WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ  АКАДЕМИЯ  МИНИСТЕРСТВА

ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  На правах рукописи

ЗАБРОВСКАЯ  ЛАРИСА  ВЯЧЕСЛАВОВНА

ХАРАКТЕР И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПОЛИТИКИ

РОССИИ В ОТНОШЕНИИ КНДР ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ

«ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

 

Специальность: 07.00.15 – история международных отношений

и внешней политики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора исторических наук

М  О  С  К  В  А

2  0  1 0

Работа выполнена на Кафедре внешней политики России и актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

Научный консультант: Денисов

Валерий Иосифович

доктор исторических наук,

профессор

Официальные оппоненты: Закаурцева

  Татьяна Алексеевна

  доктор исторических наук,

  профессор;

 

  Михеев

  Василий Васильевич,

  чл.-корр. РАН, профессор;

 

  Тен

  Виктор Алексеевич

  доктор исторических наук,

  профессор

Ведущая организация:  Российский университет

  дружбы народов

Защита состоится « __ »_______________2010 г. в  «___» часов на заседании диссертационного совета Д 209.001.01 в Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Б. Козловский пер., д. 4

С текстом диссертации можно ознакомиться в библиотеке  Дипломатической академии МИД России по адресу: 119992, г. Москва, ул. Остоженка, д.53/2.

Автореферат разослан «___»______________2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор политических наук  С.С. Жильцов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Корейский полуостров занимает особое положение в современных международных отношениях, являясь ареной непосредственного соприкосновения стратегических и геополитических интересов мировых держав. Основную роль играют Китай, США, Россия и Япония. Характер отношений этих государств с КНДР и Республикой Корея (РК) были и остаются определяющими в обеспечении безопасности региона. КНДР и РК, возникшие в условиях жёсткой политико-идеологической конфронтации, вынуждены следовать в фарватере политики сверхдержав, имеющих с ними военно-политические альянсы.

Взаимоотношения России и КНДР являются составной частью системы международных отношений Северо-Восточной Азии. Дружественные контакты двух стран разворачиваются на фоне столкновения геополитических интересов их соседей, включая США, что непосредственно влияет на характер российско-северокорейских связей.

Сотрудничество  СССР и КНДР было довольно тесным в период «холодной войны» (1945–1990 гг.), что обуславливалось общностью господствовавшей идеологии и союзническими обязательствами во внешней политике. Впоследствии межгосударственные связи ослабли. Тем не менее, оба государства продолжают объединять не только традиционные дружественные отношения, не отягощённые принципиальными противоречиями, но и стремление не допустить военных или гражданских конфликтов вблизи своих границ.

Начало 1990-х гг. отмечено переориентацией советской внешней политики в отношении стран Корейского полуострова. Установление советским правительством в сентябре 1990 г. дипломатических связей с Республикой Корея – страной, являющейся военно-политическим противником КНДР, вызвало критику со стороны северокорейского руководства, расценившего это как нарушение Москвой союзнических обязательств. Свёртывание всех сфер советско-северокорейских контактов после 1990 г. завершило длительный период сравнительно стабильных и тесных связей. Последовавший затем распад СССР и становление Российской Федерации  (РФ) как суверенного государства ознаменовали качественно новый этап в отношениях с КНДР.

Вторая половина 1990-х гг. – период восстановления Россией политических и экономических связей с КНДР. На формирование российско-северокорейских отношений в новую историческую эпоху повлияли многие объективные реалии политической жизни Северо-Восточной Азии. Окончание «холодной войны» способствовало потеплению международного климата в регионе и смягчению накала межкорейского противостояния. Это послужило благоприятным фоном для активизации российско-северокорейского сотрудничества.

Правительство России кардинально пересмотрело характер прежних (периода СССР) отношений с КНДР, приведя их в соответствие с задачами нынешней российской политики и сделав свободными от идеологического влияния. Вместе с тем в Москве понимали, что на российско-северокорейские отношения ещё длительное время будут влиять политические традиции советско-северокорейских связей. Вполне возможно, что в будущем северокорейские лидеры попытаются вновь использовать Россию в качестве экономического донора и играть на противоречиях сопредельных стран для достижения своих целей, главная из которых – сохранение государственности КНДР.

Особенностью военно-политической ситуации в Северо-Восточной Азии являлось то, что в начале ХХI в. в регионе продолжали действовать структуры «холодной войны», ведущие к закреплению международной изоляции КНДР. Такое утверждение не безосновательно и, прежде всего, касается военно-политических союзов США с Японией и РК, присутствия на юге Корейского полуострова 28,5–тысячного корпуса армии США, а также постоянного проведения вблизи демилитаризованной зоны совместных военно-морских и сухопутных учений флотами и армиями США, Японии и РК.

Сложившаяся военно-политическая обстановка в Северо-Восточной Азии чревата опасностью возникновения межгосударственного конфликта, начальной фазой которого может стать осуществление мероприятий по усилению международной изоляции КНДР для подготовки вторжения на её территорию и последующего ведения военных действий. В течение двух последних десятилетий экономически развитые государства, используя международную изоляцию при подготовке локальных войн, создавали условия для достижения превосходства в военных действиях. Они одерживали победу путём комплексного использования политических, дипломатических, информационных, торгово-экономических и иных средств для блокирования жизнедеятельности или установления контроля над международными связями стран – потенциальных жертв своей агрессии, какими в своё время оказались Югославия, Ирак, Афганистан.

Пхеньян не видит существенных позитивных перемен в региональной ситуации. Более того, в официальных заявлениях северокорейского руководства констатируется усиление тенденций к военно-политическому и экономическому доминированию США в Северо-Восточной Азии, что расценивается как прямая угроза государственной безопасности КНДР, как политика, направленная на «изоляцию и удушение республики». Отсюда заявления руководства КНДР о создании атомного оружия и проведение его испытания, проведение запусков баллистических ракет, решение выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), высылка инспекторов МАГАТЭ и др.

Ограниченность возможностей для проявления политической и экономической активности России в Северо-Восточной Азии, длительная международная изоляция КНДР, сопровождавшаяся не менее продолжительными внутриэкономическими осложнениями, сырьевая основа экспорта обеих стран затрудняют поступательное развитие российско-северокорейских отношений, сфера деятельности которых (особенно это касается экономических связей) часто ограничивается узкорегиональной направленностью.

Тем не менее, российское правительство неоднократно заявляло о своём стремлении углублять развитие сотрудничества с соседней страной и оказывать ей помощь в преодолении  международной изоляции. России не безразлична судьба КНДР, а также военно-политическая обстановка, складывающаяся вокруг Корейского полуострова, поскольку от этого зависит безопасность дальневосточных границ и экономическое развитие приграничных территорий. Вследствие этого Россия выступает с прагматической позиции в отношении КНДР, содействует мирному урегулированию ядерного кризиса на Корейском полуострове.

На рубеже ХХ–ХХI вв. под влиянием внешних и внутренних факторов произошла активизация политики России в отношении КНДР: в 2000 г. был заключён новый межгосударственный договор, состоялся первый визит российского президента В.В. Путина в Пхеньян, а затем два визита северокорейского лидера Ким Чен Ира в Москву и на российский Дальний Восток. В ходе встреч на высшем уровне, по сути, был создан новый механизм российско-северокорейского сотрудничества по ключевым для двух сторон международным вопросам, что способствовало вовлечению КНДР в региональное экономическое сотрудничество и появлению перспективы постепенного выхода из изоляции.

Пограничные вопросы всегда занимали центральное место в российско-северокорейских взаимоотношениях. Для формирования благоприятной политики и устранения возможных пограничных осложнений в будущем российское правительство подтвердило ранее заключённые соглашения с КНДР и подписало трёхстороннее пограничное соглашение с КНДР и КНР, уточняющее пограничную линию в месте схождения границ трёх государств.

Развитие региональных экономических связей и трудоустройство северокорейцев на территории Дальнего Востока России стали приоритетными направлениями в региональном сотрудничестве двух стран. Во все периоды российско-северокорейских отношений трудовая миграция из КНДР являлась значимым фактором в процессе укрепления двусторонних связей.

Достигнутые в последнее годы положительные изменения в российской дальневосточной политике свидетельствуют об имеющемся потенциале и возможностях сотрудничества двух стран. Российская политика в отношении КНДР носит долгосрочный характер и отвечает общим стратегическим планам России в Северо-Восточной Азии. Глубокий анализ истории, современного состояния и перспектив развития региональных международных отношений, а главное, условий, способствующих усилению роли России в решении различных вопросов межкорейского сотрудничества и мирного урегулирования ядерного кризиса на Корейском полуострове, указывают на особое значение изучаемых проблем. Таким образом, актуальность предлагаемого исследования  определяется комплексом политических и социально-экономических факторов.

Степень научной разработанности проблемы. В ходе работы над темой диссертации во главу угла ставилось исследование и переосмысление характера и основных направлений политических и социально-экономических отношений России с КНДР в эпоху глобальных перемен мировой политики. В научной литературе нашли отражение мировоззренческие установки, традиционные стереотипы, конъюнктурные подходы российских, англоязычных, корейских, китайских и японских авторов, а также национальные интересы и политические цели тех стран, представителями которых они являются. Исходя из поставленных задач, всю имеющуюся по данной проблеме научную литературу можно разделить на три группы – общетеоретическую, отечественную и зарубежную, в которых следует выделить работы, связанные одной тематикой или привлекаемые для выполнения определённых политических задач.

Первую группу работ составили отечественные и зарубежные исследования, затрагивающие теоретические и методологические аспекты изучаемой проблемы. Среди них – труды по общим проблемам международных отношений в Северо-Восточной Азии, национальной безопасности, теоретическим вопросам международных отношений и внешней политики 1. Основные положения указанных работ представляют целостную картину глобальных процессов мировой политики, показывают ход эволюции международных отношений в Восточной Азии на протяжении «холодной войны» и первые десятилетия после её окончания, вводят новые категории в понятийный аппарат теории международных отношений.

Во вторую группу работ вошли труды российских учёных, которые непосредственно занимались исследованием политических и социально-экономических проблем становления и развития российско-северокорейских связей. Большой научно-

_______________________

1 Арешидзе Л.Г. Международные отношения в Восточной Азии. М.: Межд. отнош., 2007; Аноcова Л.А., Матвеева Г.С. Южная Корея. Взгляд из России. М.: Физматлит, 1994; Арин О. Стратегические контуры Восточной Азии в ХХI в. Россия ни шагу вперед. М., 2001; Бажанов Е.П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы ХХI века. М.: Известия, 2007; Он же. Актуальные проблемы международных отношений. Т. 2. М., 2002; Он же. Современный мир. Избр. труды. М.: Известия, 2004; Он же. Приоритеты в меняющемся мире. М.: Научная книга, 2000; Бажанов Е.П., Асфари Д.А. О тенденциях международных отношений на пороге ХХI столетия. М.: Научная книга, 1999; Бжезинский З. Выбор: мировое господство или глобальное лидерство. М.: Международные отношения, 2006; Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталёв М.А. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: Научная книга, 2002; Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. М.: Конверт – МОНФ, 1997; Он же. Современные теории стабильности и международные отношения России в Восточной Азии. М., 1996; Воронцов А.В. Треугольник: США–Япония–Южная Корея. М.; Наука, 1991; Воскресенский А.Д. Большая Восточная Азия. Мировая политика и энергетическая безопасность. М., 2006; Восток/Запад. Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений /Под ред. А.Д. Воскресенского. М., 2002.; Вызовы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Взгляд из России и США. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2006; Гаджиев К.С. Геополитика. М.: Международные отношения, 1997; Денисов В.И. Россия в АТР: безопасность и сотрудничество // Международная жизнь, 1995. № 4-5; Дугин А.Г. Геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики ХХI века. СПб., 2007; Задохин А.Г. Евразия и Россия. М.: Русский мир, 1998; Закаурцева Т.А., Золотухин М., Чудинов А. Новая история стран Европы и Америки XVI–XIX века. В 3 частях. Часть 3. М.: Изд-во «Владос», 2008; Каменский А.Н. Проблемы международного трудового обмена и Россия. М.: Моск. общ. фонд, 1999; Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика ?: К дипломатии для ХХI века. М., 2002; Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. М.: Аспект Пресс, 2005; Кулматов К.Н. Приоритеты внешней политики России и современные международные отношения. М., 2002; Ли Вл. Ф. Теория международного прогнозирования. М., 2003; Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина: возвращение России на «Большой Восток» (2004–2008 гг.). М., 2007; Международные отношения и внешнеполитическая деятельность России. Под ред. проф. С.А. Проскурина. М., 2004; Миграционная ситуация на Дальнем Востоке и политика России. М.: Моск. центр Карнеги, 1996; Михеев В.В. Китай – Япония: стратегическое соперничество и партнерство в глобализирующемся мире. М.: ИМЭМО РАН, 2009; Он же. Глобализация и азиатский регионализм. Вызовы для России. М.: ИДВ РАН, 2001; Примаков Е.М. Минное поле политики. М.,

теоретический вклад в изучение российской политики в отношении КНДР  внесли учёные Дипломатической академии МИД РФ. В работах Е.П. Бажанова, О.В. Багдамяна, А.А. Волоховой, Вл.Ф. Ли и др. рассмотрены политические и дипломатические вопросы, выявлены общие тенденции и особенности развития российско-северокорейских политических отношений.

