WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Севастьянов Вячеслав Сергеевич

НОВЫЕ ПОДХОДЫ И СРЕДСТВА ДЛЯ МАСССПЕКТРОМЕТРИЧЕСКОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ И ИЗОТОПНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЛЕГКИХ ЭЛЕМЕНТОВ (H, C, N, O) В ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ И ПРИРОДНЫХ ОБЪЕКТАХ

02.00.02 – аналитическая химия

Автореферат на соискание ученой степени доктора технических наук

Москва – 2009

Работа выполнена в лаборатории геохимии углерода Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН

Официальные оппоненты: доктор технических наук, член-корреспондент РАН Григорович К.В.

доктор биологических наук Зякун А.М.

доктор технических наук, профессор Салихджанова Р.М.-Ф.

Ведущая организация: Институт неорганической химии им. А.В. Николаева Сибирского отделения РАН

Защита состоится «19» ноября 2009 года в 14 час. 00 мин.

на заседании диссертационного совета Д.002.109.01 при Институте геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН по адресу:

119991, ГСП-1, Москва, ул. Косыгина, 19.

С диссертацией можно знакомиться в библиотеке Института Автореферат разослан « » 2009 года

Ученый секретарь Диссертационного совета Д.002.109.01, доктор химических наук И.В. Кубракова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Легкие элементы, такие как H, C, N, O, S являются важными компонентами многих органических и неорганических соединений. Эти элементы входят в состав живых организмов. Они входят в состав веществ, находящихся в газовой, жидкой и твердой фазах. Необходимость выделения легких элементов в особую группу связана с их уникальными физикохимическими характеристиками и с трудностью определения их малых содержаний химико-аналитическими методами. Большая подвижность легких элементов приводит к их неоднородному распределению во многих материалах, а значительные различия изотопов по массе, наличие различных спинов и магнитных моментов изотопов - к значительному изотопному фракционированию при разнообразных физико-химических и биологических процессах.

Известно, что названные выше легкие газообразующие элементы даже в небольших количествах существенно влияют на физико-химические и механические характеристики многих материалов, в том числе металлов.

Многие технологические процессы (термообработка, нанесение покрытий, пайка, сварка, деформация и т.д.) сопровождаются миграцией и сегрегацией газообразующих примесей, что приводит к изменению прочностных характеристик материалов на микро- и макро-уровнях. Особенно это касается водорода, присутствие которого в качестве примеси вызывает значительное увеличение хрупкости металлов. Исследование локального распределения газообразующих элементов в различных материалах является одной из наиболее важных и трудных задач современного материаловедения. Для решения проблемы локального определения содержания газообразующих примесей и изучения их распределения в тонких слоях металла нами впервые был применен лазерный пробоотбор.

Среди многочисленных методов определения содержания легких элементов и их изотопного состава одно из ведущих мест занимают массспектрометрические методы, развитие которых началось в начале 50-х годов прошлого века и интенсивно продолжается в настоящее время. Массспектрометрическое изучение поведения легких элементов, определение их концентраций и изотопных соотношений составляет отдельное направление, позволяющее раскрыть тонкие особенности протекания многих физикохимических процессов в различных материалах.

Большое значение при определении концентрации и изотопного состава некоторых легких элементов (H, C, N, O, S, Cl) имеет способ перевода определяемых элементов в простые газы (молекулярные газы, оксиды), которые в дальнейшем регистрируются с помощью массспектрометра. Этот способ пробоподготовки не требует сложного аппаратурного оформления и результаты анализа не зависят от состава матрицы образца. Полнота окисления анализируемых веществ связана с окислительной способностью реактивов и наличием катализаторов. Поэтому перспективным направлением является создание окислительных реакторов, обеспечивающих неизменные окислительные условия в течение длительного времени. При этом они должны быть надежными, компактными и иметь невысокую стоимость.

Необходимость развития теоретических и методических основ массспектрометрических методов определения содержания рассматриваемых элементов и их изотопных соотношений в различных материалах, а также необходимость разработки новых приборов и создания научной базы для их широкого применения в геохимии, геологии, космохимии, медицине, контроле наркотических и допинговых средств, в экологии, археологии, пищевой промышленности и в других многочисленных областях науки и техники определяют актуальность темы настоящей диссертации.

Цели и задачи исследования:

Целью исследования являлось дальнейшее развитие современного аналитического направления – масс-спектрометрии легких элементов. Работа посвящена проблемам разработки систем пробоподготовки и методов массспектрометрии для определения локального содержания элементов и их изотопного состава в органических и неорганических веществах в твердом, жидком и газообразном состояниях. Для этого было необходимо:

1. Разработать общие принципы перевода определяемых элементов в простые газы для масс-спектрометрического определения концентраций и изотопного состава некоторых легких элементов с целью изучения процессов, приводящих к перемещению и к скоплению легких элементов в отдельных областях материалов и к их изотопному фракционированию.

2. Изучить физические процессы, происходящие при переводе определяемых элементов в простые газы в результате окисления и восстановления веществ с помощью твердых электролитов, при взаимодействии лазерного излучения с различной плотностью мощности с поверхностью твердого тела и при столкновении лазерной плазмы с компонентами газовой среды. Разработать алгоритмы математического моделирования формирования кратера под действием лазерного излучения с целью правильной аппроксимации его формы и корректного вычисления его объема.

3. Разработать устройство для напуска газов в ионный источник лазерного масс-спектрометра, изучить процесс взаимодействия налетающей лазерной плазмы с газовой средой и его влияние на аналитические характеристики лазерного масс-спектрометрического метода.

4. Разработать методические подходы к созданию стандартных образцов на основе аморфных сплавов и к созданию внутреннего стандарта на поверхности образца для определения концентрации газообразующих примесей.

5. Исследовать причины нелинейной зависимости измеренных изотопных отношений от величины аналитического сигнала.

6. Создать новый тип систем пробоподготовки для изотопного анализа на основе твердоэлектролитной кислородопроводящей керамики.

Разработать окислительный и восстановительный реакторы, исследовать их аналитические характеристики. Изучить возможность использования твердоэлектролитных ячеек в качестве конверсионного детектора для капиллярного хроматографа.

7. На основе полученных результатов масс-спектрометрического определения изотопного состава ряда легких элементов разработать принципы идентификации образцов биологического, технологического и геохимического происхождения.

Научная новизна:

1. Созданы системы пробоподготовки на основе высокотемпературных твердоэлектролитных ячеек для определения изотопного состава некоторых легких элементов с помощью изотопного масс-спектрометра.

На основе таких ячеек разработан и испытан конверсионный детектор для капилярного хроматографа, обеспечивающий чувствительность на уровне пламенно-ионизационного детектора.

2. Создана система напуска органических и неорганических газов в ионный источник масс-спектрометра, позволяющая получить молекулярные ионы в результате взаимодействия газов с налетающей лазерной плазмой и уменьшить выход многозарядных ионов плазмы примерно в 1,5 раза.

3. Рассмотрение физических процессов, происходящих при окислении и восстановлении веществ с помощью твердого электролита, а также при взаимодействии лазерного излучения с твердым телом, позволило выбрать оптимальные условия анализа, исключающие попадание молекулярного кислорода в поток газа-носителя, позволяющие осуществить проведение лазерного пробоотбора с малой плотностью мощности лазерного излучения (104 - 105 Вт/см2). Это привело к расширению линейного диапазона определяемых концентраций некоторых легких элементов более чем на порядок, и улучшило воспроизводимость результатов измерений до 10 %. Была осуществлена селективная ионизации с образованием молекулярных ионов составляющих газовой среды под действием налетающей лазерной плазмы.

4. Создана математическая модель расчета формы кратера, образующегося в твердых телах под действием лазерного излучения, и изучена динамика его формирования под действием лазерного излучения в режиме свободной генерации при плотности мощности излучения 106-108 Вт/см2.

Определены условия, при которых можно вычислить объем кратера с минимальной погрешностью.

5. Предложен подход к созданию внутреннего стандарта для определения концентрации газообразующих примесей в твердом теле путем адсорбции соответствующих газов на поверхности исследуемых образцов.

Обоснована возможность создания стандартных образцов для локального определения газообразующих примесей на основе металлических аморфных пленок.

6. Определена величина области нелинейной зависимости измеренного изотопного состава от величины аналитического сигнала, зависящая от системы пробоподготовки и от способа ввода газовой пробы в ионный источник масс-спектрометра.

Практическая значимость работы и использование полученных результатов.

Разработаны устройства для проведения локального лазерного массспектрометрического анализа. Разработаны системы пробоподготовки на основе твердых электролитов для проведения изотопного анализа, внедрение которых в широкую практику может дать большой экономический эффект.

Впервые твердоэлектролитный окислительный реактор был использован в качестве детектора для капиллярного хроматографа.

