WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Министерство образования и науки Российской Федерации

Всероссийский научно-исследовательский институт

технической эстетики

на правах рукописи

МИХАЙЛОВ

Сергей Михайлович

кандидат архитектуры

ДИЗАЙН СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА:

КОМПЛЕКСНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ПРЕДМЕТНО-ПРОСТРАНСТВЕННОЙ СРЕДЫ

(ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ)

17.00.06 – Техническая эстетика и дизайн (искусствоведение)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Москва – 2011

Работа выполнена при Всероссийском научно-исследовательском институте

технической эстетики

Научный консультант:        Назаров Юрий Владимирович -

                                       доктор искусствоведения, профессор;

                                       ректор Негосударственного образовательного                                                учреждения «Национальный институт дизайна»

Официальные оппоненты:        Глазычев Вячеслав Леонидович -

                                       доктор искусствоведения, профессор;

                                       заведующий кафедрой управления

                                       территориальным развитием АНХ        при

                                       Правительстве РФ

                                       Ефимов Андрей Владимирович -

                                       доктор архитектуры, профессор;

                                       заведующий кафедрой Дизайна архитектурной                                        среды Государственного образовательного

                                       учреждения Высшего профессионального

                                       образования «Московский архитектурный

                                       институт (Государственная академия)»

                                       Сидоренко Владимир Филиппович -

                                       доктор искусствоведения, профессор;

                                       профессор кафедры графического дизайна и

                                       рекламы Государственного образовательного

                                       учреждения Высшего профессионального

                                       образования «Московский государственный

                                       текстильный университет им. А.Н.Косыгина»

Ведущая организация:        Московский государственный комитет по делам

                                       архитектуры и градостроительства        

Защита состоится 28 апреля 2011 года в 11-00 на заседании Диссертационного совета Д.217.003.01 при Всероссийском научно-исследовательском институте технической эстетики по адресу: 129223, Москва, проспект Мира, д. 119, ВВЦ РФ, стр. 312, ВНИИТЭ, Зал заседаний.

Автореферат разослан  28 марта 2011 года.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ВНИИТЭ.

Ученый секретарь кандидат психологических наук, доцент

диссертационного совета М.В. Крымчанинова

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

ХХ век по праву называют «веком индустриального дизайна». Родившийся на рубеже XIX и XX столетий он на волне промышленной, а затем и научно-технической революций, стремительно ворвался в нашу жизнь и превратился в один из самых распространенных и влиятельных видов проектно-художественной деятельности. Призванный создавать удобные и эстетичные вещи для человека, формировать комфортную предметную среду, индустриальный дизайн в ХХ веке начал стремительно расширять свои сферы. «От софы до среды города» – очерчивали круг своей профессиональной деятельности дизайнеры в начале ХХ столетия, «от иголки до самолета» – заявляли они в 1960-х (В. Аронов). Вышел он и на улицы города: сначала робко, в виде отдельных, порой контрастных архитектурному контексту форм автомобилей, торговых киосков и телефонных будок; затем более активно, формируя целый комплекс предметного наполнения городских пространств, т.н. «градостроительный партер»1, сменив традиционные «малые архитектурные формы» и вывески уличной мебелью и оборудованием системой визуальных коммуникаций и суперграфических композиций. Афишные тумбы исчезли, вытесненные билбордами и перетяжками, в большинстве случаев киоски, обрамление дверей и витрин стандартизировались, войдя в одно семейство с автозаправочными станциями (В. Глазычев, 2008). Тем самым было положено начало формирования нового вида проектно-художественной деятельности, а вместе с ними и нового направления в дизайне – «дизайна городской среды».

Определенным кульминационным моментом в развитии городского дизайна стало появление в 1960-е гг. в центрах многих европейских городов благоустроенных пешеходных улиц, оснащенных многопредметными гарнитурами уличной мебели и оборудования, системами визуальных коммуникаций2. Организация таких предметно-пространственных комплексов велась, как правило, по заранее разработанному сценарию на основе единого тематического, композиционно-стилевого и колористического решения. В проектах пешеходных улиц и зон наметился новый подход к художественно-стилистической организации городского пространства с использованием метода «фирменных стилей», привнесенного в архитектуру города из индустриального дизайна. Кроме того, пешеходные зоны городских центров, в значительной степени стиравшие на уровне благоустройства и оборудования грань между интерьерными и экстерьерными пространствами, принесли с собой и новое представление о комфортности городской среды, как у ее потребителей, так и проектировщиков: пространственная среда впервые начала организовываться и оборудоваться с использованием принципов эргономики – одного из основных проектных методов дизайна. В результате этого в архитектурно-художественной организации городского ансамбля стало складываться новое мировоззрение с активным включением в этот процесс принципов и проектных методов индустриального дизайна.

В условиях интенсивного процесса урбанизации городской дизайн достаточно быстро стал одним из самых распространенных средств организации эстетически выразительных городских ансамблей и комплексов, несколько потеснив традиционные малые архитектурные формы, монументально-декоративное искусство. Созвучные своему времени эргономичные, мобильные и легкозаменяемые элементы городского дизайна создавали своеобразный буфер, масштабный, функциональный, художественно-композиционный, визуально-семантический и др., между человеком и новой высотной застройкой города, обеспечив тем самым «высотный» и территориальный рост последнего вне явно выраженного конфликта с человеком3.

Таким образом, организация предметно-пространственной среды города, как и исследование этого процесса, сегодня уже не может рассматриваться вне триады: «человек-дизайн-город»4, отражающей современные веяния и происходящие в нашем обществе перемены. Каждая из составляющих этой триады, безусловно, имеет свою природу и развивается по собственным законам. Однако, несмотря на сущностные различия и определенную автономность, они находятся сегодня, как никогда ранее, в тесной взаимосвязи. И если две составляющие – «человек» и «город» – уже значительное время находятся в центре внимания ученых из разных областей знания, им посвящено множество научных статей, диссертационных работ, для их исследования созданы специальные НИИ и научные центры, то всестороннее изучение феномена ХХ века – дизайна, в том числе и городского, – пока еще ждет свой очереди. 

Термины «городской дизайн», как и его синоним «дизайн городской среды», уже прочно вошли в наш профессиональный лексикон. Сегодня они используются в обозначении номинаций многих конкурсов, выставок и фестивалей дизайна у нас в стране и за рубежом, в наименовании дизайнерских специальностей и специализаций в дизайнерских, архитектурно-художественных и технических вузах. При этом как самостоятельная область проектно-художественной деятельности дизайн городской среды сложился относительно недавно. Этим отчасти можно объяснить то, что это уникальное явление, возникшее на стыке дизайна, архитектуры и градостроительства, еще недостаточно осмыслено искусствоведами и теоретиками дизайна. До сих пор отсутствуют капитальные научные труды, комплексно охватывающие вопросы истории и теории дизайна городской среды, раскрывающие его специфику, временные и предметные границы, основные этапы развития.

В существующих исследованиях историков и теоретиков дизайна последний рассматривается, как правило, в системе «человек-дизайн», т.е. во взаимосвязи с вопросами эргономики, стиле- и формообразования, конструирования и технологии производства предмета. В центре внимания здесь находится, главным образом, форма предмета либо ряды идентичных форм (идентификация), выстроенные хронологически (исторический аспект) или типологически (типологический аспект). Как ряд предметных форм рассматривается здесь и дизайн городской среды. Согласно общей доктрине предметного дизайна, эти формы должны быть эргономичны и комфортны, технологичны в изготовлении и монтаже, иметь современный внешний вид. Вопросы взаимодействия этих дизайн-форм с архитектурным контекстом и пространственной композицией города в лучшем случае отодвигаются на второй план, либо не рассматриваются вовсе5. Наряду с типологическим и историческим направлениями существует целая группа исследований в области дизайна культурологического характера, рассматривающих последний как социокультурное явление, определяя его роль и место в проектно-художественной и общечеловеческой культуре6. Вопросы методологии формообразования, задачи композиционного и технического плана в этих исследованиях находятся на втором плане и специально не рассматриваются.

Исследования теоретиков архитектуры и градостроительства в области организации архитектурной и предметно-пространственной среды города в подавляющем большинстве своем можно отнести к системам «город и человек» и «город и дизайн». В первую группу входят труды, связанные с организацией зрительного восприятия архитектурно-пространственной среды города человеком7, сценарным или средовым подходом к ее организации и повышением архитектурно-художественной выразительности8. Второе направление главным образом составляют исследования в области организации различных подсистем города: цвето-световой и графической среды, систем визуальных коммуникаций и архитектурно-художественного оформления9. Вопросы дизайна городской среды в обоих направлениях в определенной мере затрагиваются, однако они не являются объектом специального рассмотрения. При этом объекты городского дизайна здесь представляются как некое дополнение к архитектуре города, носящее, как правило, временный, а вследствие этого и второстепенный характер. Такое положение вещей в целом отвечало доктрине набиравшего обороты в ХХ веке послевоенного индустриального общества.

Ситуация начала кардинально меняться в настоящее время с переходом индустриального общества в постиндустриальное. Современная постиндустриальная цивилизация10 ставит во главу угла т.н. «человеческий фактор»: повышение качества жизни человека, персональный комфорт, рост производства нематериальных форм богатства и виртуальных услуг, экологизацию социально-экономического развития и новый тип взаимоотношения человека с природой в качестве органической части общей системы «человек-общество-природа». Фундамент динамичного компьютерно-роботизированного общества составляют наукоемкие и ресурсосберегающие так называемые «высокие технологии». К ним относится микроэлектроника, информатика, телекоммуникации, робототехника, производство материалов с заранее заданными свойствами, биоинженерия, нанотехнологии и т.п. При этом ориентация ведется на мелкосерийное производство с увеличением количества модификаций одного и того же вида товара и услуг.

Современный дизайн окружил человека миром удобных орудий труда предметов быта, принеся с собой «умные вещи», обладающие определенным уровнем интеллекта и интерактивностью – способностью реагировать на поведение человека, вплоть до изменений его эмоционального состояния. Дизайн постиндустриального общества вышел далеко за границы проектирования отдельных промышленно изготовляемых предметов и предметных комплексов – гарнитуров, сервизов, комплектов, наборов. Сегодня он формирует предметно-пространственную среду человека в целом, и не только в переносном (философском) понимании, но и в прямом значении этих слов. Следует отметить, что в процессе развития цивилизации и сам дизайн претерпевает значительные изменения, превращаясь в «постиндустриальный», все больше и больше отличаясь от раннего функционального дизайна кон. ХIХ – нач. ХХ вв., при этом по ряду позиций сближаясь с архитектурой и декоративно-прикладным искусством. Находясь под влиянием и влияя определенным образом на последние, дизайн вступает с ними в контакт и образует новые формы проектно-художественного синтеза.

Происходящая смена ценностных ориентиров в постиндустриальном обществе на фоне развития «умных объектов» меняет в значительной степени представления о комфортности среды обитания человека11. А это в свою очередь и перед дизайнером выдвигает качественно новые задачи в организации предметно-пространственной среды «ансамблевого типа – новой волны синкретизма»12.

Происходящее сегодня активное и широкомасштабное внедрение дизайна в пространственную среду города все еще носит в значительной степени спонтанный характер, вызывая тем самым необходимость энергичного поиска научно обоснованного механизма управления этим процессом в комплексе с решением задач архитектурно-художественной и планировочной организации пространственной структуры города. Эта проблема приобретает особую остроту и значимость в связи с наметившимися переменами в условиях перехода нашего общества в новую стадию своего развития – постиндустриальную. Выявление современных прогрессивных тенденций в области дизайна города, выработка научно обоснованных принципов, различных концептуальных и теоретических моделей организации предметно-пространственной среды города, отражающих современные тенденции постиндустриальной формации, становятся одним из центральных вопросов в фундаментальных исследованиях архитекторов, градостроителей и дизайнеров.

Таким образом, актуальность нашего исследования определилась тремя группами проблем, связанных с отсутствием в настоящее время капитальных трудов и комплексных исследований по истории становления и развития дизайна городской среды, недостатком теоретико-методологического обеспечения организации предметно-пространственной среды города, а также происходящими кардинальными изменениями в дизайне, в т.ч. дизайне городской среды, в условиях современного постиндустриального общества.

Все это определило цель настоящего исследования. Ею стала разработка теоретико-методологической концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города с учетом современных тенденций в области дизайна постиндустриального общества.

Поставленная цель обозначила основные задачи исследования:

  1. в рамках исследования системы «человек-предмет» раскрыть основные особенности развития дизайна в условиях современного постиндустриального общества;
  2. выявить современные тенденции в области организации предметно-пространственной среды города (в системе «дизайн-город»);
  3. разработать теоретико-методологическую модель комплексной организации предметно-пространственной среды современного города с учетом «человеческого фактора»13 (построение системы «человек-дизайн-город»).

Объектом исследования стал дизайн городской среды как особая форма синтеза, возникающая в результате взаимодействия:

- дизайн-формы (предметной, цветовой, световой, графической – дизайнерский аспект),

- архитектурной формы (объемно-пространственный аспект),

- градостроительной формы (пространственно-планировочный аспект)

во взаимосвязи с «человеческим фактором», отражая в результате работу системы-триады «человек-дизайн-город»14.

При этом особое внимание в работе уделяется дизайну техногенной городской среды высокоурбанизированных образований, в которых многие современные проблемы дизайна городской среды наиболее ярко выражены.

Предметом исследования является методология организации предметно-пространственной среды города в комплексе с вопросами формообразования в дизайне, архитектуре и градостроительстве в условиях современного постиндустриального общества.

Временные границы исследования

Историко-временные рамки исследования охватывают период кон. XIX – нач.XXI вв. – время расцвета предметного дизайна в условиях индустриальных технологий и его динамичного внедрения в среду города. При этом определенный акцент делается на настоящем времени с выявлением тенденций в области дизайна городской среды в условиях постиндустриального общества.

Гипотеза исследования

Современное постиндустриальное общество выдвигает на первый план «человеческий фактор» – повышение качества жизни человека с его индивидуальными особенностями, персональными запросами и творческими мироощущениями; производство нематериальных форм богатства и услуг; экологизацию социально-экономического развития и новый тип взаимоотношений человека с природой. В определенной мере существующую ситуацию по размаху и гуманитарной направленности можно сравнить с эпохой Возрождения. Но возрождение в условиях динамики научно-технического прогресса постиндустриального общества происходит на качественно новом техническом и технологическом уровне, включая информационные и нанотехнологии, биогенную инженерию и др. революционные области современной цивилизации. Кардинальные перспективные изменения во многом коснутся предметного и пространственного окружения человека, отражая его новые потребности и представления о комфорте и синтезе архитектонических искусств и прикладных наук о человеке и его окружении.

Достижение этих целей, связанных с формированием окружающей человека высококомфортной предметно-пространственной среды, становится возможным при комплексном подходе к организации пространственной структуры современного города и его предметного наполнения, который включает, с одной стороны, традиционную архитектурно-градостроительную методологию, базирующуюся на общенаучном принципе дедукции (»от общего к частному» – от организации систем расселения до генерального плана отдельного архитектурного ансамбля, здания и окружающего его благоустройства), а, с другой стороны, новый альтернативный метод, в основе которого лежит формообразующий принцип постиндустриального дизайна – «эргоцентризм», – идущий пошагово от человека, его психофизиологии, особенностей зрительного восприятия, эргономики к пространственной структуре архитектурного ансамбля и города в целом (»от частного к общему» – общенаучный принцип индукции). Комплексная организация предметно-пространственной среды города при этом подразумевает учет самых новейших тенденций в области предметного дизайна, архитектуры и градостроительства, отражающих современный научно-технический уровень постиндустриальной цивилизации.

Научно-теоретическая, методологическая и экспериментальная база исследования

Исследование базировалось на авторских историко-теоретических изысканиях в области дизайна (их результаты изложены в отчетах г/б НИР, авторских учебниках и учебных пособиях [1-5]) и научно-методических концептах в области дизайна архитектурной среды. Среди последних – многолетние экспериментальные научно-проектные разработки по благоустройству и архитектурно-художественному оформлению ряда городов России, выполненные под руководством автора в Казанском государственном архитектурно-строительном университете (КГАСУ, 1982-1993), а также серия проектных семинаров Союза Дизайнеров России и реальных проектных работ с последующей реализацией по созданию пешеходных зон и благоустройству городских центров с непосредственным участием и руководством автора (1994-2008).

Теоретической базой исследования стали также труды отечественных и зарубежных ученых-архитекторов, градостроителей, философов, социологов, экономистов, искусствоведов, специалистов в области эргономики, истории и теории дизайна.

Обращение в первой главе к трудам отечественных и зарубежных социологов и экономистов в области теории современного постиндустриального общества (В.А. Емелина, В.Л. Иноземцева, Д. Белла, Б. Гейтса, О. Тофлера и др.), работам философов и культурологов в области современной эстетики и художественной культуры постиндустриального общества, развития человеческой личности и ее взаимодействия с предметом миром (Ж. Бодрийяр, Ж. Делеза, М. Фуко, Ж. Дерриды, Р. Барт, Т.Ю. Быстровой, Ю. Кристевой, труды Петровской Академии Наук и Искусств, Нижегородской филосовской школы Л.А. Зеленова, В.А. Шурова, Н.А. Багровникова, Г.П. Коржева, С.В. Норенкова, Е.С. Крашенинниковой и др.), исследованиям и публикациям о новейших тенденциях современного предметного дизайна (Робина Барека, Бернхарда Бюрдека, Фолкера Фишера, Шарлотте и Петер Филл, Пенни Спарка и др.) позволило обоснованно представить возникающие в современном предметном дизайне новейшие тенденции с позиции теории и философии постиндустриализма, сделать вывод о переходе современного дизайна на новую ступень своего развития – постиндустриальную, и выявить его основные признаки.

