WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Серков Игорь Викторович

СИНТЕЗ И СВОЙСТВА БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ СОЕДИНЕНИЙ, СОДЕРЖАЩИХ NO-ДОНОРНЫЙ ФРАГМЕНТ

02.00.10 – Биоорганическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

Черноголовка, 2010

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук

Институте физиологически активных веществ РАН

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, член-корреспондент РАН, профессор, директор Института биохимической физики им. Н.М. Эмануэля РАН

Варфоломеев Сергей Дмитриевич

доктор химических наук,

Институт биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН

Формановский Андрей Альфредович

доктор химических наук,

Институт элементорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН

Кочетков Константин Александрович

Научный консультант:

доктор химических наук, профессор

Безуглов Владимир Виленович

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук

  Институт проблем химической физики РАН 

Защита состоится «15» февраля 2011 г. в 14 часов на заседании

специализированного совета Д 002.102.01 при Учреждении Российской академии наук Институте физиологически активных веществ РАН по адресу: 142432, Московская обл., Ногинский р-н, г. Черноголовка, Северный проезд, 1

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института физиологически активных веществ РАН

Автореферат разослан «…» ноября 2010 г.

Ученый секретарь специализированного совета

кандидат химических наук  Великохатько Т.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТы



Актуальность проблемы. Одно из направлений современной медицинской химии – концепция «многофункциональных лекарств». В рамках этой пара­дигмы понятию лекарственного средства как «магической пули» с макси­мальной селективностью, действующего на одну, строго определённую ми­шень, противопоставлена широта фармакологического действия и способ­ность лекарственного вещества взаимодействовать с несколькими мишенями. Многофункциональные лекарства содержат в своей структуре несколько фармакофоров, действие которых дополняет друг друга. Такие препараты имеют более предсказуемый фармакокинетический профиль, у них сущест­венно снижен риск несовместимости с другими препаратами за счёт умень­шения количества прописываемых пациенту лекарств. Одним из направлений в создании таких полифункциональных соединений является введение в мо­лекулу известного лекарственного препарата фрагмента, являющегося гене­ратором оксида азота (NO). NO – химически активное соединение, которое непрерывно продуцируется в организме из аминокислоты аргинина с помо­щью NO-синтаз. NO является внутри- и межклеточным мессенджером со многими важными биохимическими и физиологическими свойствами. Эта маленькая молекула не только передает биохимические сигналы, влияя таким образом на различные биологические системы, включая центральную нерв­ную, сердечно-сосудистую и иммунную системы, но и действует как важный регулятор основных клеточных процессов. Нарушение биосинтеза и метабо­лизма NO приводит к тяжелым заболеваниям, таким как инфаркт миокарда, ишемическая болезнь сердца, астма, нейродегенеративные заболевания (бо­лезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона), диабет и многие другие. Добавле­ние к молекуле лекарственного средства NO-донорного фрагмента придает «старому» препарату новые свойства за счет активации физиологических ме­ханизмов, активируемых NO, и предотвращения различные патологий, выз­ванных отсутствием или недостатком генерации NO. Такая модификация су­щественно изменяет фармакологические свойства лекарственных веществ, расширяя области их применения и снижая, в большинстве случаев, при­су­щие немодифицированным соединениям побочные эффекты. Это увеличива­ет фармакологический потенциал и эффективность лекарственного препарата.

Таким образом, развитие методов создания гибридных препаратов со­держащих NO-донорный фрагмент, разработка способов введения NO-гене­рирующей группировки в молекулу биологически активного соединения – актуальные задачи в плане создания новых высокоэффективных лекарст­венных препаратов. Эти направления вносят существенный вклад в познание химических свойств биологически активных соединений и в теорию дизайна потенциальных лекарственных препаратов.

Данная работа является частью плановой тематики Института физио­логически активных веществ РАН и выполнялась в соответствии с общесо­юзной программой АН СССР «Простагландины», государственной научно-технической программой «Атеросклероз». Поддержана грантами: РФФИ 94-03-09326-а «Разработка новых способов синтеза эфиров и тиоэфиров природ­ных простагландинов», 00-04-48797-а «Исследование молекулярного механи­зма и нейрорецепторной активности эндогенных каннабиноидов и их нитро­эфиров как новых эффективных биорегуляторов и потенциальных нейрокор­ректоров», 02-04-22002-НЦНИ-а (PICS 1582) «Изучение отношений структу­ра-активность в ряду новых производных полиненасыщенных жирных кис­лот как потенциальных нейропротекторов», 04-04-49515-а «Эфиры полинена­сыщенных жирных кислот. Синтез и исследование их влияния на ионные ка­налы в мембране нервных клеток».

Цель и задачи работы. Основная цель – разработка подходов и способов соз­дания гибридных физиологически активных соединений, содержащих NO-донорный фрагмент, на основе биологически активных спиртов как ос­но­вы потенциальных полифункциональных высокоэффективных лекарст­вен­ных препаратов в рамках фундаментальной проблемы биоорганической хи­мии – установление связи между структурой биологических соединений и их физиологической активностью. В задачи исследования входили: разработка общих способов введения NO-донорной группировки на основе нитратов спиртов в молекулы биологически активных соединений; синтез таких мо­дифицированных соединений на основе различных классов фармакологи­чески значимых агентов; изучение фармакологических свойств синтези­ро­ванных соединений.

Научная новизна. Разработаны новые конструкции и способы создания гиб­ридных многофункциональных физиологически активных соединений на ос­нове нитратов биологически активных спиртов – NO-донорных фармакофо­ров. Разработаны способы синтеза эфиров и амидов простагландинов и поли­ненасыщенных жирных кислот с нитратами спиртов и аминоспиртов. Показа­на универсальность разработанных способов введения NO-донорных группи­ровок на основе нитратов биологически активных спиртов. Впервые синтези­рованы нитраты природных гидроксиаминокислот и пептиды на их основе. Впервые описано нитрование аллильной гидроксильной группы в молекуле простагландина. Проведено исследование биологических свойств синтези­ро­ванных гибридных соединений и изучено влияние NO-генерирующего фраг­мента на их физиологическую активность. Таким образом, создано новое нап­равление в конструировании новых многофункциональных лекарст­вен­ных препаратов.

Практическая значимость работы. На основе предложенных методов полу­чения гибридных соединений, содержащих нитраты биологически активных спиртов как NO-донорный фрагмент, синтезированы 1,3-динитроглицерино-вые и нитроэтиленгликолевые эфиры, а также амиды с нитроаминоспиртами ряда физиологически активных соединений. В качестве исходных фармако­форов были использованы простагландины, полиненасыщенные жирные кис­лоты, нестероидные противовоспалительные средства (индометацин, ибупро­фен, ацетилсалициловая кислота), цефалоспорин G. Это означает, что разра­бо­танные методы применимы к разнообразным классам биологически актив­ных соединений и могут использоваться при создании гибридных препа­ратов и с другими фармакофорами. Разработаны препаративные способы синтеза нитроксисерина и нитрокситреонина. Проведено нитрование аллильной гид–роксильной группы в молекуле простагландина и синте­зированы 15-нитра–ты простагландинов. Предложено использование триметилсилильной защит–ной группы для синтеза фторангидридов простагландинов. Показано, что введение NO-донорной группи­ровки в молекулу фармакофора резко меняет фармакологические свойства последнего, что открывает путь к направленно­му конструированию новых лекарственных препаратов. Так, соз­данная на основе 1,3-динитроглицеринового эфира простагландина Е1 мазь оказалась эффективной при лечении ожоговых травм у экспериментальных животных.

Автор защищает созданное новое направление в конструировании прототи­пов новых лекарственных препаратов на основе многофункциональных фи­зиологически активных соединений, содержащих нитраты биологически акт­ивных спиртов – NO-донорных фармакофоров, и способы его реализации.

Апробация работы. Основные результаты диссертации были представлены на: 9-ой Международной конференции «Простагландины и родственные сое­динения» (Флоренция, 1994 г.), ХIV Международном симпозиуме по меди­цинской химии (Маастрихт, 1996 г.), Международной научно-практической конференции «Биологически активные вещества и новые продукты в косме­тике» (Москва, 1996 г.), IV Съезде Белорусского общественного объединения фотобиологов и биофизиков «Молекулярно-клеточные основы функциониро­вания биосистем» (Минск, 2000 г.), 11-ой Международной конференции «Простагландины и лейкотриены: фундаментальная наука и новое клиничес­кое применение» (Флоренция, 2000 г.), I Международной конференции «Хи­мия и биологическая активность азотистых гетероциклов и алкалоидов» (Москва, 2001 г.), Международном симпозиуме «Успехи в синтетической, комбинаторной и медицинской химии» (Москва, 2004 г.), XVIII Менделеев­ском съезде по общей и прикладной химии (Москва, 2007 г.), III Съезде фар­макологов России (Санкт-Петербург, 2007 г.), Научной конференции «Орга­ническая химия для медицины» (Черноголовка, 2008 г.), VII Всерос-сийской научной конференции «Химия и медицина, ОРХИМЕД–2009» (Уфа, 2009 г.), IV Российском симпозиуме «Белки и пептиды» (Казань, 2009), VIII Всерос­сийской конференции «Химия и медицина» (Уфа, 2010), 5-ой Междуна­род­ной конференции «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам» (Москва, 2010).

Публикации. Основные результаты исследований, проведенных по теме диссертации, изложены в 15 статьях, 15 тезисах докладов и описаниях к 7 патентам и авторским свидетельствам.

Объем диссертации и ее структура. Диссертация изложена на 201 страни­це машинописного текста, содержит 17 схем, 9 таблиц, 14 рисунков и состо­ит из введения, 3 глав, выводов и списка цитируемой литературы объемом 329 ссылок. В первой главе «Обзор литературы» обсуждены методы синтеза мно­гофункциональных соединений, содержащих органические нитраты как про­тотипов гибридных лекарственных препаратов нового поколения. Во вто­рой главе описаны разработанные автором способы создания гибридных много­функциональных физиологически активных соединений на основе нит­ратов биологически активных спиртов и приведены данные по исследова­нию био­логических свойств синтезированных гибридных соединений и влия­нию NO-донорного фрагмента на их физиологическую активность. В третьей гла­ве содержатся экспериментальные данные.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТы

    1. Концепция гибридных лекарственных препаратов,

содержащих NO-донорный фрагмент.

