WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Денисова Татьяна Александровна

Состояние протонсодержащих групп в сорбентах на основе оксигидратных, гетерополиметаллатных и цианоферратных фаз

Специальность 02.00.04 – физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Екатеринбург 2009

Работа выполнена в лаборатории квантовой химии и спектроскопии Института химии твердого тела Уральского отделения Российской академии наук Официальные оппоненты член-корреспондент РАН Ярославцев Андрей Борисович член-корреспондент РАН Гусаров Виктор Владимирович доктор химических наук Бетенеков Николай Дмитриевич Ведущая организация Уральский государственный университет им. А.М. Горького, г. Екатеринбург

Защита состоится 30 октября 2009г. в 1400 на заседании диссертационного совета Д 004.004.01 в Институте химии твердого тела Уральского отделения РАН по адресу:

620990, г. Екатеринбург, ГСП, ул. Первомайская, 91, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральского отделения Российской академии наук.

Автореферат разослан « »_________________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, к.х.н. Дьячкова Т.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Прогресс в области неорганических сорбентов связан как с поиском новых соединений, так и с развитием представлений о формировании сорбционноактивных центров, их модификаций в рядах уже известных соединений. При разработке сорбентов ключевым моментом является целенаправленное формирование кристаллической структуры и групп с различными функциональными свойствами и механизмом сорбционного взаимодействия, а также установление факторов влияния на сорбционную активность соединений. В большинстве работ по изучению сорбционных явлений с участием неорганических веществ много внимания уделяется формам нахождения сорбата в растворе, созданию моделей и теорий описания сорбционных процессов. Гораздо меньшее число исследований посвящено установлению связи структурной неоднородности сорбента с механизмом сорбции, определению состояния сорбированных ионов в фазе сорбента. В большинстве сорбционных процессов определяющая роль принадлежит протонсодержащим группам. Поэтому развитие представлений о таких сорбционно-активных центрах представляется актуальной задачей.

Из множества неорганических сорбентов в качестве объектов исследования выбраны три группы соединений с различными способами организации кристаллической структуры. Это оксигидраты элементов IV группы, кристаллическая структура которых состоит из соединенных между собой металл-кислородных октаэдров;

гетерополисоединения (ГПС) с островной структурой и цианоферраты (ЦФ) двухвалентных металлов со слоистым или каркасным строением, в которых цианоферратные комплексы соединены через связи с внешнесферными катионами. Такой выбор позволил ответить на вопросы: как локализация протонов в структуре соединений влияет на их физико-химические свойства и как различается механизм сорбционного взаимодействия в зависимости от структурообразующих элементов и типа сорбата.

Несмотря на длительный период изучения и многочисленные работы, посвященные строению и свойствам оксигидратов, цианоферратов и гетерополиметалатов, многие аспекты образования протонсодержащих групп, их состава и влияния на сорбционные характеристики до сих пор остаются нерешенными. Так, отсутствуют сведения о получении и физико-химических характеристиках индивидуальных кристаллических оксигидроксидов Ti, Zr, Sn общей формулы H2MO3 или МО(ОН)2, кроме ряда известных изополититановых кислот H2Ti3O7, H2Ti4O9 (H2O), HxTi2-x/4x/4O4 (H2O) и др. Для класса гетерополисоединений мало изученным остается вопрос о влиянии на состав и свойства протонных группировок типа внешнесферного катиона металла и устойчивости гетерополианиона, которая наиболее сильно меняется в гетерополикомплексах элементов IIIA группы. Как известно, состояние протонов наряду с термической стабильностью, окислительно-восстановительными и сорбционными характеристиками ГПС определяет возможность их использования в качестве кислотных катализаторов органического синтеза. Также и для сорбентов на основе нерастворимых цианоферратов в научной литературе отсутствуют систематические исследования о причинах образования в солевых формах кислородно-водородных групп и их роли в сорбционных взаимодействиях, особенно в случае скомпенсированной катионной и анионной (молекулярной) сорбции.

Актуальность и важность проблематики работы подтверждена включением отдельных ее этапов в качестве тем проектов, поддержанных Российским фондом фундаментальных исследований (проекты: 95-03-08386; 98-03-32543, 01-03-96511 р2001урал, 02-03-32806, 05-03-32259, 06-08-00847). Тематика исследований включена в планы ИХТТ УрО РАН и находится в соответствии с «Основными направлениями фундаментальных исследований РАН» 2003-2007г.г., «Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008-2012 годы».

Целью работы является установление природы протонсодержащих групп, их влияния на функциональные свойства неорганических сорбентов на основе оксигидратных, гетерополиметаллатных и цианоферратных фаз.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих конкретных задач:

- синтез, определение строения и аттестация физико-химических свойств соединений (в том числе новых) в группах оксигидратов, полиоксометаллатов и цианоферратов;

- определение состояния протонов в рядах объектов исследования;

- установление механизма сорбционного взаимодействия и факторов, влияющих на него;

- определение путей практического использования полученных соединений и систем.

Научная новизна может быть сформулирована в виде следующих положений, которые выносятся на защиту. В частности, в работе впервые:

- разработаны методики и осуществлен синтез новых кристаллических оксигидроксидов титана и циркония состава Н2МО3, содержащими структурные ОН-группы; показано, что термическая устойчивость соединений и частоты валентных колебаний ОН-групп коррелируют с величинами заселенностей связей, полученных из квантово-химических расчетов электронного строения фаз H0.25Li1.75MO3; сорбционные характеристики H2TiOпревосходят показатели для гидратированного диоксида титана.

- определены закономерности изменения состава протонсодержащих групп и последовательность их участия в ионном обмене в гидратированных диоксидах Ti, Zr, Sn;

установлено присутствие парных ОН-групп, которые являются основными центрами сорбции катионов и анионов обмена; показано различие механизма сорбции двухвалентных катионов на гидратированных диоксидах титана и олова;

- установлено, что в вольфрамовых гетерополикомплексах элементов IIIA группы степень гидратации и подвижность кислых протонов увеличиваются с уменьшением числа внешнесферных катионов щелочных металлов, их радиуса и устойчивости гетерополианиона; натриевая соль 12-вольфрамоиндиевой кислоты Na3Н2InW12O40·15H2O обладает максимальными среди изученных солей величинами протонной проводимости;

- показано, что в гетерополисолях церия (III) и (IV) многозарядные катионы во внешней сфере гетерополианионов находятся в гидролизованной форме; это приводит к росту числа гидратированных кислых протонов и позволяет использовать соединения в качестве кислотных катализаторов в реакциях тонкого органического синтеза;

- установлено, что ионообменными центрами в солевых формах цианоферратов(II) являются протонсодержащие группы, образующиеся в результате гидролиза поверхностных цианоферратных(II) анионов и катионов свинца и олова; определены кристаллические структуры цианоферратов(II),(III) свинца и олова состава Sn(Pb)2FeII(CN)6 и Pb1,5FeIII(CN)6; выделены и охарактеризованы индивидуальные кристаллогидратные фазы цианоферратов(II) свинца и олова; для новой двойной соли – кристаллогидрата цианоферрата(III)-нитрата свинца Pb2FeIII(CN)6NO35.5H2O – определено кристаллическое строение и предложен механизм термического разложения, включающий стадию внутримолекулярного расщепления молекул воды;

- определена специфика молекулярной сорбции хлорида лития цианоферратами олова, свинца и цинка в зависимости от их строения и типа растворителя; выделены и аттестованы продукты молекулярной сорбции состава Zn2Fe(CN)6·1.4С2H5OН·1.1H2O и Zn2Fe(CN)6·1.8LiCl·8.1H2O.

Практическая значимость работы определяется тем, что в результате исследований:

- предложена группа новых перспективных сорбентов состава H2MO3 (M=Ti, Zr) для извлечения многовалентных элементов из водных растворов;

- показана возможность применения солей вольфрамовых гетерополикомплексов Сe(III),(IV) в качестве новых катализаторов органического синтеза при получении витаминов Е и К3.

- разработан новый электродоактивный материал на основе гексавольфрамоникелата никеля для определения ионов никеля и вольфрамат-ионов;

- предложено использование продуктов молекулярной сорбции хлорида лития цианоферратами(II),(III) свинца и олова в качестве датчиков влажности, работающих в интервале температур 20-100°С;

- установленные закономерности в изменении механизма сорбции хлорида лития цианоферратом цинка в зависимости от типа растворителя перспективны для разработки мембранных процессов разделения ионов;

- развитые в работе подходы к определению закономерностей изменения состава, функциональных свойств протонсодержащих групп и механизма сорбции с их участием позволяют проводить целенаправленный синтез сорбентов.

Личный вклад автора заключается в постановке цели и задач исследований, методологическом обосновании путей реализации, их экспериментальном решении, интерпретации и обобщении полученных результатов. Экспериментальной работы выполнены автором совместно с к.х.н. Л.Г. Максимовой, к.ф.-м.н. Н.А. Журавлевым и с рядом сотрудников ИХТТ УрО РАН и других учреждений.

Апробация работы. Основные результаты работы обсуждены на XXVII Congress Ampere “Magnetic resonance and related phenomena” (Kazan, 1994); Всероссийской научнопрактической конференции «Оксиды. Физико-химические свойства и технологии» (Екатеринбург, 1995); Всероссийской конференции по кристаллохимии (С.-Петербург, 1995); Всероссийских конференциях «Химия твердого тела и функциональные материалы» (Екатеринбург, 1996-2008); European research conferences -EICS VII “Inorganic Chemistry” (San Felui de Guixols, Spain., 1998); XIV Международном совещании по рентгенографии минералов (С.-Петербург, 1999); IV Bilateral Russian – German Symposium on “Physics and Chemistry of Novel Materials (Ekaterinburg, 1999); Всероссийской конференции «Сенсоры и микросистемы» (С.-Петербург, 2000); International Conference on Solid State Chemistry (Prague, 2000); Second International Conference on Inorganic Materials (Santa-Barbara, USA, 2000); XX Международной Чугаевской конференция по координационной химии (Ростов-на-Дону, 2001) Международных симпозиумах «Фазовые превращения в твёрдых растворах и сплавах- OMA» (Сочи, 2001-2008); Международных симпозиумах «Порядок, беспорядок и свойства оксидов – ODPO» Сочи, 2002-2008); XII Российской конференции по физической химии и электрохимии расплавленных и твёрдых электролитов (Нальчик, 2001); VIII Всероссийском совещании «Высокотемпературная химия силикатов и оксидов» (Санкт-Петербург, 2002); Международных конференциях “Химия твердого тела и современные микро- и нанотехнологии” (Кисловодск, 2002-2008), XVII и XVIII Менделеевских съездах по общей и прикладной химии (Казань, 2003 и Москва, 2007); Международной конференции «Новейшие технологии в порошковой металлургии и керамике» (Киев, Украина, 2003); Fourth International Conference on Inorganic Materials (Antwerp, Belgium, 2004); Fifth International Conference on Inorganic Materials (Ljubljana, Slovenia, 2006); XVIII International Congress of Chemical and Progress Engineering – CHISA (Prague, 2008); Российской конференции с международным участием “Ионный перенос в органических и неорганических мембранах” (КраснодарТуапсе, 2008); Международном совещании «Фундаментальные проблемы ионики твердого тела» (Черноголовка, 2008).

Публикации: по теме работы опубликованы одна монография, 45 статей в отечественных и зарубежных журналах, из них 40 в журналах, рекомендуемых для публикации материалов докторских диссертаций, более 70 тезисов докладов.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, 6 глав, выводов, и списка цитируемой литературы. Работа изложена на 397 страницах, включая 2рисунков, 72 таблиц и список литературы из 520 наименований.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обсуждается актуальность темы исследований, сформулированы цель и основные положения, выносимые на защиту, отмечены научная новизна и практическая ценность, указан личный вклад автора, дается краткое содержание диссертации по главам.

Глава I посвящена литературные обзору и состоит из четырех разделов, в которых обсуждаются литературные данные по синтезу, строению, физико-химическим свойствам и сорбционному поведению гидратированных диоксидов титана, циркония, олова, серии известных титановых кислот, гетерополисоединений структуры Кеггина и цианоферратов (II), (III) двухвалентных металлов. Отмечается высокая фундаментальная значимость исследований по установлению структурной неоднородности протонсодержащих групп в неорганических сорбентах на основе оксигидратных, гетерополиметаллатных и цианоферратных фаз. В заключении сформулированы задачи и этапы исследования.

В главе II описаны условия синтеза объектов исследования и кратко охарактеризованы основные методы исследования и соответствующее оборудование.

Синтез объемных осадков гидратированных диоксидов титана (ГДТ), циркония (ГДЦ) и их композитов на ацетиленовой саже проводили гидролитическим осаждением аммиаком из сернокислых растворов Ti(IV) и Zr(IV). В зависимости от условий синтеза композиционный материал имел состав Ti(Zr)O2nH2O||хC, где мольное содержание углерода менялось в диапазоне х=0 – 3. Образец ГДТ с размером кристаллитов ~300 получен путем кипячения сернокислого раствора Ti(IV) в присутствии зародышей TiO2 со структурой анатаза. После отмывки от примесей и сушки исходный образец ГДТ подвергали старению на воздухе в естественных условиях (время старения – 0.51суток) и термообработке при 110, 200, 300, 500, 700°С в течение 2 ч. Изучение катионного обмена проводили на гранулированных образцах ГДТ анатазной модификации и гидратированного диоксида олова (ГДО), полученных золь-гель методом. Удельная поверхность образцов равнялась 170-180 м2/г. Сорбцию ионов Na+, Cs+, Ca2+ на ГДТ и ГДО вели из растворов с постоянной ионной силой =0.01, содержащих хлорид и гидроксид соответствующего элемента. Для изучения анионообменных свойств исходный сорбент ГДТ, полученный гидролизом раствора TiCl4 в присутствии NaOH, обрабатывали растворами H3AsO4 или Na2HAsO4 (0.1 моль/л) до полного насыщения осадков ионами As(V). Для проведения мехактивированных экспериментов на гидратированном диоксиде титана использовали свежеприготовленный гидроксид кальция Са(ОН)2 и коммерческий препарат состава TiO2·0.82Н2О со структурой анатаза. Механическую активацию проводили на центробежно-планетарной мельнице ЭИ-2150 с барабанами и шарами, изготовленными из титана.

Составы Li2-хНхMO3 (M= Ti, Zr, Sn; 0 < х < 2) получены из низкотемпературных фаз соответствующих металлатов лития Li2MO3 путем ионного обмена в 0.05 М водном растворе уксусной кислоты при 60°С. Степень обмена контролировали с помощью стандартного рН-метра; соотношение твердый реагент/жидкая фаза составляло 1г/1литр.

Образец H2TiO3 с величиной удельной поверхности 80 м2/г получен из титаната лития, синтезированного по модифицированной цитратной методике. Образовавшиеся продукты промывали дистиллированной водой и сушили на воздухе до постоянной массы.

Потенциометрическое титрование образцов H2Ti(Zr)O3 осуществляли при температуре 22°С последовательным приливанием 0.1М растворов LiOH или NaOH к взвеси 100 мг соединения в 100 мл прокипяченной дистиллированной воды. Для сравнения аналогичным образом титровали 100 мл прокипяченной дистиллированной воды.

Сорбцию микроэлементов из пресной воды выполняли методом ограниченного объема при температуре 22°С. После достижения сорбционного равновесия сорбент и водную фазу разделяли на центрифуге в течение 10 мин. при скорости вращения 6000 с-1, затем определяли содержание микрокомпонентов в воде методом масс-спектрометрии.

Сорбционные эксперименты на оксигидратах элементов IV группы проводили при рН=2 и 5 с использованием модельного раствора, приготовленного разбавлением стандартного раствора сульфатов Sr, Ba, Ti, Al, Ga, P, As, Te, Mn, La, Ce, Pr, Th, U в 10 мл концентрированной серной кислоты с последующим разбавлением до объема 1л.

Концентрация элементов в растворе не превышала 10-3 моль/л. Для достижения эмпирического сорбционного равновесия системы выдерживали в течение 4-х суток при периодическом перемешивании.

Вольфрамогаллиевая кислота состава H5GaW12O4013H2O синтезирована ионообменным способом из ее натриевой соли с последующей кристаллизацией в эксикаторе над концентрированной серной кислотой. Вольфрамоалюминиевая кислота состава H5AlW12O4011H2O получена по аналогичной методике, кристаллизацию вели при температуре 5-10°С. 12-вольфрамоалюминаты-, галлаты, индаты лития и натрия получали по известной методике Роллинса. Соли рубидия, цезия и органического катиона АТМ– алкилтриметиламмония состава [CnH2n+1(CH3)3N]+ (n= 10-12)– синтезировали добавлением растворов нитратов этих элементов или хлорида ATM к водным растворам соответствующих натриевых солей. Соли Ce(III) с вольфрамовыми гетрополикомплексами получали растворением при 20°С неокисленной стружки металлического церия в водных растворах вольфрамовых гетерополикислот (ГПК) при мольном отношении Се/ГПК =1/1. Соли цезия и ATM с билакунарным церийсодержащими анионами [Се(PW11O39)2]10- (Lak(P)) и [Се(SiW11O39)2]12- (Lak(Si)) получали добавлением соответственно растворов Cs2CO3 или органического соединения к растворам соответствующих солей Na-Lak(P) и Na-Lak(Si). Соль церия(IV) Ce-Lak(P) синтезировали растворением навески стехиометрического количества свежеосажденного гидроксида церия(IV) в водном растворе вольфрамофосфорной кислоты при нагревании и длительном перемешивании. Гексавольфрамоникелат (II) никеля (II) получали путем осаждения при смешении водных растворов сульфата никеля и гексавольфрамоникелата (II) натрия Na4[Ni(OH)6W6O18], взятых в стехиометрических отношениях.