Исследования второй главы, направленные на рассмотрение становления и развития дизайна городской среды, потребовали привлечения для исследований научных трудов широкого круга специалистов из различных областей дизайна, архитектуры и декоративно-прикладного искусства. В первую очередь это фундаментальные труды отечественных искусствоведов, теоретиков и историков архитектуры и дизайна В.Р. Аронова, Н.В. Воронова, В.Л. Глазычева, А.В. Иконникова, А.Н. Лаврентьева, Ю.В. Назарова, В.Ф. Сидоренко, С.О. Хан-Магомедова15, Г.П. Степанова, О.А. Швидковского в области синтеза пластических, изобразительных искусств и архитектуры, а также новых фором синтеза на основе дизайнерской деятельности; работы в области цвето- и светографического искусства в городе (см. сноску 9 на с. 5), в том числе и таких новых графических средств как суперграфика, граффити, стрит-арту (Н. Ганц, М. Купер, Г. Чалфант, О.П. Медведева); в области кинетического искусства, интерактивности в дизайне (Н. Шеффер, Н. Шоффэр, Р. Сото, Р. Кратина, Ж. Тенгли, А. Колдера, Г. Юккер, Ле Парк, В. Колейчук, Б. Галеев).

Для выявления современных тенденций в области дизайна городской среды наряду с научно-теоретическими методами, проектными экспериментами использовался эмпирический метод натурного обследования объектов дизайна городской среды с последующей систематизацией и обобщением результатов. Объектом натурного исследования автора и последующего теоретического осмысления стали городские центры, включая пешеходные улицы и зоны, более 50-ти отечественных и зарубежных городов16.

В третьей главе при построении теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города возникла необходимость обратиться, с одной стороны, к работам признанных авторитетов в области теории и методологии градостроительного проектирования (М.Г. Бархина, Ю.П. Бочарова, А.В. Бунина, В.Л. Глазычева, А.Э. Гутнова, Н.Д. Кострикина, И.Г. Лежавы, И.М. Смоляра, З.Н. Яргиной и др.), обозначив их градостроительный подход к иерархической организации пространственной структуры города  как классический или «дедуктивный», с другой стороны, к исследованиям архитекторов в области сценарной организации зрительного восприятия города (Р. Арнхема, Е.Л. Беляева, Л. Веккера, Дж. Гибсона, А.В. Иконникова, К. Линча, Э. Климова, В.А. Колясникова, А.С. Щенкова и др.)17, средового подхода в организации архитектурной среды города (Е.В. Асса, А.А. Высоковского, О.И. Генисаретского, В.Л. Глазычева, А.П. Ермолаева, А.В. Иконникова, Г.Б. Минервина, А.Г. Раппапорта, В.Ф. Сидоренко и др.), позволившим сформулировать альтернативный или «индуктивный» подход к организации пространственной структуры города на основе авторского метода «сценарных карт».

Исследования в области эргономики (специалистов ВНИИТЭ18, В.Ф. Рунге, Ю.П. Манусевича, У. Вудсона, Д. Коновера, А. Саакова и ряда других авторов), концепции «открытой формы» в дизайне и «гомоцентризма» Сенежской студии, изложенный в публикациях ее лидеров и последователей (Е.А. Роземблюма, В.Л. Глазычева, О.И. Генисаретского, М.А. Коника, Г.П. Шедровицкого, К.М. Кантора, А.П. Ермолаева), методологическая концепция комплексной организации предметно-пространственной среды города в проектных семинарах Союза Дизайнеров России19 стали методологической основой для разработки и научного обоснования эргоцентрической проектной модели предметного формообразования в постиндустриальном дизайне и концепции организации «дизайн-пространств».

Методы исследования

Исследование строится на системном подходе к изучению явлений в их взаимосвязи, включая следующие научные методы:

- историко-генетический, позволивший проследить в историческом аспекте становление дизайна городской среды как самостоятельного вида проектно-художественной деятельности в соотнесении с эволюцией проектной методологии в градостроительном и ландшафтном проектировании кон.XIX – нач.XXI вв.;

- обобщение отечественного и зарубежного опыта, выявившее современные тенденции в области организации предметно-пространственной среды города;

- натурные исследования предметно-пространственной среды городских центров, позволившие собрать для последующей систематизации и анализа материал по отдельным объектам и комплексам городского дизайна;

- формализация и логическое моделирование в формулировке принципов и построении эргоцентрической проектной модели предметного формообразования в постиндустриальном дизайне, а также теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города в соотнесении с современными тенденциями в области дизайна городской среды постиндустриального общества.

Научная новизна работы

В диссертационном исследовании впервые раскрыто содержание понятия «дизайн города» (дизайн городской среды) как самостоятельного вида проектно-художественной деятельности, основанного на синтезе дизайна,  архитектуры, градостроительства и монументально-декоративного искусства в процессе организации пространственной структуры города и его предметного наполнения на различных иерархических уровнях: предметном; объемно-пространственном (архитектурном); пространственно-планировочном (градостроительном).

Выдвинут диалектический подход в дизайне города, нашедший выражение в многоуровневой теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города в соотнесении с традиционной  методологией градостроительного проектирования, с одной стороны, и человеком-индивидумом постиндустриальной формации с учетом его запросов, ценностных ориентиров и представлений о комфорте, с другой стороны, а также наметившимися современными тенденциями в дизайне в целом и дизайне городской среды в частности. В рамках этой модели-концепции впервые человек, дизайн и город рассматриваются как составляющие и взаимовлияющие компоненты единой системы-триады (»человек-дизайн-город»), являющейся главным объектом современной проектной деятельности архитектора-дизайнера при организации предметно-пространственной среды города.

В научной новизне настоящего исследования можно выделить также следующие аспекты:

  1. Введено новое понятие «эргоцентризм», отражающее специфику современного постиндустриального общества и роли, которая в нем отводится человеку и формирующейся для него высококомфортной предметно-пространственой среды. Эргоцентризм определяет доктрину постиндустриального дизайна, расширяя существующие границы эргономики, включая «биоэргономику» (ее микроуровень) и «эргономику пространства» (ее макроуровень). Тем самым обозначаются новые направления теоретических и прикладных исследований, экспериментальных поисков в современном дизайне.

Разработана «Эргоцентрическая модель предметного формообразования» в постиндустриальном дизайне. Представляя собой систему иерархических уровней – предметных и пространственных «оболочек» человека (биомеханический; тактильный; сенсорного контакта и моторики; визуального контакта), эргоцентрическая модель определяет тем самым предметные границы и специализации в проектной деятельности дизайнера. Ее пограничными уровнями являются область биогенного синтеза и архитектурное пространство.

  1. Раскрыто понятие «постиндустриальный дизайн» как качественно новой стадии в развитии дизайна в условиях общества информационных технологий. Выявлены основные отличительные признаки в его формообразовании, связанные с миниатюризацией предметов – объектов дизайна, появлением бестелесного и виртуального или кибер-дизайна, предметов (объектов дизайна) с интерактивностью и искусственным интеллектом. Обозначены новые формы синтеза, которые принес с собой постиндустриальный дизайн как в художественно-стилевом аспекте (с искусством и архитектурой) с приходом новых художественно-стилевых течений (хай-тек, арт-дизайн, эл-арт и др.), так и в рамках системы «человек-предмет» (биомеханический, психоэмоциональный, интеллектуальный).
  2. Разработана альтернативная «индуктивная градостроительная модель» организации пространственной структуры города, строящаяся на основе принципа «эргоцентризма», идущего от человека, с учетом его психо-физиологических, социо-культурных и художественно-эстетических особенностей и запросов. В соотнесении с традиционными дедуктивными градостроительными моделями, взаимно дополняя друг друга они представляют собой новый синтетический подход гармоничной организации пространственной среды города и его предметного наполнения. Это позволило в работе представить «теоретико-методологическую модель-концепцию комплексной организации предметно-пространственной среды города», отражающую многоуровневое взаимодействие  традиционной «дедуктивной» и альтернативной «индуктивной» градостроительных моделей.
  3. Представлен новый взгляд на архитектурно-художественное стилеобразование в условиях дизайна городской среды: впервые метод «фирменных стилей», широко распространенный в индустриальном дизайне, рассмотрен как инструмент архитектурно-художественного стилеобразования на уровне отдельного архитектурно-градостроительного ансамбля, как его «локальный архитектурно-художественный стиль», призванный выявить уникальность и художественную индивидуальность ансамбля. Отражая в формообразовании определенные объективно действующие «законы места» (дух места), локальные архитектурно-художественные стили ансамбля находятся вне строгой зависимости от т.н. «больших» историко-художественных стилей, их течений и направлений20.
  4. Введено новое понятие «дизайн-пространство». Компактное и соразмерное человеку, технически оснащенное и высококомфортное, обладающее интерактивностью и определенным уровнем интеллекта оно организуется на основе отличных от традиционных архитектурных проектных методов дизайна и эргономики. В основе построения таких пространств лежит «эргоцентрический принцип», направленный на максимальный учет человеческого фактора. Дизайн-пространство представляет собой реализацию эргоцентрической модели предметного формообразования на пограничном с архитектурным пространством уровне.
  5. Выявлены современные тенденции в области организации предметно-пространственной среды города, связанные с развитием нашего общества и переходом его в стадию постиндустриального: интерактивность предметно-пространственной среды города, локальное архитектурно-художественное стилеобразование ансамбля, ландшафтная морфология в формообразовании элементов предметно-пространственной среды города, стирание границ между интерьерными и экстерьерными пространствами современного города.
  6. В профессиональный лексикон введен и раскрыт целый ряд новых и уточнены некоторые из существующих фундаментальных понятий, отражающих специфику и тенденции развития дизайна городской среды в условиях современного постиндустриального общества. Среди них «дизайн города» («дизайн городской среды»), «постиндустриальный дизайн», «высококомфортная среда города», «эргономика пространства», «дизайн-пространство», «сценарная карта», альтернативная «индуктивная градостроительная модель», «ландшафтный дизайн, «локальный архитектурно-художественный стиль ансамбля».

Теоретическая значимость исследования

Диссертационное исследование обобщило существующий исторический и теоретический опыт в области дизайна городской среды. Это позволило целостно взглянуть на проблему современного дизайна города в виде представленной в работе теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города, которая объединяет в себе традиционную методологию градостроительного проектирования, основанную на общенаучном методе дедукции, и альтернативный подход к организации пространственной структуры города и его предметного наполнения, основанный на общенаучном методе индукции и принципе «эргоцентризма» как основополагающего в современном постиндустриальном дизайне. Разработанная в диссертационном исследовании альтернативная «индуктивная градостроительная модель» в совокупности с традиционными методами градостроительного проектирования, взаимно дополняя друг друга, представляют собой единый синтетический подход гармоничной организации предметно-пространственной среды города.

Диссертационная работа открывает новые научные направления развития теоретических исследований в дизайне города. Среди них «эргоцентризм» и «эргономика пространства», «ландшафтный дизайн» и «ландшафтная морфология» в дизайне, «локальные архитектурно-художественные стили» городских ансамблей.

Практическая значимость исследования

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в следующем:

Реальная проектная практика. Рассмотренный в диссертационной работе альтернативный подход к организации пространственной структуры города, основанный на общенаучном методе индукции, может быть использован как в реальной деятельности архитектора-дизайнера, так и в градостроительной практике при разработке генеральных планов городов и ПДП (проектов детальной планировки) градостроительных ансамблей. Он позволит в значительной степени оптимизировать процесс градостроительного проектирования, давая возможность учесть на уровне генерального планирования градостроительных структур «человеческий фактор», «режиссировать» и строить на основе предварительно разработанного сценария более выразительные градостроительные композиции, развивающиеся в пространстве и времени и с учетом их зрительного восприятия человеком.

Разработанные на основе анализа прогрессивного отечественного и зарубежного опыта принципы комплексной организации предметно-пространственной среды города «ярусности градостроительного партера» «пространственно-временных сценариев» (метод сценарных карт) могут использоваться при организации благоустройства и архитектурно-художественного оформления города и его отдельных ансамблей (городской улицы, городской площади, жилого комплекса).

Выявленные в диссертационном исследовании современные тенденции в области дизайна города являются научной основой для выработки методических рекомендаций для дизайнерской и архитектурно-художественной практики, подготовки специальных профессиональных пособий методического характера.

Учебный процесс подготовки и переподготовки архитекторов и дизайнеров. Полученные в результате исследования научные положения и выводы могут стать научно-методической основой для разработки специальных учебных программ и дидактических курсов, курсового и дипломного проектирования в процессе подготовки архитекторов и дизайнеров в вузе, а также для специальных курсов повышения квалификации профессиональных градостроителей, архитекторов и дизайнеров.

Многоуровневая теоретико-методическая модель-концепция комплексной организации предметно-пространственной         среды города может стать основой для построения типологического ряда дипломного проектирования специализации «Дизайн городской среды» специальности «ДАС», определяя объем и содержание основных и смежных разделов дипломного проекта.

Внедрение научных результатов исследования

Диссертационная работа является итогом более чем 30 летней научно-исследовательской, проектно-экспериментальной и учебно-методической деятельности автора. Основные результаты внедрены в его учебно-методической, научно-исследовательской и проектной практике.

На уровне выпускных квалификационных работ по специальности «Дизайн архитектурной среды»: Под руководством автора по тематике, связанной с дизайном города подготовлено порядка 100 дипломных проектов, ряд которых отмечен наградами международных и всероссийских смотров-конкурсов (22), общероссийских фестивалей дизайна (6).

На концептуальном уровне: Многолетние экспериментальные научно-проектные разработки по благоустройству и архитектурно-художественному оформлению городов Углича, Мамадыша, Альметьевска, Новотроицка, Сарапула, Орска, выполненные в 1982-1993 гг. в Казанском государственном архитектурно-строительном университете (КГАСУ) под руководством автора. На их основе была разработана методика архитектурно-художественной организации города (диплом лауреата общероссийской выставки-конкурса «Лучшая работа года в области дизайна», 1996), получившая внедрение в серии проектных семинаров Союза Дизайнеров России, проведенных в Гжели (1995), Коломне (1997), Казани (1998), Железноводске (2000), Урюпинске (2002), Оренбурге (2005) под руководством автора.

На теоретическом уровне: Ряд теоретических дипломных работ в области дизайна городской среды (1999-2010), в диссертационных исследованиях аспирантов автора (1999-2010)21, в выполненном под его руководством разделе госбюджетной НИР «Комплексная организация предметно-пространственной среды города (1982-1990), в госбюджетных НИР темы:  № 19-91 «Дизайн архитектурной среды. Методическое обеспечение подготовки специалистов в вузе (1991-1995), № 12.01-01 «Научно обоснованная система методического обеспечения специальности «архитектор-дизайнер» (1996-2000), № 11.031-06 «Историко-теоретические курсы в системе подготовки архитектора-дизайнера» (2001-2011)22.

Теоретические положения диссертации нашли отражение и внедрение в учебном процессе в КГАСУ в виде авторского лекционного курса «Основы теории дизайна архитектурной среды», курсовом и дипломном проектировании, в рабочих учебных программах и методических пособиях, а также в авторских лекциях, мастер-классах, консультациях и работе ГАКов в целом ряде вузов России по специальности «архитектор-дизайнер», возглавляемых диссертантом в последние годы, и проекте Государственного образовательного стандарта третьего поколения по специальности «архитектор-дизайнер», в рабочей группе по его разработке в 2008-2009 гг. принимал участие автор.

На уровне проектной практики: Серия реализованных проектов, выполненных под руководством автора, по организации пешеходной улицы и благоустройству центра города Лениногорска (Татарстан, 1997-1998); благоустройству центра города Альметьевска (Большая серебряная медаль Российской Академии Художеств, 2000-2004); благоустройству центра города Зеленодольска (2004-2006). Эти проекты демонстрировались на общероссийских выставках-конкурсах «Лучшая работа в области дизайна (дипломы лауреата, 1997), дизайн-форуме главных художников и дизайнеров городов России (дипломы лауреата, 2001, 2002, 2005), фестивале российского дизайна «ФЕРОДИЗ» (дипломы лауреата, 1999, 2001; медаль «Леонардо», 2005)23.

Автору присуждена Государственная премия Республики Татарстан в области науки и техники за «Создание уникальных мемориальных и культурно-оздоровительных архитектурных объектов в г. Альметьевске» (Указ Президента РТ от 22 декабря 2004 года, Диплом № 409).

За архитектурную разработку благоустройства города Лениногорска автору присвоено звание «Почетный гражданин города Лениногорска Республики Татарстан» (Решение Лениногорского объединенного Совета народных депутатов от 3 августа 2001 года).

Апробация работы

Основные результаты исследований доложены на 10 международных и общероссийских научных конференциях, совещаниях, форумах в 1983- 2009 гг.24

Итоги проектно-творческой работы экспонировались на 17 общероссийских и региональных выставках и фестивалях, где отмечены дипломами лауреата и медалями25.

По теме диссертации опубликовано 6 монографий, 39 статьи в профессиональной печати (в том числе, 9 в изданиях списка ВАК). Изданы с грифом УМО «Учебные пособия»: «Основы Дизайна», 1999 (в соавт. с Л.М. Кулеевой); «История дизайна. Краткий курс», 2004 (в соавт. с А.С. Михайловой) – Национальный приз в области дизайна; а также учебники для вузов «История дизайна. Том 1-2», 2002 – Национальный приз в области дизайна; «Основы дизайна», 2008 (в соавт. с А.С. Михайловой)26.

Автору присуждена Государственная премия России в области литературы и искусства за «серию книг по истории дизайна» (Указ Президента РФ от 12 июня 2004 года № 766, Диплом № 833).

На защиту выносятся:

        1. Теоретико-методологическая модель-концепция комплексной организации предметно-пространственной среды города, построенная в рамках системы-триады «человек-дизайн-город». Объединяя в себе традиционную «дедуктивную» и альтернативную «индуктивную» градостроительные модели, она представляет собой диалектический подход в дизайне города. 
        2. «Принцип эргоцентризма», определяющий доктрину предметного формообразовании постриндустриального дизайна и построенная в его рамках многоуровневая «Эргоцентрическая модель предметного формообразования».
        3. Понятие и основные признаки «постиндустриального дизайна».
        4. Содержание понятия «дизайн города» как особого вида проектно-художественной деятельности, основанного на синтезе дизайна, архитектуры, градостроительства и монументально-декоративного искусства.
        5. Понятие и основные признаки «дизайн-пространства» как материализованной формы реализации эргоцентрической модели предметного формообразования на пограничном с архитектурным пространством уровне.
        6. «Метод сценарных карт» и построенная на его основе альтернативная «индуктивная градостроительная модель» организации пространственной структуры города.
        7. «Метод фирменных стилей» в архитектуре и дизайне города, ведущий к формированию «локальных архитектурно-художественных стилей» ансамблей, отражающих объективно действующие «законы места» и находящиеся вне строгой зависимости от «больших» историко-художественных стилей и их течений.
        8. Выявленные в процессе исследования современные тенденции в области организации предметно-пространственной среды города, связанные с развитием общества и переходом его в стадию постиндустриального.

