WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Захаренко Игорь Антонович

ИСТОРИЯ

ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ И КАРТОГРАФИРОВАНИЯ

ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ПОГРАНИЧНОГО ПРОСТРАНСТВА

РОССИИ И КИТАЯ

(середина ХVII  начало ХХ в.)

Специальность 07.00.10. – «История науки и техники»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Москва - 2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук

Институте истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН

Научный консультант:

доктор технических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

Постников Алексей Владимирович

Официальные оппоненты:

Академик РАН, доктор географических наук, профессор

Бакланов Пётр Яковлевич

доктор географических наук, профессор

Колосов Владимир Александрович

доктор исторических наук, профессор

Касьянов Александр Михайлович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Московский государственный университет

геодезии и картографии»

Защита состоится «21» октября 2009 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д.002.051.01 при Учреждении Российской академии наук Институте истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, по адресу: 117485, г. Москва, ул. Обручева, д. 30 а, корпус В, ком. 205.

С диссертацией можно ознакомиться в Дирекции или в Отделе истории наук о Земле ИИЕТ РАН (ком. 205).

Автореферат разослан «_____»__________________ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат географических наук О.С. Романова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ



Актуальность темы диссертационной работы определяется возросшим значением региональных историко-географических исследований в теоретическом осмыслении и практическом решении проблем взаимовлияния общества и природы, взаимоотношения стран и народов, рационального использования ресурсов Земли и трансформации природной среды, географического изучения и картографирования трансграничных территорий. История региональной географии – особая область научного знания, которая позволяет комплексно исследовать динамичную систему географического изучения и картографирования Земли и создать «сложную, испытавшую влияние множества внешних факторов и богатую внутренними противоречиями картину истории отечественной географии» (Котляков, 1994).

Региональные историко-географические работы наиболее актуальны для такой обширной страны, как Российская Федерация. Географическое изучение и картографирование Россией Сибири и Дальнего Востока, а затем – на этой основе – и их освоение, позволили создать единую политическую, экономическую и культурную основу для единения центра и периферии и в дальнейшем сформировать систему трансконтинентальных транспортных коридоров. Это укрепило Российское государство, повысив его национальную безопасность и упрочив геополитическое положение в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Дальневосточное пограничное пространство является составной частью системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, а также областью реализации пограничной политики государства. Пограничная территория выступает гарантом целостности страны – как одно из важнейших условий стабильности и устойчивости всей государственной структуры. Эти два ключевых положения определяют необходимость проведения исследования географо-картографических аспектов историко-научного обеспечения пограничной политики и пограничной безопасности государства в системе реализации национальных интересов Российской Федерации.

Таким образом, географическое изучение и составление географических описаний; геодезические работы и топографические съемки; составление и издание географических карт являются необходимыми элементами закрепления и освоения государством пограничных территорий. Для понимания и анализа этих процессов была рассмотрена длительная и сложная история географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства, которая имеет важное историко-научное и прикладное географическое значение.

Такой подход привел к необходимости постановки и решения научной проблемы – воссоздание целостной картины развития географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства Московского государства и Российской империи в середине ХVII – начале ХХ в.

Научная проблема исследования ставится исходя из понимания того, что географическая деятельность выступает одной из основ жизнедеятельности общества и государства. В течение столетий география занималась преимущественно описанием окружающего мира и изучением природной среды, а Великие географические открытия дали название одному из важнейших этапов становления науки и культуры, яркому периоду всемирной истории. «Однако в отличие от эпохи Великих географических открытий нынешние интересы географии лежат в области изучения глобальных изменений, поиска связей и взаимного влияния глобальных и региональных событий» (Котляков, 1993).

Цель и задачи исследования определены, исходя из необходимости решения поставленной научной проблемы.

Целью исследования является реконструкция истории географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных регионов России и Китая середины ХVII – начала ХХ в.

Для достижения указанной цели решались следующие задачи:

  1. Выявление и анализ неизвестных историко-географических фактов и документов, представляющих научную и историческую ценность, в процессе изучения архивных и опубликованных источников.
  2. Разработка периодизации географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства середины ХVII – начала ХХ в.
  3. Изучение истории формирования дальневосточных трансграничных регионов и районов.
  4. Воссоздание истории полевого картографирования Дальневосточного пограничного пространства.
  5. Исследование основных связей между запросами практики и развитием организационных форм и методов географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных районов.
  6. Историко-научный анализ взаимодействия географических центров министерств и ведомств, выполнявших географические, топогеодезические и картографические работы на Дальнем Востоке.
  7. Изучение вклада российских географов, геодезистов, топографов и картографов в географическое изучение и картографирование Дальневосточного пограничного пространства.

Научная новизна работы определяется целью работы и содержится в каждой из поставленных задач исследования. Реконструкция истории географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных регионов России и Китая середины ХVII – начала ХХ в. основывается на изучении наиболее важных причин и факторов, конкретных направлений развития географической науки, введении новых понятий и раскрытии закономерностей, формирующих представление об эволюции географического образа Дальневосточного пограничного пространства.

Новизна работы определяется:

  • историко-научным исследованием формирования новых областей географических знаний и круга интересов географии и картографии, их взаимосвязью и взаимозависимостью в процессе изучения и освоения дальневосточных территорий;
  • выявлением основных направлений и исторических ритмов географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства для определения исторической последовательности формирования географических знаний и практики, классификации географических описаний и карт, методов исследования дальневосточных трансграничных регионов, сыгравших принципиальную роль в истории региональной географии и картографии на разных этапах их становления;
  • выявлением роли и места дальневосточной географии и картографии на разных этапах развития российского государства в формировании современной географической науки и практики.

В настоящей работе все составляющие процесса географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства исследуются во взаимосвязи и взаимозависимости с целью выявления закономерностей в их развитии. Так, анализ всего цикла общегеографических исследований дальневосточных трансграничных территорий дал возможность на основе разработанной классификации географических описаний и карт ввести в современный научный оборот обширный массив неизученных ранее географических и картографических материалов. Это позволило существенно дополнить историко-научную картину географического изучения и картографирования Дальнего Востока. Преемственность в формировании дальневосточных географических центров и научных школ показана с учетом изменения форм и методов организации научного географического сообщества и его деятельности на разных этапах мировой и отечественной истории. В диссертации исследовано взаимодействие Военного министерства с руководством Министерства иностранных дел, Морского, Финансового, Торгово-промышленного ведомств.

Научную новизну и актуальность работы обусловливает выбор объекта и предмета исследования. В качестве объекта исследования взято Дальневосточное пограничное пространство в процессе его формирования и развития, а предметом является географическое изучение и картографирование дальневосточных трансграничных регионов с середины XVII до начала XX в. Выбор объекта исследования определялся тем, что Дальний Восток является одним из самых перспективных и динамично развивающихся регионов мира. Проведенный историко-географический анализ показал, что Дальневосточное пограничное пространство в прошлом было не только объектом конфронтации, но являлось и буферной зоной геополитического, экономического и культурного российско-китайского сотрудничества. Выбор предмета исследования определялся  возможностью показать процесс географического изучения и картографирования как один из факторов формирования пограничного пространства, а географическое знание – как основу освоения трансграничной территории, проведения делимитации и демаркации государственной границы. Дальневосточные трансграничные регионы, имея особый геополитический статус, географически изучались и картографировались на основе передовых технологий, с созданием детальных географических описаний и серий общегеографических, специальных и тематических карт, составлявшихся дальневосточными военными географами и картографами.

Научно-методической базой были архивные текстовые и картографические источники, географическая литература, труды естествоиспытателей. Диссертационная работа служит продолжением и развитием исследований отечественных и зарубежных историков географии и картографии. Она базируется на обширной историографии истории географии и картографии (Баттимер, 1990; Берг, 1929; Буссе, 1874; Грегори, 1988; Григорьев, 1965; Джеймс, Мартин, 1988; Джонстон, 1987; Есаков, 1978; Забелин, 1989; Исаченко, 1971; Матвеев, 1925; Межов, 1891-1892; Мильков, 1984; Постников, 1983, 1987, 1989, 1996, 2000, 2001; Ретеюм, Серебряный, 1988; Саушкин, 1976; Скачков, 1960; Taylor, 1962; Johnston, 1985; Schmithusen, 1976; Schultz, 1980; Ehlers, 1992 и др.). Для автора были важны обобщающие труды по изучению Азиатской России и Дальнего Востока, такие как «Центральная Азия» (Гумбольдт, 1915), «Землеведение Азии» с многочисленными «Дополнениями» и «Комментариями» русских ученых (Риттер, 1856-1895), «Энциклопедический словарь» (Брокгауз и Ефрон, 1890-1907), «Россия. Полное географическое описание нашего отечества (1899-1913), «История полувековой деятельности Императорского Русского географического общества» (Семенов П.П., 1896), «Земля и жизнь: сравнительное землеведение (Ратцель, 1903-1906), «Россия, культурно-политическая география» (Геттнер, 1909), «Азиатская Россия» (1914) и «Атлас Азиатской России» (1914).

При создании работы были привлечены историко-научные материалы дальневосточной тематики, опубликованные в журналах и газетах: «Вестник Азии (Харбин), «Вестник Императорского Русского географического общества (СПб), «Вестник Маньчжурии» (Харбин), «Водные пути. Материалы по исследованию путей сообщения Приамурского края» (Благовещенск), «Военный сборник» (СПб), «Восточное обозрение» (СПб. – Иркутск), «Геологические исследования по линии Сибирской железной дороги» (СПб), «Записки Военно-топографического депо (СПб), «Записки Военно-топографического отдела Главного штаба» (СПб), «Записки Императорской Академии наук (СПб), «Записки Императорского Русского географического общества (СПб), «Записки Приамурского отдела Императорского Русского географического общества» (Хабаровск), «Записки Приамурского отдела Императорского общества востоковедения (Харбин), «Известия Восточного института» (Владивосток), «Известия Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества» (Иркутск), «Известия общества изучения Маньчжурского края» (Харбин), «Китай и Япония» (Хабаровск), «Материалы по Маньчжурии, Монголии, Китаю и Японии» (Харбин), «Морской сборник» (СПб), «Русская старина» (СПб), «Русский инвалид» (СПб), «Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии» (СПб), «Сборник Главного управления Генерального штаба» (СПб), «Труды Троицко-Савского-Кяхтинского отдела Императорского Русского географического общества (Троицко-Савск), «Экономический вестник Маньчжурии» (Харбин) и др.

Важным источником послужили многочисленные ранее закрытые географические описания пограничных районов России и сопредельных стран, созданные знаменитыми русскими естествоиспытателями Н.М. Пржевальским, М.И. Венюковым, Г.Е. Грум-Гржимайло, П.А. Кропоткиным, Г.П. Гельмерсеном, Я.Ф. Барабаш, Д.В. Путята, И.И. Стрельбицким, В.К. Арсеньевым. Были подробно изучены публикации трудов таких ранних исследователей Дальневосточного пограничного пространства, как Николай Г. Милеску-Спафарий (1677, 1910, 1960, 1989), С.У.Ремезов (1882, 1958), И.К. Кирилов (1866, 1943, 1977), Г.Ф. Миллер (1750, 1755, 1757, 1758, 1761, 1937, 1941, 1996, 2005), П.С. Паллас (1773-1788), И.Ф.Крузенштерн (1809, 1810, 1812, 1813, 1950, 1976). На основе изучения трудов естествоиспытателей Г.К. Радде (1855, 1912), Л.Э. Шварца (1855, 1861, 1864), Г.М. Пермикина (1856), А.Ф. Миддендорфа (1857, 1860-1878), Р.К. Маака (1859, 1861), Г.И. Невельского (1860, 1878, 1969), К.И. Максимовича (1862, 1864, 1883, 1888) сложилась первоначальная историко-географическая картина Дальневосточного пограничного пространства.

Развитие дальневосточного направления в российской географии и картографии изучалось на основании печатных и рукописных работ П.П. Семенова Тян-Шанского (1851, 1856, 1858), П.А. Кропоткина (1865, 1866, 1867, 1873, 1875, 1932-1933), А.Ф.Будищева (1867), Н.М. Пржевальского (1869, 1870, 1883, 1888, 1895), А.И. Воейкова (1870, 1879, 1890, 1894, 1895, 1948-1957, 1963), Г.П. Гельмерсена (1875, 1998), А.Ю. Назарова (1883, 1888), Я.Ф. Барабаша (1883, 1884, 1887), З.Л. Матусовского (1888), Д.В. Путяты (1893, 1895), Г.Е.Грум-Гржимайло (1894), Ф.М. Вебеля (1894, 1889), В.А. Альфтана (1895, 1896), И.И.Стрельбицкого (1896, 1897), В.А. Обручева (1897, 1947, 1948, 1951, 1954), Г.Н. Потанина (1901, 1927), Э.Э.Анерта (1904, 1913), Л.М. Болховитинова (1908, 1910), В.К. Арсеньева (1911, 1912, 1914, 1916, 1921, 1928, 1992).

В исследовании получили дальнейшее развитие теоретико-методологические подходы к анализу сложных историко-географических явлений и процессов, разработанные выдающимися географами Л.С. Абрамовым (1972), В.А. Анучиным (1960, 1972, 1975, 1978, 1982), Н.Н. Баранским (1956, 1962, 1980), Л.С. Бергом (1922, 1929, 1946), А.М. Берлянтом (1970, 1971, 1986, 1998, 2008), В. Бунге (1967), И.П. Герасимовым (1976 1985 1996), А.А. Григорьевым (1926, 1961, 1965, 1966), П.Джеймсом (1988), Р.Дж. Джонстоном (1987), В.А. Есаковым (1978), И.М. Забелиным (1959, 1978, 1986, 1989), А.Г. Исаченко (1965, 1971, 1980, 2004), В.М. Котляковым (1993, 1995, 1998, 2008), И.В. Круть (1988), В.П. Максаковским (1998, 1999, 2000, 2003), К.К. Марковым (1986), Я.Г. Машбицем (1995, 1998, 1999), Н.С.Мироненко (1993), Н.К. Мукитановым (1979), В.С. Преображенским (1986, 1988, 1994, 1997), Ю.Г. Саушкиным (1976), В.П. Семеновым Тян-Шанским (1928), Д. Харвеем (1974), П. Хаггеттом (1979).

