WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

БЕЛОВА Наталья Витальевна

СТРУКТУРА И ЭНЕРГЕТИКА -ДИКЕТОНОВ И ИХ СОЕДИНЕНИЙ С МЕТАЛЛАМИ

02.00.04 –физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Иваново – 2011

Работа выполнена на кафедре физики Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ивановский государственный химико-технологический университет».

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Гиричев Георгий Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Алиханян Андрей Сосович доктор химических наук, профессор Беляков Александр Васильевич доктор физико-математических наук, профессор Дементьев Андрей Игоревич Ведущая организация Химический факультет Московского государственного университета им.

М.В.Ломоносова, г. Москва

Защита состоится «20» июня 2011 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.063.06 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ивановский государственный химико-технологический университет» по адресу: 1530г. Иваново, пр. Ф. Энгельса, д.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ивановский государственный химико-технологический университет» по адресу: 1530г. Иваново, пр. Ф. Энгельса, д. Тел.: (4932) 32-54-33, факс: (4932) 32-54-33, e-mail: dissovet@isuct.ru Автореферат разослан «___» __________ 2011 г.

Ученый секретарь совета Е.В. Егорова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Общеизвестно, что физико-химические свойства веществ тесно связаны с особенностями строения молекул. Данное обстоятельство делает структурные исследования неотъемлемой частью современной химической науки. Представления об электронном и геометрическом строении молекул приобретают особую значимость при описании систем, для которых характерны конформационное многообразие, структурная нежесткость, наличие низколежащих возбужденных электронных состояний. Структура свободных молекул является исключительно важной характеристикой, поскольку по сравнению со структурой в кристаллической фазе она не искажена коллективным взаимодействием и позволяет наиболее достоверно судить о стерических и электронных эффектах, определяющих молекулярное строение, и наиболее точно поддается моделированию методами теоретической химии. Исследуя свободные молекулы, можно с наибольшей достоверностью установить их индивидуальные свойства, понять и описать тонкие детали их строения и ядерной динамики, определяющих, в конечном итоге, поведение молекулы в различных процессах.

Основная часть исследований, выполненных в рамках данной работы, посвящена комплексам -дикетонатов металлов, представляющим особый класс координационных соединений. Не снижающийся интерес к -дикетонатам связан с совокупностью их особых свойств, обусловливающих разнообразное практическое применение этих соединений (например, в качестве катализаторов процессов окисления, присоединения, полимеризации; для разделения смесей редкоземельных элементов, и т. п.). Высокая летучесть и термическая устойчивость дикетонатов делают их пригодными для низкотемпературного газофазного транспорта металла с целью получения металлических и оксидных покрытий различного назначения методом химического осаждения из газовой фазы (MOCVD). Для понимания и регулирования CVD- процессов необходимы сведения о летучести, термической устойчивости исходных соединений, о зависимости состава пара от температуры, а также о молекулярных формах, присутствующих в парах. Электронографические исследования -дикетонатов металлов, сведения о которых имелись в литературе к началу наших работ, носили фрагментарный характер. Кроме того, полученные различными авторами структурные параметры не укладывались в рамки единых тенденций. Малоизученными оставались процессы, происходящие в парах -дикетонатов при высоких температурах. Все это делает актуальным дальнейшее систематическое исследование свойств соединений данного класса.

Бета-дикетоны, широко использующиеся как хелатообразующие лиганды, продолжают привлекать интерес с точки зрения структурных исследований в силу возможности проявления кето-енольного таутомеризма, а также существования различных конформеров. Кето-енольный таутомеризм в -дикетонах является предметом множественных исследований различными методами. Однако до сих пор в литературе не существует единого мнения, что же управляет кетоенольным равновесием.

Цель работы: Установление закономерностей в структуре -дикетонов и их комплексов с металлами с целью создания общей картины, отражающей влияние природы центрального атома и лигандов на химическую связь и конформационные особенности в рядах -дикетонатов sp-, d- и f-элементов, на их летучесть и термическую устойчивость, а также влияние природы заместителей на кето-енольное равновесие.

Получение численных структурных характеристик молекул и данных о термической устойчивости и энергетике парообразования исследованных веществ с целью восполнения пробелов в справочной литературе.

Для достижения поставленных целей необходимо решение ряда задач, а именно:

- на основании систематических экспериментальных и теоретических исследований установить таутомерные и конформационные свойства молекул дикетонов;

- на основании квантово-химических расчетов изучить распределение электронной плотности в молекулах -дикетонов;

- с помощью масс-спектрометрических исследований изучить состав насыщенных и перегретых паров ряда комплексов -дикетонатов в широком интервале температур вплоть до диссоционного предела, определить энтальпии парообразования; изучить процессы межлигандного обмена в парах -дикетонатов;

- на основании систематических экспериментальных и теоретических исследований установить геометрическое строение бис- и трис-комплексов дикетонатов и выяснить влияние природы центрального атома и вида заместителей в лигандах на структуру молекул;

- на основании квантово-химических расчетов исследовать распределение электронной плотности в молекулах -дикетонатов металлов с различными заместителями в лигандах, изучить природу химической связи в хелатном цикле.

Практическая значимость: Объекты исследования данной работы рассматриваются в качестве исходных материалов при создании различных молекулярных устройств и в биохимии. Поэтому знание геометрического и электронного строения, а также термодинамики парообразования и реакций с участием исследуемых соединений открывает определенные перспективы для их использования в различных технологиях.

Точные структурные данные нужны для развития теории строения химических соединений, для оценки их реакционной способности и расчета термодинамических функций. Подобная информация необходима для исследователей, работающих в области физической, координационной и неорганической химии.

Найденные в работе структурные параметры молекул включены в международное справочное издание "МOGADOC" (г. Ульм, ФРГ), могут быть применены в качестве иллюстраций теоретических положений в лекционных курсах по физической и неорганической химии, строению молекул.

Настоящая работа выполнена при поддержке грантов РФФИ (94-03-09099, 98-03-32766а, 01-03-33103а, 04-03-32661, 05-03-04003, 07-03-00656а, 07-0391561-ННИО_а, 09-03-91341-ННИО_а), Немецкого научно-исследовательского общества DFG (413 RUS 113/69/0-6 и 413 RUS 113/69/0-7), Международного научного фонда (NNC000, 1994-1995 гг.), Международного научного фонда и Правительства РФ (NNC300, 1995 г.), конкурсного центра фундаментального естествознания (Е02-5.0-303), международного научного общества INTAS (2003 г.), Германской службы академических обменов DAAD (2002 г.), DAAD и Министерства образования и науки РФ в рамках программы «Михаил Ломоносов» (2005, 2007, 2009 гг.) Научная новизна. Основу работы составляют экспериментальные структурные данные для 22 молекул, 19 из которых исследованы впервые, а для трех молекул существенно уточнены структурные параметры и выводы о геометрическом строении. Следует отметить то, что некоторые объекты были исследованы в условиях, нехарактерных для их рутинного исследования методом газовой электронографии – при высоких температурах, в результате чего были впервые определены параметры этих молекул.

Для 15 молекул -дикетонов на основании квантово-химических расчетов изучено кето-енольное равновесие и получены структурные характеристики стабильных форм. На основании анализа распределения электронной плотности сделаны выводы о природе кето-енольного таутомеризма.

Впервые изучены перегретые пары -дикетонатов некоторых металлов, обнаружены такие молекулярные формы, как радикалы или молекулы с малым координационным числом центрального атома, и определено их строение. Изучены процессы межлигандного обмена, протекающие при смешении паров разных дикетонатов. Для некоторых трис-комплексов -дикетонатов впервые получены или уточнены термодинамические характеристики процессов парообразования.

Для 35 комплексов -дикетонатов выполнены квантово-химические расчеты, причем для большинства молекул – впервые. Для трех комплексов бисдипивалоилметанатов (Mn, Fe, Co) выполнено детальное квантово-химическое исследование геометрического и электронного строения.

На основании анализа совокупности экспериментальных и теоретических данных сделаны выводы о влиянии природы центрального атома и заместителей в лиганде на изменение строения комплексов -дикетонатов. Проанализировано распределение электронной плотности в изученных молекулах, сделаны выводы о природе химических связей в хелатном кольце комплексов.

Апробация работы: Основные результаты работы были представлены на II Международной конференции по химии и технологии ВТСП (Москва, 1991), на Всесоюзной конференции по получению, свойствам, анализу и применению соединений с молекулярной кристаллической решеткой для новой техники (Нижний Новгород, 1991), The European Symposium on Gas Electron Diffraction (VI – 1995, UK, Edinburgh; X –2003, С.-Петербург, IX (2001), XI (2005), XII (2007) – Blaubeuren, Germany), на XIX и XXI Чугаевских совещаниях по химии комплексных соединений (Иваново, 1999, Киев, 2003), XIX Austin Symposium on the Molecular Structure (Austin, Texas, USA, 2002), на IX и XII Международных конференциях молодых ученых по химии и химической технологии (Москва, 1995 и 1998), на 5 Всесоюзном и 6 Всероссийском совещаниях по изучению структуры молекул в газовой фазе (Иваново 1990 и 1993), на XIII и XIV Симпозиумах по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (С.-Петербург, 2006, Челябинск, 2008), международных семинарах «Seminar der Stipendiaten des «Michail Lomonosov» (Москва, 2006, 2008, 2010), IX Международной конференции молодых ученых и студентов по химии и химической технологии "МКХТ95", Москва, 1995), на 1 и 2 Региональной межвузовской конференции «Актуальные проблемы химии, химической технологии и химического образования “ХИМИЯ-96,99”» (Иваново, 1996, 1999), на региональной межвузовской конференции «Молекулярная физика неравновесных систем» (Иваново, 1998), на II, III, IV школах-семинарах «Квантово-химические расчеты: структура и реакционная способность органических и неорганических молекул» (Иваново, 2005, 2007, 2009), на научно-методических конференциях преподавателей и сотрудников ИГХТУ (Иваново, ИГХТУ, 1990-2000).

Публикации: Основное содержание работы

опубликовано в 61 работе, в том числе: статей в отечественных и зарубежных журналах – 42 ( из них в журналах, включенных в список ВАК – 35) и 19 тезисов докладов.

Вклад автора: В основу диссертации положены результаты исследований, выполненных при непосредственном участии автора с 1990 по 2011 г. Автором сформулированы основные задачи исследования, выполнена основная часть квантово-химических расчетов, проведена бльшая часть фотометрического и часть масс-спектрометрического эксперимента, проведена интерпретация основной части экспериментального материала, проведен анализ и обобщение результатов экспериментальных и теоретических исследований.

Автор считает своим приятным долгом выразить глубокую признательность проф. Гиричеву Г.В. и проф. Гиричевой Н.И. (ИвГУ) за идеи и плодотворное сотрудничество на всех этапах работы.

Автор признателен проф. Х.Оберхаммеру (Тюбинген, Германия), проф.

А.Холанду (Осло, Норвегия), проф. Д. Рэнкину и С. Хинчли (Эдинбург, Великобритания), проф.Х.Вильнеру (Вупперталь, Германия) и проф. Н. Митцелю (Билефельд, Германия) за помощь при исследовании -дикетонов и некоторых их комплексов с металлами.

Основной объем электронографического и масс-спектрометрического эксперимента выполнен Г.В. Гиричевым. Съемку электронограмм и масс-спектров ряда соединений выполнили также С.А. Шлыков (ИГХТУ), Краснов А.В.

(ИГХТУ), Р. Бергер (Билефельд, Германия), рентгеноструктурное исследование Al(thd)3 проведено Б.Далхусом (Осло, Норвегия).

Часть исследований была выполнена совместно с Т.А. Жуковой (ИГСХА), Т.Н. Стреналюк, И.Е. Галаниным, Нгуен Хоанг Чанг (ИГХТУ), у которых автор являлся научным руководителем или научным консультантом при выполнении кандидатских и магистерских диссертаций.

Методология квантово-химических расчетов свойств дипивалоилметанатов Mn, Fe, Co, внутримолекулярных перегруппировок в полиэдрах МО6 трискомплексов -дикетонатов, NBO анализа для ряда -дикетонов, а также теоретические схемы интерпретации результатов этих расчетов, предложены В.В. Слизневым (ИГХТУ).

