WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Варфоломеев Юрий Владимирович

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ МУРАВЬЕВ:

НАУЧНАЯ БИОГРАФИЯ

Специальность 07.00.02 Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Саратов - 2007

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского»

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

  Троицкий Николай Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

  Чернобаев Анатолий Александрович

  доктор исторических наук, профессор

  Лобачева Галина Викторовна

  доктор юридических наук, профессор

  Немытина Марина Викторовна

Ведущая организация: Саратовская государственная академия права

Защита состоится «___» ____________ 2007 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н. Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, XI корпус СГУ, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышев­ского», читальный зал № 3.

Автореферат разослан « ____ » ______________ 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук, профессор  Мосолкина Т. В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Постановка проблемы и актуальность ее исследования. Одной из специфических черт института адвокатуры является то, что она в высшей степени персонифицирована, и, в то же время, адвокату свойственна и коллегиальная деятельность на правовом поле. Чем талантливее, незауряднее личность адвоката, тем заметнее и значительнее результаты его труда. И все это можно наглядно проследить на примере жизни и деятельности адвоката, политика и человека Н. К. Муравьева. Вехи его биографии тесно переплетены с драматичными страницами русской истории. Адвокат Муравьев дебютировал на юридическом поприще в эпоху оживления общественной жизни первых лет царствования Николая II, участвовал в первых громких политических процессах, возобновившихся после семилетнего перерыва в 1901 г., а заканчивал свою деятельность в Советской России, всегда отстаивая права и достоинство человеческой личности.

Актуальность исследования, обусловлена особым интересом современной исторической науки к жанру биографики. Создание научной биографии Н. К. Муравьева позволит открыть новые грани переломной эпохи, и увидеть в его жизни и деятельности то, что  «было просмотрено эпохами предыдущими». Тем более что историческая наука нуждается в биографии как в источнике для анализа и оценок исторических событий и процессов, так как предмет истории – деятельность людей.

Н. К. Муравьев являлся ярким представителем прогрессивной российской интеллигенции начала прошлого века, разносторонней, эрудированной личностью. Его политическая и профессиональная деятельность оцениваются в данной работе в конкретных исторических обстоятельствах в неразрывной взаимосвязи с окружавшей его действительностью, а поведенческий стереотип Муравьева опреде­ляется в исследовании с учетом миропонимания и этических правил, которых он придерживался.

В процессе формирования корпоративной этики и принципов своей деятельности современная российская адвокатура неизбежно должна обратиться к накопленному опыту зарубежной, но в первую очередь – к опыту корифеев отечественной адвокатуры XIX-XX вв., к числу которых, безусловно, принадлежит Н. К. Муравьев. Таким образом, всестороннее раскрытие личных качеств и профессионального мастерства Муравьева позволит определить ориентиры генерации и утверждение менталитета адвокатской школы России XXI века, в целом, института правозаступничества. В этом ракурсе изучение его жизни и деятельности, как юриста, общественного деятеля и политика приобретает особую актуальность и эта тема, заслуживает глубокого и всестороннего исследования.

Таким образом, объект исследования – личность Н. К. Муравьева, а предмет исследования – его биография и профессиональная деятельность.

Хронологические рамки исследования обусловлены годами жизни Н. К. Муравьева (1870-1936), т.е. кон. XIX-нач. XX вв., а это, как известно, один из наиболее драматичных периодов в истории России, который стал переломным и в истории страны, и в судьбах наших соотечественников.

Территориальные рамки исследования: Российская империя, РСФСР, СССР.

Цель исследования: создание научной биографии Н. К. Муравьева - выдающегося юриста, общественного и государственного деятеля. Определение его роли и значения в истории русской адвокатуры, а также в политической жизни России в кон. XIX-нач. XX в., обосновать и изучить новые аспекты проблемы освободительного движения в России на­чала XX в. через призму политических судебных процессов и деятельность лидера «молодой адвокатуры» Муравьева.

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие задачи:

- охарактеризовать степень изученности темы и уровень достоверности анализируемых в работе источников;

- реконструировать основные вехи биографии Муравьева;

- выяснить основополагающие факторы, способствовавшие становлению личности Н. К. Муравьева, и оказавшие решающее влияние на формирование его мировоззрения и характера;

- изучить профессиональную деятельность юриста Муравьева в контексте эволюции института русской присяжной адвокатуры, а также в целом всей системы судопроизводства в России;

- проанализировать вклад Муравьева в совершенствование профессиональной деятельности и корпоративной культуры, в укрепление этических норм и в сохранение традиций отечественной адвокатуры;

- исследовать вклад присяжного поверенного Муравьева в работу по созданию групп политических защитников в России, и определить его роль, как лидера синергии «молодая адвокатура»;

- проанализировать политические взгляды и общественно-политическую деятельность Муравьева, как участника освободительного движения России;

- на основе анализа защитительных речей адвоката Муравьева раскрыть содержание его деятельности на политических судебных процессах в России в нач. XX в.;

- исследовать взаимоотношения Муравьева с деятелями русской культуры и подробности составления им духовного завещания Л. Н. Толстого;

- изучить главные направления и результаты деятельности Муравьева на посту председателя ЧСК Временного правительства;

- рассмотреть деятельность Муравьева на посту председателя Политического Красного Креста;

- определить роль и вклад Муравьева в создание советской адвокатуры;

- подвергнуть аналитическому разбору участие адвоката Муравьева на политических процессах в Советской России;

- рассмотреть юридическую практику Муравьева в различных учреждениях Советского государства;

Методология исследования. В работе задействован объективно-ис­торический подход к анализу фактов, стремление к непредвзятости в суждениях, отказ от модернизации ис­торического процесса. Принцип историзма использовался, в основном, при анализе источников. На основе принципа объективности было проведено сопоставление и анализ имеющихся в литературе по теме исследования точек зрения, суждений, позиций, и, в конечном итоге, сделаны независимые выводы. В ходе исследования была использована также система методов исторического анализа, включающая описательный, сравнительно-исторический, логический и другие методы. Использование проблемно-хронологического метода позволило разделить тему исследования на ряд более узких и конкретных сюжетов и рассмотреть каждый из них в отдельности. В то же время с помощью системного метода все компоненты содержательной части диссертации объединены в единое целое и рассмотрены в динамике и взаимосвязи.

Для реконструкции научной биографии Н. К. Муравьева методологической основой исследования являлся антропологический подход к изучаемым событиям. Различные фрагменты диссертации написаны на стыке различных наук: истории, психологии, философии, литературоведения, политологии, социологии, культурологии, юриспруденции, этики. Все это позволило комплексно и диалектически рассмотреть жизнь и деятельность Н. К. Муравьева в ее неповторимых индивидуальных проявлениях в контексте переломной эпохи России на рубеже XIX-XX вв.

Степень научной разработанности проблемы крайне недостаточна. В советской историографии и юриспруденции имя этого выдающегося русского адвоката и видного политического деятеля встречается крайне редко и практически неизвестно современным коллегам-юристам. До сих пор ни в отечественной, ни в зарубежной исторической и юридической литературе о Н. К. Муравьеве нет специального обобщающего исследования. Вместе с тем, ко времени Февральской революции он уже был корифеем присяжной адвокатуры, лидером неформального объединения политических защитников «молодая адвокатура», а в марте 1917 г. стал председателем Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства.

За полвека с момента учреждения института присяжных поверенных и вплоть до 1917 г. историки и ученые-юристы создали немало первоклассных трудов, посвященных возникновению и эволюции адвокатуры, механизму ее функционирования и статусу, профессиональной этике и корпоративной культуре1.

Впервые в советской историографии к изучению истории российской присяжной адвокатуры обратились М. Н. Коваленский2 и И. Н. Мошинский (Юзеф Конарский)3, но о личности и деятельности Н. К. Муравьева в их работах встречаются лишь эпизодические упоминания, в связи с его участием в громких политических процессах.

Первым обобщающим исследованием по истории Советской адвокатуры стала монография М. П. Шаламова4, изданная по теме его кандидатской диссертации, но в ней акцентируется внимание на вопросах происхождения, статусе и принципах деятельности адвокатуры советского государства. При этом автор также старательно обходит характеристики адвокатов, тем более досоветского периода, хотя некоторые из них, в том числе Муравьев, принимали активное участие в создании института советской адвокатуры.

В 50-е-80-е годы после некоторого перерыва в исследовании деятельности российских адвокатов, ряд ученых вновь обращается к этой теме. В этом направлении в те годы работали советские историки: бывший политический защитник и коллега Муравьева Н. Н. Полянский5, а также М. П. Баторгин, А. В. Хохлов и К. П. Краковский, Е. А. Скрипилев 6. В некоторых из этих трудов упоминается (и только) Н. К. Муравьев. Тем не менее, это были первые попытки все-таки что-то сказать о русских адвокатах.

Между тем, наиболее значительным исследованием этого периода стала монография саратовского ученого Б. В. Виленского, вышедшая в 1969 г.7. Автор уделил внимание адвокатуре как одному из элементов новой системы судопроизводства. В монографии был впервые раскрыт политический смысл деятельности и роли адвокатуры в России, но Муравьев, как и другие выдающиеся адвокаты даже не упомянут.

Об участии группы политических защитников, в числе которых находился и Муравьев, на процессах по делу Петербургского совета рабочих депутатов и по делу восставших матросов Черноморского флота в 1905 г. говорится в работах М. М. Глазунова и Б. А. Митрофанова8. Исторический аспект организации и участия адвокатуры на уголовных процессах в ракурсе потребностей современной практики судопроизводства рассмотрел С. Н. Гаврилов9. Отдельные упоминания о Муравьеве встречаются в работах по истории революционного движения, террора и провокаций, как, например, в монографии Чарльза Рууда и С. А. Степанова в связи с исследованием ими дел о погромах 1903-1906 гг.10. В то же время, эти труды важны для моей темы в общем плане – для понимания смысла и особенностей самого института адвокатуры и, главное, деятельности кружков политической защиты.

В советской историографии крупные политические процессы первых лет большевистской власти освещены достаточно широко, но с весьма тенденциозных и сильно политизированных позиций, поэтому участие защитников, и, в том числе Муравьева, рассматривается в крайне негативном свете11. Только в последние годы появились работы, в которых вслед за первыми работами русских эмигрантов12 более объективно рассматривается подоплека процессов и весь спектр противостояния государственного обвинения и суда с одной стороны, и защитников жертв советского режима – с другой13.

В 1996 г. вышла книга А. Г. Звягинцева и Ю. Г. Орлова «В эпоху потрясений и реформ. Российские прокуроры», фрагмент которой освещает короткий отрезок деятельности Муравьева на посту председателя Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства14. 

Впервые предмет и характер деятельности ЧСК были затронуты в рецензии Н. Н. Рубинштейна15, посвященной многотомной публикации стенографических отчетов Комиссии, объединенных общим названием «Падение царского режима»16. По мнению рецензента, легитимация и обоснование власти Временного правительства стали главными задачами ЧСК.

Одним из первых отечественных историков, который обратил внимание на богатое документальное наследие ЧСК, был А. Л. Сидоров. Работая с документами Комиссии17, он пришел к выводу, что для изучения проблем истории само­державия периода первой мировой войны и революционных потрясений 1917 г. «ценнейшим и своеобразным источником является публикация материалов и архив Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства»18.

В 70-е-80-е гг. в отечественной историографии появились исследования, посвященные изучению отдельных элементов структуры центральной власти19, как, например, деятельности Чрезвычайной Следственной комиссии Временного правительства, среди которых выделяются работы Б. Ф. Ливчака и Г. З. Иоффе20, опубликованные одна за другой в конце 70-х гг. Но, в этих статьях, казалось бы, напрямую выходивших на проблематику ЧСК, рассматривался, в основном, источниковедческий аспект изучения ее деятельности, причем через призму источников личного происхождения, и только одного из редакторов стенографических отчетов - А. А. Блока.

До сих пор самым значительным исследованием по истории ЧСК была статья доктора исторических наук А. Я. Авреха, вышедшая в 1990 г. Этот ученый, собственно, и обозначил постановку проблемы в самом названии работы: «Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства: замысел и исполнение»21. Но и его выводы свидетельствовали о том, что подходы в оценке деятельности ЧСК не изменились, и, как прежде, даже тогда, когда шла речь об учреждениях Временного правительства, советские историки по-прежнему вели речь об «…исторической недееспособности и контрреволюционности русской буржуазии»22, и роль председателя ЧСК Муравьева в этой статье освещалась крайне односторонне и тенденциозно.

На современном этапе работы историков характеризуются стремлением уйти от однозначных и необъективных оценок ЧСК и ее сотрудников. Заслугой исследователей является поиск новых документальных материалов, которые позволили бы углубить представления о Комиссии и стать основой для выработки новых исторических оценок ее деятельности. В этом направлении следует отметить публикации З. И. Перегудовой, затрагивающие преимущественно расследование Комиссией деятельность Департамента полиции23. Наряду с этим, документальное наследие и наработки ЧСК с успехом используют в своих работах современные исследователи: Ф. М. Лурье24, И. С. Розенталь25, Р. Ш. Ганелин, В. Е. Кельнер, И. В. Лукоянов26 и ученые-правоведы27. В 2006 г. вышла первая монография, посвященная непосредственно работе ЧСК, подготовленная мною в рамках работы над научной биографией Н. К. Муравьева28. В этом же году московским ученым М. И. Куприяновым была защищена кандидатская диссертация по теме «Деятельность чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства: Март-октябрь 1917 г.»29

В последние годы двадцатого столетия, в связи с нарастающим интересом к истории и функционированию отечественной адвокатуры вышел целый ряд учебников и учебных пособий по данной дисциплине30, но сюжеты, связанные с деятельностью «молодой адвокатуры», и персонально с ее лидером – Муравьевым, к сожалению, по-прежнему остаются «за кадром».