В своих выводах мы основывались на трудах выдающихся источниковедов А.И. Андреева (1937, 1937-1941 1939, 1940, 1941, 1943 1944, 1946, 1950, 1959 1960, 1965), Д.Н. Анучина (1885, 1949, 1950, 1952, 1954, 1960, 1988, 1998), С.В. Бахрушина (1925, 1927, 1937, 1955-1959), М.С. Боднарского (1947), В.Ф. Гнучевой (1940, 1946), Л.А. Гольденберга (1959, 1962, 1965, 1966, 1973, 1975, 1979, 1980, 1982, 1984, 1990, 1996), А.В. Ефимова (1948, 1950, 1958, 1964, 1971), О.М. Медушевской (1952, 1954, 1957, 1959, 1977), В.Г. Мирзоева (1960, 1970, 1978), Б.П. Полевого (1958, 1959, 1960, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1972, 1984), С.И. Сотниковой (1981, 1985, 1986, 1987, 1989), В.К. Яцунского (1950, 1955, 1959, 1960), Р. Скелтона (Skelton, 1965), Д. Харли (Harley, 1968), К. Кумана (Koeman, 1968), которыми были введены в научный оборот значительные массивы архивных текстовых и картографических документальных материалов по Сибири и Дальнему Востоку.

При исследовании деятельности и результатов многочисленных географических экспедиций в процессе активного изучения и освоения Сибири и Дальнего Востока использовались работы О.А. Александровской (1989), А.И. Алексеева (1966, 1969, 1974, 1976, 1987, 1989), Н.В. Андреева (1962), Дж. Бейкера (1950), Л.С. Берга (1924, 1926, 1929, 1935, 1948, 1949, 1956, 1959, 1962), B.И. Грекова (1959, 1960), В.А. Дивина (1971), В.А. Есакова (1964, 1978, 1985, 1987, 1999, 2002), Д.М. Лебедева (1949, 1950, 1956, 1957), И.П. Магидовича и В.И.Магидовича (1982-1986), Ю.И. Манько (2008), Э.М. Мурзаева (1952, 1956, 1969, 1995), З.К. Новокшановой (1967), Н.Г. Суховой (1961, 1964, 1981, 1990, 2005), В.А. Широковой (1990, 1993, 1996, 1997, 2005), С.Е. Феля (1960), Н.Г. Фрадкина (1972, 1974), А.А. Хисамутдинова (1989, 2005, 2007), Н.В. Эльбарт (2006, 2007, 2008).

При анализе истории идей и методов отечественной крупномасштабной картографии ХVIII – начала ХХ вв. автор обращался к опыту и результатам историко-картографических работ Ф.Ф. Шуберта (1837, 1858), К.Ф. Свенске (1866), В.А.Корда (1899, 1906, 1910), Л.С. Багрова (1914, 1917, 2004, 2005), К.А. Салищева (1948, 1968, 1976, 1990), Ф.А. Шибанова (1964, 1966, 1971, 1981), П.П. Папковского (1983), А.В. Постникова (1983, 1987, 1989, 1996, 2000, 2001, 2002, 2006, 2009), В.В. Глушкова (2000, 2005, 2008), Л.А. Брауна (2006).

В работе широко использовались классические исследования российских востоковедов В.М. Алексеева (1966, 1982), В.В. Бартольда (1925, 1977, 2002), Н.Я.Бичурина (1829, 1840, 1841, 1842, 1998, 2002), В.П. Васильева (1852, 1857, 1858, 1867, 1868, 1900), С.М. Георгиевского (1890), О.М. Ковалевского (1829, 1830, 1837, 1849, 2006), Н.И. Конрада (1972), Н.В. Кюнера (1990, 1903, 1904, 1907-1909, 1909, 1910, 1911-1912, 1912, 1926, 1953, 1998), Д.Н. Позднеева (1897), В.С. Мясникова (1960, 1980, 1985, 1987, 1993, 1996, 1997, 2006), С.Л. Тихвинского (1966, 1976, 1988), М.И. Сладковского (1974), А.Д. Воскресенского (1994, 1995, 1999, 2004).

Для проведения исследования были важны публикации в области политической и военной географии, пограналогии К.Э. Аксенова (1993), О. Арина (1997, 2001), Б.С. Белоуса (2007), И.М. Бусыгина (2003), М.И. Венюкова (1863, 1868, 1972, 1873-1876, 1895, 1970), Ю.Н. Гладкого (2006), М.Л. Гришина, В.Н. Губсенкова, В.А.Дмитриева (1999), Д.Н. Замятина (1998), Н.В. Каледина (1996), В.А. Колосова (1988, 1997, 2001, 2003, 2005, 2008), Б.В. Межуева (1999), В.Л. Попова (1923), В.П.Семенова Тян-Шанского (1908, 1915), А.Е. Снесарева (1986, 1993, 2003, 2006, 2008), Р.Ф. Туровского (1998, 1999, 2006, 2007), П.Ф. Унтербергера (1897, 1900), К.Хаусхофера (2003), Н.М. Ядринцева (2003), В.И. Якунина (2005) и других авторов.

Для анализа русско-китайских отношений, истории формирования российско-китайской границы основополагающими работами являлись труды В.А. Александрова (1984), А.Л. Анисимова (1998), Е.Л. Беспрозванного (1986), О.В. Вишнякова (2006), С.С. Ганзея (2001, 2004), В.Г. Дацышена (1999, 2000, 2007), В.И. Денисова (1913), К.И. Дружинина (1910), Н.А. Дьякова (1995), П.И. Кабанова (1959), А.М.Касьянова (1995, 1996, 1998, 2001), И.В. Лукьянова (2008), Р.В. Макарова (1960, 1968, 1982), А.Н. Махиновича (2002), Г.В. Мелихова (1974, 1987), А.Л. Нарочницкого (1956), А.Ю. Плотникова (2007), М.Г. Победенного (2008), Б.А. Романова (1922, 1928), Г.Н. Романова (1987), А.А. Першина и А.Д. Шерстнева (2001), Е.Д.Степанова (2007), О.А. Тимофеева (2003), Б.И. Ткаченко (1996, 1999), М.С.Хитима (2006), В.Г. Шведова (2001, 2006), А.С. Щербакова (1998).

Исследовательская тридцатилетняя работа автора в архивных фондах позволила изучить обширные материалы по истории географии и картографии Дальневосточного пограничного пространства в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА, Москва), Российском государственном историческом архиве (РГИА, Санкт-Петербург), Российском государственном архиве древних актов (РГАДА, Москва), Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ, Москва), Архиве Российской Академии Наук (АРАН, Санкт-Петербург), Российском государственном архиве военно-морского флота (РГА ВМФ, Санкт-Петербург).

Картографическая коллекция Военно-ученого архива РГВИА имела особую ценность для диссертационной работы (Ф. 386 «Военно-исторические карты, планы и альбомы ХVII-ХХ вв.», Ф. 404 «Военно-топографическое управление Главного штаба и военно-топографические съемки», Ф. 416 «Генеральные карты России», Ф. 417 «Топографические и семитопографические работы», Ф. 423 «Материалы о границах России, пограничные и землемерные работы», Ф. 846 «Военно-ученый архив», Ф. 15261 «Военно-исторические карты, планы и схемы»). Изучены и классифицированы рукописные русские чертежи ХVII в., географические и топографические карты ХVIII – начала ХХ в., отчетные карты геодезических и топографических работ на дальневосточные территории.

Материалы РГВИА дали возможность исследовать военно-статистические и экономические, военно-географические и топографические описания Дальневосточного пограничного пространства (Ф. 414. «Статистические, экономические, этнографические и военно-топографические сведения о Российской империи», Ф. 420 «Карты и описания водных сообщений России», Ф. Ф. 421 «Описания и карты месторождений полезных ископаемых, минеральных источников и промышленных предприятий России», Ф. 422 «Описания и карты путей сообщения Российской империи», Ф. 447 «Китай», Ф. 448 «Корея»).

Документы Азиатской части Военного министерства (Ф. 38 «Департамент Генерального штаба» с 1863 – Главное управление Генерального штаба, Ф. 40 «Военно-топографическое депо», Ф. 400 «Главный штаб Военного министерства», Ф. 401 «Военно-ученый комитет», Ф. 486 «Военные действия в Китае в 1900-1901 гг.», Ф. 487 «Русско-японская война 1904-1905 гг.», Ф. 544 «Николаевская академия Генерального штаба» с 1909 г. – Императорская Николаевская военная академия», Ф. 2000 «Главное управление Генерального штаба») по планированию и проведению военно-географических экспедиций, отчеты и переписка военного ведомства по их результатам и составлению описаний занятий и быта населения, природных условий и полезных ископаемых позволили полнее оценить вклад Военного министерства в географическую науку и практику.

Значительно дополнили и дали новый импульс при проведении диссертационной работы материалы РГИА (документы по географической, картографической, политической, экономической и научной деятельности центральных учреждений Российской империи). Архивные источники, выявленные в РГАДА и АВПРИ (писцовые, дозорные и межевые книги, отчеты посольств, дипломатические и торговые донесения с их картографическим сопровождением, картографические материалы из фондов Поместного и Разрядного приказов, документы по социально-экономической истории Дальнего Востока, картографические материалы делимитации и демаркации российско-китайской государственной границы), позволили сформировать новый взгляд на причины проведения географических и картографических работ в Дальневосточном пограничном пространстве. Материалы АРАН и РГА ВМФ нами изучались в двух направлениях: экспедиционные документы и личные фонды ученых, изучавших дальневосточные трансграничные районы.

Географические и картографические источники на дальневосточные трансграничные регионы были обнаружены в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ, Томск-Владивосток), в государственных архивах Иркутской области (ГАИО), Приморского края (ГАПК), Республики Бурятия (ГАРБ), Хабаровского края (ГАХК), Читинской области (ГАЧО). Обширные фонды документальных материалов по теме исследования были изучены нами в РГИА ДВ. В частности, коллекция картографических документов (планов, карт областей, навигационных карт, морских карт, карт путей сообщений) за период с 1852 по 1914 гг. Богат историко-географическими материалами ГАИО. Наиболее важными были фонды: «Главного Управления Восточной Сибири» - № 24 (1822-1877), «Канцелярия Иркутского Генерал-губернатора» - № 25 (1877-1917), «Восточно-Сибирский отдел Русского Географического Общества» - № 293 (1865-1920), «Иркутская губернская чертежная» - № 39 (1819-1917).

Большие географические и картографические коллекции были подробно изучены и систематизированы в архиве и библиотеке Русского географического общества в Санкт-Петербурге, его сибирских и дальневосточных отделах во Владивостоке, Иркутске и Хабаровске, картографических и рукописных отделах Российской национальной библиотеки и библиотеки Академии наук в Санкт-Петербурге, Российской государственной библиотеки в Москве. Интересные для нашей темы источники были выявлены в краеведческих музеях городов Благовещенск, Владивосток, Иркутск, Кяхта, Улан-Удэ, Хабаровск, Чита, а также ведомственных архивах научно-исследовательских институтов Москвы и Санкт-Петербурга, Генерального штаба и Топографической службы Вооруженных Сил Российской Федерации. Проведенная работа в крупнейших отечественных архивах, позволила автору осуществить комплексное исследование истории географического изучения и освоения Дальневосточного пограничного пространства.

Степень разработанности проблемы определялась на основании анализа литературных и архивных материалов по истории географического изучения и картографирования Дальнего Востока, который показал, что история географического изучения Северной Азии, российского Дальнего Востока, северо-восточного Китая неоднократно привлекала к себе внимание географов, историков и ученых других отраслей науки. В то же время многие аспекты истории географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства до настоящего времени недостаточно освещены или слабо разработаны. Мало изданий, где системно и комплексно в историческом развитии рассмотрены основные компоненты изучения и картографирования дальневосточных пограничных территорий как единого направления научного исследования. Требуют значительного уточнения вопросы периодизации изучения и картографирования, районирования пограничного пространства России и Китая на основании выявленных новых материалов. Недостаточно освещены особенности проведения дальневосточных географических и картографических работ, их взаимосвязь и взаимовлияние в разные периоды географического изучения и картографирования трансграничных районов Дальнего Востока, что не позволяет полно и аргументировано показать проблемы и перспективы развития дальневосточной географии и картографии. Мало публикаций по истории развития методов географических и картографических исследований, их дальневосточной специфики. Не проведена классификация географических описаний и общегеографических, тематических и специальных карт Дальневосточного пограничного пространства середины XVII - начала XX в.. Недостаточно изучена история формирования и развития дальневосточных географических и картографических центров и научных школ, не выявлен в полной мере вклад отдельных естествоиспытателей в развитие и становление дальневосточной географии и картографии.

Таким образом, перед автором стояла задача воссоздания целостной картины развития дальневосточного географического знания и картографических практик на основе исторического анализа специфики становления региональной географии и картографии, формирования географических центров и научных школ, совершенствования научно-методического обеспечения географических экспедиций, военно-государственных астрономо-геодезических, топографических и картографических работ.

Практическую значимость работы автор видит в возможности использования полученных результатов для историко-научного обеспечения пограничной безопасности Российской Федерации. Практический опыт автора в проведении полевых и камеральных географических, топографических и картографических работ на Дальнем Востоке был использован для решения научной проблемы в историко-научных, политических, военно-стратегических и социально-культурных аспектах:

  • в выявлении основного круга источников договорных карт, анализе методики их создания, особенностей показа на них границы и главных пограничных ориентиров, в определении географической достоверности и точности картографических документов, использованных при делимитации и демаркации государственной границы;
  • в исследование причинно-следственной связи геополитических интересов государств мира в регионе, стратегического положения Дальнего Востока;
  • в изучение пограничных споров вследствии неправильного показа отдельных участков договорных границ России с Китаем на русских и зарубежных географических картах, которые в ряде случаев становились геополитическими прецедентами;
  • в оценке вклада России в географическое изучение и картографирование Дальневосточного пограничного пространства;
  • в использовании исторического опыта при проведении современных исследований и уточнении перспективных направлений развития географии и картографии.

Представленные в диссертации материалы могут быть использованы научно-исследовательскими организациями и профессорско-преподавательским составом высшей школы в их изысканиях, а также послужат справочным пособием для студентов вузов и практических работников. Труды автора нашли применение при проведении двух крупных научно-исследовательских работ по историко-научному обеспечению пограничной безопасности на государственной границе Союзного государства на Западном направлении. Результаты исследования внедрены в учебную и научную деятельность на пограничном факультете Военной академии Республики Беларусь. Автор выступил инициатором проекта «Беларусь – Китай: история науки – диалог культур», который нашел понимание и поддержку в Национальной академии наук Беларуси и Китайской академии общественных наук.