В связи с актуальной в последнее время концепцией «одно лекарство – много мишеней» нами разработана концепция новых гибридных лекарст­вен­ных соединений, т.е. соединений, объединяющих в одной молекуле не­сколько фармакофоров. В качестве первого фармакофора выступает биологи­чески активное соединение (как природное вещество, так и молекула дейст­вующего начала известного лекарственного препарата), а второй фрагмент представляет собой связанную окись азота (NO), которая является важным внутри- и межклеточным регулятором многих основных биохимических процессов и оказывает влияние на различные системы организма, включая центральную нервную, сердечно-сосудистую и иммунную системы. В ре­зультате вовлечения в механизм действия гибридного препарата эффектов высвобождаемой окиси азота может повыситься эффективность исходного фармакофора и измениться его фармакологический профиль, в том числе – произойти уменьшение побочных эффектов, присущих немодифицирован­ному соединению. Все это существенно расширяет область возможного при­менения данных гибридных препаратов. В качестве NO-донорного фармако­фора нами предложены органические нитраты спиртов, и этот выбор был сделан сознательно по следующим причинам. Во-первых, у органических нитратов отсутствует спонтанная генерация NO, что позволяет направленно доставлять такие соединения в клетки-мишени без потери NO-генерирующей активности. Во-вторых, выделение NO из нитратов спиртов – это тиолзависи­мый процесс, требующий участия специфических белков, что может обеспе­чить генерацию NO в нужное время и в нужном месте. В-третьих, при гене­рации NO из органических нитратов высвобождается гидроксильная группа, восстанавливая структуру исходного фармакофора. Образующееся природ­ное или известное лекарственное соединение подвергается метаболизму по стандартным путям, и в организме не происходит накопление «неприрод­ных» фрагментов  с неизученными свойствами. И, наконец, в-четвертых, превращение в нитроэфиры меняет фармакокинетику и лигандные свойства исходного фармакофора. Например, соединение становится более липофиль­ным и может легче проникать через мембраны клеток или гематоэнцефали­ческий барьер.

Для введения нитратной группы в молекулу фармакологически актив­ного вещества нами было использовано два подхода. Первый подход основан на прямом нитровании гидроксильных групп с образованием так называемых «безлинкерных» гибридных соединений. В случае отсутствия в молекуле гидроксильной группы или необходимости ее сохранения в конечном гиб–ридном соединении, а также при лабильности исходного соединения в усло­виях нитрования NO-донорный фрагмент присоединяли с помощью допол­нительной группировки. Этот подход приводит к линкерным гибридным со­единениям, когда два фармакофора соединены с помощью третьего допол­нительного компонента. Принцип построения этих гибридных соеди­нений показан на рис. 1.

Рис. 1

В качестве линкеров для присоединения NO-донорного фрагмента мы использовали природные биологически активные спирты (глицерин, этилен-гликоль) и аминоспирты (этаноламин, 3-амино-1,2-пропандиол и другие). Та­кие природные линкеры были выбраны не случайно, а для того, чтобы в про­цессе метаболизма сконструированного гибридного соединения в организме не происходило образования чужеродных фрагментов, создающих дополни­тельную нагрузку на метаболический аппарат организма. Из спиртов были синтезированы соответствующие нитраты, которые вводили в молекулу в ка­честве NO-донорного фрагмента.

1.2. Общие подходы к синтезу гибридных соединений,

содержащих NO-донорный фрагмент

Наиболее удобным и распространенным способом синтеза нитроксисо­единений остается прямое нитрование гидроксильной группы азотной кисло­той или ее смесями, если при этом не происходит побочных процессов, свя­занных с деструкцией молекулы исходного спирта. Этим способом нами син­тезированы из аминоспиртов линкеры, содержащие NO-донорный фрагмент (NO-линкеры), а также безлинкерные гибридные соединения, со­держащие NO-генерирующую нитроксигруппу на основе простагландинов, насыщен­ных и ненасыщенных жирных кислот и гидрокси­аминокислот.

Используя полученные нитраты аминоспиртов, а также 1,3-динитрат глицерина и мононитроэтиленгликоль в качестве NO-линкеров, нами разра­ботаны способы синтеза гибридных соединения на основе простагландинов, полиненасыщенных жирных кислот, цефалоспорина G и ряда нестероидных противовоспалительных препаратов (ацетилсалициловая кислота, аспирин, индометацин, ибупрофен). Все эти соединения имеют карбоксильную груп­пу, что позволило присоединить NO-линкеры с помощью эфирной или амид-ной связи.

2. Синтез биологически активных соединений, содержащих

NO-донорный фрагмент.

2.1. Синтез линкеров, содержащих нитроксигруппы в качестве

NO- донорного фрагмента (NO-линкеров).

В качестве NO-линкеров использованы глицерин, этиленгликоль и раз­личные аминоспирты. Из них сначала были получены соответствующие нит­роксипроизводные – нитраты аминоспиртов (14), 1,3-динитрат глицерина (5) и мононитроэтиленгликоль (6) (рис. 2). Нитраты аминоспиртов (14) получе­ны нитрованием соответствующих аминоспиртов в виде азотнокислых солей. В качестве нитрующего агента был использован раствор 100% азотной кис­лоты в хлористом метилене. Выделившуюся в ходе реакции воду связыва­ли с помощью рассчитанного количества уксусного ангидрида. В результате не­растворимые в хлористом метилене азотнокислые соли нитроксиамино­спир­тов выпадали в осадок и легко отделялись от реакционной массы с по­мощью простого фильтрования.

Рис. 2

2.2. Нитраты гидроксиаминокислот.

Природные гидроксиаминокислоты серин и треонин являются не толь­ко распространенными компонентами белков и пептидов, но и обладают соб-ственной биологической активностью. В литературе описаны синтезы нитро­эфиров дипептидов, содержащих серин и треонин. Однако данные дипепти­ды содержали защитную Cbz-группировку на аминогруппе. Удалить эту за­щитную группировку после нитрования для получения незащищенного нит­роксидипептида с сохранением нитратной группы невозможно.

Главная трудность синтеза нитратов серина и треонина заключается не в самом химическом процессе нитрования, а в выделении целевых соедине­ний из реакционной смеси. Серин и треонин очень хорошо растворимы в во­де и плохо в органических растворителях. Поэтому их невозможно выделить из реакционной смеси с помощью экстракции даже после превращения в нит­роксисоединения. Использование временных защитных группировок по ами­но- или карбоксильной группе для повышения липофильности получаемых аминокислот также не приводит к желаемому результату. Во-первых, такие защитные группы должны обладать взаимоисключающими свойствами: быть устойчивыми в кислых условиях реакции нитрования и удаляться также в кислых условиях. Использовать же защитные группировки, удаляемые в ще­лочных условиях или в реакциях гидрогенолиза, невозможно из-за лабиль­ности нитроэфирной группировки в этих условиях. Во-вторых, даже если бы удалось подобрать соответствующую защитную группу, опять встала бы про­блема выделения целевого продукта, но уже после удаления защиты.

Наиболее удачной нитрующей смесью в синтезе нитратов L-серина (7), D-серина (8) и L-треонина (9) (рис. 3) оказался раствор 100% азотной кис­лоты в хлористом метилене, ранее использованный для получения нитратов аминоспиртов (14).

Рис. 3

Следует отметить, что этаноламин и его аналоги достаточно хорошо растворимы в хлористом метилене, что позволило нам использовать гомоген­ную реакционную смесь с медленным прибавлением раствора аминоспирта к нитрующей смеси. В данном случае исходные аминокислоты можно было растворить только в воде. Однако это привело бы к нежелательному разбав­лению азотной кислоты с неизбежным снижением её нитрующей способнос­ти, а также к расслоению водной и органической фаз. Поэтому мы прибавляя­ли к нитрующему раствору сухую аминокислоту. Образующаяся в ходе реак­ции вода растворяла азотнокислые соли нитратов гидроксиаминокислот. По окончании выделившуюся в ходе реакции воду связывали добавлением рас­четного количества уксусного ангидрида,  целевые соединения выпадали в виде кристаллического осадка и отделялись простым фильтрованием. Следу­ет отметить, что добавление уксусного ангидрида вначале реакции нитрова­ния приводит к образованию неже­лательных ацетатов, трудноотделимых от целевых нитратов.

С целью изучения химических свойств полученных нитратов серина и треонина на их основе нами были синтезированы дипептиды – N-Boc-(L)-пролин-(D)-нитросерин (10), N-Cbz-(D,L)-пролин-(D)-нитросерин (11), N-Boc-глицин-(L)-нитротреонин (12) и N-Boc-(D)-аланин-(D)-нитросерин (13), а также защищенные нитроаминокислоты – N-Boc-(D)-нитросерин (14) и N-Fmoc-(L)-нитротреонин (15) (рис. 4).

Рис. 4

Дипептид N-Boc-(L)-пролин-(D)-нитросерин (10) был получен конден­сацией N-Boc-(L)-пролина (16) с (D)-нитросерином (8) с использованием «хлорформатного» метода через смешанный ангидрид (17), который затем без выделения конденсировали с (D)-нитросерином (8) в дипептид (10) (схе­ма 1). Аналогично из N-Boc-глицина и (L)-нитротреонина (9) полу­чили ди­пептид (12), а из N-Cbz-(D,L)-пролина и N-Boc-(D)-аланина и (D)-нитросери­на (8) – дипептиды (11) и (13).





Схема 1

Защищенные по аминогруппе нитроаминокислоты получали по стан­дартным методикам синтеза таких производных, а именно с использованием ди-трет-бутил-дикарбоната при получении соединения (14) и флуоре­нилме­тилхлорформата – для соединения (15).

2.3. Безлинкерные соединения, содержащие NO-донорный фрагмент,

на основе простагландинов и ненасыщенных жирных кислот.

Простагландины (ПГ) являются полифункциональными соединениями, для которых характерно проявление широкого спектра физиологической ак­тивности, что препятствует широкому применению природных ПГ в качестве лекарственных препаратов из-за множественных побочных эффектов. Биоло­гические эффекты NO и ПГ близки по своей физиологической направленнос­ти. Поэтому создание гибридных NO-генерирующих соединений на основе ПГ представляется весьма перспективным для разработки более эффектив­ных и безвредных препаратов. Нами синтезированы как линкерные, так и безлинкерные представители таких простагландиновых производных.

Представителями безлинкерных соединений на основе ПГ являются 15-нитраты 11-дезокси-ПГE1 (20) и его метилового эфира (21) (схема 2). Нами впервые синтезированы 15-нитроксипроизводные простагландинов прямым нитрованием гидроксильной группы 11-дезокси-ПГЕ1 (18) или его метилово­го эфира (19) (см. таблицу 1).