Из исследований последних лет заслуживает внимания монография М. В. Немытиной, которая посвятила свою работу судебным преобразованиям второй полов. XIX-нач. XX в.31. Она исследовала роль и место института присяжных поверенных в судебной системе России, основные этапы его эволюции, трудности встраивания адвокатуры в политический механизм самодержавной России.

Первая биографическая зарисовка о Н. К. Муравьеве, предваряющая публикацию фрагментов его «Автобиографической заметки», появилась только в 1986 г.32. Эта небольшая статья, написанная младшей дочерью адвоката Т. Н. Волковой, и явилась, по сути, приглашением к развернутому разговору и более глубокому переосмыслению жизненного пути выдающегося российского адвоката и политика переломной эпохи. С тех пор к изучению личности и деятельности Муравьева не раз обращались историки.

На первом этапе исследовательского поиска ближе всех из отечественных историков подошла к рассмотрению этой проблемы Е. И. Розенталь33. В статье о судьбе первой группы политической защиты в России, привлекая архивные свидетельства отдела письменных источников ГИМ, она рассказала о возникновении Московского кружка молодых адвокатов, организации защиты обвиняемых на политических процессах, а также об участии Муравьева и его коллег в общественной жизни страны.

В отечественной научной литературе по теме «Русская адвокатура на политических процессах», прежде всего, следует выделить работы Н. А. Троицкого и венчающий их труд «Адвокатура в России и политические процессы 1866-1904 гг.»34. Фундаментальный труд проф. Троицкого - итог многолетней работы автора. Здесь, он первым из отечественных исследователей специально охарактеризовал личность и деятельность Н. К. Муравьева. Среди корифеев русской адвокатуры, представленных в этой книге в главе о возникновении кружков политической защиты, Муравьев занимает достойное место, и не случайно, именно он открывает галерею исторических портретов видных представителей «молодой адвокатуры». И, наконец, в конце 2006 г. вышла в свет еще одна книга Троицкого, посвященная знаменитостям  российской адвокатуры, среди которых очерк о Н. К. Муравьеве, занимающим, по словам автора, «Почетное место в первом ряду корифеев отечественной адвокатуры»35.

О неослабевающем интересе к различным сторонам внутренней политики Российской империи на рубеже XIX-XX вв. свидетельствуют работы зарубежных исследователей, изданные в последние годы. Наибольшее количество этих работ посвящено вопросам социальной истории и национальной проблематике36. Современный исследователь еврейского вопроса в России Ханс Роджер37 рассмотрел и связанную с ним проблему провокаций и погромов, но об участии и роли политической защиты на судебных процессах, и в частности лидера «молодой адвокатуры» Муравьева в этих работах не упоминается. Точно также в книге Анны Гейфман (США)38 вскользь, причем негативно, оценена роль адвокатуры (с упоминанием имени Н. К. Муравьева) в громком политическом деле лейтенанта Б. И. Никитенко и др., обвинявшихся в подготовке покушения на Николая II (1907 г.).

Из зарубежных исследователей заметный вклад в изучение истории русской адвокатуры первой половины XX в. внес американский исследователь Юджин Хаски39. По причине того, что к началу 90-х г. никто из отечественных исследователей так и не приступил к изучению жизни и деятельности Муравьева, статья о нем в Биографическом словаре «Политические деятели России 1917» была подготовлена известным голландским историком Марком Янсеном40. В 1982 г. Амстердамский Институт социальной истории выпустил книгу Янсена «A Show Trial under Lenin. The Trial of the Socialist Revolutionaries», в которой шла речь о показательном процессе 1922 г. над левыми эсерами. В 1993 г. эта работа вышла в России уже в русском переводе под названием: «Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров»41. В обстоятельной работе голландского ученого много внимания было уделено защитникам, и в частности их лидеру на процессе – Муравьеву. В 1990 г., вышла еще одна статья М. Янсена о Муравьеве – теперь уже о послереволюционной адвокатской карьере лидера «молодой адвокатуры»42.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что к настоящему времени ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет ни законченных биографических исследований, посвященных личности лидера «молодой адвокатуры», ни обобщающих работ с анализом его профессионального мастерства и политической деятельности. По причине отсутствия специальных работ, сведения о Н. К. Муравьеве собирались буквально по крупицам в обобщающих исследованиях об отечественной адвокатуре, судебной системе, освободительном движении и общественно-политической жизни России кон. XIX-нач. XX вв.

Источниковая база исследования. Диссертационная работа базируется на широком круге источников. Впервые введены в научный оборот материалы архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Твери и Саратова. Всего в работе использованы документы 39 фондов шести государственных архивов – Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ, Москва), Российского Государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ, Москва), Российского государственного исторического архива (РГИА, С.-Петербург), Центрального исторического архива г. Москвы (ЦИАМ), Государственного архива Тверской области (ГАТО, Тверь), Государственного архива Саратовской области (ГАСО, Саратов), а также Семейного архива Волковых (САВ, Москва), личного архива Н.А.Троицкого (АТ, Саратов),  архивных коллекций двух музеев – отдела письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ, Москва), и отдела рукописей Государственного музея Л. Н. Толстого в Москве (ОР ГМТ, Москва), и, наконец, пяти библиотечных коллекций – научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ, Москва), отдела рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ, С.-Петербург), отдела фонодокументов Научной библиотеки МГУ им. М. В. Ломоносова (ОФ НБ МГУ, Москва), отдела редких книг и рукописей Зональной научной библиотеки им. В. А. Артисевич Саратовского государственного университета (ОРКР ЗНБ СГУ, Саратов), отдела редких книг Саратовской областной универсальной научной библиотеки (ОРК СОУНБ, Саратов).

В целом, источниковая база проведенного исследования представляет собой большой комплекс архивных и опубликованных материалов, которые сгруппированы по принципу их функционального предназначения. Центральную группу неопубликованных (архивных) источников наряду с Семейным архивом Волковых составили документы, хранящиеся в личных фондах Н. К. Муравьева в ГАРФ (Ф. 1652) и ОР ГМТ (Ф. 30).

В исследовании были использованы также материалы различных фондов ГАРФ. Разнообразные сведения об участии Муравьева на политических процессах почерпнуты в фонде Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев (Ф. 533), а о его деятельности в ПКК – в фонде этой организации (Ф. 8419). Документы, связанные с деятельностью Муравьева на посту председателя ЧСК содержатся в колоссальном фонде ЧСК (Ф. 1467). В работе были также использованы материалы Канцелярии Временного правительства (Ф. 1779), Министерства юстиции Временного правительства (Ф. 1790), Юридического совещания при Временном правительстве (Ф. 1792), Главного управления по делам милиции (Ф. 1791), и др. 

Несомненный интерес для исследования темы представляли документы личного происхождения, среди которых: архивные коллекции друзей и коллег Муравьева по «молодой адвокатуре»: В. А. Маклакова - в ОПИ ГИМ (Ф. 31), П. И. Корженевского - в НИОР РГБ (Ф. 436), А. С. Зарудного - в РГАЛИ (Ф. 210). Кроме того, в РГАЛИ также хранится личный фонд поэта А. А. Блока (Ф. 55), содержащий материалы о его работе в качестве редактора стенографических отчетов ЧСК, а также фонд театроведа и искусствоведа М. В. Бабенчикова (Ф. 2094), привлекавшегося Блоком для редактирования стенограмм ЧСК.

Таким образом, для написания работы использовались архивные и опубликованные источники, законы и нормативные акты, определяющие принципы судоустройства и судопроизводства, основные положения об адвокатуре и пр.43.

Особый интерес для данной темы представляет фундаментальное издание «Законы о политических и общественных преступлениях. Практический комментарий», подготовленное Н. К. Муравьевым и П. Н. Малянтовичем44.

В исследовании были использованы делопроизводственные источники -  отчеты о деятельности Советов присяжных поверенных45, и отчеты Музея содействия труду при Московском Отделении Императорского Русского Технического общества46. Важную часть официального делопроизводства, хранящегося в архивных фондах, составляют неопубликованные документы, касающиеся учебы, профессиональной и общественной деятельности Н. К. Муравьева47.

Среди документов официального делопроизводства особое внимание заслуживает доклад председателя ЧСК Н. К. Муравьева Первому Всероссийскому Съезду Советов Рабочих и Солдатских Депутатов48.

Большую группу источников составляют судебно-следственные матери­алы, стенографические и неофициальные отчеты о судебных процессах и тексты защитительных речей Н. К. Муравьева. Основным источником этих материалов служит еженедельная юридическая газета «Право»49, и несколько полностью опубликованных стенографических отчетов о судебных процессах, как, например, по делу Александра Кара50, о «Выборгском воззвании»51, по делу «дантистов»52, процесс эсеров в августе 1922 г.53.

Ценнейшим источником для данного исследования являются защитительные речи Муравьева. Только несколько речей Муравьева были полностью опубликованы при его жизни, но даже изданные они представляют в настоящее время библиографическую редкость54. И только совсем недавно в 2004 г. были изданы еще несколько речей адвоката, сохранившихся в САВ55. Кроме судебных речей Муравьева в работе были впервые подвергнуты научному анализу его статьи и выступления по различным вопросам политики и права56. Наряду с опубликованными материалами в ходе исследования широко использовались и, таким образом, введены в научный оборот защитительные речи Муравьева, хранящиеся в САВ.

Между тем, в процессе работы по данной проблематике важным источником явился «Ориентировочный список процессов [ОСП], прошедших с моим участием, имеющих политическое или общественное значение (в том числе религиозных и литературных)» Н. К. Муравьева57. Кроме того, в результате архивных поисков автором было выявлено более 50 судебных процессов досоветского периода, и около 220 дел, которые вел Муравьев уже в Советской России. Ценным источником в работе послужил также справочник «Политические процессы в России 1901-1917 гг.»58.

Для изучения темы привлекались отдельные номера газет и журналов, как досоветского - «Товарищ», «Московские ведомости», «Правительственный вестник», «С.-Петербургские сенатские ведомости», «Право», «Журнал министерства юстиции», «Юридический вестник», «Судебная газета», «Известия Петроградского комитета журналистов», «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», «Биржевые ведомости», «Петроградский листок», «Русская воля», «Право», «Общее дело», «Народный трибун», «Русские ведомости», «Речь», «Дело народа», «Воля народа», «Рабочая газета», «День», «Правда», «Новая жизнь», «Утро России», «Новое время», так и советского периодов – «Известия ВЦИК», «Красный архив», «Красная летопись», «Былое», «Каторга и ссылка» и др.

Наряду с традиционными источниками в данном исследовании предпринята попытка привлечения к созданию научной биографии Муравьева произведений художественной литературы. В данном случае это помогают сделать произведения А. М. Горького роман «Мать», в котором представлена общая картина судебного процесса над сормовскими демонстрантами, и роман «Жизнь Клима Самгина», который служит дополнительным историко-психологическим источником в реконструкции внутреннего мира, повседневности, жизненных позиций и душевных переживаний Н. К. Муравьева.

Следующий блок источников - личного происхождения - исключительно важен и ценен для раскрытия темы диссертации. Особое внимание заслуживает переписка Муравьева с коллегами по «молодой адвокатуре» и общественными деятелями59. Значительный объем писем, открыток и телеграмм, как в подлинниках, так и в копиях, хранящихся в САВ, ОР ГМТ60 и НИОР РГБ61 повествуют о подготовке и участии Муравьева в судебных процессах 1901-1917 гг., в том числе его переписка с коллегами-юристами и другими лицами по различным вопросам политической жизни России.

Еще обширнее такая группа источников личного происхождения по нашей теме, как дневники, записные книжки (дневниковые записи) и воспоминания. В 30-е годы XX в. Н. К. Муравьев написал небольшую автобиографическую заметку62, предназначавшуюся как материал для примечаний к юбилейному 92-томному изданию сочинений Л. Н. Толстого63. Несколько позднее он подготовил еще один вариант воспоминаний - «Краткую автобиографию»64. Особое место среди мемуарного наследия, интересующего нас по данной теме, занимают неопубликованные «Устные Воспоминания» его жены и дочерей65.

Среди массива мемуарной литературы, которая подчас заключает в себе исследовательское начало, следует выделить, прежде всего, воспоминания самих адвокатов, которые печатались и отдельными книгами66, и в различных сборниках или периодических изданиях. В некоторой степени восполняют дефицит печатных источников воспоминания, доклады и материалы по их обсуждению 1920-1930-х годов, хранящиеся в архивном фонде секции политических защитников Всесоюзного общества политкаторжан (Ф. 533. ГАРФ) с участием коллег Н. К. Муравьева. Эпизодические обращения к личности и деятельности Муравьева в связи с его участием на политических процессах, охватывающие, в основном, период с 1903 по 1905 гг., содержатся в воспоминаниях М. Л. Мандельштама67.

Отрывочные сведения о Муравьеве встречаются также в воспоминаниях председателя Петербургского Совета присяжных поверенных Н. П. Карабчев­ского68, известного советского юриста Б. С. Утевского69. В воспоминаниях С. П. Мельгунова70, и его жены – Мельгуновой71, а также в мемуарах кн. С. Е. Трубец­кого72 содержатся впечатления непосредственных участников и очевидцев судебного процесса над деятелями «Тактического центра».

Интерес, как с фактической, так и с идейной стороны, вызывает мемуарная литература, вышедшая из-под пера юристов и политиков – А. Ф. Керенского73, В. Д. Набокова74, а также высокопоставленных царских чиновников – С. Ю. Вит­те75, В. И. Гурко76, В. Ф. Джунковского77, В. Д. Новицкого78, А. Ф. Редигера79, А. И. Спиридовича80, прокурора Б. А. Бальца81, кн. И. С. Васильчикова82, коменданта Таврического дворца Г. Г. Перетца83, партийного функционера Г. Е. Зиновь­ева84, коменданта Трубецкого бастиона Петропавловской крепости полковника Г. А. Иванишина85.

