WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Фогт Наталья Юрьевна

Равновесная структура и ее определение для некоторых Равновесная структура и ее определение для некоторых биологически важных молекул биологически важных молекул

02.00.04 – Физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Ульм - Москва - 2011

Работа выполнена в подразделении химических информационных систем института теоретической химии университета г. Ульм (Германия) (Chemical Information Systems, Institute of Theoretical Chemistry, University of Ulm (Germany)) и в лаборатории газовой электронографии химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант:

доктор химических наук, ведущий научный сотрудник Шишков Игорь Федорович

Официальные оппоненты:

доктор физико-математических наук, профессор Степанов Николай Федорович доктор физико-математических наук, профессор Цирельсон Владимир Григорьевич доктор химических наук, профессор Беляков Александр Васильевич

Ведущая организация:

Институт элементоорганических соединений имени А. Н. Несмеянова РАН, г. Москва

Защита состоится 2 марта 2012 г. в 15-00 на заседании Диссертационного совета Д 501.001.90 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Ленинские Горы, МГУ, Химический факультет, д.1, строение 3, аудитория 446.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан « » 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат химических наук М.С. Бобылева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы: Совместное использование различных методов исследования, аккумулирующее преимущества каждого из них, открывает новые возможности в науке. Его успех в структурной химии свободных молекул возможен при условии адекватной совместимости данных этих методов. В качестве общей модели представления экспериментальных данных газовой электронографии (ЭГ) и микроволновой спектроскопии (МВ) предпочтительно использовать модель равновесной конфигурации молекулы, поскольку равновесная структура, соответствующая минимуму функции потенциальной энергии (ПЭ), предсказывается также методами квантовой химии.

Экспериментальное определение структуры молекул до сих пор преимущественно основывается на гармоническом приближении потенциальной функции, хотя теория учета ангармонических эффектов в ЭГ и колебательно-вращательной спектроскопии, предложенная Е. Морино, Л.C. Бартеллом, К. Кучицу и др. в 50-60-е годы, успешно развивалась в работах В.П. Спиридонова и его последователей, В.А. Сипачева, Ж.

Демезона и др., начиная с 80-х годов (см. обзорную статью автора: Struct.

Chem., 2001, 12(5), 349). Причиной этого является то, что преимущества использования ангармонического приближения не были очевидны, его применение из-за предполагаемой малости ангармонических эффектов не представлялось необходимым и при недостаточной точности экспериментальных данных было просто невозможно. Как следствие, подавляющее количество данных структурной химии, представленных в справочнике Landolt-Brnstein (New Series II "Structural Data of Free Polyatomic Molecules", Berlin: Springer (см. работы автора [1 - 8])), определено без учета ангармоничности. Однако несогласованность результатов, полученных разными методами, указывает на необходимость использования в структурном анализе более точных приближений.

Для обнаружения тонких эффектов, в том числе ангармонических, необходима высокая прецизионность экспериментальных измерений, требующая усовершенствования аппаратуры и развития метода детектирования интенсивности рассеяния электронов.

Актуальность изучения азотистых оснований нуклеиновых кислот (ДНК и РНК), ответственных за передачу и хранение наследственной информации, моносахаридов, являющихся источником энергии для живых организмов, и дикарбоновых кислот, принимающих участие в обеспечении дыхательных функций клетки, связана с потребностями сознательного управления жизненными процессами. Из-за близости длин связей и нередко сложного конформационного состава, структура биомолекул не может быть надежно исследована электронографически без привлечения данных других методов, а именно спектроскопии и квантовой химии, требующего решения проблем, отмеченных выше.

Цель работы:

Анализ и выбор теоретических приближений, точно описывающих данные ЭГ и вращательной спектроскопии и ведущих к совместимости данных этих методов. Определение параметров равновесной конфигурации некоторых простых неорганических и сложных элементоорганических молекул, используемых в качестве тестовых объектов. Исследование структуры биологически важных молекул - представителей классов пиримидиновых и пуриновых оснований нуклеиновых кислот, моносахаридов, дикарбоновых кислот и сукцинимидов, знания о которых необходимы для развития фундаментальных представлений структурной химии.

Развитие метода регистрации интенсивностей рассеяния электронов в газофазном ЭГ эксперименте, основанного на использовании допированных пленок и высокоточной электронной считывающей системы.

Оценка качества различных типов структурных параметров, предназначенных для включения в справочные издания Landolt Brnstein.

Создание методики статистического анализа большого количества структурной информации, систематизированной в базе данных MOGADOC.

Практическая значимость и научная новизна:

В диссертационной работе изучена структура более 30 молекул в газовой фазе, в том числе около 20 неорганических (дигалогениды переходных металлов IV периода, бериллия, кадмия и кремния) и биологически важных молекул, равновесные параметры которых определены из ЭГ (для тестового объекта - малеинового ангидрида - также из МВ) данных впервые. Впервые методом МВ спектроскопии определены вращательные поcтоянные фумаровой кислоты. Впервые показана необходимость учета ангармонических колебательных эффектов для согласования данных, полученных разными методами. Впервые показана возможность проведения расчетов структуры молекул среднего размера на уровне метода связанных кластеров (CCSD(T)), точность которых не ниже экспериментальной, и определены параметры "best ab initio" структуры для пяти молекул. Впервые в России (МГУ имени Ломоносова) нефотографическая ре-гистрация дифракционных картин допированными пленками (imagе plates) внедрена в практику метода газовой ЭГ. Подготовлено полное собрание критически проанализированных и систематизированных ЭГ данных по структуре молекул в газовой фазе, составившее основу восьми томов уни-кального справочного издания Landolt-Brnstein [1- 8] и уникальной базы данных MOGADOC, позволяющей проводить статистический анализ дан-ных структурной химии. Структурные параметры исследованных в насто-ящей работе молекул включены или подготовлены для включения в эти справочные издания. Теоретические данные по структуре и силовому полю использованы для статистических расчётов термодинамических функций.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Необходимость использования ангармонического приближения для точного определения параметров равновесной конфигурации молекул методами ЭГ и вращательной спектроскопии.

2. Определение параметров ангармонических потенциальных функций простых неорганических молекул (дигалогенидов некоторых переходных металлов IV периода, бериллия, кадмия и кремния) из ЭГ данных.

3. Определение параметров равновесной конфигурации молекул среднего размера (на примерах малеинового ангидрида, урацила, сукцинимида, Nметилсукцинимида и фумаровой кислоты) разными экспериментальными (МВ и/или ЭГ) и ab initio (в том числе на уровне связанных кластеров (CCSD(T)) методами с целью оценки надежности используемых приближений и точности определяемых величин.

4. Равновесная структура сукцинимида и некоторых его производных по данным ЭГ и ab initio расчетов; структурные эффекты замещения и сопряжения связей в имидном фрагменте.

5. ЭГ и ab initio исследование структуры и конформационного многообразия молекул, имеющих несколько осей внутреннего вращения (глицеральдегид, дигидроксиацетон, фумаровая и янтарная кислоты);

стабилизация конформеров за счет водородных связей.

6. Определение равновесных вращательных постоянных фумаровой кислоты разными экспериментальными (ЭГ и МВ) и ab initio (в том числе на уровне CCSD(T)) методами с целью оценки надежности используемых приближений и точности определяемых параметров.

7. Структура некоторых азотистых оснований нуклеиновых кислот (урацил, тимин, аденин), определенная в совместном анализе ЭГ и МВ данных с привлечением результатов ab initio расчетов; проявление ароматичности.

8. Развитие метода нефотографической регистрации интенсивности рассеяния электронов в газофазном ЭГ эксперименте, основанного на применении системы "эрбий допированная пленка – лазерно-фотонный считыватель" ("image plate - image plate reader").

9. Методика и результаты статистического анализа структурной информации, систематизированной в базе данных MOGADOC. Оценка качества различных типов структурных параметров, предназначенных для включения в справочные издания Landolt-Brnstein.

Апробация работы: Результаты работы были представлены на более чем 30 международных конференциях и конгрессах:

14-16,18,20,21-23th Austin Symposium on the Molecular Structure, Austin, Texas; 13,14,16-20th Colloquium on High Resolution Molecular Spectroscopy, Dijon; Spectroscopy in the 21st Century, Hayama, Japan, 2001; 6,8th International Conference on Chemical Structures, Noordwijkerhout, Netherlands; 6th European Symposium on Gas Electron Diffraction, Edinburgh, UK, 1995, 10th European Symposium on Gas Electron Diffraction, St. Petersburg, Russia, 2003;

11,12,13th European Symposium on Gas Electron Diffraction, Blaubeuren, Germany, 2005, 2007, 2009; Back to the Basics. From Small Molecules to Materials and Surfaces, Rotorua, New Zealand, 2006; International Conference on Microwaves and Optoelectronics, Aurangabad, India, 2007; 8th Triennial Congress of the World Association of Theoretical and Computational Chemistry, Sydney, Australia, 2008; 21st Colloquium on High Resolution Molecular Spectroscopy, Castellammare di Stabia, Italy, 2009; Isolated Biomolecules and Biomolecular Transformations, Berlin, Germany, 2010, 14th European Symposium on Gas Electron Diffraction, Moscow, Russia, 2011 и др.

Вклад автора:

Результаты, представленные в диссертации, получены либо автором лично, либо в качестве соавтора, являющимся при этом ответственным научным руководителем международных проектов или работ московских аспирантов во время их пребывания в университете г. Ульм (Германия), финансируемых Фондом Б. Штарк (Германия) и поддерживаемых РФФИ.

Постановка задачи, решение методических вопросов, анализ экспериментальных данных, систематизация и обобщение результатов, модификация и адаптация фортрановских программ, а также проведение всех квантовохимических расчетов высокого уровня относятся к личному вкладу автора.

Электронограммы исследуемых веществ были получены в лабораториях МГУ (к.х.н. А.Н. Рыковым и к.х.н. Н.М. Карасевым), Будапешта (M.

Kolonits), Иванова (проф. Г.В. Гиричевым и в ряде случаев при участии автора) и Осло (Н.-V. Volden). Очистка коммерческого препарата янтарной кислоты произведена проф. В.В. Кузнецовым (Москва). Фотометрирование или сканирование электронограмм, включая получение кривых интенсивности рассеяния электронов, в большинстве случаев выполнено автором.

МВ спектр фумаровой кислоты был снят в университете г. Ганновер (prof.

J.-U. Grabow, prof. К.Р.R. Nair). Графический интерфейс для программ создан в кооперации с профессиональными программистами. ЭГ анализ выполнен с использованием модифицированной норвежской программы КСЕD-25, а также UNEX, созданной к.х.н. Ю.В. Вишневским.

По теме диссертации опубликовано 35 статей, две из них обзорного характера. Кроме этого, автором подготовлено восемь томов справочника Landolt-Brnstein [1 - 8], последние четыре из которых изданы под его редакцией (вместе с профессорами К. Кучицу и М. Танимото (Япония)) и создана база данных MOGADOC (вместе с докторами Б. Штарк и Ю. Фогт (Германия)).

Объём и структура диссертации: Диссертация содержит оглавление, введение, 7 глав и выводы, список цитируемой литературы, в котором публикации автора отмечены жирным шрифтом. В работе 215 страниц, рисунка и 57 таблиц; библиография содержит 310 ссылок.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение Обосновывается актуальность темы диссертации, сформулированы цели работы, отмечена научная новизна и практическая значимость результатов.

Глава 1. Возможности и ограничения теоретических приближений, учитывающих колебательные эффекты в ЭГ анализе. Экспериментальное определение параметров равновесной конфигурации простых молекул с учетом ангармонических колебательных эффектов Проведен анализ возможностей определения и учета гармонических и ангармонических колебательных эффектов, характеризующих различия между традиционной термически-средней (усредненной по всем колебательным состояниям при данной температуре) структурой rg (rа), являющейся геометрически несогласованной, и равновесной rе, соответствующей по физическому смыслу минимуму функции ПЭ.

В рамках традиционного ЭГ метода, основанного на выражении для приведенной молекулярной составляющей интенсивности рассеяния:

sM(s)теор= (gij (s) / rij,a ) exp[uij2s2/2] sin[s(rij,akijs2)], (1.1) i j где gij(s) - функция атомного рассеяния, uij - средняя амплитуда колебаний, rij,a - соответствует центру тяжести функции плотности вероятности Рij(r)/r (rij,g = rij,a + uij2/ rij,a) и kij - параметр асимметрии функции Рij(r)/r (фазовый сдвиг), ангармонические колебательные поправки (rij,grij,е) к межъядерным расстояниям rij,g оцениваются по соотношению (L.S. Bartell, J. Chem. Phys., 1963, 38, 1827):

(rij,grij,е) (3 / 2) а3uij, (1.2) где а3 константа ангармоничности функции Морзе двухатомной молекулы.

Для определения агармонических констант a3,ij многоатомной молекулы в работе автора (J. Chem. Phys., 1991, 94, 7278) получено уравнение, связывающее их с величинами kij и uij:

uij,T0K (T)[3 2 ] (1.3) kij (1/ 6)a3,ijuij,T uij,T Надежное определение kij требует очень высокой точности измерения интенсивности рассеяния, которая, однако, не всегда может быть достигнута.

Для простых молекул с небольшим количеством атомов и высокой симметрией равновесные длины связей и силовые постоянные могут быть определены непосредственно в результате анализа кривых sM(s), теоретические выражения для которых получены в гармоническом приближении h потенциальной функции с использованием прямолинейных (r структура e (по физическому смыслу эквивалентна r, rz и rh0); V.P. Spiridonov et al. In:

"Diffraction studies of non-crystalline substances", Budapest: Akadmiai Kiad, ch 1981, 159) и криволинейных (r структура; А.Г. Гершиков, Ж. Структ.

e Хим., 1984, 25, 30) координат. Использование последних ведет к учету так называемой кинематической ангармоничности. В ангармоническом приближении потенциальной функции с точностью до членов третьего порядка (rе структура), выражение для sM(s)теор, полученное А.Г. Гершико вым (Хим. Физика, 1982, (5), 587) в рамках теории возмущения первого порядка, имеет вид:

m sM (s)= (g (s) / rij,e)exp s2 z2 2 (s)sin srij,e Qij (s)cos srij,e , ij Rij ij i j где, опуская индексы ij, (1.4) R(s) 1 z2 re2 U 2re2 s2 z2 re2 V 2re2 (1.5) Q(s) s z z2 re U 2re s3 V 2re , (1.6) где z и - параметры ангармоничности, z2 , U и V - параллельные, перпендикулярные и перекрестные обобщенные средне-квадратичные амплитуды колебаний, соответственно. Связь между линейными нормальными координатами, в которых решается колебательная задача, и криволинейными координатами исходного гамильтониана учитывается при этом с помощью соотношений, полученных К. Кучицу и Е. Морино (Bull. Chem. Soc.

