WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КИЯСОВ  СЕРГЕЙ  ЕВГЕНЬЕВИЧ

МАСОНСТВО В ЭПОХУ ПРОСВЕЩЕНИЯ

(генезис, идеология, эволюция, статус)

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Волгоград - 2008

Работа выполнена на кафедре зарубежной истории и мировой политики Волгоградского государственного университета

Научный консультант:

доктор исторических наук, 

профессор  Туган-Барановский Джучи Михайлович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

профессор  Чеканцева Зинаида Алексеевна

  доктор исторических наук,

  профессор  Эльфонд Ирина Яковлевна

доктор исторических наук,

профессор Кубышкин Александр Иванович

Ведущая организация:

Самарский государственный университет

Защита состоится 17 октября 2008 г. в 10:00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.029.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Волгоградском государственном университете по адресу: 400062, Волгоград, Университетский проспект, 100, ауд. 2-05В

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Волгоградского государственного университета

Автореферат разослан «_____»  ______________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук О. Ю. Редькина

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. На протяжении трех столетий деятельность «вольных каменщиков»1 привлекает пристальное внимание специалистов и общественности. Столь масштабный интерес к масонству объясним и закономерен. Достаточно сказать, что «следы» этого движения присутствуют в важнейших сферах общественной жизни2, а секреты – прочно связаны с такими древними эзотерическими дисциплинами, как астрология, каббалистика, магия, нумерология3. Несмотря на сохраняющиеся разночтения, современные специалисты подчеркивают: подлинный вес масонства определяется не надуманными ярлыками, а многообразием форм и фактов проникновения в различные социальные институты. Обилие таких примеров свидетельствует о поразительной способности братьев-каменщиков адаптироваться к самым неблагоприятным условиям общественно-политической жизни. Гонения со стороны государства, уничижительная критика и проклятия церкви не смогли остановить распространение масонских организаций. Сегодня они действуют в большинстве цивилизованных стран и объединяют  миллионы людей4. Транснациональный характер масонских структур, их активное участие в событиях повседневной жизни заставляют относиться к ним с надлежащим уважением. В этой связи особый интерес для изучения представляют происхождение масонства, его идейно-организационная эволюция,  причины распространения и  влияния.

Хронологические рамки исследования охватывают XV–XVIII вв. Широкое историческое пространство позволило автору сосредоточиться не только на процессе провозглашения Великой ложи Лондона (1717), но и осветить предшествующие этапы идейно-организационной эволюции «вольных каменщиков». В частности, повышенное внимание уделено связям спекулятивного (философского) масонства с конспиративной деятельностью западноевропейских интеллектуалов эпохи позднего Средневековья и раннего Нового времени. Временные рамки их творческой активности очерчивают не менее точные направления поиска истоков масонского движения, его организационной модели. Ретроспективный анализ событий, обеспечивших становление регулярного движения «вольных каменщиков», логически завершается рассмотрением участия масонских лож в идейной подготовке Североамериканской и Великой французской революций.

Объект исследования. Феномен масонского движения рассматривается в контексте всеобщей истории и ментальной эволюции западного социума. Особое внимание уделено формированию масонской идеологии  и  происхождению структур «вольных каменщиков» на всем протяжении Нового времени. Определена их статусная роль в различных сферах общественной жизни ведущих стран Европы (Англия, Франция, Пруссия) и Северной Америки (США). Последние  сюжеты захватывают события XVIII в., поскольку связаны с  широкой легализацией масонских структур. Наряду с чисто масонскими сюжетами, в эпицентре авторского внимания находятся темы междисциплинарного характера. В диссертации рассмотрены актуальные  вопросы политики, культуры, философии, эзотерики, в пересечении с которыми происходило становление большинства тайных обществ Нового времени.

Степень изученности проблемы. Начало осмыслению масонского феномена положено в Англии. Точкой отсчета следует считать выход в свет книги «Конституций» Джеймса Андерсона (1684–1739), которого справедливо называют «отцом масонской истории». На страницах этого ценнейшего первоисточника была изложена самая первая, предельно мифологизированная летопись движения «вольных каменщиков»5. Дальнейшее изучение масонских структур привело к появлению особого направления в исторической науке и литературе.

Историография масонского движения подразделяется на два главенствующих направления. К первому, наиболее раннему, относятся сочинения масонских авторов, которые, как правило, носили апологетический характер. Помимо упомянутого Дж. Андерсона, наибольшую известность среди масонских летописцев-пионеров  приобрели  англичанин Роберт Гулд (1835–1915)6, немец Йозеф Финдель (1828–1905)7, американец Альберт Маккей (1807–1891)8, француз Луи Амиабль (1837–1897)9. В более близкой исторической перспективе в группе исследователей-масонов следует  выделить французов Жерара Анкосса10, Гастона Мартэна11, Даниэля Лигу12 и Сержа  Ютена13. Столь же популярны  американцы Артур Эдвард Уайт14, Фостер Бейли15, Тим Дедопулос16, англичанин Джон Хэмилл17. Их книги составили «золотой фонд» собственной истории всемирного масонского братства.

Вторую, более современную когорту, представляют исследователи, которые  остались вне рамок изучаемого движения. Если на протяжении XVIII – XIX вв. таковых практически не существовало, то минувший век можно атрибутировать в качестве времени подлинно научного осмысления масонских тайн. Представителями новой «волны» являются англичанин Альберт Кэлверт, а также французы Поль  Нодон и Рене  Люк Мари18. В наши дни не менее известны  англичанин Джаспер Ридли19, американец Стивен Баллок20. Их усилия поддержали многочисленные представители континентальной Европы: немец Дитер Биндер21, итальянцы Карло Франкович22 и Микеле Морамарко23, австриец Гельмут Рейнальтер24, поляк Людвик Хасс25, испанец Пабло Алварес Лазаро26, португалец Альваро Оливейра-Маркес27. Заметный вклад в осмысление тончайших нюансов масонской истории внесли  и те специалисты-историки, для которых эта мистическая тема не стала единственной в научном творчестве (М. Агюлон, А. Пятигорский)28.

Особую разновидность литературы о масонах  являют собой произведения  разоблачительно-критического характера. В частности, речь идет о политически ангажированных изданиях, первые из которых появились уже в конце XVIII столетия. Это – сочинения  аббата  О. Баррюэля29, Д. Робинсона30, Г. Бора31, Б. Фэя32, С. Найта33, а в дореволюционной и в современной России – книги С. Д. Толь34, Г. В. Бутми35, О. А. Платонова36. Их общая аннотация может быть сведена к пропаганде навязчивой идеи существования масонского международного заговора, направленного на подрыв устоев христианской цивилизации.

В обзоре интернациональной антимасонской литературы следует выделять сочинения, обличающие «жидо-масонский заговор»37. Во главе этого «критического» направления в самом начале XX в. оказалась Россия, переживавшая системный политический кризис. Главным доказательством тождественности идеологий сионизма и масонства стали пресловутые «Протоколы сионских мудрецов», которые были опубликованы в книге  С. А. Нилуса (1862–1929)38. Такие попытки шли вразрез с уже начавшейся в нашей стране научной разработкой масонской тематики. Наибольший вклад в эту область знания внесли М. Н. Лонгинов39, П. П. Пекарский40, Г. В. Вернадский41, Я. Л. Барсков42, А. Н. Пыпин43, Т. О. Соколовская44. В центре внимания  известных специалистов находились проблемы становления и начальной эволюции российских масонских лож45.

В современной России различные сюжеты истории «вольных каменщиков» продолжают изучать  В. И. Сахаров,  С. П. Карпачев, А. И. Серков, О. Ф. Соловьев46. Не менее актуальными можно считать краеведческие47, историко-культурные изыскания48, а также работы, в которых отечественные масонские ложи рассматриваются в контексте  эволюции западноевропейских тайных обществ XIX в.49. Значительное внимание российские специалисты, в том числе историки-эмигранты, уделяют проблеме «политического масонства» начала XX в50. Однако можно согласиться с мнением отдельных авторов, утверждающих, что движение «вольных каменщиков» сыграло заметную  роль  прежде всего в культуре старой России51.

На рубеже XIX – XX вв. историки масонского движения объединились в собственную исследовательскую корпорацию. Ее вдохновителями и организаторами на Западе, помимо уже известных Р. Ф. Гулда, А. Кэлверта и Г. Мартэна, стали В. Бегеманн52, Р. Ле Форестье53, Э. Нис54, Г. Готеро55, С. Морс56, А. Лантуан57. Накануне революции в России к этой группе присоединились А. М. Васютинский, И. М. Херасков, В. Н. Перцев58.

Несмотря на достигнутые успехи, представители научного масоноведения долгое время пребывали вне господствующих исследовательских направлений. Их невозможно идентифицировать с позитивизмом или марксизмом, «школой «Анналов» или с «новой исторической наукой». Лишь к середине XX в. полоса непризнания, сопровождавшая творчество большинства историков масонства, окончательно завершилась. Об этом свидетельствуют их впечатляющие успехи в области междисциплинарного взаимодействия,  активно практиковавшегося в контексте тотального изучения общественных явлений. Это означало, что кризис историографии, связанный со сменой парадигм, принципов, методов познания, а также с изменением социального статуса самой науки59, коснулся непризнанных ранее специалистов.  В  их изысканиях проступили черты компаративной60, локальной61, интеллектуальной62, глобальной63, антропологической64, социальной65 и гендерной66 историй. Поскольку этот список не является окончательным67, стала уместной давно назревшая постановка вопроса о безоговорочном включении масонской проблематики в систему координат современной истории и других гуманитарных дисциплин. В большинстве цивилизованных стран сочинения историков масонства нашли своё место в солидных библиографических справочниках68.

Ключевым вопросом истории масонского движения стала тайна его происхождения. Первая версия этого события, изложенная на страницах исторического сочинения  Дж. Андерсона, была подвергнута научной критике и сохранилась в памяти поколений в качестве одной из вероятных мистификаций. В рамках XVIII-XIX вв. появились новые многообещающие гипотезы, связавшие появление масонских лож с древними мудрецами-египтянами69, рыцарями-тамплиерами70, каменщиками-строителями средневековой Западной Европы71, а также с мистиками-розенкрейцерами Нового времени72. Перечень вариантов можно продолжить, что  говорит о весьма солидном разбросе мнений и до бесконечности расширяет как хронологические, так и географические рамки затронутой темы73.

В последние десятилетия масонская библиография всё чаще пополняется работами, относящими начало реальной истории «вольных каменщиков» к XV–XVII вв.74.  Попытки радикального «омоложения» одной из древнейших корпораций в истории человечества подкреплены достаточно вескими аргументами. Прежде всего,  речь идет об отсутствии по-настоящему серьезных доказательств библейского, античного, либо средневекового рождения спекулятивных масонских лож. Антитезой масонской мифологии стали факты, указывающие на более близкие корни движения «вольных каменщиков», в частности, на деятельность западноевропейских интеллектуалов75. Как утверждают специалисты, многочисленная плеяда мыслителей переходной эпохи,  явно не чуждых идеям оккультизма (Я. Беме, И. Вейгель, Д. Бруно, Т. Кампанелла, И. В. Андреэ)76, возглавила процессы западноевропейского Возрождения и Реформации77. Наиболее ярким представителем такого подхода оказалась англичанка Фрэнсис Амелия Йейтс (1899–1981)78. Она и ее последователи констатировали, в частности, что интеллектуальная среда породила многочисленные тайные общества, наиболее известным из которых стал Орден розенкрейцеров79. В начале XVIII в. организационно-теоретическое наследие розенкрейцеров, потерпевших окончательную неудачу в своих мессианских замыслах, подхватили и модернизировали масоны-просветители80.

Отдельный блок литературы о масонах  XVIII в. связан с  освещением истории Ордена иллюминатов. Важность этого исследовательского направления определяется первым в истории движения «вольных каменщиков» пересечением с политикой. Столь необычная ориентация была связана с деятельностью бывшего иезуита, профессора Ингольштадского университета (Бавария) и масона Адама Вейсгаупта (1748–1830)81. Конспиративные усилия «просветлённых» оставили  заметный след в политической и общественной жизни Европы конца  XVIII – первой четверти XIX вв.82.

Столь же политизирована тема масонского участия в событиях Великой французской революции83. Противостояние мнений было вызвано разными вариантами ответа на вопрос о том, кто сокрушил «старый порядок»? Наибольшую известность «черная легенда»84 о масонском заговоре в предреволюционной Франции получила после выхода в свет сочинения  аббата О. Баррюэля85. Его вывод –  революция стала плодом целенаправленного действа против церкви и монархии. Главными участниками событий были названы философы-просветители, масоны и немецкие иллюминаты86. Достаточно оригинальную, хотя и не признанную, концепцию масонского участия в подготовке революции высказал «правый» историк Бернар Фэй. В своей нашумевшей книге он попытался развить концепцию существовавшего интеллектуального заговора против Франции87. В частности, автор подчеркивал английские корни «вольных каменщиков» и связывал события 1789 г. с целенаправленным экспортом  «Славной революции». В его исследовании было отмечено также негативное воздействие на абсолютистскую Францию со стороны революционной и масонизированной Америки88. О «дьявольском влиянии» английской революции пишут  некоторые современные французские авторы89.

В наши дни изучение масонских структур, как возможных организаторов Великой революции, приобрело более взвешенный и целенаправленный характер. Прежде всего, историки пытаются составить исчерпывающие представления о деятельности провинциальных лож. Двигаться в этом направлении их побуждает желание максимально точно реконструировать ментальность и умонастроения революционной  нации. В этом ряду выделяются монографии М. Агюлона, М. Тэйефера, а также  книги  Ж.–А. Фошэ90 и А. Ф. Альбера91.

В данном контексте не  осталась в стороне тема Парижа и Просвещения, поскольку накануне Великой революции во французской столице были созданы многочисленные радикальные масонские ложи, участниками которых были философы–просветители92. Многообразные сюжеты интеллектуальной истории, увязанные с распространением масонства, занимают первенствующие места в творчестве современных исследователей общественно–политической мысли во Франции. За последние годы опубликована целая серия работ, в которых подробно рассматривается многогранная деятельность масонов–просветителей предреволюционного периода. Авторами наиболее заметных монографий в этой области, наряду с Пьером Борепэром, являются Ран Алеви93 и Шарль Порсе94. Эти специалисты характеризуют масонский феномен в качестве новой формы демократического социального общения. Отметим, что «французская версия» получила поддержку за рубежом. О важности появления в предреволюционной Франции таких неформальных структур, как масонские ложи, лаборатории, картинные галереи, книжные лавки, кабинеты, кофейни и салоны, пишет, например, англичанин Питер Барк95. Специальные труды написаны о связях с масонами императора Наполеона Бонапарта96

Обзор литературы убеждает в отсутствии взвешенных, общепринятых оценок по целому ряду важнейших проблем масонской истории. Сложившаяся ситуация порождает полифонию отстаиваемых в данной области точек зрения. Исследователи предпринимают все новые попытки обнаружить и расшифровать наиболее достоверные источники возникновения масонской организации97.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в комплексном, междисциплинарном изучении масонского движения, как явления духовно-нравственного и транснационального порядка, в хронологических рамках истории Нового времени. Значительное место в работе отведено выявлению особенностей идеологии, социальной роли регулярного масонства, а также его вдохновителей в политических коллизиях XVIII в.

Непосредственные  задачи исследования:

- выявить причины, обеспечившие интеллектуальной элите ганноверианской Англии лидирующие позиции в реформировании «старого» масонского движения98;

- установить подлинные мотивы распространения теории библейского происхождения масонства и его культовой мифологии;

- доказать недостоверность и декоративно-аллегорическую направленность большинства античных, а также средневековых источников созерцательного масонства;

- обосновать авторскую концепцию возникновения «реальной истории» масонского движения, как интеллектуального феномена Нового времени;

- сформулировать основополагающие принципы ортодоксальной масонской идеологии, сложившейся в рамках XVIII в.;

- рассмотреть объективные и субъективные факторы распространения масонства в Старом и Новом Свете, состоявшегося в рамках века Просвещения;

- определить причины распада масонского движения на многочисленные и конкурирующие Обряды;

- раскрыть эзотерическое содержание обрядов и символов, используемых в работе регулярной масонской ложи;

- показать безосновательность обвинений, адресуемых масонам разных стран, в связи с их политическими амбициями и стремлением к заговорщической деятельности;

- охарактеризовать истинные причины и масштабы семитского влияния на созерцательное, философское масонство; 

- дать адекватную оценку участию масонских лож в событиях Североамериканской и Великой французской революций;

- осветить место и роль масонства в государственной системе наполеоновской Франции.