Бета-дикетонаты металлов исследованы совместно с Н.П. Кузьминой, А.Р. Каулем, И.Г. Зайцевой и О.Ю. Горбенко (Химический факультет МГУ), а также И.К. Игуменовым (ИНХ СО РАН, Новосибирск), осуществившими синтез препаратов и принявшими плодотворное участие в обсуждении результатов термодинамических, кинетических и структурных исследований.

В исследованиях ряда объектов приняли участие Н.А. Исакова, Е.В. Харланова, Н.В. Твердова, А.В. Захаров, А.А. Петрова (ИГХТУ), Е.В. Антина, М.Б. Березин (ИХР РАН, Иваново).

Соискатель благодарен всем перечисленным выше соавторам, принявшим участие в исследованиях, представленных в данной работе, за их большой вклад в решение поставленных задач.

Автор считает также своим приятным долгом поблагодарить всех сотрудников и студентов группы газовой электронографии ИГХТУ за поддержку при выполнении данной работы.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, шести глав, основных результатов и выводов, списка использованных литературных источников. Диссертация изложена на 358 страницах, содержит 113 таблиц, 96 рисунков и библиографию из 293 наименований.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Таутомерные и конформационные свойства молекул -дикетонов. Результаты анализа распределения электронной плотности в кетонных и енольных формах -дикетонов. Кето-енольное равновесие.

2. Состав насыщенных и перегретых паров ряда комплексов бис- и трис- дикетонатов в широком интервале температур вплоть до диссоционного предела. Процессы межлигандного обмена, протекающие при смешении паров Y(thd)3 и Cu(acac)2 в широком интервале температур. Энтальпии парообразования некоторых -дикетонатов.

3. Структура бис-комплексов -дикетонатов sp- и d- элементов.

4. Строение трис-комплексов -дикетонатов металлов IIIА, IIIВ подгрупп и некоторых лантанидов. Структура координационного полиэдра МО6 в зависимости от природы центрального атома.

5. Влияние природы заместителей в лиганде на строение и свойства комплексов -дикетонатов.

6. Природа химических связей в хелатном кольце комплексов -дикетонатов.

7. Закономерности изменения структуры комплексов и характеристик связывания металл-лиганд в рядах -дикетонатов sp-, d- и f-элементов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение. Обосновывается актуальность темы исследования, сформулированы цели и задачи работы, указаны научная новизна и практическая значимость полученных результатов, приведены основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1. Элементы методики проведенных исследований и аппаратура синхронного электронографического и масс-спектрометрического эксперимента. Приведена краткая характеристика комплекса аппаратуры ЭМР100/АПДМ-1, предназначенного для выполнения как автономных электронографических (ЭГ) и масс-спектрометрических (МС) экспериментов, так и синхронной регистрации масс-спектров и электронограмм. Приведены основные условия экспериментов. Кратко описаны элементы методики обработки электронографических данных, использованные в работе. Приведены детали выполненных квантово-химических расчетов.

Глава 2. Таутомерные и конформационные свойства -дикетонов.

-дикетоны (дикарбонильные соединения вида R1-C(O)-CHR3-C(O)R2), широко известные как хелатообразую CH CH R1 щие бидентатные лиганды, про O1 ORдолжают привлекать интерес с СС С1 Сточки зрения структурных исследований в силу возможности O O1 проявления кето-енольного R1 Rтаутомеризма. Общепризнанно, енол a,a Hчто преобладание той или иной Рис.1. Одна из двух возможных енольных таутомерной формы обусловлеформ и один из кетонных конформеров но характером и положением -дикетонов.

радикалов-заместителей. Экспериментальные исследования равновесий в этих системах являются нетривиальной задачей и дополнительно осложняются возможностью существования кето-формы в виде различных конформеров, различающихся величиной угла, характеризующего относительное положение групп R-C=O, а также возможностью существования двух енольных конформеров (енол1 и енол2) в случае несимметрично замещенных -дикетонов.

На рис.1 представлены одна из двух возможных енольных форм (енол 1 ) и один из возможных кетонных конформеров -дикетонов. Для кетонных форм обозначение “s” используется для величин двугранных углов, представляющих положение «synperiplanar, sp», ((O=C-C-C) = 0° ± 30°) или «synclinal, sc», ((O=C-CC) = 60° ± 30°), обозначение “a” представляет положения «anticlinal, ac», ((O=C-C-C) =120° ± 30°) или «antiperiplanar, ap», ((O=C-C-C) =180° ± 30°).

Анализ совокупности результатов настоящей работы и литературных данных о таутомерных свойствах свободных молекул симметрично замещенных (R1=R2) -дикетонов ( см. табл.1) позволяет нам разделить заместители на две группы.

Если в -дикетоне оба заместителя в -положении принадлежат к группе I (R1=R2= H, CH3, C(CH3)3, CF3, С6Н5), то молекула существует в виде енольного таутомера. В случае присутствия в -позиции заместителей из группы II (R1=R2= F, Cl, NH2, OCH3) реализуется кетонная форма. Сделанный вывод делает особо интересными исследования несимметрично замещенных -дикетонов, особенно в случае, когда заместители R1 R2 принадлежат к разным группам.

Таблица В рамках данной работы R1 R2 Основной Методы исследования выполнены экспериментаутомер тальные и теоретичеH H енол ИКС, МВС ские исследования для CH3 CH3 енол 1H-ЯМР, ИКС, ЭГ трех таких молекул: меCF3 CF3 енол ЭГ тилацетоацетата, МАА, CH3 CF3 енол ЭГ (R1=CH3, R2=OCH3), С(СН3)3 С(СН3)3 енол ЭГ ацетоацетамида, ААМ C6H5 C6H5 енол 1H-ЯМР, РСА, (R1=CH3, R2=NH2) и ЭГ [ настоящая работа] ацетоацетилфторида, Cl Cl кетон ИКС, 13С-ЯМР, ЭГ AAF, (R1=CH3, R2=F).

F F кетон С-ЯМР, ЭГ В результате квантовоОСН3 ОСН3 кетон 1H-ЯМР, ИКС, химических расчетов, выполненных для ААМ, ЭГ [ настоящая работа] установлено существоNH2 NH2 кетон С-ЯМР, ИКС, СКР, вание лишь одного усЭГ [настоящая работа] тойчивого кетонного OCH3 NH2 кетон ЭГ [настоящая работа] конформера (sc, ac) и CH3 OCH3 енол ЭГ [настоящая работа] одной из двух возможCH3 NH2 енол ЭГ [настоящая работа] ных енольной формы CH3 F енол ИКС, ЭГ [настоящая (енол1), в которой работа] енольный протон располагается со стороны метильной группы (СH3-C(OH)-CH-C(O)-NH2). Из табл.2 видно, что величины относительных энергий таутомерных форм ААМ и относительные энергии Гиббса, полученные в результате квантово-химических расчетов, в значительной степени зависят от выбранного приближения. Следует отметить, что геометрические параметры молекулярных форм незначительно изменяются с изменением уровня расчета. Сравнение экспериментальной (полученной при интерпретации электронографических данных) и теоретических функций радиального распределения для ААМ, представленных на рис.2, показывает, что экспериментальная функция f(r) не может быть описана достаточно хорошо ни одним из таутомеров в отдельности. Кривые f(r), рассчитанные для кетонной и енольной формы в отдельности, существенно отличны друг от друга и от экспериментальной f(r) особенно в области 2.53.5 и 4.55.5. В связи с этим, в структурном анализе использовалась модель, содержащая обе таутомерные формы. Наилучшее согласие между теоретической и экспериментальной функциями молекулярной составляющей интенсивности рассеяния sM(s) получено для таутомерного состава ААМ: 63(7)% енола и 34(7)% кетона при температуре электронографического эксперимента (t=75(5)0С).

Таблица 2. Относительные энергии таутомеров и относительные энергии Гиббса, полученные в квантово-химических расчетах для ацетоацетамида.

% енола E = Eketo - Eenol G0 = G0keto – G0enol (ккал/моль) (ккал/моль) MP2/6-31G(d,p) -2.02 -3.64 MP2/6-311++G(3df,pd) 1.64 -0.44 MP2/aug-cc-pVTZ 2.62 0.87 B3LYP/6-31G(d,p) 1.83 0.35 B3LYP/6-311++G(3df,pd) 2.62 1.28 B3LYP/ aug-cc-pVTZ 3.14 1.83 ЭГ 0.37(15) 63(7) Полученные в ходе структурного анализа молекулярные параметры енольной и кетонной форм ацетоацетамида достаточно близки к величинам, рассчитанным квантово-химически. Значение относительной энергии Гиббса, соответствующее полученному таутомерному составу, достаточно хорошо воспроизводится в квантово-химических расчетах на уровf(r) не B3LYP/6-31G(d,p) (см. табл.2).

Выполненное квантовохимическое и электронографическое кетон исследование показало, что в случае метилацетоацетата, МАА, как и в случае ацетоацетамида, присутствие в моенол лекуле двух заместителей из разных групп в -положении приводит к сущеэксп.

ствованию в свободном состоянии смеf(r) си таутомерных форм. Для МАА, как и для ААМ квантово-химические расчеты 0 1 2 3 4 5 6 показывают наличие лишь одной r, Рис. 2. Экспериментальная и енольной формы (енол1), СH3-C(OH)теоретические функции радиального CH-C(O)-ОСН3. Однако, в отличие от распределения f(r) для ацетоацетамида, ААМ, для МАА возможно существоваа также кривая разности f(r) (для ние трех различных кетонных конфорсмеси «кетон-енол») меров: (ac,ac), (ac,sp) и (sc,ac), в результате чего структурный анализ в этом случае представлял несколько более сложную задачу. В ходе МНК- процедуры уточнялось относительное содержание таутомерных форм в паре, а также структурные параметры енольной формы.

Наилучшее согласие между теоретической и экспериментальной функциями молекулярной составляющей интенсивности рассеяния (sM(s)) достигнуто для композиционного состава 80(7)% енола и 20(7)% кетона. При этом рассмотрены были три модели, предполагающие наличие в паре енольного таутомера и одной из кетонных форм. В каждом случае был получен одинаковый таутомерный состав смеси. Параметры енольного таутомера во всех трех случаях одинаковы в рамках погрешности эксперимента. Хорошее согласие экспериментальной и теоретических функций sM(s) во всех трех случаях (Rf=4.1%, 4.0%, 4.2%) не позволяет говорить о преимущественном содержании в смеси того или иного кетонного конформера. Полученный таутомерный состав достаточно хорошо воспроизводится квантово-химическими расчетами (B3LYP/6-31++G(3df,pd)). Можно отметить, что для ацетоацетамида содержание кетонной формы в паре выше, чем в случае метилацетоацетата. Возможно, это связано с дополнительной стабилизацией кетонной формы ацетоацетамида за счет присутствия слабой водородной связи NH..O.

В результате проведенных исследований было установлено, что доминирующей формой ацетоацетилфторида в газовой фазе является енол (100(3)% согласно данным ЭГ), в отличие от МАА и ААМ, в газовой фазе которых присутствует смесь таутомерных форм. Результаты электронографического исследования находятся в согласии со спектроскопическими (ИК) данными и результатами квантово-химических расчетов. Однако в жидкой фазе доминирует кетонная форма ацетоацетилфторида (93.2% кетона при комнатной температуре согласно данным ЯМР и СКР). Преобладание кето-формы в конденсированной фазе, на наш взгляд, может быть вызвано наличием более выраженных, чем для енола, межмолекулярных взаимодействий. Именно существованием специфических межмолекулярных связей объясняется, вероятно, более низкая летучесть кето-формы AAF. В результате рентгеноструктурного анализа изучено строение кристаллического ААF, полученного путем осаждения вещества из газовой фазы.

Установлено, что в кристалле AAF существует в виде енольной формы, основные геометрические параметры которой находятся в хорошем согласии с электронографическими данными.