Схема 2

Применение стандартной смеси, состоящей из 67% азотной кислоты и уксусного ангидрида, для нитрования гидроксильной группы в ПГ (18, 19) приводило к образованию целевых нитратов (20, 21). Однако выход этих нитратов был невелик и не превышал 35%, при этом образовывалось неожи­данно много 15-ацетоксипроизводных (22) и (23). Исключение уксусного ан­гидрида из реакционной среды позволило избежать образования ацетатов. При незначительном снижении выхода целевых нитратов конверсия простаг­ландина в этом случае составила 80–85% за счёт возврата непрореагировав­шего ПГ с помощью хроматографии. Замена уксусного ангидрида на концен­трированную серную кислоту практически не влияла на выход нитратов, а вместо ацетатов образовывались трудно идентифицируемые продукты дегид­ратации (табл. 1). Растворитель, в котором проводилось нитрование, практи­чески не влиял на выход и чистоту целевого нитрата. Наилучший результат по чистоте и выходу 15-нитратов достигнут при проведении реакции нитро­вания кон­центрированной (более 96%) HNO3 в неполярном растворителе. При нитровании небольших количеств ПГ азотную кислоту получали in situ из нитрата натрия или калия и серной кислоты. При использовании различ­ных нитрующих смесей и способов нитрования выходы нитратов свободной кислоты (20) и метилового эфира (21) были практически одинаковы. Однако следует отметить, что метиловый эфир (21) устойчив при хранении, тогда как кислота (20) в отсутствие растворителей довольно быстро подвергается разложению с потерей молекулы азотной кислоты.

Таблица 1. Условия нитрования и выходы 15-нитрокси-11,15-дидезоксипростагландинов Е1.

Условия реакции

Выход нитрокси- производного, %

Побочные продукты

NaNO3, H2SO4, CH2Cl2, 20°С, 1 ч

65-75

практически отсутствуют

HNO3 (100%), CH2Cl2, 10°С, 40 мин

75-85

практически отсутствуют

HNO3 (67%), диоксан, 20°С, 4 ч

15-25

исходный ПГ

HNO3 (67%), Ас2О, диоксан, 20°С, 4 ч

22-34

15-ОАс

HNO3 (67%), H2SO4, диоксан, 20°С, 4 ч

25-30

продукты дегидратации

Прямым нитрованием азотной кислотой гидроксильной группы было синтезировано и безлинкерное соединение на основе гидроксипроизводного ненасыщенной жирной кислоты – 12-нитрорицинолевая кислота (24).

Рис. 5

2.4. Гибридные соединения, содержащие NO-донорный фрагмент,

на основе нестероидных противовоспалительных препаратов.

Нестероидные противовоспалительные препараты (NSAID) (аспирин, индометацин, напраксен, ибупрофен и др.) в течение многих лет применяют­ся в качестве жаропонижающих и противовоспалительных средств. Присое­динение к структуре NSAID фрагмента, генерирующего NO, позволило соз­дать новый класс противовоспалительных препаратов, так называемых NO-генерирующих нестероидных противовоспалительных препаратов (NO-NSAID). Такие гибридные соединения, сохраняя противовоспалительную активность исходного препарата, обладают гораздо меньшим отрицательным воздейст­вием на желудочно-кишечный тракт. Предполагается, что NO-NSAID защи­щают желудочно-кишечный тракт путем локального выделения NO, приво­дящего к усилению кровообращения в слизистой оболочке. Кроме того, NO сам обладает гастропротекторными свойствами. Нами синтезирован ряд NO-генерирующих NSAID, содержащих в качестве NO-донора нитроксигруппу, присоединенную к основной молекуле через аминоспирт в качестве линкера (25-31), а также 1,3-ДНГ-эфиры ибупрофена (32) и индометацина (33) (рис. 6).

Рис. 6

Амиды индометацина (2527) синтезировали по методу «смешанных ангид­ридов» реакцией с изобутилхлорформиатом с последующей конденсацией с нит­ратами аминоспиртов (схема 3). Выход целевых соединений составлял 65–85%.

Схема 3

Использование этого метода для синтеза производных ибупрофена и салициловой кислоты не привело к желаемому результату. Реакция амидиро­вания либо проходила с выходом не более 40%, либо основным продуктом реакции был изобутиловый эфир кислоты. Не дало положительных результатов и использование высокореакционноспособных имидазолидов. Наиболее удач­ным оказался способ синтеза через промежуточные хлорангидриды (схема 4).

Схема 4

Сначала из ибупрофена (36) кипячением с SOCl2 в хлороформе синтезирова­ли хлорангидрид (37). Затем реакционную смесь упаривали, получившийся хлорангидрид конденсировали с нитроэтаноламином (3) с образованием нит­роэтаноламида ибупрофена (28). Аналогично были синтезированы амиды (29-31). 1,3-ДНГ-эфиры ибупрофена (32) и индометацина (33) синтезирова­ны по методу «смешанных ангидридов» с арилсульфокислотами, а эфир (32) – также через хлорангидрид (37).

2.5. NO-донорные производные цефалоспорина G.

Цефалоспорины широко применяются в медицине и по структуре и ме-ханизму действия близки к пенициллинам. Цефалоспорин G также использу-ется для ферментативного получения дезацетоксицефалоспорановой кислоты и синтеза разнообразных пролекарств. В последнем случае присоединенный к 3’-углеродному атому цефалоспорина фрагмент молекулы лекарственного соединения высвобождается в организме за счет ферментативной реакции. Значительно меньше внимания уделяется производным цефалоспоринов по карбоксильной группе. В качестве прототипа нового класса антибиотиков, содержащих NO-донорный фрагмент, был выбран 1,3-динитроглицериновый эфир цефалоспорина G (40), который является альтернативой синтезировано-го ранее конъюгата цефалоспорина с 3-морфолиносидноимином. Его синте­зировали по методу «смешанных ангидридов» с арилсульфокислотами, в дан­ном случае с 2,4,6-триизопропилбензолсульфокислотой (схема 5).

Схема 5

Сначала реакцией цефалоспорина G (38) с TPSCl синтезировали смешанный ангидрид (39), который затем в присутствии ДМАП конденсировали с 1,3-ди­нитратом глицерина (5) с образованием 1,3-ДНГ-эфир цефалоспорина G (40).

2.6. Синтез гибридных линкерных соединений на основе ПГ и ПНЖК.

Для синтеза гибридных соединений на основе ПГ и полиненасыщен­ных жирных кислот (ПНЖК) с помощью NO-линкера применены два подхо­да. В первом случае использовали нитроаминоспирты (1-4), а также 1,3-ди­нитрат глицерина (5) и мононитроэтиленгликоль (6), которые присоединя­ли к основной молекуле в виде сложноэфирной или амидной группировки, то есть присоединяли NO-линкеры. Во втором случае присоединяли только лин­керы (аминоспирты или этиленгликоль), а затем проводили нитрование полу­ченного амида или эфира.

2.6.1. Амиды ПГ и ПНЖК с нитратами аминоспиртов.

Амиды ПГ с нитратами аминоспиртов получали методом «смешанных ангидридов» по стандартной методике (схема 6). Для этого ПГ, например 11-дезокси-ПГE1 (18), превращали в смешанный ангидрид (41), который без вы-деления вводили в реакцию с нитроэтаноламином (3) с образованием нитро-этаноламида 11-дезокси-ПГE1 (42).

Схема 6

Аналогично синтезированы нитроэтаноламиды простагландинов Е2 (43), F2α (44), арахидоновой (нитроанандамид) (48) и эйкозапентаеновой (50) кис­лот, а также амиды ПГE2, ПГF2α, 11-дезокси-ПГE1 и арахидоновой кисло­ты с 1,2-динитратом 3-амино-1,2-пропандиола (45, 46, 47 и 49) (рис. 7).

Рис. 7

Для синтеза амидов жирных кислот с нитратами аминоспиртов был также использован метод активации карбоксильной группы через образова­ние высоко реакционноспособного пентафторфенилового эфира (схема 7). По этому методу, например, из арахидоновой кислоты (51) реакцией с бис-пен­тафторфенилкарбонатом (52) получили пентафторфениловый эфир (53), ко­торый далее реакцией с нитроэтаноламином (3) превратили в нитроананда­мид (48). Преимущество данного способа активации карбоксильной группы заключается в возможности предварительной наработки относительно устой­чивого пентафторфенилового эфира жирной кислоты.

Схема 7

Нитроанандамид (48) и нитроэтаноламид эйкозапентаеновой кислоты (50) были синтезированы также вторым способом (схема 8), а именно нитро­ванием соответствующих этаноламидов. Так, из эйкозапентаеновой кислоты (54) и этаноламина через промежуточный смешанный ангидрид (55) был син­тезирован этаноламид эйкозапентаеновой кислоты (56), из которого реакцией нитрования получали нитроэтаноламид эйкозапентаеновой кислоты (50). Преимущество этого метода заключается в том, что по ходу синтеза получа­ются этаноламиды ПНЖК, которые можно использовать как соединения сравнения при проведении биологических испытаний.

Схема 8

2.6.2. Эфиры ПГ и ПНЖК с нитратами спиртов.

При создании гибридных соединений кроме нитроксиаминов, присое­диняемых через амидную связь, нами использованы «эфирные» NO-линкеры: 1,3-динитрат глицерина (5) и мононитроэтиленгликоль (6). Модификация карбоксильной группы ПГ путем превращения ее в эфиры с простыми или сложными спиртами часто используется для создания производных ПГ с це­лью модификации фармакологического профиля последних. В каждом кон­кретном случае для получения таких производных используются специально разработанные способы, так как универсальные способы синтеза сложных эфиров ПГ практически отсутствуют. Большинство методов синтеза эфиров карбоновых кислот основывается на активации карбоксильной группы с пос­ледующей реакцией образовавшегося активированного производного с соот­ветствующим спиртом. Специфической проблемой в синтезах производных по карбоксильной группе таких полифункциональных соединений, как ПГ, является необходимость сохранения остальных функциональных групп (гид­рокси- и кетогруппы) при активации карбоксильной группы.

2.6.2.1. Синтез 1,3-динитроглицериновых эфиров ПГ.