Источниковая база исследования. Работа построена на анализе многообразных документальных, литературно-философских материалов, которые наиболее полно раскрывают особенности масонской идеологии и практической деятельности всемирного братства.

В диссертации использованы документы из фондов Гуверовского института войны, революции и мира (США), а также Научно-исследовательского отдела  рукописей  Российской Государственной библиотеки (НИОР РГБ).

Первая группа документов – из коллекции Б. И. Николаевского (1887–1966) – отражает специфику деятельности русских масонов-эмигрантов XX в.99. Они содержат информацию, необходимую для адекватной интерпретации политических усилий отечественных лож, которые на всем протяжении своей истории особенно часто обвиняются в подготовке заговоров и революций.

Вторая группа документов относится к  дореволюционной коллекции Московского публичного и Румянцевского музеев100. В наши дни в НИОР собраны  раритеты, относящиеся к бурной масонской истории XVIII – XIX вв. В этой связи, крайне важно подчеркнуть тесную связь западноевропейского и русского масонства, обеспеченную попытками сохранить организационное единство Ордена «вольных каменщиков». Русские масонские ложи, получившие официальное признание на конгрессе в Вильгельмсбаде101,  вплоть до своего первого столкновения с монархией в 1792 г.102, проводили заседания в точном соответствии с общепринятыми на Западе уставами и протоколами. Отметим также идентичность идейных пристрастий масонских лож Запада и Востока Европы в рамках XVIII в. Наибольший интерес для изучения представляют документы из следующих фондов НИОР:  14 (В. С. Арсеньева), 147 (С. С. Ланского - С. В. Ешевского), 237 (Д. И. Попова) и 267 (П. И. и Н. П. Сафоновых).

Фонд В. С. Арсеньева располагает уникальными масонскими рукописями, в частности документами регламентного характера (должностные обязанности, обрядники), столь необходимыми для проникновения в тайну работы регулярной ложи. В бумагах, некогда принадлежавших С. С. Ланскому и С. В. Ешевскому, накоплены протоколы масонских собраний, списки участников лож, личная и служебная переписка. Другому участнику тайных масонских собраний,  Д. И. Попову, удалось сформировать настоящую библиотеку, в которой находятся сочинения духовных наставников «вольных каменщиков» из Германии. Библиофильскую традицию поддержали коллекционеры из семьи Сафоновых. Их богатейшее книжно-документальное собрание составлено из россыпи раритетов 1690–1859 гг. Использование архивных материалов позволило автору существенно уточнить картину интернациональной эволюции масонского движения  в рамках XVIII в.

Помимо архивного блока источников, значительный интерес представляют публикации масонских документов, а также сочинения масонских авторов. В этих материалах отражена официальная и персонифицированная история движения «вольных каменщиков». В частности, уникальную по важности подборку документов содержат книги масонских «Конституций». Здесь собраны материалы, которые позволяют проанализировать ортодоксальную идеологию нового масонства («Старые предписания»)103, а также его классическое организационное устройство («Общие постановления»)104. Поскольку текст книги масонских «Конституций» регулярно обновлялся, для историка крайне важно осуществить  сравнительный анализ ее важнейших разделов, появившихся в изданиях 1723, 1738, 1756 гг.105. Помимо книги «Конституций», к числу важнейших масонских документальных публикаций могут быть отнесены сохранившиеся списки масонских лож106, а также  инструкции по организации их текущей работы107.

Особое место в истории XVIII в. занимают сочинения масонских авторов. Наибольшей популярностью в России, как и в других странах континентальной Европы, пользовались масонские сочинения К. Ф. Кеппена108, В. Гучинсона109, Т. Уилсона110, И. А. Штарка111, С. Марешаля112, К. Г. Плуменека113. В московской типографии И. В. Лопухина издавался популярный масонский альманах, который распространялся среди читателей по подписке114. Большим спросом пользовались другие, менее известные издания115. Подчеркнем, что для русскоязычного читателя оказались также доступны работы крупнейших западноевропейских мистиков XVIII в. – Л. К. Сен–Мартена116 и Д. Пордеджа117.

Как и масонская литература, столь же важны труды ее предшественников – западноевропейских эзотериков, утопистов и философов-гуманистов, захваченных всеобщей идеей создания тайной организации интеллектуалов, которая могла бы эффективно влиять на политику, делая ее разумной, а самих монархов – просвещенными и добродетельными. В общей массе эти многочисленные и разнохарактерные сочинения можно назвать литературно-философским памятником эпохе Просвещения и времени интеллектуальной революции.  Среди них наиболее привлекательны произведения Теофраста Парацельса118, Томаса Мора119, Никколо  Макиавелли120, Эразма  Роттердамского121, Иоганна Валентина Андреэ122, Томмазо Кампанеллы123, Фрэнсиса Бэкона124.

На рубеже XVII–XVIII вв. и далее, в рамках классического века Просвещения, идеи выдающихся западноевропейских гуманистов развили многочисленные писатели-просветители. Прежде всего, это англичане Джон Локк125, Томас Гоббс126, а также французы Шарль Луи Монтескье127, Франсуа Мари Вольтер128. Не менее интересны сочинения американских просветителей, хотя они были и не столь популярны в избалованной интеллектуальными талантами Западной Европе. Тем не менее, поистине революционные и антиклерикальные убеждения Бенджамина Франклина129, Томаса Джефферсона130 и Томаса Пейна131 сыграли немалую роль не только в формировании американского государства, но и в становлении масонского движения. Отдельной, достаточно высокой оценки заслуживает творчество немецких (И. Гердер, Г. Лессинг, И. В. Гете)132 и русских (Н. И. Новиков, И. В. Лопухин)133 просветителей-масонов.

Для восстановления наиболее полной картины масонской предыстории автором диссертационного исследования использовались документальные свидетельства о деятельности средневековых мастеров-строителей Англии134, Франции135 и городов Священной Римской империи германской нации136.

Отметим также широкий перечень документов, которые носят вспомогательный характер. Среди них – многочисленные мемуары современников изучаемой эпохи137, сочинения ортодоксально-религиозного характера138, в столкновение с которыми вступила масонская доктрина, получив тем самым могущественного и опасного противника в лице вселенской Церкви. Эти и некоторые другие источники139 помогают наиболее точно воспроизвести особенности эпохи, в рамках которой зародилось и широко распространилось спекулятивное масонское движение.

Методологическая основа и принципы исследования. Диссертация  выполнена в русле концепции интеллектуальной истории, которая определяется специалистами как процесс творческой деятельности человека, протекающий в основных формах бытия – пространстве и времени140. Методологические принципы интеллектуальной истории сложились в условиях современной революции исторического знания, обозначив новые содержательно-предметные основания, отделяющие «интеллектуальную историю» от «истории идей»141. Конечная цель исследования, осуществляемого в рамках интеллектуальной истории,  заключается в составлении максимально полной «биографии» изучаемой идеи, то есть в попытке раскрыть ее происхождение, эволюцию и сферы применения142.

В диссертации не менее широко использованы приемы междисциплинарного анализа. Речь, в частности, идет о таких  способах проникновения в прошлое, как проблемно-хронологический, историко-генетический, сравнительный и функциональный143. В этом же ряду находятся междисциплинарные методы синергетики144. В наши дни они приобрели особую популярность среди историков, философов и социологов. Синергетический подход к историческому процессу основан на таких категориях, как нелинейность, неустойчивость, непредсказуемость и альтернативность. С точки зрения принципов этой науки, масонство теряет шарм непостижимости и загадочности, превращаясь в объективный и осязаемый фактор неизбежного духовного сопротивления личности немотивированному, избыточному  давлению со стороны официальной  идеологии и морали. При этом диалектическое содержание синергетики позволяет отобразить многообразие и противоречия масонства в качестве важных и закономерных, а вовсе не специфически-изолированных компонентов западноевропейской общественно-политической мысли и всего социокультурного пространства Нового времени. 

Столь же полезны для исследователя, пытающегося постичь тайны масонской эволюции, возможности историко-антропологического метода, который все чаще используется в целях системного осмысления цивилизационной деятельности человека. Его интердисциплинарные и хронологические особенности активно обсуждаются и комментируются новейшими специалистами145

Проникновение масонской идеологии в повседневную жизнь большинства цивилизованных стран заставляет обратиться к исследовательским приемам и традициям глобальной истории. При этом речь идет не столько о достижениях «культурно-исторического синтеза», на применении которого в свое время настаивал французский ученый-теоретик Анри Берр (1863–1954), желая подчеркнуть необходимость сближения истории с другими науками о человеке – антропологией, биологией, демографией, географией, социологией и философией146, сколько о признании особой полезности аналитических экскурсов его коллеги, французского историка Фернана Броделя (1902–1985). Именно он, ограничиваясь в собственных трудах сравнительно узкими хронологическими рамками, приветствовал максимальное расширение самого географического пространства исследования147. Эти рекомендации побудили автора диссертации, не замыкаясь на истории Великой ложи Лондона, попытаться воссоздать более масштабную, с точки зрения глобальной экспансии, панораму масонского Возрождения. Как известно, помимо Великобритании, она захватила Францию, Германию, будущие США, переживавшие в конце XVIII в. стадию обретения независимости, а также Россию. Не менее важно учитывать трактовку глобальной истории как одного из компонентов современного процесса коммуникации идей148.

Применение антропологического метода познания межкультурного пространства и возникшего в его рамках масонского феномена подводит исследователей к необходимости постижения не менее перспективных приемов социокультурной истории. Она же, в свою очередь, обеспечивает связь с таким важным научным инструментарием, как культурная антропология, социальная психология и лингвистика149. Только с помощью модернизированных методов репрезентации прошлого возможно осуществление наиболее полного анализа столь хрупкой нематериальной константы, как стремление личности к достижению внутренней гармонии и обретению духовной составляющей своего развитии.

Научная новизна работы заключается в том, что здесь, на базе широкого круга источников и литературы, с применением  новейших методов и принципов исследования, впервые в отечественной и зарубежной историографии осуществлен системный анализ становления и организационно-идейной эволюции масонского движения. При этом исследование выполнено в рамках широкого исторического фона, захватившего XV–XVIII вв. В диссертации впервые в историографии масоноведения четко разделены понятия «мифической» и «реальной» истории движения «вольных каменщиков». С использованием документов  оперативного (ремесленного) масонства автором показан механизм зарождения  современных созерцательных лож. В частности, сделан вывод о том, что последние вовсе не придерживались библейских и античных традиций, а стали сферой широкого проникновения и конспиративно-просветительского творчества наиболее активной части интеллектуальной элиты протестантской Англии. 





Впервые в отечественной историографии автор осуществил сравнительный анализ первых изданий масонской книги «Конституций», что позволило дать исчерпывающую характеристику ортодоксальной идеологии и организационных структур регулярного масонства, зародившихся в ганноверианской Англии.

Поиск истоков масонской идеологии в хронологических рамках позднего Средневековья и раннего Нового времени позволил автору, помимо архивных материалов, привлечь новый, достаточно широкий круг источников. Прежде всего, это творческое наследие философов эпохи Возрождения и Просвещения. Ранее, отдельные сочинения этих авторов (Ф. Бэкон, Ш. Монтескье, Ф. Вольтер, С. Марешаль) привлекались зарубежными и отечественными исследователями лишь для того, чтобы подкрепить выводы об их подчиненности масонской идеологии. На самом деле, их творения можно рассматривать в качестве  самого источника зарождающейся мировоззренческой концепции «вольных каменщиков».

В диссертации дана новая интерпретация сочинений Т. Мора («Утопия»), Н. Макиавелли («Государь», «Размышления над первой декадой Тита Ливия»), Т. Кампанеллы («Город Солнца»), Ф. Бэкона («Новая Атлантида», «Новый Органон»). В частности, особый интерес вызывает  пропаганда миссии ученых-интеллектуалов по контролю над обществом, а также вынашиваемая ими идея просветительской конспирации, принятая на вооружение масонскими ложами в XVIII в.

С опорой на данные новых архивных материалов автором диссертации показана аллегорическая, во многом декоративная направленность масонских обрядов, рождение которых, судя по  семантике употребляемых терминов, состоялось не в древности, а на рубеже  XVII–XVIII вв.

В работе, впервые в историографии и с опорой на источники, осуществлен критический разбор версии ремесленного происхождения масонских лож.

Практическая значимость. Содержание и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в ходе дальнейшей работы над проблемами масонской  истории XVII–XVIII вв. В этом направлении особо перспективной представляется тема, затрагивающая судьбы французских «вольных каменщиков» предреволюционного периода. Собранные материалы могут быть применены в плане дополнительного обеспечения учебной работы высших учебных заведений: при чтении общих лекционных курсов по Новой истории, а также в рамках подготовки специальных курсов, затрагивающие проблемы западноевропейской общественной мысли, масоноведения, а также историю тайных обществ XVII – XVIII вв. Использованные автором источники и литература полезны для организации работы специальных семинаров и при написании диссертационных исследований по проблематике Новой истории.

Апробация исследования. Диссертационное исследование обсуждалось и  рекомендовано к защите кафедрой зарубежной истории и мировой политики Волгоградского государственного университета. Автором опубликованы две монографии и серия статей (7 – в центральных реферируемых изданиях). Основные положения и выводы диссертации изложены в научных докладах на конференциях.

Структура исследования. Композиционно диссертация соответствует поставленной цели и задачам, а также  заявленным методологическим основам и принципам. Исследование состоит из Введения; пяти частей и десяти глав, большинство из которых делятся на параграфы; Заключения; Списка использованных источников и литературы;  двух документальных и четырех графических  Приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во Введении определены актуальность, хронологические рамки и объект исследования; сформулированы цель, задачи,  научная новизна и практическая значимость; дана характеристика источников, методологической основы и принципов; освещена степень научной разработанности проблемы в историографии.

       В части первой «Истоки масонского феномена» исследуется предыстория масонского движения. Критически осмысливается его мифология, относящая братство к древне-библейским временам150. При этом значительное внимание уделено особенностям эволюции западноевропейской цивилизации в период позднего Средневековья и раннего Нового времени, когда произошло становление первых внеремесленных (спекулятивных) масонских лож. Здесь же представлена характеристика мировоззрения идейных предтеч масонства.

В главе первой «Вольные каменщики» Средневековья» рассматривается история возникновения ремесленных цехов в странах Западной Европы (Франция, Германия, Англия, Шотландия). С использованием документов (статуты, уставы, хартии) показана специфика профессиональной и общественной деятельности строительных гильдий. 

В первом параграфе «Мастера готики и цехи Западной Европы» освещены наиболее важные этапы зарождения цеховых структур во Франции и Германии. На примере «Книги ремесел» Э. Буало (1268)151 и прочих источников152 представлена картина функционирования строительных корпораций Парижа, Кельна, Франкфурта и некоторых других западноевропейских городов. Выявлено, что ремесленные структуры каменщиков не обладали какими-либо особыми прерогативами. Все они имели стандартные уставы, заявляя о своей приверженности христианской религии и католической церкви. Наряду с представителями других цехов, масоны-ремесленники принимали активное участие в общественной жизни, однако нигде и никогда не являлись носителями  «вольнодумной» идеологии. Отмечается явная несостоятельность версии, причисляющей средневековых зодчих Западной Европы к разряду прямых организационных предшественников современного масонского движения153.