Таблица 3. Структурные параметры основных таутомеров -дикетонов по данным электронографических исследований (, град.) Основной таутомер – енол R1, R2 С6Н5, С6Н5 СН3, ОСН3 СН3, NH2 CH3, F Тэксп., К 380(5) 309(6) 348(3) 298(5) r(C1-C) 1.381(3) 1.362(4) 1.375(5) 1.369(4) r(C2-C) 1.441(3) 1.449(4) 1.466(5) 1.436(4) R(O1-C1) 1.317(5) 1.339(4) 1.326(3) 1.336(8) R(O2-C2) 1.252(5) 1.248(4) 1.245(3) 1.208(5) r(O...O) 2.532(17) 2.627(15) 2.530(44) 2.616(10) 120.9 (0.8) 120.0(1.4) 119.9(2.1) 120.5(1.3) C1CC126.7(1.9) 121.6(2.2) 121.6(1.0) O1C1С 121.0(0.8) 121.6(2.3) 121.6(2.2) 126.2(1.5) O2C2С 121.0(0.8) % енола 100(5) 80(7) 63(7) 100(3) Основной таутомер – кетон R1, R2 OCH3, OCH3 NH2, NH2 NH2, ОСНТэксп., К 288(5) 435(3) 360(7) r(C-C) 1.518(4) 1.539(3) 1.523(3) 1.530(4) 1.505(4) r(O-C) 1.218(3) 1.218(3) 1.224(3) 1.222(3) 1.216(3) 125.9(1.0) 119.5(0.5) 122.0(0.5) 119.2(1.1) 125.3(1.1) OCC 112.1(1.5) 114.7(1.0) 116.4(1.4) C1CC122.8(2.4) 139.5(3.3) 140.3(3.0) O1C1CC122.8(2.4) 49.0(3.3) 31.1(7.2) O2C2CC% основн. 69(10) 100 1конформера В табл.3 приведены структурные параметры для основных таутомерных форм изученных -дикетонов с заместителями в -положении, полученные при интерпретации ЭГ данных.

Выполненные в настоящей работе исследования, а также анализ литературных данных позволяют заключить, что наличие в -дикетоне хотя бы одного заместителя из группы I приводит к тому, что енольная форма становится преобладающей. Причем, в случае несимметрично замещенных -дикетонов, когда заместители R1 R2 относятся к разным группам, можно ожидать существования таутомерной смеси. Возникает вопрос: что же управляет кето-енольным равновесием? В литературе встречались попытки связать влияние заместителей с их донорно-акцепторным характером или даже с их размером. Однако, размер, например, метильной группы, принадлежащей к группе заместителей I, близок к размеру NH2, входящей в группу II. А, скажем, CF3-группа, известная как электроноакцептор, входит в группу заместителей I вместе с CH3, известной своим слабодонорным характером. Влияние заместителя на кето-енольный таутомеризм было изучено на основании анализа распределения электронной плотности в кетонных и енольных формах тринадцати -дикетонов с различными заместителями в бета-положении. С этой целью выполнены квантово-химические расчеты в приближении DFT (B3LYP/aug-cc-pVTZ) для всех возможных конформеров и выполнен анализ NBO.

Таблица 4. Заряды на атомах () в различных таутомерах -дикетонов по данным NBO анализа.

R1=Cl R1=CH3 R1=CH3 R1=CH3 R1=NH2 R1=CFR2=Cl R2=ОСН3 R2=CH3 R2=NH2 R2=NH2 R2=CF Енол q(C1) 0.411 0.447 0.466 0.445 0.590 0.3q(C2) 0.508 0.760 0.532 0.629 0.624 0.4q(C) -0.483 -0.468 -0.471 -0.472 -0.542 -0.4q(O1) -0.629 -0.663 -0.655 -0.666 -0.674 -0.6q(O2) -0.584 -0.669 -0.635 -0.684 -0.702 -0.5q(R1) 0.059 0.036 0.035 0.032 0.005 0.0q(R2) -0.051 -0.178 0.007 0.002 0.015 -0.q(H1) 0.516 0.509 0.506 0.508 0.509 0.5 Кетон ac, ac ac, sc ac, ac sc, ac sc, ac Ac, ac q(C1) 0.570 0.600 0.599 0.602 0.668 0.5q(C2) 0.570 0.801 0.599 0.667 0.667 0.5q(C) -0.594 -0.575 -0.579 -0.585 -0.568 -0.5q(O1) -0.462 -0.531 -0.543 -0.571 -0.643 -0.4q(O2) -0.462 -0.601 -0.543 -0.616 -0.619 -0.4q(R1) -0.074 0.003 0.039 0.005 0.007 -0.0q(R2) -0.074 -0.176 0.039 0.007 0.011 -0.0E = Екетон-Еенол -2.2 6.8 6.4 3.1 -6.1 9.В табл.4 приведены полученные в результате анализа NBO заряды на атомах в таутомерных формах для некоторых исследованных соединений (т.к. данные для различных кето-форм одной молекулы очень похожи, в каждом случае приведены величины лишь для кетонного конформера с более низкой энергией).

Можно отметить, что природа заместителей практически не влияет на распределение зарядов в углерод-кислородном каркасе молекул. Только заряды на атомах С1 и С2 в некоторой степени меняются с изменением типа заместителя. Более того, отметим, что заряды на заместителях R1 и R2 близки к нулю, независимо от их природы и представлений об их электроотрицательности. Следовательно, согласно результатам квантово-химических расчетов, не происходит заметного перераспределения электронной плотности между заместителями и центральным фрагментом молекулы. Таким образом, вряд ли возможно объяснить преобладание того или иного таутомера влиянием электроотрицательности заместителей.

Анализ электронного строения радикалов-заместителей показывает, что в группу I входят заместители, не содержащие неподеленных электронных пар у атома, непосредственно связанного с углерод-кислородным каркасом центрального фрагмента. Заместители, входящие в группу II, наоборот, содержат неподеленные пары у соответствующих атомов. Проведенный нами NBO-анализ показывает, что взаимодействие этих неподеленных пар с разрыхляющей NBO С-О во фрагменте (R-C=O) приводит к сильной стабилизации молекулярной системы.

Более того, наблюдаются значительные стабилизирующие эффекты обратного влияния при взаимодействии неподеленной пары кислорода с -разрыхляющей NBO С-R. Очевидно, наличие двух таких фрагментов (в случае, когда R1 и Rпринадлежат к группе II) приводит к тому, что кетонная форма оказывается более стабильной, чем енольная. Подобная ситуация в литературе получила название гиперсопряжение. На рис. 3 показано взаимодействие соответствующих NBO на примере молекулы с R1=R2=Cl ( a) – гиперсопряжение неподеленной пары Cl с разрыхляющей -орбиталью C-O, b) - гиперсопряжение неподеленной пары O с разрыхляющей -орбиталью C-Cl).

= + *(C-O) lp(2)Cl = + *(C-Cl) lp(2)O Рис. 3. Гиперсопряжение между неподеленной электронной парой атома Cl и *(C-O) (вверху) и между *(C-Cl) и неподеленной электронной парой атома О (внизу) в молекуле малонилдихлорида.

В отсутствие описанных выше взаимодействий происходит стабилизация енольной формы за счет -сопряжения в центральном фрагменте и образования сильной внутримолекулярной водородной связи O2H.

В молекулах с R1, относящимся к I группе заместителей, а R2 – к группе II, из двух возможных енольных форм стабильной является только енол 1. В этом случае кетонный таутомер имеет более высокую энергию, вероятно, потому, что фрагмент с гиперсопряжением (R2-C2=O2) присутствует как в кетонной, так и в енольной форме.

Вопрос о силе внутримолекулярной водородной связи в енольных формах дикетонов неоднократно поднимался в литературе. Некоторые авторы предпринимали попытки объяснить наличие -сопряжения в енольном кольце существованием сильной внутримолекулярной водородной связи. Также в литературе очень популярны предположения о влиянии электроотрицательности заместителей на силу водородной связи. Результаты предпринятых в настоящей работе расчетов свидетельствуют о заметной корреляции между величинами, характеризующими водородную связь. Так, удлинение … расстояния r(O…O) сопровождается укорочением r(О1-Н1) и удлинением r(O2 H1), а также уменьшением порядка связи Q(O2…H1). Вместе с тем энергия гиперсопряжения (lp(2)O2*(O1H1)) уменьшается, что свидетельствует об ослаблении внутримолекулярной водородной связи в этой последовательности. Увеличение частоты (OH) в том же ряду также свидетельствует об упрочнении связи О1-Н1 и, соответственно, ослаблении O2…H1. В то же время, величины зарядов на атомах кислорода и енольном водороде не коррелируют с указанными выше величинами. Более того, результаты NBO- анализа показывают, что сила внутримолекулярной водородной связи не зависит от электроотрицательности заместителей R1 и R2.

В результате электронографического и квантово-химического исследования таутомерных и конформационных свойств одного из -замещенных дикетонов: -хлорацетилацетона (CH3-C(O)-CHCl-C(O)-CH3), установлено, что данная молекула в свободном состоянии существует в виде енольной формы (100(2)%) с плоским строением енольного фрагмента и общей симметрией CS.

Метильные группы расположены так, что лежащие в плоскости енольного кольца связи С-Н «заслоняют» двойные связи С=С и С=О соответственно. Таким образом, если наличие заместителя из группы II (в данном случае – атома хлора) в -положениях -дикетона приводит к тому, что молекулы существуют в кетоформе, введение атома хлора в -положение в ацетилацетоне не приводит к заметному изменению таутомерных свойств молекулы. Очевидно, влияние природы заместителей, расположенных в -позиции, определяется другими типами взаимодействий, нежели в случае -замещенных соединений.

В главах 3-6 представлены результаты исследований свойств бис- и трискомплексов -дикетонов с металлами (рис.4).

б) Xа) Cr M M Cx C O X Рис.4. Модель молекул а) бис- -дикетонатов, ML2 (D2h-симметрии – лиганды в одной плоскости; D2d - лиганды взаимноперпендикулярны), б) трис- -дикетонатов, ML3, L-лиганд. (Продолжение на следующей стр.) Примечания к рис.4. X1=X2=H для ацетилацетонатов – M(acac)n, X1=H, X2=F для трифторацетилацетонатов – M(tfa)n, X1=X2=F для гексафтроацетилацетонатов – M(hfa)n, X1=X2=(CmH3) для дипивалоилметанатов – M(thd3n, X1=H, X2=(CmH3) для пивалоилацетонатов – M(pac)3n, X1=F, X2=(CmH3) для пивалоилтрифторацетонатов – M(ptfa)n Глава 3. Состав паров -дикетонатов металлов и газофазные процессы с их участием. Выполненные в настоящей работе масс-спектрометрические исследования газовой фазы дипивалоилметанатов металлов IIIА и IIIВ подгрупп, а также ацетилацетоната скандия показали, что насыщенные пары всех исследованных соединений содержат лишь одну молекулярную форму – ML3. Массспектры паров при незначительной степени перегрева (~2000С) фактически одинаковы с масс-спектрами насыщенных паров. При значительном перегреве паров для комплексов M(thd)3 (M=Sc, Y, La, Nd, Er, Yb, Lu), а также для Sc(acac)2 наблюдалось качественное изменение масс-спектров. Интенсивность тока молекулярного иона [ML3]+, а также [ML3-C(CH3)3]+ в случае M(thd)3, по отношению к интенсивности тока иона со стехиометрией [ML2]+ уменьшается примерно на поо о рядок при изменении температуры перегретого пара от 200 С до 500 С. (На рис.5а для примера показаны отношения интенсивностей указанных ионов в масс-спектрах Lu(thd)3.) Данный факт трудно объяснить температурной зависисимостью масс-спектров, поскольку при аналогичном перегреве паров сходных соединений Al(thd)3 и Ga(thd)I[Lu(thd)2]+ / I[Lu(thd)3-tb]+ на той же аппаратуре и по такой же 20 а) методике заметного изменения относительных интенсивностей металлсодержащих ионов не наблюдалось (рис.5б).

Значительное изменение характера масс-спектров перегретых паров M(thd)3 (M=Sc, Y, La, Nd, Er, Yb, Lu), а также Sc(acac)3, в зависимости от стеI[Lu(thd)3]+ / I[Lu(thd)3-tb]+ пени перегрева может свидетельствовать в пользу двухстадийного процесса t, oC 100 200 300 400 500 600 7термодеструкции комплексов ML3 с образованием радикалов ML2 на перб) вой стадии. Обнаруженная способ[Al(thd)2]+/ [Al(thd)2]+ ность образовывать комплексы ML1.при перегреве, по-видимому, свойственна -дикетонатам подгруппы скандия и лантанидов. В случае комплексов 0.Al(thd)3 и Ga(thd)3 единственной [Al(thd)3]+/ [Al(thd)2]+ молекулярной формой, ответственной за транспорт металла через газовую 0.[Al(thd)3-tb]+/ [Al(thd)2]+ фазу вплоть до предела термической устойчивости, является трис-комплекс.

