WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КИЧЕЕВ Владимир Георгиевич

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПОМЕЩИЧЬИХ И БУРЖУАЗНЫХ ПАРТИЙ РОССИИ

Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического анализа

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Улан-Удэ, 2009

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

  Курас Леонид Владимирович

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, профессор

  Иванов Александр Александрович

  доктор исторических наук, профессор

  Владимиров Владимир Николаевич

  доктор исторических наук, профессор

  Цыкунов Григорий Александрович

Ведущая организация:  ГОУ ВПО «Восточно-Сибирский 

государственный технологический университет»

Защита состоится 27 октября 2009 г. в 10.00. на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Учреждении Российской академии наук Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6)

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН 

Автореферат разослан  25 сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Жамсуева Д.С.

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность проблемы. К концу XIX в. в Российской империи был завершен промышленный переворот, что позволило стране перейти к индустриализации, которая оказала мощное влияние на все стороны жизни общества. Быстрое развитие западного уклада вело к формированию зачатков гражданского общества, появлению политических течений и партий. В свою очередь переход к индустриализации обострил ряд противоречий: первая группа противоречий выразилась в обострении отношений между промышленным производством и сельским хозяйством; вторая - складывалась в самом сельском хозяйстве, где сохранилось традиционное общинное сознание; третья - формировалась в области государственного устройства и межнациональных отношений. Ситуация усугубилась вовлечением России в орбиту мирового экономического кризиса 1900-1903 гг.

Попытка предотвратить нарастание внутреннего кризиса с помощью русско-японской  войны привела к поражению российской армии и флота , что сделало революцию окончательно неизбежной. В ходе разразившейся революции в стране сформировался полный партийно-политический спектр - от монархистов до анархистов. В период 1905-1907 гг. российская многопартийность представляла собой около 50 партий, в идеологии и деятельности которых нашли отражение потенциальные векторы общественного развития.

Без знания сущности политических партий, их программ, уставов, организационного устройства невозможно разобраться в перипетиях российского прошлого, а также в особенностях современного политического процесса, имеющего глубокие исторические корни. Поэтому изучение истории партийного строительства имеет как общенаучное  так и практическое значение.

В изучении истории партийного строительства  начала ХХ в. российская историография имеет устойчивые традиции. Это выразилось в наличии значительного числа диссертаций, монографий, статей, сборников документов, материалов научных конференций, проблемных советов, что позволяет сделать заявку на историографический анализ достижений отечественной исторической науки в этой области. Исходя из специфики марксистской идеологии, в течение более 70 лет советская историография делала упор на изучение левого спектра в политической палитре России и, особенно в истории РСДРП. Что касается непролетарских партий, то обзор имеющихся монографических сочинений в большей мере связан с их деятельностью в 1917-1920 гг. Теперь сама логика исследований требует изучения не только истории всего спектра партий, но и анализа имеющихся публикаций. В этой связи необходимо сосредоточить особое внимание на историографии консервативно-охранительного и либерального направлений в лице помещичьих и буржуазных партий в России.

Необходимость такого анализа обусловлена и социальным аспектом, в основе которого лежит Федеральный Закон «О политических партиях». Все это свидетельствует о необходимости историографического анализа проблемы, результаты которого позволят определить новые исследовательские подходы и создадут почву для новых фундаментальных исследований.

Степень изученности проблемы. Историография исторической мысли рассматриваемой темы насчитывает менее 40 лет. Вначале исследователи занимались лишь сбором материалов, формированием источниковой базы, созданием системы и методологии советской исторической науки. Затем  всеобъемлющее влияние «Краткого курса истории ВКП(б)» исключило саму возможность изучения истории помещичье-буржуазных партий. Исключение составил лишь труд Е.Д. Черменского. Поэтому активное  изучение проблемы начинается только  на рубеже 50-х - 60-х гг.  Тогда же появляются и первые публикации методологического и историографического характера, которые касались деятельности и банкротства буржуазных и мелкобуржуазных партий  в 1917-1918 гг.  Качественный скачок произошел в 1968 г., когда были опубликованы монографии П.И. Соболевой, В.В. Комина, П.П. Никишова, М.В. Спиридонова, Л.М. Спирина, К.В. Гусева, Н.В. Рубана, М. Церцвадзе, А.Г. Слонимского. В конце 60-х - первой половине 70-х гг, они сделали упор на изучение истории мелкобуржуазных партий. Эти исследования представляют научный интерес потому, что, во-первых, имеют историографическую составляющую, а, во-вторых, они заложили методику будущего научного анализа истории партийного строительства в России  начала ХХ в. Это позволило подготовить и опубликовать коллективную монографию «В.И. Ленин и история классов и политических партий России», а также важные для развития историографической мысли статьи Х.М. Астрахана «История буржуазных и мелкобуржуазных партий России в 1917 году в новейшей советской литературе» и О.В. Волобуева, М.И. Леонова, А.И. Уткина, В.В. Шелохаева «История политических партий периода первой российской революции в новейшей советской литературе».

В начале 80-х гг. появляется статья К.В. Гусева «Состояние разработки и задачи дальнейшего изучения истории непролетарских партий России», освещающая отдельные аспекты изучения советскими историками контрреволюционной деятельности буржуазных партий. Специальный раздел «Буржуазно-помещичьи партии» содержится в коллективной монографии «Советская историография Великой Октябрьской социалистической революции». В этих работах идет речь о степени разработанности истории непролетарских партий в России. Чуть раньше была опубликована коллективная монография «Партия и Великий Октябрь. Историографический очерк.», в которой значительное внимание уделено анализу борьбы большевиков против буржуазных и мелкобуржуазных партий. В эти же годы история буржуазно-помещичьих партий и организаций получила освещение в монографиях Н.Г. Думовой, Г.З. Иоффе, В.А. Кувшинова, А.Г. Слонимского, Л.М. Спирина, В.В. Шелохаева, А.Я. Авреха, С.А. Степанова, в которых существенное место отводится историографии проблемы. При этом авторы стремились решить конкретные вопросы, связанные с раскрытием ленинского научно-теоретического наследия по истории партийного строительства. Это позволило в конце 70-х - начале 80-х гг. обратить внимание на теоретико-методологические аспекты проблемы, в частности на симпозиуме 1981г. в Калинине по проблеме «Крах непролетарских партий России: методология изучения, проблемы, историография». Эта конференция стала толчком к опубликованию в начале 80-х гг. целого ряда статей теоретико-методологического и историографического характера по истории непролетарских партий и особенно  центра и правого фланга политической палитры России начала ХХ в.

Существенным дополнением историографической ситуации стало обобщение ленинских оценок, характеристик и суждений о непролетарских партиях. В решении общих вопросов проблемы советская историография опиралась на разработанные В.И. Лениным  критерии классификации российских политических партий и его концепцию трех политических лагерей, действовавших на этапе буржуазно-демократической революции. Особо выделятся статьи С.В. Мурзинцевой «В.И. Ленин о формах борьбы рабочего класса в годы нового революционного подъема (1910-1914 гг.)» и В.В. Шелохаева «Ленинские оценки партии октябристов (1905-1917 гг.)». Т.е., в начале 80-х гг. ХХ в. определилось стремление советской историографии к более полному изучению ленинского теоретического наследия, относящегося к истории политических партий. Созданный научно-теоретический задел по проблеме непролетарских партий России начала ХХ в. потребовал специального историографического обобщения, результатом чего стало опубликование коллективного исследования «Историографическое изучение истории буржуазных и мелкобуржуазных партий России», монографий о борьбе большевиков с непролетарскими партиями в период буржуазно-демократических революций, где историографическая составляющая играет определяющую роль. Появляются региональные, в том числе сибирские, историографические исследования М.В. Шиловского, А.П. Толочко, О.А. Харусь .

Важнейшей вехой развития советской историографии  стало издание в 80-е годы обобщающего труда «Непролетарские партии России: Урок истории», а также коллективного исследования «Непролетарские партии России в трех революциях», где имеется раздел о буржуазно-помещичьих партиях России. Наибольшую ценность в работе представляет первый раздел исследования «Общие проблемы истории непролетарских партий России»,  в котором раскрываются историографические проблемы истории партийного строительства в России начала ХХ в. 

С распадом СССР и возникновением новой историографической ситуации произошли существенные изменения в изучении партийно-политического движения в период империализма. В условиях  разнообразия методологических подходов  наблюдался рост  общетеоретического уровня исследований.

В 90-е гг. появляются историографические исследования по истории черносотенства, которые обновили базу для изучения истории черносотенно-монархического движения.

Начало XXI в. ознаменовалось целой серией диссертационных исследований по истории октябристов и кадетов А.В. Репникова,  Ф.А. Селезнева, В.А. Кустова, И.П. Галлий и Е.В. Шандулина , которые стали заметной вехой в отечественной историографии партийного строительства начала ХХ века.

Особенно следует выделить монографию А.П. Толочко «Современная отечественная историография партийно-политического движения в Сибири в начале ХХв.», в которой представлены достижения современной сибирской историографии по всей партийно-политической палитре начала ХХ века.

Таким образом, развитие советской и современной российской историографии имеет поступательный характер и открывает широкие возможности для дальнейшего изучения истории политических партий в России  начала ХХ в.  Исследовательская работа должна продолжаться  и существенно расширить имеющиеся представления по ряду сюжетов избранной темы. В том числе является актуальным  подведение итогов изучения партийно-политического движения в России  периода империализма на современном историографическом этапе и определение круга вопросов, требующих дополнительного рассмотрения: соотношения классовой природы и  социального состава политических партий, их реальной численности, формирования идеологии и теоретического обоснования программ, стратегии и тактики в различные периоды, межпартийных взаимоотношений и др.

Объектом исследования в диссертации стало развитие отечественной исторической науки о консервативно-охранительных и либеральных  партиях в России  начала ХХ в.

Предметом исследования является ход, определяющие тенденции, основные результаты научного анализа  теоретических и практических основ  партийного строительства в центре и на правом фланге политического спектра Российской империи  на основе обобщения  и рассмотрения доминирующих в отечественной истории концепций, расширения  источниковой базы исторической науки, диверсификации методологии и совершенствования методики исторических изысканий.

Исходя из анализа историографической мысли по рассматриваемой теме цель настоящего исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа источниковой базы и исследовательской проблематики выявить закономерности и особенности развития отечественной историографии помещичьих и буржуазных  партий  в России  начала ХХ в.

Поставленная цель позволяет выдвинуть следующие задачи исследования:

- рассмотреть  методологию классификации политических партий  Российской империи в отечественной историографии;

- разработать принципы и методику классификации политических партий дореволюционной России;

  - раскрыть содержание основных этапов историографии буржуазно-помещичьих партий России  и дать им оценку;

- изучить динамику и основные результаты исследований черносотенно-монархических партий и организаций;

- провести анализ и подвести итоги изучения правого фланга либерального движения;

- провести анализ и подвести итоги изучения левого фланга либерально-оппозиционного движения;

- проанализировать степень изученности думской тактики политических партий России в начале ХХ в;

- оценить уровень осмысления российскими историками процесса партийного строительства в России периода империализма, определить круг наименее изученных проблем и наметить перспективы дальнейшей научной разработки истории консервативно-охранительных и либеральных партий и организаций.