Структура и объем диссертационной работы

Структура работы определена последовательностью решений поставленных задач и состоит из введения, трех глав и заключения общим объемом 302 страницы текста; библиографии, содержащей 501 наименование, включая список публикаций, научно-исследовательских и проектных работ соискателя; а также графического приложения, содержащего таблицы и иллюстративный материал.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ диссертационного ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава 1. «Человек и дизайн: особенности развития дизайна в условиях современного постиндустриального общества» включает три раздела, раскрывающие особенности организации предметного окружения человека в условиях современного постиндустриального общества.

В разделе 1.1. «Эргоцентризм» как доктрина дизайна постиндустриального общества. Предпосылки становления постиндустриального дизайна» рассматриваются особенности постиндустриального этапа развития общества, которые определяют качественно новые подходы в дизайне, а также раскрывается понятие «эргоцентризм» как доктрина формообразования в предметном дизайне постиндустриального общества.

Человек: смена приоритетов в техногенном обществе. Научно-технический прогресс и, в первую очередь, развитие информационных технологий в конце XX века значительно расширил горизонты интеллектуальных возможностей человека и ознаменовал переход общества на новую более высокую ступень – «информационное» или «постиндустриальное» общество27. Его фундамент составляют наукоемкие, ресурсосберегающие и информационные, т.н. «высокие технологии». В постиндустриальном обществе происходит переоценка ценностей, переосмысление  всех базовых характеристик индустриального общества – экономический рост перестает выступать в качестве основной цели общественного развития. Акцент смещается на социальные, гуманитарные проблемы, в центре которых становится человек28. Все отчетливее начинает выражаться стремление к удовлетворению его индивидуальных потребностей. Во главу угла ставится экологический подход к окружающей среде, гуманизация техногенного мира во многих аспектах, включая духовный. Идет процесс экологизации социально-экономического развития (В. Иноземцев). Наступает своего рода «Новый Ренессанс», который по размаху и гуманитарной направленности в определенной степени можно сравнивать с эпохой Возрождения. Но здесь складывается новый тип взаимоотношений человека с природой, при котором человек выступает как органическая часть системы «человек-общество-природа». Перед дизайном встает задача активного включения в решение экологических проблем, компенсации дефицита естественной природного компонента в современном техногенном окружении человека.

В постиндустриальном обществе усиливается роль малого бизнеса, сердцем экономики становятся небольшие мобильные компании, оснащенные высокотехнологичным производством, способные выпускать мелкосерийные товары с множеством модификаций и вариантов услуг с целью удовлетворить индивидуальные запросы широкого круга потребителей. Тенденция к индивидуализации предметов массового потребления вызывает необходимость перестройки всей философии индустриального дизайна. Закономерно встают вопросы о локальном стилеобразовании («индивидуальном стиле» архитектурного ансамбля), региональном и национальном своеобразии дизайна

Новые представления о комфорте предметно-пространственной среды. Комфорт предметно-пространственной среды является одной из фундаментальных целей дизайна. В современных условиях условно его необходимо рассматривать как комплексную системную характеристику, отражающую функционально-технологические, психофизиологические и эмоционально-эстетические потребности человека. Он формируется в процессе дизайнирования на основе определенной системы знаний в области архитектуры, дизайна, эргономики, психологии и др. Системное построение этих теоретических и практических знаний предполагает создание особой методологии, отличной и, вместе с тем, вбирающей в себя методологию отдельных научных знаний (В. Сааков).

В современном постиндустриальном обществе с его новейшими информационными и техническими возможностями, особенностями социально-экономического развития, происходящей сменой ценностных ориентиров, а вместе с ней и эстетических идеалов, происходят существенные изменения представлений и о комфорте окружающей среды. Наряду с традиционными функционально-утилитарными, физиологическими и эргономическими составляющими здесь все более важную роль начинают играть эстетический, эмоционально-психологический и социо-культурный аспекты. Дизайн в условиях  общества информационных технологий получает качественно нового потребителя с более высокими духовными и функционально-утилитарными запросами, которые становятся неотъемлемой частью представлений о комфорте окружающей предметно-пространственной среды. Кроме того, в современном техногенном мире все чаще обязательной составляющей в представлениях о комфорте предмета или предметно-пространственной среды становится их интерактивность – способность на своего рода диалог с человеком. Все это привело к появлению так называемых «умных» вещей, реагирующих на поведение человека, включая смену его эмоционального состояния. Логично встает вопрос уже об интеллектуальных пространствах как интерьерных – «умный дом», так и в городской среде – высококомфортных городских микропространствах, обладающих искусственным интеллектом.

В разделе 1.2. «Постиндустриальный дизайн: основные признаки» раскрывается понятие и основные признаки «постиндустриального дизайна» как новой ступени в развитии дизайна в условиях общества информационных технологий.

На рубеже ХХ и ХХI вв. обозначился переход индустриального дизайна в новое качество – производство предметов потребления вне индустриального направления с использованием новейших информационных технологий, с превалированием в объектах проектирования эмоциональной и эргономической составляющих, с высоким уровнем индивидуальности объектов дизайна. Таким образом, дизайн в обществе информационных технологий вступил в новую стадию своего развития – постиндустриальную. Он не только расширил свои предметные границы, далеко выйдя за пределы проектно-художественной деятельности, но и приобрел новые качества29.

Как показало исследование наиболее существенными признаками постиндустриального дизайна являются:

- миниатюризация – уменьшение воспринимаемой человеком формы предмета, вплоть до ее визуального исчезновения – «форма предмета перестает следовать строго за его функцией, а начинает следовать за эргономикой30»;

- виртуальность – кибер-дизайн, бестелесный дизайн, при котором «форма предмета начинает терять свою материальность»31;

- искусственный интеллект (»умные вещи») – робототехника, биомеханический и «интеллектуальный» дизайн – окружающие человека предметы все больше превращаются из послушных «слуг» в «партнеров», и «форма предмета начинает следовать за эмоцией человека»;

- интерактивность – реагирование предмета на поведение человека, включая изменения его эмоционального состояния и перемены окружающей обстановки: форма предмета теряет свою предопределенность и предсказуемость, превращаясь в более гибкую «форму-хамелеон».

Эти признаки в объектах постиндустриального дизайна могут проявляться как каждый по отдельности, так и в различных сочетаниях.

Постиндустриальный дизайн принес с собой и новые формы взаимодействия дизайна с различными видами проектно-художественной культуры. Традиционные формы синтеза изобразительных и пластических искусств с архитектурой в информационном обществе в значительной степени уступают место синтезу дизайна с монументально-декоративным искусством, скульптурой, эргономикой, архитектурой и даже градостроительством. Это нашло выражение в появлении таких художественно-стилевых течений, как «хай-тек», «арт-дизайн», а также формированию новых специализаций в дизайне – «дизайн архитектурной среды», «городской дизайн», «ландшафтный дизайн» и др. Процесс синтеза дизайна с различными видами проектно-художественной культуры, направленный на расширение палитры научно-исследовательских и проектно-художественных средств, продолжается, отражая в целом стремление к новым идеалам постиндустриального общества.

Вместе с тем в условиях высоких технологий постиндустриального общества появился и качественно новый вид синтеза в рамках системы «человек-предмет», который кардинально меняет существовавшие до сих пор наши представления об эргономичности формы предмета, рассчитанной на традиционный «визуально-тактильный» контакт человека с предметом. Такой синтез имеет более сложную структуру и включает целый ряд уровней – интеллектуальный, психо-эмоциональный, биомеханический. Помимо уменьшения размеров предметов вплоть до их визуального исчезновения, миниатюризация ознаменовала начало эпохи тотального слияния компьютера и человека и создания кибер-человека или киборга32, проектирования т.н. «биотехнических систем» и «механоорганизмов», синтеза робототехники и живого организма33.

Особое значение в постиндустриальном дизайне приобретает эргономика. Призванная создать максимально удобные предметы и комфортную среду она становится одним из центральных проектных методов постиндустриального дизайна. При этом классическая эргономика в постиндустриальном дизайне значительно расширяет свои как объектные, так и предметные границы. Здесь уместным становится говорить об эргономике микроуровня, связанной с биоинженерией и нанотехнологиями, и мегауровня – эргономике пространства. В условиях информационного общества эргономика начинает касаться не только традиционных аспектов, связанных с антропометрией и моторикой человека, но и его эмоциональной составляющей. И востребованными могут стать такие новые направления как «эргономика пространства», «эмоциональная эргономика», «био-эргономика».

Современная эргономика вводит в мир ценностей самоценность человека. Она сделала реальностью ценность человека – его свойств, потребностей, способностей, сделав человека ценностью культурной (О.И. Генисаретский, Н.А. Носов).

В разделе 1.3. «Эргоцентрическая модель34 предметного формообразования» в постиндустриальном дизайне» представлена многоуровневая проектная модель предметного формообразования, основанная на принципах индукции и эргоцентризма, как ведущая в постиндустриальном дизайне.

Ставящий во главу угла «человеческий фактор» постиндустриальный дизайн таким образом в формообразовании опирается на общенаучный метод «индукции», идущий «от человека» – к его предметному и пространственному окружению. Согласно этой доктрине формообразование в дизайне можно рассматривать как проектирование ряда взаимосвязанных и взаимопроникающих «оболочек человека», обеспечивающих ему комфортные условия для функциональных процессов жизнедеятельности.

Первой из них является «биомеханический уровень», на котором происходит «диффузионный» контакт человека с предметом с взаимопроникновением друг в друга (медицинские протезы, киборг-дизайн).

Вторую «оболочку» составляет одежда и аксессуары, в которые облачается человек, с которыми он непосредственно соприкасается и они обеспечивают комфорт для человеческого тела и его движений – «уровень продолжительного тактильного контакта».

Третья «оболочка» – предметное окружение человека, призванное создать комфортные условия для различных функциональных процессов его жизнедеятельности. С предметным окружением здесь человек вступает в сенсорный, а также тактильный контакт, как правило кратковременный, но оно определяется также во многом моторикой, связанной с выполнением определенных функциональных действий – «уровень сенсорного контакта и моторики».

Четвертой «оболочкой» можно считать предметно-пространственное окружение, с которым человек вступает в визуальный контакт, его организация во многом определяется особенностями психофизиологии человеческого восприятия – «уровень зрительного контакта».

В совокупности все эти оболочки-уровни представляют собой иерархическую «эргоцентрическую модель предметного формообразования», в центре которой находится система «человек-предмет». Пограничными областями этой проектной модели являются архитектурное пространство (верхняя граница) и область биогенного синтеза (нижняя граница).

Эргоцентрическая проектная модель, рассматривая предметно-пространственную среду как своеобразную систему оболочек, взаимосвязанных и развивающихся «от человека», таким образом, определяет принципиально новый системный подход к организации предметной среды и построения пространственной структуры города, с использованием иных (альтернативных), кардинально отличных от традиционных архитектурных, проектных принципов, основанных на философии постиндустриального дизайна.

Основным результатом первой главы стало обоснование принципа «эргоцентризма» (от «эргономика + центризм»)35 в предметном формообразовании как доктрины в дизайне современного постиндустриального общества. Согласно этому принципу, в центре проектной деятельности дизайнера стоит человек как «био-социум» с его эргономическими особенностями и потребностями, включая целый ряд аспектов: функциональный, психофизиологический, эмоциональный, социокультурный и др. «Эргоцентрическая модель предметного формообразования», включая организацию предметно-простанственного окружения человека (в том числе и на уровне пространственной среды города), отражает особенности современного постиндустриального этапа развития общества и становится основополагающей в постиндустриальном дизайне. Организация предметного слоя и окружающей пространственной среды ведется от «человека» как система своеобразных оболочек человека – уровней контакта с предметным и пространственным окружением, обеспечивающих ему комфортные условия для самых различных процессов жизнедеятельности: уровень биомеханического контакта; тактильный уровень; уровень сенсорного контакта и моторики; уровень визуального контакта. Эти «оболочки» (контактные уровни) определяют различные группы проектных задач для дизайна и эргономики. Такая постановка вопроса требует расширения традиционных предметных границ эргономики и дизайна, появления новых направлений и специализаций.

Эргоцентрическая модель предметного формообразования в результате стала основой разработки в следующих главах альтернативного «индуктивного подхода» к организации предметной среды и пространственной структуры города как составляющей общей диалектики организации предметно-пространственной среды современного города.

Глава 2. «Дизайн и город: дизайн городской среды как особый вид проектно-художественного синтеза» включает три раздела, раскрывающие становление дизайна городской среды как обособленного вида проектно-художественной деятельности и его современные тенденции в условиях постиндустриального общества.

Раздел 2.1. «Становление дизайна городской среды как вида проектно-художественного синтеза» раскрывает понятие и предпосылки становления «дизайна города» («дизайна городской среды») как особого вида проектно-художественной деятельности, возникшей в результате синтеза дизайна с архитектурой и градостроительством, монументально-декоративным искусством, скульптурными и предметными формами в пространственной среде города.

Комплексный подход к организации предметно-пространственной среды города. Динамичное развитие дизайна и его переход в начале прошлого века в индустриальную стадию (с самостоятельным объектом проектирования, методологическим и проектным инструментарием) привели к значительному расширению его предметных границ. Уже в первой половине ХХ в. методы дизайна стали использоваться и при организации предметно-пространственной среды города. Особо в этом динамично развивающемся процессе следует отметить новые формы предметного искусства в Советской России, где в 1920-е гг. начал зарождаться комплексный подход к организации предметно-пространственной среды города с использованием проектного инструментария дизайна, архитектуры, монументального и декоративного искусства. Это проявилось в виде:

- монументально-декоративного оформления городских центров для празднеств и гуляний, военных парадов и шествий: использование широкого арсенала художественно-декоративных средств, включая нетрадиционные для архитектуры динамические и кинетические установки (предметные формы) в пространственной среде города36;

- проектных концепций и схем цветовой организации города37.

В послевоенное время в условиях восстановления и всеобщего подъема мировой экономики получают быстрое развитие международные выставки, спортивные и общественные форумы, в восстанавливаемых центрах городов создаются пешеходные улицы как особая форма общественно-торговых центров. Все это дало толчок развитию дизайна в городской среде, появлению новых форм ее организации. Среди них:

- системы визуальных коммуникаций в крупных городских торговых и административных центрах, транспортно-коммуникационных узлах (вокзалах, морских и аэропортах);

- фирменные графические стили общественных форумов, спортивных состязаний (олимпийские игры, спортивные чемпионаты, спартакиады и пр.), промышденно-торговых ярмарок, выставок и др. крупных событий;

- проекты колористического решения, вечерней подсветки, монументальной пропаганды и художественно-декоративного оформления городов и их ансамблей.

Уровни организации предметно-пространственной среды города. Пространственная среда города и ее предметное наполнение – сложный объект дизайнерской деятельности. В его структуре можно выделить как минимум три иерархических уровня:

  1. уровень единичных объектов – отдельные сооружения архитектуры, скульптурные и предметные формы – «элементы городского дизайна»;
  2. уровень архитектурных ансамблей и градостроительных комплексов - общественные центры, жилые образования и др., для которых проектируются гарнитуры уличной мебели и оборудования, системы визуальных коммуникаций, разрабатывались принципы формообразования предметно-графического ряда (фирменные стили);
  3. уровень планировочных схем градостроительного характера – проекты колористической, световой организации города, его комплексного архитектурно-художественного оформления и т.п. 

Все это определило предметные границы и методологическую основу новой области дизайнерской деятельности – дизайна городской среды.

Окончательно как самостоятельный вид проектно-художественной деятельности городской дизайн сформировался во второй половине двадцатого столетия как особая форма синтеза дизайна с архитектурой, градостроительством и монументально-декоративным искусством, став своего рода феноменом ХХ века38. Постепенно выкристаллизовывается объект его деятельности и арсенал исследовательских и проектных методов.

При этом от архитектуры и градостроительства городской дизайн перенял такие черты, как ансамблевость, стремление к уникальности общего композиционного решения, образность и художественную выразительность, контекстуализм. Методология и философия индустриального дизайна проявились в использовании индустриальных методов и новейших технологий в производстве формирующих предметный слой города элементов, эргономического подхода к его организации, метода «фирменных стилей» и новомодных тенденций дизайна в художественно-стилевом формообразовании.

Градостроительный партер. Становление и развитие городского дизайна в условиях динамичного процесса урбанизации (высотной застройки городских центров) привели к формированию в центральных зонах крупных городов градостроительного партера – организации пространства и его предметного наполнения в уровне двух первых этажей застройки в определенной степени автономной и независимой от общей архитектурно-художественной композиции и образно-стилистического. В формировании градостроительного партера наряду с архитектурно-градостроительными средствами, с помощью которых происходила фиксация в пространстве ее «опорных точек» (наиболее значимых функциональных и композиционных узлов), особо активно использовался арсенал проектных методов дизайна. Градостроительный партер в определенной степени можно рассматривать как некую форму синтеза дизайна и градостроительства при организации пространственной структуры города и ее предметного наполнения. 

Метод фирменных стилей в дизайне города. Рожденный в лоне индустриального дизайна, будучи одним из ведущих его проектных инструментов, «метод фирменных стилей» в дизайне города нашел свое развитие и свои специфические особенности, образуя своеобразный вид взаимодействия с архитектурно-художественным стилеобразованием. Метод фирменных стилей в дизайне города в соотнесении с архитектурным контекстом перенимает его определенные качества, становясь «индивидуальным (локальным) архитектурно-художественным стилем ансамбля», призванным выявлять его уникальность, отражая в формообразовании объектов городского дизайна определенные объективно действующие «законы места»39.

