WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПЕТРУНИНА Жанна Валерьяновна

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНО­МИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕГИПТА В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ МУХАММЕДА АЛИ В РОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ XIX В.

Специальности 07.00.03 всеобщая история

(новая и новейшая история)

07.00.09. историография, источниковедение и методы исторического иссле­дования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

МОСКВА

2008

Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории Запада и Востока исторического факультета Московского педагогического государственного университета

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Родригес-Фернандес

Александр Мануэльевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Овсянников Валерий Иванович;

доктор исторических наук, профессор Лабутина Татьяна Леонидовна;

доктор исторических наук

Алиев Ариф Али-Гусейнович

Ведущая организация:

Рязанский государственный университет им С.А. Есенина

Защита состоится « 8 » декабря 2008 г. в  часов на заседании Диссертационного совета Д 212.154.09 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, г. Москва, пр. Вернадского, 88, исторический факультет, ауд. 322.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, г. Москва, ГСП-2,ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат диссертации разослан «___» _________________2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Иванцова Н.Ф.

I Общая характеристика работы.

Объектом исследования является внутренняя и внешняя политика Мухаммеда Али.

Предмет исследования – комплекс воззрений русской общественности на произошедшие политические и социально-экономические изменения в египетском пашалыке в период правления Мухаммеда Али, определение их соответствия программе русского правительства в отношении Египта и Османской империи и развитию российско-египетского научного и культурного сотрудничества.

Хронологические рамки работы (XIX в.) охватывают как период правления Мухаммеда Али (1805 – 1849 гг.), так и вторую половину XIX в. – время активного осмысления этих событий в России в связи с меняющейся международной обстановкой и развитием российско-египетских культурных и научных контактов. 

Научная значимость и новизна диссертационного исследования. Научная значимость определяется своеобразием избранного ракурса темы. В востоковедении отдельные стороны общественного развития Египта первой половины ХIХ в. были рассмотрены в трудах видных арабистов. Однако комплекс проблем, связанных с отражением отношения российского общества к событиям на Ближнем Востоке, никогда не являлся предметом исследования ни в отечественной, ни в зарубежной научной литературе.

Многие стороны социально-экономического и политического развития Египта первой половины XIX в. были проанализированы в диссертационном исследовании с учетом привлечения впервые вводимых в научный оборот сведений, почерпнутых из российских архивов (АВПРИ, РГВИА, ГА РФ) и отечественных изданий, и нового прочтения уже известных источниковых публикаций, материал которых значителен в фактическом и содержательном плане. Введение в научный оборот этой информации позволяет не только дополнить уже знакомые факты истории Египта периода правления Мухаммеда Али, но и дать иные трактовки известным событиям.

При современном уровне диалога культур открываются новые перспективы изучения истории, появляются альтернативные подходы к рассмотрению прошлого. Особое значение при исследовании минувшего имеют впечатления очевидцев событий. Их воспоминания, путевые заметки, служебные отчеты, консульские и военные обзоры способствуют углубленному изучению истории, проливают свет на интересные, порой незнакомые или малоизученные, сведения и факты, помогают создать более полную картину происходившего в прошлом. В диссертации на базе широкого круга российских публикаций XIX в. о Египте периода правления Мухаммеда Али, передающих общественное мнение, впервые предпринята попытка комплексного исследования эволюции существовавших в русском обществе XIX в. воззрений на политическое и социально-экономическое развитие Египта указанного времени. Это позволило дать принципиально новые оценки происходившим событиям в пашалыке, сопоставив и сравнив позиции как официальных деятелей России, являвшихся проводниками русской политики в ближневосточном регионе, так и выразителей неофициальных взглядов, которые устанавливали неформальное общение и гуманитарные связи между Россией и Египтом. 

Наряду с изучением взглядов русского общества на политические и социально-экономические изменения, произошедшие в Египте в первой половине XIX в., в диссертации впервые были выделены особенности этнических представлений в России о жителях Египта. Эти представления оказали влияние на восприятие в России образа «Другого», т.е. человека, принадлежавшего другой культуре, иначе переживавшего действительность, а значит, и по-другому строившего свое поведение. Знакомство с Египтом посредством личных контактов, чтения опубликованных материалов позволило большей части российской общественности XIX в. судить о повседневной жизни египтян, сориентироваться в способах оценки ими окружающего мира, а исходя из этого, и высказывать мнение о правлении Мухаммеда Али в Египте.

Актуальность исследования. В настоящее время Египет – одно из ведущих государств в мировом сообществе, которое входит в состав региональных и международных организаций, активно участвует в процессе урегулирования арабо-израильского конфликта, осуществляет посредническую миссию между странами Запада и Востока, стремясь придерживаться самостоятельного внешнеполитического курса.

Выход Египта на мировую арену в качестве суверенного государства поставил перед исследователями задачу углубленного изучения этапов борьбы этой страны за самостоятельное политическое развитие. Ретроспективный взгляд на историю Египта первой половины XIX в. представляется исключительно важным для понимания процессов, происходящих ныне в этом государстве и в регионе в целом. Многие современные реалии Египта связаны с периодом правления Мухаммеда Али, который стал основателем династии, правившей в стране до 1952 г. Он одним из первых лидеров на Ближнем Востоке предпри­нял попытку в условиях жесткого колониального соперничества между ведущими европейскими государствами провозгласить независимую арабо-мусульманскую империю. Поэтому в настоящее время обращение к событиям периода правления Мухаммеда Али выглядит вполне оправданно и придает работе актуальность.

Россию и Египет связывают давние взаимоотношения, которые на протяжении XVIII – XXI вв. прошли несколько этапов. Сегодня между Россией и Египтом контакты на официальном уровне дополняются развитием связей в области науки, культуры и туризма. При этом неофициальное общение между народами во многом зависит от сложившихся представлений о культуре, нравах, образе жизни друг друга. В этих условиях оправданно выглядит стремление российской общественности расширить свои знания не только о современной ситуации в Египте, но и узнать о жизни этого пашалыка1 в прошлом. В первой половине XIX в., когда Мухаммед Али начал проводить кардинальные реформы в Египте, а его внешняя политика при­влекла силы ведущих европейских и российских дипломатов, внимание к этому государству усилилось и в Европе, и в России. При этом в России остро ощу­щался недостаток знаний и сведений о Египте. На протяжении XIX столетия в России под влиянием политиче­ских, экономических, научных и культурных связей только складывались представления о Египте, которые с течением времени расширялись и подверга­лись коррективам, став основой для будущего общения между народами, что сохраняет актуальность и в наши дни. Таким образом, процессы, ставшие объектом данного исследования, непосредственным образом повлияли как на становление экономических и социально-политических реалий современного Египта, так и на развитие общественно-политической и научной отечественной мысли.

Цель работы заключается в двух неразрывных компонентах: изучить этапы внутри- и внешнеполитического развития Египта в период правления Мухаммеда Али и сформировать целостное представление об отношении российского общества к происходившим изменениям в жизни Египта указанного периода, рассмотрев, как повлияли представления россиян о Египте первой половины XIX в. на формирование образа «Другого» в российской культуре.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Определить и исследовать круг российских источников XIX в., оказавших влияние на формирование взглядов русского общества относительно развития Египта в эпоху правления Мухаммеда Али. Выявить факторы, под влиянием которых в российских изданиях менялось освещение событий в Египте первой половины XIX столетия.
  2. Рассмотреть причины и обстоятельства, способствовавшие смене власти в Египте в начале XIX в. и утверждению во главе пашалыка нового правителя.
  3. Раскрыть основные тенденции социально-экономического и политического развития Египта в первой половине XIX столетия и изучить взгляды русской общественности относительно процессов, проходивших в пашалыке.
  4. Проанализировать существовавшие в российском обществе точки зрения на внешнюю политику Мухаммеда Али первой четверти XIX в.
  5. Охарактеризовать противоречия между Турцией и Египтом в 1830 – 1840-х гг. и определить отношение российского общества к этим событиям.
  6. Раскрыть общественно-политические суждения россиян о политике египетских властей на оккупированных территориях.

Методологическая база исследования основывается на принципах объективности и историзма. Принцип объективности дал возможность беспристрастно и всесторонне охватить изучаемые исторические факты с целью выяснения их сущности и взаимосвязи с международными событиями исследуемого периода, сделать независимые выводы.

Принцип историзма позволил рассмотреть в хронологической последовательности не только социально-экономическое и политическое развитие Египта в первой половине XIX в. как процесс взаимодействия объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях, повлиявших на принятие решений и их практическое осуществление египетскими властями, но и эволюцию взглядов российского общества на внутреннюю и внешнюю политику Мухаммеда Али. Историзм в исследовании обеспечивался анализом исторических источников как с точки зрения их накопления и систематизации, так и с точки зрения оценки и интерпретации.

В ходе исследования была использовала система традиционных специально-исторических методов (сравнительно-исторический, историко-генетический, историко-типологический, проблемно-хронологический, метод источниковедческого анализа и синтеза, описательный метод).

Практическое значение работы состоит в том, что материалы, выводы и оценки могут быть использованы в научно-исследова­тельской работе, в учебном процессе в высших и средних учебных заведе­ниях, в частности, в курсах «Новая история стран Востока», «История между­народных отношений», «Отечественная история». Работа позволит познакомиться с интересными источниками, а также важнейшим периодом развития российской общественно-политической мысли.

Характеристика источниковой базы. В качестве основы для изучения цели и задач, поставленных в исследовании, было использовано несколько групп источников:

Во-первых, источники личного происхождения (путевые заметки, мемуары, хроники).

Во-вторых, периодическая печать (публикации российских газет и журналов).

В-третьих, официально-дипломатическая документация (материалы российских архивов, опубликованные сборники международных документов (договоров, конвенций, нот).

К первой группе источников относятся, во-первых, изданные в России и формирующие общественное мнение путевые заметки людей, по разным причинам оказавшихся в Египте в XIX в.

Большое значение имеют путевые заметки россиян, совершивших путешествие в Египет в XIX в., передавших впечатления о разных сторонах и периодах жизни пашалыка в своих работах. Следует отметить путевые впечатления русского писателя и востоковеда О.И. Сенковского2, религиозных деятелей и паломников (Кира Бронникова, историка православной церкви А.Н. Муравьева, поэта П.А. Вяземского, архимандрита Порфирия Успенского, писателя и востоковеда А.С. Норова)3, российских специалистов в различных областях науки (врача А.А. Рафаловича, медика А. Уманца, ученого Е.П. Ковалевского)4, отечественных политических деятелей, задействованных в урегулировании турецко-египетского конфликта 1830 – 1840-х гг. (генерал-лейтенанта Н.Н. Муравьева, уполномоченного от военного министерства А.О. Дюгамеля, капитана Генерального штаба М.П. Вронченко, российского консула в Бейруте К.М. Базили)5, которые не только отразили в своих работах особенности социально-экономического и политического развития Египта в первой половине XIX в., но и выполнили исследовательские задачи, уточняя топографические данные пашалыка, собирая сведения о быте, хозяйственной жизни, религии народов Египта.

Обобщающим впечатления российских путешественников, политических и государственных деятелей стал сборник «Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века», содержащий интересные данные о демографии стран региона, о развитии экономики, о культуре, вооруженных силах, состоянии здравоохранения6.

Немалое значение для формирования представлений в России об истории Египта первой половины XIX в. имели переведенные на русский язык впечатления современников Мухаммеда Али. Положительные оценки преобразованиям Мухаммеда Али в Египте были даны в мемуарах французского врача, соратника египетского паши, Антуана Бартелеми Клота (1799 – 1867 гг.), известного в Египте под именем Клот-бея7. Он являлся не только очевидцем развития и становления нового египетского государства, но и активным участником проводившихся реформ в пашалыке. Работа Клот-бея «Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии» содержит богатый материал о развитии промышленности и сельского хозяйства, торговле, об организации управления, армии, судебной системы в пашалыке.