Цианоферраты (ЦФ) свинца и олова синтезированы осаждением из водных растворов цианоферратов (II), (III) калия при добавлении растворов нитратов или хлоридов соответствующих солей. Синтез кристаллогидратных фаз цианоферратов (II) вели при температуре 0°С, образцы безводных ЦФ (II) получены отжигом кристаллогидратов при 85°С в течение 24 часов на воздухе. Кристаллогидрат Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O выделяется в узком концентрационном и температурном интервале – при рН = 2.2, о температуре 10 С и интенсивном перемешивании. Осадок безводного ЦФ(III) свинца о Pb1.5Fe(CN)6 выделяли по аналогичной методике, но при температуре 22 С, рН= 2.6–2.8.

При синтезе цианоферрата(II) цинка в качестве исходных реагентов использовали раствор железосинеродистой кислоты H4Fe(CN)6, полученной ионообменным способом из K4Fe(CN)6, и раствор ацетата цинка. Молекулярную сорбцию хлорида лития на цианоферратах Sn, Pb, Zn проводили путем внесения 1 г навески цианоферрата в 100 мл водного или спиртового раствора LiCl концентрации 0; 0.03; 0.15; 0.30; 0.55; 0.85; 1.15;

1.45; 1.71 моль/л при pH2. Через 3 суток осадок отфильтровывали и сушили на воздухе.

В результате проведенных работ по синтезу объектов исследования впервые получено 26 новых соединений и фаз.

Химический состав образцов (Ti, Zr, Sn) определяли эмиссионным спектральным анализом на спектрометре JY-38 и атомно-абсорбционным методом в пламени ацетиленвоздух (Li, Na) на приборе Perkin-Elmer M503. Содержание водорода находили из результатов элементного анализа, проводимого по аттестованной методике МКХА № 8816358-47-2005 на автоматическом анализаторе CHN PE 2400, серия II (Perkin Elmer). При изучении сорбции ионов Na+, Cs+, Ca2+ на ГДТ и ГДО концентрацию кальция в растворе определяли титрованием трилоном Б, натрия и цезия – радиометрическим методом с 22 1использованием изотопов Na и Cs. В ряде случаев содержание микрокомпонентов в водных растворах до и после проведения сорбционных экспериментов определяли методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой на приборе Spectromass 2000. Термогравиметрический анализ проводили на термоанализаторах “Rigaku” (Thermoflex); TG-DTA-92 и TG-DSC-111 (Setaram), DTG-60 (Shimadzu) в атмосфере воздуха, при скоростях нагрева образцов – 5-10 град./ мин.

Спектры ИК гидратированных оксидов и ГПС записывали на спектрометре UR-10, образцы готовили в виде суспензии на вазелиновом масле. Инфракрасные спектры поглощения образцов состава Li2-хНхMO3 (M=Ti, Zr, Sn) и цианоферратных фаз регистрировали на ИК- Фурье спектрометре NICOLET 6700 при помощи приставки неполного поверхностного внутреннего отражения в диапазоне 370 – 4000 см-1 (ИОС УрО РАН). Спектры комбинационного рассеяния света (КР) получены на спектрометре Renishaw-1000 (Ar+ - лазер, = 514,5 нм) в области 50–4000 см-1 (ИВТЭ УрО РАН).

Фазовый рентгеновский анализ проводили на дифрактометрах ДРОН УМ-1 и STADI-P (STOE, Германия). Идентификация дифракционных данных проводилась с использованием базы данных JCPDS-ICDD PDF2 (Powder Diffraction Files produced by International Center for Diffraction Data, USA, версии 19952006 гг.). Рентгеноструктурные исследования безводных цианоферратов свинца и олова проведены на дифрактометре STADI-P с использованием стандартной трансмиссионной моды в Cu K1 излучении в угловом интервале от 10о до 100о при шаге 0.02о. Дальнейшее уточнение кристаллических структур безводных цианоферратных фаз свинца и олова проведено методом полнопрофильного анализа по Rietveld с использованием программы GSAS [1] и комбинации рентгено- и нейтронографических данных. Рентгеноструктурный анализ монокристалла Pb2[Fe(CN)6]NO35,5H2O размером 0.080.080.4 мм проведен при комнатной температуре на автоматическом дифрактометре CAD-4 Enraf-Nonius (МоКизлучение (ИНХ СО РАН). Структура решена стандартным методом тяжелого атома (атомы водорода молекул воды не локализованы) и уточнена в анизотропном приближении. Все расчеты выполнены по комплексу программ SHELX-97 [2].

Нейтронограммы цианоферратов свинца и олова получены на установке D7A реактора ИВВ 2М (п. Заречный Свердловской обл.) при = 1.5223 и на установке SLAD реактора R2 (г. Студвик, Швеция) при длине волны нейтронов = 1.4704 .

Исследования методом рентгеновской фотоэлектронной спектроскопии (РФЭС) выполнены на установке VG-Escalab MK II. Образцы впрессовывали в подложку из свинца, зарядку поверхностных слоев учитывали по сдвигу РЭС линии С1s углерода, содержащегося на поверхности.

Для изучения электропереноса использовали образцы в виде таблеток диаметром 5-мм и высотой 4-5 мм с впрессованными платиновыми электродами.

Электросопротивление образцов измеряли методом импедансной спектрометрии в диапазоне частот 1106 Гц (анализатор частотных характеристик Solartron 1260).

Температурные измерения электропроводности проводили со скоростью нагрева ~1град./мин. Протонную проводимость 12-вольфрамоиндата натрия измеряли в электрохимической потенциометрической ячейке по методике [3]. С ее помощью при комнатной температуре определяли концентрацию водорода в тройной газовой смеси (Аг + Н2 + Н2О), содержащей (1.13 ±0.05) об. % Н2 и 3.0 об. % паров воды.

Спектры ядерного магнитного резонанса записывали на спектрометре ЯМР широких 1 линий с рабочей частотой 90 МГц для ядер Н и 34 МГц для ядер Li в температурном интервале –150 +25°С. Спектры ЯМР 1Н высокого разрешения (MAS) регистрировали на спектрометре Bruker MSL-400 (ИК СО РАН), частоту вращения образца варьировали от 1до 15 КГц. Спектры ЯМР Sn записаны при комнатной температуре на частоте 111.МГц на спектрометре СХР-300 (ИК СО РАН). Спектры ЯМР 1H (ПМР) анализировали с помощью программы оптимизации формы линии первых производных сигналов ПМР с использованием рассчитанных атласов спектров 2-х и 3-х спиновых протонных систем [4].

Анализ спектров ЯМР Li проводили с использованием программы симуляции спектра порошка, учитывающей совместный эффект магнитных и электрических сверхтонких взаимодействий.

Глава III посвящена исследованию состояния протонсодержащих групп в гидратированных диоксидах элементов IV группы.

а б в Рис.1. Cпектры ПМР при –150С образцов: TiO2·1.3H2O(a); ZrO2·2.2H2O(б);

SnO2·0.5H2O(в). Составляющие спектров от протонов: 1-изолированных ОН-групп, 2- парных ОН-групп, 3- молекул воды; 4- трехспиновых протонных конфигураций типа Н3О+ На основе анализа спектров ПМР образцов гидратированных диоксидов титана (ГДТ), циркония (ГДЦ), олова (ГДО), полученных осаждением из водных растворов, установлено присутствие нескольких типов протонсодержащих групп (рис.1). Кроме молекулярной воды, изолированных протонов с межпротонным расстоянием (3) и трехспиновых протонных конфигураций типа Н3О+, образованных слабосвязанным с решеткой мостиковым протоном и молекулой воды, установлено наличие протонов с малым межпротонным расстоянием 2.3-2.4. Последние отнесены к паре ОН -групп у одного и того же атома металла. Содержание таких парных ОН-групп в воздушно-сухих образцах увеличивается при переходе от Ti к Zr и Sn, а склонность к восстановлению групп Н3О+ после дегидратации уменьшается в этом же направлении. Очевидно, что указанные изменения обусловлены увеличением радиуса катиона и меньшей склонностью олова, как p-элемента, к образованию мостиковых ОН-групп.

При изучении процесса старения и термолиза образцов гидратированного диоксида титана анатазной модификации с размерами кристаллитов 300 установлено, что удаление протонсодержащих групп с увеличением температуры термообработки сопровождается монотонным уменьшением параметров а и с элементарной ячейки, которые достигают в безводных формах значений, характерных для TiO2 со структурой анатаза (табл. 1). По мере увеличения времени старения ГДТ на воздухе и температуры термообработки вплоть до 200°С наблюдается резкое уширение всех дифракционных максимумов. В частности, полуширина рефлекса (101) у образца, прокаленного при 110°С, возрастает по сравнению с исходным более чем в 4 раза. С дальнейшим увеличением температуры термообработки полуширина дифракционных максимумов уменьшается, достигая минимального значения у образца, прокаленного при 700°С.

Полученные данные свидетельствуют о том, что по крайней мере часть протон- содержащих групп входит в кристаллическую структуру ГДТ. В предположении, что ГДТ имеет структуру типа анатаза, проведен анализ межионных расстояний между правильными системами точек пространственной группы симметрии I41/amd. Исходя из проведенных расчетов, можно ожидать, что в ГДТ атомы титана расположены в 4апозиции, ионы О2- и ОН- группы статистически распределены по 8е-позициям и образуют плотно упакованный анионный каркас, а молекулы воды и, возможно, часть ОН-групп занимают позиции 4b либо 16f (последние - статистически). При таком допущении расстояние О2- – ОН2 на ~16% меньше минимального расстояния 2.36 , оцененного из значений ионного радиуса кислорода и длины связи О–Н молекуле воды. На этом основании можно заключить, что ГДТ имеет хотя и близкую, но искаженную структуру типа анатаза, на что указывает аномальное уширение дифракционных максимумов ГДТ по сравнению с анатазом. Оценить количество ОНn-группировок в решетке ГДТ можно из данных ПМР по термолизу в интервале 110-300°С при допущении, что молекулы воды в структуре анатаза при нагревании диссоциируют с образованием групп Ti(ОН)2. Из данных табл.1 следует, что рост числа парных ОН-групп в ГДТ после отжига при 110°С по сравнению их числом в образце TiO2·1.01H2O составляет величину 0.08 ±0.01, а увеличение числа групп Ti(ОН)2 равно 0.04 ±0.01. Другими словами, в кристаллической решетке TiO2·1.01H2O как минимум 4% атомов титана имеют в своем окружении молекулу воды или парные ОН-группы. На основании анализа межионных расстояний можно заключить, что состояние ОНn-группировок в решетке ГДТ типа анатаза является метастабильным, что объясняет характерный для данного соединения процесс старения.

Таблица 1.

Состав кислородно-водородных группировок в продуктах термолиза TiO2·nH2O Время, Tобр., n a, с, N11* N12 N2 N3 ОН обр. (ч) °С 3.816 9.545 0.04 0.30 1.13 0.37 0.0 20 1.±0.007 ±0.015 ±0.04 ±0.04 ±0.02 ±0.01 ±0.3.812 9.50.04 0.11 0.64 0.32 0.1000 20 1.±0.009 ±0.0±0.02 ±0.02 ±0.01 ±0.006 ±0.3.81 9.53 0.04 0.19 0.40 0.03 0.2 110 0.±0.02 ±0.03 ±0.01 ±0.01 ±0.006 ±0.003 ±0.3.80 9.517 0.08 0.10 0.17 0.2 300 0.26 — ±0.01 ±0.02 ±0.005 ±0.005 ±0.003 ±0.03.796 9.515 0.10 0.01 0.2 450 0.05 — — ±0.007 ±0.015 ±0.001 ±0.001 ±0.02 700 0 3.785 9.5— — — — — ±0.002 ±0.0*Величины N11, N12, N2, N3 означают соответственно количество протонов в изолированных и парных ОН-группах, молекулах воды и группах типа Н3О+ в составе TiO2·nH2O Большая часть протонсодержащих групп, в том числе и трехспиновые конфигураций типа Н3О+ расположены на поверхности кристаллитов ГДТ. Об этом свидетельствует относительная легкость их удаления при термообработке (~ 100 °С) и откачке под вакуумом, а также обратимость их восстановления при хранении прокаленных (Tпр. <4°С) образцов на воздухе. Предложенная модель строения кристаллического ГДТ, учитывающая вхождение кислородно-водородных группировок в состав кристаллической структуры, позволяет объяснить экспериментально установленные факты. Так, существенное уширение дифракционных максимумов при частичной дегидратации ГДТ может быть обусловлено неравномерным удалением кислородно-водородных групп из объема и поверхностного слоя кристаллов. Это должно привести к появлению градиента концентрации указанных группировок в кристалле и возникновению микронапряжений.

При низких температурах диффузионные процессы заторможены; релаксация микронапряжений и, как следствие, сужение дифракционных максимумов наблюдаются при более высоких температурах (200°С и выше). Похожие результаты по уменьшению параметров элементарной ячейки при термолизе гидратированных диоксидов титана и олова рутильной модификации получены в работах [5,6].

Отметим, что для ГДТ различия в способе соединения октаэдров TiO6 по рутильному или анатазному типу фиксируется по положению линий на спектрах комбинационного рассеяния (КР) даже в рентгеноаморфных образцах. Тогда как в спектрах КР гидратированного диоксида олова наблюдается интенсивная линия валентных колебаний Sn-O связей при 630 см-1, положение которой отлично от аналогичных колебаний связей в SnO2. В работе [7] высказана гипотеза о том, что осадки ГДО представляют собой гетерогенные зерна, состоящие из кристаллического ядра SnO2 и оболочки из рентгеноаморфной оксигидроксидной фазы. С целью выяснения вопроса о строении ГДО 1записаны спектры ЯМР Sn высокого разрешения. Анализ спектра SnO2 (табл. 2) 1показал, что сигнал ЯМР Sn соответствует случаю осевой симметрии тензора экранирования , а индивидуальная компонента с шириной 1 имеет лоренцевую форму.

Спектры образцов SnO2·1.0H2O и SnO2·0.45H2O представляют суперпозицию двух компонент: асимметричной линии с величинами || и , почти точно совпадающими с таковыми для SnO2, и симметричной линии лоренцевой формы с максимумом при 550±м.д. Судя по значениям 1, которые характеризуют диполь- дипольное и неоднородное уширения, а также по величинам || и , по мере обезвоживания SnO2·nH2O происходит уменьшение степени аморфности SnO2 при сохранении симметрии ближайшего окружения атомов олова. Наличие дополнительного симметричного сигнала, проявляющегося в виде плеча на линии SnO2, свидетельствует о том, что в образцах ГДО от 22±5% до 17±6% атомов олова имеют ближайшее окружение, отличное от такового в кристаллическом SnO2. Таким образом, согласно данным ЯМР 119Sn ГДО имеет сложный состав и кроме безводного SnO2, обнаруживаемого по рентгенограммам, содержит рентгеноаморфную фазу, которую естественно считать оксигидроксидом олова. По данным ЯМР 119Sn и 1Н (табл. 2) в фазе оксигидроксида на один атом олова приходится в среднем 2–4 ОН-группы и около двух молекул воды. Следовательно, согласно проведенным исследованиям воздушно-сухие осадки ГДО следует рассматривать состоящими из частиц безводного SnO2 различной дисперсности, покрытых слоем оксигидроксидной фазы переменного состава.