1,3-Динитроглицериновые эфиры (1,3-ДНГ-эфиры) ПГ были получены этерификацией природных ПГ 1,3-динитратом глицерина (5) через актива­цию карбоксильной группы исходного ПГ. Разработано и исследовано нес­колько способов такой этерификации: 1 – через смешанные ангидриды с арилсульфокислотами; 2 – через активированные ацилимидазолиды; 3 – пу­тём реакции ПГ с 1,3-динитратом глицеринхлорформиата с последующей пе­регруппировкой в искомый эфир; 4 – через превращение ПГ в высоко реак­ционноспособный фторангидрид.

1. Арилсульфохлориды достаточно давно применяются как конденси­рующие агенты в реакциях этерификации карбоновых и аминокислот, а так­же для образования фосфоэфирной связи в нуклеотидном синтезе. В зависи­мости от силы карбоновой кислоты и нуклеофильности спирта реакция эте­рификации протекает либо через образование промежуточного смешанного ангидрида, как в случае бензойной кислоты, либо через арилсульфонат спир­та, как было постулировано для этерификации свободных аминокислот. В случае реакции ПГ с арилсульфохлоридами реакция, по-видимому, проходит через образование смешанного ангидрида ПГ и арилсульфокислоты. Так, все наши попытки получить этиловый эфир ПГ реакцией переэтерификации эти­лового эфира р-толуолсульфокислоты не привели к целевому соединению, а ТСХ-анализ продуктов реакции не выявил образования симметричного анги­дрида ПГ. Из этого можно сделать вывод, что сначала происходит образова­ние смешанного ангидрида ПГ с арилсульфокислотой, который затем подвер­гается нуклеофильной атаке спиртом с образованием сложного эфира ПГ. По этому методу сначала для предотвращения возможных реакций арилсульфо­хлорида с 1,3-динитратом глицерина простагландин, в данном случае ПГЕ2 (57), превращали в смешанный ангидрид (58) реакцией с арилсульфохлори-дом (р-толуолсульфохлоридом (TsCl) или 2,4,6-триизопропилбензолсульфо-хлоридом (TPSCl)) в присутствии триэтиламина (схема 9). После завершения данной стадии прибавляли 1,3-динитрат глицерина (5) и каталитическое ко­личество диметиламинопиридина (ДМАП). В результате получали целевой 1,3-ДНГ-эфир ПГЕ2 (59).

Схема 9

Недостаток этого метода – побочная реакция хлорирования аллильного гидроксила в положении 15 молекулы ПГ, особенно при использовании TsCl, что приводит к загрязнению целевого соединения трудноотделяемыми при­месями и к уменьшению выхода эфира. Попытки избежать нежелательной реакции хлорирования заменой хлорангидридов арилсульфокислот на их ак­тивированные амиды – р-толуолсульфонилимидазол, триизопропилсульфо­нилимидазол, триизопропилсульфонилтриазол – оказались неудачными.

Этим методом помимо эфира 59 были синтезированы 1,3-ДНГ-эфиры простагландинов Е1 (60), F2α (61), A2 (62), A1 (63) и D2 (64) (рис. 8).

Рис. 8

2. Высоко реакционноспособные имидазолиды широко применяются для синтеза амидов и сложных эфиров кислот. В случае получения сложных эфиров необходимы кислотные катализаторы. Этот метод был применен на­ми для синтеза 1,3-ДНГ-эфиров ПГ (схема 10).

Схема 10

Сначала реакцией ПГЕ2 (57) с 1,1'-карбонилдиимидазолом (CDI) в аце­тонитриле получали имидазолид (65), который без выделения конденсирова­ли с 1,3-динитратом глицерина (5) в присутствии гидрохлорида пиридина и получали эфир ПГ. Однако выход целевого эфира (59) был невысок (30-45%), что, по-видимому, связано с низкой реакционной способностью 1,3-динит­ра­та глицерина (5).

3. Смешанные ангидриды с производными угольной кислоты часто ис­пользуются для активации карбоксильной группы при получении амидов кис­лот. Кроме того, такие смешанные ангидриды под действием ДМАП могут претерпевать перегруппировку в сложный эфир и поэтому иногда применяю­тся для получения труднодоступных эфиров. Это свойство смешанных ангид­ридов использовано нами для получения 1,3-ДНГ-эфиров ПГ (схема 11).

Схема 11

Сначала из фосгена и 1,3-динитрата глицерина (5) был синтезирован 1,3-динитрат глицеринхлорформиата (66) – достаточно устойчивое соедине­ние, которое может быть дополнительно очищено перегонкой в вакууме. Ре­акцией хлорформиата (66) с ПГЕ2 (57) получили смешанный ангидрид (67), который не выделяли. К реакционной массе прибавляли ДМАП, что приво­дило к перегруппировке смешанного ангидрида в целевой 1,3-ДНГ-эфир (59). При использовании свежеприготовленного хлорформиата (66) выход реакции этерификации близок к количественному.

4. В практике для синтеза сложных эфиров широко применяются гало­идангидриды, в частности хлорангидриды кислот. Однако ПГ наряду с кар­боксильной группой содержат в своей структуре дополнительные гидрок­сильные группы, вовлекаемые в побочные реакции при получении хлоран­гидридов. Из-за этого галоидангидриды ПГ не привлекли внимание химиков как активированные производные для синтеза эфиров простагландинов. На­ми при изучении реакции фторирования простагландинов было найдено, что превращение ПГ в его фторангидрид можно провести с помощью четырёх­фтористой серы (SF4) и фторирующих агентов на её основе, в частности мор­фолиносульфотрифторида (МСТФ) (рис. 9), в мягких условиях. Полученный фторированием ПГА2 в качестве промежуточного соединения фторангидрид 15-фтор-15-дезокси-ПГА2 был превращен гидролизом в слабощелочной среде в 15-фтор-15-дезокси-ПГА2 и использован при синтезе 15-фтор-15-дезокси-ПГЕ2 в виде свободной кислоты.

Рис. 9

Однако, как было сказано выше, молекула ПГ помимо карбоксильной группы содержит одну или две гидроксильные группы, которые также под­вергаются реакции фторирования аминотрифторсульфуранами. Поэтому для использования этого метода в синтезе производных по карбоксильной группе природных ПГ нами разработаны схемы синтезов фторангидридов, не затра­гивающие гидроксильные группы молекулы. Для защиты гидроксильных групп применили временную их защиту силильными группировками, такими как трет-бутилдиметилсилильная (BDMS) и триметилсилильная (TMS), ко­торые удаляли после получения соответствующих производных по карбоксильной группе ПГ.

При использовании DMBS-защитной группировки простагландин, на­пример ПГА2 (68), исчерпывающе силилировали трет-бутилдиметилхлор­силаном (DMBSCl) в присутствии имидазола (схема 12). Полученный DMBS-эфир 15-DMBS-ПГА2 (69) обрабатывали раствором 30%-ной Н2О2 в метано­ле. В этих условиях защитная силильная группировка удаляется только с кар­боксильной группы. Аналогичный результат получается, если вместо раство­ра перекиси водорода в метаноле использовать водный раствор 1М соляной кислоты в ТГФ. Эта реакция проходит значительно быстрее (при­мерно за 1 минуту), в то время как при использовании перекиси водорода для заверше­ния реакции требуется около часа. Однако при использовании соля­ной кис­лоты из-за быстроты процесса затруднён контроль протекания реак­ции гид­ролиза, и при небольшом удлинении времени реакции происходит частичное деблокирование гидроксильной группы. Полученный 15-DMBS-ПГА2 со сво­бодной карбоксильной группой (70) фторировали МСТФ с обра­зованием фторангидрида (71) при сохранении силильного эфира на гидрок­сильной группе. Затем реакцией нуклеофильного замещения с 1,3-динитратом глице­рина (5) в присутствии триэтиламина синтезировали эфир (72). Си­лильную защитную группировку с гидроксильной группы удаляли кислым гидролизом и получали 1,3-ДНГ-эфир ПГА2 (62).

Схема 12

Недостатком этого метода является его многостадийность и, главное, необходимость проведения хроматографической очистки полученных проме­жуточных силилированных простаноидов. Более предпочтительной была бы такая силильная группа, которая удалялась в ходе реакции фторирования только с карбоксильной группы и сохранялась бы на гидроксильных группах. Наше внимание привлекла триметилсилильная защитная группировка. Слож­ные триметилсилиловые эфиры неустойчивы в условиях реакции фторирова­ния MSTF, однако при этом происходит также деблокирование и гидроксиль­ных групп. После серии экспериментов нами было найдено, что если в качес­тве фторирующего агента использовать не сам MSTF, а его смесь с N-триме­тилсилилморфолином (TMS-морфолин) в соотношении 1:1, то защитная TMS-группировка на гидроксильных группах сохраняется, в то время как на карбоксильной она замещается на фтор с образованием фторангидрида. Со-гласно приведенной схеме, раствор ПГЕ2 (57) в ТГФ обрабатывали смесью гексаметилдисилазана и триметилхлорсилана (схема 13). Полученное TMS-производное ПГЕ2 (73) фторировали эквимолярной смесью MSTF и TMS-морфолина. Полученный фторангидрид (74) реакцией с 1,3-динитратом гли­церина (5) в присутствии триэтиламина превращали в эфир (75) и после кис­лого гидролиза TMS-эфира получали целевой 1,3-ДНГ-эфир ПГЕ2 (59).