Разработанные лазерные масс-спектрометрические методики были использованы для решения широкого круга материаловедческих задач, в том числе для изучения распределения концентрации водорода в поверхностных и внутренних слоях сложнонапряженных металлов и конструкций.

Анализировался широкий круг металлов и сплавов, разрушение которых изменялось от вязкого к хрупкому. При изучении распределения водорода в процессе пайки металлических изделий, имеющих важное прикладное значение в ракетной технике, было показано, что водород, скапливающийся на границе металл-припой, при больших механических нагрузках вызывает разрушение металла. Рекомендации по усовершенствованию процесса пайки позволили существенно увеличить прочность паяных изделий. Было исследовано также распределение водорода по толщине титановых труб, эксплуатируемых в атмосфере водорода при давлении 100 МПа в течение 5часов при комнатной температуре. Полученные результаты показали отсутствие скопления водорода внутри металла.

Разработан метод индикации состояния металлической конструкции по выделению водорода в газовую фазу. Оказалось, что при переходе металла из состояния упругой деформации в область пластической деформации наблюдается интенсивное газовыделение.

Для решения проблемы борьбы с терроризмом и распространением наркотиков были разработаны и внедрены методические подходы к определению изотопных отношений легких элементов для идентификации географических источников происхождения наркотических средств, взрывчатых веществ, выявления фальсификации алкогольной продукции.

Были получены данные об изотопном составе углерода и азота коллагена костей древних захоронений, что позволило уточнить радиоуглеродный возраст костей человека раннекатакомбной культуры Северо-западного Прикаспия и выявить увеличение его возраста в связи с наличием резервуарного эффекта, а также изучить систему питания древнего человека.

На защиту выносятся:

1. Результаты развития методов пробоподготовки, основанных на переводе определяемых элементов в молекулярные газы и оксиды, для массспектрометического определения содержания и изотопных отношений водорода, углерода, азота, кислорода в твердых, жидких и газообразных образцах.

2. Результаты исследования физических процессов, происходящих при переводе определяемых элементов в простые газы (лазерный пробоотбор, окислительные и восстановительные реакторы на основе твердых электролитов). Результаты моделирования формирования кратера под действием лазерного излучения в режиме свободной генерации.

3. Результаты разработки и усовершенствования систем пробоподготовки на основе твердых электролитов и лазерного пробоотбора с различной плотностью мощности излучения. Результаты изучения аналитических характеристик масс-спектрометрических методов, использующих разработанные системы пробоподготовки.

4. Усовершенствование лазерного масс-спектрометра, позволяющее осуществлять напуск газов в ионный источник. Результаты влияния напуска газовой среды на чувствительность и воспроизводимость результатов элементного анализа. Доказательство селективной ионизации и образования молекулярных ионов сложных молекул в результате их взаимодействия с лазерной плазмой. Создание стандарта для определения концентрации газообразующих примесей в твердом теле путем адсорбции соответствующих газов на поверхности исследуемых образцов.

5. Результаты изучения причин нелинейной зависимости измеренных изотопных отношений от величины аналитического сигнала для различных систем пробоподготовки для изотопного анализа и определение размера области нелинейности.

6. Результаты использования разработанных подходов для изучения распределения концентрации и определения изотопных отношений некоторых легких элементов в технологических и природных объектах с помощью масс-спектрометра.

Апробация работы Основные материалы диссертации представлены на следующих конференциях: 3 Всесоюзный семинар «Водород в металлах» (Донецк, 1982), 1 Всесоюзная конференция по анализу неорганических газов (Ленинград, 1983), 4 Всесоюзное совещание «Водородопроницаемость металлов с защитными покрытиями» (Калининград, 1984), Международная конференция по аналитической химии «Евроанализ 5» (Краков, Польша, 1984), Уральская конференция «Современные методы анализа и исследование химического состава материалов металлургии, машиностроения, объектов окружающей среды» (Устинов, 1985), 2 Республиканская конференция по аналитической химии (Ужгород, 1985), 10 Украинская республиканская конференция «Повышение качества аналитического контроля материалов металлургического производства в 12 пятилетке» (Днепропетровск, 1986), Всесоюзное совещание рабочей группы «Методы исследования водорода в металлах» (Ворошиловград, 1986), 1 Всесоюзная школа-семинар по твердотельным трековым детекторам и авторадиографии (Одесса, 1987), Всесоюзная конференция по масс-спектрометрии (Сумы, 1986), Всесоюзная конференция «Методы определения и исследования газов в металлах» (Москва, 1988), Всесоюзное совещение молодых ученых «Диагностика поверхности ионными пучками» (Донецк, 1988), 5 Симпозиум «Экзоэлектронная эмиссия и ее применение» (Львов, 1989), 11 Всесоюзный симпозиум по механохимии и механоэмиссии твердых тел (Чернигов, 1990), 2 Всесоюзная конференция по анализу неорганических газов (Ленинград, 1990), Всесоюзная конференция «Современные методы анализа металлов, сплавов, объектов окружающей среды» (Ижевск, 1990), Международное совещание-семинар «Диагностика поверхности ионными пучками» (Запорожье, 1992), 13 Российское совещание по экспериментальной минералогии (Черноголовка, 1995), 4 Всероссийская конференция «Экоаналитика-2000» (Краснодар, 2000), Конференция по аналитической химии (Харьков, 2000), 11 конференция по химии высокочистых веществ (Н.

Новгород, 2000), Конференция «Химический анализ веществ и мактериалов» (Москва, 2000), Всероссийском семинаре «Термодинамика поверхностных явлений и адсорбции» (Иваново-Плес, 2001), 16, 17, 18 Симпозиум по геохимии изотопов им. академика А.П. Виноградова (Москва, 2001, 2004, 2007), 32 International Geological Congress (Италия, Флоренция, 2004), Всероссийская конференция «Аналитика России (Москва, 2004), Международная семинар-школа «Масс-спектрометрия в химической физике, биофизике и экологии» (Звенигород, 2004), Международный симпозиум «Разделение и концентрирование в аналитической химии и радиохимии» (Краснодар, 2005), Всероссийская конференция «Масс-спектрометрия и ее прикладные проблемы» (Москва, 2005), 15 Int. Conference on Solid State Ionics (Германия, Баден-Баден, 2005), International Radiocarbon Conference (Англия, Оксфорд, 2006), 8 International Meeting “Fundamental problems of solid state ionics” (Черноголовка, 2006), International Congress on Analytical Sciences (Москва, 2006), 3 International symposium on isotopomers (США, Сан-Диего, 2006), 16 Annual V.M. Goldschmidt Conference (Мельбурн, Австралия, 2006), 23 International Meeting on Organic Geochemistry (Англия, Торки, 2007), International Symposium “Origin and Evolution of Biosphere and Photonics of Nucleic Acids” (Терскол, 2007).

Личное участие автора в выполнении работы Личное участие автора в выполнении работы заключалось в постановке проблемы, определении задач исследования, получении и обработке результатов масс-спектрометрических определений малых содержаний примесей легких элементов и их изотопных соотношений, создании необходимых элементов аппаратуры, обосновании полученных результатов, выводов и рекомендаций. Основная часть работы выполнена в Институте геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН в лаборатории определения газообразующих примесей, руководимой д.т.н. Л.Л.Куниным и в лаборатории геохимии углерода, руководимой академиком Э.М.Галимовым.

Все работы по конструированию, испытанию и исследованию аналитических характеристик лазерных масс-спектрометров и систем пробоподготовки для изотопного анализа, включая разработку методик, выполнены лично автором, либо при его непосредственном участии. Автор руководил, либо принимал непосредственное участие в проведении экспериментальных исследований, в обработке и представлении результатов.

На отдельных этапах работы в исследованиях принимали участие сотрудники различных лабораторий: Зуев Б.К., Бабулевич Н.Е., Михайлова Г.В., Кулаков Ю.А., Тимонина О.К., Фатюшина Е.В. Тюрин Д.А., Кульбачевская Е.В. Всем им, соавторам публикаций и коллегам, оказывавшим поддержку и помощь в обсуждении работы, особенно Галимову Э.М., Руденко Б.А., Кудину А.М., Капустину И.Н., автор выражает искреннюю признательность.