200 250 300 350 400 450 5Для In(thd)3 характер поведения массt, 0C спектров с ростом температуры Рис. 5. Зависимость относительных иондопускает появление за счет ных токов от температуры в масстермодеструкции молекулярной спектрах перегретых паров формы Inthd.

а) - Lu(thd)3, б) - Al(thd)3. (Uион=50В) Для ряда -дикетонатов меди (Cu(acac)2 – Cu(pac)2 – Cu(thd)2) методом масс-спектрометрии исследованы термическая устойчивость и состав насыщенных и перегретых паров. Выбранный для масс-спектрометрического исследования ряд позволил выявить закономерности в изменении масс-спектров при последовательном замещении метильных групп в Cu(acac)2 трет-бутильными, а также влияние такого замещения на характер фрагментации и термическую устойчивость соединений меди. Установлено, что соединения Cu(pac)2 и Сu(thd)2 являются термически более устойчивыми, нежели Cu(acac)2, что можно отнести на счет большей прочности связи Cu-O в Cu(pac)2 и Cu(thd)2 по сравнению с Cu(acac)2.

При масс-спектрометрическом исследовании Cu(thd)2 было замечено взаимодействие с материалом эффузионной ячейки, выполненной из стали Х18Н10Т.

Использование никелевой аппаратуры при исследовании Cu(pac)2 показало, что происходит активная пассивация никелевой поверхности медью, что вызывает появление в газовой фазе ионов, относящихся к Ni(pac)2, в диапазоне температур 325 – 400 С. Однако, после пассивации внутренних стенок высокотемпературной ячейки медью присутствия молекул Ni(pac)2 в газовой фазе не обнаруживается как при высоких температурах, так и при охлаждении. Таким образом, никель представляется более подходящим конструкционным материалом для испарения и перегрева паров -дикетонатов меди.

C целью проверки предположения о возможности реакций межлигандного обмена изучен процесс, протекающий между газообразными ацетилацетонатом меди(II) и дипивалоилметанатом иттрия(III) в интервале температур 150-630оС.

На рис. 6 представлен масс-спектр паров Cu(acac)2 и Y(thd)3 после их смешения в высокотемпературной ячейке.

Можно отметить, что между компонентами пара происходит интенсивный обмен лигандами с образованием в газовой смеси соединений Cu(thd)(acac), Y(thd)2(acac), Cu(thd)2.

При повышении температуры наряду с реакциями межлигандного обмена Iотн.

наблюдается процесс термического 1.разложения -дикетонатов меди и иттрия, причем наиболее термически ус0.тойчивыми являются молекулярные формы с двумя лигандами: Y(thd)2, 0.Y(thd)(acac), Cu(thd)2, Cu(thd)(acac).

Анализ литературы по изуче0.нию процессов парообразования дикетонатов показывает, что основ0.ным фактором, определяющим летучесть данного класса соединений, яв0.ляется природа самого лиганда, а точ100 200 300 400 500 6m/e нее, вид радикала-заместителя. Однако проведение однозначных корреляРис.6. Масс-спектр паров смеси Y(thd)3 и ций на основании данных, полученCu(acac)2.

ных различными методами, не пред tсм=1960С, tCu=1540C, tY=1300C ставляется возможным. В настоящем исследовании в рамках эффузионного метода Кнудсена с масс-спектральным контролем состава газовой фазы определены величины энтальпий сублимации + 3 [Cu(thd)(acac)-C(CH ) ] + + + + 3 3 + + + 3 3 + [C(CH ) ] + + 3 + + 3 [Y(thd)(acac)] [Cu(acac)] + [(acac)] [Y(thd) (acac)-(CH ) ] [Cu(acac) ] [Cu(thd)-C(CH ) ] [Cu(thd) -2C(CH ) ] [Y(thd) ] [Y(thd) -C(CH ) ] [Y(thd)(acac) -(CH ) ] [Y(thd) (acac)] [Y(thd) ] для четырех комплексов скандия с различными заместителями в лигандах, а также для дипивалоилметанатов алюминия, галлия и индия. Получены следующие величины (ккал/моль): 28.5(5) (Sc(acac)3), 25.1(11) (Sc(pac)3), 25.2(5) (Sc(ptfa)3), 27.1(9) (Sc(hfa)3), 26.2(2) (Al(thd)3), 28.4(2) (Ga(thd)3), 32.3(2) (In(thd)3).

На основании полученных данных можно заключить, что в случае комплексов скандия введение в лиганд объемных трет-бутильных и трифторметильных групп повышает летучесть комплекса по сравнению с ацетилацетонатом. Интересно отметить, что сравнение полученной нами величины H0 (Al(thd)3) с энсубл тальпией сублимации H0 (Al(acac)3)=29.1 ккал/моль, определенной тоже месубл тодом масс-спектрометрии в работе [P. P. Semyannikov, I. K. Igumenov, S. V.

Trubin, et.al. // Thermochimica Acta.- 2006.- 451, N1-2.-P. 80.] также приводит к выводу об увеличении летучести при замене метильных групп в лиганде третбутильными, хотя в ряде работ авторами утверждается обратное. Летучесть комплексов дипивалоилметанатов уменьшается в ряду Al(thd)3 – Ga(thd)3 – In(thd)3 с увеличением массы центрального атома.

Глава 4. Особенности структуры бис-комплексов -дикетонатов. Методом газовой электронографии с одновременным масс-спектрометрическим контролем состава газовой фазы в рамках данной работы впервые изучена структура свободных молекул бис-дипивалоилметанатов стронция, бария, иттрия и меди, а также выполнено повторное исследование строения молекулы ацетилацетоната цинка.

Таблица 5. Структурные параметры молекул бис-дипивалоилметанатов стронция, бария, меди, иттрия и ацетилацетоната цинка (, град.) Sr(thd)2, r Ba(thd)2, r Cu(thd)2, r Y(thd)2, r Zn(acac)2, rh 711(5) 765(5) 395(5) 762(5) 376(5) Tпара, К перегре- перегретый насыщен- перегретый насыщен- тый пар пар ный пар пар ный пар r(M-O) 2.390(6) 2.535(7) 1.877(5) 2.207(8) 1.942(4) r(C-O) 1.280(6) 1.283(6) 1.269(7) 1.304(14) 1.279(3) r(C-Cr) 1.418(4) 1.425(8) 1.377(11) 1.411(25) 1.398(3) r(C-Cx) 1.513(3) 1.511(4) 1.492(4) 1.508(8) 1.504(5) r(Cx-Cm) 1.543(10) 1.541(10) 1.522(4) 1.529(7) r(Cm-H) 1.097(6) 1.097(5) 1.084(9) 1.081(11) 1.071(5) r(Cr-H) 1.080 1.080 1.009 1.080 1.060(5) 71.0(1.0) 66.1(0.5) 93.3(1.0) 78.4(0.4) 93.2(7) OMO 122.1(1.5) 121.4(1.3) 125.8(1.6) 124.4(1.5) 125.8(1.4) CCrC 116.0(1.9) 117.5(0.8) 116.9(1.5) 117.7(1.5) 115.2(9) ОCCx 109.1(1.8) 111.9(1.0) 111.1(1.0) 109.CCxCm 110.4(1.7) 109.5 109.5 109.5 107.0(2.0) CxCmH 108.5(2.0) 24.1(3.3) 38.4(3.3) 0.0 0.0 32.7(4.8) lэксп(M-O) 0.095(3) 0.095(4) 0.059(3) 0.088(6) 0.071(2) Симметрия D2d D2d D2h D2h D2d Если в случае комплексов Cu(thd)2 и Zn(acac)2 изучались насыщенные пары, то для определения строения мономерных молекул Sr(thd)2 и Ba(thd)2, а также Y(thd)2 выполнено электронографическое исследование перегретых паров. Отметим, что подобные структурные исследования в рамках традиционного электронографического эксперимента представляются трудновыполнимыми, однако становятся возможными при использовании методики синхронного электронографического и масс-спектрометрического эксперимента, позволяющей контролировать состав пара в момент регистрации дифракционной картины.

При интерпретации ЭГ данных для всех молекул использована одинаковая геометрическая модель, включающая предположение об эквивалентности двух лигандов. Первоначально принятая симметрия хелатного каркаса (D2h или D2d) могла искажаться за счет независимого вращения лигандов вокруг оси второго порядка M-Cr (изменение угла ), изгиба циклических фрагментов вдоль линии О…О (изменение угла ), а также за счет уменьшения Cr-М-Cr от значения, равного 180о для структур симметрии D2d, D2h и D2, которое приводит к понижению симметрии хелатного каркаса до С2v или C2. Кроме того, предусматривалась возможность вращения CX3 групп относительно связи С-Сx (изменение угла ).

При исследовании дипивалоилметаната иттрия особое внимание было уделено доказательству того, что изменение относительной интенсивности иттрийсодержащих ионов в масс-спектрах соответствует термодеструкции Y(thd)3, а не является отражением лишь температурной зависимости масс-спектра индивидуального Y(thd)3. С этой целью при интерпретации ЭГ данных проверялись не только различные модели строения Y(thd)2 симметрии D2d, D2h, C2h, C2v, но и различные модели состава перегретого пара. Результаты масс-спектрометрического и электронографического экспериментов согласуются между собой и показывают, что в перегретом паре Y(thd)3 при температуре 489 С соотношение между иттрийсодержащими молекулярными формами Y(thd)3 и Y(thd)2 равно 1:4.

В таблице 5 приведены структурные параметры молекул изученных комплексов.

Интересно отметить, что, несмотря на различие в строении координационного полиэдра МО4 в комплексах sp- и d-элементов, наблюдается общая тенденция уменьшения угла ОМО при увеличении межъядерного расстояния r(M-O) (рис.7). Причем, геометрическое строение лиганда ОМО, град.

110 при этом практически не Be(acac)меняется. Однако, структурные параметры молекуZn(acac)1Cu(acac)лы Zn(acac)2, найденные Ni(acac)2 Mg(acac)авторами [S. Shibata, M.

Cu(thd)Ohta // J. Mol. Struct.- 1981.- 77.- P. 265.], оказаCa(thd)лись несколько выпадаюY(thd)щими из этой зависимости.

Полученные в настоящем Sr(thd)2 Ba(thd)исследовании параметры 60 координационного полиэдра ZnO4 укладываются в 1.4 1.6 1.8 2.0 2.2 2.4 2.6 2.рамки линейной корреляr(М-О), ции между величинами Рис.7. Зависимость величины угла ОМО в хелатном ОМО и r(M-O). Кроме фрагменте от межъядерного расстояния r(M-O) в того, величины структурмолекулах бис--дикетонатов металлов.

ных параметров ацетил( о - соответствует данным для Zn(acac)2, полученных ацетоната цинка, полученавторами [Shibata, M. Ohta // J. Mol. Struct.- 1981.- 77.ные в настоящем исследоP. 265]) вании с использованием современных методик проведения эксперимента и обработки данных с привлечением результатов выполненных квантово-химических расчетов, лучше согласуются с параметрами других ацетилацетонатов, чем данные, полученные в раннем исследовании.

Для комплексов Mn(thd)2, Fe(thd)2 и Co(thd)2 проведено неэмпирическое исследование строения в различных электронных состояниях. Квантовохимические расчеты выполнены с использованием релятивистских эффективных остовных псевдопотенциалов и валентно-трехэкспонентных базисов. Методы расчета: DFT/ROB3LYP и CASSCF с последующим учетом динамической корреляции электронов в рамках многоконфигурационной квазивырожденной теории возмущения второго порядка (MCQDPT2). Результаты расчетов показывают, что низкоспиновые состояния изученных комплексов не могут быть описаны однодетерминантной волновой функцией. Более того, в случае Co(thd)2 волновая функция высокоспинового состояния 4B3g с геометрической конфигурацией симметрии D2h также не может быть описана в рамках однодетерминантного приближения. Таким образом, для описания этих электронных состояний нельзя применять методы, базирующиеся на однодетерминантной Таблица 6. Значения геометрических волновой функции. В то же вре параметров хелатного цикла по данным мя, волновые функции высокоMCQDPT2 расчетов для основных электронспиновых состояний Mn(thd)2 и ных состояний молекул M(thd)2. (, град.) Fe(thd)2 содержат только одну Mn(thd)2 Fe(thd)2 Co(thd)2 составляющую.

