WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Просенко Александр Евгеньевич ПОЛИФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СЕРО-, АЗОТ-, ФОСФОРСОДЕРЖАЩИЕ АНТИОКСИДАНТЫ НА ОСНОВЕ АЛКИЛИРОВАННЫХ ФЕНОЛОВ:

СИНТЕЗ, СВОЙСТВА, ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ 02.00.03 – органическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Новосибирск – 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Горностаев Л.М.

член-корреспондент РАН, доктор химических наук, профессор Нифантьев Э.Е.

доктор химических наук, профессор Филимонов В.Д.

Ведущая организация: ФГУП «ГНЦ «НИОПИК»

Защита состоится «18» июня 2010 года в 9 ч 15 мин на заседании диссертационного совета Д 003.049.01 при Новосибирском институте органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН по адресу: 630090, г. Новосибирск, проспект академика Лаврентьева, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского института органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН.

Автореферат разослан « » 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор химических наук Петрова Т.Д.

Общая характеристика работы



Актуальность работы. Среди современных ингибиторов свободнорадикального окисления органических и биоорганических субстратов ведущие позиции занимают антиоксиданты фенольного типа: в последние годы на их долю приходится более 50 % мирового рынка стабилизаторов для пластмасс и ~30 % – для резин и каучуков, большинство пищевых антиокислителей и лекарственных препаратов антиоксидантного действия также являются фенольными соединениями.

Обширные исследования в области химии фенольных антиоксидантов (ФАО) были проведены в ХХ веке, в итоге к концу 80-х гг. эффективность лучших из известных ингибиторов класса алкилированных фенолов достигла теоретического предела и возможности синтеза более эффективных ФАО, работающих по «классическому» механизму (посредством инактивации свободных радикалов), были исчерпаны. В последние 20-30 лет принципиально новых структур на рынке стабилизаторов не появлялось, основной тенденцией мирового производства антиоксидантных добавок явилось расширение ассортимента за счет получения смесей нескольких продуктов.

К несомненным достоинствам смесевых композиций следует отнести отсутствие дополнительных расходов на организацию производства компонентов и выигрыш в эффективности за счет синергических эффектов, вместе с тем многокомпонентные смеси добавок в силу специфичности действия не могут использоваться многими потребителями, в частности, они мало подходят для стабилизации липидсодержащих продуктов.

Значительные резервы дальнейшего повышения эффективности ФАО связаны с созданием полифункциональных (гибридных) антиоксидантов, молекулы которых содержат несколько реакционных центров, способных ингибировать окислительные процессы по различным механизмам и проявлять внутримолекулярный синергический эффект, который может значительно превосходить межмолекулярный синергический эффект смесевых композиций. Однако эти резервы до настоящего времени не реализованы в полной мере.

Среди полифункциональных ФАО подробно изучены и используются на практике преимущественно тио(амино)производные 3,5-ди-трет-бутил-4гидроксибензильного ряда и серосодержащие эфиры 3-(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)пропионовой кислоты. Данные ингибиторы имеют недостаточную термическую и (или) гидролитическую устойчивость, изменяют окраску стабилизируемых материалов в процессе их переработки.

Фактическое отсутствие на рынке полифункциональных ФАО других структур обусловлено двумя группами проблем:

Во-первых, – отсутствием соответствующих синтетических подходов. Описанные в литературе способы синтеза соединений, в структуре которых тио(амино)группа отделена от ароматического ядра двумя и более метиленовыми звеньями, многостадийны, затратны и малоприемлемы для промышленной реализации;

Во-вторых, – недостаточностью данных о зависимости противоокислительной активности полифункциональных ФАО от их структуры для осуществления направленного синтеза ингибиторов, превосходящих по эффективности существующие аналоги.

Решение данных проблем является, несомненно, актуальной и практически значимой задачей.

Другой важный аспект практического значения ФАО связан с их биологической активностью. Фенольные соединения (токоферолы, флавоноиды, коэнзимы, кумарины и пр.) играют ключевую роль в системе естественной антиоксидантной защиты живых организмов и используются в качестве средств профилактики и лечения заболеваний, сопряженных с развитием окислительного стресса.

Многочисленные медико-биологические исследования последних лет убедительно показали, что активизация перекисного окисления липидов (ПОЛ) является универсальным патогенетическим фактором, ответственным за возникновение и развитие широкого спектра (более 200) заболеваний и патологических состояний. Это свидетельствует о широких возможностях использования антиоксидантов в качестве профилактических и лекарственных препаратов.

Вместе с тем, список ФАО, применяемых в современной медицинской практике, включает менее 10 препаратов и давно не претерпевал изменений.

Проблема расширения перечня антиоксидантных препаратов на фармацевтическом рынке решается главным образом за счет создания биологически активных добавок, содержащих комплексы флавоноидов, витаминов (А, Е, С) и минералов-“антиоксидантов” (Se, Zn). Низкая результативность использования таких комплексов в значительной степени связана с инверсией действия природных антиоксидантов: в низких дозах они проявляют противоокислительную активность, в высоких – выступают в роли прооксидантов. Как следствие, попытки ингибировать ПОЛ посредством использования повышенных доз природных антиоксидантов не только не дают желаемого эффекта, но зачастую и усугубляют пероксидацию. С другой стороны, важной отличительной особенностью ПОЛ является быстрое накопление гидропероксидов, соответственно, эффективное ингибирование процесса путем использования антиоксидантов исключительно антирадикального действия не может быть достигнуто. Вместе с тем, применяемые в медицинской практике природные и синтетические ФАО по существу являются антирадикальными ингибиторами и не проявляют противопероксидной активности.

В этой связи, не вызывает сомнений целесообразность создания лекарственных препаратов на основе нетоксичных полифункциональных ФАО, сочетающих антирадикальную активность с противопероксидной и проявляющих выраженное противоокислительное действие в широком диапазоне концентраций.

Целью настоящей работы явилось создание нового поколения полифункциональных фенольных антиоксидантов, обладающих полным набором желательных качеств для использования в различных областях техники и технологии, а также в биологии и медицине.

Для достижения поставленной цели представлялось необходимым решить следующие задачи:

1. Разработать технологичные пути получения серо-, азот-, фосфорсодержащих производных алкилированных фенолов на основе доступного сырья и реагентов.

2. Осуществить синтез структурно-взаимосвязанных рядов полифункциональных ФАО различных классов.

3. Провести сравнительное исследование ингибирующих свойств синтезированных соединений в различных модельных условиях, создать банк данных, характеризующих ингибирующие свойства синтезированных соединений в различных модельных условиях; выявить зависимости «структура – антиокислительная активность», позволяющие осуществлять молекулярный дизайн и направленный синтез новых гибридных ФАО, превосходящих по эффективности существующие аналоги.

4. Предложить высокоэффективные ингибиторы для практического использования в качестве термостабилизаторов полимерных материалов, противоокислителей липидсодержащих продуктов, биологически активных веществ.

Научная новизна. Предложены и апробированы альтернативные пути синтеза алкилфенолов различного строения с галоген-, серо-, фосфор-, азот- содержащими функциональными группами в пара-(орто-)алкильных заместителях, исходя из доступных синтонов – фенола, 2-метил-, 2,6-диметил-, 2-третбутил-4-метил- и 2,6(2,4)-ди-трет-бутилфенолов.

Впервые показан универсальный характер влияния добавок ДМФА на селективность протекания процесса галоидирования -(4-гидроксиарил)алканолов галогенангидридами неорганических кислот (SOCl2, COCl2, POCl3, PCl3, PCl5, PBr3) и решена научная проблема селективного замещения алифатической спиртовой группы на атом галогена в молекулах -(3,5-ди-трет-бутил4-гидроксифенил)алканолов, содержащих чувствительные к кислотному катализу трет-бутильные фрагменты и фенольную группу, склонную к образованию эфиров с галогенангидридами.

Выявлено влияние добавок воды и щелочи на интенсивность и селективность протекания взаимодействия 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)-1хлорпропана с Na2S, найдены условия, позволяющие достигать степени конверсии названного хлорпропана в целевой бис-[3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил]сульфид до 98-99 %, а также получать бис-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфиды из соответствующих хлоралканов с выходами до 82 %.

Изучено взаимодействие производных 4-алкил-2,6-ди-трет-бутил-фенолов, содержащих в пара-заместителе группы OH, SH, COOH, COOМе, NMe2, с хлороводородом и галогеноводородными кислотами. Показано, что при нагревании -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алканолов с галогеноводородными кислотами параллельно протекают процессы де-трет-бутилирования и замещения алифатической ОН-группы на атом галогена. На основе данного взаимодействия предложены одностадийные способы получения ранее труднодоступ ных -(3-трет-бутил-4-гидроксифенил)- и -(4-гидроксифенил)галогеналканов.

Впервые установлено, что концентрированная бромоводородная кислота является эффективным катализатором нуклеофильного замещения фенольной ОН-группы на алкилтиильную. Выявлено, что 3-(4-гидроксифенил)пропантиол-1, образующийся при нагревании 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с конц. HBr, в условиях реакции подвергается конденсации, основным продуктом которой является 3-(4-[3-(4-гидроксифенил)пропилтио]фенил)пропантиол-1. Показано, что под действием конц. HBr -(4-гидроксифенил)алкантиолы активно вступают друг с другом, а также с одно- и двухатомными фенолами в реакцию замещения ароматической ОНгруппы на алкилтиильную.

Впервые проведено алкилирование 2,6-дициклогексил- и 2-метил-6циклогексилфенолов аллиловым спиртом и 3-хлорпропеном с последующей перегруппировкой по Клайзену, а также 3-(4-гидроксифенил)-1-галогенпропанов – циклогексеном и циклогексанолом. Выделены и охарактеризованы основные продукты этих взаимодействий. Установлено, что эффективным катализатором алкилирования пара-алкилфенолов циклогексеном является хлорная кислота (10-57 масс. %).

Предложены эффективные одностадийные способы превращения -(4гидроксиарил)галогеналканов в соответствующие S-, N- и алкантиолов в S-, Pзамещнные производные, содержащие гетероатом в составе различных функциональных групп (-S-, -SS-, -SH, -SC(O)-, -S(CH2)nS-, (-S)3P, (-S)3PО, S+I–, NHnAlkm, -NHnAlkmHlg, -SC(NH2)2Hlg, -SnO3Na).

В молекулах производных 2,6-ди-трет-бутилфенола осуществлено селективное окисление S-, N-, P-содержащих функциональных групп гидропероксидами, выделены и охарактеризованы продукты, содержащие в пара-алкильном заместителе группы -S(O)-, -S(O2)-, - SS(O) -, - SS(O2) -, N(O)Alk2, (-S3)PO.

На основе синтезированных фенольных соединений, содержащих в пара(орто)-положении -галоген-, -гидрокси-, -тиоалкильные и аллильные заместители, впервые осуществлен направленный синтез значительного числа структурно-связанных рядов новых серо-, азот-, фосфорсодержащих производных алкилфенолов, в пределах которых соединения различаются степенью пространственной экранированности фенольной ОН-группы; строением S,N,Pсодержащей функциональной группы, а также длиной и строением углеводородной цепи, отделяющей последнюю от ароматического ядра.

Всего синтезировано ~350 соединений, большинство из которых получены и охарактеризованы впервые.

Впервые проведено системное исследование антирадикальной, противопероксидной и брутто-ингибирующей активности серо-, азот-, фосфорсодержащих производных -(4-гидроксиарил)алкильного типа во взаимосвязи со строением в различных модельных системах.

Для тио(амино)алкилфенолов созданы банки кинетических параметров антирадикальной активности (констант скоростей взаимодействия с пероксидными радикалами стирола, кумола, метилолеата k7 и стехиометрических коэффи циентов ингибирования f), потенциалов окисления Е, показателей кислотности рК.

Установлено, что присутствие в молекуле ФАО серо-, фосфор-, азотсодержащего фрагмента, отделенного от ароматического кольца двумя и более метиленовыми звеньями, не отражается на антирадикальной активности ингибиторов, вследствие чего, реакционная способность в рядах nара-алкил- и nарафункционально-алкилзамещнных фенолов в отношении пероксидных радикалов изменяется единообразно в зависимости от числа и строения ортозаместителей.

Для отдельных серий соединений найдены корреляционные зависимости между величинами Е и lgk7, Е и рК.

Изучена кинетика разложения пероксидных соединений под действием тиоалкилфенолов, содержащих в пара-заместителе различные серосодержащие функциональные группы (-S-, -S(CH2)2S-, -SS-, -SC(O)-, -SH). Установлено, что реакции 3,5-диалкил-4-гидроксибензилсульфидов, а также 3-(3,5-ди-третбутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 и соответствующих ему дисульфида и алкантиоата с гидропероксидом кумола носят автокаталитический характер, вместе с тем 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил-сульфиды реагируют с гидропероксидами в стехиометрических отношениях.

Показано, что высокая противоокислительная активность синтезированных серо-, азот-, фосфор- содержащих ФАО в отношении автоокисления различных субстратов обусловлена как бифункциональным механизмом их антиокислительного действия, так и проявлением выраженного эффекта внутримолекулярного синергизма. Впервые выявлены закономерности изменения антиоксидантной активности серо-, азот-, фосфор- содержащих производных -(4гидроксиарил)алкильного типа в зависимости от структуры (числа и строения орто-алкильных заместителей, строения S,N,P-содержащей группы и е удалнности от ароматического ядра), свойств субстрата и условий окисления.

На основе полученных зависимостей и разработанных синтетических методов успешно осуществлены молекулярный дизайн и направленный синтез новых гибридных ФАО с высокой противоокислительной активностью.

Практическая значимость. Предложены эффективные пути синтеза серо-, азот-, фосфор- содержащих гибридных ФАО, основанные на использовании доступных синтонов и пригодные для реализации в промышленных масштабах.

Найдены условия, позволяющие осуществлять отдельные стадии таких превращений с высокими выходами.

Разработаны эффективные методики получения орто-алкилзамещнных -(4-гидроксифенил)галогеналканов и -алкантиолов – ключевых полупродуктов синтеза полифункциональных фенольных соединений. Предложены способы одностадийного превращения -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алканолов в соответствующие -(4-гидроксифенил)галогеналканы – ценные полупродукты для синтеза биологически активных веществ, -(3,5-ди-третбутил-4-гидроксифенил)пропановой кислоты и е эфиров – в флоретиновую кислоту.

Создан лабораторный регламент на производство 3-(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)-1-хлорпропана, который был успешно апробирован на опытнопромышленной установке Новочебоксарского ПО «Химпром» и в условиях Опытно-химического производства НИОХ СО РАН. Хорошую воспроизводимость в условиях ОХП НИОХ СО РАН показали также предложенные лабораторные методики получения N,N-диметил-3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропиламина, додецил-3,5-диметил-4-гидроксибензилсульфида, стабилизаторов СО-3 и СО-4, а также 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с использованием NH4HS и SC(NH2)2.

Работа по разработке способа получения термостабилизатора полимерных материалов СО-3 была отмечена бронзовой медалью на ВДНХ СССР (1987 г.), дипломом I степени в области прикладной химии СО АН СССР (1988 г.).

Разработана эффективная методика синтеза алкил-(3,5-диалкил-4гидроксибензил)сульфидов, основанная на конденсации 2,6-диалкилфенолов с формальдегидом и алкантиолами в присутствии каталитических добавок KOH (NaOH).

Предложены одностадийные способы синтеза алкил--(4-гидроксиарил)алкилсульфидов из соответствующих галогеналканов, аллилфенолов и 2,6-диалкилфенолов, которые отличаются высокой эффективностью, простым технологическим оформлением и могут быть положены в основу промышленных способов получения названных сульфидов.