Jpn., 1965, 38(5), 805).

В работах автора (1985, 1986, 1988 и 1991 г.г.) по ЭГ исследованию молекул дигалогенидов переходных металлов IV периода (типа ХY2) показано, что гармоническое приближение неадекватно описывает экспериh ментальные данные, сильно занижая (r (Х-Y) до ~0.03 ) или завышая e (rch (Х-Y) до ~0.02 ) длины связей по сравнению с равновесными величиe нами rе(Х-Y) (см. Табл. 1 и Рис. 1). Кроме этого, установлено, что длины ch связей r (Х-Y) близки по величине к термически-средним rg(Х-Y) (см.

e Табл. 1 и Рис. 1), что указывает на компенсацию гармонической поправки в прямолинейных координатах кинематической ангармоничностью и заch висимость r величин от температуры, поскольку недоучтенные поправe ки на ангармоничность потенциальной функции зависят от температуры.

Параметры равновесных конфигураций дигалогенидов Be, Mn, Fe, Co, Ni, Zn и Cd определены из ЭГ данных в терминах ангармонической потенциальной функции в криволинейных координатах, имеющей для линейных молекул вид:

V (1/ 2) fr[(r1 r)2+ (r2 r)2] frr (r1 r)(r2 r), (1.7) (1 / 2) f (re)2( e)2 frrrre1[(r1 re)3 (r2 re)3] где r1, r2 и - мгновенные значения геометрических параметров, т.е.

межъядерного расстояния r(X–Y) и угла Y–X–Y, re и e - равновесные значения геометрических параметров, fr и f - силовые постоянные растяжения и изгиба, соответственно, frr - силовая постоянная взаимодействия растяжение-растяжение и frrr - кубическая силовая постоянная. Определенные длины связей re и силовые постоянные frrr для всех исследованных молекул представлены в Табл. 1.

Как показано на Рис.1, ангармонические колебательные поправки ch анг=r re в подавляющем большинстве случаев в несколько раз преe вышают погрешность ЭГ эксперимента, составляющую несколько тысячных долей ангстрема. Необходимость учета ангармонических колебательных эффектов при точном определении структурных параметров молекулы, таким образом, становится очевидной.

Прекрасное согласие равновесной длины связи rе(BeF) = 1.374(4) с определенной методом колебательно-вращательной спектроскопии высокого разрешения re(BeF) = 1.3729710(95) (C.I. Frum et al., J. Chem.

Phys., 1991, 95, 1435) подтверждает надежность использованного приближения.

Таблица 1. Длины связей r(ХY) () и кубические силовые постоянные frrr (мдин 1), определенные из ЭГ данных для некоторых молекул типа ХYh ch r r rg rе frrr e e MnF1.811(4) 1.812(4) 1.797(6) 3.8(29) FeF1.769(4) 1.770(4) 1.755(6) 4.0(25) CoF1.754(3) 1.756(4) 1.738(6) 5.6(28) NiF2 1.729(4) 1.730(4) 1.715(7) 5.9(57) CuF1.713(12) 1.700(14) а ZnF1.742(4) 1.743(4) 1.729(7) 4.5 а MnCl2.202(4) 2.153(5) 2.196(4) 2.184(5) 3.1(9) FeCl2.151(5) 2.105(5) 2.145(4) 2.128(5) 5.0(13) CoCl2.113(4) 2.064(5) 2.105(4) 2.090(5) 5.6(14) NiCl2.076(4) 2.028(5) 2.070(4) 2.056(5) 3.2(10) MnBr2.344(6) 2.300(5) 2.347(5) 2.328(5) 1.7(6) FeBr2.294(7) 2.240(5) 2.294(8) 2.272(5) 3.0(9) CoBr2.241(5) 2.195(5) 2.241(5) 2.223(5) 2.4(7) NiBr2 2.201(4) 2.152(5) 2.196(5) 2.177(5) 4.9(14) BeF2 1.386(3) 1.374(4) 4.6(22) BeCl2 1.798(4) б 1.784(4) 1.796(4) 1.791(5) 2.4(21) BeBr2 1.944(6) 1.928(6) в CdCl 2 2.284(4) 2.279(4) 2.266(6) CdI2.582(5) г 2.583(5) 2.569(5) д 3.0(9) SiCl2 2.089(4) 2.081(4) 2.076(4) д 0.9(4) SiBr2 2.249(5) г 2.239(5) 2.227(6) 1.8(6) а б Оценено по данным для сходственных молекул. N.I. Giricheva et гal., в Struct. Chem., 2000, 11(5), 313). Оценено по соотношению (1.2). I.

Hargittai et al., J. Am. Chem. Soc., 1983, 105, 2895. д e(ClSiCl)= 104.2(6)°, e(BrSiBr) = 103.1(4)°. ---------------------- Рис.1. Отклонения межъядерных расстояний h ch rg, r и r от e e равновесных rе для некоторых молекул типа XY2 (пунктирными линиями показана типичная погреш ность)------------- В изменении равновесных длин связей rе(Х-Y) в ряду дифторидов переходных металлов (для других дигалогенидов см. работу М. Hargittai, Inorg. Chim. Acta, 1981, 53, L111) обнаружена двойная периодичность, проявляющаяся вследствие расщепления d орбиталей атома металла в поле линейно расположенных лигандов (Рис. 2). В отличие от молекул с однократно (MnF2) или двукратно (ZnF2) полностью заполненной d оболочкой, в остальных молекулах ряда происходит заполнение наиболее низких по энергии орбиталей g и g, ведущее к дополнительному упрочению (укорочению) связи Х-Y (для CrF2 приведены данные Засорина и др. (Ж. Структ. Хим., 1987, 28(5), 56)).

------------------------------------------ Рис.2. Изменение длин связей r(X-Y) (в ) в дигалогенидах переходных металлов IV периода ------------------------------------- Если число констант силового поля молекулы превышает число экспериментально определяемых колебательных характеристик (амплитуд колебаний, эффекта сокращения и фазовых сдвигов вместе взятых), то силовое поле, в принципе, не может быть определено полностью из одних только ЭГ данных.

Универсальный метод учета ангармонических колебательных поправок, основанный на привлечении данных по силовым полям, в том числе ангармоническим, получил применение в практике ЭГ анализа только в последнее время, когда стали возможными их точные расчеты методами квантовой химии.

Выражения для ангармонических поправок к межъядерным расстояниям и вращательным постоянным были получены В.А. Сипачевым (Struct. Chem., 2000, 11(2,3), 167) при решении колебательной задачи для потенциальной функции, представленной в виде ряда Тейлора:

1 V(q) = fij qiqj + fijk qiqjqk +..., (1.8) 2 в приближении теории возмущений первого порядка, учитывая нелинейную связь внутренних и нормальных координат. Молекулярная структура, определяемая в рамках этого метода, обозначается в гармониch ческом приближении как rh1 (по физическому смыслу эквивалентна r ), в e ангармоническом - rе. Для всех молекул, представленных далее, расчеты поправок и среднеквадратичных амплитуд колебаний выполнены с использованием программы В.А. Сипачева SHRINK.

Равновесная структура, определяемая по экспериментальным данным с использованием квантово-химического ангармонического силового se поля, обозначается далее как r (semi-experimental).

e Глава 2. Определение параметров равновесной конфигурации молекул методом вращательной спектроскопии и в совместном анализе ЭГ и МВ данных 2.1. Теоретические аспекты 2.1.1. Возможности определения равновесных моментов инерции по данным вращательной спектроскопии Равновесные моменты инерции Iе могут быть определены методом вращательной спектроскопии (для низких колебательных состояний) или из вращательной структуры колебательного спектра (инфракрасного (ИК) и спектра комбинационного рассеяния (СКР)). В микроволновой (МВ) области вращательные переходы происходят без изменения колебательного состояния молекулы, в результате чего наблюдается чисто вращательный спектр.

Общее уравнение, связывающее вращательные постоянные в основном B0 и возбужденном B колебательном состояниях с равновесной Be вращательной постоянной, обычно представляется в виде (J. Demaison et al., In: Advances in Molecular Structural Research, Hargittai M., Hargittai I.

(Eds.) Greenwich, Conn.: JAI PRESS, 1997, 3, 1):

di + k di d j k k, (2.1) B Be ik (i ) ij (i )( ) ...

j i 2 i j где k = A, B, C – вращательные постоянные относительно осей a, b и c, k соответственно, i – колебательное квантовое число, ik и ij - константы колебательно-вращательного взаимодействия первого и второго порядков, соответственно, di – степень вырождения i-го нормального колебания.

k Эффектами второго порядка (ij ) из-за их сравнительной малости чаще всего пренебрегают. Поскольку число параметров, характеризующих ангармоничность колебаний, резко растет с числом атомов в молекуле и понижением ее симметрии, они могут быть определены экспериментально только для небольшого числа простых молекул. В общем случае ik постоянные могут быть рассчитаны из квантово-химических ангармонических силовых полей.

2.1.2. Краткое описание использованных методов квантово-химических расчетов Оптимизация параметров равновесной конфигурации молекулы, расчеты силовых полей и других молекулярных постоянных выполнены в настоящей работе на уровне теории возмущения второго порядка (MP2 (C.

Mller, M.S. Plesset, Phys. Rev., 1934, 46, 618) в приближении замороженного остова (frozen core (в дальнейшем будет означать по умолчанию)) или с учетом всех электронов (all electron correlated (ae или full)). При этом чаще всего были использованы корреляционно-согласованные поляризационно-валентные (сorrelation-consistent polarized valence) стандартные наборы базисных функций cc-pVnZ, n=2-5 (T.H. Dunning, J. Chem. Phys., 1989, 90, 1007), обозначаемые далее VnZ, дополненные, в некоторых случаях, диффузными функциями (aug (R.A. Kendall et al., J. Chem. Phys., 1992, 96, 6796), обозначаемые далее А), чтобы учесть, например, электроотрицательный характер атомов кислорода. Для оценки влияния корреляционных эффектов внутренней оболочки электронов на молекулярную геометрию, использовались базисы типа cc-pwCVnZ (сorrelation-consistent polarized weighted core-valence), обозначаемые далее wCVnZ, (K.A. Peterson, T.H. Dunning, J. Chem. Phys., 2002, 117, 10548).

Требующие меньших затрат времени расчеты в приближении теории функций плотности (DFT) выполнялись на уровне B3LYP (A.D. Becke, J.

Chem. Phys., 1993, 98(7), 5648; C. Lee et al., Phys. Rev. B, 1988, 37(2), 785) с теми же или более простыми наборами базисных функций. Очень трудоемкие ab initio расчеты на уровне метода связанных кластеров CCSD(T) (coupled cluster with single and double excitations (G.D. Purvis, R.J.

Bartlett, J. Chem. Phys., 1982, 76(4), 1910) and a perturbative treatment of connected triples (K. Raghavachari et al., Chem. Phys. Lett., 1989, 157, 479) были возможны только в отдельных случаях. Для оценки нединамической электронной корреляции в рамках метода CCSD(T) использовалась Тдиагностика, в рамках которой этими эффектами можно пренебречь, если Т1 0.02 (T.J. Lee, P.R. Taylor, Int. J. Quant. Chem. Symp., 1989, 23, 199).

Расчеты на уровнях MP2 и B3LYP были выполнены с помощью программы GAUSSIAN 03 (Frisch et al., 2004) версии E.01 (в редких случаях более ранних версий). CCSD(T) расчеты осуществлялись с помощью программы MOLPRO (Werner et al., 2009). Квадратичные и кубические силовые постоянные в декартовых или нормальных координатах, необходимые для оценок колебательных поправок к термически-средним параметрам и экспериментальным вращательным постоянным, рассчитывались чаще всего в приближении MP2/VTZ.

2.1.3. Анализ ЭГ данных с привлечением МВ вращательных постоянных (ЭГ+МВ) выполнен с целью повышения устойчивости решения ЭГ задачи и осуществлен минимизацией обобщенного функционала:

эксп теор G = [ (siM (si ) кsiM (si ))2 + p (Bj эксп Bjтеор )2 ] = min, (2.2) w w i j i j где i число величин, определяемых в ЭГ части функционала с соответствующими весовыми множителями wi, wj – соответственно в спектроскопической части функционала; к масштабный множитель;

коэффициентом p задается вес спектроскопического функционала относительно электронографического. Последний подбирался опытным путем так, чтобы экспериментальные данные обоих методов воспроизводились в пределах их полных погрешностей. Цель может быть достигнута, если данные обоих методов совместимы, т.е. параметры, определяемые обоими методами, однотипны и адекватно определены, а их погрешности надежно оценены. В противном случае становится очевидной ошибочность тех или иных данных и/или наличие нерешенной проблемы.

Методика совместного анализа, предложенная в работах К. Кучицу и др.

(J. Mol. Struct., 1968, 1, 463), долгое время применялась, не учитывая различий в физическом смысле параметров, определяемых разными методами. Совместный анализ ЭГ и МВ данных выполнен в настоящей работе после их приведения к единой шкале - параметрам равновесной конфигурации.

2.1.4. Оценка точности расчетов колебательно-вращательных поправок B(к)=Be(к)B0(к) выполнена сравнением с имеющимися в литературе экспериментальными данными для простых молекул. Показано, что теоретические значения, рассчитанные (С. Puzzarini et al., J. Chem. Phys., 2008, 128, 194108) для ряда молекул в очень высоком приближении (CCSD(T)/CVQZ), отличаются от экспериментальных всего на 2-3%.

Обнаружено, что уменьшение базиса от CVQZ до VTZ на уровне CCSD(T) и понижение уровня теории от CCSD(T) до MP2, уменьшает точность предсказаний в среднем на ~8%. Таким образом, неопределенность в колебательно-вращательных поправках, рассчитанных по MP2/VТZ силовому полю и составляющих в среднем несколько сотен МГц, может быть оценена в среднем в ~10% (несколько МГц). При уменьшении колебательно-вращательных вкладов (до нескольких единиц или десятков МГц) их относительная погрешность может заметно возрасти.