Структура и объем работы Диссертация изложена на 275 страницах машинописного текста и включает 118 рисунков, 75 таблиц и список цитируемой литературы из 2наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе описаны основы масс-спектрометрических методов определения концентрации легких элементов, измерения их изотопного состава и раскрыты их основные характеристики. Результаты массспектрометрического определения легких элементов зависят от способа пробоподготовки, позволяющего атомизировать и ионизировать пробу либо разложить или окислить для получения простых газов с последующей их ионизацией электронным ударом в ионном источнике. Методы массспектрометрии хорошо развиты и позволяют достаточно надежно определять легкие элементы. Однако в силу специфичности анализа лишь ограниченное число масс-спектрометрических методов способны обеспечить необходимые аналитические параметры. Определение концентрации легких элементов является сложной задачей аналитической химии, так как наличие остаточных газов в вакуумном источнике искажает результаты анализа; образующиеся возгоны анализируемого вещества загрязняют ионный источник и энергично сорбируют летучие компоненты; концентрированные источники энергии вызывают нагрев образца и приводят к перераспределению легкоподвижных элементов и к их десорбции. При проведении элементного и изотопного анализов наиболее трудным является определение содержания и изотопного состава водорода, благодаря его уникальным свойствам, связанными с малым размером его атомов и с высокой подвижностью в твердых телах. Поэтому, для определения содержания водорода было необходимо разработать новые методы пробоподготовки и улучшить старые.

Общие принципы масс-спектрометрического определения легких элементов, включающие известные и предложенные в диссертации подходы, кратко излагаются в данной главе. Представлены общие схемы построения масс-спектрометров, методики проведения измерений, метрологические характеристики методов, обсуждены различные способы пробоподготовки, а также основные направления дальнейшего развития масс-спектрометрии некоторых легких элементов.

Среди известных способов пробоподготовки и ионизации пробы (искровые и дуговые источники ионов, лазерные источники ионов, индуктивно-связанная плазма, тлеющий разряд и ионное распыление) наиболее удобным для проведения масс-спектрометрического анализа легких элементов является лазерный пробоотбор, так как он обеспечивает возможность проведения мгновенного локального пробоотбора, не требует большого количества пробы и предварительной очистки образца. Результаты масс-спектрометрического анализа являются малочувствительными к матричному составу. Однако аналитические принципы лазерного пробоотбора вещества до сих пор недостаточно изучены.

Для определения изотопного состава легких элементов в различных веществах наиболее разработанным и обладающий наилучшими аналитическими характеристиками является газовая изотопная массспектрометрия (IRMS), позволяющая определять изотопный состав легких элементов с воспроизводимостью S=(0,02-0,6) ‰. При этом абсолютная величина погрешности измерения изотопных отношений составляет ~1·10-8.

Практически важнейшие направления последних лет в развитии этого метода направлены на повышение чувствительности и разработку новых способов пробоподготовки. Описаны основные способы работы масс-спектрометров: с системой двойного напуска газов (Dual Inlet) и с системой с постоянным газовым потоком (Continuous Flow), которая произвела революцию в изотопных исследованиях.

Аналитические характеристики систем на основе масс-спектрометров стабильных изотопов можно улучшить путем совершенствования пробоподготовки и разработки новых методик анализа. Необходимость создания новых методик изотопного анализа связана с расширением числа объектов анализа, с использованием IRMS в современных быстро развивающихся областях науки.

На рис. 1 приведена основная схема пробоподготовки твердых, жидких образцов и газов для масс-спектрометрического определения содержания и изотопного состава легких элементов.

Жидкие образцы и газы в результате пиролиза или окисления (с последующим восстановлением оксидов азота) превращаются в простые газы CO2, CO, N2, H2, количество и изотопный состав изотопологов которых затем определяются с помощью масс-спектрометров. Твердые образцы могут быть также подвергнуты сжиганию или пиролизу. Кроме того, при термическом или лазерном воздействии на образец можно десорбировать с поверхности сорбированные газы, а при травлении поверхности с помощью ионных, лазерных пучков, искрового или плазменного воздействия образуются вторичные ионы легких элементов, которые мешают проведению массспектрометрического анализа.

Образец Твердое Жидкость Газ тело Травление поверхности Лазерная Термическая десорбция десорбция Искровой газов газов разряд Тлеющий разряд Ионы Окисление и восстановление Пиролиз Ионное травление Простые газы:

Лазерное СО, СО, N, H 2 2 воздействие Построение Элементный и Изотопный масскривых молекулярный массспектрометрираспределения спектрометрический ческий анализ анализ Рис. 1. Основная схема пробоподготовки для масс-спектрометрического определения содержания и изотопного состава некоторых легких элементов Во многих случаях, встречающихся в аналитической практике, необходимо применение двух дополняющих друг друга подходов – сочетание элементного и изотопного анализов. Элементный анализ дает информацию о составе и распределении элементов в исследуемом объекте, а изотопный анализ обеспечивает специфическую информацию о физикохимических процессах, происходящих в нем.

Глава 2. Создание и совершенствование аппаратуры для массспектрометрического определения легких элементов Глава 2 посвящена описанию ряда систем и устройств, созданных в ходе исследований, составляющих предмет настоящей диссертации. Работа этих систем основана на переводе определяемых элементов в простые газы.

Были созданы специальные лазерные масс-спектрометрические установки, необходимые для определения некоторых легких элементов (H, N, O, Не).

Разработан новый окислительный реактор для сжигания проб в потоке газаносителя с целью масс-спектрометрического определения изотопного состава углерода. Для определения изотопного состава водорода разработано устройство для разложения воды. Путем построения градуировочных графиков показаны аналитические возможности лазерного и изотопного масс-спектрометрических методов анализа вещества. Изучено влияние характеристик лазерного излучения на величину пробоотбора и изучены особенности формирования аналитического сигнала.

Для исследования распределения и перераспределения газообразующих примесей в твердых телах были созданы две лазерные массспектрометрические установки, включающие аналитическую и оптическую системы (рис. 2).

В основном эти установки отличались типом используемого массспектрометра (времяпролетный масс-спектрометр МСХ-5, омегатронный масс-спектрометр ИПДО-2А). Для исследования распределения газообразующих примесей в поверхностных и глубинных слоях твердых тел использовали различного типа лазеры ГОР-100М (длина волны излучения () – 0,69 мкм) и ЛТИ-5 (=1,06 мкм). Оптическая и лазерная системы обеспечивали плотность мощности излучения до 109 Вт/см2 и позволяли проводить анализ с локальностью по поверхности 30-50 мкм (диаметр основания кратера) и глубиной от десятых долей мкм до 500 мкм.

Для проведения экспериментов по ионизации газов с помощью лазерной плазмы в ионном источнике масс-спектрометра была модернизирована установка ЭМАЛ-2. Для этого было изготовлено приспособление, позволяющее напускать газы над поверхностью образца.

Источником лазерного излучения служил квантовый генератор ИЛТИ-2(=1,06 мкм), работающий в режиме модулированной добротности с частотой повторения импульсов 12,5 и 25 Гц. Диаметр пятна фокусировки составлял 80-100 мкм, мощность потока излучения 3.109 Вт/см2. При напуске газов давление в источнике поднимали до 10-2 Па. При более высоком давлении увеличивается время набора экспозиции и возрастает вероятность возникновения пробоев между электродами ионной оптики.

Рис. 2. Схема экспериментальной установки на основе масс-спектрометра ИПДО-2А:

1 – датчик масс-спектрометра ИПДО-2А РМО-4С, 2 – вакуумная камера с образцами, – лазерный микроскоп LMA-1, 4 – юстировочный лазер ЛГ-56, 5 – лазер ГОР-100М или ЛТИ-5, 6 – поворотное зеркало, 7 – измеритель мощности и энергии импульсов ОКГ ИМО-2, 8 – магниторазрядный насос НОРД-100, 9 – цеолитовый агрегат ЦВН-1-2, 10 – баллон напуска, 11 – термопарный манометрический преобразователь ПМИ-2, 12 – ионизационный манометрический преобразователь, 13 – калиброванный объем, 14 – механический вакуумный затвор, 15 – стойка индикатора ИПДО-2А, 16 – самопишущий прибор КСП-4, 17 – АЦП, 18 – пересчетный прибор ПСО-2-4.

Аналитические характеристики новой системы пробоподготовки для изотопного анализа на основе твердоэлектролитной кислородопроводящей керамики были изучены с помощью модернизированной системы на основе газового хроматографа и изотопного масс-спектрометра DELTA Plus (рис. 3), работающего в режиме постоянного потока газа (GC-C-IRMS).

Установка включает в себя капиллярный хроматограф HP 6890 для разделения соединений газовой смеси, стандартный окислительный реактор, стандартный восстановительный реактор, высокотемпературный твердоэлектролитный реактор (ТЭР), ловушку для воды типа “Nafion” и изотопный газовый масс-спектрометр DELTA Plus (Thermo Electron, Германия).

Твердоэлектролитный реактор Ионный IRMS Магнит источник Окислительный реактор NiO, CuO, Pt/940°C Цилиндры Фарадея 44 45 Инжектор Осушитель Система типа Nafion детектирования GC Изотопный масс-спектрометр ОHe Ref.