Найдены закономерности изменения антиоксидантной активности полифункциональных ФАО в зависимости от строения, которые могут быть использованы при моделировании структур новых высокоэффективных ингибиторов.

Созданы полифункциональные ФАО, которые по противоокислительному действию существенно превосходят используемые в промышленности аналоги и могут быть рекомендованы к практическому применению в качестве термостабилизаторов минеральных масел, полимеров и других синтетических материалов, антиоксидантов для липидсодержащих продуктов, а также как биологически активные вещества.

Высокая термостабилизирующая эффективность вновь синтезированных гибридных ФАО в отношении полиолефинов, полистирола и его сополимеров, фторопластов подтверждена авторскими свидетельствами СССР и патентами РФ.

По результатам исследований, проведенных совместно с НИИ клинической иммунологии СО РАМН, НИИ терапии СО РАМН, НЦ клинической и экспериментальной медицины СО РАМН, НИИ фармакологии Томского НЦ СО РАМН, лабораторией фармакологических исследований НИОХ им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, Институтом химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, Институтом цитологии и генетики СО РАН, Новосибирским государственным аграрным университетом ряд синтезированных соединений проявляют выраженную биологическую активность и перспективны для практического использования в качестве антиатерогенных, гепато- и гемопротекторных, а также противоопухолевых препаратов.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на 32 конференциях различного уровня, в том числе на III Всесоюзной конференции «Биоантиоксидант» (Москва, 1989), Международной конференции «Современные проблемы органической химии» (Новосибирск, 2001), II, IV, V Национальных научно-практических конференциях с международным участием «Свободные радикалы, антиоксиданты и болезни человека» (Смоленск 2001, 2005, 2007), Internation conference «Reactive oxygen and nitrogen species, antioxidants and human health» (Smolensk, 2003), VI, VII Международных конференциях «Биоантиоксидант» (Москва, 2002, 2006), IV Международном симпозиуме по химии и применению фосфор-, сера- и кремнийорганических соединений «Петербургские встречи» (Санкт-Петербург, 2002), Всероссийской конференции «Компенсаторно-приспособительные процессы: фундаментальные, экологические и клинические аспекты» (Новосибирск, 2004), Всероссийской научной конференции «Современные проблемы органической химии» (Новосибирск, 2007), XV Международной конференции «Новые информационные технологии в медицине, биологии, фармакологии и экологии» (Ялта-Гурзуф, 2007).

Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 2работы, в том числе 1 монография, 23 авторских свидетельств и патентов на изобретения, 40 статей в журналах перечня ВАК.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, девяти глав основного содержания, выводов, списка цитируемой литературы (490 наименований) и приложений. Общий объем диссертации без приложений 451 страница, она иллюстрирована 83 таблицами и 35 рисунками.

Диссертационная работа выполнялась в рамках комплексной университетской темы «Синтез и исследование полифункциональных фенольных антиоксидантов» (№ гос. рег. 01.200.209186). Исследования структуры и биологической активности новых соединений проводились при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант 01-04-49306) и Международного центра дифракционных данных (International Centre for Diffraction Data, USA) – гранты «Organic substances and oxides» (№ 03-01, 2003-2004 гг.) и «Antioxidants and other substances» (№ 03-01, 2004-2005 гг.).

Автор выражает искреннюю благодарность всем соавторам научных работ, коллегам по НИИ химии антиоксидантов ГОУ ВПО НГПУ; руководству НИОХ СО РАН и лично Григорьеву И.А. и Толстикову Г.А., сотрудникам НИОХ СО РАН Крысину А.П. Шакирову М.М., Покровскому Л.М., Родионову В.И., Гатилову Ю.В., Фадеевой В.П., Зибаревой И.В., Филатовой Л.С., Толстиковой Т.Г., Сорокиной И.В., Щукину Г.И., а также Душкину М.И. (НИИ клинической иммунологии СО РАМН), Меньщиковой Е.Б. и Зенкову Н.К. (НЦ клинической и экспериментальной медицины СО РАМН) и Российскому фонду фундаментальных исследований за доступ к базам данных STN International (грант 00-0332721) через Новосибирский центр STN в НИОХ СО РАН.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, показаны е научная и практическая значимость, определены цель и задачи исследования, основные пути их реализации.

Первая глава представляет собой литературный обзор, в ней представлены общие сведения о ФАО и их синергистах (механизм ингибирующего действия, зависимость антиоксидантной активности от структуры), рассмотрены способы синтеза, особенности окислительных превращений и области практического применения серо-, азотсодержащих алкилфенолов.

В главах 2-5 представлены результаты собственных исследований в области синтеза функционально-замещнных алкилфенолов. В них обсуждается получение ключевых полупродуктов для серо-, азот-, фосфорсодержащих ФАО (аллил-, аминометил-, гидроксиалкил- и галоидалкилзамещнных производных на основе 2,4- и 2,6-диалкилфенолов); введение в молекулы названных синтонов S-функций (-S-, -S2-4-, -SH, -SCN, -SC(NH2)2Hlg, -S2O3Na) и их превращения под действием различных агентов, приводящие к расширению спектра серосодержащих алкилфенолов и получению фосфорсодержащих производных; а также получение и некоторые превращения азотсодержащих фенольных соединений.

Шестая глава посвящена рассмотрению отдельных аспектов реакционной способности синтезированных соединений, в том числе их антирадикальной, электрохимической и противопероксидной активностей, кислотных свойств и устойчивости к термическому разложению.

В седьмой главе приводятся сведения об эффективности ингибирующего действия синтезированных соединений в отношении термического автоокисления предельных углеводородных и липидных субстратов.

В восьмой главе представлены результаты испытаний синтезированных соединений в качестве термостабилизаторов полимерных материалов и биологически активных веществ.

Девятая глава – экспериментальная часть. В ней представлены данные по использованным материалам и оборудованию, приведены методики синтеза соединений, их спектральные характеристики, температуры плавления и данные элементного анализа, а также методы исследования антиоксидантной активности и физико-химических свойств.

1. Промежуточные продукты синтеза полифункциональных фенольных антиоксидантов В настоящей работе в качестве исходных синтонов использовали фенол, орто-крезол, 2,6-диметил-, 2,6-, 2,4-ди-трет-бутил- и 2-трет-бутил-4-метилфенолы промышленного производства; 2,6-дициклогексил-, 2-метил-6циклогексил-, 2-метил-6-трет-бутилфенолы, синтезированные из фенола и орто-крезола известными методами; а также ряд -(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)алканолов, синтезированных в НИОХ СО РАН.

S,N,Р-содержащие ФАО получали непосредственно из названных фенолов или через промежуточный синтез гидроксиалкил- и аллилзамещнных производных:

R R НО N НО S RRRR R R НО S, N, P-содержащие НО НО OH производные Hlg n n RR1 R3 RR1 R3 RR R НО S НО RRRгде R, R1 = Н, Me, t-Bu, cyclo-C6H11; R2 = Alk; R3, R4 = Н, Me; n = 0-8; Hlg = Cl, Br, J 1.1. Синтез аллилфенолов Синтез 4-аллил-2,6-диалкил- и 2-аллил-4,6-диалкилфенолов осуществляли из соответствующих 2,6- и 2,4-диалкилфенолов с использованием 3-хлор(бром)пропенов-1 через промежуточное получение аллилфениловых эфиров и перегруппировку Кляйзена. Выходы по отдельным стадиям достигали 96 %.

Результаты поиска в базах данных STN International позволяют считать, что при выполнении настоящей работы была впервые осуществлена перегруппировка Кляйзена в ряду орто-циклогексилзамещнных фенолов.

1.2. Синтез -(гидроксиарил)алканолов Алкилирование 2,6-ди-трет-бутилфенола 3-гидроксипропеном-1 (С3Н5OH) и диолами в присутствии оснований было описано ранее А.П. Крысиным с соавторами1 и другими2. С использованием данного подхода нами были синтезированы алканолы 1, а также их структурные аналоги 2,3:

RHO ОН HO OH ОН OH R R n n 1 R Rгде 1: R, R1 = Н, Me, n = 0-4, 8; 2: R = Me, t-Bu; 3: R, R1 = Me, t-Bu, cyclo-C6H11, n = 2- А.с. 877918 СССР; А.с. 858306 СССР.

Пат. 2001-64220 Япония По реакции 2,6-ди-трет-бутилфенола с С3Н5OH в присутствии NaOH в условиях автоклавирования при 140-160 оС целевой алканол 1а (1 с R1 = R = Н, n = 1) получали с выходом 75 %3. В то же время взаимодействие менее экранированных 2,6-диалкилфенолов с С3Н5OH в значительной степени осложнялось протеканием побочных реакций, вследствие чего соответствующие алканолы получали с меньшими выходами. Так, при алкилировании 2,6-дициклогексилфенола С3Н5OH в условиях, предложенных для получения алканола 1а1, выход соответствующего пропанола составил лишь 14 %, увеличения выхода до 42 % нам удалось достичь при повышении температуры синтеза до 200 оC.

Аналогичным образом, взаимодействие 2,6-диметилфенола с диолами (С2о С6) протекало при более высокой температуре (240 C), чем 2,6-ди-третбутилфенола (160-205 оC).

1.3. Синтез -(гидроксиарил)галогеналканов с использованием галогенангидридов неорганических кислот Алканолы 1-3 обладают полифункциональной структурой, вследствие чего в их реакциях с галоидирующими агентами наряду с замещением алифатической ОН-группы на атом галогена возможно протекание побочных реакций с участием ArO–H и Ar–t-Bu. Так, при нагревании алканола 1а с PCl3, PCl5 и PBrвыход соответствующих галогенидов не превышал 50-55 %, при этом в значительных количествах образовывались алкилфосфиты (алкилфосфаты) и детрет-бутилированные соединения. Использование SOCl2 в присутствии пиридина позволяло получать хлоралканы на основе алканолов 1 с выходами до 90 %.

На примере пропанола 1а нами было установлено, что независимо от природы галогенангидрида (PCl3, PОCl3, PCl5, PBr3, SOCl2, СOCl2) селективным катализатором галоидирования алканолов 1 является ДМФА. Это, по всей видимости, связано с образованием в реакционной смеси из ДМФА и галогенангидрида высокоэффективного галоидирующего агента – имидоилгалогенида.

Показано, что высокие (до 98 %) выходы галогеналканов из алканолов достигаются в случае SOCl2 и СOCl2 при использовании как стехиометрических, так и каталитических количеств ДМФА, в случае галогенангидридов кислот фосфора – избытка ДМФА. Вместе с тем, для частично экранированных алканолов 2-3 использование PHlgn оказалось малоэффективным (выходы целевых галогенидов 50 %), основные побочные продукты – фенилфосфиты. С более высокими выходами (до 80 %) галогениды на основе алканолов 2-3 получали при использовании SOCl2 и ДМФА. Взаимодействие алканолов 2 с SOClосложнялось протеканием внутримолекулярной циклизации, о чм свидетельствовало появление в реакционной массе хроманов, например:





ОН О ОН Cl OH 2а 69 % 16 % Крысин А.П. Промежуточные продукты, стабилизаторы полимеров и биологически активные вещества на основе пространственно-затрудненных фенолов. Автореф. дис. … докт. хим. наук. – Новосибирск, 2005. – 49 с.

1.4. Синтез -(гидроксиарил)галогеналканов с использованием HHlg При взаимодействии алканолов 1 с хлороводородом и галогеноводородными кислотами наряду с нуклеофильным замещением алифатической ОН-группы протекали процессы дезалкилирования.

Подробно данные превращения были изучены на примере алканола 1а:

HO HO OH OH HO HO OH Hlg 1а HO HO Hlg Hlg где Hlg = Cl (6а-8а), Br (6б-8б), I (6в-8в) Промежуточные продукты превращений были идентифицированы с использованием ГХ/МС и образцов соединений, полученных встречными синтезами.

Изучение динамики изменения состава реакционной массы при нагревании спирта 1а в токе НCl (140 оС) показало первоначальное накопление в ней спирта 4, свидетельствующее о более высокой скорости отщепления первой третбутильной группы, чем второй. Лимитирующей стадией процесса, повидимому, является замещение спиртовой ОН-группы на атом хлора: через 10 ч суммарное содержание в реакционной смеси моно-орто-замещнных спирта и хлорида 7а составляло 9.3 %, а спиртов 4 и 5 – 21.6 %. Содержание в реакционной массе конечного продукта 8а после 14 ч достигло 93 %.

Полного превращения спирта 1а в целевой продукт 8а при нагревании с соляной кислотой в ампулах не наблюдалось из-за побочного образования хлорида 7а, содержание которого в получаемой смеси 7а и 8а варьировало от 55 до 81% в зависимости от температуры и длительности нагревания ампулы. Данный результат, очевидно, обусловлен накоплением в реакционной массе третбутилхлорида, и, соответственно, обратимым превращением 7а в 8a.

Более результативным оказалось использование концентрированных бромо- и иодоводородных кислот. Так, после 3 ч кипячения спирта 1а в HBr с азеотропной отгонкой образующегося трет-бутилбромида содержание бромида 8б в органической части реакционной массы достигло 60 %, после 8 ч – 91 %.

В дальнейшем было установлено, что конц. HBr является удобным и эффективным агентом де-трет-бутилирования не только алканолов 1, но и других производных 2,6-ди-трет-бутилфенола, содержащих в пара-алкильном заместителе функциональные группы NR2, SH, COOH, COOМе. Так, нагреванием -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропановой кислоты и е метилового эфира с конц. HBr в течении 1.5-2 ч получали -(4-гидроксифенил)пропановую (флоретиновую) кислоту с выходом 91-92 %.

При нагревании алканолов 3 с R, R1 = Me, cyclo-C6H11 в конц. HBr дезалкилирования не наблюдалось, практический выход соответствующих бромидов составлял 70-80 %.

1.5. Производные на основе 3-(4-гидроксиарил)-1-галогенпропанов Полученные с использованием HHlg галогениды 7, 8 использовали не только в качестве непосредственных синтонов для серо-, азотсодержащих соединений, но и для расширения ассортимента галогенпроизводных.

Орто-циклогексилзамещнные галогениды 9-11 получали из галогенидов путем алкилирования циклогексеном и циклогексанолом в присутствии различных Н-кислот (Н2SO4, Н3РO4, НClO4, НBr). Лучшие результаты были достигнуты при использовании 10-57 %-й НClO4 и циклогексена при 120 оС, в этом случае процесс протекал согласно следующей схеме:

HO HO HO HO Hlg Hlg Hlg Hlg 3 8 9 где Hlg = Cl (8а-11а), Br (8б-11б) При мольном отношении 8 : НClO4 : С6Н10 равном 1 : 0,2 : 2,05–4 основными продуктами реакции являлись изомеры 10 и 11, причм в случае 8а относительное содержание 10а составляло ~ 87 %, в случае 8б содержание 10б – 95 %.

Синтез галогенидов 9 осуществляли при мольном отношении 8 : НClO4 : С6Нравном 1 : 0,2 : 0,5-1,25; выходы – 44-50 % (после перегонки под вакуумом).

