WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УДК 72.014

72.03 (470.2)

159.937.2(2)

Блинова Елена Константиновна

Художественные принципы становления и развития

архитектурного ордера в Санкт-Петербурге

Специальность: 17.00.04 – изобразительное и декоративно-прикладное

искусство и архитектура

                                                       

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора искусствоведения

Санкт-Петербург

2012

Диссертация выполнена на кафедре  художественного образования и музейной педагогики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена»

Пётр Александрович КУДИН

Научный консультант:        

доктор искусствоведения, профессор

Официальные оппоненты:        Александр Вячеславович  СВЕШНИКОВ

доктор  искусствоведения,  профессор

Виктор  Георгиевич  ВЛАСОВ

доктор искусствоведения,  доцент

Лариса Викторовна  НИКИФОРОВА

доктор  культурологии,  профессор

Ведущее учреждение:        Санкт-Петербургская  государственная художественно-промышленная академия  им. А.Л.Штиглица

Защита состоится «  28  » марта 2012 года в  часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.199.11 Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, дом 48, корп. 6, ауд. 49.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке РГПУ им.А.И.Герцена, по адресу: Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корп.5.

Автореферат разослан  «…….» февраля  2012  года

Учёный секретарь

кандидат искусствоведения, доцент                                М.В.Кузмичёва

Общая характеристика работы

Санкт-Петербург – поистине огромный архитектурно-ландшафтный комплекс. Формирование пространственной системы Петербурга как агломерации постоянно сопровождалось организацией образных связей, часто остающихся скрытыми от беглого взгляда. В течение более 250 лет в процессе создания художественного образа городских комплексов, отдельных зданий и их интерьеров, а это несколько тысяч композиций, ордерная система выступала лейтмотивом архитектурного единства. Чтобы проектируемая ордерная архитектура гармонически встраивалась в уже существующую или формирующуюся на конкретном историческом этапе часть городской структуры, архитекторы соответственным образом или поддерживали, или видоизменяли классические характеристики ордера. В нашем исследовании градостроительная структура города, развивавшаяся на основе ордерного метода, интерпретируется как семантическое пространство, то есть определяется через отношение зрителя; градостроительный комплекс Петербурга рассмотрен не только как ансамбль сооружений, но и как ансамбль образов.

Актуальность исследования

Многие сооружения Петербурга и его пригородов, жестоко разрушенные в годы Великой Отечественной войны, были восстановлены в ходе масштабных реставрационных работ. Петербургская агломерация, её исторический центр и дворцово-парковые ансамбли пригородов, включена в список Всемирного наследия и находится под охраной ЮНЕСКО. Несмотря на это постоянно возникают угрозы нарушения ансамблевой целостности Петербурга. Разработки генеральных планов развития города, планов реконструкции и развития зон, входящих в историческую застройку, не сопровождаются программными предложениями, в которых новое строительство системно увязывалось бы с историко-художественным контекстом, что ведёт к разрушению исторической ткани города. Сегодня, в момент острейшего противоречия между требованиями охраны архитектурного наследия Петербурга и прагматическими запросами строительной индустрии сохранение исторической архитектурной среды не должно сводиться только к охране отдельных выдающихся памятников, к охране, понимаемой только как защита от разрушения материальных объектов. Охраняться, оберегаться должна неповторимая образность города.

Для того чтобы противостоять возникающим угрозам и сохранить неповторимую чистоту образного строя Петербурга, необходимо проводить исследования, направленные на оценку семантических значений архитектурно-ландшафтного комплекса, в связи с чем на первый план выходят проблемы восприятия ордерной архитектуры, доминирующей в исторической городской среде.

Состояние и степень научной разработанности проблемы

Утверждение, что Санкт-Петербург – крупный архитектурный ансамбль, часто носит ассерторический характер. Если доказательства и предъявляются, то эти доказательства локализованы в зоне одной избранной проблемы – или стиля, или творческого метода, или градостроительной деятельности.

В петербурговедении существует ряд работ, в которых обобщается архитектурная история города. Развитие пространственно-планировочных решений освещается в уникальном фолианте «Ленинград. Архитектурно-планировочный обзор развития города», изданном в блокадном 1943 году; градостроительное развитие петербургской агломерации исследуется в работах Т.Ф.Саваренской, С.В.Семенцова; стилевая эволюция – в работах Б.Р.Виппера, Н.Ф.Гуляницкого, Н.И.Брунова, В.Г.Лисовского, А.Л.Пунина, Б.М.Кирикова; ансамблевая структура – в работах Д.Е.Аркина, В.И Пилявского, Г.Е.Русанова; проблемы образа города раскрыты в работах М.И.Пыляева, Н.П.Анциферова, Г.К.Лукомского, Н.Н.Врангеля, А.Н.Бенуа, П.П.Вейнера, В.Я.Курбатова, П.Н.Столпянского, Ю.И.Курбатова, З.С.Каганова; преемственность в творческих подходах к архитектуре разных поколений зодчих – в книгах И.Э.Грабаря, В.Г.Исаченко, Л.П.Лаврова; также архитектурно-художественная преемственность представлена в коллективной трёхтомной монографии «Зодчии Санкт-Петербурга (XVIII, XIX, XX вв.)». В.Г.Лисовский в своих книгах «Архитектура Петербурга. Три века истории» (2004) и «Санкт-Петербург: очерки архитектурной истории города. Классический город» (2009) представляет северную столицу как шедевр целостной пространственной организации.

Ордерная архитектура, её композиции во всех этих работах занимают одно из центральных мест, но никогда ордер не рассматривался как системообразующий фактор градостроительного ансамбля.

Поиск причин ощущения образного единства, идеальности архитектуры Петербурга, создававшейся на различных этапах стилевого развития, не прекращается и сегодня. «Благородным городом» назвал Петербург Дж.Фостер – один из крупнейших архитекторов современности. Основой совершенства Петербурга, его классицистической целостности является ордер как архитектурно-художественная система.

Описание семантических значений ордерного ансамбля основано на исследовании ордера как универсальной архитектурно-художественной системы, на установлении ордерных идей и выявлении приёмов организации связей сооружений ордерной архитектуры в градостроительной среде, на выявлении особенностей развития ордерных композиций в отдельных случаях.

Однако до сих пор не существует комплексной методики описания и оценки образной целостности градостроительной структуры, семантического архитектурного пространства (САП) ансамбля Петербурга. Методы, основанные на приёмах стилевого анализа, в котором ансамбль рассматривается как стилистически-композиционное единство, в данном случае не могут дать удовлетворительных результатов, так как применимы только в определённых границах архитектурных эпох. Стилевые дефиниции расслаивают архитектурное единство градостроительного ансамбля города по хронологическому признаку. Поэтому актуальной остаётся цель – создание методики описания САП на основе композиционного анализа соподчинения элементов, в том числе и стилистически разнородных.

Задача распознавания образов в архитектуре до сих пор не обрела формальной постановки. В архитектуроведении достаточно глубоко разработаны методы историко-художественного, стилистического, композиционного анализов и формальные методы анализа выразительных средств архитектурной композиции, но разработка методов семантического анализа до сих пор является актуальной задачей.

Материал исследования: ордерная архитектура Петербургской агломерации.

Объект исследования: градостроительная среда, созданная на основе ордерной архитектуры, и семантическое пространство Петербурга.

Предмет исследования: методы и способы организации единого архитектурно-ландшафтного комплекса классического Петербурга, художественные, композиционные и семантические связи, ставшие причиной ощущения ансамбля как ансамбля ордерного.

Целью исследования является разработка концепции систематического описания семантического архитектурного пространства (САП), организованного ордерной архитектурой.

Для этого необходимо:

– представить концепцию описания ордерного ансамбля;

– в соответствии с этой концепцией разработать модель семантического архитектурного пространства (САП);

– согласно с данной концепцией провести анализ ордерного ансамбля Петербурга в градостроительном, композиционном, семантическом, интерпретационном, идеографическом аспектах;

Условие реализации цели – это учёт целостности человека и архитектурной среды, условие, которым невозможно пренебречь при анализе ордерной архитектуры Петербурга, что потребовало вести работу одновременно в нескольких направлениях.

Первое направление – изучение ордерного ансамбля Петербурга как предметной архитектурной среды, выявление и систематизация объектов ордерной архитектуры разного уровня композиционной сложности.

Второе направление – определение набора средств изучения ордерных композиций. Этот набор средств подразделяется на следующие группы:

– средства, находящиеся в арсенале архитектуроведческих исследований;

– средства, существующие в других науках и смежных областях гуманитарных знаний;

– новые средства изучения, требующие выработки новейших методов выявления смысла ордерных композиций и приёмов систематизации ордерных конформаций.

Третье направление – изучение тех факторов, в том числе информационных, психофизических и психофизиологических, которые влияют на восприятие архитектурно-ландшафтного комплекса города и его агломерации как целостной, взаимосвязанной структуры.

Четвёртое направление – семантический анализ ордерного ансамбля, изучение (анализ) особенностей архитектурно-художественных образов, создаваемых ордерными композициями.

В связи с указанной целью работы и выбранными направлениями исследования были определены два блока задач.

Первый блок задач, направленных на исследование ордера как архитектурно-художественной системы включает:

  • проведение анализа традиционных и современных подходов к изучению ордерной архитектуры;
  • проведение анализа концепций и взглядов на историю ордера;
  • выявление параметров ордерной системы, на основе которых осуществляется классификация ордерных композиций и конформаций их архитектурных форм;
  • обнаружение причин визуальных эффектов, источником которых является ордер;
  • установление тех оснований, которые позволяют признать, что ордер формирует образы напряжённости пространства;
  • раскрытие проблемы смысла как отражения коммуникативной функции ордера;
  • сопоставление взглядов на тектоническую сущность ордера;
  • установление сущностных характеристик ордера, на основе которых осуществляется преемственность архитектурно-художественного развития больших градостроительных ансамблей;
  • исследование ордерного строя как архитектурной фактуры;
  • разработку типологии видов ордерной системы;
  • выделение тех сущностных характеристик ордера, которые влияют на восприятие ансамблевого единства и формируют семантические слои (виды передаваемой информации);
  • построение парадигмальной модели на основе выделенных сущностных характеристик ордера;
  • разработку алгоритма сравнительного (контрастивного) метода анализа ордерной архитектуры.

Второй блок задач, направленных на непосредственное исследование ордера в архитектуре Петербурга, включает:

  • установление ведущих тенденций композиционной разработки ордера в допетровскую эпоху;
  • рассмотрение концепций архитектурно-градостроительного развития Петербурга и установление места и роли ордера в этих концепциях;
  • исследование ордерного строя как архитектурной фактуры города;
  • установление основ и направлений развития ордера как архитектурно-художественной системы в Петербурге;
  • разработку типологии структурных единиц ордерного ансамбля (модификации модели), обеспечивающих его семантические слои;
  • определение роли ордерных композиций в формировании архитектурного ландшафта города;
  • систематизацию композиций, как внешнего, так и внутреннего ордеров;
  • анализ преобразований типов ордерных систем и описание динамики этих преобразований;
  • установление смыслов иносказательных символов ордерной архитектуры.

Решая эти задачи необходимо также провести следующие процедуры:

– согласовать между собой дисциплинарные и внедисциплинарные понятия и термины исследования и создать конкорданс;

– в ходе полевых и натурных исследований выявить значимые для интерпретации объекты и представить их, в том числе, и с идиографической позиции.

Методология исследования

Методология исследования направлена на комплексное изучение проблем организации ордерного ансамбля Петербурга и на разработку анкеты методов его исследования.

Изучение ордера как системы и построение концепции проводятся на основе теоретико-методологического положения, сформулированного И.Б.Михаловским в работе «Теория классических архитектурных форм», изданной в 1944 году: «Изучение архитектурного искусства должно стремиться к познанию смысла архитектурных форм и основной идеи архитектурной композиции, принципа классической архитектуры»1. Ключевые положения концепции базируются на понятиях – смысл, идея, принцип.

Для того чтобы выявить общие закономерности развития ордерного ансамбля Петербурга и сформулировать принципы становления и развития ордера как архитектурно-художественной системы, необходимо использовать средства, накопленные в результате нескольких подходов: дисциплинарных, междисциплинарных, мультидисциплинарных

В связи с поставленными задачами были определены методы и средства их решения.

Дисциплинарный подход предваряют методы лексикографии и терминоведения с установкой на деятельностный контекст употребления основных терминов исследования. Стартовыми методами являются методы полевого и натурного исследований архитектурного ландшафта, приобретающие плановый систематический характер.

В рамках дисциплинарного подхода использованы: иконографический метод при решении вопросов реконструкции первоначального облика архитектурного ландшафта, при анализе методов и приёмов архитекторских интерпретаций иконографических источников; приёмы историко-художественного анализа при осмыслении исторических причин возникновения каких-либо изменений; приёмы градостроительного анализа при исследовании планировочных схем; приёмы стилевого анализа при выделении формальных признаков архитектуры, характеризующих искусство определённой художественной эпохи, исторического времени; сравнительно-исторический метод при сопоставлении стилевых характеристик объектов, объёмно-пространственных решений ансамблевых структур, сравнительно-морфологический анализ при изучении редуцированных форм «русского ордера». Инструменты композиционного анализа использованы при выявлении приёмов сочетания выразительных средств в ордерных композициях. Индивидуальные методы архитекторов рассматриваются в профессионально-семантическом аспекте. Построение модели семантического архитектурного пространства (САП) и его оценка выполняются с опорой на методы искусствометрии. Достоверность основных положений и выводов диссертации подтверждается на конкретном материале – на примере композиций ордерной архитектуры Петербурга, как методом широкого охвата, так и методом концентрированного показа.

При анализе образного строя произведений архитектуры искусствоведение оперирует собственными дисциплинарными законами, но они должны быть соотнесены с другими гуманитарными и естественнонаучными знаниями. В работе применен междисциплинарный подход с привлечением принципов и методов эстетики, психологии, теории коммуникации при исследовании условий передачи смыслов, методов литературоведения и музыковедения при исследовании последовательности репрезентаций – типов взаимодействия «текстов». Исследование проводится с опорой на достижения психофизиологии и психофизики. Мультидисциплинарный подход, который в данной работе обеспечивают такие науки, как психосемантика, семиотика и теория построения искусственных интеллектуальных систем, стал основой построения дескриптивной парадигмальной модели, позволяющей согласованно представить художественные принципы становления и развития архитектурного ордера в Петербурге.