Газовый хроматограф Рис.3. Схема модернизированной системы GC-C-IRMS Высокотемпературный твердоэлектролитный реактор был изготовлен на основе стабилизированного диоксида циркония (0,9ZrO2·0,1Y2O3) в виде тонкой керамической трубки с внутренним диаметром 1 мм и длиной 10-см. Использовались двухэлектродная (рис. 4) и трехэлектродная схема включения твердоэлектролитного реактора с помощью источника постоянного тока Б5-43А и потенциостата PS 8 (Элинс, Черноголовка), соответственно. Для создания рабочих платиновых электродов внутренняя и внешняя поверхности трубки были покрыты платиновой пастой (Platinum INK 6082, Engelhard) и подвергнуты отжигу на воздухе при температуре 1150°С.

Нагревательный элемент Термопара T C Блок Стальной капилляр питания ZrO Измерительное Стекло Компьютер устройство Проводящая 1Pt прокладка Pt электроды Рис. 4. Принципиальная схема высокотемпературного твердоэлектролитного реакторас двумя платиновыми электродами Рабочим электродом (РЭ) служил внутренний электрод реактора. В трехэлектродном реакторе электрод сравнения (ЭС) располагался снаружи и был изготовлен из платины в виде кольца шириной 2 мм и отделен от вспомогательного электрода (ВЭ) изолирующим промежутком 2 мм. С помощью потенциостата потенциал рабочего электрода поддерживался на постоянном уровне по отношению к потенциалу электрода сравнения путем регулирования величины тока, проходящего через вспомогательный электрод. Рабочая зона реактора составляла 6 см. Металлические газовые капилляры и электрические токоподводы ТЭР были герметизированы специальным стеклом и проверены на вакуумную плотность.

Через ТЭР и капилляры протекает высокочистый газ-носитель гелий марки 60 со скоростью 2 мл/мин. Использование двух окислительных реакторов в одной системе позволяло проводить окисление органических соединений в двух режимах и сравнивать полученные результаты.

Стандартный окислительный реактор представляет собой тонкую керамическую трубку на основе Al2O3 длиной 32 см и внутренним диаметром 0,5 мм, внутри которой вставлены три проволоки (Cu, Ni, Pt). Пропуская кислород через нагретую трубку, получают оксиды меди и никеля, благодаря которым в свою очередь при температуре 950°С окисляют органические соединения, платиновая проволока служит в качестве катализатора.

Термопара Рис. 5. Блок-схема высокотемпературного твердоэлектролитного реактора для разложения воды, соединенного с системой двойного напуска изотопного массспектрометра DELTA Plus Для определения изотопного состава водорода воды нами была изготовлена экспериментальная установка (рис. 5), позволяющая осуществить каталитическое разложении воды на поверхности платины, не приводящее к существенному фракционированию изотопов водорода. При этом осуществлено выведение кислорода через твердоэлектролитную ячейку в атмосферу.

Установка состоит из проводящей кислород керамической ячейки в виде пробирки, выполненной из стабилизированного диоксида циркония. На внешнюю и внутреннюю поверхность ячейки нанесены платиновые электроды. От них к контактным площадкам, находящимся в холодной части керамической ячейки, идут токопроводящие дорожки, к которым приложено постоянное напряжение. Часть ячейки с электродами находится в нагревательной печи при температуре примерно 800оС. Температуру внутри печи измеряли с помощью термопары. Внутрь ячейки вставлен керамический стержень (оксид алюминия) с двумя каналами. В первый канал стержня через резиновую прокладку вводится стальной капилляр, соединенный через вентиль с изотопным масс-спектрометром DELTA Plus. Через этот капилляр проводится откачка керамической ячейки до давления 50 мкбар. В канал при помощи шприца вводится проба воды объемом 1 мкл. При температуре 800оС происходит электрокаталитическое разложение воды:

2H2O=2H2+O2.

Под действием электрического напряжения (1,4 В), обеспечивающего интенсивное разложение воды, происходит перенос ионов О2- через керамику наружу. Во внешней цепи электрохимической ячейки возникает электрический ток, по величине которого можно оценить степень разложения воды.

Аналитические возможности экспериментальных лазерных массспетрометрических установок Так как стандартных образцов для локального определения водорода не существует, нами впервые была предпринята попытка применить для этой цели стандартные образцы Национального бюро стандартов США и фирмы LECO, предназначенные для валового определения водорода, а также специально насыщенные водородом образцы титана ВТ1-0. Погрешность измерения концентрации водорода в этих образцах составляет Sr0,1.

Графики имеют линейный участок в диапазоне концентраций от 0,001 до 0,масс. % при отборе микропроб из внутренних слоев металла (диаметр кратеров примерно 100 мкм, глубина 150 мкм) и от 0,001 до 1,9 масс. % при пробоотборе из поверхностных слоев (глубина пробоотбора ~0,3 мкм).

Градуировочные графики имеют разный наклон и могут не проходить через начало координат. Это обусловлено, как было впервые показано в проведенных экспериментах, влиянием на величину аналитического сигнала паровой компоненты в продуктах разрушения металла, количество которой возрастает с увеличением плотности мощности лазерного излучения.

Использование плотности мощности излучения 104-105 Вт/см2 дает возможность изучать распределение водорода в поверхностных слоях металла (0,2-1 мкм), а при плотности мощности излучения 105-108 Вт/смобразуются кратеры глубиной 50-300 мкм.

Физические процессы, сопровождающие лазерный пробоотбор Исследования физических процессов, происходящих при выделении водорода из металлов под действием лазерного излучения, и их влияние на величину аналитического сигнала осуществляли на установке с массспектрометром МСХ-5, соединенном с лазерным микроскопом LMA-10, путем уменьшения длительности лазерного импульса, что приводило к увеличению плотности мощности излучения. При этом увеличения объема кратера не происходит, однако, возрастает отношение сигнала, нормированного на объем кратера (I/V). Данную закономерность можно объяснить дополнительным поступлением газа со стенок аналитической камеры в результате воздействия на них горячих паров металла, доля которых возрастает с уменьшением длительности лазерного импульса.

Аналогичные результаты получены при использовании лазера ЛТИ-5, работающего в режиме модуляции добротности (табл. 1). Режим модуляции добротности приводит к существенному уменьшению отбираемой микронавески по сравнению с величиной навески, полученной в режиме свободной генерации. Величина I/V в режиме модулированной добротности значительно превышает величину I/V для режима свободной генерации. Это обусловленно значительным газоотделением со стенок аналитической камеры под действием лазерной плазмы, практически состоящей из ионов и атомов.

Таблица 1. Результаты анализа образца NBS 353 при работе лазера ЛТИ-5 в режиме модулированной добротности и свободной генерации Режим работы лазера Глубина кратера, Величина сигнала мкм водорода, отн. ед.

Модулир. добротность 1 Свободная генерация. 50 Для градуировки изотопного масс-спектрометра, соединенного с различными системами пробоподготовки, применяли стандартные образцы в жидком, твердом и газообразном состоянии. Были использованы чистые газы H2, N2, CO, CO2 с известным изотопным составом для определения изотопного состава легких элементов анализируемых образцов после их преобразования в простые газы.

-13C, ‰ IAEA-CH--USGS--IAEA-C--Oil-V NBS ---35 -30 -25 -20 -15 -10 -13C (стандартное), ‰ Рис. 6. Градуировочный график для определения изотопного состава углерода жидких и твердых веществ при анализе образцов методом EA-IRMS На рис. 6 показана градуировочная характеристика, полученная для элементного анализатора, соединенного с изотопным масс-спектрометром.

Она построена по международным стандартным образцам различного состава (NBS 22 - масло, Oil-V - масло, USGS 24 - графит, IAEA-C-3 - целлюлоза, IAEA-CH-7 - сахароза) и представляет собой прямую линию с коэффициентом корреляции, равным 0,999. Воспроизводимость результатов определения изотопного состава углерода составляла 0,1-0,2 ‰. Видно, что градуировочная характеристика имеет широкий диапазон линейности и не зависит от материала стандартных образцов.

Глава 3. Разработка новых масс-спектрометрических методик определения легких элементов Глава 3 посвящена методическим особенностям проведения лазерного пробоотбора из различных слоев образца, разработке подходов к количественному определению газообразующих примесей в образцах без использования стандартных образцов путем напуска соответствующего газа в ионный источник масс-спектрометра, обоснованию увеличения чувствительности лазерного масс-спектрометрического метода в результате напуска инертных газов в ионный источник, а также доказательству возможности селективной молекулярной ионизации газовых соединений при воздействии на них лазерной плазмы, полученной от мишеней из элементов с различным потенциалом ионизации.

Были разработаны методики определения концентрации легких элементов при использовании лазерного масс-спектрометрического метода, когда лазер работает в режиме свободной генерации или модулированной добротности, и методики определения изотопного состава некоторых легких элементов с использованием твердоэлектролитного реактора: методику определения изотопного состава водорода в режиме двойного напуска газов в изотопный масс-спектрометр и методику определения изотопного состава углерода в режиме постоянного потока.