Немалый вклад в расширение знаний россиян о Египте внесли записки европейских путешественников, посетивших Египет в разные годы XIX в.8, произведения которых были выпущены в России XIX в. в переводе. Следует отметить работы немецкого естествоиспытателя Э. Брэма, французского путешественника Гаркура и участника экспедиции Бонапарта маршала Мармона (герцога Рагузского), которому удалось посетить Египет в следующий раз в 30-х гг. XIX в. Подобно российским очевидцам, авторы давали характеристику деятельности Мухаммеда Али, отмечая его успехи и неудачи, описывали национальный состав его владений, климат и природу, положение населения и многие другие стороны жизни пашалыка.

Во-вторых, труды египетских и европейских очевидцев периода правления Мухаммеда Али, которые включают фактический и статистический материал о развитии Египта исследуемого времени.

Для воссоздания событий в Египте конца XVIII – первой трети XIX вв. огромное значение имеет наследие выдающегося египетского историографа Абд ар-Рахман аль-Джабарти «Удивительная история прошлого в жизнеописаниях и хронике событий», переведенная на русский язык Х.И. Кильберг и И.М. Фильштинским9. Хроника интересна тем, что жизненный путь самого аль-Джабарти совпал с описываемыми событиями: периодом господства и падения мамлюкских беев, вторжением иностранных войск в Египет и правлением Мухаммеда Али. Сочинение аль-Джабарти дает возможность рассмотреть политику французских и английских властей на Ближнем Востоке, увидеть картину освободительного движения, охватившего Египет, основных участников этого движения и его последствия для развития пашалыка.

Особое место среди источников занимают путевые заметки известного швейцарца, являвшегося британским подданным, И. Буркхардта, который путешествовал по Ближнему Востоку под именем мусульманина Ибрахима10. В ходе своей поездки, совпавшей по времени с египетской экспедицией в Аравию, он собрал богатый этнографический и археологический материал, изучил экономическую и политическую жизнь арабов, что позволяет глубже понять сущность, методы и ход борьбы ваххабитов с армией Мухаммеда Али. 

Высокой оценки заслуживает «Доклад о коммерческой статистике Сирии» британского тайного агента Джона Боуринга, адресованный главе британского внешнеполитического ведомства Пальмерстону11. «Доклад» изобилует фактическими и статистическими сведениями о внутреннем положении Сирии в период египетского правления и позволяет изучить положение Сирии в составе государства Мухаммеда Али.

Во вторую группу источников входят материалы российской периодической печати.

В первой половине XIX в. лидирующие позиции при освещении событий в Египте занимали проправительственные газеты и журналы («Северная пчела», «Русский инвалид», «Санктпетербургские ведомости», «Московские ведомости», «Сын Отечества и Северный Архив. Журнал литературы, политики и современной истории», «Библиотека для чтения», «Телеграф», «Телескоп», «Военный журнал», «Вестник Европы», «Исторический, статистический и географический журнал», «Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений» и др.). Эти издания были достаточно популярны, а публикуемые в них материалы о Египте соответствовали требованиям русской читающей публики того времени. Ценным источником информации для сотрудников отечественных газет и журналов первой половины XIX в. были материалы зарубежной прессы. Публикации отражали хронику текущих событий, содержали статистические данные о численности населения и территориальных владениях, находящихся под управлением египетского паши, касались вопросов влияния египетских преобразований на развитие провинций Османской империи, объясняли справедливость политики, которую проводила Россия на Ближнем Востоке. Статьи были написаны доходчиво, не содержали оценок, поэтому средний читатель мог получить для себя исчерпывающую информацию о событиях в Египте и самостоятельно сделать вывод о происходящем12.

Тем не менее, говорить об особом внимании официальных изданий к изменениям, происходящим в Египте, нельзя. Спустя полвека проправительственные журналы и газеты, которые уже редко обращались к периоду правления Мухаммеда Али, остались верны позициям своих предшественников. Основной акцент в публикуемых материалах при обсуждении международных событий первой половины XIX в. был сделан на оправдании дипломатии Николая I13.

К середине XIX столетия отечественные публикации, связанные с историей Египта первой половины XIX в., изменили характер изложения событий. В 40-х гг. XIX в. в России начали развиваться общественно-политические движения, а как следствие – появились издания, которые стали проводниками новых идей. Несмотря на то, что в период «мрачного семилетия» (1848 – 1855 гг.) публицистическая деятельность была затруднена, во многих печатных органах были помещены проблемные статьи по ближневосточной тематике, в которых были выражены позиции и мнения авторов, отличные от правительственных. Заметный вклад в знакомство с Египтом первой половины XIX в. внесли такие журналы, как «Отечественные записки», «Современник», «Москвитянин». Несмотря на различные идейные позиции и активное обсуждение внутригосударственных проблем, эти издания не обошли вниманием и востоковедческую тематику. Характер публикаций в этот период изменился. «Отечественные записки», «Современник» и «Москвитянин» стали отводить большое место характеристике самого Мухаммеда Али и социально-экономическим преобразованиям, которым подвергся пашалык.

В 40 – 50-х гг. XIX в. знакомство с Египтом читающей части русского общества проходило также через «путешествия». Если в первой трети XIX в. в журналах и газетах в основном публиковались «путешествия» иностранцев, то теперь стали издаваться и путевые заметки отечественных путешественников, уже побывавших к этому времени в пашалыке, что позволило узнать об их личных взглядах на Египет. «Отечественные записки» поместили описание путешествия по Ближнему Востоку историка и журналиста Н. В. Берга, в «Современнике» была опубликована работа бывшего генерального консула в Гиляне (1854 – 1856 гг.) М. А. Гамазова «О Турции и Персии»14. В «Журнале министерства внутренних дел» были напечатаны статьи директора карантинного дома русской экспедиции А.А. Уманца и врача в Константинополе А.А. Рафаловича, которые побывали в Египте в 40-х гг. XIX в. В их опубликованных работах максимально точно, без литературных описаний, были отражены события повседневной жизни египтян, этнографические особенности местного населения, обсуждались непривычные для отечественного читателя проблемы, связанные с исследованием состояния здоровья населения пашалыка15. В целом, в заметках были отмечено тяжелое положение населения, не готового к столь кардинальным переменам. Выделяя позитивные и негативные стороны деятельности египетского паши, очевидцы и журналисты сошлись во мнении, что это был необыкновенный человек, авантюрист,  роль и значение которого в развитии Египта еще должна быть оценена потомками16.

Специальной темой, которая поднималась журналами, был вопрос о положении христианского населения во владениях египетского паши. Эту проблему затронули ученый и путешественник И. Березин, русский церковный деятель и исследователь Ближнего Востока Порфирий Успенский, совершивший несколько путешествий в этот регион17. Обращение к религиозной тематике свидетельствует о росте внимания отечественных деятелей к положению единоверцев в мусульманском мире и к вопросу о взаимовлиянии религий.

Не менее интересны в журналах были научные сообщения. Российские читатели знакомились с существовавшими проектами по соединению Средиземного и Красного морей каналом, которые уже давно привлекали внимание мировой общественности18. Все эти заметки стали ярким дополнением к официальным сообщениям о событиях в Египте.

Во второй половине 50-х гг. XIX в. количество газет и журналов в России заметно увеличилось. Ближневосточная тематика получила отражение на страницах журналов «Русский вестник», «Вестник Европы», «Древняя и новая Россия», «Исторический вестник», «Беседа», придерживавшихся разной политической ориентации. В это время для русского общества одним из проблемных стал так называемый «Восточный вопрос», достигший своей высшей точки во время Крымской войны. В 50-х гг. XIX в. отмечалось ослабление интереса к изучению политических и социально-экономических и аспектов внутренней жизни Египта периода правления Мухаммеда Али. Доминирующее количество публикаций было посвящено анализу в целом российской политики на Ближнем Востоке. Характерным признаком публикуемых материалов было оправдание действий России и критика политики европейских держав, преследовавших только корыстные экономические интересы и использовавших все средства к разжиганию борьбы в регионе. Одновременно отмечались и недостатки действий российского дипломатического ведомства. Затруднительное положение, в которое попала Россия к середине XIX в. на Ближнем Востоке, объяснялось отсутствием поддержки со стороны христианского населения19

.

Таким образом, несмотря на сложности, которые испытывала отечественная журналистика в XIX в., публикации ведущих изданий были обширны. В число авторов входили известные журналисты, историки, общественные деятели, путешественники. На страницах изданий отмечались наиболее актуальные аспекты внутренней и международной жизни Египта в первой половине XIX в., а отечественные читатели могли получить необходимые знания, расширить кругозор и сформировать собственное мнение по этой проблеме.

В диссертации привлекались собрания Хмыровской коллекции, хранящиеся в фонде основного книгохранилища ГПИБ. Книжная  коллекция, охватывающая период с 1755 по 1865 гг., была собранна историком Михаилом Дмитриевичем Хмыровым (I. IX. 1830 – 27. XI. 1872). Она легла в основу библиотеки Государственного исторического музея. М.Д. Хмыров создал ценную для ХIХ столетия литературно-справочную библиотеку, в которой возможно было отыскать все, что писалось в иностранных и русских периодических изданиях по тому или иному вопросу.

Несмотря на то, что публикуемые в российской периодической печати сведения проходили строгий отбор, они являлись одним из важных источников создания целостных представлений россиян о Египте первой половины XIX в.

Третья группа источников включает неопубликованные и опубликованные архивные материалы. Наиболее значимыми стали документы, хранящиеся в фондах Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ): «Посольство в Константинополе» (№ 180), «Санкт-Петербургский Главный архив» (№ 161), «Турецкий стол» (№ 149), «Дипломатическое агентство и генконсульство в Египте» (№ 317), «Библиотека Азиатского департамента» (№ 152). Они содержат важную информацию о политическом, экономическом, культурном и идеологическом развитии Египта, включают статистические данные об объемах торговых операций, проводившихся между Россией и Египтом.

Исследование дипломатической переписки позволяет изучить развитие отношений между Египтом, Турцией, Англией, Францией и Россией (Ф. 180, Ф. 149).

Ценные сведения о турецко-египетском конфликте 1830 – 1840-х гг. содержат донесения русских дипломатов и участников урегулирования этого конфликта, являвшихся свидетелями большинства событий, о которых они писали. В этих сообщениях, помимо фактических материалов, можно узнать и о мнении россиян об этих событиях (Ф. 180, Ф. 149).

Кроме того, в фондах АВПРИ содержатся и записки российских религиозных деятелей. Особый интерес представляют «Три записки архимандрита Порфирия о состоянии православия на Востоке» (Ф. 161 II-9) и «Записки А.Н. Муравьева о Палестине» (Ф. 152), позволившие узнать о состоянии православия в Египте и Сирии и о предложениях российских деятелей по улучшению ситуации вокруг христианских святынь.

Информационной оказалась и записка Е.П. Ковалевского, представившего после возвращения из Восточного Судана и Абиссинии свой проект развития российско-египетской торговли (Ф. 161 II-3.).

В Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) были использованы материалы, содержащие статистические данные о численности и вооружении египетской армии и флота в 1830-х гг., о составе англо-французских военно-морских сил, задействованных в турецко-египетском конфликте (Ф. 1, Ф. 452); включающие сведения о секретном поручении, данном полковнику А.О. Дюгамелю во время его поездки в Египет в составе российской миссии 1833 г. (Ф. 450); характеризующие подготовку российских военно-морских сил к походу в Турцию во время I турецко-египетского конфликта (Ф. 479); содержащие данные об обстановке в Египте в середине 1830-х гг. (Ф. 14414); касающиеся ситуации в Египте в связи с участием египетских военно-морских сил в подавлении греческого восстания (Ф. 846).