Во втором параграфе «Ложи каменщиков Британии» показана специфика местных ремесленных гильдий154. Выявлен механизм их превращения в масонско-философские ложи. Установлено, что «привязывание»  масонских цеховых структур к идеям и нуждам интеллектуального движения состоялась в период кризиса феодальных отношений, религиозной Реформации и упадка готического архитектурного стиля155. Побудительным толчком в этом направлении стал процесс амальгамации цехов и гильдий Англии, которые попали под контроль торговых корпораций и были вынуждены поменять прежние функции. Членами таких структур становились «посторонние» люди, в том числе многочисленные представители творческих профессий. Помимо Англии, разложение цеховой системы  и формирование смешанных масонских лож, ставших в будущем  моделью структур спекулятивно-духовного характера, происходило в Шотландии, и также на фоне  антикатолической пресвитерианской революции.  В начале XVII в., который применительно к становлению нового масонства может быть назван «шотландским»156, «вольные каменщики» Англии и Шотландии оказались под контролем династии Стюартов. Близость к королевской власти позволила первым спекулятивным масонам укрепить свои позиции, приобрести легальный характер, вызвать интерес со стороны наиболее образованной части общества.

В главе второй «Предтечи масонской идеологии» раскрываются особенности эволюции масонской идеологии, зарождение которой связывается автором с  оппозицией западноевропейских интеллектуалов наиболее одиозным установлениям католической церкви и ее засилью в области научного осмысления законов мироздания.

В первом параграфе «Рыцари Святой земли» анализируется гипотеза рыцарско-тамплиерского происхождения масонского Ордена, основоположником  которой являлся шотландец Эндрю Майкл Рэмси (1680–1758). По его утверждению, со Святой земли крестоносцы распространили масонские ложи по всей Европе – в Германии, Италии, Испании, Франции и Шотландии157. Теория шотландского масона была широко озвучена, однако вскоре стала вызывать сомнения158. Авторское обращение к истории Крестовых походов и Ордена тамплиеров позволило придти к выводу о недостоверности  сведений Рэмси. Данная концепция была вызвана к жизни убеждением, что тамплиеры являлись не только членами могущественной организации, но и философами-еретиками, якобы владеющими тайными знаниями159.

Другим пропагандистом «рыцарского» происхождения «вольных каменщиков» стал прусский барон Карл Готлиб фон Хунд Альтенгротткау (1722–1776). В 1751 г. он организовал масонскую ложу, принявшую систему «высоких градусов» и «строгого послушания». Новый ритуал предполагал принесение клятвы абсолютной верности, которая давалась тайным лидерам организации160. После смерти Хунда новая масонская система, нашедшая многочисленных поклонников в Германии, Швеции и России, была преобразована в Шотландский Исправленный Обряд (le Rite du Rgime Ecossais Rectifi). Созданный усилиями француза Ж.-Б. Виллермоза (1730–1824), он  объединял действия символических английских и шотландских лож, а также Внутреннего рыцарского Ордена.

Во втором параграфе «Философы добродетельного разума» исследуются взгляды ранних предшественников современного масонства. К их числу исследователи относят западноевропейских интеллектуалов. Одним из родоначальников нового поколения мыслителей-профессионалов стал Пьер Абеляр (1079–1142), который, по словам Ж. Ле Гоффа, предпринял «интеллектуальный крестовый поход в Париж»161. В Италии процесс формирования интеллектуальной элиты обозначил начало эпохи культурного Ренессанса. Сильнейшим катализатором интеллектуального «взрыва» в городах Западной Европы стал «рецидив инакомыслия», опиравшийся на обостренное чувство несправедливости происходящего. Это способствовало рождению альтернативных построений в таких областях общественной жизни, как религия, политика, экономика, социальная сфера, искусство и, наконец, наука. Такая взаимосвязь доказывает, что свободу творчества определяет состояние духа, его раскрепощение. Тем самым, эпохе научных и политических свершений на Западе предшествовала революция разума, которую, по собирательной принадлежности ее зачинщиков и вдохновителей, правильнее было бы называть интеллектуальной. Интеллектуалы-вольнодумцы являлись «возмутителями спокойствия» в Европе на стадии перехода от Средневековья к Новому времени. Они были захвачены благородными идеями переустройства общества на принципах гуманизма, веротерпимости и научных достижений. Одним из наиболее эффективных приемов борьбы за утверждение в переходном обществе модернистских взглядов стало обращение к наследию древних цивилизаций и Античности. Прошлые достижения в области науки, культуры и политики родоначальникам западноевропейского гуманизма представлялись в качестве абсолютного эталона, которому надлежало следовать и подчиняться162. Только люди, превосходно знавшие историю, заинтересованные в ее романтической интерпретации, могли увлечься яркими картинами древней и таинственной истории мастеров-строителей, а также их мистическими тайнами. Лишь они могли увидеть и обосновать необходимость использования масонской организации в качестве своеобразного духовно-нравственного центра всего человечества.

В части второй «Модернизация масонских структур» показан переход масонских структур Англии к регулярному состоянию. В рамках этого процесса «новые» масоны были обязаны подчиниться «материнской» Великой ложе и получить унифицированные уставы. Отмечено, что  организационные реформы Ордена «вольных каменщиков» осуществлялись интеллектуалами-протестантами по итогам английской революции. 

В главе третьей «Английские масоны на рубеже XVII-XVIII вв.» обозначены исходные рубежи масонской реформации. На основании  документальных свидетельств показаны первоначальные, весьма ограниченные масштабы распространения «старых» масонских лож в Англии163. Отмечено, что  уже в конце XVII в. они объединяли вовсе не ремесленников, а просвещенных джентльменов164. Тем самым, проявив интерес к проблемам духовного и символического строительства,  будущие реформаторы получили доступ  в давно сложившуюся, живущую по своим законам, независимую от рабочей массы руководящую элиту. Она состояла из «воспринятых масонов» (accepted masons), являвшихся благородными и состоятельными членами ливрейных компаний, с которыми вынужденно сотрудничали прозябающие ремесленные гильдии каменщиков и других смежных строительных профессий (камнерезов, плотников). В годы гражданской войны английские масоны не заявили о собственной политической программе, поддерживая как короля, так и парламент165.

Трагическое противостояние времен революции оказалось для англичан лучшим аргументов в пользу необходимости национального примирения и общественной консолидации. Решающее участие в этом процессе отводилось Ганноверской династии, призванной развернуть знамена новой конституционной монархии. На стороне многообещающей идеи оказались не только влиятельные политики, но и люди науки, литературы, интеллектуалы, активно выступавшие за конституционно-правовые и либерально-демократические пути развития страны. Сильнейшее искушение сыграть в надвигающихся общественных реформах первую скрипку накладывалось на вполне реальные и все более возрастающие возможности местной творческой элиты. Ее лучшие представители (Э. Эшмол, Р. Мюррей, Дж. Толанд, К. Рен) попытались опереться на опыт и традиции тайных организаций, деятельность которых оставила заметный след в общественно-политической жизни  континентальной Европы и Британии XVII–XVIII вв. (Орден розенкрейцеров, Невидимый колледж). В начале XVIII в. перед спекулятивными масонами Англии были сформулированы новые задачи. Они диктовались сменой вектора развития страны, которая окончательно освободилась от старой династии. Приход к власти Ганноверского дома, состоявшийся в 1714 г., означал неминуемую переориентацию движения «вольных каменщиков». В его рядах появились лидеры, озаботившиеся проблемой создания унифицированных масонских структур.

В главе четвертой «Рождение Великой ложи Лондона» освещается процедура создания первой в истории Великой ложи. Подчеркивается историческое значение этого события для судеб современного транснационального масонского движения.

В первом параграфе «Братство столичных таверн» представлены главные участники событий 24 июня 1717 г. в Лондоне, приведших к провозглашению Великой ложи. Это – масонские ложи столичного Сити, проводившие свои собрания в таверне «Гусь и Противень» (The Goose and Gridiron), расположенной во дворе кафедрального собора Святого Павла, в пивном зале «Корона» (The Crown) возле Друри-лейн, а также в тавернах «Кубок и Виноградные грозди» (The Rummer and Grapes), в Вестминстере, и «Яблоня» (The Apple Tree), в Ковент-Гарден166. Основной источник, освещающий эти подвижки – книга масонских «Конституций» Джеймса Андерсона.

Помимо решения вопроса масонской консолидации,  на заседании  в таверне «Гусь и Противень» были выбраны должностные лица Великой ложи. Её первым гроссмейстером стал дворянин Энтони Сейер (1672–1742)167. Важно подчеркнуть, что новая масонская структура имела мало общего с ремесленно-строительной ассоциацией. Единственный представитель ремесленного сословия в руководстве Великой ложи – Джекоб Лэмболл, получивший должность смотрителя (Warden), оказался не каменщиком, а  плотником168. Ставка в развитии новой организации была сделана на привлечение законопослушных, образованных и знатных сограждан169. Однако главными действующими лицами в  создании новой масонской организации были не дворяне, не военные, не ремесленники, а столичные интеллектуалы – члены  научного Королевского Общества170

Результаты организационных преобразований не замедлили сказаться. Регулярные масонские ложи превратились в места престижных собраний для наиболее влиятельных слоев интеллектуальной и аристократической элиты английской столицы.

Во втором параграфе «Наследие Кристофера Рена» рассмотрено участие в реформировании масонского движения знаменитого английского архитектора и интеллектуала. О малоизвестной стороне деятельности К. Рена (1632–1723)  повествует книга «Конституций»171.

Человек выдающихся способностей, Кристофер Рен принял деятельное участие в восстановлении Лондонского Сити после пожара 1666 г.172. В рамках этой кампании был создан шедевр архитектуры Нового времени – собор Святого Павла173. В этот же период начинается масонская карьера знаменитого зодчего. Таким образом, величественный храм превратился в символ масонской гармонии, а позднее – в усыпальницу своего создателя174.

Как сообщается в книге «Конституций», в братстве оперативных «вольных каменщиков» К. Рен, в полном соответствии со своим положением, занимал высшие административные должности175. Ему дважды принадлежал пост Великого мастера столичного оперативного масонства. Впервые придворная должность Великого мастера переходит к архитектору на выборах 1685 г.176. Вторично, уже в качестве прославленного зодчего и строителя собора Святого Павла, он был избран на этот пост в 1698 г.177. Таким образом, время строительства собора Святого Павла совпало с важнейшим и во многом решающим этапом переустройства масонского сообщества. Достаточно сказать, что именно в этот момент происходит складывание первых спекулятивных лож в Лондоне178. Не менее важно отметить личное знакомство К. Рена и Э. Эшмола, присоединившегося к масонам-философам еще в начале гражданской войны179. Однако решающим фактом, доказывающим прямое участие великого архитектора в начавшемся реформировании масонства, является его связь с ложей, действовавшей при соборе Святого Павла в Лондоне. Как удалось выяснить исследователям, ее работа способствовала трансформации старых масонских структур180. Установлено, что К. Рен являлся мастером этого братства, получившего после его смерти название ложи Древности (Lodge of Antiquity)181.

В части третьей «Каноны нового масонства» дана характеристика ортодоксальной доктрины обновленного в Англии масонства, а также его символики и обрядовой культуры. Подчеркивается толерантность и аполитичность движения «вольных каменщиков», приверженность идеалам христианского вероучения.

В главе пятой «Ортодоксия книги «Конституций» осуществлен сравнительный анализ принципов движения «вольных каменщиков», впервые провозглашенных на страницах «Предписаний» (Charges) и «Старых предписаний» (Old Charges). Они являлись важнейшей составной частью первых трех, наиболее важных изданий «Конституций» Дж. Андерсона182. Значительное место здесь отведено выяснению истоков ранней масонской доктрины.

В первом параграфе «Служить Истинному Богу» рассмотрена начальная редакция масонских «Предписаний». Содержание документа посвящено характеристике различных сторон жизнедеятельности масонской ложи, а также взаимоотношению «вольных каменщиков» с государственными, религиозными и политическими институтами. Авторы (Дж. Андерсон, Д. Т. Дезагюлье) выступали сторонниками толерантности и межконфессионального примирения. Они впервые заявили, что вопросы вероисповедания должны носить частный характер и не могут являться препятствием для сотрудничества людей доброй воли. Не отвергая необходимости поклонения Богу, творцы ортодоксальной масонской доктрины бросали свой взор в прошлое, когда люди не были разобщены религиозными пристрастиями. Создатели Великой ложи призвали их к объединению под знаменем новой веры, основы которой закладывались и поддерживались масонским движением.  Фактически, лондонская ложа выступила с концепцией, отстаивающей идею внутреннего и мирного обновления христианства. Таким образом, первых масонов, поклонявшихся в своем кругу персоне Великого Архитектора Вселенной183, можно заподозрить в симпатиях вовсе не атеизму, а к набирающему популярность деизму. Именно эта философская доктрина, отрицавшая обожествление Христа и признававшая «разумное» сотворение мира, оказалась доминирующей в истории революционного века Просвещения.

Как миролюбивое сообщество, процветающее исключительно в дни спокойствия, масонство объявлялось решительным противником войн и других форм кровопролития. Развивая теорию христианского пацифизма, авторы «Предписаний» не приветствовали участия братьев в политических и антигосударственных акциях184.

В последующих разделах закреплялись организационные, административные и этические стандарты масонской работы.

Во втором параграфе «Созидатели масонских догматов» показана идейная связь масонского вероучения с концепциями крупнейших западноевропейских мыслителей позднего Средневековья и раннего Нового времени. Таким образом, масонство представлено как особое направление европейской теоретической и практической философии, главная цель которой заключалась в формировании и поддержании целостности человеческого Духа, отторгнутого от церкви. Глубина затрагиваемых масонской доктриной проблем свидетельствует о ее длительном вызревании и значительной подпитке извне. По мнению большинства исследователей, особую роль в идейно-организационном оформлении масонского движения сыграли утопические трактаты Т. Мора, Т. Кампанеллы и Ф. Бэкона185. Как показали новейшие изыскания, их теории тесно связаны с тем идейным течением, которое представляется общим и для розенкрейцеров, и для современных масонов186. Первостепенную важность для авторов книги «Конституций» приобрели положения, которые пропагандировали пути реформирования общественной жизни «под присмотром» интеллектуальной элиты. Эти наставления обнаруживаются на страницах романов «Утопия»187, «Город Солнца»188, «Новая Атлантида»189, а также в творчестве целого ряда крупнейших мыслителей-гуманистов (Н. Макиавелли, Э. Роттердамский, Ж. Боден).

В главе шестой «Архитектоника регулярной ложи» представлены и освещены основные моменты работы регулярной масонской ложи. Дана характеристика культовой символики и ритуалов обновленного масонства.

В первом параграфе «Культовый ареал» на документальной основе190 раскрывается содержание основополагающих масонских культов. Показано, что наиболее бурными темпами развитие масонских ритуалов и символики происходило во второй половине века Просвещения. Это связано с появлением значительного числа новых структур «вольных каменщиков» во Франции, Англии, Германии и США (М. Паскалли, Ж. Виллермоз,  Л. Дермот, М. Рэмси, К. Хунд, А. Маккей). Масонские мистерии были пронизаны древним традициям. Эта тема постоянно рассматривалась масонскими писателями. Например, Иоганн Август Штарк писал о древних культовых обрядах, как о скрытом способе учения. Он считал таинства древних народов (египтян, персов, греков) средоточием сокровенного смысла некой языческой религии, которая пала под натиском христианства191. Не менее бурным для культовой истории масонства стал XIX в. На его начало пришлась деятельность очередной волны реформаторов (А. Реттье де Монтало, А. Ф. де Грасс Тили, М. Бедаррид), которая привела к созданию Великого Востока наполеоновской Франции,  возникновению Объединенной Великой ложи Англии и к рождению Обряда Мисраим. Наконец, в 1859 г. началась блистательная масонская карьера Альберта Пайка (1809–1891), Великого Повелителя Древнего и Принятого Шотландского обряда на территории США, завершившего создание самой популярной организационной системы «вольных каменщиков»192.