2.2. Практическое рассмотрение на примере малеинового ангидрида se 2.2.1. Равновесная структура r, определенная по ЭГ данным с приe влечением МВ вращательных постоянных Показано, что погрешности определения параметров молекулы ЭГ методом (Табл. 2-I) существенно уменьшаются с привлечением данных МВ спектроскопии и квантовой химии (Табл. 2-II).

Установлено, что поправки на ангармоничность колебаний анг, составляющие от 0.004 до 0.01 для расстояний между тяжелыми атомами и 0.017 для длин связей С–Н и дающие основной вклад в полные поправки (ra – re) (см. Табл. 3), существенно превышают экспериментальные погрешности определения длин связей, и поэтому они должны быть учтены при точном определении параметров равновесной конфигурации молекулы.

Показано, что колебательно-вращательные поправки (Be(к)–B0(к)) (см. Табл. 4) на несколько порядков больше экспериментальных погрешностей определения B0(к) в несколько тысячных МГц, и поэтому они должны быть учтены в совместном анализе ЭГ и МВ данных.

Коэффициент, определяющий относительный вес МВ части функ ционала в выражении (2.2) подбирался эмпирически так, чтобы фактор рассогласования Rf электронографического функционала (3.6%) не ухудшался при подключении вращательных постоянных (3.5%), а значения определяемых параметров оставались в интервалах полных погрешностей.

Поскольку достигнуть согласия между Bse (к)(МВ) величинами (см. Табл. 4) e (к) se se и B (ЭГ+МВ) (A = 6884, Bse = 2480, Cse =1823 (в МГц)) в пределах неe e e e больших погрешностей МВ эксперимента оказалось невозможным, был поставлен вопрос о реальной точности определения равновесных вращательных постоянных по МВ данным. Как показано выше, точность опреде(к) se ления B (МВ) вращательных постоянных лимитируется качеством оцен- e Таблица 2. Структурные параметры молекулы малеинового ангидрида а se se r, rg (ЭГ+МВ) rg (ЭГ) в r (ЭГ) б r (ЭГ+МВ)б re(MP2/АVTZ) e e III IV I II (С2v) V C–C 1.485(6) 1.485(1) г 1.495(1) 1.500(5) 1.4C=C 1.339(6) 1.332(1) г 1.341(1) 1.330(30) д 1.3C–O 1.380(2) 1.386(1) 1.396(1) 1.394(11) 1.3C=O 1.190(2) 1.192(1) 1.197(1) 1.195(3) 1.1C–H 1.162(19) 1.078 е 1.098 1.091(21) 1.0C–C=C 107.5(2) 107.8(1) 107.7(10) д 108.O=C–C 128.8(2) 129.2(2) 129.3(20) 129.C=C–H 130.6(30) 129.7 е 128.9(33) 129.O–C–C 108.5(2) д 108.2(1) д 108.8(12) 107.C–O–C 108.0(2) д 107.9(1) д 107.0(11) 108.O=C–O 122.7(2) д 122.6(1) д 121.9(12) д 122.Rf, % 3.6 3.5 ж 4.a б В и °, погрешности - 3. Полнык поправки (ra – re) рассчитаны из в MP2/АVTZ силового поля. R.L. Hilderbrandt, E.M.A. Peixoto, J. Mol.

Struct., 1972, 12, 31. г Определены в одной группе. д Зависимый параметр.

е Фиксировано на MP2/АVTZ значении. ж Соответствует модели на Рис. 3.

OC1 CO6 OC2 CH8 H----------------------- Рис. 3. Экспериментальная (точки) и теоретическая (линия) кривые радиального распределения f(r) и кривая разности f(r)---------------- Таблица 3. Гармонические (h1), ангармонические (анг) и полные (ra – re) колебательные поправки (в ), рассчитанные по MP2/AVTZ силовому полю Связь ra h1 анг (ra – re) C–C 1.494(1) 0.0007 0.0083 0.00C=C 1.340(1) 0.0022 0.0061 0.00C–O 1.394(1) –0.0018 0.0097 0.00C=O 1.196(1) 0.0000 0.0043 0.00C–H 1.092 0.0000 0.0168 0.01ки колебательно-вращательных поправок, и величина погрешности может составлять больше 10 % от величины этих поправок, рассчитанных на (к) se уровне не хуже, чем MP2/VTZ. Рассогласование между B (МВ) и e (к) se B (ЭГ+МВ) величинами, составляющее для молекулы малеинового анe гидрида около 15 % от (Be(к)–B0(к)) значений, подтверждает эти выводы.

Таким образом, показано, что неточность расчетов колебательных поправок, существенно превышающая случайные ошибки определения экспериментальных вращательных постоянных, должна учитываться при определении веса спектральной части функционала (2.2), а учет одних только экспериментальных погрешностей приводит к его сильной переоценке.

2.2.2. Равновесная структура (rse ) по данным МВ спектроскопии e Для ее определения использованы литературные данные по экспериментальным вращательным постоянным B0(к) для 10 различных изотопных разновидностей (Табл. 4). Колебательно-вращательные поправки B(к)= Be(к)–B0(к) рассчитаны по MP2/VTZ константам ангармонического силового поля в нормальных координатах для равновесной отсчетной конфигурации в главной системе координат, используя программу GAUSSIAN03.

Таблица 4. Вращательные постоянные и колебательно-вращательные поправки (в МГц) для изотопных разновидностей малеинового ангидрида (к) se B Изотоп B0(к) а B(к) = Be(к) – B0(к) e se se A Bse C A0 B0 C0 A B C e e e осн. 6842.489 2467.614 1813.628 49.8 14.2 11.2 6892.7 2481.9 1824.d2 6106.159 2423.551 1734.998 41.5 13.9 10.5 6148.0 2437.5 1745.C4 6841.501 2452.607 1805.442 41.5 13.9 10.5 6891.4 2466.7 1816.C2 6691.282 2462.240 1799.954 48.2 14.1 11.0 6739.9 2476.4 1811.O5 6688.643 2467.808 1802.755 49.2 14.0 11.0 6738.2 2481.9 1813.O7 6790.337 2354.397 1748.276 49.1 13.4 10.7 6839.9 2367.9 1758.C4d2 6104.567 2409.078 1727.440 41.4 13.7 10.3 6146.3 2422.8 1737.C2d2 5993.203 2418.373 1723.126 40.3 13.8 10.4 6033.8 2432.3 1733.O5d2 5971.996 2423.742 1724.104 41.0 13.7 10.3 6013.3 2437.5 1734.O7d2 6058.195 2314.121 1674.540 41.1 13.2 10.0 6099.6 2327.4 1684.а Соответствующая rs структура (O.L. Stiefvater, Z. Naturforsch. A, 1977, 32, 1480) представлена на Рис. 4.

se Структурные параметры r (МВ), полученные из равновесных e (к) se моментов инерции I =h/8Bse (к) методом наименьших квадратов, e e представлены в Табл. 5. Плоское строение молекулы подтверждено практически нулевым значением дефекта инерции 0=Ic-Ib-Ia=0.00057 аем 2.

se Показано, что параметры r структуры, определенные двумя e различными методами, (МВ) и (ЭГ+МВ), в целом прекрасно согласуются (см. Табл. 5). Максимальные различия с учетом погрешностей достигают 0.002 и 0.5 (для длины связи C=O и угла C–O–C, соответственно).

se Принципиальные преимущества r (МВ) структуры по сравнению с e полученной по ЭГ данным состоит в том, что ее определение не требует привлечения данных квантовой химии, например, разностей между близкими длинами связей, и ее погрешность на порядок ниже.

2.2.3. Равновесная структура по данным методов квантовой химии и оценка точности ее определения se Параметры равновесной конфигурации r, надежно определенные e экспериментальными методами с высокой точностью, использованы для оценки качества предсказаний квантово-химических расчетов, в то время как термически-средние длины связей (rg и rа) показаны непригодными для этой цели из-за больших колебательных вкладов (см. Рис. 4).

Таблица 5. Равновесные параметры молекулы малеинового ангидрида по se данным теории (re) и эксперимента (r ) (в и °) e r, CCSD(T) MP2 MP2(full) "best ab МВ ЭГ+МВ VTZ VTZ VQZ wCVQZ wCVQZ initio" 1.4849(5) C–C 1.492 1.485 1.483 1.483 1.479 1.487 1.485(1) 1.3324(5) C=C 1.338 1.336 1.333 1.333 1.330 1.333 1.332(1) 1.3848(3) O–C 1.390 1.390 1.388 1.387 1.385 1.385 1.386(1) 1.1894(2) C=O 1.195 1.197 1.194 1.193 1.191 1.190 1.192(1) 1.0765(2) C–H 1.079 1.077 1.076 1.076 1.075 1.077 1.078 а 107.96(1) C–C=C 107.9 108.0 108.0 108.0 108.0 107.9 107.8(1) 129.67(3) O=C–C 129.6 129.6 129.6 129.6 129.6 129.6 129.2(2) 129.90(1) C=C–H 129.9 129.7 129.7 129.7 129.6 129.9 129.7 а 107.78(2) O–C–C 107.8 107.8 107.8 107.8 107.8 107.8 108.2(1) 108.52(3) C–O–C 108.5 108.3 108.4 108.4 108.4 108.6 107.9(1) 122.55(4) O=C–O 122.6 122.6 122.6 122.6 122.6 122.6 122.6(1) а Фиксировано.

На Рис. 4 также показано, что различия между экспериментальными и теоретическими значениями длин связей, рассчитанными в приближениях B3LYP и MP2 (с наборами базисных функций VTZ и выше), достигают 0.007 , т.е. существенно превышают экспериментальные погрешности. Поэтому впервые для молекул среднего размера предпринята попытка расчета структуры на уровне наиболее точного метода - метода связанных кластеров (CCSD(T)). Поскольку использованный набор базис ных функций VTZ не является оптимальным для такого высокого уровня теории, проведена экстраполяция на более высокий базис (VQZ), выполненная на уровне МР2. Учет влияния корреляции электронов внутренней оболочки на структурные параметры осуществлен также на уровне МР2 с использованием базисного набора wCVQZ. Таким образом, точная теоретическая структура ("best ab initio") определялась в приближении:

re(best ab initio) = re(CCSD(T)/VTZ) + re(MP2/VQZ) – – re(MP2/VTZ) + re(MP2(full)/wCVQZ – re(MP2/wCVQZ) (2.3) Результаты расчетов приведены в Табл. 5. На основании полученного значения Т1 диагностики (0.017) сделан вывод, что нединамическая корререляция пренебрежимо мала и CCSD(T) структура представляется надежной. Сравнение с экспериментальными данными (rse (МВ)) показывает (см. Рис. 4), что точность приближения (2.3) не хуже, e чем 0.001-0.002 . Эти выводы находятся в соответствии с результатами многочисленных исследований малых молекул, содержащих элементы второго периода (J. Demaison et al., Int. Rev. Phys. Chem., 2007, 26, 391).

O O O se Рис. 4. Абсолютные отклонения длин связей малеинового ангидрида от r e (МВ) величин (в , пунктирной линией показана полная ЭГ погрешность) 2.2.4. Проявление ангармонических эффектов в частотах колебаний В этом разделе показано, что учет ангармоничности в расчетах частот колебаний (MP2/VTZ) приводит к существенному улучшению согласования с экспериментальными спектрами (в среднем для большинства частот, кроме самых низких, с 3 до 1 %), и, таким образом, устраняет необходимость масштабирования силового поля.

Глава 3. Структура сукцинимида и его производных по данным ЭГ и квантовой химии Несмотря на большой теоретический и практический интерес к этим соединениям, как имеющим трудно предсказуемую конформацию пятичленного цикла и широко используемым, например, в качестве реагента по размыканию цикла в пептидном синтезе, структурные данные для них полностью отсутствовали.

Сукцинимид подобно сходственным молекулам (например, циклопентану) может иметь нежесткий пятичленный цикл. В соответствии с результатами расчетов (МР2(full)/6-311G(3df,2p)) самым низкочастотным ( = 54 см-1) в этой молекуле, имеющей С2v симметрию, является колебание скручивания в кольце (ring-twisting) типа А2, совершающееся вдоль координаты (см. Рис. 5) и управляемое сильно ангармоническим потенциалом. Будучи практически чистой модой (с распределением потенциальной энергии 97%), это колебание могло быть отделено от остальных при описании динамики молекулы в ЭГ анализе. Использование динамической модели привело к существенному улучшению согласия экспериментальной и теоретической кривых интенсивности (см. кривые радиального распределения f(r) на Рис. 6) и уменьшению Rf фактора с 4.до 2.8% по сравнению со статической моделью.

------------------------------------------------------ Рис. 5. Координата нежесткого колебания скручивания в кольце (ring-twisting) ------ f(r) ---------------------- Рис.6. Экспери- ментальная (точ- ки) и теоретичес- кая (линия) кри- C=O NC вые радиального =CC распределения f(r) N...O N...C (динамическая C...O(n) модель) и кривые =C...O разности (динаO...O CH 0 мическая 1 и NH CC статическая =C...C= =C...C C...O(f) x 2 модели). О(n) и O(f) – ближние x и дальние ато0 мы кислорода, соответственно 0123r, Параметры равновесной конфигурации молекулы, определенные из ЭГ данных с учетом гармонических и ангармонических колебательных поправок (rа - re), составляющих 0.004, 0.011 и 0.008 для длин связей С=О, N–C и С–C, соответственно, приведены в Табл. 6 вместе с re(best ab initio) структурой, рассчитанной в приближении:

rе(best ab initio)=rе(CCSD(T)(ае)/wCVTZ) + rе(MP2(full)/wCVQZ) - - rе (MP2(full)/wCVTZ), (3.1) в котором в отличие от (2.3) МР2 данные использовались только при экстраполяции на более высокий базис. Отметим, что затраты времени на оптимизацию в CCSD(T)(ае)/wCVTZ приближении на порядок выше, чем в CCSD(T)/VTZ.

N-метилсукцинимид и N-хлорсукцинимид Их исследование выполнено с целью изучения эффектов замещения. По данным B3LYP и MP2 расчетов (с базисами вплоть до VTZ) равновесная конфигурация молекулы N-хлорсукцинимида имеет симметрию С2v, а Nметилсукцинимида - Cs (с метильной группой в шахматной конфигурации относительно одной из связей N–C). Барьер вращения СН3 группы, однако, близок к нулю, т.е. она вращается практически свободно.