Важные документы, описывающие отношение различных слоев российского общества к событиям в Египте первой половины XIX в., сосредоточены в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ). Наиболее ценными являются материалы Ф. 109. 1 экспедиция. Они содержат рапорты подполковника Ковальского Новороссийскому и Бессарабскому Генерал Губернатору генерал-адъютанту М.С. Воронцову, главе III Отделения собственной Его Императорского Величества Канцелярии А.Х. Бенкендорфу, позволяющие узнать о позиции мусульманского населения южных регионов России к событиям «Египетского кризиса» 30 – 40-х  гг. XIX в.

Необходимо отметить составленный Г.В. Горячкиным сборник докумен­тов «Египет глазами россиян середины XIX – начала XX вв. Политика. Эконо­мика. Культура»20. В него вошли многочисленные документы АВПРИ, среди которых для настоящего исследования интересны свидетельства о российско-египет­ском культурном и научном сотрудничестве, развернувшемся в 1840-е гг.

Большое значение для диссертации имеет опубликованный официальный актовый материал. Огромное количество сведений содержит 15-томное «Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами» Ф.Ф. Мартенса (в работе были использованы Т. IV. Ч. 1. Трактаты с Австриею 1815 – 1849, Т. XI. Трактаты с Англией 1801 – 1831)21 и изданные Т. Юзефовичем «Договоры России с Востоком. Политические и торговые»22. Эти работы включают тексты международных соглашений и являются ценными историческими источниками.

Все вышеотмеченные источники позволяют решить комплекс поставленных задач и достигнуть цели исследования.

Характеристика научной литературы. Что касается исследований, в которых были бы рассмотрены российские общественно-политические взгляды относительно египетских реалий периода правления Мухаммеда Али, то в отечественной и зарубежной исследовательской литературе нет ни одного обобщающего труда по указанной проблеме. Эта тема оказалась незаслуженно забытой.

В то же время необходимо отметить, что отдельные авторы обращались к вопросам развития российско-египетских связей в первой половине XIX в.23. Однако их работы в большей мере затрагивают историю изучения Востока в России. При этом Восток рассмотрен в целом, а Египту уделена лишь незначительная часть. Современные исследователи В.И. Овсянников и С.В. Сопленков, исследуя вопрос о формировании массовых представлений в России о Востоке, использовали материалы отечественной периодической печати24. Тем не менее, и в отношении их исследований можно сделать подобное замечание. Исключение представляет лишь статья С.А. Кириллиной «Русские путешественники и миссионерские деятели в Египте XIX – начала ХХ в. и их взгляд на культурный подъем на арабском Востоке»25, в которой автор дает анализ этапам освоения россиянами Египта.

Работа Г.А. Беловой и Т.А. Шерковой26 в большей степени затрагивает изучение россиянами древнеегипетской культуры, исторических памятников архитектуры и не касается вопроса о восприятии в России изменений, произошедших в Египте в первой половине XIX в.

Одной из первых заметок, в которой была предпринята попытка проанализировать позицию российской печати 1870-х гг. относительно Восточного вопроса в XIX в. стала статья Гр. Полонского, опубликованная в журнале «Северные записки» в 1914 г.27. Однако Гр. Полонский ограничился сравнением позиций Ф.М. Достоевского и журнала «Отечественные записки» как представителей славянофильского и западнического направлений.

В конце 1980-х гг. Е.П. Кудрявцева на основе статей официальных изданий (газеты «Санкт-Петербургские ведомости», журнала «Сын Отечества» и «Военного журнала») написала статью об отзывах российской прессы первой трети XIX в. на военную экспедицию российских военно-морских сил в Босфор28. Однако в ее работе был исследован только один эпизод, а кроме того, не были использованы материалы печатных изданий, оппозиционных правительственным. 

Вместе с тем, история Египта первой половины XIX в. привлекала внимание отечественных и зарубежных исследователей.

В отечественной историографии существуют работы, в которых в той или иной степени изучены основные вопросы внутриполитического и внешнеполитического развития Египта в период правления Мухаммеда Али. Исследованием социально-политических вопросов жизни Египта указанного времени занималась Ф.М. Ацамба. В ряде ее работ29 была охарактеризована структура институтов власти провинции, отмечена их неоднородность, выделены несколько групп в составе господствующего класса.

Современный исследователь Е.И. Зеленев детально рассмотрел историю развития государственного управления и функционирования судебной системы в Египте и Сирии на протяжении XVI – ХХ вв.30.

Анализу роли и места ислама в Египте в первой трети XIX в. посвящены работы С.А. Кириллиной31, в которых автор проследила положение мусульманского духовенства от «золотого века» (конец XVIII – начало XIX вв.) до конца правления Мухаммеда Али.

Большое место в отечественной историографии уделено вопросу развития аграрно-налоговых отношений в пашалыке при Мухаммеде Али, поскольку эта проблема затронула практически все слои населения. Наряду с С.А. Кирилиной, которая рассмотрела, как изменилось положение корпуса улама32 в результате проведения аграрно-налоговой реформы, сущность аграрной политики египетского паши подробно передали Н.А. Иванов и В.Б. Луцкий33. Был исследован ход проведения аграрно-налоговых преобразований и их последствия для населения Египта. В качестве причин недовольства жителей пашалыка было названо ухудшение положения египтян и зачастую их полное разорение вследствие непомерно высокого налогообложения.

Проводимые в Египте реформы способствовали началу перемен в общественном сознании жителей пашалыка. З.И. Левин и В.В. Черновская определили основные факторы, повлиявшие на изменения в образе жизни и мыслей египетского общества, среди которых – появление собственных специалистов в аграрной и промышленной сферах, области образования, военно-морских силах, активное общение с европейцами34.

Аравийская кампания Мухаммеда Али нашла отражение в работах А.М. Васильева и А.М. Родригеса35. В круг рассматриваемых проблем вошли вопросы предпосылок египетской экспедиции в Аравию, выделены основные этапы этой кампании и итоги каждого из них, определена политика египтян на захваченных территориях до 1840 г.

При характеристике военной экспедиции Египта в Восточный Судан отечественными исследователями были рассмотрены социально-экономические факторы, повлиявшие на принятие Мухаммедом Али решения о начале военной кампании, отмечены причины успехов египтян в Судане и недовольства местного населения36. А.О. Филоник выделил важные аспекты аграрной политики египетских властей в Судане37.

История греческого восстания достаточно изучена в российской научной литературе, однако самостоятельных исследований об участии египетских военно-морских сил в этой кампании нет. Стоит отметить работы Н. Палеолога и А. Сивиниса, вышедшие во второй половине XIX в., которые при описании событий 1820-х гг. в Греции охарактеризовали и политику египетских властей по отношению к восставшим38.

Большой вклад в изучение социально-экономического и политического развития Сирии и Ливана в 1830 – 1840-х гг. внесла И.М. Смилянская39. Она определила основные районы специализации сельского хозяйства в Сирии и Ливане, изучила уровень развития промышленности, выявила особенности развития внутренней и внешней торговли региона, указала причины подчинения экономики Сирии, Ливана и Палестины иностранному капиталу. Вопрос о Ливанском восстании 1840 г. нашел отражение в работе И.М. Смилянской «Крестьянское движение в Ливане в первой половине XIX в.»40.

Д.Р. Жантиев обратился к рассмотрению широкого круга вопросов о роли и месте сирийских провинций в процессе модернизации Османской империи. Исследователь проанализировал специфику политики египетских оккупационных властей в Сирии41.

Проблема турецко-египетского конфликта 1830 – 1840-х гг. изучалась в России еще в XIX в. Отечественные исследователи освещали этот вопрос с позиций российского государства. Русский историк XIX столетия С.С. Татищев на основе собранных документов из частных архивов и богатого фактического материала выпустил книгу «Внешняя политика императора Николая I. Введение в историю внешних сношений России в эпоху Севастопольской войны»42. Автор возвеличивал роль русского самодержца и в неудачах России на Ближнем Востоке после 1840 г. обвинил государственных деятелей того периода. Против его точки зрения выступили С. Жигарев, С. Горяинов, Б. Нольде43. Историки признавали необходимость закрытия проливов для военных судов всех стран, включая Россию. В целом представители историографии XIX в. отрицали завоевательные планы Николая I, объясняя проникновение России на Ближний Восток желанием обезопасить южные рубежи государства. 

Большой вклад в изучение «Египетского кризиса» 30 – 40-х гг. XIX в. в Османской империи внесли исследователи XX в. Монография Е.В. Тарле «Крымская война» остается одним из наиболее полных исследований в отечественной историографии по истории Восточного вопроса44. Работы Т.В. Еремеевой включают положения о позиции России на Ближнем Востоке в начале 1830-х гг., о планах Мухаммеда Али по отношению к русскому государству45. Н.А. Дулина рассмотрела в комплексе сложившиеся в 1830 – 1840-х гг. международные отношения вокруг Османской империи. Исследователь подвергла анализу политику европейской дипломатии на Ближнем Востоке, а также исследовала комплекс взаимоотношений между Турцией и Египтом в указанное время46. Важному внешнеполитическому шагу русского кабинета, который был признан российскими учеными как вершина политической и дипломатической стратегии, – заключению Ункяр-Искелессийского договора с Турцией в 1833 г., посвящены труды Н.С. Киняпиной47. Историк на основе русских и османских  источников доказала, что инициатива подписания соглашения принадлежала Турции. Работы В.Н. Виноградова раскрывают причины сближения Англии и России в конце 30-х гг. XIX в. Исследователь также рассмотрел методы экономической экспансии Великобритании в Турции  в указанное время48.  Понять причины возникновения второго турецко-египетского конфликта, который разразился в конце 1830-х гг., выявить роль европейских государств в разжигании нового очага противоречий помогает статья А.Д. Новичева «Предпосылки конфликта между султаном Махмудом II и Мухаммедом Али в 1839 – 1841 годах»49. Автор указал на возможность иного хода событий, подчеркнув, что в турецких высших кругах не существовало единого мнения в вопросах построения дальнейших отношений с египетским пашой. Второй турецко-египетский конфликт, его ход и итоги затрагиваются в исследовании В.А. Георгиева «Внешняя политика России на Ближнем Востоке в конце 30 – начале 40-х годов XIX века»50. В.А. Георгиев рассмотрел весь комплекс международных отношений в регионе в конце 1830-х гг. По мнению автора, Россия потерпела сокрушительное дипломатическое поражение, оказавшись в полной зависимости от Англии и утратив влияние в Турции. Всесторонний анализ событий на Ближнем Востоке в конце 1830-х гг. дан в коллективной работе «История внешней политики России. Первая половина XIX века (от войн России против Наполеона до Парижского мира 1856 года)» под редакцией О.В. Орлик. В этой работе ставится под сомнение тезис о поражении дипломатии Николая I, который был очень распространен в 1970 – 1980-е гг. в отечественной историографии и являлся опорным в трудах В.А. Георгиева, Н.С. Киняпиной, Н.А. Дулиной51. Большой вклад в изучение международных отношений первой половины XIX в. внес современный исследователь В.В. Дегоев52. По его мнению, ведущая роль в урегулировании I турецко-египетского конфликта принадлежала России, которая была заинтересована в установлении мира на Ближнем Востоке, пока этот вопрос не стал «предметом общеевропейского урегулирования»53.

Таким образом, в отечественной историографии вопрос об общественном развитии Египта в первой половине XIX в. всесторонне изучался. Однако исследователи не задействовали в значительном объеме русскую прессу и публицистику. 

В трудах зарубежных авторов также были рассмотрены разные аспекты политического и социально-экономического развития пашалыка в период правления Мухаммеда Али.

Значительное количество научных работ посвящено исследованию социально-экономических вопросов. В работе Х.Ривлин «Аграрная политика Мухаммеда Али в Египте»54 комплексно представлено проведение аграрно-налоговой реформы, названы трудности, с которыми столкнулось египетское правительство при ее реализации, определены факторы, повлиявшие на социальные изменения, произошедшие в пашалыке. 

