. ист.наук. – Воронеж, 1998. – С. 13.

10 Семенова Л.Н. Контрабанда в Петербургском порту (XVIII в.) // Этнография Петербурга-Ленинграда: Материалы ежегод. науч. чтенй. – СПб., 1994; Кисловский Ю.Г. Контрабанда история и современность. – М., 1996.

11 Kahan A. The plow, the hammer and the knout. An Economic History of Eighteenth-Century Russia. – Chicago & London, 1985.

12 Велувенкамп Я.В. Архангельск. Нидерландские предприниматели в России. 1550-1785. – М., 2006; Knoppers. J.V.Th. Dutch trade with Russia from the time of Peter I to Alexander I. – Monreal, 1976; Hantala K. European and American tar in the English market during the eighteenth and early nineteenth centuries. – Helsinki, 1963; Attman A. Ryssland och Europa. En handelshistorisk versikt. – Gteborg, 1973.

13 Lindstrm. L. Berttelse om Sj- och Grnse Tullarne i Sverige och Finland // Tullboken. – Sthlm., 1878.

14 Heckscher E.F. Sveriges ekonomiska historia frn Gustav Vasa. D. 2, B. 2. – Sthlm., 1936. – S. 686-687; Hgberg S. Utrikeshandel och sjfart p 1700-talet. – Lund, 1969.

15 Samuelsson K. De stora kpmanshusen i Stockholm 1730-1815. – Sthlm., 1951; он же. Handelshusen, jrnet och bruken // Forsmak och vallon-jrnet. – Forsmak kraftgrupp AB. 1982; Hgberg S. Utrikeshandel och sjfart p 1700-talet. – Lund, 1969; Heckscher E.F. Svenskt arbete och liv frn medeltiden till nutiden. – Sthlm., 1985; Hildebrand K.-G. Svenskt jrn. Sexton- och sjuttonhundratal. Exportindustri frre industrialismen. – Sthlm., 1987.

16 Wennberg C.F. Berttelse om tull-arrenderne, och hvad dertil gifwit anledning, samt huru de sedan r 1726 bliwit fortsatte. – Sthlm., 1765.

17 Boethius B., Heckscher E. Svensk handelsstatistik 1637-1737. – Sthlm., 1938; Smith W. Studier i svensk tulladministration. Frsta delesn: frn ldsta tid till omkring 1718. – Slvesborg, 1950.

18 Berggren J., Nilzen G. Tullverket 1638-1986.–  Fallkping, 1986.

19 Hult E. Smuggling - lurendrejeri och tullfrsnillning // Ersson B., Hult E., Skogman O. Smuggling. Berrttelser om lurendrejeri och varusmuggling. – Bors, 1994; Heckscher E.F. Sveriges ekonomiska historia frn Gustav Vasa. D. 2. B. 2. – Sthlm., 1949; Aldman L.-A. En merkantelistisk brjan. Stockholmstextila import 1727-1738. – Uppsala, 2008.

20 Чулков М.Д. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до ныне настоящего. – СПб; М., 1781-1788; Семенов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVII века по 1858 г. Ч. 1-3. – СПб., 1859.

21 Брокгауз А.Ф., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т. XXXIII a. – СПб., 1901. – С. 574-581; Небольсин Г.А. Статистическое обозрение внешней торговли России.  Ч. 1. – СПб., 1850

22 Русско-британские торговые отношения в XVIII веке. Сб. документов. – М., 1994.

23 Kungliga frordningar. Saml. 1; Modee R.G. Utdrag utur alla …utkomne publique handlingar, placater, frordningar, resolutioner och publicationer. – Sthlm., 1742-1829.

24  Svenska Riksdagsakter jmte andra handlingar som hra till statsfrfattningens historia. Andra serien. 1719-1800. Frsta delen. – Sthlm., 1909; Tredje delen. AFD I. 1731-1734. – Sthlm., 1917; AFD II. 1734. – Sthlm., 1922-1931.

25 Boethius B., Heckscher E.F. Svensk handelsstatistik 1637-1737. – Sthlm., 1938; Historisk statistic fr Sverige. Del. 3. Utrikeshandel 1732-1970. – Lund, 1972.

26 Chydenius A. Kllan till Rikets vanmagt. Nytryck av skrift frn 1765. – Gvle, 1972; Chydenius Den nationnale winsten. Kellgren Afhandling om nringstvnget. – Tierp, 1994. – S. 17-60.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.