Источниковедческий анализ. Решение сложных историографических задач невозможно без работы современных ученых по формированию представительной источниковой базы своих исследований. Прежде всего, это касается сбора и систематизации архивных документов.

До революции архивные документы почти не публиковались. Поэтому важнейшими источниками по истории помещичьих и буржуазных партий, являются их официальные документы: программы, уставы, декларации, воззвания, избирательные платформы, материалы съездов и конференций, заседаний ЦК, советов, бюро. Так, партийные программы и уставы были опубликованы еще в период революции 1905-1907 гг. Что касается кадетов, то они публиковали не только материалы съездов, но и отчеты ЦК.

Советская историография 20-х - начала 30-х гг. продолжила эту традицию. Среди ее достижений – сборники документов по истории Союза русского народа и Всероссийского союза земельных собственников.

Важнейшим источником по истории помещичье-буржуазных партий являются стенографические отчеты заседаний I-IV Государственных Дум и выступлений лидеров консервативно-охранительных и либеральных партий, в которых отражена не только думская тактика этих партий, но их эволюция в межреволюционный период, материалы царской охранки, содержащие сведения о политических партиях. С этим источником перекликаются показания лидеров и активистов буржуазных и помещичьих партий в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, документы по истории Прогрессивного блока.

Дела и помыслы монархистов и буржуазных партий в 1917 г. нашли отражение в изданных стенограммах частных совещаний членов Государственной Думы.

В последующем советское источниковедение сосредоточило свое внимание на опубликовании решений большевистской партии и Советского правительства о непролетарских партиях.

Прорыв в советском источниковедении проблемы был осуществлен Л.М. Спириным, в приложении к монографии которого представлены лидеры и центральные печатные органы всех российских и национальных политических партий России, указана их численность, количество голосов, полученных Всероссийским союзом земельных собственников и примыкавшими к нему организациями на выборах в Учредительное собрание и численность местных кадетских организаций в 1917 г. Он поставил перед историками две задачи: 1) широко использовать в своих трудах документы непролетарских партий в России; 2) осуществлять научно-критическое исследование самих документов, их классово-партийного содержания.

К числу достижений советского источниковедения по проблеме непролетарских партий в России начала ХХ в. следует отнести и публикацию  мемуаров лидеров буржуазных и помещичьих партий, а также государственных деятелей империи: М.В. Родзянко, П.Н. Милюкова, В.А. Маклакова, Д.Н. Шипова, М.М. Винавера, В.В. Шульгина, Г.Н. Трубецкого, Ф.Ф. Кокошина, А.Ф. Керенского и др.

Если в советской историографии основу источниковой базы, составляли документы социал-демократических организаций и делопроизводственные материалы карательных органов и спецслужб империи, то в современной исторической литературе широко используются документы непролетарских партий – кадетов, октябристов, черносотенцев. Основой же источниковедческого анализа проблемы, как одно из направлений развития историографической мысли, является источниковедческая составляющая крупных коллективных исследований и авторских монографий, которые вводят в научный оборот значительный корпус архивных документов.

Таким образом, источниковую базу диссертации представляет обширный комплекс научной исторической литературы – монографии, очерки, брошюры, диссертационные сочинения, статьи, доклады и сообщения научных конференций, мемуары, хрестоматии, энциклопедии, методические труды, журнальные заметки, в которых ставятся и решаются различные вопросы истории партийно-политического движения в  России начала ХХ в. Что же касается документов и материалов, то они также являются важным историографическим источником, но в данном случае им принадлежит вспомогательная роль.

Методология диссертационного сочинения основана на диалектико-материалистическом понимании истории. Автор диссертации следовал основополагающим принципам научного познания: принципу историзма и научной объективности, системному и ценностному подходу в истории.

Принцип историзма отражает особенности исторического познания, не допуская модернизации исторических процессов и событий, что позволяет видеть их в реальном развитии и взаимосвязи. При этом он не умаляет значение марксизма как научного метода и его вклада в разработку основного принципа познания, не смотря на его политизированность и стремление противопоставить себя иным формам познания. Поэтому принцип историзма выступает как стержневой, объединяющий все уровни исторического исследования.

Системный подход определяется не столько свойствами взаимоотношений государства и партийно-политической системы или взаимоотношений между партиями, сколько целенаправленной деятельностью самого исследователя. Поэтому различия в познавательных установках исследователей порождают множественность описаний одного и того же объекта.

Таким образом, системный подход позволяет выстраивать новые предметы изучения, в данном случае степень изученности проблемы партийного строительства в России  начал ХХ в. с упором на консервативно-охранительные партии.

Принцип объективности.  Функционирование его в истории имеет свои особенности. Несмотря на то, что процесс исторического познания есть своего «упорядочение» действительности с помощью субъективных по своей природе категорий, он может давать объективные результаты. Это создается целым рядом факторов:

1. Наличием исторических источников, существующих независимо от исследователя. Поэтому историки располагают обширной базой для освещения прошлого.

2. Заинтересованностью исследователя и общества в получении достоверного знания о партийно-политическом движении в империи.

3. Известным контролем объективности исследования благодаря общему уровню, достигнутому исторической наукой, накопленному в ее арсенале, проверенному и обоснованному знанию, существованию признаваемой научным сообществом системы ценностей.

Использование этих принципов в диалектическом единстве позволяет раскрыть социально-политические аспекты строительства и деятельности партийно-политических структур охранительно-либерального толка. В свою очередь это позволило выявить социальные функции истории взаимоотношений партий и государства и эволюцию проблемы на пути к современному состоянию. Тем самым историческая наука выполняет определенные политико-идеологические функции. Они прослеживаются на всех этапах развития исторической науки. Это в полной мере касается проблемы партийного строительства.

Ценностный подход в истории выступает как дискуссионный в методологии истории. Поскольку объектом исторического знания выступает прошлое человеческого общества, то научное его изучение будет обязательно включать в себя определенное отношение ученого к предмету исследования. Поэтому предложенный метод не является доминирующим в нашем исследовании, а субъективно-индивидуальная точка зрения проявляется в диссертации только через принцип объективности.

В процессе работы применялись и специальные методы: хронологический метод, который позволяет рассматривать становление и развитие партийно-политической системы в России начала ХХ в. в хронологической последовательности; сравнительно-исторический метод, дающий возможность изучать и сравнивать политические процессы, идущие в разных партиях на всех уровнях, а также историографическую составляющую этих процессов; статистический метод, который позволяет проследить количественные характеристики деятельности партий.

Хронологические рамки исследования включают весь период изучения проблемы возникновения и развития партийно-политического движения в России, начавшийся на рубеже XIX-XX вв. и продолжающийся по настоящее время.

Географические рамки не ограничены каким-либо регионом, так как, не смотря на некоторые национально-региональные особенности, проблема партийно-политического движения имеет общие корни и общие тенденции развития. Поэтому поставленные задачи решаются через крупные обобщающие исследования историков ведущих научных центров России и лишь потом ситуация экстраполируется на региональные исследования.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые предпринята попытка комплексного анализа отечественной историографии становления и развития центра и правого фланга партийно-политической системы Российской империи в начале ХХ в. в лице консервативно-охранительных и либеральных партий, с учетом новых подходов, существующих в современной российской историографии.

В содержательном плане новизна определяется следующими положениями:

- впервые в современной исследовательской практике выявляется взаимосвязь между развитием исторического знания по истории партийного строительства в России помещичье-буржуазных партий на этапе империализма в целом и формированием историографии проблемы;

- на основе широкого корпуса историографических источников подробно анализируется процесс становления историографии проблемы;

- определяется методология классификации политических партий в России начала ХХ в. При этом ленинская методология классификации политических партий наряду с другими занимает достойное место;

- выявляется круг наиболее разрабатываемых аспектов проблемы, составляющих ее содержание – историографический анализ строительства и деятельности  консервативно-охранительных  и либеральных партий;

- уточняется дополнительная аргументация авторских оценок по исследуемым концептуальным вопросам, носящим полемический характер в отечественной исторической науке;

- устанавливается взаимосвязь между уровнем разработанности  отдельных положений проблемы, состоянием ее источниковой базы и изменениями, происходящими в развитии исторического знания.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что в исследовании применен системный подход, позволяющий выявить степень изученности центра и правого фланга политической палитры России начала ХХ в., а сделанные в ней выводы и рекомендации могут способствовать совершенствованию и дальнейшему развитию отечественной историографии в области партийно-политического строительства. Настоящее исследование может стать основой не только новых исторических исследований, но и  быть использовано для углубления специального курса по историографии истории политических партий России и  разработки  учебных пособий. Отдельные разделы исследования будут полезны политологам, изучающим современные политические процессы  и политикам, признающим необходимость учета исторического опыта  в своей практической деятельности.

Апробация исследования. Диссертация получила положительный отзыв при обсуждении на заседании кафедры истории России Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова и при экспертной оценке членов диссертационного совета при Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН.

Основные положения и результаты исследования нашли отражение в выступлениях в разные годы на научных конференциях республиканского, регионального, общероссийского и международного уровней (Абакан, Томск, Улан-Удэ, Иркутск). По теме диссертации опубликовано семь статей по перечню ВАКа, три монографии и другие публикации.

Структура диссертации. В основу изложения материала положен проблемно-хронологический принцип, который позволил выделить основные проблемы становления и развития центра и правого фланга партийно-политического движения в России  начала ХХ в. и проанализировать итоги их изучения на различных этапах отечественной историографии.





Исследование состоит из введения, четырех глав (третья глава состоит из двух частей), заключения и библиографического описания работы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первой главе - «Методология классификации политических партий России  начала ХХ века» - рассматриваются методологические аспекты партийного строительства в России  начала ХХ в., а также теоретические воззрения лидеров и идеологов различных общественных течений. Отмечается, что именно в работах идеологов либеральных и социалистических партий были заложены  основы классификации политических объединений.

Первоначально в главе рассматривается ленинская методология классификации политических партий, которая впервые была им обоснована  в первом проекте программы социал-демократии.  По мнению В.И. Ленина интересы пролетариата и его партии предполагают наличие классового анализа всего конгломерата политических партий страны. Марксистское положение о том, что классовая принадлежность составляет основу для формирования политических партий, потребовало конкретно-исторического обоснования классовой структуры российского общества. Тогда же В.И. Ленин подготовил статью «Опыт классификации русских политических партий».

Суть ленинской классификации состояла в том, что политические организации подразделяются на типы, которые отвечают основным сообществам и особенно структуре самих классов. Именно поэтому он критиковал позицию Г.В. Плеханова, подход которого не отражал основные разногласия и борьбу между пролетариатом и мелкобуржуазным социализмом.

В то же время в классификации Г.В. Плеханова и в классификации В.И. Ленина прослеживалась близость по отношению к мелкобуржуазным партиям, в частности в  готовности последних к  соглашениям и компромиссам до полной победы над самодержавием.