Таблица Результаты измерений ЯМР 1Н и 119Sn в SnO2·nH2O Безводный SnO2 Оксигидроксидная фаза Тпр, n рOH* рH2O °С ,м.д ||,м.д. 1,Гс S,% , м.д. 2, Гс ±0.01 ±0,01 OH/Sn H2O/Sn 100 1.00 554 672 1.4 78 530 3.8 0.43 0.57 3.9 2. ±9 ±5 ±0.1 ±5 ±20 ±0.2 ±0.8 ±0.300 0.45 554 710 0.6 83 550 3.8 0.46 0.44 2.4 1. ±6 ±30 ±0.3 ±6 ±30 ±0.9 ±0.9 ±0.1000 0.00 561 689 0.3 100±6 — — — — — — ±9 ±8 ±0.*рOH и рH2O –относительное содержание протонов ОН-групп и молекул воды С целью установления специфики ионного обмена на гидратированных диоксидах титана и олова записаны низкотемпературные спектры ПМР продуктов сорбции ионов натрия и кальция (рис.2), а результаты их анализа представлены в табл. 3–5. Исходные образцы ГДТ и ГДО, полученные золь-гель методом, предварительно подвергали термообработке при 150 и 300°С (обозначены ГДТ–150, ГДО–150 или 300), а сорбцию ионов Na+ и Ca2+ проводили при температурах 25 и 90°С. Из приведенных данных следует, что увеличение содержания сорбированного катиона щелочного металла в ГДТ– 150, ГДО–150 сопровождается сначала уменьшением числа группировок Н3О+, а затем парных гидроксильных групп, что обусловлено последовательным замещением протонов этих групп на ионы M+.

a б Рис.2. Экспериментальные при -150°С (сплошные линии) и рассчитанные (точки) спектры ПМР SnO2·0.45Н2О (1-а), TiO2·0.54Н2О (1-б) и образцов с содержанием сорбированных ионов:

[Na+]=0.46 (2-а); [Са2+]=0.36 (3-а), [Na+]= 0.93 (2-б); [Са2+]=0.71 (3-б) мг-экв./г. Пунктиром показана суммарная линия ОН-групп в образцах ГДТ (б) Таблица Результаты анализа спектров ПМР образцов ГДТ–150 после сорбции ионов Na+ и Са2+ рН N, ммоль [М], NOH NH2O NH3O+ NH3O+ NOH сорбции H2O/г мг-экв./г ммоль/г — 6.01 — 1.3±0.1 4.05±0.06 0.87±0.04 — — 7.92 6.32 [Na+]=0.18 1.3±0.1 4.55±0.06 0.74±0.04 0.13±0.04 0.11.84 5.37 [Na+]=0.93 1.1±0.1 3.96±0.05 0.56±0.04 0.31±0.04 0.2±0.11.64 5.68 [Cs+]=0.52 1.4±0.1 4.12±0.06 0.55±0.04 0.32±0.04 -0.1±0.6.60 5.92 [Cа2+]=0.06 1.3±0.1 4.10±0.06 0.78±0.04 0.09±0.04 0.8.70 7.03 [Cа2+]=0.71 1.4±0.1 4.97±0.07 0.90±0.05 0.0 -0.1±0.Таблица Результаты анализа спектров ПМР образцов ГДО-150 после сорбции ионов Са2+ [Са2+], N, ммоль NОН NН2О NН3О рН рОН рН2О рН3О мг-экв. /г H2O/г ммоль/г — — 5.88 0.35 0.57 0.08 4.12±0.12 3.33±0.06 0.33±0.4.8 0.16 5.42 0.36 0.58 0.06 3.90±0.11 3.22±0.06 0.24±0.10.6 0.36 5.21 0.35 0.59 0.06 3.68±0.10 3.08±0.05 0.19±0.Таблица Результаты анализа спектров ПМР образцов ГДО–300 после сорбции ионов Na+ и Са2+ NОН NН2О NОH tсорб., [Mz+], N, ммоль рН °C мг-экв. /г H2O/г р(ОН)2 рОН рН2О ммоль/г — — — 2.08 0.03 0.63 0.34 2.73 0.72 — 25 6.2 [Na+]=0.08 1.93 0.03 0.69 0.28 2.77 0.54 0.25 12.1 [Na+]=0.46 1.84 0.04 0.61 0.25 2.38 0.65 0.35±0.25 5.5 [Са2+]=0.20 2.40 0.02 0.51 0.47 2.55 1.13 0.18±0.25 8.4 [Са2+]=0.34 2.31 0.02 0.52 0.46 2.51 1.06 0.22±0.25 10.4 [Са2+]=0.56 1.52 0.04 0.74 0.22 2.36 0.35 0.37±0.90 6.7 [Са2+]=0.30 2.09 0.03 0.56 0.41 2.48 0.85 0.25±0.90 7.9 [Са2+]=0.36 2.04 0.54 0.43 0.03 2.33 0.87 0.40±0. Изучение продуктов сорбции ионов кальция на гидратированных диоксидах титана и олова позволило выявить различие механизма сорбции на этих двух сорбентах. В образцах ГДО–150 и ГДО–300 (табл. 4,5) наблюдается главным образом ионообменное замещение протонов парных ОН-групп. Тогда как в продуктах сорбции ГДТ содержание указанных групп практически не меняется. На этом основании следует заключить, что сорбция ионов кальция на ГДТ протекает по механизму сорбционно-гидролитического взаимодействия, описанного для других систем в [8], когда двухвалентный катион образует с Ti–ОН-группами единый гидроксидный комплекс в соответствии с реакцией:

Ti – OH + Ca2+ + H2O Ti – O – Ca – OH + 2H+ (1) Следовательно, парные гидроксильные группы ГДТ обладают более основным характером по сравнению с аналогом олова, а гидратированный диоксид титана может проявлять и анионообменные свойства. Изучение ионообменных характеристик рентгеноаморфных образцов ГДТ, полученных взаимодействием растворов TiCl4 и NaOH при рН =7.0, с помощью потенциометрического титрования и анализа спектров ПМР продуктов сорбции ионов Na+ и арсенат-ионов показало, что парные гидроксильные группы являются центрами сорбции как катионов, так и анионов (табл.6). Обнаруженное экспериментально повышение величин N11, NH3O+ и NH2O у ГДТ (As) можно объяснить лишь тем, что в твердой фазе сорбента арсенатные группы присутствуют в виде ионов H2AsO4-, протоны которых в спектре ПМР фиксируются как изолированные, а часть из них способны координировать молекулы воды с образованием Н3О+–группировок.

Таблица Результаты измерений спектров ПМР образцов ГДТ Содержание кислородно-водородных Образец Состав образца группировок, моль/моль TiON11* N12* N11+N12 NH3O+ NH2O ГДТ TiO2·1.11Н2О 0.10 0.21 0.31 0.12 0.ГДТ (As) TiO2·0.21As2O5·1.61Н2О 0.18 0.15 0.33 0.18 1.ГДТ(Na) TiO2·0.15Na2O·1.12Н2О 0.10 0.08 0.18 0.10 0.ГДТ(As,Na) TiO2·0.07As2O5·0.15Na2O·1.20Н2О 0.14 0.05 0.19 0.11 0.*N11 и N12 – содержание протонов в изолированных и парных ОН-группах соответственно.

Особенности взаимодействия протонсодержащих групп ГДТ с твердыми основаниями исследованы при механической активации (МА) смеси TiO2·nН2О + Са(ОН)2 (табл.7).

Таблица 7.

Результаты анализа спектров ПМР продуктов мехактивации TiO2·nН2О + Са(ОН)Соединение п МА, N1 ± N2 ± N3 ± 0.мин. Р1 Р2 Р3 0.05 0.TiO2·nН2О 0.82 - 0.13 0.65 0.22 0.21 0.53 0.То же 0.69 10 0.12 0.69 0.19 0.17 0.47 0.TiO2·nН2О + 1.82 - 0.61* 0.29* 0.10* 2.21* 0.53* 0.12* Са(ОН)Тоже 1.20 0.5 0.43 0.55 0.02 1.03 0.66 0.» 1.12 2 0.41 0.58 0.01 0.92 0.65 0.» 1.15 5 0.38 0.59 0.03 0.87 0.68 0.» 1.10 10 0.37 0.63 - 0.81 0.69 - * расчет по формуле смеси.

Наличие кислотных центров на поверхности TiO2·nН2О и основных центров у Са(ОН)позволяет допустить обычный механизм конденсационного взаимодействия ОН-групп различной основности при МА исходных реагентов. Однако из анализа спектров ПМР следует, что убыль ОН-групп более чем в два раза превышает величину, рассчитанную по механизму конденсации. На этом основании сделано заключение, что взаимодействие TiO2·nН2О с Са(ОН)2 при МА имеет более сложный характер, связанный с переносом подвижных протонов в соответствии с предложенной схемой:

При мехактивации смеси TiO2·nН2О + Са(ОН)2 в результате тесного контакта между реагентами "кислые" протоны, локализованные на мостиковых Ti-O-Ti-связях и образующие группы типа Н3О+ на поверхности кристаллитов TiO2·nН2О, как наиболее подвижные, диффундируют к атомам кислорода на поверхности частиц Са(ОН)2.

Следствием этого является образование молекул воды и связей Са-O-Ti (механизм конденсации). Возникающие в ходе МА координационно ненасыщенные атомы титана способны координировать атомы кислорода либо изолированных Ti-ОН-групп (на приведенной выше схеме не показано), превращая их, таким образом, в мостиковые, либо молекул воды (схема). В последнем случае происходит диссоциация Н2О с образованием изолированных и мостиковых ОН-групп. Другими словами, в ходе МА смеси TiO2·nН2О с гидроксидом кальция постоянно возникают "кислые" протоны. При этом, начиная с поверхности, разрушается и кристаллическая структура TiO2·nН2О: прочные мостиковые оксо-связи Ti–O–Ti превращаются в более слабые оловые связи Ti–OH···Ti. В соответствии с полученными результатами высокие скорости реакции на начальных этапах МА смеси объясняются одновременным сочетанием двух процессов – быстрым переносом «кислых» протонов и их регенерацией на атомах титана.

Влияние текстуры гидратированных диоксидов элементов IV группы на их сорбционные характеристики изучено на примере сорбции микроэлементов пресной воды объемными осадками TiO2·nН2О, ZrO2·nН2О и композитами, полученными осаждением ГДТ и ГДЦ на мелкодисперсные частицы углерода (ацетиленовая сажа) состава МO2nH2O||хC (M=Ti, Zr; x=0.53.0;

n=1.02.5. Показано, что объемные осадки имеют широкое распределение как по размерам частиц (100-800 нм) со средним диаметром 250 нм (ГДТ) Рис.3. Диаграмма отношений коэффициентов и 800 нм (ГДЦ), тогда как при распределения (Кd) микроэлементов в питьевой осаждении диоксидов на поверхность воде на осадке ГДТ TiO21.5H2O и композите носителя происходит торможение состава TiO2nH2O ||1C процессов агрегации первичных частиц при дегидратации. Поэтому средний размер частиц в композитах составляет 50 и 20 нм в случае ГДТ и 60 нм в ГДЦ. Меньший размер пор в композитах ГДТ по сравнению с осадками не сказывается на сорбции щелочных катионов, однако создаются предпочтительные условия для сорбции ионов Sr2+ по сравнению с катионами Ca2+ и Ba2+ (рис.3). Другими словами, наличие конкурирующих ионов в пресной воде (Al, Ca, Fe и др.) не оказывает влияния на эффективность сорбции ионов Sr композитом TiO2·nH2O||хC.

Коэффициенты распределения для двух – и трехзарядных катионов при сорбции микрокомпонентов пресной воды на композитах ГДЦ на 2 – 3 порядка ниже по сравнению с аналогами титана. Это свидетельствует о более основном характере протонов поверхностных ОН- групп гидратированного диоксида циркония по сравнению с ОНгруппами ГДТ. Установлено, что по мере увеличения массы углерода в композитах ZrO2nH2O||хC возрастает величина коэффициента распределения элементов в анионной форме (Si, P, V, As, Mo) и слабо меняется или уменьшается сродство частиц ГДЦ к двух- зарядным катионам (например, Zn, Mn), что не свойственно для объемных осадков ГДТ.

Таким образом, на основании сорбционных экспериментов можно заключить, что среди изученных гидратированных диоксидов ГДЦ обладает наименее выраженными кислотными характеристиками и большей склонностью к анионному обмену.

В главе IV представлены результаты исследования оксигидроксидных соединений Н2МO3 (М=Ti, Zr,) и фаз Li2-xНхSnO3, впервые синтезированных в настоящей работе путем замещения ионов лития в низкотемпературных фазах Li2МO3 (М=Ti, Zr, Sn) на протоны обработкой водными растворами уксусной кислоты. Показано, что на поверхности кристаллитов металлатов лития ОНn-группы образуются уже при контакте с влагой воздуха. В фотоэлектронных спектрах (РФЭС) O1s воздушно-сухого образца Li2TiO3 (рис. 4) на основной полосе структурного кислорода при 530.2 эВ со стороны больших энергий связи расположены линии, относящиеся к молекулам воды и гидроксильным группам. При этом наблюдается сверхстехиометрическое отношение Li/Ti=3.2 в приповерхностных слоях Li2TiO3, которое свидетельствует о диффузии ионов лития к поверхности и замене вакантных позиций протонами с образованием ОН-групп.

а б Рис.5. Кристаллическая структура Li2Ti(Sn)O3 (а), Li2ZrO3 (б) Методом ПМР на поверхности Li2TiO3 обнаружены молекулы воды, одиночные и парные ОН-группы, трехспиновые протонные конфигурации типа H3O+. Изучение частично протонированных фаз с помощью колебательной Рис. 4. РФЭС линии O1s спектроскопии и ЯМР на ядрах Li позволило установить воздушно-сухого Li2TiOпоследовательность замещения протонами ионов лития в (1); образцов после различных позициях кристаллических решеток Li2MOотжига при 170°C (2) (рис.5). В спектрах ЯМР Li образцов Li2МO3 (М=Ti, Zr, Sn) и после выдержки при кроме центрального сигнала наблюдаются сателлитные линии, влажности 93% (3) обусловленные квадрупольными эффектами на ядрах лития (рис.6). На спектре Li2ZrO3 отчетливо заметны две пары сателлитов примерно одинаковой интенсивности, что позволяет отнести их к двум позициям лития в кристаллической решетке соединения с равной заселенностью в соответствии со структурными данными.

Анализ спектров ЯМР титаната и станната лития показал, что резонансные линии этих соединений также являются суперпозицией по крайней мере двух сигналов разной интенсивности и различными параметрами квадрупольного взаимодействия. Для отнесения сигналов к определенным позициям лития в кристаллической решетке соединений по формуле, предложенной в [9], рассчитаны величины искажения октаэдров LiO6 (), которые в первом приближении можно рассматривать в качестве оценки величины градиента электрического поля (ГЭП) на ядрах лития. В табл. 8 приведены величины квадрупольного расщепления – Q, относительные доли площадей отдельных линий – S в сравнении с параметрами искажения октаэдров LiO6 – в различных позициях лития.

Таблица Результаты анализа спектров ЯМР 7Li Li2MO3 а LiLi1+Lia доля ионов Площадь Q, кГц M Li в i-ой сигнала ±0.позиции S, % (±5) б Li1 – 0.5 0.166 51.5 51.Zr LiLi1+LiLi2 – 0.5 0.050 28.5 48.Li1 – 0.5 0.0б 21.0 74.Ti Li2 – 0.25 0.0Li3 – 0.25 0.243 44.5 25.Li1 – 0.5 0.0Li1 Liв 22.0 70.Sn Li2 – 0.25 0.0в Li3 – 0.25 0.016 5.0 29.10 Гс Анализ формы линии ЯМР Li частично протонированных фаз Li1.7Н0.3МO3 показал, что в Рис.6. Экспериментальные (точки) Li2ZrO3 и Li2TiO3 в первую очередь замещаются ионы и рассчитанные (сплошная линия) лития в позициях Li1, в случае станната лития выбор спектры ЯМР 7Li при +30°С Li2SnOпозиций затруднен вследствие малых величин (a), Li2TiO3(б), Li2ZrO3 (в) констант квадрупольного расщепления.

а б Рис. 7. Рентгенограммы Li2МO3 (1), Н2МO3 (2) и MO2·nН2О (3) при M=Zr(a), Ti(б) По данным рентгенографического анализа образование соединений Н2МO3 (М=Ti, Zr) проходит через стадию сосуществования двух фаз - Li2МO3 и Li2-хНхМO3. Оксигидроксиды Н2МO(М=Ti,Zr) имеют индивидуальную кристаллическую решетку, производную от металлатов лития и отличную от кристаллической структуры гидратированных диоксидов (рис.7).

Вследствие значительного уширения рефлексов соединений Н2МO3 (М=Ti, Zr) определение структуры из данных рентгенографического анализа не представляется возможным. По сдвигу рефлексов можно Рис.8. Рентгенограммы SnO2 (1), заключить, что замещение протонами ионов лития Li2SnO3 (2) и Li0.2Н1.8SnO3 (3) в титанате лития сопровождается сжатием кристаллической решетки. Для соединения Н2ZrO3 характерно увеличение размеров элементарной ячейки по сравнению с исходным цирконатом лития. Выделению соединения Н2SnO3 препятствует повышенная растворимость протонированных фаз, в результате чего в системе развивается вторичный процесс осаждения гидратированного диоксида олова, фиксируемого по РФА (рис.8), который препятствует достижению полного замещения ионов лития на протоны в фазе Li2SnO3.

Дегидратация оксигидроксидов состава Н2МO3 (M=Ti, Zr) происходит в интервале 170200°С в одну стадию и сопровождается разрушением кристаллической структуры соединений с образованием соответствующих гидратированных диоксидов.

По данным ПМР широких линий при +30 и –150°С (рис.9) образцов Н2МO3 (M=Ti, Zr) протоны входят в состав структурных ОН-групп. Узкий сигнал при комнатной температуре с относительной интенсивностью 3-5% следует отнести к сорбированным на поверхности кристаллитов молекулам воды. В Н2TiO3 по данным анализа спектров ЯМР Н (MAS) (рис.10) и КР (рис.11) состав ОН-групп неоднороден, что является отражением структуры исходного титаната лития: примерно четверть протонов имеют меньший химический сдвиг (), не образуют водородных связей и могут быть отнесены к позициям лития в слоях титан- кислородных октаэдров.

Рис.10. Спектр ЯМР 1Н MAS H2TiO3 и его составляющие * – боковые линии от вращения образца.