При взаимодействии лазерного излучения с поверхностью твердых тел происходит образование кратеров различной глубины. Изучение глубоких кратеров (Н30 мкм) под микроскопом показало, что форма кратера близка к форме конуса. В работе предложена и внедрена методика отбора проб из тонких слое образцов (Н<1 мкм). Она позволяет изучать распределение водорода в поверхностных слоях образца. Практически полное отсутствие паровой компоненты в продуктах разрушения металла не приводит к неконтролируемому изменению аналитического сигнала. Детальные исследования формы мелких кратеров показали, что она близка к цилиндрической. Мелкие кратеры получали при использовании лазера ЛТИ5, обладающего высокой энергетической стабильностью (Sr=0,03). Поэтому размеры мелких кратеров были практически постоянными.

Была разработана методика создания внутреннего стандарта для определения содержания кислорода в твердых образцах путем напуска газообразного кислорода в ионный источник масс-спектрометра. Кислород адсорбировался на очищенной лазерным излучением поверхность образцов.

Изучали адсорбцию кислорода на поверхности тантала, титана, стандартных образцов стали фирмы «LECO» и бронзы Бр.663, монокристалла кремния и пластинчатого графита.

Кривая адсорбции кислорода на поверхности кремниевой пластины (рис.7) характеризовалась медленным ростом сигнала O+ при напуске кислорода до давления 4.10-4 Па. Далее происходило его увеличение в 10 раз при дальнейшем напуске кислорода до давления 3.10-3 Па, после чего сигнал оставался постоянным при изменении давления до 10-2 Па. Последний участок кривой соответствует предельной степени заполнения поверхности хемосорбированным кислородом. Нами была предпринята попытка рассчитать количество молекул кислорода, находящихся на поверхности стального образца фирмы «LECO» с объемным содержанием кислорода 0,0087 масс.%, при давлении кислорода в ионном источнике 9,5.10-3 Па.

4.I, отн.ед.

O+ 3.O2+ SiO+ 2.1.0.1.0e-5 1.0e-4 1.0e-3 1.0e-P, Па Рис. 7. Кривая адсорбции кислорода на поверхности образца кремниевой пластины (анализ в атмосфере кислорода) Расчет проводили по формуле n=(CHI1(O+)NA)/( I2(O+)) (1) где n – число адсорбированных молекул кислорода на единице площади; С – объемная концентрация кислорода; - плотность образца, H – глубина кратера, NA – число Авогадро; - молекулярный вес кислорода; I1(O+) и I2(O+) – сигналы от кислорода, адсорбированного на поверхности образца при образовании монослоя, и кислорода, содержащегося в объеме образца, соответственно.

Зная число импульсов, затраченных на длительное сканирование по поверхности образца лазерным лучем, изменение массы образца и диаметр кратера, можно вычислить глубину пробоотбора, которая оказалась равной 0,18 мкм. Расчет показал, что величина n равняется 1.1015 молекул/см2, что близко к литературным данным о количестве кислорода в монослое на поверхности твердых тел - 8,71014 молекул/см2. На основании проведенных исследований можно сделать вывод, что при напуске кислорода в ионный источник лазерного масс-спектрометра ЭМАЛ-2, начиная с давления 3.10-Па на атомарно-чистой поверхности различных образцов, формируемой при лазерном сканировании, образуется монослой из молекул кислорода.

При образовании монослоя на атомарно-чистой поверхности кислород, адсорбированный на поверхности образцов, можно использовать в качестве внутреннего стандарта. Сравнивая сигналы кислорода из объема образца с сигналом кислорода адсорбированного монослоя и зная глубину (H) и диаметр (D) кратеров, можно определить концентрацию кислорода в объеме образца. Данный эксперимент был выполнен, однако точность вычисления концентрации оказалась недостаточно высокой из-за большой погрешности измерения глубины кратеров или неоднородным распределением кислорода в объеме стандартного образца.

В процессе лазерного пробоотбора происходит напыление образца на стенки ионного источника и элементы ионной оптики. Поэтому для учета изменения условий анализа на лазерном масс-спектрометре ЭМАЛ-периодически осуществлялась регистрация сигнала кислорода от адсорбированного монослоя на поверхности образца, который, как было показано ранее, будет сформирован за несколько секунд при давлении кислорода в источнике 9,5.10-3 Па. В этом случае отпадает необходимость частого анализа эталонных образцов, в которых кислород распределен достаточно неоднородно, и перестройки оптической системы фокусировки лазерного луча. Это также повышает экспрессность анализа. Как было показано в диссертации, величина сигнала от монослоя кислорода может служить индикатором изменения чувствительности анализа.

Проведенные эксперименты показали, что напуск кислорода в ионный источник масс-спектрометра приводит к повышению чувствительности элементного анализа за счет изменения зарядового состава плазмы.

Например, выход ионов Fe+, основного элемента образца стали, увеличился в 2 раза, а выход многозарядных ионов уменьшился.

Впервые было показано, что напуск инертных газов Ne, Ar, Xe, в ионный источник также приводит к увеличению количества однозарядных ионов матрицы примерно в 1,31,5 раза и уменьшению количества двухзарядных ионов. Это повышает правильность и улучшает воспроизводимость результатов лазерного масс-спектрометрического анализа.

При напуске газа в ионный источник масс-спектрометра лазерная плазма начинает взаимодействовать с газом в результате упругих и неупругих столкновений ионов, электронов и атомов плазмы с молекулами газа. Это приводит к ионизации молекул газа и протеканию газоплазменных реакций.

Энергия ионов, электронов и атомов в плазме достигает 1000 эВ. Особенно велика вероятность ионизации молекул газа в межэлектродном пространстве ионного источника лазерного масс-спектрометра ЭМАЛ-2, где энергия ионов плазмы достигает 25 кэВ. Мы изучали газовые среды, содержащие аммиак, метан и двуокись углерода. При использовании в качестве мишени полированной пластины кремния был зарегистрирован пик NH3+, соответствующий парциальному давления аммиака 7.10-3 Па, пики CH4+, CO2+, соответсвующие давлению ~10-7 Па, а также пики комплексных ионов SiH+, SiC+, SiN+, SiO+. Впервые была изучена ионизация газовых молекул с помощью лазерной плазмы, приводящая к протеканию ионно-молекулярных реакций между ними с образованием молекулярных ионов. Так, в случае использования в качестве ионов-реагентов углерода интенсивность молекулярных ионов CHCl3+ в масс-спектре напускаемых паров хлороформа была на порядок больше, чем в случае использования кремния, так как потенциал ионизации углерода близок к потенциалу ионизации молекул хлороформа. Если проводить ионизацию молекул хлороформа потоком электронов с энергией 70 эВ, то происходит распад молекул и молекулярные ионы практически не образуется.

Таким образом, путем изменения энергии лазерного излучения и состава мишени можно обеспечивать ионизацию молекул разных веществ исследуемой газовой среды с образованием молекулярных ионов.

Глава 4. Метрологические характеристики масс-спетрометрического определения легких элементов Глава 4 посвящена метрологическим аспектам лазерной и изотопной масс-спектрометрии легких элементов. В ней изучены возможности применения стандартных образцов для определения объемной концентрации водорода, а также аморфных пленок, насыщенных водородом, в качестве стандартных образцов для лазерной масс-спектрометрии. С помощью метода радиоактивных индикаторов и теоретических оценок доказана полнота выделения водорода из расплавленного металла и незначительное его поступление из нагретых стенок кратера, а также незначительное поглощение определяемого водорода на возгонах распыленного металла, осажденного на оптическом иллюминаторе вакуумной камеры. Определена динамика формирования кратера под действием лазерного излучения, предложен экспериментально проверенный метод определения объема кратера.

Подробно обсуждена область изменения результатов определения изотопного состава легких элементов и величины погрешности результатов измерения, зависящие от величины аналитического сигнала и от методики пробоподготовки. Даны обоснования этого явления. Исследованы аналитические характеристи разработанного окислительного реактора и устройства для разложения воды. Изучена возможность использования твердоэлектролитной ячейки в качестве конверсионного детектора для капиллярного хроматографа.

Лазерная масс-спектрометрия Для проведения лазерного масс-спектрометрического анализа необходимы стандартные образцы, обладающие однородной структурой, отсутствием структурных дефектов, однородностью концентрации водорода по глубине и по поверхности образца. Выполненные исследования по сканированию поверхности показали, что при глубине пробоотбора меньше мкм водород в стандартных образцах NBS распределен практически равномерно за исключением его краев (0,5 мм), а в образцах титана фирмы «LECO» имеет ярко выраженную неоднородность распределения. При глубине пробоотбора 30 мкм и более для образцов обеих серий водород распределен равномерно при сканировании по всей поверхности образца (Sr=0,1).

