WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БУДАЖАПОВ Сергей  Пурбуевич

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В НАЦИОНАЛЬНЫХ СУБЪЕКТАХ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-х 90-е ГОДЫ ХХ ВЕКА

(на материалах Республики Бурятия)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 
  Научный консультант:
доктор философских наук,
проф. Р.Г. Абдулатипов

Улан-Удэ, 2008.

Работа выполнена в Отделе истории, этнологии и социологии

Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Митупов Константин Батомункич

  доктор исторических наук, профессор

Цыкунов Григорий Александрович

доктор исторических наук, профессор

Жабаева Лариса Будаевна

Ведущая организация  Иркутский государственный

университет

Защита состоится «20 » марта 2008 г. в 10-00 ч.  на заседании диссертационного Совета Д 003.027.01 при Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6)

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Бурятского научного центра СО РАН

Автореферат разослан  «  » февраля 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук,  с.н.с. Д.С.Жамсуева

Актуальность проблемы. Проблема национально-государственного строительства является одной из самых важных в истории XIX-XX столетий для любого государства. Для России, как государства многонационального и поликонфессионального, эта проблема приобретает еще большую значимость. В декабре 1991 года Российская Федерация вместе с другими республиками бывшего Союза ССР вступила на путь самостоятельного развития. Падение союзного центра потребовало от российского руководства срочно определить цели внешней и внутренней политики России, отношение к наследию Союза, решить принципиальные вопросы социально-экономического и политического выбора, а также государственного устройства. После августовских событий 1991 г., по существу, рухнула и советская система. Россия сократилась в своих геополитических параметрах, она оказалась в принципиально новом окружении.  Во времени совпали две важнейшие задачи: становление новой российской государственности и социальное и духовное возрождение России.

В новых условиях перед Российской Федерацией открылись различные варианты развития. Однако при всем их многообразии основное направление было очевидно: оно определялось общемировым движением к постиндустриальному обществу, что на практике означало коренное технологическое переоснащение экономики с одновременной перестройкой ее структур, переориентация хозяйства на наукоемкие отрасли, демилитаризация жизни страны. Сопровождающее эти тенденции стремление  к мировой глобализации явственно определили еще один вектор развития страны – ее отношение к прежнему национально-государственному устройству. С одной стороны достаточно ясной оставалась перспектива национально-государственной политики, с другой – сохранилась инерция центробежных процессов, которая могла стать губительной для страны. Это положение осложнялось нарастающей угрозой распада самой России, созданной. в свое время, на тех же принципах, что и Союз ССР.

  Республика Бурятия одной из первых заявила о своем суверенитете.  8 октября 1990 года был провозглашен государственный суверенитет республики.  Следует отметить, что Республика Бурятия, как и другие национальные субъекты, в деле законотворчества несколько опережали аналогичные процессы, происходившие в центре. Поэтому во второй половине 90-х годов, одновременно с укреплением национального согласия и поступательного движения в деле национально-государственного строительства, продолжался процесс, направленный на приведение Конституции республики и ряда нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством. 

В этой связи, не смотря на сравнительно короткую историю, несомненную актуальность представляет опыт государственного строительства в национальном субъекте Федерации, каковым является Республика Бурятия на современном этапе. Кроме того, во многом перспективы развития национальной государственности, как субъекта России. определяет геополитическое положение республики. Это также является важным фактором, позволяющим обосновать актуальность избранной темы исследования. 

Степень изученности проблемы. Одной из важнейших проблем современной отечественной историографии национально-государственного строительства является вопрос об основных этапах изучения истории современного государственного строительства, который тесно связан с общей периодизацией новой российской государственности и субъектов Российской Федерации. Это обусловлено, прежде всего, появлением упрощенной схемы географического размежевания сторонников и противников современных преобразований. Суть схемы выражается в том, что все преобразования связаны с центром, а провинция, тем более такая далекая как Республика Бурятия, к событиям в России относится либо индифферентно, либо враждебно. Эта схема противоречит самому ходу развития демократических преобразований, становления новой России, ибо даже в самой отдаленной провинции осуществляются те же самые процессы, что и в центре. Более того, с учетом геополитических, этнических и конфессиональных особенностей эти процессы могут приобретать совершенно неожиданный, и даже опережающий центр характер.

Первый этап – вторая половина 80-х годов – определяется нами как период распада советской системы и начала становления российского федерализма. Развитие республики в этот период определялось общими направлениями экономической политики страны, когда партийное руководство СССР предприняло попытку реформирования экономики “сверху” на основе “обновления”, “ускорения”, и “гласности”. Начатый при этом демонтаж государственной системы, основой которого являлась партия, привел к разрушению управленческой вертикали и самой государственной власти. Это в свою очередь привело к дестабилизации политической обстановки, сползанию страны в экономический, а затем и в глубокий системный кризис. Все это в полной мере коснулось и Бурятии.

Второй этап - март 1990 - 12 июня 1991 года - датируется временем созыва внеочередного съезда народных депутатов СССР, который отменил шестую статью Конституции СССР, законодательно закреплявшую монополию КПСС на власть в стране. На этом же съезде М.С. Горбачев был избран первым Президентом СССР. 12 июня 1991 г. начинается новый этап развития российской государственности, когда на первом туре президентских выборов в РСФСР победил Б.Н. Ельцин и завершается второй этап национально-государственного строительства в обновленной России. Этот период отмечен также принятием 12 июня 1990 г. на съезде народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации. Интересно, что наука намного опережала политические процессы. Уже в конце 70-х -  первой половине 80-х годов публикуются исследования по истории правовых и политических учений, социологии политических отношений, изучается зарубежная внешнеполитическая мысль.

Для рассматриваемого этапа характерно появление первых учебников и учебных пособий по политологии, где определенное внимание уделено проблеме президентской власти, политической культуры, демократии и ее историческим формам, правовой институционализации политических партий, рассматривается опыт национальной государственности. Кроме того, отечественная историография начинает пополняться публикациями известных историков, написанных в жанре публицистики, где рассматриваются принципы сохранения, действенности, легитимности, коллегиальности и толерантности власти. Одновременно с этим публикуется целый ряд литературных эссе, посвященных проблемам национального самоопределения Бурятии, истории бурятского народа, деятельности лидеров национального движения в Бурятии в начале ХХ века. Однако, этот этап следует рассматривать и как начало кризиса в изучении рассматриваемой проблемы и всей исторической науки. Причем, это обуславливалось не столько отсутствием достаточного опыта в изучении истории национально-государственного строительства, сколько всеобщим кризисом всех сторон жизни общества. Это привело в конце 80-х годов к такому положению в исторической науке, которое Г. Бордюгов, В. Козлов, В Логинов назвали “новым публицистическим раем”. По справедливому мнению С. Кригера такое положение могло появиться только “на фоне кризиса общественных наук и социальных институтов”. Поэтому все шире распространялся, по справедливому мнению Л.М. Горюшкина “воинствующий исторический дилетантизм”, который стал заполнять образовавшийся идейный вакуум, подменяя серьезные научные наработки умозаключениями, основанными на эмоциях.

Третий этап - 12 июня 1991 - 8 декабря 1991 года - завершающим событием этого этапа стало подписание 8 декабря 1991 г. Беловежского соглашения об образовании содружества Независимых Государств. Этому соглашению предшествовал неудавшийся путч 19-21 августа 1991 г. В этом же году Бурятия стала суверенным государством в составе России. На этом этапе резко уменьшилось число историографических работ, снизилось число публикаций по всем направлениям исторических знаний, перестали существовать организационные центры по исторической науке, был снят с повестки вопрос о координации и планировании исторических знаний, что в наибольшей степени отразилось на новых направлениях, каковым в частности является современная история национально-государственного строительства.

Четвертый этап - декабрь 1991 - середина 1994 года. В течение этого времени произошел “черный октябрь”, выборы Федерального собрания, была принята новая Конституции России, Конституция Бурятии и состоялись выборы первого Президента Республики Бурятия. Этот этап можно с полной уверенностью характеризовать как начало формирования новой российской историографии, в том числе и по проблеме национально-государственного строительства. В эти годы особое внимание уделяется проблемам национальной государственной политики. Все отчетливее выделяются наиболее значимые темы и сюжеты. Среди них: был ли объективно обусловлен крах СССР или его можно было сохранить? Каковы политические, экономические, социальные, этнические, идеологические корни проявляющегося в разных формах обострения межнациональных отношений? Каким должен быть оптимальный вариант административно - территориального устройства страны, отношения центра и регионов России, которое могло бы обеспечить эффективное управление и гармонизацию интересов отдельных народов и территорий? Эти вопросы позволяют обратиться к истокам, требуют восстановления во всей полноте, на обновленной источниковой базе, конкретно-исторической картины прошлого для получения объективного представления об историческом процессе формирования национальной государственности. Особое место занимают публикации о позиции и роли ключевых политических фигур в определении баланса прав и интересов центра и национальных образований, отдельных народов в период становления и развития советской государственности. “Исторический опыт и современная политическая практика подтверждают, - считает Д.А. Аманжолова, - что личные психологические и нравственные качества, уровень образования и культуры политических деятелей, их взаимоотношения оказывают ощутимое и порой неожиданное воздействие на судьбы народов страны и объясняют некоторые коллизии исторического процесса”. Этот постулат представляется нам чрезвычайно важным для изучения проблемы национально-государственного строительства в Бурятии. В силу особенностей политического и экономического развития России в советский и постсоветский период, в условиях кризисных явлений политического, экономического и социального характера правосознание федеральных властей и властей субъектов Федерации не совпадает по целому ряду позиций с ценностями, установленными в Конституции Российской Федерации. Узловые вопросы, вокруг которых возникают разногласия, связаны с разным осмыслением содержания конституционных принципов федерализма, с различным пониманием степени самостоятельности субъектов Федерации, принципов, форм и процедур разделения и реализации государственной власти по вертикали и конституционной ответственности за её осуществление.