Таблица 6. Равновесные структурные параметры молекул сукцинимида (NS), N-метилсукцинимида (NMS) и N-хлорсукцинимида (NCS) (в и °) NS а NMS б NCS б se se se Параметр r (ЭГ) в re(best ab r (ЭГ) в re(best r (ЭГ) в e e e initio) г ab initio)г N–X д 1.007(18) 1.007 1.447(3) 1.448 1.672(3) C–H(cp) 1.086(7) 1.087 1.071(15) 1.087 1.106(18) C=O(cp) 1.202(1) 1.203 1.207(2) 1.206 1.201(2) N–Csp2(cp) 1.376(2) 1.383 1.388(3) 1.385 1.401(2) Csp2–Csp3(cp) 1.520(4) 1.521 1.517(3) 1.517 1.515(2) Csp3–Csp3 1.526(5) 1.535 1.527(3) 1.530 1.530(2) Csp2–N–Csp2 116.5(4) 115.6 113.7(6) 113.9 114.7(5) N–C–C(cp) 106.3(3) 106.8 107.9(6) 107.9 106.8(3) C–C–C(cp)д 105.5(2) 105.4 105.2(2) 105.2 105.9(2) е C–N–X(cp) 121.8(2) 122.2 125.7(65) 123.0 122.N–C=O(cp) 126.1(4) 125.3 123.5(5) 124.5 123.7(5) Rf, % 2.8 5.6 6.а Динамическая модель. б Статическая модель. в В скобках 3. г Рассчитаны по соотношению (3.1), Т1.= 0.013. д Х=Н, С(Н3), Сl. е Зависимый параметр.

Результаты ЭГ анализа представлены в Табл. 6. Показано, что при замещении имидного атома водорода метильной группой или атомом хлора происходит удлинение связи Csp2N и уменьшение валентного угла Csp2–N–Csp2 при практическом постоянстве параметров фрагмента С-СН2-СН2-С. Относительное удлинение связи С-N в N-хлорсукцинимиде - следствие электростатического отталкивания между атомами Cl и O. Длины связей С-N во всех исследованных молекулах, будучи короче типичных простых (см. Главу 7), демонстрируют эффект сопряжения в имидном фрагменте, наиболее сильно проявляющийся в сукцинимиде.

Длины связей С-С, напротив, - типичные простые связи, такие же, как в нециклических соединениях, что указывает на отсутствие влияния на них имидного фрагмента.

Результаты расчетов re(best ab initio) структуры для N-метилсукцин- имида прекрасно согласуются с экспериментальными данными (см. Табл. и Рис. 7), за исключением N–C=O(среднее), для которого различие составляет 1.0(5)°.

---------------- Рис. 7.

Абсолютные отклонения длин связей N-метилсукцинимида от se r (ЭГ) велиe чин (в ) ---------------- ГЛАВА 4. Развитие метода регистрации интенсиности рассеяния электронов в ЭГ эксперименте, основанного на использовании эрбий допированных пленок (image plates (IP)) и лазерно-фотонного считывателя (image plate reader (IPR)) с целью замены устаревшей фоторегистрации.

В газовой ЭГ IP стали впервые использовать в Токио (T. Iijima et al., Jpn. J. Appl. Phys., 1998, 37, 5064), а затем - в Осло (S. Gundersen et al., J.

Mol. Struct., 2007, 832, 164) и недавно в Билефельде (R.J.F. Berger et al., Z.

Naturforsch.B, 2009, 64, 1259). В России этот метод реализуется впервые.

Его большое преимущество состоит в том, что он не требует дополнительной реконструкции эксплуатируемого электронографа (ЭГ-100М).

Функциональность IP основана на фотостимулированном люминесцентном эффекте, при котором число излученных фотонов пропорционально локально поглощенной электронной дозе. Программное обеспечение IPR типа FLA-7000 (FUJI) преобразует регистрируемую интенсивность фотонов в 16-битные значения серой шкалы J в нелинейном (логарифмическом) представлении. Благодаря такому преобразованию запись значений J осуществляется с высокой точностью на протяжении всего интервала измеряемых значений. Относительная интенсивность (электронная доза) D рассчитывается при этом по записанным значениям J с помощью соотношения:

K 0.5 spix 4000 J G D , (4.1) 100 N где (для IPR FLA7000) spix - разрешающая способность (25, 50, 100 или 2в мкм), N - чувствительность (1000, 4000 или 10000), K - порядок динамического интервала (4 или 5), G - максимальное значение серой шкалы (65535 для 16 бит).

Для расчета полной интенсивности рассеяния электронов I(s) использована программа PIMAG, написанная С. Самдалом с сотрудниками на языке Fortran и модифицированная в настоящей работе. Изменения в оригинальной программе затронули, главным образом, расчет интенсивности по значениям серой шкалы J в отдельных точках с учетом новых возможностей более современного, чем в Осло IPR типа BAS-1800II (например, варьирования размера рабочего динамического интервала), а также формат ввода-вывода информации с целью адаптации к программам последующей обработки кривых I(s). Созданная программа (PIMAGVIEW) позволяет отбрасывать ненужные области сканирования и снабжена удобным графическим интерфейсом (см. Рис. 8).

Калибровка отклика BAS-MP пластинок в широком динамическом интервале осуществлена при использовании нескольких стандартов, источниками излучения в которых является радиоактивный изотоп углерода 14C. Результаты представлены на Рис. 9. Для проверки точности работы новой регистрационной техники определены структурные параметры молекулы ССl4 (см. Табл. 7).

Таблица 7. Длины связей rg и амплитуды колебаний u (в ) молекулы CClа б в г д Параметр rg(C–Cl) 1.7671(13) 1.7667(30) 1.7670(16) 1.769(2) 1.769(4) rg(Cl…Cl) 2.8883(7) 2.8881(30) 2.8879(18) 2.885(1) 2.890(4) u(C–Cl) 0.0482(17) 0.0513(10) 0.0486(17) 0.065(2) 0.056(3) u(Cl…Cl) 0.0700(10) 0.0721(7) 0.0702(9) 0.067(1) 0.072(2) a В скобках 2.5; данная работа. б 1; Y. Morino et al., J. Chem. Phys., 1960, 32, 643. в 2.5 и сист (для длин связей); S. Shibata et al., Rep. Fac. Sci. Shizuoka Univ., 1974, 9, 33. г Погрешности оценены при сравнении результатов разных экспериментов; J. Haase, W. Zeil, Z. Phys. Chem., 1965, 45, 202.

д Вероятно 2.5 и сист (для длин связей); В.М. Петров и др., Ж. Структ.

Хим., 1985, 26, 52.

На основании результатов калибровки и тестового эксперимента сделаны следующие выводы:

1. Воспроизводимость сигналов пластинками типа BAS-MP IP является линейной в широком диапазоне измерений (больше, чем 104). Поэтому применение вращающегося сектора, необходимого при использовании фотопленок с динамическим диапазоном в 1000 раз меньшим (< 101), не является обязательным, и поправка на “почернение”, необходимая для фотопленок, не требуется.

2. Погрешности определения структурных параметров ССl4 в данной работе, не превышающие типичные для электронографического метода величины, указывают на то, что IP регистрация не ограничивает точность электронографического метода, а повышает ее до возможных пределов.

3. Благодаря высокой чувствительности IP время экспозиции может быть существенно уменьшено по сравнению со съемками электронограмм на Рис. 8. Обработка электронограммы с помощью программы PIMAG-VIEW D доза излучения Рис. 9. Зависимость интенсивности D (уе/см2), регистрируемой на IP (типа BAS-MP), от дозы излучения источника 14С (dpm/см2) фотопленке. Таким образом, создана возможность для исследования моле- кул с более низкой интенсивностью рассеяния.

4. Время оцифровки экспериментальных данных, зарегистрированных с помощью IP, значительно меньше времени, необходимого на проявление и сканирование фотопленок, что делает ЭГ эксперимент значительно более удобным и эффективным, чем с применением традиционной фоторегистрации.

Глава 5. Определение молекулярной структуры некоторых биологически важных веществ со сложным конформационным составом Нециклические биомолекулы, имеющие несколько осей внутреннего вращения, существуют в виде многочисленных конформеров. Систематические предсказания всех стабильных молекулярных форм, основанные на анализе функции ПЭ, рассчитанной квантово-химическими методами, представляются весьма нетривиальной задачей, если число координат вращения больше двух. Для анализа многомерной функции ПЭ, зависящей от 3-х или 4-х координат (далее называемой гиперповерхностью (ГППЭ)), создана программа MultyD, осуществляющая интерполяцию значений энергии, определяющая и визуализирующая положение энергетических минимумов в многомерном пространстве координат.

Содержание конформеров в газовой смеси при температуре эксперимента оценивалось в соответствии с распределением Больцмана в зависимости от относительной свободной энергии Гиббса, рассчитанной в o o приближении: G (i) EZPE(i) - ТS (i), (5.1) T T где EZPE(i) - относительная энергия с поправкой на энергию нулевых o колебаний и S - относительная энтропия.

T 5.1. Простейшие моносахариды Глицеральдегид и его изомер - дигидроксиацетон - простейшие представители класса сахаридов, к которым относятся глюкоза и фруктоза, являющиеся источниками энергии для живых организмов.

Экспериментальное исследование структуры этих молекул выполняется впервые, в то время как теоретически они изучались многократно. Однако поиски конформеров осуществлялись не систематически, и поэтому результаты были далеко не полными и однозначными.

5.1.1. Глицеральдегид Три конформера (I, II и IV, см. Рис. 10) были идентифицированы в МВ спектре при 378-408 К (F.J. Lovas et al., J. Mol. Spectrosc., 2003, 222, 263), причем конформер III, предсказанный в приближении МР2/6311++G(d,p) более стабильным, обнаружен не был. Расчеты, выполненные в настоящей работе на более высоком уровне (см. Табл. 8), предсказывают, что конформер IV является более стабильным, а его содержание в два раза больше, чем III, что объясняет результаты МВ исследования.

Систематический анализ ГППЭ, рассчитанной как функция четырех торсионных углов (D1, D3, D5 и D6) при одновременной оптимизации остальных геометрических параметров, выполнен с помощью программы MultyD (см. Рис. 11). Он позволил обнаружить 36 конформаций с относительной энергией до 9 ккал/моль, стабильность которых подтверждена отсутствием мнимых частот в приближении B3LYP/VTZ. Положение O C H I II III IV V VI Рис. 10. Наиболее стабильные конформеры глицеральдегида Таблица 8. Относительные энергии с поправкой на энергию нулевых o колебаний (EZPE) и относительные свободные энергии Гиббса G T (ккал/моль) и мольные доли pi (%) при 388 K B3LYP/VTZ MP2/VTZ / MP2/VQZ o E EZPE G Конформер E EZPE T pi I 0.0 0.0 0.0/0.0 0.0/0.0 0.0/0.0 65/II 0.9 0.8 1.4/1.2 1.3/1.2 1.0/1.0 17/III 2.2 2.3 2.2/2.3 2.3/2.4 2.1/2.2 4/IV 2.2 1.9 2.6/2.4 2.3/2.1 1.6/1.4 9/V 2.2 2.0 2.8/2.7 2.6/2.5 2.0/1.9 5/некоторых конформеров, в первую очередь наиболее стабильных, показано на поперечных сечениях (Рис. 12) четырехмерной ГППЭ.

Обнаружено, что стабилизация наиболее энергетически выгодных конформеров I-VI (Рис. 10) происходит за счет образования водородных связей. Каждый из них имеет водородную связь O–H…O=C (с sp2 акцептором) длиной ~2.0 (MP2/VTZ), образующую пятичленный цикл, за исключением конформера III с шестичленным циклом. Кроме этого, в конформерах I, II и III имеется относительно короткое расстояние H…O5 или H…O4 ~ 2.2…2.3 , т.е. дополнительная O–H…O–H водородная связь (с sp3 акцептором), также образующая пятичленный цикл. Энергия этих связей, оцененная по уравнению (M. Rozenberg et al., Phys. Chem. Chem. Phys., 2000, 2, 2669):

3., (5.2) -H = 0.032[0.1r(O…H)] составляет 4.3 и 2.8 ккал/моль, соответственно. Водородная связь с гидрок- сильным кислородом слабее, чем с карбонильным, т.к. sp3 гибридизованный атом не может минимизировать напряжение в пятичленном цикле.

Из пяти конформеров, предсказанных присутствующими при температуре эксперимента (см. Табл. 8), только два (I и II), могли быть обнару- Рис. 11. Изображение положений минимумов ГППЭ (B3LYP), являющейся функцией 4-х координат (D1(С1-С2-С3-О4), D3(С3-С2-С1=О6), D5(С1-С2-О5-Н) и D6(С2-С3-О4-Н)), с помощью программы MultyD (для наглядности показаны только первые шесть) а) б) Рис. 12. Поперечные сечения ГППЭ (MP2/VDZ) при а) D3=240° и D5=0° и б) D3=0° и D5=300° жены в ЭГ анализе в количествах 54(15) и 27(15) %, соответственно, поскольку содержание остальных конформеров меньше экспериментальной погрешности. Учет второго конформера (при фиксированных на теоретических значениях количеств конформеров III-V) привел к заметному понижению фактора рассогласования Rf (с 5.2 до 4.8%).

Таким образом, предсказания конформационного состава, основан- ные на теоретических расчетах высокого уровня, представляются очень по- лезными и даже необходимыми для ЭГ исследования молекул, содержащих атомы с близкой рассеивающей способностью, если число конформеров больше двух, а содержание менее стабильного - меньше ~15%.

Колебательные поправки (rа - rе) для связей С=О, С-О, С-С, О-Н и С-Н, рассчитанные по MP2/VTZ силовому полю, составили 0.004, 0.0080.009, 0.011-0.012, 0.013 и 0.017 , соответственно. Разности между сходными параметрами в каждом конформере и между параметрами различных конформеров, определяемыми в одной группе, фиксировались в ЭГ анализе в соответствии с данными МР2/VQZ расчетов. Теоретические значения структурных параметров близки к экспериментальным величинам (с учетом сравнительно большой погрешности), за исключением валентного угла С-C-C (см. Табл. 9).