Наряду с этим, для исследования проблем, связанных с деятельностью Муравьева на посту председателя ЧСК, привлечен целый ряд воспоминаний представителей русского Зару­бежья: С. В. Завадского86, А. А. Демьянова87, А. Ф. Романо­ва88, В. М. Зензинова89, И. И. Манухина90, С. А. Коренева91 и В. М. Руднева92, В. Н. Ко­ков­цова93, П. Г. Курлова94, В. Н. Воейкова95, К. Д. Кафафова96 и А. А. Вы­ру­бовой97. Особый интерес, как с исторической, так и с социально-психологической и литературоведческой точек зрения представляют впечатления сотрудника Комиссии А. А. Блока, который оставил в письмах, дневниках и записных книжках98 ценные воспоминания о деятельности ЧСК и ее сотрудниках.

Дополнительные сведения о личности Муравьева, взаимоотношениях в семье, процессе воспитания детей, и о судьбе его дочерей почерпнуты из книги воспоминаний его зятя – А. А. Угримова99.

Научная новизна исследования. Данная работа является первым в историографии опытом создания научной биографии Н. К. Муравьева. Новизна темы заключается уже в ее постановке и принципах решения исследовательской проблемы. Впервые раскрыта роль и значение деятельности Муравьева в создании групп политической защиты «молодая адвокатура», в организации российских профсоюзов, Союза адвокатов, Советской адвокатуры, его руководство Музеем содействия труду (далее – МСТ), ЧСК и ПКК. В ходе проведенного исследования удалось определить дату образования синергии «молодая адвокатура». В работе уточнен вопрос о составлении Муравьевым духовного завещания Л. Н. Толстого, и раскрыты особенности его дальнейшей работы по исполнению воли великого писателя, включая его деятельность в «Толстовском» комитете. В диссертации впервые сделан вывод о том, что ЧСК закончила свою работу не в октябре 1917 г, а в январе 1918 г., и ответила на волновавшие российское общество вопросы: о делегировании царских полномочий, об «измене» царской четы, о существовании «немецкой партии», о «темных силах», и мн. др. Автор считает, что в достижениях ЧСК, бесспорно, есть и заслуга ее председателя – Н. К. Муравьева.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования апробированы автором на 26 научных конференциях, чтениях, круглых столах и семинарах, в том числе 5 международных: «Многообразие религиозного опыта и проблемы сакрализации и десакрализации власти в христианском и мусульманском мире (опыт России и Европы)» (Саратов, 20-23 сентября 2004 г.); XV Международная научно-теоретическая конференция «Интеллигенция и Церковь: прошлое, настоящее, будущее» (Иваново, 23-25 сентября 2004 г.); XVI Международная научная конференция «Художественная литература как историко-психологический источник» (Санкт-Петербург, 14-15 декабря 2004 г.); XVI Международная научно-теоретическая конференция «Общечеловеческие императивы и этнонациональные ценности интеллигенции» (Иваново, 22-24 сентября 2005 г.); XXVII Международные чтения «Чернышевский и его эпоха» (Саратов, 26-27 октября 2005 г.).

Основные результаты и выводы исследования отражены в 52 публикациях, в том числе в 10 статьях в научных журналах, входящих в список, утвержденный ВАК, в трех монографиях, а также в учебном пособии. Общий объем публикаций составляет около 100 авторских листов.

Практическая значимость диссертации. Материалы и выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения истории деятельности «молодой адвокатуры», МСТ, ЧСК, ПКК и политических процессов в России первой трети XX в., а также в научной и преподавательской работе, при написании книг и статей, подготовки курсов лекций и специальных курсов, методических пособий для семинарских занятий, учебных пособий по истории России и истории отечественного государства и права.

Структура диссертации построена по проблемно-хронологическому принципу. Работа состоит из введения, четырех частей, которые, в свою очередь, делятся на 15 глав, заключения, списка источников и литературы.

Рубрикация частей основного текста передает идею социальной эволюции, смысл и содержание основных этапов жизненного пути Николая Константиновича Муравьева. Часть первая. Восхождение: Гимназия. Университет. Адвокатура; Часть вторая. Зенит: Адвокат Н. К. Муравьев на судебных процессах и в общественно-политической жизни страны 1896-1917 гг.; Часть третья. Багровый закат: Адвокат и революционная власть; Часть четвертая. Сумерки: жизнь и деятельность Н. К. Муравьева в Советской России.

Пользуясь случаем, автор выражает искреннюю благодарность своему Учителю профессору Н. А. Троицкому за ценные советы, отеческое участие и всестороннюю поддержку.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель, задачи, методология и хронологические рамки исследования. Рассматривается историография проблемы, источниковая база, новизна, практическое значение диссертации.

Часть первая: «Восхождение: Гимназия. Университет. Адвокатура». В первой главе «Начало пути» проводится реконструкция детских и юношеских лет жизни Н. К. Муравьева. Он родился 21 марта (ст.ст.) 1870 г. в Москве. Его отец, Константин Гаврилович был потомственным дворянином, но к старинному и широко известному роду Муравьевых не принадлежал. Очень рано основные трудности по содержанию семьи и воспитанию детей (сына Николая и дочери Софьи) легли на плечи его жены – Варвары Федоровны, рожденной Лавровой. Духовная аура семье Муравьевых способствовала формированию у Николая Константиновича либерального мировоззрения, тонкой душевной организации и любви к ближнему. И то, что он на всю жизнь выбрал путь служения людям, и стал не просто юристом, а профессиональным правозаступником, в прямом смысле этого слова, большая роль принадлежала домашнему воспитанию, той высоконравственной, интеллектуальной среде, в которой он вырос, и которую он не только сохранил, но и передал последующим поколениям.

В 1881 г. Николай Муравьев поступил в гимназию Peter-Paul Schule при лютеранской церкви Петра и Павла в Москве, а в 1885 г. по семейным обстоятельствам его перевели в Московскую гимназию № 1, которую он прошел первым учеником. Годы учебы Муравьева пришлись на сумрачно-стабильную эпоху царствования Александра III, и это, безусловно, наложило определенный отпечаток на формирование его мировоззрения. В эти годы он входил в кружок гимназистов, в котором читали и живо обсуждали произведения В. Г. Белинского, Д. И. Писарева, Н. Г. Чернышевского, интересовались обществен­ными вопросами и революционным движением в России. В VIII классе Николай Муравьев, единственный из всех московских гимназистов, получил стипендию имени Белинского, только что учрежденную вдовой писателя.

В 1890 г. Н. К. Муравьев блестяще окончил гимназию и, желая служить народу и сделаться земским врачом, поступил на медицинский факультет Московского университета. Его увлекла студенческая жизнь, он с жадностью впитывал университетские науки. Друзья также отметили его тягу к знаниям, разносторонние способности и стремление посвятить свою жизнь великим свершениям на благо общества, готовя себя к высокому предназначению. Возможно, на поприще науки, или, может быть, в практической работе, но с обязательным условием – это должно быть служение людям. Но водоворот революционных страстей московского студенчества увлек Николая Муравьева в свой бурный поток. Весной 1891 г. за участие в демонстрации по поводу смерти Н. В. Шелгунова он был арестован, исключен из университета и выслан из Москвы. Местом жительства он избрал Нижний Новгород. К этому времени относится его знакомство с В. Г. Короленко и А. М. Горьким. Осенью этого же года Муравьев был принят на медицинский факультет Казанского университета, а через год, когда закончился срок ссылки, смог вернуться на прежнее место своей учебы в Москву, но перешел на юридический факультет Московского университета. В ноябре 1894 г. Муравьев был вновь арестован и отправлен в ссылку за распространение прокламаций с требованием конституции, и за связь с политическими эмигрантами.

В конце 90-х – начале 900-х годов, в течение 6 лет Муравьев принимал активное участие в земской жизни Тверской губернии в качестве гласного Тверского уездного земства, где работал бок о бок со знаменитыми «земцами» И. И. и М. И. Петрункевичами, А. А. Бакуниным, В. Д. Кузьминым-Карава­евым, С. Д. Квашниным-Самариным, Ф. И. Родичевым и мн. др.

Во второй главе «Н. К. Муравьев – организатор и лидер синергии «молодая адвокатура» рассматриваются вопросы, связанные со вступлением Муравьева в 1896 г. в сословие присяжных поверенных и его участием в создании синергии «молодая адвокатура». Острое внутриполитическое положение в стране выдвинуло перед представителями радикальной адвокатуры, группировавшейся вокруг Н. Д. Соколова и Н. К. Муравьева, задачу построения новой обособленной от легальных советов присяжных поверенных организации политических защитников. Рождение этого движения, получившего впоследствии название «молодая адвокатура» связано с деятельностью Консультации помощников присяжных поверенных при Московском мировом съезде, и так называемого «бродячего клуба». Среди членов клуба - молодых помощников присяжных поверенных - Н. К. Муравьев играл наиболее деятельную роль. Затем, в 1896-1897 годах центр тяжести клубной работы усилиями Муравьева и его коллег переместился в Консультацию помощников присяжных поверенных. Вместе с тем Муравьев и его товарищи обратили внимание на факт отсутствия защиты на выездных сессиях окружного и решили эту проблему. В 1896 г. по их инициативе при Консультации был создан особый Отдел уголовных защит, и таким образом, образовалась первая группа политической защиты «московская пятерка», получившая впоследствии широкую известность, благодаря своим успешным выступлениям. Высокий рейтинг и привлекательность первому кружку «молодой адвокатуры» на начальном этапе, придало сотрудничество с корифеем русской адвокатуры Ф. Н. Плевако, который  высоко ценил Муравьева и его молодых коллег.

Впоследствии вокруг «московской пятерки», как вокруг ядра, стали консолидироваться прогрессивно настроенные молодые адвокаты. Новые политико-правовые реалии диктовали и новый расклад юридических сил в судопроизводственной практике. В пику государственному обвинению предстояло выступить политической защите. Эту роль, как раз и взяла на себя «молодая адвокатура» во главе с Н. К. Муравьевым.

В третьей главе «Политические процессы в судьбе лидера “молодой адвокатуры” Н. К. Муравьева: традиции и новации политической защиты» исследуется участие Муравьева в разработке новой тактики и технологии политических защит начала XX века. Вместе с появлением первых групп политической защиты в судебной практике формировалась новая адвокатская идеология и тактика. Одним из важнейших моментов подготовки защитников к процессу была выработка единой адвокатской тактики и распределение выступлений, и лидеру «молодой адвокатуры» Муравьеву приходилось часто брать на себя самую трудную часть общей задачи – доказывать юридическую несостоятельность обвинения. В 1902 г. Муравьев стал одним из инициаторов оригинального приёма защиты, неизвестного до этого ни в мировом, ни в отечественном судопроизводстве, когда группа политических защитников впервые выступила на суде с официальным заявлением о выходе из процесса.

Всего в арсенале лидера «молодой адвокатуры» Муравьева около 600 процессов, хотя в подготовленный им так называемый «Ориентировочный список процессов (ОСП)», имевших большое политическое или общественное значение он включил только 117 процессов. Антология процессов Муравьева ценна тем, что в ней содержатся судебные дела наиболее полно отображавшие противоречия, тенденции и панораму общественно-политической жизни России к. XIX-н. XX вв.

В четвертой главе «В адвокатской корпорации» раскрываются и анализируются политико-правовые воззрения Н. К. Муравьева, рассматривается его роль в сохранении и поддержании моральных устоев адвокатской корпорации и его участие во внутрисословной общественной жизни. В 1910 г. Н. К. Муравьев и его коллега П. Н. Малянтович подготовили специальный сборник«Законы о политических и общественных преступлениях. Практический комментарий»., в который включили все законы Российской империи, регулировавшие общественные и политические преступления в сфере уголовного (материального и процессуального) и административного права. Практический комментарий способствовал лучшему пониманию закона и справедливому его применению.

В продолжение первого удачного опыта издания практического комментария, в последующем Муравьев вновь обратился к этой деятельности. С 1908 по 1917 гг. он был членом редколлегии профессионального юридического журнала «Вестник права», который являлся органом адвокатуры, нотариата и суда. В числе авторов статей в этом издании Муравьев, как правило, не выступал, сосредоточившись на редакторской и организационной работе. На страницах журнала постоянно обсуждались актуальные вопросы деятельности российской юстиции. Муравьев организовал подготовку и публикацию комментариев к отдельным статьям Уголовного Уложения и Уложения о наказаниях в различных периодических изданиях юридического профиля, привлекая к участию в этой работе опытных правоведов. Таким образом, благодаря усилиям Муравьева и его коллег, была практически решена проблема с юридическим толкованием и правоприменительной практикой законов о политических преступлениях, была изучена и обобщена судебная и кассационная практика, сложившаяся за этот период в сфере политической юстиции. В 1908 г. после смерти Ф. Н. Плевако Н. К. Муравьев возглавил работу по подготовке сборника речей корифея русской адвокатуры. В 1915 г. Муравьев принял участие в реализации еще одного крупного издательского проекта - подготовки многотомника «Судебная реформа».

После избрания в 1910 г. в Совет присяжных поверенных при Московской Судебной Палате Н. К. Муравьев берет на себя большую часть дисциплинарных расследований. Начиная с 1910 г. большую часть этих расследований Муравьев берет на себя. Наряду с этим он постоянно вносил на заседания Совета какие-либо конкретные предложения, которые направлены на то, чтобы сделать работу этого органа более эффективной, более гибкой. При этом Муравьев ссылался и брал на вооружение передовой опыт российских и европейских общественных организаций.