В работах Е.П. Бажанова изучены характер и традиции советской и российской политики в Северо-Восточной Азии в целом и в отношении обоих корейских государств в частности, показана эволюция приоритетов в корейском направлении внешней политики президента М.С. Горбачева, сделан вывод об успешности азиатско-тихоокеанской политики СССР, что впоследствии помогло России «улучшить отношения с большинством стран Восточной Азии» 2. По замечанию Е.П. Бажанова, в конце 1980-х гг. активизация советской политики и дипломатии в Северо-Восточ- ной Азии способствовала «снижению военной конфронтации и предотвращению новой войны на Корейском полуострове». Заключение в 2000 г. нового межгосударственного договора с КНДР, визит президента В.В. Путина в Пхеньян и подписание

________________________

2006; Рубан Л.С., Катаева Е.Г., Хегай  В.К. Геостратегические интересы Российской Федерации на Дальнем Востоке. М., 2006; Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. А.В. Торкунова. М.: Просвещение, 2004; Степанов Е.Д. Политика начинается с границы: некоторые вопросы пограничной политики КНР второй половины ХХ в. М.: ИДВ РАН, 2007; Стратегическая ситуация и основные узлы противоречий в Восточной Азии /Отв. ред. Г.Д. Агафонов. М.: ИДВ РАН, 2007; Тен В.А. Корейская диаспора в США в ХХ веке: формирование и адаптация. М.: Научная книга, 2000; Титаренко М.Л. Геополитическое значение Дальнего Востока. Россия, Китай и другие страны Азии. М.: Памятники исторической мысли, 2008; Он же. Россия: безопасность через сотрудничество. Восточно-азиатский вектор. М.: Памятники исторической мысли, 2003; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003; Чой Сеонг-Аэ. Эволюция отношений России с государствами Северо-Восточной Азии. М.: Научная книга, 1998; Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М.: Научная книга, 1999; Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям / Пер. с англ. яз. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Ладомир, 2004; Ядерное оружие после «холодной войны»/ Под ред. А. Арбатова и В.  Дворкина; Моск. центр Карнеги. М.: РОССПЭН, 2006; Buzan B., Little R. International Systems in World History: Remarking the International Relations. Oxford, 2000; International Relations in the Asia-Pacific: New Patterns of Power, Interest and Cooperation / Eds. Dosch J., Mols M.  N.Y., 2000; Huntington S.P. The Clash of Civilization and the Remaking of World Order. N.Y.-L.-Toronto-Sydney: Simon&Schuster, 2003; Lampton D.M. (ed.). Major Power Relations in the Northeast Asia: Win-Win or Zero-Sum Game. Tokyo-N.Y.: Japan Center for International Exchange, 2001; Rozman G. Northeast Asia’s Stunted Regionalism. Bilateral Distrust in the Shadow of Globalization. Cambridge: Cambr. univ. press, 2004; Russia’s Far East. A Region at Risk / Ed. by J. Thornton, Ch.E. Ziegler. Seattle-L.: Univ. of Wash. Press, 2002; Snyder S. Negotiating on the Edge: North Korean Negotiating Behavior. Wash.: U.S. Institute of Peace, 2002; Waltz K. Theory of International Politics. N.Y., 1979; Watson A. Evolution of International Society: A Comparative Historical Analysis. L., 1992; Yahuda M. The International Politics of the Asia-Pacific, 1945-1995. L., 1995. и др.

2 Bazhanov E.P. Soviet Policy Toward the Asia-Pacific Region: The 1980s // Russian Strategic Thought toward Asia. Ed. by G. Rozman, K. Togo, J.P. Ferguson. N.Y.: Palgrave Macmillan, 2006. P. 53.

совместной декларации «...открыли новую страницу в отношениях двух стран». Тогда же «Москва заявила о своей готовности стать посредником между Севером и Югом на политических переговорах и начать трёхстороннее экономическое сотрудничество» 3.

Диссертация О.В. Багдамяна 4 посвящена актуальным вопросам современной политики держав на Корейском полуострове. Автор отмечает заинтересованность России в мирном урегулировании ядерного кризиса, указывает на перспективы российского участия в межкорейском политическом диалоге и экономическом сотрудничестве.

В монографии А.А. Волоховой акцентируется внимание на эволюции китайской внешнеполитической доктрины и отношениях Китая со своими соседями. По её мнению, во внешней политике Китая «просматривается тенденция утверждения китайского приоритета в выдвижении важнейших концепций мироустройства» 5 и самовозвеличивания, что вызывает тревогу в соседних странах, поскольку может вновь привести к великодержавному шовинизму и нарушению регионального баланса сил. Активность китайской политики в Северо-Восточной Азии беспокоит руководство КНДР и побуждает расширять связи с европейскими странами.

Изучению специфики межкорейского диалога и внешнеполитической деятельности КНДР и РК посвящены монографии российского политолога Вл.Ф. Ли 6, в которых обосновывается необходимость осуществления бессрочного нейтралитета объединенной Кореи, что будет не только отвечать корейским национальным интересам, но и способствовать сохранению безопасности соседних государств. В связи с этим задача России, по мнению Вл.Ф. Ли, состоит в содействии становления «позитивного нейтралитета будущей объединённой Кореи».

В конце 1990-х гг. в российской научной литературе развернулась дискуссия о степени приоритетности для России отношений с Республикой Корея. Прагматич-

____________________________

3 Bazhanov E.P. Korea in Russia’s Post-Cold War Regional Political Context // Korea at the Center. Dynamics of Regionalism in Northeast Asia. Ed. by Ch. K. Armstrong, G. Rozman, S.S. Kim, S. Kotkin. N.Y., L.: M.E. Sharpe, 2006. P. 222-223.

4 Багдамян О.В. Ядерная проблема на Корейском полуострове (истоки, нынешнее состояние, пути и методы урегулирования). Автореф. дисс. канд. полит. наук. М., 2005. 24 с.

5 Волохова А.А. Основы китайской дипломатии (Эволюция пяти принципов мирного сосуществования в 1949-2006 годах). М.: Научная книга, 2007. С. 143.

6 Ли Вл.Ф. О бессрочном нейтралитете Корейского полуострова в свете мирового опыта ХХ в. М.: Научная книга, 1999. 78 с.; Он же. Россия и Корея в геополитике евразийского Востока. М.: Научная книга, 2000. 516 с.

ный подход характерен для экономистов и политологов (В.В. Михеев 7, Г.Ф. Кунадзе 8 и др.), которые настаивали на том, что у России в принципе не может быть «сбалансированной политики» в отношении двух корейских государств, так как их политико-экономический потенциал далеко не равнозначен. По их мнению, России выгоднее поддерживать более тесные контакты с РК как страной c наиболее развитой экономикой и ограничить связи с КНДР как экономически отсталым государством.

Учёные-историки (Ю.В. Ванин 9, А.В. Воронцов 10, А.З. Жебин 11, Г.Д. Толорая 12 и др.), напротив, полагали, что Россия имеет все основания для проведения именно «сбалансированной политики» в отношении двух корейских государств. Как видно, обе группы исследователей по-разному подходят к решению проблемы. На наш взгляд, под «сбалансированностью российской политики на Корейском полуострове» следует понимать не материальное равенство по объёму и наполнению двусторонних связей, а равенство по значению их для России, стремлению их развивать, учитывая, прежде всего, российские национальные интересы. После заключения нового межгосударственного договора 2000 г. эта дискуссия прекратилась.

В работах российских учёных уделяется пристальное внимание развитию военно-политических событий на Корейском полуострове, анализируются перспективы продолжения шестисторонних переговоров, изучаются внешнеполитические акции КНДР и характер её связей с соседними государствами. Этим вопросам посвящены статьи А.З. Жебина, Ким Ен Ун и Г.Д. Толорая 13. В них авторы обращаются к исследованию специфики процессов, протекающих на Корейском полуострове, выявляют причины обострения ядерного кризиса, анализируют военно-политические це-

_____________________________

7 Mikheev V.V. Russian Policy Towards Korean Peninsula after Yeltsin’s Re-Election as President // Journal of East Asian Affairs. Summer/Fall 1997. Vol. XI. No. 2. Pp. 348-377.

8 Кунадзе Г.Ф. Пушистый диктатор // Новое время. 2002. № 35. С. 16.

9 Ванин Ю.В. КНДР на «форсированном марше» // Проблемы Дальнего Востока. 1998. № 5. С. 20-31; Он же.  Изменения конституционного строя КНДР // Проблемы Дальнего Востока. 1999. № 2. С. 34-44.

10 Воронцов А.В. Корейская политика РФ в первой половине и середине 90-х гг. // Политические, экономические и культурные аспекты объединения Кореи. Ч. 2. М.: ИДВ РАН, 1997. С. 84-93; Он же. Россия и Корейский полуостров: современные реалии и перспективы // Проблемы Дальнего Востока. 2002. № 3. С. 46-58.

11 Жебин А.З. Ядерный кризис в Корее и интересы безопасности России // Проблемы Дальнего Востока. 2004. № 2. С. 6-22.

12 Толорая Г.Д. Новый старый партнёр на Дальнем Востоке // Проблемы Дальнего Востока. М. 2000, № 5. С. 24-32.

13 Жебин А.З., Ким Ен Ун. Перемены на Корейском полуострове: вызовы и возможности // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 2. С. 86; Толорая Г.Д. Корейский полуостров в поисках пути к стабильности // Мировая экономика и международные отношения. 2008. № 1. С. 47.

ли стран, участвующих в шестисторонних переговорах и др. Г.Д. Толорая видит причину нестабильности в том, что «ни США, ни КНДР пока не выработали концепции сосуществования». Недоверие Пхеньяна вызывают попытки США «вовлечь» КНДР в диалог в рамках шестисторонних переговоров и избежать таким путём конкретных действий по обеспечению безопасности и установлению дипломатических отношений с КНДР. Учитывая такую неконструктивную позицию США, Пхеньян занял выжидательную позицию и приостановил свёртывание своей ядерной программы.

Российские учёные предприняли попытки переосмысления места и роли России в системе международных отношений современной Северо-Восточной Азии, сделав ряд предложений по усилению российских позиций в регионе. В коллективной монографии «Корейское урегулирование и интересы России» 14 изучен широкий круг вопросов, касающихся характера российско-корейского политического и экономического сотрудничества, двусторонних связей КНДР и РК со своими соседями и США. Авторы другого коллективного труда «Корейский полуостров: метаморфозы послевоенной истории» – А.В. Торкунов, В.И. Денисов, Вл.Ф. Ли 15 – исследовали процесс формирования внешнеполитической доктрины КНДР и характера её отношений с соседними странами. Они отмечают, что внешняя политика КНДР ориентирована на «сохранение северокорейской государственности, укрепление позиций страны в противоборстве с США». В работе дана объективная оценка  российско-северокорейских политических связей за последние 20 лет и выделены этапы в развитии двустороннего сотрудничества.

Проблема урегулирования ядерного кризиса пристально изучается российскими учёными 16, которые выражают опасения в связи с распространением оружия массового поражения на Корейском полуострове, представляющего реальную угрозу не только для населения обоих корейских государств, но и для безопасности россий-

___________________________________________

14 Корейское урегулирование и интересы России /Под ред. В.И. Денисова и А.З. Жебина. М.: ИДВ РАН, НП ИД «Русская панорама», 2008. 344 с.

15 Торкунов А.В., Денисов В.И., Ли Вл.Ф. Корейский полуостров: метаморфозы послевоенной истории. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. С. 422, 447-453.

16 Воронцов А.В. Ядерный кризис на Корейском полуострове в международном контексте // Полвека без войны и без мира: Корейский полуостров глазами российских учёных. М.: Центр изучения современной Кореи, 2003. С. 211-219; Воронцов А.В., Ревенко О. Северокорейские залпы. Что дальше ? // Азия и Африка сегодня. М. 2006. № 6. С. 46-51.; Цыдыпов Т.Л. Развитие конфликтной ситуации на Корейском полуострове после окончания холодной войны. Автореф. дисс. канд. полит. наук. М.: ДА МИД России, 2005. 23 с.; Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии. М.: Фонд Карнеги, 2005. С. 12-13.