Конденсацией галогенидов 7, 9 с альдегидами получали соответствующие 2,2’-алкилиденбис-(4-(3-галоидпропил)фенолы) 12 – ключевые полупродукты синтеза серосодержащих аналогов известных промышленных стабилизаторов 2,2’-метиленбис-(4-метил-6-циклогексилфенола) (Vulkanox ZKF) и 2,2’метиленбис-(4-метил-6-трет-бутилфенола) (Antioxidant 2246):

R R HO HO RR1COH, HCl Hlg Hlg HO Hlg 7, R где R = t-Bu, cyclo-C6H11; R1 = H, Me; Hlg = Cl, Br 2. Введение S-функций в молекулы функционально-замещённых фенолов 2.1. Синтез бис-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфидов и ди(поли)сульфидов Сульфиды 14 получали по реакциям соответствующих галогенидов с Na2S:

R R R HO HO R2 RROH R1 Rn n n RHlg S R3 R3 R13 где R, R1 = Н, t-Bu, Me, cyclo-C6H11; R2 = Н, cyclo-C6H11; R3 = Н, Ме; n = 1-5, 9;

Hlg = Cl, Br При использовании обычно применяемого для этих целей кристаллогидрата Na2S 9 H2O сульфиды 14 получали с выходами до 80 %, при этом было зафиксировано образование побочных продуктов – пара-гидрокси- и меркаптопропил-, а также пара-аллилфенолов. Появление этих продуктов в реакционной смеси, очевидно, обусловливалось гидролизом: S2– + H2O HS– + OH–.

В этой связи нами было изучено влияние добавок воды и щлочи на интенсивность и селективность превращения 13 в 14 в среде спиртовых растворителей и ДМФА. В результате предложен эффективный метод синтеза сульфидов 14 с использованием безводного сульфида натрия. Кроме того, на основе разработанных способов синтеза хлоридов с использованием PCl3 и ДМФА и сульфидов с использованием Na2S (техн.) была предложена полная лабораторная методика получения стабилизатора СО-3 (14 с R = R1 = t-Bu, R2 = R3 = Н, n = 2) из алканола 1а «в одном сосуде» (без выделения хлорида 6a), отличающаяся высокой эффективностью и экономичностью.

Используя способность Na2S взаимодействовать с элементарной серой с образованием ди- и полисульфидов натрия, в условиях, предложенных для синтеза СО-3 с хорошими выходами (90-98 %) получали и соответствующие ди- и полисульфиды:

HO HO OH Na2S + (n-1) S Cl Sn 3 6а где n = 2-Данный способ получения дисульфида 15а (15 с n = 2, стабилизатор СО-4) был успешно апробирован в условиях ОХП НИОХ СО PАН, он прост в осуществлении, не требует дополнительной очистки целевого продукта и может быть осуществлен в промышленности на тех же установках, что и получение стабилизатора СО-3.

2.2. Синтез тиолов на основе -(гидроксиарил)галогеналканов Широкие возможности для синтеза тиоалкилфенолов, содержащих атом серы в составе различных функциональных групп, открывают соответствующие -(гидроксиарил)алкантиолы. В этой связи мы уделили значительное внимание поиску эффективных методов синтеза последних.

Первоначально осуществляли синтез -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкантиолов из соответствующих хлоридов с использованием безводного NaHS, получаемого непосредственно в реакционном сосуде:

EtOH (безводн.) + Na = EtONa + HEtONa + H2S (г.) = NaHS + EtOH Несмотря на высокую эффективность (выходы целевых тиолов до 94 %), данный способ имел существенные недостатки: сложное технологическое оформление, взрыво- и пожароопасность процесса, токсичные выбросы и стоки. Кроме того, этот способ оказался малоприемлемым для получения -(гидроксиарил)алкантиолов с орто-замещением, отличным от ди-третбутильного: в этом случае выход тиолов резко снижался (до 20-40 %) вследствие протекания побочных реакций, приводящих к образованию конденсированных продуктов.

Данные проблемы удалось решить при замене NaHS на NH4НS. Способ синтеза названных тиолов с использованием NH4HS отрабатывали на примере взаимодействия хлорида 6а с водным раствором NH4HS с варьированием мольного отношения реагентов, давления, растворителей, температуры и длительности синтеза. В результате были найдены условия, позволяющие получать -(гидроксиарил)алкантиолы различного строения:

RHO RSH R1O HO HO SH n SH SH RR 85-92 % 77-81 % 24-40 % где; R, R1 = Н, Ме; R2 = Н, t-Bu; R3 = t-Bu, cyclo-C6H11; n = 1-Предложенная методика синтеза тиолов с использованием NH4НS показала хорошую воспроизводимость в условиях автоклавирования на ОХП НИОХ (выход тиола 16а (16 с R = H, n = 2) из соответствующего хлорида 6а составил 92 % после вакуумной перегонки).

Нами были рассмотрены и различные двустадийные способы получения (4-гидроксиарил)алкантиолов из соответствующих галогенидов. В результате проведенных исследований предложены эффективные методики синтеза -(4гидроксиарил)алкилтиоцианатов и бис-[ -(4-гидроксиарил)алкил]дисульфидов и их восстановления до целевых алкантиолов цинком в кислой среде, а также способы получения названных тиолов с промежуточным синтезом соответствующих S-алкилтиосульфатов натрия и галогенидов S-алкилизотиурония.

Разработанная методика получения тиолов с использованием тиомочевины без выделения промежуточно образующейся соли изотиурония была успешно апробирована в ОХП НИОХ с наработкой опытной партии тиола 16а для промышленных испытаний.

2.3. Синтез алкил-[-(гидроксиарил)алкил]сульфидов Как будет показано ниже, алкил-[-(гидроксиарил)алкил]сульфиды являются высокоэффективными ингибиторами свободно-радикального окисления. В этой связи нами был осуществлен синтез широкого спектра соединений данного класса с использованием различных подходов.

В частности, по реакциям выпускаемых промышленностью тиолов с -(гидроксиарил)галогеналканами в присутствии NaOH и с 4-аллил-2,6-диалкилфенолами в присутствии АИБН были получены сульфиды следующего строения:

RHO RHO HO S R HO S S R R1 R n S R3 R R =Alk (C1-C18), (СН2)2OH, Ph; R1,R2 = Me, t-Bu, cyclo-C6H11; n = 2-4; R3 = t-Bu, cyclo-C6HНа примере сульфида 17 рассмотрим сравнительную эффективность различных путей синтеза алкил-[3-(3,5-диалкил-4-гидроксиарил)пропил]сульфидов в расчте на использование в качестве исходного синтона соответствующего 2,6-диалкилфенола:

HO HO HO OH Br S C12HHO 10б 42 % 70 % 85 % HO O HO S C12H96 % 96 % 85 % Выход сульфида 17 в расчете на исходный 2,6-дициклогексилфенол по пути синтеза через бромид 10б составил 25 %, через аллилпроизводные – 78 %. Кроме того, с точки зрения выходов, количества технологических стадий, а также колиОсобенно с учтом того, что синтез аллилоксибензолов и их перегруппировку в 4-аллилфенолы можно проводить в «одном сосуде» чества и себестоимости расходных реагентов и растворителей, более предпочтительным представляется путь синтеза названных сульфидов через аллилпроизводные. По всей видимости, именно этот путь может быть в перспективе реализован в промышленном масштабе и позволяет рассматривать алкил-[3-(3,5-диалкил4-гидроксиарил)пропил]сульфиды как потенциальные практические антиоксиданты, а 4-аллил-2,6-диалкилфенолы – как ключевые полупродукты их синтеза.

2.4. Синтез гидроксибензилсульфидов Бензилсульфиды 18-20 получали из соответствующих 2,6(2,4)-диалкилфенолов как прямыми синтезами, так и через основания Маниха.

R RROH OH S S S R2 RR R R1 С12Нгде R, R1 = Me, t-Bu, cyclo-C6H11; R2 = C4H9, C8H17, C12H25, t-C12H25, 3,5-Ме-4-НОС6Н2(СН2)3, 3,5-t-Bu-4-НОС6Н2(СН2)3; R3 = Me, t-Bu Стабилизатор ТБ-3 (18 с R = R1 = t-Bu) с выходом 70 % получали известным способом, посредством конденсации 2,6-ди-трет-бутилфенола с формальдегидом и Na2S. В аналогичных условиях основным продуктом превращений 2,6-диметилфенола оказался 4,4’-метилен-бис-(2,6-диметилфенол). Вместе с тем, N,N-диметил-3,5-диалкил-4-гидроксибензиламины независимо от характера орто-замещения реагировали с Na2S в ДМФА достаточно селективно с образованием сульфидов 18 с выходами до 92 %.

Несимметричные сульфиды 19 с сопоставимыми выходами (64-80 %) получали как непосредственно из диалкилфенолов (конденсацией с Н2СО и R2SH), так и из бензиламинов (кипячением с додекантиолом в орто-ксилоле).

Несмотря на то, что среди описанных в литературе тиоалкилфенолов преобладают соединения бензильного типа, согласно результатам поиска в базах данных STN International значительная часть синтезированных нами сульфидов 18-20 являются новыми соединениями.

3. Химические превращения S-функций в молекулах тиоалкилфенолов 3.1. Взаимодействие -(гидроксиарил)алкантиолов и солей изотиурония с галогеналканами По реакциям -(4-гидроксиарил)алкилтиолов с моно- и дигалогензамещнными алканами различного строения нами был осуществлен синтез широкого спектра соответствующих сульфидов 21-23. Взаимодействие названных тиолов с первичными и вторичными галогеналканами, а также бензил- и аллилхлоридами осуществляли в среде спиртовых растворителей при 20-80 оС в присутствии щелочи, это обеспечивало хорошие (до 88 %) выходы целевых сульфидов:

O H O H RR2 RHO OR4 HO OH S S S S R R RRn 3 3 3 n где 21: R, R1 = Н, t-Bu, Me, cyclo-C6H11; R2 = Alk(C1-C18), All, (СН2)2OH, (СН2)2Cl, СН2Ph;

n = 2-10;22: R, R2, R3, R4 = Н, t-Bu, cyclo-C6H11; R1, R4 = H, Me; 23: n = 1-5, Осуществить аналогичное превращение с участием 2-хлор- и 2-бром-2метилпропанов в указанных условиях нам не удалось, вследствие протекания конкурентного процесса отщепления HHlg и образования изобутилена. При взаимодействии тиола 16а с 2-бром-2-метилпропаном в отсутствие щелочи (ампулы, 150 С) наблюдалось последовательное образование сульфидов 24 и 25:

HO HO HO M e3CBr SH S S 3 16а 24 Протекание де-трет-бутилирования, по всей видимости, связано с обратимым термическим разложением 2-бром-2-метилпропана на метилпропен и HBr.

Среди рассмотренных выше способов синтеза -(гидроксиарил)алкантиолов одним из наиболее эффективных и удобных является двустадийный синтез, основанный на использовании SC(NН2)2. Нами было показано, что несимметричные сульфиды с хорошими выходами могут быть получены, минуя стадию выделения тиолов, непосредственно из солей изотиурония, взаимодействием последних с соответствующими галогенидами в присутствии щелочи, например:

OH OH OH SC(NH ) BuBr, OH2 NHS Cl S C4H3 Сl NH95 % 74 % 3.2. Взаимодействие -(гидроксиарил)алкантиолов с ангидридами и галогенангидридами органических и минеральных кислот В ряду серосодержащих ФАО наряду с соединениями сульфидного типа несомненный интерес в качестве термостабилизаторов полимерных материалов представляют сложные тиоэфиры.

На примере тиола 16а нами были апробированы различные методы синтеза сложных тиоэфиров, включая взаимодействие 16а с карбоновыми кислотами (без катализаторов, c H2SO4, c H3PO4 и CaCl2), ангидридами и хлорангидридами карбоновых кислот (без активаторов и с различными акцепторами хлороводорода), а также реакции переэтерификации. Наиболее результативным оказалось О R использование (хлор)ангидридов в присутствии триэтиламина. С использованием данного подхода на основе тиолов 16 были получены тиоэфиры 26, 27, а также тиофосфиты 28 (по реакциям 16 с PCl3):

HO HO HO O O S RS S R1 P n n m R R 27 где R = Н, Ме; R1 = Alk(C1-C15), Ph, 3,5-(t-Bu)2-4-НО-C6H2(CH2)2;

R2 = (CH2CH2)2S, 1,2-C6H4, 1,3-C6H4, 1,4-C6H4; n = 1-3; т = 2-В аналогичных условиях взаимодействие алканола 1а с PCl3 (мольное отношение 3:1) приводило к образованию фосфоната 29 (выход 64 %), вместе с тем, реакции алканола 1а и тиола 16а с PОCl3 протекали сходным образом с образованием соответственно фосфата 30 (выход 55 %) и тиофосфата 31 (выход 74 %):

HO HO HO О S P О О P О О P Н 29 Показано, что синтезированные эфиры обладают достаточной гидролитической устойчивостью при рН7, но гидролизуются при нагревании со щелочами.

Так, после 3 ч кипячения тиофосфита 28а (28 с m = 3) с КОН (1:0.1) в водноспиртовом растворе содержание тиола 16а в реакционной массе составило 20 %, а полный гидролиз 28а до 16а происходил после 6 ч кипячения с 3-кратным избытком щелочи.

3.3. Кислотно-катализируемое де-трет-бутилирование тиоалкилфенолов Нами было изучено де-трет-бутилирование тиола 16а под действием хлороводорода, галогеноводородных и хлорной кислот, а также кислот Льюиса (ZnCl2, AlCl3). Во всех случаях превращения тиола 16а протекали сходным образом согласно следующей схеме превращений:

O O H HO H Н+ Н+ SH SH SH 3 16а С4Н, Н+ С4Н8, Н+ С4Н8, Н+ O O H HO H Н+ Н+ S S S 3 Конечным продуктом превращений являлся тиол 32, лучших выходов которого достигали при использовании конц. HBr (56 % после вакуумной перегонки).

Кроме того, при нагревании тиола 16а с HBr, в отличие от других кислот, наблюдалось образование конденсированных продуктов 33 и 34:

O H O H HO SH S S Н Н Под действием HBr активно протекало и дезалкилирование СО-3, приводящее с выходами 80 % к образованию сульфида 38:

HO HO HO OH OH OH S S S 3 3 3 СО-HO HO OH OH S S 3 37 Показано, что данное взаимодействие не может быть использовано для получения индивидуальных сульфидов 35-37, однако таким способом нами была получена смесь, содержащая СО-3 (41 %), 35 (34 %) и 36 (21 %), которая ингибировала окисление вазелинового масла эффективнее СО-3. Это свидетельствует о возможности использования данного превращения для получения на основе СО-3 смесевых композиций с бльшей антиоксидантной активностью.

3.4. Конденсация -(4-гидроксиарил)алкантиолов под действием HBr Обнаружено, что конц. HBr является эффективным катализатором реакций замещения фенольной ОН-группы на алкилтиильную, протекающих с участием -(4-гидроксиарил)алкантиолов. Нагреванием последних с HBr, а также с HBr и моно- и двухатомными фенолами были получены соответствующие продукты:

HO O H R S S Н n m где n = 2-4; m = 2,3; R = Н, Ме, OH Установлено, что в ряду -(4-гидроксифенил)алкантиолов с увеличением числа метиленовых звеньев, разделяющих ароматическое ядро и тиольную группу, от двух до четырех способность к конденсации под действием HBr уменьшается, при этом этан- и пропантиолы незначительно различаются по активности, а бутантиол характеризуется существенно меньшей реакционной способностью. Резорцин и гидрохинон вступают в реакцию с названными тиолами более активно, нежели одноатомные фенолы и пирокатехин.

3.5. Окисление тиоалкилфенолов гидропероксидами Зависимость противоокислителной эффективности полифункциональных антиоксидантов от строения носит сложный и зачастую неоднозначный характер, поскольку определяется активностью нескольких функциональных групп.

Это обуславливает интерес к изучению противоокислительных свойств производных тиоалкилфенолов, у которых одна из антиоксидантно-активных групп частично или полностью инактивирована.