Положения, выносимые на защиту

  1. Обобщение архивных, рукописных и печатных материалов с целью создания целостной картины географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства России и Китая середины ХVII – начала ХХ в.
  2. Периодизация географического изучения и формирования Дальневосточного пограничного пространства на основе задач, поставленных перед географической наукой социально-исторической и научно-технической эволюцией общества.
  3. Реконструкция истории полевого картографирования с целью выявления и анализа хронологических рядов географических и картографических источников, методик их составления и эволюции географического знания.
  4. Взаимосвязь между запросами практики и развитием организационных форм и методов географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства, взаимодействие географических центров министерств и ведомств, научных и общественных организаций, выполнявших географическое изучение и картографирование дальневосточных трансграничных территорий.
  5. Вклад российских географов, геодезистов, топографов и картографов в географическое изучение и картографирование Дальневосточного пограничного пространства.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, примечаний и двух приложений: «Атлас истории географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства» и «Биобиблиографический словарь исследователей Дальневосточного пограничного пространства». Диссертация содержит 420 страниц машинописного текста, список из 830 использованных источников, из них 47 работ на иностранных языках.

Апробация работы проводилась в течение шестнадцати лет на крупных международных конференциях (Международный конгресс востоковедов (2004), ХХII International Congress of history of Science – Beijing (2005). Основные положения работы обсуждались на межведомственных, республиканских и международных конференциях и съездах: по истории естествознания и техники (1992, 1993, 1995, 2001, 2006, 2007, 2008), истории наук о Земле (2007, 2008), научно-практических и научно-методических конференциях, проводимых Военной академией РБ (1996, 1998, 2000, 2006, 2007, 2008); межрегиональных научно-практических конференциях, проводимых Академией управления при Президенте РБ, Белорусским, Бурятским, Гродненским, Иркутским, Красноярским и Смоленским госуниверситетами (2005, 2006, 2007, 2008); внутриведомственных конференциях и круглых столах, проводимых 28 НИИ ВТС МО РФ, Государственным комитетом пограничных войск РБ (2002, 2003, 2004, 2005, 2006. 2007, 2008); съездах географических обществ России и Беларуси (1999-2008).





Публикация результатов исследования в научной печати осуществлялась с 1992 г. – «Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия геология и география». В дальнейшем статьи по теме диссертации публиковались в центральных научных журналах России и Беларуси: «Беларуская думка (белорусская научная мысль)», «Вестник Академии военных наук», «Вестник Военной академии Республики Беларусь», «Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук», «Военная мысль», «Военно-исторический журнал», «Вопросы истории», «Вопросы истории естествознания и техники», «Геодезия и картография», «Геоморфология», «Железнодорожный транспорт», «Известия Российской академии наук. Серия Географическая», «Известия Русского географического Общества», «Мир транспорта», «Научная мысль Кавказа», «Отечественная история», «Проблемы Дальнего Востока», «Речной транспорт (ХХI век)».

Результаты исследовательской работы отражены в семи монографиях, десяти учебных пособиях и специальных картах, двадцати двух статьях в журналах, рекомендованных ВАК Российской Федерации для публикации основных положений докторской диссертации (из них десять, в изданиях, рекомендованных экспертным советом по наукам о Земле), сорока девяти статьях и докладах на научных конференциях.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность диссертационной работы, сформулирована научная проблема, поставлены цель и задачи, определены объект и предмет исследования, показана научная новизна и практическая значимость работы.

Опора на научную теорию и историческую практику дала возможность глубже проникнуть в сущность такого понятия, как пограничное пространство, которое рассматривается автором как особая структурная организация природных и социальных систем и объектов сопредельных государств, находящаяся в постоянном взаимодействии геополитических, географических и социально-экономических явлений и процессов с эволюционирующими конфигурациями территориальных образований – трансграничный регион, район и пограничный ландшафт.

Автор рассматривает развитие пограничного пространства от изменяющейся системы трансграничных территорий к барьерным и контактным рубежам, от политических, экономических, культурных, этноконфессиональных и других контактных зон к коридорам взаимодействия межгосударственных и межнациональных отношений и систем государственной власти. Академик B.C. Мясников (1996) относит северные рубежи Китая, дальневосточные и южно-сибирские регионы России к контактным зонам межцивилизационного общения. Реконструкция истории трансграничных территорий проведена в историческом контексте всей совокупности политических, экономических и культурных взаимодействий трансграничных государств и народов, на них проживающих.

Районирование осуществлено по историческим этапам формирования и познания Дальневосточного пограничного пространства: единый речной бассейн крупнейших рек мира – Амур и Сунгари – Приамурско-Маньчжурский трансграничный регион, речные бассейны крупных рек Дальнего Востока – Керулен, Аргунь, Ингода, Онон и Шилка – Верхне-Амурский трансграничный регион, речной бассейн Уссури – Уссурийско-Приморский трансграничный регион.

Периодизация истории географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства основана на анализе национальных интересов Российской империи, ее пограничной безопасности, геополитической обстановки в мире и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, политико-экономичиских отношений между Российской и Китайской империями.

Основными критериями выделения периодов являются:

  • задачи, которые ставились российским правительством перед подразделениями министерств и ведомств, занимавшимися исследованиями и картографированием территорий;
  • степенью географической и картографической изученности трансграничных территорий, условиями и характером проведения географических, топогеодезических и картографических работ;
  • методами и средствами географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных территорий, методиками составления географических описаний и карт;
  • полнотой и точностью отражения географического образа дальневосточных трансграничных регионов в географических описаниях и на общегеографических и тематических картах.

В периодизации выделено два этапа, качественно отличающихся друг от друга теоретико-методологическими подходами к проведению географических исследований, объемом и структурной организацией географического знания. В каждом этапе выделены три периода, различающиеся системой географических представлений, характерных для каждого из них, характерной региональной географической деятельностью и обусловленной ею направленностью взаимовлияния науки и практики с целью освоения регионального пограничного пространства. Первый историко-научный этап раскрыт в первой главе диссертации. Второй этап исследован по периодам в четырех главах: первый период – глава 2, второй – 3, третий – 4 и 5.

Периодизация географического изучения и картографирования

Дальневосточного пограничного пространства

Этапы

Первый период

Второй период

Третий период

Формирование

эмпирической

географии и

картографии

Дальневосточного

пограничного

пространства

(середина ХVII –

1-я пол. ХIХ в.)

Рекогносцировочное

изучение и описание

Амурского трансграничного региона

(середина ХVII в.)

Обследование

и освоение

Приамурского трансграничного региона

(2-я пол. ХVII в.)

Обзорное

географическое и картографическое изучение

Дальневосточного

пограничного

пространства

(конец ХVII –

1-я пол. ХIХ в.)

Становление

региональной

географии и

картографии

Дальневосточного

пограничного

пространства

(середина ХIХ –

начало ХХ в.)

Экспедиционное

изучение и

картографирование

дальневосточных

трансграничных

районов

(середина ХIХ в.)

Географическое изучение и

картографирование

дальневосточных

трансграничных

регионов

(2-я пол. ХIХ в.)

Комплексное

географическое

исследование

Дальневосточного

пограничного

пространства

(конец ХIХ –

начало ХХ в.)

Первый этап – середина ХVII – первая половина ХIХ в. характеризуется выходом Московского государства к Тихому океану, рекогносцировочным изучением и описанием Амурского трансграничного региона, разведыванием путей в Китай, обследованием и освоением Приамурского трансграничного региона, а с утратой приграничных территорий по Нерчинскому договору – постоянным стремлением Российского государства к возвращению отторгнутых территорий. Изучение сибирских земель со второй половины ХVII в. для России становится одним из стратегических направлений исследований и характеризуется проведением крупных обзорно-географических и картографических работ.

Первый этап географического изучения и картографирования Сибири и Дальнего Востока был важен не только с точки зрения накопления огромного фактического материала в области географии и картографии, политической и военной деятельности, изучения истории и культуры народов Дальнего Востока, но и решения больших практических задач, стоящих перед Россией. В это время русское правительство, имея тесные связи с государствами Европы, энергично проводила свою восточную политику. Коренным отличием этой деятельности русских на Востоке от европейской были глубокая разведка неизвестных для европейцев земель, колонизация обширных сибирских и дальневосточных территорий и формирование новых государственных границ Российской империи. Были созданы замечательные российские картографические произведения и историко-географические описания Сибири и Дальнего Востока, получены достоверные сведения о Китае и других странах Востока. Эти достижения отечественной географии и картографии по праву могут быть поставлены в один ряд с выдающимися успехами географической науки других народов мира.

Второй этап – середина ХIХ – начало ХХ в. характеризуется проведением экспедиционных географических и картографических работ, производством военно-рекогносцировочных съемок и их астрономо-геодезическим обеспечением, составлением географических карт и географических описаний Дальневосточного пограничного пространства. Получили дальнейшее развитие новые методы исследования: комплексное военно-географическое описание, географо-статистическое описание пограничного пространства, полевое картографирование, географическое проектирование и составление общегеографических, специальных и тематических карт малоисследованных территорий, картографический метод исследования, комплексное колонизационное обследование трансграничных территорий.

В диссертации воссоздана история полевого картографирования Дальневосточного пограничного пространства. Проведен подробный анализ основных технологических этапов: географическое изучение, статистическое описание, обследование района полевых работ; астрономо-геодезическое обоснование, развитие высотно-плановых съемочных сетей и топографическая съемка; составление и издание топографических карт. Автор все составляющие этого историко-научного процесса исследует во взаимосвязи с целью выявления закономерностей в их эволюции.

Для проведения реконструкции становления региональной географии и картографии Дальневосточного пограничного пространства была разработана классификация географических описаний и карт середины ХVII – начала ХХ в. В основу классификации положены следующие признаки: назначение, территориальный охват, время составления и издания, содержание, масштаб (для карт). Классификация создана на фундаменте изучения общественно-политических и социально-экономических условий соответствующих этапов разработанной периодизации. Были исследованы причины создания и назначение источника; научная биографии автора, его профессиональные качества, вклад в географо-картографическую практику и науку; подлинность, достоверность, полнота содержания и точность источника; особенности сбора информации, круг источников и методики составления географических описаний и топографических карт.

Классификация тесно связана с периодизацией и районированием Дальневосточного пограничного пространства. Так на втором этапе в первом периоде исторически сложилась методика проведения одновременного географического описания и маршрутного картографирования трансграничного района. Во втором периоде отечественные центры географического изучения и картографирования малоизученных территорий России и зарубежных стран проводили составление и издание специализированных описаний и крупномасштабных топографических карт отдельных районов, имеющих важное военное и хозяйственное значение. В третьем периоде на основе полевого картографирования трансграничных территорий отрабатывались методики составления обзорных описаний и серий топографических карт Дальневосточного пограничного пространства.

В первой главе «Формирование региональной географии и картографии Дальневосточного пограничного пространства (середина ХVII – первая половина ХIХ в.)» показано, как первоначальная неопределенность пограничного размежевания, малое число надежных опорных географических ориентиров, отсутствие достоверных географических и картографических материалов, слабая физико-географическая изученность местности, а то и полное отсутствие каких-либо научных сведений об обширных приграничных территориях предопределяли драматический процесс географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства.

В диссертации раскрыт процесс введения в научный оборот нового географического знания. Проведенная казацким отрядом под руководством И.Ю. Москвитина военно-географическая разведка привела к географическим открытиям в Нижнеамурском трансграничном районе: побережье Охотского моря, устье Амура, реки Улья, Урак, Охота, Тукчи, Алдома, Уда, Шантарские острова стали известны европейским географам и картографам. Выдающееся географическое значение экспедиции В.Д. Пояркова заключается в том, что землепроходцы первыми в труднейших условиях прошли в верховья Зеи, пересекли Амурский край и достигли устья Амура, проплыли морем от Амурского лимана до устья реки Ульи и вернулись в Якутск. Анализ маршрута (около 8 тыс. км) и рекогносцировочного описания позволили оценить вклад экспедиции В.Д. Пояркова в европейскую науку. Автором показаны результаты географического изучения Приамурского трансграничного региона и раскрыто значение колонизации Приамурья военно-промышленной экспедиции во главе с Е.П. Хабаровым. Особое внимание в работе уделено рекогносцировочным походам главы русского гарнизона в Приамурье Онуфрия Степанова, который в середине 1655 г. достиг устья Сунгари, пройдя южной протокой Амура, открыл вход в устье реки Ушуру (Уссури).

В связи с необходимостью освоения дальневосточных территорий интенсивность работ по обзорному географическому изучению и картографированию Сибири заметно возросла. Это подтверждают, изученные автором, «наказы» и описания маршрутов русских посольств, географические и картографические материалы, полученные от участников русских походов на Амур, чертежи Сибири 1667 и 1673 гг., «Чертеж Енисейскому и Селенгинскому и иным острогам; да и Даурам, и Мунгалам, и Китайскому и Никанскому государствам», составленный в 1674 г. С.В. Поляковым, составленный чертежником Разрядного приказа Л. Клишиным обзорный чертеж Сибири.

Анализ представленных в Посольский приказ отчетных материалов посольства в Китай Н.Г. Спафария (1675-1678): «Статейного списка» («Китайская книга»), «Дорожного дневника» и «Описания Китайского государства» дал общее представление о географических особенностях дальневосточных территорий, природе, гидрографии и растительности, быте и хозяйственной деятельности населения. Н.Г. Спафарий при составлении «Описание первыя части вселенныя, именуемой Азия, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции» использовал как материалы своего собственного посольства, так и картографический труд М.Мартини «Новый китайский атлас» (1655). Н.Г. Спафарий добавил к атласу три свои главы: главу IV (морские пути в Китай), главу V (сухопутные пути в Китай) и географическое описание «Сказание о великой реке Амуре, которая разграничила русское селение с китайцы». «Сказание» – самое раннее из дошедших до нас описаний амурской водной системы. Очень важно сообщение Н.Г. Спафария, что «на устье реки Амура, где падает в окиянском восточном море, лес великий и всякий есть, из которого можно суды какие буди делати и морем ходить в Китай» (Спафарий, 1677).

Н.Г. Спафарий на составленный для него обзорный чертеж нанес свой маршрут, а также собранную им информации о Сибири, Дальнем Востоке, Китае и Центральной Азии. На чертеже показан бассейн Амура с основными притоками, изображены как единое целое основные горные хребты Сибири, как части одного «Каменного пояса». На правобережье Амура хорошо различимы три горных хребта, подходящих к Амуру приблизительно перпендикулярно основному направлению его течения. Все эти географические и картографические материалы предоставили  тогда совершенно новые и достоверные сведения о русских владениях в Сибири, о путях в Китай, о самом Китае и пограничных с ним государствах.

Нерчинский русско-китайский договор 1689 г. временно приостановил изучение Приамурского трансграничного региона. В качестве пограничных рубежей устанавливалась р. Горбица и «Каменный» горный хребет к северу от Амура. Поскольку обе договаривающиеся стороны в то время не имели точных карт района разграничения, то расположение этих главных географических ориентиров в договоре указано неточно, и по-разному в разноязычных текстах. В диссертации подробно изучены пограничные ландшафты как ориентиры и сделан вывод о том, что делимитация границы была проведена по Становому хребту, который ближе всего расположен к Амуру.