ской территории. Неоднократные заявления Пхеньяна о создании ядерного оружия и проведение его испытания, по сути, были северокорейским ответом на негибкую политику республиканской администрации Дж. Буша-мл., которая безуспешно пыталась использовать методы военного давления в своей северокорейской политике. Справедливо в этой связи замечание А.В. Воронцова о том, что основной причиной периодических вспышек напряжённости на Корейском полуострове, принявших после окончания «холодной войны» формы ядерной угрозы, явилась «неурегулированность корейской проблемы, заложенная самим расколом и наследием Корейской войны», а также отсутствием «оптимальных условий для мирного сосуществования двух корейских государств» 17.

Авторы коллективной монографии «Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии» отмечают, что обострение отношений между КНДР и США произошло в 2002 г. , когда обнаружилось, что КНДР наряду с наработкой плутония на ядерном реакторе в Нёнбёне также реализует программу обогащения урана, о которой не было заявлено МАГАТЭ. В результате США, Япония и РК аннулировали свои обязательства по строительству в КНДР АЭС на легководных реакторах. Пхеньян ответил отказом от своей части договоренности и вышел из ДНЯО. Авторы заключают, что КНДР «...использовала свою ядерную программу ... как инструмент политического блефа и шантажа». Вместе с тем они допускают, что в случае, если «блеф не даст плодов в виде размена ядерной программы на уступки США», то это может привести к «действительному созданию ядерного оружия». По мнению авторов, переговорный процесс является лучшей гарантией безопасности на Корейском полуострове и «предотвращает силовую акцию США против КНДР» 18.

Проблемы объединения Кореи, характер межкорейских отношений, а также международный статус будущего единого Корейского государства нашли всестороннее отражение в отечественной историографии. Эти вопросы освещены в работах И.О. Горелого, В.И. Денисова, Вл.Ф. Ли, В.П. Ткаченко, В.Д. Тихомирова, А.В. Торкунова  и др. В исследованиях российских историков показана эволюция корейских концепций объединения родины, представлены взгляды советских и российских политических деятелей по вопросам объединения Кореи и её будущем международном

___________________

17 Воронцов А.В. Ядерный кризис на Корейском полуострове... С. 218.

18  «Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии»... С. 13.

статусе 19. В работах российских авторов подчёркивается неизменность позиции России, которая заключается в поддержании мирного, демократического объединения Кореи и установления с ней дружественных связей.

Анализ эволюции политики США на Корейском полуострове, представленный в диссертациях Д.А. Володина, Г.В. Мирзаяна и А.Н. Ролина 20,  важен для настоящего исследования, так как США являются ведущим военно-политическим актором в Северо-Восточной Азии. Экспансионистские цели США сталкиваются с интересами других стран региона – прежде всего китайскими и северокорейскими. Необходимо учитывать стратегию и тактику Вашингтона в новых геостратегических условиях и влияние американской политики по формированию международной ситуации в Северо-Восточной Азии.

В статьях и монографиях российских исследователей проанализированы характер, содержание и формы научно-технического и торгово-экономического сотрудничества СССР/России и КНДР. Работы Н.Е. Бажановой и М.Е. Тригубенко ценны для понимания базового уровня, на котором строятся современные российско-северокорейские экономические связи.

Наиболее подробно и основательно освещён весь спектр советско-северокорейских торгово-экономических отношений в монографии Н.Е. Бажановой «Внешнеэкономические связи КНДР. В поисках выхода из тупика» 21, в которой представлены подробные статистические данные о ежегодном объеме торговли и безвозмездной экономической помощи СССР в период становления народной экономики КНДР, проанализированы основополагающие документы, касающиеся технического сотрудничества двух стран.

_______________________

19  Горелый И.О. Корея. Концепции объединения. М.: Восточная литература РАН, 1997; Денисов В.И. Россия на Корейском полуострове: проблемы и перспективы // Аналитические записки. Вып. 5 (45). Июнь 2009. М.: МГИМО – Университет, 2009; Он же. Россия в АТР: безопасность и сотрудничество // Международная жизнь, 1995. № 4–5; Он же. Корейская проблема: пути урегулирования, 70–80-е гг. М.: Международные отношения, 1988; Ли Вл.Ф. О бессрочном нейтралитете Корейского полуострова в свете мирового опыта ХХ в. М.: Научная книга, 1999; Он же. Россия и Корея в геополитике евразийского Востока. М.: Наука, 2000; Ткаченко В.П. Корейский полуостров и интересы России. М.: Вост. лит-ра. 2000; Тихомиров В.Д. Корейская проблема и международные факторы (1945–80-е гг.). М.: Наука, 1998; Торкунов А.В., Уфимцев Е.П. Корейская проблема: новый взгляд М., 1995.

20 Володин Д.А. Американский фактор в корейской проблеме после «холодной войны». Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.: ИСК РАН. 2003; Мирзаян Г.В. Внешняя политика США и северокорейский ядерный кризис. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.: ИСК РАН. 2008; Ролин А.Н. Корейский вопрос во внешней политике США (80-е годы ХХ в. – 2003 год). Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.: ИВИ МО РФ, 2005.

21 Бажанова Н.Е. Внешнеэкономические связи КНДР. В поисках выхода из тупика. М.: Наука, 1993. 215 с.

В настоящее время российские корееведы-экономисты сосредоточили внимание на изучении проблем преодоления закрытости северокорейской экономики и перспективах расширения торгово-экономических связей с российским Дальним Востоком. Исследования Г.Я. Левченко, П.С. Лешакова, М.Е. Тригубенко 22 и др. посвящены изучению новых тенденций экономической политики России на Корейском полуострове, возможности сотрудничества России с обоими корейскими государствами в целях модернизации северокорейской экономики и преодоления кризисных явлений в структуре её экспорта.

Третью группу исследований о российской политике в отношении КНДР представляет зарубежная научная литература, которая довольно скромна в сравнении с российской и пока не располагает специальными исследованиями. Среди северокорейских работ преобладают анонимные публикации без научного аппарата и аналитических выводов, во многих случаях преследующие конъюнктурные цели пропагандистского характера. Такого рода изданием является, например, книга справочного характера под названием «Корея ХХ века. 100 фактов и материалов» 23, в которой в хронологической последовательности изложены общеизвестные события новейшей  истории Кореи. Строительство социализма в КНДР представлено как самостоятельный процесс, который был осуществлён благодаря идеологии чучхе и без поддержки других стран. Анонимные авторы этого издания с одобрением относятся к военноориентированной стратегии КНДР, в соответствии с которой страна взяла «курс на параллельное ведение экономического и оборонного строительства». 

Северокорейские авторские исследования по современной истории КНДР и её внешней политике крайне малочисленны. Имеющиеся в нашем распоряжении рабо- ты отражают официальную точку зрения правительства КНДР и приветствуют внешнеполитические акции её руководства. Подобные тенденции прослеживаются в монографии бывшего южнокорейского политолога, ныне проживающего в КНДР,

______________________

22 Левченко Г.Я. Внешнеэкономическая деятельность России на Корейском полуострове // Актуальные проблемы Корейского полуострова. Сб. ст. М. 1996. С. 46-72; Лешаков П.С. Роль России в политике экономического вовлечения КНДР // Корея: новые горизонты. Докл., предст. на IХ науч. конф. корееведов России и стран СНГ. Москва, 29-30 марта 2005 г. М.: ИДВ РАН, 2005. С. 201-208; Тригубенко М.Е. О возможностях трёхстороннего сотрудничества между Россией, КНДР и Республикой Корея // Политические, экономические и культурные аспекты объединения Кореи. Ч. 2. М.: ИДВ РАН. 1997. С. 131-139; Она же. Попытки и перспективы обновления социализма в КНДР // Корус Forum. М. 2004. № 1–2 (22). С. 46-52. 

23 Корея ХХ века. 100 фактов и материалов. Пхеньян: Изд. лит. на ин. яз., 2002. 234 с.

профессора Ким Чхоль У «Военноориентированная политика Ким Чен Ира» 24, в ко-торой положительно оцениваются политические методы северокорейских лидеров, «гарантирующие самостоятельность КНДР, защищающие социализм, способствующие строительству могучей и процветающей державы».  Во всех вышеуказанных северокорейских публикациях исторические факты подаются так, что создается впечатление будто бы КНДР самодостаточная страна, не имеющая союзников и потому решающая свои проблемы самостоятельно. Всё это, разумеется, совершенно не соответствует действительности.

Среди опубликованных работ есть и книги зарубежных авторов, всецело поддерживающих внутриполитический порядок и внешнюю политику КНДР. К ним относится монография японского дипломатического обозревателя Ким Мён Чхора под броским названием «Ким Чен Ир: день объединения Кореи. Северная Корея, сценарии войны и мира», в которой с претензией на беспристрастность анализируются возможные военные сценарии развития событий на Корейском полуострове. Автор приходит к выводу, что «США не смогут накалять обстановку до грани войны», так как в противном случае они потерпят военно-политическое поражение, а их союзники – Республика Корея и Япония – будут полностью уничтожены 25. В 1990-е гг. южнокорейские исследователи начали предпринимать попытки изучения внешней политики КНДР и характера её отношений с военно-политическими союзниками. В монографии Ким Юн Дука «Динамика баланса сил между США, Россией, Китаем и Японией на Корейском полуострове» 26 кратко освещена история российско-северокорейских отношений и сделан вывод о снижении их активности в 1990-е гг. по причине переориентации российской внешней политики. Автор подчеркивает, что установление дипломатических отношений между СССР и РК в 1990 г. изменило баланс сил на Корейском полуострове в пользу Республики Корея. В монографии Хонг Ван Сука «Геостратегия России и Северо-Восточная Азия» 27 уделяется внимание российской политике в отношении обоих корейских государств, которая оцени-

___________________________

24 Ким Чхоль У. Военноориентированная политика Ким Чен Ира. Пхеньян: Изд. лит. на ин. яз., 2002. 122 с.

25 Ким Мён Чхор. Ким Чен Ир: день объединения Кореи. Северная Корея, сценарии войны и мира. Пхеньян: Изд. лит. на ин. яз., 2001. С. 228-229.

26 Ким Юн Дук. Динамика баланса сил между США, Россией, Китаем и Японией на Корейском полуострове. М.: Научная книга. 1996. С. 182-183.

27 Хонг Ван Сук. Геостратегия России и Северо-Восточная Азия. М.: Научная книга, ДА МИД, 1998. С. 132, 143.

вается как «равноудаленная» и недостаточно активная. Вместе с тем Хонг Ван Сук полагает, что «стержневым стратегическим направлением политики России на Корейском полуострове» может стать превращение её в «один из гарантов международной безопасности в регионе».

Проблемы российско-северокорейских отношений рассматриваются в публика-

циях южнокорейского правительственного издательства «Нэве пресс» 28. Материалы, как правило, хорошо подобраны тематически, но им присущ информационный характер, статьи анонимные, без научного аппарата и аналитических выводов, во многих случаях преследуют конъюнктурные цели, что роднит их с аналогичными северокорейскими пропагандистскими публикациями.

Поскольку в 1990-е гг. в южнокорейском обществоведении не было собственных исследований о российско-северокорейских отношениях и истории КНДР, то южнокорейские научные журналы опубликовали (на английском и корейском языках) статьи российских учёных – Е.П. Бажанова, Н.Е. Бажановой, Ю.В. Ванина, А.З. Жебина, В.В. Михеева, В.С. Мясникова, В.П. Ткаченко и др. Повышенное внимание к трудам российских авторов объясняется двумя моментами: российским исследователям более доступны российские и северокорейские источники по российско-северокорейским связям и внутриполитической обстановке в КНДР; российское корееведение заняло ведущие позиции в мировой науке.