В этой связи с использованием гидропероксидов водорода и кумола нами было проведено селективное окисление серо(фосфор)содержащих фрагментов ряда тиоалкилфенолов, содержащих атом серы в составе различных функциональных групп. Показано, что окисление сульфидов различного строения протекает единообразно через последовательное образование сульфоксидов и сульфонов, дисульфида – через тиолсульфинат в тиолсульфонат, первичным продуктом окисления тиола является дисульфид, а тиофосфита – тиофосфат:

RSH RSSR RSS(O)R RSS(O)2R R1SR2 R1S(O)R2 R1S(O)2R(RS)3P (RS)3PO где R = 3,5-(t-Bu)2-4-НО-C6H2(CH2)3; R1 = R или 3,5-Me2-4-НО-C6H2-CH2;

R2 = R, Alk(C1-C15), Ph 4. Азотсодержащие производные алкилфенолов 4.1. Синтез вторичных и третичных аминов на основе -(4-гидроксиарил)галогеналканов Нами было изучено влияние мольных отношений реагентов, типов растворителей, добавок различных оснований и температуры на выход N,N-диметил3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропиламина (39а) в реакции соответствующего хлоралкана 6а с Mе2NН. В результате была предложена эффективная методика синтеза амина 39а, которая показала хорошую воспроизводимость в условиях ОХП НИОХ (выход 85% после вакуумной перегонки).

С использованием данной методики нами был осуществлен синтез структурно-связанных рядов третичных аминов 39 (выходы 73-90 %) и вторичных аминов 40 (выходы 64-85 %):

RHO RH N N RRR n n где R,R1 = Н, t-Bu, Me, cyclo-C6H11; n = 2-5; R2=Me, Et, Pr O H При взаимодействии хлоралкана 6a с Mе2NН зафиксировано образование в качестве побочного продукта четвертичной соли 41 (~ 10 %):

HO HO HO OH Me2NH 6а Cl Cl N N 3 3 6а 39а В аналогичных условиях при взаимодействии хлоралкана 6а с диэтил- и дипропиламинами образования четвертичных солей не наблюдалось.

При взаимодействии хлоралкана 42 с MеNН2 наряду с целевым амином (выход 60 %) выделяли побочный продукт 44 (выход 25 %):

HO HO HO OH MeNH2 H Cl N N 2 2 43 Нами также был осуществлен синтез гидроксиарилалкиламинов, содержащих в п-заместителе дополнительные функциональные группы – сульфидную (45) и гидроксильные (46, 47):

HO HO HO H OH N N N S OH OH 2 3 45 С привлечением спектральных методов исследования показано, что в паразаместителе амина 47 образуются внутримолекулярные водородные связи двух типов: >N HO– и –NH O<.

4.2. Синтез фталимидов и первичных аминов Для получения первичных аминов использовали фталимидный путь синтеза, при котором исключено образование вторичных и третичных аминов как побочных продуктов. По реакциям -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)бромалканов с фталимидом калия с выходом до 70% получали соответствующие фталимиды, разложение последних гидразингидратом приводило к целевым аминам 48 с выходом до 92 %:

O HO HO HO C6H4(CO)2NK NH2NHBr NHN n n n O где n = 2- 4.3. Синтез солей -(4-гидроксиарил)алкиламинов По реакциям -(4-гидроксиарил)алкиламинов различного строения с хлоро(бромо)водородом, осуществлнным при 25 оС в среде неполярных растворителей, нами были синтезированы соответствующие галогениды аммония 49:

RRRO RO H Hlg RRS S N NН RRHlg n n т т RRгде R=Н, Ме; R1, R2=Н, Ме, t-Bu, cyclo-C6H11; R3, R4=Н, Ме, Et, Pr; n=1-4; m=0-1; Hlg= Cl,Br Кипячение амина 39а с HBr сопровождалось де-трет-бутилированием:

HO HO H Br Br N NН 75 % Данное превращение может использоваться как дополнительный путь получения орто-незамещенных аммонийных солей и из них – и соответствующих аминов – структурных аналогов тирамина.

По реакциям ряда триалкиламинов с йодэтаном осуществляли синтез четвертичных солей 50:

R1 RR2 REtI RN N RR R 3 I где R, R1 = Н, t-Bu; R2 = Ме, Et Выходы соединений 50 составили 60-87 %. Отмечено, что процесс кватернизации аминов с R2 = Ме протекал быстрее, чем с R2 = Et.

Это, очевидно, связано со стерическими трудностями, создаваемыми более объемными этильными заместителями.

Состав и строение всех синтезированных соединений, подтверждены элементным анализом, спектрами ИК, ЯМР 1Н, а в ряде случаев – и РСА (рис.1).

Рис.1. Строение хлорида N,N-диэтил--[3-(3,5-ди-трет-бутил4-гидроксифенил)пропилтио]этиламмония в кристалле H O H O 4.4. Окисление N,N-диалкил--(4-гидроксиарил)алкиламинов гидропероксидами Нами было установлено, что при окислении триалкиламинов 39 пероксидом водорода и гидропероксидом кумола при 20-60оС образуются соответствующие N-оксиды. В аналогичных условиях основным продуктом окисления серосодержащего амина 45 является соответствующий сульфинилэтиламин 51:

О HO Н О2 HO N N S S о 60 С 2 3 45 Таким образом, показано, что триалкиламинный фрагмент более устойчив к окислению гидропероксидами, чем сульфидная группа.

5. Исследование некоторых аспектов реакционной способности синтезированных соединений 5.1. Антирадикальная активность Для значительного числа (~100) синтезированных соединений в модельных реакциях инициированного окисления кумола, стирола и метилолеата были измерены основные количественные параметры антирадикальной активности – константы скорости взаимодействия с пероксидными радикалами k7 и стехиометрические коэффициенты ингибирования f, численно равные среднему количеству цепей окисления обрываемых одной молекулой ингибитора.

Показано (табл. 1), что основным структурным фактором, влияющим на величину k7 в рядах синтезированных тио(амино)алкилфенолов, является число и строение орто-алкильных заместителей. Во всех модельных системах наибольшими значениями k7 характеризовались фенолы с диметильным, дициклогексильным, а также метил-циклогексильным и метил-трет-бутильным ортозамещением, т.е. с частичной пространственной экранированностью фенольной ОН-группы, для более экранированных орто-ди-трет-бутилзамещенных и менее экранированных моно- и ди-орто-незамещнных фенолов константы k7.

имели меньшие значения. Фенолы с одинаковым орто-замещением, содержащие в пара-положении метильные, аминоалкильные и тиоалкильные заместители различного строения характеризовались сходными значениями k7.

Производные 2,6-ди-трет-бутилфенола во всех модельных системах характеризовались близкими величинами k7, в то же время для орто-метил- и циклогексилфенолов константы k7 при окислении кумола и стирола принимали бльшие значения, чем при окислении метилолеата. Возможной причиной такого снижения величин k7 является образование водородных связей между молекулами ингибитора и эфира ArOH•••OC(OМе)R’.

Для всех исследованных 2,4,6-триалкилфенолов и их серо(азот)содержащих производных коэффициент f принимал значение ~2, что согласуется с принципом сохранения свободной валентности. Вместе с тем, моно-трет-бутил- и Таблица Значения констант скорости k7 для тио(амино)замещнных алкилфенолов Заместители k7•10–4, М–1•с–Кумол, Стирол, Метилолеат Орто- Пара- 60°С 50°С в С6Н5Сl, 60°С t-Bu t-Bu Ме 2.4 2.6 2.t-Bu t-Bu СН2SC12H25 2.0 2.t-Bu t-Bu (СН2)3SН 2.3 2.t-Bu t-Bu (СН2)3SC12H25 2.2 2.2 1.t-Bu t-Bu (СН2)3SCH2Ph 2.7 2.t-Bu t-Bu (СН2)3SCOPr 2.1 2.t-Bu t-Bu (СН2)3S(СН2)3R 2.2 2.9 2.t-Bu t-Bu СH2NMe2 2.0 3.0 2.t-Bu t-Bu (СН2)3NMe2 2.5 3.3 3.t-Bu Me СН2SC12H25 16.5 15.t-Bu Me (СН2)3SBu 14.4 13.t-Bu Me СH2NMe2 11.6 16.3 4.Ме Ме Ме 10.4 15.5 3.Ме Ме СН2SC12H25 16.8 12.Ме Ме (СН2)3SC12H25 15.2 13.7 3.Ме Ме СH2NMe2 14.6 13.6 3.Ме Ме (СН2)3NMe2 15.3 13.2 3.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 Ме 16.0 17.0 4.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 СН2SC12H25 11.8 15.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 (СН2)3SBu 19.1 15.0 4.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 (СН2)3SC12H25 19.5 15.2 3.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 СH2NMe2 18.1 13.6 5.cyclo-C6Н11 Me (СН2)3SBu 19.4 16 2.cyclo-C6Н11 Ме СH2NMe2 14.6 3.t-Bu Н Ме 5.5 7.7 2.t-Bu Н (СН2)3SBu 7.6 6.3 2.t-Bu Н (СН2)3S(СН2)3R1 7.3 7.0 1.R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил; R1 = 3-трет-бутил-4-гидроксифенил 2,5-дициклогексилзамещенные 4-тиоалкилфенолы обрывали до трех цепей окисления, что может объясняться димеризацией образующихся при их окислении феноксильных радикалов.

В целом результаты исследования антирадикальной активности синтезированных производных свидетельствуют о том, что присутствие в их структуре серо(азот)содержащих функциональных групп не оказывает существенного влияния на антирадикальные свойства соединений, и закономерности изменения параметров k7 и f в зависимости от строения в рядах паратио(амино)алкилфенолов повторяют закономерности, выявленные ранее для соответствующих пара-алкилфенолов.

5.2. Электрохимическая активность Электрохимическую активность синтезированных соединений изучали на стеклоуглеродном электроде относительно хлорсеребряного с использованием вольтамперометрического комплекса СТА. По экспериментально полученным вольтамперным кривым определяли величины потенциалов электроокисления фенолов Е, из зависимости величины Е от рН раствора фонового электролита значения показателей кислотности рК.

Установлено (табл. 2), что в рядах 4-метил- и 4-(тио(амино)алкил)-фенолов величины потенциалов электроокисления Е изменяются в зависимости от числа и строения орто-заместителей сходным образом: увеличение числа и степени разветвленности орто-заместителей сопровождалось уменьшением величин Е.

Замена метильного пара-заместителя на додецилтиометильный или тиопропильный, содержащий атом серы в составе различных функциональных групп, не изменяло электрохимическую активность соединений. Вместе с тем, наличие в пара-заместителе аминоксидной и алкиламинных групп приводило к увеличению значений Е.

Показано, что все исследованные алкил- и тиоалкилфенолы могут быть разбиты на две группы, в пределах которых наблюдается достоверная корреляция между величинами Е и lnk7, одна из этих групп включает 2,6-ди-трет-бутилфенол и его производные, другая – соединения с прочими вариантами ортозамещения (рис. 2).

Аналогичным образом, различия в величинах рК для исследованных соединений также определялись преимущественно различиями в числе и строении орто-заместителей у фенольной ОН-группы. При переходе от орто-незамещнных соединений к их моно- и ди-орто-алкилированным аналогам наблюдалось увеличение значений рК, наименьшей кислотностью обладали производ- ln k7, М-1с-рК алкилфенолы алкилфенолы В тиоалкилфенолы тиоалкилфенолы 12,А 11,рК=12.4-2.6*Е, R=0.ln k7 = 13.6 - 8.3*Е, R = 0.11,В А 10,ln k7 = 11.0 - 8.7*Е, R = 0.97 рК=11.6-2.7*Е, R=0.10,0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,Е, В Е, В 1 Рис.2. Взаимосвязь величин Е и lnk7 в рядах 2,6-незамещенных, 2-алкил- и 2,6диалкилфенолов (А) и 2,6-ди-трет-бутилфенолов (В) при окислении кумола (1), величин Е и рК для алкилфенолов и бис-(3-(4-гидроксиарил)пропил)сульфидов (2) Таблица Кислотные свойства и электрохимическая активность замещенных фенолов Заместители Е, В рК Орто- Пара- t-Bu t-Bu Ме 0.10 12.t-Bu t-Bu СН2N(Me)2 0.t-Bu t-Bu СН2SC12H25 0.t-Bu t-Bu (СН2)3NH2 0.t-Bu t-Bu (СН2)3NHMe 0.t-Bu t-Bu (СН2)3N(Me)2 0.15 11.t-Bu t-Bu (СН2)3NО(Me)2 0.t-Bu t-Bu (СН2)3SH 0.t-Bu t-Bu (СН2)3SCOMe 0.t-Bu t-Bu (СН2)3SBu 0.t-Bu t-Bu (СН2)3S(СН2)3R 0.10 12.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 Ме 0.18 12.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 СН2N(Me)2 0.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 (СН2)3N(Me)2 0.19 12.cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 (СН2)3SBu 0.Ме Ме Ме 0.23 11.Ме Ме (СН2)3N(Me)2 0.29 10.Ме Ме (СН2)3SBu 0.t-Bu Ме СН2N(Me)2 0.t-Bu Ме (СН2)3N(Me)2 0.26 12.t-Bu Ме (СН2)3SBu 0.t-Bu Н Ме 0.30 11.t-Bu Н (СН2)3N(Me)2 0.34 11.t-Bu Н (СН2)3SBu 0.t-Bu Н (СН2)3S(СН2)3R1 0.29 11.Н Н Ме 0.46 10.Н Н (СН2)3N(Me)2 0.53 10.Н Н (СН2)3SBu 0.ные 2,6-дициклогексил- и 2,6-ди-трет-бутилфенолов. Присутствие в молекулах исследованных соединений сульфидных, а также алкиламинных групп не оказывало влияния на их кислотные свойства.

При сопоставлении величин Е и рК для исследованных алкилфенолов и бис(3-(4-гидроксиарил)пропил)сульфидов было выделено две корреляционные зависимости: одна из которых описывает взаимосвязь данных величин для ортонезамещнных и метилзамещнных соединений, другая – для соединений с трет-бутильными и дициклогексильными орто-заместителями.

Вместе с тем, корреляций между значениями Е и lnk7, а также Е и рК в рядах исследованных -(4-гидроксиарил)алкиламинов не наблюдалось.

5.3. Противопероксидная активность Сравнительную оценку противопероксидной активности синтезированных соединений проводили при окислении гидропероксида кумола (ГПК) в среде уксусной кислоты. О реакционной способности тиалкилфенолов судили по начальной скорости разложения ГПК (0) и величине стехиометрического коэффициента v, численно равного среднему количеству молекул ГПК, прореагировавших с одной молекулой серосодержащего соединения (табл. 3).

Наибольшая начальная скорость взаимодействия с ГПК зафиксирована для тиола 16а, который разлагал ГПК в мольном отношении 2:1 практически в момент смешения реагентов. Различия в величинах 0 для соединений, содержащих атом серы в составе сульфидных групп, свидетельствуют о том, что их реакционная способность в отношении ГПК возрастает с увеличением донорных свойств S-заместителей. Так, в ряду алкил-[3-(4-гидроксиарил)пропил]сульфидов скорость разложения ГПК возрастала при замене фенильного S-заместителя на бензильный и далее на метильный и этильный. Сульфоксиды по величинам уступали соответствующим сульфидам.