Рис.9. Спектры ПМР при +30 ()и –150°С () Рис.11. Спектры КР H2TiO3 (1) и Н2ZrO3 (2) образцов Н2TiO3 (1), Н2ZrO(2) и Li0.2Н1.8SnO3 (3) Остальная часть протонов расположена в межслоевом пространстве и по спектрам ЯМР и КР образует прочные водородные связи. Иная картина в Н2ZrO3: при замещении двух позиций лития в структуре цирконата протоны оказываются равноценными и практически не участвуют в образовании водородных связей с ионами кислорода решетки, поэтому их удаление наблюдается при более высокой температуре (200°C) по сравнению с титановым аналогом (170°C). Продукт максимального замещения ионов лития на протоны в станнате лития Li0.2Н1.8SnO3 по данным анализа спектров ПМР содержит примерно равное количество новой протонированной фазы и фазы гидратированного диоксида, образовавшего за счет растворения станната и последующего осаждения.

Выполненные измерения кислотно-основной активности H2TiO3 путем потенциометрического титрования растворами литиевой и натриевой щелочей показали, что ионы Na+, в отличие от Li+ (рис.12,а) не способны взаимодействовать с обменными протонными центрами образца. Титрование Н2ZrO3 раствором LiOH (рис.12,б) не приводит к замещению протонов на ионы лития, что свидетельствует об основном характере ОН-групп в соединении. На этом основании соединение H2TiO3 следует считать метатитановой кислотой, а соединение циркония – отнести к группе оксигидроксидов и записывать в виде ZrО(OН)2.

а б 12 11 pH pH 9 8 7 6 5 4 0 4 8 12 16 20 0 4 8 12 16 V(LiOH), мл V(LiOH), мл Рис.12. Кривые титрования: 1-воды и 2 -образцов Н2TiO3.(а ), Н2ZrO3 (б) раствором LiOH Физико-химический анализ результатов кислотно-основного титрования проводился с учетом стерических ограничений [10] на основе сравнительного статистического анализа альтернативных моделей ионообменных процессов с участием протонов метатитановой кислоты Результаты моделирования сравнивали методом дисперсионного анализа, что позволило выявить наиболее достоверную модель обменного процесса. Согласно принятой модели (рис.13.) процесс протонного обмена происходит по двум уравнениям реакции:

(H)s + Li+ = (Li)s + H+ (2) (H)s + 0.5Li+ = 0.5(Li, H)s + 0.5H+ (3) Реакция (3) отражает факт стерической затрудненности ионного обмена на 2хпротонной обменной позиции, когда обмен возможен с участием только одного из двух протонов. Параллельно с этим процессом развивается ионный обмен на протонах другого типа, для которых стерические затруднения отсутствуют и основным Рис.13. Зависимость степени диссоциации становится энергетический фактор обмена.

() ОН-групп в Н2TiO3 от рН раствора Подобная модель наилучшим образом LiOH: точки – эксперимент; сплошная объясняет всю совокупность данных по линия – расчет по модели двухстадийного кислотно-основному титрованию обмена метатитановой кислоты растворами щелочей.

С целью определения изменений в электронном строении соединений Li2МO3 при замещении ионов лития на протоны проведены расчеты электронных характеристик соединений Li2МO3 и фаз Li1.75H0.25МO3 (М=Ti, Sn, Zr) с использованием программы SIESTA. Для указанных структур при фиксированных (экспериментальных) размерах моноклинных ячеек Li2МO3 из 96 атомов определены равновесные позиции атомов, полные энергии и величины заселенностей связей, выполненных в приближении Малликена (табл. 9.). Для составов Li1.75H0.25МO3 (М=Ti, Sn, Zr) рассчитаны также энергии формирования фаз Eформ. по формуле:

tot Eформ. = ELi H MO3 - 0.875ELi O - 0.125EH O - EMO 1.75 0.25 2 2 где Eitot – полная энергия i-ой фазы (Li1.75H0.25МO3, Li2МO3, H2O, Li2O, MO2, где M = Ti, Sn, Zr).

Таблица 9.

Величины заселенности связей (k) и энергии формирования фаз Li2TiO3 и Li2-хНхTiOk103 (e) k103 (e) в Li2-хНхМO3, тип октаэдра в Li2МO3 замещение Li1 замещение Li2 замещение LiSn1 – O6 146.3 -ср. 121 14– миним. 1Sn2 – O6 146.7-ср. 125 15– миним. 1(Li, H) – O6 99.2 –ср. 239 и 95 247 и 74. 293 и 2; Е форм., эВ -1.07 -1.09 -1.05 -1.Ti1 – O6 229.8 -ср. 248 – cр. 225.7 – cр. 253.3 – cр.

Ti2 – O6 228.3-ср. 253.5 – cр. 230.3 – cр. 252.3 – cр.

(Li, H) – O6 99.2 –ср. 21.2 – cр. 294 и 15; 14 292 и 10; Е форм., эВ -1.22 -1.31 -1.31 -1.Zr1 – O6 240.2- ср. 248.7 – cр. 244.7 – cр. Zr2 – O6 240.2- ср. 241.3 – cр. 236.8 – cр. (Li, H) – O6 86.3 –ср. 289 и 9 298 и 10 - Е форм., эВ -1.62 -1.68 -1.64 Сопоставление энергетических характеристик (Eitot) для составов с различными вариантами расположения протонов позволяет выявить различие между соединениями Li2TiO3 и Li2SnO3. Для титаната лития бльший энергетический выигрыш наблюдается в случае обмена Li+ на протон в позициях Li3, расположенных в Ti-O – слоях. Однако замещение Li3 возможно только после обмена на протоны ионов Li+ в позициях Li1 и Liв межслоевом пространстве. Такая последовательность подтверждается результатами исследования КР и ЯМР Li, как это показано выше. В Li2SnO3 наиболее энергетически выгодно замещение протонами ионов Li+ в позициях Li1, а замещение в позициях Li2 и Li3 равновероятно. Обмен ионов лития на протоны в Li2ZrO3 по данным табл. 9.

предпочтителен для позиций Li1, что согласуется с экспериментом ЯМР 7Li.

При замещении ионов лития в Li2MO3 на протоны происходит существенное перераспределение электронной плотности в кристаллической решетке соединений, которое зависит от типа металла М и кристаллографической позиции иона водорода. Во всех случаях кроме позиции Н1 в Li2TiO3 наблюдается увеличение электронной плотности вдоль определенного направления Н – О по сравнению с соответствующей связью Li–O, что свидетельствует об образовании гидроксильных групп ОН. Карты полных и дифференциальных электронных плотностей наглядно демонстрируют этот факт (рис.14.). При замещении ионов лития на протоны в позиции Li1 Li2TiOнаблюдается противоположный эффект – уменьшение в 3-4 раза величин заселенностей связей атомов водорода с ближайшими кислородными атомами. Следовательно, из трех возможных мест локализации только в позиции Нпротоны слабо связаны с кристаллической решеткой, что объясняет кислотный характер Н2TiO3.

Особенностью Li1.75H0.25SnO3 в отличие от соединений титана и циркония является существенное (примерно на порядок) уменьшение электронной плотности одной из связей Sn – O при замещении позиций Li2 протонами.

Рис.14. Карта полной Как было сказано выше, энергетически более выгодно электронной плотности замещение протонами позиций Li1, составляющих 50% Li1.75H0.25TiO3 при замещении в мест локализации ионов Li+, а расположение Н+ в позиции Li(3) Разность между позициях Li2 и Li3 равновероятно. На основании этого изолиниями равна 0.можно предположить, что в фазах Li2-хHхSnO3 при электрон/3.

степенях замещения х>1.5, когда начинается обмен ионов лития в позициях Li2, создаются предпосылки для гидролитического отщепления ионов Sn(IV). Это объясняет экспериментально установленный факт увеличения растворения протонированной фазы олова с ростом степени замещения протонами, что приводит к осаждению гидратированного диоксида. Таким образом, полученные величины заселенности связей находятся в хорошем согласии с физико-химическими характеристиками протонированных фаз на основе металлатов лития.

Изучение сорбционных свойств соединений H2TiO3, ZrО(OН)2 и фазы состава Li0.2Н1.8SnO3 проводили в сравнении с гидратированными диоксидами TiO2·0.7H2O, SnO2·1.1H2O, ZrО2 2.2H2O. Сорбционные эксперименты проводили при рН=2 и 5 из модельных растворов, содержащих до 28 элементов – представителей основных подгрупп периодической таблицы. Из данных по сорбции определяли коэффициенты распределения элементов Kd (мл/г). Сопоставление величин коэффициентов распределения элементов при рН = 2 и 5 позволило заключить, что сорбционная функция всех сорбентов в кислой среде (рН=2) подавлена, что свидетельствует о слабокислотном характере протонсодержащих групп. Поэтому основным механизмом сорбции катионов из водных сред является сорбционно-гидролитическое взаимодействие, а кристаллические оксигидроксиды H2TiO3, ZrО(OН)2 обладают высокой активностью к сорбции многовалентных элементов в катионной и анионной форме.

Влияние количества ОН-групп в кристаллических оксигидроксидах элементов IV группы на их сорбционные характеристики изучено на примере фаз Li2-хHхTiO3 с величинами х=1.7 и 2.0 (рис.15.). Сравнение сорбционных свойств метатитановой кислоты (х=2) и образца Li2-хHхTiO3 при х=1.7 показало, что величины Kd ионов f-элементов для продукта неполного замещения на 1-2 порядка выше по сравнению с метатитановой кислотой. Можно предположить, что в Li2-хHхTiO3 дополнительными сорбционными центрами являются также ионообменные позиции лития. Сопоставление величин lgKd уранил- иона для всех изученных сорбентов: ГДТ (4.5), ГДЦ (4.7), ГДО (3.3), H2TiO3 (4.7), ZrО(OН)2 (3.8), Li0,2Н1,8SnO3 (5.1), Li0.3H1.7TiO3 (5.7) позволяет заключить, что соединение Li0.3H1.7TiO3 является наиболее эффективным сорбентом ионных форм урана (VI).

lgKd(мл/г) x=1.x=2.La Ce Pr Nd Sm Eu Gd Tb Dy Ho Er Tm Yb Lu Hf Th U Рис. 15. Величины коэффициентов распределения ионов f-элементов, адсорбированных при рН=5 образцами Li2-хHхTiO3 с х=1.7 и 2. С целью установления корреляций между сорбционными свойствами и дисперсностью образцов определены величины удельной поверхности (Sуд.) изученных сорбентов.

Данные по сорбции 17 наиболее представительных элементов приведены в табл.10, из которых следует, что образец H2TiO3 с величиной Sуд.=81.3 м2/г обладает высокой сорбционной активностью по отношению к многовалентным катионам, сравнимой с гидратированным диоксидом титана и образцом Li0.2H1.8SnO3. При этом величина удельной поверхности образца H2TiO3 в 1.7 раза меньше, чем ГДТ. При достижении дисперсности метатитановой кислоты такой же, как ГДТ, по экстраполяции сорбционных данных можно заключить, что такой образец будет обладать уникальными сорбционными характеристиками, превышающими достигнутые значения на 1-3 порядка величины для таких токсичных или радиоактивных элементов, как Tl, As, Te, Sr, Th и U. Это дает основания рекомендовать высокодисперсную метатитановую кислоту в качестве нового сорбента поливалентных ионов. Сорбционное преимущество метатитановой кислоты по сравнению с гидратированным диоксидом титана обусловлено кристаллическим строением H2TiO3, где каждый атом титана, как в объеме, так и на поверхности кристаллитов, содержит по две гидроксильные группы. Этот факт обусловливает эффективную сорбцию многозарядных катионов по механизму сорбционногидролитического осаждения. Следует также отметить, что образец ZrО(OН)2, имеющий минимальные величины Sуд. (9 м2/г) из всех изученных сорбентов, проявил сопоставимые величины сродства к сорбируемым группам ионов. Следовательно, перспективой дальнейшего улучшения сорбционных характеристик ZrО(OН)2 должно быть увеличение дисперсности прекурсора Li2ZrO3.

Таблица 10.

Коэффициенты распределения (lgKd) элементов при сорбции из водных растворов при рН=5 на оксигидроксидах титана и олова H2TiO3 TiO2·0.7H2O Li0.2H1.8SnO3 ZrО(OН)Элемент Sуд,=45.9 м2/г Sуд,=81.3 м2/г Sуд,=138.2 м2/г Sуд,=51.5 м2/г Sуд,=9.1м2/г Sr 1.1 3.2 2.8 2.6 2.Ba 2.9 3.6 3.2 3.6 3.Tl 2.6 4.2 4.3 4.1 Al 3.2 4.2 4.4 4.4 3.Ga 3.8 5.1 4.0 3.9 3.Fe 3.6 4.2 4.1 4.2 3.P 3.1 4.0 2.7 3.4 2.As 3.8 4.5 4.4 3.4 4.Sb 2.6 3.2 - - Te 2.7 3.8 4.3 - Cr 1.8 2.0 - 2.6 3.Mo 2.1 3.3 - - Mn 2.9 3.3 3.2 3.2 3.La 4.4 4.8 5.0 5.5 3.Ce 4.7 5.0 5.1 5.7 3.Pr 4.8 5.1 5.3 5.7 3.Th 5.2 6.1 5.4 6.2 4.U 4.4 4.8 4.5 5.1 3.Таким образом соединения состава MО(OH)2, или H2МO3, по строению и свойствам логично вписываются в ряд оксигидроксидных соединений элементов III-V групп, в которых по мере увеличения максимальной степени окисления металла растут константы диссоциации протонов кислородно-водородных. Кроме того, метатитановая кислота H2TiO3 является первым представителем гомологического ряда титановых кислот, где с ростом степени конденсации TiO6-октаэдров увеличивается склонность к отщеплению протона и образованию ионов оксония, которые являются центрами катионного обмена.

Глава V посвящена установлению состояния протонсодержащих групп в вольфрамовых гетерополисоединениях. Как известно, нерастворимые соли гетерополикислот нашли применение в качестве ионообменников для извлечения различных катионов [11]. Целью исследования было установление влияния на состояние протонов устойчивости гетерополианионов (ГПА) и заряда внешнесферного катиона. В ряду вольфрамовых гетерополианионов [Эх+W12O40](8-х)- структуры Кеггина наименее устойчивыми являются комплексы с гетероатомами элементов IIIА группы. В работе изучены вольфрамоалюминаты, -галлаты и -индаты в виде солей Li+, Na+, K+, Rb+, Cs+ и АТМ, большинство из которых синтезировано впервые (табл.11). Для исследованной серии солей путем анализа спектров ПМР (рис.16) показано, что все они являются кислыми солями, и установлено изменение гидратных форм протона в зависимости типа гетероатома и размера внешнесферного катиона (табл.11).

Таблица 11.

Гидратный состав и температуры кристаллизации продуктов разложения солей 12-вольфрамовых гетерополикислот IIIA группы Э Состав солей Установленные гидратные Tэкзоэф. °C формы Li4HGaW12O4017H2O Li4(Н5О2)[GaW12O40]15H2O; 4Li4HGaW12O402H2O Na4HGaW12O4016H2O* Na4(Н5О2)[GaW12O40]14H2O; 5Na4HGaW12O402H2O Ga Na3H2GaW12O4013H2O Na3(H5О2)2[GaW12O40]9H2O 5K4HGaW12O4013H2O K4H3О[GaW12O40]12H2O 5Rb3H2GaW12O4011H2O Rb3(H3О)2[GaW12O40]9H2O 5Cs3H2GaW12O405H2O Cs3H(H3О)[GaW12O40]4H2O 5Na3H2AlW12O4014H2O* Na3(H5О2)2[AlW12O40]10H2O 4K3H2AlW12O4014H2O K3(H5О2)2[AlW12O40]10H2O 3Al Rb3H2AlW12O4013H2O Rb3(H3О)2[AlW12O40]11H2O 3Cs3H2AlW12O4012H2O* Cs3(H3О)2[AlW12O40]10H2O 3ATM5AlW12O405H2O* ATM5*AlW12O405H2O Na3H2InW12O4015H2O Na3(H5О2)2[InW12O40]11H2O 3K3H2InW12O4010H2O K3(H5О2)2[InW12O40]6H2O 4In Rb3H2InW12O4012H2O Rb3(H3О)2[InW12O40]9H2O 4Cs3H2InW12O4010H2O Cs3(H3О)2[InW12O40]8H2O 3ATM5InW12O405H2O* ATM5*InW12O405H2O *ранее известны из литературных данных Следует отметить, что в изученных солях все гидраты протонов (оксониевые и диоксониевые группы) фиксируются только на спектрах ПМР при низкой температуре в состоянии так называемой «жесткой решетки», где практически отсутствуют тепловые движения атомов. В ИКспектрах при комнатной температуре в солях отсутствуют полосы при 1700 см-1, характеризующие валентные колебания О – Н в ионах оксония и диоксония. В [12] высказано предположение, что в ГПА Кеггина часть протонов может локализоваться на кислородах мостиковых W – O – W связей. В этом прослеживается аналогия с «кислыми» протонами в составе M– O – M связей в гидратированных Рис.16. Спектры ПМР при -140°С:

диоксидах Ti, Zr, Sn. Поэтому можно заключить, 1- Na3H2GaW12O4013H2O;

что в солевых формах гетерополикислот 2- Na3H2AlW12O4014H2O;

оксониевые группы в силу малой кислотности 3- Rb3H2AlW12O4013H2O;

протонов являются неустойчивыми и 4- Cs3H2AlW12O4012H2O;

разрушаются уже при комнатной температуре. С 5- Na3H2InW12O4015H2O;

понижением температуры молекулы воды 6- Rb3H2InW12O4012H2O;

«вымораживаются» вблизи протона, что и 7- Cs3H2InW12O4010H2O позволяет наблюдать трехспиновые группировки lg(, Cм/см) H3O на спектрах ПМР при низких температурах (140-150 °С).