Кроме того, на этом этапе публикуются монографические сочинения, посвященные реконструкции прошлого как бурятского, так и  других этносов, формам их национальной государственности, ее истории и развитию, что позволяет рассмотреть эти процессы как составные элементы одной важной и сложной проблемы - государственного устройства Республики Бурятия на основе полиэтнического сообщества. Эта проблема не новая, но сегодня она наполняется новым содержанием. Особое направление этого этапа связано с определением правовых норм и статуса “репрессированный народ”. Все это позволило осмыслить, внести существенные коррективы, наполнить новым содержанием и изменить предшествующие толкования по истории Бурятии ХХ века.

Пятый этап - середина 1994 - середина 1998 года - завершается новыми выборами Президента Республики Бурятия – субъекта Российской Федерации. Под Федерацией обычно понимают сложное (союзное) государство, которое обеспечивает равноправие субъектов федерации и, прежде всего в отношениях с федеральной властью, а также верховенство федеральной конституции и федерального права, с предоставлением каждому гражданину федерации на территории  субъекта федерации тех же прав, которые имеют проживающие здесь граждане.

В классическом понимании федерация как форма государственно-территориального устройства единого государства отличается от унитарного государства в той мере, в какой составные части унитарного государства лишены суверенитета как важного отличительного критерия, а также предполагает наличие государственности на двух уровнях. Федерации в своем большинстве имеют республиканскую форму правления. При этом являются целостными, суверенными, демократическими государствами.

Федеративное государство (федерация) представляет собой одну из форм государственного устройства. Федерализм основан на принципе территориальной организации государства в форме федерации, как форма государственности, как одна из основ государственного устройства. Федерализм призван выполнить две важнейшие функции: децентрализовать власть посредством её разделения по вертикали и интегрировать территориальные (порой разнородные) сообщества.

Под формой государственного устройства понимают административно-территориальную организацию государственной власти, характер взаимоотношений между государством и составляющими его частями, между отдельными частями государства, между центром и местными органами. В то же время положение федерации и субъектов в каждом отдельном случае имеет свои особенности. Анализ таких особенностей дал основание ученым - государствоведам выделить различные концепции модели федерализма. Среди них: первая - концепция координированного федерализма (в основе – идея разделения полномочий между федерацией и её субъектами таким образом, что оба уровня рассматриваются как независимые друг от друга и обладающие в принципе неодинаковым статусом в пределах конституционной компетенции); вторая - концепция кооперативного федерализма (в основе – взаимодействие, взаимозависимость федерации и  субъектов при осуществлении ими своих конституционных полномочий). В странах, где традиционно сильна политическая самостоятельность регионов либо имеют место сепаратистские тенденции, преобладают договорная концепция федерализма, концепция дуалистического федерализма, концепция особого статуса отдельных частей государства. Что касается о классификации моделей федерализма, то мнения ученых расходятся. Например, называются такие, как централизованные и относительно децентрализованные федерации, симметричные и асимметричные федерации, федерации, основанные на национально-территориальном и территориальном (общетерриториальном) началах. В США появилась формула под названием “принудительный федерализм”. Эта форма федерализма предполагает наделение федерального центра приоритетом над органами власти в штатах и на местах, а также перекладывание расходов на местные органы власти через наделение их полномочиями, для осуществления которых выделяется недостаточно средств или они не выделяется совсем.

Североамериканская и западноевропейская научные школы рассматривают сущность федерализма как особый тип политического устройства общества. Это общество основано на неразрывном сочетании двух базовых взаимодействующих компонентов. Один, из которых – это механизм разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви на всей территории государства по горизонтали. А второй – долевое участие центральных органов государственной власти, органов государственного управления административно-территориальных единиц и местного самоуправления в управлении обществом на основе договора о разграничении предметов ведения (компетенции) между ними, взаимной ответственности и сочетании корреспондирующихся прав и обязанностей.

На этом этапе происходит осмысление места и роли титульной нации и республики, создается концепция Государственной национальной политики Республики Бурятия. В эти годы республика отметила свой 75-летний юбилей и показала способность объективно оценивать роль, возможности и способности политических лидеров вне зависимости от политических и этноконфессиональных пристрастий. На этом этапе происходит дальнейшая консолидация народов Бурятии, чему в немалой степени способствовал, инициированный Президентом республики Л.В. Потаповым, I съезд народов Бурятии (апрель 1997 г.), решения которого стали переломным событием в деле консолидации этносов, национально-государственного строительства, принятие Закона “О языках народов Республики Бурятия” и постановления “О реабилитации народов Бурятии”. Одновременно с этим происходит окончательное складывание избирательных блоков, политических партий и общественно-политических движений, укрепление национально-культурных центров, что стало важнейшей составляющей в деле национально-государственного строительства, укрепления правового статуса Республики Бурятия как субъекта Федерации.

Исследование правового положения субъектов Федерации (правосубъектность, конституционно-правовой статус, компетенция политико-территориального образования и отношения с федеральными органами государственной власти) сложившееся в процессе реализации конституционных полномочий Федерации и субъектов, а также федеративного устройства Российской Федерации как динамичной системы объективных федеративных отношений, урегулированных соответствующим конституционно-правовым образом, имеют как научное, так и практическое значение. Ибо знание условий и факторов, определяющих развитие Федерации и  субъектов в условиях реформирования политических и правовых систем, перестройки государственных органов, местного самоуправления, общественных институтов является основой обеспечения целостности и единства Российской Федерации. Что также предопределяет особый интерес к теории и практике государственного регулирования территориального развития.

К числу работ, опубликованных на этом этапе и имеющих общетеоретическую направленность, следует отнести работы Ю.А. Юдина, В.И. Ефимова, А.И. Демидова, В.Н. Лексина и А.Н. Швецова, в которых уделяется особое внимание правовой основе президентской власти в России и регионах, показана роль политических партий и права в современном государстве, теории и практике государственного регулирования территориального развития.

Важное значение для укрепления исполнительной власти сыграли парламентские чтения по проекту и последующее принятие Концепции Государственной национальной политики Республики Бурятия, а также выработка “Основных положений Концепции возрождения бурятского народа, его культуры”.

Важным элементом историографии проблемы становятся материалы конференций “Национальная интеллигенция, духовенство и проблемы социального, национального возрождения народов Республики Бурятия”, “Цыбиковские чтения”,  “Современное положение бурятского народа и перспективы его развития”, “Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия”, “Элбек-Доржи Ринчино и народно-демократическое движение в России, Центральной Азии в ХХ веке”, докторская диссертация и монография Б.В. Базарова, посвященные общественно-политической жизни республике в 20-50-е годы, кандидатская диссертация В.В. Бабакова “Бурнацком-Бурнардума”, “Материалы Всебурятского съезда по консолидации и духовному возрождению нации”. К юбилею республики был подготовлен и опубликован сборник, в котором емко показано место Бурятии в составе Российской Федерации на путях реформирования. Эти работы освещают различные сюжеты истории национального движения в республике, политические биографии национальных лидеров, проблемы становления и развития бурятской государственности и положение бурят в составе России. Появилась также диссертация по дореволюционной истории евреев в Бурятии. Все это создает достаточную историографическую базу для выявления проблем имеющегося противостояния центра и субъекта Федерации, каковым является Республика Бурятия, по поводу разделения полномочий и степени самостоятельности, роли в нем государственных и политических структур, картины развития центробежных и центростремительных вариаций в России и регионах, способов их разрешения. Важным направлением современной историографии стали исследования Л.Д. Мангатаева, А.Д. Карнышева, В.А. Барсамова, в которых поднимаются демографические, социальные и этнополитические процессы 90-х годов в Бурятии и других национальных субъектах Федерации.

Новый – шестой этап - национально-государственного строительства, начавшийся после президентских выборов в республике 1998 г. продолжающийся и сегодня, обусловлен созданием федеральных округов, укреплением вертикали власти и приведением Конституции субъектов Федерации, в том числе и Республики Бурятия, в соответствие с Основным Законом  государства – Конституцией Российской Федерации. В декабре 1999 г. была создана Ассамблея народов Бурятии, а в декабре 2000 г. состоялся  Второй съезд народов Бурятии. Эти события стали важным этапом дальнейшего совершенствования и укрепления национальной государственности. На этом этапе выходит ряд интересных публикаций, среди которых особенно выделяется монография и докторская диссертация А.А. Елаева, материалы республиканских и межрегиональных конференций.

