WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Массалимов Исмаил Александрович

Процессы  обработки материалов в дезинтеграторе и их использование для активации химических превращений

02.00.21 – химия твердого тела

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

Уфа – 2008

Работа выполнена в Институте механики Уфимского научного центра Российской академии наук и в Научно-исследовательском технологическом институте гербицидов и регуляторов роста растений с опытно-экспериментальным производством академии наук Республики Башкортостан

Научный консультант                        доктор химических наук, профессор

Сангалов Юрий Александрович

Официальные оппоненты: доктор технических наук, профессор

Юсупов Талгат Сунгатуллович

доктор химических наук, профессор

Молчанов Виктор Викторович

доктор физико-математических наук, профессор

Лейцин Владимир Нояхович

Ведущая организация:       Ивановский государственный химико-

технологический университет

Защита состоится «28»  января 2009  г. в  10-00  на заседании диссертациионного совета  Д 003.044.01 при Институте химии твердого тела и механохимии СО РАН по адресу:

630128, г. Новосибирск, ул. Кутателадзе, 18.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института химии твердого тела и механохимии СО РАН.

Автореферат разослан  «___»  ___________________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат химических наук  ___________________ Шахтшнейдер Т.П.                 

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Развитие современных технологий, использующих  измельчительные аппараты, сделало весьма актуальной проблему исследования  свойств  кристаллических материалов, подвергнутых интенсивным механическим воздействиям. Работы в этом направлении стимулируются  необходимостью получения активированных веществ со свойствами (растворимость, реакционная способность и др.), в значительной мере отличающимися от таковых в исходном состоянии. Применение таких активных реагентов позволяет ускорить и проводить в более мягких условиях многие производственные процессы металлургии, неорганической и органической химии.

Механическая энергия занимает заметное место в современных производствах, ее применение во многих случаях является необходимым этапом подготовки веществ к различным технологическим операциям. Различное сырье и материалы в огромных масштабах подвергаются механической обработке на химических, металлургических, машиностроительных, пищевых и других предприятиях. Наиболее распространенным и эффективным способом передачи энергии в процессах измельчения является ударное воздействие, так как именно оно позволяет концентрировать механическую энергию в определенных участках обрабатываемого тела в количествах, необходимых для его разрушения. Ударные воздействия реализуются в большинстве конструкций современных измельчительных аппаратов:  дезинтеграторах, шаровых, струйных, вибрационных, молотковых, планетарных, ударно-дисковых и др. типах мельниц. Возможности передачи механической энергии измельчаемому веществу в значительной степени зависят от конструкции мельницы, а также от условий измельчения, например, от скоростей, амплитуды и частоты движения ударных элементов измельчителя. Эффективность процесса измельчения и изменения свойств (химических и др.) материалов в результате механической обработки,  именуемого в настоящее время механической активацией, определяется природой химических связей (прочностными  характеристиками измельчаемого вещества) и динамическими характеристиками измельчительного устройства. В связи с этим, значение теоретических и экспериментальных исследований явления механической активации чрезвычайно велико как для рационального конструирования измельчительных устройств, так и для разработки эффективных способов механической активации веществ, применяемых в органическом и неорганическом синтезе, процессах переработки минерального сырья, материаловедении, решения экологических проблем и др. Актуальность проблемы в значительной степени возрастает, имея в виду увеличение мощности современных измельчительных машин и рост скоростей движения  их ударных элементов. К настоящему времени интенсивность ударного воздействия в современных измельчительных устройствах достигла значений, позволяющих эффективно вмешиваться в структуру кристаллов, что дает возможность менять свойства материалов в широком диапазоне [1,2]. С другой стороны, изучение физических явлений, возникающих в результате  удара, дает уникальные возможности выяснения природы устойчивости кристаллической решетки по отношению к интенсивным механическим воздействиям, механизма генерации структурных несовершенств, установления роли химической связи и геометрии решетки в этих процессах.

Среди современных измельчительных устройств наиболее подходящими,  с точки зрения достижения на них высокой интенсивности  механической обработки и производительности, являются дезинтеграторы, центробежные и струйные мельницы. В этих устройствах реализуется режим свободного удара (скорости соударений в них могут достигать 400 м/с) и единичных столкновений, позволяющий изучать изменения вещества после нескольких мощных ударных воздействий. В настоящее время известны измельчительные устройства этого класса, позволяющие перерабатывать десятки тонн сырья в час, а потому результаты исследований можно непосредственно использовать для решения практических задач.

Работа выполнялась в лаборатории «Механика многофазных систем» Института механики УНЦ РАН и в лаборатории «Механохимии» Научно-исследовательского  технологического института гербицидов и регуляторов роста растений с опытно-экспериментальным производством академии наук Республики Башкортостан в соответствии с программами: ГКНТ АН РБ на 2002-2005 гг. по направлению «Наукоемкие химические технологии, малотоннажная химия, материалы и препараты с заданными свойствами» по теме «Элементная сера, новые превращения, модификации и области применения»; Министерства образования РФ на 2000–2007 гг. «Научные исследования высшей школы по приоритетным направлениям науки и техники» по темам: «Химическая технология получения продуктов на основе механически активированной серы» (подпрограмма «Химия и химические продукты», раздел « Теоретические основы химической         технологии и новые принципы управления химическими процессами»);  «Разработка методов получения и исследование физико-химических свойств соединений, полученных с помощью механически активированной серы» (подпрограмма «Научные основы методов получения малотоннажных химических продуктов и реактивов»); «Создание новых ресурсосберегающих технологий на основе предлагаемых видов торцевых зубчатых зацеплений и универсальных конструкций дезинтеграторов для решения экологических проблем по мелкодисперсному измельчению многокомпонентных продуктов» (подпрограмма «Производственные технологии», раздел «Механика в машиностроении и приборостроении»); «Исследование возможностей использования серы – попутного продукта нефтепереработки путем создания специализированных продуктов на ее основе» (подпрограмма «Химические технологии»,  раздел «Нефтехимия и переработки»). 

Цель работы. Исследование явлений измельчения и механической активации, включающих процессы первичного, хрупкого разрушения и последующие изменения состояний кристаллических материалов на атомном, микро – и макроуровнях. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

- установить характеристики материалов, определяющие предрасположенность их  к процессу измельчения  в мельницах различных конструкций, а также явления, сопровождающие процесс разрушения материалов;

- рассмотреть механизм передачи энергии ударных элементов дезинтегратора частицам обрабатываемого твердого вещества;

- исследовать процесс интенсивного измельчения экспериментально – путем многократной обработки различных веществ в режиме свободного удара;

- провести анализ изменений структурных характеристик и поглощенной веществом энергии на разных этапах механической обработки, исследовать возможные корреляции структурных, термодинамических и других характеристик механически активированных материалов;

- изучить влияние механической активации веществ на их растворимость и реакционную способность и, на основе результатов исследований на примере элементной серы, решить задачу получения практически полезных продуктов.

Решение поставленных задач в научном плане обеспечивается комплексным теоретическим и экспериментальным изучением влияния механического удара на геометрические размеры, структурные и термодинамические характеристики дисперсных веществ. В том числе исследованием механизма передачи энергии механического удара кристаллической решетке посредством  возбуждения колебаний атомов механическим ударом, приводящего к образованию дефектов, а также  рассмотрением явления фрактоэмиссии. Практическое применение экспериментальных данных по механической активации веществ в дезинтеграторе осуществляется  использованием механически активированной серы в реакциях синтеза серосодержащих продуктов.

Научная новизна.

1. Впервые с использованием величин  давления и температуры в вершине трещины и в зоне контакта соударяемых тел получены соотношения, позволяющие оценить предрасположенность материала к хрупкому излому, лежащему в основе процесса измельчения. Полученные выражения позволяют определять возможность и температурный интервал эффективного измельчения ударными воздействиями  в мельницах различных конструкций и анализировать процессы фрактоэмиссии.

2. Впервые получены уравнения, описывающие механизм передачи энергии ударных элементов дезинтегратора атомам кристаллической решетки посредством возбуждения механически индуцированных колебаний. Получены выражения для критических скоростей соударений, позволяющие связать скорость соударений с молекулярными характеристиками (масса атомов и межатомные расстояния) твердого тела. Получено выражение для критической частоты – характеристики, определяющей устойчивость кристаллической решетки к ударным воздействиям. Установлена высокая степень корреляции механических, энергетических характеристик с рассчитанными значениями критических скоростей и частот для ряда кристаллов с различным типом химической связи, указывающая на правильность модели расчета. Полученные уравнения позволяют определять режимы эффективной механической обработки, благоприятствующие появлению  в процессе удара дефектов кристаллической решетки.

3. Для кристаллических веществ с различным типом химической связи (типичные ионные и ковалентные кристаллы, вещества со смешанным типом связи) впервые выявлены детали изменения структурных характеристик в процессе их обработки в дезинтеграторе, указывающие на существенное дефектообразование в процессе механической обработки в дезинтеграторе. Определена угловая зависимость интегральной ширины рентгеновских дифракционных пиков при последовательном увеличении продолжительности обработки. Для всех исследованных рентгеновским методом кристаллов установлена немонотонная зависимость интегральной ширины линий от продолжительности механической обработки. Установлено, что кристаллы реагируют на ударные воздействия в дезинтеграторе путем изменения размеров блоков и величин микродеформаций, причем характер изменения этих величин одинаков для одного типа кристаллов и различен – у веществ с разным типом химической связи.

  4. Для исследованных пероксидов обнаружена немонотонная зависимость избыточной энтальпии от продолжительности механической обработки, указывающая на наличие последовательных процессов поглощения и выделения энергии в результате ударных воздействий.

5. Для образцов пероксидов бария и кальция, обработанных в дезинтеграторе, впервые обнаружено подобное немонотонное поведение структурных характеристик от продолжительности механической обработки и их корреляция с термическими параметрами. Для механически обработанных образцов пероксида бария обнаружена сильная корреляция поведения структурных характеристик, избыточной энтальпии, температуры разложения и  растворимости.

Практическая ценность.

1. Разработан метод расчета характеристик материала, позволяющий определять его предрасположенность к хрупкому излому, а соответственно к эффективному  измельчению ударными воздействиями.

2.Разработан метод расчета критических скоростей и частот, позволяющий определять по молекулярным характеристикам вещества пороговые интенсивности механической обработки в дезинтеграторах, центробежных и струйных мельницах. Показана предсказательная возможность разработанных модельных представлений.

3. На основе данных термического и рентгеновского анализа механически обработанных в дезинтеграторе образцов вещества разработана методика, позволяющая выбирать оптимальную, с точки зрения повышения эффективности синтеза неорганических материалов, продолжительность механической обработки.

4. С применением механически активированной в дезинтеграторе серы разработан метод получения эффективных для применения в сельском хозяйстве и строительной индустрии полисульфидов щелочных и щелочно-земельных металлов.