Установлено, что все три D2h (2B2g) D2h (1Ag) D2h (2Ag) комплекса обладают низкоспиre(O-C) 1.284 1.279 1.2новым основным электронным re(C-Cr) 1.401 1.402 1.4состоянием с плоским строениre(C-Cx) 1.518 1.519 1.5ем бициклического фрагмента re(M-O) 1.771 1.751 1.8при симметрии молекулы D2h. В re(O···O) 2.523 2.500 2.6табл.6 приведены значения 121.7 121.9 123.e(OCCr) структурных параметров хелат120.6 119.7 121.e(CCrC) ного цикла для основных элек114.3 114.3 113.e(OCCx) тронных состояний комплексов.

Анализ эффективных заселенностей активных молекулярных орбиталей (МО) в волновых функциях основного и близлежащих электронных состояний изученных комплексов показывает, что эти МО представляют собой, в основном, соответствующие компоненты dАО атома металла, поляризованные в поле лигандов. Перекрывание между d-АО центрального атома и орбиталями хелатного лиганда отсутствует, и, более того, наблюдается даже взаимное отталкивание электронных плотностей этих орбиталей. В случае геометрической конфигурации симметрии D2h (молекула располагается в плоскости XOY) электронная плотность на орбиталях 1ag (dz2), b3g(dxz) и b2g(dyz) локализована вне плоскости хелатных циклов и, очевидно, заселение этих МО является более энергетически выгодным. В основных электронных состояниях комплексов Mn(thd)2, Fe(thd)2, и Co(thd)2 заселенности МО 1ag и b3g близки к 2 и происходит постепенное увеличение заселения орбиталей b2g и 2ag(dx2-y2) при переходе от Mn(thd)2 к Co(thd)2. Можно отметить, что перетекание электронной плотности с МО b3g на МО b2g и, тем более, на орбиталь 2ag приводит к возрастанию относительной энергии соответствующих возбужденных электронных состояний. Таким образом, энергетическая предпочтительность того или иного электронного состояния комплекса, а также той или иной геометрической конфигурации определяется наименьшим отталкиванием электронной плотности на занятых d-АО металла от электронной плотности на орбиталях лиганда. На рис.приведена зависимость величин межъядерных расстояний r(M-O) в комплексах - дикетонатов d-элементов, полученных в электронографических исследованиях и рассчитанных в рамках настоящей работы, от радиусов ионов r(М2+).

На фоне плавного уменьшения раr(M-O), диусов ионов М2+ при переходе от 1.1.94 Mn к Zn наблюдается минимум на Cu 1.зависимости в случае комплекса Zn 1.Fe(thd)2. Возрастание расстояния Ni 1.r(M-O) при переходе от Fe(thd)2 к 1.Co(thd)2 можно объяснить заселе1.нием в комплексе кобальта орбита1.82 Co ли 2ag, в результате чего возрастает 1.отталкивание электронных плотноMn 1.стей d-AO от орбиталей лиганда.

Fe 1.Таким образом, выполненные 1.в настоящей работе эксперимен0.28 0.30 0.32 0.34 0.36 0.38 0.тальные и теоретические исследоr(M2+), вания, а также имеющиеся на сегоРис.8. Зависимость изменения межъядерного дняшний день сведения о структуре расстояния r(M-O) в -дикетонатах от ион- свободных молекул бис-комплексов ного радиуса r(M2+). Для комплексов Zn, Cu, -дикетонов с металлами позволяNi взяты экспериментальные величины r(Mют заключить, что для бис-O), а для соединений Co, Fe, Mn – рассчитандикетонатов sp-элементов харакные в данной работе.

терна структура симметрии D2d со взаимно перпендикулярным расположением хелатных колец. Такое расположение лигандов обеспечивает наименьшее отталкивание атомов кислорода друг от друга. В случае комплексов d-элементов симметрия может меняться до D2h за счет взаимодействия электронов на d-AO центрального атома с электронной плотностью на орбиталях лигандов. Так, в настоящем исследовании показано, что для бис-дипивалоилметанатов в случае симметрии D2h реализуется модель сильного поля лигандов, в котором наиболее энергетически выгодным является заселение МО 1ag(dz2), затем b3g(dxz), b2g(dyz), 2ag(dx2-y2) и, наконец, b1g(dxy). Причем, заселение последней приводит к значительному повышению энергии молекулы. Очевидно, D2h структура комплекса будет оставаться энергетически выгодной в случае недостроенной d-оболочки и наличия вакансии на dxy орбитали.

В случае атома Zn d-оболочка заполнена полностью (в том числе и dxy-АО), в результате чего конфигурация D2h оказывается менее энергетически выгодной, чем D2d.

Глава 5. Особенности структуры трис-комплексов -дикетонатов. Несмотря на то, что -дикетонаты металлов являются достаточно хорошо изученным классом соединений, к началу наших работ структурные исследования свободных молекул трис-комплексов были немногочисленны и, как и в случае бискомплексов, носили фрагментарный характер. Причем, если для молекул Al(hfa)и Cr(hfa)3 была установлена структура симметрии D3 с плоским строением хелатных колец и практически октаэдрическим окружением центрального атома атомами кислорода, то для ряда дипивалоилметанатов РЗЭ авторами [ S.Shibata, K.Iijima, T.Inuzuka, et.al.// J. Mol. Struct.- 1986.- 144.- P. 351] определено строение с более низкой, C3, симметрией. Координационный полиэдр в этом случае имеет строение, близкое к тригональной призме, а хелатные фрагменты «сложены» по оси «О…О», причем угол «складывания» достаточно велик (от 14.60 до 28.10).

В настоящей работе в рамках ЭГ/МС эксперимента впервые изучено строение молекул Sc(hfa)3, Sc(thd)3, La(thd)3, Lu(thd)3, Al(thd)3, Ga(thd)3, In(thd). Повторное исследование строения молекул Er(thd)3 и Sc(acac)3 позволило разрешить существовавшие противоречия в вопросе о строении трис-комплексов дикетонатов, а также исправить существовавшие в литературе ошибки.

Выбранная модель геометрического строения молекул МL3 с наивысшей симметрией D3h предполагала наличие трех эквивалентных лигандов и оси симметрии третьего порядка. Для групп CX3 во всех случаях принималась симметрия CS и предусматривалась возможность их вращения относительно оси С-Сx (параметр ). Первоначально принятая симметрия D3h могла понижаться до D3 за счет поворота лигандов (изменение угла ) вокруг оси С2, проходящей через атомы М-Cr. Также предусматривалась возможность «складывания» лигандов по оси О…О (изменение угла между фрагментом МО2 и плоскостью лиганда) с понижением симметрии до C3.

В случае Er(thd)3 структурный анализ выполнялся параллельно для двух структур – симметрии D3 и C3. Было показано, что между величинами двугранных углов, определяющих строение координационного полиэдра и лигандов, существует сильная корреляция, приводящая к двум альтернативным моделям молекулы, каждая из которых позволяет с достаточной степенью точности описать экспериментальный материал (Rf=4.78% и 4.59% для С3 и D3, соответственно). Отметим, что полученные нами в рамках модели C3-симметрии структурные параметры молекулы Er(thd)3 неплохо согласуются с данными авторов [S.Shibata, K. Iijima, S. Kimura // J. Mol. Struct.- 1985.- 131.- P. 113]. Испытание модели симметрии D3 с плоскими лигандами привело к несколько лучшему согласованию экспериментальной и теоретической функций sM(s). Причем, структурные параметры молекулы в рамках этой модели схожи с параметрами изученных в данной работе свободных молекул дипивалоилметанатов, а также комплексов гексафторацетилацетонатов Al, Cr, и исследованных позднее In(hfa)3, Ga(hfa)3 и Ln(hfa)3. Выполненные в настоящей работе квантово-химические расчеты (B3LYP с использованием релятивистских эффективных остовных псевдопотенциалов с соответствующими валентно-трехэкспонентными базисами на атомах металлов и валентно-двухэкспонентных базисов, дополненных поляризационными функциями для остальных атомов) показали, что конфигурация комплексов M(thd)3 (M=Al, Ga, In, Sc, La, Lu), а также Sc(hfa)3 и Sc(acac)3, симметрии Dявляется равновесной. Оптимизация геометрии молекул M(thd)3 (M=Al, Ga, In) со стартовыми геометрическими параметрами, отвечающими симметрии C3, привела к геометрической конфигурации D3. Этот результат свидетельствует о том, что структура симметрии С3 не является стационарной точкой на поверхности потенциальной энергии молекул M(thd)3.

Основные структурные параметры исследованных молекул, полученные при интерпретации ЭГ данных, приведены в табл.7,8.

Выполненное рентгенографическое исследование строения дипивалоилметаната алюминия показало, что в кристалле молекулы Al(thd)3, как и в свободном состоянии, имеют симметрию D3, причем основные геометрические параметры кристаллической структуры и свободной молекулы находятся в хорошем согласии между собой.

Выполненные квантово-химические расчеты были использованы для интерпретации ИК спектров твердых соединений M(thd)3 (M=Al, Ga, In). Во всех трех случаях наблюдаются характерные для -дикетонатов области поглощения в диапазонах ~3000 см-1 и 1300 – 1600 см-1. Частоты, связанные с колебаниями координационного полиэдра МО6, являются мало интенсивными и проявляются, в основном, в низкочастотной области, не смешиваясь с высокоинтенсивными высокочастотными валентными колебаниями лиганда. Результатом этого является визуальное сходство спектров трех изученных комплексов. Можно отметить общую тенденцию уменьшения частот, связанных с растяжением связи М-О при переходе от Al к In. Кроме того, изменение величин (М-О) в M(thd)3 коррелирует с изменением расстояний r(M-O) в этом же ряду.

Таблица 7. Структурные параметры молекул трис-дипивалоилметанатов РЗЭ. а) Sc(acac)3 Sc(hfa)3 Sc(thd)3 La(thd)3 Er(thd)3 Lu(thd)rh1 rhr r r r Tпара, К 428(5) 311(5) 409(5) 480(5) 409(5) 408(5) r(M-O) 2.076(4) 2.084(5) 2.066(5) 2.371(6) 2.218(5) 2.197(6) r(C-O) 1.271(3) 1.268(8) 1.272(3) 1.278(5) 1.279(5) 1.270(4) r(C-Cr) 1.386(4) 1.411(10) 1.385(3) 1.396(7) 1.404(6) 1.390(6) r(C-Cx) 1.485(4) 1.553(5) 1.514(3) 1.515(13) 1.512(3) 1.541(3) r(Cx-X) 1.349(3) 1.534(4) 1.544(6) 1.542(5) 1.549(6) r(Cm-H) 1.072(11) 1.080(3) 1.080(5) 1.084(4) 1.090(4) r(Cr-H) 1.076 1.072 1.078 1.073 1.078 1.070(4) r(O…O) 2.735(10) 2.736(14) 2.732(12) 2.767(29) 2.699(15) 2.753(19) 82.4(13) 82.0(5) 82.4(4) 71.4(2) 75.0(4) 77.6(6) OMO 123.8(15) 123.8(15) 123.2(15) 123.7(13) 122.5(15) 124.1(10) CCrC 116.2(15) 116.5(12) 116.1(6) 116.8(7) 116.1(8) 115.7(10) OCCx 107.4(13) 111.9(6) 108.7(4) 109.5(5) 108.6(5) 109.6(7) CCxX 110.2(6) 109.0(4) 109.3(11) 110.6(12) CxCmH b б) 1.318(19) 1.313(9) 1.317(15) 1.167(15) 1.217(6) 1.253(8) 35.3(10) 33.4(9) 33.4(7) 35.6(13) 29.4(11) 30.5(17) в) 26.8(11) 25.6(8) 25.7(15) 22.7(21) 20.7(08) 22.2(15) г) 25.3 25.1 25.3 18.3 20.7 22.Kepе) д) ert 36.4(63) 19.8(15) 28.8(9) 9.1(25) 12.7(11) 22.1(22) Симметрия D3 D3 D3 D3 D3 Dа) (, град.), б) b=r(O…O)/r(M-O), в) - угол поворота лигандов вокруг своей оси С2 отг) носительно их положения в D3h-модели. - угол поворота верхней и нижней треугольных граней «О-О-О» координационного полиэдра МO6 от положения в D3hмодели. д) Kepert - угол поворота верхней и нижней треугольных граней координационного полиэдра МO6, рассчитанный для соответствующего значения «нормированного координационного размера», b, на основании модели Киперта. е) - угол поворота группы CX3 от положения, в котором связь С-X, лежащая в плоскости хелатного кольца, "заслоняет" связь С-Сr лиганда.