Накануне празднования 50-летнего юбилея русской адвокатуры Московский Совет присяжных поверенных образовал комиссию для выработки плана издания «Истории Русской Адвокатуры» в которую вошел и Н. К. Муравьев. Наряду с участием в подготовке этого фундаментального издания он выступил также с идеей создания Музея российской адвокатуры. Наряду с общей концепцией создания Музея адвокатуры, Муравьев разработал и предложил на рассмотрение Совета проект устава предполагаемого учреждения, в котором определил его главную задачу: сохранить все то, в чем проявляется жизнь и деятельность корпорации русской адвокатуры. Совет принял резолюцию, в которой поддержал концепцию Муравьева, и поручил ему возглавить всю подготовительную работу по созданию музея, и приступить к формированию постоянно действующих экспозиций.

Вторая часть: «Зенит: Адвокат Н. К. Муравьев на судебных процессах и в общественно-политической жизни страны 1896-1917 гг.». В первой главе «Н. К. Муравьев - политический защитник участников массовых антиправительственных выступлений» рассматривается участие Муравьева на так называемых «рабочих» и «крестьянских» судебных процессах. Политические процессы в России де-юре и де-факто возобновились с 1901 г. Жизнь и деятельность лидера «молодой адвокатуры» Муравьева, органично и неотъемлемо вплелась в ткань судебных разбирательств, число которых нарастало, как снежный ком. Специализация Муравьева на «рабочих» процессах получила большую известность не только в среде его подопечных и коллег, но, и в широких общественных кругах. В то же время, он был не только правозаступником рабочих. С началом нового столетия среди его подзащитных появились и крестьяне. Участвуя в качестве защитника по рабочим и крестьянским делам, Муравьев вывел характерную особенность этих судебных процессов. Массовые крестьянские выступления, по его мнению, единственный, хотя и беспорядочный язык масс. Именно поэтому адвокат призывал власти услышать этот трагический многоголосый язык масс, увидеть страдания народа, и научиться читать те кровавые страницы, которые вписывают в историю народные волнения.

В 1902 г. в освободительном движении зримо обозначилась новая мощная форма массового протеста - политические демонстрации, которые  прошли в Сормове, Нижнем Новгороде и Саратове. Понимая особую значимость этих политических процессов, и желая помочь подсудимым, А. М. Горький обратился с просьбой о защите демонстрантов к Муравьеву, и он вместе с коллегами принял участие в двух (из трех) судебных процессах - по делу участников демонстрации в Нижнем Новгороде и по делу участников Сормовской демонстрации (знаменитое дело Петра Заломова и др.).

В 1906 г. прошли процессы над участниками вооруженных восстаний первого года революции. Так, в июне Н. К. Муравьев возглавил команду «молодой адвокатуры», взявшую на себя защиту матросов на процессе по делу о ноябрьском (1905 г.) восстании Черноморского флота. В условиях  зарождения парламентаризма и конституционных свобод в России, события, связанные с Севастопольским процессом, сподвигли Муравьева на смелый и неординарный поступок – вместо речи в суде обратиться к членам I Государственной Думы в защиту участников восстания. В конце 1906 г. Муравьев выступил в столице защитником на знаменитом процессе по делу Петербургского Совета рабочих депутатов, а затем на двух процессах в Москве – по делу рабочих Прохоровской мануфактуры на Пресне и по так называемому «Фидлеровскому делу». В 1907 гг. он принял участие еще в целом ряде громких политических процессов, среди которых - дело социал-демократической фракции III Государственной Думы и дело участников «Выборгского воззвания», которое открыло собой, по определению Муравьева, серию «думских процессов».

Во второй главе рассматривается участие Н. К. Муравьева в «религиозных», «национальных», «литературных» процессах и защите «толстовцев». В конце XIX в. произошло оживление духовного инакомыслия, которое, в свою очередь, привело к появлению религиозных процессов, прежде всего, над так называемыми «толстовцами». В январе 1902 г. Муравьев по просьбе Л. Н. Толстого принял участие в защите Павловских сектантов, обвинявшихся в поругании действием священных предметов, в нападении на православное население и в сопротивлении чинам полиции. Особое место в профессиональной деятельности и судьбе Муравьева занимали защиты последователей и соратников Льва Толстого. В 1916 г. он подобрал и возглавил группу защитников, на самом крупном судебном процессе над «толстовцами»-пацифистами в годы Первой мировой войны - по делу В. Ф. Булгакова, Д. П. Маковицкого и др., и добился оправдания подсудимых.

1904 год открылся крупным «национально-религиозным» процессом, получившим широкую известность, как «Карское дело», на котором Муравьев защищал группу армян, оказавших сопротивление властям в г. Карсе при проведении секуляризации церковного имущества у Армяно-Григорианской Церкви. Этот процесс открыл целую серию дел, связанных с отобранием церковного имущества, в большинстве которых принял участие адвокат Муравьев. Старания защиты на этих процессах не прошли даром. Большинство обвиняемых получали гораздо мягкие наказания, чем те на которых настаивал прокурор.

В годы Первой русской революции получила дальнейшее развитие тенденция противодействия революционному подъему через культивирование черносотенных погромов еврейского населения и представителей, так называемого «третьего элемента». В августе 1906 г. Н. К. Муравьев поддержал гражданский иск от потерпевших евреев в деле о погроме в пос. Ярцево, устроенном местными рабочими, а спустя месяц лидер московских политических защитников участвовал на аналогичном процессе по делу о погроме евреев в местечке Смела Черкасской губернии. На процессах связанных с межнациональными конфликтами Муравьев выступал не только как адвокат, но, и как примиритель сторон.

В октябре 1912 г. Н. К. Муравьев принял участие в грандиозном еврейском процессе, получившем название дело «дантистов». Этот процесс характерен для иллюстрации ущемления прав еврейского населения страны, которое усиленно искало выход из создавшегося тяжелого положения. Из 298 подсудимых 79 человек (т. е. каждый четвертый) были полностью оправданы. Причем, лидер «молодой адвокатуры» и его коллеги выступили не только защитниками евреев-«дантистов», но и обвинителями дискриминационной политики самодержавия и антисемитских настроений.

Наряду с процессами о революционных выступлениях, большое место в судебных отчетах тех лет стали занимать, так называемые, «литературные» дела, или, как их еще называли «дела о печати». В § 4 второй главы анализируется участие защитника Муравьева в деле Н. А. Бердяева, привлекавшегося за написание и публикацию статьи «Гасители духа». Благодаря избранной адвокатом линии защиты, Бердяев избежал уголовного наказания.

Таким образом, в деятельности лидера «молодой адвокатуры» Муравьева, как в зеркале, отразились все стороны жизни России: за 20 лет (с 1897 по 1917 гг.) с его участием прошли практически все крупные, знаковые политические процессы, а среди подзащитных были многие сотни рабочих, крестьян, политических и общественных деятелей.

В третьей главе рассматривается общественно-политическая деятельность Н. К. Муравьева в 1896-1917 гг. В конце 1901 г. он стал одним из инициаторов открытия при Московском отделении Императорского Русского технического общества Музея содействия труду (далее – МСТ). В 1905 г., благодаря своей кипучей организаторской деятельности, Муравьев был избран председателем правления этого учреждения. В годы Первой русской революции популярность Музея среди рабочих привела к тому, что он стал фактически легальным центром забастовочного и профессионального движения. В помещении музея проходили собрания первых профессиональных организаций Москвы. В этих условиях президиум МСТ во главе с Муравьевым взял на себя инициативу по организации совещания московских профессиональных союзов, и проведению первой всероссийской конференции профсоюзов. Таким образом, Московское бюро, возглавляемое Муравьевым, сыграло большую роль в организации профессионального движения и Москвы, и России в целом.

В начале XX в. усилиями представителей «молодой адвокатуры», и, прежде всего, Н. К. Муравьева, В. А. Маклакова, Н. В. Тесленко, Н. Д. Соколова и А. С. Зарудного была воплощена идея о создании Союза адвокатов. Первый съезд этого объединения состоялся в Москве 15 февраля 1903 г., и занимался, прежде всего, организационными вопросами, но политическое настроение объединенной адвокатуры, по мнению Муравьева, выразилось настолько ярко, что съезд признал принцип общественно-политической деятельности адвокатуры твердо установленным, и не нуждающимся в подробной формулировке. В эти же годы Муравьев оказался у истоков создания и другого влиятельного общественно-политического объединения прогрессивной русской интеллигенции – Союза Союзов, причем, лидер «молодой адвокатуры» был в руководстве и Союза адвокатов, и Союза Союзов.

Свою гуманистическую позицию правозаступник Муравьев проявил еще в одном заметном общественном движении тех лет - в протестной компании против смертной казни. Среди активистов аболиционистского движения были моралисты и проповедники, юристы и политики, писатели и ученые. Но, пожалуй, самое веское слово против смертной казни в то время возвысил Л. Н. Толстой. Толчком к этому выступлению великого писателя, очевидно, послужила встреча с присяжным поверенным Муравьевым, который утром 12 мая 1908 г. приехал в Ясную Поляну, и имел весьма продолжительную беседу с Львом Николаевичем. Искренность, профессионализм и достоверность Муравьева в изложении драматических коллизий в стране, страшные подробности о смертных казнях сильно взволновали Льва Николаевича, и оказались настолько сильными, что на следующий день, 13 мая, он написал свое знаменитое произведение мощной публицистической силы - «Не могу молчать». С именем Толстого и его позицией по отношению к смертной казни Муравьев связывал работу одной из групп помощников присяжных поверенных, где под его руководством, начиная с 1908 г., изучались правовые вопросы назначения судами смертной казни. Слова сочувствия и понимания, высказанные Львом Толстым эпохи Муравьеву при их встрече, он расценил, как благословение на дальнейшую работу. Позднее, по примеру московских политических защитников подобные группы стали возникать и в других городах России.

В четвертой главе «Н. К. Муравьев и деятели культуры» рассматриваются взаимоотношения Муравьева с великими русскими писателями – Л. Н. Толстым и А. М. Горьким. После нескольких встреч с Муравьевым Лев Толстой проникся уважением и доверием к Николаю Константиновичу. Эта деловая и духовная связь проявилась в том, что Лев Николаевич обратился к Муравьеву с просьбой «составить бумагу», которая после смерти писателя предоставляла всему человечеству право безвозмездного перепечатывания его произведений. Исполняя поручение Льва Толстого, адвокат Муравьев предложил оригинальную идею о назначении блюстителя этой воли писателя для неиспользования при­надлежащего ему права собственности на литературные про­изведения после его смерти. В итоге, Муравьев составил духовное завещание, по форме самое простое, ка­кое только было возможно, и Л. Н. Толстой подписал его 1 ноября 1909 г.

Общественная значимость деятельности лидера «молодой адвокатуры» подтверждается и его обширными связями с А. М. Горьким, с которым он поддерживал давние деловые и дружеские отношения. Именно к Горькому, как к профессионалу и идейно близкому человеку, обратился Муравьев в 1901 г. за советом по вопросу издания журнала «Правда». Летом 1912 г. Н. К. Муравьев, вновь обратился к журналистике, и стал активно обсуждать свои планы по изданию нового ежемесячника именно с А. М. Горьким. Очевидно и писатель проникся идеями и планами Муравьева по изданию журнала. Результатом переговоров «буревестника революции» и лидера политической защиты явилось обещание первого написать программу для будущего журнала. Но, к сожалению, Муравьеву не удалось осуществить этот издательский проект. В 1912 г. Горький увлекся идеей реорганизации «Современника», и предложил Муравьеву подумать над реорганизацией «Общедоступного журнала», высказав предположение, что в этом журнале Муравьеву удастся реализовать свою программу. Несмотря на различные подходы к современной журналистике, и Горький, и Муравьев искренне стремились к созданию общероссийского демократического издания, и тот, и другой намеревались сделать подобный журнал центром левых сил отечественной журналистики.

Третья часть: «Багровый закат: Адвокат и революционная власть». В первой главе «Между наковальней закона и молотом революции. Учреждение Чрезвычайной следственной комиссии во главе с Н. К. Муравьевым» исследуется проблема и процесс создания Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства (далее – ЧСК), рассматриваются цели, задачи, а также организационная структура и кадровый состав ЧСК. 3 марта 1917 г. министр юстиции А. Ф. Керенский назвал одной из первоочередных задач нового правительства учреждение Чрезвычайной следственной комиссии для расследования деятельности бывших царских министров и других высших должностных лиц. При этом он уточнил, что уже нашел подходящего кандидата на пост председателя этой комиссии - известного политического защитника Н. К. Муравьева, который имел богатейший юридический и политический опыт в области судебных процессов по государственным преступлениям. В адвокатской корпорации Муравьев имел реноме «блюстителя нравственности» сословия, пользовался репутацией человека, который никогда и ни при каких обстоятельствах не говорил неправды, никогда не отступал от своих принципов, превыше всего ставил идею справедливости при отправлении правосудия. «Столбовой адвокат», каким ощущал себя Муравьев, тем не менее, согласился занять, по сути, «генерал-прокурорскую» должность председателя комиссии. 12 марта было опубликовано «Положение» о ЧСК, а уже 17 марта комиссия провела свое первое заседание. Муравьев очень энергично повел  дело. В свою комиссию он постарался собрать весь цвет судебной администрации, и коллег из синергии «молодая адвокатура», при этом состав комиссии был многопартийным.

Во второй главе «“Мы создаем и ставим процессы, которые не могут не иметь мирового значения”. Председатель ЧСК о ключевых криминальных сюжетах расследования» рассматривается работа Комиссии по расследованию преступлений высших царских чиновников и подготовка будущих судебных процессов.