Положения, выносимые на защиту:

  • метод численной оценки характеристик твердого вещества, выражаемый через уравнения для характеристической температуры и вкладов механических и тепловых величин в энергию флуктуации в вершине трещины, позволяющий определять предрасположенность твердого тела к хрупкому разрушению и, соответственно, к эффективному измельчению ударными воздействиями;
  • особенности передачи механической энергии ударных элементов  дезинтегратора частицам измельчаемого материала, выражаемые через уравнения для критических скоростей, позволяющие определять режимы механической обработки, при которых происходит эффективное дефектообразование в твердом веществе;
  • экспериментальные результаты рентгеновских исследований веществ с различным типом химической связи, указывающие на немонотонную зависимость величин блоков мозаики и микродеформаций, связываемые с появлением и удалением дефектов структуры кристаллической решетки на определенных стадиях механической обработки в дезинтеграторе;
  • осцилляционное поведение энергии, запасенной в процессе механической обработки в дезинтеграторе, связанное с процессами накопления ее в дефектах кристаллической решетки и последующего выделения части этой энергии в результате удара;
  • экспериментальные результаты исследований процесса синтеза полисульфидов щелочных и щелочно-земельных металлов с применением механически активированной серы.

Совокупность полученных результатов определяет следующее научное направление: исследование явлений разрушения и механической активации твердых веществ, обработанных в дезинтеграторе; разработка основ анализа структурных (ширины линий, размеров блоков и микродеформаций) и термических характеристик, изменяющихся при интенсивной механической обработке; создание оптимальных  методов механической обработки веществ и разработка на основе полученных активированных веществ технологии синтеза  неорганических материалов.

Апробация работы.

По материалам диссертации опубликованы 74 печатные работы.

Основные результаты докладывались на международных, всесоюзных и российских научных и научно-технических конференциях: 8–ом Всесоюзном семинаре «Дезинтеграторная технология» (Киев, 1991); Международных конференциях «Фундаментальные основы механохимических технологий» (Новосибирск, 2001, 2004, 2006); VI Всероссийской конференции «Физикохимия ультрадисперсных (нано–) систем» УДС–VI (Томск, 2002); Международной  научной конференции «Кристаллизация в наносистемах» (Иваново, 2002); VIII Europian Powder Diffraction conference (Uppsala, Sweden, 2002); Х Национальной конференции по росту кристаллов (Москва, 2002); Международной конференции «Долговечность строительных конструкций. Теория и практика защиты от коррозии» (Москва, 2002); XVI Международных научно–технических конференциях «РЕАКТИВ – 2003» (Москва, 2003) и «РЕАКТИВ» (Уфа, 2004, 2006); XVII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Казань, 2003); Научной Сессии МИФИ–2004  «Ультрадисперсные материалы (нано–) материалы» (Москва, 2004); IV Международной школе-конференции «Микромеханизмы пластичности, разрушения и сопутствующих явлений» (Тамбов, 2007); Третьей международной конференции по коллоидной химии и физико-химической механике (Москва, 2008).

Структура и объем диссертации: Диссертация состоит из девяти  глав,  списка литературы из 247 наименований. Общий объем диссертации составляет 281 страницу, включая 67 рисунков и 17 таблиц. 

Содержание работы

Во введении  (первая глава) обсуждается актуальность темы, обосновывается выбор объектов исследования и цель работы, указывается научная новизна и практическая ценность работы. Показано, что, несмотря на большое количество работ в области механохимии, процессы активации неорганических веществ в дезинтеграторах  исследованы недостаточно. Указывается, что прогресс в указанной области с выходом на практическое применение возможен при проведении экспериментальных и теоретических исследований процессов, протекающих при обработке твердых веществ в дезинтеграторе, с привлечением понятий и методов из смежных областей: химии, физики и механики.

Во второй главе рассмотрены процессы, сопровождающие интенсивную механическую обработку: разрушение, измельчение, дефектообразование, содержатся сведения о современных способах описания межатомного взаимодействия и атомных колебаний в кристаллах с различным типом химической связи.

В третьей главе рассмотрены вопросы, касающиеся описания процесса удара с точки зрения классической механики, описаны типичные черты удара. Указывается, что процесс удара может быть описан как с точки зрения «волнового» подхода, предложенного Сен-Венаном, так и «локального», предложенного Герцем, а все современные подходы являются либо развитием этих подходов, либо их комбинацией. Подчеркивается, что применимость к процессам измельчения и механической активации «локального» подхода ограничивается скоростями соударений порядка 1–10 м/с, а использование  «волнового» подхода к описанию последствий удара в частицах малых размеров затруднительно. Рассмотрены процесс измельчения и механической активации, различные механизмы возникновения напряжений при механическом воздействии на частицы твердого тела, особенности ударных воздействий и характер искажений структуры при обработке веществ в современных измельчительных устройствах различного типа. Анализ современных работ показал, что особенности механической активации веществ в таких энергонапряженных измельчительных устройствах,  как дезинтеграторы и центробежные мельницы, исследованы недостаточно, несмотря на то, что скорости соударений (порядка 100 – 400 м/с) в этих устройствах обеспечивают высокий уровень напряжений, а относительно малые времена обработки (порядка 0,01 – 0,1 секунды) – необходимую производительность.

В четвертой главе рассматриваются характеристики вещества, влияющие на процессы измельчения и механической активации.  Для описания развития трещины применяется понятие зоны предразрушения, широко используемое в механике разрушения (рис. 1) – области перенапряжения с линейными размерами , охватывающей довольно большую группу межатомных связей в объеме материала у вершины трещины. Такими областями в металлах могут быть зоны пластического течения, а в хрупких  веществах (соли, оксиды, сульфиды и др.), обычно обрбатываемых в измельчительных устройствах, это структурные неоднородности, а также

малые  области сильно деформированного материала, в которых прояв-

ляются особенности (нелинейный характер)

сил межатомного взаимодействия, локальные

давления Рлок могут достигать нескольких ГПа.

Согласно  экспериметнальным  данным по ки- 

нетике роста трещин размер области предраз-

рушения,  с высокой  вероятностью разрыва 

напряженных  связей, оценивается протяжен-

ностью    порядка  от 102 нм  до  104 нм.

При проведении процесса  измельчения

важны такие характеристики  материалов

как хрупкость и пластичность. Известно,

что легче измельчать хрупкие  материалы,

так как  присутствие у вещества пластичес-

ких свойств существенно увеличивает энергию необходимую для начала и ускорения процесса раскалывания.  Впервые введенное в динамических задачах разрушения понятие зоны предразрушения  в данной работе использовано для анализа предрасположенности материалов к процессу хрупкого излома и характеристик фрактоэмиссии.

При движении трещины накопленная в области перенапряжения с линейными размерами энергия упругой деформации Еупр трансформируется в тепловую энергию, в энергию образования новой поверхности Епов = Sпов = 22 и энергию фрактоэмиссии Ефракт , здесь – удельная поверхностная энергия кристалла. Для энергии упругой деформации, запасенной в области Vупр = 3 , используя выражение для сжимаемости = –V-1(дV/дP)T и значения давления в перенапряженной области кристалла P можно записать: 

  Еупр = 0.5 P2 Vупр .  (1)

В расчетах Еупр в качестве P используются значения давления, при которых происходит разрушение кристалла.

Для того, чтобы оценить предрасположенность материалов к хрупкому или вязкому разрушению, а, соответственно, возможность их измельчения, рассмотрим флуктуации энергии в вершине трещины. Для решения такой задачи  было использовано общее выражение для  флуктуации энергии E [3]:

  E = (E/V)T V + (E/V)V T . (2)

В (2) E – флуктуация энергии, обусловленная флуктуацией объема V и флуктуацией температуры T в системе с объемом V и температурой Т. Уравнение (2) было приведено  в удобный для анализа вид и в результате получено следующее выражение  для квадрата флуктуации энергии E2 в области Vупр в вершине трещины:

  E2 = [ -1 T + P]2 Vупр k T + CV k T2,  (3)

где = V-1кр(дV/дT)P – коэффициент объемного теплового расширения, T – температура в вершине трещины, k – постоянная Больцмана, CV – теплоемкость вещества при постоянном объеме, P – напряжение скола кристалла, Vкр – объем кристалла, а Vупр – объем области в вершине трещины с линейными размерами . Член CV k T2 дает величину флуктуации энергии для массы m=Vупр, (здесь – плотность материала) в вершине трещины, находящейся в тепловом равновесии при температуре Т. Выражение в квадратных скобках дает вклад флуктуаций температуры и давления P  в искомую величину флуктуации энергии. С учетом сказанного, выражение (3) для квадрата флуктуации энергии E2 можно переписать в виде суммы трех слагаемых:

  E2 = E2мех  + 2 Eсмешан + E2терм .  (4)

В (4) E2мех = P2VупрkT представляет вклад в энергию флуктуации давления, 2 Eсмешан = 2PVупрkT2  – совместный вклад давления и температуры, а

2Eтерм =  2-1VупрkT3 – вклад температуры. Так как точные значения Vупр и температуры в вершине трещины не известны, абсолютные значения величины E определить трудно, но вместе с тем можно определить температуру, при которой сравниваются вклады давления и температуры, используя соотношение E2мех = E2терм :

Teq = P2 /(CP). (5)

Так как величина Teq определяется через механические (, и P) и термодинамические (CP) константы вещества, она сама может служить в качестве характеристической температуры вещества. По определению Teq указывает на значение температуры, при достижении которой в E2  в формулах (3) и (4) начинает превалировать  вклад  теплового движения. Результаты расчетов Teq для ряда  металлов  и ковалентных кристаллов,  приведенные  в табл. 1, указывают, что от того, где на шкале абсолютных температур располагается величина Teq  для каждого конкретного вещества, зависит проявление материалом хрупких и пластических свойств. Сравнение величин 

Таблица 1. Физические характеристики  кристаллов и

рассчитанные значения величин Teq  и ET/EM

  вещества

свойства

Au

Ag

Cu

Al

Ni

W

Fe

Si

Al2O3

Вид и  напраление деформации

сдвиг

<111>

растяж

<100>

растяж

<111>

изгиб

растяж

растяж

<110>

растяж

<111>

изгиб

растяж

<110>

P·10-9, н/м2

0.74

1.73

2.94

2.27

10

14

13.1

7.6

22.3

·1013,

м2/ н

5.26

1.34

0.704

1.136

0.51

0.324

0.58

1.022

0.398

·10-3 , кг/м3

19.3

10.49

8.94

2.73

8.96

18.7

7.86

2.33

3.986

Сp·10-3,

Дж/кг·град

для T=300K

0.128

0.236

0.531

0.902

0.445

0.136

0.447

0.706

0.26

Тпл, К

1336

1233

1356

933

1728

3693

1812

1693

2323

TD, K

585

499

331

426

476

386

479

638

1050

Teq, K

30

45

60

70

165

250

283

600

450

ET/ EM

для T=300K

5.08

5.43

4.82

3.54

1.53

1.09

1.02

0.6

0.81

Teq  для ряда металлов  Au,  Ag,  Cu,  Al, Ni,  W,  Fe, расположенных по мере уменьшения их свойств пластичности, указывает на монотонное увеличиние Teq в указанном ряду металлов. Из таблицы 1 видно, что для самого пластичного металла золота Teq=30К, а для наименее пластичного из рассмотренного ряда металла  -  железа Teq=283K. Таким образом, рассчитывая величину Teq для различных металлов и сплавов можно оценивать их предрасположенность пластическому течению. А максимальных значений достигает Teq для хрупких SiO2  и Al2O3, для них Teq=600 K и Teq=450 K, соответственно. Согласно предложенной модели золото начнет проявлять свойства хрупкости при температурах менее 30К, а кремний остается хрупким до 600K.