Для сульфидов 3-(4-гидроксиарил)пропильного типа коэффициент v принимал значение, равное 2, что соответствует их последовательному превращению в соответствующие сульфоксиды и сульфоны. Вместе с тем, в случае бензилсуль- Таблица Параметры реакционной способности тиоалкилфенолов (ТАФ) в отношении ГПК 0 •105, М•с–1 ** Антиоксидант* v Серия 1 Серия 2 Серия R(CH2)3S(CH2)3R (CO-3) 0.35 1.93 0.83 R(CH2)3SО(CH2)3R 0.28 RCH2SCH2R (ТБ-3) 0.30 1.68 0.45 1R(CH2)3SS(CH2)3R (15а) 0.06 1R(CH2)3SH (16а) 1.38 1R(CH2)3SМе 1.78 R(CH2)3SEt 1.82 R(CH2)3SC12H25 0.32 0.98 R(CH2)3SCH2Ph 1.61 R(CH2)3SPh 0.30 R(CH2)3SCOPr (26а) 0.07 1R’(CH2)3SC12H25 0.32 R’CH2SC12H25 (19а) 0.30 0.97 1R’CH2S(O)C12H25 0.63 1*R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил-; R1 = 3,5-диметил-4-гидроксифенил-;

**0 – средняя скорость снижения концентрации ГПК за 0.5 ч от начала реакции;

серия 1: [АО]=[ГПК]=10мМ, 40оС; серия 2: [АО]=[ГПК]=40мМ, 40оС;

серия 3: [АО]=10мМ, [ГПК]=60мМ, 60оС фидов ТБ-3 и 19а, а также тиола 16а, дисульфида 15а и тиоэфира 26а наблюдалось количественное расходование ГПК даже при использовании его 100кратного избытка. Кинетические кривые разложения ГПК при этом носили S-образный характер, что свидетельствует о протекании автокаталитической реакции. По всей видимости, в процессе окисления названных соединений образуются продукты, способные эффективно катализировать разложение ГПК.

5.4. Термостабильность Наряду с противоокислительными свойствами, важной характеристикой антиоксиданта-термостабилизатора полимеров и минеральных масел является его собственная термическая стабильность (ТС).

Установлено, что термическая устойчивость серо-, азотсодержащих производных -(3,5-диалкил-4-гидроксифенил)алкильного ряда определяется главным образом строением S, N-содержащей группы и е удалнностью от ароматического ядра. Так, удаление атома серы от ароматического ядра при переходе от ТБ-3 к СО-3 сопровождалось увеличением начальной температуры разложео ния от 215 до 270 С. Замена сульфидной группы на дисульфидную или на сульфоксидную приводила к снижению термостабильности на 25 и 80 оС, соответственно, а трет-бутильных орто-заместителей на циклогексильные – е увеличением на 10 оС.

Тиопроизводные характеризовались более высокими начальными темперао турами разложения (180-280 С), чем соответствующие алкиламины (155- 170 оС). Показано, что соединения, предлагаемые нами в качестве термостабилизаторов полимеров, в частности СО-3 (ТС = 270 оС) и тиофосфит 28а (ТС = 250 оС), по термоустойчивости не уступают прототипам, используемым в промышленном производстве (ТС = 215-280 оС).

6. Исследование суммарной антиоксидантной активности синтезированных соединений Под антиоксидантной активностью (АОА), называемой также суммарной, общей или брутто-ингибирующей активностью, принято понимать способность ингибитора тормозить цепное окисление органических веществ в реальных условиях их производства, эксплуатации, хранения и т.п.

Молекулярный дизайн синтезированных нами соединений предполагает, что их АОА определяется тремя составляющими: антирадикальной активностью фенольного фрагмента, противопероксидной активностью S-,N-,P-содержащих групп и синергической компонентой, обусловленной одновременным присутствием нескольких антиоксидантно-активных групп в одной молекуле.

АОА синтезированных соединений изучали в модельных реакциях термического автоокисления предельных углеводородных (полиэтилен,192 оС; вазелиновое масло,180 оС; гексадекан,190 оС) и липидных (лярд, 130 оС; метилолеат, 60 оС) субстратов. Об эффективности ингибиторов судили по величине периода индукции ингибированного окисления ().

Согласно полученным данным, синтезированные нами полифункциональные ФАО проявляют высокую ингибирующую активность в отношении автоокисления всех перечисленных субстратов и превосходят по противоокислительным свойствам как монофункциональные ФАО, так и их композиции с диалкилсульфидами и триалкиламинами (табл. 4). Значимость вклада S-,N-,Pсодержащих групп в АОА синтезированных соединений подтверждает и тот факт, что окисление их молекул по S-,N-,P-содержащим группам снижает АОА соединений соответственно глубине окисления вплоть до уровня монофункциональных ФАО (табл. 5). Таким образом, предлагаемые нами антиоксиданты характеризуются полифункциональным механизмом противоокислительного действия и выраженным эффектом внутреннего синергизма.

Наличие внутреннего синергизма у рассматриваемых полифункциональных ФАО, по всей видимости, связано с благоприятным пространственным взаиморасположением функциональных групп в молекуле, вследствие которого молекула гидропероксида, образовавшаяся на фенольной ОН-группе ингибитора без выхода в объем субстрата восстанавливается атомом серы (фосфора, азота).

Такая “тандемная реакция” предотвращает возможность распада ROOH на сво- Таблица Синергизм в композициях ингибиторов и у серо(азот)содержащих ФАО Период индукции**, мин Лярд Вазелиновое Ингибитор* Полиэтилен, масло, 1.5 2.4 мкмоль/г 2.5 мкмоль/г мкмоль/г мкмоль/г RMe (ионол) 95 33 1Ионол + (С12Н25)2S (1:0.5) 158 79 1R(СН2)3S(СН2)3R (CO-3) 260 113 2Ионол + (С12Н25)2S (1:1) 235 172 1R(СН2)3SBu 390 198 2Ионол + С12Н25NMe2 (1:1) 1RNMe2 3R1Me 32 78 R1Me + (С12Н25)2S (1:0.5) 168 R1(СН2)3S(СН2)3R1 238 1R1Me + PhCH2SС12Н25 (1:1) R1СН2SС12Н25 8Без ингибитора (0) 5 5 20 *R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил; R1 = 3,5-диметил-4-гидроксифенил;

**здесь и далее концентрации приводятся по ArOH, т.е. для моноядерных фенолов молярные концентрации веществ соответствуют указанным в шапке таблицы, а для биядерных (в частности СО-3) – вдвое меньшим; различия в величинах 0 и используемых концентрациях ФАО для лярда, а также вазелинового масла связаны с проведением экспериментов в разные годы с использованием различных партий субстратов Таблица Периоды индукции () окисления различных субстратов в присутствии серо(фосфор, азот)содержащих ФАО и продуктов их окисления ФАО* , мин ФАО* , мин ФАО* , мин Вазелиновое масло, 2 мкмоль/г RSR (CO-3) 60 RS(О)R 46 RS(О)2R RSEt 155 RS(О)Et 65 RS(О)2Et RSSR 92 RSS(О)R 44 RSS(О)2R (RS)3P 118 (RS)3PO 84 (RO)3PO Ионол Полиэтилен, 2 мкмоль/г RSR (CO-3) 75 RS(О)R 67 RS(О)2R Ионол Лярд, 1.5 мкмоль/г RNMe2 334 RN(О)Me2 170 Ионол 1* R = 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил бодные радикалы. В случае же бинарных композиций (межмолекулярный синергизм) молекула гидропероксида, образовавшаяся в реакции фенола с пероксорадикалом, для восстановления на диалкилсульфиде (триалкиламине) должна мигрировать до него через окисляющийся субстрат. В течение этого пути сохраняется вероятность распада гидропероксида на свободные радикалы с зарождением новых цепей окисления.

Синтез структурно-связанных рядов полифункциональных ФАО позволил выявить закономерности изменения их АОА в зависимости от строения молекулы ингибитора и природы окисляемого субстрата.

6.1. Ингибирующая активность синтезированных соединений в отношении предельных углеводородов При окислении предельных углеводородов (гексадекана, вазелинового масла, полиэтилена) в рядах синтезированных соединений наиболее высокой АОА характеризовались несимметричные алкил-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфиды и соответствующие им тиофосфиты. Другие классы S-содержащих соединений были менее эффективны (табл. 6).

-(4-Гидроксиарил)алкиламины при окислении названных субстратов существенно уступали по АОА соответствующим -(4-гидроксиарил)алкилсульфидам, что, по всей видимости, связано с температурным фактором: окисление предельных углеводородов проводили при 180-192 оС, вместе с тем, термостабильность названных аминов не превышает 170 оС, а первичные продукты их перекисного окисления – соответствующие N-оксиды подвергаются разложению по Коупу уже при 130 оС (установлено на примере N-оксида амина 39а).

Таблица Влияние производных 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропильного ряда на окисление вазелинового масла (ВМ, 2 мкмоль/г), полиэтилена (ПЭ, 4 мкмоль/г), лярда и метилолеата (МО, 2.5 мM) ВМ, ПЭ, Лярд, , мин МО Антиоксидант* , мин , мин 1 мкмоль/г 1.5 мкмоль/г , суток RSН 23 168 19.RSR 60 260 290 278 23.RSSR 92 260 255 16.RS(CH2)2SR 93 338 275 21.RSPr 150 3RSBu 282 277 19.RSC(O)Bu 30 269 14.(RS)3P 118 390 280 25.RNMe2 175 334 28.RNEt2 146 307 29.R(CH2)3S(CH2)2NMe2 3Ионол 34 95 169 165 12.Без ингибитора 5 5 34 20 1.* R = 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил Снижение пространственного экранирования фенольной ОН-группы при переходе от ди-трет-бутильного к иным вариантам орто-замещения приводило к возрастанию АОА симметричных и несимметричных -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов. Вместе с тем, орто-незамещнные сульфиды в используемых концентрациях не ингибировали окисления (табл. 7).

В рядах названных сульфидов АОА существенно изменялась в зависимости от числа метиленовых звеньев (п), разделяющих ароматическое ядро и атом серы. Соединения с n=1 характеризовались, более низкой АОА, а удаление сульфидной группы от ароматического ядра способствовало повышению ингибирующей эффективности. Данный фактор имел особую значимость для орто-ди-трет-бутилзамещнных соединений (табл. 7-8). Крайне низкая АОА 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксибензилсульфидов при окислении вазелинового масла и гексадекана, по всей видимости, связана с недостаточной термостабильностью первичных продуктов их окисления (термостабильность ТБ-3 – о о о 215 С), при более низких температурах 130 С (лярд), 160 С (полиэтилен) различия в ингибирующей активности ТБ-3 и его пропильного аналога СО-были менее выраженными (табл. 9, 12).

АОА несимметричных алкил-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфидов зависела и от характера S-заместителя (табл. 8): соединения, содержащие у атома серы метильную, фенильную или бензильную группы значительно уступали по ингибирующей активности своим аналогам с S–Alk (C2-C12).

Таблица Влияние -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов на окисление вазелинового масла (ВМ, 1.75 мкмоль/г ) и гексадекана (ГД, 1 мкмоль/г) Период индукции, мин RRS HO S HO C12HR1 R2 n n R2 RВМ ВМ ГД n=1 n=3 n=1 n=3 n=1 n=t-Bu t-Bu 15* 72** 15 126 11 cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 144 184 249 2Ме t-Bu 105 199 172 3Ме cyclo-C6Н11 121 284 365 1Ме Ме 129 141 259 382 151 1t-Bu Н 319 2Н Н Ионол 43 43 Без ингибитора 6 6 *ТБ-3, **СО-Таблица Влияние -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов на окисление вазелинового масла (ВМ, 2 мкмоль ArOH/г) и гексадекана (ГД, 1 мкмоль/г) ВМ, ВМ, ГД, Антиоксидант* Антиоксидант* Антиоксидант* , мин , мин , мин R(CH2)3SMe 42 RCH2SCH2R 18 R1CH2SC12H25 1R(CH2)3SEt 155 R(CH2)2S(CH2)2R 125 R1(CH2)2SC12H25 2R(CH2)3SPr 150 R(CH2)3S(CH2)3R 60 R1(CH2)3SC12H25 1R(CH2)3SBu 140 R(CH2)4S(CH2)4R 72 R1(CH2)4SC12H25 1R(CH2)3SC12H25 119 R(CH2)5S(CH2)5R 67 R1(CH2)5SC12H25 2R(CH2)3SPh 29 R(CH2)6S(CH2)6R 102 R1(CH2)6SC12H25 2R(CH2)3SCH2Ph 37 R(CH2)10S(CH2)10R R(CH2)3S-s-Bu 113 RCH2SBu R(CH2)3S-t-Bu 137 R(CH2)2SBu 1 R(CH2)3SBu 1Ионол 34 R(CH2)4SBu 170 Ионол Без ингибитора 5 R(CH2)6SBu 148 Без ингибитора * R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил; R1 = 3,5-диметил-4-гидроксифенил 6.2. Ингибирующая активность синтезированных соединений в отношении липидных субстратов Закономерности изменения АОА в зависимости от структуры в рядах синтезированных соединений при окислении лярда и метилолеата отличались от наблюдаемых при окислении предельных углеводородов. Так, противоокислительная активность 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропилтиопроизводных при окислении липидных субстратов зависела от особенностей строения S-содержащей группы в меньшей степени, чем при окислении предельных углеводородов, а N,N-диалкил-3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропиламины не уступали по АОА соответствующим сульфидам (табл. 6, 10).

Вариации в строении структурных фрагментов в рядах 3-(4-гидроксиарил)пропил- и 4-гидроксибензилсульфидов неоднозначно отражались на их способности ингибировать окисление липидных субстратов. Так, орто-дитрет-бутилзамещнные гидроксибензилсульфиды уступали по АОА менее экранированным аналогам, а симметричные сульфиды, содержащие в молекуле один атом серы на два фенольных фрагмента, были менее эффективны чем несимметричные алкил-(4-гидроксибензил)сульфиды с равным числом фенольных и сульфидных групп. В случае 3-(4-гидроксиарил)пропилсульфидов, напротив, наибольшей эффективностью характеризовались орто-ди-третбутилзамещнные соединения, а симметричные и несимметричные сульфиды практически не различались по противоокислительным свойствам (табл. 9).

Изменение числа метиленовых звеньев, отделяющих атом серы от ароматического ядра, и строения S-алкильного заместителя не оказывало значительного влияния на АОА -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкилсульфидов, но существенно отражалось на противоокислительных свойствах соответствующих 3,5-диметилзамещнных производных. Так, в случае алкил-(3,5-диметил-4гидроксибензил)сульфидов удлинение S-алкильного заместителя от С4 до С8– С18 приводило к более, чем двукратному увеличению длительности ингибирования окисления лярда, а при переходе к соответствующим алкил-(3,5-диметил4-гидроксифенил)пропилсульфидам АОА снижалась в 4-8 раз (табл. 10).

Показано, что предлагаемые нами серосодержащие ФАО, в частности СО-и додецил-(3,5-диметил-4-гидроксибензил)сульфид (19а) по способности ингибировать окисление жиров превосходят используемые в промышленности ингибиторы (табл. 11).

В целом, полученные результаты свидетельствуют о том, что в рядах синтезированных производных зависимость суммарной АОА от структуры носит сложный характер. Вариации в строении отдельных структурных фрагментов влияют на АОА соединений не универсальным образом, а в зависимости от строения другой части молекулы и природы окисляемого субстрата. Несмотря на это, выявленные зависимости, без сомнения, могут быть использованы при моделировании структур новых высокоэффективных антиоксидантов.

В частности, было установлено, что 3-(3,5-диалкил-4-гидроксифенил)- пропилсульфиды с орто-замещением, отличным от ди-трет-бутильного, т.е.