- Подвижность незамещенных протонов, определяемая степенью их гидратации, -исследована методами ПМР и импедансной спектрометрии. Ход температурных -зависимостей проводимости () определяется наложением двух процессов – термостимулированным переносом катионов и -дегидратацией соединений, уменьшающей 300 400 500 6T, K подвижность протонов. На примере солей галлия показано (рис.17), что чем больше размер Рис.17. Температурные зависимости щелочного катиона, тем меньше степень проводимости вольфрамогаллатов:

замещения кислых протонов и ниже гидратация 1-Na3Н2GaW12O40·16H2O;

кислых протонов. Наличие в натриевой соли 2-Na3Н2GaW12O40·13H2O;

ионов диокcония обеспечивает быстрый перенос 3- Na4НGaW12O40·17H2O;

протонов по системе водородных связей и 4- Н5GaW12O40·13H2O высокие величины проводимости, сравнимые при комнатной температуре со значениями вольфрамогаллиевой кислоты. С другой стороны, для солей катионов малого радиуса – Na+ и Li+ – установлено наличие в координационном окружении катионов жестко связанной молекулярной воды вплоть до образования для четырехзамещенных солей индивидуальных дигидратов состава Na(Li)4HGaW12O402H2O.

При повышении температуры эти молекулы также вовлекаются в перенос протонов, поэтому проводимость натриевых солей при 200° С на несколько порядков превышает проводимость кислоты.

lg(,См/см) lg(, См/см) --1 ----5 -6 --T, K 250 300 350 400 450 5300 400 500 T,K 6Рис.18. Температурные зависимости Рис. 19. Температурные зависимости проводимости:1- Na3Н2InW12O40·15H2O; проводимости: 1- Cs3H2GaW12O405H2O;

2- Na3Н2AlW12O40·14H2O; 2- Cs3H2InW12O4010H2O;

3- H3PW12O40·23H2O 3- Cs3H2AlW12O4012H2O;

Те же закономерности наблюдаются и для солей гетерополивольфраматов алюминия и индия (рис.18,19), для которых в отличие от аналогов галлия характерно более высокое содержание гидратной воды в воздушно-сухих образцах. Можно заключить, что молекулы воды стабилизируют менее устойчивые, а, следовательно, и более искаженные анионы в рамках единой кристаллической решетки. В результате протоны в цезиевых солях с ГПА алюминия и индия гидратированы в большей степени, а их проводимость на порядок выше галлиевого аналога (табл.11, рис.19). Натриевая соль вольфрамоиндиевой кислоты состава Na3Н2InW12O40·15H2O за счет координированных катионом молекул воды оказалась лучшим протонным проводником при повышенных температурах, чем даже вольфрамофосфорная кислота среднего гидратного состава H3PW12O40·23H2O (рис.18).

Таким образом, на основании проведенных исследований установлено, что в соединениях М3H2[ЭW12O40]·nH2O (M=Na, Cs; Э=Al, Ga, In) в отличие от солей вольфрамофосфорной кислоты [13] натриевые формы имеют более высокие значения проводимости по сравнению с цезиевыми солями, что обусловлено более высокими степенями гидратации кислых протонов в соединениях состава Na3H2[ЭW12O40]·nH2O.

Исследование влияния степени окисления внешнесферного катиона на состояние протонов в гетерополисоединениях проведено на примере солей Ce(III) и (IV) 12вольфрамофосфорной (ВФК) и 12-вольфрамокремниевой (ВКК) кислот. Воздушно-сухие соли, полученные взаимодействием металлического церия с растворами вольфрамовых гетерополикислот имеют состав CePW12O40·10H2O (I) и CeHSiW12O40·15H2O (II). Спектры ПМР соединений I и II, записанные при температуре - 140°С, приведены на рис. 20.

Уширение, асимметрия и сдвиг сигнала ПМР в исследованных образцах обусловлены наличием парамагнитных ионов Се3+.

Рис.20. Спектры ПМР при -140°С образцов CePW12O4010H2O (а) и CeHSiW12O4015H2O (б):

1 - воздушно-сухой образец, 2 - прокаленный при 160°С, 3 -прокаленный при 370°С, 4 - после регидратации Эти эффекты усиливаются после отжига образцов при 160°С. Линия ПМР является суперпозицией двух линий: от изолированных протонов и молекул воды, находящихся вблизи парамагнитного иона. Из сравнения спектров на рис. 20 следует, что связь молекул воды с кристаллической решеткой соединений неоднородна. Молекулы воды, дающие на спектрах ПМР симметричную дублетную линию с шириной 11.5-12.0 Гс, слабо связанны с кристаллической решеткой соединений и удаляются при отжиге до 140-160°С.

Обнаруженную в образцах после отжига при 160°С молекулярную воду следует отнести к гидратной оболочке иона Се3+, полное разрушение которой, по данным термического анализа, происходит при температурах 360-385°С. На спектрах ПМР соединений I и II после отжига при 370°С наблюдаются главным образом линии от изолированных протонов, присутствие которых в кремнийсодержащем соединении объясняется наличием внешнесферного кислого протона. Поскольку соотношения Се/Si и Се/Р близки к единице, вхождение Се3+ в состав исследуемых соединений только в виде аквакомплекса Се(Н2О)х3+ не позволяет объяснить наличие изолированных протонов в фосфорсодержащем соединении I. Можно заключить, что в процессе синтеза гидратированные ионы Се3+ подвергаются частичному гидролизу и входят в состав соединений I и II в виде гидроксоаквакомплексов, образование которых характерно для лантаноидов [14]. Тогда состав соединений I и II можно соответственно выразить следующими формулами:

(I) CePW12O40·10Н2О [Ce(OH)x(H2O)y]Hx[PW12O40]·(10-x-y)H2O, (II) CeHSiW12O40·15Н2О [Ce(OH)x(H2O)y]H1+x[SiW12O40]·(15-x-y)H2O, где x= 02 ; y 6-x.

Косвенным подтверждением такого написания служат результаты ПМР-исследований регидратированных образцов (рис. 20, кривые 4). Сопоставление центральной части спектров воздушно-сухих и регидратированных образцов свидетельствует, что для последних характерно, с одной стороны, увеличение относительного содержания изолированных протонов, а с другой - суперпозиция по меньшей мере двух линий от изолированных протонов в области ±1-4 Гс от центра спектра. Наблюдаемые изменения в спектрах ПМР можно объяснить дальнейшим локальным гидролизом гидроксоаквакомплексов Се3+ в циклах де- и регидратации. Результатом является образование групп протонов с различным расстоянием и характером взаимодействия с решеткой, например Се(ОН)2+, Се(ОН)2+, Н(Н2О)n+. Нельзя исключить и образования димерных форм Се3+, на которые имеются указания в [14].

моль Н2О/ моль соед.

1 , % 1 2 3 0 40 80 120 , час.

Рис.22. Эффективность () конденсации Рис.21. Адсорбция паров воды из воздуха c этиленгликоля с 1,5-дигидрооктафторвлажностью 99% прокаленными при пентан-1-диолом прокаленных при 370°С 370°С соединениями: 1–CeHSiW12O4015H2O;

образцов:1– CePW12O4010H2O;

2– CePW12O4010H2O; 3– СаСl2; 4– Аl2О2– CeHSiW12O4015H2O; 3– СаСl2; 4– Аl2О Данные рис. 21. свидетельствуют о значительной гидрофильности продуктов отжига соединений I и II, выявленную при адсорбции паров воды из влажного воздуха.

Обратимость дегидратации полученных соединений одновременно с термической стабильностью явились предпосылками исследования их водоотнимающей способности в процессах межмолекулярной конденсации органических многоатомных спиртов, реализующейся за счет меж- и внутримолекулярного отщепления воды Эффективность использования прокаленных при 370°С соединений I и II в реакции конденсации этиленгликоля с 1,5-дигидрооктафторпентан-1-диолом и трансформации последнего в гидрооктафторпентаналь значительно превышает активность известных водоотнимающих веществ – СаСl2 и Аl2О3 (рис.22).

Взаимодействие солей Ce(IV) c растворами гетерополикислот приводит к образованию билакунарных комплексов церия, состоящих из двух фрагментов ненасыщенного гетерополианиона Кеггина (XW11O39)n-, которые выступают в роли тетрадентантных лигандов (рис. 23). Атом f-элемента при этом имеет координационное число 8 и находится в центре квадратной антипризмы, образованной атомами кислорода обоих лигандов. В работе изучены состояние протонных группировок и физико-химические свойства новых комплексов церия (IV) с фосфор- Lak(P), и с кремнийсодержащими -Lak(Si) вольфрамовыми лакунарными полианионами в виде солей щелочных металлов, аммония, органического основания, а также цериевой соли. Состав полученных соединений приведен в табл.12.

Рис. 23. Схема строения лакунарного гетерополианиона [Се(PW11O39)2]10- Таблица 12.

Гидратный состав и устойчивость лакунарных гетерополикомплексов на основе Ce(IV) № Краткая Гидратный состав Тэкзо,°С форма 1. K-Lak(P)aq K8(H3O)2[Ce(PW11O39)2]·12Н2О 52. K-Lak(Si)aq* K8(H3O)4[Ce(SiW11O39)2]·13Н2О 63. Cs-Lak(P)aq Cs7(H3O)3[Ce(PW11O39)2]·9Н2О 64. Cs-Lak(Si)aq Cs7(H3O)5[Ce(SiW11O39)2]·13H2O 65. Ce-Lak(P)aq Ce(OH)2(H3O)8[Ce(PW11O39)2]·18H2O 56. NH4-Lak(P)aq (NH4)10[Ce(PW11O39)2]·12Н2О 37. NH4-Lak(Si)aq (NH4)12[Ce(SiW11O39)2]·7Н2О 38. ATM-Lak(P)* [CnH2n+1(CH3)3N]10[Ce(PWuO39)2] 49. ATM-Lak(Si)* [CnH2n+1(CH3)3N]12[Ce(SiWnO39)2] 4*ранее известны из литературных данных Низкотемпературные спектры ПМР солей удовлетворительно описываются совокупностью сигналов от молекул воды и гидратированных протонов в виде Н3О+ (рис.24). Результаты расчета сигналов ПМР (табл. 13, где величины N1, N2, Nсоответствуют числу группировок ОН, Н2О, Н3О+ на формульную единицу) свидетельствуют о том, что все исследованные соли являются кислыми, т.е. содержат незамещенные внешнесферные протоны, образующие с молекулами воды ионы Н3О+. Как и следовало ожидать, ввиду различия ионных радиусов степень замещения кислых протонов в солях калия выше, чем в солях цезия, однако количество щелочных катионов не меняется при переходе от аниона [Ce(PW11O39)2]10- к [Ce(SiW11O39)2]12-. Более сложной по гидратному составу является соль Ce-Lak(P). Как видно из спектров ПМР, доля гидратированных протонов значительно выше, чем в солях Cs+ и K+. Поскольку при синтезе было заложено соотношение H3PW12O40 : Се = 1:1, а по данным ИК-спектров, синтезированный ГПА является бидентантным, следует заключить, что на каждый анион [Ce(РW11O39)2]10- приходится один внешнесферный катион Ce(IV). С другой стороны, анализ спектров ПМР свидетельствует, что количество групп Н3О+ в расчете на гетерополианион равняется десяти. Чтобы совместить эти результаты, необходимо сделать ряд предположений. Во-первых, ион Ce(IV) может входить в состав соли в виде гидроксокомплекса, поскольку согласно [14] четырехзарядный церий в водном растворе даже в кислых средах образует гидроксоионы СеОН3+ и Се(ОН)22+. Во-вторых, протоны ОН-групп в Се(ОН)x4-x могут обладать кислотными свойствами, т.е. образовывать с молекулами воды группировки Н3О+. В пользу такого предположения свидетельствует сигнал ПМР воздушно-сухого образца гидратированного диоксида церия СеО2·2Н2О (рис.

24.): согласно расчету спектра ПМР состав протонсодержащих групп можно выразить в виде СеО1.5ОН·1.5Н2О, причем примерно 25% ОН-групп образуют трехспиновые группировки типа Н3О+. Таким образом, состав билакунарной соли церия можно представить в общем виде Се(ОН)x(Н3О)6+x·[Ce(PW11O39)2]·nН2О, где х изменяется в интервале от 0 до 3; для воздушносухого образца значение х близко к 2, а n =18.

Частичное обезвоживание соли церия, проведенное в течение часа при 170°С (табл.13), показало уменьшение количества молекулярной воды и числа групп Н3О+, также возникновение относительно изолированных протонов. Таким образом, в процессе дегидратации происходит частичная конденсация между ОН-группами в гидроксокомплексах церия и гидратированными кислыми протонами, а также удаление части молекул воды из групп Н3О+. Состав соли в этом случае можно записать в виде Се(ОН)1-x(H,H3O)7-x[Се(РW11О39)2]·nН2О, х=01.

Исследование каталитических свойств синтезированных билакунарных гетерополисолей свидетельствует об их высокой эффективности.

Это связано с сочетанием таких свойств, как высокая кислотность, термостабильность, наличие в их составе ионов церия, способных изменять степень окисления. Действительно, величина Рис.24.Экспериментальные адсорбции (а) циклогексиламина из водного (сплошная линия) и рассчитанные раствора, являющаяся количественной (пунктир) спектры ПМР при -140°С характеристикой кислотных свойств полученных гетерополикомплексов Ce(IV):

ГПС, коррелирует с числом группировок Н3О+ на 1 – K-Lak(P); 2 – Cs-Lak(P);

формульную единицу в рядах солей с 3 – K-Lak(Si); 4 –Cs-Lak(Si);

соответствующими ГПА (табл. 13). Более низкие 5 – Ce-Lak(P); 6 - Ce–Lak(P), значения а для солей с Lak(Si) по сравнению с прокален при 170°C; 7 – СеО2 2Н2О Lak(P) обусловлены, очевидно, большим зарядом аниона [Ce(SiW11O39)2]12- и, следовательно, меньшим кислотным характером внешнесферных протонов, чем у соединений с анионом [Ce(PW11O39)2]10-.

Таблица Данные ПМР- спектров, величины адсорбции циклогексиламина (а) и эффективности кислотного катализа () для гетерополикомплексов церия(IV) Соединение n* N1 N2 N3 a* , ч-K-Lak(P)aq 15.0 - 11.6 ±0.4 2.3 ± 0.3 40.0 0.K-Lak(Si)aq 19.0 - 13.5 ±0.6 3.6 ±0.4 27.0 0.Cs-Lak(P)aq 13.5 - 9.4 ± 0.4 2.7 ±0.3 43.0 0.Cs-Lak(Si)aq 20.5 - 12.5 ± 0.4 5.3 ± 0.3 31.0 0.Ce-Lak(P)aq 31.0 - 15.8 ±0.6 10.1 ±0.4 57.5 0.Ce-Lak(P)aq 21.5 1.7 ±0.4 13.5 + 0.4 4.7 ±0.3 - - прокал.,170° С * n - общее количество протонов, выраженное в молях Н2О на брутто-формулу.

а - моль циклогексиламина (ЦГА) на моль сорбента.

Исследованные гетерополикомплексы церия(IV) проявили высокую каталитическую активность в реакции перкислотного окисления 2-метилнафталина над уксусной кислотой, конечным продуктом которой является витамин K3 (табл. 13). Значения величин эффективности кислотного катализа зависят от типа лакунарного аниона (фосфорсодержащие соли более активны по сравнению с кремнийсодержащими) и находятся в соответствии с количеством гидратированных протонов в составе соли.

Гетерополисоединения с катионами переходных элементов во внешней сфере обладают низкой растворимостью, что создает предпосылки для их использования в качестве селективных ионообменников и электродных материалов. В работе проведено исследование физико-химических, в том числе ионообменных, характеристик нового соединения - гексавольфрамоникелата (II) никеля (II) состава Ni2[Ni(OH)6W6O18]·8H2O со структурой Андерсона. Ионные формы при растворении соединения можно выразить в виде реакции Ni2[Ni(OH)6 W6O18] = 3Ni2+ + W6O20(OH)7- + H+ + H2O (4); где состав гетерополикомплекса W6O20(OH)37- взят из [15].

Свойства электрода относительно ионов никеля (II) изучали в среде, близкой к нейтральной (pH5.0) при ионной силе I=0.1. Установлено, что зависимость потенциала электрода от логарифма концентрации никеля прямолинейна в диапазоне концентраций 10-1-10-5 моль/л (рис.25,а). Угловой коэффициент электродной функции равен (27.1±0,6) мВ/pNi(II). Показано, что потенциометрическому определению Ni(II) не мешают ионыконкуренты (М) в количестве менее чем 10-3 моль/л pM для М = Mn2+; Co2+; Cu2+; Fe2+;

Fe3+ и менее, чем 10-4 моль/л pM для М = Na+ и K+.

Электрод на основе гексавольфрамоникелата (II) никеля (II) испытан также на селективные свойства по отношению к вольфрамат-ионам. Зависимость потенциала электрода от состава исследуемого раствора Na2WO4 изучали в диапазоне концентраций 10-1 –10-6 моль/л при переменной ионной силе (рис.25,б). Избирательность электродов оценивали графическим методом по измерению ЭДС ячейки в растворе, содержащем постоянную концентрацию постороннего иона и переменную концентрацию вольфраматионов. Результаты определения коэффициентов селективности приведены в табл. 14.