  Предложенный метод позволяет рассчитывать еще один параметр - отношение тепловой и механической составляющих энергии элементарной флуктуации Et/Em для температуры Т=300К, который отражает свойства, проявляемые металлами и другими веществами при комнатной температуре. Из табл.1 видно, что для пластичных металлов Au, Ag, Cu, Al отношение лежит в интервале от 3.5 до 5.43,  для W, Fe оно порядка 1, а для хрупких SiO2  и Al2O3  оно и вовсе меньше единицы. Меньше единицы оно  и для алмаза, проявляющего свойство  хрупкости в широком интервале температур, для него  отношение Et/Em  =0.75 , а Teq=2500K. Таким образом, чем меньше отношение Et/Em  при температуре 300К, тем более хрупким это вещество является.  Результаты  расчетов подтверждают экспериментально наблюдаемые закономерности изменения пластических свойств  в ряду разных металлов и хрупкость ковалентных кристаллов. Таким образом, зная  расположение Teq, на температурной шкале можно определить  характер (хрупкий или вязкий)  разрыва межатомных связей, а, следовательно, и пригодность их для эффективного измельчения в мельницах.

Полученные уравнения (3) и (4) были использованы для анализа явления фрактоэмиссии щелочно-галоидных кристаллов (LiF, NaCl, KCl, KF и NaF). В работе предполагается, что фрактоэмиссия осуществляется за счет флуктуаций энергии E, т.е. за счет выделения системой разрешенных термодинамическими уравнениями значительных порций энергии одноактным способом – эмиссии совокупности  атомов или молекул в виде единого образования – кластера. В табл. 2 для указанных кристаллов  и  характерных для них величин  =102–103 нм  для комнатной температуры и для температуры плавления приведены значения E. Наряду с E были также рассчитаны ее составляющие, а также Nмол  – число молекул в кластере и Rcl  – линейный размер кластера. Для оценки Np использованы величины энергий диссоциации Ed  – энергии в расчете на пару ионов, необходимой для превращения твердого тела в изолированные ионы, находящейся для ионных кристаллов в пределах от 6 до 10 эВ. Результаты расчетов для ряда щелочно-галоидных кристаллов, приведенные в табл. 2,  показывают, что вклад в E дают все три члена в (3) и, соответственно, причиной эмиссии являются и высокие давления, и интенсивные тепловые колебания в особой области (рис. 1) перенапряженного материала на фронте движущейся

       трещины. Причем значения E50ч80 кэВ, приведенные в табл.1, согла-

Таблица 2. Параметры щелочно-галоидных кристаллов, энергии флуктуаций, число молекул в кластере, а также размеры кластеров,  вылетающих из вершины трещины

Свойство

Кристалл

Размер

области

LiF

NaF

KF

NaCl

KCl

P, гПа

γ·1010, м2/н

·104, град-1

Ed, эВ

Тплав, K

4,73

0,149

1,25

10,52

1122

5,00

0,215

1,2

9,31

1269

4,12

0,328

1,0

8,24

1130

1,60

0,417

1,54

7,93

1074

2,66

0,318

1,39

7,20

1049

Eмех, эв

Eтерм, эв

Eсмешан, эв

E

Nмол E/ Ed

Rcl, нм

(ST) /H, %

232

124

239

595

56

0,60

2,0

295

99

241

635

68

0,74

2,5

300

67

200

567

68

0,85

3,5

131

91

154

376

47

0,79

3,7

193

94

189

476

66

0,99

3,5

= 102 нм

Т = 300К

Eмех, эв

Eтерм, эв

Eсмешан, эв

E, эВ

Nмол E/ Ed

Rcl, нм

449

894

896

2239

212

0,94

606

859

1020

2485

266

1,17

582

486

753

2889

350

1,47

248

616

551

1415

178

1,24

357

615

662

1634

226

1,50

= 102 нм

T = Тплав

E, кэВ

E, кэВ

18,8

70,7

20,0

78,5

17,9

57,5

12,0

44,7

15,0

51,6

= 103 нм

T = 300K

T = Tплав

суются с экспериментальным энергетическим спектром эмиссии электронов высокой энергии LiF и NaF [2]. Из табл. 2 также видно, что значения E достаточны для отрыва наноразмерных и субнаноразмерных частиц с поверхности сколов. Наряду с расчетом указанных величин рассматривался вклад энтропии в эмиссию наноразмерных частиц из вершины трещины. Из приведенных в табл. 2 отношения вклада энтропии TS  к энтальпии образования H видно, что вклад энтропии в указанные процессы для рассматриваемых щелочногалоидных кристаллов не превышает 4%. Полученные формулы (2–5) носят общий характер, они позволяют определить вязко-хрупкие свойства материалов, а также диапазон энергий и размеров частиц, вылетающих из вершины трещины, обусловленный температурой и давлением в вершине трещины. 

        Известно [1,2], что в процессе интенсивной механической обработки наступает момент, когда разрушение прекращается, а изменения внутренних (структурных и термодинамических) характеристик может продолжаться. При этом механическая энергия ударного воздействия расходуется, наряду с нагревом и фрактоэмиссией, и на образование в твердом веществе дефектов. Именно создание условий, благоприятствующих аккумуляции энергии в виде структурных нарушений, определяет эффективность механической активации. Ниже приводится механизм передачи энергии при обработке твердого вещества в дезинтеграторе и устанавливается связь скорости соударений с атомными и геометрическими параметрами исследуемого вещества.

Механические напряжения, возникающие в момент удара, вызывают, как впервые было отмечено Болдыревым В.В. [4], возбуждение колебательных степеней свободы кристаллической решетки, релаксация которых может вызвать нарушения структуры. Для получения уравнений, связывающих скорость соударений с величинами, характеризующими процессы возбуждения колебательных уровней кристалла, и изучения  условий, при которых механическая обработка является достаточно эффективной и может привести к образованию дефектов кристаллической решетки, твердое тело представлено в виде жесткой решетки, в узлах которой находятся совершающие тепловые колебания атомы. Для упрощения расчетов принято, что в решетке присутствуют атомы одного типа, и они совершают гармонические колебания относительно узлов решетки с одной и той же частотой (модель Эйнштейна). Каждый атом в кристаллической решетке  можно рассматривать, в первом приближении, как гармонический осциллятор с волновыми функциями:

,  (6)

где Hn(x/a) – полином Эрмита, a= /m, ω – частота колебаний атома, n – главное квантовое число осциллятора может принимать любые целые значения 0, 1, 2, 3 ... n. Энергия гармонического осциллятора En определяется из соотношения:  En= (n+1/2).

Рассмотрение процесса соударения, в котором частица в полете сталкивается с ударными элементами аппарата, можно представить как одновременное и внезапное изменение скоростей всех атомов в направлении удара. Если удар направлен вдоль условной оси х, каждый осциллятор, описываемый волновой функцией (6), начинает в момент времени t = 0 двигаться со скоростью v в направлении оси x. Вероятность возбуждения осциллятора найдена путем перехода в систему координат К1, движущуюся вместе с решеткой; тогда получаем х1 = х – vt. Волновая функция любого исходного состояния до начала движения, посредством использования закона изменения волновой функции при преобразовании Галилея, связана с волновой функцией после начала движения (в случае отсутствия возбуждения) соотношением [5]:

  'n(x1) = exp[ – imvx1/] n(x1).  (7)

В общем случае вероятность перехода, в результате внезапного изменения скорости движения гармонического осциллятора из  состояния с волновой функцией ψn(х) в состояние с волновой функцией ψk(х), описывается соотношением: 

  Wnk = | * k(x) exp[– imvx/ћ] n(x)dx|2 . (8)

Здесь Wnk – искомая парциальная вероятность. Выражение (8) представляет вероятность перехода из состояния с квантовым числом n в состояние с квантовым числом k. Для твердого тела, находящегося при Т = 0 с осцилляторами в основном состоянии с n = 0,  выражение для Wnk можно для каждого осциллятора записать в аналитическом виде: 

  W0k = gk exp[ – g].  (9)

Здесь g = mv2/2ћ  –  безразмерный параметр. 

Таким образом, рассмотрение механического удара как процесса резкого (мгновенного) изменения скоростей осцилляторов дает непосредственно вероятность возбуждения механически индуцированных колебаний решетки. Величина W0k означает вероятность перехода осциллятора из основного (n = 0)  на k-тый возбужденный уровень. По определению все функции W0k являются безразмерными и нормированы, так что сумма всех W0k равна единице. Подставляя  в  (8)  значение k*(x) = 0(x) и n(x) = 0(x) можно вычислить W00 – вероятность того, что в процессе удара система останется в основном состоянии: 

W00 = exp[–g].

Используя выражение для W00, можно подсчитать суммарную вероятность возбуждения в процессе удара: W = 1 – W00. Зависимости вероятностей ударного возбуждения W0n для первых трех значений k от параметра

g = mv2/2ћ показаны на рис. 2а. Видно, что функции W0к достигают своих максимальных значений в точках mv2/2 = kћ.  Иначе говоря, максимальная парциальная вероятность возбуждения решетки, а, соответственно, и эффективность механического воздействия, наблюдаются для скоростей, при которых кинетическая энергия удара, приходящаяся на один атом, кратна энергии квантов колебаний решетки. Принимая, что условие mv2/2 = kћ  выполняется, амплитуду колебаний rм, вызванных ударом, можно вычислить для перехода W01 (в этом случае к = 1) с основного на ближайший возбужденный уровень, используя соотношение mv2 = m2r2. Тогда получаем:

  rм = v/.  (10)

Здесь ω – частота колебаний атома. При определенных значениях скоростей соударений vкр амплитуда колебательного движения атома rм может достигнуть некоторой критической величины rкр, при которой положение атома в узле кристаллической решетки станет неустойчивым, т.е. появляется возможность перемещения атома относительно соседей. Вводя величину αкр = rкр/R , где R  –  межатомное  расстояние, и  считая, что при


Рис.2а. Вероятности возбуждения колебательных степеней свободы кристалла:

- W01 ; – W02; - W03

Рис. 2б. Зависимости полных вероятностей возбуждения колебательных уровней кристаллов алмаза (), кремния (), германия () от скорости соударений

rм = αкрR амплитуды колебаний атомов достигают критических значений, можно из (10) получить: 

vкр =  2ћ/( αкрRm) (11)