В главе подчеркивается, что на основании анализа классовой структуры общества, программ и тактики политических партий вполне возможно ориентироваться на ленинскую градацию, представляющую следующие партии: 1) Союз русского народа, монархисты, и т.п. 2) Правопорядцы. 3) Октябристы. 4) Мирнообновленцы. 5) Партия демократических реформ. 6) Кадеты. 7) Свободомыслящие, радикалы, беззаглавцы и т.п. 8) Трудовые народные социалисты. 9) Социалисты-революционеры. 10) Максималисты. 11) Социал-демократы – большевики и меньшевики. В этой череде партий он выделяет пять основных типов политических партий: 1) черносотенцы; 2) октябристы; 3) кадеты; 4) трудовики; 5) социал-демократы». Закономерность такой типологии, подтвердилась всем ходом истории революционного движения в России начала ХХ в. При этом подчеркивается, что в советской историографии сложилось ошибочное мнение о разных моделях социал-демократических партий, в соответствии с которой меньшевики, которые входили в РСДРП, относилась к типу мелкобуржуазных партий. Это противоречит  реальной методологии классификации политических партий.

Определяя типы политических партий, В.И. Ленин постоянно подчеркивал отсутствие пропорциональной зависимости уровня политического развития общества и классового подхода в партийном строительстве. Пример тому - наличие двух типов буржуазных партий: октябристов и кадетов. Первая характеризуется им как реакционно-буржуазная, вторая – как либерально-буржуазная. В перспективе он предполагал возможность их слияния  в единую партии

Таким образом, предлагая собственную типологию политических партий России в соответствии с социальной структурой общества В.И. Ленин проводил разделительную линию между кадетами и революционной мелкобуржуазной демократией. Это имело важное политическое значение при определении политической линии социал-демократии и всех левых сил.

Определенное внимание уделяется  теоретическому наследию лидера кадетской партии П.Н. Милюкова, который отразил основные взгляды русской либеральной буржуазии на роль и значение политических партий в истории революционного движения. Согласно его оценке все политические партии России начала ХХ века возникли не на экономической и социальной основе, а на основе идей и люди, разделяющие эти идеи, объединялись в соответствующие  политические партии. Поэтому П.Н. Милюков выделяет четыре группы политических течений.

Первое - «демократический монархизм», т.е. все правые партии, защищающие монархию, подчеркивая, что «демократия» - это не более чем демагогия, а «монархизм» - это абсолютизм. Эти партии являются проправительственными, поддержанными «бюрократией».

Второе – «буржуазный конституционализм», т.е. октябристы, которые обречены искать себе поддержку у правительства. Причем, этот Союз становится тем крепче, чем опаснее становятся революционные силы. При этом мысли П.Н. Милюкова о реакционных буржуазных партиях, вполне соответствуют ленинской классификации октябристов.

Третье – это «демократический конституционализм», то есть сами кадеты. Главная социальная база этого течения – городская демократия (кроме рабочих). При этом П.Н. Милюков подчеркивал, что кадеты выбрали «принцип легальной конституционной борьбы».

Четвертое – левые партии, к которым он относится отрицательно.

В главе приводятся и другие попытки либералов представить классификацию политических партий России начала ХХ века. К ним следует отнести сравнительные таблицы о русских политических партиях в революции 1905-1907 годов и в 1917 году, составленные кадетом Л.А. Велиховым, где все политические партии он делит на сторонников государства и анархистов.

Что касается меньшевиков, то в главе особое место отводится анализу третьего тома «Общественного движения в России в начале ХХ века» под редакцией видных теоретиков социал-демократов (Л. Мартова, П. Маслова, А. Потресова), посвященный истории русских и национальных политических партий в России с момента их возникновения и до 1907 года, который содержал анализ истории основных политических партий России (в том числе и национальных). Особое внимание они уделяют буржуазным партиям, где видная роль отводится либеральной буржуазии. Мартов, поделив партии на либерально-демократические и революционные, объединил их в левый блок, включив в него партию демократических реформ, партию мирного обновления и другие партийные образования либерального порядка.

Также подчеркивается, что принципиальное значение в полемике большевиков и меньшевиков по отношению к непролетарским партиям было определение центра на политической оси координат. Л. Мартов к такому политическому центру относил октябристов и от них вел отсчет левому крылу политических партий России. По мнению В.И. Ленина центром являются кадеты. Все партии, которые стояли левее кадетов как раз и составляли революционную буржуазную демократию. Иерархический ряд политических партий по иному воспринимал Г.В. Плеханов, который ставил кадетов левее трудовиков, а социалистов-революционеров нарек «социал-реакционерами».

В диссертации отмечается, - советская историография унаследовала ленинскую методологию классификации политических партий основанную на строгом классовом подходе, но между тем и в ней оставалось место для научных споров и дискуссий. В частности, всегда неоднозначно трактовался статус октябристов.

Признанным авторитетом в области классификации политических партий в советской историографии считался Л.М. Спирин. Он подразделял их на четыре вида(помещичье-монархические, буржуазные, мелкобуржуазные и пролетарскую партию большевиков), объединенных в три политических лагеря(правительственный, либерально-оппозиционный и революционно-демократический). Кроме того, выделялись общероссийские и национальные партии, которые могли существовать легальным, полулегальным и нелегальным образом.

Классификация политических партий препарировалась как метод историко-партийного исследования. Поэтому в конце 80-х годов выдвигалась задача создания обобщающего труда, посвященного анализу ленинского теоретического наследия. В это же время все большее внимание стало уделяться анализу будущего государственного устройства в программах непролетарских партий, как одного из важнейших критериев классификации.

Приведенная классификация политических партий  России  начала ХХ века в ряде моментов носит условный характер. Что касается ее важности, то история политических партий не может успешно разрабатываться без такого рода исследований.

В главе отмечается важность типологизации политических партий, когда идет речь о переходных группах между основными типами партий, так как каждый из типов политических партий имеет свое левое и правое крыло, которые нередко сливаются с соответствующими крыльями иных типов партии. Особенно условными были границы между либеральными и консервативными, либеральными и мелкобуржуазными партиями.

В новейшей российской историографии неоднократно предлагалось отбросить ленинскую классификацию как основу для изучения политической истории страны начала ХХ столетия(Ю.А. Петрушин, А.В.Абрамов и др.), но более убедительной представляется позиция известного сибирского историка А.П. Толочко, который полагает, что «некоторые положения ленинской классификации политических партий, в совокупности с другими подходами, могут оказать значительную помощь в исследовательской работе на современном этапе».

Далее указывается, что изучение истории непролетарских партий  России имеет свои особенности:

1. Программные документы политических партий не всегда сочетаются с их практическими  действиями .

2. Источники буржуазных партий существенно разнятся с источниками мелкобуржуазных партий. В программах мелкобуржуазных партий нет ясности и четкости, они часто отражают предрассудки и колебания. В документах же буржуазных партий ясно видны намерения, планы и замыслы.

3.Партии охранительного толка являются апологетами царизма, проводниками его политики. Поэтому их деятельность следует рассматривать в неразрывной связи с политикой царизма.

4. Оценка роли и места лидеров различных партий, их личные качества, взгляды и действия далеко не всегда играют определяющую роль в политике.

В главе подчеркивается, что процесс оформления политических партий и организаций в России  начала ХХ в. осуществлялся под воздействием объективных обстоятельств. Однако он имел и свои особенности,  обусловленные классовой структурой, национальным составом, социально-политической спецификой империи. В этой связи выявление роли и места каждой партии в политической структуре общества продолжает оставаться значимой историографической задачей.

В современной же историографии поставленная проблема рассматривается с точки зрения множественности методологий, но преобладающим фактором в определении статуса партий обычно является их социальная  ориентация и реальная политическая практика.

Таким образом, как в советской, так и в современной российской историографии методология классификации непролетарских партий  будет занимать важнейшее место.

Вторая глава – «Историография черносотенно-монархических организаций в России в начале ХХ века» - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Дореволюционная историография черной сотни в России» отмечается недостаточное внимание  отечественной историографии к консервативно-охранительным организациям.

Крупнейшей черносотенно-монархической партией являлся Союз русского народа, в основе деятельности которого лежали объединение широких слоев общества под знаменем русского монархизма и создание боевых дружин для защиты порядка и законности.

Им уделяло постоянное внимание РСДРП, отношение которой к черносотенцам на протяжении всего периода существования этих организаций было однозначным. Тем самым, уже в начале ХХ в. создавалась партийная историография истории правомонархических организаций.

Одной из первых публикаций по проблеме следует считать Устав первой монархической организации «Русское собрание» сопровождаемый аналитическим очерком. Тогда же были опубликованы «Основоположения» Союза русского народа, которые объявляли необходимым возвращение к допетровским порядкам на Руси, основанным, якобы, на нравственности, духовности и земско-государственном единении царя с народом. Чуть позднее были опубликованы программные документы Союза Михаила Архангела. При этом подчеркивается, что традиция изучения крайне правых партий была заложена  меньшевистскими публицистами В. Меч и В. Левицким (Ю. Цедербаум), которые впервые в российской историографии попытались оценить черносотенство как политическое явление.

В параграфе освещается деятельность публицистов монархического толка, пытавшихся дать черносотенцам позитивную оценку. В их числе Н.И. Черняев, идеолог правых В.А. Грингмут, по мнению которого крамольной интеллигенции, «порождающей» вредные, социалистические идеи, необходимо противопоставить «здоровые консервативные силы общества, и в первую очередь поместное дворянство. Что касается иных публикаций активистов черносотенства, то они носили агитационно-пропагандистский и погромно-антисемитский характер. Среди них - выступления И. Восторгова, А. Башмакова, Н.Н. Черняева, М.Н. Каткова, А. А. Арцыбашева, Г.В. и Н.А. Бутми, П. Алмазова и др. Имелись и публикации полемического характера, связанного с отношением к преобразованиям Петра I (Л.А. Тихомиров, В.П. Шеин), самодержавию (Л.В. Геник), парламентаризму и Государственной Думе (Д.А. Хомяков, Н. Черников, К.Н. Пасхалов), необходимости осуществления церковной реформы (Л.В. Половцев, В.Ф. Лашков), местному самоуправлению (А. Каут, П. Хорсов, М.М. Бородкин, Н.Н. Тиханович-Савицкий, С.Ф. Шарапов),  взаимотношениям революционеров и черносотенцев (А. Майков).

Особое внимание в параграфе уделяется монографии черносотенного идеолога Л.А. Тихомирова «Монархическая государственность» (1902), в которой теоретически обосновывается система самодержавной монархии. В основе его работы - идеи самодержавия и самобытного исторического пути России М. Н. Каткова, Ф. М. Достоевского, М. О. Меньшикова, В. С. Соловьева, сформулирована концепция мессианства, избранности России. Автор пытается связать традиционную для государственников идею сильной власти и славянофильские предложения по созданию самоуправления на местах. Он определяет принципы так называемой истинной монархии при сочетании таких условий как религиозное мировоззрение, определенный социальный строй, сознание и знание.

Среди периферийных публикаций выделяется исследование руководителя Царско-народного русского общества (ЦНРО), профессора Казанского университета В.Ф. Залесского, который в 1906 г. предпринял попытку анализа состояния всего политического спектра в Поволжье.

Уже в годы революции 1905-1907 гг. начинает закладываться традиция подготовки и публикации документов по истории политических партий. В сборнике, подготовленном В. Обнинским, дается статистика погромной деятельности «черносотенцев». Тогда же появляется полицейская статистика еврейского населения и участия евреев в революционном движении.

Важнейшим документом Союза русского народа стал его  Устав и основоположения, в которых  черносотенцы выступали за «единую и неделимую Россию» при ведущей роли русского народа.