Таким образом, результаты выполненных в настоящей работе экспериментальных и теоретических исследований, а также анализ имеющихся на сегодняшний день сведений о структуре свободных молекул трис--дикетонатов металлов позволяют заключить, что для всех комплексов ML3 с тремя бидентатными лигандами характерна симметрия D3 с плоским строением хелатных колец.

Окружение центрального атома шестью атомами кислорода близко к правильной антипризме. Интересно отметить, что величины углов поворота верхней и нижней треугольных граней «О-О-О» полиэдра МO6 от положения в D3h-модели (), в основном, согласуются с величинами, рассчитанными на основании модели Киперта [Д. Киперт Неорганическая стереохимия: Пер. с англ. - М: Мир, 1985;

280 с.]. Т.е., простая стереохимическая модель, учитывающая взаимное отталкивание химических связей вокруг центрального атома, неплохо предсказывает строение полиэдров столь сложных молекул, как трис- -дикетонаты металлов.

Можно отметить, что структура лигандов практически не претерпевает заметных изменений при замене центрального атома металла. Наблюдается лишь тенденция к увеличению межъядерного расстояния r(O…O) в хелатном фрагменте при увеличении размера центрального атома. Более того, замена радикаловзаместителей в лиганде не приводит к заметным изменениям строения координационного полиэдра МО6 и величин межъядерных расстояний в хелатном кольце.

Отмечено, что для комплексов с большим значением Таблица 8. Структурные параметры молет.н. «нормированного коордикул трис-дипивалоилметанатов IIIА металнационного размера» лов (rh1-структура).а) b=r(O…O)/r(M-O), таких как, Al(thd)3 Ga(thd)3 In(thd)например, Al(thd)3 и Sc(acac)Tпара, К 378(5) 381(5) 387(5) строение молекулы при перехоr(M-O) 1.891(4) 1.947(4) 2.127(4) де из кристаллической в газоr(C-O) 1.270(3) 1.271(3) 1.268(3) вую фазу не претерпевает сущеr(C-Cr) 1.406(3) 1.409(4) 1.411(3) ственных изменений. В случае r(C-Cx) 1.535(3) 1.548(4) 1.543(3) малых значений b (например, r(Cx-X) 1.543(3) 1.538(4) 1.543(3) для Er(thd)3 и Lu(thd)3) коордиr(Cm-H) 1.095(3) 1.091(3) 1.085(3) национный полиэдр МО6 в криr(Cr-H) 1.076(3) 1.072(3) 1.066(3) сталле и в свободном состоянии r(O…O) 2.699(5) 2.749(8) 2.884(6) имеет различное строение, что 91.0(7) 89.8(6) 85.4(5) OMO указывает на его большую 122.2(9) 122.4(8) 124.2(5) CCrC структурную нежесткость по 114.6(10) 114.5(10) 113.7(19) OCCx сравнению с комплексами алю112.1(12) 112.4(13) 112.2(15) CCxX миния и скандия.

107.1(11) 106.8(12) 107.3(17) Следует признать, что мо110.5(10) 111.0(10) 110.7(18) CxC mH дель молекул Ln(thd)3 симметb 1.427(9) 1.412(7) 1.356(6) рии C3, рекомендованная 32.8(14) 32.5(15) 30.2(15) S.Shibata et.al., является арте28.9(13) 28.2(12) 24.9(12) фактом вследствие неоднознач30.4 29.9 26.Kepert ности решения обратной струк 16.8(2.0) 17.0(2.3) 20.1(27) турной задачи на основании Симметрия D3 D3 Dэлектронографических данных.

а) см. примечания к табл.Глава 6. Влияние природы центрального атома и заместителей в лиганде на строение и свойства -дикетонатов металлов. В данном разделе вместе с экспериментальными данными электронографических исследований обсуждаются результаты квантово-химических расчетов, выполненных для 32 комплексов бис- и трис--дикетонатов с различными заместителями в лигандах. Расчеты выполнены методом DFT (вариант B3LYP) с использованием релятивистских эффективных остовных псевдопотенциалов с соответствующими валентнотрехэкспонентными базисами на атомах металлов и валентно-двухэкспонентных базисов, дополненных поляризационными функциями для остальных атомов.

Анализ экспериментальных (ЭГ) и рассчитанных с помощью методов квантовой химии величин структурных параметров комплексов меди, кальция, скандия и алюминия с тремя различными лигандами: ацетилацетоном, гексафторацетилацетоном и дипивалоилметаном показывает, что геометрия углеродкислородного каркаса хелатного кольца в -дикетонатах мало зависит от природы центрального атома, строения координационного полиэдра и даже количества лигандов в комплексе. Так, исходя из результатов квантово-химических расчетов, наибольшие изменения в величинах межъядерных расстояний во фрагменте (R-C(O)-CH-C(O)-R) при замене центрального атома не превышают 0.005, а в величинах валентных углов – 2.5. Исключение составляет межъядерное расстояние O…O, согласованно растущее с увеличением размера иона – комплексообразователя. Подобные закономерности отмечены также при анализе геометрических особенностей комплексов бис-ацетилацетонатов Be, Mg, Ni, Zn, бисдипивалоилметанатов щелочно-земельных металлов, трисгексафторацетилацетонатов In, Ga, Al, Cr и трис-дипивалоилметанатов металлов IIIА и IIIВ подгрупп.

При замене радикала-заместителя (СН3) в ацетилацетонатах металлов M(acac)n на CF3 в комплексах M(hfa)n наибольшие изменения наблюдаются в расстояниях C-O (укорочение r(C-O) в гексафторацетилацетонатах по сравнению с ацетилацетонатами, согласно квантово-химическим расчетам, достигает 0.02), а также в величинах углов СCrС (в гексафторацетилацетонатах СCrС меньше на 3.0-4.0 град.). Замена СН3 на С(СН3)3 не приводит к столь существенным изменениям структурных параметров в хелатном кольце. Интересно, что значение r(M-O) не претерпевает существенных изменений при замене заместителя в лиганде. Так, например, если по результатам электронографических исследований и наблюдается некоторое укорочение r(Sc-O) в дипивалоилметанате, Sc(thd)3, по сравнению со Sc(acac)3 и Sc(hfa)3 (см. табл.7), которое не противоречит представлениям о его большей термической устойчивости, то в рассчитанных квантово-химически величинах r(Sc-O) такой тенденции уже не проявляется. Подобная ситуация наблюдается и для комплексов меди. Длина связи r(Cu-O) в молекулах Cu(acac)2, Cu(hfa)2 и Cu(thd)2 по данным электронографических исследований одинакова и не значительно отличается согласно результатам квантовохимических расчетов. Очевидно, влияние заместителя в лиганде отражается на прочности связи металл-лиганд, но не приводит к значительным изменениям длины этой связи.

Отметим, что значения межъядерных расстояний r(C-O), r(C-Cr) во всех случаях являются промежуточными между величинами одинарных и двойных связей, что косвенно свидетельствует о наличии делокализации -электронного облака в углерод-кислородном каркасе хелатного кольца.

Сравнение результатов электронографических исследований дипивалоилметанатов лантанидов с имеющимися литературными данными о строении Ln(hfa)3 показывает, что и для этих комплексов проявляются отмеченные выше тенденции: укорочение r(C-O) в Ln(hfa)3 с одновременным уменьшением величины угла (CCrC), по сравнению со значениями этих параметров в Ln(thd)3. Расстояние r(Ln-O) в ряду комплексов Ln(thd)3 и Ln(hfa)3 монотонно уменьшается с уменьшением размера центрального атома. Причем, как для дипивалоилметанатов, так и для гексафторацетилацетонатов не наблюдается проявления двойной периодичности в изменении r(Ln-O). Величина «лантанидного сжатия» составляет r(La-O)-r(Lu-O)=0.187(6) в Ln(thd)3, что соответствует изменению r(M3+) в ряду – 0.186 .

Одним из основных противоречий между экспериментальными структурными параметрами -дикетонатов и рассчитанными квантово-химически на сегодняшний день является сильное различие углов , связанных с торсионным движением заместителей (CX3) в лигандах. Очевидно, что если полученные из квантово-химических расчетов углы расч относятся к равновесной структуре молекулы, то экспериментально определяемые эксп. следует считать не параметрами статической модели, а величинами, в определенной мере несвободными от проявления сложной динамики торсионных колебаний групп СХ3. Проведенное квантово-химическое исследование внутреннего вращения радикаловзаместителей CX3 (X=H, F, CH3) в комплексах бета-дикетонатов скандия и кальция позволило получить аналитические выражения V(), описывающие изменение потенциальной энергии при вращении СХ3 групп. Показано, что вращение групп CH3 и CF3 может быть описано простым потенциалом вида V=V0/2+Vcos(3), в то время как для описания вращения трет-бутильных групп необходимо использование более сложной функции V=V0/2+V3 cos(3)+V6 cos(6). На основании полученных выражений V() вычислены эффективные значения торсионных углов эфф поворота СХ3 групп для различных температур. Показано, что полученные на основании квантово-химических расчетов эфф близки к величинам, получаемым в электронографических экспериментах. Установлено, что динамика вращения групп CH3, CF3 и С(СН3)3 в -дикетонатах практически не зависит от природы центрального атома и количества заместителей в лиганде. Интересно, что, вопреки существовавшим в литературе представлениям о равновесной ориентации групп СХ3, независимо от электроотрицательности заместителя «Х», наиболее энергетически выгодной является конфигурация, в которой связь Сx-Х, лежащая в плоскости хелатного кольца, «заслоняет» связь C-Cr лиганда (угол поворота СХ3 групп, =0). Полученные в результате расчетов величины барьеров вращения составляют (ккал/моль): 0.570.71 (СН3), 0.731.01 (CF3), 0.741.01 (С(СН3)3). Следует отметить, что во всех случаях величины потенциальных барьеров, полученные для одновременного поворота всех групп заместителей, близки к четырехкратной в комплексах Ca и шестикратной в комплексах Sc величине барьеров вращения одной СХ3 группы. Кроме того, расчеты, выполненные для комплексов CaL2 при синхронном и асинхронном вращении СХгрупп, показывают, что потенциальная энергия комплекса меняется независимо от направления вращения групп. Таким образом, можно заключить, что вращение радикалов-заместителей CH3, CF3, C(CH3)3 как в бис-, так и в трис- комплексах является практически независимым. Сравнение полученных величин барьеров вращения с величинами RT для температур ЭГ экспериментов для комплексов скандия показывают, что при условиях проведенных электронографических исследований можно считать вращение CH3 групп практически свободным, а CFи C(CH3)3 групп – слегка заторможенным.

На примере трис-дипивалоилметанатов металлов IIIA и IIIВ подгрупп посредством квантово-химических расчетов исследованы внутримолекулярные перегруппировки координационного полиэдра МО6. Рассмотрены два пути процесса перехода от одной равновесной структуры симметрии D3 к другой: D3 D3h D3 или D3 C2v D3. Конфигурации D3h и C2v являются седловыми точками первого порядка на ППЭ. На рис. 9 показано изменение относительных энергий конфигураций симметрии D3h и C2v комплексов M(thd)3 от радиуса центрального иона r(M3+). В комплексах Al(thd)3 и Ga(thd)3 более энергетически выгодной является перегруппировка, проходящая через конфигурацию симметрии C2v, во всех остальных случаях – через структуру симметрии D3h. Сравнение величин относительных энергий конфигураций в ряду M(thd)3 показывает, что, в отличие от Al(thd)3, Ga(thd)3 и In(thd)3, обладающих жестким строением координационного полиэдра, структуры МО6 в комплексах иттрия и лантана достаточно лабильны. Проведенные расчеты подтвердили сделанное ранее предположение о большей структурной жесткости полиэдра ScO6 по сравнению с LnO6. В связи с этим не представляется удивительным, что полиэдры комплексов Lu(thd)3 и Er(thd)достаточно легко перестраиваются при упаковке в кристалл, в отличие от полиэдра комплекса Sc(acac)3, имеющего сходное строение в кристалле и в газовой фазе.

На рис.10 представлены h, ккал/моль тенденции изменения величины межъядерного расстояния r(M-O) 30 D3h и «нормированного координационного размера», b, в комплексах Al M(thd)3 в зависимости от радиуса Ga центрального иона r(M3+). Можно отметить, что зависимости r(M-O) = f(r(M3+)) в рядах C2v Sc Ga(thd)3-In(thd)3-Tl(thd)3 и In Sc(thd)3-Y(thd)3-La(thd)3 близки к Tl линейным, как и b = f(r(M3+)).