характеризующиеся бльшими значениями величины k7, более эффективно ин Таблица Влияние -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов на окисление лярда (2.75 мкмоль/г) Период индукции, мин R2 RS HO S HO R1 Rn R n R Rn=1 n=3 n=1, R= C12H25 n=3, R= B u t-Bu t-Bu 198 287 272 2Ме t-Bu 253 193 593 1cyclo-C6Н11 cyclo-C6Н11 232 119 978 1Ме cyclo-C6Н11 195 990 1Ме Ме 143 110 800 1t-Bu Н 100 1Н Н 15 Ионол 1Без ингибитора Таблица Влияние -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов(аминов)* на окисление лярда , мин , мин , мин Антиоксидант Антиоксидант Антиоксидант 1 мкмоль/г R(CH2)3SMe 271 [RCH2]2S 209 R(CH2)2SBu 2R(CH2)3SEt 296 [R(CH2)2]2S 255 R(CH2)3SBu 2R(CH2)3SPr 290 [R(CH2)3]2S 290 R(CH2)4SBu 3R(CH2)3SPh 265 [R(CH2)4]2S 322 R(CH2)6SBu 3R(CH2)3SCH2Ph 266 [R(CH2)5]2S 3R(CH2)3S-s-Bu 297 [R(CH2)6]2S 306 Ионол 1R(CH2)3S-t-Bu 321 [R(CH2)10]2S 300 Без ингибитора 2.75 мкмоль/г R1CH2SBu 383 R1CH2SC12H25 777 R1(CH2)3SBu R1CH2SC8H17 802 R1CH2S-t-C12H25 143 Ионол 1R1CH2SC18H37 838 R1(CH2)3SC12H25 98 Без ингибитора 1.5 мкмоль/г RCH2NMe2 110 R(CH2)3NH2 254 R1CH2NMe2 1R(CH2)2NMe2 228 R(CH2)3NHMe 234 R1(CH2)3NMe2 1R(CH2)3NMe2 334 R(CH2)3NEt2 307 Ионол 1R(CH2)5NMe2 470 R(CH2)3NPr2 277 Без ингибитора *R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил; R1 = 3,5-диметил-4-гидроксифенил Таблица Влияние различных добавок ФАО на автоокисление лярда при 60 оС Период индукции, суток Концентрация, масс. % СО-3 Сульфид 19а Ионол БОА -Токоферол 0.001 31 41 30 35 0.0025 45 48 41 48 0.005 67 95 51 68 0.01 90 162 58 92 0.02 150 348 66 104 Без ингибитора гибируют окисление предельных углеводородов. Это позволило нам с учетом известных литературных данных о высоких значениях величин k7 для 2,2’метилен-бис-(4,6-диалкилфенолов) создать S-содержащие аналоги известныхпромышленных стабилизаторов Vulkanox ZKF и Antioxidant 2246, существенно превосходящие последние по АОА (табл. 12).

7. Синтезированные соединения в качестве термостабилизаторов полимерных материалов и биологически активных веществ Промышленные испытания синтезированных соединений (серо-, фосфорсодержащих производных -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкильного типа), проведнные в НИИ химикатов для полимерных материалов и на предприятии п/я В-2913, показали, что названные соединения эффективно ингибируют термоокислительную деструкцию различных полимерных материалов и значительно превосходят по эффективности используемые в промышленности аналоги (табл. 12). Кроме того, введение СО-3 в полиэтилен и полипропилен, а СО-4 – в стеклонаполненный полиамид приводило к заметному улучшению их физико-химических свойств, что позволяет рассматривать СО-3 и СО-4 как добавки нового типа – термостабилизаторы-модификаторы полимеров.

Таблица Периоды индукции () окисления гексадекана 190 оС, ингибированного 2,2’-метилен-бис-(4,6-диалкилфенолами) (1.75 мкмоль/г) Антиоксидант , мин Общая формула R1 R2 наименование cyclo-C6Н11 Me ZKF RRcyclo-C6Н11 (CH2)3SC4H9 1t-Bu Me АО 2246 R2 Rt-Bu (CH2)3SC2H5 2RMe ионол R(CH2)3SC12H25 O H O H Установлено, что синтезированные соединения безопасны в применении и могут быть использованы в производстве полимерных материалов для изготовления изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, детских игрушек и т.п., а также в качестве биоантиоксидантов.

Практически все исследованные серо-, фосфор, азотсодержащие соединения, включая соли гидроксиарилалкиламинов, проявляли выраженную гепатопротекторную активность. В условиях ССl4-индуцированного гепатита они эффективно снижали пероксидацию в тканях печени, защищали от повреждения мембраны гепатоцитов, уменьшали воспалительную реакцию, предотвращали развитие жировой дистрофии и некрозов тканей печени.

Обнаружено, что СО-3 (тиофан) является эффективным профилактическим средством, расширяет адаптационные возможности организма и повышает его устойчивость к воздействию негативных факторов окружающей среды. Использование тиофана в условиях промышленного разведения увеличивало выживаемость поросят, нормализовало состояние их желудочно-кишечного тракта и минерального обмена; способствовало сохранности поголовья и увеличению среднесуточного привеса цыплят-бройлеров; увеличивало интенсивность роста и развития эмбрионов и выживаемость мальков зеркального карпа.

Тиофан активизировал активность цитохромов Р450, усиливал пролиферативную активность мононуклеарных клеток при хроническом вирусном гепатите С; нормализовал показатели периферической крови, уровень глюкозы и липидный обмен при токсическом гепатите; улучшал гемореологию крови и оказывал антитромбоцитарное действие у облученных крыс; проявлял антиканцерогенную и противоопухолевую активность, а также протекторные свойства при проведении химиотерапии опухолей, ишемической болезни сердца, экспериментальной гипоксии, интоксикации солями тяжелых металлов; способствовал заживлению ран кожи и регенерации костной ткани.

Показано, что сульфид 19а также проявляет выраженную гемореологическую, антиагрегантную, антитромбоцитарную и антитромбогенную активности, обладает противоопухолевым и гепатопротекторным действием, снижает токсичность цитостатической полихимиотерапии.

Таблица Синтезированные соединения в качестве термостабилизаторов полиэтилена высокого давления, 160 oC, 0.1 масс. % Синтезированные Термоста- Промышленные Термостасоединения* бильность, ч стабилизаторы* бильность, ч R(CH2)3S(CH2)3R (CО-3) 14 RCH2SCH2R (ТБ-3) R(CH2)3S(CH2)2S(CH2)3R 16 R1SR1 (сантонокс) [R(CH2)3ОC(O)(CH2)2]2S [R(CH2)3SC(O)(CH2)2]2S 14 (ирганокс 1035) 1,2-[R(CH2)3ОC(O)]2C6H1,2-[R(CH2)3SC(O)]2C6H4 18 (фенозан 43) *R = 3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил; R1 = 2-метил-5-трет-бутил-4-гидроксифенил Выводы 1. Осуществлен синтез широкого круга функционально-замещнных производных алкилированных фенолов, включая высокоэффективные полифункциональные антиоксиданты технического назначения, биологически активные вещества и промежуточные продукты их синтеза. Всего синтезировано ~350 соединений, подавляющее большинство из которых получены и охарактеризованы впервые.

2. Существенно расширен спектр полупродуктов синтеза для серо-, азот-, фосфорсодержащих алкилфенолов:

Впервые проведено алкилирование 2,6-диметилфенола диолами; 2,4-дитрет-бутилфенола – аллиловым спиртом, 2-метил-6-циклогексил- и 2,6-дициклогексилфенолов – аллиловым спиртом и 3-хлорпропеном с последующей перегруппировкой по Кляйзену, а также 3-(4гидроксифенил)-1-галогенпропанов – циклогексеном и циклогексанолом; выделены и охарактеризованы основные и некоторые побочные продукты этих взаимодействий;

Решена научная проблема селективного замещения алифатической ОНгруппы на атом галогена в молекулах -(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)алканолов; выявлен универсальный характер влияния добавок ДМФА на селективность протекания процесса галоидирования названных алканолов под действием галогенангидридов угольной, сернистой, фосфористой и фосфорной кислот;

Создан лабораторный регламент на получение 3-(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)-1-хлорпропана из соответствующего алканола с использованием PCl3 и ДМФА, который прошел успешную апробацию в условиях опытного химического производства НИОХ СО РАН и на опытно-промышленной установке Новочебоксарского ПО «Химпром»;

С использованием известных и разработанных подходов осуществлен синтез новых галоидпроизводных моно-, ди- и триалкилированных фенолов, а также 2,2’-алкилиден-бис-фенолов – ключевых полупродуктов синтеза серо-, фосфор-, азотсодержащих фенольных антиоксидантов.

3. Изучено взаимодействие функционально-замещнных пара-алкилфенолов с галогеноводородными кислотами:

Установлено, что при нагревании -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алканолов с HCl, HBr, HI параллельно протекают процессы детрет-бутилирования и замещения алифатической ОН-группы на атом галогена, на основе этого взаимодействия предложены новые одностадийные способы получения ранее труднодоступных -(3-трет-бутил-4гидроксифенил)- и -(4-гидроксифенил)галогеналканов – ценных синтонов для биологически-активных веществ;

Показано, что при взаимодействии 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с галогеноводородными кислотами (HCl, HBr), а также HClO4, ZnCl2, AlCl3 наряду с де-трет-бутилированием протекают реакции образования и распада трет-бутил-[3-(4-гидроксиарил)пропил]сульфидов;

Выявлено, что 3-(4-гидроксифенил)пропантиол-1, образующийся при нагревании 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с конц. HBr, в условиях реакции подвергается конденсации, основным продуктом которой является 3-(4-(3-(4-гидроксифенил)пропилтио)фенил)пропантиол-1;

Впервые показано, что конц. HBr является эффективным катализатором замещения фенольной ОН-группы на алкилтиильную в молекулах фенолов различного строения. Установлено, что присутствие в параположении молекулы фенола 2-меркаптоэтильного (3-меркаптопропильного) заместителя активизирует замещение фенольной ОНгруппы на алкилтиильную;

Предложены эффективные способы получения бромидов N,N-диалкил-(4-гидроксифенил)алкиламмония из N,N-диалкил--(3,5-ди-третбутил-4-гидроксифенил)алкиламинов, флоретиновой кислоты из -(3,5ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропановой кислоты и е метилового эфира, бис-(3-(4-гидроксифенил)пропил)сульфида из бис-(3-(3,5-дитрет-бутил-4-гидроксифенил)пропил)сульфида с использованием конц.

HBr 4. Разработаны эффективные способы синтеза и существенно расширен ассортимент серо(фосфор)содержащих производных алкилированных фенолов:

На основе -(4-гидроксиарил)галогеналканов и -(4-гидроксиарил)алкантиолов осуществлен синтез широкого спектра серо(фосфор)замещнных производных, содержащих гетероатом в составе различных функциональных групп (-S-, -SS-, -SH, -SC(O)-, -S(CH2)nS-, (-S)3P, (S)3PО, S+I–, -SCN, -SC(NH2)2Hlg, -S2O3Na) и различающихся числом гидроксиарильных фрагментов, числом и строением орто-алкильных заместителей в ароматическом ядре, длиной и разветвлением алкильной цепи, разделяющей ароматическое ядро и S(P)содержащую группу;

Предложены одностадийные способы синтеза алкил-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфидов из соответствующих галогеналканов, аллилфенолов, алкантиолов и 2,6-диалкилфенолов, которые отличаются высокой эффективностью, простым технологическим оформлением и могут быть положены в основу промышленных способов получения названных сульфидов;

Выявлено влияние добавок воды и щелочи на интенсивность и селективность протекания взаимодействия 3-(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)-1-хлорпропана с Na2S и найдены условия, позволяющие достигать степени конверсии названного хлорпропана в бис-[3-(3,5ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил]сульфид до 98-99 %, а также получать бис-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфиды из соответствующих хлоралканов с выходами до 82 %. Показано, что в отличие от -(4гидроксиарил)галогеналканов 3-(3,5-ди-трет-бутил-2-гидроксифенил)1-хлорпропан в аналогичных условиях с практически количественным выходом превращается в 6,8-ди-трет-бутилхроман;

Найден эффективный метод получения -(4-гидроксиарил)алкантиолов с различной степенью пространственной экранированности фенольной ОН-группы по реакции соответствующих галогеналканов с NH4HS (водн.), позволяющий получать названные тиолы с выходом до 92 %;

Предложены эффективные методики синтеза -(4-гидроксиарил)алкантиолов из соответствующих галогеналканов путем двустадийных превращений с получением в качестве промежуточных продуктов соответствующих тиоцианатов, дисульфидов, тиосульфонатов и изотиурония галогенидов. Разработана методика получения 3-(3,5-дитрет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с использованием тиомочевины без выделения промежуточного полупродукта;

Разработаны лабораторные методики получения додецил-(3,5-ди-метил4-гидроксибензил)сульфида, бис-[3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропил]сульфида и соответствующего дисульфида, а также 3(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропантиола-1 с использованием NH4HS и SC(NH2)2, которые показали хорошую воспроизводимость в условиях опытного химического производства НИОХ СО РАН.

5. Предложены эффективные способы синтеза и существенно расширен ассортимент азотсодержащих производных алкилированных фенолов:

На основе -(4-гидроксиарил)галогеналканов осуществлен синтез третичных, вторичных и первичных аминов, образующих структурновзаимосвязанные ряды, в пределах которых соединения различаются степенью пространственной экранированности фенольной ОН-группы, длиной цепи и строением пара- заместителя, числом и строением алкильных заместителей у атома азота;

Изучено влияние различных факторов на выход третичных аминов в реакции 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)-1-хлорпропана с диалкиламинами и предложен эффективный метод получения N,N-диалкил(4-гидроксиарил)алкиламинов с высоким выходом до 95%;

На основе синтезированных аминов получен широкий круг водорастворимых антиоксидантов – галогенидов -(4-гидроксиарил)алкиламмония.

6. Изучены окислительные превращения серо-, фосфор-, азотсодержащих производных -(4-гидроксиарил)алкильного ряда:

Показано, что окисление серо-, фосфорсодержащих производных -(4гидроксиарил)алкильного ряда под действием гидропероксидов протекает селективно по серо(фосфор)содержащим фрагментам этих соединений. При этом окисление симметричных и несимметричных сульфидов протекает через последовательное образование сульфоксидов и сульфонов, дисульфида – через тиолсульфинат в тиолсульфонат, первичным продуктом окисления тиола является дисульфид, а тиофосфита – тиофосфат;

Установлено, что окисление N,N-диалкил-3-(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил)пропиламинов гидропероксидами протекает по атому азота, а при дополнительном наличии в молекуле сульфидного фрагмента – первоначально по атому бивалентной серы;

Рассмотрена кинетика разложения гидропероксида кумола под действием 2,4,6-триалкилфенолов, содержащих в пара-заместителе различные серосодержащие функциональные группы. Установлено, что реакции 3,5-диалкил-4-гидроксибензилсульфидов, а также тиола, дисульфида и алкантиоата 3-(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)пропильного ряда с гидропероксидом кумола носят автокаталитический характер и протекают с образованием продуктов, способных эффективно (с числом каталитических циклов 100) катализировать разложение гидропероксидов;

вместе с тем молекулы симметричных и несимметричных 3-(3,5-дитрет-бутил-4-гидроксифенил)пропилсульфидов реагируют с гидропероксидами в стехиометрических отношениях и восстанавливают не более 2-х молекул гидропероксида.

7. Для тио(амино)алкилфенолов созданы банки кинетических параметров антирадикальной активности (констант скоростей взаимодействия с пероксидными радикалами стирола, кумола, метилолеата k7 и стехиометрических коэффициентов ингибирования f), потенциалов окисления Е, показателей кислотности рК.

Установлено, что основным структурным фактором, влияющим на величину k7 в рядах синтезированных соединений, является число и строение орто-алкильных заместителей, присутствие в их структуре серо(азот)содержащих функциональных групп не оказывает существенного влияния на антирадикальные свойства, и закономерности изменения параметров k7 и f в зависимости от строения в рядах 4-(тио(амино)алкил)фенолов повторяют закономерности, выявленные ранее для соответствующих 4-алкилфенолов.