Тогда же известным либеральным публицистом и издателем В.В. Водовозовым закладывается еще одна традиция – публикация программных документов политических партий, в том числе и черносотенцев.

После выборов в III Государственную Думу Г. Юрский опубликовал работу в жанре биографики, представив биографии на депутатов-черносотенцев. В этом же году был опубликован справочник «Наши депутаты», составленный М.М. Боиновичем.

Важнейшей составляющей дореволюционной историографии монархических партий стала публикация документов сессий и стенографических отчетов Государственных Дум, съездов черносотенных организаций, которые совместно с программными документами позволили еще до 1917 г. составить объективную картину правомонархического движения как явления политической жизни России начала ХХ в.

Во втором параграфе «Советская историография черносотенных организаций России» подчеркивается, что с первых лет после победы Октябрьской революции за монархическими партиями прочно закрепилось клеймо профашистских партий, что отрицательно повлияло на их изучение. Поэтому появление в конце 20-х гг. вступительной статьи В.П. Викторова к сборнику документов «Союз русского народа», следует рассматривать как серьезное достижение советской исторической науки. Одновременно с его статьей в харьковском издательстве «Пролетарий» вышла серия брошюр: «Какие партии были в России», где имеется работа В. Залежского «Монархисты». В ней в самом общем виде отражается история большинства помещичье-монархических организаций, их программные установки, методы действия, классовая сущность. Эти публикации были дополнены работами Б. Брусянина, в которых исследовалась черносотенная агитация в рабочей среде, А.Е. Евгеньева (А. А. Кауфман), И. Когана, А. Киржница о погромном движении, Б.Н. Кандидова и Г. Костомаров о взаимодействии церкви с крайне правыми силами. В жанре политического портрета были представлены лидеры правого лагеря. Подчеркивается, что исследовательская работа этого периода была неразрывно связана с публикацией источников по истории черной сотни. Тем самым советская историческая наука 20-х гг. создавала серьезную базу для последующего историографического анализа деятельности помещичьих партий.

В дальнейшем эти наработки не получили развития и изучение темы прервалось на несколько десятилетий. Исключение составила монография Е.Д. Черменского.

В параграфе подчеркивается, что сдвиги в разработке темы наметились после ХХ съезда КПСС. Одной из первых работ стала кандидатская диссертация И.Д. Вайсберга. Но отхода от прежних стереотипов не произошло. Большинство работ рассматривало лишь два сюжета: 1) борьбу большевиков против черносотенства; 2) компанию правомонархических кругов по разжиганию антисемитизма.

В начале 60-х гг. опубликована монография С.М. Сидельникова, где впервые в советской историографии была поставлена проблема эволюции отношения политических партий, в том числе и правомонархических, к  Государственной Думе.

Далее в параграфе отмечается, что лишь в публикациях 70-х-начала 80-х гг. В.В. Комина, Л.М. Спирина, В.С. Шкаренкова и А.Я. Авреха, С.А. Степанова черносотенцы стали объектом специального изучения, что позволило рассмотреть численность, состав, организационную структуру и практическую деятельность монархических партий и организаций.

В коллективном исследовании «Непролетарские партии России. Урок истории», наряду с Союзом русского народа, авторы сделали позитивную попытку анализа деятельности других монархических организаций.

Важным направлением советской историографии 70-х гг. стало изучение национального вопроса в программных документах монархических политических партий начала ХХ в.

Рост интереса к истории черносотенного движения появился только в 70-80-е гг. и был обусловлен потребностью создания обобщающих трудов по истории политических партий в России. Первой работой стало коллективное исследование под редакцией М.П. Кима «В.И. Ленин и история классов и политических партий в России» (1970). В следующих коллективных трудах, изданных в 80-е гг., были включены специальные разделы о черносотенных союзах, показаны социальные причины возникновения черносотенных организаций в центре и провинции, дан анализ программных документов Союза русского народа, Русской монархической партии, Союза земельных собственников. Особое внимание уделялось тактическим установкам черносотенцев.

Важным аспектом исследования коллективов авторов стало рассмотрение думской тактики монархистов, изучение внутрипартийной жизни, междоусобной войны в черносотенном лагере, приведшей к расколу в 1911-1912 годах, когда Союз русского народа распался на Всероссийский дубровинский «Союз русского народа» и обновленческий Русский народный союз имени Михаила Архангела во главе с Восторговым, а затем Пуришкевичем. В этой связи представляется важным исследование П.В. Зырянова о роли православной церкви в монархическом движении в годы революции 1905-1907 гг.

В параграфе также дается оценка последнему этапу советской историографии, в котором были подведены итоги изучения исторической наукой  становления и развития черносотенных организаций. К ним относятся статьи, раскрывающие идеологию и программные установки монархистов, их численность, состав и размещение. Тогда же были защищены четыре кандидатских диссертации, в которых правые организации стали предметом специального исследования. Однако историческая традиция рассматриваемого периода требовала изучения данной проблематики через призму деятельности большевистской партии, ее борьбы с реакцией.

В заключении параграфа подчеркивается, что советская и историография создала задел в разработке истории черносотенных союзов. Хотя и не дала достоверных  ответов на вопросы, связанные с определением структуры, численности, географии распространения черносотенных объединений, социальном составе крайне правых, представления о методах черносотенной пропаганды в различных социальных слоях общества.

В третьем параграфе «Современная российская историография черносотенно-монархического движения в России» показан перелом в разработке истории правомонархических партий и организаций.

Весомый вклад в изучение многих аспектов истории монархического движения внесли работы Н.Г. Королевой, Ю.И. Кирьянова, С.С. Саидкасимова. Тогда же была предпринята первая попытка историографического анализа истории черносотенного движения в России. Особенно выделяются исследования С.А. Степанова и И.В. Омельянчука, которые базируется на документах фондов ГАРФ Союза русского народа и Русского народного союза имени Михаила Архангела, Департамента полиции и Министерства юстиции, судебно-следственных материалах и личных фондах лидеров правого лагеря.

В параграфе подчеркивается, что современная историография продолжает традиции публикации документальных материалов: двухтомника документов и материалов о правых партиях  России  начала ХХ века. Одновременно с этим была продолжена традиция публикации программных документов основных типов политических партий, в том числе и черносотенных; продолжился также опыт публикации биографий лидеров политических партий. Особенно выделяется биографический словарь «Политические деятели России. 1917»

Также выделяется такая особенность современной российской историографии, как  появление множества публикаций о деятельности региональных отделений черносотенных партий и организаций на Урале, Воронежской губернии, Центральном Черноземье и в Поволжье.

Поставленная проблема стала важной вехой сибирской историографии. Это серия статей сибирских ученых М.В. Шиловского, А.Е. Плотникова, В.В. Кучера, Е.Л. Бузмакова, М.В. Станковой, С.В. Макарчука. Особенно следует выделить монографии и статьи А.П. Толочко. Анализ имеющейся сибирской историографии позволяет выявить сроки появления организаций правомонархических партий в Сибири и роль губернского начальства и сибирского духовенства в этом процессе. Все это позволило А.П. Толочко выйти на уровень историографического обобщения. Автор подчеркивает, что три блока вопросов оказались в центре внимания сибирских авторов: консолидация правомонархических сил в Сибири в 1905-1907 гг., формирование местных отделов черносотенно - монархических партий, практическая деятельность черносотенцев в 1906-1917 гг.

В заключении к главе отмечается, что современная российская историография за короткий срок фактически ликвидировала лакуну, существовавшую в разработке истории черносотенного движения.

Третья глава «Отечественная историография либерально-оппозиционного движения в России в начале ХХ века» состоит из двух частей.

В преамбуле к главе показан процесс складывания российского либерализма на рубеже XIX-XX вв., в котором решающую роль играла интеллигенция, представленная такими именами как П.Б. Струве, П.Н. Милюков, В.Д. Набоков, П.И. Новгородцев, С.А. Ковалевский, П.Д. Долгоруков, Н.А. Хомяков, В.И. Вернадский, В.Е. Якушкин, С.А. Котляревский и др. В 1903 г. появилось две организации: «Союз освобождения» и «Союз земцев-конституционалистов», которые поставили вопрос о выработке политической программы.

При этом подчеркивается, что первым историографом либерализма «новой» волны стал В.И. Ленин, которого это течение интересовало с точки зрения классовой борьбы, выработки программных документов РСДРП. В 1905-1907 гг. возникли Конституционно-демократическая партия (кадеты), Союз 17 октября (октябристы), партия «Без заглавия», Партия мирного обновления, Партия демократических реформ, Торгово-промышленная партия и др.

Причины возникновения и процесс оформления либеральных партий получили освещение в отечественной историографии. Либеральный лагерь действовал двумя флангами: правый - занимала партия октябристов, левый – партия кадетов. Не случайно этой проблеме в конце 80-х годов начала уделять внимание советская и зарубежная историография.

Традиция изучения истории либерально-оппозиционного движения в начале ХХ в. на современном этапе развития истории была продолжена в трудах и диссертационных сочинениях В.В. Шелохаева, А.А. Алафаева, В.А.Алексеева и М.А. Маслина, С. С. Секиринского, В.Н. Селецкого, Д.А. Андреева, Р.А. Арсланова, В.В. Блохина, Э. Вишневски, О.Б. Ворсиной, И.В. Емелькиной, И.Н. Ермолаева, В.Н. Люсева, В.В. Леонтовича, Ю. Пивоварова. В рамках системного изучения проблемы она находит специальное освещение и в региональной историографии. Это позволяет современной науке рассмотреть самостоятельно историографию составляющих российского либерализма начала ХХ в.: либералов справа – октябристов и либералов слева – кадетов.

Часть первая «Отечественная историография правого фланга либералов-октябристов » состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Досоветская историография октябризма в России начала ХХ века» подчеркивается, что в формировании Союза 17 октября решающую роль сыграл царский Манифест 17 октября 1905 г. Несмотря на расплывчатость и аморфность, отсутствие правил приема в ряды партии, финансовые затруднения, она имела в своих рядах земских и общественных деятелей: граф П.А. Гейден, А.И. Гучков, М.А. Стахович, Д.Н. Шипов, столичные профессора, адвокаты, деятели науки и культуры Л.Н. Бенуа, В.И. Герье, Ф.Н. Плевако, В.П. Сергеевич, Н.С. Таганцев, издатели и журналисты Н.Н. Перцов, А.А. Столыпин, Б.А. Суворин, представители торгово-промышленного и банковского капитала Н.С. Андаков, А.Ф. Мухин, Э.Л. Нобель, братья В.П. и П.П. Рябушинские, представители известной ювелирной фирмы К.Г. Фаберже.

В параграфе подчеркивается, что первые оценки октябристов были даны ещё до революции. Так, в работе Н.В. Романова уже тогда была высказана мысль о том, что октябристы - это партия крупного капитала и отчасти крупных землевладельцев.

Представляют интерес работы октябристских публицистов В.И. Герье, А. Еропкина, А.Н. Роппа, в которых проанализирована думская деятельность октябристской фракции, в том числе в сфере социального законодательства.

В параграфе выделяются аналитические работы политических оппонентов октябристов - лидера партии конституционных демократов П.Н. Милюкова и лидера российской социал-демократии В.И. Ленина. Их произведения важны с точки зрения выявления уровня восприятия характера и содержания деятельности партии. При этом в параграфе подчеркивается, что историография этого этапа не дала научной оценки партии октябристов, что объяснимо кратковременностью существования партии и отсутствием большего числа партийных теоретиков.

