WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

АКОПОВА ОЛЬГА БОРИСОВНА

ЗАКОНОМЕРНОСТИ СВЯЗИ МОЛЕКУЛЯРНОГО СТРОЕНИЯ ДИСКОТИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ С ПРОЯВЛЕНИЕМ ТЕРМОТРОПНОГО МЕЗОМОРФИЗМА

02.00.04 – физическая химия 02.00.03 – органическая химия А в т о р е ф е р а т диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Иваново – 2009

Работа выполнена в Научно-исследовательском институте наноматериалов, сектор «Жидкие кристаллы» (ранее Проблемная лаборатория жидких кристаллов) Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ивановский государственный университет».

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Усольцева Надежда Васильевна

Официальные оппоненты:

Доктор химических наук, профессор Рочев Валерий Яковлевич Доктор химических наук, профессор Березин Михаил Борисович Доктор химических наук, профессор Голубчиков Олег Александрович

Ведущая организация: Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится “ “ _________ 2009 г. в ___ часов на заседании cовета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 002.106.01 при Учреждении Российской академии наук Институте химии растворов РАН по адресу: 153045, г.

Иваново, ул. Академическая, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института химии растворов РАН

Автореферат разослан “ “ _______________________________

Ученый секретарь совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Антина Е. В.

ВВЕДЕНИЕ И

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

История исследований жидкокристаллического состояния вещества насчитывает уже более ста лет. Бурное развитие это направление получило в шестидесятые годы 20-го века, когда жидкие кристаллы (ЖК) нашли практическое применение в оптоэлектронике, визуализации невидимых излучений, газожидкостной хроматографии, термографии, медицине и многих других областях науки и техники. Интерес к ним не ослабевает, поскольку в их надмолекулярной структуре, лабильной к внешним электрическим, оптическим, механическим, термическим и др. воздействиям, скрыты ключи к пониманию конденсированного состояния вещества и заложены широкие возможности их практического использования. К настоящему времени синтезировано около 100000 мезоморфных соединений с различными типами мезофаз.

В их ряду находится сравнительно новый класс термотропных ЖК с дискообразной формой молекул (дискотических мезогенов – ДМ). Интенсивное исследование таких соединений началось с 1977 года после того, как была структурно идентифицирована мезофаза гексаалканоилоксибензолов, обнаружено мезоморфное поведение продуктов переработки нефти (пеков) и получены из них высокопрочный кокс и сверхпрочные волокна.

Интерес к ДМ вызван возможностью решения c их помощью ряда теоретических аспектов мезоморфного состояния вещества и широким спектром областей применения, например, для оптоэлектроники и в нанотехнологии, для создания одномерных проводников, высокоселективных неподвижных фаз, чувствительных сенсоров на газы и пары растворителей, ионофорных элементов мембран и др.

Это требует целенаправленного развития теоретических основ мезоморфного состояния подобных соединений, их экспериментального исследования, и стимулирует конструирование новых мезогенов с заданной надмолекулярной структурой и определенным набором физикохимических свойств.

Актуальность работы. Дискотические мезогены интенсивно исследуются лишь последние лет. Несмотря на большой объем экспериментальных работ, выполненных по ДМ, все еще слабо разработанными остаются области их молекулярного дизайна с прогнозируемой структурой мезофазы, теоретических основ направленного синтеза и исследования свойств, связанных с их применением в науке и технологии. До сих пор конструирование новых ДМ базировалось на ряде качественных особенностей молекулярного строения различных дископодобных соединений (ДС), на проведении большого объема синтетических работ при поиске новых мезогенов с требуемым типом мезоморфизма и определенным набором жидкокристаллических характеристик; отсутствовала база количественных молекулярных критериев,– необходимых и достаточных условий проявления мезоморфизма ДС, которые позволяли бы еще до синтеза проводить отбор новых веществ с возможным формированием ими колончатых двумерноупорядоченных и нематических мезофаз. Таким образом, не существовало единого формализованного подхода к конструированию сложных дискотических мезогенных молекулярных структур. Необходимость наших исследований продиктована и все возрастающей потребностью рынка в новых ЖК материалах с определенной надмолекулярной структурной организацией, большими временными, энергетическими затратами при поиске и синтезе новых ДМ, невосполнимыми потерями, связанными с нарушением экологии окружающей среды.

Цель работы. Установить на качественном и количественном уровнях закономерности связи молекулярного строения (химического строения, типа и природы мостиковых групп, длины, числа и положения периферийных заместителей, природы и размеров центральных фрагментов и др.) с проявлением мезоморфизма различными дископодобными соединениями:

полизамещенными производными бензола, циклогексана, триазина, полиядерными макроциклами, трифениленами, металлокомплексами и др.

Задачи, решаемые в работе:

1) выявить качественные показатели молекулярного строения дископодобных соединений, определяющие проявление ими мезоморфизма, с целью поиска количественных молекулярных параметров, характерных для дискотических мезогенов;

2) установить полуэмпирические закономерности связи температурного диапазона существования мезофазы с молекулярным строением ДМ c целью поиска информативных параметров для отбора новых подобных мезогенов;

3) разработать методику формализованного подхода к решению задачи прогнозирования мезоморфизма у дископодобных соединений, опираясь на строение единичных молекул и выявленные качественные и полуэмпирические закономерности;

4) используя базу данных по дископодобным соединениям с известным типом мезоморфизма, найти информативные молекулярные параметры (МР), необходимые для конструирования новых ДМ с заданной структурной организацией;

5) вывести классификационное правило для решения задачи поиска новых дискотических мезогенов, как с колончатым, так и другими типами мезоморфизма;

6) на основе полученных данных расчёта по взаимосвязи молекулярной структуры с мезогенностью осуществить прогноз возможности образования в мезофазе колончатых, нематических или хиральных структур новыми соединениями изучаемых классов;

7) с целью оценки справедливости предложенного прогностического подхода синтезировать ряд новых производных бензола, триазина, бифенила, трифенилена, порфина и др., экспериментально исследовать их мезоморфизм, проанализировав при этом влияние их молекулярного строения на мезоморфные свойства;

8) оценить перспективу практического применения синтезированных соединений.

Научная новизна: В данном исследовании впервые - предложен формализованный метод поиска новых дискотических мезогенов на базе анализа количественных МР компьютерных моделей единичных молекул;

- разработан алгоритм поиска и выведено классификационное правило, позволяющие с достоверностью 70 % отбирать молекулярные структуры, способные к формированию заданного типа мезоморфизма;

- создан программный продукт CMP ChemСard, с помощью которого в автоматическом режиме можно выполнять расчет МР, прогноз мезоморфизма и хранить информацию об известных и новых мезоморфных и немезоморфных дископодобных соединениях;

- получены расчетные данные о МР 1400 дискотических и близких по строению к ним планкообразных соединений с известным типом мезоморфизма, используя метод молекулярной механики (программа HyperChem Pro 6.0) и оригинальный программный продукт CMP ChemСard;

- проведено конструирование, компьютерное моделирование и прогнозирование колончатого и нематического мезоморфизма 1266 новых органических веществ различного молекулярного строения преимущественно дискотической формы;

- синтезировано 105 новых дискотических соединений с прогнозируемым типом мезоморфизма из класса производных бензола, трифенилена, порфирина, некоторых других макроциклов, карбоксилатов переходных металлов;

- получены и систематизированы новые сведения о мезоморфном поведении синтезированных соединений, об их надмолекулярной структуре, о корреляции результатов прогноза с экспериментальными данными;

- исследованы хроматографические и трибологические характеристики ряда синтезированных соединений – производных бензола, бифенила, триазина, трифенилена и краун-эфиров, которые указывают на перспективность их использования в трибологии, в газохроматографическом анализе и др. областях;

- развиты представления о качественной и количественной связи молекулярного строения дископодобных соединений с их мезоморфными свойствами;

Практическая значимость работы:

- внесен существенный вклад в развитие нового научного направления в области молекулярного конструирования и синтеза новых мезогенов с прогнозируемым типом мезоморфизма;

- разработан достаточно простой и удобный метод предварительного скрининга больших массивов дископодобных соединений при поиске новых дискотических мезогенов, включающий моделирование и расчет МР единичных молекул. С его привлечением синтезирован широкий спектр новых, ранее неизвестных органических соединений:

мезогенных и немезогенных (105 соединений), расширяющих банк дискотических мезогенов;

- синтезированные соединения использованы для получения пленок Лэнгмюра-Блоджетт, для создания высокоселективных неподвижных фаз в газовой хроматографии (АС № 1476848, патент № 2019828), для применения в трибологии в качестве высокоэффективных антифрикционных и противоизносных присадок к смазочным маслам, в качестве протекторов синтетических кож и др. (АС №№ 1664818, 1766951, патенты №№ 2021332, 2329295);

- с целью улучшения антифрикционных показателей смазочных композиций в качестве присадок к ним предложены новые сложные эфиры тетрагидроксихинона, триазина, проявляющие только колончатый двумерно-упорядоченный тип мезоморфизма. В качестве присадок, улучшающих противоизносные свойства смазок, предложены сложные эфиры гексаокситрифенилена, пентаоксибифенила, формирующие наряду с двумерноупорядоченной колончатой мезофазой и нематическую фазу;

- разработаны новые способы получения дискотических мезогенов гомологического ряда 2,3,5,6-тетраалканоилоксигидрохинона (АС № 1735271) и некоторых полупродуктов для синтеза ДМ: элаидиновой кислоты и гексаметокситрифенилена (АС №№ 1125946, 1622363);

- разработаны и утверждены технические условия на лабораторные методики получения дискотических мезогенов: 2,3,5,6-тетрагептаноилоксигидрохинона, бегената меди, нематогена – терефталиден-бис-п-аминобензонитрила, а также полупродуктов для синтеза каламитных и дискотических мезогенов: тетрагидроксихинона, пара-н-гептил- и пара-ноктиланилина, 1,2-дигептилоксибензола( ТУ 6-09-50-541-84, ТУ 6-09-40-540-84, ТУ-6-09-40539-85, ЛМ 6-09-40-3718-88, ЛМ 6-09-40-4510-89, ЛМ 6-09-40-4511-89, ЛМ 6-09-40-5457-00).

Работа выполнена в соответствии - с тематическим планом Минобрнауки РФ для Проблемной лаборатории жидких кристаллов (в настоящее время сектор «Жидкие кристаллы» Научно-исследовательского института наноматериалов) ИвГУ, с перечнем приоритетных направлений, утвержденным Президиумом РАН «Основные направления фундаментальных исследований», подраздел 4.2. «Синтез и изучение новых веществ, разработка материалов и наноматериалов с заданными свойствами и функциями»:

Приложение к постановлению № 233 от 1 июля 2003 г;

- по постановлению ГКНТ № 320 по теме: Синтез, изучение строения и свойств соединенийдискогенов из ряда полизамещенных бензолов и трифениленов с целью создания новых жидкокристаллических материалов;

- по грантам РФФИ: №№ 96-02-19036; 01-03-32135; 01-03-32587а; 02-03-07013;

- по гранту Конкурсного центра Минвуза РФ при С.-Петербургском государственном университете № 97-0-9.3-385;

- по научно-технической программе «Разработка фундаментальных основ и прикладные исследования получения наукоемких продуктов» № 003 03.02.01;

- по программам «Реактив» и «Университеты России», международным программам:

ОММЭЛ, ГКРФ ВО и Human Capital and Mobility Network, PECO Sapplement, 1997;

- при финансовой поддержке грантом « Развитие научного потенциала высшей школы» РНП 2.2.1.1. 7280 Министерства образования РФ.