Методологически значимыми для отдельных разделов исследования стали положения и концепции, представленные в работах по таким научным направлениям, как: методология архитектурной науки, теория и история архитектуры, в том числе теория градостроительства: А.Н.Некрасов, А.И.Жолтовский, А.В.Кузнецов, Г.Д.Гримм, М.Я.Гинзбург, С.О.Хан-Магомедов, А.К.Буров, Л.Б.Твелькмейер, К.Г.Вагнер, Д.Е.Аркин, Н.И.Брунов, Н.Ф.Хомутецкий, В.И.Пилявский, И.В.Рязанцев, А.Э.Гутнов, Е.И.Кириченко, М.А.Некрасова, И.А.Азизян, А.В.Иконников, Ю.П.Волчок, В.Л.Глазычев, А.И.Каплун, Н.А.Евсина, Н.П.Овчинникова, Ю.Л.Косенкова, Г.С.Лебедева, Д.И.Плужников, Т.Г.Малинина, А.Л.Баталов, А.Г.Раппапорт, М.Р.Савченко, Д.О.Швидковский, В.Г.Власов, Г.И.Ревзин, Ж.М.Вержбицкий, А.А.Пучков, А.Гильдебрандт, Д.Рескин, В.Гропиус, Г.Вёльфлин, З.Гидион, К.Зитте, К.Линч, Ч.Дженкс; методология науки: Протагор, Леонардо да Винчи, Р.Декарт, Г.Гегель, Н.Г.Чернышевский, В.М.Бехтерев, М.Хайдеггер, Э.Шрёдингер, Б.В.Раушенбах, В.В.Налимов, Г.Ю.Резниченко; философская герменевтика: Г.Гадамер, П.Рикёр, В.Дильтей; теория композиции: В.А.Фаворский, Л.Ф.Жегин, Н.Н.Волков, П.А.Кудин, А.В.Свешников, О.Л.Некрасова-Каратеева; архитектурное петербурговедение: А.Ф.Крашенинников, С.П.Луппов, М.А.Ильин, Л.М.Тверской, В.И.Пилявский, Д.С.Лихачёв, А.Л.Пунин, В.Г.Лисовский, Ю.И.Курбатов, С.В.Семенцов; ордероведение: Витрувий, Л.-Б.Альберти, А.Палладио, Дж.Виньола, А.Х.Катрмер де Кенси, О.Шуази, И.Б.Михаловский, Б.Н.Николаев, Н.В.Дмитриев, Б.Н.Фёдоров, А.Г.Габричевский, В.П.Зубов, А.Г.Цирес, В.Ф.Маркузон, Б.П.Михайлов, Н.Ф.Гуляницкий, О.И.Брайцева, В.Л.Хайт, Л.И.Таруашвили; эстетика: Э.Кант, А.Г.Баумгартен, А.Ф.Лосев, А.П.Валицкая; общая семантика: А.Коржибски; семиотика: Ч.С.Пирс, Г.Глисон, У.Эко, В.И.Лучкова; психофизиология и психофизика: И.М.Сеченов, А.А.Ухтомский, Н.А.Бернштейн, Б.М.Величковский, В.П.Зинченко, А.Р.Лурия, П.Линдсей, Д.Норман; психология: С.Л.Рубинштейн, Ю.Б.Гиппенрейтор, А.Г.Асмолов, Ф.Е.Василюк, В.В.Петухов, М.Коул; психология восприятия: Г.Гибсон, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Т.Липпс, Г.И.Лернер, В.А.Барабанщиков, Л.И.Леушина, А.Д.Логвиненко, В.А.Филин, Э.Вюрпилло; психосемантика: Ч.Осгуд, В.Е.Симмат, Е.Ю.Артемьева, В.Ф.Петренко, А.Г.Шмелёв, А.Ю.Терехина, А.Н.Гусев, Ч.А.Измайлов, М.Б.Михалевская; психология искусства: Т.Липпс, Р.Арнхейм, Е.Я.Басин, Л.С.Выготский, С.Э.Габидулина; теория функциональных систем, теория информации, теория коммуникации: Н.Винер, П.К.Анохин, Р.Дуда, П.Харт, В.Н.Вапник, А.Я.Червоненкис, Л.И.Хромов, А.И.Демин, Ю.Л.Шередеко, С.Л.Сотник, П.Линдсей, Д.Норман; теория взаимодействия «текстов» (последовательность репрезентаций): Ж.Женетт, Н.Пьеге-Гро.

Гипотезой исследования является предположение о том, что ощущение единства, ансамблевости Петербурга обеспечивается существованием устойчивых образных инвариантов, матриц образов (модальностей), композиционной основой которых является ордер. Сама гипотеза, имеющая объяснительный характер, предполагает и программу исследования. Для доказательства выдвинутого предположения необходимо установить и описать закономерности протекания процесса восприятия – построения образов классической (традиционной, доиндустриальной) градостроительной среды.

Границы исследования установлены от 10-х годов XVIII века, с момента, когда фиксируется первая постройка Петербурга, имеющая программно применённые ордерные элементы (Меншиковский дворец), и по начало 60-х годов XX века – времени возведения последнего комплекса сооружений, в котором ордер играет ведущую композиционную роль (Комсомольская площадь).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые:

  • выполнен комплексный историографический обзор истории и теории ордера в отечественном архитектуроведении;
  • систематизированы методы анализа ордерной архитектуры и ордерных композиций;
  • установлены причины визуальных эффектов, источником которых является ордер;
  • на основе междисциплинарного подхода установлено, что ордер формирует образы напряжённости пространства;
  • высказано мнение, что именно ордерные композиции являются основой формирования архитектурно-художественной целостности Петербурга как города со своеобразной выдающейся градостроительной структурой;
  • предложена совокупность методов и приёмов анализа ордерной архитектуры и самих ордерных композиций на базе дисциплинарных, междисциплинарных и мультидисциплинарных подходов; среди этих методов особое место занимают методы оценки художественных достоинств ордерной архитектуры на основе выделения образных значений;
  • применены дисциплинарные подходы, позволившие показать развитие ордерного ансамбля: выявить иконографические связи и композиционные закономерности;
  • зрительное восприятие ордерных композиций представлено на основе междисциплинарных и мультидисциплинарных подходов как процесс осознания образа тектонической напряжённости пространства, что даёт возможность, как неискушённому зрителю, так и специалисту давать оценку художественной значимости сооружений, наделённых ордерными композициями и ордерными формами;
  • представлен расширенный словник специальных терминов ордерной архитектуры, составленный на основе идеографического принципа;
  • показана роль ордера в организации архитектурного ландшафта Петербурга;
  • систематизированы композиционные варианты расположения ордерных форм во взаимосвязи с видами сооружений и их элементов;
  • выявлены фазы развития градостроительной структуры города, связанные с развитием ордерных идей;
  • разработаны критерии типов ордерных систем и на основе этих типов ордерных систем; показана эволюция композиций ордерной архитектуры советского периода;
  • систематизированы методы и приёмы архитекторских интерпретаций;
  • систематизированы иносказательные символы в ордерной архитектуре;
  • ордерные композиции изучены с идиографической позиции, то есть с позиции единственного и уникального смысла некоторых из них.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. ордерная система строит образы пространства как субъективное переживание напряжённости, архитектурно-художественная целостность города определяется согласованностью образов напряжённости пространства;
  2. художественные принципы становления и развития ордера в Петербурге представлены как бинарные оппозиции сущностных характеристик по трём принципам: I принцип: тектоничность – декоративность; II принцип: ансамблевость – обособленность; III принцип: каноничность – инновационность. Сущностные характеристики ордера, находящиеся в бинарных оппозициях, влияют на восприятие ансамблевого единства;
  3. на основе принципов становления и развития ордера построена дескриптивная парадигмальная модель семантического архитектурного пространства (САП), которая позволяет проводить эмпирическую оценку художественных достоинств ордерной архитектуры методом многомерного шкалирования;
  4. заданный алгоритм многомерного шкалирования определяет модификации модели САП, которые представляют отдельный образный инвариант – модальность; типология модальностей – это типология индивидуальности образов, формируемых ордерной архитектурой;
  5. ордер – архитектурно-художественный код агломерации Петербурга;
  6. многоаспектная (многофункциональная) методика анализа ордерных ансамблей, основанная на неразрывной связи с художественными принципами становления и развития ордера как архитектурно-художественной системы, обеспечивает комплексную оценку градостроительной среды;
  7. мультидисциплинарный подход позволяет снять эстетическое противоречие, возникающее между положениями «формальной эстетики» и «психологической эстетики» при оценке образных значений ордерной архитектуры.

Теоретическая значимость

Следующие теоретические идеи диссертации имеют существенное значение для развития архитектуроведения и могут лечь в основу исследования градостроительных комплексов классического типа:

  1. трактовка ордера как оперативного образа пространства;
  2. установление идеи, смысла, принципов ордера как архитектурно-художественной системы (целевая программа архитектуроведения); основная идея архитектурной композиции раскрывается в создании образа, описываемого через тонос, напряжённость пространства; смысл архитектурных форм раскрывается в композиционном порядке поступления зрительной информации в виде фактурных полей, закреплённых в конформациях; принцип классической архитектуры раскрывается как принцип телесности;
  3. представление ордера как системообразующего фактора в формировании архитектурно-художественной целостности агломерации Петербурга;
  4. концепция систематического описания семантического архитектурного пространства (САП), организованного ордерной архитектурой;
  5. показ роли ордерных композиций в формировании целостной архитектурно-ландшафтной пространственной панорамы Петербурга с акцентом на непосредственные акты восприятия и формирования художественного образа с учётом индивидуальных составляющих процесса (в отличие от суждений о восприятии художественного образа и об иных формах коммуникации, где подразумевается идеальный объект и идеальный зритель).

Практическая значимость

Модель архитектурного семантического пространства, построенную на основе художественных принципов становления и развития ордера в Петербурге, можно применить при оценке степени разнообразия композиционных решений и при уточнении особенностей ордерных ансамблей других городов. Предложенная методика оценки образных значений может быть применена при решении проблем реконструкции зданий в охраняемых зонах, при проведении реставрационных работ, в архитектурно-художественной экспертизе при револаризации архитектурно-ландшафтных комплексов и городских перспектив, в научно-практической работе комитетов по охране памятников. Предложенные методики могут использоваться при художественной оценке вводимых в историческую среду новых сооружений с модернизированными ордерными формами. Разработанную анкету методов (перечень методов) исследования, показывающую, как организован поиск ответов на поставленные вопросы и позволяющую оценить проектируемые мероприятия, можно применить как исследовательский алгоритм в архитектурном образовании.

Рекомендации по использованию результатов исследования

Комплекс материалов: росписи источников изучения ордера и методов изучения ордера, словник, составленный на основе идеографического метода, словарь терминов исследования (конкорданс), алгоритм контрастивного анализа, разработку методики работы с дескриптивной моделью и её модификациями можно использовать в архитектурно-художественном образовании с целью развития композиционного и образного мышления, в научно-просветительской деятельности.

Достоверность результатов и основных выводов диссертации обеспечивается методологической связанностью дисциплинарных, междисциплинарных и мультидисциплинарных подходов; анализом внушительного корпуса ордерной архитектуры Петербурга – самого материала исследования. Методика анализа базируется на фундаментальных положениях архитектурной теории и эстетики; выводы подкреплены обращением к трудам авторитетных исследователей ордера мирового и отечественного архитектуроведения.

Апробация и внедрение результатов исследования

Итоги исследования обсуждались на кафедре художественного образования и музейной педагогики РГПУ им.А.И.Герцена и на кафедре истории и теории архитектуры СПГАИЖСиА им.И.Е.Репина.

Основные результаты исследования представлены в разных формах.

1. Изложены в 24 докладах на следующих научно-практических конференция, в том числе и международных: Герценовские чтения РГПУ  им. А.И.Герцена (1999, 2003; СПб.); «Языки науки – языки искусства» серии «Нелинейный мир»  МГУ им. М.В.Ломоносова (1999; Суздаль), «Синтез в русской и мировой художественной культуре» МГПУ (2001; Москва), конф. памяти профессора М.В.Доброклонского СПГАИЖСА им. И.Е.Репина (2002; СПб.); «Современные концепции университетского образования» РГПУ им. А.И.Герцена (2001; СПб.); «Проблемы методологии педагогических исследований в художественном образовании» РГПУ им.А.И.Герцена (2002; СПб.); «Актуальные вопросы современного университетского образования» РГПУ им. А.И.Герцена (2003; СПб.); Голубкинские чтения НИИ РАХ и ГТГ (2004; Москва); «Скульптура XX века» НИИ РАХ (2006; Москва); «Язык, культура, менталитет: проблемы изучения в иностранной аудитории» (VI) (2007; СПб.) РГПУ им. А.И.Герцена; «Сталинский ампир», НИИТИАГ РААСН (2007; Москва); «Болонский процесс и сохранение традиций в художественно-педагогическом образовании», ФИИ РГПУ им. А.И.Герцена (2008; СПб.); «Искусство и диалог культур» (II) (2008; СПб.); «Рериховское наследие» – VIII (2008, СПб.); «Наука и высшая школа – профильному обучению», II , НИИ общего образования РГПУ им. А.И.Герцена (2008; СПб.); «Санкт-Петербург как эстетический феномен», кафедра философии и политологии СПбГУ (2008, СПб.); «Метаметодика как перспективное направление развитие предметных методик» (6, 7), НИИ общего образования РГПУ им. А.И.Герцена (2008, 2009; СПб.); «Scientia artis. Наука искусства: Цитата, реплика, заимствование…» (3) СПбГУКИ (2009; СПб.); конф. посвящ. 250-летию архитектора А.Н.Воронихина, СПб.; Епархия РПЦ и СПГАИЖСА им. И.Е.Репина (2009; СПб), II Конгресс петровских городов «Культурные инициативы Петра Великого и современная Россия» (2010; СПб.); «Произведение искусства – документ эпохи» НИИТиИИИ РАХ (2011; Москва); Monumentalita & modernita – 2011. Италия, Германия, Россия… Проблемы восприятия, интерпретации и сохранения архитектурно-художественного наследия «тоталитарного» периода (2011; СПб.).

2. Изложены в лекции «Ордерные композиции в архитектуре садово-парковых ансамблей», прочитанной для слушателей курсов экскурсоводов Национального дендрологического парка «Софиевка» НАН Украины (2005, Умань).

3. Реализованы в процессе педагогической деятельности: в системе лекционных и практических занятий курса по выбору «Ордерные формы и ордерные композиции в архитектуре Петербурга» для студентов факультета изобразительного искусства РГПУ им.А.И.Герцена; в специальном курсе «Основы классической архитектурной композиции» для студентов факультета теории и истории искусств СПГАИЖСиА им. И.Е.Репина; в дисциплине «Охрана архитектурного наследия» для студентов архитектурного факультета СПГАИЖСиА им. И.Е.Репина; в курсе лекций по основам архитектуроведения для аспирантов кафедр факультета изобразительного искусства РГПУ им.А.И.Герцена; применены в руководстве научно-исследовательской деятельностью аспирантов, студентов магистратуры и бакалавриата в области архитектуроведения.

Методика поэтапного анализа ордерной архитектуры в конкретной историко-художественной ситуации, излагаемая в этих курсах, разработана на основе выполненного исследования. Для данных лекций и занятий подготовлен УМК, включающий цифровой образовательный ресурс, методическое обеспечение и рекомендации, выполненные на основе педагогических технологий интериоризаций знаний и умений учащихся.