Обращение Президента России В.В. Путина по телевидению к гражданам страны, его Послание Федеральному Собранию “Государство Россия. Путь к эффективному государству”. Принятие ряда нормативно-правовых документов: Указ “О полномочном Представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе” от 13 мая 2000 года; Указ “О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации” от 10 августа 2000 года; федеральных законов: “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” от 29 июля 2000 года; “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации” от 4 августа 2000 года”; “О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации” от 5 августа 2000 года стали звеньями одной цепи. Они показали необходимость и потребность в обеспечении единого правового пространства, усилении конституционной ответственности за исполнение федеральных законов, судебных решений, соблюдении Конституции Российской Федерации, в обеспечении целостности Российской Федерации. Время вынужденных компромиссов, ведущих к нестабильности, прошло.

Пробелы и несовершенство федерального законодательства приводят к тому, что субъекты Российской Федерации нередко принимают акты по вопросам, отнесенным к ведению Российской Федерации.

В настоящее время в науке существенно расширилась источниковая база исследований российского федерализма, появились исследования с более широким, чем прежде, взглядом на мир, на природу государства и права.

Таким образом, историографический анализ позволяет сделать следующие выводы:

во-первых, можно смело утверждать, что, несмотря на значительное количество работ, посвященных политической истории и особенно формированию национальной государственности на современном этапе,  еще нет обстоятельного исследования по проблеме национально-государственного строительства в национальных субъектах Федерации вообще и Республики Бурятия в частности;

во-вторых, имеющиеся исторические и политологические исследования по существу поднятой проблемы пока не нашли комплексного исследования. Это существенно влияет на выявление общего и особенного при изучении феномена национального субъекта, каковым является Республика Бурятия;

в-третьих, в современной отечественной историографии проблема национально-государственного строительства пока слабо увязывается со сложными социально-экономическими вопросами. На этом фоне в Республике Бурятия предприняты только первые шаги по формированию новых подходов, разработки новых данных, созданию источниковой базы.

В методологическом плане автор следовал основополагающим принципам исторической науки: принципу историзма, который не допускает модернизации исторических процессов и событий, но позволяет их видеть в реальном развитии и взаимосвязи; принципу объективного взгляда на историю, который ориентирует исследователей на объективный анализ и оценку фактов, относящихся к данной теме в их совокупности. Использование этих принципов в диалектическом единстве позволяет раскрыть социально-политические аспекты истории формирования и развития государственности в Республике Бурятия в исследуемый период.

В процессе работы применялись специальные методы, характерные для исторического исследования. К числу таковых относятся, прежде всего, хронологический метод, который позволяет рассматривать становление и развитие национально-государственного строительства в Бурятии в хронологической последовательности; сравнительно-исторический метод, который позволяет одновременно изучать и сравнивать политические процессы, идущие в других субъектах Федерации; статистический метод, который, позволяет проследить основные тенденции социально-экономического развития Бурятии последнего десятилетия.

Объектом исследования является формирование национальной государственности в Республике Бурятия в современный период, начиная с процесса суверенизации, становления новых  политических институтов государственного устройства России.  Предметом исследования стало выявление общих закономерностей социально-исторических процессов в Бурятии на современном этапе, общероссийской основы и особенностей политического национально-государственного  развития в России.

Учитывая актуальность, научное и практическое значение проблемы, а также ее слабую изученность, как на российской, так и на региональном уровне, в работе поставлена цель изучить проблему национально-государственного строительства на современном этапе  в Республике Бурятия и роль политического руководства субъекта на современном этапе в один из самых сложных периодов исторического развития Российской Федерации.

Исходя из цели и практической целесообразности в диссертации поставлены следующие основные задачи исследования:

- показать теоретико-методологические основы исследования конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации;

- рассмотреть этапы формирования национальной государственности Республики Бурятия в составе Российской Федерации, начиная с процесса суверенизации, и заканчивая попытками построения независимой экономики;

- выявить влияние различных политических сил на процесс возникновения и становления института президентства в национальном субъекте Российской Федерации;

  - проследить за процессом национально-государственного строительства в период президентского правления.

-  раскрыть современный этап развития российского федерализма.

- Оценить экономические и социальные результаты как следствия национально-государственного строительства.

Источниковую базу диссертационного сочинения представляет сложный комплекс документов и материалов, которые по своему происхождению и содержанию можно разделить на несколько групп:

К первой группе документов следует отнести Основные Законы Российской Федерации и Республики Бурятия - Конституцию Российской Федерации и Конституцию Республики Бурятия, которые законодательно оформили и закрепили национальную государственность Республики Бурятия как субъекта Федерации. Информационную и правовую базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, конституции республик, уставы областей и краев в составе Российской Федерации, Федеративный Договор (1992 г.) и договоры, регулирующие отношения федерального Центра и субъектов Федерации (1994 - 1998 гг.), обращения Президента РФ к Федеральному Собранию РФ; законодательные акты, принятые Верховным Советом в 1990–1993гг. а также и Федеральным собранием в 1994 – 2000 гг., а также статистические и социологические данные; юридические, политологические, экономические, географические и исторические исследования по данной теме; справочная и периодическая литература; монографии, диссертационные материалы по вопросам федерализма; материалы всероссийских и региональных научно-практических конференций. Материалы, отражающие региональный мониторинг.

Вторую группу документальных источников составили опубликованные Указы и Постановления Президента Российской Федерации и Президента Республики Бурятия, которые создают правовую основу для укрепления и дальнейшей эволюции национальной государственности;

Третья группа - нормативно-правовые документы Народного Хурала Республики Бурятия, значительная часть которых впервые вводится в научный оборот. Ценность этих источников, помещенная в “Ведомостях Народного Хурала Республики Бурятия”, выражается в том, что в них прослеживается развитие законотворческой деятельности в Бурятии, соотношение исполнительной и законодательной властей, ставших правовой основой национально-государственного строительства;

Четвертая группа - программы кандидатов в Президенты Бурятии на выборах 1994 и 1998 годов, хотя спецификой выборов был тот факт, что электорат в большей мере ориентировался на личность кандидата. Тем не менее, программы кандидатов затем легли в основу формирования политических установок и программы национально-государственного и социально-экономического развития Бурятии в последующие годы;

Пятая группа - документы политических партий и общественно-политических движений, общественных объединений, а также предвыборных блоков, зарегистрированных в Министерстве юстиции России, либо Бурятии. Наличие этих документальных источников позволяет судить о степени политизации масс на разных этапах развития российской государственности, наличии оппозиционных сил и специфику Бурятии, которая выражается в том, что если “партии и движения уже разрабатывают поэтапную программу собственных действий и ведут пропаганду своих идейных и политических взглядов, то они пока еще лишены возможности формировать правящее большинство в представительных органах власти, в правительстве”. Кроме того, “на формирование политических партий в республике оказывают влияние и национальные, и этнические, и религиозные, и экологические и другие факторы, которые придают специфический оттенок деятельности партий, общественно-политических движений и общественных объединений”;

Шестая группа - материалы периодической прессы, выступления по радио и телевидению, агитационные ролики, листовочная продукции и агитационно-раздаточный материал. Эти источники носят массовый характер и отражают специфику и методы политической борьбы, основные тактические лозунги претендентов, их отношение к проблеме национальной государственности, социальную базу, на которой строится модель поведения. Эта группа источников представляется тем более важной, что именно на базе этих источниках формируется электоральное поле, создается образ будущего избранника;

Седьмая группа - статистические сборники, характеризующие социально-экономическое развитие Бурятии второй половине 80-х – 90-у годы, а также юбилейный статистический сборник “Республика Бурятия 75 лет”, другие справочные издания. Кроме того, эти издания позволяют выявить различные аспекты национально-государственного строительства республики.

К числу источников следует также отнести документальные сборники, которые дают представление о позиции и роли ключевых политических фигур в определении баланса прав и интересов центра и национальных образований в Бурятии в период становления и развития национальной советской государственности.

Хронологические рамки исследования охватывают небольшой, но чрезвычайно насыщенный период в истории Бурятии – вторая половина 80-х – 90-е годы - что определяется новым статусом Республики Бурятия, выборами Президента Республики Бурятия, активизацией процесса национально-государственного строительства.  Сегодня мы располагаем достаточной документальной базой, чтобы проанализировать события последних лет, которые вывели Бурятию на новую ступень общественно-политического развития и создали нормативно-правовую базу для дальнейшего совершенствования национально-государственного строительства.

Территориальные рамки диссертации включают в себя территорию Республики Бурятия как субъекта Российской Федерации, крупнейшего национального образования Сибири и Дальнего Востока.

Научная новизна исследования выражена в попытке разработки серьезной научной проблемы, не нашедшей в настоящее время должной реализации в отечественной историографии. Настоящее исследование, кроме научной значимости, может иметь серьезное практическое значение в период предстоящих выборов, как на пост президента республики и в Народный Хурал, так и в повседневной работе законодательных и исполнительных органов.

Структура диссертации.  Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения.

       В главе 1 - «Теоретико-методологические основы исследования конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации» - рассматриваются вопросы государственности республик в составе Российской Федерации, конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации и его специфика, сочетание  федеральных и национально-территориальных начал в Российской Федерации.