Таблица 9. Сравнение основных структурных параметров (в и °) основных конформеров (I) глицеральдегида и дигидроксиацетона OH-CH2-C(OH)H-C(O)H C(O)(-CH2-OH)r, se r (ЭГ) б а e re (MP2) в rse (ЭГ+МВ) б re (MP2) в e C1-C2 1.511(5) 1 1.507 1.516(2) 1.5C2-C3 1.522(5) 1 1.518 - - C3-O 1.410(3) 2 1.410 - - C2-O 1.404(3) 2 1.404 1.393(2) 1.3C=O 1.214(4) 3 1.212 1.215(2) 1.2C-C=O 120.7(5) 121.5 119.2(2) 120.C-C-C 113.4(13) 110.3 121.6 г 119.C1-C2-O 109.2(5) 3 110.0 111.0(2) 111.C2-C3-O 110.0(7) 110.а Нумерация дана для глицеральдегида. б В скобках приведены 3.

в /VQZ. г Зависимый параметр. 1-3 Номер группы.

5.1.2. Дигидроксиацетон В МВ спектрах (F.J. Lovаs et al., J. Mol. Spectrosc., 2003, 222, 263; S.L.

Widicus et al., J. Mol. Spectrosc., 2004, 224, 101) был обнаружен только один конформер, принадлежащий точечной группе С2v, в то время как расчеты в приближениях B3LYP и MP2 с небольшими базисами предсказывали для него симметрию С2. В настоящей работе показано, что с расширением базисного набора (добавление f функций или использование базисов Даннинга) конформация основного конформера однозначно предсказывается как С2v.

В результате систематического анализа ГППЭ обнаружено стабильных конформеров (см. Рис. 13). В конформерах I, II, III и V водородная связь образуется между гидроксильным водородом и карбонильным кислородом (=O…H-О). В конформерах IV и VI гидроксильный водород связан с гидроксильным кислородом (-O…H-О).

Энергии обоих видов связей, оцененные по уравнению (5.2), составляют ~ 4 ккал/моль. Относительные энергии конформеров с водородной связью существенно ниже, чем у конформеров со свободной гидроксильной группой, т.е. образование водородной связи играет принципиальную роль в стабилизации конформаций этой молекулы.

О C H I (0, C2v) II(2.2, Cs) III (2.4, C1) IV (4.8, C1) V (5.0, Cs) VI (7.0, C1) VII (7.9, Cs) VIII (8.4, C1) IX (11.2, C2) Рис. 13. Стабильные конформеры дигидроксиацетона (в скобках EZPE в ккал/моль (MP2/VTZ) и точечная группа) В результате структурного анализа (ЭГ+МВ), подтверждающего предсказания теоретических расчетов, установлено, что при температуре эксперимента (~370 К), наряду с основным конформером в количестве ~70%, присутствуют также конформеры II и III. Их учет ведет к существенному улучшению согласования между экспериментальными и теоретическими кривыми f(r), особенно в районе характеристических пиков О...О и С...О, при уменьшении Rf фактора с 6 до 4%. Полученные результаты находятся в качественном соответствии с выводами работы по изучению ИК спектра высокого разрешения в районе частот колебаний растяжения связей ОH (3400-3600 см1), в котором обнаружены слабые полосы, принадлежащие конформеру с одной водородной связью (R.

Signorell, D. Luckhaus, J. Phys. Chem A, 2002, 106, 4855), содержание которого может быть оценено в ~15%.

Колебательные поправки (rа - rе) для длин связей С=О, С-О, С-С, О-Н и С-Н, рассчитанные по B3LYP/VTZ силовому полю равными 0.002 0.003, 0.008-0.0011, 0.012, 0.013 и 0.016-0.017 , соответственно, очень близки по величине к поправкам для глицеральдегида. Отклонения теоретических (МP2/VQZ) значений параметров дигидроксиацетона от экспериментальных (см. Табл. 9) достигают 0.010(2) и 1.2(2)° для длины связи С-С и валентного угла С-С=О, соответственно.

Наблюдаемые различия в длинах связей C=O и C-O у глицеральдегида и дигидроксиацетона являются экспериментальным подтверждением наличия водородных связей. Так, например, более длинное расстояние r(C=O) в дигидроксиацетоне подтверждает, что атом кислорода принимает участие сразу в двух водородных связях, а не в одной, как в глицеральдегиде. Длина связи C2-O в глицеральдегиде, напротив, длиннее, чем C-O в дигидроксиацетоне благодаря образованию водородной связи с гидроксильным водородом.

5.2. Дикарбоновые кислоты - янтарная и фумаровая - промежуточные продукты цикла Кребса (H.A. Krebs, Perspect. Biol. Med., 1970, 14, 154), являющегося ключевым этапом в процессе клеточного дыхания.

5.2.1. Янтарная кислота является, кроме этого, одним из главных звеньев метаболизма. Как продукту биотехнологии, ей предсказывается будущее сырьевого материала, получаемого из возобновляемых источников и являющегося альтернативой углю, нефти и газу. С точки зрения получения фундаментальных знаний, исследование этой молекулы интересно из-за возможного проявления гош эффекта, т.е. кажущегося аномальным предпочтения гош конформации относительно центральной связи C–C.

Особая сложность конформационного поведения молекулы янтарной кислоты, имеющей пять осей внутреннего вращения (три CC и две CО), очень затрудняет ее экспериментальное исследование и является одной из причин отсутствия для нее литературных данных по структуре и вращательным постоянным. Теоретические предсказания, выполненные на сравнительно низком уровне, весьма противоречивы: согласно одним (В3LYP/6-31G(d,p)) - конформеры с цепочкой CCCC в гош и анти положениях практически неразличимы по энергии при 298 К (T.H. Nguyen et al., J. Comput. Chem., 2005, 26, 1233), согласно другим (МР2/6311+G(d,p)) - гош конформер является самым стабильным (D.J. Price et al., J. Am. Chem. Soc., 1998, 120, 9672).

В результате систематического исследования двух ГППЭ (одна - для гош, другая - для анти конфигураций относительно центральной связи CC) в настоящей работе предсказано 18 стабильных конформеров (см.

Рис. 14), в которых кислотные фрагменты (O=COH) находятся в син или анти положениях, а торсионные углы CCCO преимущественно равны ~180° или ~±60°, что соответствует ожидаемой затененной конфигурации связей C=O относительно центральной связи CC или связей CH.

Положения конформеров на сечениях обеих ГППЭ показаны на Рис. 15.

Относительные энергии наиболее стабильных конформеров (I-V) не превышают 2.8 ккал/моль. Каждый из них стабилизирован водородными связями =O…H-О в кислотных фрагментах с энергией, оцененной по уравнению (5.2) в 2.8 ккал/моль. Самый стабильный конформер I (гош) от- O C H I (0, C2) II (0.8,C2h) III (1.5, C1) IV (2.2, C1) V (2.8, C2) VI (3.3, C1) VII (3.4, C2) III (3.5, C2) IX (3.5, C1) X (5.0, C1) XI (5.6, Cs) XII (6.6, C1) XIII (7.0, C1) XIV (8.2, C1) XV (8.8, C1) XVI (10.0, C2) XVII (10.3, C2h) XVIII (14.8, C1) Рис. 14. Стабильные конформеры янтарной кислоты (в скобках указаны EZPE в ккал/моль (MP2/VTZ) и точечная группа) а) б) в) Рис. 15. Сечения двух ГППЭ вдоль координат 2(C1C2C3O5) и 3(C2C1C4O7): для гош (сверху) и анти (снизу) конформаций относительно центральной связи CC при a)4,5(O=COH)=0°, б)4(O6=C3O5H13)=0° и 5(O8=C4O7H14) =180°, в)4,5(O=COH)=180° делен от II (анти) и III (гош) конформеров барьерами в ~3.0 и ~3.ккал/моль (МР2/VTZ), соответственно, а II от IV (анти) - в ~2.5 ккал/моль.

Самый стабильный конформер с открытой кислотной группой (VI) расположен на 3.3 ккал/моль выше глобального минимума. Три конформера - VI, XIII и XIV - имеют внутримолекулярные водородные связи OH…O с длинами r(O…H), равными 1.807, 1.980 и 1.801 (MP2/VTZ), и энергиями, оцененными в 5.9, 4.5 и 6.0 ккал/моль, соответственно, т.е. наиболее прочные из них соответствуют взаимодействию с карбонильным кислородом, а наименее прочная - с гидроксильным. По предсказаниям теоретических расчетов (MP2/VTZ) в приближении (5.1), при температуре эксперимента (445 K) янтарная кислота существует в виде смеси четырех конформеров в соотношении I : II : III : IV 3 : 3 : 1 : 3. В ЭГ анализе установлено, что ни один из них по отдельности не воспроизводит экспериментальные кривые интенсивности на удовлетворительном уровне (см. Рис. 16), т.е. при условиях эксперимента молекула существует в виде нескольких конформеров, Рис. 16. Экспериментальная (точки) и теоретическая (сплошная линия) кривые радиального распределения f(r). Термы, принадлежащие конформерам I, II и IV, показаны вертикальными балками красного, синего и зеленого цвета, соответственно, общие термы – черного. Кривые разности f(r) для различных конформационных моделей: 1) смесь I-IV (финальная модель, Rf =3.2 %), 2) конформер I (Rf =5.2 %), 3) конформер II (Rf =8.2 %), 4) конформер III (Rf = 6.2 %), 5) конформер IV (Rf = 5.1 %) причем на присутствие конформера II отчетливо указывает наличие пика на кривой f(r) при ~6 , соответствующего характеристическому терму О5...О7. Наилучшее согласие (Rf=3.2%) достигнуто при соотношении конформеров: I : II : III : IV = 45(15) : 20(15) : 10(принято) : 25(15) (в %). Определенные структурные параметры представлены в Табл. 10.

Таблица 10. Основные структурные параметры конформеров I, II и IV янтарной кислоты (длины связей в , углы в °) r, , I (C2) II (C2h) IV (C1) se r (ЭГ)а re б rse (ЭГ)а re б rse (ЭГ) а re б e e e C1–C2 1.508(3)1 1.512 1.509(3)1 1.512 1.518(3)1 1.5C2–C3 1.499(2)1 1.502 1.496(2)1 1.499 1.496(2)1 1.5C1–C4 1.498(2)1 1.5C3–O5 1.343(2)2 1.348 1.345(2)2 1.350 1.350(2)2 1.3C3=O6 1.202(1)3 1.207 1.203(1)3 1.207 1.202(1)3 1.2C4–O7 1.345(2)2 1.3C4=O8 1.202(1)3 1.2C–H (среднее) 1.088 в 1.088 1.089 в 1.089 1.088 в 1.0O–H (среднее) 0.967 в 0.967 0.967 в 0.967 0.967 в 0.9C1–C2–C3 111.8(4)4 111.2 112.3(4)4 111.7 111.6(4)4 111.C2–C1–C4 112.0(4)4 111.C2–C3–O5 112.0(4)5 111.5 111.7(4)5 111.3 111.8(4)5 111.O5–C3=O6 123.0(1)6 123.1 122.7(1)6 122.8 122.5(1)6 122.C1–C4–O7 111.6(4)5 111.O7–C4=O8 123.0(1)6 123.C2–C1–H9 111.5 в 111.5 111.3 в 111.3 111.6 в 111.C2–C1–H10 110.9 в 110.9 111.1 в 111.C1–C2–H11 109.3 в 109.C1–C2–H12 110.9 в 110.C3–O5–H13 105.9 в 105.9 105.9 в 105.9 105.8 в 105.C4–O7–H14 106.0 в 106.C3–C2–C1–C4 69.9(11) 67.4 180.0 в 180.0 -178.0 в -178.C1–C2–C3–O5 -169.4 в -169.4 180.0 в 180.0 64.5 в 64.C2–C1–C4–O7 -175.1 в -175.C4…C2–C1–H9 -120.9 в -120.9 -121.3 в -121.3 -121.1 в -121.C4…C2–C1–H10 119.6 в 119.6 120.3 в 120.C3…C1–C2–H11 120.4 в 120.C3…C1–C2–H12 -120.2 в -120.O6=C3–O5–H13 -0.5 в -0.5 0.0 в 0.0 -0.0 в -0.O8=C4–O7–H14 0.3 в 0.C2…O5–C3=O6 178.8 в 178.8 179.4 в 179.C1…O7–C4=O8 179.60 в 179.а Оцененная полная погрешность: =[(3LS)2+(сист)2]1/2 - для длин связей (с учетом неопределенности в колебательных поправках (10% от их знаб в чений), 3LS – для углов, где сист=0.001r. МР2/VQZ. Принято на 1-MP2/VQZ значении. Номер группы уточняемых параметров, разности между которыми принимались на MP2/VQZ значениях.

Сравнение данных Табл. 10 показывает, что теоретические значения длин связей, валентных и торсионного углов (MP2/VQZ) завышены по сравнению с экспериментальными максимально на 0.005(1) , 0.6(4)° и 2.5(11)°, соответственно.

5.2.2. Фумаровая кислота представляет большую практическую ценность благодаря ее использованию в производстве противораковых средств. С точки зрения приобретения фундаментальных знаний по строению молекул она интересна как простейший представитель дикарбоновых кислот с двойной связью С=С.

Термически-средние параметры фумаровой кислоты впервые были определены (Тэксп=533 К, J.L. Derissen, J. Mol. Struct., 1977, 38, 177) в предположении существования только одного конформера (см. II на Рис.

17), в котором обе связи С=О находятся в анти положении относительно двойной связи С=С (s-trans,s-trans). Однако при исследовании ИК спектра этой молекулы (Т=408 К), изолированной в аргоновой матрице, было обнаружено три конформера (I-III) в приблизительно равных количествах (E.M.S. Maas et al., J. Phys. Chem. A, 2001, 105, 3922), существование которых было предсказано расчетами на уровне теорий B3LYP и MP2 (с базисом 6-31G(d,p)).