Схема 13

Использование BDMS- или TMS-защитной группировки зависит от структуры конечного соединения. Как показали наши исследования, при по-лучении производных по карбоксильной группе природных ПГ предпочтение следует отдать использованию TMS-защитной группировки. Для синтеза же карбоксипроизводных фтордезоксианалогов ПГ лучше подходит BDMS-за-щита. В этом случае одновременно с удалением BDMS-защитной группиров-ки с карбоксильной группы можно частично деблокировать и гидроксильные группы (в основном аллильную гидроксильную группу при С-15 атоме ПГ), что не удаётся сделать в случае TMS-эфиров. Затем в реакции фторирования моносилилированного простаноида действием МСТФ происходит образова­ние фторангидрида при одновременном фторировании и гидроксильной группы. Этим методом из ПГЕ2 (57) был получен 1,3-ДНГ-эфир 15-фтор-15-дезокси-ПГЕ2 (80) (схема 14). ПГЕ2 исчерпывающе силилировали с образо­ванием производного (76). Полученный силилированный ПГ (76) обрабаты­

Схема 14

вали раствором 1М соляной кислоты в ТГФ в течение 5 минут. При этом уда­ляется силильная защита с карбоксильной группы, а также с одной из гидрок­сильных групп и образуется смесь моносилильных производных ПГЕ2 – 11-DMBS-ПГЕ2 (77а) и 15-DMBS-ПГЕ2 (77b) (с преобладанием изомера со сво­бодной гидроксильной группой в положении 15), которую разделяли хрома­тографически. Выделенный таким образом 11-DMBS-ПГЕ2 (77а) фторирова­ли MSTF. Синтезированный фторангидрид силилированного 15-фтор-15-дез­окси-ПГЕ2 (78) конденсировали с 1,3-динитратом глицерина (5) и получали эфир (79). Защитную силильную группировку удаляли с помощью плавико­вой кислоты и получали 1,3-ДНГ-эфир 15-фтор-15-дезокси-ПГЕ2 (80). В ка­честве фторирующего агента при синтезе фторангидридов можно также ис­пользовать цианурфторид, который реагирует исключительно с карбоксиль­ной группой, не затрагивая при этом гидроксильные группы. Однако эта ре­акция проходит в присутствии пиридина в качестве основания, отчего при синтезе фторангидридов этим методом частично происходит катализируемая пиридином реакция получившегося фторангидрида со свободными гидрок­сильными группами молекулы того же ПГ, что приводит к смеси трудно идентифицируемых продуктов внутри- и межмолекулярной конденсации и, как следствие, к резкому снижению выхода целевого соединения. Однако цианурфторид оказался удобным реагентом при синтезе фторангидридов ПНЖК, не имеющих в своей структуре гидроксильных групп, и был исполь­зован нами для синтеза их производных (см. ниже).

Сравнение приведённых способов синтеза 1,3-ДНГ-эфиров простаглан­динов показывает, что наилучшие результаты достигаются при использова­нии метода, основанного на реакции перегруппировки смешанного ангидри­да простагландина и 1,3-динитрата глицеринхлорформиата (66) (метод 3). Выход целевого соединения при этом способе конденсации приближается к максимальному (~90–95%), особенно при использовании свежеполученного хлорформиата. Однако получение соответствующего хлорформиата требует применения высокотоксичного фосгена. Хороший выход (около 75%) достиг­нут при использовании в качестве промежуточных соединений высокореак­ционных фторангидридов ПГ (метод 4). Тем не менее, данный способ требу­ет предварительного получения TMS-эфиров ПГ с последующей процедурой удаления силильной защиты. Наиболее практичным способом синтеза 1,3-ДНГ-эфиров ПГ оказался метод с использованием в качестве промежуточных соединений смешанных ангидридов с арилсульфокислотами (метод 1). Этот способ позволяет получать 1,3-ДНГ-эфиры с неплохим выходом (65–70%), без дополнительных процедур и использования опасных реагентов. Наименее удачным оказался метод активации карбоксильной группы через имидазоли­ды (метод 2). Выход в этом случае составлял не более 35–40%, что, по-види­мому, связано с особенностью 1,3-динитрата глицерина.

2.6.2.2.  1,3-Динитроглицериновые и нитроэтиленгликолевые эфиры ЖК.

Используя разработанные методы синтеза, мы получили также 1,3-ДНГ-эфиры ряда жирных кислот – арахидоновой (81), докозагексаеновой (82), эйкозапентаеновой (83), α,α-диметиларахидоновой (84), линолевой (85), линоленовой (86), пальмитиновой (87), каприловой (88) и лауриновой (89) (рис 10), а также мононитроэтиленгликолевые эфиры арахидоновой (90), до­козагексаеновой (91), эй­козапентаеновой (92), α,α-диметиларахидоновой кислот (93), α,α-диметилэй­козапен­та­е­новой кислот (94) и α,α-диметил­докозагексаеновой кислот (95) (рис 11).

Рис. 10. 1,3-Динитроглицериновые эфиры жирных кислот

Рис. 11. Нитроэтиленгликолевые эфиры полиненасыщенных жирных кислот

Представленные жирные кислоты не имеют в своей структуре гидрок­сильных групп. Поэтому при синтезе их 1,3-ДНГ и НЭГ эфиров нами был ши­роко применен и «галоидангидридный» способ активации карбоксильной группы. Были использованы как фторангидриды, так и хлорангидриды этих кислот. Фторангидриды получали реакцией кислоты с избытком цианурфто­рида в присутствии пиридина при комнатной температуре. Фторангидрид об­разуется примерно за 1 час и его используют без выделения. Хлорангидриды кислот получали реакцией с избытком тио­нилхлорида в бензоле при комнат­ной температуре (примерно 2 ч), избыток тионилхлорида удаляли в вакууме. Синтезированные галоидангидриды кис­лот конденсировали со спиртом в при­сутствии ДМАП. Через галоидангидриды получали также и этиленглико­левые эфиры, которые нитрованием азотной кислотой превращали в нитро­этиленгликолевые эфиры.

2.6.3. Химические свойства 1,3-ДНГ-эфиров ПГ.

Химические свойства синтезированных 1,3-ДНГ-эфиров ПГ изучены в реакциях химического перехода между ПГ различных типов и получения их производных, в частности в реакции гидроксиаминометилирования.

Схема 15

Схема 16

Восстановление кетогруппы простагландинов типа E позволяет перей­ти к простагландинам типа F. Так, из 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) действием боргидри­да натрия в метаноле были получены 1,3-ДНГ-ПГF1 (96а,b) в виде смеси α- и β-изомеров, что свидетельствует об устойчивости нитрогруппы глицерино­вой части молекулы в реакции восстановления данным реагентом (схема 15). Соотношение получаемых изомеров практически равное, с очень незначи­тельным преобладанием α-изомера. 1,3-ДНГ-эфиры других менее доступных простагландинов также могут быть получены по стандартным методам пре­вращений между типами простагландинов (схема 16). Так, 1,3-ДНГ-эфир ПГI2 (1,3-ДНГ-эфир простациклина) (99) синтезирован из эфира (61) циклиза­цией с йодом в эфир (98) с последующим дегидроиодированием в присутст­вии 1,8-диазабицикло[5.4.0]ундец-7-ена (DBU). Реакцией с гидроксиламином из эфира (60) получен 1,3-ДНГ-эфир 9-оксиимино-ПГE1 (1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ) (97), также в виде смеси син- и анти-изоме-ров (схема 11). Однако в отличие от восстановления кето-группы, здесь реакция проходит с преобладанием анти-изомера. Следует отметить, что попытки получить 1,3-ДНГ-эфиры 9-оксииминопростагландинов E1 и E2 реакцией самих 9-оксииминопростаглан-динов с 1,3-динитратом глицерина (5) давали гораздо худший результат: вы­ход конечного продукта драматически падал независимо от применяемого способа этерификации. В щелочных условиях 1,3-ДНГ-эфиры ПГ не устой­чивы. Так, нам не удалось получить 1,3-ДНГ-эфир ПГE2 (59) из 1,3-ДНГ-эфи­ра ПГА2 (62). По стандартной процедуре превращения простагландинов типа A в тип E первая стадия заключается в эпоксидировании двойной связи в циклопентановом кольце молекулы ПГ действием перекиси водорода в при­сутствии гидроокиси калия. Оказалось, что в этих условиях из 1,3-ДНГ-эфи­ра ПГА2 (62) получается исключительно 10,11-эпокси-ПГА2 (100) (схема 17), а не его ДНГ-эфир. Специальным экспериментом (инкубирование 1,3-ДНГ-эфира ПГА2 (62) с H2O2 в отсутствии КОН) показано, что сама перекись водоро­да без основного катализа не вызывает деградации ДНГ-эфира или его гидролиза.

Схема 17

3. Биологические свойства синтезированных соединений.

3.1. Биологические свойства 1,3-динитроглицериновых и нитроэтиленгликолевых эфиров ПНЖК.

Была изучена антиагрегационная активность синтезированных 1,3-ДНГ-эфиров ПНЖК 81, 82, 8487 (табл. 2). Наиболее выраженную антиагрегаци­он­ную активность в случае АК-индуцированной агрегации проявил 1,3-ДНГ-ДГК (82). В случае АДФ-индуцированной агрегации этот эфир также заметно снижал способность тромбоцитов к взаимодействию друг с другом. 1,3-ДНГ-АК (81) в отличие от самой свободной АК, которая является проаг­регантом, не индуцировал агрегацию тромбоцитов. Он эффективно ингиби­ровал как АК-, так и АДФ-индуцированную агрегацию тромбоцитов при кон­центрации 0,1 мг/мл. Таким образом, включение в молекулу АК динитро­глицеринового фрагмента привело к полной потере этой кислотой проагрега­ционных свойств. 1,3-ДНГ-эфиры других жирных кислот также в той или иной степени ингибировали межтромбоцитарное взаимодействие (табл. 2).

Табл. 2. Влияние 1,3-ДНГ-эфиров жирных кислот на агрегацию тромбоцитов

человека in vitro, индуцированную АК (1) и АДФ (2) (Аmax, %)

Соединение

Концентрация исследуемого вещества, мг/мл

0 (контроль)

0.1

0.01

0.001

1

2

1

2

1

2

1

2

1,3-ДНГ-АК (81)

75±3

79±3

12±3

26±2

50±3

58±3

1,3-ДНГ-ДГК (82)

54±3

64±4

16±2

48±5

23±1

67±7

43±3

1,3-ДНГ-ДМАК (84)

64±3

69±4

48±3

59±2

63±1

65±5

1,3-ДНГ-ЛНК (85)

55±2

61±8

47±3

47±3

57±3

57±3

1,3-ДНГ-ЛНЛК (86)

54±3

59±6

30±3

39±6

42±3

42±3

46±2

46±2

1,3-ДНГ-ПК (87)

53±3

59±1

29±4

56±2

51±2

57±2

48±5

57±2

Было показано, что НЭГ-АК (92) обладает выраженной каннабимимети­ческой активностью. Во всех четырех тестах классической «каннабиноидной тетрады» НЭГ-эфир (92) проявил каннабиноидоподобное действие, сходное с анандамидом. Он дозозависимо вызывал аналгезию (тест «горячая пластин­ка»), каталепсию (тест с кольцом), гипотермию и резко снижал локомотор­ную активность (тест «открытое поле») (табл. 3). (Эксперименты проведены под руководством к.х.н. М.Ю.Боброва).