Известно, что аморфные пленки гомогенны по составу, не обладают кристаллической структурой и имеют гладкую поверхность. В настоящей работе исследована возможность применения аморфных пленок, например, на основе титана в качестве образцов сравнения при определении водорода в локальных методах анализа. Оказалось, что относительное стандартное отклонение результатов определения водорода в поверхностных слоях не превышает 0,13, тогда как для поликристаллического титана при глубине пробоотбора Н<1 мкм эта величина обычно составляет 0,2-0,3. Аналогичные исследования аморфных сплавов на основе железа (Fe40Ni40B20) и кобальта (71 КНСР) показали, что их можно использовать при определении поверхностной концентрации водорода, так как в этих сплавах исходный водород, в основном, как было доказано, сосредоточен на поверхности (Sr=0,1-0,2). Отметим важный вывод этого цикла исследований.

Использование аморфных сплавов при определении объемных концентраций водорода ограничено только возможностями изготовления пленок, однородных по толщине.

Для изучения полноты выделения водорода из микропроб вещества при лазерном пробоотборе впервые был применен метод радиоактивных индикаторов. С этой целью проводили насыщение тритием образцов титана, стали, меди, обладающих различными коэффициентами адсобции водорода.

Радиоактивность продуктов разрушения металлов была незначительной, что свидетельствует о практически полном выделении трития из отобранных проб. Анализ лазерным масс-спектрометрическим методом расплава и капель, образованных при лазерном воздействии, подтвердил сделанные выводы.

Авторадиография возгонов, образованных при лазерном воздействии на образцы титана, стали и меди, показала, что ярко выраженные возгоны металлов и капли застывшего раплава на оптическом иллюминаторе вакуумной камеры практически не содержат тритий. Отсутствие сорбции определяемого газа на возгонах было впервые продемонстрировано в экспериментах с распылением дейтерида титана под действием лазерного излучения и с последующим лазерным масс-спектрометрическим определением его содержания на поверхности напыленной пленки. Таким образом, формирование адсорбированных слоев газов на металлических поверхностях происходит не за счет газов, выделенных из образцов при лазерном пробоотборе, а за счет газов, образующих остаточную атмосферу вакуумных камер.

Выполнена оценка дополнительного вклада в величину аналитического сигнала водорода его диффузии из разогретых стенок кратера при лазерном пробоотборе. Проведенный расчет тепломассопереноса водорода из стенок кратера образца титана показал, что за время остывания стенок кратера ~1·10-3 с вклад этого процесса на 3-4 порядка меньше величины аналитического сигнала, т.е. таким вкладом можно пренебречь.

Было показано, что основными погрешностями лазерного массспектрометрического метода являются погрешности, связанные с воспроизводимостью формы, размеров кратеров и с десорбцией газов со стенок аналитической камеры.

Оценка формы кратера была получена с помощью математического моделирования взаимодействия лазерного излучения с веществом при плотности мощности лазерного излучения 106-108 Вт/см2. Модель построена с учетом испарения и перемещения фазовой границы твердое тело – пар. В одномерном случае краевая задача включает уравнение теплопроводности и баланс энергии на границе раздела фаз. Эта задача в системе координат, связанной с движущейся границей фаз, имеет следующий вид:

T T 2T = v + a t y 2y T - = q v H (2) y T(, t) = Т - температура, t - время, - плотность вещества, a и - коэффициенты температуро- и теплопроводности, Н - разность удельных энтальпий твердой и газообразных фаз. На поверхность металла (у=0), когда металл занимает полупространство y0, падает тепловой поток плотностью q, вследствие чего поверхность стационарно перемещается вглубь металла со скоростью v.

При решении этой задачи влияние жидкой пленки пренебрежимо мало. Действительно, удельная теплота плавления значительно меньше удельной теплоты испарения, т. е. Lb>>Lm. Разработанную модель нельзя рассматривать как модель плоского испарения, так как локальная скорость движения фазовой границы зависит от угла падения лазерного луча. Следовательно, a priori, форма кратера не может быть предсказана.

В выполненных расчетах параметры лазерного излучения были следующими: лазерный импульс длительностью =1 мс состоял из набора отдельных пичков, имеющих продолжительность около 1 мкс и следующих друг за другом со скважностью, приблизительно равной 0,2. Поэтому временной шаг был выбран t=1 мкс. На рис. 8 показаны результаты расчета динамики формирования кратера под действием лазерного импульса с энергией 1 Дж, а на рис. 9 изменение глубины Н и объема V кратера со временем. Объем вычисляли путем численного интегрирования области, ограниченной поверхностью кратера.

Согласно рис. 9, скорость роста объема кратера заметно снижается примерно через 120 мкс, тогда как глубина разрушения растет линейно во времени до конца формирования кратера.

Результаты модельных расчетов показывают, что по мере роста глубины кратера увеличивается наклон его стенок и происходит уменьшение плотности потока энергии, падающей на элементарную площадку. Также проведенные эксперименты подтвердили, что еще до окончания лазерного импульса может наступить момент, когда форма и объем кратера перестают изменяться (кратер стабилизируется).

Зависимость объема и глубины стабилизированного кратера от энергии лазерного импульса, падающей на поверхность железного образца в интервале энергий 0,2-1,0 Дж практически прямолинейна. При изменении энергии лазерного импульса в 2 раза объем кратера изменяется в 1,8 раз.

X·10-1, мкм H·102, см V·107, см42 2 50 мкс 5 100 мкс 150 мкс 200 мкс Y·10-2, мкм 0 1t, мкс Рис. 8. Динамика формирования кратера в железе под действием лазерного импульса (Е=1 Дж) (левый рисунок) Рис. 9. Изменение объема V (сплошная линия) и глубины H (прерывистая линия) кратера со временем при воздействии на железный образец лазерным импульсом (Е=1 Дж, t=1 мс) (правый рисунок) С помощью микроскопа можно измерить только диаметр D и глубину H кратера. Для расчета объема образованного кратера по данным измерения D и H необходимо подобрать оптимальную формулу. Наиболее близкой фигурой, позволяющей аппроксимировать форму кратера по двум параметрам, является конус. На основании разработанной модели было показано, что наилучшая аппроксимация объема кратера объемом конуса реализуется при условии измерения диаметра основания конуса на расстоянии от поверхности, равном величине H/20.

Для проверки правильности полученных результатов были рассчитаны объемы кратеров, образованных в стали 30ХГСН2А под действием лазерного излучения (ГОР-100М, энергия в импульсе 0,5-1 Дж) по разным методикам (табл. 2).

Таблица 2. Результаты определения объема кратера в стали 30ХГСН2А по различным методикам: V – объем реального кратера; V1 – рассчитанный объем кратера, диаметр которого измерялся на уровне поверхности образца; V2 - рассчитанный объем кратера, диаметр которого измерялся на уровне 1/20 глубины кратера № V·102, мм3 V1·102, мм3 К1 V2·102, мм3 К1 1,6 1,8 0,13 1,3 0,2 2,6 3,2 0,23 2,1 0,3 0,7 1,5 1,1 0,6 0,4 0,14 0,2 0,57 0,2 0,5 2,1 2,9 0,38 2,1 6 1,9 2,4 0,26 1,5 0,7 0,6 0,8 0,33 0,5 0,Среднее 0,42 0,Объем реальных кратеров (V) получали путем численного интегрирования продольного профиля кратера на микрошлифе. При измерении D на уровне поверхности образца и вычислении объема кратера по формуле конуса (V1) получили средний коэффициент адекватности, равный К =0,42. Под коэффициентом адекватности понимается степень приближения истинного объема кратера к объему кратера, рассчитанному по выбранной методике. Он вычисляется на основании формулы K=|Vi-V|/V, (3) где Vi (i=l, 2) - рассчитанный объем по различным методикам.

При измерении D на расстоянии от поверхности, равном H/20, средний коэффициент адекватности оказывается существенно меньше К и равен К =0,18. Так как форма реальных кратеров не всегда описывается гауссовой кривой, коэффициент адекватности превышает минимальную погрешность определения объема кратера. Аналогичные результаты были получены для кратеров в никеле и стали Ст. 45.

Изотопная масс-спектрометрия В литературе существуют немного данных о том, что при малых величинах сигналов происходит неправильное измерение изотопного состава легких элементов. Причины такого явления изучены недостаточно. Результаты изучения влияния различных факторов на изменение результатов измерений изотопных отношений легких элементов приведены ниже.

Присутствие паров воды в ионном источнике изотопного массспектрометра приводит к ошибке в измерении изотопного состава углерода из-за протекания химической реакции между ионами диоксида углерода и молекулами воды.