Суперграфика как синтез дизайна, архитектуры и градостроительства. Одним из ярких проявлений синтеза дизайна (его графических форм), архитектуры и градостроительства стало широкое распространение в городской среде с середины ХХ в. такого нового в архитектуре города явления как «суперграфика», визуально независимой от плоскости или объема сооружений, на которых она изображается, как правило, зрительно их трансформирующей и являющейся тем самым атектоничной архитектурной или предметной форме в целом. Ее отличие от также контрастирующей в архитектурной среде рекламы заключается в идейно-смысловой или сюжетной направленности, подчеркнутой декоративности. Трансформируя визуально отдельную объемную форму суперграфика, при этом, как правило, подчиняется общей композиционной и сюжетной линии градостроительного ансамбля, становясь в его структуре пространственной и смысловой доминантой (акцентом)40.

Появившись изначально в городе на архитектурных объемах, причем зачастую как средство реабилитации художественно деградированных объектов, суперграфика затем нашла широкое распространение и в скульптуре, предметных формах, объектах городского дизайна и транспорта.

Пешеходная улица: идеальная комфортная среда города. Дизайн принес с собой в пространственную среду города более высокий уровень комфортности. И на смену широко распространенному прежде термину «малая архитектурная форма» в 1980-е гг. пришло понятие «уличная мебель и оборудование». Тем самым на первый план была выдвинута «комфортность» городской среды, вместо «архитектурной ансамблевости», в рамках которой предметные формы рассматривались в первую очередь как функциональные и художественно-декоративные элементы общего архитектурного ансамбля. Теперь предметные формы в городской среде, по подобию интерьерной мебели и оборудования, в первую очередь, должны были стать максимально функциональными, удобными и эргономичными, а также современными и технологичными в производстве.

Определенным кульминационным моментом в истории развития градостроительного партера и городского дизайна в целом стало распространение в Европе в 1960-е гг. пешеходных улиц, задавших новую планку в представлениях о комфорте городской среды. Стремление сделать пространство пешеходных улиц и их оборудование столь же комфортным как интерьерное потребовало обратиться к новому в то время виду проектно-художественной деятельности – дизайну, – обладавшему уникальными проектными методами «эргономики» и «фирменных стилей». Функционально насыщенные41, благоустроенные, оснащенные уличной мебелью и системой визуальных коммуникаций, решенные в едином стилевом ключе, включая колористику, графические композиции и шрифты, предметное формообразование, они на многие годы стали визитной карточкой того или иного города, излюбленным местом прогулок горожан и своего рода идеалом представлений комфортной городской среды.

Динамичные предметные формы в городской среде. Развитие таких художественно-стилевых постмодернистских течений в дизайне как «оп-арт» и «эл-арт», нацеленных на создание динамических зрительных образов в пространстве и времени, привело к появлению в городской среде кинетических объектов, приводимых в движение действием ветра и водяных струй, электромагнитными силами и моторами. Эти кинетические формы вместе с динамической вечерней подсветкой зданий и сооружений, свето-звуковыми эффектами и «живыми картинами» рекламы на движущемся транспорте привносили в город движение, а вместе с ним и жизнь в «застывшую музыку в камне». Кроме того кинетические объекты и объекты оп-арта в городе создали предпосылки и стали первыми прообразами интерактивной предметно-пространственной среды.

Раздел 2.2. «Дизайн города: современные тенденции» посвящен выявлению новейших тенденций в области современного городского дизайна.

В процессе исследования современного отечественного и зарубежного опыта были выявлены наметившиеся тенденции в дизайне городской среды, проявляющиеся в «интерактивности и интеллектуальности», «ландшафтной морфологии» в формообразовании элементов городского дизайна, формировании «локальных архитектурно-художественных стилей» градостроительных ансамблей и комплексов, «появлении высококомфортных городских пространств», «стирании границ между интерьерными и экстерьерными пространствами в городе».

Интерактивность и интеллектуальность предметно-пространствен-ной среды города (эмоционально-психологический аспект). Такие тенденции постиндустриального дизайна как интерактивность и интеллектуальность предметов, проявившие себя в предметном дизайне («умные вещи»), находят все большее отражение и в дизайне города. Однако в отличие от интеллектуальных форм предметного дизайна, ориентируемых зачастую на конкретного индивидуального пользователя, дизайн городской среды в лучшем случае может реагировать на группы потребителей, объединенных по определенному функционально-целевому, социально-демографическому и др. признаку. И «индивидуализация предметов» в дизайне городской среды происходит в рамках их узкой специализации (среда для детей, среда для инвалидов, среда для туристов и т.д.) и по пути расширения числа этих специализаций, а также придания объектам городского дизайна свойств «адаптироваться» под различные группы потребителей, т.е. обладать таким образом определенным интеллектом и интерактивностью. Дизайн города в итоге призван увязывать все эти многоаспектные и узкоспециализированные компоненты в единое целое, функционально, композиционно, стилистически. При этом дизайн городской среды не исключает присутствие в городской среде и «умных вещей» в традиционном понимании этого термина – различных торговых, информационных и др. технических устройств – автоматов, способных реагировать на поведение человека, вступая в диалог с ним.

Ландшафтная морфология в формообразовании элементов городского дизайна (экологический аспект). В дизайне постиндустриального общества, ставящего во главу угла экологический подход к организации окружающей среды, появилось новое направление «ландшафтный дизайн», нацеленное на решение актуальных проблем современного техногенного общества, связанных с дефицитом естественного природного компонента в окружающей человека предметной среде. Подчиненный общей философии дизайна, ландшафтный дизайн дополняет существующий арсенал средств садово-паркового искусства и ландшафтной архитектуры современными проектными приемами и методами дизайна, ставя первостепенной задачу формирования у зрителя ассоциативных образов живой природы, создания необходимого психологического комфорта в окружающей его среде («плывущие» в зеркальном фасаде «живые» облака, стекающие по бетонной стене струи «живой» воды, образы ветвей «живых» деревьев в металлоконструкциях)42.

Локальные архитектурно-художественные стили ансамбля (художественно-стилистический аспект) как средство индивидуализации, повышения художественной выразительности, стилистической и пространственной целостности архитектурно-градостроительного ансамбля и образности города в целом. В основе формирования локального архитектурно-художественного стиля градостроительного ансамбля лежит метод «фирменных стилей», взятый из арсенала средств индустриального дизайна. Однако, в отличие от последних, локальный архитектурно-художественный стиль базируется на более глубоких предпроектных исследованиях и носит более объективный характер. Кроме того, использование метода фирменных стилей в архитектуре тесным образом связано с определенным природным и архитектурным контекстом.

В исторически сложившихся архитектурно-градостроительных ситуациях, как показало исследование, такой «локальный архитектурно-художественный стиль» выполняет, как минимум, следующие четыре группы задач:

  1. формирование художественно-стилистической целостности архитектурно-градостроительного ансамбля;
  2. повышение художественной выразительности архитектурно-градо-строительного ансамбля и выявления его индивидуальности и уникальности;
  3. выявление «законов места» – общих принципов художественного стилеобразования43;
  4. возрождение исторически ценных семантических характеристик – опираясь на исторически ценные, порой утраченные, компоненты архитектурно-градостроительного ансамбля локальный архитектурно-художественный стиль, возрождая их, становится своеобразной «памятью места»44.

Таким образом, локальный архитектурно-художественный стиль ансамбля, перенимая определенные качества «фирменнго стиля» в дизайне и «исторического художественного стиля» в архитектуре, но существенно отличается от них, представляя собой самостоятельное и уникальное явление в дизайне города.

Стирание границ между экстерьерными и интерьерными пространствами города (функционально-пространственный аспект). «Границы» в архитектуре, будь то стены города или здания, всегда играли ключевую роль, функционально необходимые, они становились и важной композиционной составляющей, фиксируясь и выделяясь в пространстве45.

Авангардно мыслящие архитекторы уже с эпохи «современного движения» пытались разрушить эту традиционную границу между интерьерным пространством здания и окружающей его средой, хотя бы на визуальном уровне (органическая архитектура Фрэнка Лойда Райта, модернизм Миса Ван дер Рое и Алвара Аалто). Задачу «разрушения стены» продолжили архитектура и дизайн постиндустриализма. Но средством для ее решения становится комфортность среды: повышение ее уровня во внешнем пространстве до интерьерного – значит разрушить и границу между ними, причем не только визуально, но и функционально, эргономически, эмоционально-психологически46.

Раздел 2.3. «Дизайн-пространство» как новый тип высококомфортных городских пространств». До недавнего времени считалось, что организация пространства является прерогативой деятельности архитектора47. В ХХ веке появились и начали распространение новые типы пространств, которые «по своему определению» не являются предметом архитектурной деятельности. Примером таких «неархитектурных пространств» являются технически оснащенные кабины современных машин и механизмов, салоны авиалайнеров, автобусов, автомобилей, железнодорожных вагонов. Несмотря на то, что эти объекты в основном предназначены для относительно непродолжительного пребывания в них человека, к ним предъявляются повышенные требования по уровню комфортности, безопасности эксплуатации, а также компактности и особой рациональности использования полезной площади и пространства. Это обусловлено, во многом, как экономическими соображениями, так и логикой здравого смысла.

Кроме того, в последнее время все большее распространение получают относительно компактные технические устройства специального назначения, автономно функционирующие в необитаемой (для человека) среде. Они обладают внутренним, как правило, многофункциональным пространством для пребывания в нем человека достаточно продолжительное время – от нескольких часов до нескольких месяцев и более. Как правило, такие устройства снабжены специальным комплексом жизнеобеспечения и особой конструкцией, защищающей пассажира от неблагоприятных воздействий окружающей среды. Примером таких компактных многофункциональных пространств могут служить каюта космического корабля или батискафа, салон орбитальной станции или субмарины

Небольшие сооружения, обладавшие внутренним микропространством, существовали издавна. Это и беседки для отдыха, торговые киоски и ларьки, кареты и почтовые дилижансы, пассажирские железнодорожные вагоны и каюты парохода. Но они организовывались, как правило, по архитектурным канонам, либо сугубо инженерным принципам без проведения специальных эргономических исследований и построения соответствующих соматографических моделей. Кроме того, и техническое оснащение таких микропространств либо отсутствовало вообще, либо осуществлялось на довольно примитивном уровне.

Отличительными признаками формообразования объектов дизайна являются компактность и рациональность, мобильность и вариабельность, использование в их производстве новейших материалов и технологий, эффектность внешнего вида изделия, возможность его изменения и адаптации к меняющимся условиям. Все эти качества дизайнер переносит и на проектируемое им пространство. Кроме того, призванный обеспечить комфортность окружающей человека предметной и пространственной среды, дизайн во главу угла ставит эргономическую составляющую – принцип эргоцентризма. Для обозначения такого пространства, построенного на методах дизайна, в работе вводится понятие «дизайн-пространство». Его основными отличительными признаками являются:

- многофункциональность, а вследствие этого высокий уровень мобильности и вариабельности как дизайн-пространства в целом, так и формирующих его элементов;

- компактность и соразмерность человеку, его геометрические размеры определяются главным образом на основе эргономических требований при выполнении необходимых – в связи с предназначением дизайн-пространства – функциональных действий;

- высокий уровень комфорта (физиологического, эмоционально-психологического, эстетического) и технического оснащения, а следовательно, интерактивность и интеллектуальность дизайн-пространства, способного реагировать на различные типы потребителя и подстраиваться под меняющиеся ситуации.

Как показывает исследование, использование таких высококомфортных пространств микроуровня – дизайн-пространств – сегодня все больше выходит за пределы транспорта и производственной сферы, находят распространение при организации жилой среды, интерьеров общественных пространств, градостроительного партера, становясь новым шагом в развитии последнего по уровню комфортности и технического оснащения.

В работе были рассмотрены принципы различного взаимодействия дизайн-пространств с архитектурными пространствами:

- «тождество пространств», когда дизайн-пространство по своим габаритам совпадает с архитектурным и фактически является им;

- «дизайн-пространство в архитектуре», выделяясь в архитектурном пространстве физически (стенами, перегородками, рельефом и пр.) или условно, психологически (цвето-графически, светом, фактурой материала, микроппластикой рельефа и пр.);

- «архитектура в дизайн-пространстве» в виде художественной стилистики формообравзования дизайн-пространства в целом, включения в качестве декоративного фрагмента или визуального контакта с архитектурным контекстом (»окно в архитектуру»).

Основным результатом второй главы стало раскрытие содержание понятия «дизайна городской среды» как особого вида проектно-художественной деятельности, основанной на синтезе дизайна с архитектурой градостроительством и монументально-декоративным искусством.

Выявлены основные этапы его становления, а также современные тенденции в дизайне города, связанные с переходом нашего общества в постиндустриальную стадию. Ими стали:

- «ландшафтная морфология» в формообразовании градостроительного партера современного города;

- «индивидуализация» и повышение художественной выразительности архитектурно-градостроительных ансамблей формированием их «локальных архитектурно-художественных стилей» с использованием одного из ведущих методов дизайна – «фирменных стилей» и комплексного подхода в организации предметно-пространственной среды;

- «интеллектуальность» и «интерактивность» элементов предметно-пространственной среды города и градостроительного партера в целом;

- «стирание границ между интерьерными и экстерьерными пространствами» города повышением уровня комфортности последних.

Техническое развитие нашей цивилизации привело к появлению в ХХ веке «дизайн-пространств» – новых типов пространств, технически оснащенных и высококомфортных, компактных и сомасштабных человеку, которые организуются отличными от традиционных архитектурных проектными методами эргономики и дизайна. Возникшие первоначально на транспорте, в сложных по управлению механизмах и производствах, специализированных пространственных образованиях с автономной системой жизнеобеспечения, затем в мобильных жилых объектах, сегодня высококомфортные пространства микроуровня, строящиеся на основе формообразующего принципа постиндустриального дизайна – эргоцентризма – находят все большее распространение при организации предметно-пространственной среды, выводя последнюю на качественно новый уровень комфортности.

Глава 3. «Город и человек: теоретико-методологическая модель-концепция комплексной организации предметно-пространственной среды города» включает три раздела, в которых рассматриваются дедуктивный (традиционный) и индуктивный (альтернативный) подходы к организации пространственной среды города, а также принципы их взаимодействия в теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города.

В разделе 3.1. «Организация пространственной структуры города на основе традиционного дедуктивного подхода» рассматривается сложившаяся в архитектурно-градостроительной практике ХХ века «теоретическая градостроительная модель» (традиционный подход, основанный на общенаучном принципе дедукции) и ее особенности на современном этапе.

Несмотря на то, что история строительства городов насчитывает не одну тысячу лет, целеустремленное накопление знаний о градостроительстве начинается лишь со второй половины ХIХ в., а на рубеже XIX-XX вв. градостроительство впервые обращается к единой функционально-планировочной организации города в современном понимании этой задачи (З. Яргина). Стройная теоретическая модель градостроительства сложилась только во второй половине ХХ века. Основанная на общенаучном принципе дедукции она включила следующие иерархические уровни объекта градостроительного проектирования: единая система расселения – региональная система расселения – субрегиональная система расселения – город – планировочный район города – жилой район – фрагмент жилого района48.

Стремящаяся к целостной иерархически выстроенной системе организации пространственной структуры города дедуктивная градостроительная модель стала своего рода отражением социального и научно-технического прогресса ХХ века, массового крупномасштабного индустриального строительства, щирокомасштабного процесса урбанизации, выходящих из под контроля роста и расползания городов, превращения их в мегаполисы.

Направленная на первоочередное решение задач глобального характера (проблемы экологии в рамках системы расселения, оптимизации функционального зонирования и управления развитием городских территорий, организации архитектурно-планировочной структуры и инфраструктур города) дедуктивная градостроительная модель вопросы гуманитарного характера, как более частные, отодвигала на второй план. Проектирование пространственной композиции архитектурно-градостроительных ансамблей при таком подходе ограничивалось, как правило, уровнем планировочных схем и макета, обеспечивавшего ее восприятие с высоты «птичьего полета». Возникнув изначально для человека, города в процессе своего развития  стали все больше от него отдаляться. В определенном смысле ситуация становилась тупиковой.

Среди проблем в организации предметно-пространственной среды города, возникших в рамках сложившегося дедуктивного подхода, были выделены следующие пять групп:

  1. композиционные – традиционные средства организации пространственной композиции города как единого ансамбля, основанные на «методе объемного макетирования», в современных условиях организации сложных пространственных структур, включая подземную урбанистику и обширные территории городских агломераций, становятся малоэффективными; все острее ощущается необходимость в формировании развивающихся во времени объемно-пространственных композиций с учетом их реального восприятия человеком;
  2. экологические, вызванные оторванностью жителя современного мегаполиса от естественного природного окружения; проблемы обостряются еще и тем, что техногенность в современной цивилизации коснулась непосредственного предметного окружения человека, увеличив тем самым еще больше дефицит природного компонента;
  3. масштабности застройки человеку – в особенности эта проблема остро стоит в многоэтажных «спальных районах», где в условиях ограниченности средств организация градостроительного партера находится на примитивном уровне, либо отсутствует вообще;
  4. информативности – низкая информативность архитектурной среды в периферийных районах города и потребность в специальных навигационных системах в переусложненных функционально-пространственных структурах современных городских центров;
  5. художественной целостности и выразительности в условиях массовой индустриальной застройки.

Обозначенные группы проблем, связанные с организацией предметной среды города, не могут быть успешно решены без широкомасштабного подключения дизайна, и, в частности, дизайна городской среды, накопившего в этой области значительный арсенал проектно-художественных средств.

Раздел 3.2. «Организация пространственной структуры города на основе альтернативного индуктивного подхода» посвящен организации пространственной структуры города на основе альтернативного индуктивного подхода, базирующегося на принципах эргоцентризма; предпосылкам его становления и методу «сценарных карт», на основе которого формируется «индуктивная градостроительная модель».