Наиболее крупным исследованием данного периода является многотомное издание «Общественное движение в России в начале XX в.», написанная идеологами правого крыла РСДРП. В статье Ф. Дана и Н. Череванина, посвященной Союзу 17 октября, отмечается, что на формирование партии оказало воздействие преобладание в социальном составе партии торгово-промышленной буржуазии.

Кроме того, в параграфе подчеркивается, что дореволюционная историография истории либералов справа представлена программными документами Союза 17 октября, либеральной публицистикой, а также воспоминаниями лидера октябристов Д.Н. Шипова и показаниями А.И. Гучкова Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства.

При системном сопоставлении программных документов со стенограммами и протоколами возможно создание всеобъемлющей характеристики партии, ее доктрины, главных направлений процесса самоопределения Союза 17 октября.  Прежде всего, это материалы частного совещания земских деятелей 6-9 ноября 1904 г. и Обращение к обществу совещания земских и городских деятелей 6-8 июля 1905 г., программа Союза 17 октября и программа «Прогрессивного блока». В последующие годы программа Союза публиковалась в открытой печати четырежды вкупе с программами других политических партий. Особый интерес представляют публицистические выступления лидеров партии Союза 17 октября. Среди них выступления Тамбовского уездного предводителя дворянства, одного из основателей и идеологов, члена ЦК Союза 17 октября В.М. Петрово-Соловово и речи лидера октябристов, Председателя III Государственной думы с марта 1910 по март 1911 г. А.И. Гучкова. Обращает на себя внимание выступление В.М. Петрово-Соловово в адрес идеологов российского либерализма публициста и экономиста П.Б. Струве и киевского профессора князя Е.Н. Трубецкого. По существу эти разногласия также касаются проблемы монархии и поддержки правительства на пути к осуществлению Манифеста 17 октября.

Что касается показаний А.И. Гучкова Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства в августе 1917 г., то это своеобразное подведение итогов деятельности Союза 17 октября, прихода к мысли о необходимости государственного переворота, опосредованное признание либералов справа.

В среде октябристской партии, в отличие от кадетской, было мало деятелей теоретического склада. Большинство партийных лидеров занимались практической деятельностью (земские деятели, чиновники, предприниматели и др.), предпочитая выступать, а не готовить теоретические статьи или специальные работы. Поэтому большинство источников этой группы составляют зафиксированные публичные выступления, произнесённые на общих собраниях членов партии, ЦК, и т.д. Работы октябристов встречаются отчасти в виде отдельно изданных брошюр, газетных публикаций, стенограмм выступлений на заседаниях ЦК партии.

Теоретическое наследие умеренных либералов не является каким-то единым источниковым пластом. Общий объём работ октябристов сравнительно небольшой. Ими не предпринимались попытки каким-то образом систематизировать совокупность идеологических представлений, распространённых в партии. В её рядах было несколько идейных направлений, связанных с влиянием в партии земских деятелей, с одной стороны, и представителей чиновничества, предпринимателей, отчасти интеллигенции, с другой. Это отразилось на характере и содержании выступлений, например, Д.Н. Шипова, М.А. Стаховича и А.И. Гучкова. Выступления идеологов партии не были выдержаны в едином ключе, а отражали разнородные идеологические и культурные влияния в партии.

Важным источником дореволюционной историографии следует считать и стенограммы четвертого созыва Государственной Думы, позволяющие понять и оценить ход исторического процесса в 1917 г., всесторонне изучить поведение буржуазных партий в последние месяцы существования самодержавия.

Сюда же следует отнести записи тайных агентов, которые проникали на частные совещания буржуазной оппозиции. В последующем эти записки были опубликованы и стали базой для становления и развития советской историографии партийного строительства в России в начале ХХ в.

Важнейшая составляющая историографии либералов справа - это документы личностного происхождения, в частности, мемуары, воспоминания, записки. Их отличие от произведений лидеров состоит в том, что они зачастую несут информацию личностного плана. Это воспоминания лидеров октябристов и их политических оппонентов: П.Н. Милюкова, В.А. Маклакова и др.

В параграфе отмечается, что из октябристов, кроме Д.Н. Шипова и А.И. Гучкова, никто не оставил своих воспоминаний. Это было следствием того, что большинство видных деятелей партии М.В. Красовский, кн. С.Н. Волконский, А.А. Гирс, П.А. Гейден и др. были крупными земскими деятелями, чиновниками, не считавшими политику главной сферой своей деятельности. Кроме того, политическая активность видных октябристов пришлась на их преклонные годы и своих воспоминаний они не успели написать, как, например, Ф.Н. Плевако (1841-1908), В.М.Петрово-Соловово (1850-1908), П.А. Гейден (1840-1907), М.В. Красовский (1851-1911).

В параграфе выделяется еще один массовый источник Союза 17 октября: он выпускал 56 наименований газет, миллионными тиражами выпускались листовки, воззвания, где проходила мысль о возможности в России все насущные вопросы решить через Думу.

Таким образом, дореволюционная историография создала определенную документальную базу, а также публицистику, позволяющую последующим поколениям историков подготовить исследовательские работы по истории октябристов.

Во втором параграфе «Советская историография октябристских организаций России начала ХХ века» подчеркивается, что советская историография истории октябристов первых десятилетий советской власти представлена слабо. Это работы С.Е. Сефа, Б. Граве, статья В.В. Рейхардта, где определенное внимание отводится октябристам.

В монографии С.Е. Сефа кратко анализируются партийные образования крупной промышленной буржуазии, которые развивались в фарватере Союза 17 октября: Прогрессивно-экономическая партия, Прогрессивно-промышленная партия, Торгово-промышленная партия, Всероссийский торгово-промышленный союз и сам Союз 17 октября. Автор впервые вводит в научный оборот новые архивные документы, активно использует буржуазную печать, подчеркивая, что только Союз 17 октября принял характер общерусской партии. В работе имеется и спорный момент, связанный с попыткой обосновать процесс образования партий отношением различных слоев населения к решению аграрного вопроса. В книге В. Граве интерес представляет материал о месте и роли консерваторов в подготовке дворцового переворота и их роли в Февральской революции. В. Рейхардт. рассматривает праволиберальные партии, выступавшие в блоке с Союзом 17 октября.

А. Слепков, в свою очередь, анализируя деятельность октябристов в первой Думе, основное внимание уделил тактике поддержки правительства. В этом же десятилетии была опубликована книга, построенная на материалах агентурных сводок, которая стала важным документом в последующем создании обобщающего портрета Союза 17 октября.

В 30-40-е гг. XX в. изучение правых и центристских почти прекратилось. Исключение составила монография Е.Д. Черменского, который рассмотрел вопросы формирования праволиберального течения в политической жизни России, их тактику в I и II Государственных Думах.

В параграфе подчеркивается, что интерес к истории октябристов вновь возник только на рубеже 50-х-60-х гг. Серьезным шагом в этом направлении стала монография В.В. Комина, посвященная деятельности непролетарских партий в период подготовки и осуществления Октябрьской революции.        

Советская историография 60-х – первой половины 80-х гг. представлена в монографических и статейных публикациях Л.М. Спирина, В.В. Шелохаева В.С. Дякина и др., которые рассматривали численный и социальный состав октябристов, эволюцию их идейных позиций.

В параграфе выделяются исследования по истории российского либерализма в работах сибирского региона. Кандидатская диссертация И.Г. Мосиной, посвященная характеристике представительных и политических организаций буржуазии Сибири периода империализма.

Одним из первых обобщающих исследований по истории буржуазных и помещичьих партий в 70-е - 80-е гг. стала работа Л.М. Спирина, в которой предпринята попытка анализа их социального состава и политических устремлений.

Однако прорывом в истории буржуазных партий стала коллективная работа «Непролетарские партии России. Урок истории» (М., 1984), авторы которой показали общее и особенное в становлении, развитии и затем банкротстве главных политических партий буржуазии. Именно поэтому авторы особое внимание обратили на основные параметры программ октябристов и кадетов.

В коллективной монографии «Исторический опыт трех российских революций» Союз 17 октября рассматривается как основной представитель правого крыла либерально-монархической буржуазии.

В параграфе внимание уделено монографиям В.В. Шелохаева, Н.Г. Думовой и К.Ф. Шацилло, которые заложили основу для дальнейшего изучения самостоятельной истории либеральных партий. На сибирском региональном уровне - это кандидатская диссертация О.А. Харусь.

Но, как отмечают авторы сборника статей «Непролетарские партии России в трех революциях», из 46 монографий и сборников, посвященных российской многопартийности начала XX в., лишь одна монография имела объектом изучения октябристов. При этом в историографическом анализе истории октябризма упор делается на программные установки октябристов: аграрно-крестьянский вопрос, рабочий вопрос тактический курс партии.

В параграфе подчеркивается, что советская историография начала 80-х гг. выделяет период Первой мировой войны, когда у либералов начался, хотя и не завершившийся, процесс образования единой национал-либеральной буржуазной партии, что было обусловлено солидарностью с царским правительством в отношении к войне.

На рубеже 80-х - 90-х гг. XX в. были внесли коррективы в исследование проблемы развития либерализма в России, что новым этапом в изучении истории Союз 17 октября. Так, в обобщающей историографической статье О.В. Волобуева, М.И. Леонова, А.И. Уткина, В.В. Шелохаева была сформулирована проблема уточнения места партии октябристов в системе образовавшихся в ходе революции политических лагерей.

А.Я. Аврех в своей статье выделил партию октябристов как единственную уцелевшую партию, создание которой связано с прямым представительством буржуазии.

Большее внимание стало уделяться исследователями программам политических партий России. Программа октябристов стала рассматриваться в сравнении с программами других политических партий.

В третьем параграфе «Современная отечественная историография правого фланга российских либералов» рассматривается широкий круг проблем, связанных как с либерализмом в России вообще, так и с основными партийными организациями либеральной буржуазии - кадетами, октябристами и прогрессистами в условиях третьеиюньской системы. Опираясь на монографии В.В. Шелохаева, Э. Вишневски, кандидатскую диссертацию Ю.Л. Золотовского, статье Р.Г. Гостева приводятся данные по динамике количества отделов партии октябристов в 1907-1914 гг., программным принципам Союза 17 октября, рассматриваются внутрипартийные и межпартийные взаимоотношения основных политических партий либерального лагеря в период деятельности III и IV Государственных Дум, деятельность думской фракции Союза 17 октября. Особое место занимает статья В.В. Шелохаева «Русский либерализм как историографическая и историософская проблема», где отмечаются различные тенденции, сложившиеся в российской историографии по изучению проблем либерализма в России.

В параграфе особенно выделено начало XXI в., которое ознаменовалось серией диссертационных исследований по истории октябристов, что стало важным явлением в отечественной историографии партийного строительства начала ХХ в.

Особенно обращается внимание на сибирский регион, где при рассмотрении либеральных партий в новейших публикациях М.В. Шиловского, А.П. Толочко, О.А. Харусь, В.В. Кучера дана развернутая характеристика их численности, организационной структуры, социокультурного облика.