Y La Отклонение от линейности зави-симостей, представленных на 0.2 0.3 0.4 0.5 0.6 0.7 0.рис.10, в случае Al(thd)3 является r(M3+), Рис.9. Зависимость высоты барьеров внутри- результатом некоторого удлинемолекулярных перегруппировок в координацион- ния связи Al-O, возникающего, ном полиэдре МО6 молекул M(thd)3 от ионного по-видимому, из-за сильного отрадиуса катиона М3+.

талкивания атомов кислорода друг от друга в координационном La Tl 2.4 полиэдре AlO6 вокруг небольшоY In 2.го по размеру атома алюминия.

Ga Sc 2.Al В случае атома бора, 2.имеющего еще меньший эффек2.тивный размер, чем Al, отталки1.r(M-O) r(M-O) вание атомов кислорода внутри 1.1.полиэдра BO6 приводит к тому, 1.что координирование центральb 1.ного атома тремя бидентатными b 1.лигандами оказывается энергети1.чески невыгодным: согласно 1.проведенным квантово1.0.2 0.3 0.4 0.5 0.6 0.7 0.химическим расчетам структура r(M3+), B(thd)3 симметрии D3 соответствует седловой точке второго поРис.10. Зависимость равновесного расстояния r(M-O) и величины b=r(O…O)/r(M-O ) в рядка на ППЭ. Наиболее энерге комплексах M(thd)3 от ионного радиуса r(M3+).

тически выгодной оказывается конфигурация с одним бидентатно координированным лигандом и двумя монодентатными лигандами. Величины углов OBO близки к тетраэдрическим, кроме того длины связей r(B-O) незначительно отличаются для би- и монодентатных лигандов. Таким образом, строение полиэдра BO4 в данной конфигурации близко к тетраэдрическому.

Особое внимание в литературе уделяется вопросу о природе химических связей в хелатном кольце -дикетонатов, причем, если наличие -связывания во фрагменте О-С-Сr-C-O обычно не вызывает сомнения, то по поводу химической связи металл-лиганд высказывались различные предположения: как о ее ионной природе, так и о ковалентной, причем с присутствием -составляющей вплоть до образования единой -системы, охватывающей два хелатных кольца в плоских бис-комплексах. В настоящей работе для определения характера химических связей в -дикетонатах было исследовано распределение электронной плотности в рамках анализа NBO для 22 бис- и трис-комплексов. В табл. 9 приведены полученные в результате расчетов величины зарядов на атомах и порядки связей для некоторых молекул. Анализ величин, приведенных в табл. 9, показывает, что связи C-O и C-Cr в бидентатных лигандах близки к полуторным, что соответствует представлениям о присутствии -сопряжения в углерод-кислородном фрагменте хелатного кольца. Об этом же свидетельствуют и величины r(C-O) и r(CCr) (см. табл.5-8). Распределение электронной плотности в хелатном фрагменте мало зависит от природы центрального атома, общей симметрии молекулы и даже – от количества лигандов, поскольку различия в величинах q и Q для разных молекул невелики. Замена радикала – заместителя в лиганде также не приводит к существенным изменениям характеристик связей в хелатном кольце. Можно лишь отметить некоторое увеличение Q(C-O) и Q(C-Cr) при переходе от ацетилацетонатов к гексафторацетилацетонатам. Замена групп СН3 трет-бутильными приводит к еще меньшим изменениям величин порядков связей. Интересно, что величины Q(M-O), q(M) и q(O) также не претерпевают существенных изменений при замене радикалов – заместителей в лиганде.

Таблица 9. Порядки связей (Q) и заряды на атомах (q) для некоторых -дикетонатов металлов. а) Sc(acac)3 Sc(hfa)3 Sc(thd)3 Al(thd)3 La(thd)3 Lu(thd)3 Sr(thd)2 Cu(thd)2 Zn(acac)D3 D3 D3 D3 D3 D3 D2d D2h D2d q(M) 1.793 1.810 1.874 1.909 2.139 2.138 1.863 1.354 1.2q(O) -0.754 -0.710 -0.775 -0.783 -0.817 -0.816 -0.887 -0.789 -0.7q(C) 0.590 0.472 0.585 0.586 0.592 0.587 0.573 0.573 0.5q(Cr) -0.494 -0.456 -0.488 -0.495 -0.490 -0.492 -0.505 -0.499 -0.5q(Cx) -0.679 1.170 -0.032 -0.029 -0.035 -0.034 -0.034 -0.031 -0.6q(СХ3) 0.005 0.033 0.013 0.021 0.007 0.011 -0.005 0.018 0.0q(Lig) б) -0.608 -0.671 -0.651 -0.678 -0.726 -0.734 -0.922 -0.712 -0.6Q(M-O) 0.338 0.330 0.312 0.296 0.248 0.253 0.066 0.185 0.2Q(O-C) 1.329 1.362 1.318 1.313 1.327 1.321 1.358 1.337 1.3Q(C-Cr) 1.358 1.373 1.358 1.360 1.354 1.359 1.356 1.360 1.3Q(C-Cx) 1.029 0.922 0.961 0.965 0.958 0.961 0.956 0.956 1.0а) q в долях элементарного заряда б) q(Lig) – заряд фрагмента (O-C-Cr(H)-C-O) Для всех исследованных комплексов величины порядков связей Q(M-O) достаточно невелики. Следовательно, можно сделать вывод, что во всех дикетонатах связь металл –кислород сильно полярная и в той или иной степени близка к ионной. Наименьшие значения Q(M-O) получены для комплексов щелочно-земельных металлов, в которых, по всей вероятности, ионность связи М-О выражена наиболее ярко. Косвенно ионный характер связи металл – лиганд подтверждают схожие тенденции в изменении расстояний r(M-O) в -дикетонатах и r(M-Hal) в галогенидах для металлов основных IIА и IIIА подгрупп, а также – изменения r(M-O) в трис-комплексах IIIА и IIIВ металлов, а также лантанидов, симбатные изменениям радиусов центральных ионов (см. для примера рис.10).

Рассчитанные заряды на атомах показывают, что в комплексах дикетонатов наблюдается перетекание электронной плотности с атома металла на лиганд и избыточная электронная плотность в лиганде локализована вблизи атомов кислорода. Таким образом, молекулы MLn можно рассматривать как ион Mn+, координированный отрицательно заряженными лигандами.

Основные результаты и выводы.

В результате систематических экспериментальных и теоретических исследований установлено строение ряда молекул -дикетонов и их комплексов с металлами, что позволило значительно расширить представления о структуре и свойствах соединений данных классов и установить ряд закономерностей, представляющихся важными для прогнозирования свойств неизученных соединений.

Получены надежные значения молекулярных параметров, важные для развития стереохимии органических и неорганических соединений, моделирования равновесий реакций методами статистической термодинамики, и пополнившие известные фундаментальные справочные издания и электронные банки данных по молекулярным постоянным.

В частности:

1. На основании электронографических данных и результатов квантовохимических расчетов исследованы таутомерные и конформационные свойства и получены структурные характеристики для 8 молекул -дикетонов.

2. На основании анализа экспериментальных данных и квантовохимических расчетов для 15 молекул -дикетонов изучено кето-енольное равновесие в -замещенных соединениях. Установлено, что доминирование кетонной или енольной форм -дикетонов в значительной степени определяется природой заместителей. Превалирование той или иной таутомерной формы определяется особыми видами взаимодействий, связанными с наличием или отсутствием у заместителей неподеленных электронных пар.

3. На основании комплексного исследования таутомерных и конформационных свойств ацетоацетилфторида различными физико-химическими методами (ЭГ, ЯМР, ИКС, СКР, РСА, квантово-химические расчеты) установлено, что доминирующей формой ААF в свободном состоянии является енол, в то время как в жидкой фазе преобладает кетонная форма. Обсуждены возможные причины отличий соотношения таутомерных форм молекулы в паре и конденсированной фазе.

4. С помощью масс-спектрометрических исследований процессов испарения и термолиза ацетилацетоната, пивалоилацетоната и дипивалоилметаната меди (II) установлено, что термически более устойчивы соединения Cu(pac)2 и Сu(thd)2 по сравнению с Cu(acac)2.

Масс-спектрометрическое изучение насыщенных и перегретых паров дипивалоилметанатов IIIA, IIIВ металлов, комплексов лантанидов и Sc(acac)3 показало существенное изменение характера масс-спектров перегретых паров дикетонатов IIIB металлов и лантанидов, которое можно отнести на счет образования в перегретых парах комплексов ML3 новой молекулярной формы ML2, отличающейся повышенной термической устойчивостью. Для Al(thd)3 и Ga(thd)единственной молекулярной формой, ответственной за транспорт металла через газовую фазу вплоть до предела термической устойчивости является трис-форма ML3.

5. Посредством масс-спектрометрического исследования процессов, протекающих между ацетилацетонатом меди и дипивалоилметанатом иттрия в широком интервале температур, установлено, что между компонентами пара происходит интенсивный обмен лигандами. Повышение температуры приводит, кроме того, к термическому разложению -дикетонатов меди и иттрия, причем наиболее термически устойчивыми являются молекулярные формы с двумя лигандами: Y(thd)2, Y(thd)(acac), Cu(thd)2, Cu(thd)(acac).

6. По второму закону термодинамики в рамках эффузионного метода Кнудсена с масс-спектрометрическим контролем состава газовой фазы определены энтальпии сублимации ряда -дикетонатов скандия и M(thd)3 (M=Al, Ga, In). Установлено, что введение в лиганд трет-бутильных и трифторметильных групп повышает летучесть комплексов.

7. На основании исследований структуры бис-комплексов дипивалоилметанатов в рамках синхронного ЭГ/МС эксперимента определены геометрические параметры молекул Cu(thd)2, Ba(thd)2, Sr(thd)2, а также радикала Y(thd)2. Для молекул Cu(thd)2 и Y(thd)2 установлена D2h-симметрия с плоским строением бициклического фрагмента, а для комплексов Sr и Ba определена конфигурация симметрии D2d со взаимноперпендикулярным расположением хелатных колец.

На основании повторного электронографического исследования с привлечением результатов квантово-химических расчетов уточнены структурные параметры комплекса Zn(acac)2.

8. На основании квантово-химического исследования геометрического и электронного строения бис-дипивалоилметанатов марганца, железа и кобальта установлено, что все три комплекса обладают низкоспиновым основным электронным состоянием при симметрии молекул D2h.

Обсуждены основные отличия в структуре рассматриваемых бис-дикетонатов с sp- и d-элементами в качестве центрального атома, а также изменение структурных параметров молекул в соответствующих рядах.

9. В рамках синхронного ЭГ/МС эксперимента, а также посредством квантово-химических расчетов установлено строение трис-комплексов дикетонатов: Sc(hfa)3, Sc(thd)3, La(thd)3, Lu(thd)3, Al(thd)3, Ga(thd)3, In(thd)3. На основании повторного электронографического исследования исправлены существовавшие в литературе структурные ошибки для молекул Sc(acac)3 и Er(thd)3.

Установлено, что для всех комплексов ML3 с тремя бидентатными лигандами характерна симметрия D3 с плоским строением хелатных колец и окружением центрального атома, близким к антипризме.

10. Для комплексов трис-дипивалоилметанатов алюминия, галлия и индия получены и интерпретированы ИК-спектры. Обсуждены тенденции в изменении частот колебаний в ряду Al(thd)3-Ga(thd)3-In(thd)3.

11. На основании экспериментальных структурных данных, а также предпринятых квантово-химических расчетов для бис- и трис- -дикетонатов изучено влияние природы центрального атома и заместителей в лиганде на строение и свойства комплексов.

На основании выполненных квантово-химических расчетов изучено внутреннее вращение радикалов-заместителей в лиганде. Определены барьеры внутреннего вращения групп CH3, CF3, C(CH3)3. Получены аналитические выражения, описывающие потенциальную функцию их вращения, с помощью которых рассчитаны эффективные торсионные углы эфф, значения которых оказались близки к величинам, полученным при интерпретации ЭГ данных.