Структура работы

Диссертация представлена в двух книгах: «Художественные принципы становления и развития архитектурного ордера в Санкт-Петербурге» и «Альбом приложений и иллюстраций». Первая книга состоит из введения, 2 частей текста и заключения, представленных на 398 страницах основного текста. Первая часть освещает теоретические вопросы изучения ордера и разработке методов описания оценки комплексов ордерной архитектуры, вторая часть посвящена проблемам изучения ордерной архитектуры Петербурга. Каждая часть состоит из трех глав. Два библиографических списка соответствуют двум частям диссертации и состоят в общей сложности из 812 наименований, Первый список представляет перечень, в котором собраны источники изучения ордера; во второй список включены издания, посвящённые ордерной архитектуре Петербурга, а также проблемам восприятия и психологии искусства. Вторая книга состоит из 4 приложений и альбома иллюстраций, содержащего ХХХ авторских фотографий (1999-2011 гг.) и репродукций планов и рисунков.

Основные положения диссертации отражены в 49 опубликованных работах: в 3 монографиях (1 в соавторстве); в 1 учебном пособии; в 35 статьях, в том числе в 11 статьях в журналах из перечня ВАК; в 8 публикациях – материалах конференций; в 1 программе; в 1 методическом пособии. Общий объём публикаций 64,1 п.л.

Основное содержание работы

Во Введении вырабатываются дисциплинарные, междисциплинарные, мультидисциплинарные исследовательские подходы, определяется методология в соответствии с положением, что архитектура – это искусство создания пространственных структур, определяются цели и задачи в части исследования ордера как архитектурно-художественной системы, и в части исследования ордерной архитектуры Петербурга (формулируется анкета методов).

В I части «Ордер как архитектурно-художественная система» определяются актуальные направления исследования, исследовательские подходы, разрабатываются новые подходы, концепции, модели и методы.

В главе 1 части I «Историография и иконография ордера» показывается многоаспектность, взаимосвязанность, насыщенность многих проблем изучения ордера. В связи с тем, что методология истории архитектуры и архитектуроведения сформировалась на опыте изучения ордерной архитектуры, показана необходимость в систематизации историографических и конографических источников изучения ордера.

В разделе I1.1 «Отечественная историография в области изучения ордерных идей» выделены три линии изучения ордера: изучение самих памятников архитектуры, изучение закономерностей построения отдельных композиций и изучение пространствоорганизующей роли ордера.

Основной корпус материалов по изучению ордерных идей в отечественном архитектуроведении стал формироваться в XIX веке, сформировался в XX веке при значительной доле работ, созданных в советский период, и в этом безусловная заслуга Российской Академии художеств и Академии Архитектуры СССР (1934). Установлено, что в отечественной архитектурной науке существуют около 300 работ, предметом исследования которых являются и ордер как архитектурно-художественная система, и ордерная архитектура. В исследовании определены этапы формирования отечественной историографии в области изучения ордерных идей. Показано, что на современном этапе, с начала 90-х годов XX века, который отражает отечественная историография, фиксируется всплеск интереса по всем линиям изучения ордера: происходит возвращение ордероведческих курсов в образовательный процесс, расширяется географический ареал исследований; ордерные системы изучаются методами как архитектурных, так и неархитектурных наук; этап характеризуется устойчивым интересом к самой методологии ордера, так как вновь стали актуальны исследования в области пространствопонимания, в основу которых заложен мировоззренческий тезис о том, что человеческие представления о пространстве изменчивы. Ордероведческая историография стала самостоятельной дисциплиной отечественной архитектурной историографии и архитектурной науки в целом.

В разделе I1.2 «Тематика источников изучения ордера» даётся систематизированное представление об истории и средствах накопления знаний в области теории классической архитектуры и методах анализа композиционной структуры ордера.

Показано, что изучение ордера идёт по четырём основным направлениям: 1) создание теории ордера и изучение ордерных идей; 2) определение места ордера в архитектурном процессе в целом; 3) изучение самой ордерной архитектуры, где приоритетное место принадлежит изучению архитектурного наследия античности; 4) графическое закрепление знаний об ордерной архитектуре и об ордерных композициях. Эти направления определяют 4 тематические группы библиографических источников изучения ордера.

По итогам анализа тематики источников изучения ордера делается вывод, что пространственные проблемы теории ордерной композиции и разработка методов интерпретации и методов семантического анализа находятся в стадии разработки.

В главе 2 части I «Методологические основы ордера как архитектурно-художественной системы» ордер рассматривается в контексте композиционной связи человека и среды.

В разделе I2.1 «Сущностные характеристики ордера» определяется эстетический смысл греческих ордеров как архитектурных средств создания образов пространства чувственно познаваемого мира.

Анализируются определения термина «ордер», показывается неполнота толкования термина «ордер» в области его образных значений и отмечается, что именно проблемы образного понимания являются ключевыми проблемами познания мира. Устанавливается, что в современной ситуации определения архитектурных терминов, как в специальных, так и в неспециальных справочных изданиях, носят сугубо «назывной» характер, что тормозит развитие художественной чуткости при восприятии архитектурных форм в процессе освоения пространственных связей и отношений между ними.

Ордер рассматривается как гибкое средство создания разных композиций. И.Б.Михаловский так сформулировал основную цель архитектуроведения: «Изучение архитектурного искусства должно стремиться к познанию смысла  архитектурных форм и основной идеи архитектурной композиции, принципа классической архитектуры»2. Отметим в этой фразе ключевые слова: смысл, идея, принцип.

Ордер – это не только порядок архитектурных элементов и форм, это особый порядок наших телесных реакций в процессе формирования архитектурного образа. Современные исследователи классической архитектурной композиции Л.И.Таруашвили, Г.С.Лебедева делают принципиальный упор на особенности включённости человека в само существование ордера. Г.С.Лебедева в своём комментарии к Витрувию пишет: «…ордерный канон – это хитроумнейшее средство иллюзорного оестествления человеческой деятельности…»3.

Уточняются определения термина «ордер». Пространственность рассматривается как атрибут архитектурной композиции, что определяет аксиоматику ордера, его сущностные характеристики: тектоничность, декоративность, ансамблевость, обособленность, каноничность, инновационность. Делается вывод о том, что структурная сложность ордера как архитектурно-художественной системы проявится только при установлении художественных принципов его становления и развития.

В разделе I2.2 «Зрительное восприятие «форм-пространств» ордерных композиций как процесс осознания образа их тектонической напряжённости» ордер рассматривается как классическая архитектурная композиция, моделирующая пространственные образы с различными качественными характеристиками.

В разделе I2.2.1 «Пространство как предмет теории архитектуры» в соответствии с постулатом А.И.Некрасова «…первый главнейший момент мы видели в образе пространства»4 утверждается, что если архитектура – искусство создания пространственных структур, то фундаментальным предметом теории архитектуры должно быть избрано само пространство.

Акцентируется внимание на том факте, что системным объектом акта восприятия, объединяющим познающего и познаваемое, становится образ, взятый в совокупности самого памятника искусства и механизма становления образной системы в психике зрителя. И этот образ – образ пространства – одинаково соответствует, как свойствам архитектурной композиции, так и свойствам человека. Линия изучения образных связей между человеком и архитектурой берёт своё начало из теоретических воззрений Л.Б.Альберти, изложенных в 1442–1452 годах, из его органической концепции.

Обосновывается поиск путей подхода к мало разработанным методам пространственной систематизации ордерных композиций, которые позволили бы создать классификатор на их основе. Архитектурная композиция – средство создания образных структур – «форм-пространств». На основе модели семантического пространства эти структуры имеет смысл вычленить, сгруппировать и классифицировать. Предлагается рассматривать ордер как оперативный образ пространства, а при изучении ордерной архитектуры сделать акцент на зрительное восприятие ордерных композиций, на формирование «форм-пространств» как на процессы осознания образов их тектонической напряжённости. Сила, с которой проявлены сущностные характеристики ордера, обеспечивает характер сооружения.

В разделе I2.2.2 «Коммуникативность ордера» раскрываются понимание ордерной архитектурной композиции не только как совокупность архитектурных форм, воплощенных в материале, но и как образное «форм-пространство», осознание ордера как средства зрительной организации пространства в восприятии – сложнейшего психофизиологического процесса.

Утверждается положение о том, что архитектурная композиция – видимый образ (где образ – перцептивное пространство), то есть чувственный знак внешнего предмета. Это положение обосновывается рядом принципов, концепций: концепцией «преемственность, постоянство и всё то же повторение»  как фундаментального свойства порядка-ордера А.Х.Катрмера де Кенси (словарь, 1786–1828); принципом единства физической и психической жизни человека Н.Г.Чернышевского (1860); теорией познания и теорией психической регуляции И.М.Сеченова (1863); учением о доминанте А.А.Ухтомского (1921–1927), определяющей направленность человеческого восприятия и организующей подбор впечатлений и образов; трактовкой художественной композиции как способом организации целостности человека и среды В.А.Фаворского (1921–1934); концепцией построения образов «потребного будущего», энграмм (следов внешних событий в нервной системе) Н.А.Бернштейна (1947), который дефиницирует гипостаз требуемых детонатов по объёму и величине знака и обеспечивает механизм снятости в системе художественных образов; концепцией перцептивной категоризации Дж.Брунера – одной из главных характеристик восприятия,  – состоящей в выделении определённых признаков стимула и на их основе в отнесении объекта к тому или иному классу объектов внешнего мира.

Сам процесс видения-визуализации сопровождает чувство тектонизма, которое конституирует работа мышечных групп. Основной закон восприятия заключается в непосредственной связанности зрения с работой мышц, с разного рода движениями, несущими в себе многостороннюю информацию о воспринимаемых объектах, так как «…Сигналы мышечного чувства и есть источник информации о пространственно-временных предикатах экстеросреды»5. Это важное методологическое допущение объясняет  коммуникативный характер ордера, обусловленный различными формами связей, осуществлёнными художественным способом. Так возникает ситуация с эффектом прегнантности – с узнаванием ордерных композиций в преемственности пространственных закономерностей, а не с оцениванием тождества вещественных форм. Цель коммуникативного процесса, который обеспечивает ордер – это передача содержания, идеи (тоноса)6, напряжённости (характера пространства).

Ордерный метод – средство констелляции моделей пространства, которая возникает как следствие проприоцептивно-кинестетических ощущений. Это и есть онтологическая природа чувства тектонизма (Б.М. Величковский, В.П. Зинченко, А.Р. Лурия, П.Линдсей, Д. Норман).

В разделе I2.3 «Художественно-образное выражение действующих сил в ордерной системе» сопоставляются взгляды на природу тектоники – самой явленной сущности ордерного строя.

В искусствоведческой литературе можно выделить пять концепций, в которых тектоника сводится: к конструктивным параметрам (область классической механики); к антропоморфным параметрам; к органическим параметрам; к образу стабильности; к параметрам силы (но не только физико-механическим).

Идея телесности – самая сложная идея в истолковании ордерной тектоники. Готовность тела к устойчивости – только одна из возможных готовностей. Ведущим образом в древнегреческом искусстве (в скульптуре, вазописи, архитектуре) оставалось античное выражение чувственной силы тела, в котором велико значение готовности тела к реализации движения. Тема телесности, ставшая стержнем классического искусства, особенно выделялась А.Ф.Лосевым. И эта потребность была настолько сильна, что «…у стоиков была выработана даже целая категория напряжённости (tonos) бытия, так что быть для стоиков всегда означало не просто быть, но быть в той или иной степени »7.

А.Ф.Лосев отмечает, что одним из основных методов разработки учения о теле был метод разнотипной напряженности самой субстанции тела. Тема разнотипной напряжённости пространства разработана в системе ордерного строя. Опираясь на концепцию неклассической физиологии Н.А.Бернштейна и, особенно, на её основное положение, заключающееся в том, что непрерывное циклическое взаимодействие организма со средой осуществляется на различных уровнях построения движений, можно утверждать, что образы напряжённости пространства, структура которых выстроена по замыслу архитектора, участвуют в формировании тонуса зрителя, обеспечивая и пространственные координации, и эмоционально окрашенные движения.

Чувство тектонизма – образ напряжённости пространства – возникает при последовательном восприятии фактурных полей, закреплённых отдельными ордерными элементами, частями и формами, обработанными разнообразными членениями, обломами, порезками и дополненными пластическим убранством. «Внутренний» порядок восприятия, соответствующий композиционной логике ордерной архитектуры, зависит от фактурной частотности деталей ордера-порядка. В мировоззрении, в философии античности и, следовательно, в её эстетике принцип телесности – онтологическое основание действительности. Ордерная композиция синтезирует оперативный образ разнотипно уплотнённого пространства, выстроенный с помощью выразительных и изобразительных средств: тектоники, курватурной составляющей, ритма, фактуры, текстуры, цвета, декоративных деталей. Совокупность художественных средств становится целеполагающей только в том случае, если они в системе композиции синтезированы с общей памятью человека, не требующей предварительного понятийного знания. Это эстетика dignitas (гармонического равновесия) Л.-Б.Альберти. Пространственный принцип древнегреческой архитектуры – это телесность / напряжённость, образ индивидуального. Тектоническая система есть основа стилеобразования в архитектуре, она закрепляет образы пространства, характерные для того или иного исторического, культурного этапа. Во многом зодчие опережают своё время, первыми предугадывая, предчувствуя особенности пространствопонимания.

В разделе I2.4. «Ордерные средства построения образов пространств» устанавливаются принципы организации ордерного строя, определяются типы ордерных систем, выстраивается модель семантического архитектурного пространства, устанавливаются причины визуальных эффектов.

В разделе I2.4.1 «Ордерный строй как архитектурная фактура» даётся представление об ордерном строе как о результате взаимодействия в восприятии фактурных полей разного уровня интенсивности (частотности). Утверждается, что понимание структуры ордерной композиции, то есть закономерностей расположения, конформаций ордерных форм и способов их внутреннего согласования-порядка зависит от уяснения принципов размещения фактурных полей архитектурного произведения.

Эти принципы организации фактуры – ордерного строя влияют на организацию приёмов связи архитектурной фактуры с естественными фактурами окружающей среды.

Три принципа организации ордерного строя

  1. Принцип равнозначности. Архитектурные фактуры, образованные плоскими мелкими членениями на значительных плоскостях, отличающиеся друг от друга цветом или фактурой самого материала, – равнозначны.
  2. Принцип разности. Фактуры разной величины объёма всплесков и силы подъёма, сгруппированные в разных частях архитектурных поверхностей, лежащих в одной  или в нескольких плоскостях, – различны.
  3. Принцип глубинности. Фактурные блоки, по-разному специфически расположенные в среде и формирующие фактуру единого ансамбля, создают пространственную глубинность.

Ордерный строй в таком понимании является «ордером Пиранези»: пилястрным ордером, ордером стены, колонным ордером.