В кон. XIX – нач. ХХ вв. в градостроительстве США начал складываться кардинально новый подход к формированию архитектурно-планировочной (пространственной) структуры города. Подчиненная вопросам функциональной и экономической целесообразности, оптимального построения транспортной инфраструктуры архитектурно-планировочная организация города полностью игнорировала традиционные для европейских городов  каноны построения пространственной композиции города и принципы архитектурно-художественной ансамблевости. Отсутствие жесткого «композиционного» диктата, несущего в основе своей формальный характер, создало благоприятные условия для организации в таких градостроительных образованиях относительно автономной (композиционно и функционально) пространственной структуры в уровне первых этажей застройки – градостроительного партера. Организация этого пространства и его предметного наполнения начали вестись при активном использовании проектно-художественных методов дизайна.

Во второй половине ХХ века в послевоенной Европе в ответ на разворачивающееся широкомасштабное индустриальное строительство получило распространение проектное направление в организации архитектурно-пространственной среды города «контекстуализм» или «средовой подход». В профессиональном языке архитектора и дизайнера  появляются понятия «градостроительный партер», «сценарный подход», «видовой (зрительный) кадр», «режиссура и театрализация городского пространства». Тем самым был очерчен предметный круг деятельности и определен спектр решаемых задач в области организации предметно-пространственной среды города. При этом в своих проектах организации городского пространства сторонники средового подхода шли «от человека (зрителя)» его психофизиологических особенностей, уровня художественно-эстетической подготовленности к восприятию. Таким образом в кон.1970-х – нач.1980-х гг. были заложены методологические основы нового, альтернативного, подхода к организации городского пространства: от человека и его предметного окружения – к предметно-пространственной среде города; появившиеся в это время пешеходные улицы стали яркой формой их реализации49. Несмотря на то, что в условиях диктата массового индустриального строительства средовой подход был в значительной степени ограничен в своем развитии, он принес с собой много идей в рамках концептуального проектирования50. Современное постиндустриальное общество представляет качественно новые технические и интеллектуальные возможности для развития этих идей и формирования альтернативного индуктивного подхода к организации пространственной структуры города.

«Метод сценарных карт» в организации пространственной среды архитектурно-градостроительного ансамбля51. В его основе лежит сценарный подход к организации предметно-пространственной среды города, согласно которому композиция градостроительного ансамбля представляется в форме видеоряда зрительных картин (видовых кадров), построенных по специально разработанному сценарию52. И она раскрывается зрителю по подобию пространственно-временных искусств постепенно – в процессе его движения. Поэтому пути движения зрителя и получаемая им информация (объем, содержание, последовательность) получает решающее значение в построении пространственно-временной композиции градостроительного ансамбля. Для этого составляется «сценарная карта» – схема планировочного характера, на которой выделяются главные «зрительные каналы» – пути движения зрителя, условно разделенные на отрезки – «носители информации» (зрительных кадров)53. Полученная в результате идеализированная картограмма частоты смены зрительных кадров – сценарная карта – становится материальной основой для последующего составления самого архитектурно-художественного сценария развития пространственно-временной композиции градостроительного ансамбля. В этом сценарии «прописываются» конкретные средства его реализации: цветографические и пластические, места размещения и формообразование объектов монументально-декоративного искусства и городского дизайна, организации микропластики земли и благоустройства и др. При этом следует отметить, что метод сценарных карт может использоваться не только в условиях организации предметно-пространственной среды существующего градостроительного ансамбля, но и на стадии формирования планировочной структуры вновь проектируемого объекта, влияя тем самым и на выбор объемных архитектурных средств. Таким образом, уместным становится говорить о «индуктивной градостроительной модели» как о новом, альтернативном традиционному подходе к организации пространственной структуры города54.

Раздел 3.3. «Теоретико-методологическая модель-концепция комплексной организации предметно-пространственной среды города» посвящен теоретико-методологической модели-концепции дизайна города, диалектически объединяющей в себе традиционный дедуктивный и альтернативный индуктивный подходы к организации пространственной структуры города.

Полученная в результате исследования и проектных экспериментальных поисков альтернативная «индуктивная градостроительная модель» во многом дополняет существующую традиционную «дедуктивную градостроительную модель», а вместе они фактически представляют собой «две стороны одной медали» – диалектический подход к организации пространственной структуры города и его предметного наполнения, основу для построения «теоретико-методологической модели-концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города».

Охватывая различные уровни пространственной организации – от систем расселения до генерального плана отдельного архитектурного объекта (дедуктивная модель) и от предметного окружения человека до предметно-пространственной среды градостроительного ансамбля (индуктивная модель), – обе модели касаются объемно-пространственной композиции как на уровне отдельного сооружения, так и проекта детальной планировки архитектурно-градостроительного ансамбля. Их объединяющим звеном становится сценарная карта, носящая с одной стороны планировочный характер, а с другой стороны, отражающая психофизиологические особенности восприятии человека.

Принцип ярусности в организации предметно-пространственной среды архитектурно-градостроительного ансамбля. Наряду со сценарной картой, регламентирующей пространственную композицию архитектурно-градостроительного ансамбля «по горизонтали», в работе был сформулирован принцип «ярусности» в организации предметно-пространственной среды архитектурно-градостроительного ансамбля, отражающий развитие его пространственной композиции «по вертикали»55

В результате исследований третьей главы выявлены особенности организации предметно-пространственной среды города в рамках традиционного дедуктивного подхода, сформировавшегося в условиях индустриально развитого общества середины ХХ века, в т.ч. возникшие здесь проблемы композиционные, экологические, масштабности высотной застройки, информативности и художественной выразительности.

В то же время был разработан альтернативный подход к организации пространственной структуры города, базирующийся на общенаучном методе индукции и берущий свои истоки в контекстуализме (средовом подходе) конца ХХ века. Идущий «от человека», основанный на принципе эргоцентризма, отражающий современные веяния постиндустриального общества, дополняя существующий дедуктивный подход, он способен в значительной мере решить возникшие проблемы в организации предметно-пространственной среды в рамках традиционного градостроительства.

Все это позволило в итоге сформировать теоретико-методо-логическую модель-концепцию дизайна города, диалектически объединяющую в себе традиционный дедуктивный подход (дедуктивную градостроительную модель) и разработанный в процессе исследования альтернативный индуктивный подход к организации пространственной структуры города (индуктивную градостроительную модель).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Диссертация является итогом многолетних научно-исследовательских, учебно-методических и проектно-практических работ автора в области организации предметно-пространственной среды города как актуальной и перспективной творческой архитектурно-дизайнерской проблемы. На его основе, а также обобщения существующего исторического и теоретического опыта автором сформулировано новое направление в теории и практике архитектурной деятельности дизайн города, которое представлено в данной диссертационной работе как обособленный вид проектно-художественной деятельности, основанный на синтезе дизайна с монументально-декоративным искусством, архитектурой и градостроительством, направленный на комплексную организацию предметно-пространственной среды города, включая различные иерархические уровни: предметный, объемно-пространственный (архитектурный), пространственно-планировочный (градостроительный); отвечающий современным представлениям о функциональности, информативности и художественной выразительности городской среды, ее комфортности.

Впервые представлен целостный взгляд на решение проблем дизайна городской среды в виде теоретико-методологической концепции комплексной организации предметно-пространственной среды города. Она объединяет в себе два методологических подхода к организации пространственной структуры города:

              1. традиционную методологию градостроительного проектирования, основанную на общенаучном принципе дедукции, решающую проектные задачи по снисходящей от стратегических экономгеографических моделей и схем районной планировки к генеральным планам и проектам детальной планировки ансамблей и отдельных архитектурных объектов и элементов благоустройства;
              2. альтернативный подход, начавший формироваться в лоне средового проектирования конца ХХ века, идущий от человека, его предметного окружения к организации предметно-пространственной среды и пространственно-планировочных структур; базирующийся на общенаучном методе дедукции.

Таким образом, предлагаемая синтетическая модель-концепция выводит организацию предметно-пространственной среды города на качественно новый уровень, соотнося ее с традиционными методами градостроительного проектирования, с одной стороны, и человеком-индивидумом постиндустриальной формации с учетом ценностных ориентиров и представлений о комфорте, с другой стороны, а также наметившимися современными тенденциями в дизайне городской среды. В ней впервые человек (потребитель), дизайн (предмет) и город (пространство) рассматриваются как составляющие и взаимовлияющие  компоненты единой триады «человек-дизайн-город», являющейся главным объектом современной проектной деятельности архитектора-дизайнера при организации предметно-пространственной среды города.

Основные выводы исследования

Обобщение результатов проведенного исследования в области дизайна городской среды позволяет сделать следующие выводы:

1. На рубеже ХХ и ХХI вв. в условиях постиндустриального общества обозначился переход индустриального дизайна в новое качество – производство предметов потребления вне индустриального направления с использованием новейших информационных технологий, с превалированием в объектах проектирования эмоциональной и эргономической составляющих, с высоким уровнем индивидуальности объектов дизайна. Дизайн в обществе информационных технологий вступил в новую стадию своего развития – постиндустриальную. Его отличительными признаками являются:

- миниатюризация предметов – объектов дизайна, когда «форма предмета перестает следовать строго за функцией», а начинает «следовать за эргономикой»;

- виртуальность – кибер-дизайн, бестелесный дизайн, при котором «форма предмета начинает терять свою материальность»;

- искусственный интеллект предметов (»умные вещи») – окружающие человека предметы все больше превращаются из послушных «слуг» в «партнеров» и «форма предмета начинает следовать за эмоцией человека»;

- интерактивность – реагирование предмета на поведение человека, включая изменения его эмоционального состояния, а также перемены окружающей обстановки; форма предмета теряет свою жесткую предопределенность и предсказуемость, превращаясь в более гибкую «форму-хамелеон».

Постиндустриальный дизайн принес с собой и новые формы синтеза как с различными видами проектно-художественной культуры (архитектурой, градостроительством, скульптурой и декоративно-прикладным искусством), нашедшим выражение в появлении таких новых художественно-стилевых течений, как «хай-тек», «арт-дизайн», «эл-арт», «кинетическое искусство», а также в рамках системы «человек-предмет», который кардинально меняет существовавшие до сих пор традиционные формы тактильно-визуального контакта человека с предметом; такой синтез происходит на различных уровнях – интеллектуальном, психоэмоциональном, биомеханическом.

2. Современное постиндустриальное общество выдвинуло доктрину «Нового Ренессанса», поставив во главу угла человеческий фактор, связывая свое развитие с повышением качества жизни человека, его духовным ростом, новым типом взаимоотношений с природой. И в постиндустриальном дизайне особое место получает эргономика, призванная обеспечить максимально удобные для человека предметы и комфортную среду. При этом эргономика значительно расширяет свои как объектные, так и предметные границы. Сегодня уместным становится говорить о «биоэргономике» (ее микроуровень), и «эргономике пространства» (ее мегауровнь). В условиях интеллектуального общества эргономика начинает касаться не только традиционных аспектов, связанных с антропометрией и моторикой человека, но и его эмоциональной составляющей, эстетикой предметов и среды. Тем самым в постиндустриальном дизайне выдвигаются новые направления теоретических и прикладных исследований и экспериментальных поисков.

3. В работе предлагается «эргоцентрическая модель предметного формообразования» в постиндустриальном дизайне, в основе которой лежит система «человек-предмет». Проектная модель представляет собой ряд иерархических уровней – взаимосвязанных и взаимопроникающих друг в друга предметных и пространственных «оболочек человека», обеспечивающих ему комфортные условия для функциональных процессов жизнедеятельности:

- «биомеханический уровень» «диффузионного» и непрерывного тактильного контакта человека с предметом, предусматривающий взаимопроникновение друг в друга (медицинские протезы, киборг-дизайн);

- «уровень продолжительного тактильного контакта» составляет одежда и аксессуары, в которые облачается человек (и, как особая их форма, экзоскелет), с которыми он непосредственно соприкасается и которые обеспечивают удобство и комфорт для человеческого тела и его движений;

- «уровень кратковременного сенсорного контакта и моторики» – предметное окружение человека, с которым он вступает в непосредственный кратковременный сенсорный контакт, но оно, в отличие от предыдущего, определяется преимущественно моторикой, связанной с выполнением определенных функциональных действий человека с предметом;

- «уровень зрительного контакта» – предметно-пространственное окружение, с которым человек вступает в визуальный контакт, соответственно, организация предметно-пространственное окружение во многом определяется особенностями психофизиологии человеческого восприятия.

Пограничными областями «эргоцентрической модели» являются архитектурное пространство (верхняя граница) и область биогенного синтеза (нижняя граница).

Рассматривая предметно-пространственную среду как своеобразную систему оболочек, развивающихся от человека, эргоцентрическая проектная модель, таким образом, определяет принципиально новый системный подход к организации пространства на микроуровне (человек-предмет), с использованием иных, кардинально отличных от архитектурных, проектных принципов, основанных на философии постиндустриального дизайна.

4. Одной из перспективных областей постиндустриального дизайна сегодня является дизайн города (городской дизайн), призванный обеспечить масштабную, информационно насыщенную, функционально и психологически комфортную предметно-пространственную среду для человека. Как самостоятельный вид проектно-художественной деятельности дизайн городской среды сформировался во второй половине ХХ века как особый вид синтеза дизайна с архитектурой, градостроительством, монументально-декоративным искусством, став своего рода феноменом двадцатого столетия. Он имеет свой обособленный объект проектной деятельности и арсенал исследовательских и проектных методов.

При этом от архитектуры и градостроительства городской дизайн перенял такие признаки и особенности и черты, как ансамблевость, стремление к уникальности общего композиционного решения, образность и художественную выразительность, контекстуализм. Методология и философия индустриального дизайна проявляются в использовании высокотехнологичных методов в производстве формирующих градостроительный партер элементов, методов эргономического проектирования, метода «фирменных стилей» и использование в формообразовании элементов предметного наполнения городской среды актуальных художественно-стилевых течений индустриального и  постиндустриального дизайна.

Одним из ярко выраженных форм синтеза дизайна (его графических форм), архитектуры и градостроительства стало появление с середины ХХ века в пространственной среде города такого уникального явления как «суперграфика». Визуально трансформируя объемную композицию архитектурной или предметной формы, суперграфика при этом, как правило, подчиняется общей композиционной и сюжетной линии градостроительного ансамбля, играя в его структуре роль пространственной и смысловой доминанты (акцента).

Синтез дизайна и градостроительства проявился в формировании в условиях высотной застройки городских центров градостроительного партера – относительно автономного и независимого от общей архитектурно-планировочной композиции города пространства в уровне двух первых этажей застройки, оборудованного уличной мебелью и системой визуальных коммуникаций. В его организация преимущественно используются проектные методы дизайна, в частности «эргономическое проектирование» и «метод фирменных стилей». Градостроительный партер стал своего рода буфером между высотной архитектурой городских центров и человеком, функциональным, масштабно-пластическим, информативно-психологическим, художественно-семантическим, обеспечивший в ХХ веке масштабный рост и развитие города вне явного конфликта с человеком.

Один из ведущих проектных методов дизайна «метод фирменных стилей» нашел свое использование и развитие в дизайне города, образуя на методологическом уровне своеобразный синтез с архитектурно-художественным стилеобразованием и превращаясь в локальный художественный стиль архитектурного ансамбля, призванный подчеркнуть его уникальность и индивидуальность, и отражая при этом в формообразовании определенные объективно действующие «законы места».

5. Дизайн вместе с эргономикой принес с собой в пространственную среду города более высокий уровень комфортности. Соответственно, на смену широко распространенным прежде терминам «афиша», «вывеска», «малая архитектурная форма» в 1980-е гг. пришли понятия «уличная мебель и оборудование», «визуальные коммуникации», «медиа-фасады». Тем самым на первый план, вместо принципа «архитектурной ансамблевости», в рамках которого предметные формы рассматривались прежде всего как деталь общего художественного целого, была поставлена комфортность и информативность городской среды. Определенным кульминационным моментом в истории развития градостроительного партера стало появление во второй половине ХХ века пешеходных улиц – многофункциональных городских пространств с повышенным уровнем комфорта.

Следуюшим этапом развития комфортной среды города становится появление в конце ХХ века в его пространственной структуре «дизайн-пространств» – относительно компактных и соразмерных человеку, функционально продуманных и высокооснащенных технически пространств, обладающих интерактивностью и определенным уровнем интеллекта. Эти высококомфортные городские пространства микроуровня организуются отличными от традиционных архитектурных проектными и техническими средствами. Упор здесь делается на дизайн и эргономическое проектирование. В основе построения таких «дизайн-пространств» лежит основной принцип формообразования в постиндустриальном дизайне – «принцип эргоцентризма», ставящий во главу угла человеческий фактор. Формируемые в градостроительном партере высококомфортные, интеллектуальные дизайн-пространства организуют вокруг человека своеобразную оболочку (верхняя граница «эргоцентрической модели») и по уровню своей комфортности начинают стирать границу между внутренним и внешним пространством в городе.

6. В дизайне современного города в концу ХХ века возникло новое направление для решение возникшей в условиях техногенной среды современного города проблемы дефицита естественного природного компонента – «ландшафтный дизайн». Подчиненный общей философии дизайна ландшафтный дизайн дополняет существующий арсенал средств садово-паркового искусства и ландшафтной архитектуры современными проектными приемами дизайна, ставя первостепенной задачу формирования у зрителя ассоциативных образов живой природы, создания необходимого психологического комфорта в окружающей человека среде. Арсенал средств ландшафтного дизайна здесь в значительной степени пополняют приемы формирования таких художественно-стилевых течений как «зоооморфный дизайн», «оп-арт», «кинетическое искусство» и «эл-арт». Последние, преследовавшие цель создания динамических зрительных образов в пространстве и времени, привели к появлению в городской среде кинетических объектов, приводимых в движение действием ветра, воздушных масс и водяных струй, элетромагнитыми силами и моторами. Эти кинетические формы вместе с динамической архитектурной подсветкой, свето-музыкальными инсталляциями, медиа-фасадами и «живыми картинами» рекламы на движущемся транспорте привносили в город (»застывшую музыку в камне») движение, а вместе с ним – и образы живой природы. Кроме того, кинетические формы и объекты оп-арта в городе стали первыми прообразами интерактивной предметно-пространственной среды.