В выражении (11)  vкр – скорость соударений, необходимая для раскачки атома относительно узла решетки на величину, равную αкрR от межатомного расстояния. Соотношение (11) полезно тем, что позволяет оценить режим эффективной механической обработки, зная молекулярные характеристики вещества: массу атома, межатомное расстояние и величину αкр. В расчетах vкр использовано αкр = 0.1 (критерий Линдемана), а также значения скорости соударений, соответствующие на рис. 2а максимуму функции W01. Результаты расчетов величины vкр для трех одноатомных, кубических, изоструктурных кристаллов (алмаз, кремний и германий), значительно отличающихся друг от друга механическими свойствами и температурами плавления, приведены в табл. 3. Учитывая, что современные дезинтеграторы позволяют достигать скорости соударений 450 м/с, режим эффективной механической обработки легко достижим для германия (vкр  = 123 м/с). Реальным этот режим является и для кремния (vкр = 332 м/с), но он недостижим для алмаза – самого твердого и тугоплавкого одноатомного материала (vкр = 683 м/с). Используя приведенные выше соотношения,  можно представить функцию W  в зависимости не от безразмерного параметра g,  а от скорости соударений v. Зависимости, приведенные на рис. 2б, убедительно подтверждают высказанные ранее рассуждения относительно различий реакции кристаллических решеток этих материалов на ударные воздействия. Далее, используя соотношение (11), можно получить:

ωкр  =  ћ/ (0,005 R2 m).  (12)

Таблица 3.  Критическая скорость и частота для алмаза, кремния

и германия

Параметры

Алмаз

Кремний

Германий

Объемный модуль упругости, 1011 н/м2

5,45

0,988

0,772

Модуль сдвига, 1010 дж/м3

93,88

11,35

9,39

Температура плавления, оС

3500

1420

937

Межатомное расстояние, Е

1,54

2,35

2,44

Диапазон частот колебательного спектра, с-1, 1013

1.7–3.7

0.3–1.6

0.2–0.9

Критическая частота ωкр, с-1, 1013

4.3

0.81

0.29

Критическая скорость vкр, м/с

683

332

123

Величина ωкр в (12) есть частота колебаний атома с амплитудой r = 0,1R, значения ее приведены в табл. 3. Сравнение ее со значениями частот в диапазоне ИК поглощения показывает, что для Si и Ge ωкр находится в указанном диапазоне, соударения с v vкр эффективно возбуждают их колебательные степени свободы. Поглощенная энергия является причиной интенсивных колебаний, приводящих к срыву атомов с равновесных позиций в регулярной решетке и образованию дефектов структуры. В то же время результаты расчетов для алмаза (для алмаза ωкр > ω для любых частот этого диапазона) можно интерпретировать как невозможность достижения условия r = 0,1R даже при выполнении условия возбуждения любой частоты из колебательного спектра. Это, в свою очередь, означает, что энергии в диапазоне колебательного спектра недостаточно для раскачки атомов до нужной амплитуды, т.к. ωкр находится за пределами диапазона спектров поглощения. Этот факт является еще одним доказательством уникальной устойчивости кристаллической структуры алмаза к механическим и термическим воздействиям. Полученные соотношения объединяют макроскопический параметр (скорость соударений частицы с ударными элементами аппарата) с микроскопическими параметрами кристаллической решетки (масса атомов и межатомные расстояния) и позволяют предсказывать режим эффективной механической обработки.

Результаты расчета для одноатомных кристаллов являются наиболее ясными для интерпретации. Можно распространить использованный  метод и на многоатомные соединения. Необходимо  отметить, что в этом случае возникает  необходимость  введения  величин  vкр  и  ωкр для каждого типа  ионов. Результаты расчетов соответствующих величин для ряда  NaF, NaCl, NaBr, NaJ  (табл.4) указывают  на тесную связь между vкр , кр  и механическими и термодинамическими величинами.  Расчеты коэффициентов корреляции r в ряду KF, KCl, KBr, KJ  и в ряду германий, кремний, алмаз показало, что во всех случаях r > 0,94 , что позволяет отнести их к категории «очень сильные корреляции», и это, в свою очередь, свидетельствует о тесной связи вычисленных в предложенной модели величин критических скоростей и частот с физическими параметрами указанных кристаллов.

Проблема выбора величин vкр и  ωкр может возникнуть и в случае веществ, состоящих из атомов одного типа, если в кристаллической решетке расстояния между атомами разные.  Примером может служить элементная сера: в этом веществе существуют два типа межатомных расстояний. Одно из них R1 = 2,07 Е является расстоянием между атомами внутри молекулы S8 , а другое – R2 = 3,3Е представляет  расстояние между атомами серы из разных молекул. Расчеты дают в первом случае Vкр(1) = 190 м/c и

ωкр (1) = 306 см-1, а во втором Vкр(2) = 120 м/c и ωкр (2) = 120 см-1. Первые две величины означают, соответственно, скорость соударений и критическую частоту, необходимые для преодоления сил связи внутри молекулы, а

Таблица 4. Значения физических характеристик кристаллов ряда  NaF, NaCl, NaBr, NaJ и значения коэффициентов корреляции r их с  вычисленными значениями  критических скоростей

кристаллы

параметры

NaF

NaCl

NaBr

NaJ

прочность,ГПа

5,0

2,95

2,48

1,89

cжимаемость, ГПа

46,5

24,0

21,1

16,1

температура плавления, К

1269

1074

1020

934

Энтальпия образования, КДж/моль

573

411

361

288

Критическая скорость для аниона, м/с

290

130

50

30

Критическая скорость для катиона, м/с

240

190

180

170

физические параметры

r

прочность – критическая скорость аниона

0,989

сжимаемость – критическая скорость аниона

0,983

энтальпия образования – критическая скорость аниона

0,984

температура плавления  - критическая скорость аниона

0,983

прочность – критическая скорость катиона

0,999

сжимаемость – критическая скорость катиона

0,998

энтальпия образования – критическая скорость катиона

0,986

температура плавления  - критическая скорость катиона

0,987

вторые – соответствующие величины, необходимые для преодоления сил связи между молекулами. Расчеты для атома кремния в SiO2  дали значение Vкр(SiO2) = 246м/c, что практически совпадает с экспериментальным значением для атома кремния Vкр(SiO2) = 250 м/c, полученным изобретателем дезинтегратора Й.А. Хинтом [6].  Из полученных соотношений можно также заключить, что для многоатомных соединений в соударениях в режиме свободного удара наибольший вклад в деформацию кристаллической решетки вносят тяжелые атомы.

Из вышеприведенных соотношений вытекает также пороговый характер явления механической активации.  При малых скоростях соударений

вероятности возбуждения малы и, соответственно, изменений состояния твердого тела не происходит. Формула (9) и зависимости W от скорости соударений для трех рассмотренных веществ  на рис.2б подтверждают многочисленные экспериментальные данные [1,2] о пороговости явления механической активации. Таким образом, предложенный подход подтверждает  экспериментальные данные о  пороговом характере явления механической активации, раскрывает механизм явления ударной механической активации твердых веществ, позволяет прогнозировать режимы эффективного механического воздействия для неорганических веществ.

В пятой главе приводится способ подготовки механически обработанных образцов и методы седиментационного и рентгеновского анализов. Частицы порошка в дезинтеграторе подвергаются действию нескольких мощных ударов и, согласно расчетам, покидают его рабочую камеру за время порядка 0,01 с. Образцы с различной продолжительностью механической обработки получены повторным пропусканием порошков через рабочую камеру. Образцы нумеровались так, что номер  образца N (он равен кратности обработки) и продолжительность обработки t связаны соотношением t = 0,01N. Седиментационным анализом на центрифугальном СВ-3 и фотоэлектрическом «Lumosed» седиментографах установлено, что для исследованных веществ процесс измельчения в дезинтеграторах и центробежных мельницах завершается практически сразу после однократной обработки, в результате которой размеры частиц уменьшаются для разных веществ в 100 – 300 раз. Наблюдаемые особенности измельчения указывают, что для всех исследованных кристаллов скорости  соударений  порядка 200 – 300 м/с достаточны  для скоростного измельчения до размеров зерен порядка 103  – 104 нм, которые, в свою очередь, состоят из блоков мозаики  с линейными размерами порядка 10 – 102  нм, сравнительно свободных от нарушений структуры (точечных дефектов, дислокаций и др.). Следует отметить, что внутри этих, не измельчаемых, частиц (зерен) в процессе дальнейшей интенсивной механической обработки происходят изменения размеров блоков когерентного рассеяния и величин микродеформаций; характер изменения этих величин  установлен в процессе анализа физического уширения дифракционных линий.

Для расчетов использован метод аппроксимаций [7], позволяющий определять средние размеры блоков <D>  и величины микродеформаций в случае их раздельного и совместного наличия в изучаемом образце. Принципиальная возможность разделения эффектов мелкодисперсности (влияния размеров кристаллитов) и микронапряжений основана на различной их зависимости от величины угла дифракции. В связи с этим изучение этих эффектов проводится минимум для двух порядков отражения от одной и той же кристаллографической плоскости. Расчеты проведены с разными аппроксимирующими функциями вида: 

n(x) = (1+x2)-n  . (13)

Сопоставление результатов расчетов с n = 1 и n = 2 служило тестом чувствительности расчетов к виду аппроксимирующих функций. Расчеты проводились по формуле [6]:

(2) = /(<D> сos()) +4 tg(), (14)

где – угол дифракции, – длина волны излучения, <D> – средний размер блока, микродеформация, (2) – физическое уширение линии. Если в кристалле отсутствуют микродеформации, размытие линий обусловливается размерами блоков (блочное уширение), тогда:

(2) = /(<D>сos()).

  Для линий, размытых только за счет микродеформаций (деформационное уширение), использовано соотношение:

  (2) = 4 tg().

В шестой главе представлены результаты седиментационного и рентгеновского анализа подверженных обработке веществ с различным типом химической связи: ионных кристаллов – хлоридов натрия и калия,  ковалентного кристалла кремния, пероксидов кальция и бария, тройных металлооксидов. Для всех изученных  кристаллов  обнаружена  немонотонная  зависимость  ширины линий от продолжительности обработки, причем отжиг обработанных образцов приводил к сужению линий и возврату их к значениям, соответствующим исходным образцам. Результаты расчетов показывают, что характер структурных изменений разных кристаллов при одних и тех же внешних воздействиях зависит от типа химической связи, причем структурные изменения для однотипных кристаллов  (пероксиды – BaO2 и  CaO2 или ионные кристаллы  – NaCl и KCl)  одинаковые. 

Результаты для ионных кристаллов. Для всех измеренных отражений ионных кристаллов обнаружены существенные изменения (уширение и сужение) дифракционных пиков  в процессах механической обработки и отжига. Причем для отражений (200), (111) и (220) начала дифракционного спектра зависимость ширины линий от продолжительности механической обработки имеет один максимум. А для отражений (222), (400), (420), (440) и др. эта зависимость имеет два максимума. Иллюстрацией полученных результатов служат приведенные на рис.3а зависимости ширины линий (200) и (400) для хлорида натрия от продолжительности механической активации. На рисунке отчетливо видна  функция с двумя максимумами для образцов 1 и 3 для отражения (400) и с одним максимумом для отражения (200). Подобные нелинейные зависимости были обнаружены и для всех отражений кристаллов NaCl и KCl.