Устанавливается, что пропорции и местоположение фактурных полей, закреплённые в ордерных формах, создают фактуру самой композиции и являются факторами процесса восприятия, от которых зависит конкретная тектоника и образ напряжённости архитектурного пространства и семантическая оценка ансамбля.

В разделе I2.4.2 «Типы ордерных систем» ордер представлен как мощное средство построения образов пространства формируются на основе фундаментальных свойств ордера – конструктивных, тектонических, пластических, а также на основе фактурных качеств и декоративных свойств. В различных ордерных системах данные качества и свойства, по-разному сочетаясь между собой, контрастно противопоставляются, создавая тем самым острохарактерный пространственный стиль времени.

Анализируя композиционные приёмы, сопоставляя производимое впечатление, можно выделить три типа ордерных систем.

Ордерная система первого типа, конструктивно-тектонического, представлена ордерными композициями с классическими типологическими характеристиками объёмно-пространственных решений и отдельных архитектурных элементов.

Ордерная система второго типа, пластического, обеспечивает связность форм фронтальной и объёмной композиций, то есть выражает и пластику стены, и пластику объёма. Это композиции, в которых ордерные формы сохраняют логику архитравной конструкции, но утрачивают качество глубинности открыто-закрытой ордерной системы.

Ордерная система третьего типа, структурно-конструктивного, входит в архитектуру сооружения как её структурный элемент, имеющий равноправную значимость с другими конструктивными частями здания. Данная система организует «натяжение» архитектурной поверхности, она работает на усиление ощущения жёсткости частей здания, выражает облегчение веса. В данных композициях ордерные формы предельно обобщены (лишены фактурного шума) и часто «сплавлены» с конструктивными элементами.

По мере насыщения городской агломерации архитектурными сооружениями с ордерными композициями, представляющими ордерные системы трёх типов, агломерация – ансамбль ордерной архитектуры может пониматься как метасистема. В дальнейшем архитекторы создавали композиции, в которых ордерные системы различных типов взаимодействуют между собой, в результате чего появляются новые композиционные варианты ордерных сочетаний. Формируется система, представленная четырьмя комбинированными типами. Показано как создаётся качественное разнообразие тектонических образов. При этом проявляется эффект эмерджентности (появляемости), когда у метасистемы более высокого порядка появляются свойства, отсутствующие в отдельных подсистемах. Отдельная интерпретируемая ордерная система является элементом системы более высокого порядка – архитектурно-художественной градостроительной системы.

Диверсификация ордера, его изменение связаны с композиционным развитием различных типов ордерных систем.

В разделе I2.4.3 «Принципы становления и развития архитектурного ордера и построение семантических пространств» архитектурно-художественный образ становится самостоятельным предметом исследования.

В архитектуроведении существуют несколько методов определения-распознавания объектов, принадлежащих различным группам и классам. Первый метод включает в себя способы определения произведения, построенные на понятийном анализе соотнесения самого произведения и видов, типов, функций, планировочных и конструктивных особенностей строений, их техник и технологий. Второй метод основан на определении принадлежности произведений определённым стилям, направлениям и течениям. Результаты применения третьего метода представлены классификациями, в которых эвристический подход играет основную роль. Этот метод основан на трудно формализуемых знаниях и на интуиции исследователя. Распознавание в таком случае происходит почти мгновенно, без привлечения понятийных дефиниций. При этом зритель или исследователь сам, не прибегая к помощи внешнего классификатора, не опираясь на имманентный опыт, определяет, какую информацию необходимо использовать для достижения требуемого эффекта распознавания. Образ является главным критерием для выявления, определения глубины характера и эмоциональной насыщенности произведения. В психологии искусства именно этот, третий метод – метод распознавания образов – является центральной проблемой, и построение его механизма происходит с опорой на знания о психофизиологии человека.

Само семантическое пространство города – это информация, проявляющаяся в форме материальных носителей дискретных знаков и первичных сигналов. Информация, основанная на однозначной связи знаков или сигналов с объектами реального мира, называется семантической или смысловой. Но эти знаки и сигналы несут информацию только для тех, кто может её распознать, расшифровать.

На всех этапах формирования городской среды ордер являлся действенным средством композиционной разработки образов пространства, ордер – это архитектурный градостроительный код. Код – это система сигналов (условных знаков, символов), созданная для передачи, обработки, хранения (запоминания) и расшифровки различной информации. Код обязательно имеет свод правил записи, разработанных с таким условием, чтобы вновь созданный текст мог быть подвергнут декодированию. Градостроительный код – это способ записи архитекторами информации о формах пространствопонимания, присущих людям в разные эпохи. Архитектура записывает информацию о пространствах не в чистом виде, а в снятом. Поэтому архитектурную практику можно понимать как процесс кодирования, где языком кодирования является ордер. Распознавание, таким образом, становится ключевой проблемой восприятия.

В исследовании разработан алгоритм описания семантического пространства города, созданного на основе ордерной архитектуры, на языке теории самой архитектуры и теории ордера. Известный отечественный психосемантик Е.Ю.Артемьева, рассматривая проблему описания семантического слоя субъективного образа мира, выделила «…особый тип моделей – моделей, аксиоматика которых согласована с аксиоматикой области, на объектах которой они (модели) строятся»8. Е.Ю.Артемьева назвала такие модели парадигмальными моделями. В нашем исследовании пространство, предъявленное ордером, принято за парадигму, и тогда закономерно, что параметры модели семантического пространства городской агломерации должны соответствовать положениям методологии архитектуроведения, теории ордера и законам зрительного восприятия человека и кинестезии. Ведь на основе кинестезической чувствительности происходит формирование зрительно-двигательных межсенсорных связей, определяющих пространственное видение.

Ордерные детали и ордерные композиции как формы – материальные оболочки информации и как первичные сигналы – несут информацию не потому, что они повторяют реальные объекты, первичные сигналы порождены естественными законами постижения реального мира в виде образов.

САП инвариантно реализует актуальное описание объекта – пространственной градостроительной структуры. САП, построенное на визуальном анализе ордерной архитектуры, можно представить как пространственно-координатную модель индивидуальной или групповой системы представлений. Оси САП образуются с помощью заданного алгоритма многомерного шкалирования и представляют собой обобщённые смысловые основания (параметры), построенные на принципах становления и развития архитектурного ордера.

Эмпирический анализ позволяет выделить три таких художественных принципа, влияющих на формирование САП. Каждый принцип содержит две противоположные сущности-значения. Сущности-значения взяты нами не как качественные характеристики реальных объектов, а как принципы построения ордеров и, соответственно, как основания построения образов, как отдельных сооружений, созданных с помощью ордерной системы, так и образа архитектурной среды как агломерации.

Необходимо учитывать ряд требований, предъявляемых к модели. Во-первых, необходимо согласовать аксиоматику модели с аксиоматикой области, на объектах которой они (модели) строятся, то есть с областью архитектуроведения как науки. Во-вторых, параметры модели не должны противоречить тем непосредственно выделяемым свойствам объектов ордерной архитектуры, которыми стихийно пользуются зрители для соотнесения и противопоставления объектов.

I принцип.  Тектоничность  [1] – Декоративность  [2],  ТД

II принцип. Ансамблевость [3] – Обособленность [4],  АО

III принцип.  Каноничность  [5] – Инновационность [6],  КИ

Для создания модели САП нами предложено построение координат значений в виде набора биполярных шкал. Построение координат значения полностью соотнесено с принципами становления и развития архитектурного ордера. САП можно представить в виде парадигмальной модели (Рис.1), как многомерное (шестивекторное) семантическое пространство.

В модели (ТД АО КИ) связаны координаты объекта и координаты опыта. Их взаимодействие рассматривается не как наложение свойств,  не только как оценка взаимного усиления или взаимного ослабления их значений, а как синергичное отношение.

Рис.1

Модель семантического архитектурного пространства, построенная на основе художественных принципов становления и развития ордера

Знаки, первичные сигналы ордерной архитектуры, организованные в последовательности, соотнесены с композиционными закономерностями ордерной системы. В представленной модели они являются актуальным комплексом свойств и одновременно являются эксплицированием самого эмоционального отношения. Творческое сочетание разнообразных ордерных композиций и ордерных форм влияет на глубинные и дистантные ощущения, формирует мышечное чувство и, соответственно, оказывает влияние на двигательную активность и даже является источником необычных акустических эффектов.

Такой подход позволяет видеть эти сущности, закреплённые в формах дискретных знаков и композиционных сигналов, и в последующем использовать в анализе ордерной архитектуры с помощью метода семантического дифференциала.

В главе 3 части I «Методы анализа ордерной архитектуры» представлены цели, методы и средства изучения ордера и ордерной архитектуры.

В разделе I3.1 «Ордерный тезаурус и методические приёмы анализа ордерных композиций» показано, как понимание ордера как композиционного средства создания образов напряжённости пространства и обширность ордерного тезауруса предопределяют различные способы изучения и анализа ордерной архитектуры.

Показано, что методология ордера как архитектурно-художественной системы полностью строится в зависимости от базовой модели ордера. Традиционно в теории ордера базовой моделью избирались модели, вырастающие из видовой стратификации ордера. Эти модели строились на наглядных признаках форм и пространственных композиций. Методические приёмы анализа ордерной архитектуры были построены, как процедуры, позволяющие выявить степень соответствия (или отличия) формам и композициям классических ордеров, степень свободы в интерпретации типологического объёмно-пространственного инварианта.

В данном исследовании ордер понимается как пространственная система. В соответствии с фундаментальным предметом архитектуры – пространством – базовой моделью в методологии ордера избирается пространственная модель.  Определяется соотношение понятий: ордер, ордерная система, ордерный порядок, ордерные идеи, ордерный метод, ордерный строй, ординация, ордерная архитектура,

Составлен ордерный тезаурус, состоящий из 63 позиций, – совокупности аспектов существования ордерной системы и направлений её изучения.

Понимание ордера как композиционного средства создания образов напряжённости пространства и обширность ордерного тезауруса предопределяют различные способы изучения и анализа ордерной архитектуры.

Представлены две крупные группы методов изучения ордера. В первую группу (14 видов) объединены классические архитектуроведческие методы, а вторая группа (14 видов) состоит из новейших исследовательских методов (новейших, значит, построенных на свойствах, не описывающихся в линейной последовательности).

Оценка образов и сравнение образных отличий может проводиться на основе метода, построенного на анализе художественных принципов становления и развития архитектурного ордера путём выделения страт – групп сооружений ордерной архитектуры с композициями с каким-то общим статусным признаком. Основанием для выделения страты выступает статусный признак парадигмальной модели – доминирование художественной сущности (см. I–2.4.3), тот, который имеет явно отличительную силу выражения и объективно приобретает ранговый характер. Понятие «статус» в стратификации становится ключевым.

В разделе I3.2 «Сравнительный метод анализа ордерной архитектуры» показано, как обучение анализу архитектурной композиции способствует решению задачи управления восприятием архитектуры, что требует психоаналитической подготовки.

Изучение архитектурного процесса будет развивающим, если в освоении каждой стадии этого процесса будет обнаруживаться логика исторического развития такой человеческой способности, как пространствопонимание. Развитию ордерной системы как открытой системы был присущ некумулятивный характер, ей свойственна прогрессирующая дифференциация, интеграция её подсистем, переструктурирование, изменение самого характера её функционирования. Предлагается алгоритм контрастивного анализа ордерной архитектуры, разработанный как многоэтапный процесс установления связей между художественными фактами.

В разделе I3.3 «Идеографический принцип организации словаря терминов ордерной архитектуры» предлагаются пути достижения терминологической ясности и при изложении ордерных идей, и при описании истории ордерной архитектуры. Показывается актуальность формализации языка архитектуроведения и уточнения номинативных и семантических границ понятий, влияющих на решение прикладных задач, связанных с отбором материала. Так как современное мышлением становится все более нелинейным, это должно найти свое отражение в формах представления информации. В исследовании систематизированы более 500 специальных понятий и терминов ордерной архитектуры (в том числе и синонимичных), упорядоченных по идеографическому принципу, что позволило отразить композиционные взаимосвязи элементов ордера. Понятия в представленном в работе идеографическом словнике терминов ордерной архитектуры сгруппированы по композиционной принадлежности, видовым признакам пространственно-планировочных систем, конструктивному значению, систематизированы по типам ордерных систем, по виду форм, в соответствии с принципами размещения фактурных полей, по характеру декоративного оформления.

В части II «Ордер в архитектуре Петербурга» разрабатывается концепция систематического описания семантического архитектурного пространства (САП), организованного ордерной архитектурой.

В главе 1 части II «Адаптация ордера в русской архитектуре и роль ордера в формировании образа Петербурга» устанавливается связь между архитектурными идеями допетровского времени и новой архитектурой Петербурга, а также формулируется художественная концепция целостности города.

В разделе II1.1 «Пути вхождения ордерной системы в русскую архитектуру» анализируются архетипические черты «русского ордера» и его эволюция. Отмечается, что классический ордер как открыто-закрытая система сформировался на основе античного принципа телесности. Иной образ – образ мира нетварного – складывается в момент восприятия архитектуры с «русским ордером» (термин Н.В.Дмитриева).

Выделяются проблемы развития и использования ордерных элементов, поднятых в исследованиях, посвящённых архитектуре средневековой Руси: 1) использование ордера как мотива; 2) использование ордерных форм в качестве декоративных элементов; 3) связь ордерных композиций с внутренней структурой здания; 4) связь ордерных форм с планировочной структурой здания; 5) местоположение ордерных форм в местах конструктивных узлов и усилий нагрузки; 6) неклассические варианты ордерных форм в системе структурно-генетического анализа; 7) истолкование «структивных сил».

Устанавливается, что под «русским ордером» подразумеваются композиции с редуцированными ордерными формами. Но очевидно, что «русский ордер» не воплощает тектоническую систему, соотнесённую с античным принципом телесности. Отвергается термин «рудиментированые» ордерные формы и обосновывается предложение не строить представление о «русском ордере» только на основе жёсткого разграничения конструктивности и декоративности. Предлагается рассматривать ордерные формы с точки зрения поиска взаимосвязей более полного набора сущностей-значений, находящихся в трёх бинарных оппозициях, характеризующих классический ордер: тектоничность, декоративность, каноничность, инновационность, ансамблевость, обособленность.

Приводится анализ памятников русской средневековой архитектуры с этих позиций. Так как в течение более 500 лет вхождения ордера в русскую архитектуру в разных историко-художественных ситуациях принципы создания образа нетварного превалировали над принципом телесности, то сохраняющееся редуцирование отражает тенденцию на принципиальное ослабленное проявление сущностных качеств классического ордера. Смягчённые образы напряжённости пространства – это качественная характеристика архитектурных образов средневековой русской архитектуры. Приёмом организации целостности фасада стала ярусная композиция ордера, выдержанного в пропорциях очень близких нормам Дж.Виньолы. В ордерной архитектуре XVII века складывается «определённая художественная система» (О.И.Брайцева).