Показано, что для производных 2,6-ди-трет-бутилфенола реакционная способность в отношении пероксидных радикалов не зависит от природы окисляемого субстрата и величины k7 во всех модельных системах принимают близкие значения (1.8 – 2.7) •104 М–1•с–1, в то же время для частично-экранированных фенолов константы k7 при переходе от окисления модельных углеводородов (кумола и стирола) к окислению метилолеата снижались в 3-7 раз (для орто-метил- и циклогексилзамещнных фенолов от (2.9 – 5.1)•104 М–1•с–1 до (1.1 – 2.0)•105 М–1•с–1);

Выявлены закономерности изменения величин Е и рК в зависимости от структуры молекулы ингибитора; для отдельных серий соединений найдены корреляционные зависимости между величинами Е и lgk7, Е и рК.

8. На примере синтезированных соединений впервые проведено комплексное исследование противоокислительных свойств серо-, фосфор-, азотсодержащих производных алкилированных фенолов:

Показано, что синтезированные соединения проявляют высокую ингибирующую активность в отношении автоокисления предельных углеводородов и липидных субстратов, что обусловлено полифункциональным механизмом их противоокислительного действия и выраженным эффектом внутреннего синергизма;

Впервые показано, что замена орто-трет-бутильных заместителей в структуре алкил-(3,5-диалкил-4-гидроксибензил)сульфидов на метильные и циклогексильные группы приводит к значительному возрастанию их противоокислительной активности как в отношении предельных углеводородных, так и липидных субстратов;

Выявлено, что при термическом автоокислении предельных углеводородов (гексадекана, вазелинового масла, полиэтилена) в различных рядах структурно-связанных тиоалкилфенолов антиоксидантная активность изменяется сходным образом: увеличивается при замене третбутильных орто-заместителей на метильные и циклогексильные группы, при переходе от симметричных бис-[-(4-гидроксиарил)алкил]сульфидов к несимметричным аналогам и от 3,5-диалкил-4-гидроксибензилсульфидов к их гомологам, содержащим в пара-алкильной цепи между ароматическим ядром и сульфидной группой 2 и более метиленовых звеньев;

На примере автоокисления лярда установлено, что сходные вариации в строении 4-гидроксибензил- и прочих -(4-гидроксиарил)алкилсульфидов отражаются на их способности ингибировать окисление липидных субстратов различным образом. Выявлено, что наиболее эффективными ингибиторами окисления лярда являются орто-метил- и циклогексилзамещнные алкил-(4-гидроксибензил)сульфиды;

С использованием найденных закономерностей изменения антиоксидантной активности серосодержащих производных алкилированных фенолов в зависимости от строения молекулы, природы окисляемого субстрата и условий окисления осуществлены молекулярный дизайн и синтез новых высокоэффективных полифункциональных фенольных ингибиторов.

9. Результаты испытаний синтезированных соединений позволяют сделать вывод о создании нового поколения антиоксидантов с полифункциональным механизмом противоокислительного действия:

Стабилизаторов и стабилизаторов-модификаторов полимерных материалов, существенно превосходящих по эффективности и комплексу полезных свойств используемые в промышленности аналоги;

Антиокислителей масел синтетического и природного происхождения, пищевых жиров и жиросодержащих продуктов;

Биоантиоксидантов, обладающих широким спектром биологической активности и высокой эффективностью протекторного действия при заболеваниях и патологических состояниях, сопряженных с развитием окислительного стресса, которые могут найти применение в качестве профилактических средств, повышающих резистентность организма к действию неблагоприятных факторов окружающей среды, и действующих начал лекарственных препаратов.

Основные результаты исследований изложены в следующих работах:

1. Просенко А.Е., Ким А.М., Крысин А.П., Коптюг В.А., Горбунов Б.Н., Кошевая Э.Н., Попов Л.К., Парамонов В.И. Бис-[-(3,5-ди-трет-бутил-4-оксифенил)алкил]сульфиды в качестве термостабилизаторов полимерных материалов// А.с. СССР № 1072420 (1983).

2. Просенко А.Е., Ким А.М., Крысин А.П., Коптюг В.А., Попов Л.К., Парамонов В.И.

Способ получения 3,5-ди-трет-бутил-4-оксифенилалкилмеркаптанов// А.с. СССР № 1074865 (1983).

3. Кириллова Э.И., Лугова Л.И., Ким А.М., Крысин А.П., Кузнецова С.В., Ленина Е.С., Агеева Т.А., Малахова Г.П., Пинко П.И. Стабилизированная полимерная композиция//А.с. СССР № 1123284 (1984).

4. Макарова Г.И., Лугова Л.И., Ким А.М., Крысин А.П., Сотникова Л.К., Иванова Т.А., Пинко П.И. Полимерная композиция// А.с. СССР № 1154296 (1985).

5. Крысин А.П., Просенко А.Е., Пинко П.И., Кириллова Э.И., Лугова Л.И., Кузнецова С.В., Ленина Е.С., Алексеева Н.А., Малахова Г.П. Полимерная композиция и три-[ (3,5-ди-трет-бутил-4-оксифенил)пропилтио]фосфит в качестве термостабилизатора полимерной композиции// А.с. СССР № 1340123 (1987).

6. Кириллова Э.И., Крысин А.П., Просенко А.Е., Пинко П.И., Лугова Л.И., Ленина Е.С., Кузнецова С.В., Агеева Т.А. Полимерная композиция// А.с. СССР № 1464444 (1988).

7. Крысин А.П., Ногина Н.И., Кузубова Л.Я., Останявская Л.А., Просенко А.Е. Производные трет-бутил-4-оксифенил-ди-(три)сульфидов в качестве модификаторов физикохимических свойств стеклонаполненного полиамида-6// А.с. СССР № 1387361 (1988).

8. Просенко А.Е., Ким А.М., Коптюг В.А., Крысин А.П. Способ получения 4оксифенилхлоралканов// Пат. РФ № 1162781 (1993).

9. Просенко А.Е., Пинко П.И., Лубенец Э.Г., Ким А.М., Коптюг В.А., Крысин А.П., Аксенов В.В., Сметанина Л.М., Кобрин В.С. Способ получения бис-[3-(3,5-ди-трет-бутил-4оксифенил)пропил] сульфида// Пат. РФ № 1238364 (1993).

10. Просенко А.Е., Марков А.Ф., Коптюг В.А., Крысин А.П., Пинко П.И. Способ получения 4-галоидалкил-2,6-ди-трет-бутилфенолов// Пат. РФ № 1376511 (1993).

11. Просенко А.Е., Пинко П.И., Коптюг В.А., Крысин А.П., Марков А.Ф., Илюсизов В.А., Конопельцева Л.В., Ектерева Т.Т. Способ получения бис-[-(4-оксифенил)алкил]сульфидов// Пат. РФ № 1370952 (1993).

12. Просенко А.Е., Пинко П.И., Коптюг В.А., Крысин А.П. Способ получения бис-[-(4оксифенил)алкил]дисульфидов// Пат. РФ № 1642708 (1993).

13. Просенко А.Е., Марков А.Ф., Коптюг В.А., Крысин А.П., Пинко П.И. Способ получения бис-[-(4-оксифенил)алкил]сульфидов// Пат. РФ №1658601 (1993).

14. Макарова Г.Г., Лугова Л.И., Просенко А.Е., Ким А.М., Коптюг В. А., Крысин А.П., Сотникова Л.К., Цветкова А.И., Лазарева Н.П., Соколова Т.Г., Кириллова Э.И., Емельянова А.Г., Ленина Е.С., Кузнецова С.В., Малахова Г.П. Полимерная композиция// Пат.

РФ № 988840 (1993).

15. Малахова Г.П., Лугова Л. И., Ким А.М., Просенко А.Е., Коптюг В.А., Крысин А.П., Ленина Е.С., Кузнецова С.В., Кириллова Э.И. Полимерная композиция// Пат. РФ №1118654 (1993).

16. Макарова Г.Г., Лугова Л. И., Ким А.М., Коптюг В. А., Крысин А.П., Иванова Т.П., Цветкова А. И., Сотникова Л.К., Просенко А.Е., Соколова Т.Г., Лазарева Н.Г., Завитаева Л.Д. 3,5-ди-трет-бутил-4-оксифенил-алкилтиоэфир карбоновой кислоты в качестве термостабилизатора полиэтилена и композиция на основе полиэтилена// Пат. РФ №1131869 (1993).

17. Цветкова А. И., Иванова Т.П., Макарова Г.Г., Лугова Л.И., Просенко А.Е., Ким А.М., Крысин А.П., Коптюг В.А., Кочкина Л. Г., Логинова Н.Н. Стабилизированная композиция// Пат. РФ №1007405 (1993).

18. Макарова Г.Г., Лугова Л. И., Просенко А.Е., Ким А.М., Коптюг В.А., Крысин А.П., Иванова Т.П., Цветкова А. И., Кочкина Л. Г. Композиция на основе поливинилфторида// Пат. РФ №1121982 (1993).

19. Демидова В.М., Лугова Л.И., Просенко А.Е., Ким А.М., Коптюг В.А., Крысин А.П., Ширяева Л. В., Дудина Л.Н. Полимерная композиция// Пат. РФ №979428 (1993).

20. Бахтина И.А., Антипьева Е., Просенко А.Е., Стрельцова Г.П., Душкин М.И., Зенков Н.К., Меньщикова Е.Б., Рагино Ю.И. Влияние антиоксиданта «Тиофан» на параметры окислительного стресса при ишемической болезни сердца// Бюл. СО РАМН, 2000, № 34, с. 24-29.

21. Просенко А.Е., Клепикова С.Ю., Кандалинцева Н.В., Дюбченко О.И., Душкин М.И., Зенков Н.К., Меньшикова Е.Б. Синтез и исследование антиокислительных свойств новых водорастворимых серосодержащих фенольных соединений// Бюл. СО РАМН, 2001, № 1, с. 114-119.

22. Кандалинцева Н.В., Дюбченко О.И., Просенко А.Е., Душкин М.И., Зенков Н.К., Меньшикова Е.Б. Синтез и антиокислительная активность новых водорастворимых производных на основе -(4-оксиарил)галогеналканов// Хим.-фарм. журн., 2001, № 3(35), с.

22-25.

23. Фридлянд И.Ф., Просенко А.Е., Клепикова С.Ю., Кандалинцева Н.В., Леплина О.Ю., Останин А.А., Черных Е.Р. Влияние антиоксидантов на функциональную активность мононуклеарных клеток периферической крови больных гепатитом С// Мед. иммунология, 2001, № 2(3), с. 243.

24. Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Дюбченко О.И., Стоянов Е.С. Синтез галогенидов S-алкилизотиурония по реакции тиомочевины с -(4-гидроксиарил)галогеналканами// Журн. орг. химии, 2001, № 9 (37), с. 1317-1320.

25. Просенко А.Е., Терах Е.И., Кандалинцева Н.В., Пинко П.И., Горох Е.А., Толстиков Г.А. Синтез и исследование антиокислительных свойств новых серосодержащих производных пространственно-затрудненных фенолов// Журн. прикл. химии, 2001, № 11 (74), с. 1839-1843.

26. Пинко П.И., Терах Е.И., Просенко А.Е., Григорьев И.А. Получение и исследование антиокислительной активности сложных тиоэфиров на основе -(3,5-ди-трет-бутил-4гидроксифенил) алкантиолов// там же, с. 1843-1847.

27. Просенко А.Е., Кандалинцева Н.В., Толстиков Г.А. Определение констант скорости и коэффициентов ингибирования стабилизатора СО-3 и функциональных производных (4-гидроксиарил)алкильного ряда// Кинетика и катализ, 2002, № 1 (43), с. 34-38.

28. Кандалинцева Н.В., Дюбченко О.И., Терах Е.И., Просенко А.Е., Шварц Я.Ш., Душкин М.И. Антиокислительная и гепатопротекторная активность водорастворимых 4-пропилфенолов, содержащих гидрофильные группы в алкильной цепи// Хим.-фарм. журн., 2002, № 4 (36), с. 13-15.

29. Пинко П.И., Терах Е.И., Горох Е.А., Никулина В.В., Просенко А.Е., Григорьев И.А.

Синтез несимметричных сульфидов на основе -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкантиолов и исследование их противоокислительных свойств// Журн. прикл. химии, 2002, № 10 (75), с. 1694-1698.

30. Терах Е.И., Пинко П.И., Зайцева О.В., Просенко А.Е. Исследование ингибирующего влияния тиоалкилфенолов на окисление вазелинового масла// Журн. прикл. химии, 2003, № 9 (76), с. 1533-1535.

31. Просенко А.Е., Терах Е.И., Горох Е.А., Никулина В.В., Григорьев И.А. Синтез и исследование антиокислительных свойств бис-[-(3,5-диалкил-4-гидроксифенил)алкил]сульфидов// Журн. прикл. химии, 2003, № 2 (76), с. 256-260.

32. Терах Е.И., Просенко А.Е., Никулина В.В., Зайцева О.В. Исследование синергических эффектов у антиоксиданта СО-3 и его структурных аналогов в сравнении с композициями триалкилфенолов и диалкилсульфида// там же, с. 261-265.

33. Дюбченко О.И., Просенко А.Е., Терах Е.И., Никулина В.В., Газина С.О. Исследование ингибирующего влияния аминоалкилфенолов на окисление липидных субстратов// Научный вестник Тюменской медицинской академии, 2003, № 1, с. 23-26.

34. Душкин М.И., Просенко А.Е., Кандалинцева Н.В., Ляхович В.В. Влияние антиоксиданта Тиофан на индукцию цитохромов Р-450 печени крыс// там же, с. 11-13.

35. Просенко А.Е., Терах Е.И., Горох Е.А., Хомченко А.С., Панферов М.А. Синтез и исследование противоокислительной активности симметричных и несимметричных сульфидов на основе 3-[4-гидрокси(метокси)арил]-1-бромпропанов// Нефтехимия, 2003, № 3(43), с. 190-195.

36. Фенольные биоантиоксиданты / Зенков Н.К., Кандалинцева Н.В., Ланкин В.З., Меньщикова Е.Б., Просенко А.Е. – Новосибирск: СО РАМН, 2003. – 328 с.

37. Плотников М.Б., Маслов М.Ю., Чернышова Г.А., Смольякова В.И., Алиев О.И., Васильев А.С., Просенко А.Е., Терах Е.И. Гемореологическое и антитромбоцитарное средство// Пат. РФ № 2242221 (2004).

38. Крысин А.П., Егорова Т.Г., Кобрин В.С., Просенко А.Е. Способ получения 4-(2аминоэтил)фенола// Пат. РФ 2218326 (2003).

39. Терах Е.И., Кандалинцева Н.В., Никулина В.В., Пинко П.И., Просенко А.Е. Изучение реакционной способности тиоалкилфенолов по отношению к кумилпероксидным радикалам и гидропероксиду кумола// Нефтехимия, 2004, № 3 (44), с. 237-240.

40. Каледин В.И., Колосова Н.Г., Гончар А.М., Гришанова А.Ю., Просенко А.Е. Изучение влияния синтетических и природных антиоксидантов на развитие опухолей легких, индуцированных у мышей линии A/Sn уретаном// Сиб. экол. журн., 2004, № 1,с. 19-23.

41. Просенко А.Е., Терах Е.И., Пинко П.И., Кандалинцева Н.В., Марков А.Ф., Крысин А.П., Григорьев И.А. Новые высокоэффективные антиокислительные присадки к смазочным материалам// Наука производству, 2004, № 5 (73), с. 18-20.

42. Дюбченко О.И., Никулина В.В., Терах Е.И., Просенко А.Е., Григорьев И.А. Синтез и исследование антиокислительной активности N,N-диалкил--[4-гидрокси(метокси)арил]алкиламинов и их N-оксидов// Журн. прикл. химии, 2005, № 5 (78), с. 796-801.