Здесь же дана характеристика основного центра культовой, символической работы всех «вольных каменщиков», виртуального храма Мудрости и Света – масонской ложи. Как свидетельствуют источники, она является сакральным пространством, моделью Вселенной в миниатюре, где каменщик получает уникальную возможность наилучшим образом организовать свою духовную работу.

Во втором параграфе «Таинство посвящения» рассматриваются обряды посвящения в первые степени регулярного масонства – Ученика, Подмастерья и Мастера.

Несмотря на торжественность и длительность церемонии принятия в братство, Ученик не обретал статуса «вольного каменщика». Переход в новое качество требовал времени, новых усилий и сопровождался очередным сложным обрядом. До истечения испытательного срока начинающий каменщик обязан тщательно изучить свои обязанности и устав братства. Лишь после достаточной подготовки масон, набравшийся ремесленной мудрости в качестве Ученика, может стать обладателем степени Подмастерья.  Завершающий шаг в масонской карьере – достижение степени Мастера. В центре этого обряда – легенда о Хираме. Масоны считают его строителем храма царя Соломона, воплощением которого по традиции считается каждая ложа. С этой точки зрения, отдельно взятый «вольный каменщик» является как бы символическим, «живым» камнем, лично участвующим в воссоздании духовного храма Высшей Мудрости, сулящего человечеству веру в истинного и единого бога, а также мир и процветание.

Масонские ритуалы изначально не содержали в себе каких-либо секретов. К началу XVIII в. их смысл был непонятен большинству самих «вольных каменщиков». Рождение новых пышных ритуалов, имевших отношение к высоким степеням, носило исключительно конъюнктурный характер. Они разделили братство по критериям полезности и влияния. Тем самым внутри Ордена была создана духовная элита, которая во многом дублировала социальные и прочие различия, существовавшие в обществе «непосвященных».

В части четвертой «Масонское братство века Просвещения» представлена широкая панорама распространения регулярного масонства в Англии, в странах континентальной Европы, а также на территории Североамериканских английских колоний в рамках XVIII в.

В главе седьмой «Коллизии европейского триумфа» выявлены причины торжества обновленного масонства в Англии. Освещены причины раскола движения «вольных каменщиков» на конкурирующие Обряды.

В первом параграфе «Масонское двоевластие в Англии» освещены начальные организационные мероприятия первой в истории Великой ложи, способствующие укреплению ее влияния в английском обществе.

Как известно, Англия в начале XVIII в. находилась в авангарде общественных преобразований. Здесь формировалась парламентская система управления государством, появились политические партии и другие легальные организации, отражавшие разнообразные, в том числе, оппозиционные настроения. Наряду с клубами, салонами, творческими ассоциациями и научными академиями активную роль в наметившихся переменах были призваны сыграть первые ложи спекулятивных масонов. Именно они облекли прозаику происходящих перемен в красочно-мистическую форму древнего культа. В этой связи, решающую роль сыграли идеи английских просветителей, которые получили уникальную возможность одними из первых пополнить ряды «вольных каменщиков».

Начальный этап английского Просвещения, охватывающий 1688 – 1730 гг., в точности совпадает с процессом обновления масонства. У истоков нового витка в развитии критической общественно-политической мысли Англии находились Т. Гоббс (1588–1679)193, Д. Мильтон (1608–1674)194, Д. Локк (1632–1704), Д. Толанд (1670–1722), Э. Шефтсбери (1671–1713)195, Г. Болингброк (1678–1751)196. Выдающиеся мыслители, оказавшие мощное влияние на развитие современного европейского мировоззрения, утверждали, что Разум является единственным критерием оценки всех общественных явлений. Они полагали, что Вселенная устроена гармонично, человек добр от природы, а зло – следствие его заблуждений. Особое внимание просветители-эмпирики и деисты уделяли вопросам религии. Они полагали, что простолюдины нуждаются в обязательном следовании религиозным догматам, но «умные люди» могут почитать одного общего Бога. Таким образом, идеология масонских лидеров, воплотившаяся на страницах книги «Конституций», формировалось под явным воздействием концепций первого поколения английских просветителей. Эта плодотворная, взаимная связь не прерывалась в последующие десятилетия века Просвещения, выходя далеко за  пределы Великобритании.

Отличительной чертой английского масонства XVIII в., наряду с резким возрастанием активности и влияния в обществе, оставалась разрозненность. Колебания и разногласия «новых» английских масонов, во многом носившие тактический характер, были окончательно преодолены в 1728 г., когда Великая ложа постановила, что каждая структура «вольных каменщиков» в своей практической деятельности должна руководствоваться положениями книги «Конституций» Джеймса Андерсона197. С этого момента Великая ложа Лондона с полным на то основанием могла именовать себя всеанглийской (Grand Lodge of England).

Несмотря на успехи, достигнутые сторонниками Дезагюлье, конкуренция в английском масонстве не ослабевала. Помимо Великой ложи Йорка, провозглашенной в декабре 1725 г., специалисты сообщают о появлении Капитула Королевской Арки, имевшего право вести самостоятельную работу и присваивать более высокие степени. По мнению американского историка Артура Уайта, упомянутые системы объединяли «старых» масонов Англии, Шотландии и Ирландии, действовавших в соответствии с древними традициями братства «вольных каменщиков»198. В 1751 г. масоны-оппозиционеры объединились в составе Великой ложи Старых масонов (Grand Lodge of Antients Masons)199. Сепаратизм «старых» масонов, проявившийся с первых дней существования Великой ложи Лондона, удалось преодолеть только в 1813 г., в рамках создания Объединенной Великой ложи Англии. 

Во втором параграфе «Реформаторы масонства в Европе» прослежены основные этапы распространения обновленного масонства в континентальной  Европе. Обозначены первые попытки самостоятельного реформирования масонского движения. Отмечено появление во Франции, Германии «рыцарских» модификаций масонской обрядовой практики и символики.

Особенно бурное развитие масонские структуры переживали во Франции, испытывавшей сильнейшее влияние со стороны Англии. После создания первой Великой ложи, в Париже сложились два конкурирующих масонских течения: «шотландское» и «английское»200. Первая французская ложа («Дружбы и Братства») появилась в Дюнкерке в 1721 г. Вскоре масонские структуры нового образца возникли во французской столице. Это – ложи «Святого Петра», «Святого Павла», а также «Искусств святой Маргариты» (Arts de Sainte Marguerite), которую позже признали самой заслуженной и древней среди всех прочих201. В период 1736 – 1741 гг. ей руководили протестант Жан Кустос (Coustos) и католик, герцог Виллерой (Villeroy)202. К прочим успехам регулярных лож следует, безусловно, отнести появление в Париже летом 1735 г. масонских структур, созданных с непосредственным участием Д. Т. Дезагюлье203. Новые ложи активно создавались в провинции. Они появились в Лионе, Руане, Нанте, Авиньоне, Тулузе и Бордо204. В 1743 г. «вольных каменщиков» Франции возглавил первый «принц крови» – Луи де Бурбон-Конде, граф Клермонский (1709–1771). С этого момента их деятельность  перешла под контроль правящей династии.

В Германии (Пруссия, Бавария, Австрия) распространение масонского движения было поначалу обусловлено английским влиянием. После образования в Пруссии Обряда «строгого послушания», немецкие масоны приобрели самостоятельность и заметное внешнее влияние. В нем нашла отражение склонность немецких интеллектуалов к мистическому восприятию действительности. Однако самая заметная страница в истории германского масонства XVIII в. связана с деятельностью Адама Вейсгаупта. В 1776 г., с целью практического преобразования мира, в Баварии был создан тайный  Орден иллюминатов. Его главная цель – осуществление возвышенных идеалов Просвещения путем постепенного морального и нравственного перевоспитания людей. Идея политического переворота решительно отвергалась, так как свобода, по мнению Вейсгаупта – благо, которое народы не могут сразу освоить205. Достижению стратегических целей была подчинена промасонская структура Ордена. Со временем она все больше напоминала рыцарско-тамплиерскую масонскую систему, известную в Германии как «строгое послушание»206. В то же время, «просветлённые» выступали в качестве продолжателей традиций мистического иллюминизма, заложенных деятельностью Ордена мартинистов во Франции. В 1782 г., на конгрессе в Вильгельмсбаде, иллюминаты, вдохновляемые масоном Адольфом фон Книгге, попытались подчинить себе регулярные ложи  Старого света, но потерпели неудачу. В 1784 г. деятельность Ордена иллюминатов была раскрыта и запрещена.

В Австрии, как и в России, масонство не получило широкой поддержки со стороны правящей династии.

В главе восьмой «Первые масоны Америки» раскрыты особенности распространения масонского движения в Новом свете. Показана специфика участия «вольных каменщиков» в политических событиях времен Войны за независимость и провозглашения США.

В первом параграфе «Ложи переселенцев и патриотов» выявлены начальные даты и причины распространения масонских структур на территории заокеанских английских колоний.

Масонские идеи, как совокупность представлений интеллектуалов-европейцев о разумном устройстве государства и общества, начали проникать на территорию Североамериканских колоний достаточно рано. Свидетельство тому – Мэйфлауэрский устав, в котором отстаивались принципы равенства всех людей перед законом. Некоторые конструктивные мысли из упомянутого арсенала мнений содержались и в проекте текста конституции, написанного Джоном Локком для английской колонии в Южной Каролине. Как отмечают исследователи, в этом документе был впервые провозглашен запрет на судебное преследование за денежные долги, на чем, как правило, настаивали масоны207. Несомненное влияние масонско-просветительской идеологии присутствует в Декларации независимости (1776).

Первые масонские ложи на территории североамериканских английских колоний появились на рубеже 20–30-х гг. XVIII в. Однако сами колонисты получили возможность приобщиться к таинствам братства значительно раньше. Так, масоном-пионером Америки считается Джон Скин. Его имя было внесено в списки ложи в шотландском Абердине в 1670 г. В качестве эмигранта, этот «вольный каменщик» оказался за океаном, в штате Нью-Джерси, в 1682 г.208. Первым американцем, принятым в масонское братство, стал уроженец Бостона Джонатан Белчер (1681–1757). Это важное событие произошло в 1704 г. во время его визита в Англию. Однако данный шаг не привел к каким-либо заметным последствиям в Америке. Возможно, он лишь поспособствовал административной карьере богатого торговца, который в 1730 г. стал губернатором Массачусетса и Нью-Гемпшира209. Первое упоминание масонства в Северной Америке состоялось в декабре 1730 г. на страницах «Пенсильванской газеты», редактором которой был выдающийся американский ученый, просветитель и политический деятель Бенджамин Франклин. Регулярным собранием «вольных каменщиков» № 1 в Америке стала известная бостонская ложа св. Иоанна. Она появилась в 1733 г. и получила патент из Англии. В том же году в Массачусетсе появилась Провинциальная Великая ложа, мастером которой был избран Генри Прайс (1697–1760). Этот человек стал одним из национальных лидеров пока еще немногочисленных «новых» масонских лож Америки210.

Параллельно с рождением регулярных масонских структур, в американских колониях набирало влияние «старое» масонство. В условиях системной конфронтации «старые» масоны постарались как можно быстрее укрепить свое положение в Северной Америке. С этой целью они создавали собственные организационные структуры. В 1757 г. состоялось назначение первого американского Провинциального гроссмейстера Великой ложи Шотландии. В 1769 г. в Бостоне была образована Великая Шотландская ложа Массачусетса, гроссмейстером которой был выбран известный сторонник независимости Джозеф Уоррен211. В Пенсильвании свои позиции стремилась усилить Великая ложа Йорка. Первым «национальным» гроссмейстером в 1764 г. здесь был избран богатый землевладелец Уильям Болл.

В рамках начальной деятельности масонских структур в провинциально-колониальной среде был преодолен порог исключительной важности. Ложи, представлявшиеся поначалу институтом модного общения, заявили о себе в качестве влиятельных демократических собраний. Не случайно, именно вокруг этих центров оказались сосредоточены лоялисты и патриоты. Поначалу среди них доминировали сторонники сохранения статуса-кво, полагавшие, что английские конституционные традиции по-прежнему сохраняют свою привлекательность и являются самими передовыми в мире. Однако с началом решающего столкновения с метрополией первенство в масонском движении перешло в руки патриотов. C участием масонских организаций был сделан  существенный шаг к будущей свободе и созданию федеративной республики.

Во втором параграфе «На страже интересов республики» охарактеризована деятельность американских масонов в годы Войны за независимость. Показан вклад их национальных лидеров в обеспечение суверенитета США. 

Несмотря на заметное представительство масонских структур во всех институтах  североамериканской республики (президент, администрация, парламент, армия), оно не противоречило Конституции, а также не подменяло собой органы государственной власти. Большинство  новейших историков отмечает не взлет, а падение масонского политического влияния в годы Войны за независимость. Специалисты не обнаружили фактов доказывающих скоординированное вмешательство американских масонов и их лидеров в процессы борьбы за власть. Напротив, как и в годы Великой французской революции, в Новом Свете наблюдалась бурная череда расколов, разобщения масонских организаций, снижение их рабочей активности. И этому есть достаточно простое объяснение. В условиях политической нестабильности заседания лож, построенные на выполнении множества символических обрядов, быстро оттесняются на задний план иными реалиями. Братья превращаются в участников кровопролитных событий, которые требуют четкой и быстрой реакции. Однако ни в одной стране мира ни до, ни после Войны за независимость, масонские организации такой оперативностью в действиях не отличались. Подлинным шедевром политического творчества американских просветителей и масонов времен революции стала серия памфлетов под общим названием «Федералист», опубликованных на рубеже 1787–1788 гг. в Нью-Йорке212. Не менее интересны сочинения  Б. Франклина, Т. Пейна и Т. Джефферсона.

В части пятой «Масоны и французская революция» реконструируется  роль «вольных каменщиков» в событиях политического кризиса, приведшего к Великой революции и свержению «старого порядка» во Франции. Значительное внимание уделено реформированию масонского движения во времена империи Наполеона Бонапарта. 

В главе девятой «Заложники перемен» дан критический анализ версии о масонском заговоре, как главной причине революционного кризиса во Франции.

В последней четверти XVIII в. братство превратилось во Франции в общенациональную структуру. Важнейшую роль в руководстве масонского Ордена играли представители правящей династии и аристократы. На местах, в многочисленных провинциальных ложах, влиянием пользовались не столь именитые люди. Отметим среди них присутствие дворян, буржуа, торговцев, священников, военных. Особой активностью выделялись представители «свободных профессий» (литераторы, адвокаты, художники, врачи)213. Важно подчеркнуть, что считанные годы спустя все они влились в ряды революционного «третьего сословия». Поистине выдающуюся роль в масонском движении Франции сыграли собрания, в которых лидировали писатели-просветители. Они оказались наиболее оппозиционными по отношению к правительству. На их заседаниях обсуждались злободневные темы, имеющие отношение к политике, религии и другим сторонам общественной жизни. Такие масонские структуры, как столичная ложа «Девяти сестер» и «Олимпийское общество», стали центрами формирования нового мировоззрения, нацелившего французов в сторону осуществления мирных, но радикальных по качеству перемен214. Однако несправедливо говорить о некой решающей роли «вольных каменщиков» в ключевых событиях революционной эпохи. Как американские собратья, французские масоны участвовали в подготовке самого мощного политического переворота Нового времени в качестве легальных оппозиционеров, но не как представители тайной секты заговорщиков. Все сказанное убеждает в отсутствии у просветителей, а заодно у масонов, серьезной программы реальных действий. Начало революции застало врасплох не только короля, но и его убежденных  противников. Таким образом, революция не только не приблизила, а скорее, отдалила мечту о «золотом веке» и «царстве добродетели», которую вынашивали многие поколения гуманистов и просветителей, уповавших на разум и добронравие «перевоспитанного», просвещенного гражданина.