Необходимость решения политических, военных и экономических задач служила постоянным стимулом расширения географических и картографических работ на дальневосточных территориях. При изучении экспедиции Д.Г. Мессершмидта (1719-1727) были проанализированы географические и картографические материалы рекогносцировки Нижнеамурского трансграничного района, доставленные ученым в Петербург и получившие высокую оценку приёмной комиссии. Карта Сибири, составленная его спутником по экспедиции И.Ф. Страленбергом «Новое географическое описание Великой Татарии» и изданная в Париже в 1725 г., позволила западноевропейским картографам познакомиться с новыми географическими сведениями о Сибири и Дальнем Востоке. Эти исторические, географические и картографические материалы были использованы при заключении Буринского (1727) и Кяхтинского (1727) договоров.

Архивные материалы экспедиции В. Беринга (1733-1743) и в особенности ее сенатского отряда геодезистов П.Н. Скобельцына и В.Д. Шетилова (1735-1737) позволили реконструировать географические представления того периода о водных и горных системах Прибайкалья и Станового нагорья. В это же время академический отряд экспедиции под руководством Г.Ф. Миллера выполнил историко-топографическое описание сибирских приграничных уездов. Сбор сведений производился не только путем личных наблюдений и опросов местных жителей, но и анкетным методом, а также проведением детальных изысканий в сибирских архивах.

Основываясь на архивных материалах и переводах монгольских, тангутских и китайских источников, Г.Ф. Миллер составил историко-топографические описания Селенгинского и Нерчинского уездов Иркутской провинции (1735, 1739), «Географию Сибири…» (1743, 1744). В них ученый связал формирование трансграничных территорий с развитием политико-экономических взаимоотношений России и Китая. Выводы Г.Ф. Миллера по пограничным проблемам являются в настоящее время весьма актуальными, а его работы «Известия о реке Амуре …», «Изъяснение сумнительств, находящихся при проставлении границ между Российскими и Китайскими государствами…», «Рассуждение о предприятии войны с китайцами…» служат источниками по истории проблемы «спорных территорий».

В рамках складывающихся российских востоковедных центров активно изучал Дальневосточное пограничное пространство выдающийся русский ученый-востоковед Н.Я. Бичурин (в монашестве – Иакинф). В диссертации показана проведенная им колоссальная историко-научная работа: переводы историко-географического описания Цинской империи «Дайцин и тунчжи», исторического сочинения «Тунцзянь ганьму», фундаментальные труды «Историческое обозрение ойратов…», «Статистическое описание Китайской империи с географическими картами», «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» с приложением географических карт. В его страноведческих работах тексты в основном сгруппированы по четырем главным темам: история и география приграничных зарубежных племенных и государственных образований, приграничных племен и народов России, времени и пространственного охвата военных походов племен и государств на территорию нынешней России и с территории Сибири в степи Монголии или оазисы Восточного Туркестана. В диссертации проведен анализ научной деятельности в области страноведения Н.Я. Бичурина, О.М.Ковалевского, В.П. Васильева, П.И. Кафарова, К.А. Скачкова, Э.В. Бретшнейдера, С.М. Георгиевского, Н.В. Кюнера и Д.Н. Позднеева. Российскими востоковедами совместно с европейскими коллегами были разработаны новые научные направления в исследовании стран Востока – историко-географическое и геополитическое.

Выдающейся китаевед В.П. Васильев, рассматривая географические особенности территории, сопровождал своё  описание экскурсами в историю и, наоборот, излагая историю, опирался на данные географии, считая, что «для того чтобы исторические данные были точны и понятны, нужно, прежде всего, разработать географию, сперва новую, потом древнюю» (Васильев, 1857). Ученый принимал участие в редактировании составленного 3.Л. Матусовским «Географического обозрения китайской империи» и приложенной к нему специальной карты. Он составил двенадцать исторических карт Китая при 12 последовательных династиях, на которых были показаны изменения географических названий Китая более чем за 16 веков. Труды В.П. Васильева «История древности восточной части Средней Азии от X до XII века», «Сведения о маньчжурах во времена династий Юань и Мин», «Центральная Азия и главные хребты гор в китайских владениях», «Описание больших рек, впадающих в Амур», «Описание Маньчжурии», «География Тибета» и «Записки о Нингуте» позволили автору создать географическую картину дальневосточных трансграничных территорий, провести их историко-географическое районирование.

Развивая обзорное направление картографии, выдающийся сибирский картограф С.У. Ремезов вместе с сыновьями подготовил три атласа Сибири: «Хорографическая чертежная книга» (1697-1711), «Чертежная книга Сибири» (1699-1701), «Служебная чертежная книга» (1702-1730). Разнообразные по назначению, территориальному охвату, содержанию и времени составления материалы трех атласов Сибири можно классифицировать по трем группам содержащихся в них источников: текстовые материалы, рисунки и картографические источники. Картографические материалы можно подразделить на чертежи рек, чертежи городов и их окрестностей, рекогносцировочные чертежи, обзорные чертежи, чертежи пограничных земель, «городовые» чертежи. Автору удалось проследить последовательность перехода от локальных и региональных чертежей к обзорным, а от них к специальным чертежам.

Картографические материалы атласов С.У. Ремезова представляют ценный материал для конкретных исследований по уточнению отдельных участков границы России с южно-сибирскими кочевыми народами, установлению внутреннего административно-территориального деления, распределению сибирских народностей, для изучения истории русской колонизации. Детальное изображение родового и племенного состава коренного населения, совмещенное с динамикой размещения и движения ясачного и неясачного («немирного») населения, делало географические чертежи С.У. Ремезова для русской администрации важным оперативным справочником оборонного и административно назначения. Творческая деятельность С.У.Ремезова – крупный этап в истории сибирского направления в географии и картографии и является национальным достоянием русской науки и культуры.

Создание в начале ХVIII в. по решению маньчжурского правительства иезуитами Ж-Б. Регизом, И. Бувэ и П. Жарту «Большой карты Империи» на 120 листах в масштабе 1:1400000 стало крупным научным достижением в картографии Дальневосточного пограничного пространства. В 1716 г. в Пекине миссионеры под руководством П. Жарту свели карты отдельных трансграничных районов в общую карту Китая. Необходимо отметить то, что все топонимы севернее Великой китайской стены обозначены на маньчжурском языке, а южнее стены, то есть собственно китайской территории, – на китайском языке (Пан, 2005).

Как итоговый труд в региональной картографии Дальневосточного пограничного пространства нами изучен «Атлас Всероссийской империи…», составленный секретарем Сената И.К. Кириловым. Используя картографические материалы дальневосточных экспедиций и посольства С.Л. Владиславича («Граница между государством Россия и Китай», «Граница означена между Российской Империей с китайскими владениями по договору окольничева Федора Алексеевича Головина», «Часть взыскания ближайшего пути к Камчатскому морю от вершины реки Горбицы простирающими хребтами до реки Зеи»), И.К. Кирилов издал две карты, охватывающие территорию Приамурья и Приморья: «Карта русско-китайской границы, 1730 г.» и «Генеральная карта Российской Империи, 1734 г.».

Особое внимание в диссертации уделено составлению атласа России в Петербургской академии наук (1745). В этот атлас вошли две карты Приамурья: «Иркутская провинция и море Байкал с вершинами реки Лены при тою же части реки Аргуна с лежащими вокруг местами» и «Устье реки Амура с южной частью Камчатки и обретающимися на Восточном океане разными островами, между которыми видна и часть Японии». Эти топографические карты наиболее подробно показывали пограничные территории Приамурья. Важную роль в формировании картографического образа Дальневосточного пограничного пространства сыграл «Атлас северной части Восточного Океана…», составленный под руководством Вице-адмирала Г.А. Сарычева (1826). В атласе помещены «Меркаторская карта Охотского моря и части Восточного океана, прилегающей к Камчатке» и «Меркаторская карта Японского и Желтых морей с частью Восточного океана, прилежащего к Китайским и Японским берегам», на которых показан бассейн реки Уссури и хребет Сихотэ-Алинь. Первое кругосветное плавание под руководством И.Ф. Крузенштерна внесло крупный вклад в мировую географическую науку. Особое значение имеют «Атлас Южного моря…» и «Собрание сочинений служащих разбором и изъяснением Атласа Южного моря» в которых включены карты северной части Тихого океана. На карту был нанесен Сахалин почти на всем своем протяжении, но И.Ф.Крузенштерну не удалось довести до конца исследования в лимане Амура. Автор специально занимался проблемой судоходности амурского устья и подтвердил приоритет в разрешение амурского вопроса русскими исследователями И.Ф.Крузенштерном, А.М. Гавриловым и Г.И. Невельским.

Можно констатировать, что исторически сложившаяся организация системы сбора и составления географических описаний, географических чертежей и карт в середине ХVII – первой половине ХIХ в. осуществлялась при жесткой централизации географических и картографических работ в общегосударственном масштабе. Это способствовало тому, что русскими землепроходцами и мореходами совместно с европейскими исследователями были проведены грандиозные географические работы в Сибири и на Дальнем Востоке. Крупные географические и картографические труды были созданы Н.Я. Бичуриным, В.П. Васильевым, Н. Витсеном, Ж.Н.Делилем, И.К. Кириловым, И.Ф. Крузенштерном, Д.Г. Мессершмидтом, Г.Ф.Миллером, С.У. Ремезовым, Г.А. Сарычевым, Ф.И. Соймоновым, Н.Г. Спафарием, И.Ф. Страленбергом. Это позволило составить географические описания Дальневосточного пограничного пространства, создать обзорные географические карты дальневосточной окраины России, что явилось значительным достижением мировой географии и картографии.

Во второй главе «Экспедиционное изучение и картографирование дальневосточных пограничных районов (середина ХIХ в.)» проанализирована географическая и картографическая деятельность правительственных учреждений и российских исследователей по присоединению Амурского края к России, организации и проведению географических экспедиций, делимитации и демаркации российско-китайской границы в Дальневосточном пограничном пространстве.

Изучение Сибирской экспедиции А.Ф. Миддендорфа как выдающегося события в истории географического изучения Дальнего Востока позволило переосмыслить и дать новую оценку ее научным результатам. Важно было установить влияние результатов экспедиции на создание достоверных представлений о географических особенностях огромных и малоизвестных дальневосточных территорий. Особое внимание обращено в диссертации на изучение А.Ф. Миддендорфом природных условий Восточной Сибири, выяснение характера их влияния на жизнь и географию расселения человека. Своими поразительными по глубине и многоаспектности исследованиями ученый убедительно доказал единство естественнонаучных и географических знаний. И сегодня актуальны его идеи единства природы, тесной взаимосвязи и взаимообусловленности между географической средой и хозяйственной деятельностью человека.

Анализ, созданных А.Ф. Миддендорфом классических комплексных географических описаний изученных им территорий, выявленные ученым закономерности позволили составить историко-географический образ Станового трансграничного региона. Изучение побережья Охотского моря позволило А.Ф. Миддендорфу собрать информацию о природе Шантарских островов, описать муссоны в Охотском море, которые «имеют место на всех побережьях Сибири». Естествоиспытатель пришел к выводу, что причина суровости климата в Восточной Сибири заключается не в значительных абсолютных высотах, а в ее географическом положении, и указал на явление инверсии в этом регионе. Ученый положил начало исследованию хребтов Буреинского и Джагды, охарактеризовав регион как горную страну, не составляющую единого хребта. Труды А.Ф. Миддендорфа ознаменовали качественно новый этап в углублении и расширении научных представлений о природе, хозяйстве и народах Дальнего Востока.

Выявить географические особенности и создать обзорный картографический образ Станового трансграничного региона позволили архивные материалы Забайкальской экспедиции под руководством Н.Х. Агте, которая обследовала огромные пространства от Байкала до Охотского моря и от Верхоянского хребта и Алдана до Амура. Экспедицией были составлены крупномасштабные специальные карты: «Свод маршрутов и рекогносцировок Забайкальской экспедиции на северной полосе наших владений, прилегающих к неопределенной границе с Китаем и составляющих ближайшую часть Якутской области», «Свод маршрутов и рекогносцировок экспедиции на юго-восточной полосе неопределенной границы с Китайскими владениями и прилегающими к течению реки Сунгари (Нижнего Амура) в масштабе 5 верст в дюйме» и «Пояснительная карта к своду маршрутов и рекогносцировок Забайкальской экспедиции» в масштабе 25 верст в дюйме (РГВИА. Ф. 386. № 1426-1456).

На основе проведенных географических и картографических работ Н.Г. Меглицкий и В.Е. Карликов составили первую орографическую карту Станового трансграничного региона. Впервые Становой хребет, тянущийся от р. Горбица до Охотского моря и далее вдоль побережья на северо-восток, представлялся сложной горной страной с «главной осью поднятия». Н.Г. Меглицким в зависимости от характера рельефа были выделены особые орографические (геоморфологические) районы: Якутское плоскогорье, хребты Становой, Джугджур, система гор Амгунь-Буреинского массива.

Амурская экспедиция под руководством Г.И. Невельского детально исследовала и составила гидрографические карты лимана Амура с его фарватерами, ведущими в устье реки, низовьев Амура и острова Сахалина. На экспедицию возлагались и геостратегические задачи: поиск гаваней в Татарском проливе, установление возможных путей сообщения между побережьем Татарского пролива и Амурским речным бассейном, сбор информации о возможном прохождении государственной границы, что позволило составить подробное географическое описание Приморского трансграничного района. Итогом Амурской экспедиции стала «Меркаторская карта лимана реки Амур и части Татарского пролива, составлена из описей, произведенных на транспорте «Байкал» в 1849 г., на гребных судах Амурской экспедиции в 1850, 1851, 1852 гг., на шхуне «Восток» в 1853, 1854 гг. и на фрегате «Паллада» в 1854 г.».

Сибирская географическая экспедиция Императорского Русского географического общества (1855-1862) заложила основы комплексного исследования Дальневосточного пограничного пространства. Важно и то, что целью экспедиции определялось составление топографической карты, «которая могла бы служить пособием при всех дальнейших соображениях правительства и ученых, которые основываются на географии Восточной Сибири» (Архив РГО. Разряд 55. Оп. 1. Д. 63. Ч. 2. Л. 107). Задача Математического отряда Сибирской экспедиции заключалась в астрономическом определении географического положения пограничных ориентиров и в соединении их между собой посредством маршрутной съемки. Диссертантом была выявлена система классности астрономических пунктов: точки первого класса определялись точными способами с проведением большого числа наблюдений; для второго и третьего классов допускались определения хронометрическими способами между точками первого и соответственно второго класса. После обработки метеорологических наблюдений Л.Э. Шварц сделал важные выводы о климате края и подтвердил вывод И.Г. Гмелина – «Особенности Сибирского континентального климата выказываются не ранее как перешедши Енисей» (Архив РГО. Ф.1-1850. Оп. 1. Д. 38. Л. 403).