Личный вклад автора. Автору принадлежит решающая роль в выборе направлений исследований, которые являются предметом диссертационной работы. Основные результаты экспериментальных исследований, включенные в работу, получены автором лично или при его непосредственном участии. Разделы по связи молекулярного строения и мезоморфных свойств у полизамещенных производных бензола, триазина, бифенила, трифенилена и порфина выполнено совместно с аспирантами Фроловой Т. В., Земцовой О. В. и Жарниковой Н. В., что нашло отражение в соответствующих совместных публикациях и соруководстве работами аспирантов Фроловой Т. В. и Земцовой О. В. с успешной защитой ими кандидатских диссертаций. При использовании физических методов исследования автор принимал участие в постановке задачи, обсуждении и интерпретации результатов.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и обсуждались на международных конференциях и симпозиумах, в том числе на V – VIII конф. соц. стран по ЖК (Россия, 1983; ГДР, 1985; Чехословакия, 1987; Польша, 1989); X, XIV - XVIII международных конференциях по ЖК (Англия, 1984; Италия, 1992; Венгрия, 1994; США, 1996; Франция, 1998;

Япония, 2000); летней Европейской конф. по ЖК (Литва, 1991); Европейских конференциях по ЖК (Италия, 1991; Греция, 1999; Германия, 2001); II – VI международных конф. по ЛЖК (Иваново, 1993, 1997, 2000, 2003, 2006); II Чистяковских чтениях (Иваново, 1995); XII Европейском кристаллографическом съезде (Москва, 1989); 7-ой и 8-ой международных конф. по организованным молекулярным пленкам (Италия, 1995; Калифорния, США, 1997); 3-ей Европейской конф. по молекулярной электронике (Бельгия, 1996); I международной конф. по супрамолекулярной науке и технологии (Польша, 1998); II международной конф.: «Химия высокоорганизованных веществ и научные основы нанотехнологии» (С-Петербург, 1998); VII и VIII международной конф. по химии порфиринов и их аналогов (С-Петербург, 1995);

международной научной конф.: «Современные информационные технологии в образовательном процессе и научных исследованиях» (Шуя, 2000); ХХ международной Чугаевской конф. по координационной химии (Ростов-на-Дону, 2001); I международной конф. «Химия и биологическая активность азотистых гетероциклов и алкалоидов» (Москва, 2001); XIV конференции по ЖК (Польша, 2001); 2-ой международной конф. «Химия и биологическая активность кислород- и серусодержащих гетероциклов» (Москва, 2003); 6-ой международной конф. «Молекулярная биология, химия и физика неравновесных систем (Иваново-Плес, 2002), IX международной конф. по химии порфиринов и их аналогов (Суздаль, 2003); V международной конф. по порфиринам и фталоцианинам (Москва, 2008); XIV международной конф. по химической термодинамике (С.-Петербург, 2002, Суздаль, 2007); IX международной научнотехнической конф. «Высокие технологии в промышленности России: Материалы и устройства электронной техники» (Москва, ОАО ЦНИТИ «Техномаш», 2003); XVII и XVIII Менделеевских съездах по общей и прикладной химии. (Казань. 2003, Москва 2007); IX междунар. конф.

«Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах» (Плес. 2004); международной конф. «Теоретические проблемы химии поверхности, адсорбции и хроматографии” (Москва, 2006). На ряде конференций, совещаний, симпозиумов и семинаров Российского значения, в том числе на I всесоюзной конф. «Жидкофазные материалы» (Иваново, 1990); всероссийских конф. по газовой хроматографии (Самара, 1995, 2002); «Теория и практика хроматографии. Применение в Нефтехимии» (Самара, 2005); V и VI всесоюзных конф. «Жидкие кристаллы и их практическое использование» (Иваново, 1985; Чернигов, 1988); XII и XIII Национальной конф. по росту кристаллов (Москва, 2006, 2008); на совещании «Надмолекулярная структура и электрооптика жидких кристаллов» (Львов-Славское, 1986); IV Всесоюзном совещании по кристаллохимии неорганических и координационных соединений (Бухара, 1986); V и VI Всесоюзных совещаниях по органической кристаллохимии (Черноголовка, 1987; Киев, 1991); XIX Всероссийском Чугаевском совещании по химии комплексных соединений (Иваново, 1999); VIII, X, XII, XIII, XIV симпозиумах по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (Новосибирск, 1990; Казань, 1999; Пущино, 2004; С.-Петербург, 2006; Челябинск, 2008); VIII – XIV семинарах по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (Коломна, 1987; Пущино-на-Оке, 1993; Харьков, 1994; Тверь, 1997; Плс, 2001); XVII, XVIII, XXI, ХХIV – ХХVII научных сессиях Российского семинара по химии порфиринов и их аналогов (Иваново, 1998, 2000 – 2006); Школах международного, всесоюзного и российского значения: I всесоюзной школе «Ленгмюровские пленки: получение, структура, свойства» (Звенигород, 1988); международной школе молодых ученых «IV Чистяковские чтения» (Иваново, 2004), I всероссийской школе-конф. «Молодые ученые – новой России. Фундаментальные исследования в области химии и инновационная деятельность» (Иваново. 2005); VIII молодежной научной школе-конференции по органической химии (Казань. 2005); IX-ой научной школе - конференции по органической химии (Москва. 2006) и др.; были представлены на инновационных выставках (Брюссель – серебряная медаль, Москва, С-Петербург, Иваново), докладывались на ежегодных итоговых научных конференциях ИвГУ в 1978 – 2008 гг.

Публикации: Основное содержание диссертации изложено в монографии «Жидкие кристаллы:

Дискотические мезогены» (главы 1, 3, 4, 6), 163 научных публикациях, включающих 79 научных статей, 6 авторских свидетельств, 3 патента; 52 статьи относятся к публикациям, входящим в перечень рецензируемых научных журналов и изданий, необходимых для изложения основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук.

Объем и структура работы. Диссертация изложена в 2-х томах. Первый том содержит 5страницы основного текста и включает введение, четыре главы, заключение, основные результаты и выводы, список цитируемой литературы из 920 наименований. Второй том содержит 2страниц приложений. В диссертации имеется 251 таблица, 371 рисунок, 62 схемы, 48 уравнений.

Глава 1. Качественные закономерности влияния химического строения дископодобных соединений на термотропный мезоморфизм Нами проведен анализ качественных закономерностей связи молекулярного строения выделенных 5-ти структурных групп, - с точки зрения строения центрального фрагмента молекулы, - более 1500 дископодобных органических соединений с проявлением ими термотропного мезоморфизма. Установлено, что молекулярный дизайн термотропных ДМ базируется на трех главных качественных факторах: 1) определенной геометрии молекулы; 2) особом молекулярном строении: центральные фрагменты - плоские сопряженные системы, иногда алициклы; количество заместителей на периферии от 4-х до 12-ти (иногда от 3-х до 16ти); периферийные заместители преимущественно углеводородные радикалы с n = 4 – 22 (редко с n = 2, 3); наличие гетероатомов различной природы (O, N, S, Se) между центральной частью молекулы и периферией; симметрия молекулы - от 4-го до 6-го порядка (редко - симметрии 2-го или 3-го порядка); координирующие металлы,- атомы Cu, Ni, Zn, Mn, Co, TiO, VO, Si, Rh, Ru, Ag, Fe, лантаноиды, - которые обычно улучшают условия мезофазообразования по сравнению с их безметальными аналогами; 3) cпособности молекул к микросегрегации в надмолекулярных ансамблях, т. е. ярко выраженном контрасте между жесткой структурой центрального фрагмента молекулы и гибкой периферией, и наличием в окружении центрального фрагмента полярной зоны.

Нами установлены также и другие качественные характеристики, способствующие формированию дископодобными соединениями мезофаз: • нарушение симметрии молекулы (исключением являются гексабензокоронены и металломезогены), • введение гетероатомов или объемных заместителей в периферию молекулы, • сочетание гетероатомов различной химической природы, примыкающих к центральному остову молекулы, • сочетание в одной молекуле простых и сложно-эфирных группировок при средней длине углеводородного радикала, • увеличение размеров центральных фрагментов, • функциализация дискогена введением в центральное ядро молекулы акцепторных групп (исключением являются производные порфирина), • наличие группировок, склонных к образованию водородных связей или комплексов с переносом заряда, димеризация (олигомеризация). Обнаружен еще целый ряд других менее существенных отличительных признаков молекулярного строения ДС, влияющих на данный тип мезоморфизма.

Глава 2. Количественные закономерности влияния химического строения дискотических соединений на мезоморфизм, выраженные через молекулярные параметры Одно из направлений молекулярного дизайна ДМ и управления их надмолекулярной структурой связано с интуитивным подходом – поиском качественных признаков, заложенных в строении молекул, а также большим объемом работ по синтезу разнообразных соединений с целью выявления закономерностей влияния их молекулярного строения на появление различных типов колончатых и нематических мезофаз, на температурный интервал их существования. Приведенные в Главе 1 и на рис. 1 структурные формулы ДМ (7.1 – 7.10) наглядно демонстрируют ряд качественных признаков, которые присущи молекулам, склонным к самоорганизации в надмолекулярные ансамбли с колончатыми или нематическим упорядочением.

На основе эмпирических данных накоплен обширный материал по условиям проявления мезоморфизма стержнеобразными молекулами. Разработка различных теорий жидкокристаллического состояния вещества (феноменологических моделей Ландау – де Жена, Попла – Караца, молекулярных моделей мезофаз Мак Миллана и Борна, микроскопических теорий Майера – Заупе и Хамфри – Джеймса – Лакхурста и др.) дает некоторые количественные критерии мезоморфизма каламитных мезогенов. В настоящее время такие критерии найдены для лио- и термотропных каламитных нематогенов. Анализ показывает, что каждая из теорий учитывает, как правило, один или два параметра, которые играют преимущественную роль в мезофазообразовании.

R R R R R R R R R R R R R H R R R R R R R R R R R R R R R R R R 7.7.3 R 7.7.R R R R X O R R R R X X X Рис. 1. Центральные R R X R фрагменты представителей R O R ДМ и немезогенов (серия 1), R R 7.5 R 7.7.R известных к началу 90-х годов, R R и вошедших в выборку R2 RRR R R соединений для поиска R R1 R2 N N N количественных критериев N N R4 M RN M N мезоморфизма N N N N RR RN R R R1 R4 RR R R R 7.7.8 7.Соединение: 7.1a 7.1б 7.1в, 7.2a 7.2б 7.3a 7.3б 7.3в O R OH SO2H CH2OH OH SH SeH в соединениях 7.3a - 7.3б:R = R'; X = O (7.2a -7.8a), S (7.6б - 7.7б), H (7.8в);

7.9: M = 2H, Cu, R1 = CH2COOH, R2 = CH2CH2COOH, R3 = R4 = H (a) или R3 = R4 = H R3 =O CnH2n+1, R4 = O CH3; 7.10: R= CH2OH; M=2H, Cu (б), Mn(в), Zn(г) Для прогнозирования мезо-морфизма дискотических сое- динений развиваются различные методы компьютерного моделирования. Так, методом Монте Карло группой К. Заннони выполнено моделирование ДМ с использованием систем аполярных Гэй – Беновских дискотических частиц без диполей и с двумя или тремя диполями, симметрично входящими в диск. Указанный метод и метод молекулярной динамики оперируют большим числом молекул и эмпирических параметров, что требует значительных вычислительных затрат или мощных компьютеров, при этом часто не учитываются особенности молекулярного строения объектов исследований. Другой подход – моделирование единичных молекул – недостаточно разработан для ЖК, а число мезогенных соединений, исследованных с помощью такого метода, невелико.

Метод распознавания образов используется в основном для узкого класса веществ, требует значительных затрат машинного времени и больших объемов оперативной памяти.

Нами предлагается относительно простой метод моделирования единичных молекул дископодобных веществ с применением расчетных значений молекулярных параметров, не требующий больших затрат машинного времени, учитывающий особенности молекулярного строения.