Краткий очерк, посвященный проблемам французского Просвещения, подтверждает существование идейной оппозиции, которую, несмотря на сопротивление властей, удалось сформировать интеллектуальной элите во Франции. Просветители сумели наладить масштабную антиправительственную и антицерковную пропаганду, расшатавшую устои французской монархии. Можно также сказать о том, что подавляющее большинство оппозиционеров поддерживало устойчивые связи с Орденом «вольных каменщиков». Однако главной причиной революционной трагедии стала неспособность правящих структур откликнуться на призыв легальной оппозиции к диалогу о судьбах страны. Самоизоляция власти привела Францию к спонтанному взрыву, спровоцированному поистине тотальным недовольством народа. В дальнейшем события развивались во многом бессистемно, что также доказывает отсутствие заранее спланированного заговора.

Реалии и законы политической борьбы привели движение «вольных каменщиков» революционной Франции к упадку. Серьезный разлад наблюдался даже в структурах могущественного Великого Востока, лидер которого, герцог Орлеанский, публично объявил о своей отставке, приняв имя Филиппа Эгалитэ215. Якобинцы преследовали масонов, как аристократов и контрреволюционеров. К 1794 г. работа в столичных и провинциальных ложах Франции практически замерла216.

В главе десятой «Имперское масонство Наполеона» показан процесс послереволюционного реформирования масонства. Прослежены мотивы, обеспечившие пристальный интерес к масонству со стороны императора Франции.

Деятельность масонских структур во Франции возобновилась после переворота 9 термидора (27 июля) 1794 г. Свержение правительства М. Робеспьера, отказ от средств террора в осуществлении внутренней политики и последовавшая либерализация нравов способствовали первым попыткам реанимации  масонских союзов. Первыми были восстановлены структуры Великого Востока и Великой ложи. У истоков процесса воссоздания регулярного масонства во Франции стоял известный энтузиаст и реформатор движения Александр Луи Реттье де Монтало (1748–1808). Однако решающую роль в судьбах масонских лож сыграл Наполеон Бонапарт. Масонство, воссозданное А. Реттье де Монтало и взятое под контроль семьей императора, должно было сыграть особую роль в процессе конструирования новой Франции. Канва событий, составляющих историю французского масонства периода Консульства и Империи, позволяет смоделировать и охарактеризовать квинтэссенцию усилий Наполеона в этой области. Во-первых, масонский Орден должен был безоговорочно подчиняться главе государства и управляться людьми из его ближайшего окружения. Во-вторых, масонские системы следовало объединить, ибо император не мог согласиться с существованием конфликтующих масонских организаций. Совершенно очевидно, что он делал ставку на развитие национального масонства, независимого от Великой ложи Англии. Наконец, за масонскими ложами устанавливался жесткий полицейский контроль. Во исполнение этих планов была осуществлена унификация национального масонства. В 1810 г. состоялось упразднение Великой ложи – первого во Франции национального масонского союза, созданного в 1728 г. Такие действия способствовали увеличению численности «вольных каменщиков». В период расцвета структур наполеоновского Великого Востока, пришедшегося на 1810–1812 гг., в его списках насчитывалось 818 лож, из них 150 находились вне территорий Франции217. В состав обновленного Ордена входили также 70 военных лож, которые, помимо метрополии, располагались в городах Германии, Польши, Австрии, Италии, Бельгии и Голландии218. Система государственного масонства  удачно вписывалась в задачи послереволюционной стабилизации общественной жизни Франции.

В Заключении подведены итоги исследования и сделаны обобщающие выводы.

Наиболее отчетливые шаги по созданию спекулятивной (духовной) масонской организации были осуществлены на рубеже позднего Средневековья и Нового времени. Их предприняли западноевропейские интеллектуалы, которые  представляли интересы сплоченной касты ученых, имевшей немалое влияние на территории всего континента.

Главным противником реформаторов-интеллектуалов являлась католическая церковь. Секуляризация имущества аббатств и монастырей, а также преодоление церковного влияния в области образования, культуры и мыслительной деятельности становились первейшими лозунгами борьбы философов-диссидентов. Были намечены перемены и политического характера, направленные против деспотизма светской власти. Подготовлявшиеся реформы носили мирный характер и распространялись на всю Европу. Итогом «научного» переворота провозглашалось торжество «разумного правления» и утверждение принципов «естественного права». Новые законы признавались священными, неотчуждаемыми ни в пользу церкви, ни в интересах монархов, и гарантировали каждому индивидууму право на жизнь, свободу и собственность. Такие настроения и действия, подпадающие, по мнению автора диссертации, под определение «интеллектуальная революция», окончательно сформировались ко времени Реформации, то есть на рубеже XV–XVI вв. Приоритет в этой области принадлежал мыслителям-гуманистам Германии, Нидерландов, Италии, Франции и Англии.

Для реализации поставленных целей и привлечения к их осуществлению наибольшего количества заинтересованных людей философы планировали создание широкой сети просветительских обществ, которые, в интересах безопасности и конфиденциальности, должны были носить закрытый характер. Наиболее целесообразным представлялось создание таких структур, которые наделялись чертами хорошо известных в сословно-корпоративном обществе организаций. Наиболее подходящей для этих целей, к тому же соответствующей высшим гуманистическим идеалам, оказалась модель ремесленного строительного цеха.

Пальма первенства в области организационного оформления масонского движения оказалась в руках спекулятивных каменщиков Англии, которые прошли испытания в горниле политического переворота и гражданской войны. Эти драматические события положили начало созданию классического, образцово-разумного общественного строя, в наибольшей степени соответствовавшего идеалам гуманистов и просветителей. Именно в интересах защиты новых завоеваний, а заодно и для их внешнего распространения, была создана первая в истории легальная организация «новых вольных каменщиков» – Великая ложа Лондона.

С этого момента масонство приобрело статус легальной организации, в истории которой, помимо мифов и легенд, появились архивы, уставные документы, а также другие важные атрибуты практической деятельности. В это же время, в книге «Конституций» Джеймса Андерсона, были сформулированы принципы ортодоксальной доктрины «вольных каменщиков».

В начале XVIII в. главными побудительными мотивами масонской реформации, состоявшейся в Англии, стали такие факторы, как желание достичь идейной универсализации, поддержка Ганноверской династии и зарождение неосознанных флюидов британского геополитического могущества. Квинтэссенцией регулярного масонского движения, сформировавшегося в недрах западноевропейского Просвещения, стали теория и практика, направленные на достижение конвергенции элит. Первоначально речь шла о единстве в национальном, а затем и в глобальном масштабе. Как  представлялось масонским идеологам, лишь таким способом было возможно реализовать стародавнюю мечту античных и первых христианских философов об идеальном, всеобщем «разумном правлении». В условиях наметившегося к началу Нового времени преобладания европейской цивилизации, небезуспешные попытки  адептов масонских лож максимально широко, без оглядок на географические, социальные и религиозные препоны распространить свое влияние,  вовсе не представляются безнадежно-утопическими. Созданные ими  организационные структуры стали своеобразными инкубаторами неформального объединения нарождавшейся элиты нового западного общества.

Публикации по теме диссертации

Монографии:

1. Киясов С. Е. Сильвен Марешаль: Политическая биография. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1987. 130 с. (8 п.л.)219

2. Киясов С. Е.  Масоны и век Просвещения: Становление интеллектуального феномена. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. 492 с. (32 п.л.)220

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

3. Киясов С. Е. «Ремесленный след» в истории масонского ордена // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск «Новые гуманитарные исследования». Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2006. (0,5 п.л.)

4. Киясов С. Е. Ортодоксальная масонская доктрина в Англии // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск  «Актуальные проблемы истории, археологии, этнографии». Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2006. (0,5 п.л.)

5. Киясов С. Е. Кристофер Рен – архитектор и масон // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2007. Т. 9. Вып. 2. (0,5 п.л.)

6. Киясов С. Е. Масонский феномен в историографии XVIII-XX вв. // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М.: Ин-т всеобщей истории РАН, 2007. Вып. 18. (1,5 п.л.)

7. Киясов С. Е. Английские масоны на рубеже XVII-XVIII вв. // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М.: Ин-т всеобщей истории РАН, 2007. Вып. 20. (1,0 п.л.)

8. Киясов С. Е. Масоны и православная империя: начало противостояния // Новый исторический вестник. 2008. № 2. (0,8 п.л.)

9. Киясов С. Е. Баварские иллюминаты: конспиративный эксперимент А. Вейсгаупта // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М.: МГУКИ, 2008. № гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2008/Kiyasov.pdf, свободный – Загл. с экрана. (0,5 п.л.)

Прочие статьи:

10. Киясов С. Е. Бабувистская конспирация и демократические кафе Парижа // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. Вып. 12. (0,5 п.л.)

11. Киясов С. Е. Масонство: мифы и реальность // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1993. Вып. 14. (1 п.л.)

12. Киясов С. Е. У истоков масонского движения во Франции // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1993. Вып. 15. (0,5 п.л.)

13. Киясов С. Е. История франкмасонства в залах музея Акитэн // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997. Вып. 16. (0,25 п.л.)

14. Киясов С. Е. Масоны во Франции: история и историки // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. Вып. 17. (1 п.л.)

15. Киясов С. Е. Великая революция и судьба масонского движения во Франции // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2000. Вып. 19. (0,5 п.л.)

16. Киясов С. Е. Современная масонская ложа во Франции: взгляд изнутри // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002. Вып. 20. (0,5 п.л.)

17. Киясов С. Е. «Вольные каменщики» в империи Наполеона Бонапарта // Новая и новейшая история. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004. Вып. 21. (0,75 п.л.)

18. Киясов С. Е. Провозглашение Великой ложи Лондона: начало современной масонской истории // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2005. Том 5. Серия История. Право. Международные отношения. Выпуск 1/2. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. (1 п.л.)

Материалы выступлений на конференциях

19. Киясов С. Е. Масоны во Франции: история и историки // Историк и историография: Материалы науч. конф., посвященной 90-летию со дня рождения Л. А. Дербова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999. (0,25 п.л.)

20. Киясов С. Е.  Масоны и Наполеон // Проблемы изучения Отечественной войны 1812 года: Материалы Всероссийской научной конференции. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002. (0,25 п.л.)

21. Киясов С. Е. Джентльмены Лондона на пути от клуба к масонской ложе (1717-1723 гг.) // Неофициальная жизнь горожан: Россия–Запад–Восток. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов: Изд-во «Наука», 2007. (0,5 п.л.)


1 От английского – Free-mason, французского – Franc-maon, немецкого – Frimaurer.

  2 См.: Peters A. Histoire mondial synchronoptique. Genve: ditions Acadmiques de Suisse-Ble, 1965; Nouvelle histoire des ides politiques sous la direction de Pascal Ory. P.: Presses Universitaires de France (PUF), 1987; Perry L. Intellectual life in America: A history. Chicago, London.: Univ. of Chicago Press, 1989; Burke P. A social history of knowledge. From Gutenberg to Diderot. Cambridge: Univ. Press, 2000; Lomas R. The invisible colledge: the Royal Society, freemasonry and the birth of Modern science. L.: Headline Book Publishing, 2002.

3 См.: Холл М. П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии: интерпретация секретных учений, скрытых за ритуалами, аллегориями и мистериями всех стран / Пер. с англ. и предисл. В. В. Целищева. СПб.: СПИКС, 1994; Парнов Е. Трон Люцифера. Критические очерки магии и оккультизма. 2-е изд. М.: Изд-во полит. литературы, 1991; Он же. Властители и маги: в 2 кн. М.: Терра, 1996; Эндрюс Т. Магия Каббалы. Первые шаги к сокровенным знаниям / Пер. с англ. М. Несмеяновой. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2005.

4 Mary R. L. La Franc-Maonnerie dans le monde. P.: ditions de Vecchi, 1993. P.61. 

5 The Constitutions of the Free–Masons. Containing the History, Charges, Regulations, &c. of that most Ancient and Right Worshipful Fraternity. For the Use of the Lodges. London: Printed by William Hunter, for John Senex at the Globe, and John Hooke at the Flower–de–luce over–against St. Dunstan’s Church, in Fleet–street, 1723. P. 1–48.

6 Один из основателей исследовательской масонской ложи при Объединенной Великой ложе Англии; автор фундаментального, многотомного сочинения: Gould R. F. The History of Freemasonry: in 4 v. L.: Jack, 1882-1883.

7 Этот издатель и журналист был посвящен в масоны в 1856 г.; автор знаменитого исследования, переведенного на многие европейские языки: Findel J.G. Geschichte der Freimaurerei von der Zeit ibres Entstebens bis auf die Gegenwart: in 2 v. Leipzig, Luppe, 1861-1862.

8 Первый популяризатор масонства на территории США; автор ряда исследовательских сочинений: Mackey A. G. The Symbolism of  Freemasonry. N.Y.: Clark&Maynard, 1869; Idem. A Lexicon of Freemasonry: Containing a Definition of All Its Communicable Terms, Notices of Its History, Tradition, and Antiquities. 7th ed. L.: Charles Griffith, 1887.

9 Адвокат, мэр центрального V округа Парижа. Один из  руководителей структур Великого Востока Франции. Автор нескольких монографий: Amiable L. La Franc-Maonnerie et la Magistrature en France la veille de la Rvolution. Aix, 1894; Idem. Une loge maonnique avan 1789: la respectable loge “Les Neuf Soeurs”. P.: Collignon, 1897. В первой половине XIX столетия во Франции прославились исследования масонов К. А. Тори (Thory C. A. Acta Latomorum: in 2 v. P.: Dufart, 1815), Ф. Т. Клавеля (Clavel F. T. Histoire pitoresque de la Franc-maonnerie et des socits secrtes anciennes et modernes. P.: Pagnerre,1843), Ж. М. Рагона (Ragon J. M. Orthodoxie maonnique, suivi de la Maonnerie occulte et de initiation hermtique. P.: Dentu, 1853) и Э. Ребо (Rebold E. Histoire des trois Grandes Loges de Francs-Maons. P.: Collignon, 1864). 

10 См.: Папюс (Анкосс Ж.). Генезис и развитие масонских символов / Пер. с фр. СПб.: Экономическая типо-литография, 1911. В последнее время в России переизданы некоторые другие произведения знаменитого французского мистика – см.: Папюс (Анкосс Ж.). Каббала, или Наука о Боге, Вселенной и Человеке / Пер. с фр. М.: Локид-Пресс, 2003; Он же. Оккультизм: Первоначальные сведения / Пер. с фр.  М.: Локид-Пресс, 2003.

11 См.: Martin G. La Franc-Maconnerie franaise et la prparation de la Rvolution. P.: PUF, 1926. В начале XX в. занимал высшие административные посты в структурах Великого Востока Франции.

12 См.: Ligou D. La franc-maonnerie. Vendme: PUF, 1977.

13 Один из крупнейших специалистов второй половины XX в.  по проблемам эзотеризма и тайных обществ; автор более 50 работ, доктор филологии: Hutin S. Les Francs-Maons. P.: dition Du Seuil, 1966; Idem. La Franc-maonnerie et la Rvolution franaise. Bretteville Orgueilleuse: ditions des Marais, 1989.

14 См.: Уайт А. Э. Новая энциклопедия масонства (великого искусства каменщиков) и родственных таинств: их ритуалов, литературы и истории / Пер. с англ. СПб.: Изд-во «Лань», 2003. Первое издание книги увидело свет в 1921 г.

15 См.: Бейли Ф. Дух масонства / Пер. с англ. С. И. Арутюнова. М.: Литан, 1999. Сочинение было впервые опубликовано в американском журнале «Мастер каменщик» в октябре 1927 года.

16 См.: Дедопулос Т. Масоны. Взгляд изнутри тайного братства / Пер. с англ. К. И. Молькова. М.: Издательская группа «Контэнт», 2007.

17 См.: Hamill J. The History of English Freemasonry. Addlestone: Lewis Masonic Books, 1994. В момент написания книги автор занимал пост библиотекаря Объединенной Великой ложи Англии.