Рис.25. Зависимости потенциалов электродов на основе Ni2[Ni(OH)6W6O18].8H2O от концентрации ионов Ni2+(а) и WO42-(б) Таблица 14.

Коэффициенты селективности вольфрамат-селективного электрода.

Посторонний анион - Cl- NO3 MoO2- SO2- ClO4 F- 4 310-4 110-3 110-2 110-2 110-2 2 10-Таким образом, в результате исследования гетерополисоединений установлены причины возникновения слабокислых протонов в производных гетерополикомплексов:

незамещенные протоны кислоты; гидролиз внешнесферного катиона; гидролиз гетерополианиона, глубина которого может приводить к образованию лакунарных соединений, либо к возникновению специфических электродных свойств, таких как селективность по отношению к вольфрамат –иону.

В главе VI представлены результаты исследования строения и сорбционных свойств цианоферратов (II), (III) двухвалентных металлов (Sn, Pb, Zn), структурообразующие комплексы которых в отличие от гетерополисоединений не содержат атомов кислорода.

Осаждением из водных растворов цианоферратов (II), (III) калия были выделены и идентифицированы шесть цианоферратов свинца и олова, состав и структурные характеристики которых установлены впервые. Наибольшие трудности в получении и идентификации представляли кристаллогидратные фазы, температурный интервал устойчивости которых не превышает 100°С. Наименее термически стабильным оказалось соединение Sn2Fe(CN)64H2O: оно кристаллизуются из растворов лишь при пониженных о температурах, близких к 0 С. При хранении на воздухе 4-х водный гидрат подвержен самопроизвольной дегидратации: переход Sn2Fe(CN)6·4H2O Sn2Fe(CN)6·3H2O наблюдается при комнатной температуре. Кристаллогидраты олова Sn2FeII(CN)6nH2O со значениями n = 3 и 4 имеют одинаковые параметры решетки. Это свидетельствует о том, что часть молекул воды находится в пустотах кристаллической структуры и имеет цеолитный характер. На спектрах ИК кристаллогидратов ЦФ олова (рис. 26.) в области валентных колебаний связей О – Н наблюдаются две полосы: узкая линия при 3590-36см-1 от свободных (цеолитных) молекул воды и широкая линия в области 3200-3500 см-1, отнесенная к связанным с решеткой молекулам Н2О. Различие между двумя кристаллогидратами обнаруживается только по спектрам КР (рис.27), где при переходе от соединения с n = 4 к образцу с n =3 наблюдается сдвиг полосы валентных колебаний связей – CN в область меньших частот, при этом симметрия иона [FeII(CN)6]4- не изменяется. Обычно при синтезе образуется смесь двух кристаллогидратных фаз и средняя величина n варьируется в пределах 3.33.8. Из данных ренгенографического анализа определены параметры элементарных ячеек кристаллической структуры кристаллогидратов цианоферратов (II) свинца и олова:

Соединение Тип структуры Sn2Fe(CN)6·3-4H2O Ромбоэдрический, а = 7.3495 , с = 22.8546 R-3 (148, Z =3) Pb2Fe(CN)6·4H2O Моноклинный, а = 10.9805 , b = 7.6213 , с = 8.5702 P21/m (11, Z=2) = 98.863° 21,см-Рис.26. Спектры ИК: Рис.27. Спектры КР: Рис. 28. Кристаллическая Pb2Fe(CN)6·4H2O (1); структура Sn2Fe(CN)6nH2O при Sn2Fe(CN)63.3H2O (2) n=3(1);4(2) и 3.3(3) Pb2[Fe(CN)6]NO35,5H2O Среди кристаллогидратных фаз цианоферратов (III) в настоящей работе впервые получена двойная соль на основе ЦФ (III) состава Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O, выделяющаяся из растворов в виде игольчатых монокристаллов. Особенностью соединения является наличие двух типов анионов в кристаллической решетке соединения.

Рентгеноструктурным анализом монокристалла установлено, что соединение относится к моноклинной сингонии с параметрами элементарной ячейки: a = 7.2582(6), b = 21.838(3), c = 11.612(1) , = 107.91(1)°, V = 1751.4(3) 3, Z = 4, dвыч = 2.986 г/см3, пр. гр. P21/m.

Структура соединения каркасная, основные элементы - комплексные анионы [Fe(CN)6]3-, катионы Pb2+, анионы NO3- и молекулы кристаллизационной воды (рис.28.). Имеются две кристаллографически независимых позиции атомов железа в центре октаэдров цианогрупп, три позиции атомов свинца. В координационное окружение каждого атома свинца входят в различных соотношениях атомы азота цианогрупп, атомы кислорода NO3групп и молекулы кристаллизационной воды.

250 200 150 1t, °C ----1.6 2 2.4 2.8 3.2 3.1000/T,K Рис.30. Температурная зависимость проводимости образца Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O Рис. 29. Координационное окружение атомов Исследование процесса термолиза свинца в структуре Pb2[Fe(CN)6]NO35,5H2O.

показало, что смешанный по анионам Выделенный фрагмент – наиболее вероятное цианоферрат(III) свинца(II) место внутримолекулярного гидролиза при существует только в гидратной дегидратации.

форме. Фактором устойчивости кристаллической решётки является молекулярная вода, которая через мостиковые (Pb– О(w)–Pb) и водородные связи соединяет структурные фрагменты соединения. Вследствие довольно больших расстояний (2.752.96 ) между атомами кислорода энергия водородных связей незначительна и кристаллическая решётка Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O устойчива только до температур 110°С. При разложении кристаллогидрата Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O на кривой ДТА наблюдаются два эндоэффекта при 100-225 и 225-290oС и экзоэффект при 375-380oС. Все они сопровождаются потерей массы с выделением Н2О, NO2 и частичным разложением цианоферратных комплексов. На первом этапе удаляются примерно четыре молекулы воды, на втором – одна, остальные молекулы воды теряются одновременно с выделением NO2 до 290oС. По рентгенограммам установлено, что по окончании первого этапа дегидратации происходит переход исходного моноклинного соединения Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O в промежуточный продукт термолиза состава Pb2[Fe(CN)6]NO31.5H2O, который является малоустойчивым и о разлагается уже после отжига при 110 С. С дальнейшим повышением температуры усиливаются рефлексы продуктов разложения кристаллогидрата – безводного Pb1.5Fe(CN)6 с тригональной структурой и кубического Pb(NO3)2.

Из анализа межатомных расстояний в структуре исходного кристаллогидрата и данных колебательной спектроскопии и ЯМР продуктов термолиза предложена следующая схема разложения соединения Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O (рис.29). Четырьмя молекулами H2O, удаляющимися на первом этапе являются молекулы О(1w) и О(5w), координированные атомами Pb(3) на относительно больших расстояниях Pb–О 2.72 2., а также молекулы О(3w) и О(6w), удерживающиеся в структуре за счет водородных log( ,Cm/cm) связей с другими молекулами воды. На этом этапе менее вероятно удаление молекул воды из позиций О(4w) и О(2w), поскольку они расположены вблизи иона Pb(1) на существенно меньших расстояниях: 2.66 и 2.67 соответственно. Число таких молекул на формульную единицу соответствует составу Pb2[Fe(CN)6]NO31.5H2O. Возникновение ОН-групп при дальнейшей дегидратации объясняется процессом внутреннего гидролиза, когда наиболее «растянутая» в результате сильной координации молекула воды распадается на ОН-группу с образованием связи Pb–ОН и «кислый» протон, вероятнее всего мигрирующий к ближайшему электроотрицательному атому кислорода нитратной группы. Поскольку длина мостика Pb1–О(2w)–Pb2 минимальна по сравнению с аналогичными фрагментами Pb1–О(4w)–Pb2, Pb3–О(1w)–Pb3 и Pb3–О(5w)–Pb3 (рис. 29), можно ожидать, что именно вода в позициях О(2w) подвержена диссоциации. Указанный процесс является причиной перехода кристаллической решетки гидрата Pb2[Fe(CN)6]NO31.5H2O в структуру безводного цианоферрата Pb1.5[Fe(CN)6] с выделением избытка свинца в виде нитрата.

Доказательством правильности предложенного механизма термолиза Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O является скачок проводимости образца более чем на два порядка о величины (рис.30) при температуре 150 С, обусловленный образованием подвижных кислых протонов в результате внутримолекулярного гидролиза молекул воды.

На основе комбинированных рентгено- и нейтронографических исследований проведен структурный анализ безводных цианоферратов(II),(III) свинца и олова (табл.15), фрагмент тригональной ячейки которых показан на рис. 31.

Таблица Параметры элементарных ячеек безводных цианоферратов (II),(III) свинца и олова, Пр.гр. P-3 (147, Z = 1); длины связей (L) и заселенность (Q) связей М-N a, c, L(М-N1), L(M-N2), Q(М-N1), Q(М-N2), Тразл., Cоединение °С e e Pb2Fe(CN)6 7.1346(1) 5.4531(2) 2.429 2.901 0.258 0.018 3Sn2Fe(CN)6 7.1805(1) 5.3639(1) 2.217 3.183 0.363 0.000 2Pb1.5Fe(CN)6 7.1879 5.5092 2.442 2.911 0.264 0.042 3C N c Pb,Sn b a Рис.31. Кристаллическая структура Pb2Fe(CN)и Sn2Fe(CN)6. Атомы Fe размещены внутри октаэдров В структуре Pb2Fe(CN)6 и Sn2Fe(CN)6 три ближайших Рис.32. Рассчитанные атома азота из одного слоя и три ближайших атома азота (сплошная линия) и из другого слоя образуют октаэдр с сильным искажением экспериментальные (точки) вследствие большой разницы расстояний N–N: 3.165 и линии ПМР при –140оС 4.947 в Pb2Fe(CN)6 и 2.970 и 5.419 в Sn2Fe(CN)6.

цианоферратов олова:

Атомы Pb и Sn находятся внутри октаэдра ближе к 1- H2xSn2-x Fe(CN)6nH2O;

наибольшей грани. Расстояние от этой грани до атома Pb 2- Sn2Fe(CN)6·0.5H2O;

составляет ~0.50 и ~0.57 – до атома Sn. Межатомные 3- Sn2Fe(CN)6·3.3H2O расстояния Pb(Sn)–N можно разделить на два типа:

длинные связи отвечают за межслоевое связывание, короткие – за связи внутри слоя.

Такое различие в расстояниях N–Pb(Sn)–N позволяет заключить, что химические связи между комплексами внутри слоя сильнее по сравнению с таковыми между слоями. Таким образом, координационное число для ионов свинца (олова) по отношению к атомам азота может быть представлено как 3+3. В отличие от гексацианоферратов (II) олова и свинца в катионной подрешетке Pb1,5Fe(CN)6 четвертая часть позиций свинца оказывается незанятой вследствие понижения заряда гексацианоферратного комплекса. С помощью квантово-химических расчетов показано, что заселенность наиболее длинных связей Pb(Sn)–N определяет термическую устойчивость соединений (табл.15.).

Все изученные кристаллогидраты цианоферратов (II), (III) Sn и Pb при нагревании до температур 100°С теряют структурные молекулы воды и превращаются в фазы Sn2Fe(CN)60.5H2O, Pb2Fe(CN)60.2-0.3H2O, Pb1.5Fe(CN)6 с тригональным типом кристаллической решетки. Как показал анализ спектров ПМР (рис.32) поверхность кристаллитов тригональных цианоферратов (II) свинца и олова содержит молекулярную воду и протонные группировки типа ОН-, Н3О+, образовавшиеся в результате гидролиза поверхностных цианоферратных (II) комплексов по реакции:

M2Fe(CN)6 + H2O M(MOH)HFe(CN)6 + H2O M(MOH)(H3O)Fe(CN)6 (5) так как соответствующая кислота Н4Fe(CN)6 по последней константе диссоциации является слабой. Цианоферратные комплексы в Pb1,5Fe(CN)6, как соли более сильной трехосновной кислоты, не подвержены гидролитическим реакциям. Глубина процесса гидролиза и количество ионообменных протонсодержащих групп определяется размерами внешнесферного катиона, поэтому для Sn2Fe(CN)6 в кислых средах возможно получение водородных форм состава H2xSn2-x Fe(CN)6nH2O (х=0.2) за счет обмена поверхностных гидролизованных ионов (SnOH)+ на ионы водорода.

В соответствии с установленным составом протонсодержащих групп исследование кислотноосновных свойств водородных форм цианоферрата (II) олова, проведенное методом ионообменной сорбции следовых количеств хлорида стронция, показало присутствие в твердой фазе до трех типов обменных групп, различающихся константой кислотной диссоциации. Долевой состав протонных группировок вычисляли на основе данных по распределению микроколичеств стронция между обменными позициями цианоферрата (II) в зависимости от рН, используя известное подобие между термодинамикой гетеро- и гомогенного Рис.33 Изменение с рН мольной протолиза слабых кислот. Было принято, что доли (i) обменных центров полная обменная емкость водородной формы ( Г ) образца Sn2Fe(CN)6·0.5Н2О по характеризуется тремя типами обменных центров в данным модели (9-12).

виде соотношения 1 - сильнокислотный центр; 2 - Г = [H1] + [H2] + [C] (6), слабокислотный центр; 3 – где [H1], [H2] и [C] - концентрации кислотных катион- обменный центр центров первого и второго типа, а также концентрация позиций, занятых катионом в соответствии с уравнениями реакций гетерогенного протонирования (черта - означает принадлежность к фазе труднорастворимого цианоферрата (II) олова).

[H1] [H2][C] H2 + H+ = H1, k1 = (7); C + H+ = H2 + C+, k2 = (8).

[H2][H] [C][H] Здесь k1, k2 - концентрационные константы протонирования по реакциям (7) и (8).

Считая кислотно-основные взаимодействия фаз раствора и цианоферрата (II) олова обратимыми гетерогенными процессами, можно следующим образом выразить коэффициент распределения стронция ( Kd ) через параметры состава раствора:

[Sr][H]2 [Sr][H]2H1+ + Sr2+ = Sr2+ + 2H+, K1 = (9); 2H2+ + Sr2+ = Sr2+ + 2H+, K 2 = (10) [H1][Sr] [H2][Sr] [Sr][C]2C+ + Sr2+ = Sr2+ + 2C+, K3 = (11) [C][Sr] [H1] [H2] [C] (1) =, (2) =, (3) = (12) [H1]+ [H2] + [C] [H1] + [H2] + [C] [H1] + [H2] + [C] [Sr] K1[H1]2 K2[H2]2 K3[C]i=1,..Kd = = + + (13) и [Sr] [H]2 [H]2 [C]i=1,..[Sr] K1Г2(1)2 K 2Г2(2)2 K3Г2(3)i=1,..Kd = = + +. (14) [H]2 [C][Sr] [H]i=1,..проверка модели (14) в более удобной для регрессионного анализа форме логарифмической зависимости lgKd = lg(a210-2pH + d210-pH ) - 2lg(10-2pH + b210-pH + c2) (15) показала ее высокую точность при описании экспериментальных данных по сорбции микроколичеств стронция (рис. 33).

Таким образом, одновременное присутствие нескольких видов протонных групп в цианоферратах (II) р-элементов обеспечивает своеобразное сочетание кислотно-основных, ионнообменных свойств и протонной проводимости, составляющей при комнатной температуре величину 10-5-10-6 Смсм-1. Однако, при изучении сорбции хлоридов Li, Cs, Са, Sr, Lа, Y, Ni, Со и Сu цианоферратом олова составов Sn2Fe(CN)6·3.3Н2О и Sn2Fe(CN)6·0.5Н2О установлено, что перераспределение катионов между хлоридным раствором и цианоферратной фазой не является только ионообменным процессом, а определяется преимущественно скомпенсированной адсорбцией катионов и хлорид-ионов (молекулярной сорбцией). Для таких элементов, как Cs, Ca, Li, Sr, сорбционная емкость, определявшаяся по убыли содержания элемента в растворе, оказалась необычно высокой (более ммоль/г) по сравнению с теоретически возможной обменной емкостью (2.1-2.3 ммоль/г) в случае полного замещения атомов Sn. Молекулярная сорбция развивается в области двойного электрического слоя и сопровождается взаимодействием катионов и анионов как с поверхностью сорбента, так и между собой. Учет такого взаимодействия проведен на основе модели Фаулера-Гуггенгейма и дает выражение для концентрации сорбированного элемента в твердой фазе (cs, ммоль/г) и равновесном растворе Рис. 34. Изотерма сорбции SrCl2 на (cl, моль/л):

образце Sn2Fe(CN)6·3.3Н2О из a0cs раствора НСl (1) и среды Н2О (2) в cl = exp(- a2cs) (16), координатах уравнения (11). Пунктир (a1 - cs) - доверительные интервалы в котором; 1/а0 = b0exp(E/RT) = Kd/G0, G0 - полная расчетной кривой для 95%-ной сорбционная емкость (ммоль/г), a1 = G0, a2 = доверительной вероятности.

z/(2G0RT), b0 - частотный множитель, z- координационное число взаимодействующих молекул, - энергия парного взаимодействия между сорбированными ионами в единицах RT. Уравнение (16) использовано для количественного описания молекулярной сорбции на цианоферрате олова (рис. 34). Найденные методом наименьших квадратов (МНК) величины коэффициентов а0-а2 позволили вычислить значения емкости G0. (табл. 16).