Только после 2000 г. южнокорейские авторы начали самостоятельно изучать характер и историю формирования российско-северокорейских отношений. Они подходят к изучению этих вопросов весьма избирательно, уделяя повышенное внимание российско-северокорейским военным контактам, что не соответствует действительной значимости этого вопроса, а подогревается конъюнктурным любопытством консервативных кругов южнокорейского общества. Показательны в этом отношении статьи Чу Сын Хо 29, в которых при изучении политических и дипломатических связей КНДР неоправданно много внимания отводится отдельным фактам об импорте Пхеньяном из стран СНГ запчастей к поставленной ещё при СССР и успев-

____________________

28 North Korea: Uneasy, Shaky Kim Jong-il Regime. Seoul: Naewoe Press. 1997. 270 p.

29Joo Seung-Ho. Russian Policy on Korean Unification in the Post-Cold War Era // Pacific Affairs. Spring 1996. Vol. 69. No. 1. Pр. 32-48;  Joo Seung-Ho. Russia and Korea: The Summit and After // Korean Journal of Defense Analysis. Automn 2001. Vol. XIII. No. 1. Pp. 103-127;  Joo Seung-Ho. The New Friendship Treaty Between Moscow and Pyongyang // Comparative Strategy. N.-Y. - L. 2001. Vol. 20. No. 5. Pp. 467-481; Joo Seung-Ho, Kwak Tae-Hwan. Military Relations Between Russia and North Korea // Journal of East Asian Affairs. Fall/Winter 2001. Vol. XV. No. 2. Pр. 297-323.

шей устареть военной технике. Это намерение трактуется как свершившийся факт, который  угрожает безопасности Республики Корея.

Вместе с тем южнокорейские учёные, изучая новейшую историю, внутреннюю и внешнюю политику КНДР, проводят сравнительный анализ её связей с «союзными державами» – Китаем и Россией. Этот круг проблем нашёл отражение в монографиях Ли Чон Сэка, Ким Юн Нама, Чжон Кю Соба30 и др. В их работах отмечается, что после завершения периода «холодной войны» отношения между КНДР и её союзниками укрепились. Прежде всего, это касается китайско-северокорейских связей.

Китайские учёные начали изучать деятельность России на Корейском полуострове после 2000 г., когда заметно активизировалась российская политика в отношении двух корейских государств. Китайских авторов, позитивно оценивающих внешнеполитические шаги Москвы на полуострове, интересуют связи России с КНДР и Республикой Корея в сравнении с аналогичными устремлениями китайской внешней политики. Они считают, что у России и Китая имеются серьёзные геополитические интересы на Корейском полуострове, которые не вступают в противоречие друг с другом, и признают, что у обеих стран сложились хорошие дипломатические и экономические отношения с корейскими государствами.

В статье пекинского исследователя Дун Сяояна «Побудительные мотивы развития отношений между Россией и КНДР» 31 отмечается, что в 1990–1998 гг. российско-северокорейские связи были фактически «заморожены». Причину автор видит в том, что Москва, устанавливая дипломатические отношения с Сеулом, не выдвинула вопрос о выводе американских войск с юга Корейского полуострова. Это вызвало резкое недовольство Пхеньяна. После 1991 г. новое российское руководство не проявило должного внимания к КНДР, что привело к снижению уровня политической активности и значительному сокращению торгово-экономических связей двух стран.

Политолог из Института корееведения Цзилиньской академии общественных наук Шан Юнмэй выделила ряд наиболее значимых направлений внешней политики КНДР, проанализировав её связи с США, Японией, Евросоюзом, Россией, РК и отме-

______________________

30 Ли Чон Сэк. Пук Хан - Чунгук кванге. 1945-2000. [Отношения между Северной Кореей и Китаем]. Сеул:Изд-во Седжон ёнгусоса, 2001. 382 с.; Ким Юн Нам. Тугэ-ый Хангук гва чунён [Две Кореи и сопредельные государства]. Сеул: Изд-во Хакёнса, 1999. 328 с.; Чжон Кю Соб. Пук Хан вигю-ый эге ва оныль [Вчера и сегодня северокорейской дипломатии]. Сеул: Изд-во Ильсинса, 1999. 258 с.

31 Дун Сяоян. Элосы юй Чаосянь гуаньси-ды фачжань цзи ци дунин [Побудительные мотивы развития отношений между Россией и КНДР] // Дунбэйя яньцзю. Харбин. 2001. № 4. С. 20.

тив, что отношения Пхеньяна с ведущими капиталистическими странами довольно ограничены и пока не имеют перспектив для улучшения. По мнению Шан Юнмэй, контакты КНДР с «союзными государствами – Россией и Китаем –  хотя и имеют некоторые трудности, но всё же  располагают хорошим потенциалом для дальнейшего развития и предоставления всесторонней помощи этой стране» 32.

Китайские исследователи положительно отзываются о намерении России и КНДР расширять торгово-экономические связи. Ван Биинь, например, подчеркивает важность для экономик России и КНДР укрепление торгово-экономических контактов 33. Вместе с тем китайские авторы выражают опасение относительно «стремления КНДР обладать ядерным оружием» и приходят к заключению, что если со временем США и КНДР «не пойдут на взаимные уступки, то возможность разрешения кризиса военным путём будет всё более возрастать» 34.

Другие китайские учёные придерживаются не столь категоричных взглядов, указывая на возможность решения проблемы мирным путём и не оказывая давления на КНДР. Известный китайский кореевед Ян Боцзян полагает, что ядерный кризис на Корейском полуострове «может завести Китай в «стратегический капкан» и обострить отношения между ядерными державами». Для Китая важно «выбрать надлежащую позицию между отношениями с традиционным союзником и державами» 35.

В целом китайские исследователи не проявляют беспокойства в связи с расширением российско-северокорейских политических и экономических контактов, поскольку таковые не оказывают существенного влияния на формирование тесных и всеохватывающих отношений между Китаем и КНДР. Они ограничивают круг изучаемых вопросов и обращают внимание только на то, какие совместные действия осуществляет российская дипломатия в связке с китайской. В перспективе они видят отношения между Россией и КНДР не как самостоятельные межгосударственные связи, а как составляющее звено китайской внешней политики.

__________________________

32 Шан Юймэй. Чаосянь туйсинь цюаньфанвэй вайцзяо-ды чжанъай иньсу фанси [Анализ противодействующих факторов во внешней политике КНДР] // Дунбэйя яньцзю. Харбин. 2001. № 4. С. 15.

33 Ван Бининь. Чжун-Э цзай Чаосяньбаньдао-ды лин юй лянго чжаньлюе сецзо хобань гуаньси-ды фачжань [Интересы Китая и России на Корейском полуострове, развитие отношений стратегического партнерства и взаимодействия между ними]// Элосы Чжунъя Дуноу яньцзю. Пекин. 2003. № 4. С. 74.

34  Ян Хунмэй. Чаосянь-ды хэвэйцзи юй хэвэньти-ды цошан [Корейский ядерный кризис и переговоры по ядерному вопросу] // Сяньдай гоцзи гуаньси. Пекин. 2003. № 5. С. 27.

35 Ян Боцзян. Дунбэйъя-ды чжэнцэ цинкуан [Политическая ситуация в Северо-Восточной Азии] // Сяньдай гоцзи гуаньси. Пекин. 2003. № 4. С. 12-14.

Для современных американских обществоведческих наук не актуально изучение проблем российско-северокорейских отношений. Это объясняется тем, что американские исследователи исходят из «незначительности региональной активности» России в Восточной Азии 36. Только с конца 1990-х гг. американские учёные стали самостоятельно обращаться к изучению отдельных аспектов российско-северокорейских отношений и привлекать собственные оригинальные источники. Интерес для них представляет позиция России по объединению Кореи, характер российско-северокорейских экономических связей 37, а также частный вопрос о судьбах и трудовой  деятельности северокорейских рабочих-перебежчиков в России38. Такой разброс исследовательских тем не даёт возможности составить целостную картину российско-северокорейских отношений. Стоит подчеркнуть, что американские учёные в своих работах опираются на фактические данные и заимствуют основные положения и выводы у российских исследователей 39 или издают коллективные монографии при участии российских и американских обществоведов 40.

Наряду с этим тема северокорейских ядерных разработок в военных целях получила широкое освещение в американских научных публикациях. В монографии известного американского корееведа Б. Камингса «Северная Корея: другая страна» 41 представлена оригинальная для американской политологии оценка современной внешней политики КНДР. По его мнению, у Пхеньяна есть основания «следовать по ядерному пути» из-за провоцирования кризисных ситуаций и постоянного нагнета- ния напряжённости администрацией президента Дж. Буша-мл. В научных кругах США его точка зрения вызывает возражения, но в то же время выводы Б. Камингса представляют собой новую тенденцию в американском корееведении.

Противоположной точки зрения придерживаются В. Ча и Д. Кан, рассматривающие КНДР как наиболее опасную в военно-политическом отношении для США

______________________________

36 Asia-Pacific in the New World. Ed. by A. McGrew and Ch. Brook. N.–Y. – L. : Routledge, 1998. Р. 88.

37 Eberstadt N. The DPRK’s International Trade in Capital Goods, 1970-1995: Indications from «Mirror Statistics»// Journal of East Asian Affairs. Winter/Spring 1998. Vol. XII. No. 1. Pр. 105-115; North Korea in the World Economy. Ed. by E. Kwan Choi, Yesook Merrill, E. Han Kim. L.: Routledge–Curzon. 2003. 264 pp.

38 Ginsburgs G. Cooperation in Extradition Matters between Moscow and Pyongyang // Journal of East Asian Affairs. Summer/Fall 1997. Vol. XI. No. 2. Pр. 378-416.

39 См., напр.: Wishnick E. A New Era in Russian–North Korean Relations ? In: North Korea and Northeast Asia. Samuel S. Kim, ed. Boulder: Rowman&Littlefield. 2002. Pр. 123-152.

40 The North Korean Nuclear Program: Security, Strategy and New Perspectives from Russia. Ed. by J.C. Moltz, A. Mansourov. N.Y., L.: Routledge, 2000. 276 p.

41 Camings B. North Korea: Another Country. N.Y.: The New Press, 2004. 526 р.

страну, использующую провокационные методы для получения стратегических преимуществ в конфронтации с Вашингтоном 42. Американские исследователи обходят молчанием роль России в процессе ликвидации ядерной угрозы на Корейском полуострове, делая акцент на достижениях своей страны и Китая в снижении военной напряжённости в Северо-Восточной Азии.

Современная японская историография не располагает специальными научными работами по изучаемой проблеме. Тем не менее, японские исследователи не выпускают из поля зрения российско-северокорейские отношения и дают краткие cве-дения об их развитии в различных обзорах и работах обобщающего характера. Типична в этом отношении коллективная монография сотрудников Института развивающихся экономик «Северная Корея Ким Чен Ира. Трудный март» 43, в которой без всяких комментариев в хронологическом порядке перечислены общеизвестные факты российско-северокорейских отношений начала 1990-х гг. Источниковая база этого исследования ограничена материалами южнокорейской и американской прессы.

В последние годы, однако, японские исследователи начали уделять больше внимания анализу политики России в отношении КНДР, но это направление так и не стало предметом специального исследования. Авторы монографии «Стратегическое обозрение Восточной Азии» считают, что, хотя КНДР «не является для России важным объектом внешней политики», ядерный кризис на Корейском полуострове «заставил российское правительство принять участие в международных акциях и осудить испытание атомного оружия в КНДР». Японские политологи полагают, что роль России в решении военно-политических вопросов на Корейском полуострове ограничена. Вместе с тем они признают, что Россия заинтересована в сохранении статус-кво на Корейском полуострове, пытается «контролировать работу зарубежных предприятий, использующих ядерную энергию», и намерена построить в Восточной Сибири центр слежения за ядерными объектами в Иране и КНДР 44.

Обзор отечественных и зарубежных работ свидетельствует, что современные связи России и КНДР, а также перспективы их развития остаются актуальной научной темой. Однако новые тенденции российско-северокорейских отношений недостаточно изучены и нуждаются в специальном исследовании. В зарубежной научной литературе эта проблема продолжает занимать периферийное место, хотя предпри-

_____________________________________

42 Сha V. and Kang D.C. Nuclear North Korea – A Debate on Engagement Strategies. N.Y.: Columbia Univ. Press, 2003. 230 р.

43 Kim Jong Il’s North Korea. An Arduous March. Tokyo: Institute of Developing Economies, 1997.  53 p.

нимаются попытки дать собственную оценку характера и основных направлений отношений России и КНДР. Настоящее исследование призвано восполнить этот пробел.

Объектом исследования является международная обстановка в Северо-Восточной Азии, цели и задачи внешней политики основных акторов политической жизни региона – России, КНДР, Китая, Республики Корея, Японии и США, а также их коллективных усилий, направленных на решение наиболее важных вопросов. Изучение международной ситуации в Северо-Восточной Азии необходимо для адекватного понимания условий, в которых формируются основные направления  российско-северокорейских политических и социально-экономических отношений.

Предметом исследования являются характер и основные направления политического и социально-экономического сотрудничества России и КНДР после окончания «холодной войны».

Цель научного исследования состоит в определении и научном анализе основных сфер сотрудничества России и КНДР с учётом динамики международных отношений в Северо-Восточной Азии.