O C H I (C2h) II (Cs) III (C2h) IV (Cs) V (Cs) VI (C2h) Рис. 17. Стабильные конформеры фумаровой кислоты В результате систематического исследования конформационного строения фумаровой кислоты, выполненного в настоящей работе в более высоком приближении (МР2 с базисами VTZ и VQZ), предсказано, что молекула существует в виде 6 стабильных конформеров (см. Рис. 17), три из которых (I-III) присутствуют при температуре эксперимента (480 K) в соотношении I : II : III = 33 : 48 : 19 (MP2/VQZ). Конформеры II и III расположены всего лишь на ~0.4 и ~0.7 ккал/моль выше глобального минимума, но отделены от него относительно высокими барьерами (~5.ккал/моль). Наиболее стабильные конформеры I-III имеют водородную связь =O…H-О в каждом из двух закрытых кислотных фрагментах, в то время как менее стабильные (IV-VI с относительными энергиями около 5, 6 и 10 ккал/моль, соответственно) имеют не больше одной такой связи.

Конформеры с открытой кислотной группой в s-trans фрагменте не существуют из-за сильного отталкивания гидроксильного водорода от -Н атома.

Установлено, что электронографические кривые интенсивности наилучшим образом воспроизводятся при приблизительно равном содержании каждого из трех конформеров. Полученные структурные параметры (rse ) e конформера I представлены в Табл. 11 в сравнении с результатами расчетов. Показано, что наилучшим образом с экспериментальными данными согласуется "best ab initio" структура.

Таблица 11. Структурные параметры конформера I (s-cis,s-cis) фумаровой кислоты из ЭГ данных (rse ) и теоретических расчетов (re) (в и °) e CCSD(T)/ r, MP2/ MP2/ MP2/ (best VTZ VTZ VQZ V5Z ab initio)а ЭГ б, в C=C 1.339 1.337 1.335 1.334 1.333 1.330(3) C–C 1.488 1.480 1.479 1.478 1.482 1.477(3) C–O 1.352 1.351 1.349 1.348 1.346 1.344(3) C=O 1.209 1.210 1.208 1.208 1.204 1.204(3) C–H 1.082 1.080 1.080 1.080 1.080 1.080 г O–H 0.968 0.969 0.968 0.968 0.965 0.968 г C–C=C 120.1 120.1 120.0 120.0 120.0 120.3(2) O–C–C 111.0 110.8 110.9 110.9 111.2 113.9(4) O=C–O 123.5 123.5 123.5 123.5 123.4 123.1(1) C=C–H 121.1 120.7 120.8 120.9 121.2 120.8 г C–O–H 105.9 105.7 106.0 106.2 106.4 106.0 г a Рассчитано в приближении: re(best ab initio)=re(CCSD(T)/VTZ) + re(MP2/ V5Z) – re(MP2/VTZ) + re(MP2(full)/wCVQZ – re(MP2/wCVQZ); Т1 = 0.016.

б См. ссылку а к Табл. 10. Rf=2.4%. в Колебательные поправки (ra – re) для длин связей С=О, С=С, С–С и С–О, рассчитанные по MP2/VТZ силовому полю, составили 0.004, 0.007, 0.010 и 0.011 , соответственно. г Принято на MP2/VQZ значении.

Для конформера II, имеющего большой дипольный момент (2.7 D (MP2/VQZ)), предсказана возможность обнаружения в МВ спектре.

Исследование фумаровой кислоты, выполненное на спектрометре высокого разрешения при 443 К, показало, что даже для основного изотопозамещенного интенсивность полос очень невысокая, т.е.

исследование других изотопных разновидностей не представляется возможным. Таким образом, установлено, что ЭГ метод является в настоящее время единственным источником структурной информации для этой молекулы. Определенные из спектра вращательные постоянные B0(k) (k) se конвертированы в B величины с учетом ангармонических e колебательно-вращательных поправок (см. Табл. 12). Интересно отметить, что экспериментальные значения B0(k) случайным образом хорошо согласуются с теоретическими Bе(k) в приближении MP2/VTZ (согласие лучше, чем 99.5 %, см. Табл. 12). Однако, в результате корректного сравнения равновесных величин (Bse (k)(МВ) и Bе(k)) установлено, что такое e хорошее согласие может быть достигнуто только на уровне MP2/V5Z, а на уровне “best ab initio” оно становится идеальным (см. Рис. 18). Таким образом, показано, что значения Bе(k)(best ab initio), рассчитанные для конформеров I и III, могут быть использованы вместо отсутствующих МВ данных. Отмечено, что вращательные постоянные, рассчитанные из ЭГ равновесной геометрии, находятся в согласии с равновесными МВ значениями в пределах сравнительно большой погрешности ЭГ метода.

Таблица 12. Вращательные постоянные B(k) и колебательно-вращательные поправки B(к)=Be(к)–B0(к) (в МГц) для конформера II фумаровой кислоты k (k) se B0(k) B Bе(k) B(к) а e МВ MP2/ МВ ЭГ б MP2/ MP2/ (best ab VTZ VТZ V5Z initio) конформер I A 41.1 - 5955(30) 5767.3 5795.4 5832.B 5.7 - 957(4) 956.9 960.2 957.C 4.4 - 825(4) 820.7 823.7 822. конформер II A 5718.4807(19) 46.8 5765.3 5797(26) 5713.1 5738.7 5764.B 964.951734(45) 5.5 970.4 968(4) 969.0 972.7 970.C 826.357770(35) 4.3 830.7 829(4) 828.5 831.8 830. конформер III A - 51.1 - 5662(25) 5666.7 5691.2 5706.B - 5.3 - 978(4) 980.5 984.6 982.C - 4.2 - 834(4) 835.8 839.4 838.a Рассчитаны по MP2/VTZ кубическому силовому полю. б Соответствуют se r (ЭГ) структуре.

e Рис. 18. Отклонения значений вращательных постоянных, определенных (k) se различными методами, от B (МВ) для конформера II фумаровой кисe лоты (в МГц; пунктирными линиями показана погрешность определения (k) se B (МВ), оцененная в 10% от колебательно-вращательной поправки) e Глава 6. Структура молекул некоторых азотистых оснований нуклеиновых кислот Аденин (пуриновое основание), тимин и урацил (пиримидиновые основания), являясь составными частями дезоксирибонуклеиновой (ДНК, Рис. 19) и/или рибонуклеиновой (РНК) кислот, обеспечивающих хранение и передачу генетического кода живых организмов, являются фундаментально важными объектами исследования. О большом интересе к этим молекулам свидетельствует огромное количество опубликованных данных.

------------------------------------- Рис. 19. Фрагмент ДНК ------------------------------------- 6.1. Урацил Для этой молекулы оп- ределены структуры различных типов: rg (G. Ferenczy et al., J. Mol. Struct., 1986, 140, 71), rs (V. Vaquero et al., J.

Phys. Chem. A, 2007, 111, 3443), r (тип не идентифицирован; A. Gahlmann et al., J. Am. Chem. Soc., 2009, 131, 2806). Несколько месяцев назад опубликована равновесная структура rse (МВ), определенная по вращательным постоянным e B0(k) для 10 изотопных разновидностей (C. Puzzarini, V. Baron, Phys. Chem.

Chem. Phys., 2011, 13, 7189). Методом ЭГ она определяется впервые.

Урацил может существовать в виде дикетонного (а), кетоенольных (б, в) и диенольного (г) таутомеров:

O O OH OH H H H H H H N N N N O N H HO N H O N H HO N H H H а б в г Однако в МВ спектре была обнаружена исключительно дикетонная форма, которая, согласно MP2/6-311++G(d,p) расчетам, существенно (> ккал/моль) стабильнее всех других форм (V. Vaquero et al. (см. выше)).

В соответствии с результатами расчетов, выполненными в настоящей работе в приближениях МР2 и MP2 (full) с базисами VTZ и VQZ, молекула является плоской (Сs симметрия) и весьма жесткой (самое низкочастотное колебание - торсионное колебание в кольце с частотой около 150 см-1).

Рассчитанные с использованием MP2(full)/VTZ силового поля ко лебательные поправки (rа - rе) для длин связей С=О, С=С, С-С, С-N, N-Н и С-Н составили 0.004, 0.007, 0.009, 0.009 0.012, 0.015 и 0.016 , соответственно, а колебательно-вращательные поправки B(к)=Be(к)–B0(к) для вращательных постоянных А0, B0 и С0 - 29.7, 10.8 и 7.7 МГц, соответственно.

Полученные в настоящей работе значения молекулярных параметров se урацила r (ЭГ+МВ), rg(ЭГ+МВ), rе(best ab initio) и результаты MP2 расe четов приведены в сравнении с литературными экспериментальными данными в Табл. 13 и на Рис. 20. Сравнение показывает, что различия между se se r (ЭГ+МВ), r (МВ) и rе(best ab initio) структурными параметрами не выe e ходят за пределы ЭГ погрешностей, за исключением валентного угла se (N1–C2=O8) (МВ), отличающегося от se (ЭГ+МВ) и е(best ab initio) e e величин на 0.7 и 1°, соответственно. Прекрасное согласие данных различных методов не оставляет сомнения в надежности определения равновес- Таблица 13. Параметры равновесной конфигурации молекулы урацила (в и °) se se Параметр r (ЭГ+ r (МВ) б MP2(full) MP2(full) rе(best ab e e МВ)a /VTZ /VQZ initio) в N1C6 1.374(2) г 1.37258(66) 1.365 1.364 1.37г N1C2 1.381(2) г 1.38161(51) 1.380 1.378 1.37C2N3 1.379(2) г 1.3762 1.375 1.373 1.37N3C4 1.402(2) 1.39835(45) 1.398 1.396 1.40C5=C6 1.339(18) 1.34473(58) 1.343 1.342 1.34C2=O8 1.210(1) д 1.21015(21) 1.212 1.211 1.20C4=O10 1.212(1) д 1.21269(24) 1.215 1.214 1.21N1H7 1.005(12)е 1.0004(70) 1.004 1.004 1.00N3H9 1.009(12) е 1.0110(96) 1.009 1.008 1.00C5H11 1.076(13) ж 1.0695(52) 1.071 1.073 1.07C6H12 1.079(13) ж 1.0856(32) 1.075 1.077 1.07C4C5 1.454(8)з 1.45481(57) 1.446 1.447 1.45C2N1C6 123.8(3) 123.370(21) 123.5 123.6 123.N1C2N3 113.0(2) 113.380 112.8 112.9 113.C2N3C4 128.0(3) 127.945 128.6 128.5 127.N3C4C5 113.6(3) 113.858(22) 113.3 113.4 113.C4C5=C6 120.0(3) 119.8 119.7 119.N1C6=C5 121.6(4) 121.9237(97) 122.0 121.9 121.N1C2=O8 122.6(5) 123.874(42) 123.1 123.0 122.N3C4=O10 119.9(5) 120.5 120.5 120.C6N1H7 121(6) 121.3 121.3 121.C2N3H9 114(7)и 115.52(40) 115.4 115.4 115.C6=C5H11 122.0. 121.5 121.6 121.C5=C6H12 126(4) 122.5 122.5 122.Rf,% 2.55 a б Погрешности для длин связей - 3, для валентных углов - 2. C. Puz в г-ж zarini, V. Baron (см. выше)). В приближении (3.1); Т1 = 0.014.

Параметры, обозначенные одинаковой буквой, определялись в одной группе; разности между параметрами в каждой группе принимались на значениях rе(best ab initio) структуры. з Зависимый параметр. и Принято на значении rе(best ab initio).

se Рис. 20. Абсолютные отклонения длин связей урацила от r (МВ) e величин (в ) ной структуры урацила в данной работе. Большие отклонения значений длин связей rg от равновесных rse (см. Рис. 20), определяемые величинами e колебательных поправок, демонстрируют непригодность термическисредних параметров (rg и rа) для оценки качества теоретических расчетов.

В то же время становится очевидным, что различия между rse и rs e значениями, достигающие 0.034 , не могут быть объяснены только различиями в физическом смысле этих параметров и, по-видимому, отражают очень низкий уровень точности определения rs структуры.

Отмечено, что MP2/VQZ приближение, будучи менее точным, чем "best ab initio", тоже хорошо, причем лучше, чем MP2(full), занижающее длины связей до 0.008 , предсказывает структуру этой молекулы (см. Рис. 20).

6.2. Тимин аналогично урацилу может существовать в виде кетонных и енольных таутомеров. Однако в МВ эксперименте енольные формы не обнаружены, что находится в соответствии с предсказаниями МР2/6311++G(d,p) расчетов о том, что дикетонная форма намного (>9 ккал/моль) стабильнее енольных (J.C. Lpez et al., J. Chem. Phys., 2007, 126, 191103).

Структурный анализ экспериментальных данных (ЭГ+МВ) в настоящей работе основывался на предсказаниях МР2(full) расчетов (с базисами VTZ и VQZ) о том, что молекула имеет Сs симметрию (метильная группа находится в шахматной конфигурации относительно простой связи С-С).

Обнаружено, что рассчитанные значения колебательных поправок (rа - rе) для всех длин связей очень близки к соответствующим значениям для урацила (0.011 для C5-C9), а колебательно-вращательные поправки B(к)=Be(к)–B0(к) для А0, B0 и С0 вращательных постоянных составляют 22.4, 9.1 и 6.9 МГц, соответственно.

se Определенные r (ЭГ+МВ) структурные параметры представлены в e Табл. 14. Установлено, что положение метильной группы стабилизировано двумя слабыми водородными связями длиной 2.88(4) , что находится в соответствии с теоретическими предсказаниями о сравнительно высоком барьере внутреннего вращения ~1.5 ккал/моль (MP2(full)/VTZ), являющегося характеристикой не более чем заторможенного вращения.