С целью прояснения связи между термическими и структурными характеристиками для образцов NaCl и KCl, для которых наблюдались максимальные значения ширины линий, был проведен отжиг при разных температурах. Приведенные на рис.3б зависимости ширины линий (200) и (400) образца 3 NaCl  от величины температуры  отжига указывают  на их различие. Для отражения (400) резкое уменьшение ширины линии в интервале температур Т = 150 – 200 оС указывает на отжиг точечных дефектов, а минимум при Т = 500оС – на устранение несовершенств дислокационного характера. Такие же зависимости, как и для  отражения (200) NaCl, наблюдались для отражений (111) и (220), а также для соответствующих отражений KCl. При проведении расчетов <D> и в качестве эталонных образцов для обоих кристаллов были выбраны образцы, отоженные при температуре

500єС и имеющие минимальные значения ширины линий. Расчеты величин и <D>, а также их зависимостей от продолжительности механической обработки и температуры отжига в значительной мере проясняют происхождение  физического уширения линий NaCl в табл. 5. Из данных, приведен-

ных на рис. 3 и в табл. 5, видно, что в NaCl значения величин <D> и заметно меняются в процессах механической обработки, отжига и дли-



Рис. 3а. Зависимости ширины линий  отражений NaCl от продолжительности механической обработки:h -  (200), – (400)

Рис. 3.б Зависимость ширины линий отражений для NaCl  от температуры отжига:  - (200), - (400)


тельной выдержки при комнатной  температуре. Сравнивая  величины <D> и для разных отражающих плоскостей из табл. 5, можно отметить, что в деталях поведение их в процессе механической обработки и отжига может отличаться. Вместе с тем для этих плоскостей отражения наблюдаются и общие тенденции. Во-первых, для исходного образца  и для образца 1 расчеты значений <D> для обоих типов отражающих плоскостей дают близкие значения, отличающиеся лишь в пределах ошибки измерения. Максимальные и практически совпадающие значения для обоих типов отражающих плоскостей получены в случае образца 3, для которого наблюдается  максимум на рис.3а. Минимальные и практически совпадающие значения <D> наблюдаются для образца 1, у которого также имеет место максимум (рис.3а). Для обоих типов отражающих плоскостей наблюдается сходная зависимость ширин линий от температуры отжига, а выдержка в течение 1-го года приводит к снятию напряжений.

Сравнение данных для кристаллов NaCl и KCl показало, что их

Таблица 5.  Зависимость величин блоков и микродеформаций в NaCl от продолжительности механической обработки и температуры отжига

Номер образца

Уширение

Формула (14) ,n=1

Уширение

Формула (14),n=2

D,нм

,%

D,нм

,%

Отражения (111) и (222)

0

блочное

83 (14)

блочное

70(14)

1

блочное

59(12)

блочное

51(10)

2

блочное

72(13)

блочное

61(11)

3

блочно-деформ.

119(46)

0,13(4)

блочно-деформ.

94(36)

0,14(4)

4

деформ.

0,12(3)

деформ.

0,14(3)

5

блочно-деформ.

154(42)

0,07(3)

блочно-деформ.

122(33)

0,08(3)

3, отжиг Т=150С

блочное

125(26)

блочное

103(21)

3, отжиг Т=200С

блочное

94(12)

блочное

79(10)

3, отжиг Т=400С

блочное

117(22

блочное

97(17)

3, отжиг Т=600С

блочно-деформ.

125(32)

0,07(2)

блочно-

деформ.

111(25)

0,07(2)

3, через 1 год

блочное

151(26)

0,07(2)

блочное

123(20)

Отражения (200) и (400)

0

блочное

88(15)

блочное

75(13)

1

блочное

64(19)

блочное

54(15)

2

деформ.

0,08(2)

деформ.

0,09(3)

3

деформ.

0,11(3)

деформ.

0,13(4)

4

блочное

148(51)

блочное

117(37)

5

блочное

122(38)

блочное

98(29)

3, отжиг Т=150С

блочно-деформ.

193(42)

0,05(2)

блочно-деформ.

148(41)

0,06 (3)

3, отжиг Т=200С

блочное

189(50)

блочное

146(38)

3, отжиг Т=400С

деформ.

0,06(2)

деформ.

0,07(2)

3, отжиг Т=600С

блочно-деформ.

166(35)

0,06(2)

блочно-

деформ

128(27)

0,06(2)

3, через 1 год

блочное

348(130)

блочное

268(110)

поведение в процессах механической обработки и термического отжига подобно. В обоих случаях на начальных стадиях механической обработки наблюдается измельчение материала, а уширение линий на этой стадии «блочное». Микродеформации появляются по завершении этапа измельчения, в результате механической обработки они достигают своего максимального значения ( 0,12 – 0,14%). Обработка образцов с 0,12 –0,14% приводит либо к снижению величины , либо к полному устранению микродеформаций. В обоих случаях устранить микродеформации можно путем отжига образцов при определенных температурах или выдерживая образцы при комнатной температуре в течение 1 года.

Результаты для кремния.  При проведении исследований использован поликристаллический кремний фирмы ASiMI (Advanced Silicon Materials Inc., USA). Для всех измеренных отражений обнаружено существенное уширение дифракционных пиков  в процессе механической обработки, причем для всех механически обработанных образцов ширина линий превышала таковые для необработанного образца. Изменение ширины линий по мере увеличения продолжительности механической обработки, так же как и для ионных кристаллов, не подчиняется  линейной зависимости. Для выделения вклада  инструментального уширения в экспериментально измеренную ширину линии в качестве эталонного образца был выбран образец кремния  ручного помола (отожжен в вакууме при 600 оС в течение 50 часов), обладающий минимальными значениями ширины линий. Так как для кремния измерение двух одноименных линий разных порядков отражения экспериментально трудно выполнимо,  применена  предложенная Ивероновой В.И. [7]  возможность использования рентгеновских линий из различных отражающих плоскостей. Согласно [7], задача решается графически, если сделать два предположения: 1) средний размер блоков <D> не зависит от индексов (hkl) рассматриваемых направлений и 2) для напряжения выполняется соотношение = h k l · Eh k l = const. Для использования указанных преимуществ подхода получен аналог уравнения (14) относительно искомых величин и <D> для разных отражающих плоскостей ((h k l) и (h` k` l` )) с учетом различий значений модуля Юнга в различных направлениях:

  (2h` k` l`) = /(<D> сos(h` k` l`))+4( h k l · Eh k l /Eh `k` l` ) tg( h` k` l`). (15)

Если измерено N отражений, то соотношение (15) позволяет записать N уравнений относительно неизвестных величин hkl  и <D>.  Расчеты были проведены для исходного и механически обработанных образцов относительно эталонного, с обоими видами функций для всех измеренных отражений: (111), (220), (311), (331), (400), (422), (511). Для оценки влияния анизотропии модуля Юнга на уширение рентгеновских линий были проведены также расчеты в изотропном приближении – предположении равенства микродеформаций в различных направлениях; в этом случае в уравнении  (15)  Eh k l /Eh `k` l`  = 1. Были проведены два эксперимента: первый со скоростью соударения 250 м/с, второй - со скоростью 300 м/с. Для первого эксперимента установлено,  что ударные воздействия приводят, в основном, к изменению среднего размера блоков <D> и лишь для образцов 3 и5 наблюдались незначительные микродеформации порядка 0.03-0.05%. Максимальное уменьшение размеров блоков (в 2,2 раза) происходит в результате первой обработки (рис. 4); на этом же этапе обработки происходит также интенсивное измельчение вещества – средний размер частиц уменьшается в 200 раз. Для второго же эксперимента особенности измельчения сохраняются, в то же время значения микродеформаций существенно возросли и достигли значений 0.08 – 0.10%.  Длительное хранение (в течение года)  при  комнатной температуре образцов для обоих экспериментов  привело к удалению микродеформаций, а размер  блоков  остался практически неизменным.

Результаты для пероксидов щелочноземельных металлов.  В результате рентгеновского анализа обнаружено, что для обоих пероксидов наблюдается немонотонная зависимость  значений интегральной ширины отдельных линий от продолжительности механической обработки. На рис. 5а приведена зависимость интегральной ширины трех ((004), (103), (114)) линий пероксида бария. Из рисунка видно скачкообразное  увеличение интегральной ширины вышеуказанных линий для  образца 4.  Причем, для всех трех отражений изменения интегральной ширины  превышают погрешности их измерения в 3 – 4 раза. Скачкообразное увеличение интегральной

. Ширина линий, град

Продолжительность обработки, с

Рис. 5а. Зависимость ширины линий BaO2 от продолжительности обработки: - (004);  -(103); - (114)

Рис. 5б. Зависимость относительной плотности дислокаций  пероксида бария  и кальция от продолжительности обработки

Продолжительность обработки, с

Рис. 6. Зависимость микродеформаций CaO2 (а) и BaO2 (б) от продолжительности механической обработки; - расчеты проведены с применением в формуле (13)  n=1 , - расчеты проведены с применением в формуле (13) n=2.

ширины линий сопровождалось аналогичным поведением величин микродеформаций и относительной плотности дислокаций (рис. 6 и 5б). Для прояснения природы скачкообразного изменения величины интегральной ширины был проведен отжиг 4-го образца BaO2 и CaO2  при различных температурах. В результате для образцов, отожженных при температуре Т > 150 оС, обнаружено резкое уменьшение интегральной ширины линий (004), (103), (114) BaO2 и (103) CaO2,  уширенных в процессе обработки (рис. 5б). В то же время отражения, интегральная ширина которых не изменялась в процессе механической обработки, не претерпевали изменений и в результате отжига.

Таким образом, рентгеновские данные указывают на существенные структурные изменения в ходе интенсивной механической обработки для обоих пероксидов. При этом  анализ экспериментальных данных показывает на сходное поведение структурных характеристик BaO2 и CaO2 в процессе обработки. Для  обоих пероксидов на определенном этапе механической обработки обнаружено появление существенных микродеформаций и

относительной плотности дислокаций. Размеры блоков мозаики в процессе обработки BaO2 и CaO2 не изменяются. Энергия механического удара в этом случае расходуется, в основном, на генерацию  структурных нарушений. В результате, сразу же после первой обработки, в обоих веществах появляются микродеформации (рис. 6), существенный их уровень поддерживается на протяжении всего процесса механической обработки. В результате вычислений по формуле (2) = 4tg() для BaO2 получены максимальные значения микродеформаций:  для отражения (103) = 0,17(3) – 0,21(4)%, для отражения (114) = 0,14(3) – 0,18(4)%, а для отражения (004) = 0,15(3) – 0,19(4)%. Соответствующие расчеты для CaO2 и отражения (103) дали значения = 0,25(4) – 0,34(5)% .