В настоящее время Российская Федерация, вступив на путь построения демократического правового федеративного государства,  состоит из 88 субъектов, в числе которых 21 республика, образованных на национально-территориальной основе. На пути становления России как подлинно федеративного государства были сделаны важные шаги. Прежде всего, это принятие Декларации о государственном суверенитете 1990 года. Провозглашение РСФСР (РФ) в качестве независимого государства после распада СССР, подписание в марте 1992 года Федеративного договора и принятие посредством всенародного референдума 12 декабря 1993 года Конституции Российской Федерации, последующая её реализация и принятие новых конституционных и иных федеральных законов, конституций республик, развитие договорных отношений.

В период проведения в Советском Союзе политики перестройки национальный вопрос, который считался решенным, стал предметом острой дискуссии в автономных республиках и областях Сибири: Бурятии, Якутии и Туве, Горном Алтае и Хакассии ставились на обсуждение проблемы правового статуса автономий, экономической, социальной, языковой, культурной жизни народов. 

Надо отметить, что в 1988-1989 годах в Конституции СССР и РСФСР были внесены изменения и дополнения, касающиеся статуса автономных республик. Республики получили право самостоятельно определять структуру государственной власти. Автономная республика получила право объявлять у себя чрезвычайное положение. 20 апреля 1990 г. был принят закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации», в котором союзные и автономные республики квалифицировались в качестве субъектов Союза ССР. Все эти документы свидетельствуют о том, что в стране дело шло к развитию государственно-правового положения автономных республик и областей.

12 июня 1990 г. первый съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации. Провозглашалось, что носителем суверенитета и источником государственной власти в РСФСР является ее многонациональный народ. Следовательно, при существующем тогда Союзе ССР, являющемся федерацией, возможен был государственный суверенитет его субъекта – РСФСР. 

Такая позиция, выраженная в Декларации, вызвала действительный парад суверенитетов в автономных республиках и областях. 27 сентября 1990 г. приняла Декларацию о государственном суверенитете вторая сессия Верховного Совета Якутской АССР, 8 октября 1990 г. – Верховный Совет Бурятской АССР, 12 декабря 1990 г. – Верховный Совет Тувинской АССР. В октябре 1990 г. Декларации о государственном суверенитете были провозглашены областными Советами депутатов Горно-Алтайской и Хакасской автономных областей.

Перед Россией встала задача – сохранить свою целостность, не допуская при этом ущемления интересов республик, автономий, краев и областей. При  развернувшихся спорах и дискуссиях о перспективах сохранения целостности страны на первый план выдвинулась проблема территориально-государственного устройства.

Очевидно, что для России одинаково неприемлемы как сохранение жесткого унитаризма с характерным для него диктатом центра, так и крен в сторону той или иной формы конфедерации. Для российских реальностей оптимальным представляется путь федеративного устройства государственной системы. 

Вплоть до подписания Федеративного договора и принятия Конституции Российская Федерация строилась по национально-территориальному принципу, в соответствии с которым её субъектами считались только автономные республики, а также, с теми или иными оговорками, автономные области и национальные автономные округа. Что касается краев и областей, то они являлись просто административно-территориальными единицами. И отношения с ними федеральное правительство строило на унитарных началах.

Федерализм ныне рассматривается как определяющий признак государственно-территориального устройства России. Закрепление федерализма на уровне и в рамках Конституции Российской Федерации предполагает дальнейшее его развертывание и конкретизацию в конституциях и уставах субъектов Федерации. 

Однако характер образования Российской Федерации до настоящего времени еще остается предметом полемики среди ученых, отстаивающих либо её конституционно-правовой характер, либо конституционно-договорной.

  Место и роль республик – субъектов Российской Федерации, как и других субъектов, а также становление российского федерализма связано не столько с национально-этническими или чисто политическими, сколько с нескрываемыми экономическими интересами. 

В этом состояло весьма существенное отличие российского федерализма от классических федераций, где эти вопросы уже были принципиально урегулированы и где существовали десятилетиями апробированные правовые механизмы решения постоянно возникающих прецедентных задач. 

Формирование новой российской государственности (после 1991 года) характеризуется рядом проблем, присущих как российской действительности, так и большинству других демократических стран. Однако есть и особенности, которые характерны только российскому обществу. Отсюда необходимость изучения этого своеобразия с целью выявления причин и факторов, воздействующих на процессы жизнедеятельности российского общества, формирования отношения к новым ценностям и идеалам, возникающим при переходе страны к новому общественному строю.

Новая государственность неизбежно наследует и воспринимает достижения прошлого, а также заимствует наиболее рациональные, оправдавшие себя институты и элементы государственности из мирового опыта.  Стремление в первые годы реформирования российского общества разрушить все, что связано с советским периодом, а затем на расчищенном месте построить новое общество, оказалось утопией. Любой опыт нельзя оценивать только отрицательно. Он несет полезную нагрузку в том смысле, что предостерегает от допущенных ошибок, просчетов, неудач, не оправдавших себя путей и средств решения государственных и общественных проблем.

Важным положением исследования является вывод о наличии в России периода 1990-х гг. кризиса и резкого ослабления государственности, заметного снижения эффективности государственной власти. Автор попытался сформулировать общие причины и выявить основные закономерности перехода к новому типу общественных отношений и политической организации общества. 

Переходное состояние российской государственности обострило межнациональные отношения. Поэтому процесс реформирования российского общества поставил сложные задачи достижения согласия интересов разных народов, установления их равного доступа к власти, изменения отношений между Центром и субъектами Российской Федерации, формирования нового типа федеративных связей и отношений. 

Конституционно-правовой статус республики в составе Российской Федерации характеризуется, прежде всего, тем, что республика является государством в составе Федерации, имеет свою территорию, свою конституционно-правовую систему.

Республика в составе Российской Федерации пользуется в лице ее законодательного (представительного) органа правом законодательной инициативы в Федеральном Собрании Российской Федерации. Республика,  самостоятельно определяет систему своих органов государственной власти в соответствии с основами конституционного строя, имеет свой законодательный (представительный) орган - парламент; главу исполнительной власти или главу республики (Президента); свое правительство. 

В пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и республик федеральные органы исполнительной власти и республиканские органы исполнительной власти образуют в этих республиках единую систему исполнительной власти в Российской Федерации.

Конституционно-правовой статус республик в составе Российской Федерации характеризуется наличием республиканской собственности. Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами регулируются законодательством Российской Федерации и законодательством республик в ее составе.

Одним из элементов конституционно-правового статуса республик является их право на государственную символику. Каждая республика самостоятельно утверждает Государственный герб, Государственный флаг и Государственный гимн - официальные символы государства, выражающие его самобытность и исторические традиции народов, населяющих эти республики, а также имеет столицу. 

Конституция Российской Федерации и конституции  республик в составе Российской Федерации определяют предметы ведения этих республик. Часть из них составляют предметы совместного ведения Федерации и республик в ее составе. Эти вопросы решаются как федеральными, так и республиканскими государственными органами. 

В России в настоящее время создана качественно новая национально-территориальная, демографическая, географически топографическая, политическая, государственно-административная ситуация. Поэтому естественно, что совершенно в новом свете предстают традиционные категории и понятия государственного национального суверенитета, самоопределения, независимости.

Российская Федерация – многонациональное, полиэтническое государство, уникальное по форме государственного устройства, где органически сочетаются признаки и территориальной, и национальной федерации.

Специфика территориально-национальной федерации состоит в том, что такое государство должно не только интегрировать, но и дифференцировать интересы всех её субъектов, как национальных, так и территориальных.

Федеративное устройство России существенно отличается от классической модели федеративного государства. Отсюда любое реформирование российского общества должно осмысливаться с учетом национальных особенностей народов России, ментальности его населения.

В главе 2 - «Национальная государственность в Бурятии в период распада советской системы и становления российского федерализма» -

изучаются предпосылки реформирования политической власти в Бурятии,  попытки введения института президентства в Бурятии, выборы Президента Республики Бурятия в 1994 г., место и роль органов контроля и защиты конституционно-правового статуса Республики Бурятия.

На большом фактическом материале в диссертации показаны предпосылки для возникновения президентской формы правления, для становления и развития новых отношений между центром и республикой, для национально-государственного развития на демократической основе, которые можно разбить на устойчивые блоки. Автор особо выделяет  исторические, политические, экономические и внешние предпосылки.

Суммируя побудительные причины нового этапа национально-государственного строительства в Бурятии  автор отмечает, что этот процесс был закономерен и объективен, не только в силу объективных процессов, происходящих в Российской Федерации, но и в силу того, что изначально Республика Бурятия выступает как участник процесса согласования интересов отдельных политических групп, инициатор активных связей внутри политической и экономической элиты, гарант стабильности в регионе.

11 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР принял Постановление “О главах исполнительной власти республик в составе РСФСР”. Фактически принятие этого документа стало официальным признанием центра возможности введения института президентства в бывших автономиях.

На четвертой сессии Верховного Совета Бурятской ССР впервые было предложено включить в повестку вопрос о введении поста Президента республики. Большинством голосов вопрос в повестку не был включен. Это решение было обусловлено не преждевременностью постановки вопроса, а тем, что сессия была посвящена позиции руководства республики в период событий 19-21 августа 1991 года. Но уже после сессии этот вопрос стал одним из первостепенных, ибо необходимо было выработать механизм, который бы исключал повторение августовских событий в Бурятии, саму возможность переворота в республике. Одной из таких возможностей могла стать реальная государственная независимость, которая у ряда депутатов ассоциировалась с постом Президента. Поэтому 24 октября 1991 года Президиум Верховного Совета Бурятской ССР принял Постановление “О введении поста Президента Бурятской ССР”. 