Установленные в Главе 1 качественные закономерности, а также обнаруженные некоторые полуэмпирические зависимости связи температурного интервала существования мезофазы ДМ с их молекулярными характеристиками позволили обоснованно ввести набор количественных молекулярных параметров (МР) как необходимых условий формирования колончатых и нематических мезофаз дископодобными соединениями. При этом для моделирования молекул и формирования количественных критериев мезофазообразования принципиальными были следующие положения: 1) соблюдение последовательности: высшая иерархия – надмолекулярная организация жидкого кристалла задается низшей – пространственной структурой молекул; 2) необходимость введения количественной меры геометрической анизометрии молекул и отдельных ее частей, определяемой из пространственных моделей единичных молекул (геометрические параметры: K = Lmax / s (1); Kс = lс / bс (2); Kр = lc / 2lp (3) (рис. 2);

гидрофобная зона гидрофильная зона Рис. 2. Модель молекулы производного трифенилена, оптимизированная методом ММ+, программа HyperChem Pro 6.0: а) в плоскости X – Y; б) в плоскости X – Z.

Lmax – максимально возможная длина дискообразной молекулы, углеводородные радикалы находятся в транс-конформации; s – толщина молекулы;

lc и bc – длина и ширина ЦЧ молекулы, включая прилегающий к ней гетероатом;

lp – длина периферийной части дискообразной молекулы 3) построение пространственных моделей единичных молекул с учетом расположения периферийных заместителей – углеводородных радикалов, находящихся в транс-конформации, с чередованием их над и под плоскостью центральной части (ЦЧ) молекулы. Оптимизация геометрии молекул проводилась в основном с использованием метода молекулярной механики в пакете программ HyperChem (рис. 2). Нами проведены расчеты и показано, что использование в этом же пакете программ других методов оптимизации молекулярных моделей таких, как АМ1 и РМ3, в конечном итоге не увеличивает достоверность прогноза, но при этом существенно возрастает время оптимизации модели. Поэтому применялся предпочтительно метод ММ+;

4) пространственное разделение в структуре гидрофобных и гидрофильных молекулярных зон (рис. 2), т. е. необходимость количественного учета баланса сил гидрофобных и гидрофильных взаимодействий. Такой учет проводился путем изменения алгоритма деления молекулярной структуры на центральную и периферийную части;

5) учет зависимости температурного интервала существования мезофазы ДМ от соотношения масс центра и периферии молекулы (молекулярно-массовый параметр): Mm = Mc / Mp (4), где Мc – молекулярная масса центральной части дискообразной молекулы, включая прилегающий гетероатом; Mp – молекулярная масса ее периферийной части. Уравнение (4) обосновано нами, используя «батутную» модель жидкокристаллического домена-стержня. Получены эмпирические зависимости связи температурного диапазона существования мезофазы с молекулярно-массовым параметром Mm (рис. 3).

lg(Tпр/ Tпл) Рис. 3. Зависимость температурного диапазона 0. существования колончатой (Col) фазы 0.гекса(алкокси)трифениленов от Мm:

1 – для четных гомологов;

0.2 – для нечетных гомологов 0 0.3 0.5 0.7 0.9 Mm Подобные графические зависимости с коэффициентом корреляции |0,95| найдены для гомологических рядов ДМ разнообразного химического строения. Поэтому молекулярномассовый параметр Mm использован нами в качестве одного из необходимых информативных критериев мезогенности при прогнозировании мезоморфизма у дискотических соединений; 6) учет степени замещения ЦЧ периферийными фрагментами: Mr = Mm Ks (5), где Ks = Nз / Nmax (6) – параметр замещения, Nз – число замещенных мест, Nmax – максимально возможное число заместителей; 7) учет плотности окружения ЦЧ молекулы периферийными заместителями (параметр окружения): Kar = Np / ( lp2 + lp lc (7), где Np – число атомов углерода, водорода и др.

в окружении центрального фрагмента молекулы.

На первом этапе для обоснования выдвинутых положений было проведено моделирование молекул, рассчитаны и проанализированы количественные молекулярные характеристики 2соединений, 100 из которых являются ДМ, а 100 – немезогены или каламитные мезогены (рис.

1). В результате был получен ряд (8) расчетных значений МР, которые присущи дископодобным соединениям, склонным к мезофазообразованию (необходимые условия проявления мезоморфизма): K = 3.5 – 8.0; Kc = 1.0 – 2.5; Kp = 0.2 – 0.6; Ks = 0.4 – 1.0; Mm = 0.2 – 0.7;

Mr = 0.15 - 0.8; Kar = 0.08 - 0.34 (8) С помощью этого ряда была установлена 70% достоверность отнесения к классу ДМ соединений серии 1 (рис.1). Его мы определили как классификационный ряд МР (8).

На следующем этапе, чтобы убедиться в достоверности предложенного нами подхода, использовалось множество новых серий ДС различных химических классов с известным типом мезоморфизма. Было проведено моделирование молекулярных структур 1400 подобных веществ, выполнен расчет и анализ их МР: • при этом проводился поиск новых информативных параметров с целью прогноза не только общего типа мезоморфизма (рис. 4), но и для выделения в классе ДМ, подклассов дискотических нематогенов (рис. 5 – 7), стеклующихся дискогенов, хиральных дискогенов и нематогенов; • выполнялся также поиск новых алгоритмов расчета МР (рис. 8); • уточнялись граничные значения классификационного ряда и формировалось классификационное правило для решения поставленной задачи; • создавался алгоритм направленного конструирования новых ДМ (рис. 9) и формировалась база данных молекулярных параметров дискотических мезогенов в виде программного продукта БД MPDM (рис. 10).

При исследовании серии производных бензола (7.49) было обнаружено частичное перекрывание мезогенных и немезогенных структур данного R ряда соединений по парметру Mm. В эту область попадали R5 R 7.89% мезогенных и 56% немезогенных молекулярных R4 R ) R = R2 = R', R1 = CH3, структур. Введение нового параметра Mr = Mm·Ks = 0.2 – 0. R3 = R4 = R5 = H;

R(9), учитывающего степень окружения центрального ядра ) R = R2 = R3 = R4 = R'', R1 = R3 = R5 = H;

молекулы-дискогена периферийными заместителями (рис. 4.) ) R = R2 = R', R4 = H, R1 = R3 = R5 = CH3;

позволило повысить достоверность прогноза до 90%.

) R = R2 = R4 = R', R1 = R3 = R5 = CH3;

Для поиска дискотических нематогенов среди 1 ) R = R2 = R', R3= R*, R1 = R4 = R5 = CH3;

соединений строения (2.1 – 2.6) нами введен модифициро ) R = R2 = R', R1 = R3= R*, R4 = R5 = H;

) R = R2 = R'', R1 = R3 = R4 = R5 = H; ванный молекулярно-массовый параметр Мm' = Mc' / Mp' = 0.9 – ) R = R3 = R'', R1 = R2 = R4 = R5 = H;

2.3…(10) (рис. 5). При его расчете изменен алгоритм условного ) R = R2 = R', R1 = R5 = CH3, R3 = R4 = H;

деления молекулярной структуры на центральную часть и ) R = R2 = R', R3 = CH3, R1 = R4 = R5 = H;

периферию молекулы. Базируясь на условиях микросегрегации, ) R = R2 = R', R1 = R3 = CH3, R4 = R5 = H;

в периферийную часть были включены исключительно ) R = R2 = R', R3 = R5 = CH3, R1 = R4 = H;

углеводородные радикалы. Все «жесткие» фрагменты ) R = R2 = R', R1 = R3 = R4 = R5 = CHлатеральных заместителей и полярные группы входили в ЦЧ, о) R1 = R3 = R5 = H, R = R2 = R4 = R'';

если они имели сопряжение с ней (рис. 6). Анализ гистограмм, п) R1 = R3 = R5 = CH3, R = R2 = R4 = R' ----------------------------------------------------------------------------построенных по новому параметру Мm', показал корреляцию R' = NH-C(O)CnH2n+1, n = 3 - 14;

между его значениями и способностью ДС проявлять R'' = C(O)-NH-CnH2n+1, n = 2 -18;

нематический мезоморфизм. Информативная область его R* = OC(O)CnH2n+1, n = 3 -значений лежит в пределах 0.9 – 2.3, а достоверность прогноза достигает 90%.

a) б) Рис. 4. Процентное содержание (Y) мезогенных (а) и немезогенных (б) структур с заданными значениями Х = Мr для соединений 7.49a-п, (усреднение проведено полиномом 4-ой степени) R R R R R R R R R 2.2.2.R R R R R R R R R' R R R R R R X R R R R 2.2.5 X 2.X R R R R R R R R lc lp а) б) Рис. 6. Оптимизированные в программе HyperChem Pro 6.0, ММ+ молекулярные модели нафталина (2.3), Е = 80.07 ккал/моль (а); и трифенилена (2.4), Е= 55.02 ккал/моль (б);

lc – длина углеводородного радикала; lp – длина ЦЧ нематогенной молекулы с включением, сопряженных с ней периферийных фрагментов и полярных групп Рис. 5. Гистограммы по молекулярномассовому параметру Мm;

Сol –соединения с колончатыми двумерно-упорядоченными мезофазами; N – соединения с ND и NCol мезофазами; Н – немезогены;

Сol-N – соединения, проявляющие и колончатый, и нематический тип мезоморфизма Для поиска соединений, формирующих только нематические фазы и не проявляющих двумерно-упорядоченного колончатого мезоморфизма, мы ввели новый достаточно информативный энергетический молекулярный параметр KE/S= (EC·SM) / (SC·EM) = 1.0 - 2.0 (11), где SM – площадь сечения всей молекулы по её максимальной длине; SC – площадь сечения центрального фрагмента молекулы, включая прилегающие гетероатомы или сложноэфирные группировки; EC – энергия оптимизации центрального фрагмента молекулы; EM – энергия оптимизации всей молекулы в заданной устойчивой конформации (рис.7). Он учитывает энергию оптимизации молекулы, приходящуюся на единицу площади сечения центрального фрагмента и всей молекулы в целом. Для соединений (2.1 – 2.6) совпадение экспериментальных данных с результатами прогноза нематического мезоморфизма по параметру (11) достигает 93 %. Информативная область его значений 1.0 – 2.0.

Рис. 7. Гистограммы по парамет- N ру KE/S, где – N, – Col+N, – Col 1 2 4 KE/S При поиске и конструировании новых хиральных ДМ мы опирались на их качественные и количественные показатели, которые подробно проанализированы в главе 1 и разделе 2.3.4 диссертации. В испытуемую серию (7.18 – 7.30) вошли 1соединений с разветвленными или нормальными однородными и разнородными углеводородными радикалами по периферии молекулы, несимметричным и симметричным замещением центрального ядра молекулы, с наличием на ее периферии или в центре оптически активных фрагментов и т. д.

OR ORR RO OR RO R R R3 ROR RO R RR R 2 3 OR 7.20 R R RO ROR OR 7.7.7.18 RO OR ORR2 RRO RR1O RO OR RO OR O O RO RO OR RO OR O 7.24 O OR 7.23 OR OR7.R R RR3 RR1 RRRNN N R5 O O O R R N M N O RR4 R R N N N 7.7.RX X O 7.O X O O X Si Si Si R R Si R'O(O)C(CH2)5O O CH O O O N R OM O Si Si Si R N Si 7.X O CH O O O(CH2)5C(O)OR' O X X X 7.RO RO 7.OR OR H CH2 O H CH2 O RO H RO OR H H OR RO H б) в) H RO RO OR OR RO H OR OR a) H H Оказалось, что значения МР большинства хиральных дискотических мезогенов (ХДМ) серии 7.18 – 7.30 соответствуют значениям классификационного ряда (8), предложенного нами для отбора ДМ, но такой ряд не позволяет в классе ДМ выделить подкласс ХДМ. Основываясь на анализе качественных признаков возникновения хиральных мезофаз у ДС, нами предложены в качестве критериев выделения подкласса ХДМ в классе ДМ три новых молекулярных параметра: Kch.с= Nch.с / Ns (11), Kch.l = lch.c / Lm (12) и Kch.p = lch.c / lp (13), отражающие количество хиральных центров в молекуле и удаленность хирального центра от центрального фрагмента молекулы. Наиболее информативным оказался параметр (13), где lch.c – расстояние от хирального центра до центрального ядра. Информативность параметра Kch.p составила 80 %, а информативная область его значений 0.03 – 0.25 относительных единиц.