Формально на ЧСК была возложена чисто следственная задача. Де-юре, никакими политическими полномочиями она не наделялась. Но председатель комиссии шире сформулировал ее задачу: «ликвидация старого режима». Всю картину последних лет и месяцев павшего режима Комиссия старалась рассматривать целиком, комплексно, и, в каком-то смысле, ее работа носила исследовательский характер. Допросы подследственных вел, как правило, сам Н. К. Муравьев, а в редких случаях его заместитель. Председатель ЧСК не понаслышке был знаком со многими криминальными сюжетами, разбираемыми в следственных частях комиссии, и неудивительно, что его вопросы подследственным поражали своей скрупулезностью и глубоким знанием предмета. Всего комиссия произвела 90 допросов 59 лиц, среди которых: 4 премьер-министра, 5 министров внутренних дел, 10 других министров, около полутора десятков директоров и вице-директоров Департамента полиции, товарищей министра, «общественных деятелей», генералов и представителей так называемых «темных сил». Муравьев лично следил за ходом обработки допросов. Работа эта велась методично и скрупулезно. Правка носила чисто литературный характер, с текстом обращались бережно. В основном, ею занимался Блок. Общая редакция отчета была возложена на выдающегося историка Е. В. Тарле.

В итоге, Комиссия ответила на волновавшие российское общество и тогда, и много лет спустя вопросы, по которым велось следствие: о делегировании царских полномочий, об «измене» Николая II и императрицы Александры Федоровны, о существовании «немецкой партии», о «темных силах», и мн. др. Наряду с этим, ЧСК исследовала события, связанные с «Ленским» расстрелом, разоблачила деятельность полицейских провокаторов, постановку ритуального дела М. Т. Бейлиса, а заодно, и всю противоправную деятельность Департамента полиции и министерства юстиции в целом, и, наконец, довела до суда дело генерала В. А. Сухомлинова. В этих достижениях ЧСК, бесспорно, есть и заслуга ее председателя – Н. К. Муравьева.

ЧСК регулярно информировала прессу о ходе своей работы, а 26 июня 1917 г. Н. К. Муравьев выступил с развернутым докладом о работе Комиссии на первом Всероссийском съезде Советов, изложив задачи ЧСК, ход следствия и предварительные результаты. В докладе Муравьев подчеркнул, что Комиссия не допускала никаких юридических «натяжек», брала только те факты, которые являлись бесспорными, и в целом вела широкое политическое рас­следование.

В третьей главе «Н. К. Муравьев об итогах работы ЧСК» рассматривается работа по подготовке отчета Учредительному собранию, анализируются предварительные результаты ее работы, а также деятельность членов Комиссии после Октябрьской революции.

В докладе делегатам съезда Муравьев пообещал, что к 1 сентября 1917 г. ЧСК постарается закончить расследование, и подготовит отдель­ные процессы. При этом, он обратил внимание на то, что политическая обстановка в стране не благоприятствует нормальной работе Комиссии. В то же время, на фоне разгула самосудов над бывшими царскими чиновниками Муравьев подтвердил непреложное главенство закона и всегда отстаивал правовые методы деятельности ЧСК.

Комиссия собрала достаточно обстоятельный следственный материал, но не успела поставить ни одного судебного процесса кроме «Сухомлиновского». Это обстоятельство дало критикам ЧСК основание  говорить о ее бесполезности и неэффективности. Между тем, за короткий срок, в сложнейшей военной и внутриполитической обстановке Комиссия выполнила огромный объем работы, поэтому говорить о провале ее деятельности, и о том, что она не довела свою работу до логического конца - до предания суду царских сановников - не корректно. Общеизвестно, что ЧСК была сметена стихией большевистского переворота, так же как и само Временное правительство, учредившее ее.

Четвертая часть: «Сумерки: жизнь и деятельность Н. К. Муравьева в Советской России». В первой главе «Общественно-политическая деятельность Н. К. Муравьева (1917-1936 гг.)» рассматривается работа Муравьева на посту председателя Комитета Политического Красного Креста (далее – ПКК), в «Толстовском» комитете и Всесоюзном обществе политкаторжан и ссыльнопоселенцев.

Вслед за мимолетной «весной» свободы и демократической эйфории периода Временного правительства в политической жизни России наступила большевистская эпоха «красного террора». В такой драматичный момент у некоторых представителей русской общественности в Петрограде и Москве возникла идея возродить отечественное правозащитное движение. Их усилиями весной 1918 г. была создана первая в советской России правозащитная организация - «Политический Красный Крест». Как и в былые времена, это общество привлекло в свои ряды отважных и бескорыстных людей, поставивших своей целью милосердие, благотворительность и защиту прав человека. Ядро «краснокрестного» движения составили: В. Н. Фигнер, Н. К. Муравьев, Е. П. Пеш­кова, М. Л. Винавер, С. А. Гуревич, Е. П. Ростковский, И. С. Кальмеер. Председателем Комитета был избран Муравьев. Несмотря на то, что эта организация получила легальный статус, работать ей в условиях большевистского произвола оказалось не легче, чем при самодержавии. Безусловно, советская власть болезненно и неприязненно наблюдала за правозащитной деятельностью ПКК, чинила ему всевозможные препятствия, и терпеть его деятельность долго не могла. В сентябре 1922 г. эта организация прекратила свое существование, но итогом ее самоотверженной деятельности стали тысячи спасенных жизней политических заключенных.

Накануне 100-летнего юбилея Л. Н. Толстого был образован «Комитет по исполнению воли Л. Н. Толстого в отношении его писаний». Муравьев стал членом «Толстовского комитета» и принимал активное участие в его работе до последних дней своей жизни. Не будучи сам по своим взглядам «толстовцем», он с исключительной принципиальностью следил за тем, чтобы ни одно мероприятие по изданию сочинений Толстого не противоречило миросозерцанию великого писателя, добивался этого с неукоснительной строгостью, избегая всяких компромиссов. Кроме того, одной из важнейших функций Комитета было исполнение воли великого писателя, изложенной в духовном завещании, подготовленном Муравьевым.

С 15 января 1930 г. Н. К. Муравьев вынужден был прекратить свою юридическую практику. Но его неугомонная натура и жажда приносить пользу людям не позволили ему сидеть на месте. «Кабинетная» работа никак не вписывалась в активный образ жизни Муравьева, и он «с головой» окунулся в деятельность Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, где он возглавил секцию бывших политических защитников.

Во второй главе «Юрист Н. К. Муравьев в Советский период» рассматривается деятельность Муравьева как юрисконсульта в различных советских и кооперативных учреждениях, его роль в создании советской адвокатуры, а также его участие в качестве защитника на политических процессах в СССР.

В советское время богатый опыт и высокий профессионализм Муравьева были востребованы только на должностях юрисконсульта различных учреждений - Московского Народного банка, товарищества «Кустаресоюз», «Экспортхлеб» и др. Вообще, он всегда с энтузиазмом брался за работу, связанную с созидательной, творческой деятельностью. В начале 20-х годов Муравьев был одним из первых отечественных адвокатов, принимавших участие на судебных процессах по хозяйственно-экономическим спорам Советского правительства с иностранными компаниями. Огромный опыт в области права, знание иностранных языков, политическая неангажированность выгодно отличали его от других юристов. Так, в 1925 г. он участвовал в процессе по иску ВСНХ к американскому акционерному обществу «Синклер» об аннулировании концессионного договора на аренду русской части острова Сахалин и на разработку там нефти. Весной 1926 г. он был избран американской фирмой Харримана (Марганцевая промышленная концессия в Чиатурах) в качестве супер-арбитра в Третейском суде между группой грузинских компаний с одной стороны, и германских – с другой. Международно-правовой опыт Муравьева позволил ему также принять в 1925 г. юрисконсульство во французском акционерном обществе «Societe industrielle des Matieres Plastiques» (SIMC), где он с увлечением проработал 5 лет.

В первые годы Советской власти, оставшиеся на родине, адвокаты, такие как Муравьев, пытались продолжить свою профессиональную деятельность, но их усилия добиться того, чтобы правосудие превалировало над политикой, неоднократно приводили к конфликтам с большевистским руководством. Муравьев был далек от конформизма, и, принимая Советскую власть, никогда не подстраивался под «руководящую линию партии», и всегда поступал так, как ему велела совесть и правозащитные принципы. В ноябре 1917 г. Советское правительство упразднило институт адвокатуры, заменив его организациями так называемых «правозаступников». Но Муравьев ни в одной из этих организаций в период с 1918 по 1922 гг. не состоял.

Начиная с 1922 г., после первоначального этапа революционных экспериментов в системе юстиции, Советская власть, все-таки, берет курс на кодификацию права, и смещает акцент в судопроизводстве с административных органов на судебные. Эти веяния коснулись и института адвокатуры. В разработке положения о новых коллегиях защитников приняли участие инициативная группа бывших присяжных поверенных в числе которых был и Муравьев. В 1922 г. по предложению председателя Моссовета Л. Б. Каменева и Народного комиссара юстиции Д. И. Курского Муравьев принял активное участие в составлении проекта Положения об адвокатуре. Опытный адвокат с надеждой и свойственным ему энтузиазмом окунулся в работу по формированию отечественной адвокатской корпорации. Именно Муравьев предложил название «Коллегия защитников» и «Президиум Коллегии защитников». Подготовленный проект с некоторыми изменениями и дополнениями в конечном итоге был утвержден ВЦИК.

Осенью 1924 г. Муравьев был избран членом Президиума Коллегии защитников. Всего же с 1918 по 1930 гг., как адвокат, он участвовал более чем в 200 судебных процессах. Контингент его подзащитных в эти годы был весьма разнообразен: бывшие полицейские и белогвардейцы, домовладельцы и землевладельцы, лишившиеся своей собственности, так называемые спекулянты и вредители, кулаки и растратчики социалистической собственности, граждане, лишенные избирательных прав и мн. др. Все эти дела укладывались в формулу: «доказательство отрицательного факта», т.е. при отсутствии в советском праве презумпции невиновности, «классовым врагам», от имени которых выступал Муравьев, необходимо было доказывать отсутствие своей вины.

В июне 1922 г. Муравьев, вместе с приехавшими из-за границы Э. Вандервельде, Т. Либкнехтом и К. Розенфельдом, принял участие в защите членов ЦК партии левых эсеров на знаменитом показательном процессе в Москве. Откровенная и грубая политическая инсценировка этого дела вынудила иностранных защитников покинуть Россию. После отъезда заграничных адвокатов Муравьев стал во главе защиты. Отчаянные попытки Муравьева и его коллег вернуть течение судебного разбирательства в лоно правосудия не увенчались успехом, и команда защитников приняла решение о выходе из процесса. За предъявление отвода всему составу Трибунала, государственному обвинителю и отказ от защиты Муравьев был арестован, и был выслан из Москвы на 3 года в Казань. В 1928 г. Муравьев выступил защитником четырех обвиняемых по «Шахтинскому делу». Ему удалось убедить своих подзащитных отказаться от «сотрудничества со следствием», и, в частности, от своих признательных показаний, ведущих к смертному приговору.

Непреклонное следование принципам права, пренебрежение к политической конъюнктуре и отсутствие пиетета к компартии привели к тому, что Муравьев явно не вписался в стройные ряды, послушной официальным властям, советской адвокатуры. Руководство этой организации не могло долго мириться с таким положением вещей, и, следуя непримиримой позиции по отношению к дореволюционной адвокатуре, провело в 1929 г. кадровую «чистку» своих рядов. «Вычищенными» из адвокатуры оказались около 200 человек, в том числе и Муравьев. С 15 января 1930 г. он прекратил частную практику, а 13 ноября этого же года был отчислен из Коллегии защитников.

В заключении содержатся следующие выводы:

- Установлено, что на формирование личности и характера Н. К. Муравьева решающее влияние оказала высоконравственная, интеллектуальная среда старинного дворянского рода Муравьевых. В гимназические, а затем в студенческие годы, проникшись идеями справедливости и свободолюбия, он навсегда связал свою судьбу с освободительным движением России, но выбрал для себя путь не революционера, а правозаступника.

- Выявлено, что в 90-е годы  XIX в. Н. К. Муравьев активно участвовал в деятельности юридического кружка, известного под названием «бродячий клуб», а в 1896 г. стал одним из организаторов и руководителей Отдела уголовных защит Консультации помощников присяжных поверенных при Московском мировом съезде, а также первой и самой авторитетной группы политической защиты в России - «московской пятерки», получившей впоследствии широкую известность, благодаря успешным выступлениям на «рабочих» процессах.

- Определено, что с началом XX столетия и возобновлением политических процессов в России Муравьев стал одним из организаторов и лидеров общероссийского движения политической защиты «молодая адвокатура».

- Установлено, что Н. К. Муравьев как член Московского Совета присяжных поверенных внес большой вклад в совершенствование деятельности и в развитие корпоративной культуры, в укрепление этических норм и в сохранение традиций отечественной адвокатуры.

- В ходе исследования профессиональной деятельности Н. К. Муравьева определено, что за 20 лет с 1897 по 1917 гг. с его участием прошли практически все крупные, знаковые в жизни страны судебные процессы, а среди подзащитных, по его собственному признанию, были многие сотни рабочих, крестьян, общественных и политических деятелей России.

- На основе анализа защитительных речей адвоката Муравьева удалось раскрыть значимость и специфику его роли на политических процессах в России в нач. XX в. В ходе исследования выступлений Муравьева на судебных процессах были обнаружены подтверждения его высокого профессионального мастерства и определен индивидуальный ораторский стиль.

- Выяснено, что Муравьев принимал активное участие в создании влиятельных общественно-политических объединений прогрессивной российской интеллигенции – Союза Адвокатов Союза Союзов и был избран в его руководящие органы.

- Определена роль Н. К. Муравьева в организации профсоюзного движения России. Выявлено, что отечественные профсоюзы возникли на стыке двух взаимодействующих течений, - во главе которых находился Н. К. Муравьев, - борьбы рабочих за улучшение условий труда, и защиты их юридических прав.