Задачи научного исследования. В ходе исследования были решены следующие научные задачи:

— разработан метод комплексного исследования политических и социально-экономических сфер российско-северокорейского взаимодействия;

—  дана периодизация отношений России и КНДР,  выяснена общая специфика и основные направления российско-северокорейского сотрудничества в Северо-Восточной Азии;

— определены узловые направления российско-северокорейских политических связей и анализировались стратегические цели, задачи и перспективы политики России в отношении КНДР;

—  выявлены наиболее острые военно-политические противоречия в Северо-Восточной Азии и определено их влияние на формирование концептуальных подходов России в отношении КНДР;

— раскрыт характер и особенности эволюции политики России в отношении КНДР в контексте региональных и глобальных международных процессов;

________________________

44 East Asian Strategic Review. 2007. Tokyo: The Japan Times, 2007. P. 177-179.

— представлена оценка характера российско-северокорейских пограничных договоров и определены условия сохранения пограничного статус-кво;

— проанализированы основные этапы трудовой миграции северокорейцев на российский Дальний Восток, дана оценка их мобильности, потенциала и влияния на уровень развития торгово-экономических связей России и КНДР;

—  изучен характер и сферы торгово-экономического сотрудничества России и КНДР, определён ряд наиболее успешных проектов и дальнейших перспектив их развития.

— систематизированы и переосмыслены многие ранее известные факты для создания целостной картины российской политики в отношении КНДР, выявлена специфика северокорейской политики в отношении России.

Методологической основой исследования явился цивилизационный подход в изучении общего и особенного в отношениях двух стран, принадлежащих к разным культурным и общественно-политическим системам.

Проблемно-хронологический метод лёг в основу изложения фактологического материала, что позволило изучить совокупность событий российско-северокорейских политических, дипломатических и социально-экономических отношений в рассматриваемый период и провести их всесторонний анализ.

Изучение международных отношений невозможно без систематизации исторических фактов, явлений, без выработки общих подходов и построения моделей ожидаемых событий. Поэтому в работе использовались аналитические приёмы и методы, являющиеся общими для всех обществоведческих наук – анализ, синтез, обобщение, сравнение.

Метод системного анализа позволил исследовать российско-северокорейские межгосударственные отношения, развивающиеся на фоне других международных событий Северо-Восточной Азии в период переходного этапа в формировании нового мирового порядка, характеризующегося  повышенной нестабильностью и множественностью путей эволюции, как целостный процесс, имеющий свою диалектику и закономерности повышения и спада активности во взаимоотношениях двух стран.

При изучении международных отношений требуется сочетание анализа имеющейся информации с объяснением существующего положения дел, прогнозированием эволюции того или иного события и возможных последствий для одной или группы стран, а также подготовкой решений, включающих составление перечня имеющихся средств воздействия на ситуацию, оценку альтернатив, поиск аналогий и исключений в прошлом для принятия рационального решения в текущей международной политике.

Метод прогнозирования, основывающийся на историко-культурных традициях, военно-политическом потенциале и уровне экономического развития того или иного государства, явился наиболее продуктивным. Он нашел применение при изучении всех аспектов российско-северокорейских взаимоотношений, будь то определение возможных путей решения ядерного кризиса на Корейском полуострове или перспективы развития российско-северокорейских отношений в целом и отдельных составляющих этого процесса (например, российско-северокорейских региональных торгово-экономических связей, социально-политических последствий увеличения численности северокорейских рабочих на Дальнем Востоке России и др.).

Для понимания механизма принятия политических решений изучались персоналии северокорейских политиков и дипломатов: анализировались интервью, заявления, теоретические работы, в которых проявилось их индивидуальное восприятие политической ситуации и отдельных проблем в ней.

При сборе информации среди северокорейских рабочих метод анкетирования не применим, так как власти КНДР ограничивают их  контакты с иностранцами. Поэтому при работе над четвёртой главой –  «Привлечение северокорейских рабочих на российский Дальний Восток: опыт и перспективы» – использовались хронологический метод, метод исторического анализа, статистический метод исследования.

При подготовке пятой главы – «Российско-северокорейские торгово-экономические связи» – применялся статистический метод исследования и метод сравнительного анализа.

Хронологические рамки охватывают период 1991–2009 гг. В данный период происходило качественное изменение характера российско-северокорейских межгосударственных связей, их целей и методов реализации. При изучении отдельных вопросов российско-северокорейских отношений сделан краткий исторический экскурс ввиду необходимости понимания их современной природы.

Основными источниками данного исследования являются опубликованные документы. Среди них – межгосударственные договоры и соглашения, заключённые Россией с КНДР, тексты совместных заявлений и выступлений российских и северокорейских руководителей по проблемам российско-северокорейских политических и дипломатических связей, официальные отчёты о государственных визитах лидеров двух стран, российские статистические данные о трудоустройстве северокорейцев в России и уровне развития межгосударственных и региональных экономических связей.

В сборнике «Отношения Советского Союза с народной Кореей. 1945–1980» 45  сосредоточены государственные документы и материалы, раскрывающие характер и основные этапы развития советско-северокорейских отношений. Они широко известны отечественным и зарубежным корееведам и стали главными опубликованными источниками для всех интересующихся историей взаимоотношений СССР и КНДР.

Межгосударственные договоры 1961 г. и 2000 г. 46 явились основополагающими документами для изучения политических отношений между Российской Федерацией и КНДР.

Три редакции «Концепции внешней политики Российской Федерации», в которых нашли отражение внешнеполитические приоритеты и намечены основные направления международной деятельности России, важны для настоящего исследования, поскольку в них представлена официальная позиция российского правительства в отношении КНДР. В первой «Концепции», утверждённой президентом Б. Ельциным 23 апреля 1993 г., отмечалась значимость Корейского полуострова в контексте российской политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе, подчёркивалась заинтересованность России  в мирном, «эволюционном» пути объединения Кореи. При этом предполагалось сочетать «неизбежное отдаление России от КНДР» с использованием «...сохраняющихся рычагов нашего влияния на Пхеньян» в целях сдерживания создания северокорейского оружия массового уничтожения 47. Дальнейшее развитие событий показало невозможность совмещения «сохранения влияния» и «отдаления», приведшего к резкому ослаблению российских позиций на Севере Корейского полуострова.

Следующая «Концепция внешней политики Российской Федерации» была утверждена президентом В.В. Путиным 28 июня 2000 г. В ней Корейскому полуостро-

______________________

45 Отношения Советского Союза с народной Кореей. 1945–1980: Документы и  материалы. М.: Наука. 1981. 424 с.

46Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Корейской Народно-Демократической Республикой. Пхеньян, 9 февраля 2000 г. // Проблемы Дальнего Востока. 2000. № 5. С.14–15; то же // Внешняя политика и безопасность современной России. 1991–2002. Хрест. в 4-х тт. / Сост.Т.А. Шаклеина. Т. IV. Документы. М.: МГИМО(У) МИД России; РАМИ; АНО «ИНО-Центр»; РОССПЭН, 2002. С. 495–497.

47 Внешняя политика и безопасность современной России. 1991–2002. Хрестоматия. В четырех томах / Сост. Т.А. Шаклеина. Т. IV. Документы. М.: МГИМО (У) МИД России, 2002. С. 40.

ву уделено минимальное внимание и вскользь отмечается, что усилия российской дипломатии сосредоточены на «обеспечении равноправного участия России в урегулировании корейской проблемы» и будут направлены на проведение «сбалансированных отношений с обоими корейскими государствами» 48.

Третья редакция «Концепции внешней политики Российской Федерации» была утверждена президентом Д.А. Медведевым 12 июля 2008 г.  В ней кратко обозначены задачи российской политики в отношении обоих корейских государств. Россия сосредоточит внимание на «политическом решении ядерной проблемы Корейского полуострова», будет развивать «конструктивные отношения с КНДР и РК, поддержит диалог между Сеулом и Пхеньяном» 49. Россия намерена в ближайшие годы продолжать политику сбалансированных отношений с корейскими государствами, не отдавая предпочтения ни одному из них.

Дипломатические документы, касающиеся современных отношений России и КНДР, опубликованы в ежегодниках 50 и журнале «Дипломатический вестник» 51 российского МИДа. Это заявления, брифинги и протоколы совещаний дипломатических представителей двух стран, в частности разъяснение позиции России по вопросам мирного урегулирования  ядерного кризиса на Корейском полуострове. Точка зрения российского правительства сводится к тому, что более действенными мерами были и будут не политические или экономические санкции против КНДР, а использование переговорного процесса для решения возникающих проблем.

При исследовании межгосударственных и региональных торгово-экономических связей двух стран привлекались российские статистические материалы 52, так как в КНДР не публикуются данные о состоянии экономики страны и объёмах ежегодной внешней торговли.

Сведения, полученные автором во время поездок в КНДР, а также в ходе бесед с северокорейскими рабочими и сахалинскими корейцами, посещавшими родствен-

_______________________________

48 Там же. С. 120.

49 http://www.mid.ru/ns-osndoc.nsf [дата обращения: 17.06.2009].

50 Дипломатический вестник. Ежегодник. 2008. М.: МИД РФ, 2009. – 835 с.; Дипломатический вестник. Ежегодник. 2007. М.: МИД РФ, 2008. – 821 с.

51 Дипломатический вестник. М. 1990-2009.

52 Российский статистический ежегодник. М., 2000; Россия в цифрах. 2005. Краткий статистический сборник. М., 2005; Российский статистический ежегодник. 2008. М., 2008. 876 с.; Приморский край (стат. еж.). Владивосток: Росстат, 2005. 345 с.; Инвестиции в экономику Сахалинской области (2000–2005 гг.). Стат. сб. Южно-Сахалинск: Сахалинстат, 2006.121 с.; Состояние экономики Хабаровского края.1992-2002 годы. Аналитич. записка. Хабаровск: Хабар. краев. комит. гос. стат., 2003.

ников в КНДР, послужили нарративным источником для составления адекватной картины внутриполитической ситуации в этой стране, социально-экономических условий жизни её населения, характера и некоторых итогов проводящихся с 2002 г. экономических реформ и т.п.

Широко использовались факты и материалы, опубликованные в российских и зарубежных СМИ, информационных агентств России и КНДР – ИТАР/ТАСС и ЦТАК. Ресурсы российских и зарубежных сайтов Интернета дают возможность следить за текущими событиями на Корейском полуострове, реакцией на них соседних стран и позволяют  исследователям быстро обмениваться мнениями.

Для данной работы была полезна мемуарная и публицистическая литература российских авторов – А.С. Капто, К.Б. Пуликовского и О.П. Мальцевой 53, много раз бывавших в КНДР и сформировавших свое мнение о внешней политике и внутренней жизни этой страны, лично знакомых с северокорейским лидером Ким Чен Иром.

Северокорейские источники представлены официальными документами правительства КНДР, в которых отражается позиция Пхеньяна по актуальным вопросам внешней и внутренней политики, дана оценка политики других государств в отношении КНДР, приводятся заявления МИДа КНДР, в которых, как правило, осуждается «агрессивная политика американского империализма», обосновывается позиция КНДР в связи с развитием ядерного кризиса на Корейском полуострове 54.

Для настоящего исследования были важны труды руководителей КНДР 55, в которых изложены теоретические взгляды на развитие северокорейского общества,

пути объединения Кореи, раскрывается сущность идей чучхе и их современной модификации, воплотившейся в политике сонгун («приоритет армии»).

Появление данной диссертационной работы обусловлено отсутствием в российском обществоведении комплексного исследования, охватывающего всю сово-

_________________________

53 Капто А.С. На перекрестке жизни. Политические мемуары. М., 2003. 256 с.; Пуликовский К.Б. Восточный экспресс. По России с Ким Чен Иром. М. 2002. 283 с.; Мальцева О.П. Вальс с Ким Чен Иром. Владивосток: Изд-во «Новая Волна–Пресс», 2004. 146 с.

54  Заявление правительства КНДР (Публикация Генконсульства КНДР в г. Находка) // Утро России. Владивосток. 14.01.2003. С. 3; Корея  –  под  девизом «Жить по-нашему» (Публикация Генконсульства КНДР в г. Находка) // Утро России. Владивосток. 15 сент. 2004 г. С. 4.

55 Ким Ир Сен. Три хартии воссоединения родины. Пхеньян: Изд. лит на ин. яз,  2003; Ким Чен Ир. Ставить во главу угла идеологическую работу –  закономерное требование дела социализма. 19 июня 1995 г. Пхеньян: Изд. лит на ин. яз, 1995. 51 с.; Он же. Хранить чучхейский и национальный характер революции и строительства нового общества. 19 июня 1997 г. Пхеньян: Изд. лит на ин. яз., 1997.  40 с.; Он же. О философии чучхе. Пхеньян: Изд-во лит. на иностр. яз. 91 чучхе (2002). 202 с.