Моделирование молекулярных структур еще ~ 1000 дископодобных веществ с известным типом мезоморфизма, расчет и анализ их МР показали 75 %-ную сходимость результатов прогноза с экспериментальными данными. Это соответствует прогностической способности предлагаемого нами метода и принятой в настоящее время в мировой практике достоверности прогноза при распознавании молекулярных структур с определенным набором свойств.

Предложенные нами в работе новые алгоритмы расчета МР полизамещенных трифениленов и др. дискогенов в зависимости от условий микросегрегации в надмолекулярных ансамблях мезогенов (рис. 8) позволили повысить достоверность прогнозирования с 20 (по алгоритму А) до 96 % (по алгоритму В).

R R C Рис. 8. Условия микросегрегации в O O O R R C надмолекулярных ансамблях O O O O R R C O различных производных O трифенилена:

O O O R C Алгоритм А – в ЦЧ включены X O R O R C O примыкающие к ней гетероатомы;

O O R R C O Алгоритм В – в ЦЧ включены сложноR аполярная эфирные группировки;

аполярная Алгоритм А Алгоритм B периферия полярный периферия центральный Алгоритм С – в ЦЧ включены гетероатомы X = H, R = CnH2n+ фрагмент и полярный заместитель Алгоритм C X = NO2, NH2 и др., R = CnH2n+В завершении главы 2 рассмотрена схема методики прогнозирования мезоморфизма диcкоподобных cоединений с помощью молекулярных параметров и программы СМР ChemCard (рис. 9) и рассмотрен пример реализации работы программного продукта СМР ChemCard. Версия 1 для известной структуры 1-амино, 2, 3, 6, 7, 10, 11гекса(гексилокси)трифенилена (рис. 10).

В итоге нами получен уточненный и расширенный классификационный ряд молекулярных параметров (14 а – д), с помощью которого прогнозировалась возможность проявления мезоморфизма у новых сконструированных нами ДС, что нашло отражение в разделе 2.6 диссертации: построение моделей, расчет молекулярных параметров и прогноз мезоморфизма гипотетических дискотических соединений.

Расчет молекулярной массы ЦЧ и ПЧ Построение модели Расчет МР: K, Kc, Ks, Kp, Разделение молекулы.

ПРОГНОЗ молекулярной Kar, Mm, Mr, Mm', K, E/S Ее оптимизация Col, ND, Ncol, стеклующихся c/p структуры на K, K E ch.p методом ММ+, и хиральных ДМ ЦЧ и ПЧ с помощью программы программа HyperChem СМP ChemCard Определение из молекулярной модели геометрических параметров ЦЧ и ПЧ Рис. 9. Схема методики прогнозирования мезоморфизма дископодобных соединений Рис. 10.

Пример реализации работы программного продукта ChemCard. Версия 1 для известной структуры 1-амино,2,3,6,7,10,11гекса(гексилокси) трифенилена (7.86б, n = 7) K =2.0 – 8.5; Kc = 1.0 – 2.6; Kp = 0.2 – 0.7; Ks = 0.25 – 1.0; Mm = 0.2 – 0.8; Mr = 0.15 – 0.8;

Kar = 0.08 – 0.30 - для выделения класса ДМ 14 a) Mm' = 0.9 – 2.3 - для выделения подкласса ДМ-нематогенов б) KЕ/S = 1.0 – 2.0 - для выделения подкласса мономезоморфных ДМ-нематогенов в) KЕ c/p 2.0 - для выделения ДМ, склонных к стеклованию г) Kch.p = 0.03 – 0.25 - для выделения подкласса хиральных ДМ д) Далее представлены данные по моделированию, расчету МР и прогнозу мезоморфизма у новых производных бензола (171 соединение, у 81 – положительный, а у 21 – равновероятный прогноз двумерноупорядоченных и нематических мезофаз:

81/21); триазина и некоторых других гетероциклов (197 соединений, 42/8), полизамещенных бифенилов (25 соед., 16 – Сol, 5 – ND+Ncol), симметрично и асимметрично-замещенных производных трифенилена (855 cоед., из них 217 – Сol, 5 – ND+Ncol, 16 – равновероятный прогноз), полизамещенных производных порфина (соед., 32/11), краун-эфиров и некоторых других макроциклов (56 соед., из них 15 – Сol, 5 – ND+Ncol, 11 – равновероятный прогноз), у соединений с асимметричным атомом углерода (8, из них 6 – Сol+N, 1 – Сol*+N*, 2 – равновероятный прогноз). Всего было проведено конструирование и выполнен прогноз мезоморфизма ~ у 1300 новых дископодобных соединений различного химического строения.

Вероятности этих событий (проявления мезоморфизма) могут быть оценены как объективные (t-распределение Стьюдента, биноминальное распределение, критерии Фишера, Хи-квадрат Пирсона), или как субъективные вероятности, определяемые либо из эксперимента, либо из тенденций [8]. Нами использован второй, экспериментальный путь оценки достоверности прогноза мезоморфизма у данных веществ. Для проверки результатов прогноза было выбрано 105 соединений из класса производных бензола, триазина, бифенила, трифенилена, порфирина, краун-эфиров, а также производных трифенилена, включающих асимметрические атомы углерода.

Глава 3. Синтез, изучение и сравнительный анализ мезоморфного поведения дископодобных соединений различных химических классов с прогнозируемым типом мезоморфизма Подтверждение результатов по прогнозу мезоморфизма содержится в раделе 3.(Синтез и исследование мезогенности новых дископодобных соединений с прогнозируемым типом мезоморфизма) и его подразделах: 3.1.1. Производные бензола и триазина. 3.1.2. Полизамещенные бифенилы. 3.1.3. Симметрично- и асимметричнозамещенные трифенилены. 3.1.4. Производны порфина. 3.1.5.

Макроциклические производные с краун-эфирными фрагментам.

В каждом из подразделов раздела 3.1. приводятся схемы синтеза, методы очистки и идентификации соединений рассматриваемых классов с помощью данных элементного анализа, электронной, ИК-, ЯМР-спектроскопии, спектров КР, масс-спектрометрии.

Мезоморфизм синтезированных соединений исследовался с помощью термополяризационной микроскопии (ПМА), дифференциальной сканирующей калометрии (ДСК), дериватографического и термогравиметрического анализов (ДТА, ТГА). Для идентификации мезофаз привлекался метод смешиваемости с соединениями с известной надмолекулярной структурой мезофазы (для некоторых серий веществ проводилось построение фазовых диаграмм). В ряде случаев использовался рентгеноструктурный анализ (РСА) и технология Лэнгмюра-Блоджетт для получения ориентированных образцов мезогенов и дальнейшего исследования их надмолекулярной структуры.

Наибольшее число синтезированных нами соединений относится к классу производных трифенилена. Рассмотрим его подробнее. На схеме 1 приведены пути получения простых эфиров гексаокситрифенилена (7.53, 7.84, 7.85), их нитро- (7.84.1, 7.84.2, 7.86а, 7.86а) и аминопроизводных (7.86б), а также анилидов (7.86з – к) и енаминокетонпроизводных (7.86ж, н).

Хиральные производные трифенилена (7.99б-2, 3, n = 7) тоже синтезированы по схеме 1 на основе 1-амино-2,3,6,7,10,11-гекса(гептилокси)трифенилена (7.86б) воздействием на него хиральными абиетиновой или дигидрохолевой кислотами по модифицированной нами методике.

OCHOCH3 OCHСхема OC10HOC10HOC10HO2N OCH3 OCHб a' CH3O CH3O CH3O в a ;

OH OC10HC10H21O C10H21O C10H21O OCHO2N OCHO2N OCHOH OC10H 7.84 (2.1.2e) OC10HOC10H7.84.1 7.84.OH OR OR OR а'' OR OR OR OR NOOR OR RO RO RO б' в', RO H OR RO RO RO N OR NO2 OR NO2 OR RO C R' 7.53, n=1 - 11 и OR OR OR O OR 7.85, n= 12, 7.86a' OR 7.86a г OR 7.J J з OR OR OR NO2 RO и) з) HO CH=HC RO J RO C OH N OH CH7.99б-3* RO H O HO к) CH3O NH2 OR ж (CH2)nCH * OR OR OH CH7.86б OR CH3 * 7.86ж OH OHO O O OR CH-(CH3)7.99б-е HO C OR ONa C CH3 C OH * CH3 RO H H CH= HC * CH3 O C CHC д N O RO O C CH H CHCH3 NaO OR CH 7.86н OR а, а', а'') алкилирование: RI, R'I, R''I; KF, KOH, ИПС, ДМФА, МФК, t;

б, б') тримеризация: п-хлоранил, 81% (вес) H2SO4, растворитель, МФК, без нагрева, 3 - 5 суток;

в, в') нитрование: НNO3, CH3COOH, диэтиловый эфир, 15 - 30';

г) N2H4 (80%), этиленгликоль:триэтиленгликоль, 250o C, 2 ч. или Sn, CH3COOH, CH2Cl2, t, 15 ч;

д) Na, этилформиат, диэтиловый эфир, без нагрева, 2 ч;

е) 1- CH3OH + C2H5OH, 0.5 ч, 50-60 oC, 2 - СH3COOH до появления осадка, выход 50%;

ж) 1 - DMF+CH3OH 2:3, 20 ч., 2 - CH3COOH до появления осадка, выход 30%;

з) ацилирование соответствующими кислотами, СН2Cl2, ДЦГК, ДМАП, 4-10 ч., 25 oC, выход 54 - 90% Сложные эфиры гексаокситрифенилена (7.64д, n = 8, 11; 7.87а, л) синтезированы по схеме 2. Реакцию тримеризации проводили, как и в случае простых эфиров трифенилена, по схеме 1, стадия а, в условиях межфазного катализа в присутствии цетилтриметиламмоний бромида в среде серной кислоты и органического растворителя по Ас № 1622363 [57].

В качестве примера, приводим данные, подтверждающие строение хирального производного трифенилена с абиетиновой кислотой, используя для этого результаты элементного анализа, электронной (рис. 11а), Н ЯМР- (рис. 11б), ИК- (рис. 12) спектроскопии.

Схема 2 OR OR OCH3 OH OR HNO3 (1,52); 1,5 ч. NO2 OR OCH3 OH Хлорангидрид цикло при t кип. смеси:

гексан бензойной к-ты, RO RO HBr : CH3COOH (1:1), HO CH3O NOPy : CCl4, N2, 78o C, 16 ч.,RO эфир : СНСl3 : CH3COOH RO CH3O N2, 120o C, 12 - 15 ч. HO / 7 : 10 : 2,выход 75% NOOR OR OH OCHOR OR OH OCH7.87л) 7.64 д) C(O) OCnH2n+1, n = 8, 7.C(O) R = 7.53 H 7.87а) C(O) R = H а) б) 0.0.3.64, 3.65, 3.67, 3.69, 3.70 (m, 12H, Ar – CH3);

4.99, 5.15, 5.30, 5.38 (s, 8H, Ar – CH2); 5.56 (s, 1H, Ar – CH);

0.5.67, 5.79 (s, 4H, Ar – CH2); 5.94 (s, 2H, Ar – CH);

6.07, 6.44 (s, 2H, Ar – CH); 8.57 (s, 1H, NHCO) 0.A 0.0.0.0.200 300 410 8 6 4 2 , нм ppm Рис. 11. УФ- (а) и 1Н ЯМР (б) спектры анилида абиетиновой кислоты 1-амино-2,3,6,7,10,11гекса(гептилокси)трифенилена (7.99-2б, n=7):

а) в петролейном эфире, б) СClРис. 12. ИК спектр анилида 7.99б-2, n = 7; табл. КBr , см-1, 1750 - C=О; , см-1; 1727 - C=С-С=С; ,см-1, -NH, 1650 –область II-ой амидной полосы; 1262 – C-N, амин-вторич.