«Русский ордер» в своей совокупности является носителем архетипических черт русской архитектурной школы, проявившихся в том, что сущностные качества классического ордера, носителями которых продолжали оставаться в редуцированном виде ордерные формы в архитектуре средневековой Руси, сохранились во всей полноте взаимосвязей бинарных оппозиций, однако в композициях каждого отдельного сооружения акцентирована одна вполне самостоятельная сущность.

В архитектуре России в период, непосредственно предшествовавший реформам Петра I, ордерные формы приближались к пропорциям, заданным Дж.Виньолой. Возрождающийся принцип телесности в русской архитектуре накануне Петровских преобразований приводит к усилению каноничности ордера, а уже непосредственно в петровское время очевидна ориентация на композиционные приёмы А.Палладио.

В разделе II1.2 «Концепции архитектурной целостности Петербурга» показано, что в Петербурге функциональная идеальность и художественная идеальность, представленная ордером, изначально были тесно связаны между собой; даётся анализ архитектуроведческих концепций, описывающих архитектурно-ландшафтный комплекс Петербурга, представляющих различные точки зрения на причину его уникальной целостности.

На основе идеально-типических конструктов, таких, как стиль, творческий метод, архитектурная композиция, планировка, комплекс зданий, строятся концепции систематического описания самой архитектуры Петербурга, подводящие нас к категории градостроительный ансамбль. Первая концепция – концепция взаимодействия архитектурных школ (И.Э.Грабарь); вторая – концепция галереи творческих портретов (И.Э.Грабарь); третья  – стилистическая концепция (Д.Е.Аркин, Б.Р.Виппер, Н.А.Евсина, В.Г.Лисовский, А.Л.Пунин, Б.М.Кириков, В.К.Шуйский, В.Г.Власов, А.В.Бурдяло, В.Г.Басс); четвёртая – градостроительная концепция (Г.Е.Русанов, С.В.Семенцов). Вариантом стилистической концепции является концепция двуединства ренессансно-классицистической и барочной тенденций (Н.Ф.Гуляницкий), где художественные особенности не имеют хронологической привязки, а показывается доминирование или смягчение «надстилевых» качеств композиций. Придавая понятию «классический город» категориальность, В.Г.Лисовский снял тем самым проблему стилистической оппозиции, свойственную анализу архитектуры периодов «больших стилей», неоклассики, включая и «советскую неоклассику».

Вышеуказанные концепции дают представление о том, как создавалась петербургская агломерация, но не объясняют, почему вся агломерация воспринимается как единая структура, как ансамбль. Поэтому в исследовании разрабатывается концепция семантического архитектурного пространства (САП) Петербурга, построенная на анализе ордерной архитектуры, как концепция, объясняющая видимое единство разновременных памятников. Эта концепция строится на утверждении, что ордер является системообразующим фактором, ведущим архитектурно-художественным средством создания идеального градостроительного ансамбля.

В главе 2 части II «Ордерный ансамбль и семантическое пространство Петербурга» анализируются методы и способы организации единого архитектурно-ландшафтного комплекса классического Петербурга, семантические и композиционные связи, ставшие причиной ощущения ансамбля как ансамбля ордерного.

В разделе II2.1 «Методы дифференциации семантического пространства на основе парадигмальной модели и построение типологии модальностей ордерного ансамбля» показано, что ордерные архитектурные композиции делают предметными главные свойства человеческого сознания – идеальность, интенциональность, идеаторность, реализующиеся через замысел, воплощение и, согласно теории Т.Липпса9, через направленное переживание – einfhling, эмпатию.

Разработанная нами содержательная модель явления вскрывает внутренние ненаблюдаемые механизмы явления, но таким образом, чтобы из этой содержательной модели следовали и внешне наблюдаемые характеристики (феноменологические характеристики). Такой содержательной моделью, инвариантно дающей представление о характере пространствопонимания, является модель семантического архитектурного пространства, построенная на основе художественных принципов становления и развития ордера.

Описание образа – процедура методологически в архитектуроведении не зафиксированная. Образ можно описать с разных позиций, в том числе с позиций теории архитектуры, теории познания, физиологии восприятия, теории информации, психосемантики, психофизики; это выдвигает требование соответствия параметров, заложенных в модели САП, параметрам обозначенных наук.

Специалисты по информационным процессам и технологиям отмечают, что до сих пор не выстроены классификации информационных операций, так,  Н.Винер трактовал информацию как содержание, полученное из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления к нему наших чувств10.

Семантическое пространство есть результат всех последовательных действий по обработке сигналов, а семантический слой – вид передаваемой информации. Возникающий информационный шум требует кодирования сигналов в ключевых, фундаментальных модальностях. Ордер-порядок – это композиция, обеспечивающая порядок выделения полезного сигнала, связанного с принципами становления и развития ордера. Ордерные композиции ансамбля как определённая визуальная информация продуцируют целый каскад образов, существенной частью которых являются вырабатывающиеся у человека определённые кинестетические ощущения. В результате вырабатывается сознательный контроль за движениями по характеристикам их силы, скорости, ритма, то есть вырабатывается индивидуальное отношение.

Само слово ансамбль (целостность) этимологически восходит к значению слова semble (казаться, представляться), то есть ансамбль – это собрание памятников,  производящих впечатление единства в восприятии или в осознании. В рамках этого единства происходит учёт различий воспринимаемых объектов. В самом предметном ансамбле ордерные композиции могут быть или контрастно сопоставлены или ассимилированы в границах отдельных участков поля зрения при их пространственной («одновременный контраст») или временной смежности в восприятии («последовательный контраст»).

Сущности – декоративность, ансамблевость, обособленность, каноничность, инновационность, тектоничность – это не качественные характеристики зданий, а инвариантные свойства (атрибуты) информационного процесса, в данном случае художественного процесса восприятия – синтеза образа и формирования отношения. Величина силы напряжённости пространства, заданная ордерной архитектурой и закреплённая в образе, зависит от двух факторов: от неизменяемых композиционных свойств ордера (конформации), позволяющих оценивать диапазон напряжённости, и изменяющихся в зависимости от условий восприятия выразительных средств архитектурной композиции (ракурс, чёткость контуров, интенсивность фактуры, а также цвет и тон, зависящие от освещённости).

Выстраиваются модификации модели (Рис.1) семантического архитектурного пространства, в которых доминирует одна из сущностей. В представленной модели первичные сигналы являются актуальным комплексом свойств и одновременно являются эксплицированием самого эмоционального отношения. На основе предложенной парадигмальной модели САП, парадигмой которой является пространство, можно гипотетически задать индивидуальные модальности напряжённости семантического пространства Петербурга.

Если 6 сущностей-значений шкалируются с условием 3-х степеней силы (по нашему мнению 3-х степенное шкалирование в данном случае наиболее наглядно), то можно математически определить 48 модификаций модели, отражающих 48 модальностей образов напряжённости пространства («сенсорных эталонов»); такой метод носит название метод семантического дифференциала. Отдельная модальность эксплицирует образ по соотношению и доминированию шести сущностей. 48 модальностей обеспечивают актуальное описание объекта и, в свою очередь, являются моделями основных типов индивидуальности ордерных композиций, кодифицирующих архитектурную среду и обеспечивающих Петербургу ту самую «стильную физиономию» (И.Э.Грабарь).

Эмоциональное сознание в известной степени предопределяет «потребное будущее»11. При созерцании архитектуры, насыщенной ордерными композициями, доминирующие мотивации обусловлены доминирующими сущностями. 48 модальностей можно сгруппировать по признаку доминирования одной какой-либо из шести сущностей, и таких групп 6. Каждая из этих 6 групп состоит из 8 модальностей.

Ордерные композиции сооружений обладают общей фундаментальной характеристикой – все они принципиально индивидуальны. Устанавливаются стратегии индивидуальности. 1 стратегия, где  индивидуальность можно принять совокупность, набор отдельных деталей и элементов (архитектурных форм), составляющих в сумме конформацию. 2 стратегия, где индивидуальность можно принять целостную структуру образа. Так определяются подходы к классификациям композиций ордерной архитектуры.

В результате второй стратегии выделения закономерностей сочетания индивидуальных черт выстраивается типология, в которой выделяются качественно своеобразные образные модальности – типы индивидуальностей ордерных композиций (типы пространственных индивидуальностей).

Так выстраивается типология ордерных сооружений, соотнесённых между собой общим смыслом образа – напряжённостью пространства – и одновременно принципиально отличных друг от друга по набору форм, то есть в наборе каждой типологической группы могут быть композиции с различной конформацией, каждая модальность может быть воплощена с помощью этих различных конформаций, и здесь их индивидуальности бесконечны.

Перцептивная система человека универсальна, но опыт каждого человека различен. Необходимо учитывать различия в оценке явления разными людьми в зависимости от визуальной культуры, от результатов обучения, от того, оценивает ли эти значения зритель, рассматривая сооружение в натуре или по изображению.

Нужно учитывать, что при малой скорости записи информации в память возможна «утечка» информации (принимающие системы могут производить запись неправильно), при большой скорости (при скорости выше возможности организма из-за возрастных особенностей, особенности состояния зрительного аппарата, особенности строения индивидуальной системы восприятия) информация не успевает записываться правильно или не воспринимается вовсе. Но даже при оптимальной скорости будут иметь значение степень распознаваемости самого объёкта в конкретный момент, антиципация зрителя и уровень готовности к распознаванию, напрямую связанные с количеством ранее заложенных паттернов (подобразов), и даже то, к какому из четырёх юнговских подтипов – (мыслительный, чувствующий, ощущающий и интуитивный) относится человек, вот почему психология субъективной семантики играет столь большую роль в архитектуроведении.

Построение моделей САП отдельных зданий, монументальных ансамблей и архитектурно-ландшафтных комплексов может стать эффективным инструментом оценки образов ордерного мегаансамбля Петербурга.

Модальности позволяют описать феноменологические характеристики и показать морфологические основы индивидуальности. При изучении состава и свойств ордерных конформаций (связи ордерных форм и элементов, интенсивность фактурных полей, задающих акцентуации) на морфологическом уровне появляется возможность показать и объяснить, как модальности с их ярко выраженными доминирующими сущностями определяют мотивации зрителей.

Модальности в ансамбле составляют определённую последовательность, и изучение их свойств, в конечном счёте, связано с изучением разностей потенциалов афферентаций. Ансамблевое единство разнообразных образов обеспечивается сопоставлением отдельных композиций, чьи модальности контрастно противопоставлены (Рис. 2): каноничность и декоративность, ансамблевость и обособленность, каноничность и инновационности.

Концепция единой градостроительной структуры Петербурга на основе принципов становления и развития ордера отвечает психологическим критериям целостности, константности, категориальности восприятия – способности к выделению в перцептивном пространстве областей, имеющих более или менее очерченные и устойчивые границы; чёткость границ предопределяет пространственные координации и эмоционально окрашенные движения.

В разделе II2.2 «Ордерный строй в градостроительной среде» даётся характеристика градостроительных элементов, созданных на основе разработанных принципов организации фактуры ордерного строя: принципа равнозначности, принципа разности, принципа глубинности (см. I–2.4.1), которое обеспечивают связность градостроительной композиции.

Принцип равнозначности. 1711 – 1730-е. Сооружения характеризуются превалирующими равнозначными по интенсивности фактурами поверхностей ордерных форм и стены, лидирует пилястрный ордер, цвет и фактура материалов усиливают декоративную сущность.

Принцип разности. 1740-е – 1760-е. Ордерные формы – зоны разной величины силы подъёма и объёма всплесков, – расположенные в нескольких плоскостях, находящихся на достаточно большом расстоянии друг от друга, ордерный строй как композиционная фактура создаёт эффект последовательного постижения глубинности. Средообразующими12 являются композиции пилястрного ордера, а стилеобразующими – ордер стены с выступающим из стены фустом с круглым сечением.

Принцип глубинности. 1760-е – конец 1790-х. Сооружения характеризуются ордерным строем, членящим среду на отдельные блоки, которые, в свою очередь, и становятся рукотворной фактурой подиума, кардинально преобразовывая архитектурный ландшафт петербургской агломерации. Лидируют колонный ордер и ордер стены.

Рис. 2

Модификации модели семантического архитектурного пространства, построенной

на основе художественных принципов становления и развития ордера в Петербурге

                       

Пропилеи Пискарёвского                        Янтарная комната.

мемориального комплекса.                        Пруссия. 1716–1755;

А.В.Васильев, Е.А.Левинсон. 1960                восст. 1979–2003

                       

Лестничный зал                                Башня-руина.

Михайловского дворца. К.Росси.                Ю.М.Фельтен. 1771

1819–1825

                     

Горный институт.                                Здание бань.

А.Н.Воронихин. 1806–1811                        А.И.Гегелло, С.И.Васильковский.

1920-е, 1934

В последующем степень напряжённости пространства зависела от особенностей архитектурной фактуры, предъявленной ордерным строем. В Петербурге все виды архитектурной, композиционной фактуры, предъявленной ордерным строем, последовательно сформировавшиеся в течение XVIII века, будут создаваться и в XIX, и в XX веках. Дж.Кваренги уравновешивает внутренний и внешний ордеры, К.Росси меняет градостроительный масштаб, задаёт новый тектонический каркас, внутри которого шла разработка архитектурных фактур в эпоху эклектики, когда архитекторы свободно меняли значение архитектурной фактуры, заданной ордерным строем. Так, средообразующими становятся композиции ордера стены, а стилеобразующими – колонного ордера, и эта градостроительная особенность впоследствии стала характерной чертой полистилистики Петербурга. Измельчание фактур и снижение силы напряжённости образов пространства к концу XIX века требует их восстановления, что и происходит в неоклассике 1910-х годов, а процесс зашкаливания напряжённости в предвоенную и послевоенную эпохи – её погашения. Спад напряжённости и монотонность, фиксируемая в архитектуре в начале 1950-х годов, – результат упрощения архитектурной фактуры и снижения роли ордерного строя в градостроительной среде.

В разделе II2.3 «Роль ордерных композиций в организации архитектурного ландшафта» устанавливаются фазы формирования градостроительной среды (пространственно-планировочной структуры) Петербурга.

Первая фаза развития пространственно-планировочной структуры охватывает годы становления семантического каркаса Петербурга и основных векторов его развития и соотнесена с этапом линейных решений (доминирующих над ландшафтом) планировочных вариантов новейшей городской структуры. Фактура ордерного строя организована на принципе равнозначности. Отличительной чертой архитектурных образов периода линейных решений является формальное подчинение меньшего большему, а не одной тектонической характеристики пространства другой. Роль ордера проявляется в ритмо-пространственной организации архитектурной среды. Ордерные формы в большей степени – это средство членения, а не охватывания объёма.