купность политических и социально-экономических отношений России и КНДР. Научная новизна заключается в разработке принципиально нового подхода к освещению и оценке процесса формирования политики России в отношении КНДР после завершения «холодной войны». Комплексный подход позволил дать объективную оценку современного характера российско-северокорейского сотрудничества, определить взаимосвязь между политическим компонентом и уровнем экономического сотрудничества, рельефнее выделить специфику и показать перспективы дальнейшего развития российско-северокорейских отношений. 

В итоге проведённого исследования были получены следующие результаты:

— определены характер и особенности эволюционного развития российской политики в отношении КНДР, дана периодизация этого процесса;

— раскрыты внешние факторы, влияющие на формирование и развитие современных российско-северокорейских отношений;

— проанализированы усилия России, направленные на преодоление международной изоляции КНДР, показана роль российской дипломатии в процессе урегулирования ядерного кризиса и создания безъядерной зоны на Корейском полуострове;

— определена степень политической и экономической активности каждой из сторон в эволюционном развитии двустороннего сотрудничества, выделены этапы развития отдельных направлений двусторонних отношений;

— впервые исследованы принципы формирования российско-северокорейской морской и сухопутной границы и определены условия поддержания пограничного статус-кво;

—  впервые всесторонне изучен вопрос трудовой миграции северокорейских

граждан на Дальний Восток России, дана периодизация этого процесса, определены политические и социально-экономические последствия трудовой миграции, выявлена прямая зависимость между численностью приглашаемых северокорейских рабочих и уровнем развития региональных торгово-экономических связей;

—  впервые введены в научный оборот новые статистические данные о региональном российско-северокорейском торгово-экономическом сотрудничестве, которое, в свою очередь, способствует укреплению политического взаимодействия;

—  проанализированы события самого последнего периода современных отношений России и КНДР и дан прогноз возможного развития двусторонних связей.

Теоретическая и практическая значимость данной работы состоит в том, что разработанный метод комплексного исследования российско-северокорейских отношений после завершения «холодной войны» может быть использован для изучения аналогичных сфер сотрудничества России с другими странами. Выводы и рекомендации данной работы могут быть востребованы российскими административными органами власти для более чёткого понимания логики развития внешней политики КНДР, осознания традиционных и современных, ближайших и долгосрочных приоритетов Пхеньяна на Корейском полуострове, изучения путей и методов воплощения основных принципов северокорейской внешней политики в различных кризисных ситуациях и моделирования возможной стратегии России в будущем. Материалы и выводы диссертационного исследования могут найти применение в работе внешнеполитических ведомств России при проведении политики в Северо-Восточной Азии.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Отношения России и КНДР не изолированы от региональной политики и гармонично вписываются в складывающуюся международную ситуацию Северо-Восточной Азии. Россия, по сути, играет своего рода роль международного амортизатора, ослабляя давление недружественных Пхеньяну государств. Проявляемая в определённых ситуациях российская политика благожелательного нейтралитета помогает КНДР поддерживать внутреннюю стабильность, преодолевать международную изоляцию, смягчает нажим со стороны США и Японии, способствует мирному разрешению ядерного кризиса.

2. Стратегические задачи российской политики состоят в поддержании такого баланса внешнеполитических действий, который позволяет сохранить на длительное время равновесие сил на Корейском полуострове и избежать вовлечения в северокорейские военные акции и политические провокации.

3. Восстановление всего спектра российско-северокорейских политических отношений после 2000 г. уравновесило российско-южнокорейские связи, сбалансировав дальневосточную политику России. Изменение российской политики в отношении стран Корейского полуострова  отвечало её национальным интересам, поскольку углубление всего многообразия отношений с обоими корейскими государствами являлось одним из основных звеньев долговременного процесса вхождения России в Азиатско-Тихоокеанский регион.

4. События последних двадцати лет свидетельствуют, что политика КНДР в отношении России носит активный, изобретательный и в определённой степени наступательный характер. Российской политике в отношении КНДР, напротив,  присуща аморфность, скованность, отсутствие чёткой стратегической цели, поскольку она занимает периферийное место в общем комплексе российских действий в Северо-Восточной Азии. В течение 1990-х гг. Москва постепенно теряла стратегическую инициативу, чем воспользовался Пхеньян, попытавшийся реанимировать традиции советско-северокорейских экономические связей в новых исторических условиях. Для КНДР политика в отношении России – одно из главных направлений внешнеполитической деятельности.

5. Проводимая в начале 1990-х гг. Россией политика «дистанцирования» от КНДР была ошибкой и искусственно отдалила две страны. Воспользовавшись этим, Китай не только экономически «привязал» к себе КНДР, но и стал широко представлять её интересы на международной арене.

6. Растущее влияние Китая во всём регионе Восточной Азии превращается в важнейший фактор геополитики. В начале ХХI в. Пекин стал оказывать непосредственное влияние на формирование характера связей между китайскими соседями. России важно не только принимать во внимание эту новую тенденцию, но и выработать последовательный и обоснованный политический курс в отношении КНДР, учитывающий, прежде всего, российские национальные интересы.

7. Недостаточно чётко прописанные положения о прохождении пограничной линии по р. Туманная (Туманган) и неравномерное разграничение морского шельфа в западной части Японского моря могут привести в будущем к недоразумениям в российско-северокорейских отношениях. Возможно вмешательство другой заинтересованной страны в целях «уточнения» границы. В связи с этим России следует принять меры для  сохранения существующего пограничного режима с КНДР.

8. Миграция северокорейских граждан на сезонные и другие работы на российский Дальний Восток помогает восполнять недостаток трудовых ресурсов. Пока северокорейские рабочие прибывают на работу по приглашениям российских работодателей в ограниченном числе, организованно и на непродолжительные сроки – это не вызывает опасений. Однако социально-экономическая обстановка на российском Дальнем Востоке может измениться. Существует вероятность, что в дальнейшем власти КНДР воспользуются обезлюдением дальневосточного региона России для увеличения трудовой миграции своих граждан, срок работы которых за границей не будет лимитироваться. Такая ситуация может привести к трениям на межправительственном уровне.

9. Власти КНДР, поощряя материально поездки своих граждан за границу, добиваются двоякого социально-экономического эффекта: во-первых, поступления в страну валюты, а во-вторых, увеличения числа состоятельных граждан, терпимо относящихся к правящей элите. Формирование северокорейского зажиточного слоя граждан, представители которого длительное время работали за границей, несёт ещё одну важную задачу, связанную с преодолением международной изоляции КНДР.

Россия, таким образом, помогает соседней стране стать более открытой и становится соучастником формирования в КНДР зажиточных слоёв общества, являющихся, с одной стороны, опорой существующего режима власти, а с другой – гарантом внутриполитической стабильности. Ослабление внутренних дестабилизирующих факторов – благо как для самой КНДР, так и для её соседей.

10. Северокорейской стороне пришлось принять некоторые новые условия осуществления экономического сотрудничества с Россией. Не только российское правительство возобновило вложение средств и материальных ценностей в северокорейскую экономику, но и власти КНДР согласились с переводом торгово-экономических связей с бартерной на валютную основу и начали небольшую по объёму инвестиционную деятельность на российской территории, что позволило создать некоторое количество новых рабочих мест и увеличить численность северокорейских рабочих на российском Дальнем Востоке. Расширение социально-экономических связей двух стран способствовало усилению политического взаимопонимания и сотрудничества.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации освещены в 37 публикациях на русском и иностранных языках (общим объёмом более 50 п.л.), из которых 15 – в журналах, входящих в перечень ведущих научных изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ.

Апробация основных выводов и положений диссертации осуществлена в выступлениях на международных, общероссийских и региональных конференциях и семинарах за период 1995–2010 гг. Автор приняла участие в четырёх международных корееведческих конференциях (Москва, 2003, 2007–2010 гг.), в международном семинаре по безопасности в Северо-Восточной Азии (Пекин, март 2004 г.), а также  региональных конференциях и семинарах, проведённых в 2000–2010 гг.

Фактический материал и теоретические положения диссертационного исследования используются при написании фундаментальных работ по современной истории российского Дальнего Востока, при чтении лекций по новейшей истории Кореи и международным отношениям в Северо-Восточной Азии. По материалам диссертации опубликованы четыре научные монографии.

Структура и основное содержание работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих 15 параграфов и 17 статистических таблиц, заключения, приложения и списка использованных источников и литературы (499 наименований). Работа изложена на 367 страницах текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы диссертации и степень её разработанности в отечественной и зарубежной науке. Определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, раскрываются методология и методика работы. Излагается научная новизна исследования, формулируются положения, выносимые на защиту. Аргументируется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе – «КЛЮЧЕВЫЕ ПОДХОДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ К СТРОИТЕЛЬСТВУ ОТНОШЕНИЙ С КНДР» – четыре параграфа. На основании всестороннего анализа документов сделан вывод о том, что российская политика в отношении стран Корейского полуострова открыта и миролюбива. Россия последовательно выступает за снижение военно-политической конфронтации и решения всех возникающих вопросов мирным, дипломатическим путём без применения военных угроз и политического давления на КНДР.

Ключевые подходы российской политики в отношении КНДР состоят в мирном, конструктивном решении острых вопросов международных отношений на Корейском полуострове. Россия разделяет стремление других стран Северо-Восточной Азии убедить КНДР прекратить развитие ядерной программы в военных целях, одновременно предоставив Пхеньяну гарантии безопасности его суверенитету и невмешательства во внутренне дела. Конструктивный характер российской политики проявился в вопросах поддержания статус-кво и укрепления доверия между странами Северо-Восточной Азии. Россия выступает за мирное, демократическое без вмешательства извне объединение Кореи, полагая, что воссоединение корейской нации ликвидирует очаг напряжённости в этом регионе.

В рамках шестисторонних переговоров Россия активно сотрудничает с другими государствами в целях урегулирования ядерного кризиса на Корейском полуострове мирным путём и возвращения КНДР в ДНЯО и МАГАТЭ в качестве неядерного государства. Российская позиция на шестисторонних переговорах конструктивна и служит укреплению взаимопонимания между странами Северо-Восточной Азии.

Обращает на себя внимание активизация политики Китая в решении проблем безопасности и мирного урегулирования ядерной проблемы на Корейском полуострове. Китай видит в России потенциального союзника по этому вопросу. Поэтому китайское руководство одобрительно отнеслось к расширению российско-северо-корейского политического, дипломатического и экономического сотрудничества.

Исходя из существующих международных предпосылок, ближайшая задача России состоит в повышении внимания к созданию системы коллективной безопасности в Северо-Восточной Азии, что подразумевает учёт интересов не только великих держав, но и малых стран региона. Российское правительство могло бы стать инициатором проведения на Дальнем Востоке России как международных форумов, научных конференций по изучению и широкому обсуждению проблем безопасности, так и, возможно, явиться посредником на переговорах между представителями КНДР и Республики Корея, а также КНДР и США.

Вторая глава – «ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИАЛОГА РОССИИ И КНДР» – состоит из трёх параграфов, в которых в хронологической последовательности рассмотрены наиболее значимые события российско-северокорейских политических отношений конца ХХ – начала ХХI в.

После окончания «холодной войны» произошли существенные изменения в характере российско-северокорейских отношений. В исследуемый период времени  межпартийные контакты перестали влиять на формирование характера отношений двух стран. Межгосударственные связи стали прагматичными, учитывавшими, прежде всего, национальные и политические интересы каждой из сторон. 

Власти КНДР неохотно соглашались на изменения в характере российско-северокорейских отношений, старались возродить союзнические традиции и партийно-идеологические связи, но это им не удавалось. В начале 1990-х гг. была принята новая внешнеполитическая доктрина Российской Федерации, согласно которой Москва объявила о  «дистанцировании» от стран с иным социально-политическим устройством. В числе таких стран оказалась и КНДР, что в дальнейшем отрицательно сказалось на российско-северокорейских отношениях. Потребовалось время для их восстановления.

Новые тенденции мировой политики отразились в содержании нового российско-северокорейского межгосударственного договора, в тексте которого отсутствовала статья о военно-политическом союзе, и были обозначены ключевые направления двустороннего сотрудничества. В частности, был заключён ряд торгово-экономических соглашений, в которых нашли отражение новые тенденции мировых экономических реалий. Принцип взаимовыгодности торговых связей стал основой новых экономических соглашений, что позволило отделить торговые интересы от политических приоритетов. Это коснулось экспорта нефти и нефтепродуктов из России в КНДР. Торговля ими начала вестись по мировым ценам и без каких-либо скидок на прошлые тесные союзнические связи, хотя северокорейская сторона не перестала предпринимать попытки реанимирования в той или иной мере прежних условий экономического сотрудничества.