Анализ показал, что соотношение (16) выполняется для всех рассмотренных систем и не зависит от фазового состава цианоферратов олова. Дополнительное (сверх энергии хемосорбции по Лэнгмюру) взаимодействие между адсорбированными катион-анионными парами контролируется условием z = const, препятствуя протеканию ионного обмена.

Отмеченное условие выражается в том, что с ростом энергии парного взаимодействия уменьшается число z взаимодействующих частиц. С учетом данных ПМР можно связать этот эффект с участием поверхностных Таблица 16.

ОНn - групп. Среди испытанных хлоридов Параметры уравнения (16) по результатам (табл.16) максимальная сорбционная сорбции на образцах Sn2Fe(CN)6·nН2О емкость наблюдалась для хлорида лития, а G0, ммоль/г минимальная – для хлорида цезия.

MClz Отметим, что в литературе для n=3.3 n=0.цианоферратов с кубической канальной CsCl 2.36 + 0.01 3.16 + 0.структурой приводится обратная SrCl2 0.28 + 0.01 12.2 + 0.тенденция [16]. Поэтому на следующем CaCl2 100 + 60 27.5 + 10.этапе более детально изучена сорбция LiCl CuCl2 1.3 + 0.7 – на цианоферратах различного состава и LiCl – 39.24 + 0.структуры (табл.17).

Рентгенографические исследования установили, что кристаллическая структура безводных цианоферратных фаз свинца и олова после сорбции не меняется, следовательно, молекулярная сорбция LiCl происходит на поверхности кристаллитов.

Сорбция хлорида на кристаллогидратах приводит к их дегидратации и переходу к безводным фазам.

Таблица 17.

Состав образцов Sn2(Pb2, Pb1.5)Fe(CN)6·xLiCl·nH2O [LiCl]p-p, x n x n x n моль/л Sn2Fe(CN)6·4H2O Sn2Fe(CN)6·0.5H2O Pb2Fe(CN)6·0.2H2O 0.3 0.07 2.5 0.2 1.71 0.03 1.0.6 0.20 3.39 0.26 2.60 0.09 1.0.9 0.43 3.40 0.44 3.82 0.13 1.1.1 0.84 3.52 0.71 4.74 0.29 2.1.4 1.19 4.9 0.75 7.62 0.44 2.1.7 2,54 6.52 0.96 10.8 0.52 3. Pb2Fe(CN)6·4H2O Pb1.5Fe(CN)1.4 0.37 1.33 0.48 2. Спектры ПМР показали, что цианоферраты при выдержке в водно-солевых растворах подвергаются дополнительному гидролизу, что сопровождается ростом числа подвижных кислых протонов. Линии ПМР продуктов сорбции являются совокупностью сигналов от протонов исходной гидролизованной фазы цианоферрата и гидратированного хлорида лития. Трансляционная подвижность протонов, как и ионов лития, по данным ЯМР 7Li и H проявляется при одних и тех же температурах (-100°С).

С помощью спектроскопии ЯМР Li установлено, что состояние ионов лития в продуктах сорбции неоднородно. Первые производные сигналов ЯМР Li при -150°С продуктов сорбции LiCl цианоферратами (II), (III) свинца и олова имеют похожий вид (рис. 35,а). Анализ формы линии спектров ЯМР 7Li с помощью программы анализа формы линии порошка, учитывающей эффект квадрупольных взаимодействий, показал, что большинство низкотемпературных спектров описывается одиночной линией с шириной h = 5.25.8Гс и частотой квадрупольного расщепления Q = 2227 КГц. Ширина резонансного сигнала при –150С, обусловленная диполь - дипольным взаимодействием ядер лития друг с другом и протонами, линейно возрастает с ростом количества сорбированного LiCl. В продуктах сорбции хлорида лития цианоферратами свинца и олова с содержанием Li/Fe > 0.5 на спектрах ЯМР Li при температуре +30 С наблюдаются две линии: узкая – с модуляционной шириной сигнала hуз = 0.1-0.2Гс и более широкая - с hшир=0.35-0.45Гс (рис.36). Соотношение интенсивностей линий не зависит от содержания лития, однако установлено, что узкая линия возрастает при изменении относительной влажности воздуха от 33 до 65%. Следует отметить, что спектр ЯМР 7Li образца пересыщенного раствора LiCl, где над поверхностью кристаллогидрата LiCl·nH2O находился небольшой слой (1мм) раствора LiCl, имеет аналогичный вид с близкими параметрами h, но более интенсивной узкой линией. На этом основании можно заключить, что в продуктах сорбции с высоким содержанием LiCl часть ионов лития находится в «псевдожидком» состоянии.

а б 5 H102, Гс Рис.35. Экспериментальные (точки) и Рис.36. Спектры ЯМР Li при +30С рассчитанные (сплошные линии) спектры ЯМР продукта сорбции на основе Li при -150С образцов Sn2Fe(CN)6·xLiCl·nH2O Sn2Fe(CN)6·0.5H2O с содержанием при х=0.75(a) и х=0.96(б) Li/Fe=0.75(1) и LiCl·nH2O (2) Рис.37. Температурная зависимость Рис.38. Зависимость проводимости при 22оС проводимости Sn2Fe(CN)6·xLiCl·nH2O продуктов сорбции LiCl цианоферратами: 1 – при х=: 0 (1); 0.26(2); 0.44(3); 0.71(4);

Sn2Fe(CN)64H2O; 2 –Sn2Fe(CN)60.5H2O; 3 – 0.75 (5); 0.96(6).

Pb2Fe(CN)60.2H2O; 4 –Pb1,5Fe(CN) Проводимость продуктов сорбции по сравнению с исходными цианоферратами увеличивается на 2-4 порядка с ростом содержания сорбированного хлорида лития, а заряд переносится как протонами, так и ионами лития (рис.37, 38). Из анализа спектров и данных проводимости предложена следующая последовательность сорбции LiCl на поверхности цианоферратов свинца и олова: до тех пор, пока происходит образование монослоя сорбата проводимость монотонно возрастает с ростом содержания сорбированного хлорида лития. Образование следующего слоя фиксируется по наличию высокоподвижных ионов лития, аналогичных фазе расплывшихся на воздухе гидратов LiCl. Соответственно увеличивается и общая ионная проводимость. При дальнейшем насыщении происходит внедрение дегидратированных ионов лития в приповерхностном слое кристаллитов цианоферратной фазы по реакции обмена с гидролизованными ионами олова и протонами:

(SnOH)xSn[HxFe(CN)6]+ 2xLi+ Li2xSn2-2x [Fe(CN)6] + x(SnOH) + + xH+ (17) При этом на низкотемпературных спектрах ЯМР появляется дополнительная линия (рис.35,б), а суммарная подвижность носителей заряда – протонов и ионов лития – уменьшается, соответственно проводимость падает. Эксперименты показали, с одной стороны, сильную зависимость проводимости продуктов сорбции от влажности окружающей среды, а с другой, практически постоянство эффективных значений проводимости в интервале температур от комнатной до 100°С. На этом основании продукты молекулярной сорбции хлорида лития цианоферратами олова и свинца могут быть рекомендованы для разработки материалов датчиков влажности, работающих при повышенных температурах.

Концентрационный характер изменения проводимости кристаллогидрата олова существенно отличался от кривых безводных фаз (рис.38, кривая 1). Сделано заключение, что до величин х1 молекулярная сорбция хлорида лития происходит внутри кристаллической решетки, а с дальнейшим ростом концентрации LiCl соединение переходит в безводную форму. Отсутствие структурных данных, и главное, неустойчивость кристаллогидратных фаз олова и свинца не позволяют детально изучить молекулярную сорбцию в объеме кристаллической структуры кристаллогидратных фаз цианоферратов свинца и олова. Поэтому для изучения объемной молекулярной сорбции хлорида лития выбран цианоферрат цинка Zn2Fe(CN)6·2.5H2O, для которого безводные и кристаллогидратные формы имеют одни и те же параметры решетки с канальной структурой. Другая особенность строения ЦФ цинка заключается в способности ионов цинка обменивается в кислых растворах на протоны c образованием водородной формы состава НZn1.5Fe(CN)6·4.5H2O. Относительная легкость образования водородной формы является причиной присутствия на спектрах ПМР образцов Zn2Fe(CN)6·2.5H2O до 10% изолированных протонов, образующихся в результате обратимой гидролитической реакции.

Сорбция хлорида лития из водных растворов цианоферратом цинка, как установлено их данных РФА и ЯМР, является сложной гетерогенной реакцией. Сначала на поверхности образуется водородная форма ЦФ цинка, затем ее протоны обмениваются на ионы лития.

Дальнейшая сорбция хлорида лития сопровождается структурными изменениями решетки Zn2Fe(CN)6·2.5H2O и образованием новой фазы, содержащей молекулярно сорбированный LiCl. В целом продукты сорбции Zn2Fe(CN)6·xLiCl·nH2O (х=0.1-0.9; n=2.5-5.9) являются гетерофазными, содержат подвижные протоны и ионы лития, что обеспечивает более их высокую проводимость по сравнению с исходным цианоферратом цинка. Более эффективно хлорид лития сорбируется из спиртовых растворов в соответствии с уменьшением полярности растворителя [17] (табл.18).

Таблица 18.

Состав образцов Zn2Fe(CN)6·xLiCl·уC2H5OH·nH2O СLiCl, x y n ммоль/л 0.0 0.00 1.4+0.2 1.1+0.26.5 0.013+0.005 1.2+0.2 1.3+0.150.0 0.26+0.02 0.3+0.1 3.0+0.550.0 0.48+0.05 0 3.3+0.850.0 0.70+0.07 0 4.0+0.1150.0 1.3+0.1 0 5.3+0.Рис.39. Модель структуры 1450.0 1.8+0.2 0 8.1+0.Zn2Fe(CN)6, где - вакансии в 1710.0 3.0+0.3 0 11.5+0.2 позициях Zn При изучении сорбции хлорида лития из спиртовых растворов установлено, что в зависимости от концентрации LiCl наблюдается конкуренция между сорбатами: в отсутствии хлорида или при его малой концентрации активно поглощается спирт, с увеличением концентрации лития в растворе преимущественно сорбируется хлорид лития. Рентгенограммы исходного ЦФ и продуктов сорбции спирта и хлорида лития отличны друг от друга и описываются в рамках орторомбической решетки, объем которой увеличивается при сорбции 1 молекулы спирта и 2 – 3 молекул LiCl (табл.19). На основании сорбционных и рентгенографических данных предложена модель строения цианоферрата цинка, родственная кубической структуре цианоферрата меди. В кристаллической решетке цианоферрата ионы цинка поровну распределены между позициями Zn1 в цианоферратных слоях и позициями Zn2, расположенными в каналах решетки. Половина позиций Zn2 вакантна и может быть заполнена молекулами спирта или ионами лития при молекулярной сорбции хлорида лития (рис.39.).

Таблица 19.

Параметры орторомбических ячеек (Пр.гр. Pbam, Z=4) составов на основе цианоферрата (II) цинка Состав a, b, c, V, Zn2Fe(CN)6·2.5H2O 11.591(3) 13.129(5) 9.846(4) 1498(1) Zn2Fe(CN)6·1.4С2H5OН·1.1H2O 11.854(10) 13.224(9) 9.652(7) 1513(2) Zn2Fe(CN)6·1.8LiCl·8.1H2O 11.939(2) 13.019(2) 10.215(2) 1587.8(5) С целью установления характера ближайшего окружения ионов лития, входящих в состав образцов Zn2Fe(CN)6·xLiCl·nH2O, использован метод ЯМР Li широких линий.

Сигналы ЯМР Li образцов являются суперпозицией двух составляющих с различными величинами частоты квадрупольного расщепления (Q) и ширины линии (H) (рис.40). В спектрах образцов Zn2Fe(CN)6·xLiCl·nH2O, записанных при -150°С, узкий сигнал, характеризуемый параметрами H2Гс и Q10КГц, отнесен к ионам Li+ в позициях Zn1.

Ширина линии второго сигнала в зависимости от количества ионов лития варьируется в пределах H5.4 – 7.2 Гс при практически одинаковой величине квадрупольного расщепления Q18-20 КГц. Поскольку относительная интенсивность широкого сигнала возрастает с увеличением содержания ионов лития, то его следует отнести к молекулярно сорбированным ионам лития в вакантных позициях Zn2 и пустотах каналов кристаллической решетки цианоферрата.

t,oC 250 150 2.Н, Гс -1.-1.-1.0 1 2 х 2 2.4 2.8 3.2 3. 1000/T,K Рис.41. Изменение ширины Рис.42. Температурные сигнала ЯМР 7Li при +30°С изменения проводимости Рис.40. ЯМР 7Li при –150°С от содержания LiCl в Zn2Fe(CN)6·xLiCl·уC2H5OH·nH2O Zn2Fe(CN)6·1.8LiCl·8.1H2O Zn2Fe(CN)6·xLiCl·уC2H5OH· при х равном: 0 (1); 0.01 (2);

nH2O. 0.70 (3); 1.8 (4); 3.0 (5); и Zn2Fe(CN)6·2.5H2O (6).

По данным ПМР сорбция хлорида лития сопровождается увеличением доли протонов в группах ОН и ионов Н3О+, образующихся в результате гидролиза. Из результатов анализа.

-lg[ /См cм ] низкотемпературных спектров ЯМР 7Li и концентрационной зависимости ширины линии интегрального сигнала при +30°С (рис.41) установлена последовательность взаимодействий при сорбции LiCl из спиртовых растворов: cначала происходит частичный обмен ионов цинка в позициях Zn1 на гидратированные ионы лития, затем молекулярная сорбция хлорида с заполнением вакансий Zn2 и только внедрение ионных пар Li и Cl в межузельных позициях решетки приводит к увеличению объема элементарной ячейки, в результате чего увеличивается подвижность ионов лития и водорода. Как следствие, при высоких содержаниях LiCl скачком меняется проводимость соединений (рис.42) при комнатной температуре.

В отличие от продуктов сорбции хлорида лития на безводных цианоферратах олова и свинца перенос ионов в случае цианоферрата цинка осуществляется по каналам кристаллической структуры и не зависит от окружающей среды. Можно заключить, что обнаруженные закономерности в изменении величин и механизма сорбции в зависимости от типа растворителя могут быть использованы для разработки мембранных процессов разделения ионов.

ВЫВОДЫ 1. Разработан комплексный подход к установлению структурной неоднородности протонсодержащих групп, состояния сорбированных элементов в системах сорбент-сорбат, основанный на анализе спектров ЯМР c привлечением рентгеновских и спектроскопических методов, квантово-химических расчетов, который позволил впервые:

- установить качественный и количественных состав ОНn-групп, их участие в сорбции катионов и анионов в зависимости от типа металла в группе гидратированных диоксидов элементов IV группы;

- определить последовательность замещения протонами различных позиций лития при получении соединений H2MO3 (M=Ti, Zr) из низкотемпературных фаз соответствующих металлатов лития;

-установить возможность вхождения ОН-групп (до 10% общего содержания протонов) в состав кристаллической структуры ГДТ и подтвердить гипотезу о гетероструктурном строении ГДО;

- предложить модель переноса «кислых» протонов и их регенерацией на атомах титана для объяснения высоких скоростей реакции гидратированного диоксида титана с гидроксидом кальция на начальных этапах мехактивации;

- определить структуру и механизм термолиза новой двойной соли – кристаллогидрата цианоферрата(III)-нитрата свинца;

- установить влияние меньшей устойчивости ГПА на высокие проводящие характеристики солевых форм вольфрамометаллатных комплексов элементов IIIA группы (Al, Ga, In).

2. Синтезировано и аттестовано более 40 соединений и фаз, в том числе 26 новых, в трех группах сорбентов различного кристаллического строения, для которых определяющим фактором функциональных свойств, в том числе сорбционных, является состав и физико-химические характеристики протонсодержащих групп.

3. С помощью оригинальной методики впервые синтезирована новая группа оксигидроксидов элементов IV группы состава H2MO3 (M=Ti, Zr) с индивидуальной кристаллической решеткой, для которых определены рентгенографические, термические, спектроскопические и сорбционные характеристики. Показано, что увеличение радиуса катиона M(IV) при переходе от от метатитановой кислоты H2TiO3 к оксигидроксиду циркония ZrO(OH)2 приводит к понижению катионообменных свойств структурных ОН-групп и преобладанию механизма сорбционно-гидролитического взаимодействия многовалентных ионов с поверхностными гидроксильными группами соединений.

4. Впервые показано влияние гидролитических процессов в исследованных фазах на структурную неоднородность протонсодержащих групп, подвижность протонов, сорбционную активность соединений и механизм сорбционного взаимодействия, в частности:

- установлено, что активность к катионному обмену ОНn-групп в гидратированных диоксидах Ti, Zr, Sn уменьшается в ряду М2О(Н3О) > M(OH)2 > MOH, а основными центрами сорбции как катионов, так и анионов являются парные M(OH)2 – группы.