В табл. 1 сведены данные по температурам фазовых переходов простых и сложных эфиров трифенилена 7.84 – 7.87 симметричного и асимметричного строения и результаты прогноза их мезоморфизма в сравнении с экспериментом.

Таблица 1. Температуры (oC) фазовых переходов производных трифенилена 7.84 -7.87 и результаты прогноза мезоморфизма в сравнении с экспериментом № Соединение Cr Colh Сolх I П Э 7.84, n/m = 1/10 • ( 42.5) - - 68 • + + 7.84.1, n/m =1/10 + + • 35.0 • - 96 • 3 + 7.84.2, n/m =1/10 • 5.0 • - 30 • + 4 + 7.85а, n=12 • 55 • 58 • 63 • + 5 7.85а, n=14 + • 55 • 58 • 64 • ± – 6 7.85 б1) • - - 166 • – – 7.85 в1) • - - 110 • – – 7.85 г1) 8 – • - - 108 • – 9 7.85 д1) ± • 45 • - 105 • 7.85 е1) + + • 144 • - 170 • 11 7.86а, n = – – • - - 220 • 2 – – • - - 177 • 3 – + • 135 • - 150 • 14 4 ± + • 60 • - 140 • 15 5 + + • <25 • - 132 • + 16 7 + • <23 • - 134 • + 17 8 + • <25 • - 131 • + + 18 • <23 • - 122 • + + 19 10 • <23 • - 115 • + + 20 11 • <23 • - 108 • + + 12 • <23 • - 107 • + + 7.86а', n = 7 • 71 • - 90 • + 23 + 7.86б, n = • 65 • - 140 • 24 + + • 69 • - 143 • 7.86б, n = + + 7.86е • 80 • - 155 • 26 + + ж, n = • 36 • - 65 • 27 + + з • 44 • - 60 • 28 + + и • <0 • - 42 • 29 ± + к • 32 • - 48 • + 30 + м • 147 • - 162 • + 31 + н • 30 • - 108 • + 32 + 7.87 а • 288 • - 3402) • 33 - - ж • - - 84 • 34 + + и • <0 • - 80 • 1) П р и м е ч а н и е: – образцы веществ любезно предоставлены для прогноза и исследования мезоморфизма К. Эрделеном (университет Байройта, Германия). Результаты опубликованы в совместной работе [9]. 2) – нематический мезоморфизм (ND).

Видно, что наблюдается хорошее согласие результатов прогноза с экспериментальными данными. Из 34 соединений, только для одного выявлено расхождение с результатами прогноза.

У большинства образцов синтезированных производных трифенилена при термомикроскопическом наблюдении в проходящем свете при их очень медленном охлаждении вблизи фазового перехода из изотропной жидкости в мезофазу появляются пальцеобразные домены (рис. 13), которые свидетельствуют о колончатой структуре мезофазы с гексагональным упорядочением колонок (Colh).

На рис. 15 для сравнения приведены данные других авторов для простых эфиров трифенилена с установленной колончатой гексагональной структурой мезофазы.

а) б) в) Рис. 13. Пальцеобразные домены производных трифенилена (7.53) и хирального анилида трифенилена с дигидрохолевой кислотой (7.99-3б) в цикле охлаждения, 250: a) 7.53, n = 5, Т = 91 °С, поляризаторы скрещены; б) 7.53, n = 8, Т = 64 °С;

в) 7.99-3б, Т = 53оС, поляризаторы параллельны а) б) в) Рис. 14. Пальцеобразные домены нитропроизводных трифенилена 7.86а при медленном охлаждении, поляризаторы параллельны, 160:

а) n = 5, Т = 125 °С; б) n = 7, Т = 129 °С; в) n = 10, Т = 125 °С а) б) в) г) Рис. 15. Рост пальцеобразных гомеотропных гексагональных доменов (а – в) из изотропной жидкости по данным [10] и звездообразных зародышей (г) по [11] простых эфиров трифенилена в цикле охлаждения, поляризаторы параллельны Из сложных эфиров трифенилена наибольший интерес представляет 2,3,6,7,10,11гекса(циклогексанбензоилокси)трифенилен (7.87а), который об-наруживает высокотемпературный нематический энантиотропный мезоморфизм в интервале температур от 288 до 340 °С, что хорошо согласуется с результатами прогноза (табл. 1, строка 32, рис. 16).

Рис. 16. Шлирен текстура образца сложного эфира гексаокситрифенилена (7.87 а) вблизи фазового перехода из нематической фазы в изотропную жидкость, поляризаторы скрещены, 2Мезофаза идентифицирована нами по анизотропному поведению образца 7.87а в поляризованном свете, его текучести и шлирен текстуре (рис. 16).

Гексаалкокситрифенилены с хиральными фрагментами По прогнозу соединения (7.99-2б, 3б) склонны к формированию Col-мезофаз, у соединения 7.99-2б можно ожидать появления и хиральной мезофазы, а для производного 7.99-3б прогноз проявления хирального мезоморфизма неоднозначен (в табл. 2 указан как равновероятный).

Таблица 2. Температуры фазовых переходов (°C) хиральных простых эфиров трифенилена 7.99-2б, 3б и результаты прогноза их мезоморфизма в сравнении с экспериментом № Соединение Cr Colx Сolh I ПКМ+N ЭКМ+N ПCh ЭCh 1 7.99-2б + + + + • 12 • 36 • 43 • 2 7.99-3б + + + ± • 8 • 41 • 59 • П р и м е ч а н и е: ПКМ+N – прогноз колончатого и нематического мезоморфизма; ПCh – прогноз хирального мезоморфизма; ЭCh – экспериментальные данные.

Исследования с помощью ПМА (рис. 17) и ДСК образцов хиральных производных 7.99-2б и 7.99-3б показали, что оба соединения проявляют энантиотропный димезоморфизм в области температур до 100 оС (табл. 2).

Рис. 17. Текстуры образцов хиральных анилидов а б трифенилена (7.99-2б) – а, б; (7.99-3б) – в, г при нагреве; 200, николи скрещены: а) мозаичная текстура с поперечной штриховкой отдельных доменов, Т = 30 °С; б) рост мозаичной текстуры с продольной штриховкой в момент фазового г в перехода, Т = 36 °С; в) винтовые домены, Т = 35 °С;

г) гомеотропно ориентированные домены с характерной штриховкой, в цикле охлаждения, Т = 53 °С При первом нагреве два фазовых перехода с трудом различимы, но при повторном нагреве они хорошо проявляются. Второй фазовый переход мезогена (7.99-2б) обнаруживается при Т о = 36 С и характеризуется ростом мозаичной текстуры с продольной штриховкой доменов (рис. 17 б). При 1-ом фазовом переходе наблюдается текстура с поперечной штриховкой доменов (рис.17 а). При охлаждении образцов (7.99-2б, 3б) на появляющихся сферолитах происходит характерный рост концентрических окружностей (рис. 17 в), присущий мезогенам, формирующим хиральные мезофазы, как нематического, смектического (рис.18 а, б), так колончатого типов (рис. 18 в, г).

Рис. 18. Примеры текстур известных хиральных а б мезогенов: а) рост хирального домена при охлаждении бромида холестерина; б) рост концентрических окружностей на сферолитах хирального смектика, Т=180°С; в) полосчатые домены ферроэлектрической фазы колончатого в г дибензопирена [12]; г) рост хирального домена с характерными периодичностями по окружности сферолита и геликоидальной столбчатой структурой производного гексабензокоронена [13] Отсутствие их смешиваемости с элаидатом холестерина – хиральным нематическим жидким кристаллом и хиральным смектиком, также свидетельствует в пользу формирования ими в мезофазе хиральной колончатой надмолекулярной структуры.

В итоге синтезировано 36 новых производных трифенилена с прогнозируемым типом мезоморфизма и изучены жидкокристаллические свойства колончатых (структуры), нематических (1) и хиральных (2) соединений.

Для синтезированных производных трифенилена симметричного и асимметричного строения получено хорошее совпадение результатов прогноза общего мезоморфизма с экспериментом c достоверностью 94,4 %, – нематического – 100 % и хирального – 75 %.

Проведенные опыты по синтезу и исследованию мезогенности 105 новых дискотических соединений (32 производных бензола, 7 – бифенила, 36 – трифенилена, 15 – порфирина, 13 краун-эфиров), и сравнение полученных данных с результатами прогноза типа мезоморфизма подтвердили высокую достоверность, предлагаемого нами формализованного метода поиска новых ДМ с помощью расчета, анализа и классификационного ряда МР ДС. У 63 соединений обнаружен Col тип мезоморфизма, 9 соединений формируют ND-мезофазы, 2 соединения проявили хиральный мезоморфизм. Совпадение результатов прогноза с экспериментальными данными по всем соединениям в среднем составляет: • по общему мезоморфизму – 92 %; • по нематическому – 79 %; • по хиральному – 75 %.

3.2. Сравнительный анализ мезоморфного поведения синтезированных соединений.

В этом разделе приведены данные по влиянию молекулярного строения синтезированных соединений (природы мостиковых групп, природы и размера центрального фрагмента, наличия гетероатомов и полярных групп в центральном ядре, протяженности, природы, числа и положения заместителя) на проявление ими колончатого и нематического типов мезоморфизма.

Влияние мостиковых групп на проявление ЖК свойств проанализировано на примере простых и сложных эфиров с различным чередованием атомов углерода и кислорода в сложноэфирной группе.

Влияние числа бензольных колец в дискотической молекуле и размеров ее центрального фрагмента рассмотрено на примере полизамещённых производных бензола (7.72а, n = 8), бифенила (7.73б, n = 8) и трифенилена (2.1в, n = 8) (табл. 3).

Таблица 3. Влияние числа бензольных колец в центральном фрагменте и его размеров на мезоморфные свойства в серии соединений 2.1, 7.72 и 7.№ Тип Число SЦФXY, Т, оС п/п Соединение мезофазы бенз. М N колец 1 7.72a, n = 8 немезоген 1 0 0 62.2 7.83б, n = 8 Col, ND* 2 >214 140 102.3 2.1в, n = 8 Colr, ND 3 92 76 85.П р и м е ч а н и е: М – мезофаза, N – нематическая фаза. SЦФXY – площадь сечения ЦФ в плоскости XY.

Влияние протяженности, природы, числа и положения заместителя прослежено в серии производных бензола (7.72а), триазина (7.73б), бифенила (7.83) и трифенилена (7.85, 7.86а, 7.87).

Влияние природы латерального заместителя показано на примере производных бензола (7.72б, б, д, ж), бифенила (7.83б, в) и трифенилена (2.1в, 7.87а) – табл. 4. Для соединений строения 7.72a, б, д; 7.83б, в; 7.87а, в молекулах которых R = -OC-C6H4OC6H13 или R = -OC-C6H4-C6H11-цикло природа латерального заместителя существенным образом влияет на интервал и тип мезофазы (табл. 4).

В результате, нами впервые выявлена положительная роль “жесткого” циклогексанового фрагмента в латеральном заместителе в формировании нематического мезоморфизма. В целом же влияние природы латерального заместителя на проявление мезоморфного поведения в серии исследуемых соединений неоднозначно и во многом зависит от строения центрального фрагмента и положения латерального заместителя в молекуле.