18 В одном ряду с ними – Жан Палу (Palou J. La Franc-Maonnerie. P.: ditions Payot, 1964), Мишель Тэйефер (Taillefer M. La franc-maonnerie toulousaine sous Ancien rgime et la Rvolution: 1741–1799. P.: ENSB-CIHS, 1984), Франсуа Коллавери (Collaveri F. Napolon, empereur Franc-maon. P.: ditions Tallandier, 1986), Франсуа-Ги Уртуль (Hourtoulle F.-G. Franc-maonnerie et  Rvolution. P.: ditions Carrere, 1989), Жан Мург (Mourgues J. La panse maonnique; «une sagesse pour occident ». P.: PUF, 1989).

19 См.: Ridley J. The Freemasons. L.: Consteble and Company Limited, 1999.

20 См.: Bullock S. C. Revolutionary Brotherhood. Freemasonry and the Transformation of the American Social Order, 1730–1840. Chapel Hill and L.: University of North Carolina Press, 1996.

21 См.: Binder D. A. Die diskrete Gesellschaft: Geschichte und Symbolik der Freimaurer. Graz, Wien, Kln: Edition Kaleidoskop, 1988.

22 См.: Francovich C. Storia dela massoneria in Italia delle origine alla revoluzione Francese. Firenze: La Nuova Italia, 1974.

23 См.: Морамарко М. Масонство в прошлом и настоящем / Пер. с итал. В. П. Гайдука. М.: Прогресс, 1989.

24 См.: Reinalter H. Die Freimaurer. Mnchen: Verlag C. H. Beck, 2001.

25 См.: Hass L. La franc-maonnerie et les sciences occultes au XVIII sicle: Jean-Luc-Louis de Toux de Salvert // Acta Poloniae hist. Wroclaw, 1986. № 53. Во второй половине XX в. историк издал более трех десятков работ, посвященных различным проблемам западноевропейского и русского (дореволюционного) масонства – см.: Karpowicz A. Katalog drukw wspczesnych w zbiorach masoskich biblioteki universyteckiey w Poznaniv. Pozna, Biblioteka universytecka, 2000.

26 См.: Alvares Lazaro P. F. Masoneria y librepensamiento en la Espaa de la Restauracin. Madrid: UPCM, 1985.

27 См.: Oliveira Marques A. H., de. Ensaios de Maonaria. Lisboa: Quetzal, 1988.

28 См.: Agulhon M. Pnitents et Francs-Maons de ancienne Provence. Essai sur la sociabilit mridional. P.: Fayard, 1984; Piatigorsky A. Freemasonry. The Study of a Phenomenon. L.: The Harvill Press, 1997.

29 См.: Barruel A. Mmoires pour servir   histoire du jacobinisme: in 4 pt. L.: 1797-1798; английское издание – Memoirs Illustrating the History of Jacobinism, by Abbe Augustin Barruel: in 4 v. L.: T. Burton, 1798. В начале XIX в. книга была переведена на русский язык – см.: [Баррюэль О.] Записки о якобинцах, открывающие все противу христианские злоумышления и таинства масонских лож, имеющих влияние на все Европейские державы: в 6 ч. / Пер. с фр. М.: В Университетской типографии, 1806.

30 См.: Robinson J. Proofs of a consriracy. Edinburgh: W. Cresch, 1798. Любопытно, что сам автор-шотландец некоторое время являлся членом одной из масонских лож.

31 См.: Bord G. La Franc-Maonnerie en France, des origines 1815. P.: Nouvelle Librairie National, 1909.

32 См.: Fa B. La Franc-Maonnerie et la rvolution intellectuelle. P.: De Kluny, 1935. 

33 См.: Knight S. The Brotherhood. The Secret World of the Freemasons. L.: Collins, 1988.

34 См.: Толь С. Д. Ночные братья: Опыт исторического исследования о масонстве в Германии; Масонское действо: Исторический очерк о заговоре декабристов. М.: Изд-во «Москва», 2000 (репринтное издание).

35 См.: Бутми Г. В. Враги рода человеческого. СПб.: Союз русского народа, 1906.

36 См.: Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731–2004 гг. М.: Эксмо, Алгоритм, 2005.

37 См.: Pemjean L. La maffia judo-maonnique. P.: ditions Baudiniere, 1934.

38 См.: Сионские Протоколы: Документ и приложения. М.: Витязь, 2004. Их текст был опубликован в декабре 1905 г. под названием «Отрывки из древних и современных протоколов Всемирного союза франкмасонов».

39 См.: Лонгинов М. Н. Новиков и московские мартинисты. М.: Типография Грачева и К°, 1867.

40 См.: Пекарский П. П. Дополнение к истории масонства в России XVIII столетия. СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1869.

41 См.: Вернадский Г. В. Русское масонство в царствование Екатерины II. 2-е изд. СПб.: Изд-во им. Н. И. Новикова, 1999 (репринтное издание).

42 См.: Барсков Я. Л. Переписка московских масонов XVIII века. 1780-1792 гг. Пг.: Издание Отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук, 1915.

43 См.: Пыпин А. Н. Исторические очерки. Общественное движение при Александре I. СПб.: Изд-во «Вестник Европы», 1871; Он же. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в.: Исторические очерки. Пг.: Изд-во «Огни», 1916.

44 См.: Соколовская Т. О. Русское масонство и его значение в истории общественного движения (XVIII и первая четверть XIX столетия). СПб.: Изд. Н. Глаголева, 1908; Она же. Капитул Феникса: высшее тайное масонское правление в России (1778–1822 гг.). М.: Изд-во Гос. публ. ист. б-ки России, 2000 (репринтное издание).

45 См.: Пыпин А. Н. Хронологический указатель русских лож от первого введения масонства до запрещения его (1731–1822). СПб., 1873. По мнению французского историка Мишеля Мурра, организованное масонство в России сложилось не ранее 1771 г. – см.: Mourre M.  Dictionnaire enciclopdique histoire: in 8 v. P.: PUF, 1978. V. 3. P. 1876-1877.

46 См.: Сахаров В. И. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII – начала XIX века. М.: Жираф, 2000; Карпачев С. П. Российское масонство XVIII–XX вв. М.: Ред.-изд. центр «Альфа», 2000; Серков А. И. Русское масонство, 1731–2000: Энцикл. словарь. М.: РОСПЭН, 2001; Соловьев О. Ф. Русские масоны. От Романовых до Березовского. М.: Эксмо; Яуза, 2005. Наиболее полный библиографический обзор отечественной литературы по истории масонства – см.: Карпачев С. П. Путеводитель по масонским тайнам. М.: Изд-во «Центр гуманитарного образования», 2003. С. 285–376.

47 Малов Н. М. Новые материалы по истории масонства в Саратовском крае // Саратовский краеведческий сборник. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002. С. 190-215; Попкова Н. А. Илья Александрович Шляпкин // Библиотека вуза: вчера, сегодня, завтра: Сб. науч. тр., посвященный памяти В. А. Артисевич. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. Вып. 2. С. 6–17.

48 См.: Карпачев С. П. Масонская интеллигенция России конца XIX – начала XX века. М.: Центр гуманитарного образования, 1998; Острецов В. М. Масонство, культура и русская история. 3-е изд., сокр. М.: «Крафт+», 2004.

49 См.: Ланда С. С. Дух революционных преобразований. Из истории формирования идеологии и политической организации декабристов 1816-1825. М.: Мысль, 1975; Орлик О. В. Братья Тургеневы и Франция // Новая и новейшая история. 1994. № 1. С. 174–198; Бокова В. М. Эпоха тайных обществ. Русские общественные объединения первой трети XIX в. М.: Реалия-Пресс, 2003; Жуковская Т. Н. Тайные общества 1810–1820-х годов: европейское влияние и российский контекст // Политическая культура XIX века: Россия и Европа. М.: ИВИ РАН, 2005. С. 71–84.

50 См.: Аврех Ф. Я. Масоны и революция. М.: Политиздат, 1990; Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. М.: «Терра», 1990; Бакунина Т. А. Знаменитые русские масоны. Вольные каменщики. М.: «Интербук», 1991; Берберова Н. Н. Люди и ложи: Русские масоны XX столетия. Харьков: Калейдоскоп; М.: Прогресс–Традиция, 1997. Научная литература противостоит сочинениям, которые с начала XX в. придерживаются концепции «масонского заговора», якобы направленного против православно-христианской Руси – см.: Абаринов Н. Н., Бутми Г. В. Франк-масонство и государственная измена. СПб.: Типография газеты «Россия», 1906; Бегун В. Я. Рассказы о «детях вдовы»: Очерки истории масонства. 2-е изд., доп. Минск: Наука и техника, 1986; Иванов В. Ф. Православный мир и масонство. М.: ТРИМ, 1993; Климов Г. П. Божий народ. 4-е изд. Краснодар: ООО «Пересвет», 2002; Брачев В. С. Масоны и власть в России. М.: Эксмо; Алгоритм, 2003; Башилов Б. История русского масонства (XVIII–XX вв.). М.: Лепта-Пресс, 2004; Воробьевский Ю., Соболева Е. Пятый ангел вострубил. М.: Яуза, Пресском, 2005.

51 Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой / Пер. с англ. Н. Лужецкой. М.: Новое литературное обозрение, 2002. С. 829. Эта точка зрения поддержана и в нашей стране – см.: Острецов В. М. Масонство, культура и русская история. 3-е изд., сокр. М.: «Крафт+», 2004.

52 См.: Begemann W. Vorgeschichte und Anfnge der Freimaurerei in England: in 2 v. Berlin: Mittler u. S.,1909-1910.

53 См.: Le Forestier R. Les illumins de Bavire et la Franc-Maonnerie allemande. Milano: Arche Milano, 2001 (репринтное издание). Впервые книга Рене Ле Форестье (1868-1951) увидела свет в Париже в 1915 году. 

54 См.: Нис Э. Основные черты современного масонства / Пер. с фр. СПб.: В Синодальной типографии, 1912.

55 См.: Готеро Г. Франк-масонство / Пер. с фр. Сергиев Посад: Изд. книжного магазина М. С. Елова, 1914.

56 См.: Morse S. Freemasonry in the American Revolution. Washington: The masonic service accociation of the United States, 1924.

57 См.: Lantoine A. Histoire de la Franc-Maonnerie franaise. La Franc-Maonnerie cher elle. P.: Nourry, 1925.

58 См.: Масонство в его прошлом и настоящем: в 2 т. / Под ред. С. П. Мельгунова и Н. П. Сидорова. М.: Изд. «Задруги» и К. Ф. Некрасова, 1914 – 1915.

59 История исторического знания: пособие для вузов / Репина Л. П., Зверева В. В., Парамонова М. Ю. М.: Дрофа, 2004. С. 206.

60 См.: Munck T. The Enlightenment: A Comparative social history 1721–1794. L.: Arnold, 2000.

61 См.: Mercier J.-M. Les francs-maons du pays de Daudet: Beaucaire et Tarascon: destines croiss du XVIII au XX sicles. Aix-en-Provence: disud, 2004.

62 См.: Hill Ch. Intellectual origins of the English revolution. Oxford: Clarendon Press, 1965; Lomas R. The invisible colledge: the Royal Society, freemasonry and the birth of Modern science. L.: Headline Book Publishing, 2002.

63 См.: Ranieri L. Die Loge. Macht und Geheimnis der Freimaurer. Wiesbaden: Fourier Verlag, 2003. 

64 См.: Bultot R. Charl-Claude Devoyo (1745–1796) traducteur Erasme pour la loge La Concorde (Dijon) la veille de la Rvolution // Annales historiques de la Rvolution franaise (AHRF). 1998. № 314; Viaud F. Mon intinraire maonnique. P.: Edimaf, 1983. 

65 См.: Van Horn Melton J.  The Rise of the Public in Enlightenment Europe. Cambridge: Univ. Press, 2001.

66 Reinalter H. Maria Carolina von Neapel und die Freimaurerei // Historische blickpunkte. Innsbruck, 1988. S. 529-542; Moreillon F. La «Maonnerie des Dames» entre en scne // Historia thematique. 2005. № 93. P. 21–25; Del Arbol E. E. Los origenes de la masoneria femenina en la Francia del siglo XVIII // Revista de Historia. 1991. № 18. P. 77–107.

67 Он тесно переплетается с сюжетами социальной психологии, конспиралогии, философии истории, лингвистики, теологии и мифологии – см.: Roberts J. M. The Mythology of the Secret Societies. Oxford: Fellow of Merton College; L.: Secker & Warbueg, 1972; Van de Sande A. La sociabilite catholique aux Pays-Bas, 1780–1789: entre mefiance et emancipation // AHRF. 1989. № 227; Lennhoff E., Posner O., Binder D. Internationales Freimaurer lexikon. Mnchen: Herbig, 2000; Bieberstein J. R., von. Der Mythos von der Weltverschworung: Freimaurer, Juden und Jesuiten als «Menschheitsfeinde» // Geheimgesellschaften und der Mythos der Weltverschworung. Mnchen etc., 1987. S. 29–62; Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. М.: Айрис-пресс, Лагуна-Арт, 2004; Элиаде М. История веры и религиозных идей: в 3 т. / Пер. с фр. М.: Критерион, 2001–2002; Генон Р. Символы священной науки / Пер. с фр. Н. Тирос. М.: Беловодье, 2004.

68 См.: Qurard J.-M. La France littraire, ou Dictionnaire bibliographique: in 6 v. P.: chez firmin Didot freres, Libraires, 1833; Bibliographie internationale de Humaisme et de la Renaissance: in 6 v. Genve: Libr. Droz, 1966–1973.

69 См.: Bedarride М. De Ordre maonnique de Misraim depuis sa creation jusqu’ nos jours, de son antiquit, de ses littes et de ses progress: in 2 v. P.: Imprimerie de Bernard et comp., 1845.

70 Родоначальником теории рыцарского происхождения масонских структур стал шотландец Майкл Рэмси (1686-1743), огласивший ее в ряде  выступлений в декабре 1736 г.  – см.: Discours de Ramsay // Ligou D. La franc-maonnerie... P. 81-87. Как безусловный сторонник якобитов, Рэмси проигнорировал масонскую реформацию в ненавистной ему ганноверианской Англии. Он называл первую Великую ложу и проповедуемые на родине формы нового масонства «еретическими и республиканскими».

71 См., например: Valmy M. Die Freimaurer. Arbeit am Rauhen Stein Mit Hammer, Zizkel und Winkelmas. Mnchen: Callwey, 1988. S. 19-23. Наиболее последовательным сторонником этой версии был англичанин Роберт Гулд, считавший, что оперативно-ремесленный характер масонского движения был окончательно преодолен только в конце XVIII в. – см.: Gould R. F. The History of Freemasonry... V. 3. P. 244.

72 Ragon J. M. Orthodoxie maonnique... P. III-IV; Rebold E. Histoire des trois Grandes Loges... P. VIII. Историки указывали на ведущую роль таких исторических персонажей, как английские розенкрейцеры Роберт Фладд (1574-1637) и Элиас Эшмол (1617-1692).

73 В словаре французского историка Даниэля Лигу перечислены, по крайней мере, четыре десятка популярных концепций, раскрывающих тайны происхождения масонства. Их авторами, на протяжении XVIII – XX вв., стали более двухсот специалистов из разных стран – см.: Dictionnaire de la Franc–Maonnerie publi sous la direction de Daniel Ligou. P.: PUF, 1987.  Р. 873.

74 См., например: Targhetta R. La massoneria veneta dalle origini alla chiusura della logge (1729-1785). Udine: Del Bianco, 1988; Kriewald H. Ferdinand zur Glckseligkeit. Aus der Geschichte einer Magdeburger Freimaurerloge. Magdeburg: IMPULS-Verlag, 1992; Weisberger R. W. Speculative freemasonry and the Enlightenment. A study of the craft in London, Paris, Prague, and Vienna. N. Y.: East European monographs, Boulder. Distributed by Columbia University Press, 1993; Ridley J. The Freemasons... P. 114–115 etc. 