Закрепление в начале ХХI в. высокого уровня российско-северокорейских отношений, их политическая насыщенность, активное участие российской дипломатии и политиков в решении северокорейских внешнеполитических проблем позволяют КНДР преодолевать международную изоляцию и постепенно акклиматизироваться  в глобализирующемся мире.

Третья глава – «ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКО-СЕВЕРО-КОРЕЙСКОЙ МОРСКОЙ И СУХОПУТНОЙ ГРАНИЦЫ» – состоит из трёх параграфов. Она посвящена анализу пограничных вопросов в Северо-Восточной Азии в целом и состоянию российско-северокорейской сухопутной и морской границы в частности. В настоящее время пограничная линия между Россией и КНДР проходит в низовьях р. Туманная (Туманган) и в западной части Японского моря, на акватории которого соприкасаются морские границы четырёх государств – России, КНДР, РК и Японии.

Обострение пограничных споров в Северо-Восточной Азии вызвано исчерпанием природных ресурсов суши. Приморские страны обратили внимание на полезные ископаемые морского шельфа. Возникла необходимость расширения морских границ и установления экономических зон, которые теоретически способны перекрыть всю акваторию Японского моря и лишить свободного мореплавания другие страны.

В конце ХХ в. Российской Федерации пришлось обсуждать со своими дальневосточными соседями пограничные вопросы, которые были обозначены, но полностью не решены в советскую эпоху. Время проведения пограничных переговоров было неблагоприятно для России, которая находилась в экономическом кризисе и сложной международной ситуации. При таких обстоятельствах были возобновлены переговоры относительно спорного участка российско-китайской границы, государственной принадлежности южнокурильских островов, а также определения точки схождения границ трёх государств – России, КНДР и КНР – на водной глади р. Туманная (Туманган).

Анализ документов, касающихся формирования российско-северокорейской сухопутной и морской границы, свидетельствует о взаимопонимании сторон и их ответственном отношении к такому важному вопросу, как выработка взаимоприемлемой концепции по установлению пограничной линии и конструктивному решению возникающих пограничных проблем. История формирования российско-северокорейской сухопутной и морской границы представляет собой образец современного цивилизованного подхода и выигрышно контрастирует с открытым противостоянием Республики Корея и Японии по поводу принадлежности о-вов Токто и морских биоресурсов в окружающих их водах.

Совершенно ясно, что японо-южнокорейский пограничный спор невозможно решить без взаимных уступок и учёта современных реалий международных отношений в Северо-Восточной Азии. Этот спор и пути его разрешения могут в дальнейшем инициировать пересмотр российско-северокорейской сухопутной границы, где, по мнению южнокорейских учёных, имеется «несправедливо» разграниченная территория. Кроме того, пограничные противоречия между Республикой Корея и Японией вносят диссонанс в политическую ситуацию Северо-Восточной Азии и мешают консолидации стран-участниц шестисторонних переговоров, что, в свою очередь, позволяет КНДР заявлять о «недееспособности» этих переговоров, отказываться в них участвовать и выполнять ранее достигнутые соглашения.

В целом пограничную ситуацию, сложившуюся к началу нового ХХI-го столетия на акватории Японского моря, можно охарактеризовать как сложную. Для её решения должна быть выработана собственная модель, отвечающая национальным интересам, прежде всего, пограничных государств – России, КНДР, Республики Корея и Японии, а затем только других стран, не имеющих прямого выхода к Японскому морю.

Конец ХХ–начало ХХI в. – это время динамичных изменений в военно-политическом и экономическом положении стран бассейна Японского моря. Прогнозировать их – задача очень сложная, но будущие пограничные соглашения в разных районах Японского моря, как это, ни парадоксально на первый взгляд, должны обладать этим качеством предвидения и учитывать возможные изменения политической ситуации, прежде всего, на Корейском полуострове. Главное, чтобы неизменными оставались основные принципы – взаимное уважение и неуклонное соблюдение национальных интересов стран Северо-Восточной Азии.

Четвёртая глава – «ПРИВЛЕЧЕНИЕ СЕВЕРОКОРЕЙСКИХ РАБОЧИХ НА РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ» – состоит из трёх параграфов. В ней раскрываются причины и этапы трудовой миграции из КНДР на российский Дальний Восток, сферы приложения труда северокорейских рабочих в советской плановой экономике и российской экономике переходного периода, а также определяются экономические и социальные последствия трудовой миграции для внутриполитического положения КНДР. Указывается, что термин «гастарбайтеры» не применим к северокорейским рабочим в России, так как они, получив трудовые визы, въезжают на российскую территорию организованно, работают в течение определённого времени на заранее оговоренных предприятиях и организованно выезжают на родину.

У российской стороны нет  существенной экономической заинтересованности в привлечении на дальневосточные предприятия именно северокорейских рабочих ввиду их низкой квалификации. Поэтому при избытке трудовых ресурсов внутри страны северокорейское правительство не может без ограничений вывозить своих рабочих на Дальний Восток России. Ситуация по этому вопросу может измениться только в случае реализации какого-либо масштабного экономического проекта на территории российского Дальнего Востока, каким может стать восстановление транскорейской железной дороги и её воссоединение с Транссибом.

По всей видимости, северокорейские рабочие будут и в дальнейшем играть существенную роль в российско-северокорейских региональных экономических связях. Практика показывает, что те дальневосточные края и регионы, которые постоянно привлекают на свои промышленные объекты северокорейских рабочих, имеют долговременные торгово-экономические связи с КНДР, что служит укреплению региональных контактов между нашими странами.

Повышение уровня квалификации северокорейских рабочих могло бы способствовать увеличению спроса на их труд, что, разумеется, предусматривает инвестирование правительством КНДР средств на обучение своих граждан. В последние годы северокорейские рабочие сами прилагали усилия по овладению той или иной рабочей специальностью, так как мотивация их приезда в Россию ограничилась в период третьей волны трудовой миграции приобретением материальных благ. Это существенное отличие мотивации их приезда в Россию от первых двух периодов, для которых было характерно преследование двояких целей – заработать деньги и, по возможности, сменить гражданство, чтобы не возвращаться на родину.

В период третьей волны северокорейской трудовой миграции значительно сократилось количество правонарушений, что объясняется изменением режима въезда на территорию России. Экономические стимулы стали перевешивать выгоды от противоправных действий. Иными словами, северокорейские рабочие готовы адаптироваться к изменяющейся экономической обстановке в России, если это приносит дополнительный финансовый доход.

Можно также предположить, что побывавшие за границей на заработках северокорейцы смогут благодаря своему расширившемуся кругозору, приобретённому опыту жизни в современной России и, возможно, заработанным средствам, быстро адаптироваться в изменившейся внутриэкономической обстановке своей страны, активно включиться в частную торгово-экономическую деятельность, которая разрешена северокорейскими властями с июня 2002 г.

Пятая глава – «РОССИЙСКО-СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ ТОРГОВО-ЭКОНО-МИЧЕСКИЕ СВЯЗИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА УКРЕПЛЕНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА ДВУХ СТРАН» – состоит из двух параграфов. В них анализируются характер и основные направления российско-северокорейского экономического взаимодействия, которое является важным составным элементом всего комплекса межгосударственных отношений двух стран. До начала 1990-х гг. экономические контакты строилось на основе долгосрочных межправительственных соглашений с использованием клиринговой формы взаиморасчетов,  что было экономически невыгодно для советской стороны, вело к неудовлетворительной для СССР структуре торгово-экономических связей. В 1990 г. советское правительство пересмотрело характер экономических связей с КНДР.

В период 1991–2008 гг. наблюдался положительный для России торговый баланс как по показателям российско-северокорейской торговли в целом, так и по показателям торговли российских дальневосточных регионов с КНДР. Обстоятельства складывались так, что межгосударственные и региональные торгово-экономические отношения России и КНДР не играли значительной роли в экономиках обеих стран. Двусторонние попытки реанимировать эти связи в полном объёме и довести до уровня советско-северокорейской торговли оставались мало результативными, хотя сохранялся достаточный потенциал не только для восстановления уровня 1980-х гг., но и дальнейшего расширения торгово-экономических контактов между двумя странами.

  Северокорейская сторона проявляла завидную инициативу и активность в расширении экономических связей двух стран, но хотела бы их реанимировать на прежней основе, что, естественно, не устраивало российских предпринимателей, ориентировавшихся в своей деятельности не на безвозмездную помощь и благотворительность, а получение прибыли. На региональном уровне стороны стремились превратить эти зачастую разрозненные и непостоянные экономические контакты в постоянные и взаимовыгодные.

Устойчивые экономические связи сложились между Приморским и Хабаровским краями – географически наиболее близкими КНДР. С другими областями российского Дальнего Востока КНДР имела временные контакты, во многом обусловленные наличием северокорейских лесозаготовительных предприятий на их территории.

География трудоустройства северокорейских граждан в России может быть расширена. Пока же они находят работу только в тех краях и областях российского Дальнего Востока, где местные органы власти определили высокие квоты на привлечение иностранной рабочей силы, то есть, главным образом в Хабаровском и Приморском краях, а также Сахалинской области, где в 2001–2009 гг. квота на привлечение зарубежных рабочих была в пределах 15–36  тыс. человек ежегодно.

В 1990-е гг. российско-северокорейские экономические контакты больше отвечали политическим интересам обеих стран, чем собственно экономическим. Все визиты дальневосточных губернаторов и политиков в КНДР, а также российско-северокорейские встречи на высшем уровне не оказывали долговременного положительного влияния на рост экономического сотрудничества между Россией и КНДР. Главная причина такого положения дел состояла в ограниченности экспортных возможностей и схожести сырьевой направленности во внешнеэкономической деятельности двух стран.

В начале нового века с улучшением экономической ситуации на российском Дальнем Востоке и в КНДР наблюдалось некоторое расширение региональных экономических связей. Торговые связи  продолжали развиваться, хотя не стали такими же интенсивными, как в советские времена. Наблюдались попытки расширения их географии, создания совместных предприятий в дальневосточных регионах, осуществлялось взаимное инвестирование. Это позволило обеим сторонам расширить опыт совместного сотрудничества, укрепило экономические связи, что, в свою очередь, повысило доверие между нашими странами.

В Заключении диссертационного исследования обобщаются результаты анализа роли и места российско-северокорейских политических и социально-экономических отношений во всём комплексе внешнеполитической деятельности России и КНДР, определяются масштабы и тенденции их влияния на выработку внешнеполитических концепций каждой из сторон, формулируются основные теоретические выводы и предлагаются рекомендации административным органам о перспективах развития межгосударственных связей двух стран.

Политико-экономические отношения России и КНДР совершили на рубеже XX–ХХI вв. новый виток – от их свёртывания в начале 1990-х гг. до установления конструктивного партнёрства в начале 2000-х годов, исправления просчётов российских политиков и заключения нового межгосударственного договора.

После окончания «холодной войны» непосредственное влияние на отношения России и КНДР стали оказывать союзнические китайско-северокорейские связи. Это сковывало манёвренность северокорейской дипломатии и затрудняло полное восстановление прежнего уровня отношений, какими они были между СССР и КНДР. Напротив, США, являясь активной действующей силой в Северо-Восточной Азии, не играли существенной роли в формировании российско-северокорейских отношений. В то же время США проявляли заинтересованность в посредничестве России при обострении ядерного кризиса на Корейском полуострове. Поскольку администрация президента Б. Обамы  не планирует вести прямой диалог с КНДР, то российское посредничество может быть востребовано и в дальнейшем.

Проведённый анализ закономерностей и специфики формирования российско-северокорейских отношений после окончания «холодной войны» позволяет сделать нижеследующие выводы и выделить этапы их развития.

Изучаемый период можно разделить на два этапа. Первый – 1990-е гг., когда стороны были заняты решением внутренних проблем и до конца не определились в своих отношениях в новых международных условиях. Для первого этапа характерны эпизодические контакты на уровне высокопоставленных дипломатов, активность российских оппозиционных партий, занятых поисками союзников за рубежом, а также ослабление межгосударственных экономических связей и свёртывание военно-технического обмена. Для России отношения с КНДР имели второстепенное значение, им не уделялось необходимого внимания на правительственном, дипломатическом и экономическом уровнях. Для КНДР, испытывавшей внутриэкономические трудности, подвергшейся ряду стихийных бедствий, отношения с Россией играли гораздо бльшую роль.