В диссертации дается подробный анализ апробации разных подходов, сложных дискуссий, сопровождавших процесс введения поста президентства в Бурятии. XV сессия Верховного Совета Республики Бурятия приняла решение о выборах первого в истории республики Президента и Народного Хурала. Этому важнейшему событию в истории республики предшествовала мощная кампания по подготовке, обсуждению и принятию Конституции Российской Федерации, выборы в Совет Федерации и Государственную Думу России, а также обсуждение и принятие Конституции Республики Бурятия. Именно тогда сложились политические блоки, выявились пристрастия и определись лидеры. 

22-23 ноября 1993 года состоялась 13 сессия Верховного Совета республики, на которой большинством были приняты необходимые изменения и дополнения в Конституции, позволившие ввести в действие Законы “О Президенте РБ”, “О выборах Президента РБ”. 

20 декабря 1993 начала работу 14 сессия Верховного Совета республики, где на первом же заседании была предложена иная повестка, основным вопросом которой стояло обсуждение проекта новой Конституции Бурятии. Следует отметить, что этот вопрос не был вопросом сиюминутным, отражал положение дел в Москве. Над проектом Основного Закона республики кропотливо работала Конституционная комиссия, созданная Верховным Советов Бурятии еще в октябре 1990 г

  22 февраля 1994 года Основной Закон Республики - Конституция Республики Бурятия был принят на сессии Верховного Совета Республики Бурятия. Новая Конституция республики основывалась на ценностях демократии, принципе разделения властей, на прочных гарантиях прав и свобод граждан. Она была нацелена на стимулирование рыночных отношений и закрепляла равенство всех форм собственности. Конституция стала актом прямого действия, дающим возможность каждому защищать свои интересы в суде. Конституция 1994 г. закрепила кардинальные изменения общественного и государственного строя республики. Бурятия стала президентской республикой. 

В результате  острой политической борьбы, развернувшейся между различными блоками и партиями, первым Президентом Республики Бурятия стал Леонид Васильевич Потапов - сторонник сдержанной центристской позиции, сторонник укрепления национального согласия и национальной государственности, ориентированный на сотрудничество с Российским центром, поддержанный блоком левых сил и промышленной элитой республики. В целом установление поста Президента в Республике Бурятия стало важным этапом на пути стабилизации общественной жизни в республики, важнейшим этапом демократического обновления Бурятии, реализацией важнейших положений Основного Закона - Конституции Республики Бурятия в деле национально-государственного строительства. Фактически принятие 22 февраля 1994 года Конституции Республики и выборы первого Президента Бурятии подвели окончательную черту под советским периодом в истории республики. 

С принятием новой Конституции Республики Бурятия встал вопрос о совершенствовании правовой охраны Конституции как одного из важнейших условий создания правового государства. Одним из направлений обеспечения правовой охраны Конституции является формировании института конституционно-правового контроля. Следует заметить, что процесс формирования системы органов конституционного контроля в Республике Бурятия, как и в других республиках России, протекал достаточно медленно в силу как объективных, так и субъективных причин. Вдиссертации, на большом фактическом материале прослеживаются этапы и основные проблемы становления конституционных органов Республики Бурятия, их внутреннего и внешнего взаимодействия, уточнения функциональных задач и их нормативно-правового оформления. Также подробно показан процесс формирования единого правового поля с органами власти Российской Федерации.

В главе 3 – «Национально-государственное строительство в Бурятии во второй половине 1990-х годов» - изучаются конституционный процесс как важнейший фактор национально-государственного строительства в Бурятии, экономическая политика в Республике Бурятия во второй половине 90-х годов как определяющий фактор национально-государственного строительства, социальная и национальная политика  в Республике Бурятия.        

Первые сессии работы Народного Хурала отмечены жестким прессингом по отношению к принятой Конституции республики, прерогативам Президента Бурятии. Для упорядочивания работы над поправками к Конституции на сессии было принято решение о создании Конституционной комиссии при Народном Хурале.

На последующих сессиях конституционный процесс начал постепенно входить в спокойное рабочее русло. На седьмой сессии Народного Хурала (20-23 ноября 1996г.) рассматривался и был принят в первом чтении с направлением на дальнейшую доработку проект "Закона  "О Конституционном собрании Республики Бурятия", внесенный  Президентом Л.В. Потаповым.

Идея создания Конституционного Собрания несла в себе ярко выраженное демократическое начало. Это выражалось в привлечении достаточно широкого круга представителей населения республики к участию в определении конституционных принципов построения общественной жизни, то есть в стремлении обеспечить легитимность Конституции и создать механизм разблокирования возможных кризисов власти. Тем самым создавался политический механизм цивилизованной смены национально-государственного устройства Республики Бурятия,  при возникновении такого желания у какой-либо группы населения. В то же время в определенной мере предупреждалась попытка "силового" решения таких задач, которые в условиях социальной напряженности в центре и регионах, не ослабевавшей в течение нескольких лет, были вполне вероятны. Кроме этого, такой механизм был необходим и на случай изменения политической ситуации в России. 

Конституционный процесс не прерывался и в дальнейшем. Так, 25 января 1995 года был сформирован Конституционный Суд Республики Бурятия как важнейшая составляющая демократического суверенного государства в составе Российской Федерации.

Одновременно с развитием конституционного процесса стало создание системы государственных органов республики. Одним из первых шагов Президента на этом пути стало построение системы исполнительной власти, и, прежде всего, создание аппарата Президента и Правительства. Именно этой структуре отводилась роль стратегического центра и органа контролирующего деятельность Правительства республики. Именно Аппарат Президента и Правительства стал органом, предназначенным для  разработки политической стратегии  Республики. Как показала последующая деятельность, Аппарат стал наиболее политически-действенной государственной структурой. 

Перед Президентом и аппаратом стояла задача сформировать Правительство, позволяющее Президенту наряду с руководством исполнительной властью осуществлять политическое руководство и представительские функции. В свою очередь это означало реализацию одного из важнейших направлений национально-государственного строительства в республике - создание и укрепление исполнительной власти.

Идея сдержек и противовесов ветвей власти, создаваемая законодателями, и вложенная в Конституцию предусматривала гарантии против развития тоталитаризма.  Закрепленный Конституцией Республики Бурятия баланс полномочий исполнительной и законодательной ветвей власти, создавал условия для активного влияния депутатов на работу Правительства республики, прежде всего, в плане ограничения их инициативы.  Обращает также на себя внимание и положение Конституции о необходимости контроля со стороны Народного Хурала за назначением членов правительства. Это положение, существенно отличающееся от положений Конституции РФ, которая предусматривает согласование Президентом с Государственной думой лишь кандидатуры Председателя Правительства. Кроме этого принцип "равного национального представительства", взятый Президентом на вооружение с целью сохранения политической поддержки со стороны жителей титульной нации, а, следовательно, и национальной элиты, также явился фактором, ограничивающим свободу маневра Правительства республики. Следует отметить, что в деле формирования Правительства Бурятии немалую роль сыграл и опыт длительного противостояния исполнительной и представительной власти на всех уровнях на протяжении 1990-1994 годов, приведшего к политическому кризису. 

Структура органов исполнительной власти во многом повторяла структуру исполнительной власти России. Такая преемственность была обусловлена требованием сохранения вертикальных отраслевых связей, обеспечением взаимодействия региональных и центральных структур исполнительной власти. Это тем более важно, что экономика республики традиционно зависела от взаимодействия с центром. Кроме того, следует иметь ввиду, что обновленная Россия изначально строилась на федеративных началах. 

В результате конституционного процесса и законотворческой деятельности на начало 1996 года в Бурятии было принято более 30 законов. Среди них Закон "О Конституционном Суде Республики Бурятия", "О Народном Хурале Республики Бурятия", "О Правительстве Республики Бурятия", "Об общих принципах местного самоуправления".

В соответствии с принятой Конституцией Республики Бурятия, была проделана большая работа по созданию основ структуры государственной власти, ее основных ветвей. Все это стало важнейшим этапом в деле национально-государственного строительства.

Стратегически важной для Правительства признавалась  необходимость подписания Договора "О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти  Республики Бурятия", так как именно этот документ формулировал принципы вхождения хозяйственных комплексов региона  в единое экономическое пространство России. Такой договор и сопутствующие соглашения были подписаны.

Процесс реформирования структуры Правительства на протяжении всего 1994-1998 годов сводился к попыткам создать более динамичную систему оперативного управления экономикой и орган мощного политического влияния. Во многом это удалось сделать, не выходя, при этом, за пределы, установленные Конституцией Республики, что существенно укрепляло государственность Бурятии. Однако, ориентация на центр с одной стороны, и ослабление поддержки со стороны центра с другой, требовали формирования структуры стратегического планирования. Без этого суверенитет Бурятии не мог быть наполнен экономически, что заметно подтачивало саму идею национально-государственного строительства на демократической основе. Подход же Президента к этой проблеме во многом определялся его "советским" опытом. За четыре года было создана целая система Советов при Президенте, основная роль которых сводилась к экспертизе предложений и консультированию по отдельным направлениям жизни Республики. Однако функции стратегического планирования требуют не столько привлечения специалистов к какой-нибудь работе или выдаче с их стороны рациональных предложений, сколько формирования стройной системы моделирования ситуации и  подключения независимых генераторов управленческих идей. Создать такую систему Президенту не удалось, что снижало эффективность законотворческих процессов в республике, направленных на укрепление государственности.