75 Теме «интеллектуалы в истории западноевропейского общества» посвящены специальные работы – см.: Maudrou R. Des humanistes aux hommes de science (XVI et XVII sicles). P.: ditions Du Seuil, 1973; Эльфонд И. Я. Политические учения эпохи Возрождения и Реформации (Франция). Саратов: Изд-во Сарат. гос. пед. ин-та им. К. А. Федина, 1991; Уваров П. Ю. Французы XVI века: Взгляд из Латинского квартала. М.: Ин-т всеобщей истории РАН, 1993; Он же. Интеллектуалы и интеллектуальный труд в средневековом городе // Город в средневековой цивилизации Западной Европы… Т. 2;  Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в средние века / Пер. с фр. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003; Он же. Цивилизация средневекового Запада / Пер. с фр. Екатеринбург: У-Фактория, 2005.

76 Под термином «оккультизм» следует понимать общее название тайных, мистических знаний, предполагающих существование сверхъестественных сил, недоступных рациональному познанию, но открытых для избранного круга посвященных. 

77 Бейджент М., Ли Р. Эликсир и камень. Традиции магии и алхимии / Пер. с англ. М.: Эксмо, 2004. С. 13; Элиаде М. История веры и религиозных идей… Т. 3. С. 231.

78 См.: Йейтс Ф. А. Розенкрейцерское просвещение / Пер. с англ. М.: Алетейа, Энигма, 1999; Она же. Джордано Бруно и герметическая традиция / Пер. с англ. М.: Новое литературное обозрение, 2000.

79 См.: Arnold P. Histoire de la Rose-Croix et les origines de la franc-maonnerie: Essai. P.: Mercure de France, 1990; Королев Ю. А. Орден розенкрейцеров в прошлом и настоящем: Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1991; Гендель М. Мистерии розенкрейцеров. Музыкальная гамма и схема эволюции / Пер. с нем. М.: «Литан», 1999; Он же. Учение розенкрейцеров в вопросах и ответах / Пер. с англ. Н. Л. Сизовой. М.: ЛИТОМЕД, 2005;  Киселев Н. П. Из истории русского розенкрейцерства. СПб.: Изд-во имени Н. И. Новикова, 2005. Помимо интеллектуальных заговорщиков в истории Нового времени проявили себя фрондеры политического, а также профессионально-ремесленного характера – см.: Monod P. K. Jacobitism and the English People 1688–1788. Cambridge: Cambridge University Press, 1989; Foner E., Garraty J. A. Fraternal societies // The Reader’s Companion to American History, 12.01.1991. P. 1–5. Те и другие были социальной средой для так называемого иррегулярного  масонства.

80 Naudon P. Histoire gnral de la Franc–Maonnerie... P. 30. Появление регулярного масонства не прекратило историю розенкрейцерства. Оно превратилось в привилегированную, научно-мистическую составляющую движения современных «вольных каменщиков».

81 Le Forestier R. Les illumins de Bavire et la Franc–Maonnerie... P. 297–323; Robert J. M. The Mythology of the Secret Societies... P. 118–145; Agethen M. Geheimbund und Utopie. Illuminaten, Freimaurer und deutsche Sptaufklrung. Mnchen: Oldenbourg, 1987. S. 70–86; Der illuminatenorden: (1776–1785/87); ein politischer Geheimbund der Aufklarungszeit / Helmut Reinalter (Hrsg.). Frankfurt am Main u. a.: Lang, 1997. S. 195–205; Орлик О. В. Декабристы и европейское освободительное движение. М.: Мысль, 1975. С. 30–31; Натаров М. В. Отечественная историография об ордене иллюминатов // Историческая мысль в современную эпоху. Волгоград: Изд-во Волг.ун-та, 1997. С. 136–141.

82 Берти Д. Россия и итальянские государства / Пер. с итал. М.: Изд-во иностранной лит., 1959. С. 323–326; Он же. Демократы и социалисты в период Рисорджименто / Пер. с итал. М.: Прогресс, 1965. С. 137; Ланда С. С. О некоторых особенностях формирования революционной идеологии в России // Пушкин и его время. Л.: Искусство, 1972. С.67–232; Ковальская М. И. Движение карбонариев в Италии. М.: Наука, 1971. С. 75–79; Ютен С. Невидимые правители и тайные общества / Пер. с фр. С. Петрова. М.: КРОНА-ПРЕСС, 1998. С. 137–154; Francovich C. Gli illuminati di Weishaupt e idea egualitaria in alcune societa’segrete del Risorgimento // Movimento Operatio. 1952. № 4. P. 553–597.

83 См. подробнее: La Franc-Maonnerie et la Rvolution franaise // Annales historiques de la Rvolution franaise (AHRF). 1969. № 197; Чудинов А. В. Масоны и французская революция XVIII в.: дискуссия длинною в два столетия // Новая и новейшая история. 1999. № 1.С. 45–69; Saunier E. La Franc-Maonnerie et la Rvolution franaise: vers une nouvelle orientation historiographique // Cahiers d’histoire. 2002. № 87. P. 121–136.

84 Такое определение скандальным сюжетам, посвященным масонам-революционерам, в середине XX в. присвоил известный французский историк Жак Годшо.

85 Сам Баррюэль отмечал появление во Франции целой плеяды «фальшивых» аббатов, которые, по его словам, не имели никакого отношения к религии и преследовали исключительно корыстные цели. К их числу были отнесены Бартелеми, Бодо, Ноэль и Сиейес – все активные участники революции.

86 [Баррюэль О.] Вольтерианцы или история  о  якобинцах, открывающая все противу христианские злоумышления и таинства масонских лож, имеющих влияние на все европейские державы. С французского последнего исправленного и вновь умноженного издания: в 12 ч. / Пер. с фр. М.: В губернской типографии у А. Решетникова, 1805–1809. Ч. I. С. XXIV–XXVI.

87 Fa B. La Franc–Maonnerie et la rvolution intellectuelle... P. 225–246.

88 Ibid. P. 104–114.

89 Nouvelle  histoire des ides politiques sous la direction de Pascal Ory. P.: PUF, 1987. P. 40.

90 См.: Faucher J.-A. Les francs-maons et le pouvoir: de la Rvolution nos jours. P.: Libraire Acadmique Perrin, 1986. 

91 См.: Albert H. F. Chronique maonnique du Haut–Dauphin, 1775–1816. Val–des–Prs: ditions Transhumances, 2003.

92 См.: Le Bihan A. Francs–maons et ateliers parisiens de la Grand Loge de France an XVIII sicles. 1760–1795. P.: Bibl. Nat., 1973. На рубеже веков об особенностях столичной богемно-интеллектуальной жизни писали Франсуа Рокэн и братья Гонкуры – см.: Рокэн Ф. Движение общественной мысли во Франции в XVIII веке. 1715–1789 гг. / Пер. с фр. СПб.: Типография М. Акинфиева и И. Леонтьева, 1902; Goncourt E. et J. Histoire de la socit franaise pendant la Rvolution. Nouvelle dition. P.: Bibliotque-charpentier, 1910.

93 См.: Halvi R. Les loges maonniques dans la France ancien rgime aux origines de la sociabilit dmocratique. P.: Colin, 1984.

94 См.: Porset Ch. Franc–maonnerie, Lumires et Rvolution. P.: ditions maonniques de France, 2001.

95 Burk P. A social history of knowledge. From Gutenberg to Diderot... P. 27.

96 См., например: Collaveri F. Napolon, empereur Franc-maon...; Idem.  La Franc-maonnerie des Bonaparte. P.: Payot, 1982; Lanvin L. La franc-maonnerie au service de l’Empire // Dossiers secrets de l’Histoire. Hors srie. № 4. 1999. P. 24–29.

97 Джейкоб М. К. Масонство // Мир Просвещения. Исторический словарь. Под редакцией Винченцо Ферроне и Даниеля Роша / Пер. с итал. М., 2003. С. 274–285.

98 Термин «старое масонство» применим для структур, которые не поддержали создание Великой ложи Лондона в 1717 г.

99 См.: Словцов Р. Масонство во Франции // Hoover Institution, Nicolaevsky Collection, series 213, box 273, file 7; Kornfeldt M. Memoires sur la franc–maonnerie russe, 30.04.1929 // Hoover Institution, Nicolaevsky Collection, series 213, box 273, file 3; Rapport du Groupement des Loges de la Grande Loge de France, travaillant en langue russe, 28.02.1952 // Hoover Institution, Nicolaevsky Collection, series 213, box 273, file 4.

100 См.: Каталог масонских рукописей Московского публичного и Румянцевского музеев. М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1900.

101 Интересы России на его заседаниях представлял профессор словесности Московского университета И. Е. Шварц (1751–1794).

102 Масонские ложи в России, приравненные к тайным обществам, были запрещены Высочайшим указом 1 августа 1822 г.

103 The Constitutions of the Free-Masons… P. 49–57; The New Book of Constitutions of the Antient and Honourable Fraternity of Free and Accepted Masons, containing their History, Charges, Regulations, collected and Digested by Order of the Grand Lodge from their old Records, faithful Traditions and Lodge–Books, for the use of the Lodges, By James Anderson. London: Caescn Ward and Richard Chandler, 1738. P. 143–148; The Constitutions of the Antient and Honourable Fraternity Free and Accepted Masons. Containing their History, Charges, Regulations, etc. Collected and Digisted By Order of the Grand Lodge from their old Records, faitful Traditions and Lodge–Books, For the Use of the Lodges. By James Anderson, D. D.  Carefully Revised, Continued and Enlarged, with many Additions, By John Entick. London: Black Swan, 1756. P. 269–276.

104 The Constitutions of the Free-Masons… P. 58–72;  The New Book of Constitutions... P. 152–177; The Constitutions... P. 277–320.

105 Последний вариант книги «Конституций» вышел в свет в самом начале XXI в. – см.: The Constitutions of the Antient Fraternity of Free and Accepted Masons under the United Grand Lodge of England Cantaining the General Charges Laws and Regulations etc. L.: Freemasons’ Hall, 2001.

106 Во Франции – Tableau des frres, qui composent la loge de la parfaite harmonie, snate a Orient de Lion pour anne maonnique 5803. Lyon: Pelzin,1803; Tableau des members. Composant R. L. Ecossaise du Rite ancien accept sous le titree distinctif de saint-Napolon. Paris: Halle,1804. В России – Tableau gnral de la Grand Loge Astre a Orient de St.-Ptersbourg et des loges de sa dpendance. Pour  an maonnique 5818/19 (1818/19); Tableau gnral de la Grand Loge Astre a Orient de St.-Ptersbourg et des loges de sa dpendance. Pour  an maonnique 5820/21 (1820/21). 

107 См.: Законы Русской Великой Национальной ложи (1780 г.) // Соколовская Т. О. Капитул Феникса: высшее тайное масонское правление в России (1778–1822 гг.)… С. 102–106; Feddersen K. C. Constitutionen: Statuten und Ordensregeln der Freimaurer in England, Frankreich und Skandinavien… Husum: Matthiesen, 1989; Les sept grades de la Mere Loge Ecossaise de Marseille 1751: Manuscrit et transliteraire typographique 1812. P.: ditions des Prieur, 1999; Mollier P. Le Rgulateur du maon 1785–1801: la fixation des grades symboliques du Rite franais, histoire et documents. P.: Edition a Orient, 2004.

108 См.: [Кеппен К. Ф.] Крата Репоа или Посвящение в древнее тайное общество египетских жрецов / Пер. с нем. М.: В Университетской типографии, 1779.

109 См.: [Гучинсон В.] Дух масонства. Нравоучительные и истолковательные речи / Пер. с нем. М.: В типографии Н. Новикова, 1783.

110 См.: [Уилсон Т.] Масон без маски или подлинные таинства масонские, изданные со многими подробностями точно и беспристрастно / Пер. с англ. СПб.: Печатано у Христофора Геннинга, 1784.

111 См.: [Штарк И. А.] Апология или Защищение ордена Вольных каменщиков / Пер. с нем. М.: В вольной типографии И. Лопухина, 1784; Он же. О древних мистериях, или таинствах, бывших у всех народов / Пер. с нем. М.: В вольной типографии И. Лопухина, 1785.

112 Помимо популярных сочинений этого французского автора о путешествиях Пифагора – см.: [Марешаль С.] Пифагоровы законы и нравственные правила / Перевел с фр. В. Сопиков. СПб.: В немецкой типографии, 1808.

113 См.: [Плуменек К. Г.] Влияние истинного свободного каменьщичества во всеобщее благо государств / Пер. с нем. М.: В Университетской типографии, 1816.

114 См.: Магазин свободно-каменьщический, содержащий в себе: речи, говоренные в собраниях; песни, письма, разговоры и другие разные краткие писания, стихами и прозою: в 7 т. М.: В типографии И. Лопухина, 1784. Помимо издательской деятельности этот человек был известен как талантливый автор – см.: Лопухин И. В. Духовный рыцарь или ищущий премудрости. М.: В типографии Н. Новикова, 1791.

115 См.: Дом молчания. Повесть философская: в 2 кн. / Пер. с фр. М.: В Университетской типографии, 1763; Хризомандер, аллегорическая и сатирическая повесть, различного весьма важного содержания / Пер. с нем. М.: В вольной типографии И. Лопухина, 1783; Масонские песни. В Иерусалиме, 1817.

116 См.: Сен-Мартен Л. К. О заблуждениях и истине, или Воззвание человеческого рода ко всеобщему началу знания / Пер. с фр. М.: Типография И. Лопухина, 1785.

117 См.: [Пордедж Д.] Божественная и истинная Метафизика, или Дивное и опытом приобретенное Введение невидимых и вечных вещей: в 3 ч.  / Пер. с англ. М.: В типографии Н. Новикова, 1787.

118 См.: Парацельс Т. Химическая псалтырь, или Философская ручная книга / Пер. с нем. М.: В вольной типографии И. Лопухина, 1784; Он же. О нимфах, сильфах, пигмеях, саламандрах и о прочих духах / Пер. с нем. Д. Мироновой. М.: Эксмо, 2005.

119 См.: Мор Т. Утопия / Пер. с лат. Ю. М. Коган. М.: Наука, 1978.

120 См.: Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Государь / Пер. с итал. М. А. Юсима. М.: РОСПЭН, 2002; Он же. Макиавелли Н. Государь / Пер. с итал. К. А. Тананушко. Минск: ООО «Харвест», 2004.

121 См.: Роттердамский Э. Воспитание христианского государя / Пер. с лат. М.: Мысль, 2001. Поскольку в XVI столетии латынь по-прежнему являлась языком  ученых-интеллектуалов, голландский философ носил также имя Erasmus Desiderius.

122 См.: Андреэ И. В. Описание общины христианополитан («Христианополь») // История социалистических учений. М.: Наука, 1985.

123 См.: Кампанелла Т. Город Солнца / Пер. с лат. и коммент. Ф. А. Петровского. М.: Изд-во АН СССР, 1947.

124 См.: Бэкон Ф. Новый Органон / Пер. с англ. С. Красильщикова. Л.: ОГИЗ-Соцэкгиз, 1935; Он же. Новая Атлантида. Опыты и наставления нравственные и политические / Пер. с англ. З. Е. Александровой. М.: Изд-во АН СССР, 1954; Он же. Сочинения: в 2 т. / Пер. с англ. М.: Мысль, 1971–1972; Он же. История правления короля Генриха VII / Пер. с англ. М.: Наука, 1990.

125 См.: Локк Д. Сочинения: в 3 т. / Пер. с англ.; Под ред. И. С. Нарского, А. Л. Субботина. М.: Мысль, 1985–1988.

126 См.: Гоббс Т. Левиафан / Пер. с англ. М.: Мысль, 2001.

127 См.: Монтескье Ш.-Л. Размышления о причинах величия римского народа и его упадка / Пер. с фр. А. Поленова. СПб.: При Императорской Академии Наук, 1769; Он же. Дух законов: в 3 ч. / Пер. с фр. Е. Карняева. СПб.: В типографии Н. Греча, 1839; Он же. Персидские письма / Пер. с фр. Под ред. Е. А. Гунста. М.: Гос. изд-во худ. лит., 1956.

128 См.: Voltaire. Siecles de Louis XIV et de Louis XV: in 5 t. P.: De imprimerie et de la fonderie strotypes de Pierre Didot ain, et de Firmin Didot, 1803; Он же. Философские сочинения / Пер. с фр. М.: Наука, 1988.