Показано, что катионы щелочных металлов сорбируются на M(OH)2 – группах по ионообменному механизму, тогда как на примере сорбции Са2+ установлено изменение характера сорбционного взаимодействия от ионообменного в случае гидратированного диоксида олова до сорбционно-гидролитического в гидратированном диоксиде титана;

- показано, что гидролитические процессы на поверхности металлатов лития состава Li2MO3 (M=Ti, Zr, Sn) сопровождаются миграцией ионов лития из объема кристаллов в приповерхностный слой и замещением вакантных позиций Li+ протонами, что создает предпосылки к образованию частично протонированных фаз Li2-xHxMO3 и соединений H2MO3;

- установлено, что на поверхности безводных цианоферратов (II) олова и свинца, не имеющих структурных ионообменных позиций металла, образование сорбционных центров различной активности происходит в результате диссоциативной хемосорбции молекул воды на катионах металла и цианоферратных анионах.

Глубина процесса гидролиза и количество ионообменных протонсодержащих групп определяется размерами внешнесферного катиона, вследствие чего цианоферрат олова обладает более высокими катионообменными характеристиками по сравнению с аналогом свинца;

- показано, что наличие во внешней сфере гетерополианионов многозарядных катионов приводит к гидролитическому взаимодействию последних молекулами воды и росту числа кислых подвижных протонов. Как следствие, такие соли обладают высокой активностью как кислотные катализаторы в реакциях тонкого органического синтеза.

5. На основе детального исследования процесса сорбции хлорида лития цианоферратами Sn, Pb, Zn впервые установлено последовательность смены механизма сорбционного взаимодействия в зависимости от типа кристаллической структуры и растворителя: для цианоферратов(II) свинца и олова обмен гидролизованных катионов завершает процесс молекулярной сорбции LiCl на поверхности кристаллитов, тогда как молекулярной сорбции хлорида лития в объеме кристаллической структуры цианоферрата(II) цинка предшествует замещение ионами Li+ обменных позиций Zn2+ в случае спиртовых растворов или ионов Н+ при проведении сорбции из водных растворов.

Список цитированной литературы 1. Larson A.C., Von Dreele R.B. "GSAS" LANSCE, MS-H805, Los Alamos Natl. Lab. Los Alamos, NM 87545.

2. Sheldrick G.M. // SHELX-97. Release 97-1. University of Gottingen, 1997.

3. Иноземцев М.В., Неуймин А.Д., Палкин А.П. Твердые протонные электролиты и равновесные потенциалы водородных электродов в электрохимических ячейках на их основе // Сб. науч. трудов "Ионика твердого тела". Екатеринбург: УрО РАН, 1993. С. 81-116.

4. Капусткин В.К., Плетнев Р.Н., Иванов В.П. Анализ спектров ядерного магнитного резонанса поликристаллических гидратов: методические рекомендации.

Свердловск: УНЦ АН СССР. 1985. 125с.

5. Bokhimi X., Morales A., Pedraza F. Crystallography and crystallite morphology of rutile synthesized at low temperature // J. Solid State Chem. 2002. V.169. P. 176–181.

6. Toledo-Antonio J.A., Gutirrez-Baez R., Sebastian P.J, Vzquez A. Thermal stability and structural deformation of rutile SnO2 nanoparticles. // J. Solid State Chem. 2003. V.174.

P. 241–248.

7. Шарыгин Л.М., Вовк С.М., Гончар В.Ф. и др. Исследование гидратированной двуокиси олова методом колебательной спектроскопии // Журн. неорган. химии, 1983, Т. 28, № 3, С. 576-580.

8. Печенюк С.И. Сорбционно-гидролитическое осаждение платиновых металлов на поверхности неорганических сорбентов. Л.: Наука, 1991.- 246 с.

9. Пантюхина М.И., Андреев О.Л., Зубков В.Г. и др. Высокотемпературные рентгено- и нейтронографические исследования метацирконата лития // Журн. неорган.

химии. 2001. Т.46. С.1716-1723.

10. Солдатов В.Г. Свободная энергия ионообменных процессов // в кн. Ионный обмен.

М.: Наука. 1972. С.111-126.

11. Неудачина Л.К., Барковский В.Ф. Особенности механизма сорбции ионов металлов на солях гетерополикислот // Успехи химии. 1981. Т.50. № 9. С.1521-1540.

12. Bardin B.B., Bordawekar S.V., Neurok M., Davis R.J. Acidity of Keggin-type heteropolycompounds evaluated by catalytic probe reactions, sorption microcalorimetry, and density functional quantum chemical calculations // J. Phys. Chem. B. 1998. V.102.

P.10817-10825.

13. Ukche E.A., Leonova L.S., Korosteleva A.I. Protonic conduction in heteropoly compounds // Solid State Ionics 1989. V.36. P.219-223.

14. Яцимирский К.Б., Костромина Н.А., Шека З.А. и др. Химия комплексных соединений редкоземельных элементов. Киев: Наук. Думка. 1966. 493 с.

15. Baes C.F., Mecmer R.S. The Hydrolysis of Cations. N-Y: John Wiley & Sons. 1976. 4с.

16. Tieke B., Toutianoush A., Jin W. Selective transport of ions and molecules across layerby-layer assembled membranes of polyelectrolytes, p-sulfonato-calix[n]arenes and Prussian Blue-type complex salts // Advances in Colloid and Interface Science. 2005.

V.116. P.121– 131.

17. Вольхин В.В. Сорбционные свойства ферроцианидов двухвалентных переходных металлов. // Изв. АН СССР. Неорган. материалы. 1979. Т. 157. № 6. С. 1086-1091.

Основное содержание диссертации опубликовано в работах:

1. Плетнев Р.Н., Ивакин А.А., Клещев Д.Г., Денисова Т.А., Бурмистров В.А.

Гидратированные оксиды элементов IV и V групп. М.: Наука, 1986. 186с.

2. Первушин В.Ю., Денисова Т.А., Толчев А.В., Марченко В.П., Плетнев Р.Н., Тюстин В.А., Клещев Д.Г. Структурные изменения гидратированного диоксида титана при старении на воздухе и термообработке // Журн. неорган. химии. 1985. Т.30. № 4. С.

855-859.

3. Шарыгин Л.М., Денисова Т.А., Вовк С.М., Перехожева Т.Н., Плетнев Р.Н., Гончар В.Ф. Распределение различных форм воды в гидратированном диоксиде олова // Журн.

неорган. химии. 1985. Т. 30. № 8. С. 1968-1973.

4. Перехожева Т.Н., Денисова Т.А., Шарыгин Л.М., Плетнев Р.Н. Изучение сорбции ионов кальция на гидратированном диоксиде олова методом ПМР // Журн. неорган.

химии. 1985. Т. 30. № 12, С. 3055-3058.

5. Максимова Л.Г., Денисова Т.А., Волков В. Л., Курбатова Л.Д., Ивакин А.А. Синтез и свойства 12-вольфрамогаллатов лития и натрия // Журн. неорган. химии. 1988. Т. 33.

№ 9. С. 2278-2283.

6. Максимова Л.Г., Денисова Т.А. Состояние воды и особенности превращения 12вольфрамогаллиевой гетерополикислоты при термообработке // Журн. неорган. химии.

1989. Т. 34. № 7. С. 1757-1760.

7. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Штин А.П. 12-вольфрамогаллаты калия, рубидия, цезия // Журн. неорган. химии. 1990. Т. 35. № 5. С.1167-1171.

8. Первушин В.Ю., Толчев А.В., Денисова Т.А., Герман В.А., Клещев Д.Г.

Низкотемпературная модификация TiOSO4H2O // Журн. неорган. химии. 1989. Т. 34.

№ 5. С.1096-1099.

9. Nazarova G.S., Lutoev V.P., Denisova T.A. Spectroscopic investigation of structure transformation wavellite. // Applied Magnetic Resonance. 1991. N2. P. 533-546.

10. Дмитриев А.В., Денисова Т.А., Арсенов С.Г., Волков В.Л., Плетнев Р.Н. ЯМР и ионная подвижность в ксерогелях поливанадатов // Журн. неорган. химии 1991. Т.36. №7.

С.1786-1789.

11. Онорин С.А., Ходяшев М.Б., Денисова Т.А., Вольхин В.В., Захаров Н.Д. Влияние условий синтеза на строение и ионообменные свойства гидратированного диоксида титана // Журн. неорган. химии. 1992. Т.37. №6. С.1218-1222.

12. Онорин С.А., Ходяшев М.Б., Захаров Н.Д., Вольхин В.В., Денисова Т.А. Физикохимические исследования гидратированного диоксида титана и продуктов сорбции на нем ионов As и Na. // Журн. неорган. химии. 1992. Т.37. №6.С. 1223-1227.

13. Онорин С.А., Вольхин В.В., Ходяшев М.Б., Захаров Н.Д., Денисова Т.А. О строении рентгеноаморфного гидратированного диоксида титана // Журн. неорган. химии. 1992.

Т.37. №6. С.1228-1232.

14. Волков В.Л. Денисова Т.А.Штин А.П Гидраты дигидроарсенатов калия, рубидия и цезия // Неорган. материалы. 1995. т.31, №3; 389-392.

15. Максимова Л.Г., Денисова Т.А., Кристаллов Л.В., Харчук В.Г., Журавлёв Н.А., Волков В.Л., Петров Л.А. Синтез и свойства вольфрамовых гетерополикомплексов серии 1:с церием (IV) // Журн. неорган. химии. 1995. Т.40. № 6. С. 976-983.

16. Денисова Т.А., Иноземцев М.В., Максимова Л.Г., Палкин А.П., Волков В.Л. Состав, строение и электропроводность 12-вольфрамоиндата натрия гидрата // Журн. неорган.

химии. 1996. Т.41. №2. С.192-196.

17. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Журавлёв Н.А., Харчук В.Г., Волков В.Л Продукты взаимодействия 12-вольфрамовых гетерополикислот с металлическим церием // Неорган. материалы. 1996. Т.32. №4. С.482-487.

18. Поляков Е.В., Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Зубков В.Г., Большакова Г.А., Суриков В.Т., Соколова Л.Л. Молекулярная сорбция на ферроцианидах олова (II) // Журн.

неорган. химии.1997. Т.42. №3. С.365-370.

19. Максимова Л.Г., Денисова Т.А., Журавлёв Н.А. Вольфрамовые гетерополикомплексы алюминия и индия структуры Кеггина // Журн. неорган. химии. 1997. Т.42. №3. С.415419.

20. Поляков Е.В., Денисова Т.А. Моделирование структурной неоднородности ионитов. // Журнал неорган. химии. 1997. т.42, №4. С.588-592.

21. Максимова Л.Г., Денисова Т.А., Янченко М.Ю., Тютюнник А.П., Кристаллов Л.В., Ефремова Н.Н., Вилисов Д.В. Синтез и термолиз аммонийных солей комплексов церия (IV) с билакунарными вольфрамовыми гетерополианионами // Журн. неорган. химии.

1997. Т.42. №11. С.1815-1819.

22. Косова Н.В., Девяткина Е.Г., Аввакумов Е.Т., Денисова Т.А., Журавлёв Н.А., Асанов И.П. Механохимические реакции гидратированных оксидов: некоторые аспекты механизма // Химия в интересах устойчивого развития. 1998. № 6. С. 1 – 6.

23. Косова Н.В., Девяткина Е.Т., Денисова Т.А., Журавлев Н.А., Аввакумов Е.Г.

Протонный перенос в механохимических реакциях гидратированных оксидов. // Журн.

неорган. химии. 1999. Т.44. №6. С. 912-916.

24. Поляков Е.В., Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Журавлев Н.А., Булдакова Л.Ю.

Водородные и сольватные формы ферроцианида олова – прекурсоры смешанных ферроцианидов. // Журнал неорган. химии. 2000. Т.45. №2. С. 334-340.

25. Рыжков В.М., Денисова Т.А. Электронное строение и химическая связь в гексацианоферрате свинца. // Журн. структурной химии. 2000. Т.41. № 6. С.1123-1131.

26. Zubkov V.G., Tyutyunnik A.P., Berger I.F., Maksimova L.G. Denisova T.A., Polyakov E.V.

Kaplan I.G. Voronin V.I. Anhydrons tin and lead hexacyanoferrates (II). Part I. Synthesis and crystal structure // Solid State Sciences. 2001. V.3. № 3. P.361-367.

27. Zhukov V.P., Zainullina V.M., Zubkov V.G., Tyutyunnik A.P., Denisova T.A. Anhydrous Tin and Lead Hexacyanoferrates (II). Part II. Electronic structure and chemical bonding // Solid State Science. 2001. V.3, №5. P.539 -544.

28. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Леонидова О.Н, Журавлев Н.А.. Протонная подвижность в вольфрамовых гетерополикислотах 12-ряда. // Журн. неорган. химии.

2001. Т. 46. № 10. С. 1711-1726.

29. Зайнуллина В.М., Жуков В.П., Денисова Т.А., Максимова Л.Г. Электронная структура и химическая связь в Li2-xHxTiO3 (0

30. Поляков Е.В., Манакова Л.И., Максимова Л.Г., Денисова Т.А., Гырдасова О.И.

Вольфраматселективный электрод // Журн. аналит. химии. 2002. Т.57. №5. С.542-545.

31. Поляков Е.В., Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Гырдасова О.И., Манакова Л.И. Синтез, физико-химические и электродные свойства гексавольфрамоникелата (II) никеля (II) // Неорган. материалы. 2002. Т.38. №9. С.1133-1139.

32. Animitsa I., Denisova T., Neiman A., Nepryahin A., Kochetova N., Zhuravlev N., Colomban Ph.. States of H+-containing species and proton migration forms in hydrated niobates and tantalates of alkaline-earth metals with a perovskite-related structure // Solid State Ionics.

2003. V.162-163. P.73-81.

33. Зайнуллина В.М., Жуков В.П., Зубков В.Г., Тютюнник А.П., Максимова Л.Г., Денисова Т.А. Особенности химической связи в безводных гексацианоферратах (II, III) свинца (II) и олова (II) // Журн. структурн. химии. 2004. Т. 45. №2. С. 215-219.

34. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Ковязина С.А., Поляков Е.В., Зайнуллина В.М., Журавлев Н.А., Зубков В.Г., Тютюнник А.П., Корякова О.В. Колебательные спектры цианоферратных комплексов олова (II) и свинца (II) // Журн. неорган. химии. 2004.

Т.49. № 9. C. 1414-1420.

35. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Поляков Е.В., Леонидова О.Н., Журавлев Н.А., Тютюнник А.П., Кузнецов М.В. Физико-химическое исследование цианоферратов (II) олова (II) и его водородных и литий-насыщенных форм // Аналитика и контроль. 2004.

Т. 8, № 4. С. 349-354.

36. Денисова Т.А., Громилов С.А., Байдина И.А., Максимова Л.Г., Леонидова О.Н., Журавлев Н.А. Кристаллическая структура и термическое поведение нового цианоферрата (III)-нитрата свинца // Журн. неорган. химии. 2005. Т.50. №5. С.830-834.

37. Швейкин Г.П., Штин А.П., Поляков Е.В., Денисова Т.А., Блиновсков Я.Н., Григоров И.Г., Хлебников А.Н. Иерархия размеров частиц гидроксида циркония, осажденных на поверхность инертного носителя // Неорган. материалы. 2005. Т.41. №5. С.557-563.

38. Громилов С.А., Байдина И.А., Денисова Т.А., Максимова Л.Г. Кристаллическая структура Pb2[Fe(CN)6]NO35.5H2O // Журн. структурн. химии. 2005. Т. 46. №1. С. 118123.

39. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Поляков Е.В., Журавлёв Н.А., Ковязина С.А., Леонидова О.Н., Хабибулин Д.Ф., Юрьева Э.И. Синтез и физико-химические свойства метатитановой кислоты // Журн. неорган. химии. 2006. Т.51. №5. С.757-766.

40. G.P. Shveikin, E.V. Polyakov, Т.А. Denisova, Grigorov I.G., Shtin А.P Hierarchy of sizes and sorption selectivity of ultrafine particles of hydrated titania // Int. J. Nanotechnology.

2006. V. 3. No.3. P.232-239.

41. Денисова Т.А. Водородзамещенные фазы на основе металлатов лития Li2MO3 (M=Ti, Zr, Sn) // Альтернативная энергетика и экология. 2007. №3 (47). С.39-44.

42. Рыжков М.В., Денисова Т.А. Роль релятивистских эффектов в электронном строении и химической связи гексацианоферрата свинца // Журн. структурн. химии. 2007. Т.48.

№1. С.170-173.

43. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Журавлёв Н.А., Бакланова Я.В., Леонидова О.Н., Бакланова И.В. Состояние водорода в новом оксигидроксиде циркония // Альтернативная энергетика и экология. 2007. №7(51). С. 29 - 31.

44. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Леонидова О.Н., Журавлев Н.А. Физико-химические характеристики цианоферратов(II) цинка // Журнал неорган. химии. 2009. Т.54. №1.

С.8-14.

45. Денисова Т.А., Максимова Л.Г., Леонидова О.Н., Мелкозерова М.А., Журавлев Н.А., Поляков Е.В. Cорбция хлорида лития цианоферратом (II) цинка в неводной среде // Журнал неорган. химии. 2009. Т.54. №5. С.707-716.

46. Денисова Т.А., Журавлев Н.А., Максимова Л.Г. ЯМР в системах M2Fe(CN)6 nH2O– xLiCl (M = Zn, Sn, Pb) // Известия РАН, Сер. физич. 2009. Т. 73. №7. С. 1001–1004.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.