7. Традиционная методология современной градостроительной практики базируется на общенаучном методе дедукции и включает ряд иерархически взаимосвязанных проектных уровней, расположенных по нисходящей: проект районной планировки – генплан города – ПДП градостроительного ансамбля – генеральный план отдельного архитектурного объекта. Однако построенные на методе дедукции, а тем самым неся в определенной степени односторонний характер, эти традиционные методы организации пространственной структуры города на основе индустриальных методов в условиях интенсивного процесса урбанизации и массового строительства привели во второй половине ХХ века к возникновению ряда проблем, связанным с гипертрофированным масштабом новых градостроительных образований, в особенности в центрах городов, оторванностью их от естественного природного окружения, переусложненностью функционально-пространственной структуры, чрезмерной техногенностью предметной среды, разрушением композиционной целостности. Острота этих проблем в особенности ощущается в современных условиях постиндустриального общества, ориентированного на человеческий фактор. И решение многих из них, как показывает практика, сегодня невозможно без активного использования арсенала средств, накопленного городским дизайном.

На основе обобщения опыта средового подхода и проектных разработок по архитектурно-художественному оформлению городов, базировавшихся на сценарном подходе, в основе которого лежал общенаучный метод индукции, в работе была предложена альтернативная методологическая модель-концепция организации пространственной структуры города – «индуктивная градостроительная модель», основанная на принципе «эргоцентризма». В основе ее построения лежат «метод сценарных карт» и «принцип ярусности градостроительного партера», учитывающих психофизиологические особенности человека и, в первую очередь, – его зрительного восприятия.

Полученные в результате исследования альтернативная «индуктивная градостроительная модель» в соотнесении ее с традиционной «дедуктивной градостроительной моделью» позволили построить теоретико-методологическую модель-концепцию комплексной организации предметно-пространственной среды города, отражающей взаимодействие названных градостроительных моделей на различных иерархических уровнях пространственной организации города, представляя в итоге новый синтетический подход к гармоничной организации пространственной структуры города и её предметного наполнения.

ПУБЛИКАЦИИ, НАУЧНЫЕ, ПРОЕКТНЫЕ, НАУЧНО-МЕТОДИ-ЧЕСКИЕ РАБОТЫ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИонного исследованния

       Основное содержание диссертационного исследования отражено  в 49 публикациях автора (общим объемом 138 п.л., авторский вклад 106 п.л.).

       

Публикации в рецензируемых журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Михайлов С.М. Три аспекта реконструкции улицы Советской в городе Оренбурге. По результатам XIV научно-проектного семинара Союза Дизайнеров России//Вестник Оренбургского государственного университета, 2005,  № 9 (сентябрь). С. 11-13 (0, 3 п.л).
  2. Михайлов С.М., Михайлова А.С. Становление универсального проектного метода дизайнера в первых школах дизайна Баухаузе и ВХУТЕМАСе в 1920-е гг.//Мир науки, культуры, образования, 2008, № 5 (декабрь). С. 104-106 (0,3 п.л. /0,15 п.л.).
  3. Михайлов С.М. Пространство как объект дизайнерской деятельности. Понятие «дизайн-пространство»//Мир науки, культуры, образования, 2009, № 6 [18] (ноябрь). С. 77-78 (0,3 п.л).
  4. Михайлов С.М. Метод «фирменных стилей» в организации предметно-пространственной среды города//Дизайн и технологии, 2010, № 17(59). С. 22-28 (0,3 п.л).
  5. Михайлов С.М. К понятию «ландшафтный дизайн» в условиях современной техногенной среды//Дизайн и технологии, 2010, № 15(57). C. 21-23 (0,3 п.л).
  6. Михайлов С.М. Метод «Сценарных карт» в организации предметно-пространственной среды современного города//Мир науки, культуры, образования, 2009, № 6 [18] (ноябрь). С. 49-51 (0,3 п.л).
  7. Михайлов С.М., Михайлова А.С. Постиндустриальный дизайн: новые виды синтеза//Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПУ, 2009, № 4. С. 230-237. (0,3 п.л./0,15 п.л.).
  8. Михайлов С.М., Белов М.И. Принципы организации предметно-пространственной среды пешеходных улиц (1960-1980-е гг.)//Мир науки, культуры, образования, 2010, №6 [25] (декабрь) Часть 2, С. 80-83 (0,4 п.л./0,2 п.л.).
  9. Михайлов С.М., Белов М.И. Метод «фирменных стилей» в дизайне пешеходных пространств города (на примере квартала «Николай-фиртель» в Берлине)//Мир науки, культуры, образования, 2010, №6 [25] (декабрь) Часть 1,  С. 37-39 (0,4 п.л./0,2 п.л.).

Монографии

  1. Дизайн архитектурной среды. Краткий терминологический словарь-справочник/Н.Д. Дембич, В.И. Захаров, Л.В. Листовская, С.М. Михайлов/Под ред. С.М. Михайлова. – Казань: «ДАС», 1994. – 240 с.: ил. (8 п.л./3 п.л.).
  2. Михайлов С.М., Кулеева Л.М. Основы дизайна: Учеб. для вузов/Под ред. С.М. Михайлова. – Казань: «Новое знание», 1999. – 240 с.: ил. (16,5 п.л./11,5 п.л.).
  3. Михайлов С.М. История дизайна. Том 1: Учеб. для вузов. – М.: Союз Дизайнеров России, 2002. – 270 с.: ил. (16,5 п.л.).
  4. Михайлов С.М. История дизайна. Том 2: Учеб. для вузов. – М.: Союз Дизайнеров России, 2004. – 396 с.: ил. (24,75 п.л.)
  5. Михайлов С.М., Михайлова А.С. История дизайна. Краткий курс: Учебное пособие/Под ред. С.М. Михайлова. – М.: Союз Дизайнеров России, 2004. – 289 с.: ил. (18,12 п.л./12,6 п.л.)
  6. Михайлов С.М., Михайлова А.С. Основы дизайна: Учеб. для вузов/ Под ред. С.М. Михайлова. – Казань: Дизайн-квартал, 2008. – 288 с.: ил.  (30 п.л./ 21 п.л.).

Учебно-методические работы

  1. Комплексное проектирование предметно-пространственной среды жилого района. Методические указан. к курс. проекту «Планировка и застройка жил. района» для студ. спец.-2901/С.М. Михайлов, О.Д. Григорьев, З.З. Сафин. – Казань: КИСИ, 1985. – 21 с.: ил. (1,5 п.л./0,5 п.л.).
  2. Грубов В.А., Дембич А.А., Михайлов С.М. Градостроительное проектирование: Учебное пособие/В.А. Грубов, А.А. Дембич, С.М. Михайлов. – Казань: КХТИ, 1985. – 56 с.: ил. (3,75 п.л./1,25 п.л.).
  3. Дизайн жилой среды: Учебное пособие/В.И. Захаров, С.М. Михайлов. – Казань: КИСИ, 1992 (3 п.л./1,5 п.л.).
  4. Композиционное моделирование в учебном градостроительном проектировании: Учебное пособие/А.А.Дембич, С.М. Михайлов. – Казань: КИСИ, 1993. – 49 с.: ил. (3 п.л./1,5 п.л.).

Научные статьи в других изданиях

  1. Михайлов С.М. Пешеходная торговая улица как форма пространственной организации культурно-бытового обслуживания в малом историческом городе – центре туризма (на примере городов Поволжья)//Архитектура Среднего Поволжья: Межвузовский сб. – Казань: КХТИ, 1982. – С. 35-38 (0,3 п.л.).
  2. Михайлов С.М. Проект благоустройства Ново-Южного района г. Чебоксары//Архитектура СССР. – 1984, № 2. – С. 36-37 (0,3 п.л.).
  3. Михайлов С.М., Григорьев О.Д. Малая архитектура как инструмент гармонизации пространственной среды исторического города// Градостроительство ТАССР: Межвузовский сб. – Казань: КХТИ, 1984. – С. 25-26 (0,2 п.л./0,1 п.л.).
  4. Михайлов С.М., Романов А.Г. Схема цветового оформления города/ Экспресс-информация//Современ. состоян. и тенденции развития городов в СССР и за рубежом. – М: МГЦНТИ, 1986, вып. 8. (0,4 п.л./ 0,2 п.л.).
  5. Михайлов С.М. Сафин З.З. Проектирование комплексного художественного и монументально-декоративного оформления крупного города/ Экспресс-информация//Современ. состоян. и тенденции развития больших городов в СССР и за рубежом. – М: МГЦНТИ, 1987, вып. 1. (0,4 п.л./0,2 п.л.).
  6. Михайлов С.М. Комплексное архитектурно-художественное оформление городской площади/Экспресс-информация//Современ. состоян. и тенденции развития больших городов в СССР и за рубежом. – М: МГЦНТИ, 1988, вып. 9. (0,4 п.л.).
  7. Михайлов С.М. Комплексное художественное оформление города/На нем. языке//Architektur der DDR, 1988, № 8. (0,5 п.л.)
  8. Михайлов С.М. Сценарная карта как основа построения пространственной композиции градостроительного ансамбля//Проблемы архитектуры и градостроительства Татарии. – Казань, 1990.
  9. Михайлов С.М. Комплексное благоустройство и художественное оформление городской улицы/Рукопись депонирована во ВНИИТАГ Минстроя РСФСР//Архитектура и градостроительство, 1992, вып. 2, № 893 (0.4 п.л.).
  10. Михайлов С.М. Особенности проектирования городского оборудования/Рукопись депонирована во ВНИИТАГ Минстроя РСФСР//Архитектура и градостроительство, 1992, вып. 2, № 893 (0.4 п.л.).
  11. Михайлов С.М. Архитектурно-художественное оформление жилой среды/Рукопись депонирована во ВНИИТАГ Минстроя РСФСР//Архитектура и градостроительство, 1992, вып. 3, № 894 (0.4 п.л.).
  12. Михайлов С.М. Дизайн-архитектура III-го тысячелетия//Дизайн-ревю, 2004, № 1-4. – С.179-182 (0,4 п.л.).
  13. Михайлов С.М. Концепция художественного оформления Гжели// Дизайн-ревю, 1995, № 4.
  14. Михайлов С.М. Дизайн городской среды – феномен современной проектно-художественной культуры//Дизайн 4: Сб. научных статей РАХ/Под ред. Н.В. Воронова. – М.: Союз Дизайнеров России, 1996. – С. 133-141 (0.4 п.л.).
  15. Михайлов С.М. Особенности организации историко-архитектурной экспозиции Свияжска//Возрождение острова-града Свияжск: Сб. материалов/ Под ред. М.Ю. Забрусковой, Е.В. Игнатьева. – Казань: Новое Знание, 1997. – С.193-195 (0,1 п.л.).
  16. Михайлов С.М. VIII Проектный семинар Союза дизайнеров в Казани// Дизайн-ревю. – 1997, № 1.
  17. Михайлов С.М. Пешеходная улица в Лениногорске//Дизайн-ревю, 1999, № 1-2.
  18. Михайлов С.М. Ваймар 10 лет спустя...//Дизайн-ревю, 1999, № 3-4. – С. 8-14 (0.4 п.л.).
  19. Михайлов С.М. Х-й проектный. Традиционный и нетрадиционный семинар Союза Дизайнеров России в Железноводске//Дизайн-ревю, 2004, № 1-4. – С. 97-99 (0.2 п.л.).
  20. Михайлов С.М. Ландшафтный дизайн в предметно-пространственной среде города//Дизайн-ревю, 2002, № 1-2. – С. 75-85 (0,4 п.л.).
  21. Михайлов С.М. Национальное и интернациональное в архитектуре и дизайне//Дизайн-ревю, 2003, № 1-4. – С. 25-37 (0,4 п.л.).
  22. Михайлов С.М. К понятию «Ландшафтный дизайн»//Проблемы дизайна: Сб. РАХ/Под ред. В.Л.Глазычева. – М: Союз Дизайнеров России, 2003. – С. 78-88 (0,5 п.л.)
  23. Михайлов С.М. Национальное и интернациональное в архитектуре и дизайне. Феномен дизайна архитектурной среды//Проблемы дизайна-2: Сб. РАХ/Под ред. В.Л.Глазычева. – М: Архитектура, 2004. – С. 313-321 (0,5 п.л.).
  24. Михайлов С.М. Советская, Николаевская... XIV научно-проектный семинар Союза Дизайнеров России в Оренбурге//Дизайн-ревю, 2005, № 1-2. – С.11-22 (0,5 п.л.).
  25. Михайлов С.М. Сценарная карта как основа построения пространственной композиции градостроительного ансамбля//Развитие региональных архитектурно-художественных школ в контексте историко-культурных традиций. Том 2: Сб. материалов международной научно-методической конференции. – Казань, 2005. – С. 212-214 (0.3 п.л.).
  26. Михайлов С.М. Пять тенденций в современном дизайне города// Вестник Оренбургского государственного университета, 2007, № 76. – С. 18-21 (0,4 п.л.).
  27. Михайлов С.М., Михайлова А.С. Начало дизайна//Вестник Оренбургского государственного университета, 2007, № 76. – С. 77-80. (0,4 п.л./0,2 п.л.).
  28. Михайлов С.М., Михайлова А.С. Время индустриального дизайна//В кн.: Социокультурные проблемы дизайна. – Ростов-на-Дону: Антей, 2008. – С. 35-46 (0,5 п.л./0,25 п.л.).
  29. Михайлов С.М. От абстрактного к конкретному, от конкретного к абстрактному//Проблемы дизайна-5: Сб. РАХ/Под ред. В.Р. Аронова. – М.: Артпроект, 2009. – С. 70-77 (0,5 п.л.).
  30. Михайлов С.М. Дизайн городской среды как вид синтетической деятельности. Исторический аспект//Дизайн-ревю, 2009, № 1-4.- С. 10-28 (0.8 п.л.)
  31. Михайлов С.М. Интерактивность как определяющий признак дизайна постиндустриального общества // Дизайн-ревю. – 2010, № 1-4. – (0.9 п.л., в печати).

Доклады на научных конференциях и семинарах, мастер-классах

  1. Михайлов С.М. Образно-семантическое зонирование как метод градостроительного проектирования//Материалы Международного научно-проектного семинара по проблемам новых городов. – Казань-Наб.Челны-Елабуга, 1989.
  2. Михайлов С.М. Городской дизайн как средство повышения комфортности среды «новых городов»//Материалы Международного научно-проектного семинара по проблемам новых городов. – Казань-Наб.Челны-Елабуга, 1989.
  3. Михайлов С.М. Город, дизайн, реклама//Сборник материалов II Всероссийской конференции главных дизайнеров и главных художников городов. – М: Союз Дизайнеров России, 2000/
  4. Михайлов С.М. Дизайн-технологии-информация//Сборник материалов III Всероссийской конференции главных дизайнеров и главных художников городов. – М: Союз Дизайнеров России, 2000.
  5. Михайлов С.М. Дизайн – проектная культура XXI века//В сб. материалов Международной научно-методической конференции «Развитие архитектурно-художественного образования в контексте мировой культурной интеграции. Том 1. – Казань: Новое знание, 2002
  6. Михайлов С.М. (в соавт. с А.С. Михайловой). Композиционное и художественно-графическое моделирование в подготовительных курсах первых школ дизайна//Материалы Международной конференции «Востребованное архитектурно-художественное образование – от искусства до бизнеса». – Казань, 2007.
  7. Михайлов С.М. Фирменный стиль как средство выражения «исторической памяти» города//Доклад на общероссийском Дизайн-форуме главных художников и дизайнеров городов России. – Сочи, 26-29.05.2009.
  8. Михайлов С.М. Дизайн города: современные тенденции//Доклад в рамках мастер-классов на Общероссийском фестивале «Калининград – столица российского дизайна». – Калининград, 12.09.2009.
  9. Михайлов С.М. Дизайн: современные тенденции//Доклад на конференции «Дизайн-бизнесу» на Южно-Российском фестивале дизайна «Золотой мост – 2009». – Ростов-на-Дону, 29-31.10.2009.
  10. Михайлов С.М. Программа «Малые города России»//Доклад на Общероссийской научной конференции «Наука и образование – практике» в рамках IV Казанской Биеннале. – Казань, 2-3.12.2009.

Отчеты госбюджетных научно-исследовательских работ

  1. Раздел госбюджетной НИР: «Комплексная организация предметно-пространственной среды города» (1982-1990)/С.М. Михайлов (ответственный исполнитель).
  2. Отчет госбюджетных НИР тема: №19-91 «Дизайн архитектурной среды. Методическое обеспечение подготовки специалистов в вузе» (1991-1995)/С.М. Михайлов (руководитель темы).
  3. Отчет госбюджетных НИР тема: № 12.01-01 «Научно обоснованная система методического обеспечения специальности «архитектор-дизайнер» (1996-2000)/С.М. Михайлов (руководитель темы).
  4. Отчет госбюджетных НИР тема: № 11.031-06 «Историко-теоретические курсы в системе подготовки архитектора-дизайнера» (2001-2011)/С.М. Михайлов (руководитель темы).