43. Дюбченко О.И., Никулина В.В., Терах Е.И., Кандалинцева Н.В., Марков А.Ф., Григорьев И.А., Просенко А.Е. Синтез и исследование антирадикальной активности замещенных гидроксибензиламинов и их хлороводородных солей// Нефтехимия, 2005, № 5 (45), с. 359-363.

44. Lisoivan V., Gatilov Y., Kandalintseva N., Prosenko A. S-[3-(3,5-Di-tert-butyl-4hydroxyphenyl)propyl]isothiouronium hydrate// International Centre for Diffraction Data.

Powder Diffraction File. Inorganic and Organic Data Book, 2005, Set 55, card 1546.

45. Каледин В.И., Некрасов Б.Г., Гончар А.М., Ермолаев В.И., Просенко А.Е. Изучение влияния антиоксиданта тиофана на канцерогенное действие 3,4-бензпирена при пероральном введении у мышей// Сиб. экол. журн., 2006, № 5, с. 649-654.

46. Бойко М.А., Терах Е.И., Просенко А.Е. Исследование взаимосвязи между электрохимической и противоокислительной активностью алкилзамещенных фенолов// Кинетика и катализ, 2006, №5 (47), с. 700-704.

47. Дюбченко О.И., Никулина В.В., Марков А.Ф., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е. Синтез, токсические и гепатопротекторные свойства водорастворимых производных на основе аминоалкилфенолов// Хим.-фарм. журн., 2006, №4 (40), с. 117-121.

48. Бойко М.А., Терах Е.И., Просенко А.Е. Исследование взаимосвязи между электрохимической активностью аклкил- и тиоалкилзамещенных фенолов и их антиокислительным действием// Журн. физ. химии, 2006, №8 (80), с. 1396-1402.

49. Просенко А.Е., Дюбченко О.И., Терах Е.И., Марков А.Ф., Горох Е.А., Бойко М.А. Синтез и исследование антиокислительных свойств алкилзамещенных гидроксибензилдодецилсульфидов// Нефтехимия, 2006, №4 (46), с. 310-315.

50. Просенко А.Е., Марков А.Ф., Хомченко А.С., Бойко М.А., Терах Е.И., Кандалинцева Н.В. Синтез и антиокислительная активность алкил-3-(4-гидроксиарил)пропилсульфидов// Нефтехимия, 2006, № 6(46), с. 442-446.

51. Lisoivan V., Gatilov Y., Prosenko A. Bis-[3-(3,5-di-tert-butyl-4-hydroxyphenyl)propyl]sulfide// International Centre for Diffraction Data. Powder Diffraction File. Inorganic and Organic Data Book, 2005, Set 55, card 1537.

52. Lisoivan V., Gatilov Y., Prosenko A. 3-(3,5-Di-tert-butyl-4-hydroxy-phenyl)propylthiocyanate// International Centre for Diffraction Data. Powder Diffraction File. Inorganic and Organic Data Book, 2006, Set 56, card 1525.

53. Lisoivan V., Gatilov Y., Prosenko A. Bis-[2-(3,5-di-tert-butyl-4-hydroxy-phenyl)ethyl]sulfide// там же, card 1933.

54. Lisoivan V., Gatilov Y., Prosenko A. N,N-Dimetiyl-[3-(3,5-dicyclohexyl-4-hydroxyphenyl]amine// так же, card 1934.

55. Олейник А.С., Куприна Т.С., Певнева Н.Ю., Марков А.Ф., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Григорьев И.А. Синтез и антирадикальная активность гидроксиарилпропилтиосульфонатов и сульфонатов натрия// Изв. АН, Сер. хим., 2007, № 6, с.1094-1101.

56. Дюбченко О.И., Никулина В.В., Терах Е.И., Просенко А.Е., Григорьев И.А. Синтез и ингибирующая активность гидроксиарилалкиламинов// там же, с.1107-1112.

57. Просенко А.Е., Скоробогатов А.А., Дюбченко О.И., Пинко П.И., Кандалинцева Н.В., Шакиров М.М., Покровский Л.М. Взаимодействие функционально-замещенных 4алкил-2,6-ди-трет-бутилфенолов с галогенводородными кислотами// там же, с.10781083.

58. Марков А.Ф., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е. Синтез и термостабилизирующие свойства серосодержащих производных моно- и биядерных циклогексилфенолов// Химия в интересах устойчивого развития, 2007, № 15, с.557-564.

59. Макеев А.А., Сахаров А.В., Жучаев К.В., Луканина С.Н., Просенко А.Е. Влияние окислительного стресса на состояние костной ткани тела позвонка свиньи// Сиб. вестн. с.-х.

наук, 2007, № 6 (174), с. 81-86.

60. Lisoivan V., Prosenko A., Naumov D., Dubtchenko O. N,N-Diethyl--[3-(3,5-di- tert-butyl-4hydroxyphenyl)propylthio]ethylamine hydrochloride// International Centre for Diffraction Data. Powder Diffraction File. Inorganic and Organic Data Book, 2007, Set 57, card 1465.

61. Lisoivan V., Prosenko A., Naumov D., Panferov M. 3-(3,5-Di-tert-butyl-2-hydroxyphenyl)propanol-1// там же, card 1653.

62. Lisoivan V., Prosenko A., Naumov D. 3-(4-Hydroxyphenyl)propanoic acid// там же, card 1467.

63. Lisoivan V., Gatilov Y., Khomchenko A., Prosenko A. 3-(3,5-Di-tert-butyl-4hydroxyphenyl)propanol-1// там же, card 1512.

64. Lisoivan V., Prosenko A., Naumov D., Panferov M. 6,8-Di-tert-butylchromane// там же, card 1761.

65. Lisoivan V., Prosenko A., Gatilov Y., Dubtchenko O. N,N-Dimetiyl-3-(3-tert-butyl-4hydroxyphenyl)propylamine// там же, card 1654.

66. Lisoivan V., Gatilov Y., Markov A., Prosenko A. 2,2’-Methylenebis -[4-(3-chloropropyl)-6tert-butylphenol] // там же, card 1511.

67. Олейник А.С., Певнева Н.Ю., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Хощенко О.М., Душкин М.И. Синтез и биологическая активность гидрофильных алкилфенолов// Химия в интересах устойчивого развития, 2008, № 16, с.559-568. Хомченко А.С., Кравцов С.О., Бойко М.А., Просенко А.Е. Синтез и антиокислительная активность 4-тиаалкил-2,6-диметилфенолов// там же, с.133-142.

69. Кемелева Е.А., Васюнина Е.А., Синицина О.И., Хомченко А.С., Гросс М.А., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Невинский Г.А. Новые перспективные антиоксиданты на основе 2,6-диметилфенола// Биоорган. химия, 2008, № 4 (34), с.558-569.

70. Макеев А.А., Сахаров А.В., Просенко А.Е., Жучаев К.В., Рябчикова Е.И., Донченко А.Н. Нарушение формирования осевого скелета свиньи при окислительном стрессе// Сиб. вестн. с.-х. наук, 2009, № 4, с. 41-45.

71. Макеев А.А., Сахаров А.В., Просенко А.Е. Морфофункциональная организация пластинки роста тела позвонка крыс в условиях глюкокортикоид-индуцированного окислительного стресса и применения антиоксиданта тиофана// Вестник КрасГУ, 2009, № 6, с. 105-108.

72. Макеев А.А., Сахаров А.В., Просенко А.Е., Жучаев К.В., Рябчикова Е.И. Влияние окислительного стресса на структурно-функциональную организацию кишечника свиней// Вестник КрасГУ, 2009, № 7, с. 120-123.

73. Овчинникова Л.П., Роцкая У.Н., Васюнина Е.А., Синицина О.И., Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Невинский Г.А. Антиокислительная активность тиофана [бис(3-(3,5-дитрет-бутил-4-гидроксифенил)пропил)сульфида]// Биоорг. химия, 2009, № 3 (35), с.417423.

74. Боровская Т.Г., Гольдберг Е.Д., Щемерова Ю.А., Пахомова А.В., Перова А.В., Просенко А.Е., Дюбченко О.И. Средство для коррекции нарушений женской репродуктивной функции, вызванных цитостатическим воздействием// Пат. РФ № 2367420 (2009).

75. Плотников М.Б., Смольякова В.И., Иванов И.С., Чернышева Г.А., Просенко А.Е., Гросс М.А., Бойко М.А. Средство, обладающее антиагрегантной, уменьшающей повышенную вязкость крови и антитромбогенной активностью// Пат. РФ № 2368376 (2009).

Основные результаты исследований доложены на всероссийских и международных конференциях:

1. Кандалинцева Н.В., Просенко А.Е., Толстиков Г.А. Исследование антирадикальной активности пара-замещенных 2,6-ди-трет-бутилфенолов// Современ. проблемы органич.

химии: труды междунар. конф. Тез. докл. – Новосибирск. – СО РАН. – 2001. –С. 43.

2. Просенко А.Е., Дюбченко О.И., Пинко П.И., Марков А.Ф., Горох Е.А., Дзирук О.Ю., Толстиков Г.А. Новые направления в синтезе полифункциональных фенольных антиоксидантов// там же – С. 93.

3. Дюбченко О.И., Терах Е.И., Просенко А.Е. Синтез аминов на основе -(4-гидроксиарил)галогеналканов и изучение взаимосвязи структуры и антиокислительной активности// там же – С. 94.

4. Зенков Н.К., Меньщикова Е.Б., Просенко А.Е., Кандалинцева Н.В. Развитие окислительного стресса при ишемической болезни сердца и его коррекция антиоксидантами// Нац. науч.-практич. конф. с междунар. участием «Свободные радикалы, антиоксиданты и болезни человека». – Смоленск. – 2001. – С. 116-117.

5. Дюбченко О.И., Просенко А.Е., Терах Е.И,.Марков А.Ф., Горох Е.А., Душкин М.И. Синтез и исследование антиоксидантной активности соединений, сочетающих в структуре фенольные и алкиламинные группы// там же – С. 177-178.

6. Просенко А.Е., Терах Е.И. Исследование ингибирующей активности гомологов антиоксиданта тиофан// там же – С. 480-481.

7. Крысин А.П., Кобрин В.С., Кусов С.З., Просенко А.Е., Сорокина И.В., Долгих М.П., Толстикова Т.Г. Синтез 4-( -алкиламино)фенолов из 2,6-ди-трет-бутилфенола// там же – С.

312.

8. Пинко П.И., Просенко А.Е., Кандалинцева Н.В., Дюбченко О.И., Григорьев И.А. Синтез -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкантиолов и их кислотно-катализируемые превращения// 4-й Междунар. симп. по химии и применению фосфор-, сера- и кремнийорганич. соединений «Петербургские встречи»: Сб. науч. трудов. С.-Пб. – 2002. – С. 68.

9. Просенко А.Е., Ишкова О.Ю., Терах Е.И. Синтез и антиокислительные свойства новых фосфорсодержащих производных на основе -(3,5-ди-трет-бутил-4-гидроксифенил)алкан(ти)олов// там же – С. 226.

10. Просенко А.Е., Пинко П.И., Горох Е.А., Марков А.Ф., Хомченко А.С., Григорьев И.А.

Пути синтеза новых рядов тиоалкилфенолов и исследование их свойств// там же – С. 71.

11. Терах Е.И., Просенко А.Е., Пинко П.И., Никулина В.В., Кандалинцева Н.В. Изучение взаимосвязи структура – антиоксидантные свойства новых рядов серосодержащих производных фенолов// там же – С. 78.

12. Скоробогатов А.А., Никулина В.В., Терах Е.И., Пинко П.И., Просенко А.Е. Изучение реакций окисления тиоалкилфенолов пероксидными соединениями// Современные проблемы теор. и эксп. химии: Тез. докл. IV Всерос. конф. молодых ученых. – Саратов. – 2003. – С. 109.

13. Schwarz Y.Sh., Dubchenko O.I., Dushkin M.I., Pinko P.I., Kandalintseva N.V., Prosenko A.E.

An impact of a sulphur-, nitrogen-containing shielded phenols upon the development of experimental hepatitis// Internation conference «Reactive oxygen and nitrogen species, antioxidants and human health. – Smolensk. – 2003. – P. 79.

14. Zueva E.P., Razina T.G., Terakh E.I., Prosenko A.E. The effects of combination of thiophan and cisplatin on the development of experimental tumors // Internation conference «Reactive oxygen and nitrogen species, antioxidants and human health». – Smolensk. 2003., р. 105.

15. Плотников М.Б., Смольякова В.И., Маслов М.Ю., Чернышева Г.А., Просенко А.Е., Терах Е.И., Васильев А.С. Защитный эффект тиофана на тромбоциты при облучении// Гемореология и микроциркуляция: Мат. междунар. конф. – Ярославль. – 2003. –С. 99.

16. Просенко А.Е., Терах Е.И., Кандалинцева Н.В., Дюбченко О.И., Марков А.Ф. Серосодержащий фенольный антиоксидант тиофан как перспективный лекарственный препарат// Компенсаторно-приспособительные процессы: фундаментальные, экологич. и клинич. аспекты: Мат. Всерос. конф. Новосибирск. – Сибвузиздат – 2004. – С. 391-392.

17. Хомченко А.С., Кравцов С.О., Терах Е.И., Просенко А.Е. Синтез и исследование ингибирующей активности серосодержащих антиоксидантов на основе 2,6-диметилфенола// Окисление, окислительный стресс, антиоксиданты: Всерос. конф. молодых ученых и II школа им. ак. Н.М. Эмануэля. Докл. и тез. М.: Изд-во РУДН. – 2006. – С. 154-155.

18. Бойко М.А., Терах Е.И., Просенко А.Е. Исследование взаимосвязи между электрохимической активностью алкил- и тио(амино)алкилзамещенных фенолов и их кислотными свойствами// там же – С. 78-80.

19. Марков А.Ф., Терах Е.И., Просенко А.Е. Синтез и противоокислительные свойства серосодержащих производных алкилированных 2,2'-алкилиден-бис-фенолов// VII Междунар.

конф. «Биоантиоксидант». Тез. докл. М.: Изд-во РУДН. – 2006. – С. 186-188.

20. Марков А.Ф., Терах Е.И., Просенко А.Е. о-Циклогексил-п-тиаалкилфенолы как новые полифункциональные антиоксиданты// там же – С. 188-190.

21. Просенко А.Е., Терах Е.И., Дюбченко О.И., Кандалинцева Н.В. Комплексное исследование антиоксидантных и фармакологических свойств препарата тиофан// там же – С. 228230.

22. Просенко А.Е. Перспективные направления развития химии фенольных антиоксидантов// Всерос. науч. конф. «Современные проблемы органич. химии»: Тез. докл. – Новосибирск. – 2007. – С. 28.

23. Марков А.Ф., Просенко А.Е. Тиопроизводные орто-циклогексилфенолов: способы синтеза и антиокислительная активность// там же – С. 145.

24. Адельшина Е.Б., Коробицина Е.В., Марков А.Ф., Кропачева Т.А., Просенко А.Е. Синтез и антиокислительная активность 2,6-диалкил-4-алкилтиометилфенолов// Мат. Всерос.

конференции молодых ученых и III школы им. акад. Н.М. Эммануэля «Окисление, окислительный стресс, антиоксиданты» – М.: Изд-во РУДН. – 2008. – С. 147-148.

25. Коробицина Е.В., Просенко А.Е. Антиоксидантная активность некоторых тиопроизводных алкилфенолов в рядах сульфид-сульфоксид-сульфон в отношении окисления жиров// там же – С. 198-199.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.