Таким образом, под воздействием конституционного процесса Президенту-Председателю Правительства за период 1994-98 годов удалось принять ряд законодательных актов, направленных на укрепление всех ветвей власти, что укрепило статус республики как суверенного государства в составе Российской Федерации. В свою очередь Правительству удалось наладить оперативное управление в пределах зависимой от центра стратегии. Что касается эффекта от попыток изменить стратегию, то он  оказался минимальным.

Одновременно с конституционным процессом в Бурятии осуществлялись экономические реформы с ориентацией на центр. Проводимая Президентом-Председателем правительства в течение четырех лет экономическая политика во многом базировалась на неопределенных представлениях об эффективной экономике и прочной власти на этапе переходного периода. 

Фактически понимание необходимости собственного стратегического планирования нашло отражение в первом Послании Президента Народному Хуралу, с которым он выступил на второй сессии.  Практически определялось три условия выхода республики из экономического кризиса: 1) крепкая связь с центром; 2) выбор приоритетных направлений для решения внутриреспубликанских задач;  3) открыть экономику республики для соседних регионов и зарубежных партнеров. Выбор именно этих условий и особенно первого обуславливался не с депрессивностью республики, а с высокой степенью интегрированности всей экономики Бурятии в российские структуры. Именно попытки построить оптимальные взаимоотношения с центром и составили большую часть мероприятий Правительства в области экономики в первые два года президентского правления.

В 1996 году произошло резкое ухудшение экономической ситуации в республике, что обуславливалось резким снижением объемов производства в России. В третьем Послании Президента Народному Хуралу в январе 1997 признавалось, что экономическое положение республики резко ухудшилось, особенно это касалось обрабатывающей промышленности и аграрного сектора, состояние которых Президент характеризовал как “деградацию”. При этом в течение 1996 года снижение объема производства в промышленности произошло на 92 процента, в том числе по крупным и средним предприятиям - на 94 процента к уровню 1995 года  По состоянию на 1 декабря 1996 года Бурятия оказалась в состоянии глубочайшего кризиса в области экономического развития. Только кредиторская задолженность предприятий достигла астрономической суммы - 4929 млрд. рублей, дебиторская задолженность - 2511 млрд. рублей, убыточными являлись 67 процентов предприятий республики, а общая сумма убытков за 1996 год составила 363 млрд. рублей. Это серьезно ударило по процессу укрепления государственного суверенитета Бурятии в составе Российской Федерации.

Еще более сложное положение оказалось у аграрного сектора. Все попытки введения в действие активных ценовых, налоговых, кредитных, таможенных регуляторов, реформирования отношений землепользования и землевладения, технико-технологического переоснащения АПК путем создания акционерных обществ, создания сети малых перерабатывающих производств и сети фирменной реализации продукции не оправдали себя. Активная реорганизация колхозов и совхозов также не дали положительных результатов. Традиционное развитие животноводства на крупных сельскохозяйственных предприятиях пришло в упадок. Приоритетное развитие растениеводства в зоне рискованного земледелия, каковой является Бурятия, фактически поставили республику в зависимость на рынке продуктов питания от других регионов и зарубежных поставок. Только в следующем 1997 году Россия и ориентированная на центр Бурятия остановили спад производства, который фактически остановился на уровне конца 1996 года. Однако это не гарантировало экономику республики от новых потрясений

В диссертации приводятся многочисленные факты, осложнившие экономическую ситуацию в Республике Бурятия и предпринимавшиеся меры для оздоровления социально-экономической жизни, включавшей широкий  спектр от кредитно-финансовой системы до привлечения иностранных инвесторов.

Все указанные проблемы привели к тому, что казавшаяся чисто экономической задача достижения бюджетной самостоятельности переросла в важную политическую проблему. Фактически вопрос касался самой возможности существования Республики Бурятия как суверенного государства в составе Российской Федерации. Поэтому проблема необходимости достижения бюджетной самостоятельности как цель провозглашалась на этапе следующих выборов всех уровней. 

Таким образом, экономическая политика Президента и Правительства Республики Бурятия, традиционно и объективно ориентированная на центр, не могла решить кардинальные задачи, которые позволили бы Республике Бурятия выйти из числа дотационных субъектов Федерации и экономически наполнить политический суверенитет республики, продекларированный Конституцией республики. Законотворческая деятельность по улучшению экономической ситуации в республике, попытки улучшить систему налогообложения, оздоровить финансовую систему в пределах региона, напоминали латание дыр и потому давали лишь временные успехи. Что касается возможных зарубежных инвестиций, то культивировавшаяся долгие десятилетия замкнутость, наложившая отпечаток на менталитет руководства и не позволила Правительству республики в выгодном свете показать геополитические преимущества Бурятии в Центральной Азии, определить инвестиционную привлекательность республики. В этой связи к президентских выборам в Бурятии 1998 года республика подошла с массой нерешенных экономических проблем, которые существенным образом влияли на дальнейшее развитие национально-государственного строительства. 

Наряду с мерами по стабилизации экономики республики, Президент и Правительство со второй половины 90-х годов пытались сохранить разваливавшуюся систему социального обеспечения, решить задачу ликвидации задолженности перед пенсионерами и работниками бюджетной сферы по пенсиям и заработной плате, что наносило существенный урон делу национально-государственного строительства. 

1997 год стал годом относительной стабилизации экономики республики. Достигнутая стабилизация стала возможной как следствие относительного улучшения положения экономики России в целом. Однако, при этом существенного улучшения в социальной сфере не произошло. По- прежнему, отставание по заработной плате достигали от 4 до 6 месяцев, прекратилась выплата детских пособий. В этой связи 1997 год стал периодом развертывания принципиально новой формы протеста в республике. Вал судебных исков на невыплату детских пособий захлестнул суды всех уровней. В большинстве случаев суды принимали решения, направленные в пользу истца, но из-за отсутствия денег решения судов не выполнялись.

В рассматриваемый период в республике безработица превысила существующие в странах западной демократии нормативы (от 2,5 до 4 процентов от самодеятельного населения). В 1995 году число безработных в Бурятии составило 44 тысячи человек, то есть 10 процентов. В 1996 году число безработных возросло до 15 процентов, а в 1997 году - до 16 процентов.

При этом в поставленных задачах фактически стоял вопрос о снижении безработицы и по возможности регулярной выплаты заработной платы, но никак не проявилась ни одна из конституционных гарантий, касающихся жилья, бесплатного образования и медицинского обслуживания, проблем материнства, отцовства и детства. Причины такого положения дел те же самые, что и в экономической политике - республика полностью зависела от центра, что при этом делало социальные проблемы значительно острее, чем в целом по России. 

Социальная политика Президента и Правительства неотделима от национальной политики, которая на разных этапах исторического развития представляется как первостепенная проблема в национальном субъекте Федерации. В этой связи национальная политика Президента во второй половине 90-х годов была ориентирована на сохранение национального согласия, развития и укрепления национально-государственного строительства. 

В период президентского правления активизировалась деятельность национальных общественных организаций, таких как “Конгресс бурятского народа”, движение национального единства “Нэгэдэл”, объединение “Русская община” и немецкий, польский, еврейский, эвенкийский, корейский, татарский, азербайджанский, армянский национально-культурные центры, Всебурятская ассоциация развития культуры (ВАРК). Национально-культурные центры занимались проблемами изучения родного языка, национальной школы и возрождения культуры. Особенно в этом плане большую работу проделал ВАРК, который инициировал празднование Сагаалгана (празника “белого месяца”) -  Нового года по буддийскому календарю, который приобрел статус государственного праздника. Именно ВАРК способствовал проведению грандиозного праздника в честь 1000-летия героического эпоса “Гэсэр”. Что касается “Конгресса бурятского народа”, “Русской общины”, “Нэгэдэл”, то они основной упор сделали на политическую деятельность. 

Немалое значение в укреплении национального согласия и в деле национально-государственного строительства играют религиозные конфессии, которые имеют существенное влияние на развитие национально-культурной жизни общества, что в частности проявилось в преддверии избирательной кампании 1998 года, в связи с вывозом “Атласа тибетской медицины” для демонстрации в США.

Таким образом, социальная и национальная политика в республике во второй половине 90-х годов являются ярким свидетельством не просто взаимосвязи, но и полной зависимости от тех политических и экономических процессов, которые проходили в России и Бурятии. В то же время не смотря на серьезные недостатки, связанные с потерями социальных гарантий, руководство республики избрало единственно верный путь, способный укрепить национальное согласие, улучшить качество жизни, защитить интересы, права и свободы граждан Бурятии. Этот путь гласности и демократического развития, закрепленный в Конституции республики. 

В главе 4 – «Опыт национально-государственного строительства в 1990-е годы в современных дискуссиях и практиках» - рассматриваются вопросы реформирования государственной системы России, территориальное развитие субъектов Российской Федерации.