Табл. 3

Тест «каннабиноидной тетрады»

Контроль

НЭГ-АК

«Горячая пластинка» (время задержки

болевой реакции), %

100

159 ± 26

«Открытое поле» (число секторов, пересе-ченных с 3-й по 15-ю мин после инъекции)

57.6 ±11.5

4.6 ± 1.5

«Кольцо» (время в неподвижности в

течение 5 мин наблюдения), с

29.5 ±7.5

185.5 ± 15.4

Падение ректальной температуры

через 10 мин после инъекции, °С

–2.62 ± 0.5

Изучено взаимодействие 1,3-ДНГ-АК (81) и НЭГ-АК (92) с оксигемо­глобином (HbO2) и метгемоглобином (mHb). (Эксперименты проведены под руко­водством д.б.н. М.А.Киселя). Показано, что добавление эфира (81) к HbO2 сопро­вождается существенным увеличением скорости окисления гемопротеина в высокоспиновую ферриформу – mHb. Уже при соотношении гем : эфир = 1:2 значительная доля HbO2 превращается в mHb. Мононитрат НЭГ-АК (92) не оказывал подобного действия. Динитрат 1,3-ДНГ-АК (81) вызывал также изменение и спектральных характеристик метгемоглобина, что, возможно, связано с нарушением целостности молекулы белка и потерей гема.

Изучено влияние этиленгликолевого (ЭГ-ДГК) и нитроэтиленгликоле­вого (НЭГ-ДГК) (93) эфиров докозагексаеновой кислоты на калиевые потен­циалозависимые каналы и АМРА-рецепторы – одного из трех подтипов глу­таматэргических рецепторов – и на функционирование изолированных мито­хондрий печени крыс. Оба эфира не влияли на потенциалозависимые калие­вые каналы в отличие от действия самой докозагексаеновой кислоты. В то же время они оказывали заметное влияние на ответы АМРА рецепторов, хотя характер этого влияния был отличен для каждого вещества. Если ЭГ-ДГК вы­зывал дозозависимую потенциацию трансмембранных КК-вызванных токов (КК – каиновая кислота – агонист АМРА рецепторов) в нейронах Пуркинье мозжечка крыс, то его нитроксианалог (93) вызывал, наоборот, их дозозави­симое угнетение (табл. 4). (Эксперименты проведены под руководством д.б.н. В.В.Григорьева). Таким образом, введение NO-донорного фрагмента изменило характер действия ЭГ-ДГК на противоположный.

Таблица 4. Действие производных докозагексаеновой кислоты на амплитуды

каинат-вызванных токов в нейронах Пуркинье мозжечка крыс

Концентрация

% изменения токов АМРА рецепторов*

ЭГ-ДГК

НЭГ-ДГК (66)

10 нМ

+15%

–11%

100 нМ

+79%

–24%

1 мкМ

+62%

–24%

* - амплитуда каинат-вызванных токов в отсутствие производных докозагексаеновой кислоты взята за 100%.

ЭГ-ДГК и НЭГ-ДГК (93) при добавлении к суспензии митохондрий, не содержащей кальция, вызывали их деполяризацию. Они также дозозависимо предотвращали кальций-индуцированное набухание митохондрий. В присут­ствии циклоспорина А – ингибитора неспецифической проницаемости мемб­ран – этот эффект усиливался. (Эксперименты проведены под руководством к.х.н. Е.Ф.Шевцовой).

3.2. Биологические свойства 1,3-динитроглицериновых эфиров ПГ.

Исследование биологических свойств синтезированных 1,3-динитро­глицериновых эфиров простагландинов показало, что введение в молекулу простагландина NO-донорного фрагмента – 1,3-динитроглицериновой груп­пировки резко изменило фармакологический профиль последних. Так, 1,3-ДНГ-ПГE2 (59) в 5 раз более активен как гипотензивный агент, чем сам ПГЕ2 (табл. 5). При этом он не вызывает изменения частоты сердечных сокраще­ний и тахифилаксии у подопытных животных. Еще одним важным отли­чием эфира (59) является его способность расслаблять гладкие мышцы изолиро­ванной аорты крысы, тогда как ПГE2 является вазоконстриктором. При­чем этот эффект не зависит от типа агониста, которым было вызвано предва­ри­тельное сокращение изолированной аорты (адреналин, ПГE2 или ПГF2α) (табл. 6). Для 1,3-ДНГ-ПГE2 (59) также характерно значительное увеличение (более чем в 20 раз) бронходилататорной активности и уменьшение конст­рикторной активности по отношению к изолированной матке по сравнению с ПГE2 (табл. 5). (Эксперименты по изучению вазодилататор­ной и миорелаксантной активностям синтезированных соединений проведены под руко­водством к.м.н. В.В.Малыгина).

Таблица 5. Биологические свойства 1,3-ДНГ-ПГE2

Фармакологический тест

Активность, EC50, M-6

1,3-ДНГ-ПГE2

ПГE2

Снижение кровяного давления (ED20)

2.7±0.13

13.1±0.2

Сокращение изолированной матки крысы

0.4±0.1

0.08±0.016

Изолированная аорта крысы

0.68±0.12 (расслабление)

84±1 (сокращение)

Расслабление трахеи морской свинки

0.007±0.025

0.14±0.08

Сокращение дна желудка крысы

0.06±0.01

0.04±0.015

Таблица 6. Вазодилататорная активность 1,3-ДНГ-ПГE2.

Тип агониста

Расслабление изолированной аорты крысы, EC50, M-6

1,3-ДНГ-ПГE2

1,3-ДНГ + ПГE2

адреналин

1.7±0.15

60.0±40.0

ПГЕ2

0.68±0.31

3.6±1.0

ПГF2α

3.0±1.0

8.1±1.0

Аналогично изменились и фармакологические свойства ПГF2α. 1,3-ДНГ-ПГF2α (61) более чем в 10 раз превосходит ПГF2α по способности сокра­щать миометрий матки крысы. При этом он менее активен, чем исходный ПГF2α, как констриктор гладких мышц желудка крысы и не отличается от не­го по действию на гладкие мышцы кишечника. Эфир (61) также является ва­зодилататором по отношению к изолированным аорте крысы и трахее морc-кой свинки, тогда как сам ПГF2α обладает вазоконстрикторными свойствами по отношению к этим объектам (табл. 7).

Введение NO-донорного фрагмента резко изменило фармакологичес­кие свойства и ПГЕ1. 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) и 1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ (97), так же как и предыдущие 1,3-ДНГ-эфиры ПГ (59 и 61), являются вазодилататорами, а сам ПГЕ1 – вазоконстриктор. При этом следует отметить, что и 9-оксиими­нопростагландин E1 (ПГE1-ОХ) оказался вазодилататором, хотя и намного более слабым (примерно два порядка), чем динитроглицериновые эфиры. Скорее всего, это связано с тем, что и оксииминная группи­ровка является донором окиси азота, но гораздо менее эффективным, чем нитроксигруппа. Миотропная активность по отношению к изолированной матке крысы у эфира (60) выше, а констрикторное действие на желудок почти на порядок слабее, чем у природного ПГE1 (табл. 8). Последнее свойство позволяет пре­одолеть одно из ограничений природных ПГ как лекарственных препаратов, а именно их констрикторное действие на желудочно-кишечный тракт, приводящее к диарее.

Таблица 7. Биологические свойства 1,3-ДНГ-ПГF2α

Фармакологический тест

Активность, EC50, M-6

1,3-ДНГ-ПГF2α

ПГF2α

Сокращение изолированной матки крысы

0.009±0.0017

0.11±0.04

Изолированная аорта крысы

0.54±0.19 (расслабление)

(сокращение)

Изолированная трахея морской свинки

10±1.5 (расслабление)

(сокращение)

Сокращение дна желудка крысы

0.13±0.01

0.05±0.015

Сокращение изолированной кишки крысы

0.175±0.07

0.13±0.071

Таблица 8. Биологические свойства 1,3-ДНГ-ПГE1 и 1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ

Фармакологи-ческий тест

Активность, EC50, M-6

1,3-ДНГ-ПГE1

ПГE1

1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ

ПГE1-ОХ

Сокращение матки крысы

0.33±0.08

2.70±0.80

Изолированная аорта крысы

2.10±1.50 (расслабление)

0.16±0.11 (сокращение)

0.64±0.17 (расслабление)

54.16±45.0 (расслабление)

Сокращение дна желудка крысы

0.30±0.012

0.04±0.01

Наблюдаемые изменения фармакологической активности синтезиро­ванных 1,3-ДНГ-эфиров ПГ, по-видимому, связаны именно с введением в мо­лекулу NO-донорного фрагмента, а не глицеринового остатка. Известно, что глицериновые эфиры простагландинов являются слабыми агонистами «клас­сических» ПГ-рецепторов, но в то же время обладают собственной фармако­логической активностью, практически не блокируемой антагонистами ПГ-ре­цепторов. Данные по воздействию 1,3-глицериновых эфиров ПГ на гладкие мышцы отсутствуют в литературе, но, учитывая отмеченное выше слабое взаимодействие с ПГ-рецепторами этих эфиров, можно предположить, что значительный вклад в изменение спектра миотропной активности вносит вве­дение в молекулу глицеринового эфира NO-донорного фрагмента. Особенно это заметно по выявленному у 1,3-ДНГ-эфиров ПГ мощному вазодилататор­ному действию. При этом инкубация изолированной аорты крысы с эквимо­лярной смесью ПГE2 и 1,3-динитрата глицерина (5) также вызывает релакса­цию гладких мышц аорты, а не констрикцию, которую индуцирует сам ПГE2. Следует, однако, заметить, что данная смесь значительно уступает по своей релаксантной активности 1,3-ДНГ-ПГE2 (59) (табл. 6).

ПГЕ1 проявляет сильную антиагрегационную активность. Аналогичны­ми свойствами обладает и окись азота. Поэтому представлялось весьма инте­

Табл. 9. Влияние 1,3-ДНГ-ПГE1 и 1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ на агрегацию тромбоцитов

человека in vitro, индуцированную АДФ (10-5 М) (Аmax, %)

Соединение

Концентрация исследуемого вещества, мг/мл

0 контроль

10

1

0.1

0.01

0.001

1×10-4

1×10-5

PGE1

60±3

12±1

15±2

27±4

43±5

50±1

54±4

ПГЕ1-ОХ

76±1

7±1

58±4

63±3

73±3

69±2

67±2

ДНГ-ПГЕ1

56±2

7±1

12±1

29±4

37±4

47±1

51±3

ДНГ-ПГЕ1-ОХ

76±1

4±1

19±2

64±4

67±5

ресным выяснить, какое влияние окажет введение NO-донорно гофрагмента именно на это свойство ПГЕ1. Проведенные эксперименты показали, что 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) и 1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ (97) обладают выраженными антиагре­гационными свойствами. Они дозозависимо ингибирует агрегацию тромбо­цитов, вызванную арахидоновой кислотой (АК) и аденозиндифосфатом (АДФ). Наиболее ярко это свойство проявляется у эфира 60. Он не намного, но все-таки лучше ингибирует агрегацию, чем сам ПГЕ1 (табл. 9). (Экспери­мен­ты по изучению антиагрегационной активности синтезированных соединений проведены под руководством д.м.н. В.А.Макарова).