- Установлен характер и содержание взаимоотношений Н. К. Муравьева с деятелями русской культуры и, в частности, с Л. Н. Толстым, В. Г. Чертковым, Н. А. Бердяевым, А. М. Горьким, В. Г. Короленко и др. 

- Раскрыты главные направления и результаты деятельности Муравьева на посту председателя Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. Сделан вывод о том, что и сама ЧСК, и ее судьба уникальны. Муравьев как председатель ЧСК неизменно отстаивал кредо Комиссии – поиск истины на основе Закона. 

- Показана деятельность Муравьева на посту председателя Политического Красного Креста (далее - ПКК) свидетельствует, что эта организация стала, по сути, первым шагом в советском правозащитном движении, и, как нельзя лучше, иллюстрирует тенденции и перипетии правозащитного и благотворительного движения России в кон. XIX-нач. XX вв.

- По итогам реконструкции истории жизни и деятельности Н. К. Муравьева в советский период сделан вывод о том, что он участвовал в создании института адвокатуры в СССР, и в разработке правовых вопросов, связанных с внешнеэкономической деятельностью.

- В ходе исследования выяснено, что с 1918 по 1930 гг. как адвокат Муравьев участвовал более чем в 200 судебных процессах, в том числе и в таких громких показательных процессах, как дело «Тактического центра», и дело правых эсеров в 1922 г. Также определено, что в своей профессиональной деятельности он всегда непреклонно следовал принципам права, пренебрегая политической конъюнктурой.

Основные положения диссертации

изложены в следующих публикациях автора:

Публикации в ведущих научных журналах, входящих в список, утвержденный ВАК:

1. «Эта чисто полицейская мера не должна исходить от министра правосудия…» (Письмо А. С. Зарудного А. Ф. Керенскому) / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Отечественные архивы. - 1999. - № 5. - С. 81-84. (0,3 п.л.)

2. Варфоломеев Ю. В. Московский и Петербургский кружки «молодой адвокатуры» – первые объединения политических защитников в России в к. XIX-н. XX вв. / Ю. В. Варфоломеев // Вестник Саратовской государственной академии права (Вестник СГАП). – Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовской государственной академии права». - 2003. - № 4 (37). - С. 59-64. (0,5 п.л.)

3. «Воззвание имело целью… успокоить встревоженную войной совесть толстовцев-антимилитаристов». Документы Государственного музея Л. Н. Толстого о судебном процессе 21-30 марта 1916 г. / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Отечественные архивы. - 2006. - № 3. - С. 80-98. (1,4 п.л.)

4. «Дело Н. А. Бердяева…». Документы и переписка лидера «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева. 1913-1916 гг. / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Исторический архив. - 2006. - № 3. - С. 108-123. (0,8 п.л.)

5. Варфоломеев Ю. В. Николай Константинович Муравьев / Ю. В. Варфоломеев // Вопросы истории. - 2006. - № 11. - С. 54-72. (2 п.л.)

6. Варфоломеев Ю. В.Адвокат Н. К. Муравьев и политические процессы в России (конец XIX-начало XX вв.) / Ю. В. Варфоломеев // Отечественная история. - 2006. - № 5. - С. 61-73. (1,5 п.л.)

7. Варфоломеев Ю. В. «Бунт просветительских обществ»: Музей содействия труду накануне и в годы Первой русской революции / Ю. В. Варфоломеев // Вопросы истории естествознания и техники. - 2006. - № 4. - С. 97-105. (0,5 п.л.)

8. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев – юрист, общественный деятель и политик / Ю. В. Варфоломеев // Социально-гуманитарные знания. - 2006. - № 5. - С. 246-256. (0,5 п.л.)

9. Варфоломеев Ю. В. Свобода слова перед царским судом: «общественные» и «литературные» судебные процессы в России XX в. / Ю. В. Варфоломеев // Проблемы истории, философии, культуры: Москва-Магнитогорск-Новосибирск. – Выпуск XVI/3, 2006. - С. 104-113. (0,8 п.л.)

10. Варфоломеев Ю. В. «Карское дело». К истории Армяно-Григорианской Церкви / Ю. В. Варфоломеев // Религия и право. - 2007. - № 1(40). - С. 44-49 (0,5 п.л.)100.

Монографии:

11. Варфоломеев Ю. В. Закон и трепет: Очерк деятельности Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства / Ю. В. Варфоломеев - Саратов: Издательство «Научная книга», 2006. - 257 с. (16,25 п.л.)

12. Варфоломеев Ю. В. Очерки политических процессов в России первой четверти XX века (По материалам деятельности лидера «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева) / Ю. В. Варфоломеев. - Саратов: Издательство «Научная книга», 2007. - 294 с. (16,4 п.л.)

13. Варфоломеев Ю. В. Николай Константинович Муравьев: Адвокат, политик, человек / Под ред. Н. А. Троицкого. – Саратов: Издательство «Научная книга», 2007.- 452 с. (28,25 п.л.)

Статьи и тезисы докладов и выступлений:

14. Варфоломеев Ю. В. Адвокат Н. К. Муравьев на «рабочих» процессах в конце XIX-начале XX вв. / Ю. В. Варфоломеев // Петербургская историческая школа: Альманах. Приложение к журналу для ученых «Клио». Вып. 3. - СПб., 2004. - С. 186-193. (0,5 п.л.)

15. Варфоломеев Ю. В. Лидер московской «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев на судебных процессах над «толстовцами» / Ю. В. Варфоломеев // Интеллигенция и мир. - 2004. - № 3/4. - С. 133-142. (0,5 п.л.)

16. Варфоломеев Ю. В. «Красные цветы». Историко-психологические портреты представителей «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева и В. А. Маклакова в собирательном образе Клима Самгина в одноименном романе М. Горького / Ю. В. Варфоломеев // Художественная литература как историко-психологический источник: Материалы XVI Международной научной конференции 14-15 декабря 2004 г. - Санкт-Петербург: Издательство «Нестор», 2004. – 458 с. - С. 372-377. (0,3 п.л.)

17. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев на судебных процессах над «толстовцами» (К вопросу о противоречиях интеллигенции и Церкви в к. XIX-н. XX в.) / Ю. В. Варфоломеев // Интеллигенция и Церковь: прошлое, настоящее, будущее: Материалы XV Международной научно-теоретической конференции 23-25 сентября 2004 г. – Иваново: Издательство «Ивановский государственный университет», 2004. – 332 с. - С. 210-212. (0,5 п.л.)

18. Варфоломеев Ю. В. Защитник Петра Заломова – лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев (Из истории первых политических процессов XX века в России) / Ю. В. Варфоломеев // Российский исторический журнал. - 2005. - № 2. - С. 13-25. (1 п.л.)

19. Варфоломеев Ю. В. От «Бродячего клуба» к «Московской пятерке» (Из истории создания групп политической защиты «молодая адвокатура») / Ю. В. Варфоломеев // Присяжный поверенный: Периодический сборник научных трудов. Вып. 1. – Саратов: Издательство «Научная книга», 2005. – 128 с. - С. 24-34. (0,5 п.л.)

20. Варфоломеев Ю. В. «Не могу молчать…» (К вопросу об участии лидеров «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева и В. А. Маклакова в общественном движении за отмену смертной казни в России в начале XX века) / Ю. В. Варфоломеев // Известия Саратовского университета. Новая серия. серия История. Право. Международные отношения. Выпуск 1/2. – Саратов: Издательство Саратовский государственный университет, 2005. - Том 5. – 140 с. - С. 113-120. (0,8 п.л.)

21. Варфоломеев Ю. В. Лидеры «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев и А. С. Зарудный и русская культура в конце XIX - начале XX в. / Ю. В. Варфоломеев // Государство и общество в России: исторические традиции и современность: Межвуз. науч. сб. – Саратов: Саратовский государственный социально-экономический университет, 2005. – 168 с. - С. 43-60. (1 п.л.)

22. Варфоломеев Ю. В. Судебные процессы над сектантами-толстовцами как зеркало секулярных и десекулярных противоречий в системе политической культуры России / Ю. В. Варфоломеев // Многообразие религиозного опыта и проблемы сакрализации и десакрализации власти в христианском и мусульманском мире. Научные доклады. (Серия «Научные доклады»; вып. 5). – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2005. – 348 с. - С. 300-313. (0,5 п.л.)

23. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев – «блюститель нравственности» адвокатского сословия / Ю. В. Варфоломеев // Общечеловеческие императивы и этнонациональные ценности интеллигенции: Материалы XVI Международной научно-теоретической конференции 22-24 сентября 2005 г. – Иваново: Издательство «Ивановский государственный университет», 2005. – 232 с. - С. 179-181. (0,2 п.л.)

24. Варфоломеев Ю. В. Национальные движения нерусских народов России накануне Февральской революции 1917 г. в отражении судебных процессов (по материалам деятельности «молодой адвокатуры») / Ю. В. Варфоломеев // Научное наследие А.-З. Валиди Тогана и современные проблемы федерализма в России: Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 115-летию со дня рождения А.-З. Валиди Тогана (V Валидовские чтения) 20-21 декабря 2005 г. – Уфа: Издательство «РИО БашГУ», 2005. – 358 с. - С. 54-58. (0,4 п.л.)

25. Варфоломеев Ю. В. «Мы изнемогали в наших усилиях отстоять крохи культуры и человечности против ужасающих насилий»: Из истории деятельности советских «первозащитников» (1918-1922 гг.) / Ю. В. Варфоломеев // Человек в поиске духовности: ориентиры и установки. Общечеловеческие ценности в проблемном поле межэтнических отношений: Труды и материалы Всероссийской научно-практической конференции «Человек в поиске духовности: ориентиры и установки» (Астрахань, 15-16 декабря 2005 г.) – Астрахань: Издательство «Новая линия», 2005. – 297 с. - С. 221-227. (0,4 п.л.)

26. Варфоломеев Ю. В. «Молодая адвокатура» на защите первого русского парламента (Из истории процесса по делу о «Выборгском воззвании») / Ю. В. Варфоломеев // Первая русская революция 1905-1907 гг.: Исторический опыт разрешения внутриобщественного кризиса и современность: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 100-летию Первой русской революции 14-16 ноября 2005 г. – Ульяновск: Областное книжное издательство «Симбирская книга»,  2005. – 316 с. - С. 59-66. (0,3 п.л.)

27. Варфоломеев Ю. В. «О Павловском деле до нас доходят самые смутные сведения…» (Неизвестные письма присяжного поверенного А. Я. Пассовера московским «молодым адвокатам» по поводу дела Павловских сектантов) / Ю. В. Варфоломеев // Политика и общество. Научный гуманитарный журнал. - 2006. - № 1. - С. 90-96. (0,5 п.л.)

28. Варфоломеев Ю. В. Первая группа политической защиты синергии «молодая адвокатура» / Ю. В. Варфоломеев // Присяжный поверенный: Периодический сборник научных трудов. Вып. 2. – Саратов: Издательство «Научная книга», 2006. – 116 с. - С. 27-37. (0,5 п.л.)

29. Варфоломеев Ю. В. Политико-правовые проблемы организации судебной защиты в России начала XX века / Ю. В. Варфоломеев // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Выпуск пятьдесят пятый. – Тольятти: Изд-во «ВУ и Т», 2006. – 356 с. - С. 279-289. (0,5 п.л.)

30. Варфоломеев Ю. В. «Молодая адвокатура» в общественно-политической жизни России накануне Первой русской революции / Ю. В. Варфоломеев // Вестник Армавирского института социального образования (филиала) РГСУ. – Армавир: Изд-во АИСО, 2006. - № 4. - С. 151-155. (0,5 п.л.)

31. Варфоломеев Ю. В. «Non omne quod licet honestum est» (К вопросу о профессиональной этике адвоката. По материалам деятельности лидера «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева) / Ю. В. Варфоломеев // Интеллигенция и мир. - 2006. - № 2. - С. 111-122.  (0,5 п.л.)

32. Варфоломеев Ю. В. Представители «молодой адвокатуры» во власти: историографический аспект / Ю. В. Варфоломеев // Историческое сознание и власть в зеркале России XX века. Научные доклады. (Серия «Научные доклады»; вып. 6) – СПб: Изд-во СПбИИ РАН «Нестор-история», 2006. – 256 с. - С. 100-114. (0,7 п.л.)

33. Варфоломеев Ю. В. Первая мировая война в отражении политических процессов (по материалам деятельности «молодой адвокатуры») / Ю. В. Варфоломеев // Доклады Академии военных наук. - 2006. - № 5(23). - С. 227-232. (0,5 п.л.)

34. Варфоломеев Ю. В. «Такова картина русской заводской жизни конца века…» (По материалам защитительных речей адвоката Н. К. Муравьева на «рабочих» процессах конца XIX-начала XX века) / Ю. В. Варфоломеев // Освободительное движение: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 21. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. – 260 с. - С. 134-139. (0,5 п.л.)

35. Неизвестные письма моряков-«очаковцев» сестре лейтенанта Шмидта / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Освободительное движение: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 21. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. – 260 с. - С. 231-235. (0,4 п.л.)

36. Варфоломеев Ю. В. К проблеме создания музея адвокатуры в России / Ю. В. Варфоломеев // Собор лиц: Сборник статей. - СПб., 2006. - С. 154-166. (0,8 п.л.)

37. Варфоломеев Ю. В. «Молодая адвокатура» во Временном правительстве / Ю. В. Варфоломеев // Присяжный поверенный: Периодический сборник научных трудов. Вып. 3. – Саратов: Изд-во Поволжского межрегионального учебного центра, 2006. – С. 19-44. (1 п.л.)