Вторая фаза развития пространственно-планировочной структуры Петербурга XVIII века, соотнесённая с этапом локальных решений (связывающих ландшафтные элементы), обусловлена тем, что с 1737 года «Комиссия о Санктпетербургском строении» контролирует учёт естественных условий, и этот фактор становится обязательным условием проектных предложений. Фактура ордерного строя организована на принципе разности. Планы архитектурных комплексов создавались с учётом характера природного подиума, а ордерные композиции стали средством художественной организации каскадных элементов городской среды.

На этой фазе, соотнесённой с локальными решениями, происходило развитие тектонических качеств отдельных градостроительных элементов. В основе архитектурных методов И.К.Коробова, М.Г.Земцова, Ф.-Б.Растрелли, С.И.Чевакинского лежит единый метод – ордерный метод создания образов напряжённости пространства. Устанавливается интегрирующая роль ордера в архитектурном ландшафте Петербурга конца 20-х – начала 60-х годов XVIII века.

Третья фаза развития пространственно-планировочной структуры Петербурга, соотнесена с этапом централизующих решений (преобразовывающих ландшафт). В градостроительной структуре Петербурга XVIII века были разработаны несколько видов планов, которые можно разбить на две крупные группы. В первую группу входят планы сооружений с многосторонними разворотами фасадов: данные планировочные системы позволяют зафиксировать явление концентрации, то есть централизации пространственных структур: по геометрическому центру; по плановой оси. Фактура ордерного строя организована на принципе глубинности, приёмы организации фасадных ордерных композиций с вышеуказанными  планами чрезвычайно усложнились, устанавливается взаимосвязь внешнего и внутреннего ордеров.

Зависимость плана от ордерного строя – принципиально новый подход в осуществлении архитектурно-художественного единства на третьей фазе градостроительного развития Петербурга. План зависит от расположения тектонических структур с самостоятельным образом напряжённости пространства, а так как его формирование зависит от ордерной композиции, увязанной с конкретным объёмом, то именно ордерный строй диктует форму плановой структуры.

Приём построения глубинности времени локальных решений, где эффект глубины – результат фактурной организации поставленных последовательно архитектурных плоскостей, сменяется приёмом построения взаимопроникновения пространств в их взаимосвязанной напряжённости. На третьей фазе ордер играет связующую роль и соединяет планы, объёмы и элементы городского каркаса.

Композиционная разработка направляющих векторов пространственного развития времени линейных решений, пронизанная пятнами локальных пространственных систем, их глубинно-пространственные и объёмные решения нашли продолжение в новой художественной ситуации. Централизующий (связывающий, концентрирующий) тип объёмно-пространственного решения характерен для архитектуры пригородов; отработанный в свободном ландшафте предместий этот тип стал ведущей художественной тенденцией агломерации.

В пределах зон с конкретной планировкой и объёмно-пространственным решением ордерная архитектура, отличающаяся друг от друга, образует своеобразные градостроительные синузии, которые корреспондируют между собой как звенья архитектурно-планировочного комплекса, создававшегося почти 150 лет.

Представленные выше наблюдения позволяют построить последовательность развития организующей интегрирующей функции ордера, обеспечившее городу «совершенное соответствие» А.В.Квасова: столкновения объёмно-пространственных элементов (И.К.Коробов); создание пространственного макета, фиксирование объёмно-разновеликих пространственных ячеек (М.Г.Земцов); организация ритма масс (П.М.Еропкин); разработка архитектурной фактуры, создание эффекта тектонического напряжения больших узлов фасадной плоскости (органические функции) и построение глубинности (Ф.-Б.Растрелли); равновесие внешнего и внутреннего ордера (Дж.Кваренги, В.П.Стасов); усиление доминанты и установление координации (А.Н.Захаров); организация тектонического каркаса (К.Росси); формирование унионов – ядер градостроительного ансамбля, в которых сооружении, созданные в разные эпохи, объединены сооружениями с однородными ордерными композициями (П.С.Плавов); поддержка средовых качеств, обеспечивающих петербургский градостроительный стиль, на основе принципов объёмно-пространственных и планировочных решений, разработанных в 1710–1820-х годах (неоклассицизм 1910-х годов; неоклассицизм советской эпохи). Сложился тип петербургской площади, в пространственной организации которой согласованно участвуют несколько тектонических структур, и каждая из них отражает исторический тип напряжённости пространства. Принципиальная установка на поддержание преемственности образов фасадных плоскостей, сформулированная в период локальных решений, впоследствии стала ведущим гармоническим приёмом главных магистралей Петербурга. Развитие города в советское эпоху происходило на основе сложившейся традиций создания ордерного ансамбля – традиции организации пространственно-планировочной структуры на основе принципов организации фактуры ордерного строя.

В главе 3 части II «Ордер в архитектуре Петербурга как художественное средство архитектора» показано, как зодчие Петербурга разрабатывают ордерные идеи и применяют ордерный метод.

В разделе II3.1 «Преобразования ордерных композиций на основе типов ордерных систем» анализируется поливариантность эволюции ордерных систем.

Ордерные системы (см. I–2.4.2) в архитектуре Петербурга-Ленинграда формировались в следующем порядке: с самого начала основания  города в его архитектуре господствовала классическая ордерная система конструктивно-тектонического типа, в 1910-х годах появились здания с ордерной системой пластического типа, а в 1930-х годах произошло формирование структурно-конструктивного типа ордерной системы. В 1960-е годы новые архитектурно-строительные требования не ставили перед ленинградскими архитекторами задач, направленных на решение художественных, тектонических проблем.

Диверсификация ордеров в архитектуре Ленинграда, их изменения связаны с композиционным развитием различных ордерных систем. Требование «обогащения» архитектуры, тектонические свойства которой достигнуты на основе применения конструктивистских принципов построения объёмно-пространственной композиции, привело к трём наиболее выраженным вариантам сочетания функционально осмысленного объёма и ордерных форм.

Первый вариант сочетания, в котором ордерные формы, не связанные между собой, крепятся на подходящие горизонтали и стыки горизонталей и вертикалей. Второй вариант сочетания, в котором здание оформляется развёрнутой ордерной композицией. Третий вариант сочетания, в котором усиление выразительных возможностей пластического единства пилястрного ордера и скульптурного рельефа одновременно связаны с утратой остроты конструктивистских признаков в объёмах. В композиции зданий постконструктивизма, особенно в тех, которые возведены в сформированном ранее фронте застройки, остерегались применять колонный ордер и довольно успешно разрабатывали астилярный ордер, что придало жилым домам несколько брутальный характер.

В архитектуре Ленинграда компоненты, соответствующие приёмам формообразования и декорирования модерна, принципиально исключены, поэтому ленинградский вариант архитектуры стиля ар деко, сложившийся в 1930-е годы, сдержан в формах и лаконичен в применении пластического убранства. Из арсенала форм ордерной архитектуры принципиально исключаются фусты и архитравы, а предпочтение отдаётся таким деталям, как ниши, наличники, тяги, консоли, полочки, модульоны, каннелюры, кронштейны, которые аранжируют большие пространства плоских или выгнутых стен.

Ордерная архитектура Ленинграда начала 1930-х годов, созданная на основе ордерной системы конструктивно-тектонического типа, разрабатывалась не на основе колонного ордера. Архитектурно-художественная эволюция ордерной архитектуры проходила как выполнение требования «обогащения» ордерными формами, скульптурными и декоративными композициями конструктивистских объёмов уже возведённых сооружений.

Во второй половине 1930-х годов предпочтение отдаётся колонному ордеру. На формирование пластической ордерной системы повлияли ордерные идеи, привнесённые в архитектуру Петербурга П.Беренсом в 1910-х годах и основанные на интерпретации пластической сущности ордера. Этот тип ордерных систем представлен композициями, в которых расположение немодернизированных или модернизированных ордерных форм сохраняет логику архитравной конструкции, но архитектурный образ утрачивает такое качество, как качество глубинности; система перестаёт быть открыто-закрытой, и исчезает свойственный ордеру образ «реакции опор». Ордерные формы предстают как средство усиления архитектурной пластики. Повышается интенсивность фактуры архитектурной поверхности, она теряет качество плоскостности, что приводит к ощущению увеличения мощности массы.

Структурно-конструктивная ордерная система была разработана в советское время. Трансформированные ордерные формы «нейтрализуют» массу и усиливают ощущение предельного натяжения поверхности. Группы памятников ордерной системы третьего типа неоднородны. Преимущественно в первой половине 1930-х годов разработке подверглись плоские формы. Во второй половине 1930-х годов подверглись интерпретации конструктивные элементы ордера – фусты и архитрав. Теперь они выявляют объёмную структуру сооружения и подчёркивают, отграничивают отдельные блоки. Дивергенция (расхождение признаков) ордерных систем проявляется в одновременном использовании в одном сооружении крупных композиционных фрагментов всех трёх типов ордерных систем.

На этапе послевоенного строительства Ленинграда, то есть после 1945 года, соотношение между типами ордерных систем вновь возводимых зданий изменилось. Преобладают сооружения с классическими характеристиками, представляющими композиции конструктивно-тектонической ордерной системы. После войны ордерные системы второго, пластического типа, отличающиеся повышенным драматизмом, тревожностью образа, были качественно преобразованы. В этот период структурно-конструктивная ордерная система, выявляющая конструктивную сущность ордера, представлена одним единственным памятником – Пропилеями Пискарёвского мемориального комплекса (1960). Именно этот памятник завершает историю ордерных идей в архитектуре Ленинграда.

Произошло размывание тектонических свойств, отчётливо выраженных в трёх типах ордерных систем в архитектуре Ленинграда довоенного времени. Снятие образной нагрузки осуществляется за счёт конвергенции ордерных форм различных ордерных систем, что привело к возникновению сходства с далёкими по происхождению ордерными композициями.

На этапе послевоенного строительства Ленинграда, когда  формам ордерной системы второго типа придаётся классицистическая трактовка, скульптура приобретает отвлечённо-дидактический характер. Ордерные формы конструктивно-тектонического типа, работающие как архитектурная пластика поверхности стены, подавляют пластику скульптурную; скульптурная пластика и скульптурный декор становятся фактурно равнозначны, взаимозаменяемы. Ордерные формы перестают быть выражением пластики объёма, становятся пластическим обогащением плоскости стены, декором. Монументальная скульптура «уходит» с фасадных плоскостей. Её можно увидеть в обширных, но плохо освещённых вестибюлях станций метро. Так же, как и скульптура метрополитена, упрятанная под землю, так и эта композиция вызывает ощущение неуместной «сакрализации».

Сама тенденция декоративно-пластического обогащения объёмов возникла в довоенное время, но особенно отчётливо эта тенденция стала формироваться после войны. В статистическом плане такие сооружения  превалируют, и их можно найти в любом районе города, застроенном в конце 1940-х и в 1950-е годы. Происходит процесс нивелирования архитектурно-пластической и скульптурно-пластической обработки: ордерные формы, скульптурная пластика (скульптурный декор) применяются с одинаковой пластической силой, что только усиливает «украшательство». В целом Ленинградский стиль характеризуется не каким-либо одним свойством ордерных систем, а комбинацией этих свойств.

Анализ ордерных композиций школьных зданий Ленинграда, представляющих собой дисперсный комплекс, подтверждает выявленный ход и художественные особенности развития типов ордерных систем.

В последнем ленинградском ордерном ансамбле (1962) отчётливо ощущается стабилизация тектонического образа, противопоставленная подвижной тектонической игре исторических петербургских ордерных ансамблей.

Архитектурно-художественная целостность является высшим выражением возможностей ордера. Ордерные системы взаимодействуют между собой. Развиваясь, они формируют подсистемы на основе конвергенции или дивергенции, создавая качественное разнообразие тектонических образов. Проявляется эффект эмерджентности (появляемости) системы, и отдельная интерпретируемая ордерная система становится элементом системы более высокого порядка – архитектурно-художественной системы Ленинграда 1930– 1960-х годов.

В разделе II3.2 «Композиционные варианты расположения ордерных форм» показано, как ордер выступает в качестве языка кодирования пространственных качеств среды петербургской агломерации.

Колонный ордер, ордер стены и пилястрный ордер и в городской среде, и в интерьерах берут на себя значительную архитектурную функцию – дают представление о геометрических свойствах архитектурного ландшафта, о его масштабе по отношению к человеку и к природному подиуму, о степени дифференцированности формы, а также формируют у зрителя постуральные рефлексы в среде мегаансамбля.

В работе предложена классификация сооружений и их элементов по композиционному расположению ордерных форм в архитектуре Петербурга XVIII – XX веков. Классификация сведена в таблице. Ордерная архитектура Петербурга разделена на четыре типа на основе композиционных вариантов расположения ордерных форм: 1 тип представлен отдельно стоящими, относительно локализованными ордерными формами; 2 тип представлен комплексом форм с линейно-плоскостным расположением; 3 тип представлен комплексом форм с объёмно-пространственным расположением; 4 тип представлен комплексом форм, развивающих архитектуру и среду во взаимопроникновении.

На основе композиционного анализа более 400 сооружений и их локальных элементов, типологизированных в соответствии с их 52 выявленными видами, поделёнными на четыре группы, были сделаны выводы о зависимости пространственной структуры сооружения от выбранного типа композиционного варианта ордерных форм. Объекты ордерной архитектуры можно поделить на четыре группы. I группа состоит из 31 вида самостоятельных сооружений; II группа – из 13 видов элементов сооружений, не существующих отдельно от сооружения; III группа – из 6 видов архитектурно оформленных проёмов; IV группа – из двух видов росписей: это символические изображения и росписи «trompe l'oeil».

Данные таблицы показывают, как менялся один и тот же вид сооружения или его элемент. В первой половине XVIII века характер композиционных вариантов ордерных форм 2, 3 и 4 типов обусловлен, в первую очередь, геометрической природой вида сооружения. Начиная с четвёртого десятилетия XVIII века наблюдается преобразование структуры сооружений и их элементов и, соответственно, изменение типов композиционных вариантов. Комплекс форм с линейно-плоскостным расположением заменялся комплексом форм с объёмно-пространственным расположением, а этот, в свою очередь, заменялся комплексом форм с расположением, при котором архитектура и среда развиваются во взаимопроникновении. По мере развития города предпочтение отдавалось сооружениям, в которых ордерные формы расположены по композиционной схеме 3 или 4 типа, что непосредственно влияло на  ансамблевый, связанный характер архитектурного ландшафта Петербурга. В ХХ веке изменение их комбинаций расположений ордерных форм привело к исключительной дифференциации тектонического напряжения и к преобразованию самой семантики ордерной архитектуры.

Показано, что одновременно с развитием композиционных вариантов происходит последовательное инвертирование различных компонентов сооружений. Последовательная разработка нескольких больших классических тем (например, темы большого прохода в архитектуре Ленинграда, где выявлено 11 вариантов инверсий) обеспечила связность пространственных ощущений, в которых ордер регулирует оттенки коммуникативной активности (семантический аспект).