Руководителем Математического отряда Сибирской экспедиции Л.Э. Шварцем была составлена «Карта речных областей Амура, южной части Лены и Енисея и острова Сахалина». При составлении карты были использованы все крупномасштабные материалы, имевшиеся в то время на Приамурский край. Эта карта была лучшим картографическим произведением того времени и позволяла выполнить «первое необходимейшее условие для полноты и ясности географических работ – карты, где бы факты ботанические, зоологические, геогностические и этнографические могли быть наглядно изображены и служить указаниями при дальнейшем обзоре» (Архив РГО. Ф. 1-1853. Оп. 1. Д. 22. Л. 12).

Продолжением Сибирской экспедиции ИРГО стали «Амурские сплавы», организованные Генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым (1854-1857) для защиты и занятия устья Амура, переброски на Камчатку продовольствия и войск, которые стали одной из форм географического изучения Приамурья. Специальные исследования рекогносцировочного характера по берегу р. Амур были впервые проведены в 1854 г. русскими горными инженерами Г.М. Пермикиным и Н.П. Аносовым. На них был возложен осмотр береговых пород, составление геологического описания Амурской речной системы, этнографического описания тунгусских племен. Начальник одного из экспедиционных отрядов Р.К. Маак составил географическое обозрение края, дал топографические характеристики амурских пограничных районов, создал обстоятельное описание р. Амур, собрал ботанические, зоологические, геологические и этнографические коллекции. Г.И. Радде в отличие от своих предшественников А.Ф. Миддендорфа, Р.К. Маака и К.И. Максимовича, которые вели обследования Амурского края во время коротких стоянок на тысячеверстных маршрутах, избрал новый в то время метод изучения природы – круглогодичное стационарное наблюдение в типичной для Приамурья местности.

Сибирская экспедиция ИРГО представляет собой образец проведения пионерных научных исследований, разработки новых исследовательских методов и форм географического изучения, получения высоких научных результатов. Экспедиция заложила основы дальневосточной научной школы Русского географического общества. Замечательны и сами фигуры руководителей научной школы – астроном и картограф Л.Э. Шварц и крупный географ, геолог, палеонтолог и ботаник Ф.Б.Шмидт. Широко известны мировой науке фундаментальные труды участников экспедиции: Р.К. Маака, К.И. Максимовича, Г.И. Раде, Л.И. Шренка. Благодаря проведенным изысканиям В.П. Зондгагена, И.С. Крыжина, И.В. Орлова, Д.П. Рашкова, А.Я. Смирягина, А.Ф.Усольцева был достигнут «успех необыкновенный, важный сам по себе, и можно надеяться, еще более важный, как ступень и надежное основание для дальнейшего исследования!» (Делен, 1866).

16 (28) мая 1858 г. состоялось подписание Айгунского договора между Россией и Китаем, а 1 (13) июня 1858 г. был заключен Тяньцзиньский трактат, девятая статья которого предусматривала установление границы на местности. Для обследования границы была назначена Уссурийская экспедиция, состоявшая из пограничной комиссии для проведения государственной границы и чинов топографической партии, назначенной для производства рекогносцировочных съёмок в Уссурийском крае. Характеристику выполненным топографическим работам дал участник экспедиции капитан П.А. Гамов: «Съёмки в этой местности действительно начаты были инструментальные, но за потерею времени они обратились в полуинструментальные и, наконец, по словам Усольцева в глазомерную по спешке, потому что главной целью было не съёмка и маршруты, а установленный день выхода на берег морской к заливу Посьета, где начальник экспедиции должен был в назначенный день найти Его Сиятельство Графа Амурского. Спешка к назначенному дню выйти к берегу моря заставила топографов проходить по 30 верст в день, между тем как по инструкции они должны были снимать до трех верст линии маршрута» (РГВИА. Ф. 40. Оп. 1. Д. 2013. Л. 6-7).

Сразу после заключения пограничных трактатов в России были опубликованы специальные пограничные обзорные карты, которые явились официальной картографической декларацией присоединения Приамурья и утверждения новой границы с Китаем. «Карта Амурской области» была издана в 1858 г., за ней в 1859 г. были составлены и изданы «Карта речной области Амура», «Карта Китая и прибрежья реки Амура» и «Генеральная карта Азиатской России или Сибири, Российских Северо-Американских владений». Русско-китайская граница на «Карте Амурской страны, присоединенной к России по Айгунскому договору, заключенному 6 мая 1858 года, подтвержденному Пекинским трактатом 2 ноября 1861 года», показана в строгом соответствии с договорной пограничной картой, в том числе и в районе Хабаровска. На этой карте впервые была отработана методика составления мелкомасштабных карт на дальневосточную территорию по крупномасштабным топографическим материалам.

Так завершился еще один этап разграничения земель на Дальнем Востоке между Россией и Китаем. Россия закрепила за собой Приамурский край, освоенный русскими людьми в ХVII в., решила пограничные вопросы с Китаем без силового давления и военной угрозы захвата территорий. Вошедшие в состав России дальневосточные земли оказались кладовой природных ресурсов, значительно увеличили отечественный пахотный клин и обеспечили России прямой выход к Тихому океану, что значительно стимулировало развитие Сибири и Дальнего Востока.

При проведении географических и картографических работ на Дальнем Востоке в процессе присоединения и освоения пограничных территорий недостаток времени приводил к необходимости производства в первую очередь рекогносцировочных съемок. При необходимости создания географических карт огромной территории Дальнего Востока в кратчайшие сроки, при незначительном числе исполнителей работ и разработанных методах исследования – этот способ был достаточно рациональным и соответствовал требованиям, предъявляемым к мелкомасштабным картам того времени.

В третьей главе «Географическое изучение и картографирование дальневосточных трансграничных регионов (вторая половина ХIХ в.)» рассмотрена деятельность министерств, ведомств и научных организаций Российской империи по географическому изучению и картографированию Дальневосточного пограничного пространства.

Большой объём географических и топографических работ в Приморье выполняло Министерство государственных имуществ. С целью «приведения в известность лесов Восточной Сибири» в 1860-1867 гг. экспедицией под руководством штабс-капитана Корпуса лесничих А.Ф. Будищева были рекогносцированы труднодоступные районы Сихотэ-Алиня. Произведенная первая промышленная таксация лесов, положила начало учету и устройству лесов на Дальнем Востоке. Было составлено первое специальное «Описание лесов Приморской области» и оценены размеры и состояние ее лесных ресурсов; разработаны правила использования лесов и заложены основы дальневосточного лесного хозяйства. В 1867 г. топограф М.М.Любенский составил сводную карту «Маршруты водного пути по Амуру и Уссури».

В диссертации подробно рассмотрена научная деятельность талантливого географа П.А. Кропоткина. Значителен его вклад в картографию в области географического проектирования и составления географических карт малоисследованных территорий, а также в разработку картографического метода исследования строения земной поверхности – гипсометрического картографирования.

П.А.Кропоткин почти пять лет провел в экспедициях по Забайкалью и Приамурью, Монголии и Маньчжурии (1862-1866). Хинганская экспедиция (1864) проложила транспортный коридор из Старо-Цурухайтуевского караула через северную часть Большого Хингана к Айгуню и Благовещенску. Впервые было составлено географическое описание Северо-Западной Маньчжурии и проведена маршрутная съемка. Исследовав Восточную Монголию – Баргу, Большой Хинган, Западную Маньчжурию, П.А. Кропоткин отнес Баргу к нижнему плоскогорью юго-восточного склона высокого плоскогорья, а Большой Хинган характеризовал как «окраинный хребет высокого плоскогорья» (Кропоткин, 1990). Важным итогом экспедиции стала возможность решения проблемы «спрямления границы», ставшая через 30 лет одним из аргументов проведения железной дороги через маньчжурские территории.

Олекминско-Витимская экспедиция П.А. Кропоткина (1866) осуществила изыскание транспортного коридора из Ленских приисков в Нижнеамурский трансграничный район через пояс гольцов водораздела Витима и Олекмы. Поразительно, что с ХVII в. с бассейна Витима на юг землепроходцы ищут и не могут найти пути в благодатную Амурскую страну. Спустя 200 лет за решение этой задачи берется П.А.Кропоткин и выполняет ее. Наряду с картографическими материалами, он широко использовал описательные источники, собранные по опросам местного населения. Проблема анализа источников для составления географических карт является ключевой в картографическом творчестве П.А. Кропоткина.

Составленная П.А. Кропоткиным «Карта части Олекминско-Витимской горной страны...» стала первым шагом молодого военного географа к пересмотру господствовавших до того представлений о строении горных систем Азии. Новая «Карта южной половины Восточной Сибири, части Монголии, Маньчжурии и Сахалина» существенным образом изменила взгляды на рельеф Восточной Азии. Ученый установил, что Восточная Азия представляет собой сочетание обширных плоскогорий с множеством непротяженных хребтов, а реки, несущие свои воды в «Ледовитое море» и Тихий океан берут начало из общих болот на плоскогорье. В.И. Вернадский назвал научные труды П.А. Кропоткина «совершенно выдающимися по самостоятельности и глубине мысли» (Вернадский, 1922), а В.А.Обручев отметил, что схема орографии Восточной Сибири Кропоткина позволяет считать Петра Алексеевича одним из русских основоположников геоморфологии (Обручев, 1951).

В диссертации проанализирована, написанная Н.М. Пржевальским в Николаевской академии Генерального штаба, научная работа «Опыт статистического описания и военного обозрения Приамурского края» (1863). Автор вводит в научный оборот новые, ранее неизвестные геополитические и географические воззрения Н.М. Пржевальского. Он четко определил геополитическую позицию России в регионе: «Чтобы вполне воспользоваться выгодами, представляемые бассейном Амура, нам необходимо владеть и важным из его притоков Сунгари, орошающую лучшую часть этого бассейна, и, кроме того, в своих верховьях близко подходящего к северным провинциям Китая. Заняв всю Маньчжурию, мы сделаемся ближайшим соседом этого государства и, уже не говоря о наших торговых сношениях, можем прочно утвердить здесь наше политическое влияние» (Архив РГО. Ф.13. Оп. 1. Д. 14. Л. 246).

Свои «камеральные» выводы Н.М. Пржевальский проверил в ходе Уссурийской экспедиции (1867-1869). Военный географ, кроме предписанных ему задач стратегического и разведывательного характера, исследовал широкий круг вопросов топографии местности, климата, животного и растительного мира, состава и быта населения Приморья. Им были описаны «пути, ведущие к границам Манчжурии и Кореи», а также от бассейна Уссури к гаваням Тихого океана, изучены «места для проведения дороги по южному берегу озера на Лефу и оттуда в поселок Камень Рыболов» (РГИАДВ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 123. Л. 38-39).

Рекогносцировочные съемки Н.М. Пржевальского в западной части озера Ханка «для отыскания там новых путей сообщений, как водяных, так и сухопутных», представляли собой полевые карандашные кроки с изображением русла реки Лэфу и озера Ханка. Исследователь обошел озеро по всему периметру, что позволило ему дать подробную и полную характеристику водоема. Проведенная им маршрутная съемка по долине р. Лэфу и составленное топографическое описание Ханкайского трансграничного района позволили сделать вывод, что озеро имело в прошлом большую водную поверхность и включало полностью площадь окружающих его в данное время болот.

В составленном отчете «О результатах исследований на р. Усури и оз. Ханка» и военно-географическом описании Южно-Уссурийского края и Маньчжурии военный географ проявил себя как тонкий и внимательный исследователь, показавший взаимосвязь природных ландшафтов. Н.М. Пржевальскому не только удалось выявить и описать мировой феномен смешения флоры и фауны северной тайги с природными формами, присущими субтропикам, – научный факт, практически неизвестный европейским географам в то время, но и установить причину, породившую это явление. Н.М. Пржевальский дал прекрасные географические характеристики ландшафтов Уссурийского края с его своеобразной растительностью и животным миром, подробно описал особенности рельефа горной страны Сихотэ-Алинь и гидрографию бассейна Уссури. Природа характеризуется им с позиций географического образа или учения о пейзажах, что рассматривается в диссертации как дальнейшее развитие нового исследовательского метода.

Первое путешествие Н.М. Пржевальского в Уссурийский край необходимо рассматривать как начало становления военного географа и дальнейшее развитие географической научной школы Генерального штаба. Здесь были отработаны организационные вопросы проведения географических работ в малоисследованных трансграничных районах, методики составления географических описаний и проведения маршрутно-глазомерной съемки, обобщены новые данные по географии, климатологии, растительности, животному миру, хозяйству и этнографии Дальневосточного пограничного пространства, которые не были известны в то время мировой науке. Исследователь сформулировал военно-стратегические взгляды на обеспечение национальной безопасности в трансграничных регионах и соблюдение здесь национальных интересов России. Формирование современной государственной границы России и Китая неразрывно связано с именем «величайшего путешественника всех времен и народов», как назвал Н.М. Пржевальского президент Русского географического общества академик Л.С. Берг.

Высшее политическое и военное руководство Российской империи отчетливо осознавало важность и необходимость всестороннего и комплексного изучения сопредельных стран и регионов на южной границе России. По заданию Генерального штаба крупный военный географ и геополитик М.И. Венюков с 1871 по 1876 гг. работал над составлением фундаментального военного обозрения русских границ в Азии – от Сахалина до Кавказских гор. Программа исследования отражала подход военных географов к пониманию своих задач и взгляды как на военную географию, так и на методику проведения географических исследований. Гигантский массив научной информации об Азиатском пограничном пространстве, как собранный самим исследователем, так и привлеченный им для анализа и синтеза геополитической обстановки, и сегодня требует внимательного изучения как ценнейший источник познания проблем пограничной безопасности Российского государства. Особенностью научного творчества, своего рода стилем работы ученого был геостратегический подход к исследованию пограничного пространства, который приводил ученого не только к оригинальным всесторонним характеристикам трансграничных районов, но и вскрывал проблему недостаточной изученности пограничного пространства Азиатской России.

Темпы научной работы были настолько высоки и продуктивны, что уже в ноябре 1872 г. М.И. Венюков представил в Военно-ученый комитет специальную «Карту государственной границы России с Китаем с показанием путей от границы внутрь Китайской Империи», а в конце 1872 г. – начале 1873 г. было опубликовано географическое описание Дальневосточного пограничного пространства. Районирование проведено следующем образом: остров Сахалин как «отдельный театр войны»; Приморский участок – от устья Амура до устья Тумень-улы; Амурский край с включением Уссурийского; Маньчжурия; Забайкальский или Халханский (ЦГВИА. Ф. ВУА. № 19272). Структурно работа состояла из кратких исторических сведений по географическому изучению «участка», картографической и топогеодезической изученности территории, описания элементов и тактических свойств местности, характеристики населения и его хозяйственной деятельности, кратких выводов о военно-географическом и стратегическом положении трансграничных регионов.