Проблемы развития промышленного и сельскохозяйственного производства в Египте в первой половине XIX в. затрагивает исследование И. Оуэна55. Описывая внутреннюю политику Мухаммеда Али, автор отмечает положительные изменения, которые произошли в экономике Египта после введения в производство длинноволокнистого хлопка, подтверждая свои взгляды статистическими данными. Темпы развития сельского хозяйства, периоды его подъема в период правления Мухаммеда Али были изучены и Патриком О’Брайеном56.

Большой вклад в исследование социально-экономической и политической ситуации в Египте первой половины XIX в. внесла работающая в настоящее время в США египтянка Афаф Лутфи ас-Сейид Марсо57. Ею были раскрыты причины, повлиявшие на начало проведения реформ в пашалыке, дана их характеристика. Исследователь подчеркнула, что при видимых прогрессивных тенденциях, связанных с реформированием пашалыка, необходимо учитывать и неблагоприятные последствия, проявившиеся в традиционной общественной жизни Египта: введенная всеобщая воинская повинность нанесла ущерб сельскому хозяйству, лишив его трудоспособной мужской силы; развитие европейской торговли сократило домашнее производство; введенная монополия повлияла на изменения в социальной структуре общества. Афаф Лутфи ас-Сейид Марсо подвергла детальному анализу эволюцию взаимоотношений Мухаммеда Али с религиозным корпусом улама, роль которых как религиозных учителей и авторитетов, по ее мнению, была сведена пашой к минимуму. 

Изучением социальной истории Египта занимался Габриэль Байер58. Он отметил, что общественное развитие Египта в первой половине XIX в. было очень сложным, полагая при этом, что при Мухаммеде Али в Египте не произошло крупных социальных изменений. По его мнению, это проявилось в более позднее время. Европейские нововведения, используемые Мухаммедом Али, были поверхностны, поскольку они не смогли поколебать традиционные институты – институт семьи, положение женщины в обществе и другие. Вместе с тем, исследователь выразил согласие с тем, что египетский паша решил проблему кочевых племен, установил тесные отношения с западноевропейскими государствами, провел экономические и административные реформы, предпринял попытку ввести современную правительственную систему и добиться независимости, чем пошатнул социальные устои в пашалыке.

Вопросам трансформации социальной сферы в Египте в первой половине XIX столетия посвятил свое исследование Питер Гран59. Питер Гран подчеркнул, что проводимые реформы стали катализатором к культурному возрождению пашалыка. В Египте началось активное изучение арабского языка, стали возникать центры изучения литературы, искусств, естественных наук.

Ценными исследованиями по истории Египта первой половины XIX в. являются труды Х. Додвела и А. Патона60, которые написаны на богатом источниковедческом материале и широко освещают события, связанные как с внутренней, так и с внешней политикой египетского паши. Авторами детально были рассмотрены аравийская, суданская и греческая кампании, исследованы действия европейской дипломатии во время «Египетского кризиса» 1830 – 1840-х гг.

Вопрос о причинах похода египетской армии в Восточный Судан, его ход и итоги раскрыт в работах П.М. Холта и Р. Хилла61. Особое внимание исследователи обратили на систему управления египетских властей оккупированными территориями Восточного Судана.

Среди современных исследований необходимо отметить работу Халеда Фахми62. Автор признает, что каждая из военных кампаний Мухаммеда Али первой четверти XIX в. является уникальной и продиктована целым комплексом причин, выделенных другими исследователями. Так, Афаф Лутфи ас-Сейид Марсо полагает, что экспансионистская политика Мухаммеда Али напрямую была связана с экономическими факторами, а Стэнфорд Шоу связывает проведение военных экспедиций с попытками добиться независимости. Сам же Халед Фахми склонен полагать, что необходимо подходить дифференцированно к каждому военному походу, учитывая время его проведения, подвергая анализу связь между военными силами и экономикой Египта и помня, что Мухаммед Али являлся одним из губернаторов, получивших право правления на территории турецкого султана.

В «Кембриджской истории Египта от 1517 до конца двадцатого века» значительное место отведено эпохе правления Мухаммеда Али63. Не отходя от хронологической последовательности изложения материала в работе, учитывая события внутренней и внешней политики египетского паши, период 1811 – 1829 гг. назван этапом подготовки к военному расширению, а период 1829 – 1841 гг. – временем непосредственно военного расширения. При комплексном анализе происходившего не осталась без внимания исследователей и позиция европейской дипломатии.

Очень ценны для изучения положения Сирии в составе владений Мухаммеда Али являются работы Асада Рустума64, который на основе широкого круга архивных источников исследовал политику египетских властей в Сирии в 1830-х гг. Он определил связанные с египетским правлением положительные и отрицательные тенденции в истории Сирии этого периода, признав, что египетский паша и Ибрагим-паша, осуществлявший египетское правление в Сирии, на несколько десятилетий опережали время.

Таким образом, как в отечественной, так и в зарубежной историографии многие аспекты истории Египта периода правления Мухаммеда Али нашли свою оценку, при этом позиция российского общества относительно социально-экономического и политического развития Египта в период правления Мухаммеда Али ни в отечественной, ни в зарубежной историографии не изучалась.

Апробация работы. Результаты исследования были отражены в опубликованных автором работах, на научных конференциях (Москва (2002, 2007, 2008), Тамбов (2007, 2008), Улан-Удэ (2007, 2008), Уссурийск (2003, 2005, 2008), Комсомольск-на-Амуре (2000, 2003, 2006, 2007 гг.)). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры Новой и новейшей истории стран Запада и Востока МПГУ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения, списка источников и литературы и приложений.

II Содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность темы, ее научная и практическая значимость, определены цель и задачи, объект и предмет, хронологические рамки, методологическая основа исследования, приведена классификация источников и характеристика научно-исследовательской литературы.

В первой главе «Внутреннее развитие Египта в период правления Мухаммеда Али в восприятии российского общества XIX в.» рассмотрены обстоятельства прихода к власти Мухаммеда Али, проанализированы оценки данные россиянами основным направлениям внутренней политики Мухаммеда Али.

Восточная экспедиция Бонапарта (1798 – 1801 гг.) стала поворотным пунктом в истории Египта. Несмотря на то, что Бонапарт не ставил перед собой задачу реформировать пашалык, французскими оккупационными властями были разрушены структуры мамлюкского и османского управления, которые уже никогда не были реставрированы, появились новые политические идеи, были заложены основы для экономического развития Египта.

После ухода французской армии из Египта, который по условиям Амьенского мира (1802 г.) был вновь признан частью Османской империи, на власть в пашалыке стали претендовать англичане, османы и мамлюки. При этом ни одна из сторон не имела возможности для установления реального правления в пашалыке и не располагала для этого необходимыми политическими и военными силами. Посчитавшие возможным для себя вернуться, мамлюки во главе с Осман-беем аль-Бардиси, вступили в союз с некогда враждебными им албанцами, которыми руководил Тахир-паша и его заместитель Мухаммед Али. Отсутствие стабильности, беспорядки и разорение населения вызывали в Египте одну за другой волну народного возмущения. В результате восстания 1805 г. египетский паша Хуршид был свергнут. В условиях кризиса, когда ни мамлюки, ни османы не могли восстановить реальное правление в Египте, в качестве нового правителя Египта турецким султаном Селимом III был назначен Мухаммед Али, кандидатуру которого выдвинули египетские шейхи, рассчитывая, что он будет покорно выполнять все требования религиозной власти, защитит их интересы и локализует внутренние беспорядки.

Первое время для нового правителя Египта острым оставался вопрос об удержании власти в своих руках. Основными задачами, которые Мухаммед Али ставил перед собой в начальные годы своего правления, стали: защита Египта от европейского вторжения, борьба с оппозицией и мамлюками, не оставлявшими надежду на возвращение к власти, проведение внутренних реформ, способствовавших укреплению его престижа и развитию пашалыка.

Период правления Мухаммеда Али явился важным этапом в развитии Египта. Укрепившись у власти, он сумел ликвидировать оппозицию, нейтрализовать позиции османов и мамлюков в политической жизни пашалыка, создать условия для развития основ египетской национальной государственности. Мухаммедом Али в Египте была реализована грандиозная программа социально-экономических и политических преобразований. Постепенно был установлен правительственный  контроль над основными сферами жизни пашалыка – социальной сферой, государственным управлением, военными вопросами, вопросами в области образования, культуры, науки.

В общественно-политических кругах России нашли отклик и получили оценки основные направления социально-экономического и политического развития Египта в первой половине XIX в. Российскими путешественниками, государственными деятелями и прессой было отмечено, что, находясь под влиянием европейцев, Мухаммед Али предпринял попытку создать государство с крепкой экономикой. Считая аграрно-налоговую реформу (1808 – 1815 гг.) сугубо внутренним делом египетского правительства, в отечественных изданиях, тем не менее, появлялись различные точки зрения относительно причин ее осуществления, суть которых сводилась к тому, что Мухаммед Али просто устранил силу, мешавшую ему при проведении всех реформ в пашалыке.

Всесторонний анализ был дан россиянами военным преобразованиям Мухаммеда Али. Ими было отмечено, что в Египте впервые появились первые укомплектованные этническими египтянами батальоны регулярной армии. В качестве проблем, с которыми столкнулось египетское правительство в этом вопросе, российская печать указала на тяжелое положение населения, оказавшееся не готовым к тяжелым рекрутским наборам, сложности при вооружении солдат, отсутствие в армии дисциплины.

Планируя ввести Египет в когорту ведущих государств мира, Мухаммед Али, используя опыт европейских специалистов, приступил к реализации своего плана по реформированию промышленного сектора. Вместо закрывшихся ремесленных мастерских в различных районах пашалыка стали появляться новые мануфактуры и фабрики, оснащенные европейскими станками. Наиболее успешно в пашалыке стала развиваться хлопчатобумажная промышленность. Наряду с положительной оценкой проводившихся преобразований в этой области, в российском общественном мнении имели место критические замечания в адрес предпринятых в пашалыке промышленных реформ. Одним из наиболее часто повторяющихся стал тезис об ошибочной идее Мухаммеда Али создать в Египте собственный промышленный сектор, поскольку пашалык имел неподходящие природные условия для развития многих отраслей промышленности и не был обеспечен достаточным количеством специалистов и рабочих, большинство из которых были заняты в сельском хозяйстве. Положительные отклики в России получили предпринятые пашой реформы системы образования.

Позитивную оценку россиян получили такие мероприятия, как строительство новых каналов и дорог, водосборных плотин, развитие внутренней и внешней торговли. Несмотря на то, что в первой половине XIX в. тесные экономические связи между Египтом и Россией не сложились, египетский паша не отвергал возможности их налаживания. Особое одобрение в России получила политика Мухаммеда Али по развитию медицинской отрасли, борьба с чумой, холерой и моровой язвой. 

Обращаясь к цели предпринятых Мухаммедом Али преобразований, российское общество пришло к выводу, что паша проводил экономические и политические реформы, защищая собственное благополучие, борясь за концентрацию власти в своих руках. В то же время основная часть населения пашалыка оказалась не готова к восприятию новых тенденций в развитии Египта, испытывая трудности материального и морального характера.

Российские паломники отметили веротерпимую политику Мухаммеда Али в отношении православия, благодаря которой в Египте стало возможным укрепить положение православной церкви, следовательно, поднять и поддержать престиж российского государства.

В целом в России на протяжении XIX в. считали, что благодаря изменениям, предпринятым Мухаммедом Али, Египет постепенно втягивался в круг мировых экономических и культурных процессов, претендуя при этом на проведение самостоятельной политики.

Во второй главе «Внешняя политика Мухаммеда Али в первой трети XIХ в. и ее освещение в российской печати» рассмотрены военные кампании Мухаммеда Али, предпринятые в Аравию, Восточный Судан и Грецию, подвергнуты детальному анализу существовавшие в России XIX в. точки зрения  относительно этих событий.