Таблица 14. Структурные параметры молекулы тимина se r (ЭГ+МВ) в сравнении с данными других методов (в и ) e Параметр rse (ЭГ+МВ)a rs (J.C. Lpez et re(МР2(full)) e аl., см выше) (МВ) VTZ VQZ C5=C6 1.344(16) 1.370(7) 1.344 1.3б C4-C5 1.466(9) 1.457(4) 1.451 1.4C5-C9 1.487(8) 1.501(2) 1.485 1.4в N1-C6 1.372(3) в 1.355(7) 1.369 1.3N1-C2 1.377(3) в 1.34(5) 1.376 1.3C2-N3 1.378(3) в 1.42(2) 1.376 1.3N3-C4 1.395(3) г 1.384(4) 1.392 1.3C2=O7 1.210(1) г 1.213 1.2C4=O8 1.215(1) 1.218 1.2N1-H10 1.008(9) д 0.998(2) 1.004 1.0N3-H11 1.012(9) д 1.007(3) 1.009 1.0C6-H12 1.094(11) е 1.076 1.0C9-H13 1.101(11) е 1.085 1.0C9-H14 1.102(11) е 1.086 1.0O8…H14(15) 2.882(37) 2.845 2.8C4-C5=C6 117.6(6) б 117.3(4) 118.3 118.N1-C6=C5 123.1(5) 122.8(3) 122.7 122.C2-N1-C6 123.7(5) 124.3(10) 123.7 123.N1-C2-N3 112.8(5) 113.7(8) 112.5 112.C2-N3-C4 128.0(5) 126(2) 128.4 128.N3-C4-C5 114.8(5) 115.5(3) 114.5 114.C6=C5-C9 124.4(9) 124.3(4) 123.8 123.C6-N1-H10 121.5(11) 121.4(10) 121.1 121.N1-C2=O7 123.1(9) 123.5 123.C2-N3-H11 114.8(15) б 117(2) 115.4 115.N3-C4=O8 120.6(12) ж 120.7 120.C5-C9-H13 110.0(15) ж 111.0 111.C5-C9-H14(15) 109.5(15) 110.5 110.з C5=C6-H12 121.97 121.9 122.C6=C5-C9-H14 117.4(17) 121.0 121.a В скобках 3, Rf=3.4%. б Зависимый параметр.

в-ж Разности между параметрами, отмеченными одинаковой буквой, принимались на MP2(full)/ VQZ значениях. з Фиксировано на MP2(full)/VQZ значении.

Сравнение данных, представленных в Табл.

14, показывает, что теоретические значения длин связей (MP2(full)) на несколько тысячных занижены, а rs (МВ) параметры se очень сильно (до 0.04(2) ) отличаются от r (ЭГ+МВ) величин, что e находится в полном соответствии с выводами, сделанными при исследовании урацила. Большие различия между rse (ЭГ+МВ) и rs(МВ) e параметрами отражают очень низкий уровень точности или ошибочность определения rs структуры. Действительно, положение атома С2, расположенного вблизи главной оси вращения, не может быть точно определено. Поэтому длины связей и валентные углы относительно этого атома, т.е. N1–C2, C2–N3, C2–N1–C6, C2–N3–C4 и др., имеют большие погрешности, а C2=O7 и N1–C2=O7 не могли быть определены вообще.

6.3. Аденин Для ЭГ - это объект с большим количеством близких по величине длин связей (см. Рис. 21), малые разности между которыми не могут быть определены из эксперимента и должны быть приняты на теоретических значениях, рассчитанных на высоком уровне. Для МВ спектроскопии – это объект с пятью атомами азота, каждый из которых усложняет спектр квадрупольным расщеплением. Поэтому, несмотря на огромный интерес, структура молекулы до сих пор экспериментально не изучена.

Аденин может существовать в виде 9Н-, 7Н- и 3Н- таутомеров:

H H H H H H N N N H 6 N N N N N N H H H N N N H N 9 H N N H 9Н 7Н 3Н H Однако только 9Н-таутомер был идентифицирован в колебательных спектрах газа и матрично-изолированных молекул (P. Сolarusso et al., Chem. Phys. Lett., 1997, 269, 39; M.J. Nowak et al., J. Phys. Chem., 1994, 98, 2813), а также в МВ эксперименте (R.D. Brown et al., Chem. Phys. Lett., 1989, 156, 61). В то же время, в колебательно-вращательном спектре высокого разрешения (C. Pltzer, K. Kleinermanns, Phys. Chem. Chem. Phys., 2002, 4, 4877) авторам удалось зарегистрировать также 7Н-таутомер, образование которого, однако, могло быть связано с возможными в условиях эксперимента каталитическими процессами. Согласно теоретическим расчетам (МР2 и др.), канонический (9Н-) таутомер на 7-ккал/моль стабильнее других и отделен от них очень высоким (~ккал/моль) барьером (L.S. Salter, G.M. Chaban, J. Phys. Chem. A, 2002, 106, 4251). Поэтому структурный анализ экспериментальных данных (ЭГ+МВ) осуществлялся в настоящей работе в предположении существования только этого таутомера.

Согласно результатам наших расчетов, приведенных в Табл. 15, амино группа в аденине имеет неплоское строение: атом азота выходит из плоскости шестичленного кольца на 0.5-2.6°, а диэдрические углы C5–C6– N10–H14 и N1–C6–N10–H15 составляют от 3 до 18° в зависимости от уровня теории и имеют минимальные значения при учете диффузных функций в B3LYP приближении. Плоская конфигурация молекулы соответствует переходному состоянию с мнимой частотой 3. Однако барьер f (r) C2···CC4···CC4···N C5···NN1···NC5···NN7···N9 C5···NC6···CC2–N1 N1···NC2···NC2–N3 N3···NC6···NC4–NC8···NC6–NC2···C C8–NC2···NC4···CC4···NC5···NC2···CC4–NN1···NC4···NC5–N N3···NC6···NC6–NC2···N C8–NN1···NC2···CN–H C8···NC–H C4–CC5–CC6···N3 C8···NC5···C8 N9···Nf(r) N7···N10 N3···Nr, Рис. 21. Экспериментальная (точки) и теоретическая (сплошные линии) кривые радиального распределения f(r) и кривая разности f(r) инверсии амино группы составляет всего лишь 0.1 ккал/моль (35 см–1) в MP2/АVTZ приближении (и даже меньше на уровне B3LYP), что существенно меньше частоты колебания выхода из плоскости (3=336 см–1), т.е.

амино группа имеет квази-плоскую конфигурацию. Поскольку интенсивности рассеяния электронов слабо чувствительны к положению атомов водорода, конфигурация амино группы и молекулы в целом принимались в ЭГ анализе имеющими симметрию Сs.

а Таблица 15. Основные структурные параметры 9H-таутомера аденина r, re(B3LYP) re(MP2) rse (ЭГ+МВ) e АVTZ VTZ АVTZ VQZ б C2–N1 1.338 1.348 1.348 1.345 1.344(3) б C2–N3 1.331 1.334 1.334 1.331 1.330(3) б C4–N3 1.333 1.337 1.337 1.334 1.333(3) в C4–C5 1.393 1.396 1.397 1.394 1.401(3) в C5–C6 1.406 1.405 1.405 1.403 1.409(3) б C6–N1 1.339 1.335 1.336 1.333 1.332(3) г C5–N7 1.382 1.376 1.376 1.374 1.380(4) Продолжение Табл. б C8–N7 1.305 1.322 1.323 1.320 1.319(3) г C8–N9 1.376 1.368 1.368 1.365 1.371(4) г C4–N9 1.374 1.374 1.374 1.372 1.377(4) г C6–N10 1.350 1.358 1.357 1.354 1.357(4) д C2–H11 1.083 1.082 1.083 1.081 1.075(5) д N9–H12 1.006 1.006 1.007 1.006 1.000(5) д C8–H13 1.078 1.077 1.078 1.077 1.071(5) д N10–H14 1.003 1.005 1.006 1.004 0.999(5) д N10–H15 1.004 1.005 1.006 1.004 0.999(5) е N1–C2–N3 128.4 128.8 128.6 128.6 129.0(1) е C2–N3–C4 111.5 110.9 111.0 111.1 111.0(1) е N3–C4–C5 126.6 127.0 127.0 126.9 127.2(1) ж C4–C5–N7 111.2 111.9 111.8 111.8 111.9(2) ж C5–N7–C8 104.3 103.3 103.5 103.5 103.4(2) е C5–C6–N10 122.4 121.8 121.9 121.9 121.9(2) а б-ж В и °; в скобках указаны 3. Параметры, определенные в одной группе, отмечены одинаковой буквой; разности между параметрами в каждой группе были фиксированы на MP2/VTZ значениях.

Значения колебательных поправок (rа - rе), рассчитанные с использованием MP2/VTZ силового поля, находятся в интервале -0.004 0.012 для длин связей С-N и равны ~0.001 для межъядерных расстояний С-С.

Рассчитанные колебательно-вращательные поправки B(к)=Be(к)–B0(к) приведены в Табл. 16. Структурные параметры, определенные из экспериментальных данных представлены в Табл. 15.

Таблица 16. Экспериментальные и теоретические вращательные постоянные (в МГц) 9Н-таутомера аденина (к) (к) se se B(к) B0(к)(МВ) a (Be(к)-B0(к)) б B (МВ) B (ЭГ+МВ)в Be(к)(MP2)в,г e e A 2371.8730(40) 15.4 2387.3 2386.3(0.04) 2373.1(0.6) B 1573.3565(8) 1.0 1574.4 1574.0(0.02) 1582.5(0.5) C 946.2576(4) 2.5 948.8 948.4(0.04) 949.8(0.1) a б R.D. Brown et al., Chem. Phys. Lett., 1989, 156, 61. Рассчитаны по MP2/VTZ кубическим силовым постоянным. в В скобках указаны отклонения от Be(к) (МВ) значений в %. г VTZ базис.

Глава 7. Систематизация данных по структуре молекул в газовой фазе К настоящему времени насчитывается около 8 тысяч молекул, структура которых исследована в газовой фазе, главным образом, методом ЭГ (~50 %) и МВ спектроскопии (~45%). Вся структурная информация собрана, систематизирована и критически проанализирована в справочнике Landolt-Brnstein [1-8], состоящем из 8 томов, и базе данных MOGADOC. Выводы, сделанные в настоящей работе, о возможности и необходимости определения параметров равновесной конфигурации с учетом ангармонических эффектов и, как следствие, о том, что очень распространенная в современной структурной химии rh1 структура может рассматриваться только в качестве предварительной, положены в основу концепта создания очередных томов справочника.

Специальные программы, интегрированные в базу данных MOGADOC, позволяют осуществлять поиск нужной информации по структурной формуле молекулы, ее химическому названию, значениям структурных параметров и др., а также наблюдать глобальные тенденции, в частности, статистические распределения различных длин связей. На Рис. 22 изображены распределения межъядерных расстояний С-С, С-N и С-О всех исследованных в газовой фазе молекул. Показано, что на кривой распределения значений r(С-С) отчетливо проявляются пики, соответствующие тройной, двойной, полуторной и простой связям С-С, в то время как на распределении значений r(С-N) двойная и полуторная связи выражены слабо; на кривой распределения r(С-О) кроме двойной и простой связей очень заметно проявляется укороченная простая связь.

se Как показано на Рис. 22, длины связей С-С (r (C4–C5)=1.401(3) и e se r (C5–C6)=1.409(3) ) в аденине соответствуют типично ароматическому e значению, равному 1.395(10) , в то время как в урациле и кольце тимина имеются двойная и укороченная за счет эффектов сопряжения простая свя- se зи С-С. Длины связей С-N в аденине (r (C–N)ср = 1.335 и rse (C–N)ср = e e 1.362 в шестичленном и пятичленном циклах, соответственно), будучи существенно короче типичной простой связи, равной ~1.46 , также соответствуют ароматическим, в то время как в урациле, тимине, сукцинимиде, хлорсукцинимиде и в кольце метилсукцинимида, т.е. в имидных фрагментах, они – простые, но сильно укороченные вследствие эффектов сопряжения. Сильное укорочение простых связей C–О в обеих дикарбоновых кислотах, а также связи C–С в фумаровой кислоте также происходит за счет влияния соседних двойных связей С=О и С=С, соответственно.

Ароматическая природа аденина и неароматическая урацила и тимина, обнаруженная по экспериментальным значениям длин связей, подтверждена расчетами индексов ароматичности NICS (nucleus-independent chemical shift) в приближении GIAO-MP2/VTZ. Значения индексов для шестичленного и пятичленного циклов молекулы аденина предсказаны близкими для типичного ароматического представителя – молекулы бензола, в то время как для тимина оно в несколько раз меньше.

O n O O NHN N O N N H HN O N H O CHHN O N H H N O O CHN O O Cl N O O 7 O H HO OH O OH HO O O OH HO O Рис. 22. Распределение экспериментальных длин связей согласно данным MOGADOC-09 (n – число связей, 1 - малеиновый ангидрид, 2 - аденин, 3 - урацил, 4 - тимин, 5 - сукцинимид, 6 - N-метилсукцинимид, 7 - N-хлорсукцинимид, 8 - глицеральдегид, 9 - дигидроксиацетон, 10 - янтарная кислота, 11 - фумаровая кислота) Основные результаты и выводы:

1. В результате систематического ЭГ исследования структуры 20 простых неорганических молекул (дигалогенидов Ве, Cd, Mn, Fe, Co, Ni, Zn и Si) в терминах параметров потенциальных функций установлена необходимость учета ангармонических колебательных эффектов при точном определении параметров равновесной конфигурации, показана возможность определения ангармонических (кубических) силовых постоянных по экспериментальным данным, в изменении равновесных длин связей дифторидов металлов IV периода обнаружена двойная периодичность, коррелирующая с электронным строением этих молекул.

2. В результате определения параметров равновесных конфигураций некоторых сложных молекул различными экспериментальными методами - ЭГ и МВ спектроскопии - с привлечением квантово-химического силового поля установлено, что учет ангармонических колебательных поправок к межъядерным расстояниям и вращательным постоянным, в несколько раз превышающих экспериментальные погрешности, ведет к согласованию данных этих методов;

ангармонические поправки могут быть надежно оценены по квантовохимическому силовому полю, рассчитанному на высоком уровне (не хуже MP2/VTZ);

традиционные (термически-средние) экспериментальные параметры непригодны для оценки качества результатов квантово-химических расчетов из-за больших колебательных вкладов.

3. На примере ряда элементоорганических соединений впервые продемонстрирована возможность расчетов структуры (rе(best ab initio)) и вращательных постоянных (Ве(к)(best ab initio)) для молекул среднего размера на уровне метода связанных кластеров (CCSD(T)) с точностью, сопоставимой с экспериментальной.

4. На примерах некоторых молекул показано, что учет ангармоничности колебаний в расчетах частот существенно уменьшает рассогласование между теоретическими и экспериментальными спектрами (до ~1%) и, таким образом, устраняет необходимость масштабирования силового поля.

5. Равновесная структура молекулы сукцинимида определена по ЭГ данным с использованием ab initio силового поля в рамках динамической модели, описывающей движение большой амплитуды. В результате ЭГ исследования структуры молекул N-метил- и N-хлор- производных сукцинимида обнаружено проявление структурных эффектов замещения и сопряжения связей в имидных фрагментах.