Научно-проектные разработки, научно-проектные семинары и реализованные проекты по теме диссертации

  1. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного архитектурно-художественного оформления г. Углича (1982-83).
  2. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект благоустройства ул. К. Либкнехта в Угличе с комплектом паспортов уличной мебели (1983).
  3. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект благоустройства Ново-южного района г. Чебоксары.//В рамках Всероссийского конкурса союза архитекторов РФ (1984). – III-е место, отмечен грамотой ЦК ВЛКСМ Чувашии.
  4. Михайлов С.М., Григорьев О., Хайбуллов Р. (авт. вклад 30%). Проект благоустройства жилого двора.//Всероссийский конкурс журнала Архитектура СССР (1984). – II-е место.
  5. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного архитектурно-художественного оформления г. Новотроицка с комплектом паспортов уличной мебели и благоустройством ул. Советской (1985-86).
  6. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного архитектурно-художественного оформления г. Альметьевска с разработкой комплекта уличной мебели и благоустройства центральной улицы (1986-87).
  7. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект благоустройства г. Мамадыша с разработкой комплекта уличного оборудования (1987).
  8. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного архитектурно-художественного оформления Сарапула с разработкой благоустройства ул. Советской, Привокзальной площади и пл. «200 лет Сарапула» и разработкой комплекта уличного оборудования (1989-91).
  9. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного архитектурно-художественного оформления г. Орска с разработкой схемы колористики города (1993-94).
  10. Михайлов С.М., Захаров В.И. (авт. вклад 50%). Концептуальный проект архитектурно-художественного оформления г. Златоуста.//В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров России (1994).
  11. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция фирменного стиля Гжели//В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров России (1995).
  12. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция уличных светильников для г. Казани.//В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров России (1997).
  13. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект пешеходной улицы в г. Лениногорске с разработкой комплекта уличной мебели и оборудования и организацией вечерней подсветки (1997-98).
  14. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект благоустройства центральной площади в г. Лениногорске с организацией колористического и светового решения (1997-98).
  15. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект благоустройства ул. Ленина в г.Лениногорске с разработкой комплекта уличного оборудования (1998).
  16. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция архитектурно-художественного оформления центра г. Коломны.// В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров России (1999).
  17. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект благоустройства городского озера в центре Альметьевска с разработкой уличной мебели и оборудования (2000).
  18. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция архитектурно-художественного оформления курортной зоны Железноводска.//В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров России (2000).
  19. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект благоустройства улицы Чехова в Альметьевске с разработкой уличной мебели и оборудования (1999-2000).
  20. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект реконструкции мемориального комплекса в г. Альметьевске (2000-01).
  21. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция архитектурно-художественного оформления центра Урюпинска.//В рамках Всероссийского проектного семинара Союза дизайнеров (2001).
  22. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Реализованный проект реконструкция центральной площади Альметьевска (2002-2003).
  23. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект реконструкции улицы Гагарина в г. Альметьевске (2002-2003).
  24. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Частично реализованный проект реконструкции парка Урицкого в г. Казани (2004).
  25. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Реализованный проект реконструкции мемориального комплекса в парке Победы  в г. Зеленодольске (2004-05).
  26. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект благоустройства общественного центра «Атриум» в Оренбурге (2004).
  27. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Концептуальный проект реконструкции улицы Советской в Оренбурге, с превращением ее в пешеходную зону.//В рамках научно-проектного семинара Союза Дизайнеров России (2005).
  28. Михайлов С.М. (руководитель коллектива дизайнеров). Серия реализованных проектов по благоустройству центра г. Зеленодольска (2006-2007).

Участие в выставках с работами по теме диссертации

  1. Михайлов С.М. Методика комплексного архитектурно-художественного оформления города//IV Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-1996». – Москва, 1996. – Диплом лауреата.
  2. Михайлов С.М. (в составе авторского коллектива). Проект пешеходной зоны в Лениногорске//VI Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-1998». – Москва, 1998. – Диплом лауреата.
  3. Михайлов С.М. (в составе авторского коллектива). Проект благоустройства центра Лениногорска «Грин-ринг»//VII Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-1999». – Москва, 1999. – Национальный приз в области дизайна.
  4. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект-концепция благоустройства центра Коломны//Первый фестиваль Российского Дизайна на Кавминводах. – Железноводск, 8-10.10.1999. – Диплом.
  5. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Концепция благоустройства курортной зоны Железноводска (Материалы V проектного семинара Союза Дизайнеров России)//II фестиваль Российского Дизайна на Кавминводах. – Железноводск, октябрь, 2000.
  6. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Концепция благоустройства курортной зоны Железноводска (по материалам V проектного семинара Союза Дизайнеров России)//VIII Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-2000». – Москва, 2000. – Диплом лауреата.
  7. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект комплексного благоустройства г. Альметьевска//Специализированная выставка «Дизайн-Ленд» в рамках общероссийского Дизайн-форума главных художников и дизайнеров городов России. – Сочи, 2001. – Диплом Лауреата.
  8. Михайлов С.М. Проект Мемориального парка в г. Альметьевске»//IX Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-2001». – Москва, 2001. – Национальный приз в области дизайна.
  9. Михайлов С.М. Серия концептуальных проектов в области дизайна городской среды//II Специализированная выставка «Дизайн-Ленд» в рамках общероссийского Дизайн-форума главных художников и дизайнеров городов России. – Сочи, 2002. – Диплом Лауреата.
  10. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Концепция «Возрождение малого исторического города Свияжска в 1995-2002 гг.»//Международный фестиваль «Зодчество-2002». – Москва, 12.12.2002. (в составе авторского коллектива. – Серебряный диплом.
  11. Михайлов С.М. Серия работ в номинации «Средовой дизайн»//IV Петербургская Биеннале «Модулор-2003». – С-Петербург, 1-9.11.2003.
  12. Михайлов С.М. Серия работ в номинации «Средовой дизайн»//Всероссийская выставка в рамках общероссийского фестиваля «Чебоксары – Столица Российского Дизайна». – Чебоксары, 2003.
  13. Михайлов С.М. Серия работ в номинации «Дизайн архитектурной среды»// Всероссийская выставка «Лабиринт» в рамках общероссийского фестиваля «Омск-Столица Российского Дизайна». – Омск, 27.10.2006. – Диплом.
  14. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Проект архитектурно-ландшафтного комплекса в г. Зеленодольске//Всероссийская специализированная выставка «Дизайн-Ленд – 2006» в рамках общероссийского Дизайн-форума главных художников и дизайнеров городов России. – Сочи, 2006. – Диплом Лауреата.
  15. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Дизайн-концепция благоустройства ул. Пушкина в г.Казани//VIII фестиваль Российского Дизайна на Кавминводах. – Железноводск, 19.05.2007. – Медаль  «Леонардо».
  16. Михайлов С.М. (руководитель авторского коллектива). Программа Союза Дизайнеров «Малые города России»//Южно-Российский фестиваль дизайна «Золотой мост – 2009». – Ростов-на-Дону, 29-31.10.2009. – Диплом  лауреата.
  17. Михайлов С.М. (в составе авторского коллектива). Программа Союза Дизайнеров «Малые города России»//ХVII Всероссийская выставка-конкурс «Дизайн-2009». – Москва, 2009. – Диплом лауреата.

Дипломные проекты-лауреаты смотров-конкурсов и фестивалей дизайна в области дизайна городской среды, выполненные под руководством автора

  1. Шайхутдинов Ф. Реконструкция Алексеевского монастыря в г. Угличе//Всесоюзный смотр-конкурс дипломных проектов. – Ереван, 1984. – Диплом СА СССР 2-й степени.

110.Шигапов А. Организация предметно-пространственной среды Мамадыша//Всесоюзный смотр-конкурс дипломных проектов, 1988. – Диплом  СА СССР 2-й степени.

111.Сираева Л. Реконструкция Красной пл. в Сарапуле//Всесоюзный смотр-конкурс дипломных проектов, 1990. – Диплом СА СССР 1-й степени.

112.Нурисламов И. Организация предметно-пространственной среды пешеходной улицы в Брянске//Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Ростов-на-Дону, 1992. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

113.Кудряшов В. Организация художественного металла в центре г. Казани//Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Москва, 1994. – Диплом Союза Дизайнеров России.

114.Курочко В. Фирменный стиль острова-града Свияжск// Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Екатеринбург, 1996. – Диплом МАПАШ 1-й степени, Диплом Союза Дизайнеров России.

115.Качайкин Г. Концепция организации графической среды городского ансамбля//Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Саратов, 1997. – Диплом МАПАШ 1-й степени, Диплом Союза Дизайнеров России.

116.Белов М. Организация предметно-пространственной среды пешеходной улицы в г. Казани//Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Санкт-Петербург, 1998. – Диплом МАПАШ 1-й степени, Диплом Союза Дизайнеров России.

117.Чинилкина И. Организация предметно-пространственной среды пешеходной улицы в Лениногорске//Всероссийский смотр-конкурс дипломных проектов. – Санкт-Петербург, 1998. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

118.Ислакаева Д. Комплексная организация предметно-пространственной среды рекреационной зоны//Международный смотр-конкурс дипломных проектов, 2000. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

119.Алов Ю. (соруководитель – доц. А.И. Чебинев). Современная парковая скульптура//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Ростов-на-Дону, 2001. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

120.Баранов А. Проект реконструкции центральной площади Альметьевска//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Ростов-на-Дону, 2001. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

121.Ботанова И. Дизайн-проект рекреационного центра//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Ростов-на-Дону, 2001. – Диплом  МАПАШ 1-й степени.

122.Рахматуллина A. Дизайн пешеходной улицы//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Ростов-на-Дону, 2001. – Диплом  МАПАШ 1-й степени.

123.Беляев В. Детский игровой комплекс «Гулливер»//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Минск, 2002. – Диплом МАПАШ 1-й степени//Диплом лауреата Всероссийского фестиваля «Миры Дизайна» в Казани, 2002//Медаль фестиваля Российского дизайна «Феродиз-2002». – Железноводск, 2002//Диплом лауреата Всероссийской выставки «Дизайн-лэнд-2003» в Сочи.

124.Галеева И. Детский игровой комплекс «Юрский парк»// Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Пенза, 2003. – Диплом  МАПАШ 1-й степени.

125.Алакаева Н. Музей под открытым небом городского дизайна 50-х «По волне моей памяти» в Альметьевске//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Пенза, 2003. – Диплом МАПАШ 1-й степени.

126.Горяинова Е. Детский игровой комплекс «Тридевятое царство»// Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Волгоград, 2004. – Диплом МАПАШ 2-й степени.

127.Тюрина Е. (cоруководитель – Е.В. Игнатьев). Концепция историко-архитектурной экспозиции Острова-града «Свияжск»//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Волгоград, 2004. – Диплом СА РФ//Диплом фестиваля Российского дизайна на Кавминводах «Феродиз». – Железноводск, 2004.

128.Александрова О. Концепция организации экспозиции Острова-града «Свияжск»//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Казань, 2007. – Диплом МОСАО 1-й степени, Диплом Правительства РТ//Медаль Российского фестиваля дизайна «Феродиз». – Железноводск, 2007.

129.Фомина Р. Реконструкция протоки Булак в Казани//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Казань, 2007. – Диплом МОСАО  1-й степени.

130.Степанова М. Музей-заповедник на острове-граде «Свияжск»// Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Самара, 2008. – Диплом МОСАО 1-й степени.

131.Хайрутдинова А. (соруководитель – доц. В.И. Захаров). Фирменный стиль уличного оборудования для Торжка//Международный смотр-конкурс дипломных проектов. – Саратов, 2009. – Диплом МОСАО 1-й степени, Диплом СА РФ//Диплом Фестиваля Дизайна «Золотой Мост». – Ростов-на-Дону, 2009.


1Термин «градостроительный партер» был введен и активно использовался в  1980-е гг. среди приверженцев т.н. «средового подхода» в организации архитектурной среды города. В.Глазычев в своей книге «Урбанистика» (2008) для обозначения городского пространства на уровне первых двух этажей застройки, использует понятие «городской партер», образно называя его «царством городского дизайна».

2Число городов с пешеходными улицами к 1985 году составило в ФРГ – 450, США – 110, Англии – 70, Франции – 50, СССР – 35, ГДР – 30, Болгарии – 18, Польше – 11.

3Это нашло наиболее яркое проявление в новых градостроительных принципах в США кон. XIX – нач. XX вв., где практически во всех крупных городах возникал «Сити», формируемый небоскребами.

4До сих пор в специальной литературе, как правило, рассматривалось взаимодействие пар – «архитектура и человек», «архитектура и город» (см. одноименные издания известного советского теоретика градостроительства М.Г. Бархина, 1979), «город и человек», «человек и дизайн», «дизайн и город» (см. «Город для человека» М.В. Посохина и «Города будущего для человека» С.О. Хан-Магомедова).

5На рубеже ХХ-ХIХ вв. многими крупными издательствами (Taschen, DuMont, Prestel, ARS Edition, Bottenberg и др.) был выпущен целый ряд серьезных монографий, иллюстрированных каталогов и альбомов, посвященных дизайну уходящего века со статьями и текстами известных искусствоведов и теоретиков дизайна. Среди них R. Baker, Bernhard E. Brdek, Uta Abendroth, Karin Beate Phillips, Christian Pixis, Bernd Polster, Volkard Steinbach, Charlotte Fiell, Peter Fiell, Penny Sparke, Claudia Neumann, Marion Godau. Bernd Polster, Fisher Volker, Kathryn B.Hiesinger, George H.Marcus, Christine Sievers, Nicolaus Schrder. Однако в большинстве этих изданий вообще отсутствует раздел по дизайну городской среды. Известные труды в области дизайна отечественных теоретиков и историков дизайна В.Р. Аронова, Н.В. Воронова, Е.В. Жердева, Л.А. Кузьмичева, А.Н. Лавреньева, Ю.В. Назарова, В.Ф. Рунге, Н.А. Ковешниковой, Е.Б. Корягина, А.С. Михайловой, С.О. Хан-Магомедова, Л.А. Шадовой и др. также в основном ориентированы на предметный дизайн.

6Это публикации Н.И. Барсуковой, О.И. Генисаретского, В.Л. Глазычева, М.С. Кагана, К.М. Кантора, К.А. Кондратьевой, Г.Г. Курьеровой, А.А. Мещанинова, В. Папанека, А.Г. Раппапорта, В.Ф. Сидоренко, Е.В. Сидориной, Г.П. Шедровицкого и др.

7В области психологии зрительного восприятия широко известны труды С.И. Вавилова, С.В. Кравкова, Б.М. Величковского, В.П. Зинченко, А.Р. Лурии, А.И. Когана, И.Д. Артамонова, Р. Грегори, Д. Грегга, А. Моля и др., по организации восприятия городской среды, ее семантике и эстетической оценке – Р. Арнхейма, А.Ю. Беккера, Е.Л. Беляевой, Дж. Гибсон, К. Дэй, К. Линча, И.И. Сердюка, С.А. Хасиевой, И.А. Страутманиса,  В.Т. Шимко, А.С.Шенкова.

8Средовой подход в архитектуре и средовой дизайн нашел отражение в публикациях  Е.В. Асса, А.В. Бокова, А.А. Высоковского, О.И. Генисаретского, В.Л. Глазычева,  Э.П. Григорьева, А.П. Ермолаева, А.Г. Раппапорта, А.В. Иконникова, М.А. Коника,  М.В. Посохина, Г.Б. Минервина и др.

9Вопросам колористики города и объектов архитектурной среды, взаимодействия полихромии и объемно-пространственной формы посвящены исследования Н.М. Беляевой, Я.П. Виноградова, В.А. Глинкина, А.В. Ефимова, В.И. Кравца, Ж.Ф. Ланкло, Т.С. Семеновой, Л.Н. Мироновой, Г.А. Петрова, Ф. Хайгла, А.Г. Устинова, диссертационные работы Р.Р. Аитова, Д.Ф. Кошкина и др.; цветовому зрению и цветоведению – И.В. Мигалина, Г. Фрилинга, С.С. Алексеева, В.А. Зернова, Г. Цойгнера, М. Дерибере, Д. Джадла и др. Световой дизайн и вечернаяя архитектурная подсветка городов рассматривается в трудах исследователей И.А. Азизяна, Н.В. Волоцкого, Н.В. Горбачева, Д. Грахама, Н.М. Гусева,  М.С. Дадиомова, Г.В. Каменского, В.В. Мешкова, Л. Монзера, Н.В. Оболенского,  М.А. Островского, В.М. Пятигорского, Н.И. Шепеткова, М.В. Царькова. Особой областью является «световое искусство» в городе и его вариации – «кинетизм», «люминизм», «светомузыка», «свето-звуковые спектали» (Н. Шеффер, П. Робер-Уден, В. Вазарели, В.Ф. Колейчук, Б.М. Галеев, Ж.-М. Жарр, Г. Хоф, Х. Ямаго).

Попытки комплексного подхода к дизайну города преимущественно на эмпирическом уровне мы видим в концептуальных средовых проектах 1970-80-хх гг. Сенежской студии под общим идейным руководством Е.А. Роземблюма и ее последователей (М.А. Коник, А.П. Ермолаев и ТАФ, Е.Г. Голубцов и «Студия 17» и др.), научно-проектных семинарах Союза Дизайнеров России (Н.В. Дрюкова, Ю.В. Назаров, С.М. Михайлов, В. Савинкин, М.Ф. Уткин, В.Т. Шимко и др., 1990–2000-е гг.).

Одни из первых программ комплексного монументально-декоративного и архитектурно-художественного оформления городов появились в 1970–80-е гг. в СССР. Наиболее развернутое представление и теоретическое осмысление они получили на кафедрах Дизайна архитектурной среды МАРХИ (М. Волков, А.В. Ефимов, Г.Б. Минервин, В.Т. Шимко и др.) и КГАСУ (С.М. Михайлов и др.)

10Современное общество обозначают также как «информационное», «постэкономическое», «посткапиталлистическое», «технотронное», «научная цивилизация» и др. Каждый из этих терминов, вводимых в научный обиход социологами, философами, экономистами, привносит свой оттенок в понимание современного общества. Различия  в этих понятиях, носящие порой нюансный характер, для нашей работы являются несущественными. При этом мы отдаем предпочтение термину «постиндустриализм» (постиндустриальное общество), уходящему своими корнями в «производственные технологии», с которыми дизайн находится в тесной взаимосвязи. Отчасти наш выбор связан и со сложившимся в профессиональном лексиконе понятием «индустриальный дизайн», появление и формирование которого соотносят с промышленной революцией XVII-XIX вв.

11Исследователи выделяют различные составляющие комфорта: функционально-технологические, психо-физеологические и эмоционально-эстетические. Первые определяются функциональными процессами, протекающими в конкретном объекте, и связаны с «технологией» деятельности и поведения человека. Психо-физиологические составляющие связаны с биофизическими проявлениями организма человека и эргономикой. Последняя отражает определенные эстетические связи между человеком и природой, как части общих экологических связей (В.Сааков)

12 Грядет новая фаза интеграции полифункциональных искусств с антропотектонической морфологией и генезисом персонифицированного функционирования объектов дизайна. Также как животные и растительные формы сегодня нельзя понять вне взаимосвязанных экологических цепей, так и архитектурный и городской дизайн нельзя развивать без понимания и синархизации личности в новом окружении (С. Норенков).