Второй этап – первое десятилетие ХХI в. Россия и КНДР заключили новый межгосударственный договор, в котором отсутствует статья о военно-политическом союзе и не оговорены условия военно-технического сотрудничества. Российские власти в своих отношениях с КНДР стали руководствоваться национальными интересами, хотя северокорейская сторона продолжала попытки реанимирования прежнего характера отношений, превращения России в экономического донора, в место сброса излишней рабочей силы и получения по заниженным ценам высоколиквидных сырьевых товаров – нефти, нефтепродуктов и лесоматериалов.

После окончания «холодной войны» и начала эпохи глобализации отношения между Россией и КНДР – двумя странами, принадлежащими к разным цивилизациям, политическим и культурным традициям, оставались дружественными. Неразрывности российско-северокорейских связей способствовал наработанный в прошлые десятилетия опыт советско-северокорейских отношений. Экономические приоритеты и политические интересы стран–соседей, стремящихся к безопасности своих границ, также служили факторами сближения. В первое десятилетие ХХI в. российское правительство продолжало по инерции больше ориентироваться в вопросах международных отношений в Северо-Восточной Азии на Республику Корея, но и КНДР уже не оставалась за скобками российской внешнеполитических действий, что свидетельствовало о качественных изменениях в политике Москвы в отношении Пхеньяна.

В целом период 1990-х–2000-х гг. это время формирования новой российской стратегии в отношении КНДР. Новая стратегия ориентируется на российские национальные приоритеты, которые, прежде всего, заключаются в сохранении статус-кво на Корейском полуострове, что в интересах безопасности российских дальневосточных территорий. Для России актуально и то, чтобы, поддерживая дружественные, разносторонние отношения с КНДР, не быть втянутой в международный конфликт, который может возникнуть из-за непродуманных действий Пхеньяна.

За последние двадцать лет определились контуры основных направлений российско-северокорейского сотрудничества. Наиболее активно развивались политические связи. Оба государства сотрудничали на двусторонней и многосторонней основе. Россия проводила доброжелательную политику по отношению КНДР, что способствовало её постепенному выходу из международной изоляции и с благодарностью воспринималось северокорейскими властями.

Успешно развивались социально-экономические связи. Эта область сотрудничества затронула такие актуальные для обеих сторон вопросы, как трудоустройство северокорейских рабочих на дальневосточных предприятиях и расширение региональных торгово-экономических контактов. Развитие этих сфер взаимодействия помогало КНДР выйти из экономической изоляции. Всё это в совокупности укрепило российско-северокорейские связи, придало уверенности КНДР в её внешнеполитической деятельности, не позволило недружественным государствам реализовать планы по «поглощению» или «коллапсу» этой страны.

На современном этапе для России важна взвешенная политика на корейском направлении, закрепление и развитие достигнутых результатов, переосмысление полученных уроков. Совершенствование форм сотрудничества с КНДР должно основываться на незыблемом фундаменте стратегических целей – всестороннем учёте и соблюдении национальных интересов России, сбалансированности её политики в отношении двух корейских государств ради достижения регионального равновесия, а также умении согласовывать российские национальные интересы с устремлениями других стран региона, проявляя при этом как взаимное уважение, так и способность к предвидению, пониманию диалектики международных отношений в Северо-Восточной Азии.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Монографии

1. Забровская, Л.В. Корейская Народно-Демократическая Республика в эпоху глобализации: от затворничества к открытости: Монография /Л.В. Забровская. – Владивосток: Изд-во ТЦСР, 2006. –168 с. [10 п.л.]

2. Забровская, Л.В. Китайский миропорядок в Восточной Азии и формирование межгосударственных границ (на примере китайско-корейских отношений в ХVII–ХХ вв.): Монография / Л.В. Забровская. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. – 92 с. [5,34 п.л.] 

3. Забровская, Л.В. Россия и КНДР: опыт прошлого и перспективы будущего (1990-е гг.): Монография / Л.В. Забровская. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. – 116 с. [6,74 п.л.] 

4. Забровская, Л.В. Россия и Республика Корея: от конфронтации к сотрудничеству: Монография / Л.В. Забровская. – Владивосток: Институт  истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, 1996. – 127 с. [8,2 п.л.]

Научные статьи в ведущих научных журналах и изданиях, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени доктора наук

5. Забровская, Л.В. Японо-южнокорейский пограничный спор как дестабилизирующий фактор международной обстановки в Северо-Восточной Азии / Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 2009. – № 4. – С. 84–94. [0,7 п.л.]

6. Забровская, Л.В. Китай и КНДР: курс на сохранение регионального статус-кво / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2009. – №  6. – С. 26–33. [0,5 п.л.]

7. Забровская, Л.В. Роль России в шестисторонних переговорах по ликвидации ядерной угрозы на Корейском полуострове / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2007. – №  5. – С. 32–38. [0,6 п.л.]

8. Забровская, Л.В. Политика КНР в отношении КНДР (начало ХХI в.) / Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 2007. – № 3. – С. 57–61 [0,3 п.л.]

9. Забровская, Л.В. Экономические реформы в КНДР. Начало ХХI века / Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 2005. – № 4. – С. 78–86. [0,5 п.л.]

10. Забровская, Л.В. Трудовая миграция из КНДР в Россию (середина 1940-х – 2003 гг.) / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2005. – № 5. – С. 62–72. [1 п.л.]

11. Забровская, Л.В. Роль КНДР в международной жизни Северо-Восточной Азии/ Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 2005. – № 1. – С. 103–110. [0,5 п.л.]

12. Забровская, Л.В. Миграционные процессы на Дальнем Востоке и российская зарубежная диаспора / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2004. – № 2. – С. 78–82. [0,5 п.л.]

13. Забровская, Л.В. Приморье в российско-северокорейских торгово-экономических связях (1990-е годы – начала ХХI в.) / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2003. – № 4. – С. 121–135. [1,1 п.л.]

14. Забровская, Л.В. Российские корейцы и их связи с родиной предков (1990-2003 гг.) / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 2003. – № 5. – С. 39–50. [1 п.л.]

15. Забровская, Л.В. Россия и КНДР: поиски путей к новому государственному Договору / Л.В. Забровская // Вестник ДВО РАН. – 1998. – № 3. – С. 109–117. [0,8 п.л.]

16. Забровская, Л.В. КНДР и политика России / Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 1998. – № 3. – С. 86–92. [0,8 п.л.]

17. Забровская, Л.В. Современная российская политика в отношении Корейского полуострова / Л.В. Забровская // Вестник ДВО РАН. – 1995. – №  6. – С. 45–56. [1 п.л.]

18. Забровская, Л.В. Проект «Туманган»: взгляд из Приморья / Л.В. Забровская // Проблемы Дальнего Востока. – 1995. – № 1. – С. 35–38. [0,5 п.л.]

19. Забровская, Л.В. Проект «Туманган»: планы и проблемы / Л.В. Забровская // Россия и АТР. – 1995. – № 4. – С. 93–98. [0,5 п.л.]

Научные статьи, опубликованные в других отечественных изданиях

20. Забровская, Л.В. Рец. на кн.: Корейское урегулирование и интересы России // Проблемы Дальнего Востока. – 2009. – №  4. – С. 180–183. [0,3 п.л.]

21. Забровская, Л.В. Продвижение реформ китайского образца в КНДР / Л.В. Забровская // 30 лет реформ в КНР: опыт, проблемы, уроки. Тез. докл. ХVII Междун. науч. конф. «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы». Т. 1. Москва, 22-24 октября 2008 г. – М.: ИДВ РАН, 2008. – С. 70–74. [0,3 п.л.]

22. Забровская, Л.В. Шестисторонние переговоры: проблемы и перспективы / Л.В. Забровская // Корея: взгляд из России. Докл., предст. на ХI научной конференции корееведов России и стран СНГ. Москва, 29-30 марта 2007 г. – М.: ИДВ РАН, 2007. – С. 24–33. [0,5 п.л.]

23. Забровская, Л.В. Отечественная и зарубежная историография о современном положении КНДР и российско-северокорейских отношениях / Л.В. Забровская // Российское корееведение. Альманах. Вып. 5. – М.: Восток-Запад, 2007. – С. 290–304  [1 п.л.]

24. Забровская, Л.В. КНДР и решение проблем безопасности в Северо-Восточной Азии / Л.В. Забровская // Современные корееведческие исследования в Дальневосточном университете. Вып. 4 / Отв. ред. И.А. Толстокулаков. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2006. – С. 136–144. [0,8 п.л.]

25. Забровская, Л.В. Северокорейские рабочие в Приморье: правовое положение, условия работы и быта / Л.В. Забровская // Современные корееведческие исследования в Дальневосточном университете. Вып. 1/ Отв. ред. И.А. Толстокулаков. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2003. – С. 70–75. [0,5 п.л.]

26. Забровская, Л.В. История китайско-корейской границы в 1950–1990-х годах / Л.В. Забровская // Неправительственный диалог о территориальных спорах в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сб. мат. первой межд. науч.-практ. конф. 25–27 ноябр. 2002 г. –Владивосток: Изд-во МГУ им. адм. Г.Н. Невельского, 2003. – С. 22–28. [0,5 п.л.]

27. Забровская, Л.В. Реалии внутриполитической жизни КНДР / Л.В. Забровская // Материалы II корееведческой конференции. 12 октября 2004 г. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2004. – С. 180–189. [1 п.л.]

28. Забровская, Л.В. Политика КНДР и Республики Корея в отношении российских дальневосточных корейцев в 1990-е годы // Дальний Восток России и Северо-Восточная Азия. Матер. межд. научн. конфер. 10–12 окт. 2001 г. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2001. – С. 237–251. [1 п.л.]

29. Забровская, Л.В. Современный Китай и соседи: старые методы в новой упаковке / Л.В. Забровская // Китай, Россия, страны АТР и перспективы межцивилизационных отношений в ХХI веке. Тез. докл. ХП Международн. научн. конф. «Китай, китайская цивилизация  и мир. История, современность, перспективы» (М., 25–27 сент. 2001 г.). Ч. 2. ИДВ РАН. – М., 2001. – С. 21–23. [0,2 п.л.]

30. Забровская, Л.В. Власти КНДР и Республики Корея в борьбе за симпатии сахалинских корейцев (1990-е годы) // Китай и АТР на пороге ХХI века. Тез. докл. IХ Межд. науч. конф. «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы». Ч.1. ИДВ РАН. – М., 1998. – С. 185–188. [0,3 п.л.]

31. Забровская, Л.В. Судьба договора СССР-КНДР 1961 г. пока не решена / Л.В. Забровская // Проблемы и потенциал устойчивого развития Китая и России в ХХ1 в. Тез. докл. Ч.1. ИДВ РАН. – М., 1996. – С. 183–191. [0,5 п.л.]

32. Забровская, Л.В. Из истории формирования китайско-корейской границы / Л.В. Забровская // Актуальные проблемы формирования границ Китая в современной историографии. Серия Б: Территориальные и пограничные проблемы на Дальнем Востоке. Вып. 4. – М.: ИДВ РАН, 1977. – С. 128–152. [1,2 п.л.]

Научные статьи, опубликованные в зарубежных изданиях

33. Zabrovskaya, L. The DPRK’s Workers in the Russian Far East // Tuman River Academic Forum 2008 Collection of Papers. Plural Co-existence and Choice of the Frontier. October 18-20, 2008. – Yanji: Asia Research Center of Yanbian Univ., 2008. – Pp. 41–62. (на англ. языке) [1,3 п.л.]

34. Zabrovskaya, L. A Brief History of the Sino-Korean Border Line  // Korea Yearbook 2007 – Politics, Economy, Society. Eds. by R. Frank, J. Hoare, P. Kellner, S. Pares. – Leiden: Brill, 2008. – Pp. 283-297. (на англ. языке) [1 п.л.]

35. Zabrovskaya, L. Economic Contacts between  the DPRK and the Russian Far East: 1992–2006 // International Journal of Korean Unification Studies. Seoul. – 2006. – Vol. 15. – No. 2. – Pp. 95–111. (на англ. языке) [1 п.л.]

36. Zabrovskaya, L.  The 1961 USSR-DPRK Treaty and Signing of a New Russia-North Korean Treaty// Korea and World Affairs. Seoul. 2000. – Vol. 24. – No. 3. – Pp. 440–452. (на англ. языке) [1 п.л.]

37. Zabrovskaya, L. The Korean Peninsula and the Security of Russia’s Primorskiy Kray (Mаritime Province). In: The North Korean Nuclear Program. Security, Strategy, and New Perspectives from Russia. Ed. by J.C. Moltz and A.Y. Mansourov. – N.Y.&L.: Routledge, 2000. – P. 179–194. (на англ. языке) [1,2 п.л.].




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.