6. Методом ЭГ с привлечением данных квантовой химии определены параметры равновесных конфигураций основных конформеров некоторых сахаридов (глицеральдегида и дигидроксиацетона) и дикарбоновых кислот (фумаровой и янтарной). Методом МВ спектроскопии высокого разрешения определены вращательные постоянные одного из конформеров (s-cis,s-trans) фумаровой кислоты.

С целью систематического исследования конформационного многообразия молекул, имеющих более двух осей внутреннего вращения, создана программа для анализа многомерной функции ПЭ, с помощью которой предсказано большое количество стабильных конформаций исследованных молекул (18 - для янтарной кислоты, 36 - для гицеральдегида).

Установлено, что водородные связи играют существенную роль в стабилизации конформеров. Обнаружены структурные эффекты сопряжения связей в дикарбоновых кислотах и влияния водородных связей в моносахаридах, а также гош эффект в янтарной кислоте.

7. Равновесная структура некоторых молекул, составляющих основу живой материи, - урацила, тимина и аденина - определена методом ЭГ с привлечением данных МВ спектроскопии и квантовой химии. По величинам экспериментальных длин связей и рассчитанных индексов ароматичности установлена ароматическая природа аденина и неароматическая урацила и тимина.

8. Развит метод нефотографической регистрации дифракционной картины с применением системы "эрбий допированная пленка – лазерно-фотонный считыватель" ("image plate (IP) - image plate reader") для проведения ЭГ эксперимента в газовой фазе, в том числе откалиброван отклик IP и показана его линейная зависимость в очень широком диапазоне (больше четырех порядков значений), не требующая (в отличие от фотопластинок с динамическим интервалом на три порядка меньше) поправки на “почернение”, созданы программы для решения некоторых прикладных задач первичной обработки экспериментальных данных, откалибрована регистрирующая техника и проведено тестовое исследование молекулы ССl4.

Таким образом, созданы основы для проведения систематического ЭГ эксперимента повышенной точности и исследования молекул с низкой рассеивающей способностью, а также принципиальная возможность определения интенсивности рассеяния электронов без использования секторного устройства.

9. Подготовлено полное собрание критически проанализированных и систематизированных ЭГ данных по структуре молекул, составившее основу восьмитомного справочного издания Landolt-Brnstein и базы данных MOGADOC. Сделанный в работе вывод о необходимости учета ангармонических эффектов положен в основу концепта критического отбора структурных данных для очередных томов справочника. На основе MOGADOC создана методика статистического анализа данных структурной химии. Химический характер (кратность) длин связей С-С, С-N и С-О в исследованных молекулах идентифицирован на фоне полученных статистических распределений.

Автор считает своим приятным долгом выразить глубокую благодарность д.х.н. И.Ф. Шишкову - за неоценимую поддержку на основных этапах работы, профессорам К. Кучицу (K. Kuchitsu), Ж. Демезон (J.

Demaison), П. Швердфегер (P. Schwerdtfeger) - за полезные советы и дискуссии, а также проф. Г.В. Гиричеву, к.х.н. В.А. Сипачеву, д.х.н. Л.С.

Хайкину, к.х.н. О.Е. Грикиной, д.х.н. О.В. Дорофеевой, к.х.н. А.Н. Рыкову, к.х.н. Н.М. Карасеву, к.х.н. Л.В. Христенко, аспирантам М.А. Абаеву и Е.П. Альтовой, к.х.н. Ю.В. Вишневскому, в.н.с. Ю. Фогт (J. Vogt), н.с. Р.

Рудерт (R. Rudert) и проф. Е. Грабову (J.-U. Grabow) - за плодотворную совместную работу.

Список основных работ по теме диссертации:

1. Graner G., Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N.

“Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Inorganic Molecules.” Kuchitsu K. (Ed.) In: Landolt-Brnstein New Series II-25A. Berlin: Springer, 1998, 359p.

2. Graner G., Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N.

“Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing One or Two carbon Atoms.” Kuchitsu K. (Ed.) In: Landolt-Brnstein New Series II25B. Berlin: Springer, 1999, 512 p.

3. Graner G., Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N.

“Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing Three or Four carbon Atoms.” Kuchitsu K. (Ed.) In: Landolt-Brnstein New Series II25C. Berlin: Springer, 2000, 481 p.

4. Graner G., Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N.

“Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing Five or More Carbon Atoms.” In: Landolt-Brnstein New Series II-25D. Kuchitsu K.

(Ed.) Berlin: Springer, 2003, 569 p.

5. Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N. “Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Inorganic Molecules.” Kuchitsu K., Vogt N., Tanimoto, M. (Eds.) In: Landolt-Brnstein New Series II-28A. Berlin:

Springer, 2006, 169 p.

6. Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N. “Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing One or Two Carbon Atoms.” Kuchitsu K., Vogt N., Tanimoto, M. (Eds.) In: Landolt-Brnstein New Series II-28B. Berlin: Springer, 2006. 192 p.

7. Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N. “Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing Three or Four Carbon Atoms.” Kuchitsu K., Vogt N., Tanimoto, M. (Eds.) In: LandoltBrnstein New Series II-28C. Berlin: Springer, 2007, 187 p.

8. Hirota E., Iijima T., Kuchitsu K., Ramsay D.A., Vogt J., Vogt N. “Structure Data of Free Polyatomic Molecules. Molecules Containing Five or More Carbon Atoms.” Kuchitsu K., Vogt N., Tanimoto, M. (Eds.) In: Landolt-Brnstein New Series II-28D. Berlin: Springer, 2007, 229 p.

9. Гиричев, Г.В., Субботина Н.Ю. (Фогт), Гиричева Н.И.

Электронографическое исследование строения молекулы дифторида марганца// Ж. Структ. Хим., 1983, 24(2), 158-159.

10. Гиричев Г.В., Субботина Н.Ю. (Фогт), Краснов К.С., Остропиков В.В.

Электронографическое исследование строения молекулы дифторида никеля// Ж. Структ. Хим., 1984, 25(3), 170-172.

11. Гиричев Г.В., Субботина Н.Ю. (Фогт), Краснов К.С., Остропиков В.В.

Структура молекулы дифторида кобальта и частоты полносимметричных колебаний некоторых дигалогенидов переходных металлов из электронографических данных// Изв. Высш. Уч. Зав., Химия Хим. Техн., 1985, 28(7), 12-16.

12. Субботина Н.Ю. (Фогт), Гиричев Г.В., Краснов К.С., Остропиков В.В.

Электронографическое исследование структуры молекул дифторидов марганца, железа и меди// Изв. Высш. Уч. Зав., Химия Хим. Техн., 1985, 28(8), 47-50.

13. Гершиков А.Г., Субботина Н.Ю. (Фогт), Гиричев Г.В. Полужесткая модель деформационно-вращательного гамильтониана в электронографическом анализе трехатомных молекул. II. Дифториды марганца, железа, собальта и никеля// Ж. Структ. Хим., 1986, 27(5), 36-41.

14. Гиричев Г.В., Гершиков А.Г., Субботина Н.Ю. (Фогт) Электронографическое исследование строения молекулы дифторида цинка// Ж.

Структ. Хим., 1988, 29(6), 139-142.

15. Субботина Н.Ю. (Фогт), Гиричев Г.В., Остропиков В.В.: Электронографическое исследование строения молекулы дифторида меди// Ж.

Структ. Хим., 1989, 30(4), 42-46.

16. Gershikov A.G., Subbotina N.Yu. (Vogt), Hargittai M. Molecular structure and force field of silicon dichloride and silicon dibromide from joint analysis of vibrational spectroscopic and electron diffraction data// J. Mol. Spectrosc., 1990, 143, 293-303.

17. Hargittai M., Subbotina, N. Yu. (Vogt), Kolonits M., Gershikov A.G.

Molecular structure of first-row transition metal dihalides from combined electron diffraction and vibrational spectroscopic analysis// J. Chem. Phys., 1991, 94(11), 7278-7286.

18. Vogt N., Hargittai M., Kolonits M., Hargittai I. Molecular structure of cadmium diiodide from combined electron diffraction and vibrational spectroscopic analysis// Chem. Phys. Lett., 1992, 199, 441-444.

19. Vogt N., Haaland A., Martinsen K.-G., Vogt J. Molecular parameters of gaseous CdCl2 from electron diffraction and vibrational spectroscopic data// Acta Chem. Scand., 1993, 47, 937-939.

20. Vogt N., Girichev G.V., Vogt J., Girichev A.G. Equilibrium structure of beryllium difluoride from electron diffraction data// J. Mol. Struct., 1995, 352/353, 175-179.

21. Girichev А.G., Giricheva N.I., Vogt N., Girichev G.V., Vogt J. Structural investigation of molecules in the vapor over beryllium dichloride using electron diffraction and mass spectrometric data// J. Mol. Struct., 1996, 384, 175-182.

22. Vogt J., Mez-Starck B., Vogt N., Hutter W. MOGADOC - A database for gas-phase molecular spectroscopy and structure// J. Mol. Struct., 1999, 485-486, 249-254.

23. Vogt N. Equilibrium bond lengths, force constants and vibrational frequencies of MnF2, FeF2, CoF2, NiF2, and ZnF2 from least-squares analysis of gas-phase electron diffraction data// J. Mol. Struct., 2001, 570, 189-195.

24. Spiridonov V.P., Vogt N., Vogt J. Determination of molecular structure in terms of potential energy functions from gas-phase electron diffraction supplemented by computational and other experimental data// Struct. Chem., 2001, 12(5), 349-376.

25. Vogt J., Vogt N., Kramer R. Visualization and substructure retrieval tools in the MOGADOC database// J. Chem. Inform. Comput. Sci., 2003, 43, 357-361.

26. Vogt J., Vogt N., Schunk A. Databases in inorganic chemistry. In:

Handbook of сhemoinformatics - From data to knowledge. Gasteiger J. (Ed.) Weinheim: Wiley-VCH. 2003, 2, 629-643.

27. Vogt J., Vogt N. Statistical tools of the MOGADOC database (Molecular Gas-phase Documentation) // Struct. Chem., 2003, 14(2), 137-141.

28. Dorofeeva O.V., Vogt N., Vogt J., Popik M.V., Rykov A.N., Vilkov L.V.

Molecular structure and conformational composition of 1,3-dihydroxyacetone studied by combined analysis of gas-phase electron diffraction data, rotational constants, and results of theoretical calculations: ideal gas thermodynamic properties of 1,3-dihydroxyacetone// J. Phys. Chem. A, 2007, 111, 6434-6442.

29. Vogt N., Vishnevskiy Yu.V., Ivanov A.A., Vogt J., Vilkov L.V. The molecular structure of N-methylsuccinimide studied by gas-phase electron diffraction (GED) and quantum-chemical methods// Russ. J. Phys. Chem., 2008, 82, 2286-2292.

30. Vogt N., Khaikin L.S., Grikina O.E., Rykov A.N., Vogt J., Vilkov L.V.

Study of the thymine molecule: equilibrium structure from joint analysis of gasphase electron diffraction and microwave data and assignment of vibrational spectra using results of ab initio calculations// J. Phys. Chem. A, 2008, 112, 7662-7670.

31. Vogt N., Atavin E.G., Rykov A.N., Popov E.V., Vilkov L.V. Equilibrium structure and relative stability of glyceraldehyde conformers: Gas-phase electron diffraction (GED) and quantum-chemical studies// J. Mol. Struct., 2009, 936, 125-131.

32. Vishnevskiy Yu.V., Vogt N., Korepanov V.I., Ivanov A.A., Vilkov L.V., Kuznetsov V.V., Mahova N.N. The equilibrium structure of N-chlorosuccinimide from gas electron diffraction and quantum chemical studies// Struct.

Chem., 2009, 20, 435-442.

33. Vogt N., Dorofeeva O.V., Sipachev V.A., Rykov A.N. Molecular structure of 9H-adenine tautomer: gas-phase electron diffraction and quantum-chemical studies// J. Phys. Chem. A, 2009, 113, 13816-13823.

34. Vogt N., Khaikin L.S., Grikina O.E., Karasev N.M., Vogt J., Vilkov L.V.

Flexibility of the saturated five-membered ring in 2,5-pyrrolidinedione (succinimide): electron diffraction and quantum chemical studies with use of vibrational spectroscopy data// J. Phys. Chem. A, 2009, 113, 931-937.

35. Vogt N., Altova E.P., Karasev N.M. Equilibrium structure of maleic anhydride from gas-phase electron diffraction (GED) and quantum-chemical studies// J. Mol. Struct., 2010, 978, 153-157.

36. Vogt N., Popov E., Rudert R., Kramer R., Vogt J. 3D Visualization of molecular structures in the MOGADOC database//J. Mol. Struct., 2010, 978,201-204.

37. Vogt N., Abaev M.A., Karasev N.M. Molecular structure and stabilities of fumaric acid conformers: gas phase electron diffraction (GED) and quantumchemical studies// J. Mol. Struct., 2011, 987, 199-205.

38. Vogt N., Demaison J., Rudolph H.D. Equilibrium structure and spectroscopic constants of maleic anhydride. Struct. Chem., 2011, 22, 337-343.

39. Vogt N., Nair K.P.R., Vogt J., Grabow J.-U. Microwave rotational spectrum and ab initio equilibrium structure of fumaric acid: anharmonicity bridging the molecular haracterizations// J. Mol. Spectrosc., 2011, 268, 16-22.

40. Vogt N., Vogt J., Demaison J. Accuracy of rotational constants// J. Mol.

Struct., 2011, 988, 119-127.

41. Попов Е.В., Фогт Н. Постпроцессор MULTYD и его использование для визуализации и анализа многомерных поверхностей потенциальной энергии некоторых биомолекул// Приволжский научный журнал, 2011, 4(20), 58-64.

42. Vogt N., Abaev M.A., Rykov A.N., Shishkov I.F. Determination of molecular structure of succinic acid in a very complex conformational landscape: Gas-phase electron diffraction (GED) and ab initio studies// J. Mol.

Struct., 2011, 996, 120-127.

43. Vogt N., Rudert R., Rykov A.N., Karasev N.M., Shishkov I.F., Vogt J. Use of imaging plates (IPs) in the gas-phase electron diffraction (GED) experiments on the EG-100M apparatus. The tetrachloromethane molecule as a test object// Struct. Chem., 2011, 22(2), 287-291.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.