Географические, военно-стратегические и историко-научные труды М.И. Венюкова дали возможность сформировать основы научной школы военно-географического описания пограничного пространства. Его фундаментальные исследования создали научную географическую картину Дальневосточного пограничного пространства, актуальны и имеют особую значимость для анализа современных географических и геополитических проблем Дальнего Востока. Но сформировать географическую научную школу познания пограничного пространства, основанную на трудах русских и европейских исследователей, М.И. Венюкову не удалось и на сегодняшний день она еще не создана.

Во второй половине ХIХ в. российскому правительству удалось создать эффективно функционирующую географическую систему исследования дальневосточных территорий. Маршрутные съемки соединили все площадные сплошные топографические съемки по Амуру и Уссури, по границе с Китаем и по побережью Японского моря и этим создали топографический каркас для составления географических карт Дальнего Востока.

В четвертой главе «Военно-географическое описание и картографирование Дальневосточного пограничного пространства (конец ХIХ – начало ХХ в.)» показано, как активная внешняя политика России в Азии в конце ХIХ – начале ХХ в. вызвала развертывание широкомасштабных географических и картографических работ в Дальневосточном пограничном пространстве. Процесс продуктивного взаимодействия и взаимовлияния географии и картографии характеризовался энергичным стремлением осознать специфику, подходы, принципы и методы исследования пограничных пространств Российской империи. Проведение широкомасштабных географических исследований и топографических работ под руководством офицеров Генерального штаба и Корпуса военных топографов требовало выработки и освоения новых методов полевого картографирования и составления комплексных военно-географических описаний.

В Генеральном штабе русской армии военно-географические исследования имели высокий организационно-методический уровень, опирались на достижения науки и практики и реализовывали не только военно-стратегическую, но и культурно-историческую направленность пограничной политики России. Географическая научная школа Генерального штаба приобрела мировую известность. Высок был научный авторитет ее создателей – Ф.Ф. Берга, Н.П. Глиноецкого, Н.С. Голицина, Д.М.Милютина, В.Ю. Скалона, Ф.Ф. Шуберта и П.А. Языкова, а их ученики и последователи Н.Х. Агте, В.А. Альфтан, В.К. Арсеньев, Н.А. Байков, Я.Ф. Барабаш, А.М. Баранов, И.Г. Баранов, М.Ф. Бартоломей, А.А. Баторский, Л.Н. Белькович, И.Ф.Бларамберг, Л.М. Болховитинов, Ф.М. Вебель, К.И. Вебер, М.И. Венюков, К.И.Вогак, А.Л. Гарнак, Е.В. Грегори, Н.И. Гродеков, Б.Л. Громбчевский, М.В. Грулев, Г.Е. Грум-Гржимайло, К.Н. Десино, И.А. Евтюгин, Н.П. Игнатьев, А.В. Каульбарс, П.К. Козлов, Н.А. Корф, П.А. Кропоткин, А.Н. Куропаткин, Г.В. Кушелев, М.В. Ладыженский, М.М. Манакин, К.К. Маннергейм, Н.Г. Матюнин, В.И. Надаров, И.П. Надаров, А.Г. Назаров, В.Ф. Новицкий, В.А. Орановский, В.А. Полторацкий, В.Л.Попов, Н.М. Пржевальский, Д.В. Путята, П.Я. Пясецкий, А.Ф. Рагоза, Г.Д. Романовский, В.К. Самойлов, Ю.А. Сосновский, И.А. Стрельбицкий, Н.М.Тихменев, П.Ф. Унтербергер вели широкомасштабные географические исследования.

Военное министерство проводило научные исследования широчайшего спектра – от геополитических и военно-стратегических до естественно-исторических и социально-экономических. Все организационные задачи, методические разработки, вопросы взаимодействия с министерствами и ведомствами по геологическому, колонизационному, транспортному освоению Дальнего Востока решались в межведомственном научном центре – Военно-Ученом Комитете. Российское правительство понимало, что без точного представления о географии природных ресурсов, о быте и обычаях населения, знания истории этих народов невозможно успешное решение задач освоения новых территорий.

Командующий войсками Восточно-Сибирского военного округа генерал-лейтенант Анучин в 1881 г. предложил Генеральному штабу составить военно-статистическое обозрение округа. Наибольшее внимание планировалось уделить описанию Уссурийского трансграничного района. На основании собранного военно-географического материала Генерального Штаба подполковник И.П. Надаров составил военно-географические обзоры «Северо-Уссурийский край» и «Южно-Уссурийский край» (1887, 1889), а Генерального штаба полковника А.Г. Назаров опубликовал «Военно-статистический очерк Амурской области» (1888). В период с 1906 по 1910 гг. была обследована огромная территория российского Дальнего Востока. Восточную, самую трудную часть Приморско-Центрального трансграничного района, исследовал штабс-капитан В.К. Арсеньев, который совершил двенадцать экспедиций по Уссурийскому краю, пересек Сихотэ-Алинь двадцать пять раз. Путешественник опубликовал «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края» (1911). Этот научный труд во многих географических аспектах не утратил своего значения и до настоящего времени.

По материалам рекогносцировок Главное управление Генерального штаба издало комплексный труд под общим названием «Дальний Восток» (1911). В первый том вошли части: устройство поверхности, гидрография, климат. Во втором – «Пути сообщения», составленном подполковниками Д.Н. Надежным и Г.Д. Романовским, дано описание железнодорожных, водных и грунтовых дорог. Приложения «Маршруты и описания путей Амурской области» и «Маршруты и описания путей Приморской области» составлены непосредственно по материалам полевых поездок и являются ценным источником по географии Дальнего Востока. В третьем – «Военно-статистический обзор» дана характеристика населения и объектов, важных в военном отношении.

После издания военно-статистического обзора «Дальний Восток» рекогносцировки Дальневосточного пограничного пространства офицерами Генерального штаба не только не прекратились, а даже стали проводиться более интенсивно. Так, в сентябре-октябре 1912 г. был обследован Южно-Уссурийский край, в 1913 – 1914 гг. – Шкотово-Сучанский район. На основании проведенных географических работ в 1914 г. в Хабаровске было издано «Военно-географическое и статистическое описание Приамурского военного округа». Генерального штаба полковник Л.М. Болховитинов обобщил все ранее полученные военно-географические материалы в работе «Маньчжурия. Краткий военно-географический и статистический очерк» (1908).

Таким образом, трудами офицеров Генерального штаба и войсковых частей Приамурского военного округа было проведено комплексное военно-географическое обследование огромной территории Дальнего Востока. Материалы охватывают широкий круг вопросов, связанных с изучением природной среды, хозяйственного освоения территории и размещения производительных сил. Эта работа и её результаты остаются малоизвестными.

Разработанная в диссертации история формирования полевого картографирования Дальневосточного пограничного пространства основана на исследовании материалов топографической съемки Уссурийско-Приморского трансграничного региона (2 версты в дюйме – 1:84000), рекогносцировочной съемки (5 верст в дюйме – 1:210000) бассейнов рек Хор, Бикин, Иман (Большая Уссурка), маршрутных съемок различных масштабов дальневосточных трансграничных территорий. Прокладка первоклассного ряда треугольников между Владивостоком, Хабаровском и Николаевском, а затем и Харбином, дала возможность осуществить вычисление дуги меридиана протяжением до 15 градусов. Грандиозность этих астрономо-геодезических и топографических работ и та точность, с которой они были проведены, впервые оценена в диссертации как с организационной, так и с научной точек зрения.

На топографических картах при полевом картографировании подробно отмечались все тактические свойства местности. Особенности местности учитывались при составлении топографических описаний, включающих в себя общую характеристику местности, описание дорожной сети, растительности и грунтов в отношении их проходимости. Важное место в топографических описаниях отводилось ориентирам и командным высотам, описаниям боевых позиций для обороны и удержания перевалов. Считалось возможным в конце описания дать сведения о местных исторических памятниках и характерных особенностях пограничных ландшафтов.

С образованием «Маньчжурских съемок» были начаты планомерные крупномасштабные топографические работы в Маньчжурии. Общий район топографических съемок в 1906 г. был доведен на юго-западе до Монгольской границы, на западе и северо-западе – до р. Аргунь, на севере – до Амура на участке границы между Благовещенском и Хабаровском, на востоке – до границы Уссурийского края с Маньчжурией. Топографические работы в Маньчжурии позволили создать крупномасштабные топографические карты, а позже на их основе – мелкомасштабные топографические карты, что оказало значительное влияние на развитие обзорной картографии России в начале XX в. Характерно, что для разгрома японской Квантунской армии в 1945 г. советские войска были обеспечены топографическими картами, составленными по съемкам офицеров Корпуса военных топографов в 1896-1906 гг.

Для обеспечения пограничной безопасности, по нашему мнению, необходимо проведение углубленного, расширенного и целенаправленного географического изучения и картографирования трансграничного региона, а затем и издание стратегической серии специальных карт пограничного пространства. Процесс составления карт малоисследованных территорий имел сложную технологию, так как картографировались значительные по площади трансграничные территории с самыми разнообразными ландшафтами, а методы топографических съёмок были разнообразные и неравноточные. Поэтому составление карт могло эффективно проводиться в том случае, если редактором являлся специалист, знавший картографируемый район не только по описаниям и картам, но и лично знакомый с местностью в процессе проведения съёмочных работ. В связи с этим в большинстве случаев крупномасштабные карты (2-10 в.д.) составлялись в Восточно-Сибирском, а после 1884 г. и в Приамурском Военно-топографическом отделе, или туда направлялись корректурные оттиски карт для проверки достоверности и точности, а также – исправления и дополнения.

По вышеизложенной методике составлялась в Азиатской редакции карт Картографического заведения серия карт: «Карта Азиатской России» масштаба 100 и 200 верст в дюйме. В 1846 году начато составление «Генеральной карты Азиатской России» масштаба 100 верст в дюйме. Затем подготовка ее издания была приостановлена и возобновилась только в 1857 г. под названием «Карта Азиатской России с прилегающими к ней владениями», а в период 1878-1884 гг. она получила название «Карта Азиатской России».

Составление «Специальной карты Азиатской России» в масштабе 10 верст в дюйме было начато в 1899 г. в окружных Военно-топографических отделах и продолжалось до 1936 г. С 1907 г. карта издавалась отдельно для восточной и западной части Азиатской России. В 1897 г. было начато составление «Карты Дальнего Востока» масштаба 20 верст в дюйме в большинстве случаев путем выделения из «Специальной карты Азиатской России» листов, включающих Уссурийский край, Корею и часть Маньчжурии с привлечением нового материала. Карта издавалась под редакцией генерал-майора А.А. Большева.

В Картографическом заведении Главного штаба в 1883-1893 гг. была издана серия географических карт под названием «Карта Южно-Уссурийского края» в масштабе 15 верст в дюйме. Над её созданием трудились картографы Я.А. Андронников, А.С. Никитин, П.А. Рафаилов (РГВИА. Ф. 349, оп. 45, № 2434-2440, 2448-2450). В Приамурском Военно-топографическом отделе было продолжено составление «Карты части Южно-Уссурийского края» в масштабе 10 верст в дюйме (1:420000). Начало этой серии было положено ещё в 1866 г. под названием «Карта южной части Уссурийского края», но из-за недостаточности картографического материала оно было приостановлено (РГВИА. Ф.ВУА. №20324).

Составление знаменитой «Карты южной пограничной полосы Азиатской России» масштаба 40 верст в дюйме началось с 1888 г. Созданием карт руководил А.А. Большев. Лист «Владивосток» составляли классные военные топографы А.М. Антонов и А.С. Никитин. Особое значение на карте уделено показу населенных пунктов, их подписано 194, а также изображены фанзы китайских поселенцев. Рельеф показан отмывкой с подписью названий горных вершин и их высотных отметок. Наиболее отчетливо отображен водораздел по хребту Сихотэ-Алинь. Из недостатков нужно отметить сильную перегруженность карты подписями в Южно-Уссурийском крае, что сказалось на её читаемости. Эти серии географических карт стали крупным вкладом в мировую науку.

Таким образом, в период 1900-1916 гг. произошло окончательное разделение работ по картографированию Дальневосточного пограничного пространства на три четко определенные вида: геодезические, топографические и картографические. Основным принципом составления карт стал переход от крупномасштабных к мелкомасштабным картам. Два фактора имели принципиальное значение для развития военно-географических исследований – военно-стратегический и военно-колониальный. Военно-географические описания и топографические карты дальневосточных трансграничных территорий стали первыми в России и в Европе обобщающими картографическими трудами, основанными на материалах сплошного географического и картографического обследования пограничной территории. Это был качественно новый шаг в изучении Дальневосточного пограничного пространства русскими географами, геодезистами, топографами и картографами.

Решение задач изучения земель и колонизации территорий Приамурья и Приморья, военно-географического обеспечения обороны и укрепления границ способствовало развитию дальневосточного направления в российской географии и картографии. Сформировалась научная школа полевого картографирования Дальневосточного пограничного пространства яркими представителями которой были Н.Д.Артамонов, А.Ф. Ахмаметьев, С.Я. Баранов, И.А. Бартоломей, А.П. Болотов, А.А. Большев, Л.А. Большев, Л.И. Бородовский, К.Ф. Будогоский, В.В. Витковский, П.И. Гладышев, М.В. Горячковский, А.Д. Давыдов, Я.Г. Жилинский, Э.А.Коверский, А.П. Красовский, М.П. Красовский, П.П. Кульберг, И.К. Ладнов, Г.Ф. Линдиков, А.А. Мамацев, З.Л. Матусовский, М.В. Певцов, Ф.И. Поздняков, М.П. Поляновский, Н.М. Пржевальский, П.А. Рафаилов, И.И. Селиверстов, И.И.Стебницкий, И.А. Стрельбицкий, А.А. Тилло, А.И. Хатов, Э.И. Форш, К.В.Шарнгорст.

В главе пятой «Специальное географическое исследование и картографирование Дальневосточного пограничного пространства (конец ХIХ – начало ХХ в.)» анализируется проведение географических и картографических работ с целью хозяйственного освоения Дальневосточного пограничного пространства. История дальневосточной географии и картографии рассмотрена на фоне формирования географической теории и обеспечения практических запросов общества, в сочетании с анализом политических, военно-стратегических и экономических условий развития Дальнего Востока.