СО2+ + Н2О НСО2+ + ОН Пары воды вызывают изменение отношений ионных токов изотопологов с m/z 45 и 44 (45/44) и m/z 46 и 44 (46/44), так как сигнал ионов Н12С16О2+ дает вклад в основной сигнал ионов с массой m/z 45, а сигнал ионов Н13С16О2+ в сигнал с массой m/z 46. Подобные реакции протонирования возможны и для других газов, приводя к образованию ионов H3+ или N2H+. В зависимости от соотношения сигналов от образца и стандартного газа сдвиг изотопного состава углерода образца может быть, как положительным, так и отрицательным. Влияние паров воды можно уменьшить путем понижения потенциала экстракционных линз ионного источника. Однако, это сопровождается одновременным ухудшением чувствительности метода.

Наши эксперименты проводились на двух газовых изотопных массспектрометрах DELTA Plus и DELTA Plus XP при использовании системы двойного напуска газов, элементного анализатора (EA) и пиролизатора (TC/EA), газового хроматографа (GC), а также при использовании различных систем ввода газов в масс-спектрометр (Combustion 3, ConFlo 2, ConFlo 3).

Для изучения аналитических характеристик данных систем применяли стандартные газы CO, N2, CO2 с известным изотопным составом.

Система двойного напуска изотопного масс-спектрометра DELTA Plus Изучение аналитических характеристик системы двойного напуска проводили на примере стандартного газа СО2 с различным изотопным составом в условиях дополнительного напуска потока гелия в ионный источник масс-спектрометра через хроматограф HP 6890 и интерфейс Combustion 3 или без дополнительного потока. Это позволяло, исследовать влияние на результаты определения изотопного состава как общего давления в ионном источнике, так и повышенного парциального давления паров воды, которые могут проникать в масс-спектрометр с потоком гелия или являются микропримесью стандартного газа СО2.

Таблица 3. Результаты измерения изотопного состава углерода образца СО2 в зависимости от величины ионного тока I(m/z 44) (при напуске гелия в ионный источник масс-спектрометра, P=1,8·10-6 мбар), Iобр=Iстанд; 13Собр= 13Сстанд=-50,138 ‰ Напуск Сигнал Сигнал 13С, ‰ S, ‰ гелия I(m/z 44), В I(m/z 18), мВ Нет 3,8 490 0,01 0,Есть 3,8 2920 0,02 0,Есть 0,586 1791 0,04 0,Есть 0,265 1183 0,20 0,Есть 0,057 940 1,65 0, – разность изотопных отношений между стандартным газом и образцом, S – стандартное отклонение.

В табл. 3 представлены результаты влияния напуска гелия (P=1,8·10-мбар) в ионный источник масс-спектрометра на изменение результатов определения изотопного состава углерода образца СО2 в режиме двойного напуска газов, когда один и тот же газ используется в качестве образца и стандарта, причем величины сигналов одинаковы Iобр=Iстанд (13Собр= 13Сстанд=-50,138 ‰) и уменьшаются. Как видно из табл. 3, при условии напуска гелия и при одновременном уменьшении интенсивности сигналов образца и стандартного газа происходит уменьшение фона паров воды I(m/z=18). При этом при интенсивности сигнала I(m/z 44)<265 мВ возрастает разность изотопных отношений 13С>0,2 ‰, а стандартное отклонение S начинает превышать 0,1 ‰. Это обусловлено взаимодействием СО2 с парами воды в ионном источнике масс-спектрометра, количество которой может возрастать при напуске газов.

-2 13С, ‰ 13C, ‰ -------0 1000 2000 3000 400 1000 2000 3000 4000 50I(m/z 44), мВ I(m/z 44), мВ Рис. 10. Зависимость результатов определения изотопного состава углерода СО2 от величины ионного тока (при напуске гелия в ионный источник масс-спектрометра (рисунок слева), P=1,8·10-6 мбар), 13Собр= 13Сстанд=-50,138 ‰, Iобр=Iстанд - ; 13Собр= 3,64 ‰, 13Сстанд=-50,138 ‰, IобрIстанд - Рис. 11. Зависимость результатов определения изотопного состава углерода СО2 от величины ионного тока (без напуска гелия в ионный источник масс-спектрометра) (рисунок справа), 13Собр= 13Сстанд=-50,138 ‰, IобрIстанд - ;

13Собр= -3,64 ‰, 13Сстанд=-50,138 ‰, Iобр=Iстанд - ;

13Собр= -3,64 ‰, 13Сстанд=-50,138 ‰, IобрIстанд - .

В связи с тем, что при малых значениях сигналов величины Iобр и Iстанд после автоматического выравнивания амплитуды сигналов могут различаться довольно значительно (до 20% и более), условия проведения изотопных измерений будут неодинаковыми. Кроме того, геометрические параметры сжатых на концах в различной степени капилляров с внутренним диаметром 0,1 мм, по которым происходит натекание газов в ионный источник, могут также быть неодинаковыми, что может приводить к фракционированию изотопов.

Полученные данные по определению изотопного состава углерода образца СО2 и определению стандартного отклонения в зависимости от величины ионного тока I(m/z 44) от образца в режиме двойного напуска газов показаны на рис. 10. Результаты измерений изотопного состава углерода образца СО2 в зависимости от величины сигнала в стандартных условиях двойного напуска и при отсутствии напуска гелия показаны на рис. 11. Как видно из рис. 10, при отсутствии напуска гелия в ионный источник результаты определения изотопного состава углерода практически не зависят от условий анализа: IобрIстанд или Iобр=Iстанд, когда 13Собр= -3,64 ‰, 13Сстанд=50,138 ‰. Однако, при условии IобрIстанд и 13Собр=13Сстанд=-50,138 ‰ без напуска гелия в ионный источник для образца наблюдается более сильная зависимость результатов определения изотопного состава от величины аналитического сигнала. По-видимому, присутствие гелия играет роль буфера, уменьшающего число столкновений образца с катодом ионного реактора и молекулами воды и тем самым уменьшающего фракционирование изотопов в ионном источнике масс-спектрометра. При увеличении концентрации изотопа 13С в образце зависимость 13С от амплитуды сигнала становится слабее.

Система EA-IRMS: элементный анализатор, соединенный с изотопным масс-спектрометром В табл. 4 приведены результаты сравнения изотопного состава углерода масла oil-V, полученные при различных соотношениях между сигналами образца Iобр и стандартного газа Iстанд.

Таблица 4. Зависимость результатов определения изотопного состава углерода масла от условий анализа методом EA-IRMS: 13С(1) получено при Iобр=Iстанд; 13С(2) – при IобрIстанд=3 В № Сигнал образца 13С(1), ‰ 13С(2), ‰ 13С, ‰ I(m/z 44), мВ 1 3031 -28,46 -28,46 2 2426 -28,05 -28,05 3 2438 -27,92 -27,92 4 1138 -27,16 -27,16 5 724 -28,53 -28,53 6 653 -27,42 -26,68 0,7 521 -29,43 -29,63 -0,8 227 -25,82 -24,22 1,9 115 -18,49 -17,98 0,13С= 13С(2)- 13С(1) Как видно из табл. 4, результаты измерения изотопного состава масла изменяются при уменьшении сигнала образца. При сигнале, меньшем 6 мВ, начинается расхождение между результатами измерения 13С(1) и 13С(2), полученными при соотношении между сигналами Iобр=Iстанд и IобрIстанд=3В, соответственно. При условии IобрIстанд изменение наблюдаемых величин 13С происходит быстрее, чем при равенстве сигналов Iобр=Iстанд. Таким образом, при проведении изотопного анализа необходимо стремиться к тому, чтобы сигнал стандартного газа был примерно равен сигналу образца. Полного равенства сигналов достичь невозможно, так как технически трудно отобрать навеску образца необходимой массы с точностью до 1 мкг.

13C, ‰ 18O, ‰ 0,-0,-0,--0,--0,-1,--1,--1,-1,-0 1000 2000 3000 4000 500 1000 2000 3000 4000 5000 60I(m/z 44), мВ I(m/z 28), мВ Рис. 12. Зависимость результатов определения изотопного состава углерода (13С=-27,42 ‰) стандартного образца байкальского ила БИЛ-1 от величины сигнала I(m/z 44) (рисунок слева) Рис. 13. Зависимость результатов определения изотопного состава кислорода образца кодеина (18О=24,108 ‰) от величины сигнала I(m/z 28):

- Iобр=Iстанд ; - Iобр < Iстанд (рисунок справа) Как видно из рисунков 12 и 13, результаты определения изотопного состава углерода начинают существенно изменяться (13С 0,2 ‰) при величине сигнала меньше 1000-1500 мВ, а результаты определения изотопного состава кислорода - при величине сигнала меньше 2000 мВ. Для определения значительного расхождения результатов определения изотопного состава была выбрана величина 13С=0,2 ‰, которая равна типичной случайной погрешности определения изотопного состава углерода углеводородных газов. Изотопный состав кислорода определяли при разложении органического вещества при температуре 1450°С с помощью пиролизатора TC/EA, а изотопный состав углерода – при сжигании в окислительном реакторе элементного анализатора ЕА.