Для оценки влияния вида использованных в работе функций расчеты проведены с двумя типами функций. Результаты расчетов зависимости микродеформаций для плоскости (103) от продолжительности механической обработки для BaO2 и CaO2 приведены на рис. 6. Из рисунка видно, что поведение  обоих материалов подобно: микродеформации появляются сразу же после первой обработки и на протяжении всего процесса механической обработки поддерживается существенный их уровень,  для образцов 4 достигаются максимальные значения. Сравнение результата расчетов, проведенных с разными функциями, показало, что данные различаются на 25 – 30% и на вид зависимостей не оказывают влияния.

Завершая обсуждение рентгеновских данных, отметим, что максимальные значения микродеформаций, достигнутые обработкой в дезинтеграторе (0,12 - 0,14% для NaCl и  KCl; 0,17-0,21% для BaO2; 0,25-0,34% для  CaO2; 0,10-0,12%  для S;  0.08 – 0.10% для Si), сравнимы с максимальными  значениями, полученными на других видах измельчительных устройств (0,12-0,14% для NaF измельчением в течение 25 мин. на вибрационной мельнице;  0,47% для Ag измельчением в течение 60 мин. на вибрационной мельнице; 0,23% для W измельчением в течение 60 мин. на вибрационной мельнице; 0,27-0,50%  SiO2 измельчением в течение 3-15 мин. на планетарной мельнице; 0,12-0,14% для Cu интенсивной пластической деформацией), что свидетельствует об эффективности использования дезинтегратора в качестве устройства для механической активации неорганических материалов. 

Измерение кривых дифференциального термического анализа для исходных и механически обработанных образцов BaO2 указало на появление экзотермических пиков уже после первой обработки. Сопоставление величин интенсивностей этих пиков и рассчитанных на их основе энергий – избыточных энтальпий , накопленных на отдельных этапах механической обработки, позволило выявить немонотонный характер изменения энергии аккумулированной кристаллом, указывающий на наличие последовательных процессов поглощения и выделения энергии (рис.7). Сравнение величин (рис.7) с величинами (рис. 6б) указывает на их отчетливую корреляцию, максимумы обоих функций совпадают (образец 4). Для этого образца, наряду с максимальными значениями , наблюдаются скачки в значениях ширины трех линий (рис.5а), а также минимальное значение температуры разложения (на рис. 7б представлена зависимость температуры, с которой начинается выделение кислорода, от продолжительности обработки) и максимум величины растворимости BaO2  в дистиллированной воде.

Нелинейная зависимость ΔH от продолжительности обработки, обна-

Продолжительность обработки, с

  а б

Рис. 7. Зависимость накопленной кристаллом BaO2 энергии H (а) и температуры разложения (б)  от продолжительности  обработки

руженная в работе для BaO2, CaO2 и BaTiO3 , дает возможность рассматри

вать последствия интенсивной механической обработки не как изменения необратимого разрушительного характера, а как, в значительной степени, обратимые переходы между состояниями  кристалла с различным содержанием нарушений структуры. Исследование зависимости ΔH для различных материалов позволяет по максимальному значению ΔH выбрать оптимальную продолжительность обработки, в то время как по формуле (11) для критической скорости выбрать необходимую интенсивность обработки в дезинтеграторе. 

Наряду с термическими исследованиями индивидуальных соединений  получены данные термического анализа образцов смеси CuO, BaO2 ,  Y2O3 , прошедших обработку в дезинтеграторе. Исследование показало, что пики на кривых ДTA в диапазоне температур от 200С до 500С появляются сразу после первой же обработки в дезинтеграторе, причем интенсивность этих пиков зависит от продолжительности механического воздействия. Твердофазный синтез сверхпроводящего металлооксида Y1Ba2Cu3Oy с использованием вышеприведенной механически активированной смеси показал, что существенное снижение температуры синтеза (на 100 оС) и улучшение однородности образцов наблюдается уже после однократной обработки исходной смеси реагентов, что указывает на эффективность применения дезинтегратора для активации реакций твердофазного синтеза. Обнаруженная эффективность дезинтегратора указывает на возможность применения его для решения практических задач неорганического синтеза, порошковой металлургии, материаловедения, получения катализаторов и керамики.

В седьмой главе на примере элементной серы изложены результаты  применения метода механической активации для получения практически полезных продуктов. Накопление серы на предприятиях нефтяного и газового комплекса, а также ценные свойства серы (бактерицидные, гидрофобность, низкая теплопроводность и др.) делают этот материал привлекательным для практического применения. Ограниченные на сегодня возможности использования элементной серы в традиционных сырьевых направлениях (производство серной кислоты, целлюлозно-бумажная промышленность др.), а также возрастающие объемы накапливающейся нефтегазовой серы делают особо актуальной задачу поиска рациональных путей ее применения. Работа является попыткой расширения области применения серы посредством перевода ее в высокодисперсное состояние осаждением из растворов полисульфидов щелочных и щелочно-земельных металлов.  Для решения этой задачи на первом этапе был использован метод механической активации элементной серы в дезинтеграторе. Далее проводилась термическая обработка механически активированной серы в водном растворе гидроокиси. В результате получены  полисульфиды натрия, калия, кальция, бария, стронция и магния, причем для разных металлов установлено различное влияние механической активации на процесс образования полисульфидов.  Во всех случаях установлено существенное ускорение процесса образования полисульфидов при использовании механически активированной серы. Но в реакции  гидроокиси кальция и серы механическая активация серы привела также  к полному использованию реагентов, в то время как применение серы ручного помола приводило к образованию отходов в количестве до 35% от исходного количества. Для реакций  гидроокиси бария и стронция и серы механическая активация серы позволила уменьшить количество отходов и получить более концентрированные растворы полисульфидов. А  реакция между гидроокисью магния и серой с образованием полисульфида магния стала возможной лишь при использовании механически активированной серы и диэтиленгликоля в качестве среды. 

Исследованиями установлено, что водный раствор полисульфида кальция  может быть использован в качестве эффективного и универсального гидрофобизатора различных строительных материалов: бетона, силикатного и керамического кирпича, газобетона, шифера и др. Обнаружено, что сера в составе полисульфида в молекулярной форме легко проникает в мельчайшие поры материалов – в результате двукратного нанесения кистью проникает в бетон на глубину 5 – 7 мм. На этапе сушки молекулы полисульфида кальция распадаются под действием атмосферной углекислоты на высокодисперсную элементную серу и CaCO3 .

Измерениями поверхности сколов  на сканирующем мультимикроскопе СММ- 2000Т, (производства ОАО "Завод ПРОТОН-МИЭТ", Москва, Зеленоград)  установлено, что в процессе высыхания на поверхности  пор образуются наноразмерные частицы серы, имеющие округлую плоскую форму, причем поперечный размер частиц составляет 50-150 нм, а высота варьируется в пределах от 2 нм до 10 нм. Исследования показали, что эти частицы хорошо удерживаются на поверхности пор, придают ему химическую стойкость и гидрофобность. В результате обработка серосодержащими составами приводит к долговременному и существенному улучшению  эксплуатационных характеристик различных строительных материалов даже в условиях статического воздействия воды. В табл.6 приведены данные для вибропрессованной тротуарной плитки, указывающие на существенное улучшение ее основных, определяющих срок службы, характеристик. Разработанный метод защиты является удобным в применении, уровень защиты материалов можно регулировать, меняя температуру и концентрацию растворов, а также кратность обработки.  Установлено, что разработанный метод гидрофобизации универсален и эффективен в качестве способа защиты бетонных, кирпичных и др. конструкций, подверженных атмосферным воздействиям: продолжительным воздействиям влаги, знакопеременным температурам, солнечной радиации, биохимической деструкции. 

  Таблица. 6.  Показатели вибропрессованной бетонной плиты мощения,

обработанной  серосодержащим раствором в течение 4 часов. 

Размеры плиты 203Ч102Ч60 мм3, глубина пропитки 25 мм

Плиты

Физико-механические  показатели вибропрессованной плитки

контрольные

пропитанные

раствором серы

Прочность на сжатие, МПа

33,5

45,8

Упрочнение, %

-

37

Водопоглощение, % по массе

11,2

2,8

Снижение водопоглощения, %

-

75

Морозостойкость, число циклов

500

1140 и более

Повышение  морозостойкости

-

2,28 раза

Истираемость, г/см2

0,6

0,4

Снижение истираемости

-

1,5 раза

Количество ударов до разрушения

141

410

Увеличение ударной стойкости

-

2,9 раз

Для разработанных серосодержащих  растворов оформлены технические условия («Гидроизол» ТУ 2229-008-45225481-2002) и гигиенический сертификат. В настоящее время  «Гидроизол»  используется в качестве средства долговременной защиты строительных материалов. 

  Наряду с гидрофобизирующими свойствами были апробированы также бактерицидные свойства полисульфидных растворов. Нефелометрическим анализом установлено, что  при разбавлении раствора полисульфида кальция образуются нанорамерные частицы серы (размеры частиц 14-20 нм). На примере сеянцев сосны показано, что воздействие нанорамерных частиц серы  в 4 – 6 раз  эффективнее, чем традиционно применяемая для этих целей коллоидная сера. Однократное применение раствора нанорамерных частиц серы привело к 80% уничтожению паутинного клеща на смородине; на цветочных культурах – к уменьшению  пятен гетероспориоза на 40%, ржавчины на 50%. Следует отметить, что наноразмерная сера из водных растворов может быть использована  и в качестве  эффективного,  экологически безопасного средства защиты растений, и в качестве биологически активного вещества (микроэлемента) для культурных,  лесных и декоративных  растений.

8. Основные результаты и выводы

1. С применением термодинамических соотношений в области зарождения микротрещины установлено, что при заданной температуре  твердое тело будет проявлять свойства  пластичности  или хрупкости в зависимости от соотношения вкладов механических и тепловых  величин в энергию флуктуации. Получено выражение для характеристической температуры, разделяющее интервалы вязкого и хрупкого разрушения материалов и позволяющее определить предрасположенность материала к хрупкому излому, лежащему в основе процесса измельчения.

2. На основе рассмотрения процесса соударений частиц впервые  сформулирован механизм передачи энергии от ударных элементов дезинтегратора  на перерабатываемые материалы. Показано, что эффективность механической обработки в дезинтеграторе возрастает при достижении определенных для каждого вещества критических значений скоростей соударений.  Установлена предпочтительность переработки в дезинтеграторе сырья, содержащего более тяжелые элементы.  Результаты исследований позволяют выбирать оптимальную интенсивность переработки твердых веществ варьированием скорости вращения роторов дезинтегратора.

3. Исследованы закономерности процесса механической обработки веществ в дезинтеграторе, позволившие разделить собственно измельчение и процесс механической активации – изменение внутреннего состояния частиц без изменения их размеров.  Для всех изученных материалов установлена немонотонная зависимость  структурных характеристик от продолжительности обработки в дезинтеграторе, раскрывающая физическую природу устойчивости твердых веществ микронных размеров ударным воздействиям. Полученные результаты позволяют определять оптимальную продолжительность обработки твердых веществ в измельчительных устройствах рассмотренного типа.