Пространственные образы прочно связаны с опытом пространственной ориентации как формы памяти, с эйдетически обусловленным опытом пространственной ориентации, что и обеспечивает в процессе восприятия ощущение гетерогенности (неунифицированности)  ансамблевой структуры города.

В разделе II3.3 «Ордерный метод в профессионально-семантическом аспекте (на примере творчества А.Н.Воронихина и П.С.Плавова)» ордеры рассмотрены не как изолированные композиции, а как непостоянные структуры городской среды.

А.Н.Воронихин обладал необычно широким запасом решений в организации связей конструктивных частей ордерных интерьеров и элементов их декораций и очень точно их применял, что хорошо видно на примере созданных им кессонных сводов. Зодчий возродил чувство материала, лежащее в основе античного ордера и утраченное в «штукатурном» ордере.

Ордерная полифония А.Н.Воронихина построена на обыгрывании двух различных интонаций, например, первичное ощущение образа ранней дорики и постепенно нарастающее ощущение образа дорического ордера классической эпохи. Уравновешенность сущностей всех трёх принципов стала характерным почерком А.Н.Воронихина, а ордер – имплицитной реальностью мегаансамбля.

Архитектурная концепция П.С.Плавова, ученика А.Н.Воронихина, стала мостом между ансамблевыми идеями и стилевыми приёмами русского классицизма и архитектурой Петербурга-Ленинграда XX века, во многом обеспечив строгое благородство стиля петербургской архитектуры. П.С.Плавов, архитектор эпохи эклектики, работавший в методе позднего классицизма, ввёл свои сооружения в архитектурную среду, где доминировали ордерные идеи Ф.-Б.Растрелли, А.Ф.Кокоринова, А.Н.Воронихина, и дополнил их реминисценциями на темы высокой классической архитектуры – интерпретациями композиций ордерной архитектуры Дж.Кваренги, М.Ф.Казакова, Ж.-Ф.Тома де Томона. В результате П.С.Плавов объединил в один градостроительный комплекс здания разные по времени создания, назначению и образной системе. А.Н.Воронихин – мастер создания макро- и микроансамблей, а П.С.Плавов – унионов – ансамблевых ядер. Метод П.С.Плавова был направлен на развитие архитектурно-художественного единства Петербурга, на поддержание крупного градостроительного масштаба, заданного К.Росси. Советские архитекторы, например, И.И.Фомин, Л.Л.Шретер поддержали ордерный метод предшественников. В ордерной архитектуре Ленинграда связаны ордерные традиции и XVIII века, и «Александровского классицизма», и «Николаевского классицизма», а пропорции ордерной архитектуры  П.С.Плавова и даже подлинные плавовские элементы в отдельном случае стали единым мотивом для целого уникального комплекса ордерной архитектуры советского периода, где архитектурные образы XVIII, XIX и XX веков просматриваются сквозь друг друга. Вне профессионально-семантических связей невозможно понять глубинные истоки формирования стиля ленинградской ордерной архитектуры. Показано, что изучение ордерной архитектуры Петербурга в профессионально-семантическом аспекте позволяет рассматривать историзм как архитектурную методологию, как способ последовательной идентификации архитектурных образов предшествующих эпох.

Делается вывод, что архитектурная практика зодчих, построенная на основе ордерного метода всегда была направлена на поддержание важнейшей архитектурной идеи Петербурга – идеи непрерывного ансамблевого становления.

В разделе II3.4 «Преемственность и новизна в ордерных идеях Петербурга: методы и приёмы архитекторских интерпретаций» показано, что энциклопедическая сущность ордерной архитектуры Петербурга предопределяет интерес к поиску иконографического источника и к определению метода преобразования исходной композиции.

Одна из культурных инициатив Петра I была направлена на изменение миросозерцания соотечественников. Действенным средством достижения этой цели было избрано формирование новых представлений об архитектурном пространстве средствами ордера.

Показано, что при интерпретации в самом иконографическом источнике можно взять различный уровень его формирования: образ в целом, пространственную систему, конструктивные особенности, планировочную структуру, отдельные связки элементов или форм, детали архитектурного или изобразительного декора.

Анализ способов организации связей пространственного текста построен на основе метода, разработанного Ж.Женеттом. Метод предполагает пять разных типов взаимодействия «текстов», трактуемых как связанная последовательность репрезентаций: гипер-, интер-, пара-, архи-, мета- текстуальность. С точки зрения философии пространства, пространствопонимания в архитектуроведении, полагается, что пространство – это не свойство тел, а свойство человека чувственно и эмоционально оценивать видимые объекты, наделяя их модусом, пространственно их характеризовать. Пустота – наивысшее проявление пространства. Петр I называл свой город Петрополь, а О.Мандельштам поэтически атрибутировал его как «Петрополь прозрачный», наиболее точно определяя качество семантического пространства Петербурга.

А.Палладио представлял город как связанную структуру, как единый «текст», в этом видя идеальность города. На конкретных примерах показано, как устанавливается последовательность (ряд) репрезентаций темы идеального города.

В ордерной архитектуре Петербурга обнаруживается полный набор образов, которые можно описать как типы композиционного взаимодействия, то есть это полный (идеальный) текст в рамках палладианства. В основе многих композиций петербургских зданий лежат композиции А.Палладио. Палладианство как семантическая пресуппозиция стало основой формирования мегаансамбля Петербурга, единого «текста» – идеального города по А.Палладио.

Отмечается, что интерпретационные типы – типы композиционного взаимодействия – рассчитаны на различную компетенцию зрителей, и, если в ситуации первых четырех типов исходные композиции надо «знать в лицо», то в пятом типе репрезентаций интерпретируется сам пространственный образ, переживание. Пресуппозицией здесь является пространственная идея – пустота, прорыв, просвет – «Петрополь прозрачный». На конкретных примерах показывается, что в ордерной архитектуре Петербурга можно насчитать 28 типов репрезентаций.

В разделе II3.5 «Иносказательные символы в ордерной архитектуре» показано, как атрибуты, аллегории, символы, включённые в ордерные композиции, усиливают воздействие на зрителя и как связанные с ними аллюзии отражают единое пространство культуры Петербурга – социально-историческое, политическое, научное, образовательное, военное, конфессиональное, личностное.

Избыточность затейливых изобразительных форм сдерживается ордерной логикой, строгостью очертаний архитектурных деталей. Элементы ордерной архитектуры и ордерные формы – аттик, тимпан фронтона, дорический триглифо-метопный и ионический леточный фризы, капитель, в том числе гротесковая, антефиксы, навершия, гермы, замковые камни и аграфы, моденатура, горге, глазки волют – наделяются символическими изображениями, в которых отражены разные стороны жизни города: города – форпоста, порта, административного, промышленного центра, центра художественной жизни. Разнообразие иносказательных символов растительных мотивов рассмотрено как развёрнутая программа коннотаций в ордерном ансамбле Петербурга, отражающая различные традиции в едином культурном пространстве.

Введение в фасадную композицию ордерных деталей и форм, нарочито вырванных из композиционных связок, – это указание на классическую преемственность петербургской архитектуры в целом. На плоскости стены размещены отрезки карнизов, консоли, консоли-капители, аграфы, софиты, ниши, мелкая рустовка, плоские и сферические пустые тондо, патеры, надписи в стиле стойхедон, небольшой фуст как ироничный знак в архитектуре эпохи модерна, каннелированные элементы – фризовые ленты, панели. Знание смыслов, заложенных в иносказательных образах, обеспечивает не только точность интерпретаций, но и переход от описания и объяснения к более глубоким уровням переживания.

В Заключении утверждается, что разработанная методика анализа архитектурного ландшафта классического Петербурга и выполненный на её основе анализ позволили сделать следующие выводы:

  1. ордер как архитектурно-художественная система определил пространственно-планировочные качества градостроительной среды; петербургская агломерация классического, доиндустриального периода является архитектурно-ландшафтным комплексом, состоящим из ордерной архитектуры, с разным уровнем композиционной сложности;
  2. ансамбль пространственных образов города сформирован в результате прослеженных в исследовании последовательных разработках ордерных композиций, преемственность обеспечивалась едиными принципами, которые в диссертации установлены как художественные принципы становления и развития ордера;
  3. ордер – это искусство представить качество пространства, данное нам в переживании; мы не можем измерить семантическое архитектурное пространство, но можем охарактеризовать результат воздействия;
  4. архитектурные образы пространства, возникающие при восприятии ордерных композиций, показаны через переживание, вчувствование зрителя, через эмпатию – неразрывность соединения сенсорного восприятия внешней формы с содержанием (информацией);
  5. снято эстетическое противоречие, возникающее между положениями «формальной эстетики» и «психологической эстетики»;
  6. ордер – это архитектурно-художественная упорядоченная система, оперативный образ пространства, рассмотренный с позиции целостности человека и среды;
  7. ордерная композиция – это фактурные поля, различаемые зрителем упорядоченными в конформациях; в связи с этим ордер рассмотрен как способ организации взаимосвязи человека и мира на основании структурного сходства, на основании принципа телесности, то есть с позиции общей семантики;
  8. агломерирование предстаёт как гармоничное сочленение элементов архитектурного ландшафта, как архитектурно-художественный процесс средообразования, в котором ордер является системообразующим фактором, во многом обеспечившим единство градостроительного стиля застройки , в результате чего агломерацию Петербурга можно считать ордерным ансамблем; последнее положение подтверждается анализом значительного корпуса сооружений различного назначения и различных архитектурных стилей, как находящихся, так и не находящихся под охраной государства;
  9. пространство в исследовании рассматривается как категория в реальности не явленная, а только мыслимая субстанционально; предложенная модель семантического архитектурного пространства (САП) – тип эвристической структурно-семантической модели; эта содержательная модель, позволившая описать отношения между памятниками ордерной архитектуры на уровне построения отношения к ним зрителя, направлена на сокращение перебора материала исследования – сооружений ордерной архитектуры;
  10. концепция систематического описания семантического архитектурного пространства  строится на основе анализа ордерных идей; подтверждается гипотеза о том, что ощущение единства, ансамблевости Петербурга обеспечивается существованием устойчивых образных инвариантов, модальностей – матриц образов, композиционной основой которых является ордер; в данном исследовании зритель предстаёт как личность, а личность – это и есть набор поведенческих реакций, характеризующих отношение человека со средой; эти отношения выстраиваются в результате построения целостного представления об ордерном ансамбле на основе матриц образов;
  11. содержанием ордерного ансамбля являются связанные между собой пространственные образы; в исследовании даны ответы на вопросы: как организованы связи, как можно регистрировать рекомбинации, как систематизировать морфологические изменения в ордерных композициях с учётом построения образов; ордерные композиции представлены как источники оперативной и ретроспективной информаций;
  12. в оценке ордерного ансамбля большую роль играет субъективное отношение и объективное знание; при составлении классификаций необходимо учитывать зоны объективной и субъективной оценок.

Объективно то, что можно представить: с позиции законов получения зрительной информации; с позиции правил записи/кодирования.

Субъективно то, что можно представить как преимущественный отбор – индивидуальную или групповую систему предпочтений. Однако надо помнить, что любая субъективность надстроена над некоторой объективной данностью. Модель САП, построенная на основе принципов становления и развития ордера как архитектурно-художественной системы в Петербурге,  помогает выявить эту объективную данность;

  1. субъективное транспонирование оперативных образов пространств всегда будет происходить на основе объективно существующих матричных соотношений, обеспечивая ощущение целостности ордерного ансамбля Петербурга; обычно субъективное кажется скрытым, а объективное более открытым, но при прочтении такого сложного текста, как ордерный ансамбль Петербурга, оказывается, что это не так. Надо помнить, что опыт каждого человека отличен, и различны образы, которые возникают при визуальной оценке ордерных композиций разными людьми в зависимости от культурных и социальных контекстов, от визуальной культуры, но перцептивная система человека универсальна.
  2. восприятие ордерных композиций – это одноактное стечение событий (событий построения художественного образа с высокой вероятностью неопределённости), так как индивидуален и предшествующий опыт, и особенности построения пространственного образа «потребного будущего». Но в ордерном ансамбле, где ордерные композиции зафиксировали особенности пространствопонимания в различные эпохи, эти события  оформляются в закономерности. Представленные 48 модификаций модели на основе шкалирования и подбор ордерных сооружений, соответствующих каждой модификации, демонстрируют, как организована гармония, соразмерность ордерного ансамбля Петербурга, как связаны между собой композиционные закономерности и морфологические основы индивидуальности художественного образа каждого отдельного сооружения ордерной архитектуры;
  3. в исследовании верификация осуществлена как построение наглядной модели в теории ордера в части ордерного ансамбля, где эвристический алгоритм подкреплён аналитической частью – разработанными корректными алгоритмами анализа. Предложенные методы анализа смысла ордерных композиций и приёмов систематизации ордерных конформаций показывают, как формируются иконические свойства структур, составляющих чувственную ткань пространственных образов, становящихся формой памяти;
  4. разработанная типология модальностей ордерного ансамбля позволяет изучать морфологическую членимость ордерных композиций сооружений, соотнося отдельные ордерные формы (морфологические единицы) и их строение с модификациями модели;
  5. разработанный целый ряд классификаций и новые методы формализации данных позволяют понять, как художественно организованы связи в ордерном ансамбле – градостроительной структуре, создающей ощущение целостности; построение классификаций направлено на то, чтобы вскрыть, показать, как в архитектурно-художественном образе, возникающем у человека вследствие столкновения с композициями ордерной архитектуры, соединяются общее и индивидуальное, чувственно-конкретное и умопостигаемое;
  6. показано, что подвергаясь воздействию ордерной архитектуры Петербурга во всём её многообразии, строя актуальный образ, зритель сам невольно воздействует на будущие образы, ведь все последующие серии восприятия увязаны с предыдущим опытом;
  7. созданная описательная эмпирическая теория ордера по части ордерного ансамбля направлена на преодоление характерной для становления общей теории ордера ситуации, когда смешиваются теория и история (содержание теории некритически отождествляется с самой реальностью и выдаётся за отражение её глубинной сущности)
  8. в части анализа агломерации Петербурга разработана художественная концепция архитектурной целостности Петербурга классического периода как ордерного ансамбля и целостно представлен процесс становления ордерного ансамбля агломерации Петербурга.

Исследование подтверждает, что семантическое архитектурное пространство Петербурга – уникальный художественный и исторический документ, и пока архитектурно-художественная ткань города окончательно не порушена, ордер в архитектуре Петербурга – стабильный источник оперативной и ретроспективной информации. Семантическое архитектурное пространство Петербурга – важнейший критерий образности, это и есть то, что в первую очередь должно сохраняться. На семантическое архитектурное пространство Петербурга должно распространяться сервитутное право – многофункциональный инструмент воздействия на различные сферы общественных интересов. Методы описания семантических пространств помогут установить необходимые требования сервитутов с их социальными и эстетическими функциями в целях устранения враждебности, в целях согласования разнонаправленных общественных интересов.