В диссертации географическое изучение и картографирование дальневосточных территорий с целью их хозяйственного освоения подробно рассмотрено на примере деятельности специальных дальневосточных изыскательских организаций: переселенческое, лесоустроительное, землеустроительное, геологическое и агрономическое; дальневосточных географических и картографических центров: статистические и топографические отделы Восточно-Сибирского и Дальневосточного военных округов, Восточно-Сибирский, Читинский, Троицкосавско-Кяхтинский, Хабаровский и Владивостокский отделы Императорского Русского географического общества.

В связи с широкомасштабным переселением крестьян из Европейской России на Дальний Восток в конце XIX и начале XX в. Переселенческое управление значительно увеличило объем работ по выявлению земель перспективных для сельскохозяйственного освоения и расширило охват территорий для заселения. Геологический Комитет с согласия Военного ведомства давал поручения Приамурскому военно-топографическому отделу на проведение инструментальных топографических съемок, покрывших большие площади золотоносных районов Амурской и Приморской областей.

Была выполнена топографическая съемка предполагаемой линии Транссибирской железнодорожной магистрали. Военным ведомством произведена топографическая съемка полосы местности между Амуром и планируемой трассой железной дороги, чинами Переселенческого управления была обследована в сельскохозяйственном отношении 40-верстная полоса вдоль линии предполагаемой дороги, партиями министерства путей сообщения была выполнена съемка трасса магистрали с 50-саженной придорожной полосой. Проведенные изыскания на Амурском участке между Хабаровском и Сретенском к концу полевого сезона показали сложность прокладки железнодорожного пути. Складывающая геополитическая обстановка позволила провести железную дорогу через Северную Маньчжурию. Как только была создана политико-правовая база проведения железной дороги через территорию Маньчжурии, Министр путей сообщения обратился к Военному министру с предложением «командировать в Маньчжурию несколько партий топографов под видом научных исследований, но, в сущности, для подробной съемки гористых частей линии» (РГВИА. Ф. 404. оп. 2. Д. 388. Л. 2).

В диссертации показано взаимодействие Министерства путей сообщения, Генерального штаба и Русского географического общества. Маньчжурская экспедиция ИРГО под руководством В.Л. Комарова и Э.Э. Анерта осуществила широкомасштабные географические исследования растительного и почвенного покрова. По окончании экспедиции в мае 1904 г. геолог Э.Э. Анерт, которого с полным правом можно считать и картографом, составил «Карту Восточной Манчжурии». Только высот, вычисленных В.Л. Комаровым, было использовано при составлении карты «несколько сот». Это позволило создать новую орографическую карту Маньчжурии с большим количеством изменений и дополнений в дорожной сети и населенных пунктах.

Созданный в 1909 г. Комитет по заселению Дальнего Востока под руководством П.А. Столыпина подготовил программу первоочередных мер, направленных на укрепление позиций России на Дальнем Востоке. Для реализации этой программы были сформированы в составе «Амурской экспедиции» специальные исследовательские партии по следующим направлениям: почвенно-ботаническое, агрономическое, статистическое, гидротехническое, лесное, дорожное и геологическое. Кроме этого, в состав экспедиции вошли уполномоченные всех ведомств, которые занимались колонизацией Дальнего Востока. Около 100 специалистов, ученых и практиков были объединены одной целью: на основе всестороннего географического обследования дать обстоятельные рекомендации по развитию Дальнего Востока. Ценные географические материалы доставили экспедиции под руководством В.С. Доктуровского и Б.Б. Полынова по бассейнам Селемджи и Буреи (1908-1909), И.В. Кузнецова – по нижнему течению Амура и по Амгуни (1910-1912), М.Е.Семягина – по северному Сахалину (1912). На территории Амурской области работала экспедиция под руководством почвоведа Н.И. Прохорова с участием ботаников М.Ф. Короткого и В.Н. Сукачева и других специалистов, собравшая разносторонние материалы для комплексной характеристики природных условий и сельского хозяйства исследованной территории. Почвы Приамурья в этот период изучались С.И. Коржинским в верхнем течении Амура, С.В. Щусевым – в нижнем и среднем течении Зеи, Б.Б. Полыновым – по рекам Норе и Тырме, Н.И. Прохоровым – на водоразделе рек Депа и Тена и по Зее, В. Ковалевым – по Уссури. Заболоченность и многолетнюю мерзлоту изучали М.М. Cyмгин, M.В. Сергеев, О.И. Кузнецова. В.Е.Тимонов составил гидрографические описания рек бассейна Амура. Амурская экспедиция провела первое широкомасштабное комплексное исследование дальневосточного края, научно определившее первоочередные и перспективные задачи его социально-экономического и культурного развития и превращения края не только в военный оплот, но и в экономически развитый регион России.

К началу XX века в картографировании территории сформировались два основных направления – общегеографическое и тематическое. А так как основные съемочные работы в России проводили два ведомства – военное и межевое, то и оформились две научные школы полевого картографирования. Причем для межевой научной школы был характерен постепенный отход от общегеографического картографирования территории Российского государства в сторону специализированных съемок в целях изучения, оценки и хозяйственного использования природных ресурсов. Были разработаны специальные методики, на основе которых составлялись карты, получившие название специальных, а в дальнейшем – тематических. Были составлены карты землепользования, планы по землеустройству и землеотводным работам, которые в 1912 -1915 гг. издали все Переселенческие управления Забайкальской, Амурской и Приморской областей. В 1914 г. вышла из печати «Гипсометрическая карта местностей, тяготеющих к Амурской железной дороге» в масштабе 40 верст в дюйме, составленная горным инженером Э.Э. Анертом. Из объяснительной записки к карте видно, что карта составлена из 500 листов сплошных съёмок, 700 листов маршрутных съёмок, 150 листов глазомерных съёмок. Это было первое изображение рельефа Дальнего Востока гипсометрическим способом, что делает «Гипсометрическую карту местностей, тяготеющих к Амурской железной дороге» заметным вкладом в картографию Дальневосточного пограничного пространства.

С созданием устойчивых организационных форм, в которых развиваются географические и картографические работы, при наличии определенного контингента кадров, не только выполняющих эти работы, но и осознающих необходимость дальнейшей профессионализации своей деятельности, стала формироваться колонизационная научная школа под руководством К.Д. Глинки – ученика В.В. Докучаева. Фундамент этой научной школы заложили труды таких дальневосточных исследователей как Э.Э. Анерт, Н.П. Аносов, Л.Ф. Бацевич, Э.К. Безайс, И.С. Боголюбский, А.Ф.Будищев, Ф.Ф. Буссе, П.В. Виттенбург, А.Д. Воейков, В.А.Вознесенский, В.Е. Глуздовский, Г.И. Гранэ, Н.Л. Гондатти, А.Ф. Горн, А.В.Гребенщиков, В.С. Доктуровский, М.М. Долгоруков, В.А. Закревский, В.Н.Зверев, Д.В. Иванов, Д.Л. Иванов, М.М. Иванов, П.А. Казанский, Н.В. Кирилов, В.Л. Комаров, С.И. Коржинский, М.Ф. Короткий, Н.А. Крюков, И.В. Кузнецов, О.И.Кузнецов, А.Я. Макеров, С.В. Максимов, В.М. Маргаритов, В.А. Обручев, И.В.Палибин, Н.А. Пальчевский, П.И. Полевой, Б.Б. Полынов, И.С. Поляков, Г.Н.Потанин, Н.И. Прохоров, Б.П. Риппас, М.Е. Семягин, В.Н. Сукачев. М.М.Cyмгин, П.П. Стакле, В.Е.Тимонов, А.И. Хлапонин, А.А. Черкасов, П.П. Чубинский, С.П. Шликевич, С.В. Щусев, Я.С. Эдельштейн, П.К. Яворовский. Обобщенные научные результаты работы научной школы нашли отражение в трех томах географического описания «Азиатская Россия» (1914) и «Атласе Азиатской России» (1914).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основным результатом выполненной работы является исследование и теоретическое осмысление обширных фактических материалов, на основе которых была произведена реконструкция истории географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных регионов России и Китая середины ХVII – начала ХХ в.

Впервые решена крупная научная проблема – воссоздание целостной картины комплексного географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства Московского государства и Российской империи в середине ХVII – начале ХХ в. как национального культурного наследия Российской Федерации и научного памятника истории географии и картографии.

Существующая актуальная потребность в дальнейшей разработке теории государственных границ, связанная с грандиозными по своей сложности и остроте историческими процессами, усложнением форм межгосударственных отношений, а также ростом угроз международного масштаба, была реализована в разработанных диссертантом теоретических и историко-практических аспектах формирования и познания пограничного пространства. В ходе решения научной проблемы была обоснована необходимость и показана возможность историко-научного обеспечения пограничной безопасности и проведения пограничной политики. Представленное новое научное направление дает возможность эффективно решать политические, экономические, экологические и культурные проблемы, складывающиеся в Дальневосточном пограничном пространстве.

В итоге сформулированы следующие выводы, имеющие научную и практическую новизну.

1. Положенное в основу диссертационной работы изучение ранее закрытых архивных материалов позволило впервые комплексно рассмотреть процесс формирования и познания Дальневосточного пограничного пространства, проанализировать процесс географического изучения и картографирования дальневосточных трансграничных регионов, составления географических описаний и карт. Были восстановлены неизвестные факты и события, выявлены и введены в научный оборот новые документы, редкие и малоизвестные, ранее закрытые, географические и картографические материалы, открыты новые имена географов, геодезистов, топографов и картографов и их неизвестные печатные и рукописные труды.

2. Разработанная периодизация дала возможность проанализировать эволюцию дальневосточного географического знания, выявить объективные закономерности формирования и познания Дальневосточного пограничного пространства, определить особенности проведения географических исследований в каждом выделенном автором периоде, подтвердить неравномерность процесса развития географического изучения и картографирования трансграничных территорий.

3. Проведенное исследование формирования дальневосточных трансграничных регионов середины XVII – начала XX в. показало эффективность бассейнового подхода к становлению трансграничных регионов, позволило выявить факторы формирования трансграничных регионов и районов, установило роль и место географии и картографии в системе общегосударственного изучения трансграничных территорий, определило основные направления их развития на разных этапах формирования и развития Дальневосточного пограничного пространства.

4. На основании разработанной классификации исторически показан процесс составления географических описаний и карт как информационных моделей местности, постоянно обновляющихся по содержанию, полноте и точности. Исследование роли и значения географических описаний и карт как основного способа обобщения географической информации и отражения географических знаний в текстовой и графической форме дало возможность впервые воссоздать историю полевого картографирования Дальневосточного пограничного пространства.

5. Результаты анализа основных связей между запросами практики и развитием географии и картографии показали, что осуществление успешной пограничной политики на Дальнем Востоке требовало проведения все более расширяющихся и углубляющихся географических и картографических исследований дальневосточных трансграничных регионов. Геополитический и геоэкономический факторы формирования Дальневосточного пограничного пространства не только инициировали трехсотлетние географические исследования Сибири и Дальнего Востока, но стали причинами формирования региональных географических центров и научных школ.

6. Восстановленная история создания и функционирования географических и картографических центров, где рождались новые организационные формы и методы производства географо-картографических работ, разрабатывались технические средства, приемы и эффективные методики наблюдений, показала преемственность в технологии сбора, систематизации географических и картографических материалов, составлении и издании географических описаний и топографических карт. Созданные подвижническими трудами географов, геодезистов, топографов и картографов национальные географические и картографические научные школы позволили поставить географическую науку на прочную теоретико-методологическую основу.

7. В результате личных полевых топографических работ и стационарных географических и картографических исследований автора доказана достоверность и точность географических описаний и карт трансграничных территорий Дальневосточного пограничного пространства. Дальневосточные географические, топогеодезические и картографические работы представляют собой крупное научное предприятие, являются фундаментальными исследованиями мирового значения.

8. Исследование Дальневосточного пограничного пространства позволило выявить приоритеты России в исследовании пограничных территорий, колонизационном географическом изучении и крупномасштабном картографировании и доказать преимущество российских географических и картографических работ в широте охвата, длительности, комплексности, объеме и качестве проведенных исследований.

9. Географическое изучение и картографирование дальневосточных трансграничных регионов составляет выдающееся научное и культурное наследие Российской Федерации, а географические описания и карты Дальневосточного пограничного пространства являются ценными историко-научными источниками, характеризующими различные стороны исторического процесса географического изучения Дальнего Востока.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Монографии

1. Захаренко И.А. Изучение Востока уроженцами Беларуси. – Минск: «Экоперспектива», 2006. – 488 с.

2. Захаренко И.А. Военно-географическое изучение и картографирование Восточно-Азиатского пограничного пространства (середина ХVI – начало ХХ в.). – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2008. – 392 с.

3. Захаренко И.А. Стратегическая география и картография Восточно-Азиатского пограничного пространства (вторая половина ХIХ – начало ХХ в.). – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2008. – 403 с.

4. Захаренко И.А. История географического изучения и картографирования Дальневосточного пограничного пространства (середина ХVII – начало ХХ в.). – М., 2009. – 250 с.

5. Захаренко И.А. Стратегическая география Азиатского пограничного пространства (ХVI – ХХ в.). – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2009. Т. 1-2.

6. Захаренко И.А. Теория и практика военно-географического изучения и описания Республики Беларусь и сопредельных государств. – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2009. – 300 с.

7. Захаренко И.А. Биобиблиографический словарь исследователей Дальневосточного пограничного пространства. – Минск: «Экоперспектива», 2009. – 220 с.

Учебные пособия и специальные карты

  1. Захаренко И.А. Историко-научная работа курсантов в ходе учебного процесса и пути повышения ее качества. Учебно-методическое пособие. – Минск: Военная академия Республики Беларусь,  2006. – 19 с.
  2. Карта пунктов пропуска через Государственную границу Республики Беларусь /Захаренко И.А., Проценко Л.Н./ – Минск: Белкартография, 2006. – 4 л.
  3. Захаренко И.А. Теоретико-методологические аспекты формирования и познания пограничного пространства. Учебное пособие. – Военная академия Республики Беларусь, 2007. – 115 с.
  4. Карта основных направлений международных сообщений Республики Беларусь /Захаренко И.А., Проценко Л.Н./ – Минск: Белкартография, 2007. – 4 л.
  5. Захаренко И.А. Теоретико-методологические основы «Специальной географии». Учебное пособие. – Минск: Военная академия. Республики Беларусь, 2008. – 55 с.

6. Захаренко И.А. Стратегическая география и картография глобального пограничного пространства. Учебное пособие. – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2008. – 221 с.

7. Захаренко И.А. Политическая география глобального пограничного пространства. Учебное пособие. – Минск: Военная академия Республики Беларусь, 2008. – 61с.