4. Экспериментально установлено, что для всех исследованных дифракционным методом твердых веществ ударные воздействия в дезинтеграторе  вызывают существенные немонотонные  изменения интегральной ширины рентгеновских отражений. Обнаружено, что характер  структурных изменений  одинаков для одного типа кристаллов и отличен для веществ с разным типом химической связи. На основании полученных данных о микроструктурных изменениях, вызванных  процессом интенсивной механической обработки в дезинтеграторе, установлена причина прекращения процесса измельчения дисперсных частиц, заключающаяся в смягчении воздействия удара посредством изменения размера кристаллитов и величины микродеформаций.

5. Для исследованных пероксидов  CaO2, BaO2 установлена немонотонная зависимость величины избыточной энтальпии от продолжительности обработки в дезинтеграторе,  характеризующая процесс  аккумуляции  энергии механического удара во внутреннюю энергию перерабатываемого материала.  Полученные экспериментальные термические характеристики позволяют оценить степень трансформации материала в результате механического воздействия и оптимизировать продолжительность механической обработки в дезинтеграторе,  установлено подобное поведение зависимостей накопленной энергии и микродеформаций от продолжительности механической обработки.

6. На основе исследований эмпирических  зависимостей седиментационных, структурных  и термических характеристик от продолжительности механической обработки разработана методика проведения процессов измельчения твердых веществ в дезинтеграторе,  позволяющая прогнозировать оптимальный, с точки зрения повышения химической активности, технологической и экономической целесообразности, режим обработки материалов в измельчительных устройствах рассмотренного типа.

7. Обнаружено значительное накопление энергии смесью, состоящей из  BaO2, CuO, и Y2O3 в результате механической обработки в дезинтеграторе,  зафиксированное в виде интенсивных экзотермических пиков на кривых ДТА и отсутствия рентгеновских отражений в интервале температур от 200 до 400С, а также визуально в виде яркой вспышки в указанном интервале температур. Установлено, что накопление энергии в результате механической обработки приводит понижению температуры образования соединения Y1Ba2Cu3Oy без включений посторонних фаз. Установлена достаточность однократной обработки указанной смеси в дезинтеграторе, что указывает на эффективность применения дезинтегратора в качестве активатора твердофазных реакций неорганического синтеза.

8. Установлено, что использование механически активированной серы позволяет существенно ускорить процесс синтеза полисульфидов щелочных металлов, а в случае щелочно-земельных металлов проводить реакции  с более полным использованием исходных реагентов. Показано, что водные растворы  полисульфидов являются источником наночастиц серы и могут быть использованы в качестве эффективных гидрофобизаторов и биологически активных веществ. Представленные в диссертации результаты НИР позволили организовать рациональный и экологически безопасный режим производства продукта, имеющего практическое применение в сельском хозяйстве и строительной индустрии. Начиная с 2003 по 2007 год,  произведено более 100 тонн серосодержащего химического продукта, являющегося источником наночастиц серы.

Цитированная литература:

  1. Аввакумов Е.Г. Механические методы активации химических процессов. – Новосибирск: Наука, 1986. – 305 с.
  2. Хайнике Г. Трибохимия. М.: Мир, 1987. – 582 с.

3. Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика т.5. Статистическая физика.  М.: Наука, 1964, – 418 с.

4. Болдырев В.В. О кинетических факторах, определяющих специфику механохимических процессов в неорганических системах // Кинетика и катализ. – 1972. – №13. - С. 1411-1421.

5. Ландау Л.Д., Лифшиц И.М. Теоретическая физика. Квантовая механика. Т.3.  Нерелятивистская теория. – М.: Наука, – 1974. – 752 c.

6. Хинт Й. А. О четвёртом компоненте технологии. Научно-информационный сборник СКТБ «Дезинтегратор». Таллин, «Валгус», 1980, с. 66-72.

7.  Иверонова В.И., Ревкевич Г.Н. Теория рассеяния рентгеновских лучей. Изд. 2. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. – 278 с.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах,

из которых  первые 27 опубликованы в ведущих журналах и издательствах в соответствии с перечнем ВАК РФ:

  1. Массалимов И.А., Арутюнов Н.Ю., Тращаков Н.Ю., Шарипов Х.Т. Особенности образования сверхпроводящей фазы и исследование электронной структуры металлооксидов РЗМ // Неорганические материалы. – 1991. –  Т.27, №4. –  С.747 – 751.
  2. Массалимов И.А. Образование неравновесных состояний вещества при ударных воздействиях // Баш. хим. журнал. – 1998. –  Т.5, №1, С. 55–58. 
  3. Сангалов Ю.А., Массалимов И.А., Красулина Н.А., Петухова Н.И., Антонова Н.Е., Чанышев Н.С., Турьянов Р.А., Мифтахов А.А.,Давлетова А.Р. Препаративная форма водорастворимой элементной серы для защиты культурных растений от вредителей / Патент России №2142908 БИПМ –1998. – №35.
  4. Сангалов Ю.А., Яковлев В.В., Массалимов И.А. Гибридный материал из поливинил – ацетата и гипса // Баш. хим. журнал. – 1998. – Т.5, №2. – С. 44 – 47.
  5. Массалимов И.А., Сангалов Ю.А. Влияние интенсивной механической обработки на разложение пероксида бария // Журнал прикл. химии. – 2001. – т.74. – №5. – С.545 – 548.
  6. Массалимов И.А. Возможный механизм передачи энергии механическим ударом // Химия в интересах устойчивого развития. – 2002. – №10. – С. 161 – 164.

7. Массалимов И.А., Кильмаметов А.Р. Влияние механической обработки на структуру  пероксида бария //  Там же. – С. 165 – 169.

8. Массалимов И.А., Киреева М.С., Кильмаметов А.Р., Каримов Н.Х. Растворимость механически активированной серы // Там же. – С. 171 – 173.

9. Массалимов И.А., Киреева М.С., Сангалов Ю.А. Структура и свойства пероксида бария после механической обработки // Неорганические материалы. – 2002. – Т.38, №4. – С. 449 – 453.

10. Массалимов И.А. Кристаллохимические аспекты образования метастабильных фаз тройных металлооксидов в условиях ударных воздействий // Баш. хим. журнал. – 2002. – Т. 9, №3. – С.12–15.

11. Массалимов И.А. Кинетика выделения кислорода механически обработанным пероксидом бария. // Там же. – С.16–18.

12. Массалимов И.А., Бабков В.В., Мусавиров Р.С., Чуйкин А. Е., Амирханов К.Ш., Мирсаев Р.Н. Способ гидрофобизации шифера. Патент Росссии № 2243191 // БИПМ – 2004. – №36.

13. Массалимов И.А., Уракаев Ф.Х. Осцилляционная кинетика механической активации BaO2. // Баш. хим. журнал. – 2003. – Т.10, №4. – С.86–90.

14. Массалимов И.А. О возможности разделения вклада процессов меха- нической и механохимической активации. // Там же. – С.91–94.

15. Массалимов И.А. Влияние механической обработки на структуру и свойства хлорида натрия. // Неорганические материалы. – 2003. – Т. 39, №. 11. – С. 1 – 7.

16. Мусавиров Р.С., Массалимов И.А., Бабков В.В., Чуйкин А.Е., Балобанов М.А., Шарабыров М.В.  Пропиточные гидрофобизирующие композиции на основе водорастворимой серы. // Строительные материалы. – 2003. – №10. – С. 25 – 27.

17. Чуйкин А.Е., Сафина О.М., Мансуров Т.В., Старцева Л.В., Массалимов И.А. Опыт производства и использования мелкоштучных дорожных вибропрессованных бетонных изделий. // Там же. – С. 28 – 29.

18. Массалимов И.А., Сангалов Ю.А. Влияние механической активации кристаллических веществ ударными воздействиями  на их физико-химические превращения. // Химическая промышленность сегодня. – 2004. – №5  – С. 11 – 20.

19. Массалимов И.А. Структурная неустойчивость и микронапряжения в пероксидах щелочно–земельных металлов после механической обработки // Неорганические материалы. – 2004. – Т.40, №. 11. – С.1 – 5.

20. Массалимов И.А. Синтез пероксидов с использованием метода механической активации и золь–гель процедуры // Химия в интересах устойчивого развития. –2005. - №13. - С. 291 – 294.

21. Уракаев Ф.Х., Массалимов И.А. Флуктуации энергии и эмиссионные явления в устье трещины // Физика твердого тела 2005. - Т.47, вып. 9. - С.1614-1618.

22. Массалимов И.А., Прокопец В.С. Упрочнение и защита строительных материалов серосодержащими растворами // Баш. хим. журнал. – 2005. - Т.12, №2. - С.87–90.

23. Массалимов И.А., Удовенко И.Ф., Киреева М.С., Вихарева И.Н. Применение водных серосодержащих композиций в качестве средств защиты растений // Баш. хим. журнал. – 2006, т.13, №4, С.97–100.

24. Массалимов И.А. Флуктуационный механизм разрыва химических

  связей металлов при интенсивных воздействиях // Баш. хим. журнал. – 

  2007. - Т.14, №3. - С.127–131.

  25. Массалимов И.А. Моделирование процессов механической активации в измельчительных устройствах ударно-отражательного типа // Химическая промышленность сегодня. – 2007. - №9 – С. 38-46.

  26. Массалимов И.А. Изменение структурных характеристик неорганических материалов в процессе механической обработки // Неорганические материалы. – 2007. – №12 – С.56-60.

27. Массалимов И.А., Киреева М.С., Вихарева И.Н. Применение поли-

сульфидов щелочных и щелочноземельных металлов для получения вы-

сокодисперсной серы //  Журнал прикл. химии. – 2008. – Т.81, №2. –

С.195 – 199.

28. Массалимов И.А., Файнбух И.В., Юрковская Е.А., Козлов С.Ю., Шарипов Х.Т. Синтез сверхпроводящих материалов с использованием золь–гель метода // Доклады АН УзССР. – 1990. –  №5. –  С.34 – 36.

29. Массалимов И.А., Юрковская Е.А., Шарипов Х.Т. Синтез и рентгеновский анализ высокотемпературных сверхпроводников состава Y1 Ba2 Cu3 Oy // Узбекский хим. журнал. – 1990. – №5. –  С.18 – 20.

30. Массалимов И.А., Шарипов Х.Т. Исследование химической связи в кристаллах дифракционным методом // Узбекский хим. журнал. – 1991. – №3. – С.9 –15.

31. Массалимов И.А., Файнбух И.В., Халиков С.М., Шарипов Х.Т..  Механохимическая активация иттриевой керамики / Дезинтеграторная технология. Тезисы докладов VIII Всесоюзного семинара 1–3 октября 1991. – Киев: КТИПП, 1991. – С. 94 – 95.

32. Массалимов И.А., Файнбух И.В., Халиков С.С., Шарипов Х.Т. Структурные особенности механоактивированной иттриевой керамики // Узб. физ. журнал. – 1992. – №1. –  С. 53 – 55.

33. Массалимов И.А., Рысбаков А.Т., Шарипов Х.Т. Синтез Y1Ba2Cu3Oy керамики с использованием механоактивированной смеси порошков // Узб. физ. журнал. – 1993. –  №6. –  С.28 – 30.