Публикации по теме диссертации

Монографии

  1. Блинова Е.К., Кузмичёв В.А. Архитектурно-ландшафтный комплекс Герценовского университета. Монография. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2007. – 216 с. (6/36 п.л.). ISBN 978-5-8064-1189-2
  2. Блинова Е.К. Ордер как архитектурно-художественная система. Историография и методологические аспекты: Монография. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2011.(февраль) – 17 с. (9 п.л.). ISBN 978 -5-8064-1534-0
  3. Блинова Е.К. Ордерный ансамбль Петербурга: Монография. – СПб.: НОУ Экспресс, 2011. Июль. – 214 с. (19,2 п.л.). ISBN 978-5-9592-0143-2

Учебно-методические пособия

  1. Блинова Е.К. Библиографические и иконографические и источники изучения ордера: Учебное пособие. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2004. – 27 с. (1,75 п.л.) ISBN 5-8064-0774-8

Публикации в периодических и продолжающихся изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационного исследования

  1. Блинова Е.К. Восприятие ордерных композиций как построение моделей пространств // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.: Научный журнал. № 11(72). 2008. – С.92–104. (1,3 п.л.)
  2. Блинова Е.К. Роль ордерных композиций в формировании архитектурного ландшафта Петербурга XVIII века // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.: Научный журнал.  № 12(84) 2008. – С. 44–51. (0,7 п.л.)
  3. Блинова Е.К. Композиционные варианты расположения ордерных форм в архитектуре Петербурга // Вестник Челябинского государственного педагогического университета.: Научный журнал.  № 10. – Челябинск, 2009. – С. 179–190. (0,7 п.л.)
  4. Блинова Е.К. Семантическое пространство Петербурга // Вестник Челябинского государственного педагогического университета.: Научный журнал.  № 1. – Челябинск, 2010. – С. 229–237. (0,5 п.л.)
  5. Блинова Е.К. Ордерные композиции в архитектуре школьных зданий Ленинграда 1930-х годов // Известия Волгоградского государственного педагогического университета.: Научный журнал. – Серия «Социально-экономические науки и искусство», № 3 (47). – Волгоград, 2010. – С. 50–54.  (0,5 п.л.)
  6. Блинова Е.К. Формы памяти. О композициях ордерных художественных надгробий исторических кладбищ Александро-Невской лавры // Вестник Челябинского государственного педагогического университета.: Научный журнал.  № 5. – Челябинск, 2010. – С. 236–244. (0,5 п.л.)
  7. Блинова Е.К. Модель семантического архитектурного пространства как инструмент оценки образов ордерных ансамблей // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.: Научный журнал. № 137. 2010. – С.124–133. (0,9 п.л.)
  8. Блинова Е.К. Иносказательные символы растительных мотивов в ордерной архитектуре Петербурга // Архитектон. Известия вузов. № 34 (июнь).  2011.  archvuz.runumbers/2011_2/018.  (0,6 п.л.)
  9. Блинова Е.К. Методология исследования организации ордерного ансамбля Санкт-Петербурга // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Серия «Гуманитарные и общественные науки».  № 2 (124) (июль). 2011.– С. 251–256. (0,6 п.л.)
  10. Блинова Е.К. Пути вхождения ордерной системы в русскую архитектуру // Вестник славянских культур. № 3 (XXI) (сентябрь). 2011. – С. 92–99. (0,9 п.л.)
  11. Блинова Е.К. Ордерный ансамбль Петербурга: разнообразие единства // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.: Научный журнал. № 143 (ноябрь). 2011. – С.117–127. (0,5 п.л.)

Научные статьи в журналах и сборниках

  1. Блинова Е.К. Язык и содержание архитектурных форм // Языки науки – языки искусства: Сборник науч. Трудов. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С. 330–333. (0,3 п.л.)
  2. Блинова Е.К. Интегративность архитектурного мышления в системе университетского художественного образования. Resume // Концепции университетского образования в новом тысячелетии: Материалы Междунар. науч.-практич. конф. (14–17 мая 2001 г.). – СПб., 2002. – С. 249–251. (0,2 п.л.)
  3. Блинова Е.К. Разработка и опыт использования в педагогической практике интегрированных образовательных курсов // Синтез познавательного и прекрасного в образовании: Материалы научн.-практ. педагог. конф. 9–10 января 2001 года. Санкт-Петербург. – СПб.: Изд. «Левша. Санкт-Петербург», 2001. – С. 50–55. (0,3 п.л.)
  4. Блинова Е.К. Формирование визуальной культуры студентов в процессе изучения ордерной архитектурной композиции // Проблемы методологии педагогических исследований в художественном образовании. Герценовские чтения,  17 апреля 2002 года. – C.11–16. (0,4 п.л.)
  5. Блинова Е.К. Ордерные композиции как средство пространственного синтеза // Синтез в русской и мировой художественной культур: Материалы Второй научно-практической конференции, посвящённой памяти А.Ф.Лосева. (Москва, 6–7 декабря 2001 года (МПГУ)). – Ярославль: Изд-во «Ремдер», 2002. – С. 26–29. (0,25 п.л).
  6. Блинова Е.К. Ордер в архитектуре Петербурга. Проблемы изучения // Проблемы развития зарубежного искусства: Материалы научн. конф. памяти профессора М.В.Доброклонского, 22–23 апреля 2002 года [СПГАИЖСА  им. И.Е.Репина]. – С. 27–29. (0,2 п.л.)
  7. Блинова Е.К. Методические особенности электронного учебного пособия по истории архитектуры // Информационные и коммуникативные технологии в образовании: Межвузовский сборник научных трудов. – СПб.: Изд-во БАН, 2002. – С. 99–101. (0,4 п.л.)
  8. Блинова Е.К. Ордер и проблемы анализа архитектурной композиции // Художественный образ и педагогический процесс. Вып.2. Педагогика искусства: тематический сборник научных трудов. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2002. – С. 165–177. (0,6 п.л.)
  9. Блинова Е.К. Ордерный метод. Проблемы изучения. Культурологические исследования’’03: Сборник научных трудов. – СПб.: Изд-во ГРПУ им. А.И.Герцена. 2003. – С.386–397. (1,3 п.л.)
  10. Блинова Е.К. Ордерные формы в русской архитектуре накануне петровских преобразований (варианты организующей роли) // Художественный образ и педагогический процесс. Вып.3. – СПб.: Изд-во РГПУ им.А.И.Герцена, 2003. – С.28–34. (0,4 п.л.)
  11. Блинова Е.К. Ордерный строй как композиционная фактура // Художественное образование: Содержание и методы обучения. Вып. 1.: Сборник научн. трудов. – СПб.: НОУ «Экспресс», 2004. – С. 127–140. (0,85 п.л.)
  12. Блинова Е.К. Тектоническая сущность ордерного строя // Искусствознание и педагогика: диалектика взаимосвязи и взаимодействия: Сборник научных трудов. На русском и китайском языках. Вып 1. – СПб.: НОУ «Экспресс», 2004. – С. 27–35. (0,5 п.л.)
  13. Блинова Е.К. Концепции архитектурно-градостроительного развития Петербурга XVIII века // Традиции художественной школы и педагогика искусства. Сборник научных трудов. Вып. II. – СПб.: «Акционер и К», 2005. – С. 128–137.  (0,6 п.л).
  14. Блинова Е.К. Изучение ордерных композиций в архитектуре Петербурга как компонент подготовки педагога искусств // Актуальные вопросы современного университетского образования. Матер. VI Росс.-амер. научн. практич. конференц. 13–15 мая 2003 года. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2005. – С.193–194. (0,1 п.л.)
  15. Блинова Е.К. Концепция целостной градостроительной композиции Петербурга XVIII века // Искусствознание и педагогика диалектика взаимосвязи и взаимодействия: Сборник научных трудов. На русском и китайском языках. Вып 3. – СПб.: НОУ «Экспресс», 2005. – С. 45–50. (0,6 п.л.)
  16. Блинова Е.К. Типология композиционных вариантов ордерных форм в архитектуре Петербурга XVIII века // Художественное образование: Содержание и методы обучения: Сборник научн. трудов. – Вып. II / Под редакцией Б.А.Столярова. – СПб., 2006. – 142–156 с. (0,9 п.л.)
  17. Блинова Е.К. История изучения ордерных идей в отечественном архитектуроведении // Традиции художественной школы и педагогика искусства: сборник научных трудов. – Вып. VIII. – СПб.: «Акционер и К», 2007. – С. 38–43. (0,4 п.л.)
  18. Блинова Е.К., Кузмичёв В.А. Архитектурно-ландшафтный комплекс Герценовского университета: Альбом-монография // Вестник Герценовского университета. – СПб., № 5(43), 2007. – С.67–69. (0,1/0,2)
  19. Блинова Е.К. Интегрирующая функция ордера в архитектуре Петербурга периода линейных и локальных планировочных решений // Художественное образование: Содержание и методы обучения: сборник научных трудов. – Вып. 4 / Под редакцией П.А. Кудина. – СПб.: НОУ «Экспресс», 2008. – С. 81–88. (0,4 п.л.)
  20. Блинова Е.К., Чжоу Цзюнъянь. Тематические группы библиографии на китайском языке по предмету «Тектоническо-декоративные системы архитектуры Китая» // Искусствознание и педагогика. Диалектика взаимосвязи и взаимодействия: Сб. научн. трудов. Вып. 4. – СПб., 2008. – С. 146–149.  (0,2 / 0,3 п.л.).
  21. Блинова Е.К. Тектонические архитектурные системы и формы метафорического мышления // Современные проблемы художественно-педагогического образования. Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. «Болонский процесс и сохранение традиций в художественном образовании (СПб., 18–19 марта 2008). – СПб., 2008. – С. 242–245. (0,25 п.л.)
  22. Блинова Е.К. Принципы организации ордерного строя // Искусство и диалог культур: II Международная научно-практическая конференция. Вып. 2.: Сборник научных трудов. – СПб.: НОУ «Экспресс». – 2008. – С. 80–82. (0,2 п.л.)
  23. Блинова Е.К. Диверсификация ордера в архитектуре Ленинграда // Искусство и диалог культур: II Международная научно-практическая конференция. Вып. 2.: Сборник научных трудов. – СПб.: НОУ «Экспресс». – 2008. – С. 99–102. (0,3 п.л.)
  24. Блинова Е.К. Анализ интерпретационных моделей ордерных композиций в архитектуре Петербурга // Актуальные вопросы современного университетского образования: Материалы XI Российско-Американской научно-практической конференции, 13–15 мая 2008 года. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2008. – С. 428–432. (0,3 п.л.)
  25. Блинова Е.К. Строгое благородство стиля // Вестник ГРПУ им. А.И.Герцена. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена. – 2009. – № 9. – С. 58–66. (1 п.л.)
  26. Блинова Е.К. Ордер как архитектурный генетический код Петербурга // Санкт-Петербург как эстетический феномен: Сборник статей. – СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2009. – С. 170–179. (0,7 п.л.).
  27. Блинова Е.К. Инверсии композиции парадных проездов в ордерной архитектуре Ленинграда // Цитата, реплика, заимствование…: Сборник статей [СПб. гос. ун-т культуры  и искусств]. – СПб., 2009. – С. 49–53. (0,4 п.л.).
  28. Блинова Е.К. Новый образовательный ресурс в области классического искусствоведения // Наука и высшая школа – профильному обучению. Вторая Всероссийская научно-практическая конференция 23–24 октября 2008 года. – СПб., 2009. – С. 30–35. (0,3 п.л.)
  29. Блинова Е.К. Ордерная система как архитектурная пластика и её взаимосвязь со скульптурой (на примере архитектуры Ленинграда 1930–1960-х годов) // Искусство скульптуры в ХХ веке: проблемы, тенденции, мастера. Очерки. Материалы международной научной конференции. Москва, 2006. [Научный совет по историко-теоретическим проблемам искусствознания ОИФН РАН, НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ, ГМИИ им. А.С. Пушкина]. – М.: Галарт, 2009. – С.192–203. (1,5 п.л.)
  30. Блинова Е.К. Ордерные системы в архитектуре Ленинграда // Архитектура сталинской эпохи: Опыт исторического осмысления / Сост. и отв. Редактор Ю.Л.Косенкова. – М.: КомКнига, 2010. – С. 128–141. (1,3 п.л.)
  31. Блинова Е.К. Ордер в творчестве А.Н.Воронихина // Андрей Никифорович Воронихин. Мастер, эпоха, творческое наследие: Матер. межд. научн.-практ. конф., посв. 250-летию архит. А.Н.Воронихина [СПГАИЖСиА  им. И.Е.Репина]. – СПб.: «Коломенская верста», 2010.  – С.119–123. (0,5 п.л.)
  32. Блинова Е.К. Ордер в архитектуре Петербурга: традиции и новации // Культурные инициативы Петра Великого: Материалы  II Международного конгресса петровских городов. Санкт-Петербург 9–11 июня 2010 // Институт Петра Великого. – СПб., 2011. – С.151–159. (0,7 п.л.)

Методические материалы

  1. Блинова Е.К. Западноевропейская архитектура XVII–XVIII вв. / История изобразительного искусства: Учебное пособие. Российский научно-педагогический центр по проблемам музейной педагогики ГРМ. – СПб., 2000.  – 38 с. (2,4 п.л.)
  2. Блинова Е.К. Ордерные формы и ордерные композиции в архитектуре Петербурга. Программа курса. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2002. – 27 с. (1,5 п.л.)

1Михаловский И.Б. Теория классических архитектурных форм. – 3-е изд., посмертное. – М., 1944. – С. 6.

2 Михаловский И.Б. Теория классических архитектурных форм. – 3-е изд., посмертное. – М., 1944. – С. 6.

3 Лебедева Г.С. Новейший комментарий к трактату Витрувия «Десять книг об архитектуре». – М.: Едиториал УРСС, 2003. – С. 96.

4 Некрасов А.И. Теория архитектуры. – М.: Стройиздат, 1994. – С. 229.

5 Современный словарь по психологии / авт.-сост. В.В.Юрчук. – Минск: Эйлада, 2000. – С. 592 – 593.

6О стоическом термине «тонос» («напряжение») см.: Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Книга 1.– М.: Искусство, 1992. – с. 622.

7 Там же, с. 622.

8Артемьева Е.Ю. Семантические измерения как модели // Вестник Московского ун-та. Сер. 14, Психология. 1991. – № 1. – С. 72.

9Lipps Th.  sthetik. Psychologie des Schnen und der Kunst. Bd. 12. – Hamburg, Leipzig, 1903–1906.

10Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. – М.: Наука; Главная редакция изданий для зарубежных стран, 1983. – 344 с.

11Бернштейн Н.А. Очерки о физиологии движений и физиологии активности. – М., 1966.; Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. – М.: Наука, 1978.

12 Методологическое разделение композиций зданий на средообразующие и стилеобразующие принадлежит А.Л.Пунину.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.