Новый импульс дискуссиям в стране и за рубежом о проблемах федеративной государственности в России дало суждение Президента России В.В. Путина. В.В. Путин в его Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 2000 года. 

Был поставлен вопрос о реформировании государственной системы страны. И в последующем, как следствие: издание в мае 2000 года Указа Президента Российской Федерации о федеральных округах и его полномочных представителях; принятие Государственной Думой трех известных законов и других нормативно-правовых актов. Принятие федерального конституционных законов о порядке изменения конституционно-правового статуса субъектов Федерации и в рамках его других федеральных конституционных законов. Радикальное изменение порядка наделения полномочиями высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа) субъекта Российской Федерации.  Целью, которых стало решение принципиальной задачи, изменение сложившейся за последнее время ситуации в построении федерализма в России.

  Все это говорит о том, что в России идет настойчивый научный и практический поиск такой модели федеративных отношений, которая смогла бы обеспечить последовательное преодоление еще сохранившихся противоречий федерального и регионального законодательства, территориальную целостность государства, признание экономической и политической приоритетности социальной сферы как важнейшего фактора создания основ реальной Федерации.

В месте с тем эффективность решения задач развития российского федерализма во многом будет связаны с многонациональностью нашего государства. Этнические проблемы должны решаться с большой осторожностью.  Автор не разделяет точку зрения отдельных представителей власти, которые считают, что этническая проблема неоправданно возводилась в ранг определяющего фактора федерального строительства.

Новый этап в развитии федерализма в России проявляется также в решении проблем, связанных с территориальным развитием субъектов Российской Федерации.

Россия - не первое и не последнее государство, ведущее поиск методов и форм соединения интересов государства и ее территориальных частей. Эти поиски начались очень давно, одновременно с возникновением первых государств, и с тех пор еще нигде и никогда они не приводили к взаимному удовлетворению верховной государственной власти, региональных и местных управленческих структур и, главное, жителей конкретных населенных мест.

В настоящее время в российском обществе все более обостренный интерес проявляется к важной и актуальной для России проблеме о роли и месту государства во взаимоотношениях с субъектами Федерации.  Государственно-территориальное устройство Российской Федерации образовано на основе системы административно-территориальных образований советского периода, которые сложились в условиях преобладания централизованного отраслевого управления и приспособленные к соответствующему механизму управления. Поэтому в настоящее время эта система управления и государственно-территориальное устройство Российской Федерации находятся в определенном противоречии с проводимой в стране экономической реформой.

Объективной основой, определяющей необходимость выделения территорий различных рангов в субъект управления социально-экономическими процессами, является то, что все стадии общественного воспроизводства имеют определенные пространственные границы, различные для разных видов производства и услуг. Новый механизм управления требует четкого разграничения властных функций и правовой компетенции между всеми уровнями территориальной системы. 

Не требуется доказательств, что нестабильность обстановки не оставляет места для реализации долгосрочной стратегии и понуждает государственную власть к чрезвычайным действиям по упорядочению государственного регулирования территориального развития.

Региональная политика каждого государства - это, во многом, политика недопущения и сглаживания резких территориальных диспропорций, это и неизбежное вмешательство по этому поводу в развитие практически каждой территориальной единицы. Здесь необходим тонкий баланс централизации и децентрализации, державности и автономности, естественных различий и неизбежного нивелирования.

Ситуация и параметры аномально высокой территориальной дифференциации и  территориальной дезинтеграции России, их причины и последствия исследованы учеными еще в 1992 году и в настоящее время существенно не изменились. Если что и постепенно "выравнивается" по регионам, то это - уровень экономического спада, - и не потому, что из кризиса выходят экономически депрессивные территории, а потому, что кризис становился регионально всеобщим. В 1992-1995 гг. средние по России темпы спада производства были характерны для предприятий каждого второго субъекта федерации, а в 1996 году - для трех четвертей российских регионов. Соответственно снизилась и доля относительно благополучных регионов - с одной четверти в 1992 году до одной десятой в 1996 году. Особенно резко дифференцированы по отдельным регионам России показатели уровня и качества жизни населения. В 1995-1996 гг. в отдельных субъектах федерации средняя продолжительность жизни различалась на 17 лет у мужчин и на 12 лет - у женщин. Доля пенсионеров по возрасту в 3,5 раза, среднемесячные доходы населения (1995 г.) - в 14 раз, средняя оплата труда с учетом социальных выплат - в 11,5 раза, стоимость набора 19 основных продуктов питания - в 4,2 раза. Отношение стоимости набора основных продуктов питания к средней заработной плате - в 7,3 раза, прожиточный уровень в 6 раз, а отношение прожиточного минимума к зарплате - в 5 раз. Доля в доходах населения субъекта федерации 20% самых бедных - в 10 раз, доля в тех же доходах 20% самых богатых - более чем в 2 раза и т.п. 

Не на "проценты", а в "разы" отличаются субъекты федерации по насыщенности дорогами, связью, энерго- и топливоснабжением, водообеспечением и другими базовыми условиями территориального развития. То же относится и к социально-инфраструктурному обеспечению населения, и к потреблению им социальных услуг. Агрегированные показатели уровня жизни населения отличаются более чем в два раза, - и это показатели, усредненные по территориям отдельных субъектов федерации, а если опуститься на уровень поселений, то кратность различий возрастет еще втрое.

Только примерно 15-17 субъектов Российской Федерации являются постоянными донорами, то есть собирают на своей территории налогов и обязательных платежей больше, чем перечисляют в федеральный бюджет. Остальные регионы - постоянные или периодические реципиенты. Качественная и количественная разнородность параметров, описывающих состояние отдельных регионов, как отмечают многие ученые, существенно затрудняет корректные сводные оценки, различные обобщения

Таким образом, регулирование территориального развития, следует понимать как специально организуемые системные действия по обеспечению устойчивого и сбалансированного функционирования региональных систем, имеющего главным целевым ориентиром улучшение качества и повышение уровня жизни населения. 

Условия государственного регулирования территориального развития особенно важны при создании новых территориальных образований. При этом, новые территориальные образования созданные через соединение или присоединение территорий имеют свои особенности, которые связаны с социально-политическими, национально-этническими, экономическими и иными проблемами. Причем включение новой структуры в сложившуюся структуру территориальной организации общества никогда не может быть односторонним.  При этом отличительной особенностью административно-территориальных образований различных рангов должны стать не масштабы и количественные параметры социально-экономического развития, а совокупность осуществляемых социально-экономических функций и полномочий того или иного уровня власти. 

Следует заметить, что соединение принципов организации рыночного хозяйства с принципами федерализма и местного самоуправления всегда относилось и сегодня относится к числу исключительно сложных и внутренне противоречивых проблем общественно-политического, социально-экономического и организационно-правового характера. Данная проблема, как и большинство сопутствующих коллизий, возникают и непрерывно воспроизводятся только потому, что подчиняющиеся общим рыночным законам экономические отношения должны реализовываться в условиях существования сложной и многоуровневой структуры территориальной организации общества (государства). В результате в каждом государстве с устройством, основанном на принципах федерализма и местного самоуправления, создается федеративно опосредованная система экономических отношений и одновременно экономически опосредованная система федеративных отношений.

Трансформация социально-экономических отношений, происходящая в современной России, настоятельно требует критически подойти к сложившимся стереотипам, лежащим в основе системы управления региональной экономикой, и понять механизм влияния законов регионального воспроизводства, которые отражают связи и зависимости между различными элементами региональной системы.

Все более важным фактором развития регионов становится их участие в территориальном и международном разделении труда. Эти процессы характеризуются усилением взаимозависимости регионов до такой степени, когда действия одного из них затрагивают интересы других регионов и региональных систем.

Несовершенство современного российского государственного устройства, в настоящее время усугубляется еще и тем, что практика государственного регулирования территориального развития наряду с кризисным состоянием общества, что предельно усложняет предмет этого регулирования, а также то, что явно недостаточные финансовые и иные ресурсы используются неэффективно. Ресурсы государства для социальной стабилизации ситуации сложившейся в конце 1996 - начале 1997 года оценивающейся в крайне негативных оценках прежними методами были исчерпаны, и экономическая реальность не оставляла возможности для широкого социального маневра. 

Сформировалась дилемма: государственное регулирование территориального развития осуществлялось на стремительно уменьшающейся бюджетно-налогово-экономической базе, а потребность в государственной  поддержке регионов возрастала во все больших размерах. Усиливалась критика модели "бюджетного федерализма".

К числу видов форм государственного воздействия, поддержки  регионов относят: целевые программы, бюджетные инвестиции, передача собственности и "акционерный" канал, индивидуальные решения, федеральное содействие занятости населения, коммерческие кредиты под федеральные гарантии, поддержка по отраслевым каналам, поддержка через внебюджетные фонды, поддержка северных территорий, установление особых организационно-правовых режимов. Вместе с тем практика показывает, на постоянно растущий массив решений по оказанию федеральной поддержки регионов становится все более трудно обозримым и все менее контролируемым.

Все это требует переосмысления федеративных отношений "Центр" - субъекты федерации с учетом состояния и изменений параметров уровня и качества жизни населения, устойчивым, сбалансированным и взаимонеразрушающим воспроизводством социального, хозяйственного, ресурсного и экологического потенциалов территории.