13Под «человеческим фактором» (понятие введено в США Фредериком Тейлором, 1911) понимается «совокупность анатомических, физиологических, психологических особенностей человека, а также социально-психологических моментов, оказывающих влияние на эффективность его жизнедеятельности в контакте с машиной и средой (В.Ф. Рунге,  Ю. Манусевич). Во многом оно совпадает в нашем представлении с понятием «эргономика». Однако оно представляется нами несколько шире последней. Именно с этой целью далее мы расширяем понятие «эргономика» и используем термин «эргоцентризм».

14Несмотря на то, что наряду с объектами дизайна в формировании предметно-пространственной среды принимают участие элементы монументального искусства, художественно-декоративного оформления, озеленения и благоустройства термины «дизайн города», «дизайн городской среды», «городской дизайн» в работе используются как синонимы понятия «предметно-пространственная среда города». Это связано с доминирующей ролью дизайна в процессе современной организации предметно-пространственной среды города.

15В нашей работе использовались также статьи и монографии Н.И. Бабуриной,  И.М. Бибиковой, Н.А. Ковешниковой, М.А. Коськова, Е.Н. Короткой, В.Н. Крейн, Н.И. Левченко, Д.Л. Мелодинского, А.С. Михайловой, В.Ф. Рунге, А. Серовой, Н.М. Сокольниковой, Ю.Б. Соловьева, В.И. Толстых, Л.М. Холмянского, А. Щипанова в области истории дизайна.

16В процессе работы над диссертацией проводились натурные исследования и собирался материал по ландшафтному дизайну, кинетическим и интерактивным  формам предметной среды, фирменным стилям, визуальным коммуникациям, архитектурному оформлению пешеходных зон.. Наряду с городами России и СНГ это наиболее крупные и известные города Австрии, Бельгии, Великобритании, Венгрии, Германии, Греции, Дании, Италии, Испании, Норвегии, Польши, Португалии, Финляндии, Словении, Скандинавии, США, Финляндии, Франции, Швейцарии, Швеции.

17В исследовании использовались также результаты диссертационного исследования автора «Градостроительные аспекты восприятия исторической среды города-центра туризма», где были разработаны принципы организации историко-архитектурной экспозиции города, которые затем нашли внедрение в проектах Историко-архитектурной экспозиции городов Углича, Торжка, Острова-града «Свияжск».

18В первую очередь это монография «Научная школа эргодизайна ВНИИТЭ» (М.М. Калиничева, Е.В. Жердев, А.И. Новиков), фундаментальные труды Г.М. Зараковского, Б.П. Королева, В.И. Медведева, В.М. Мунипова, В.П. Зинченко, отдельные статьи по эргодизайну и совеременным тенденциям в области эргономики Д.А. Азрикана, В.И. Даниляка, М.В. Федорова, О.И. Генисаретского и др. 

19Их результаты представлены в монографии и диссертационном исследовании Ю.В. Назарова, статьях автора настоящего исследования.

20В настоящей работе художественное стилеобразование рассматривается в следующей иерархии: «исторический архитектурно-художественный стиль» – «художественно-стилевое направление» – «художественно-стилевое течение».

21 См. подробнее раздел «Публикации, научные, проектные, научно-методические работы автора по теме диссертации» настоящего издания. С. 54-55.

22 Там же. С. 50.

23 Там же. С. 50-52.

24 Там же. С. 49-50.

25 Там же. С. 52-54.

26 Там же. С. 46-49.

27Термин «постиндустриализм» введён в научный оборот в н. XX в. А. Кумарасвами; в современном значении начал применяться с конца 1950-х гг., а широкое признание концепция постиндустриального общества получила после выхода книги профессора Гарвардского университета Дэниела Белла «Грядущее постиндустриальное общество» (1973). Введением понятия «постиндустриализм» было зафиксировало вступление во второй половине ХХ в. развитых западных стран, исчерпавших потенциал индустриального производства, в качественно новый этап своего развития. Он характеризуется снижением доли и значения промышленного производства за счет роста сферы услуг и информации. Производство услуг становится основной сферой экономической деятельности (в США в сфере информации и услуг занято около 90% трудоспособного населения).

28 Относительно места человека в современном обществе среди философов и культурологов взгляды сегодня различны вплоть до диаметрально противоположных. Теоретики постмодерна говорят о «массовизации сознания» и распаде человеческой личности в современной цивилизации (Ж. Делез, Ж. Деррида), «смерти субъекта» (Б. Барт, М. Фуко), о переходе его в виртуальный мир (Ж. Бодрийар). Одновременно с «теоретическим антигуманизмом» постмодерна, направленном на разрушение идеологической позиции модерна в его представлениях о субъекте как центре мироздания, нестабильной модели мира в к.ХХ в. начали формироваться совершенно противоположные концепции устойчивого мирового развития (Н.Н. Моисеев, А.Д. Урсул, В.А. Лось, Н.П. Ващекин, М.А. Мунтян), ноосферогенеза (Н.И.Лукьянченко, Ф.Т. Яншина, Э.В.Гирусов, Г.В.Платонов), коэволюции, как глобального единения человечества на рационально разумной, максимально гуманизированной и экологизированной основе, а также теории универсального  эволюционизма синергетики (С.П.Курдюмов, Е.Н.Князева) и правил целостности синархии (В.Шмаков, С.В.Норенков). По мнению их сторонников в условиях нового ренессанса искусства и культуры на смену «экономическуому человеку» идет многомерный «эстетический человек» с целостной картиной видения мира. В настоящей работе мы скорее говорим о направленности и возможностях, которые нам представляет новая постиндустриальная формация. Культурологический аспект мы рассматриваем лишь как один из факторов, не ставя его в отдельный предмет для детального исследования.

29Сегодня дизайн постиндустриального общества философы, историки и теоретики дизайна рассматривают как минимум с пяти позиций:

  1. дизайн как компоновочная деятельность, призванная получить функционально новое качество. Такая деятельность граничит с научными открытиями, техническими изобретениями, инженерным творчеством;
  2. дизайн как композиционная деятельность, направленная на создание новой художественно осмысленной формы. Она граничит с искусством, творческой деятельностью художника;
  3. дизайн как эргономическая деятельность, преследующая цель создания удобной в эксплуатации формы предметов и комфортной для различных функциональных процессов окружающей человека среды. Она переплетается с деятельностью инженеров и эргономистов;
  4. дизайн как ценностная категория (знак качества) – своеобразный инструмент оценки художественно-эстетических, функционально-эксплуатационных качеств изделий, а также, в определенной мере, и статуса потребителя;
  5. дизайн как философская категория, определяющая мировоззрение и стиль жизни современного человека.

30К особенностям современного научно-технического прогресса теоретики информационного общества относят замену механических взаимодействий электронными технологиями и связанную с этим миниатюризацию, проникающую во все сферы производства. Классическим примером из истории дизайна может служить эволюция современного устройства для печатания текста: от громоздкой многокиллограммовой пишущей машинки с электроприводом второй половине ХХ в. до современного компактного микроноута, размеры которого определяются не столько техническими и конструктивно-технологическими требованиями, сколько эргономическими, а именно требованиями к размерам клавиатуры для удобного ввода в компьютерное устройство текста.

31Феноменом постиндустриального общества стали появление глобальной информационной сети, виртуального или киберпространства (англ. Cyberspace, кибернетика+пространство) и бестелесного дизайна. Все это привело к необходимости проектирования специальных сценариев киберпространств, а также снаряжения погружаемого в виртуальную реальность пользователя. Не смотря на то, что предметный дизайн в виртуальном мире теряет свою главную суть – «предметность», превращаясь в дизайн зрительных образов, проектирование киберпространства ведется на основе эргономики, как «материальной» (оборудование для погружения), так и «визуальной» (киберпространство). Проектирование последнего не влечет за собой материально затратное производство: виртуальные объекты  хранятся на жестких дисках серверов и доступны значительно большему числу посетителей чем, например, архитектурное здание или объект дизайна в реальной действительности.

32Термин «киборг» (сокр.от англ. cybernetic organism) введен Манфредом Е. Клайнсом и Натаном С. Клином в 1960 г. в их концепции расширения человеческих возможностей для выживания вне Земли. Означает биологический организм, содержащий механические компоненты; реже – робот с биологическими компонентами.

33Филипп Старк, разрабатывая идею «биомеханического дизайна» – установления нового типа эффективной связи между человеком и предметом, – отмечает, что наступает время «синтеза органики и механики»: вещь будущего, соединяя свойства механических протезов (каковыми и являются в большинстве своем привычные для нас вещи) и медицинских эндопротезов, сможет проникнуть в человека.

34Одним из ведущих в Сенежской студии, как отмечает Н.В. Воронов, был «принцип гомоцентризма». Архитектор В. Сааков предлагает «антропологический подход», исходящий изв основе которого ведущая роль социальных условий в жизнедеятельности человека (1981). Однако введенный в работе термин «эргоцентрический» нам представляется более точным и профессионально (с позиции дизайна) отражающим суть рассматриваемой проблемы: он ставит во главу угла эргономику как важную для дизайна модель оптимального взаимодействия человека с предметом (система «человек-предмет») как современный «тип мышления и сознания» (О.И. Генисаретский, Н.А. Носов). Кроме того, он подчеркивает особенности современного постиндустриального общества, а также происходящие перемены в области эргономики.

35 «Принцип эргоцентризма», отражающий специфику современногго равзвития общества стал логическим продолжением постоянно присутствующих в истории развития человечества идей антропоцентризма. Это и античный космологизм, рассматривающий гармонию макрокосма вселенной и микрокосма человека («Человек есть центр Вселенной и Мера всех вещей»), затем божественный «Витрувианский человек» Леонардо да Винчи, Модулор Ле Корбюзье, «Эгоцентрические пространства» Оскара Шлеммера, «Гомоцентризм» Сенежа и берущий начала от человека «Апропологический» и «Средовой» подходы второй пол.ХХ века. Все они  стали его историческими предпосылками и прототипами выдвинутого в работе принципа «эргоцентризма».

36Сюда в первую очередь следует отнести работу художников, архитекторов, режиссеров-сценаристов по оформлению городской среды к празднованию первых годовщин Октябрьской революции в Петрограде и др. городах России. «Улицы – наши кисти, площади – наши палитры», – этот известный лозунг В. Маяковского имел в виду не только широко развернувшееся художественное оформление городов, но и вообще широкий фронт вторжения искусства тех лет в повседневность (А. Рябушин). В первую годовщину революции только декоративным убранством занималось более 170 художников различных творческих направлений (О. Швидковский).

37Это проекты для города Москвы группы АСНОВА «Проект окраски зданий в масштабе всего города» (1924) и «Проект плановой окраски Москвы» Л. Антокольского (1929). В них выявлялись архитектурно-планировочная структура города, его перспективное развитие, особенности ориентации и восприятия человеком (А. Ефимов).

38Большую роль в этом процессе сыграл получивший распространение в условиях индустриальных методов строительства 1970-1980-х гг. средовой подход в архитектуре.  В это же время появляется и понятие «средовой дизайн». Включение этого термина в профессиональный лексикон ознаменовало появление нового вида дизайна, отличного от традиционного, индустриального.

39Объективно действующие «законы места» в архитектурно-градостроительной морфологии и формообразовании предметных форм в той или иной степени затрагивались в исследованиях и публикациях Н. Кострикина, В. Кудрявцева. О «духе места» писали В. Глазычев, А. Ермолаев, Ю. Журавский, К. Линч, К. Нойберг-Шульц. Genius loei («дух места», «ангел-хранитель места») – древнеримская концепция.

40Истоки применения «принципа суперграфики» в организации пространственной среды города обнаруживаются и в советском художественном авангарде 1920-х гг. – в праздничном оформлении городских улиц и площадей к первым годовщинам Октябрьской революции. В нём художники приемами контраста оформительских средств, намерено визуально разрушали архитектурный контекст, идеологически отождествляя его с «отжившим буржуазным прошлым».

41Как правило, пешеходные улицы выполняли функции линейных общественно-торговых центров общегородского значения.

42В результате проведенного исследования было выделено пять основных групп приемов организации предметно-пространственной среды города, отнесенных к ландшафтному дизайну: компактные природно-ландшафтные формы, формы-имитации и формы-ассоциации живой природы, и, как разновидность последней, – кинетические и интерактивные формы.

43Являясь в дизайне в значительной степени субъективной характеристикой, фирменный стиль в архитектуре города, соотносясь с конкретной природно-географической, архитектурно-градостроительной, этнографической ситуацией, начинает стремиться к объективности; происходит своего рода привязка фирменного стиля к конкретному месту, с учетом и под влиянием особенностей контекста.

44Классическим примером такого локального архитектурно-художественного стиля, построенного на методах дизайна, является реконструкция жилого квартала в центре восточного Берлина «Николай-фиртель» (Nikolaiviertel, 1980-е гг.)

45Границы имеют решающее значение для человека в его представлениях о городе (К. Линч), его структуре, целостности, иерархии формирующих его архитектурно-планировочных элементов. Архитектурная оболочка здания – объект архитектурного проектирования.

Особое место здесь играет вход, где граница преступалась и движение приобретало новое качество. Он акцентировался воротами, башнями – в крепости, порталами и портиками – в здании. При этом кульминацией может быть и преодоление условной границы, как, например, триумфальная арка или въездной знак в район или город.

46 Дизайн современных городских центров явил нам достаточно много таких примеров. Само понятие «градостроительный партер» изначально подразумевает пространственно единое целое. Включение в интерьер общественных зданий брутальных форм уличной мебели и оборудования, фасадного декора, мощения тротуарной плиткой давно уже нашло широкое распространение. В то же время на улицу выносятся непривычно легковесные формы мебели, ставятся камерные скульптурные и декоративные объемные композиции, рассчитанные на восприятие с ближних дистанций, создается насыщенная достаточно высокими цветовыми контрастами полихромная среда. Приставные и выносные витрины, торговые лотки и автоматы, навесы и уличная мебель растворяют границу между улицей и внутренним пространством здания. Человек, идя по улице, порой незаметно для себя вдруг оказывается внутри супермаркета или кафе. Нельзя с полной определенностью отнести к интерьеру в традиционном его понимании такие пространства, как торговая галерея, пассаж или подземный многоуровневый город с улицами и площадями в центре Парижа.

47Одно из распространенных определений архитектуры: «организованное пространство по законам красоты для различных потребностей человека и общества».

48Градостроительные системы организованы иерархически – в виде соподчиненного ряда объектов: от относительно малых по территории комплексов – улиц и площадей, жилых и производственных зон, сельских и городских поселений – до обширных территориальных систем, вплоть до системы расселения страны. При этом градостроительные системы низшего уровня формируют организованную целостность в рамках систем более высокого уровня. Иерархической структуре объектов соответствуют стадии градостроительного проектирования, которые различаются содержанием решаемых задач, масштабом и характером технической документации, сроками проектирования. Решения, принимаемые на верхних уровнях, являются основой их дальнейшей более детальной проработки на следующих уровнях (З. Яргина)

49Следует отметить что, появление пешеходных улиц в городах были скорее уникальным, нежели массовым явлением. И возникали оборудованные пешеходные пространства, как правило, в городских центрах. Первой пешеходной улицей в России стала ул. Немецкая в г.Саратове. Пешеходной ул. Арбат в Москве стала лишь в 1985 году.

50Одним из феноменов советской архитектуры 1980-х гг. стала т.н. «бумажная архитектура» – волна концептуальных архитектурных конкурсов, под влиянием идей которых выросло целое поколение современных архитекторов и дизайнеров.

51Метод сценарных карт был разработан в Казанском ГАСУ под руководством автора на основе исследования и обобщения опыта средового проектирования, впервые представлен в проектной концепции благоустройства Ново-Южного района г. Чебоксары, выполненном в рамках Всероссийского конкурса Союза архитекторов РСФСР (1983). Получил апробацию в Методике (выставка «Дизайн-1998») и проектах комплексного архитектурно-художественного оформления ряда городов, выполненных в рамках госбюджетной и хоздоговорных НИР в КГАСУ (1983-1994), проектных семинаров Союза Дизайнеров России (1994-2004), в учебном курсовом и дипломном проектировании.

52Сценарный подход, в основе которого лежит «зрительный (видовой) кадр» (Л. Тверской), «архитектурная картина» (Н. Брунов), «кинетический кадр» (Э. Климов), рассматривается многими теоретиками средового подхода (Е.Л. Беляева, А.В. Иконников и др.)

53Оптимальное время демонстрации одного зрительного кадра, как показывают исследования, составляет 20-30 секунд (Е.Л. Беляева). Т.е. при средней скорости пешехода 4 км/час он должен через каждые 20-30 метров пути получать новую информацию. С учетом этого и должна строиться развивающаяся во времени архитектурная композиция, разрабатываться ее сценарий. Такая картограмма, как показывает практика, может быть представлена в виде схемы планировочного характера в масштабах 1:500, 1:1000, 1:2000, что соответствует градостроительной документации на уровне генеральных планов и ПДП (проекта детальной планировки).

54 Метод сценарных карт, в основе философии которого находится человек, его психофизеологические сообенности восприятия, по своей сути, предопределил принцип эргоцентризма, представленный в настоящей работе.

55Согласно этому принципу в пространственной структуре ансамбля выделяется три яруса: (1) «партер» на уровне первых двух этажей застройки (восприятие с ближних дистанций до 500 м; (2) «ориентиры» на уровне 3-5 этажей застройки (восприятие со средних дистанций 300-1000м; (3) «маяки» на самых верхних уровнях застройки (восприятие с дальних дистанций свыше 1000м. Для каждого из этих уровней предусматривается свой набор дизайнерских средств, принципы цвето-фактурного решения, степень проработки шрифтов, графических композиций и пр.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.