Первой военной кампанией, которую предпринял египетский паша Мухаммед Али, стала война против аравийских ваххабитов (1811 – 1819 гг.). С 1803 г. ваххабиты стали чинить препятствия паломническим караванам, направлявшимся на поклонение в Мекку и Медину. Потеря священных городов наносила удар по престижу и духовному авторитету турецких султанов, которые являлись халифами и были обязаны создавать благоприятные условия своим подданным для выполнения хаджа. Однако необходимые для борьбы с ваххабитами военные силы Порта в тот период выделить не могла, поскольку она была занята улаживанием внутренних раздоров, балканскими войнами и войной с Россией (1806 – 1812 гг.). Не получив поддержки от пашей Багдада, Дамаска и Джидды, Селим III был вынужден обратиться за помощью египетскому правителю.

На протяжении XIX в. в российских газетах и журналах корректировались взгляды относительно целей похода Мухаммеда Али против ваххабитов. В 1810-х гг., по мнению отечественной прессы, наряду с освобождением Мекки и Медины, Мухаммед Али намеревался решить экономические проблемы, обезопасить торговые и паломнические пути, упрочив тем самым престиж турецкого султана в мусульманском мире. Начиная с 1830-х гг., отмечая усиление позиций Мухаммеда Али в Египте и на международной арене, рассматривая причины обострения ситуации на Ближнем Востоке, в публикуемых материалах российские издания стали делать акцент на меркантильных проектах египетского паши, обвиняя его в стремлении лишь укрепить личную власть и добиться реализации захватнических планов.

В ходе первой крупной военной кампании, оказавшейся для египетского паши удачной, Мухаммед Али опробовал египетские военные силы, выявил слабые места в их организации и стал активно демонстрировать перед османским правительством свою политическую самостоятельность.

Внимание русской общественности к экспедиции египетского паши в Аравию стало значимым явлением в российской печати. Несмотря на то, что в ходе этой кампании российские интересы напрямую не были затронуты, тем не менее, при знакомстве читателей с комплексом ближневосточных международных проблем обойти этот аспект не представлялось возможным. Освещение египетского похода в Аравию в 1811 – 1819 гг. носило в отечественной прессе по большей мере ознакомительный характер. Однако последующие события в Аравии стали привлекать интерес читателей к этому вопросу, поскольку проблема вышла за рамки региональной. Публикации появлялись в свет периодически, что позволяло, в зависимости от курса российской политики по отношению к Египту в первой трети XIX в., проследить изменения в формировании образа паши в отечественной публицистике. Благодаря выпущенным материалам, в России продолжали складываться массовые представления о Египте и о Ближнем Востоке.

Второй крупной кампанией, предпринятой египетским пашой, стала военная экспедиция в Восточный Судан (1820 – 1822 гг.). Истощенная аравийской войной, египетская казна требовала восполнения. Внимание Мухаммеда Али привлек Восточный Судан, который был связан с Египтом Нилом, оттуда в пашалык шли караваны с рабами, слоновой костью и драгоценностями. Египетский паша нуждался в денежных средствах, большая часть которых шла на организацию армии и флота.

Захват территорий Восточного Судана произошел стремительно. К началу 1822 г. весь Восточный Судан, кроме Дарфура и окраинных областей, был захвачен египтянами.

Осуществляя поход в Восточный Судан, Мухаммед Али преследовал разные цели. В Восточный Судан, так же как и в Аравию, были отправлены мятежные отряды турок и албанцев, которые не желали подчиняться воинской дисциплине. Таким способом египетский паша уничтожал возможную угрозу для своей власти. Экспедиция в Восточный Судан имела большое экономическое значение для Египта. Мухаммед Али мог держать под контролем торговые сухопутные и речные пути. Доходы от перевозки по ним рабов, товаров, тропического сырья стали важным источником пополнения египетской казны.

Проводимая в Судане политика египтян способствовала его политическому и социально-экономическому развитию. На завоеванных территориях проводилась экономические преобразования, которые уже получили распространение в Египте. В 1821 г. как военная база египтян был основан Хартум, ставший впоследствии одним из крупных торговых и политических городов, а в 1956 г. – столицей Судана. Государство получило новое административное устройство. В 1841 г. страна была разделена на 7 провинций (Фазоглу, Сеннар, Хартум, Така, Бербер, Донгола и Кордофан), во главе которых стояли турки, ставленники Мухаммеда Али.

Начались научные исследования Судана. Европейские специалисты в различных областях науки получили возможность начать исследования в ранее недоступном для них Судане, обогатив полученными знаниями умы ученых и путешественников многих государств мира. По приглашению Мухаммеда Али в 1847 г. с экспедицией прибыл русский путешественник Е.П. Ковалевский. В составе русской экспедиции был ботаник Л.С. Ценковский, сибирские и уральские штейгеры и рудокопы.

В то же время поход имел и отрицательное значение. Прежде всего, не оправдались экономические расчеты египетского паши. При отсутствии собственных специалистов найденные рудники  предстояло разрабатывать с помощью иностранцев, а золото было плохого качества. Не адаптированных к египетскому климату и пище, не обученных жителей Судана было сложно использовать в строительстве и на полях сражений. Местное население всячески противилось присутствию иностранцев и поднимало восстания.

В российской печати суданская кампания египетского паши не нашла подробного освещения. Публикации прессы имели бессистемный характер. Дефицит информации возмещался опубликованными путевыми заметками российских и иностранных путешественников, которые, не останавливаясь подробно на особенностях социально-экономического и политического развития Восточного Судана, но знакомили российских читателей с особенностями быта и образа жизни местного населения. Эти материалы стали достойным вкладом в изучение проблемы взаимодействия европейской и восточной культур.

Третьей военной кампанией, предпринятой Мухаммедом Али, стала военная экспедиция в Грецию, которая в 1820-х гг. была охвачена волной национально-освободительного движения. Египетские войска не участвовали в подавлении греческого восстания как самостоятельная сила, вступив в конфликт только в 1824 г. После вмешательства в урегулирование греческого вопроса европейских держав, объединенный турецко-египетский флот был уничтожен во время Наваринского сражения (1827 г.).

Российская печать своевременно информировала читателей о событиях, происходивших в Греции. В отечественной периодике участие египетских военно-морских сил не рассматривалось как самостоятельное. В большей мере акцент делался на совместных выступлениях египтян с турецкой армией и флотом.  Газеты и журналы много писали о таких военных эпизодах, в которых египетские войска терпели поражения. В случае же их победы в заметках выражалось глубокое сожаление. Российская периодика придерживалась антитурецких и антиегипетских позиций. Это было связано с рядом факторов. Во-первых, в случае подавления национально-освободительного движения в Греции позиции египетского паши в Восточном Средиземноморье могли бы усилиться, что напрямую затронуло бы геополитические и экономические интересы России. Во-вторых, по мнению большей части населения России правительство Николая I обязано было выступить в защиту единоверцев.

В третьей главе «Египетский кризис» 30 – 40-х гг. XIX в. в Османской империи: взгляд из России» исследованы события в Османской империи в 1830 – 1840-х гг. в связи с конфликтом между турецким султаном и египетским пашой, представлено отношение разных слоев российской общественности XIX в. к развернувшемуся кризису на Ближнем Востоке.

Опробовав в первой трети XIX в. в военных кампаниях египетские военно-морские силы, Мухаммед Али к началу 30-х гг. XIX в. был готов приступить к новым военным действиям, направленным против турецкого султана. Для успеха в масштабной экспедиции, целью которой являлось получение независимости, была проведена модернизация египетской армии и флота, создана экономическая инфраструктура, подготовлено финансовое обеспечение, позволяющее снабжать войска всем необходимым вне пашалыка. В предстоящем походе Мухаммед Али рассчитывал на Францию.

В турецко-египетском конфликте 1831 – 1833 гг. Мухаммеду Али не удалось решить вопрос о завоевании независимости. Тем не менее, в ходе первого конфликта между Константинополем и Каиром были обозначены границы будущей самостоятельной арабо-мусульманской державы. Египетская армия могла бы завершить свое победоносное шествие, а вице-король – достичь желаемого, если бы в конфликт не вмешались европейские государства. Войска Мухаммеда Али были не в состоянии противостоять силам Турции, Англии, России и Австрии. Франция же, при всем желании укрепиться в Средиземноморье, не могла пожертвовать ради этого отношениями с Лондоном, Петербургом, Веной и поэтому не стала опорой Египту в борьбе с Портой. Следующее столкновение между Турцией и Египтом становилось вопросом времени.

Результаты I турецко-египетского конфликта, закрепленные в статьях Кютахийского мира, не смогли разрешить оставшиеся противоречия между Махмудом II и Мухаммедом Али. На протяжении 1830-х гг. стороны готовились к новому столкновению, которое разразилось в 1839 – 1841 гг.

По условиям Кютахийского соглашения 1833 г. Сирия оказалась под властью Мухаммеда Али. За время своего правления в Сирии (1831 – 1840 гг.) египетские власти провели реформы, затронувшие почти все стороны общественно-политической жизни пашалыка. В Сирии была подготовлена почва для проведения крупномасштабных преобразований в военной, политической и юридической сферах. Вместе с тем, преждевременное применение египетских методов управления, непопулярная религиозная политика привели к обострению отношений оккупационных властей с сирийским населением, что облегчило возвращение Сирии под османское управление. Российская печать внимательно следила за ситуацией в Сирии в 1830-х гг., стремясь своевременно отражать события в регионе. Однако анализ происходившего, позволивший расширить представления российского общества о проблеме, содержался в основном в работах очевидцев – путешественников, сотрудников дипломатических и военных ведомств, религиозных деятелей. В своих работах они отразили особенности политического, этно-конфессионального и экономического положения Сирии во время египетского правления.

«Египетский кризис» в Османской империи 30 – 40-х гг. ХIX в. получил в русском обществе различные, зачастую полярные оценки.

В 1830 – 1840-х гг. события в Османской империи освещались в основном в правительственных газетах и журналах. Большинство публикаций, ограниченные рамками цензуры, содержали в основном фактические данные.

К анализу «Египетского кризиса» в Османской империи российское общество обратилось в последующее время. Рассмотрению были подвергнуты международные договоры, заключенные в 30-х гг. XIX в. Наибольший отклик из которых получили те соглашения, которые подвели итоги I турецко-египетского конфликта.

В меньшей степени были оценены непосредственно турецко-египетские противоречия. В России рассматривали отношения между Турцией и Египтом в тесной связи с общеевропейскими. В целом русское общество осталось недовольно итогами конфликта для России и действиями отечественных политиков. Общественно-политические деятели старались указать на просчеты николаевской дипломатии и находили, что Восточный вопрос был решен не в пользу России. По их мнению, Николай I не смог получить преобладающего влияния в Османской империи. Царское правительство, достигнув дипломатических высот в 1833 г., не позаботилось об их укреплении в дальнейшем. Не было взято во внимание, что европейские государства являются серьезными соперниками, с интересами которых необходимо считаться. В результате Россия оказалась заперта в Черном море. Либералы, западники и славянофилы подчеркивали утрату политического и экономического веса государства, потерю торговых связей. Одной из главных ошибок, по мнению славянофилов, а вслед за ними и сторонников западно-либеральных взглядов, стал разрыв Россией отношений с христианскими народами Османской империи. Именно отсутствие поддержки единоверцев выдвигалось в качестве одной из вероятных причин поражения России в конце 1830-х гг. и в последующей Крымской войне.

Десятилетие новой восточной политики России стало предтечей крупного поражения государства в 50-х гг. ХIХ в. Поэтому в публикациях официальных журналов и газет во второй половине ХIХ столетия старались не упоминать об участии русского правительства в «Египетском кризисе» первой трети XIX в. Лишь в конце ХIХ в. в журналах этого направления стали появляться очерки, в которых ставился под сомнение тезис об ошибочности выбранного Николаем I курса. Доказывалось, что русское государство было и осталось в окружении держав, которые выражали недоверие всем ее предложениям. Поэтому, имея благородные цели, русское правительство вынужденно было приспосабливаться к меняющимся условиям на мировой арене и было не застраховано от ошибок.

В заключении сформулированы выводы исследования.