В заключении главы подчеркивается, что в историографии остался недостаточно раскрытым ряд сюжетов: ориентация октябристов на русскую культурную традицию (О.В. Волобуев); наличие в составе партии профессиональных групп, которые определяли её облик (Д.Б. Павлов); оценка уровня почвенности партии, наличие мощной прагматической струи, представители которой противопоставляли себя «кабинетным теоретикам» (Е. Бирт, К. Фрёлих). Не получил осмысления и тот факт, что для октябристов не было характерно стремление к власти, многие лидеры партии не проявляли политических амбиций, так как вопросы этики и морали занимали их больше, чем проблема политического выживания партии.

Таким образом, на лицо необходимость дальнейшего системного изучения темы, что обуславливает потребность переосмысления тактики и идеологии либералов справа, составивших реальную политическую и реформаторскую альтернативу в России в начале XX в.

Часть вторая «Отечественная историография левого фланга либералов-кадетов » состоит из трех параграфов.

В преамбуле подчеркивается особая роль Конституционно-демократической партии народной свободы, которая представляла цвет российской интеллигенции, мечтавшей о преобразовании России парламентским путем. Лидеры партии - ее теоретик и тактик, ученый историк П.Н. Милюков, академик В.И. Вернадский, специалисты в области гражданского и уголовного права С.А. Муромцев, В.М. Гессен, Л.И. Петражицкий, С.А. Котляревский, историки А.А. Корнилов, А.А. Кизеветтер, экономисты и публицисты П.Б. Струве, А.С. Изгоев, адвокаты В.А. Маклаков, М.М. Винавер, А.Р. Ледницкий, общественный деятель, князь Павел Долгоруков, князь Д.И. Шаховской, земские и общественные деятели Ф.И. Родичев, И.И. Петрункевич, А.М. Колюбакин и др. В ноябре 1905 г. конституировалось 72 кадетских комитета, ко времени выборов в I Государственную Думу было 274 комитета, а к весне 1906 г. функционировало 360 кадетских комитетов. Численность партии составляла 50-60 тысяч членов. Высшим партийным органом партии был съезд.

В первом параграфе «Дооктябрьский период отечественной историографии левых либералов» подчеркивается, что дооктябрьская историография кадетов начала складываться непосредственно в ходе создания и деятельности самой организации. Она состоит из совокупности оценок и характеристик партии кадетов, высказанных видными представителями общественно-политической мысли.

Внутри периода историографии проблемы можно выделить два этапа: 1) 1905 – март 1917 год, где общеисторическим фоном выступает революционное, рабочее, аграрное и национальное движения; появление Государственной Думы, развитие капиталистических отношений и начавшаяся в 1914 г. Мировая война; 2) с февраля по октябрь 1917 г., когда кадеты из нелегальной партии превратилась в партию правительственную.

Дореволюционная историография представлена работами лидеров партии П.Н. Милюкова и М.М. Винавера, исследованием Д. Заславского и Ст. Ивановича по программных установкам партии кадетов по еврейскому вопросу и работой А. Кауфмана по аграрному вопросу. Особый интерес представляет публицистическая хроника П.Н. Милюкова о позиции кадетов по отношению к монархическому режиму в России как варианту политического устройства России. Монархический режим автор определяет как попытку комбинации самодержавия и конституции. То есть, монархия представлена как сила, способная на модификацию режима в стране.

В параграфе рассматривается характеристика кадетами установившегося в стране после 1905 г. нового порядка, который партия поняла как введение в стране конституционной монархии, которую она оценивалось как достаточно далекую от конституционного ее идеала.

В параграфе также затрагивается проблема отношения монархии и общества, когда появилась новая ветвь власти в лице народного представительства, представляющая интересы населения страны, к которому, по убеждению П.Н. Милюкова, монарх может обратиться сам. По его мнению, монархия, давшая стране Манифест нашла в себе силы изменить существовавший в России порядок и потому была в состоянии провести необходимые реформы. Поэтому в параграфе подчеркивается, что дореволюционная историография кадетов, представленная работами самих кадетов, показывала ее как сторонницу сохранения монархии в стране, но при этом относилась к ней как к форме правления критично, признавая, что у той есть свои достоинства и недостатки и потому кадеты настаивали на замене самодержавия его конституционным и парламентарным вариантом. В этой связи появление Государственной Думы было воспринято кадетами как разделение верховной власти в стране между монархом и выборными представителями народа. Поэтому дореволюционная историография, представленная публикациями П.Н. Милюкова, стала основой становления российской историографии умеренного либерализма. В эти же годы появляются публикации В.П. Воронцова и Л.П. Микулина, характеризующие парламентскую деятельность кадетов в Государственной Думе.

Наиболее крупным трудом по истории партии кадетов является третий том «Общественного движения в России в начале ХХ века», где автором раздела о кадетах является А. Мартынов, стремившийся подтвердить тезис меньшевиков о необходимости руководства революцией либеральной буржуазией и ее партией.

В параграфе уделено внимание новому течению в кадетской историографии, представленное правым кадетом П.Б. Струве, который стал провозвестником особой миссии великорусской нации.

Кроме того, важнейшим направлением дореволюционной историографии кадетов стала публикация программных документов, в частности, изложение программных установок партии кадетов и комментарии к ним, подготовленное В.Е. Чешихиным.

Историография деятельности партии с февраля по октябрь 1917 г.  нашла отражения в публицистике В.В. Винавера, В.И. Добровольского, А.А. Кизеветтера, Ф.Ф. Кокошкина, П.И. Новгородцева. Тогда же появляется и первая работа по истории партии кадетов, подготовленная секретарем ЦК партии кадетов, историком А.А. Корниловым, в основу которой легла публичная лекция, прочитанная автором 20 марта 1917 г.

В то же время именно кадеты стали авторами фундаментальных трудов по государственному праву, либеральных проектов Основного закона Российской империи, программ либеральных партий, материалов их деятельности в Государственных Думах, законодательных проектов, модели представительной власти, базировавшейся на принципе бикамерализма.

Таким образом, дореволюционная историография представлена, главным образом, публицистикой идеологов либерального движения и документальной базой, включающей и документы личного происхождения, что сыграло важную роль в последующем исследовании деятельности партии кадетов.

Во втором параграфе «Советский период отечественной историографии левых либералов» рассматривается становление советской историографии, которая была представлена брошюрой В. Стального «Кадеты». В ней е излагается историю партии кадетов с момента ее зарождения и до Октября 1917 г., подробно анализируется программа партии кадетов, ее деятельность в Государственных Думах.

В первое десятилетие были опубликованы книги С.Е. Сефа, Б. Граве и статья В.В. Рейхардта, посвященные истории российской буржуазии, где внимание уделяется и их политическим организациям. Здесь предпринят сравнительно-исторический  анализ деятельности кадетов и октябристов, которые выступали за сохранение российского великодержавия.

При характеристике второго этапа развития советской историографии выделяется монография Е.Д. Черменского, которая была единственной на протяжении более 20 лет, рассматривавшей проблему партийного строительства в России в начале ХХ в.

Советская историография вернулась к проблеме российского либерализма слева лишь в начале 50-х г. ХХ в., когда думские процессы и особенно деятельность партии кадетов, получили не только идеологическое, но и научное осмысление. Наиболее пристальное внимание получают следующие вопросы деятельности парламентского представительства кадетов в Государственной Думе: внешняя политика - А.Я. Аврех, М.Г. Гришиной, И.В. Бестужев, К.Ф. Шацилло; аграрные и социальные вопросы - А.Я. Аврех, П.Е. Любаров, В.Я. Лаверычев; экономики - М.Я. Гефтер.

Тогда же появляется как отдельный фактический материал о деятельности кадетов Сибири, так и первые специальные работы о возникновении кадетских организаций в Сибири.

Завершающий этап советского периода историографии кадетской партии приходится на середину 70-х – начало 1990-х гг.

Начиная с середины 1970-х гг. расширялся и углублялся фронт исследования либералов слева, вводится в научный оборот основной круг источников о деятельности центральных органов партии кадетов. Появляются и историографические работы по истории партии кадетов. Этот этап характеризуется

В параграфе подчеркивается, что проведение ряда всесоюзных и региональных научных симпозиумов где анализировались процессы, протекавшие в мелкобуржуазных партиях в начале ХХ в. стало главной характеристикой третьего этапа изучения проблемы. Это дало толчок разработке вопросов социального состава партии кадетов в монографиях В.Р. Лейкиной-Свирской, Н.М. Пирумовой, Л.К. Ермана по истории российской интеллигенции и ее роли в общественно-политическом движении, В.И. Старцева, В.С. Дякина, В.Я. Лаверычева, А.Я. Авреха по истории политических и экономических позиций буржуазии и дворянства. При этом наиболее перспективным направлением стало изучение В.Я. Лыверычевым, К.Ф. Шацилло и А.Я. Аврехом истории русского либерализма. При этом публикация А.Я. Авреха «Русский буржуазный либерализм: особенности исторического развития», стала как бы итоговой в изучении советской историографией истории российского либерализма.

В этот же период достоянием научной общественности стали публикации Н.Г. Думовой, А.Я. Авреха, В.С. Дякина, В.А. Кувшинова непосредственно о партии кадетов. Новизна их исследований в конце 1980-х гг. заключается в углубленном подходе к рассмотрению организационных структур кадетских отделов в столицах империи, анализе программных документов, вопросов социального состава партии. Этому этапу, особенно в монографиях В.В. Шелохаева и Н.Г. Думовой, свойствен отход от жестких и догматических трактовок от упрощенного восприятия и изображения исторического процесса, появление пока еще общих контуров альтернативности исторического процесса.

В параграфе подчеркивается, что все тенденции третьего этапа советской историографии партийно-политического строительства в империи нашли отражение в региональных исследованиях. Особенно это заметно в работах сибирских ученых. Со второй половины 80-х гг. ХХ в. начинается новый этап в изучении либерально-оппозиционного движения в Сибири в начале ХХ в. и особенно либералов слева. При этом изучение кадетов было ограниченно в основном рамками революции 1905-1907 гг. Это касается и исследований О.А. Харусь, которая проследила процесс создания кадетских организаций в Сибири, показала позиции кадетов по основным социально-политическим и экономическим проблемам общественного развития, определила основные направления их деятельности в 1905-1907 гг.

Выявлению форм политического объединения и рассмотрение идейных позиций либералов Сибири в 1910-1914 гг. посвящены монографии А.П. Толочко, В.В. Третьякова и В.Г. Третьякова.

Таким образом, результаты советского периода историографии кадетов проявились в создании теоретико-методологической базы для дальнейшей разработки проблемы историографии партийного строительства в России и одной из его составляющих – историографии либералов слева.

В третьем параграфе «Современная отечественная историография левого фланга российского либерализма начала ХХ века» подчеркивается, что она характеризуется изменением подходов к исследованию. Тем самым проблема либерально-оппозиционного движения левого толка в начале ХХ в. получает самостоятельное звучание как в общероссийской, так и региональной историографии.

В параграфе подчеркивается, что говоря о кадетах как о главной политической партии русского либерализма, ставившей своей задачей реализацию либеральных программ в России, современная российская историография вновь обратилась статистическим данным, которые позволяют уточнить тот социальный контекст, в котором оперировали кадеты: определение сословной и профессиональной принадлежности, количества кадетских организаций. Это позволило отечественной историографии сделать вывод о том, что к моменту Февральской революции кадетские партийные организации на низовом уровне практически перестали существовать. Для сравнения с другими партиями: все партии, за исключением правоэкстремистских, были по преимуществу “городскими”, то есть интеллигентскими.