Было изучено влияние 1,3-ДНГ-эфиров ПГ на сопротивляемость орга­низма неблагоприятным условиям среды (рис. 12). Проведенные исследова­ния показали, что 1,3-ДНГ-эфи­ры ПГ на модели гипобаричес­кой гипоксии проявляют защит­ную активность. Наиболее ярко это свойство проявилось у 1,3-ДНГ-ПГЕ2 (59). При токсичес­кой гипоксии (моделировали острым воздействием окиси уг­лерода) наилучшее защитное действие отмечено у 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) и 1,3-ДНГ-ПГE1-ОХ (97). Они же оказались наиболее эффективны­ми и при защите от токсического отека легких с развитием дыхательной не­достаточности (моделировали острым воз­дей­ствием диоксида азота), хотя эти соединения применялись в концен­трации в 10 раз большей, чем 1,3-ДНГ-ПГЕ2 (59). (Эксперименты проведены под руководством д.м.н. В.В.Чумакова).

На основе 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) нами были разработаны мицеллярные и липосомальные композиции, улучшающие локальное кровообращение. Полу­ченные композиции позволяют создать высокую локальную концентрацию ДНГ-эфира в месте нанесения препарата,  необходимую для достижения те­рапевтического эффекта, путем ограничения его распространения с кровото­ком, и тем самым предохраняя его от быстрой биодеградации в организме. Этот эффект особенно проявляется при использовании липосомальной фор­мы, то есть когда 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) при создании лекар­ственной формы предварительно включается в липосомы из природного фосфатидилхолина. Специальными экспериментами

на животных (кролики) было показано ло­кальное действие препарата. Так, было отмечено отсутствие снижения агрегационной спо­собности тромбоцитов в общем кровотоке, а также минималь­ное воздействие на систему ге­модинамики и гемостаз. При этом разработанные композиции показали очень хороший результат при ле­чении

ожоговых поражений. На рис. 13 и 14 показано влияние мицеллярной формы 1,3-ДНГ-ПГE1 (60) на сохранение ожогового струпа и на эпителизацию ожоговой ра­ны (результаты выражены в условных единицах, макси­маль­ная выраженность признака – 3). Из диаграмм видно, что при применении препарата, содержащего 1,3-ДНГ-ПГE1 (60), заживление ожого­вой раны происходит гораздо быстрее. Через две недели струп полностью от­падает, а под ним обнаруживается молодая эпителиальная ткань без призна­ков кератизации. В контроле же струп практически сохранялся, а по его кра­ям появлялись следы нагноения.

7. Заключение.

Нами разработаны основные подходы к созданию гибридных физиоло-гически активных соединений, содержащих NO-донорный фрагмент, на ос­нове нитратов биологически активных спиртов как основы потенциальных полифункциональных высокоэффективных лекарственных препаратов. Раз–работаны способы введения NO-донорной группы в молекулу ПГ и ПНЖК как с помощью линкера, так и в безлинкерном варианте. В качестве линкеров нами предложены биологически активные спирты, такие как глицерин, эти–ленгликоль, ряд аминоспиртов. Они после превращения в нитроксисоедине–ния образовы­вали NO-донорный фармакофор, который присоединяли к мо–лекуле природных веществ (ПГ или ПНЖК). Разработан­ные способы введе–ния NO-донорного фрагмента, а также сами NO-донорные группировки на основе биологически активных спиртов оказались весьма удобными и уни–вер­сальными. С их использованием синтезированы NO-линкерные гибрид–ные соединения на основе антибиотиков и NSAID. Разработаны способы синтеза гибридных соединений, у которых NO-генерирующая группа прис–оединялась к молекуле исходного вещества непосредственно. Такие безлин–керные соединения синтезированы на основе простагландинов, полиненасы–щенных жирных кислот, гидроксиаминокислот и ряда других биологически ак­тивных соединений.

Таким образом, на основании концепции гибридных NO-содержащих соединений разработаны универсальные способы синтеза таких гибридных соединений и синтезирована обширная библиотека нитратов биологически важных природных веществ и действующих начал известных синтетических лекарственных веществ. Эти исследования, инициированные предложенным нами синтезом динитроглицериновых эфиров простагландинов, в настоящее время превратились в одно из активно развиваемых направлений дизайна потенциальных полифункциональных лекарственных препаратов.

Биологические испытания подтвердили положительные изменения фармакологических свойств полученных гибридных соединений по сравне–нию с исходными веществами. Так, введение NO-донорного фрагмента уси­лило специфическую вазодилататорную, бронхолитическую и миотропную (матка) активности природных ПГ и одновременно снизило их констриктор­ное действие на желудочно-кишечный тракт. Это делает данные соединения перспективными для создания на их основе бронхолитических препаратов и препаратов для родовспоможения. Введение динитроглицеринового фраг­мента в молекулу АК превращает ее из проагреганта в антиагрегант. Синте­зированные 1,3-ДНГ-эфиры ПГ показали хорошие результаты по защите эк­спериментальных животных от воздействия вредных химических факто­ров. На основе 1,3-ДНГ-ПГЕ2 разработаны композиции, показавшие высокую противоожоговую активность.

Таким образом, синтезированные гибридные соединения, содержащие NO-донорный фрагмент, являются весьма перспективными в плане создания на их основе лекарственных многофункциональных препаратов. Эти соеди­нения могут найти применение в качестве бронхолитических препаратов, в акушерстве, лечебной косметологии, как противоожоговые средства экстрен­ной терапии, особенно когда ожоговое поражение сопровождается отравле­нием продуктами горения. Отдельные положения диссертации защищены отечественными и зарубежными патентами.

ВыВОДы

  1. На основе созданной концепции гибридных соединений, содержащих NO-донорный фрагмент, разработаны общие схемы их синтеза как с помощью линкеров, несущих NO-донорную группу, так и в безлинкерном варианте.
  2. Показана универсальность разработанных методов введения NO-донор­но­го фрагмента на основе биологически активных спиртов.
  3. Разработаны способы синтеза гибридных соединений на основе простаг­ландинов и полиненасыщенных жирных кислот, содержащих нитрокси­группу в качестве NO-донорного фрагмента.
  4. Впервые предложе­но исполь­зовать триметилсилильную защиту в синтезе фторангидридов простагландинов.
  5. Впервые описано нитрование аллильной гидроксильной группы в молеку­ле простагландина и синтезированы 15-нитраты 11-дезокси-ПГЕ1 и его метилового эфира.
  6. Синтезированы новые гибридные соединения, содержащие нитроксигруп­пу, на основе антибиотиков и ряда нестероид­ных противовоспалительных средств.
  7. Разработаны способы синтеза нитратов гидроксиаминокислот и впервые синтезированы нитраты L- и D-серина и L-треонина, а также дипептиды на их основе.
  8. Проведенные биологические исследования на моделях in vitro и in vivo показали, что добавление NO-донорных группировок в молекулу ПГ и ПНЖК резко меняет профиль действия послед­них, усиливая фармакологи­чески полезные свойства и снижая побочные эффекты. Так динитроглице­риновый эфир ПГЕ2 показал увеличенную более чем в 20 раз бронхолити­ческую активность по сравнения с немодифицированным ПГЕ2, а динит­роглицериновый эфир ПГF2α на порядок превосходил природный ПГF2α как констриктор мышц изолированной матки крысы. Введение динитро­глицериновой группы в молекулу природного простагландина превратило последние из вазоконстрикторов в вазоделататоры по отношению к пре­паратам изолированной аорты. Введение динитроглицериновой группы в молекулы полиненасыщенных жирных кислот придаёт им способность ин­гибировать агрегацию тромбоцитов человека. Включение в молекулу арахидоновой кислоты динитроглицеринового фрагмента привело к пол­ной потере этой кислотой проагрега­ционных свойств и превратило ее в ан­тиагрегант.
  9. Разработанная на основе 1,3-динитроглицеринового эфира ПГЕ1 компо­зиция показала эффективные результаты при лечении ожого­вых травм у экспериментальных животных.

ОСНОВНые РЕЗУЛЬТАТы ДИССЕРТАцИИ

ОПУБЛИКОВАНы В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ

Патенты

  1. Серков И.В., Безуглов В.В., Пачева Л.М., Малыгин В.В., Гафуров Р.Г., Лилле Ю.Э., Самель Н.Э., Бергельсон Л.Д. 1',3'-Динитроглицериновый эфир проcтагландина F2α, обладающий миотропной активностью по отношению к гладкой мускулатуре // Авторское свидетельство № 1640963, приоритет от 06.10.1989.
  2. Безуглов В.В., Серков И.В., Пачева Л.М., Голованова Н.К., Журавлева Л.И., Са­мель Н.Э., Лилле Ю.Э., Малыгин В.В., Безноско Б.К., Гафуров Р.Г., Бергель­сон Л.Д. 1',3'-Динитроглицериновый эфир проcтагландина Е2, обладающий гипотензивной вазо- и бронходилаторной активностью // Авторское свиде­тельство № 1832680, приоритет от 06.10.1989.
  3. Серков И.В., Безуглов В.В., Пачева Л.М., Петрухина Г.Н., Самель Н.Э., Мака­ров В.А., Малыгин В.В., Лилле Ю.Э., Гафуров Р.Г., Бергельсон Л.Д. 1',3'-Динитро­глицериновый эфир проcтагландина Е1 и 9-оксима проcтагландина Е1, облада­ющие вазодилаторной и антиагрегационной активностями // Авторское свиде­тельство № 1825786, приоритет от 15.01.1991.
  4. Безуглов В.В., Серков И.В. 1,3-Динитроглицериновые эфиры полиненасы­щенных жирных кислот, гидроксипроизводных полиненасыщенных жирных кислот и простагландинов и способы их получения // Патент РФ № 2067094, приоритет от 27.09.1993 (Бюл. № 27, 27.09.96).
  5. Безуглов В.В., Серков И.В., Дмитриев П.И., Воложин А.И., Петрухина Г.Н., Макаров В.А. Средство, улучшающее кровообращение, для наружного применения // Патент РФ № 2098097, приоритет от 07.07.1994.
  6. Bezuglov V.V., Serkov I.V. Dinitroglycerol esters of prostaglandins // US Patent № 5,625,083, 29.04.1997.
  7. Серков И.В., Безуглов В.В. Нитроксиалкиламинокислоты // Патент № 2340597, приоритет от 05.06.2008.