Таблица 4. Влияние природы латерального заместителя на мезоморфные свойства в серии соединений 2.1в, 7.72, 7.83 и 7.87а Т, оС Соединение Тип мезофазы мезофаза Нематическая фаза 7.72а ND 6 б ND 4 д М1, М2 55 ж Немезоген 0 7.83б Colr, ND* >192 >17.83в ND 12 2.1в, n=6 Colt, ND 88 7.87а ND 52 Влияние числа периферийных заместителей рассмотрено на примере три- и пентазамещенных алкоксибензоатными фрагментами производных бифенила (7.83б).

Увеличение числа латеральных заместителей и размеров центрального фрагмента в ряду симметрично циклогексанзамещённых производных бензола (7.72в) – бифенила (7.83б) – трифенилена (7.87а) приводит к повышению температуры просветления и расширению температурного диапазона существования нематической фазы.

Влияние положения периферийного заместителя и нарушение симметрии молекулы на проявление мезоморфизма наглядно продемонстрировано на примере производных бензола 7.72б и 7.72д. Так, переход от симметрично замещенных бензола 7.72б с циклогексанбензоильным фрагментом к асимметрично замещенным в положение 1, 2, фенильного кольца аналогам (7.72д) благоприятствует проявлению жидкокристаллических свойств. При этом значительно расширяется интервал существования мезофазы: с 4 °С у 7.72б до 55 °С у 7.72д. Нарушение симметрии молекулы у 7.72д ведет к появлению димезоморфизма, некоторому повышению термостабильности мезофазы и расширению температурного интервала ее существования. Отличие в поведении данных мезогенов объяснено особенностями их пространственного строения и стерическими факторами, вытекающими из него, которые получены при моделировании этих молекул.

Влияние введения полярного заместителя в центральный фрагмент молекулы-дискогена представлено графической зависимостью, из которой следует, что при введении нитрогруппы значительно расширяется температурный интервал существования колончатой фазы и увеличивается число мезоморфных гомологов.

Влияние введения координирующего металла в центральный фрагмент молекулыдискогена прослежено нами на примере производных порфирина и показана его стабилизирующая роль в формировании мезофазы.

Глава 4. Изучение важных для практического использования физико-химических свойств ряда синтезированных дискотических мезогенов Представление о некоторых областях применения дискотических мезогенов, в том числе синтезированных нами, можно найти в монографии [1].

В диссертации наиболее подробно рассмотрены результаты применения ряда синтезированных нами ДМ для решения задач хроматографии и трибологии.

Раздел 4.1. Поверхностные явления.

Поверхностные явления в жидких кристаллах – это самостоятельная область исследований. В отличие от обычных жидкостей существенной особенностью ЖК-фаз, с точки зрения поверхностных свойств, является анизотропия межфазной поверхностной энергии, которая зачастую определяет особое поведение и применение мезогенов в технических системах.

Наши исследования касались преимущественно двух областей, связанных с явлениями на межфазных границах при использовании дискотических мезогенов, – это применение ДМ в хроматографии в качестве неподвижных фаз (Гл. 4, раздел 4.1.1) и в химмотологии в качестве антифрикционных и противоизносных присадок к смазочным композициям (Гл. 4, раздел 4.1.2).

4.1.1. Применение в хроматографии.

Особая надмолекулярная структура дискотических мезогенов и нетрадиционная форма молекул, их формирующих, уже в 1984 году привлекли внимание исследователей-хроматографистов к соединениям с колончатыми мезофазами [14].

Нами исследованы в качестве неподвижных фаз узкоинтервальные ДМ - тетраалканоилоксигидрохиноны (7.1г). Так, использование в качестве неподвижной фазы для разделения низкокипящих циклических и линейных изомеров производного гидрохинона (7.1г, n = 6), который формирует в мезофазе колончатую упаковку в о интервале температур 75,9 – 85.0 С, позволило в широких пределах управлять емкостью сорбента и значительно повысить эффективность хроматографической колонки. Ниже приведены хроматограммы тестовых смесей на хромосорбе W c 10% неподвижной фазы (7.1г, n = 6) (рис. 19) или полиметисилоксановой жидкости (рис.

о 20). Условия разделения: температура термостата колонок 78 С; скорость газаносителя (гелия) 30 мл / мин; длина колонок 3 м; температура испарителя 140 оС. Из приведенных зависимостей (рис. 19, 20) и расчетов коэффициентов селективности () тестовых соединений установлено, что в случае использования неподвижной фазы 2,3,5,6-тетрагептаноилоксигидрохинона (7.1г, n = 6) коэффициенты селективности по парам делимых смесей возрастают в среднем на 50 %, наряду с повышением емкости колонки и сокращением времени анализа.

Нами установлено, что на ДМ-производных бензола целесообразно разделять смеси, содержащие циклические и нормальные углеводороды с близкими температурами кипения. В случае смеси 2-х гомологов этого ряда разделение сорбатов лучше проводить в цикле нагрева колонки.

Рис. 19. Хроматограмма тестовой смеси на Рис. 20. Хроматограмма тестовой смеси на хромосорбе W с 10 % НФ (7.1г, n = 6): 1 – гексан, 2 – хромосорбе W с 10 % НФ – полиметилсибензол, 3 – циклогексан, 4 – октан, 5 – циклооктан, 6 – локсановой жидкости: 1 – гексан, 2 – бензол, нонан, 3 – циклогексан, 4 – октан, 5 – циклооктан, 7 – о-ксилол 6 – нонан, 7 – о-ксилол Изученный нами гексациклогексанбензоат трифенилена (7.87а) обладает высокой селективностью к разделению углеводородов линейного, ароматического и каркасного строения, что объясняется сильным влиянием формы молекул на значения их коэффициентов активности в мезофазе. Приведенные исследования являются первым примером применения дискотического мезогена, обладающего ND-фазой, для газохроматографического разделения трудно делимых смесей.

Раздел 4.1.2. Применение в трибологии.

Исследования смазочных композиций с ДМ-присадками различного строения (производные бензола, бифенила и трифенилена: 7.53, n = 7; 7.64 б; 7.64 д, n = 11; 7.б, n = 10; 7.83 б, n = 8; 7.86 а, б, n = 7) позволили выявить влияние молекулярной и надмолекулярной структуры ДМ на процессы, протекающие в трибосистемах [15].

Отметим следующие особенности молекулярного строения исследованных нами ДМприсадок: а) наличие у них различного числа сложноэфирных мостиковых групп в окружении центрального фрагмента молекулы-дискогена; б) постепенное увеличение размеров центрального фрагмента от производных бензола (7.71г, n = 6), бифенила (7.73 б, n = 11) до производных трифенилена (7.53, 7.64, 7.86); в) наличие в центральном фрагменте соединений (7.73б, n = 11) и (7.86 а, б, n = 7) атомов азота, а у соединений (7.71г, n = 6, 7.73б, n = 10) и (7.86 а, б, n = 7) активных полярных групп (ОН, NH, NO2, NH2). Кроме того, соединения (7.64 б; 7.64 д, n = 11) и (7.83 б, n = 8) формируют дисконематическую (ND) мезофазу, остальные проявляют только колончатый (Сol) тип мезоморфизма.

С целью установления количественных закономерностей связи молекулярного строения ДМприсадок с трибологическими характеристиками, из молекулярных моделей, оптимизированных в среде HyperChem pro 6.0 методом ММ+, были определены их геометрические размеры, рассчитаны площади сечения центральных фрагментов (SС) ДМприсадок в плоскости XY, а также определено число гетероатомов (n), присутствующих в них.

Затем была рассчитана площадь сечения центрального фрагмента в плоскости X-Y, приходящаяся на один гетероатом (SCn = SС / n, где SC - площадь сечения центрального фрагмента в плоскости XY, n – число гетероатомов в центральном фрагменте молекулыдискогена) и построены графические зависимости коэффициентов трения исследуемых ДМприсадок от SCn (рис. 21 а, б).

а) б) Рис. 21. Зависимость коэффициента трения (fтр) от (SCn): а) простые эфиры трифенилена: 1 – (7.86а, n=7), 2 – (7.86б, n=7), 3 – (7.53, n=7), 4 – (7.64д n=11), б) сложные эфиры: 1 – бензола (7.71г, n=6), 2 – трифенилена (7.64 б), 3 – триазина (7.73б, n=10), 4 – бифенила (7.83б, n=8) Различия в поведении ДМ-присадок простых (рис. 21а) и сложных эфиров (рис. 21 б) мы связываем, главным образом, с отличающимися механизмами их сорбции на поверхности трения, зависящей от молекулярного строения присадок. Так, для простых эфиров характерна торцевая сорбция, а для сложных эфиров преобладает планарная сорбция присадки. Кроме того, дополнительный вклад в сорбцию простых эфиров трифенилена вносят нитро- и аминогруппы.

Существенный вклад в данный процесс вносит также фазовое состояние ДМ-присадок (рис. 22). Видно, что существует общая тенденция снижения коэффициента трения с ростом температурного диапазона существования мезофазы.

Установлено также, что присадки нематического типа, ориентированные вдоль трущихся поверхностей, оказывают больший понижающий эффект на коэффициент трения, тогда как присадки с колончатыми мезофазами – больший эффект на снижение износных характеристик смазки.

Рис. 22. Зависимость коэффициента трения в ряду ДМ-присадок от температурного диапазона существования мезофазы: 1 – 7.71г, n = 6; 2 – 7.53, n = 7;

3 – 7.64д, n = 11; 4 – 7.64б; 5 – 7.86б, n = 7;

6 – 7.86a, n = 7; 7 – 7.83б, n = При этом важно учитывать и вклад, вносимый молекулярной структурой присадки, влияющей на механизм ее сорбции контактирующей поверхностью металла. Для получения высокоэффективных ДМ-присадок в ряду исследованных простых и сложных эфиров бензола, триазина, бифенила и трифенилена благоприятными факторами молекулярного строения являются:

а) наличие в центральном фрагменте молекулы-дискогена большого числа сложноэфирных группировок (> 6);

б) большой площади сечения центрального фрагмента, приходящейся на один гетероатом ( 30), линейно коррелирующей с fтр в ряду мезогенных сложных эфиров 7.71г, n = 6 > 7.64 б > 7.73б, n = 10 > 7.83б, n = 8.

Заключение Основным результатом диссертационной работы является развитие нового научного направления в области молекулярного дизайна и синтеза мезогенов с прогнозируемым типом мезоморфизма, базирующееся на установлении качественных и количественных закономерностей влияния особенностей молекулярного строения (мостиковых групп, длины, числа и положения периферийных заместителей, природы, размеров центральных фрагментов и др.) на проявление мезоморфизма у различных дископодобных органических соединений: полизамещенных производных бензола, циклогексана, триазина, бифенила, полиядерных макроциклов, трифениленов, порфина, циклофана, металлокомплексов и др., а также создание нового метода конструирования и поиска новых дискотических мезогенов, который не требует значительных затрат машинного времени, позволяет проводить скрининг больших массивов молекул в реальном времени, обладает достаточно высокой степенью достоверности прогноза мезоморфизма ( 70%), позволяет снижать экологическую нагрузку на окружающую среду. Достоинством метода являются также относительная простота его применения, априорность, возможность создания новых мезогенных структур с определенным типом мезоморфизма, основываясь только на строении единичных молекул, не прибегая к синтезу большого числа соединений. Вопросы, решаемые в рамках этого метода, способствуют поиску другими авторами новых дескрипторов для идентификации и прогнозирования мезогенных свойств молекул.

Основные результаты и выводы 1. На основании анализа связи молекулярного строения с проявлением мезоморфизма у более чем 2700 дискотических мезогенов и немезогенных аналогов, а также у ряда каламитных мезогенов, выявлены основные качественные характеристики, необходимые для формирования дископодобными соединениями колончатых и нематических мезофаз. Установлено, что молекулярный дизайн термотропных дискотических мезогенов базируется на трех главных качественных факторах: определенной геометрии молекулы, особом молекулярном строении и способности молекул к микросегрегации в надмолекулярных ансамблях.