34. Массалимов И.А., Скрыпникова О.В., Рысбаков А.Т., Шарипов Х.Т. Механохимическая активация пероксида бария // Узб. физ. журнал. – 1993. –  №5. –  С.56 – 58.

35. Massalimov I.A. On the possible mechanism of energy transmission by mechanical impact / Proceedings of FBMT–2001. – Novosibirsk: SB RAN,  2001. –  p. 59.

36. Massalimov I.A., Kireeva M.S., Kilmametov A.R., Karimov N.Kh. The solubility of  mechanically activated sulfur / Там же. – p. 65.

37. Massalimov I.A., Kilmametov A.R. Effect of mechanical treatment on the 

structure of Barium peroxide / Там же.  –  p. 51.

38. Массалимов И.А., Киреева М.С. Разработка специализированных композиций и препаративных форм серы для экологически чистых отраслей народного хозяйства. / В сборнике «Научные исследования высшей школы в области химии и химических продуктов» М.: Изд–во РХТУ, 2001. – Вып. 179. – С. 164 – 170.

39. Массалимов И.А., Уракаев Ф.Х. О возможности образования наноразмерных частиц в носке трещины // Физикохимия ультрадисперсных (нано-) систем / Материалы VI Всероссийской (международной) конференции. – М.: МИФИ. – 2002. – С. 46–47.

40. Массалимов И.А., Савинцев Ю.П., Уракаев Ф.Х. Методы получения и применения высокодисперсной серы  // Там же. – С. 111–112.

41. Мусавиров Р.С., Массалимов И.А., Бабков В.В., Чуйкин А.Е., Балобанов М.А. Эффективность использования водорастворимой серы для улучшения физико–механических характеристик строительных материалов и изделий на цементной основе. / Сборник трудов секции «Строительство» РИА «Современные инвестиционные процессы и технологии строительства». – 2002. – вып.3. – часть 2. – С. 151 – 156.

42. Савинцев Ю.П., Массалимов И.А., Уракаев Ф.Х. Прикладные аспекты использования наноразмерных сферолитов серы / Труды Международной научной конференции «Кристаллизация в наносистемах». (10-12 сентября 2002 г.). – Иваново: ГП "Издательство "Иваново", 2002. – С.142.

43. Уракаев Ф.Х., Массалимов И.А. Генерирование субнаноразмерных частиц в процессе разрушения монокристаллов / Там же. – С.155.

44. Савинцев Ю.П., Массалимов И.А., Уракаев Ф.Х., Шевченко В.С.  Нуклеация, рост и самоорганизация субмикронных сферолитов серы в полимеризующихся средах. / Труды Национальной конференции по росту кристаллов. (24–29 ноября 2002г.) – М: Издательство ИК РАН, 2002.  – С. 578.

45. Massalimov I.A., Sangalov Yu. A., Zaikov G.E., Zaikov V.G. Influence of intensive mechanical treatment on decomposition of barium peroxide. // In book «Polymer Aging at the Cutting Edge». Editors: Zaikov G.E., Bouchachenko A.L., Ivanov V.B. Nova Science Publishers, Inc. New York. 2002, p. 39–45.

46. Волгушев А.Н., Массалимов И.А., Мусавиров Р.С.. Пропитка строительных изделий водным раствором серы / Международная конференция «Долговечность строительных конструкций. Теория и практика защиты от коррозии». Сборник трудов (7–9 октября 2002г. Москва). – М.: Изд-во Центра экономики и маркетинга. – С. 89 – 93.

47. Бабков В.В., Мусавиров Р.С., Массалимов И.А., Чуйкин А.Е., Балобанов М.А. Исследование кинетики водопоглощения строительных материалов и изделий на цементной основе, пропитанных водорастворимой серой / Материалы VI Международной научно–технической конференции при VI Международной специализированной выставке «Строительство, архитектура, коммунальное хозяйство – 2002». – Уфа: УГНТУ, 2002. – С. 28.

48. Мусавиров Р.С., Бабков В.В., Массалимов И.А., Чуйкин А.Е., Балобанов М.А. Физико-механические свойства цементных структур, пропитанных водорастворимой серой / Там же. – С. 29.

49. Бабков В.В., Мусавиров Р.С., Массалимов И.А., Чуйкин А.Е., Балобанов М.А. Пропиточные композиции на основе водорастворимой серы для гидрофобизации бетонных изделий // Проектирование и строительство в Сибири. – 2002. – №6. – С. 43–45.

50. Массалимов И.А., Киреева М.С.  Разработка методов получения и исследование физико-химических свойств соединений, полученных с помощью механически активированной серы /  Труды отчетной конференции «Химия и химические продукты». – М.: Изд-во Мин. образования РФ, РХТУ им. Менделеева, 2002. – С. 112.

51. Массалимов И.А. Создание новых ресурсосберегающих технологий на основе предлагаемых видов торцевых зубчатых зацеплений и универсальных конструкций дезинтеграторов для решения экологических проблем по мелкодисперсному измельчению многокомпонентных продуктов / Там же. – С. 113.

52. Массалимов И.А. Механическая активация кристаллических веществ

ударными воздействиями. Препринт доклада, Уфа, Институт механики  УНЦ РАН, 2002, 111 с., 1 табл., 13 рис., библиография 123. Рекомендован к публикации решением Ученого Совета Института механики УНЦ РАН от 06.04.2002.

53. Massalimov I.A., Kilmametov A.R. X-ray study of mechanical treatment influence over the structure of BaO2 and CaO2 / Proceedings of 8th Europian Powder Diffraction conference. Uppsala, Sweden 23-26 May 2002. p. 176.

54. Massalimov I.A., Sangalov Yu. A., Zaikov G.E., Zaikov V.G. Influence of intensive mechanical treatment on decomposition of barium peroxide // Journal of Balcan Tribological Association – 2003. – V.9, №1. – Р. 13 – 19.

55. Массалимов И.А., Уракаев Ф.Х.. Эмиссия наноразмерных частиц в носке трещины // Физикохимия ультрадисперсных (нано–) систем / Материалы VI Всероссийской (международной) конференции М.: МИФИ, – 2003. – С. 57 – 60.

56. Массалимов И.А., Савинцев Ю.П., Уракаев Ф.Х. Получение и применения субмикронных частиц серы / Там же. – С. 109 – 113.

57. Массалимов И.А., Мусавиров Р.С., Чуйкин А.Е., Бабков В.В. Метод применения элементной серы / Труды ХVII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии. т.3, «Материалы и нанотехнологии» – 2003. – С. 269.

58. Массалимов И.А. Разработка методов получения и исследование физико-химических свойств соединений, полученных с помощью механически активированной серы / Труды отчетной конференции «Химия и химические продукты». М.: Изд-во Мин. образования РФ, РХТУ им. Менделеева, 2003. – С. 136.

59. Массалимов И.А., Савинцев Ю.П., Уракаев Ф.Х., Киреева М.С., Мусавиров Р.С. Способ получения и использования высокодисперсной серы. / Труды XVI Международной научно-технической конференции «РЕАКТИВ – 2003». – М.: – 2003. – С. 115.

60. Urakaev F.Kh., Massalimov I.A. Mechanism and intensity of chemical phenomena at the crack tip. // Mendeleev Communications. – 2003. – Vol. 13, No. 4. – Р. 172 – 174.

61. Массалимов И.А. Микромеханика ультрадисперсных частиц в условиях ударных воздействий. / Труды научной сессии МИФИ – 2004. «Ультрадисперсные (нано) материалы». (28 – 29 января 2004) – М.: Изд.  МИФИ, 2004. – С.202  – 203.

62. Massalimov I.A. Synthesis of peroxides using mechanical activation and sol-gel procedure. / Proceedings of International conference «Mechanochemical Synthesis and Sintering», June 14 – 18, 2004, Novosibirsk, Russia, SB RAN. p. 166.

63. Массалимов И.А. Механохимия и кристаллоструктурные изменения неорганических веществ / Труды XVI Международной научно-технической конференции «РЕАКТИВ – 2004» . – Уфа, 2004. – С. 102 –105.

64. Массалимов И.А. Дезинтеграторная технология –  метод повышения эффективности технологических процессов. / Там же. – С. 107–109.

65. Urakaev F.Kh., Massalimov I.A. Quantum effects in dynamic fracture // Proceedings of  Fourth International Conference on Mechanochemistry and Mechanical Aloying (INCOME 2003), Program, List of Delegates / Braunschweig, Germany, September 7 – 11, 2003. – Braunschweig: Technical University of Braunschweig, 2003. – P. 144.

66. Massalimov I.A., Urakaev F. Kh., Madyukov I.A., Shevchenko V.S Emission of nanoparticles at the crack front during cleavage of single crystals // Functional Materials. – 2005. – Vol. 12. – No. 4. – P. 700–706.

67. Massalimov I.A., Urakaev F. Kh., Madyukov I.A. On the possibility of

  nanocrystals outlet at the crack tip under cleavage alkaline halide single

  crystals. Proceedings of Int. Conf. on "CRYSTAL MATERIALS'2005" 

(ICCM'2005), May 30 – June 02, 2005, Kharkov, Ukraine. – Kharkov: STC

"Institute for Single Crystals", 2005, 254 p. – P. 224.

68. Массалимов И.А., Киреева М.С., Удовенко И.Ф. Исследование воз-

  можностей дезинтегратора в качестве активатора химических реакций /

Материалы VI Международной конференции «Современные проблемы истории естествознания в области химии, химической технологии  и нефтяного дела» Уфа, 2005.с. 105-106.

69. Massalimov I.A. The theoretical and experimental aspects of mechanical treatment in disintegrator // Proceedings of International conference «Mechanochemical Synthesis and Sintering», June 14 – 18, 2006, Novosibirsk, Russia, SB RAN. p. 91.

70. Массалимов И.А., Киреева М.С., Вихарева И.Н. Практическое применение сульфидных  соединений // Труды XVII Международной научно-технической конференции РЕАКТИВ – 2006. Уфа, октябрь 2006.  с. 170–171.

71. Массалимов И.А., Магданов Р.Р., Галиева Д.Р. Механохимические способы переработки техногенного сырья // Труды XVII Международной научно-технической конференции РЕАКТИВ – 2006. Уфа, октябрь 2006.  с. 185–186.

72. Гущин Г.В., Кодесс Б.Н., Массалимов И.А. Процессы зарождения фаз в метастабильных соединениях при ударно-механических воздействиях// Труды IV Международной школы-конференции «Микромеханизмы пластичности, разрушения и сопутствующих явлений» - 2007. Тамбов, июнь 2007. с. 349-350.

  73. Массалимов И.А. «Аквастат» - защитит от воды любые строительные конструкции // Журнал современных строительных технологий. – 2007.- №24 - С. 58-59.

74. Массалимов И.А., Массалимов Б. И., Шаяхметов А.У. Получение 

  наноразмерной серы методами механохимии. // Третья международная

конференция по коллоидной химии и физико-химической механике

  24-28 июня 2008 г., МГУ, Москва, с. 78. 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.