На примере молекул М(thd)3 (М = Al, Ga, In, Tl, Sc, Y, La) исследованы внутримолекулярные перегруппировки координационного полиэдра МО6. Показано, что жесткость полиэдра уменьшается с уменьшением величины «нормированного координационного размера». Установлено, что наиболее лабильными являются структуры МО6 в комплексах иттрия и лантана.

С помощью квантово-химических расчетов установлено, что комплекс B(thd)3 имеет равновесную конфигурацию с одним бидентатно координированным лигандом и двумя монодентатными лигандами. Окружение центрального атома в полиэдре ВО4 близко к тетраэдрическому.

12. Исследование природы химических связей в бис- и трис- комплексах дикетонатов показало, что распределение электронной плотности в хелатном кольце мало зависит как от природы центрального атома, так и от вида заместителей в лигандах. Связи С-О и С-С в хелатном фрагменте близки к полуторным, что свидетельствует о наличии -сопряжения в углерод-кислородном каркасе.

Анализ величин эффективных зарядов на атомах, порядков связей, а также наблюдающихся тенденций в изменении r(M-O) в рядах комплексов в зависимости от зарядов центральных ионов показывает, что во всех изученных -дикетонатах связь М-О является сильно полярной.

Основное содержание диссертации опубликовано в работах:

1. Гиричева, Н. И. Геометрическое строение, силовое поле и колебательный спектр бис-дипивалоилметаната меди (II) / Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Г. В.

Гиричев, С. А. Шлыков, И. К. Игуменов // Изв.вузов. Химия и хим. технология.- 1992.- т. 35, N 5.- С. 51-68.

2. Гиричева, Н. И. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов.

I. Частоты и амплитуды колебаний молекулы бис-дипивалоилметаната меди(II). / Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Г. В. Гиричев // Журн. структурн. химии.- 1992.- т.33, N 6.- С. 63-75.

3. Гиричева, Н. И. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. II.

Строение молекулы бис-дипивалоилметаната меди (II) по данным газовой электронографии. / Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Г. В. Гиричев, С. А. Шлыков, И. К. Игуменов // Журн. структурн. химии.- 1992.- т. 33, N 6.- С. 76-83.

4. Гиричев, Г. В. Изучение термической устойчивости дипивалоилметаната иттрия методом масс-спектрометрии / Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, Н. В.

Белова, А. Р. Кауль, Н. П. Кузьмина,О. Ю. Горбенко // Журн. неорг. химии.- 1993.- т. 38, N 2.- С. 342-345.

5. Гиричев, Г. В. Масс-спектрометрическое изучение процессов испарения и термолиза ацетилацетоната, пивалоилацетоната и дипивалоилметаната меди (II) / Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, А. Р. Кауль, Н. П. Кузьмина, О. Ю.

Горбенко // Журн. неорг. химии.- 1993.- т. 38, N 4.- С. 647-652.

6. Гиричев, Г. В. Изучение процессов межлигандного обмена между Cu(AA)2 и Y(ДПМ)3 в газовой фазе / Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Н. П.

Кузьмина, А. Р. Кауль,О. Ю. Горбенко // Журн. неорг. химии.- 1993.- т. 38, N 8.- С. 1359-1364.

7. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. III.

Изучение конформационных особенностей молекулы дипивалоилметаната меди(II). Определение барьера внутреннего вращения трет-бутильных групп / Н. В. Белова, Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев // Журн. структурн. химии.- 1994.- т. 35, N 4.- С. 135-138.

8. Giricheva, N. I. The molecular structure of bis(dipivaloylmethanato)copper(II) by gas electron diffraction / N. I. Giricheva, N. V. Belova, G. V. Girichev,S. A. Shlykov // J. Mol. Struct.- 1995.- V. 352/353.- P. 167-173.

9. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. IV.

Колебательные характеристики молекулярных форм Y(ДПМ)3 и Y(ДПМ)2 / Н. В.

Белова, Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, В. И. Соколов, Н. П. Кузьмина // Журн.

структурн. химии.- 1997.- т. 38, N 3.- С. 470-479.

10. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. V.

Строение радикала Y(ДПМ)2 по данным газовой электронографии / Н. В. Белова, Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, С. А. Шлыков, Е. В. Харланова, Н. П. Кузьмина, А. Р. Кауль // Журн. структурн. химии.- 1997.- т. 38, N 3.- С. 480-488.

11. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. VII.

Строение молекулы Ga(ДПМ)3 по данным газовой электронографии / Н. В.

Белова, Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева,Н. П. Кузьмина // Журн. структурн.

химии.- 1999.- т. 40, N 3.- С. 477-486.

12. Гиричева, Н. И. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. VIII.

Строение мономерной молекулы Ba(ДПМ)2 по данным газовой электронографии.

/ Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, Н. В. Белова, Н. А. Исакова, Н. П. Кузьмина, А. Р. Кауль, В. М. Петров // Журн. структурн. химии.- 1999.- т. 40, N 4.- С. 647-653.

13. Гиричева, Н. И. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. IX.

Строение мономерной молекулы Sr(ДПМ)2 по данным газовой электронографии / Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, Н. В. Белова, Н. А. Исакова, Н. П. Кузьмина // Журн. структурн. химии.- 1999.- т. 40, N 6.- С. 1067-1073.

14. Гиричев, Г. В. Структура бис-комплексов дипивалоилметанатов sp- и dэлементов в газовой фазе / Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Н. П.

Кузьмина // Коорд. химия.- 1999.- т. 25, N 12.- С. 892-899.

15. Giricheva, N. I. Molecular structure of tris(dipivaloylmethanato)lanthanum(III) studied by gas electron diffraction / N. I. Giricheva, N. V. Belova, S. A. Shlykov, G. V.

Girichev, N. Vogt, N. V. Tverdova, J. Vogt // J. Mol. Struct.- 2002.- V. 605.- P. 171-176.

16. Гиричев, Г. В. Масс-спектрометрическое исследование перегретых паров алюминия, галлия и индия / Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, С. А. Шлыков, Н. В.

Белова, Н. П. Кузьмина // Журн. неорг. химии.- 2001.- т. 46, N 11.- С. 1880-1883.

17. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. X.

Строение молекулы Sc(aa)3 по данным газовой электронографии / Н. В. Белова, Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, С. А. Шлыков, Н. В. Твердова, Н. П. Кузьмина, И. Г. Зайцева // Журн. структурн. химии.- 2002.- т. 43, N 1.- С. 61-68.

18. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. XI.

Строение молекулы Sc(thd)3 по данным газовой электронографии / Н. В. Белова, Н. И. Гиричева, Г. В. Гиричев, С. А. Шлыков, Н. В. Твердова, Н. П. Кузьмина, И. Г. Зайцева // Журн. структурн. химии.- 2002.- т. 43, N 6.- С. 1001-1007.

19. Гиричев, Г. В. Масс-спектрометрическое исследование перегретых паров дикетонатов металлов III В подгруппы / Г. В. Гиричев, Н. В. Белова, С. А.

Шлыков, Н. И. Гиричева, Н. П. Кузьмина, И. Г. Зайцева, Т. Н. Стреналюк, И. Е.

Галанин // Журн. неорг. химии.- 2003.- т. 48, N 4.- С. 639-643.

20. Гиричева, Н. И. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. XII.

Проблема строения трис-дипивалоилметанатов лантаноидов на примере молекулы Er(thd)3 / Н. И. Гиричева, Н. В. Белова, Г. В. Гиричев, Н. В. Твердова, С. А. Шлыков, Н. П. Кузьмина,И. Г. Зайцева // Журн. структурн. химии.- 2003.- т. 44, N 5.- С. 843-850.

21. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of dimethyl malonate, CH3OC(O)-CH2-C(O)OCH3: electron diffraction and quantum chemical study. / N. V.

Belova, H. Oberhammer, G. V. Girichev // J. Mol. Struct.- 2004.- V. 689.- P. 255-260.

22. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of metyl acetoacetate, CH3OC(O)-CH2-C(O)CH3: electron diffraction and quantum chemical study / N. V.

Belova, H. Oberhammer, G. V. Girichev // J. Phys. Chem. A.- 2004.- V. 108.- P. 3593-3597.

23. Belova, N. V. Molecular structure of tris(dipivaloylmethanato) lutetium(III) studied by gas electron diffraction and ab initio and DFT calculations / N. V. Belova, G. V. Girichev, S. L. Hinchley, N. P. Kuzmina, D. W. H. Rankin, I. G. Zaitzeva // J. Chem. Soc., Dalton Trans.- 2004.- V.- P. 1715-1718.

24. Belova, N. V. The molecular structure of Sc(hfa)3 (hfa=1,1,1,5,5,5hexafluoropentane-2,4-dionato) studied by gas electron diffraction and ab initio and DFT calculations / N. V. Belova, G. V. Girichev, S. L. Hinchley, N. P. Kuzmina, D. W. H. Rankin, I. G. Zaitseva // J. Mol. Struct.- 2005.- V. 779.- P. 23-29.

25. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of acetoacetamide:

electron diffraction and quantum chemical study. / N. V. Belova, G. V. Girichev, S. A.

Shlykov, H. Oberhammer // J. Org. Chem.- 2006.- V. 71.- P. 5298-5302.

26. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of malonamide, NH2C(O)-CH2-C(O)NH2: electron diffraction and quantum chemical study. / N. V.

Belova, H. Oberhammer, G. V. Girichev, S. A. Shlykov // J. Phys. Chem. A.- 2007.- V. 111.- P. 2248-2252.

27. Belova, N. V. Tautomeric properties and gas-phase structure of 3-chloro-2,4pentanedione / N. V. Belova, H. Oberhammer, G. V. Girichev, S. A. Shlykov // J. Phys. Chem. A.- 2008.- V. 112.- P. 3209-3214.

28. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of malonamic acid methyl ester, NH2C(O)-CH2-C(O)OCH3: electron diffraction and quantum chemical study / N. V. Belova, H. Oberhammer, S. A. Shlykov // J. Phys. Chem. A.- 2008.- V. 112.- P. 4355-4359.

29. Антина, Е. В. Исследование структуры и энергетики -дикетонатов. XVI.

Молекулярное строение и колебательный спектр ацетилацетоната цинка по данным газовой электронографии и квантово-химических расчетов. / Е. В.

Антина, Н. В. Белова, М. Б. Березин, Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, А. В.

Захаров, А. А. Петрова, С. А. Шлыков // Журн. структурн. химии.- 2009.- т. 50, N 6.- С. 1084-1094.

30. Слизнев, В. В. Неэмпирическое исследование электронного и геометрического строения бис-комплексов дипивалоилметана с марганцем, железом и кобальтом / В. В. Слизнев, Н. В. Белова, Г. В. Гиричев // Журн.

структурн. химии.- 2010.- т. 51, N 4.- С. 650-663.

31. Belova, N. V. The keto/enol tautomerism in acetoacetyl fluoride: properties, spectroscopy, and gas-phase and crystal structures of the enol form / N. V. Belova, H. Oberhammer, X. Zeng, M. Gerken, H. Willner, R. J. F. Berger, S. A. Hayes, N. W.

Mitzel // Phys. Chem. Chem. Phys.- 2010.- V. 12.- P. 11445–11453.

32. Belova, N. V. Tautomeric and conformational properties of beta-diketones. / N. V.

Belova, V. V. Sliznev, H. Oberhammer, G. V. Girichev // J. Mol. Struct.- 2010.- V.

978.- P. 282-293.

33. Белова, Н. В. Молекулярное строение трис-дипивалоилметаната галлия по данным газовой электронографии и квантово-химических расчетов. / Н. В.

Белова, Г. В. Гиричев, Н. И. Гиричева, Т. А. Жукова, Н. П. Кузьмина // Изв.вузов.

Химия и хим. технология.- 2011.- т. 54, N 2.- С. 26-32.

34. Белова, Н. В. Исследование структуры и энергетики бета-дикетонатов. XVII.

Внутреннее вращение радикалов-заместителей в молекулах бета-дикетонатов по данным квантово-химических расчетов. / Н. В. Белова, Г. В. Гиричев, Х.Оберхаммер // Журн. Структурн. химии.- 2011.- т.52, N2.- С. 246-258.

35. Жукова, Т. А. Исследование ИК спектров трис-дипивалоилметанатов алюминия, галлия и индия. // Т. А. Жукова, Н. В. Белова, В. В. Слизнев, Н. П.

Кузьмина, Г. В. Гиричев // Изв.вузов. Химия и хим. технология.- 2011.- т. 54, N 3.- С. 44-49.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.