38. Варфоломеев Ю. В. Саратовская «молодая адвокатура» на политических процессах в годы войн начала XX века / Ю. В. Варфоломеев // Проблемы истории Саратовского края и документальное наследие. Материалы научных конференций «Саратовский край в войнах начала XX века и документальное наследие» (30 сентября 2004 г.) и «Саратовский край в Николаевскую эпоху и документальное наследие» (6 октября 2005 г.). – Саратов: Издательство «Архитектор-С», 2006. – 288 с. - С. 6-17. (0,5 п.л.)

39. Варфоломеев Ю. В. «Адвокатуру следует воссоздать на началах самоуправляющейся организации…» (Из истории создания советской адвокатуры) / Ю. В. Варфоломеев // Состояние и перспективы развития юридической науки: Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 75-летию Удм. гос. ун-та. 30-31 марта 2006 г. – Ижевск: Изд-во «Детектив-информ», 2006. - Ч. 5. – 272 с. - С. 194-200. (0,4 п.л.)

40. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев у истоков создания российских профсоюзов / Ю. В. Варфоломеев // На пересечении наук: новая проблематика и методика современного исторического исследования: Материалы Международной научно-пракической конференции 4 апреля 2006 г. – СПб: Изд-во СПбГУП, 2006. – 176 с. - С. 61-64. (0,3 п.л.)

41. Варфоломеев Ю. В. Опыт реконструкции истории Московского кружка движения политической защиты «Молодая адвокатура» (по материалам Государственного Исторического музея) / Ю. В. Варфоломеев // XIX век в истории России: Современные концепции истории России XIX века и их музейная интерпретация: Тр. ГИМ. Вып. 163. - М., 2007. - С. 337-348. (0,5 п.л.)

42. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев на первых политических процессах в Советской России / Ю. В. Варфоломеев // Российский исторический журнал. - 2007. - № 1. - С. 17-29. (0,5 п.л.)

43. Варфоломеев Ю. В. «Студенческий призыв» Н. Г. Чернышевского: путь в освободительное движение лидеров «молодой адвокатуры» / Ю. В. Варфоломеев // Н. Г. Чернышевский: статьи, исследования, материалы. Вып. 16. - Саратов, 2007. - С. 114-120. (0,5 п.л.)

44. Варфоломеев Ю. В. Адвокат Н. К. Муравьев – защитник «Краснопресненской Жанны д''Арк» (Из истории судебного процесса по делу рабочих Прохоровской мануфактуры) / Ю. В. Варфоломеев // Революции и реформы в России XIX-XX вв.: Сборник статей. - М., 2007. - С. 131-138. (0,5 п.л.)

45. Варфоломеев Ю. В. «Следует поставить в известность представителей Российского правительства, что Британское правительство готово передать… ружья американского производства…» (К вопросу о поставках английского вооружения для русской армии во время Первой мировой войны) / Ю. В. Варфоломеев // Военно-исторические исследования в Поволжье: Сб. науч. трудов – Саратов. – 2007. – Вып. 8. – С. 148-153. (0,5 п.л.)

46. Варфоломеев Ю. В. «Картинка воскресшего крепостного права…» (по материалам «аграрных» судебных процессов начала XX века с участием лидера «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьева) // Освободительное движение: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 22. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 75-82. (0,5 п.л.)

47. «…я Вам скажу, что статья П.[етра] И.[вановича] лучшее, что было в печати о солдатских восстаниях 1905 г.» (Неизвестное письмо А. С. Зарудного Н. К. Муравьеву по поводу статьи П. И. Корженевского о Севастопольском восстании 1905 г.) / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Освободительное движение: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 22. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 177-181. (0,3 п.л.)

48. «Ваша комиссия делает великой важности дело…». Неизвестные письма Е. В. Тарле председателю Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства Н. К. Муравьеву / Публикация, вступительная статья, комментарии Ю. В. Варфоломеева // Освободительное движение: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 22.  – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – С. 182-184. (0,2 п.л.)

49. Варфоломеев Ю. В. Лидер «молодой адвокатуры» Н. К. Муравьев и его взгляд на правовые проблемы политических процессов в России начала XX века / Ю. В. Варфоломеев // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики. – Вып. 2: Межвуз. сб. науч. тр. – Изд-во Сарат. ун-та, 2007. - С. 12-17. (0,4 п.л.)

50. Варфоломеев Ю. В. Содержание подследственных Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства в Петропавловской крепости / Ю. В. Варфоломеев // Российская правовая система: Вопросы теории и практики: Межвуз. сб. науч. тр. – Саратов. - Изд-во «Наука», 2007. - С. 60-64. (0,4 п.л.)

51. Варфоломеев Ю. В. «Чистый переулок дом № 3, “Никому”…»: Москва и москвичи в 20-е – 30-е годы XX в. (По материалам воспоминаний об адвокате Н. К. Муравьеве) / Ю. В. Варфоломеев // Россия и мир: история, политика, культура: Материалы Всероссийской научной конференции. - Ульяновск, 2007. - С. 242-248. (0,4 п.л.)

Учебное пособие:

52. Варфоломеев Ю. В. «Молодая адвокатура»: политическая защита в России (кон. XIX – нач. XX вв.) / Ю. В. Варфоломеев. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. – 160 с. (12,2 п.л)

Варфоломеев Юрий Владимирович

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ МУРАВЬЕВ:

НАУЧНАЯ БИОГРАФИЯ

Специальность 07.00.02 Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Подписано в печать 18.06.2007

Печать офсетная. Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Формат 60x84 1/16. Усл.-печ. л. 2,3. Уч.-изд. л. 2,32 (2,5).

Тираж 110 экз. Заказ 154.

«Темпус»


1 Арсеньев К. К. Заметки о русской адвокатуре. Спб., 1875. (переиздано: Тула, 2000); Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. СПб., 1893. Т. 1-2.; Тимофеев А. П. Судебное красноречие в России: критические очерки. СПб., 1900; Макалинский  П. В. С.-Петербургская присяжная адвокатура. СПб., 1889; Винавер М. М. Очерки об адвокатуре. СПб., 1902; Барымов А. Защита по уголовным делам // Юридический вестник. 1878. № 8, 9, 11; Фойницкий И. Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. СПБ., 1885. Васьковский Е. В. Основные вопросы адвокатской этики. СПб., 1895; Гольденвейзер А. С. Характерные черты демократического правосудия. М., 1906; Джаншиев Г. А. Ведение неправых дел (этюд по адвокатской этике). М., 1887; Макалинский П. В. С.-Петербургская присяжная адвокатура. СПб., 1889. Обнинский П. Н. Откуда идет демократизация нашей адвокатуры // Юридический вестник. 1890. № 8; Джаншиев Г. А. Эпоха великих реформ. М., 1907; История русской адвокатуры. Т. 1; Гессен И. В. Адвокатура, общество и государство. М., 1914; Т. 2-3; Сословная организация адвокатуры / под  ред. М. Н. Гернета. СПб., 1916.

2 Коваленский М. Н. Русская революция в судебных процессах и мемуарах. В 4-х тт. М., 1924 гг. Т. 4.

3 Мошинский (Конарский) И. Н. Политическая защита в дореволюционных судах // Девятый вал. М., 1927.

4 Шаламов М. П. История советской адвокатуры. М., 1939.

5 Полянский Н. Н. Царские военные суды в борьбе с революцией 1905-1907 гг. М., 1958.

6 Баторгин М. П. Перед судом царского самодержавия. М., 1964; Хохлов А. В. Карательный аппарат царизма в борьбе с революцией 1905-1907 гг. Дис… канд. юрид. наук. Иваново, 1974; Краковский К. П. Суд  и администрация в России в начале ХХ в. (О «независимости» суда на политических процессах) // Правоведение. 1988. № 4; Скрипилев Е. А. Российская присяжная адвокатура после Февральской буржуазно-демократической революции // Труды Иркутск. ун-та. 1971. Т.45. Сер. юрид. Вып. 8. Ч. 1.; он же. Российская присяжная адвокатура в пореформенной России // Буржуазные реформы в России второй половины XIX в. Межвуз. сб-к научных трудов. Воронеж, 1988.

7 Виленский Б. В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969.

8 Глазунов М. М., Митрофанов Б. А. По законам Российской империи. М., 1976; они же. Перед Особым присутствием. М., 1980; они же. Первые советы перед судом самодержавия (1905 – 1907). М., 1985.

9 Гаврилов С. Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе в России. История и современность. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1998.

10 Рууд Ч.., Степанов С. А. Фонтанка, 16: Политический сыск при царях. М., 1993.

11 Вардин И. Эсеровские убийцы и социал-демократические адвокаты (факты и документы). М., 1922; Покровский М. Н. Что установил процесс так называемых «социалистов-революционеров». М., 1922; Семенов Г. Воспоминания бывшего эсера // Прожектор. 1923. № 6-9; Стеклов Ю. Партия социалистов-революционеров (правых эсеров). М., 1922; Голенков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. В 2-х т. М., 1986. Красная книга ВЧК. Т. 1. М., 1920.; Т. 2. М., 1922. В 1989 г. «Красная книга ВЧК» была переиздана под редакцией профессора А. С. Велидова.

12 Аронсон Г. На заре красного террора. Берлин, 1929; Войтинский В. Двенадцать смертников. Суд над социалистами-революционерами в Москве. Берлин, 1922; Мельгунов С. П. Суд истории над интеллигенцией (К делу «Тактического центра») // Российский демократ. 1954. № 1. (Сб. 25) С. 36-63; он же. Красный террор в России. М., 1990; Шуб Д. Первый показательный политический процесс в Москве. К 40-летию суда над лидерами партии эсеров // Русская мысль. Париж, 1962, 2 окт.; Олицкая Е. Мои воспоминания. Процесс 1922 г. над эсерами. Frankfurt/Main. 1971.

13 Флейшман Л., Хьюз Р., Раевская-Хьюз О. Горький и дело эсеров. Из писем Максима Горького к Б. Николаевскому // Дружба народов. 1990. № 12. С. 231-239; .; Ваксберг А. И. Царица доказательств. Вышинский и его жертвы. М., 1992; Цамутали А. Н. «Академическое дело» // Репрессированные геологи. М.-СПб. 1999, С. 391-395; Ананьич Б. В., Панеях В. М.  «Академическое дело» 1929-1931 гг. и средневековые политические процессы в России (Сравнительная характеристика) // Россия в X-XVIII вв. Проблемы истории и источниковедения. Вып. 1. М., 1995; Ананьич Б. В., Панеях В. М. Следствие в Москве по «Академическому делу» 1929-1931 годов. http://www.rsuh.ru/conference/anan.htm; Чернавин В. В. Записки «вредителя» // Владимир и Татьяна Чернавины. Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. СПб., 1999. С. 6-328; Литераторы о процессе над Тактическим центром http://2005.novayagazeta.ru/nomer/2005/96n/n96n-s35.shtml

14 Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. В эпоху потрясений и реформ. Российские прокуроры. М., 1996.

15 Рубинштейн Н. Н. «Падение царского режима». По материалам Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного Правительства. Томы I–VI. ГИЗ. 1925–1926 // Пролетарская революция. № 1(60). 1927.

16 Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного правительства в 1917 г. В 7 т. М.-Л., 1924-1927.

17 ГАРФ. Ф. 1467.

18 Сидоров А. Л. Материалы о свержении царизма в фонде Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства // Исследования по отечественному источниковедению. М.-Л., 1964. С. 140.

19 Старцев В. И. Демократическое совещание // Вопросы истории. 1967. № 9; Воронкова С. В. Материалы Особого Совещания по обороне государства. Источниковедческое исследование. М., 1975; Знаменский О. Н. Всероссийское Учредительное собрание. История созыва и политического крушения. Л., 1976.

20 Ливчак Б. Ф. Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства глазами А. Блока // Вопросы истории. 1977 № 2. С. 111-123; Иоффе Г. З. Указ. соч. С. 176-195.

21 Аврех А. Я. Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства: замысел и исполнение // Исторические записки. Вып. 118. М., 1990. С. 72-101.

22 Аврех А. Я. Указ. соч. С. 80.

23 Перегудова З. И. Деятельность комиссий Временного правительства и советских архивов по раскрытию секретной агентуры царской охранки // Отечественные архивы. 1998. № 5. С. 10-22; она же. Политический сыск России (1880-1917 гг.). М., 2000.

24 Лурье Ф. М. Полицейские и провокаторы: Политический сыск в России. 1649-1917. СПб., 1992.

25 Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. М., 1996.

26 Дело Менделя Бейлиса. Материалы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства о судебном процессе 1913 г. по обвинению в ритуальном убийстве / Сост.: Р. Ш. Ганелин, В. Е. Кельнер, И. В. Лукоянов. СПб., 1999.

27 Архипов С. В. Министерство юстиции России: основные направления деятельности в межреволюционный период 1917 года (историко-правовое исследование). Дис... канд. юрид. наук. Коломна, 2001; Амплеева Т. Ю. История российского уголовного судопроизводства. М., 2001; Развитие русского права во второй половине XIX- начале XX века. М., 1997.

28 Варфоломеев Ю. В. Закон и трепет: Очерк деятельности Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. Саратов, 2006.

29 Куприянов М. И. Деятельность чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства: Март-октябрь 1917 г. Дисс… канд. ист. наук. М., 2006.

30 Адвокатская деятельность / Под ред. В. И. Буробина. М., 2001; Адвокатская деятельность и адвокатура // Российская юстиция. 2001. № 8; Ануфриев В. М., Гаврилов С. П. Организация и деятельность адвокатуры в России. М., 2001; Барщевский М. Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. М., 1997; Гаврилов С. Н. Адвокатура в Российской Федерации. М., 2000; Стецовский Ю. И. Советская адвокатура. М., 1989; Стешенко Л. А., Шамба Т. М. Адвокатура в Российской Федерации. М., 2001.