  1. Карта административно-правовых режимов на Государственной границе Республики Беларусь /Захаренко И.А., Кутилин О.В./ – Минск: Белкартография, 2008. – 6 л.
  2. Энциклопедический справочник терминов, применяемых в органах пограничной службы Республики Беларусь /Захаренко И.А., Думский А.В., Семенюк Д.П./. – Минск: Беларуская наука, 2008. – 267 с.
  3. Захаренко И.А. Специальная география пограничных конфликтов и территориальных споров. Учебное пособие. – Минск: Военная академия. Республики Беларусь, 2009. – 129 с.
  4. Захаренко И.А. Географические основы погранологии. Учебное пособие. – Минск: Военная академия. Республики Беларусь, 2009. – 36 с.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

Российской Федерации для публикации основных положений

докторской диссертации

  1. Захаренко И.А. Развитие крупномасштабного картографирования на Дальнем Востоке // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 7. 1992. Вып. 1. С.56-64.
  2. Захаренко И.А., Кобелев Г.П. Военный ученый-геодезист Иосиф Иванович Ходзько // Геодезия и картография. 2001. № 2. С. 32-36.
  3. Захаренко И.А. Военная география: прошлое и настоящее // Военная мысль. 2001. № 3. С. 29-33.
  4. Захаренко И.А. Методология формирования Дальневосточного пограничного пространства // Вестник Академии военных наук. 2008. № 2. С. 41-44.
  5. Захаренко И.А. Демаркационные топогеодезические работы в Уссурийском крае в середине ХIХ в. (к 150-летию присоединения к России Амурской страны) // Геодезия и картография. 2008. № 5. С. 12-16.
  6. Захаренко И.А. Политические результаты географических экспедиций в приамурский пограничный регион в середине ХIХ в. // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 3. С. 145-155.
  7. Захаренко И.А. Историко-географические аспекты формирования Дальневосточного пограничного пространства (к 150-летию присоединения к России Амурской страны) // Отечественная история. 2008. № 5. С. 27-33.
  8. Захаренко И.А. Географические исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в середине ХIХ в.: к 150-летию присоединения к России Амурского края // Известия Русского географического Общества. 2008. Т. 140. Вып. 6. С. 46-51.
  9. Захаренко И.А. Географическое изучение и картографирование Станового водораздельного пограничного региона // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. 2008. № 4. С. 36-41.
  10. Захаренко И.А. Транспортное изучение речных систем Маньчжурии // Речной транспорт (ХХI век). 2008. № 6. С. 45-49.
  11. Захаренко И.А., Шеховцов Н.П. Военно-колонизационное обеспечение национальных интересов России в Дальневосточном пограничном пространстве // Вестник Академии военных наук. 2008. № 4. С. 151-155.
  12. Захаренко И.А. Амурские сплавы (к 150-летию присоединения к России «Амурской страны») // Военно-исторический журнал. 2008. № 11. С. 36-41.
  13. Захаренко И.А. Географические исследования Амурской железной дороги // Железнодорожный транспорт. 2008. № 11. С. 59-60.
  14. Захаренко И.А. История становления военной географии Дальневосточного пограничного пространства (середина ХIХ – начало ХХ в.) // Вопросы истории естествознания и техники. 2009. №1. С. 36-48.
  15. Захаренко И.А. Скрытые смыслы дорожной стратегии. // Мир транспорта. 2009. № 1. С. 152-155.
  16. Захаренко И.А. Топогеодезическое картографирование Уссурийского края //Геодезия и картография. 2009. № 2. С. 54-60.
  17. Захаренко И.А. Картография Уссурийского края // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. 2009. № 2. С. 143-160.
  18. Захаренко И.А. Геоморфологическое изучение Дальневосточного пограничного пространства // Геоморфология. 2009. № 2. С. 101-110.
  19. Захаренко И.А. География и геополитика: роль Петербургской академии наук в пионерном географическом изучении Дальневосточного пограничного пространства (к 150-летию присоединения к России Амурской страны) // Известия Российской академии наук. Серия Географическая. 2009. № 2. С. 115-127.
  20. Захаренко И.А. Strategical Geography and Cartography of the Asian Boundary Area (the middle of the ХVI – the beginning of the ХХ century) // Журнал Сибирского федерального университета. Гуманитарные науки. – Красноярск, 2009. Т. 2. Вып. 1. С.77-85.
  21. Захаренко И.А. Русские географические исследования и освоение Сибири в ХVII в. // Вопросы истории. 2009. № 2. С. 40-50.
  22. Захаренко И.А. Топогеодезическое обеспечение проектирования КВЖД // Железнодорожный транспорт. 2009. № 2. С. 166-167.

Статьи и тезисы докладов

  1. Захаренко И. А. Периодизация истории картографии. Общие вопросы и этапы картографирования Приморской области Дальнего Востока (середина ХVII – начало ХХ в.) // Тезисы XXXIV научной конференции по истории естествознания и техники. – М., 1992. – С. 97-98.
  2. Захаренко И. А. Военно-географическое обследование территории Приморья и Нижнего Приамурья офицерами Генерального штаба (1906-1911 гг.) // Тезисы XXXV научной конференции по истории естествознания и техники. – М., 1993. – С.38-40.
  3. Захаренко И. А. Общие вопросы и этапы картографирования Приморской области Дальнего Востока (сер. XVI – нач. XX в.) // Труды XXXIV научной конференции по истории естествознания и техники. – М., 1993. Депонирована в ВИНИТИ. №1948-В93.
  4. Захаренко И. А. Картографирование Уссурийского края в 1906 – 1916 гг. // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция, 1995. – М., 1996. – С. 175-176.
  5. Захаренко И. А. Картографические работы при делимитации и демаркации Российско-Китайской границы в Уссурийском крае (1858 – 1863 гг.) // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференции, 1995. – М., 1996. – С. 171-174.
  6. Захаренко И. А. К методологии познания пространства Земли в военных целях // Материалы VI съезда Белорусского Географического Общества. – Мн., 1999. С.39-42.
  7. Захаранка І. Беларускае усходазнауства // Кантакты і дыялогі. 2001. №11. С. 11-15.
  8. Захаренко И. А. Горная страна Кавказ как арена вооруженной борьбы // Жизнь и деятельность геодезиста и географа генерал-лейтенант Иосифа Ивановича Ходзько. 1800-1881. Материалы Международной научной конференции. – Мн., 2001. – С. 49-57.
  9. Захаренко И. А. Иосиф Иванович Ходзько. Жизнь и деятельность ученого, военного геодезиста и географа // Жизнь и деятельность геодезиста и географа генерал-лейтенант Иосифа Ивановича Ходзько. 1800-1881. Материалы Международной научной конференции. – Мн., 2001. – С. 4-15.
  10. Захаренко И. А. История географического изучения и картографирования Дальнего Востока // Институт истории естествознания и техники им. С.И.Вавилова. Годичная научная конференция, 2001. – М., 2001. – С. 362-364.
  11. Захаренко И. А. Генерал-майор Вронченко как военный геодезист, географ и востоковед // Жизнь и деятельность военного геодезиста и поэта-переводчика Михаила Павловича Вронченко: Доклады Международной научной конференции. – Мн., 2003. – С. 17-34.
  12. Захаренко И. Этапы развития отечественного востоковедения // Беларусь – Японія: Матэрыялы другіх міжнародных чытанняу, прысвечаных памяці Іосіфа Гашкевіча. – Мн., 2003. – С. 98-110.
  13. Захаранка I. А. Усходазнауства // Беларуская энцыклапедыя. – Мн., 2003. Т. 16. – С. 273.
  14. Захаренко И. Дорога времени // Беларуская думка, 2003, № 1. С. 175-184.
  15. Захаренко И. А. «Беларусь – Восток»: методологический аспект взаимодействия // Беларусь в современном мире. Тезисы докладов III Республиканской научной конференции. – Мн., 2004. – С. 144-145.
  16. Захаренко И. А. Национальные традиции российской школы востоковедения. Уроженцы Беларуси – исследователи Востока // Тезисы докладов Международного конгресса востоковедов (ICANAS – 37). – М., 2004. – С. 231-234.
  17. Zakharenko Ihar The history of the Geographical Study and Cartography of the Army River Basin // ХХII International Congress of history of Science. – Beijing. 2005. – С.132-134.
  18. Захаренко И. А. Синдром Киплинга // Беларуская думка. 2005. № 10. С. 21-30.
  19. Захаренко И.А. Перспективные направления внедрения геоинформационных технологий в оперативно-служебную деятельность Пограничных войск Республики Беларусь // Вестник Военной академии Республики Беларусь. 2006. № 4. С. 28-33.
  20. Захаренко И.А. Геополитические реалии в трансграничных пространствах Союзного государства // Беларусь в современном мире. – Мн., 2006. – С. 22-24.
  21. Захаренко И. А. Методологические аспекты изучения Востока // Сборник докладов I Международной конференции «Китайская цивилизация в диалоге культур». – Мн.. 2006. Ч. 1. – С. 19-26.
  22. Захаренко И. А., Гончаров А.В. Великий афро-азиатский геополитический барьер // Пути Поднебесной: сборник научных трудов. – Мн.. 2006. Вып. 1. Ч. 2. – С.43-49.
  23. Захаренко И.А. Сердцем на Родине – душой на Востоке: изучение Китая уроженцами Беларуси // Пути Поднебесной: сборник научных трудов. – Мн.. 2006. Вып.1. Ч. 2. – С. 382-390.
  24. Захаренко И. А. Проблемы формирования современных границ // История наук о Земле. Сборник статей. – М., ИИЕТ. 2006. – С. 86-89.
  25. Захаренко И. А. Историко-научная система познания Востока // История наук о Земле. Сборник статей. – М., ИИЕТ. 2007. – С. 109-113.
  26. Захаренко И. А. Геоинформационное обеспечение защиты и охраны государственной границы // Материалы 9-й научной конференции. Военная академия Республики Беларусь. – Мн., 2007. Март. – С. 26-28.
  27. Захаренко И. А. Геоинформационные основы обеспечения защиты и охраны пограничного пространства Республики Беларусь // 5-я Международная научно-практическая конференция «Управление информационными ресурсами», Минск. Академия управления при Президенте Республики Беларусь. – Мн., 2007. – С. 45-47.
  28. Захаренко И.А. Проблемы экологического пространства // Межвузовский сборник научных трудов преподавателей, адъюнктов, магистрантов, докторантов. – Мн., 2007. № 2-3. – С. 125-135.
  29. Захаренко И.А. Страноведческое познание Азии как один из путей разрешения противоречия «Запад-Восток» // Международная научная конференция «Тернистый путь красоты». – Мн., 2007. – С. 51-62.
  30. Захаренко И.А. Историко-научное познание Востока // Международная научная конференция «Тернистый путь красоты». – Мн., 2007. – С. 116-127.
  31. Захаренко И.А. Геоинформационная безопасность страны // Беларуская думка. 2007. № 7. С. 75-83.
  32. Захаренко И.А. Историко-географическое познание взаимодействия природы и общества // Материалы Международной научно-общественной конференции. 2007. – М., 2008. – С. С. 43-49.
  33. Захаренко И. А. Геоинформационные ресурсы инновационного образования //Материалы международной научно-практической конференции «Инновации и подготовка научных кадров высшей квалификации в Республике Беларусь и за рубежом». – Мн., 2008. – С. 146-147.
  34. Захаренко И.А. Инновационные технологии высшей военной школы // Доклады IХ Международной научно-методической конференции «Высшая военная школа: проблемы и перспективы». Военная академия Республики Беларусь. – Мн., 2008. Т.2. – С. 39-42.
  35. Захаренко И.А. О необходимости применения в учебном процессе географических карт специального назначения // Материалы IХ Международной научно-методической конференции «Высшая военная школа: проблемы и перспективы». – Мн., 2008. – С. 55-57.
  36. Захаренко И.А. История военной географии Дальневосточного пограничного пространства (середина ХIХ – начало ХХ в.) // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция. – М., 2008. С. 138-140.
  37. Захаренко И.А. Формирование государственной границы и ее географическое изучение и картографирование // Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова. Годичная научная конференция, 2008. – М., 2008. С. 48-50.
  38. Захаренко И.А. Историко-методологические аспекты изучения Китая // Сборник научных докладов II Международной научной конференции «Китайская цивилизация в диалоге культур». – Мн., 2008. Ч. 1. С. 42-55.
  39. Захаренко И.А. Историко-научные школы изучения Китая // Сборник научных докладов II Международной научной конференции «Китайская цивилизация в диалоге культур». – Мн., 2008. Ч. 2. С. 86-98.
  40. Захаренко И.А. Н.М. Пржевальский и Дальний Восток // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Смоленщина и смежные районы в исследовании естествоиспытателей». – Смоленск, 2008. – С. 8-17.
  41. Захаренко И.А. Научная школа Н.М. Пржевальского // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Смоленщина и смежные районы в исследовании естествоиспытателей». – Смоленск, 2008. – С. 18-23.
  42. Захаренко И.А. Географическое изучение и картографирование пограничного пространства как составная часть мировой и национальной культуры // Материалы Международной конференции «История наук о Земле: исследования, этапы развития, проблемы». – М., 2008. – С. 10-11.
  43. Захаренко И.А. Фундаментальные военно-географические исследования Дальнего Востока Генерального штаба русской армии // Материалы Международной конференции «История наук о Земле: исследования, этапы развития, проблемы». – М., 2008. – С. 37-38.
  44. Захаренко И.А. И.И. Ходзько – основоположник триангуляции на Кавказе (вторая половина ХIХ в.) // Научная мысль Кавказа. 2008. № 2. С. 41-46.
  45. Захаренко И.А. География пограничного пространства: новое научное направление // Вестник Военной академии Республики Беларусь. 2008. № 4. С. 23-29.
  46. Захаренко И.А. Коммерческая география Монголии // Гуманитарные исследования Внутренней Азии. – Улан-Удэ, 2008. № 2-3. – С. 123-127.
  47. Захаренко И.А. Индийские маршруты штабс-капитана Снесарева // Пограничник содружества. 2008. № 4. С. 66-67.
  48. Захаренко И.А. Исследования Н.М. Прежевальского на Дальнем Востоке // Известия Смоленского государственного университета. 2009. № 2. С. 48-57.
  49. Захаренко И.А. Военно-географические экспедиции В.К.Арсеньева по изучению Уссурийского края // Известия Смоленского государственного университета. 2009. № 3. С. 64-71.

Отзывы в двух экземплярах, заверенные печатью учреждения,

просим направлять ученому секретарю диссертационного совета

по адресу: Российская Федерация, 109012, Москва, Старопанский пер.,

д. 1/5, тел факс (495) 938-60-08; 938-60-22.

Институт истории естествознания и техники РАН

Подписано в печать 23.06.2009. Формат 60+84/16.

Усл. печ. л. 2.9. Уч. изд. л. 3.0. Тираж 100 экз. Заказ 14.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.