Статьи

  1. Безуглов В.В., Бобров М.Ю., Грецкая Н.М., Арчаков А.В., Серков И.В., Феденюк А.П., Веревочкина Е.Ю., Когтева Г.С., Титова О.Ю., Марва-нов Д.М., Де Петроцельс Л., Бизоньо Т., Ди Марцо В., Маневич Е.М. Арахи-доноилэтиленгликоль и его нитроэфир – новые каннабимиметические соеди-нения: окисление 15-липоксигеназой и гидролиз гидролазой амидов жирных кислот // Биоорганическая химия. – 1998. – Т. 24. – N 12. – С. 953-957.
  2. Безуглов В.В., Андреюк Г.М., Серков И.В., Кисель М.А. Влияние липид-ных производных динитроглицерина и нитроэтиленгликоля на спектральные параметры гемоглобина человека // Биохимия. – 2000. – Т. – 65. – Вып. 6. – С. 804-809.
  3. Васильева Т.М., Петрухина Г.Н., Макаров В.А., Серков И.В., Грецкая Н.М., Безуглов В.В. Действие новых синтетических динитроглицериновых эфиров жирных кислот на агрегацию тромбоцитов человека // Эксп. Клин. Фармакология. – 2003. – Т. 66. – № 6. – С. 44–46.
  4. Серков И.В., Безуглов В.В. O-Нитрование в простагландинах: синтез

15-O-нитрата-11-дезоксипростагландина E1 и его метилового эфира // Биоор-ганическая химия. – 2006. – Т. 32. – № 1. – С. 110-112.

  1. Серков И.В., Григорьев В.В., Иванова Т.А., Грецкая Н.М., Безуглов В.В., Бачурин С.О. Действие производных докозагексаеновой кислоты на АМРА рецепторы в нейронах Пуркинье // Доклады Академии наук. – 2006. – Т. 411. – № 3. – С. 1–2.
  2. Серков И.В., Безуглов В.В. Синтез новых эфиров и амидов цефалоспо-рина G // Химия природных соединений. – 2007. – № 1. – С. 85–88.
  3. Серков И.В., Шевцова Е.Ф., Дубова Л.Г., Киреева Е.Г., Вишневская Е.М., Грецкая Н.М., Безуглов В.В., Бачурин С.О. Взаимодействие производных докозагексаеновой кислоты с митохондриями // Доклады Академии наук. –2007. – Т. 414. – № 3. – С. 1-4.
  4. Серков И.В., Безуглов В.В. О-Нитраты гидроксиаминокислот серина и тре­онина // Химия природных соединений. – 2008. – № 1. – С. 52–53.
  5. Серков И.В., Безуглов В.В. Фторангидриды простагландинов в синтезе производных природных простагландинов по карбоксильной группе // Биоорганическая химия. – 2009. – Т. 35. – № 1. – С. 1–7.
  6. Серков И.В., Безуглов В.В. 1,3-O-нитраты циклооксигеназных метаболи-тов эндоканнабиноида 2-арахидоноилглицерина. Синтез и свойства // Биоор-ганическая химия. – 2009. – Т. 35. – № 2. – С. 245–252.
  7. Серков И.В., Безуглов В.В. Нитроксиалкиламиды как прототипы гибрид-ных нестероидных противовоспалительных препаратов, содержащих NO-до­норный фрагмент // Доклады Академии наук. – 2009. – Т. 425. – № 6. – С. 777–779.
  8. Серков И.В., Безуглов В.В. Многофункциональные соединения, содержа-щие органические нитраты, – прототипы гибридных лекарственных препара-тов // Успехи химии. – 2009. – Т. 78. – № 5. – С. 442–465.
  9. Андрианова Е.Л., Бобров М.Ю., Грецкая Н.М., Зинченко Г.Н., Серков И.В., Фомина-Агеева Е.В., Безуглов В.В. Действие нейролипинов и их синтетичес-ких аналогов на нормальные и трансформированные глиальные клетки // Нейрохимия – 2010. – Т. 27. – № 1. – С. 53–62.
  10. Григорьев В.В., Серков И.В., Безноско Б.К., Иванова Т.А., Грецкая Н.М., Безуглов В.В., Бачурин С.О. Действие производных арахидоновой и докоза-гексаеновой кислот на АМРА-рецепторы в нейронах Пуркинье и на когни-тивные функции у мышей // Известия РАН. Серия биологическая. – 2010. – № 3. – С. 370–374.
  11. Серков И.В., Грецкая Н.М., Безуглов В.В. Нитроанандамид, нитропроста–миды Е2 и F2α и их аналоги // Химия природ. соед. – 2010. – № 5. – С. 591–594.

Тезисы

  1. Makarov V.A., Petrukhina G.N., Volozshin A.I., Serkov I.V., Bezuglov V.V. The influence of NO-PGs on platelet function and microcirculation // 9-th Internatio-nal conference on "Prostaglandins and related compounds". – Florence, Italy. 4–8 June 1994. – Abstract book. – P. 61.
  2. Serkov I.V., Bezuglov V.V. Synthesis and properties of NO-PGs // 9-th Inter-national conference on "Prostaglandins and related compounds". – Florence, Italy. 4–8 June 1994. – Abstract book. – P. 61.
  3. Bezuglov V.V., Serkov I.V. Design of binary prostaglandin preparation. Ap-proaches and examples // 9-th International conference on "Prostaglandins and related compounds". – Florence, Italy. 4–8 June 1994. – Abstract book. – P.45.
  4. Malygin V.V., Serkov I.V., Bezuglov V.V., Makhaeva G. 1,3-Dinitroglycerol esters of prostaglandins as new perspective "binary" drugs for pharmacology and medicine // XIV-th International symposium on medicinal chemistry – Maastricht, Netherlands. 8–12 September 1996. – Abstract book. – P. P-3.11.
  5. Безуглов В.В., Серков И.В., Макаров В.А., Воложин А.И., Кузьмина С.М., Ма­невич Е.М. Простанит – новое решение старых проблем // Международная на­учно-практическая конференция «Биологически активные вещества и новые продукты в косметике». – Москва. 26–28 ноября 1996. – Тезисы докладов. – С. 16–17.
  6. Bobrov M.Yu., Gretskaya N.M., Fedenyuk A.P., Yudushkin I.A., Serkov I.V., Muller A., Bonne C., Durand T., Bezuglov V.V. Novel bioactive amides and esters of polyunsaturated fatty acids closely related to endocannabinoids // 11-th Inter­national conference on advances in prostaglandin and leukotriene research: basic science and new clinical applications. – Florence, Italy. 4–8 June 2000. – Abstract book. – P. 94.
  7. Кисель М.А., Андреюк Г.М., Серков И.В., Безуглов В.В. Гемоглобин – клю­чевой белок в системе генерации NO из органических нитратов липидной природы // IV Съезд Белорусского общественного объединения фотобиоло-гов и биофизиков «Молекулярно-клеточные основы функционирования биосистем». – Минск. 28–30 июня 2000. – Тезисы докладов – С. 254.
  8. Безуглов В.В., Серков И.В. Синтез производных цефалоспорина G // I Меж­дународная конференция «Химия и биологическая активность азотистых Ге­тероциклов и алкалоидов». – Москва. 9–12 октября 2001. – Тезисы докладов. – Т. 2, С. 36.
  9. Serkov I.V., Bobrov M.Yu., Bezuglov V.V. Nitroesters of bioeffector lipids as novel NO-boosted regulators // International symposium on advances in synthetic, combi­natorial and medical chemistry. – Moscow, 5-8 May 2004. – Abstract book. – P. 167.
  10. Серков И.В., Безуглов В.В. Циклооксигеназные метаболиты эндоканнаби­ноидов, содержащие NO-донорный фрагмент // XVIII Менделеевский съезд по общей и прикладной химии. – Москва. 23–28 сентября 2007. – Тезисы док­ладов. – Т. 4. – С. 481.
  11. Григорьев В.В., Серков И.В., Иванова Т.А., Безноско Б.К., Грецкая Н.М., Безуглов В.В., Бачурин С.О. Действие производных арахидоновой и докоза­гексаеновой кислот на АМРА рецепторы в нейронах Пуркинье и на память у мышей // III Съезд фармакологов России «Фармакология – практическому здравоохранению». – Санкт-Петербург. 23–27 сентября 2007. – Тезисы докла­дов. – C. 1–1667.
  12. Серков И.В., Безуглов В.В. О-Нитраты биологически активных спиртов // Конференция «Органическая химия для медицны». – Черноголовка, Москов-ская область. 7–11 сентября 2008. – Тезисы докладов. – C. 235.
  13. Серков И.В., Вишневская Е.М., Безуглов В.В. Синтез нитроксиаминокис-лот и пептидов на их основе // IV Российский симпозиум «Белки и пептиды» – Казань. 23–27 июня 2009. – Тезисы докладов. – С. 156.
  14. Серков И.В., Вишневская Е.М., Грецкая Н.М., Безуглов В.В. Амиды ней-роактивных липидов и их циклооксигеназных метаболитов с нитратами ами-носпиртов // VII Всероссийская научная конференция «Химия и медицина, ОРХИМЕД–2009». – Уфа. 1–5 июля 2009. – Тезисы докладов. – С. 266.
  15. Серков И.В., Вишневская Е.М., Андрианова Е.Л., Бобров М.Ю., Грецкая Н.М., Безуглов В.В. Нитронейролипины и нитрооксилипины как прототипы новых многофункциональных соединений // VIII Всероссийская конференция «Хи­мия и медицина». – Уфа. 6–8 апреля 2010. – Тезисы докладов. – С. 125–126.

15.Бобров М.Ю., Андрианова Е.Л., Грецкая Н.М., Серков И.В., Безуглов В.В. Нейролипины, простамиды и их синтетические аналоги как перспективные нейропротекторы // 5 Международная конференция «Биологические основы индивидуальной чувствительности к психотропным средствам». – Москва.

1–4 июня, 2010.– Тезисы докладов. – С. 27.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.