1. В 1805 г. турецкий султан Селим III назначил в качестве следующего египетского паши выбранного мусульманским духовенством Египта албанского лидера Мухаммеда Али. Получив после экспедиции Бонапарта преобразованный Египет, Мухаммед Али по-своему продолжил заложенные французами основы развития, чем вызвал к себе несомненный интерес в российском обществе.

2. Основными источниками, формировавшими представления в российском обществе XIX в. о Египте периода правления Мухаммеда Али, стали публикации отечественных периодических изданий различного политического направления; заметки путешественников и свидетелей событий, опубликованные как самостоятельные работы; устные рассказы очевидцев. В русских периодических и отдельных изданиях доминировали сообщения о тех проблемах египетской истории первой половины XIX столетия, которые каким-либо образом затрагивали российские интересы. В первой половине XIX в. россияне черпали сведения о складывавшейся ситуации в Египте главным образом из официальных отечественных газет и журналов, материалы которых проходили жесткую правительственную цензуру. Во второй половине XIX в. образованной части населения России стали доступны и путевые очерки тех, кто побывал в Египте, сотрудничал с египетскими специалистами в ряде отраслей и имел собственную точку зрения на происходившее там. Эти материалы значительно расширили представления россиян XIX в. о Египте и стали дополнением к публикациям русских газет и журналов.

3. Личность Мухаммеда Али получила самые разные оценки в российском обществе. Его считали выдающимся человеком своего времени, который внес огромный вклад в развитие пашалыка. 

Обеспечив себе устойчивое политическое положение, Мухаммед Али, привлекая европейских, преимущественно французских, специалистов, приступил к проведению широкомасштабных кардинальных преобразований в Египте, преследуя цель построить государство с крепкой экономикой и современной дееспособной армией. В стратегические планы египетского паши входило создание независимой арабо-мусульманской империи при сохранении за собой положения единоличного правителя. 

Россияне отметили несомненные успехи Мухаммеда Али при реорганизации основных секторов экономики, армии, образования и административного управления. Российские путешественники, побывавшие в Египте после смерти Мухаммеда Али, рассматривали итоги его реформ как фундамент для дальнейшего экономического развития пашалыка. 

Активно стала развиваться внутренняя и внешняя торговля. Особое внимание россиян было приковано к изучению возможностей российско-египетского экономического сотрудничества. 

К бесспорным достижениям Мухаммеда Али в России отнесли борьбу с эпидемиями холеры и чумы, мероприятия по улучшению внешнего вида городов, научные изыскания по соединению Средиземного и Чермного морей.

Не углубляясь в тонкости религиозной политики Мухаммеда Али, проводимой в отношении мусульманского населения пашалыка, россияне внимательно следили за положением православной церкви и христианского населения в Египте, отмечая ослабление позиций Александрийского патриархата в первой четверти XIX в. Российские паломники и религиозные деятели полагали, что борьба Мухаммеда Али с мусульманами, громившими православные монастыри, религиозные миссии россиян, начавшиеся с 1830-х гг., финансовая помощь правительства Николая I на поддержание работы православных монастырей и политика русского правительства по ограждению православия на Ближнем Востоке от миссионеров разных вероисповеданий способствовали укреплению православия в Египте, о покровительстве которого заявлял европейцам Мухаммед Али.

4. В российских источниках сохранилась критика ряда направлений во внутренней политике египетского паши. По общему мнению русской  общественности, реформы Мухаммеда Али не затронули социальную сферу. Все средства в пашалыке были направлены лишь на личное обогащение египетского паши и его ближайшего окружения, а жители пашалыка все больше ввергались в нищету и безжалостно эксплуатировались. Е.П. Ковалевский, имевший особое мнение по этому вопросу, считал, что в удручающем положении населения обвинять следовало не египетского пашу, а местные власти, которые допускали жестокое обращение с жителями Египта.

Не получила одобрения и финансовая политика Мухаммеда Али. Россияне полагали, что все преобразования, не имея под собой прочной экономической базы, не могли быть продолжены и выглядели как желание Мухаммеда Али прославиться среди европейских правителей.

5. Период с 1811 по 1827 гг. прошел под знаменем завоевательных войн. В это время египетский паша провел три крупные военные кампании – в Аравию, Восточный Судан и Грецию, каждая из которых имела свои особенности.

6. Военная экспедиция в Аравию была связана со стремлением Мухаммеда Али усилить свои позиции в исламском мире. Несмотря на то, что государство ваххабитов под ударами египетских сил пало, к концу 30-х гг. XIX в., не получив поддержки местного населения, Мухаммед Али под влиянием международной обстановки был вынужден вывести войска из Аравии.

Из-за удаленности территории, скудности сведений, отсутствия прямой угрозы российским интересам экспедиция Мухаммеда Али в Аравию и его борьба с ваххабитами не представляла интереса для большей части россиян и воспринималась ими как борьба египетского паши за святые места ислама.

7. Рассчитывая на получение новых источников материальных и людских ресурсов, Мухаммед Али предпринял военный поход в Восточный Судан. В целом эта экспедиция оказалась удачной для египетского паши. Были расширены владения Мухаммеда Али, началась разработка золотоносных районов в верховьях Нила.

Несмотря на то, что центральные российские газеты сообщили о начавшемся походе, российские публикации по этому вопросу были крайне бедны. Исключение составили вышедшие в печать путевые заметки путешественников и исследователей, работы которых содержали описания животного и растительного мира, знакомили с образом жизни местного населения. 

8. Участие египетских военно-морских сил в подавлении греческого восстания 1820-х гг. было воспринято россиянами крайне негативно, однако в отечественной периодике оно не рассматривалось отдельно от действий турецких войск. Значительная часть публикаций относилась к Наваринскому сражению, в котором турецко-египетский флот не смог противостоять европейским военно-морских силам и потерпел сокрушительное поражение.

Эти военные кампании позволили Мухаммеду Али проверить уровень подготовки египетской армии и флота и начать подготовку к борьбе с Турцией за вывод Египта из состава Османской империи.

9. Конфликт между Турцией и Египтом в 1830 – 1840-х гг., так называемый «Египетский кризис», вышел за рамки локального. В кризис на Ближнем Востоке были втянуты силы европейских государств, преследовавших свои интересы в регионе. В результате десятилетней борьбы Мухаммеду Али не удалось добиться независимости. Египетский паша получил Египет в наследственное владение, но пашалык остался в составе Османской империи.

К проблеме «Египетского кризиса» в Османской империи русская общественность обращалась на протяжении всего XIX в. При этом на 30 – 40-е гг., середину 50-х – 60-е гг., конец 70-х – 90-е гг. XIX столетия приходится активизация обсуждения этого вопроса, которое связано с изменениями социально-политической обстановки в России и международными событиями.

В 1830 – 1840-е гг. внимание к проблемам Ближнего Востока проявляла лишь официальная печать, которая освещала все вопросы в необходимом правительству ракурсе.

Отличные от официальных оценки событий первой трети XIX в. на Ближнем Востоке в русском обществе стали появляться после неудачной Крымской войны и наметившейся либерализации в России. Западники и славянофилы имели схожие позиции в оценках «Египетского кризиса» 1830 – 1840-х гг. в Османской империи. Они рассматривали проблему с точки зрения пользы кризиса для России и доказывали необходимость установления контактов с христианским населением Османской империи для приобретения в дальнейшем союзников в регионе. К ошибкам русского правительства сторонники оппозиционного лагеря относили также отказ от прежней системы отношений с Османской империей.

10. В российских источниках подчеркивалось, что на всех завоеванных территориях (Аравия, Восточный Судан, Сирия) оккупационные власти стремились проводить реформы по египетскому образцу, тем самым модернизируя все сферы общественной жизни этих территорий. Вместе с тем, очевидцы отмечали широко применявшиеся египетскими властями деспотические методы правления, налоговый гнет, поборы, которые дискредитировали все их положительные начинания.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях соискателя:

1. Монографии.

1. Петрунина Ж.В. Социально-экономическое и политическое развитие Египта в первой половине XIX в. в оценках российского общественного мнения. М.: Прометей, 2008. 481 с. (30, 25 п.л.). 

2. Научные статьи.

1. Петрунина Ж.В. Египетский паша Мухаммед Али //Преподавание истории в школе. М., 2006. № 10. С. 36 39. (0,4 п.л.).

2. Петрунина Ж.В. «Восточный вопрос»: понятие и основные этапы //Преподавание истории в школе. М., 2007. № 4. С. 28 32. (0,5 п.л.).

3. Петрунина Ж.В. Военные реформы Мухаммеда Али как основа реализации планов по созданию независимой арабо-мусульманской империи //Наука и школа. М., 2007. № 3. С. 66 69. (0,5 п.л.).

4. Петрунина Ж.В. Отклики российской периодической печати на военные кампании первой четверти XIX в. египетского паши Мухаммеда Али //Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «История России». Специальный выпуск. М., 2007. № 2. С. 130 135. (0,4 п.л.).

5. Петрунина Ж.В. Отношение мусульманских народов южных окраин России к первому турецко-египетскому кризису (1831 1833 гг.) //Известия Самарского научного центра РАН. Самара, 2008. Т. 10. № 1(23). С. 22 26. (0,5 п.л.).

6. Петрунина Ж.В. Египетский поход Наполеона: опыт европейского правления на Ближнем Востоке //Ученые записки Российского государственного социального университета. М., 2008. № 1(57). С. 115 122. (0,8 п.л.).

7. Петрунина Ж.В. Общественно-политические взгляды на внешнеполитическую стратегию России в первом турецко-египетском конфликте (1831 1833 гг.) //Преподаватель ХХI век. М., 2008. № 1. С. 131 138. (0,6 п.л.).

8. Петрунина Ж.В. Оценки в русской общественной мысли социально-политических и экономических процессов в Египте в начале XIX века //Гуманитарий. История и общественные науки: сб. науч. тр. – Вып. I. – М.: МПГУ, 2001. – С. 12 – 19. (0,5 п.л.).

9. Петрунина Ж.В. Проблема Черноморских проливов в середине XIX века: варианты решения //Труды Международного Форума по проблемам науки, техники и образования. – М.: Академия наук о Земле, 2002. – Т. 1. – С. 48 – 50. (0,2 п.л.).

10. Петрунина Ж.В. Первая сирийская кампания в рамках конфликта между Турцией и Египтом 30-х годов XIX века //Дальний Восток: наука, образование. ХХI век: материалы междунар. науч.-практ. конф., Комсомольск-на-Амуре, 16 – 18 апреля 2003. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во Комсом.-н/А гос. пед. ун-та, 2003. – Т. 2. – С. 307 – 316. (0,6 п.л.).

11. Петрунина Ж.В. Первый турецко-египетский кризис 30-х годов XIX века в оценках русской общественной мысли //Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы V междунар. науч.-метод. конф. – Уссурийск: Изд-во Уссурийского гос. пед. ин-та, 2003. – С. 32 – 34. (0,4 п.л.).

12. Петрунина Ж.В. Ближневосточное направление европейской дипломатии в 30-х годах XIX в. в оценках русского общественного мнения //Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы VII междунар. науч.-метод. конф. – Уссурийск: Изд-во Уссурийского гос. пед. ин-та, 2005. – С. 71 – 74. (0,4 п.л.).

13. Петрунина Ж.В. «Неакадемическое востоковедение» как часть исследований истории Востока //История освоения Россией Приамурья и современное социально-экономическое состояние региона: Материалы международной научно-практической конференции, Комсомольск-на-Амуре, 14 – 15 апреля 2006: В 2 т. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во Комсом. н/А гос. пед. ун-та 2006. – Т. 2. – С. 247 – 254. (0,4 п.л.).

14. Петрунина Ж.В. Развитие системы военного образования в Египте в период правления Мухаммеда Али //Гуманитарий. Сборник научных трудов. Выпуск VIII. – М.: МПГУ, 2006. – С. 310 – 316. (0,4 п.л.).