2. Базируясь на качественных характеристиках, найдены количественные полуэмпирические закономерности связи молекулярного строения дискотических мезогенов с температурным диапазоном существования мезофазы, свидетельствующие о его прямолинейной зависимости от молекулярномассового параметра Mm.

3. Создан метод формализованного подхода к прогнозированию мезоморфизма у дископодобных веществ, опирающийся только на строение единичных молекул:

• введено понятие «молекулярные параметры» и впервые предложены алгоритмы и формулы расчета 11 молекулярных параметров, ответственных за проявление мезоморфизма у дископодобных веществ.

• используя базу данных по дископодобным соединениям с известным типом мезоморфизма, впервые проведено компьютерное моделирование и оптимизация 1400 молекул таких соединений, выполнен расчет и анализ их МР. В результате найдены информативные молекулярные параметры для прогноза как общего типа мезоморфизма, так и для выделения в классе ДМ дискотических нематогенов, стеклующихся дискогенов, хиральных дискогенов и нематогенов.

• впервые получен классификационный ряд МР и выведено классификационное правило для поиска новых ДМ, формирующих мезофазы различной структурной организации, а также создан алгоритм поиска новых ДМ с различными типами мезоморфизма с помощью нового, предложенного нами программного продукта СМР ChemCard. Для соединений с установленным типом мезоморфизма найдена в среднем 75% сходимость результатов прогноза с экспериментальными данными, в том числе для нематогенов - 82%, для стеклующихся мезогенов – 70 %, для хиральных мезогенов – 80%. Это соответствует принятой в настоящее время в мировой практике достоверности прогноза при распознавании молекулярных структур с определенным набором свойств.

4. С целью проверки установленных закономерностей на основании предложенного алгоритма и классификационного правила, впервые проведены:

• компьютерное моделирование, оптимизация молекулярных структур, расчет и анализ МР 1266 гипотетических структур дископодобных соединений. Установлено, что из них 3соединений способны по прогнозу проявлять мезоморфизм, характерный для ДМ; соединения склонны к нематическому мезоморфизму и 1 соединение - к хиральному. Для соединений найден равновероятный прогноз появления или отсутствия мезофаз;

• синтез новых представителей различных классов соединений для подтверждения результатов прогноза. Синтезировано 105 новых соединений c прогнозированным типом мезоморфизма, из них 32 производных бензола и триазина, 7 – бифенила, 38 – трифенилена, 15 – порфирина и 13 краун-эфиров. У 65 соединений обнаружен колончатый тип мезоморфизма, соединений формируют ND-мезофазы, 2 соединения проявляют хиральный мезоморфизм.

Сходимость результатов прогноза с экспериментальными данными по всем соединениям в среднем составляет: по общему мезоморфизму 92 %; по нематическому – 79 %; по хиральному – 75 %, что хорошо согласуется с выводом 3.

5. У синтезированных соединений на основе экспериментальных исследований связи молекулярного строения с проявлением мезоморфизма выявлено следующее:

• енаминокетонная мостиковая группа, участвующая в образовании межмолекулярной водородной связи, является стабилизирующим фактором колончатого упорядочения у производных триазина;

• замена мостиковой группы –O-C-O- на –C-O-O- способствует колончатому упорядочению у производных бензола c инвертированными сложно-эфирными мостиковыми группами;

• увеличение электронной плотности на центральном ядре в ряду ДМ – производных бензола, бифенила и трифенилена служит стабилизирующим фактором нематического мезоморфизма;

• интервал существования мезофазы, в том числе и нематической, существенным образом зависит от размеров центрального фрагмента: чем он больше, тем шире ее диапазон существования и выше термостабильность мезофазы;

• влияние природы латерального заместителя на фазовые переходы в исследуемом ряду дискотических соединений неоднозначно и во многом зависит от строения центрального фрагмента и положения латерального заместителя;

• впервые выявлена положительная роль циклогексанового фрагмента на периферии молекулы-дискогена в формировании ND-мезоморфизма. Показано также, что введение в периферию двух циклических фрагментов при отсутствии гибких углеводородных радикалов приводит к димезоморфизму;

• на примере производных бензола установлено, что нарушение симметрии дискотической молекулы ведет к образованию широкоинтервальных мезофаз.

6. Показана возможность использования ряда синтезированных соединений:

• тетра(алканоилокси)гидрохинонов, гексаалкокси- и гекса(циклогексанбензоилокси)трифе- ниленов, карбоксилатов меди, производных краун-эфиров для формирования и исследования пленок Ленгмюра-Блоджетт;

• производных бензола, сложных эфиров гексаокситрифенилена, производных краун-эфиров в качестве высокоселективных неподвижных фаз для газохроматографического анализа;

• тетра(гептаноилокси)гидрохинонов, производного триазина, гекса(циклогексанбензоилокси)трифенилена, карбоксилатов меди, производных краун-эфиров в качестве эффективных антифрикционных и противоизносных присадок.

Основные публикации по теме диссертации Монографии 1. Усольцева Н. В., Акопова О. Б., Быкова В. В., Смирнова А. И., Пикин С. А. Жидкие кристаллы:

дискотические мезогены / под ред. Усольцевой Н. В. / Иваново: Иван. гос. ун-т. 2004. 546 с.

Статьи в рецензируемых журналах 2. Вальков С. В., Акопова О. Б. Структура смектика СХ. Новые варианты полиморфизма // Кристаллография. 1983. Т. 28. Вып. 5. С. 964 – 967.

3. Акопова О. Б., Майдаченко Г. Г., Тюнева Г. A., Шабышев Л. C. Производные гексагидроксибензола. I. Синтез и дискотический мезоморфизм производных тетрагидроксихинона. // Ж. общ. химии. 1984. Т. 54., вып. 8. С. 1861 – 1863.

4. Акопова О. Б., Тюнева Г. А., Шабышев Л. С., Ерыкалов Ю. Г. Симметрично замещенные бензолы. Влияние структурных изменений молекулы на дискофазы. // Ж. общ. химии. 1987.

Т. 57, вып. 3. С. 650 – 655.

5. Ветрова З. П., Карабанов Н. Т., Иванова Л. А., Акопова О. Б., Майдаченко Г. Г., Яшин Я. И.

Реентрантные жидкие кристаллы. Синтез и исследование мезоморфных п-алкилоксибензоилоксибензелиден-п-цианоанилинов // Ж. общ. химии. 1987. Т. 57. Вып. 3. С. 646 – 699.

6. Акопова О. Б., Бобров В. И., Ерыкалов Ю. Г. Анализ необходимых критериев мезогенности стержне- и дискообразных молекул // Журн. физ. химии. 1990. Т. 64. N 6. С. 1460 – 1471.

7. Акопова О. Б., Бобров В. И., Калинин А. А. Влияние мезогенных присадок на трибологические характеристики смазочных композиций // Изв. АН СССР. Сер. физ., 1991. Т.

55. N 9. С. 1752 – 1755.

8. Занозина И. И., Акопова О. Б., Григорьев В. В., Дискина Д. Е. // Жидкокристаллическая фаза для хроматографического анализа диарилалканов. // Химия и технология топлив и масел. 1991.

N 10. C. 34.

9. Акопова О. Б. Синтез, молекулярные параметры и применение соединений – дискогенов. // Деп. рукопись. ФНИИТЭ ХИМ. N 87-хп 94. 1994. 12 с.

10. Акопова О. Б., Бобров В. И., Шабышев Л. С., Онищенко А. А. Структура, мезоморфизм и фазовые превращения карбоксилатов меди в зависимости от условий синтеза. // Журн. физ.

химии. 1992. Т. 66. N 4. С. 292 – 301.

11. Акопова О. Б., Шабышев Л. С. Синтез и исследование мезоморфизма соединений, содержащих фрагмент диаминодибензо-18-краун-6 // Ж. общ. химии. 1994. Т. 64, вып. 4. С. 665 – 672.

12. Ветрова З. П., Иванова Л. А., Карабанов Н. Т., Акопова О. Б. Жидкокристаллические сорбенты в газовой хроматографии // Изв. РАН. Сер. физ. 1995. Т. 59. N. 3. С. 154 – 157.

13. Евтеева В. А., Акопова О. Б. Применение жидкокристаллических фаз для разделения изомерных фталевых кислот методом газожидкостной хроматографии // Изв. РАН. Сер. физ.

1995. Т. 59. N 3. С. 158 – 160.

14. Акопова О. Б., Жукова Л. В., Шабышев Л. С. Синтез, структура и молекулярные параметры соединений – дискогенов из ряда полизамещенной ароматики // Журн. физ. химии. 1995. Т. 69.

N 1. C. 96 – 100.

15. Акопова О. Б., Шабышев Л. С., Бобров В. И. Синтез, структура и дискотический мезоморфизм новой серии карбоксилатов меди. // Изв. РАН. Сер. хим.1995. N 7. C. 1256 – 1260.

16. Акопова О. Б., Шабышев Л. С., Котович Л. Н., Панкратова Н.В. Молекулярные параметры, синтез и мезоморфизм производных меламина и флороглюцида. // Журн. физ. химии. 1996.

Т. 70. N 3. С. 457 – 462.

17. Акопова О.Б., Зданович С.А., Акопов А.А., Котович Л.Н., Усольцева Н.В. Прогнозирование дискотического мезоморфизма производных фталоцианина и порфирина // Изв. РАН, сер. физ.

1997. Т. 61. N 3. С. 623 – 630.

18. Валькова Л. А, Шабышев Л. С, Фейгин Л. А, Акопова О. Б. Получение и рентгеновское исследование пленок ЛБ жидкокристаллического 4,5-бис(4-децилoксибензоилоксибензилиденамино)дибензо-18-краун-6 // Изв. РАН, сер. физ. 1997. Т. 61. С. 631 – 636.

19. Акопова О. Б., Бронникова А. А. Прогнозирование дискотического мезоморфизм по молекулярным параметрам. Новые серии молекулярных структур соединений-дискогенов // Ж.

структ. химии. 1998. Т. 39. N. 3. С. 473 – 477.

20. Акопова О. Б., Котович Л. Н., Крувчинский А., Валькова Л.А., Шабышев Л. С.

Полизамещенные трифенилены с активными группами. Молекулярные параметры, синтез, структура и мезооморфизм // Ж. структ. химии. 1998. Т. 39. N 3. С. 464 – 472.

21. Акопова О. Б., Шабышев Л. С., Ветрова З. П., Карабанов Н.Т. Особенности поведения смесей дискотических жидких кристаллов в качестве неподвижных фаз в газовой хроматографии. // Журн. физ. химии. 2000. Т. 74. N 2. С. 293 – 296.

22. Акопова О. Б., Акопов Д. А., Усольцева Н. В. Прогнозирование колончатых мезофаз новой серии молекулярных структур. Производные дипиррола и краун-эфиров. // Журн. физ. химии.

2000. Т. 74. N 7. С. 1224 – 1228.

23. Акопова О. Б., Бронникова А. А., Усольцева Н. В. Прогнозирование лиотропного мезоморфизма в бинарной системе ТяРd-мезоген / линейный алкан. // Журн. физ. химии. 2000.

N 8. С. 1438 – 1442.

24. Аверьянов E. M., Гуняков В. A., Koрец A. Я., Акопова О. Б. Спектральные особенности поляризованного поглощения света и анизотропия локального поля в дискотике Dho. // Оптика и спектроскопия. 2000. Т. 88. N6. С. 979 – 986.

25. Земцова О. В., Сыромятникова О. К., Котович Л. Н., Акопова О. Б. Синтез и исследование полизамещенных трифениеленов с прогнозируемым типом мезоморфизма. // Ж. структ. химии.

2001. Т. 42. N 1. С. 46 – 51.

26. Акопова О. Б., Зданович С. А., Акопов Д. А., Александров А. И., Пашкова Т. В.

Прогнозирование колончатых мезофаз, синтез и структура производных порфина // Ж. структ.