В параграфе выделяется новый сюжет для отечественной историографии – это финансовое состояние партии кадетов, который всегда подвержен негативной мифологизации и такое направление как «кадеты и евреи», являющийся предметом разнообразных спекуляций.

Кроме того, в параграфе представлен  историографический материал позволяющий сделать сравнительный анализ состояния дел не только газет, являющихся рупором разных политических партий и течений, но сравнивается состояние дел газет либерального толка.

В параграфе подчеркивается, что важнейшим аспектом современной российской историографии  стало раскрытие политической практики партии кадетов. Здесь исследователи В.В. Шелохаев, Н. Архипов, В. Булдаков едины в своих оценках, подчеркивая, что кадетские идеологи вдохновлялись, не столько западноевропейской политической практикой, сколько  либеральными теориями, забывая, что пресса всегда была не столько инструментом «распространения грамотности», сколько средством политического влияния и борьбы. Эта же проблема рассматривается как предмет историографического анализа сибирских историков. Поэтому говоря о деятельности кадетов можно констатировать с одной стороны слабость либералов, обусловленную их политической позицией, а с другой – приверженность западноевропейским ценностям. Поэтому отечественная историография выделяет как пассивно-выжидательную тактику кадетов, так и готовность к компромиссу, стремление добиться уступок со стороны самодержавия путем мирного давления общественных сил. Отечественная историография подобные цели и формы политической борьбы определяет не как результат субъективных умыслов, заблуждений или ошибок кадетского руководства, а объективно-историческим положением того класса, интересы которого выражала партия «народной свободы».

Таким образом, отечественная историография позволяет сделать вывод о том, что либеральная оппозиция не отказалась от борьбы против самодержавно-бюрократического режима. Но действовала иными методами – гораздо более постепенными, более гибкими, более осторожными, нежели буржуазная оппозиция стран Запада. А предложенная ею либеральная государственная форма являлась одной из низших ступеней либерального правового государства.

Четвертая глава «Российская историография думской тактики буржуазно-помещичьих партий России начала ХХ века» состоит из трех параграфов.

В преамбуле к главе подчеркивается, что Россия к началу ХХ в. была абсолютной монархией. Под воздействием политического и экономического кризиса в России и поражения в русско-японской войне началась российская революция 1905-1907 гг. Одновременно с этим происходило складывание партийно-политической системы как важнейшего элемента гражданского общества. Она возникла на основе быстрого развития в России западного уклада, расширения демократии, появления элементов парламентаризма. 11 декабря 1905 г. был принят закон о выборах в Государственную Думу.

В современной отечественной историографии значительное внимание уделяется проблеме российского парламентаризма начала ХХ в.

В первом параграфе «Дореволюционная историография думской деятельности политических партий» подчеркивается, что толчком к развитию этого направления российской историографии стала публикация программ всего партийно-политического спектра России начала ХХ в., что стало основой для будущей практической деятельности партийных фракций в Государственной Думе. Тогда же историография дополняется изданиями стенограмм, отражающими деятельность комиссий и отделов Думы. Причем, первые попытки оценить значение парламентского опыта законодательной деятельности в России были сделаны уже современниками Думы.

Изначально историография думской тактики партий отличалась партийно-политической ангажированностью. Особенно это касалось праворадикального направления политического спектра. Дореволюционная историография демонстрирует воинствующую тактику праворадикальных элементов, направленную на защиту самодержавия. Досоветская историография также показывает и изменение отношения правомонархических кругов и особенно «Союза русского народа» к участию в работе Думы, произошедшего под влиянием процесса политизации России.

Дореволюционная историография выделяет наиболее значимые труды представителей социалистического и либерального направлений. Прежде всего, это работы В.И. Ленина, которые затем стали методологической основой советской историографии буржуазного парламентаризма в России. При этом, подчеркивается в параграфе,  наибольшее значение имеют те работы лидера партии большевиков и его соратников, в которых рассматривались внутрипартийные разногласия по поводу думской тактики, борьба между «отзовистами» и «ликвидаторами». Деятельности же буржуазных фракций в Думе уделялось крайне мало внимания.

Первой работой, освещающей деятельность социал-демократической фракции Государственной Думы, была книга Н.А. Семашко. Кадетская и октябристская историография думской тактики также дает богатый материал о внутрипартийных и межпартийных отношениях. Практически во всех изданиях дореволюционного периода прослеживается тесная взаимосвязь между политическими взглядами и позициями авторов, часто активно участвовавших в государственной и общественной жизни, и их оценкой форм и методов внутренней и внешней политики России, роли Думы в ее совершенствования и в решении разнообразных проблем социально-политического, экономического и идеологического характера. И хотя работы этого времени не могли дать всесторонний анализ истории и роли Думы во всей целостности, но и сегодня они служат важным источником для изучения истории российского парламентаризма. Характеризуя научную значимость трудов В.И. Герье, А.И. Каминки и В.Д. Набокова, B.C. Голубева, П.Н. Милюкова, Я. Микетова, А.Н. Роппа и других авторов, можно утверждать, что в них содержится подробная характеристика хода избирательной компании в Думу, процесса подготовки законопроектов и рассмотрения запросов. Большое значение имеют материалы, посвященные характеристике позиций лидеров фракций в парламенте, реакции общественности, органов периодической печати, на те или иные решения Думы.

В параграфе особенно подчеркивается точка зрения публицистов разной политической ориентации о том, что вопрос о характере государственного строя, установившегося после революции 1905-1907 гг., был предметом партийной и научной полемики, что отразила дореволюционная историография. При этом кадетские авторы свою думскую деятельность видели как форму перехода от самодержавно-бюрократического режима к конституционному правлению; как первый шаг на пути эволюционного преобразования всей системы экономических и социальных отношений в стране. Поэтому издание Манифеста 17 октября и Основных законов Российского государства,  по мнению кадетов, ставило Россию в число конституционных и парламентских государств. П.Н. Милюков подчеркивал, что для кадетов революция не цель, а метод борьбы. Однако либеральная идея, и это подчеркивается в дореволюционной историографии, была в целом не свойственна русскому обществу.

Что касается октябристов, то они оставались сторонниками наследственной конституционной монархии, которую считали наиболее адекватной историческим традициям, что и дал Манифест 17 октября, важнейшим элементом которой была Государственная Дума.

Меньшевистские публицисты считали, что после революции 1905-1907 гг. страна превратилась в буржуазную монархию, и третьеиюньский режим обеспечил господство торгово-промышленной буржуазии. Эсеры отрицали всякие сдвиги в государственности России после 1905-1907 гг.

О результатах деятельности III Государственной Думы современники писали также, главным образом, с точки зрения интересов определенных классов и партий.

Что касается деятельности партийных фракций IV Государственной Думы, то они рассматривалась дореволюционными авторами в связи с общими проблемами эволюции государственного устройства. Среди работ, посвященных конкретным направлениям деятельности фракций IV Думы, следует выделить книгу А. Яковлева, выпущенная Синодальной типографией.

Не менее важным историографическим источником по истории российского парламента начала XX в. являются мемуары видных политических деятелей страны, многие из которых принимали непосредственное участие в работе Думы, имели отношение к этому через политические партии.

В целом либеральная и отчасти социал-демократическая историография 1906 - 1917 гг. заложила основы научного исследования истории российского парламентаризма и деятельности партийно-политических фракций. Что касается непосредственно исследовательских публикаций, то в работах Л.П. Микулина, П.Д. Долгорукова, В.П. Воронцова были предприняты первые попытки освещения некоторых сторон деятельности партии кадетов в III Думе.

Во втором параграфе «Советская историография деятельности партийных фракций в Государственной Думе» подчеркивается, что в начале 1920-х гг. уже появляются первые исследования по истории Государственной Думы и деятельности ее фракций, где выделяются работы А.Н. Слепкова и С.Г. Томсинского. И в центе их внимания классовая борьба и обоснование ведущей роли пролетариата и его партии в ней.

Поэтому они приходят к закономерному выводу о бессмысленности надежд интеллигенции на возможность подготовки пути для последовательной буржуазной демократии. Этот вывод полностью укладывался в ленинскую концепцию социалистического государства и сущности Советов. В целом в 1917 - 1929 гг. был сделан новый важный шаг в изучении истории парламентской деятельности партийных фракций. Были опубликованы важные документы, касающиеся деятельности Думы и разных партий в ней.

С началом 30-х гг. XX в. в изучении парламентского аспекта деятельности политических партий России наступил длительный перерыв. Подготовленные в начале 50-х годов докторская диссертация Е.Д. Черменского и кандидатские диссертации В.Т. Демина, Г.В. Ламберской, А.М. Луковниковой, Е.Л. Рудника, П.И. Колосова, С.М. Мазиса, Ф.Я. Горовского, М.А. Ковальчука, К.С. Пархоменко, Л.П. Чернявской были посвящены деятельности большевиков, рабочему и аграрному вопросу, по материалам IV Государственной Думы, а также их фракции.

В то же время завершение второго этапа советской историографии отмечено появлением работ, раскрывающих аспекты парламентской деятельности. Впервые думские процессы получили научное осмысление в работах О.Г. Германа, И.И. Фурманова, А.Я. Авреха, М.Я. Гефтера.

Важным аспектом эволюции историографии проблемы является поиск, отбор, комментарии и публикация документов по деятельности депутатских фракций в Думе, представляющих политические партии.

В параграфе заостряется внимание на конкретных работах, которые способствовали развитию советской историографии по проблеме. В 1957 г. вышел сборник документов и материалов по работе Государственной Думы, где выделяется революционное и либеральное направления в оценке роли парламента. Тем более, что позднее сборники, раскрывающие деятельность монархических, либеральных и неонароднических партий, не формировались.

В параграфе подчеркивается, что наиболее продуктивный этап советской историографии в изучении думской тактики политических партий являются 1970-е гг., когда вышли монографии Е.Д. Черменского, В.С. Дякина, М.А. Ковальчук, О.Н. Знаменского и В.А. Шишкина, раздел в коллективном исследовании «Исторический опыт первой российской революции», где показаны разные стороны жизни и деятельности политических партий в парламенте России. Тогда же появляются обобщающие работы по истории политических партий В.В. Комина, К.В. Гусева, Е.Д. Черменского, Л.М. Спирина, В.И. Старцева, Н.Д. Ерофеева, А.Ф. Жукова, в которых фигурируют и вопросы парламентской тактики непролетарских партий. Определенное место историографическому анализу темы отведено в трудах по истории Государственной Думы.

Монографиям В.С. Дякина, А.Г. Слонимского, Е.Д. Черменского, А.Я. Авреха, которые способствовали историографическому осмыслению истории деятельности партийных фракций в Государственной Думе. Историография Государственной Думы и ее партийных фракций затрагивается также в кандидатских диссертациях А.В. Островского, Н.Н. Павловой, В.Ю. Зорина и других. Специально дореволюционной либеральной историографии I и II Государственной Думы посвящены диссертации А.В. Островского, Н.Н. Павловой. Общие положения рассматриваются в коллективной работе Ю.П. Свириденко, Л.И. Зевелева, В.В. Шелохаева и других авторов.