15. Петрунина Ж.В. Ункяр-Искелессийский договор и обострение международных отношений в 1830-е гг. //Преподавание истории и обществознания в школе. – М., 2007. – № 7. – С. 9 – 12. (0,3 п.л.).

16. Петрунина Ж.В. Европейское влияние на культурную и научную жизнь Египта в первой половине XIX в. //Наука, управление и инновации в вузах Байкальского региона: практика, проблемы и перспективы: материалы II международной научно-практической конференции. В 2 ч. Ч.II. Проблемы современной науки. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – С. 28 – 36. (0,4 п.л.).

17. Петрунина Ж.В. Египет первой половины XIX века в путевых заметках русского ученого Е. П. Ковалевского «Путешествие во внутреннюю Африку» //Ключевские чтения – 2007. Русский исторический процесс глазами современных исследователей: Материалы Межвузовской научной конференции. Сборник научных трудов. – М.: МПГУ, 2007. – С. 182 – 187. (0,4 п.л.).

18. Петрунина Ж.В. Развитие медицинской службы в Египте в первой половине XIX в. // Труды 3-й международной конференции молодых учёных и студентов «Актуальные проблемы современной науки». Естественные науки. Часть 39. Секция: История. – Самара: Изд-во Самарского государственного технического университета, 2007. – С. 32 – 36. (0,3 п.л.).

19. Петрунина Ж.В. Проекты строительства Суэцкого канала в первой половине XIX в. и их значение при колонизации стран Дальнего Востока //История освоения Россией Приамурья и современное социально-экономическое состояние региона: Материалы международной научно-практической конференции, Комсомольск-на-Амуре, 4 – 5 октября 2007: В 2 т. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во Комсом. н/А гос. пед. ун-та 2007. – Т. 2. – С. 185 – 190. (0,4 п.л.).

20. Петрунина Ж.В. Участие египетских военно-морских сил в греческой кампании 20-х годов XIX века //Ученые записки Благовещенского государственного педагогического. Т.24. Гуманитарные науки. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2007. – С. 18 – 30. (0,6 п.л.).

21. Петрунина Ж.В. Каир первой половины XIX в. глазами европейцев//Социум: проблемы, анализ, интерпретации. (Сборник научных трудов). Выпуск VI. – М.: МПГУ, 2007. – С. 230 – 235. (0,4 п.л.).

22. Петрунина Ж.В. Российское общественное мнение о событиях в Аравии 1811 – 1819 гг. //Софист: социолог, философ, историк. (Сборник научных трудов). Выпуск II. – М.: МПГУ, 2007. – С. 198 – 208. (0,7 п.л.).

23. Петрунина Ж.В. Европейские научные исследования в Судане в период правления Мухаммеда Али //Материалы международной конференции «Вторые исторические чтения Томского государственного педагогического университета». Часть 2. – Томск: Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2008. – С. 112 – 119. (0,4 п.л.).

24. Петрунина Ж.В. Развитие внешней торговли Египта в первой половине XIX в. (по материалам российской печати) //Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы Х междунар. науч.-метод.  конф. – Уссурийск: Изд-во Уссурийского гос. пед. ин-та, 2008. – С. 49 – 51. (0,4 п.л.).

25. Петрунина Ж.В. Русская периодика XIX в. о проблемах в Египте времен правления Мухаммеда Али //Ключевские чтения – 2008. Отечественная история и культура: единое пространство в прошлом, настоящем и будущем: Материалы Межвузовской научной конференции. Сборник научных трудов. – М.: МПГУ, 2008. С. 271 – 279. (0,7 п.л.).


1 Пашалык – провинция в Османской империи, область, управляемая пашой.

2 Сенковский О.И. Посещение пирамид в 1821 году. Собрание сочинений Сенковского. Т.1. СПб., 1858. С. 8 – 24.

3 /Бронников Кир/. Путешествие к Святым местам, находящимся в Европе, Азии и Африке, совершенное в 1820 и 1821 годах села Павлова жителем Киром Бронниковым. М., 1824; Муравьев А.Н. Путешествие ко святым местам в 1830 г. СПб., 1832; Он же. Письма с Востока. М., 1849; /Вяземский П.А./ Путешествие на Восток князя П.А. Вяземского (1849 – 1850 гг.). СПб., 1883; /Успенский/ Путешествие по Египту в 1850 г. СПб., 1856; Он же. Путешествия по Египту и в монастыри Святого Антония Великого и преподобного Павла Фивейского, в 1850 году архимандрита Порфирия Успенского. СПб., 1856; /Норов А.С./. Путешествие по Египту и Нубии в 1834 – 1835 годах Авраама Норова. Ч. I – II. СПб., 1840; Он же. Путешествие по святой земле в 1835 году. Т. I – II. СПб., 1854.

4 Рафалович А.А. Путешествие по нижнему Египту и внутренним областям Дельты. СПб., 1850; Уманец А.А. Поездка на Синай с приобщением отрывков о Египте и Святой Земле. Ч. I–II. СПб., 1850; /Ковалевский Е.П./. Путешествие во внутреннюю Африку Е. Ковалевского. Т. 1–2. СПб., 1849.

5 Муравьев Н.Н. Турция и Египет в 1832–1833 годах. Т. I–IV. М., 1869–1870; /Дюгамель А.О./. Автобиография Александра Осиповича Дюгамеля. М., 1885; Вронченко М.П. Обозрение Малой Азии в нынешнем ее состоянии, составленное русским путешественником М.В. Ч. I–II. СПб., 1839–1840; Базили К. Очерки Константинополя. Ч. 1–2. СПб., 1835; Он же. Сирия и Палестина под турецким правительством в историческом и политическом отношениях. Ч. 1–2. Одесса, 1862. (В диссертации использована работа К.М. Базили, переизданная в 1962 г.)

6 Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века. М., 1991.

7 Клот-бей. Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. Ч. 1 – 2. СПб., 1843.

8 Живописное путешествие по Азии, составленное на французском языке под руководством Эйрие и украшенное гравюрами. М., 1840; Брэм Э. Путешествие по Северовосточной Африке или странам подвластным Египту: Судану, Нубии, Сеннару, Россересу и Кордофану, д-ра Эдмунда Брэма. Ч. 1–2. СПб., 1869; /Пери-Фогг В./. Путешествие по Египту, Аравии, Малой Азии и Персии В. Пери-Фогга. Пер. с англ. СПб., 1876; /Гаркур/. Египет и египтяне. Соч. герцога Гаркура. Пер. с фр. Казань. 1895; /Мармон/. Путешествие маршала Мармона, герцога Рагузского, в Венгрию, Трансильванию, Южную Россию, по Крыму и берегам Азовского моря, в Константинополь, некоторые части Малой Азии, Сирию, Палестину и Египет. Ч. 1 – 4. М., 1840.

9 Ал-Джабарти Абд ар-Рахман. Египет в канун экспедиции Бонапарта (1776 – 1798). М., 1978; Он же. Египет в период экспедиции Бонапарта (1798 – 1801). М., 1962; Он же. Египет под властью Мухаммада Али (1806 – 1821). М., 1963.

10 Burckhardt J. L. Notes on the Bedouins and Wahabvs Collected during his Travels in the East. Vol. 1 – 2. L., 1831; Burckhardt J. L. Travels in the Arabia. Vol. 1 – 2. L., 1829; Burckhardt J. L. Travels in Nubia. L., 1829; Burckhardt J. L. Travels in Syria and Holy land. L., 1822.

11 Bowring J. Report on the commercial statistics of Syria. Reprint of the 1840 ed. printed by W. Cloves for H.M. Stationery off. L., 1973. 

12 О нынешнем состоянии Египта //Северный архив. СПб., 1825. Ч. 15. С. 131 – 174; Исторический и статистический взгляд на последнее десятилетие Турции //Телеграф. 1832. № 13 – 15; Наполеон Бонапарте мусульманин //Библиотека для чтения. 1835. Т. 13. С. 15 – 17; Война в Сирии наместника Египетского Мехмеда-Али с Портою Оттоманскою, с 1831 по 1833 год //Военный журнал. 1838. № 1 – 2; Отрывки, содержащие некоторые любопытные подробности о Турции, Сирии и Египте //Вестник Европы. 1804. № 20. С. 289 – 310; Сев, нынешний Солиман-Бей //Вестник Европы. 1828. № 17. С. 47 – 50; О морском сражении в Наваринской бухте между союзными эскадрами и турецко-египетским флотом //Исторический, статистический и географический журнал, 1827. Ч. 4. Кн. 2. С. 133 – 139; Свидание с Ибрагимом-пашею //Телескоп. 1834. Т. 19. С. 309 – 319; Битва Наваринская 8 октября 1827 года //Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений. 1841. Т. 28. № 110 – 112.

13 /Бутенев А.П./. Три донесения А.П. Бутенева графу Нессельроде по Египетскому делу 1832 и 1833 //Русский архив. 1883. Кн. 1. С. 64 – 77; Записка о Турции, поданная графу А.Х. Бенкендорфу в 1833 году //Там же. 1895. Кн. 3. № 12. С. 417 – 422; Император Николай I в 1832 году //Русская старина. Т. ХСIII. Февраль. С. 281 – 295; /Нессельроде/. Граф Карл Нессельроде. Защита политики России и положения, принятого ею в Европе //Там же. 1873. Т.8. Ноябрь. С. 800 – 805.

14 Берг Н.В. Поездка в Египет //Отечественные записки. 1862. Т. CXLV, С. 295 – 326; Гамазов М.А. О Турции и Персии. Из записок путешественника //Современник. 1857. № 7 – 8.

15 Уманец А.А. Карантинная система в Турции //Журнал министерства внутренних дел. 1844. Май. С. 330 – 340; Рафалович А.А. Записки русского врача, отправленного на Восток //Там же. 1848. Июль. С. 426 – 447. Сентябрь. С. 532 – 555.

16 Знаменитые современники: султан Абдул-Меджид, Мехмед-Али и Оттон //Отечественные записки. 1841. Т. XIX. № 11. С. 15 – 26; Ампер Ж. Мегмет-Али //Современник. 1847. Т. 4. № 7. С. 19 – 29.

17 Березин И. Христиане в Сирии //Москвитянин. 1855. №2. С. 17 – 56; /Успенский/ Сирийская церковь //Из журнала Министерства народного просвещения. 1850. № 9. 30 с.

18 Исторический обзор проектов и работ, относящихся к сообщению через Суэцкий перешеек //Журнал главного управления путей сообщения и публичных зданий. 1850. Кн. II. С. 106 – 114; Предполагаемое соединение Чермнаго и Средиземного морей. История древнего Суецкого канала и проектов его возобновления //Москвитянин. 1856. № 4. С. 439 – 448; Суэцский перешеек //Журнал министерства народного просвещения. 1857. С. 356 – 386.

19 Восточный вопрос //Русский вестник. 1860. Кн. 7. С. 81 – 102; Неклюдов В. Об отношениях России к Оттоманской империи //Там же. 1864. Октябрь. С. 613 – 631; Феоктистов Е. Эпизод из истории русской политики на Востоке //Там же. 1868. № 10. С. 583 – 617. Пыпин А.Н. Славянский вопрос по взглядам И.С. Аксакова //Вестник Европы. 1886. № 8. С. 763 – 808; Владимиров. Восточный вопрос и Россия //Беседа. 1872. Кн. II. С. 255 – 288.

20 Египет глазами россиян середины XIX – начала XX вв. Политика. Экономика. Культура. /Сост. Горячкин Г. Сер. Народы Ближнего Востока. Вып. XV. Кн. 2. М., 1992.

21 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. Т. IV. Ч. 1. Трактаты с Австриею 1815 – 1849. СПб., 1878; Он же. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. Т. XI. Трактаты с Англией 1801 – 1831. СПб., 1895. 

22 Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые. М., 2005.