129 См.: Франклин Б. Собрание разных сочинений / Пер. с англ. М.: В Типографии Платона Бекетова, 1803; Он же. Избранные произведения / Пер. с англ.; Под ред. М. П. Баскина. М.: Госполитиздат, 1956.

130 См.: Джефферсон Т. Автобиография. Заметки о штате Виргиния / Пер. с англ. Л.: Наука, 1990; Томас Джефферсон о демократии / Сост. Сол К. Падовер / Пер. с англ. СПб.: Лениздат, 1992.

131 См.: Пейн Т. Избранные сочинения / Пер. с англ.; Под ред. М. П. Баскина. М.: Изд-во АН СССР, 1959.

132 Batley E. M. Lessing’s Templars and the Reform of German Freemasonry // German Life and Letters. Juli 1999. P. 297–313; Перцев В. Н. Немецкое масонство в XVIII в. // Масонство в его прошлом и настоящем… Т. 1. С. 61 – 111.

133 Соколовская Т. О. Русское масонство и его значение в истории общественного движения... С. 9, 41; Пиксанов Н. К.  И. В. Лопухин // Масонство в его прошлом и настоящем… Т. 1. С. 227– 255; Тукалевский В. Н. Н. И. Новиков и И. Г. Шварц // Там же. С. 175 – 226.

134 См.: Английский город XIII–XIV вв.: Сб. документов // Учен. зап. МГПИ им. В.И. Ленина. М.: Изд. МГПИ им. В. И. Ленина, 1949. Т. 59. Вып. 3; Бристольские ремесленные цехи в XIV–XV веках: Сб. текстов / Пер. Т. В. Мосолкиной. Саратов: Изд-во «Слово», 1995; London Mason’s Ordinances 1521 // Documents in English Economic history (England from 1000 - to 1760). L.: Eyre and Spottiswoode, 1977. V. 1. P.1000–1002.

135 Регистры ремесел и торговли города Парижа / Пер. с фр. Л. И. Киселевой; Под ред. и с пред. А. Д. Люблинской // Средние века. М.: Наука, 1957. Вып. 10. С. 306–362; М.: Наука, 1958. Вып. 11.  С. 171–218.

136 См.: Немецкий город XIV–XV вв.: Сб. материалов. Серия: Документы и материалы по всеобщей истории. Средние века. Исторический факультет МГУ / Вводная статья, подбор материала, перевод, приложения и комментарии В. В. Стоклицкой-Терешкович. М.: Гос. соц.-эконом. изд-во, 1936. 

137 См.: Bachaumont L. Mmoires secrts pour servir a histoire de la rpublique des lettres en France, depuis 1762 jusqu’ nos jours; ou Journal d’un observateur etc.: in 36 v. A L.: chez John Adamson, 1777–1789; Barruel A.  Des illumins de Bavire. P.: ditions de Prieur, 1999 (Facsed: Lion, 1819); Mmoires de Barras, membre du Directoire, publis avec une introduction gnral, des Prfaces et des Appendices par George Durny: in 3 v. P.: Librairie Hachette et C°, 1896.

138 См.: Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. Перепечатано с Синодального издания. Брюссель: Объединенные Библейские Общества, 1993; Пятикнижие и Гафтарот / Пер. с иврита. М.: «Мосты культуры», 2004; Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Пер. с лат. Н. Цветкова. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2005; Книга апокрифов / Коммент. П. Берснева, С. Ершова. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2004; Евангелие от Иуды / Под ред. Родольфа Кассера, Марвина Мейера и Грегора Вюрста: Пер. с англ. И. Бочкова. М.: АСТ: Астрель, 2006.

139 См.: Encyclopdie, ou Dictionnaire raisonn des sciences, des arts et des mtiers: in 35 v. P.: Le Breton, Imprimeur ordinnaire du Roy, rue de la Harpe, 1751–1780; Thomas Platter’s Travels in England // London 1066–1914. Literary Sources and Documents / Ed. with Introductions by Xavier Baron. V. 1. Medieval, Tudor, Stuart and Georgian London 1066–1800. Mountfild: Helm information Ltd., 1997; Документы по истории гражданских войн во Франции. 1561–1563 гг. / Под ред. А. Д. Люблинской. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962; Документы истории Великой французской революции: в 2 т. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1990–1992; Восстание декабристов: Документы. Т. 19. Дела Верховного уголовного суда и Следственной комиссии. М.: РОСПЭН, 2001; Восстание декабристов. Документы. Т. 20. М.: РОСПЭН, 2001.

140 Экштут С. А. Пространство интеллектуальной истории: опыт историософского осмысления // Преемственность и разрывы в интеллектуальной истории: Материалы науч. конф. Москва, 20–22 ноября 2000 г. М., 2000. С. 4.

141 История исторического знания… С. 268.

142 В рамках исследовательского поля интеллектуальной истории отмечено появление очередных ответвлений: новой культурной и новой культурно-интеллектуальной истории.

143 См.: Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М.: Наука, 2003. С. 183.

144 От греч. synergeia – совместное, согласованное действие.

145 История в XXI веке: Историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества: Материалы междунар. интернет-конференции, проходившей 20.03–14.05 2001 г. на информационно-образовательном портале www. auditorium. ru / Под общей ред. В. В. Керова. М., 2001. С. 12.

146 Соколова М. Н. Современная французская историография. Основные тенденции в объяснении исторического процесса. М.: Наука, 1979. С. 27.

147 Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II: в 3 ч. / Пер. с фр. М., 2002. Ч. 1. С. 22. Впервые книга была издана во Франции в 1949 г. Подробнее о концепции и принципах глобальной (тотальной) истории см.: Могильницкий Б. Г. История исторической мысли XX века: Курс лекций. Вып. 1–2. Томск: Изд–во Томского университета, 2001–2003. Вып. 2: Становление «новой исторической науки». С. 79.

148 Чен Синь. Интеллектуальная история в контексте глобализации // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М., 2005. Вып. 14. С. 26–28.

149 Репина Л. П. От личностного до глобального: еще раз о пространстве интеллектуальной истории // Там же. С. 10.

150 The Constitutions of the Free-Masons... P. 1.

151 Регистры ремесел и торговли города Парижа… С. 306–362; С. 171–218.

152 См.: Ремонстрация Бордосского парламента Карлу IX (31 августа 1563 г.) // Документы по истории гражданских войн во Франции… С. 297; Немецкий город XIV–XV вв.: Сб. материалов... С. 81–82.

153 Финдель И. Г. История франк-масонства… Т. 1. С. 41; Bayard J. - P. Le Compagnonnage en France. P.: ditions Payot & Rivages, 1997. P. 49.

154 См.: Английский город XIII–XIV вв.: Сб. документов… С. 52; Бристольские ремесленные цехи в XIV–XV веках: Сб. текстов... С. 3–4.

155 London Mason’s Ordinances 1521 // Documents in English Economic history… V. 1. P. 1000–1002.

156 Stevenson D. The first freemasons: Scotland’s early lodges and their members. Aberdeen: Aberdeen’ univ. Press, 1988. P. 161.

157 Discours de Ramsay // Ligou D. La Franc-Maonnerie… P. 81–87.

158 Послание к герцогу Брауншвейгскому Фердинанду во время конвента бывшего в Вильгельмсбаде (1782) // НИОР РГБ. Ф. 14 (В. С. Арсеньев). Ед. хр. 476. Л. 1–16.

159 См.: Шарпантье Л. Тайны тамплиеров / Пер. с фр. М.: КРОН-ПРЕСС, 1998; Мельвиль  М. История ордена Тамплиеров / Пер. с фр. Г. Ф. Цыбулько. СПб.: «Евразия», 2003; Рид П. П. Тамплиеры / Пер. с англ. В. М. Абашкина. М.: АСТ; АСТ Москва; Транзиткнига, 2006.

160 Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 127–128.

161 Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в средние века… С. 31.

162 В области научных знаний «авторитет» античности был окончательно преодолен только в XVIII в. – см.: Косминский Е. А. Историография средних веков… Лекции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1963. С. 118.

163 The New Book of Constitutions… P. 97–139; Hamill J. The History of English Freemasonry... P. 38, 44.

164 Calvert A. F. The Grand Lodge of England... P. 2.

165 Josten C. H.  Elias Ashmole, F. R.S. (1617–1692). Oxford: Ashmolean Museum, 2000. P. 4; Lomas R. The invisible colledge... P. 190; Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 64.

166 The Constitutions… P. 188–189.

167 The New Book of Constitutions… P. 110.

168 Ibidem. В 1718 и 1720 гг. в качестве Великих смотрителей были избраны мастера-камнерезы (stones-cutters) Томас Моррис и Томас Хобби.

169 Подобные традиции выдерживались Великими ложами Ирландии (1725) и Шотландии (1736). Они изначально объединяли дворян, интеллектуалов и чиновников –  см.: Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 53.

170 В качестве его первых представителей среди масонов историки обычно упоминают имена Д. Т. Дезагюлье, У. Стекли и Т. Вогана.

171 The Constitutions… P. 130. К. Рен был придворным архитектором короля Карла II. В 1669 г. он занял пост Смотрителя за строительством (Intendant of the Building). В 1680–1682 гг. – президент научного Королевского Общества.

172 The New Book of Constitutions… P. 103–104; The Constitutions… P. 134–174.

173 Кидсон П., Мюррей П., Томпсон П. История английской архитектуры / Пер. с англ. М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. С. 207–230; Inwood S. A History of London. L.: Macmillan Publishers Ltd., 2000. P. 245–251.

174 St Paul’s Cathedral. Official Guide Book. L.: Jarrold Publishing, 2004. P. 38–39.

175 The Constitutions... P. 132.

176 The New Book of Constitutions… P. 106.

177 Ibid. P. 107–108.

178 Самая «древняя» среди четверки исторических лож – «Гусь и Противень» – была основана в 1691 г. – см.: Calvert A. F. The Grand Lodge of England... P. 4.

179 Биографы относят начало их творческих контактов к 1655 г. С 1679 по 1683 гг. архитектор участвовал в строительстве здания Музея Эшмола (Ashmolean Museum) в Оксфорде, в котором разместилась уникальная коллекция антиквариата, подаренная ученым мужем университету – см.: Josten C. H. Elias Ashmole... P. 4– 10.

180 Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 32.

181 Calvert A. F. The Grand Lodge of England... P. 52.

182 The Charges of a Free-Mason // The Constitutions of the Free-Masons… P. 49–57; The Old Charges of the Free-Masons // The New Book of Constitutions… P. 143–148; The Old Charges of the Free and Accepted Masons // The Constitutions… P. 269–276.

183 В интерпретации русских масонов начала XIX в. – «Великий Строитель, Спаситель и Господь наш» – см.: Законы Шотландской Директории на Востоке Санкт-Петербурга // НИОР РГБ. Ф. 147. Ед. хр. 69. Л. 19.

184 The Constitutions of the Free-Masons… P. 51–52.

185 Уайт А. Э. Новая энциклопедия масонства… С. 40; Lantoine A. Histoire de la Franc-Maonnerie franaise... P. 87.

186 Йейтс Ф. А. Джордано Бруно и герметическая традиция… С. 398.

187 Мор Т. Утопия… С. 188.

188 Кампанелла Т. Город Солнца…С. 43.

189 Бэкон Ф. Новая Атлантида… С. 41–42.

190 См.: Mollier P. Le Rgulateur du maon 1785–1801… P. 25–30; Законы и статуты Шотландских масонов (1780-1817) // НИОР РГБ. Ф. 147 (Ланской С. С.– Ешевский С. В.). Ед. хр. 69. Л. 1–64; Собрание ритуалов и статутов масонских степеней (1818) // Там же. Ед. хр. 345 (1,2). Л. 1–147; Институт: вход в первый класс достославного Ордена Златого Розового креста (1777) //  НИОР РГБ. Ф. 14 (В. С. Арсеньев). Ед. хр. 177. Л. 1–191.

191 [Штарк И. А.] О древних мистериях, или таинствах, бывших у всех народов… С. 97, 176.

192 Уайт А. Э. Новая энциклопедия масонства… С. 256.

193 Автор сочинения «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского», в котором исследовались проблемы сосуществования государства, человека и религии –  см.: Гоббс Т. Левиафан… С. 85, 90, 254, 439.

194 Знаменитый английский поэт и политический деятель, автор трактата «Ареопагитика» (1644), в котором прославлялась свобода совести.

195 Один из создателей партии вигов; в 1681 г. бежал в Голландию в сопровождении своего личного секретаря и философа-материалиста Джона Локка.

196 Сторонник идеи «пересоздать мир с помощью разума» – см.: Барг М. А., Авдеева К. Д. От Макиавелли до Юма: становление историзма. М.: Институт всеобщей истории РАН, 1998. С. 183.

197 Уайт А. Э. Новая энциклопедия масонства… С.179.

198 Уайт А. Э. Новая энциклопедия масонства…  С. 157.

199 Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 40.

200 Ibid. P. 65. Со временем ситуация изменилась. В современном масонском движении явно доминируют англо-саксонское  и латинское направления. Первое более ярко представлено в США и Великобритании, второе – в Италии и во Франции.

201 Ложа была восстановлена Великим Востоком Франции в 1773 г. на основании конституции, принятой 15 декабря 1729 г. – см.: Beaurepaire P.-Y. espace des francs-maons... P. 215.

202 Chеvallier P. Histoire de la Franc-Maonnerie franaise: in 3 v. P.: Fayard, 1974–1975. V. 1. P. 8–9. Историк сообщает, что членами этой ложи были не только англичане, немцы и скандинавы, но также восемнадцать французов.

203 Ж. Т. Дезагюлье принимал участие в инсталляции (открытии) парижских лож де Бюсси (de Bussy) и д’Обиньи (d’Aubigny).

204 Naudon P. Histoire gnral de la Franc-Maonnerie... P. 69.

205 Ланда С. С. Дух революционных преобразований…С. 264–265.

206 Подражая тамплиерам, А. Вейсгаупт в 1781 г. вынашивал идею создания в Вене собственного банка, который, по его мнению, помог бы заручиться «протекцией императора» – см.: Die Korresponenz des Illuminatenordens. Band 1: 1776-1781. Herausgegeben von Reinhard Markner, Monika Neugelauer-Wlk und Hermann Shttler. Tbingen: Max Niemeyer Verlag, 2005.  S. 401.

207 Робинсон Д. Масонство…С. 367.

208 Roberts A. E. Freemasonry in American History… P. 7.

209 Demott B. J. Freemasonry in American culture and society... P. 15.

210 Mary R. L. La Franc-Maonnerie dans le monde... P. 59–60.

211 Morse S. Freemasonry in the American Revolution... P. 13.

212 Первый памфлет, написанный А. Гамильтоном, увидел свет 27 октября 1787 г. В течение последующих шести месяцев было издано 85 памфлетов, авторами которых стали также Дж. Мэдисон (1751–1836) и Дж. Джей (1745–1829).

213 Dictionnaire de la Franc-Maonnerie… P. 1003.

214 Ложа «Девяти сестер» проводила заседания в бывшей обители иезуитов на улице По-де-Фер – см.: Мерсье Л.-С. Картины Парижа / Пер. с фр. М.: Academia, 1935. Т. 1. С. 436.

215 Chevallier P. Histoire de la Franc-Maonnerie franaise... V. 1. P. 337–338. P. 389.

216 Последние циркуляры Палаты провинций Великого Востока были отправлены на места 27 декабря 1793 г. Они носили самый невинный характер и были посвящены празднованию дня св. Иоанна Евангелиста – см.: Chevallier P. Histoire de la Franc-Maonnerie franaise... V. 1. P. 337.

217 Mary R. L. La Franc-Maonnerie dans le monde... P. 27.

218 Ibidem.

219 Рецензия: Карп С.Я. // История социалистических учений. 1989. М.: Наука, 1989. С. 263-265.

220 Рецензия: Чудинов А. В. //  Новое литературное обозрение. 2007. № 4 (86). С. 395-409.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.