химии. 2001. Т. 42. С. 52 – 61.

27. Акопова О. Б. Жидкокристаллические краун-эфиры. // Ж. общ. химии. 2002. Т. 72. Вып.10.

С. 1625 – 1643.

28. Акопов Д. А., Акопова О. Б. Создание программного модуля молекулярных параметров для конструирования дискотических мезогенов. Примеры его реализации // Ж. структ. химии. 2002.

Т. 43. N6. С. 1139 – 1141.

29. Земцова О. В., Акопова О. Б., Усольцева Н. В. Прогнозирование дисконематического мезоморфизма. Синтез и исследование соединений – нематогенов. // Там же. С.1142 – 1146.

30. Акопова О. Б., Котович Л. Н. Синтез алкилзамещенных диоксибензолов в условиях межфазного катализа. // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2002. вып.1. С. – 24.

31. Акопова О. Б., Земцова О. В., Усольцева Н. В. Молекулярные параметры дискотических соединений в прогнозировании нематического мезоморфизма // Там же. 2002. вып.1. С. 25 – 33.

32. Акопова О. Б., Жарникова Н. В., Усольцева Н. В. Новые молекулярные параметры для поиска дискотических мезогенов со стеклующимися мезофазами // Там же. 2003. Вып. 2. С. 90 – 95.

33. Онучак Л. А., Кудряшов С. Ю., Акопова О. Б., Савин В. Н. Газохроматографическое изучение термодинамики сорбции углеводородов дисконематическим жидким кристаллом 2,3,6,7,10,11-гексацикло-гексанбензоатом трифенилена. // Журн. физ. хим. 2004. Т. 78. N 10.

С. 1880 – 1885.

34. Онучак Л. А., Колесова А. А., Муханова И. М., Акопова О. Б. Термодинамические характеристики предельно разбавленных растворов углеводородов линейного и циклического строения в дискотическом жидком кристалле 2,3,6,7,10,11-гекса(4-н-октилоксибензоилокси)трифенилене // Жидкие кристаллы и их практическое применение. 2004. Вып. 3 – 4. С. 34 – 41.

35. Онучак Л. А., Кудряшов С. Ю., Акопова О. Б., Колесова А. А. Газохроматографическое изучение термодинамики сорбции углеводородов дисконематическим жидким кристаллом 2, 3, 6, 7, 10, 11-гексациклогексанбензоатом трифенилена // Журн. физ. химии. 2004. Т. 78. № 10.

С. 1880 – 1885.

36. Акопова О. Б., Бодова К. А. Поиск корреляционных зависимостей температур фазовых переходов с молекулярными параметрами дискотических мезогенов // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2005, вып. 1 – 2. C. 7 – 12.

37. Фролова Т. В., Акопова О. Б., Усольцева Н. В. Расчет и анализ молекулярных параметров новой серии дискотических соединений: триазины, цианураты, изоцианураты и производные меламина // Там же. 2005, вып. 1 – 2. C. 67 – 73.

38. Александров А. И., Курносов А. В., Пашкова Т. В., Акопова О. Б. Структурные исследования некоторых краун-эфиров в объемных образцах и пленках Ленгмюра-Блоджет // Изв. ВУЗов.

Химия и химическая технология. 2005. Т. 48. Вып. 5, С. 38 – 43.

39. Акопова О. Б., Фролова Т. В., Усольцева Н. В. Расчет молекулярных параметров производных 1,3,3’,5,5’-пентагидроксибифенила, их синтез и исследование мезоморфизма // Там же. 2005. Т. 48. Вып. 12. С. 57 – 61.

40. Акопова О. Б. Хиральные дискотические мезогены // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2005, вып. 1 – 2. С. 47 – 59.

41. Кудряшова А. А., Онучак Л. А., Кудряшов С. Ю., Акопова О. Б. Сорбционные свойства дискотического жидкого кристалла 2, 3, 6, 7, 10, 11-геса(4-нундецилоксибензоилокси)трифенилена в условиях газо-мезофазной хроматографии // Вестник СамГУ. Естественнонаучная серия. 2006. №9 (49). С. 97 – 108.

42. Онучак Л. А., Колесова А. А., Кудряшов С. Ю., Акопова О. Б. Газохроматографическое изучение адсорбции углеводородов на графитированной саже, модифицированной дискотическими жидкими кристаллами // Там же. 2006. №4 (44) С. 119 – 129.

43. Фролова Т. В., Акопова О. Б., Усольцева Н. В. Особенности формирования СТ-комплексов дискотическими производными бензола и трифенилена // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2006. Вып. 1 – 2. С. 31 – 38.

44. Акопова О. Б., Фролова Т. В., Усольцева Н. В. Особенности фазового поведения 1,3,3,5,5алкоксибензоатбифенилов в смесях с хиральными и дискотическими мезогенами. // Ж. cтрукт.

химии. 2006. Т. 47. N 1. С. 131 – 136.

45. Акопова О. Б. Конструирование, синтез и исследование новых дискотических мезогенов // Там же. 2006. Т. 47. N 1. С. 122 – 130.

Акопова О. Б. Донорно-акцепторные взаимодействия и мезоморфизм дискотических соединений // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2006. Вып. 1 – 2. С. 39 – 50.

46. Акопова О. Б., Фролова Т. В., Котович Л. Н. Молекулярные параметры и мезоморфизм дискотических полизамещенных производных бензола // Ж. общ. химии. 2006. T. 76. Вып. 2. С.

273 – 279.

47. Акопова О. Б., Фролова Т. В., Усольцева Н. В. Молекулярное строение и мезоморфизм в ряду дискотических сложных эфиров бензола, триазина, бифенила и трифенилена // Ж. общ.

химии. 2007. Т. 77. Вып. 1. С. 111 – 119.

48. Фролова Т. В., Акопова О. Б., Усольцева Н. В., Груздев М. С. Взаимосвязь молекулярного строения и мезоморфных свойств у дискотических полизамещенных производных триазина // Жидкие кристаллы и их практическое использование. 2007. Вып. 4. С. 43 – 51.

49. Акопова О. Б. Особенности синтеза дискотических мезогенов на основе гексаокситрифенилена // Там же. 2007. Вып. 2. С. 15 – 27.

50. Акопова О. Б., Курбатова Е. В. Моделирование, расчет и анализ молекулярных параметров дископодобных внутримолекулярных комплексов с переносом заряда // Там же. 2008. Вып. 1.

С. 24 – 31.

51. Фролова Т. В., Акопова О. Б., Усольцева Н. В. Возможности прогнозирования мезоморфизма дискотических производных бензола методами компьютерного моделирования // Там же. 2008. Вып. 3. С. 23 – 28.

52. Александров А. И., Пашкова Т. В., Пятунин А. В., Акопова О. Б. Структурные особенности краун-эфиров с различными заместителями в объемных образцах и пленках Ленгмюра-Блоджет // Изв. вузов. Химия и хим. технология. 2007. Т. 50. № 12.

С. 48 – 53.

53. Акопова О. Б., Логачева Н. М., Баулин В. E., Цивадзе А. Ю. Прогнозирование мезоморфизма, синтез и исследование дискотических краун-замещенных фталоцианинов // Ж. общ. химии. 2008. Т. 78. № 11. С. 1885 – 1890.

Авторские свидетельства и патенты на изобретения 54. Майдаченко Г. Г., Котович Л. Н., Акопова О. Б., Шабышев Л. С. Терефталиден-бис-(паминокоричной кислоты 2-метилбутиловый эфир) // А. с. № 1075654. 1983.

55. Акопова О. Б., Гаврилина Л. Е., Ерыкалов Ю. Г. Способ получения элаидиновой кислоты // А. с. № 1125946. 1984.

56. Акопова О. Б., Котович Л. Н., Майдаченко Г. Г., Лиденхо Т. Ш., Дискина Д. Е., Занозина И.

И. Терефталиден-бис-п-аминобензонитрил в качестве неподвижной фазы в газожидкостной хроматографии для разделения изомеров фенилксилилэтанов // А.с. № 1476848. Б. И. № 27, 1989.

57. Акопова О. Б., Шабышева А. М. Способ получения 2,3,6,7,10,11 гексаметокситрифенилена. // А.с. СССР N 1622363. Б. И. N 3. 1991.

58. Акопова О. Б., Бобров В. И., Тюнева Г. А., Шабышев Л. С., Калинин А.А., Латышев В. Н.

Антифрикционная противоизносная присадка к смазочным маслам // АС СССР N1664818. Б. И.

N 27. 1991.

59. Акопова O. Б., Бобров В. И., Калинин А. А. Тонкушина С. В. Смазочная композиция БАК-Т.

// А.с. СССР N 1766951. Б. И. N 37. 1992.

60. Тюнева Г.А., Акопова О. Б. Способ получения жидкокристаллических гомологов 2,3,5,6тетраалканоилоксигидрохинонов. // А.с. СССР N 1735271. Б. И. № 19, 1992.

61. Акопова О. Б., Ветрова З. П., Иванова Л. А., Карабанов Н. Т. Высокоэффективная жидкокристаллическая неподвижная фаза для газовой хроматографии. // Патент N 2019828. Б.

И. № 2. 1995.

62. Бобров В. И., Акопова О. Б., Тонкушина С. В. Смазочная композиция БАК-3 // Патент N 2021332. Б. И. № 3. 1995.

63. Акопова О. Б., Фролова Т. В., Усольцева Н. В., Лапшин В. Б., Любина Г. М.

Антифрикционная и противоизносная смазочная композиция // Патент на изобретение № 2329925. Приоритет изобретения от 14 декабря 2005 г.

Список цитированной литературы 1. Vill V. LiqCryst. 4.2 Database of Liquid Crystalline Compounds for PersonalComputers, LCI Publisher GmbH, Hamburg, 2002.

2. Berardi R., Orlandi S., Zannoni C. // Liq. Cryst. 2005. Vol. 32. P. 1427.

3. Wilson M. R. // Int. Rev. Phis. Chem. 2005. Vol. 24. P. 421.

4. Cоцкий В. В., Усольцева Н. В. // Материалы региональной научно-технич. конф.

«Применение многопроцессорных суперкомпьютеров в исследованиях, наукоемких технологиях и учебной работе. 2008. C 42 – 44.

5. Потемкин В. А. // Автореферат дисс…. Канд. хим. наук. Челябинск. 1998. 20 с.

6. Serrano J. L. et al. // Acta Chem. Scand. 1985. Vol. B39. N 5. P. 329.

7. Шестакова Р. Г. и др. // ЖОХ. 2006. Т. 76. Вып. 4. С. 648.

8. Шараф М. А., Иллмэн Д. Л., Ковальски Б. Р. Хемометрика. Ленинград: Химия.

Ленинградское отделение. 1989. 269 с.

9. Zemtsova O., Akopova O., Usol'tseva N., Erdelen C. // Mol. Cryst. Liq. Cryst. 2001. Vol.

364. P. 625 – 634.

10. Oswald P., Malthte J., Pelc P. // J. Phys. France. 1989. Vol. 50. P. 2121 – 2138.

11. Bouligand Y. // J. Phys. (France) 1980. Vol. 41. N11. P. 1307 – 1315.

12. Bock H., Helfrich W. // Liq. Cryst. 1995. Vol. 18. N 3. P. 387 – 399.

13. Pisula W., Kastler M. et al. // J. Am. Chem. Soc. 2004. Vol. 126. P. 8074 – 8075.

14. Witkiewicz Z., Szule J., Dabrovski R. // J. Chromatogr. 1984. Vol. 315. P.145 – 159.

15. Акопова О. Б. Влияние молекулярного и надмолекулярного строения дискотических мезогенов на их трибологические характеристики // Успехи в изучении жидкокристаллических материалов. Под ред. Н. В. Усольцевой. – Иваново: Иван. Гос.

ун-т. 2007. С. 73 – 79.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.