23 Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России //Работы по истории востоковедения. Т. 9. М., 1977. С. 199 – 482; Крачковский И.Ю. Избранные сочинения в 6-ти тт.: Т.5. М.-Л., 1958; Данциг Б.М. Русские путешественники на Ближнем Востоке. М., 1965; Он же. Изучение Ближнего Востока в России /XIX – начало XX вв./. М., 1968; Он же. Ближний Восток в русской науке и литературе /Дооктябрьский период/. М., 1973; Он же. Ближний Восток: Сборник статей. М., 1976.

24 Овсянников В.И. Проблемы Востока и общественно-политическая мысль России (середина XIX в.). М., 1989; Сопленков С.В. Дорога в Арзрум: российская общественная мысль о Востоке: (Первая половина XIX в.). М., 2000.

25 Кириллина С.А. Русские путешественники и миссионерские деятели в Египте XIX – начала ХХ в. и их взгляд на культурный подъем на арабском Востоке //Россия и Восток: взгляд из Сибири в конце столетия: Материалы и тезисы докладов к международной научно-практической конференции: Иркутск, 24–27 мая 2000 г.: В 2 т. Т. 1. Иркутск, 2000. С. 251–252. 

26 Белова Г.А., Шеркова Т.А. Русские в стране пирамид: путешественники, ученые, коллекционеры. М., 2003.

27 Полонский Гр. Восточный вопрос в русской журналистике 70-х годов (Историческая параллель) //Северные записки. 1914. № 10 – 11. С. 124 – 131.

28 Кудрявцева Е.П. Отклики русской прессы на Босфорскую экспедицию 1833 года //Внешняя политика России и общественное мнение. Сборник научных трудов. М., 1988. С. 46 – 60.

29 Ацамба Ф.М. Господствующий класс в социальной структуре египетского города (конец XVIII – начало XIX в.) //Государство в докапиталистических обществах Азии. М., 1987. С. 203 – 219; Она же. Социально-экономические позиции крупного купечества в Египте в XVIII – начале XIX вв. //Проблемы современной советской арабистики. Вып. II. Вопросы истории и филологии. Ереван, 1990. С. 13 – 19; Она же. Высшее мусульманское духовенство Египта в конце XVIII – начале XIX в. (социальные функции, экономические позиции) //Вестник Моск. ун-та. Сер. 13. Востоковедение. 1992. № 4. С. 40 – 57; Она же. Высшее мусульманское духовенство в политической жизни османского Египта (XVIII – начало XIX века) //Там же. Сер. 13. Востоковедение. 1993. № 4. С. 33 – 55; Она же. Социальная структура городского населения в Османском Египте (XVIII – начало XIX в.) //Там же. Сер. 13. Востоковедение. 1997. № 3. С. 27 – 55.

30 Зеленев Е.И. Государственное управление, судебная система и армия в Египте и Сирии (XVI – начало ХХ века). СПб., 2003; Он же. Египет: Средние века. Новое время. СПб., 1999.

31 Кириллина С.А. Ислам в общественной жизни Египта (вторая половина XIX – нач. ХХ в. М., 1989; Она же. Мухаммед Али в святых землях ислама: политика религиозного прагматизма //Вестник Моск. ун-та. Сер. 13. Востоковедение. 1993. № 4. С. 55 – 67; Она же. Высшее мусульманское духовенство Египта в первой половине XIX века //Там же. Сер. 13. Востоковедение. 1992. № 4. С. 58 – 68; Она же. Исламские институты Османского Египта в XVIII – первой трети XIX века. Lewiston [etc.] Mellen press Cop. 2000.

32 Улама – (мн. ч. от алим – лицо, обладающее значительными знаниями) – наставники и преподаватели высших религиозных учебных заведений, хранители религиозных традиций.

33 Иванов Н.А. Аграрная политика Мухаммеда Али (к вопросу об аграрных отношениях в Египте в начале XIX в.) //Очерки по истории арабских стран. М., 1959. С. 35 – 61; Он же. Аграрные отношения в Египте в последней четверти XVIII – начале XIX века //О генезисе капитализма в странах Востока (XV – XIX вв.). Материалы обсуждения. М., 1962. С. 242 – 280; Луцкий В.Б. Новая история арабских стран. М., 1966. 

34 Левин З.И. К вопросу о развитии общественного сознания в Египте в первой половине XIX века (период правления Мухаммеда Али) //Арабские страны. История. Экономика. М., 1966. С. 190 – 200; Он же. Развитие основных течений общественно-политической мысли в Сирии и Египте (новое время). М., 1972. Черновская В.В. Формирование египетской интеллигенции в XIX – первой половине ХХ в. М., 1979.

35 Васильев А.М. Пуритане ислама? Ваххабизм и первое государство Саудидов в Аравии (1744/45 – 1818). М., 1967; Он же. История Саудовской Аравии (1745 – 1973). М., 1982; Кириллина С.А., Родригес А.М. Ислам в судьбах египетско-аравийского субрегиона (XVIII – первая треть XIX века). М., 1995.

36 Смирнов С.Р. История Судана (1821 – 1956). М., 1968. С. 30 – 41; История Судана в новое и новейшее время. М. 1992. С. 14 – 20.

37 Филоник А.О. Аграрный строй Судана. 1820 – 1871. (Эволюция форм землевладения и землепользования и развития капитализма в сельском хозяйстве). М., 1975.

38 Палеолог Н., Сивинис А. История вмешательства России, Англии и Франции в войну за независимость Греции. СПб., 1863; Они же. Исторический очерк народной войны за независимость Греции и восстановлении королевства при вмешательстве великих держав России, Англии и Франции. М., 1867.

39 Смилянская И.М. К вопросу о разложении феодальных отношений в Сирии, Ливане и Палестине в середине XIX века. //О генезисе капитализма в странах Востока (XV – XIX вв.) Материалы обсуждения. М., 1962. С. 281 – 313; Она же. Социально-экономическая структура стран Ближнего Востока на рубеже нового времени (на материалах Сирии, Ливана и Палестины). М., 1979; Она же. Городской бунт (Сирия и Египет XVIII – начала XIX в.) //Восток. 1991. № 2. С. 23 – 31; Она же. Еще раз о генезисе капитализма в арабских странах (к вопросу о соотношении эндогенных и экзогенных факторов становления капитализма в Сирии в XIX – XX в.) //Восток в новое время. Экономика, государственный строй. Сборник статей. М., 1991. С. 68 – 108.

40 Смилянская И.М. Крестьянское движение в Ливане в первой половине XIX в. М., 1965.

41 Жантиев Д.Р. Традиция и модернизация на арабском востоке: реформы в сирийских провинциях Османской империи в конце XVIII – начале XX века. М., 1998.

42 Татищев С.С. Внешняя политика императора Николая первого. Введение в историю внешних сношений России в эпоху Севастопольской войны. СПб., 1887;

43 Жигарев С. Русская политика в восточном вопросе (её история в XVI – XIX веках, критическая оценка и будущие задачи). Историко-юридические очерки. Т. I – II. М., 1896; Горяинов С. Босфор и Дарданеллы. Исследование вопроса о проливах по дипломатической  переписке, хранящейся в государственном и С.-Петербургском главном архивах. СПб., 1907; Нольде Б.Э. Босфор и Дарданеллы //Внешняя политика. Исторические очерки. Пг., 1915. С. 65 – 99.

44 Тарле Е.В. Крымская война. Сочинения в 12 тт. Т. 8. М., 1959.

45Еремеева Т.В. Египетский кризис 1833 года М., 1948. С. 201 – 203; Она же. Заключительный этап египетского кризиса 1831 – 1833 годов и великие державы //Ученые записки по новой и новейшей истории института истории АН СССР. М., 1956. С. 475 – 515.

46 Дулина Н.А. Османская империя в международных отношениях (30 – 40 гг. XIX в.). М., 1980.

47 Киняпина Н.С. Ункяр-Искелессийский договор 1833 года //Научные доклады высшей школы. Исторические науки. М., 1958. № 2. С. 30 – 49; Она же. Внешняя политика России в первой половине XIX века. М., 1963; Она же. Внешняя политика Николая I //Новая и новейшая история. 2001. № 1. С. 192 – 210, № 2. С. 139 – 152.

48 Виноградов В.Н. Восточный кризис и англо-русские отношения в 30-е годы XIX  века //Советское славяноведение. 1982. № 3. С. 3 – 23; Он же. Британский лев на Босфоре. М., 1991.

49 Новичев А.Д. Предпосылки конфликта между султаном Махмудом II и Мухаммедом Али в 1839 – 1841 годах //Вестн. Ленингр. ун-та. 1971. № 20. Вып. 4. С. 59 – 68.

50 Георгиев В.А. Внешняя политика России на Ближнем Востоке в конце 30 – начале 40-х годов XIX века. М., 1975.

51 История внешней политики России. Первая половина XIX в. (от войн России против Наполеона до Парижского мира 1856 года). М., 1995.

52 Дегоев В.В. Внешняя политика России и международные системы: 1700 – 1918 гг. М., 2004.

53 Там же. С. 220.

54 Rivlin Helen Anne B. The agricultural policy of Muhammad Ali in Egypt. Cambridge /Mass/, 1961.

55 Owen E.R. Cotton and The Egyptian economy. 1820 – 1914. A study in trade and development by E.R. Owen. Oxford, 1969.

56 O’Brien Patrick. The Long-Term Growth of Agricultural Production in Egypt: 1821 – 1962 //Political and social change in modern Egypt, London, Historical Studies from the Ottoman Conquest to the United Arab Republic. Ed. By P.M. Holt. London/ New York, 1968. P. 162 – 195.

57 Marsot A. L. Al-Sayyid. The role the ‘ulama’ in Egypt during the early nineteenth century //Political and social change in modern Egypt, London, Historical Studies from the Ottoman Conquest to the United Arab Republic. Ed. By P.M. Holt. London/ New York, 1968. P. 264 – 280; Marsot A. L. Al-Sayyid. Egypt in the Reign of Muhammad Ali. Cambridge, London, New York, 1984; Marsot A. L. Al-Sayyid. A short history of Modern Egypt. Cambridge, London, New Jork, New Kochelle, Melbourne, Sydney, 1985.

58 Baer Gabriel. Social change in Egypt: 1800 – 1914 //Political and social change in modern Egypt. London, Historical Studies from the Ottoman Conquest to the United Arab Republic. Ed. By P.M. Holt. London/ New York, 1968. P. 135 – 161; Baer Gabriel. Studies in social history of Modern Egypt. Chicago and London. 1969.

59 /Gran Peter/. Islamic Roots of Capitalism: Egypt, 1760 – 1840. By Peter Gran foreword by Afaf Lutfi Al-Sayyid Marsot. Austin & London, 1979.

60 /Dodwell Henry/. The Founder of Modern Egypt a study of Muhammad Ali by Henry Dodwell. Cambridge, 1931; Paton A. A. History of Egyptian Revolution. From the period of the Mamelukes to the death of Mohammed Ali. From Arab and European memoirs, oral tradition and local research. Vol. 1 – 2. London, 1863.

61 Holt P. M. A modern history of the Sudan. From the Funj Sultanate to the Present Day. London, 1961; Hill R. Egypt in the Sudan 1820 – 1881. Repr. ed – Westport (Conn), 1986.

62 Fahmy Khaled. All the Pasha’s men. Mehemed Ali, his army and the making of modern Egypt. Cambridge, 1997.

63 The Cambridge history of Egypt, from 1517 to the end of the twentieth century. /Ed. by Daly M.W. Cambridge, 1998.

64 Rustum J. Notes on Akka and its defences under Ibrahim Pasha. Prepared for the Archaeological Congress of Suria and Palestine. April, 1926. By Asad J.Rustum. Beirut, American University, 1926; Rustum J. The royal archives of Egypt and the origins of the Egyptian expedition to Syrya. 1831 – 1841 /By Asad J.Rustum. Beirut, 1936; Rustum Asad J. The royal archives of Egypt and the disturbances in Palestine 1834. By Asad J.Rustum. Beirut,1938.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.