Самостоятельным предметом исследования стала деятельность партийных фракций в Государственной Думе начала XX века и, в частности в период третьиюньской монархии (А.Я. Авреха, П.Е. Любаров, В.С. Дякин). В параграфе подчеркивается, что эти работы важны для понимания механизмов деятельности и взаимоотношений институтов власти, проблем становления и функционирования политических партий и общественных организаций и движений. Меньше внимания уделялось изучению эволюции думских механизмов внутренней политики монархии в 1906-1917 гг., т.к. парламент и все законодательство дореволюционной России начала XX в. расценивались как лжеконституционные.

В автореферате выделяется монография М.И. Басманова, К.В. Гусева и В.А. Полушкиной, в которой взаимодействие большевиков с другими партиями оценивались с точки зрения прогрессивности стратегии и тактики сторонников диктатуры пролетариата. Это относится и к анализу истории  деятельности партийных фракций в Думе. Хотя их тезис о самодавлеющем значении парламента в буржуазном обществе, в отличии от коммунистов, для которых парламент лишь инструмент политики, был для них основополагающим.

Прорывом в изучении проблемы стало коллективное издание «Непролетарские партии России. Урок истории», как комплексное исследование стратегии и тактики большевиков по отношению к непролетарским партиям, в том числе и Думе.

Особенно подчеркивается, что исследования во второй половине 80-х гг. отличает глубина анализа программ и их теоретического обоснования в трудах идеологов политических партий. При этом выделяются монографические исследования В.В. Шелохаева, который делает акцент на существование разногласий между партиями, в том числе и по парламентской тактике. Тогда же появляются монографические исследования по истории всего спектра политических партий Сибири.

Своеобразным подведением итогов советской историографии рассматриваемой проблемы стал сборник статей посвященных историографии истории непролетарских партии России в трех революциях, в котором поставленная нами проблема находит конкретное воплощение.

Таким образом, советская историография Государственной Думы и ее партийных фракций проделала значительную эволюцию в развитии научной мысли.

В третьем параграфе «Современная российская историография думской тактики буржуазно-помещичьих партий начала ХХ века» указывается, что впервые в 90-е гг. российские историки начали углубленное изучение истории буржуазно-помещичьих партий и организаций в России. Особенно много для этого сделали Ю.И. Кирьянов, С.В. Тютюкин, В.В. Шелохаев, В.Х. Тумаринсон для определения программы и тактики непролетарских партий в отношении представительных органов власти, строительства гражданского общества и правового государства, в том числе Государственной Думы.

Принципиальное отличие проблема получила в современной российской историографии, когда в исследованиях К.Ф. Шацилло, В.А. Козбаненко, И.К. Кирьянова, М.Н. Лукьянова, Д.А. Андреевой, О.А. Исхакова, В.И. Зорина, В.А. Дёмина и А.Ф. Смирнова стали изучать историю Государственной Думы и партийно-политических фракций. В последние годы стал исправляться крен в сторону изучения деятельности большевиков в Думе. В.А. Козбаненко, в частности, рассмотрел образование и организационно-правовые основы деятельности парламента и партийных фракций, а также осветил роль думских фракций в обсуждении проблем преобразования государственного строя.

В параграфе подчеркивается, что авторы используют новые методики изучения складывания отечественной парламентской процедуры, партийно-политических фракций, а также особенностей политического поведения перводумцев, сочетавшего политический плюрализм с профессиональной, конфессиональной и социальной солидарностью. При этом особенностью современной российской историографии по проблеме партийного строительства и парламентских форм борьбы является стремление преодолеть негативное отношение к русскому либерализму. Поэтому в параграфе указывается, что современная историография уделяет особое внимание кадетам.

В середине 90-х гг. в статье М.П. Широковой была предпринята попытка обобщения достижений российской историографии по проблеме отражения идеи парламентаризма в программах политических партий. Тогда же появилась публикация одной из лучших работ в российской историографии, принадлежащей перу российского эмигранта В.В. Леонтовича  в которой не только дан анализ думской тактики октябристов и кадетов, но и сделан сравнительный анализ программ либеральных партий.

Вторая половина 90-х годов характерна тем, что указанная проблема получила развитие и на региональном сибирском уровне. Это работы В.В. Третьякова и В.Г. Третьякова, А.П. Толочко, О.А. Харусь, В.В. Кучера.

Подводя итоги развития историографии деятельности партийно-политических фракций в Государственной Думе России в постсоветский период в параграфе подчеркивается, что в конкретно-историческом плане проделана большая работа по изучению и уточнению деятельности ведущих политических партий и их фракций в российском парламенте 1906 - 1917 гг. - правых, либералов, марксистов.

Таким образом, современная российская историография располагает реальными возможностями для всестороннего анализа политических концепций и конкретной деятельности политических партий России начала ХХ в. в плане становления и развития российского парламентаризма.

В заключении автор подводит итоги диссертационного исследования, формулирует теоретические и практические выводы, а также указывает на необходимость дальнейшей разработки данной темы.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

I. Монографии

1. Кичеев В.Г. Методология классификации политических партий в России и историография парламентской деятельности в России начала ХХ века / В.Г. Кичеев  / Науч. ред. Л.В. Курас. Улан-Удэ: Изд-во ФГОУ ВПО Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств, 2009. 111 с. 7,0 п.л. 

2. Кичеев В.Г. Отечественная историография помещичьих и буржуазных партий в России в начале ХХ века / В.Г. Кичеев / науч. ред. Л.В. Курас. Абакан: Изд-во ФГОУ ВПО Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова, 2009. 196 с. 12,0 п.л. 

3. Кичеев В.Г. Отечественная историография консервативных и либеральных партий России начала ХХ в. /В.Г. Кичеев / Науч. ред. Л.В. Курас. Абакан: Изд-во ФГОУ ВПО Хакасский госуниверситет им. Н.Ф. Катанова. 140 с. 8,6 п.л.

II. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

4. Кичеев В.Г. Методология классификации политических партий России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев, Л.В. Курас // Вестник Бурятского государственного университета. Серия 4. История. Выпуск 12. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2006. 0,7 п.л.

5. Кичеев В.Г. Историография черносотенно-монархических организаций в России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев // Вестник Томского государственного университета. Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2008. 315. С. 88-95. 1,1 п.л.

6. Кичеев В.Г. Черносотенно-монархические организации России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев // Власть : общенациональный научно-политический журнал. М. 2008. № 12. С. 88-90. 0,4 п.л.

7. Кичеев В.Г. Историография либерально-оппозиционного движения в России (рубеж XIX-XX вв. / В.Г. Кичеев // Власть : общенациональный научно-политический журнал. М. 2009. № 4. С. 144-147. 0,4 п.л.

8. Кичеев В.Г. Историография российского либерализма периода 1905-1907 гг. / В.Г. Кичеев // Власть : общенациональный научно-политический журнал. М. 2009. № 5. С. 128-132. 0,4 п.л.

9. Кичеев В.Г. Правые либералы в зеркале советской историографии / В.Г. Кичеев // Известия Алтайского государственного университета. Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2009. № 4/1. С. 109-114. 0,71 п.л.

10. Кичеев В.Г. К вопросу о классификации политических партий России начала ХХ века в советской историографии / В.Г. Кичеев // Известия Алтайского государственного университета. Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2009. № 4/1. С. 106-108.  0,4 п.л.

III. Публикации в других научных изданиях

11. Кичеев В.Г. Отечественная историография о становлении парламентаризма в программах политических партий России начала ХХ в. / В.Г. Кичеев, Л.В. Курас // Байкальский регион в переломные периоды истории (XIX-XXI вв.). Материалы Всероссийской научной конференции. г. Улан-Удэ 27-28 апреля 2006 г. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. Улан-Удэ: ООО «Республиканская типография». 2006. С. 92-103. 0,8 п.л.

12. Кичеев В.Г. Политические партии России в начале ХХ в. Ленинская классификация / В.Г. Кичеев // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2006. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006. С. 404-407. 0, 5 п.л.

13. Кичеев В.Г. Советская историография черносотенно-монархических организаций в России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2007. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. С. 33-40. 0,7 п.л.

14. . Кичеев В.Г. Историография истории монархических партий России / В.Г. Кичеев // Актуальные проблемы истории Саяно-Алтая и сопредельных территорий: материалы международной научно-практической конференции, 24-26 октября 2007 г., г. Абакан. Выпуск 3. Часть1. / отв. ред. И.А.Чеботарева. Абакан: изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2007. С. 57-74. 0,96 п.л.

15. Кичеев В.Г. Российская историография думской тактики буржуазно-помещичьих партий России начала ХХ века / В.Г. Кичеев / науч. ред. Л.В. Курас.  Улан-Удэ: ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. 68 с. 4,5 п.л.

16. Кичеев В.Г. Современная российская историография черносотенно-монархических организаций в России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2008. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. С. 84-92. 0,7 п.л.

17. Кичеев В.Г. Отечественная историография черносотенно-монархических организаций России в начале ХХ века / В.Г. Кичеев / науч. ред. Л.В. Курас. Улан-Удэ: ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. 54 с. 3,5 п.л.

18. Кичеев В.Г. Дореволюционная историография черносотенно-монархических организаций в России в начале ХХ в. / В.Г. Кичеев // Мир Центральной Азии – 2. Сборник научных статей. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2008. С. 302-308. 0,5 п.л.

19. Кичеев В.Г. Досоветская историография истории либералов справа в России начала ХХ века / В.Г. Кичеев // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2009 . Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2009. С. 48-54. 0,5 п.л.

20. Кичеев В.Г. Современная отечественная историография правого фланга российских либералов/ В.Г. Кичеев, Л.В. Курас // Иркутский историко-экономический ежегодник. 2009. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2009. С. 460-464. 0,5 п.л.

21. Кичеев В.Г. Советская историография партии "Союз 17 октября" / В.Г. Кичеев. // Проблемы историографии, источниковедения и методологии истории. Выпуск 1. / отв. ред. Н.Я.Артамонова. Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2009. С. 67-77. 0,71 п.л.

22. Кичеев В.Г. Досоветская историография думской деятельности политических партий / В.Г. Кичеев // Проблемы историографии, источниковедения и методологии истории. Выпуск 1. / отв. ред. Н.Я. Артамонова. Абакан: изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2009. С. 89-97. 0,82 п.л.

23. Кичеев В.Г. Партия "Союз 17 октября": досоветская историография / В.Г. Кичеев // Проблемы историографии, источниковедения и методологии истории. Выпуск 1. / отв. ред. Н.Я.Артамонова. Абакан: изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2009. С. 77-89. 0,56 п.л.

24. Кичеев В.Г. Отечественная историографическая мысль по проблеме политических партий в России в начале ХХ века. /В.Г. Кичеев // Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории России. Вып. 1. / науч. ред. Л.В. Курас. Улан-Удэ: И зд-во ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2009. С. 24-37. 1,1 п.л.

25. Кичеев В.Г. Отечественная историография либерально-оппозиционного движения в России в начале ХХ века /В.Г. Кичеев, Л.В. Курас // Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории России. Вып. 1. / науч. ред. Л.В. Курас. Улан-Удэ: Изд-во ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2009. С. 24-37. 1,1 п.л.

Общее количество 44,0 п.л.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.