31 Немытина М. В. Суд в России: вторая половина XIX  - начало XX вв. Саратов, 1999.

32 Волкова Т. Н. Об авторе // Л. Н. Толстой и его близкие. М., 1986. С. 295-296.

33 Розенталь Е. И. Московский кружок молодых адвокатов (К проблеме участия интеллигенции в освободительном движении конца XIX - начала XX в.) // Исследования и материалы. Тр. ГИМ. М., 1995. Вып. 90. С. 143-165.

34 Троицкий Н. А. Адвокатура в России и политические процессы 1866-1904 гг. Тула, 2000.

35 Троицкий Н. А. Корифеи российской адвокатуры. М., 2006. С. 289-306.

36 Nathans B. Conflict, Community, and the Jews of Late Nineteenth-Century St. Petersburg // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 1996. Bd. 45. H. 2. S. 178-215; Slocum J. Who, and When, Were the Inorodtsy? The Evolution of  the Category of «Aliens» in Imperial Russia // Russian Review. 1998. Vol. 57. № 2. P. 173-190; Kappeler A. Nationalbewegungen im russlandischen Reich // Archiv fur Sozialgechichte. 2000. Bd. 40. S. 67-90; Steinwedel C. Making Social Groups, One Person at a Time: The Identification of Individuals by Estate, Religious Confession, and Ethnicity in Late Imperial Russia // Documenting Individual Identity: The Development of State Practicies in the Modern World / Ed. by J. Caplan and J. Torpey. Princeton: Princeton University Press. 2001. P. 67-82. 

37 Rogger Hans. Russian Ministers and the Jewish Question, 1881-1917 // Jewish Policies and Right Wing Politics in Imperial Russia. Berkley, 1986.

38 Гейфман А. Революционный террор в России. 1894-1917. М., 1997.

39 Хаски Ю. Российские адвокаты и советское государство: Происхождение и развитие советской адвокатуры 1917-1939. М., 1993.

40 Янсен М. Н. К. Муравьев // Политические деятели России. 1917 г. Биографический словарь. М., 1993. С. 223-224.

41 Янсен М. Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров. М., 1993.

42 Marc Jansen. «The Bar During the First Years of the Soviet Regime: N. K. Murav’ev» // «Revolutionnary Russia». Durham, 1990, № 2. p. 211-223.

43 Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией, ч. I-V. СПб., 1867; Судебные уставы за 50 лет. Пг., 1914. Ч. 1-2; Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 8: Судебная реформа. М., 1991; Учреждение Судебных установлений от 20 ноября 1864 г. // Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 8: Судебная реформа. М., 1991; Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций // Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. Т. 9. М., 1994; Декрет о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50; Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1918. № 26. Ст. 420; Положение о коллегии защитников от 5 июля 1922 г. // Собрание законодательства РСФСР. 1922. № 36. Ст. 425; Сборник указов и постановлений Временного правительства. Вып. 1.: 17 февраля - 5 мая 1917 г. Пг., 1917; Вестник Временного правительства. 1917. 5 марта, 12 марта, 10 июня; Большевики. Документы по истории большевизма с 1903 по 1916 год бывш. Московского охранного отделения. М., 1918; Падение царского режима: Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 году в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. В 7 т. М.-Л., 1924-1927. 

44 Малянтович П. Н., Муравьев Н. К. Законы о политических и общественных преступлениях. Практический комментарий. СПб., 1910.

45 Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1910 г. М., 1910; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1911 г. М., 1911; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1912 г. М., 1912; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1913 г. М., 1913; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1914 г. М., 1914; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1915 г. М., 1915; Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1916 г. М., 1916;

46 Отчет о деятельности Музея содействия труду состоящего при Московском Отделении Императорского Русского Технического общества за 3-й (1903) год. М., 1904; Отчет о деятельности Музея содействия труду состоящего при Московском Отделении Императорского Русского Технического общества за 4-й (1904) год. М., 1905; Отчет о деятельности Музея содействия труду состоящего при Московском Отделении Императорского Русского Технического общества за 5-й (1905) год. М., 1906; Записки Московского Отделения Императорского Русского Технического общества. Вып. 4. 1904; Записки Московского Отделения Императорского Русского Технического общества. Вып. 5. 1905.

47 ГАРФ. Ф. 1467. Оп. 1. Д. 6. Л. 7-28; Ф. 1652. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-4; НИОР РГБ. Ф. 436. Картон 3. Ед. хр. 20. Л. 1-2; Картон 4. Ед. хр. 53. Л. 1.

48 Муравьев Н. К. «О работе Чрезвычайной следственной комиссии». Доклад на Первом Всероссийском съезде Рабочих и Солдатских депутатов // Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских депутатов. 1917. № 95. 18 июня; Падение царского режима. В 7 т. Т. I. М.-Л., 1924. С. VII-XIX; Первый Всероссийский Съезд Советов Р. и С. Д. Т. II. М.-Л., 1931. С. 44-57.

49 См.: еженедельник «Право» за 1904-1917 гг.

50 Судебные драмы. Т. 18. Кн. VIII. М., 1903.

51 Выборгский процесс: Стенографический отчет о заседаниях суда. СПб., 1908; Дело о Выборгском воззвании в Правительствующем Сенате: Приговор Палаты, кассационные жалобы, стенографический отчет и определение Сената. СПб., 1908.

52 «За черту оседлости…». Процесс дантистов в Московской Судебной Палате (с 23 октября по 21 декабря 1912 г.): Стенографический отчет. М., 1913.

53 Обвинительное заключение по делу Центрального комитета и отдельных иных организаций партии социалистов-революционеров по обвинению их в вооруженной борьбе против Советской власти, организации убийств, вооруженных ограблений и в изменнических сношениях с иностранными государствами. М., 1922; Процесс П.С.-Р. Речи государственных обвинителей. Приговор Верховного Революционного трибунала. Постановление Президиума ВЦИК. Воззвание Коминтерна. М., 1922; Процесс эсеров. Вып. 2. Речи защитников и обвиняемых. М., 1922; Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922 г): Подготовка. Проведение, Итоги. Сборник документов. М., 2002.

54 Муравьев Н. К. Речь по делу Долбенкинских крестьян // Молодая адвокатура. М., 1908. С. 82-105; Муравьев Н. К. Речь // За черту оседлости… С. 365-391; Муравьев Н. К. Русский еврей и русский рабочий. (Судебная речь). М., 1907 // НИОР РГБ. Ф. 436. Картон 16. Ед. хр. 12. Л. 1-8.

55 «Стой в завете своем…»… С. 34-44; 46-56; 62-74; 76-78; 80-88.

56 Муравьев Н. К. Предисловие // Газе Г. Суд в классовом государстве. М., 1908. С. 3-7; он же. От редактора // Плевако Ф. Н. Речи. М., 1909-1910. Т. 1-2. С. I-III; он же. Речь на годичном собрании Политического Красного Креста 14 марта 1919 г. // «Стой в завете своем…»… С. 124-134; он же. Речь к Вере Николаевне Фигнер, Вере Ивановне Засулич и Петру Алексеевичу Кропоткину // «Стой в завете своем…»... С. 134-135; он же. Об учреждении при Совете Музея Адвокатуры Московского Судебного Округа. Доклад представленный на заседание Московского Совета Присяжных Поверенных 15 сентября 1912 года. М., 1912; он же. Речь памяти А. Е. Кулыжного // «Стой в завете своем…»… С. 153-155.

57 Муравьев Н. К. Ориентировочный список процессов [ОСП], прошедших с моим участием, имеющих политическое или общественное значение (в том числе религиозных и литературных) // «Стой в завете своем…»... С. 191-201.

58 Политические процессы в России. 1901-1917 гг. Ч. I. (1901-1905) / Под ред. Л. И. Гольдмана. М., 1932. С. 8.

59 ОПИ ГИМ. Ф. 31. Ед. хр. 36. Л. 41, Л. 64.

60 ОР ГМТ. Ф. 30. Короб 1. Д. 3-39.

61 НИОР РГБ. Ф. 436. Картон 7. Ед. хр. 88; Картон 8. Ед. хр. 6-9, 50.

62 Муравьев Н. К. Автобиографическая заметка // «Стой в завете своем…»… С. 11-30; 104-120.

63 ОФ НБ МГУ. Волкова Т. Н. Устные воспоминания. Но, 92-й том, в котором должна была быть опубликована «Автобиографическая заметка» Н. К. Муравьева, так и не был издан. Юбилейное издание вышло не в 92-х, а в 91 томе.

64 САВ. Муравьев Н. К. Краткая автобиография.

65 САВ. Муравьева Е. И.  Воспоминания. Запись Т. Н. Угримовой; Волкова Т. Н. Устные воспоминания. ОФ НБ МГУ, кассета № 839. 22 января 1982 г. Запись беседы М. В. Радзишевской; Угримова И. Н. Устные воспоминания. ОФ НБ МГУ, кассета № 693. 10 марта 1979 г. Запись беседы Дувакина В. Н.

66 См.: Карабчевский Н. П. Около правосудия. 2 изд. СПб., 1908; он же. Что глаза мои видели. Берлин, 1921. Ч. 1-2; Беренштам В. В. В огне защиты. СПб., 1912; Ледницкий А. Р. Из прошлого. М., 1917; Малянтович П. Н. Революция и правосудие (Несколько мыслей и воспоминаний). М., 1918; Андреевский С. А. Книга о смерти. Л., 1924. Ч. 1. Ревель – Берлин (б.г.) Ч. 2; Винавер М. М. Недавнее. Воспоминания и характеристики. 2-е изд. Париж, 1926; Слиозберг Г. Б. Дела минувших дней. Париж, 1933-1934. Т. 1-3; Гессен И. В. В двух веках. Жизненный отчет. Берлин, 1937; Грузенберг О.О. Вчера. Воспоминания. Париж, 1938; Маклаков В. А. Из воспоминаний. Нью-Йорк, 1954;

67 Мандельштам М. Л. 1905 год в политических процессах. Записки защитника. М., 1931. С. 45.

68 Карабчевский Н. П. Что глаза мои видели. В 2 ч. Берлин, 1921.

69 Утевский Б.С. Воспоминания юриста. М., 1989.

70 Мельгунов С. П. Воспоминания. Дневники. М., 2003.

71 Мельгунова П. Е. Воспоминания // Мельгунов С. П. Воспоминания. Дневники. М., 2003. С. 377-389.

72 Трубецкой С. Е., кн. Минувшее. М., 1991.

73 Керенский А. Ф. Издалека. Сборник статей (1920-1921). Париж, 1922; Россия на историческом повороте. М., 1993.

74 Набоков В. Д. Временное правительство // Архив русской революции. В 22 т. М., 1991. Т. I. С. 9-96.

75 Витте С. Ю. Избранные воспоминания. 1849-1911 гг. М., 1991.

76 Гурко В. И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000.

77 Джунковский В. Ф. Воспоминания. В 2 Т. М., 1997

78 Новицкий В. Д. Из воспоминаний жандарма. М., 1991.

79 Редигер А. Ф. История моей жизни: Воспоминания военного министра. 1999.

80 Спиридович А. И. Записки жандарма. М., 1999.

81 Бальц Б. А. Суд над Первым Советом рабочих депутатов (Воспоминания прокурора) // Былое. 1926. № 1(35). С. 133-156.

82 Васильчиков И. С. То, что мне вспомнилось... М., 2002.

83 Зензинов В. М. Из жизни революционера. Париж, 1919; Манухин И. И. Воспоминания о 1917-18 годах // Новый журнал. 1958. Кн. 54. С. 97-116; Перетц Г. Г. В цитадели русской революции. Записки коменданта Таврического дворца. 27 февраля-23 марта 1917г. СПб, 1997.

84 Зиновьев Г. Е. Воспоминания. Малиновский // Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 184-209.

85 Марголис А. Д., Герасимова Н. К., Тихонова Н. С. Записные книжки полковника Г. А. Иванишина // Минувшее. Исторический альманах. Вып. 17. М.-СПб., 1994. С. 479.

86 Завадский С. В. На великом изломе (Отчет гражданина о пережитом в 1916-17 годах) // Архив русской революции. В 22 т. М., 1991. Т. 8. С. 5-42; Т. 11. С. 5-73.

87 Демьянов А. А. Моя служба при Временном правительстве // Архив Русской революции. В 22 т. М., 1991. Т. 4. 

88 Романов А. Ф. Император Николай II и его правительство // Русская летопись. Париж, 1922. Кн. 2.

89 Зензинов В. М. Из жизни революционера. Париж, 1919.

90 Манухин И. И. Воспоминания о 1917-1928 гг. // Новый журнал, 1958. № 54. С. 97-116.

91 Коренев С  А. Чрезвычайная Комиссия по делам о бывших министрах // Архив русской революции. В 22  т. Т. 7. М., 1991.

92 Руднев В. М. Правда о царской семье // Русская летопись. Париж, 1922. Кн. 2. С. 39-59.

93 Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911-1919. М., 1991.

94 Курлов П. Г. Гибель императоской России. М., 1992.

95 Воейков В. Н. С царем и без царя. Воспоминания дворцового коменданта. М., 1994.

96 Кафафов К. Д. Воспоминания о внутренних делах Российской империи // Вопросы истории. 2005. № 2, 3, 5-8.

97 Фрейлина ее Величества. «Дневники» и воспоминания Анны Вырубовой. М., 1990. С. 222.

98 Блок А. Собр. соч. Т. 8. М., 1963; он же. Записные книжки. М., 1965; он же. Дневник. М., 1989.

99 Угримов А. А. Из Москвы в Москву через Париж и Воркуту / Составление, предисловие и комментарии Т. А. Угримовой. М., 2004.

100 Статья принята к публикации редколлегией журнала «Религия и право» в декабре 2005 г.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.