Теория и практика единства государственной власти в федерациях определяет такие аспекты, как социальное единство. Социальное единство протекает из единой социальной природы доминирующих в обществе социальных групп. Они одинаковы в масштабах федерации и в масштабах субъектов. Конечно, различия возможны, но в любом случае государственная власть во всех субъектах едина

Единство государственной власти в федерации и субъектах - это также и единство принципиальных целей, направлений и форм деятельности органов федерации и субъектов. Это единство вытекает из одинаковой природы государственной власти, а также из необходимости выполнения "общих дел".  При этом, его нельзя понимать как абсолютную, бесконфликтную величину. Федерация и субъекты кроме общих интересов имеют свои интересы. Бывает борьба за приоритеты при осуществлении общих целей. 

Важнейший фактор развития государства - организационно-правовое единство государственной власти федерации и субъектов. Провозглашение Конституцией Российской Федерации равноправия всех субъектов Федерации предполагает предоставление им равных возможностей реализации всех политических, социально-экономических и иных прав народов и каждой личности. А это во многом зависит от оптимального сочетания разных форм территориальной организации субъектов Федерации, эффективного взаимодействия между ними и Центром.

В мировой практике право принятия уставов традиционно закрепляется за территориями местного самоуправления. Поэтому представление такого права субъектам Федерации (не республикам) позволяет предложить различия между конституциями и уставами субъектов Федерации по их природе, хотя таких различий, исходя из принципа равноправия субъектов Федерации, не должно быть. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что способы принятия конституции и устава субъекта Федерации отличаются по федеральной Конституции. 

В результате республики в составе России, порой едва различимые на карте, имеют полную атрибутику государственности - полноправные высшие органы власти, конституции и др. В то же время огромные регионы в Сибири, на Дальнем Востоке по-прежнему должны довольствоваться наличием лишь "полугосударств".

Таким образом, модель федеративного устройства России не являлась завершенной, поскольку не дала исчерпывающих ответов на вопросы, связанные со статусом как самой Федерации в целом, так и субъектов.

 

В связи со свершившимся фактом, образования новых субъектов Федерации, перспективы развития российского федеративного строительства связаны не столько с национально-этническими или чисто политическими, сколько нескрываемыми  экономическими интересами.

В настоящее время формирование региональных интересов вступило в новую фазу, так как до этого они в основном понимались через призму расширения, как политических, так и экономических ресурсов территорий.

Поэтому важно осознавать, что федерализм - это динамично изменяющееся, развивающееся общественное явление. Его государственно-правовая форма, фиксирует только внешнее проявление, но не отменяет пластичности, "текучести" его содержания как реального проявления жизнедеятельности людей. Разумеется, все проблемы федерализма невозможно решить окончательно, раз и навсегда. Развитие общества порождает новые проблемы, а это бесконечный процесс общественного развития.

В заключении диссертации исследователь отмечает, в Республике Бурятия во второй половине 1980-х –1990-х годов, следует отметить, что, несмотря на жесткую привязку Бурятии к центру, в республике позитивно развивался  конституционный процесс, имелись позитивные изменения в области экономического, социального и национального развития. При этом Республика Бурятия опиралась на Конституцию России и Бурятии, нормативно-правовую базу, высокий научный потенциал региона. Конечно, успехи и недостатки политики Президента и Правительства в деле национально-государственного строительства во многом определялись экономическим положением республики, что не дало возможности в полной мере реализовать все программы. Были и собственные ошибки, во многом обусловленные нерешительностью, противостоянием ветвей власти, грузом прошлых лет. Однако, решение наиболее насущных задач, связанных с повышением жизненного и образовательного уровня населения, позволили консолидировать усилия всех народов и этнических групп Республики Бурятия и приступить к созданию подлинного демократического правового государства в составе Российской Федерации.

В этой связи, исходя из цели и поставленных задач исследования, следует сделать следующие выводы:

1. Основные этапы формирования национальной государственности Республики Бурятия в новых условиях в целом соответствовали основным этапам государственного строительства обновленной Российской Федерации, что является свидетельством закономерности и объективности этого процесса.

2. В то же время в республике имеются свои специфические черты, обусловленные политическими, экономическими, геополитическими, социальными, национальными и конфессиональными факторами, которые оказывали существенное влияние на политические процессы в Бурятии, на конституционный процесс как важнейший фактор национально-государственного строительства.

3. Важным фактором в деле позитивного развития национальной государственности стало введение института президентства в республике и принятие новой Конституции Бурятии, согласно которой именно президент является гарантом Конституции Республики Бурятия, прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает функционирование и взаимодействие органов государственной власти Республики Бурятия.  Поэтому не случаен тот факт, что в 1990-е годы Бурятия по сравнению со многими национальными субъектами Федерации, отличалась стабильной этнополитической ситуацией.

4. Сам конституционный процесс в республике, его непрерывность и поступательность являлся важнейшим фактором национально-государственного развития. Именно под его воздействием удалось принять ряд законодательных актов, направленных на укрепление всех ветвей власти, что укрепило статус Бурятии как правового государства, субъекта Федерации.

Основные положения по теме работы опубликованы в следующих работах

Монографии и брошюры:

  1. Будажапов С.П. Национально-государственное строительство в Республике Бурятия во второй половине 80-х-90-х гг. ХХ в. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2007 – 12,4 п.л
  2. Будажапов С.П. Республики Сибири – субъекты Российской Федерации. – Улан-Удэ: Изд-во полигр. компл. ФГОУ ВПО ВСГАКИ. – 2007 – 7,5 п.л.

Статьи, опубликованные в журналах по перечню ВАК:

  1. Будажапов С.П., Санжиев Г.Л. Изменения и дополнения в Конеституциях республик Сибири. //  Вестник Бурятского государственного университета. Сер. 4. История Вып.6. 1 п.л.
  2. Будажапов С.П. О некоторых вопросах дальнейшего развития российско-монгольских отношений // Власть. – 2007. – №12 -0,8 п.л.

Статьи в журналах и научных сборниках:

  1. Будажапов С.П. Развитие народного образования, культуры и науки. // Одиннадцатая пятилетка Бурятии: год пятый и итоги пятилетки. – Сб. ст. – Улан-Удэ: Бурятское кн.изд-во, - 1986. – 1,8 п.л.
  2. Будажапов С.П. Государственно-правовое положение бурятского народа // Современное положение бурятского народа и перспективы его развития. Сб.ст. вып.3. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН,- 1996. – 0,9 п.л.
  3. Будажапов С.П. О плане первоочередных мероприятий по реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации. // Материалы парламентских слушаний 19 июня 1997 г. – М.: Издание Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации,1998. – 0,5 п.л.
  4. Будажапов С.П. Конституционные договорные основы федеративных отношений. ????????
  5. БудажаповС.П., Санжиев Г.Л. Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия. //  Сб.ст. Конституционное развитие республик Сибири. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского научного центра, 1998. – 0,9 п.л.
  6. Будажапов С.П. О некоторых вопросах законотворческого обеспечения культурно-национального развития народов Российской Федерации. // Традиционная культура народов Байкальского региона: возрождение и развитие. Сб.ст. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского научного центра, 1990. – 0,4 п.л.
  7. Будажапов С.П., Санжиев Г.Л. Республики Сибири на путях демократического развития. //  Процессы демократизации в Восточной Европе. Сб.ст. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского научного центра, 1999. – 0,5 п.л.
  8. Будажапов С.П., Санжиев Г.Л.  Признанный партийный лидер. //  Александр Хахалов. Статьи и воспоминания современников. – Улан-Удэ: Бурятское гос. изд-во, 1999. – 0,8 п.л.
  9. Будажапов С.П. О некоторых вопросах законодательного обеспечения развития языков народов России. // Языки народов России: перспективы развития. Сб.ст. – Элиста, 2000. – 0,5 п.л.
  10. Будажапов С.П. О проекте федерального закона «О русском народе». // Материалы парламентских слушаний 25 мая 2001 г. – М.: Издание Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, 2002. – 0,4 п.л.
  11. Будажапов С.П. Государственность народов Сибири: от автономии к республике. // Этносоциальные процессы в Сибири. Сб.ст. – Новосибирск, 2003. – 0,4 п.л.
  12. Будажапов С.П. Некоторые проблемы реализации национальной политики Российской Федерации. // Научные труды Санкт-Петербургского государственного университета. -  СПб: Астерион, 2004. – 0,7 п.л.
  13. Будажапов С.П. О мерах принимаемых органами государственной власти по возвращению вынужденных переселенцев в пригородный район Республики Северная Осетия – Алания. // Материалы парламентских слушаний 9 октября 2003 г. – Издание Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, 2004. – 0,4 п.л.
  14. Будажапов С.П. Федерализм и некоторые вопросы реализации избирательного права // Проблемы правового регулирования федеративных отношений в России. Сб.ст. – Улан-Удэ: Бурятское гос. изд-во, 2004. – 2004. – 0,4 п.л.
  15. Будажапов С.П., Санжиев Г.Л. Основные законы республик Сибири // Проблемы правового регулирования федеративных отношений в России. Сб.ст. – Улан-Удэ: Бурятское гос. изд-во, 2004. – 0,7 п.л.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.