Таким образом, область аналитических сигналов I=(0 - I), в которой происходит значительное изменение изотопного состава 13С, зависит от условий проведения изотопного анализа и от определяемого элемента.

На рис. 13 также показано изменение результатов определения изотопного состава кислорода образца кодеина при условии Iобр=Iстанд.

Система GC-C-IRMS: газовый хроматограф, соединенный с изотопным масс-спектрометром В системе GC-C-IRMS, когда стандартный газ СО2 подается через интерфейс Combustion 3, разброс значений определения изотопного состава углерода, равный 13С=0,2 ‰, достигается при уровне сигнала I(m/z 44)=400600 мВ (рис. 14). В то же время для системы EA-IRMS и при подаче стандартного газа СО2 через интерфейс ConFlo 2 величина 13С=0,2 ‰ достигается при уровне сигнала I(m 44)=1400-1800 мВ. Столь существенные различия в величинах сигналов связаны с различной конструкцией интерфейсов и, соответственно, с существенно различным фоном воды в ионном источнике масс-спектрометра при подключении этих интерфейсов и дополнительного оборудования для пробоподготовки.

2.13C, ‰ 2.1.1.0.0.-0.-1.-1.012I(m/z 44), В Рис. 14. Зависимость результатов определения изотопного состава углерода стандартного газа СО2 (13С=-50,260 ‰) от величины аналитического сигнала (газ СОнапускается в ионный источник масс-спектрометра через интерфейс Combustion 3) Таблица 5. Зависимость величины аналитического сигнала I, соответствующего границе области нелинейности изотопных отношений , от условий ввода газовой пробы в ионный источник масс-спектрометра и от методов пробоподготовки Масс- Конфигурация прибора, режим , ‰ I, мВ спектрометр работы DELTA Plus Двойной напуск, 13Собр 13Сстанд, С: 0,2 2Iобр=Iстанд Двойной напуск, 13Собр= 13Сстанд, С: 0,2 2Iобр=Iстанд, напуск He Двойной напуск, 13Собр13Сстанд, С: 0,2 390-8IобрIстанд, напуск He EA-IRMS, масло С: 0,2 1000-20GC-C-IRMS, ON-OFF С: 0,2 400-6EA-IRMS, ON-OFF С: 0,3-0,5 1400-18DELTA Plus XP EA-IRMS, байкальский ил БИЛ-1 С: 0,2 1000-15TC/EA-IRMS, кодеин О: 1,0 20TC/EA, ON-OFF С: 0,2 1000-12TC/EA, ON-OFF О: 0,2 12TC/EA, ON-OFF N: 0,2 6 Из табл. 5 видно, что в режиме двойного напуска (прибор DELTA Plus) дополнительная подача гелия через интерфейс Combustion 3 приводит к расширению области сигналов I=(0 - I), соответствующей изменению изотопного состава стандартного газа на 0,2 ‰ и более. Изотопный анализ в режиме EA-IRMS, при котором поток гелия через EA значительно больше, характеризуется областью значений I=1400-1800 мВ (табл. 5). Аналогичная ситуация имеет место и для прибора DELTA Plus XP. При напуске стандартного газа N2 практически не происходит повышения фона паров воды в вакуумной системе. Область I характеризуется значением 600 мВ.

Таким образом, выполненные экспериментальные исследования показали, что расширение области значений I можно объяснить присутствием паров воды в ионном источнике и протеканием в нем ионномолекулярных реакций. Поэтому при определении изотопного состава легких элементов необходимо, чтобы величина аналитического сигнала находилась вне области значений I.

Окисление органических соединений с помощью твердых электролитов на основе диоксида циркония Эксперименты проводились на установке, изображенной на рис. 3.

Схема двухэлектродного высокотемпературного твердоэлектролитного реактора показана на рис. 4. Стандартная газовая смесь в аргоне содержала компоненты с концентрацией: азот - 14,8 об.%, СО2 - 6,1 об.%, СН4 - 9,об.%, С2Н4 - 6,8 об.%, С3Н8 - 5,6 об.%, n-C4H10 - 3,0 об.%, i-C4H10 - 7,0 об.% и другие газы. При нагреве высокотемпературного твердоэлектролитного реактора (ТЭР) до высокой температуры (700-1000 К) на поверхности электродов и внутри твердого электролита начинают происходить следующие процессы. Кислород из воздуха диссоциативно адсорбируется на наружном платиновом электроде и диффузионно отводится на свободные адсорбционные позиции Vадс до установления равновесия на трехфазной границе газ-электролит-электрод. Для кислородного электрода на циркониевом электролите характерна следующая электродная реакция:

Оадс+2e-+VoO2-+Vадс Ионы кислорода могут переноситься по анионным вакансиям через твердый электролит (Vo) внутрь реактора к трехфазной границе, образованной рабочим электродом, твердым электролитом и газой средой. На трехфазной границе происходит окисление органических соединений, поступающих в реактор в потоке газа-носителя. Например, при окислении метана будет происходить следующая реакция:

CH4+4O2-CO2+2H2O+8e- Аналогичные уравнения можно написать и для других углеводородных газов (УВГ). Кроме того, часть кислорода десорбируется с поверхности рабочего электрода в виде молекулярного газа.

Выполненные эксперименты с напуском кислорода из внешней среды в поток газа-носителя гелия (двухэлектродная система) показали, что максимальная величина ионного тока СО+2 достигается при температуре реактора 950°С и при ионном токе кислорода, проходящего через ТЭР, большем 80 мкА. Соответствующий сигнал, регистрируемый на цилиндре Фарадея, составляет I32=850 мВ. При определении изотопного состава углерода углеводородных газов величина I32 (ионный ток кислорода при m/z 32) не должна быть существенно выше полученной величины, так как избыток кислорода в ионном источнике масс-спектрометра может привести к ухудшению аналитических характеристик метода и уменьшению срока службы катода.

Хроматограмма смеси углеводородных газов, зарегистрированная по ионному току кислорода, прошедшему через твердый электролит приведена на рис. 15. Показано, что твердоэлектролитная ячейка, работающая в кулонометрическом режиме, позволяет с высокой чувствительностью определять содержание органических газов в пробе и, следовательно, может быть использована в качестве хроматографического детектора горючих газов.

1.изо-бутан CHC3HC2H1.н-бутан 0.0.0.0.0.0 200 400 600 800 1000 1200 1400 16Время, с Рис. 15. Хроматограмма УВГ, зарегистрированная по ионному току кислорода, прошедшему через твердый электролит Результаты определения изотопного состава углерода, полученные в различных режимах окисления пробы, представлены в табл. 6. Из сравнения данных для ТЭР с двухэлектродной схемой включения и стандартного окислительного реактора видно, что для всех газов, за исключением СО2, величина 13C, полученная при использовании ТЭР, оказалась в среднем на 0,4 ‰ больше, чем полученная при использовании стандартного реактора.

Это означает, что кислород, присутствующий в потоке газа-носителя, взаимодействует с углеродом катода ионного источника и образует дополнительное количество СО2, приводящее к изменению величины 13C.

Воспроизводимость результатов (стандартное отклонение) определения -Ионный ток O, мA изотопного состава углерода при использовании двухэлектродного ТЭР была лучше и изменялась от 0,11 до 0,29 ‰.

Таблица 6. Результаты определения изотопного состава углерода углеводородных газов и диоксида углерода при использовании различных окислительных ректоров Окислительный СН4 СО2 С2Н4 С3Н8 и-С4Н10 н-С4Нреактор Стандартный 13СPDB, ‰ -38,73 -20,27 -32,88 -32,45 -37,04 -34,Std.Dev, ‰ 0,31 0,22 0,26 0,13 0,21 0,n 8 7 8 9 7 ТЭР 13СPDB, ‰ -38,29 -20,68 -32,47 -32,13 36,71 -34,(2-электродная Std.Dev, ‰ 0,15 0,22 0,29 0,25 0,15 0,схема) n 4 7 7 6 6 ТЭР 13СPDB, ‰ -39,00 -20,76 -32,75 -32,53 -36,65 -34,(3-электродная Std.Dev, ‰ 0,35 0,21 0,24 0,18 0,23 0,схема) n 12 10 9 8 10 При окислении углеводородных газов с помощью трехэлектродного твердоэлектролитного реактора выбирали такой режим работы, который обеспечивал полное окисление органических соединений на трехфазной границе и в то же время практически не допускал поступление кислорода из внешней среды в поток газа-носителя. Для проведения экспериментов был выбран необходимый потенциал рабочего электрода, равный р=-175 мВ. В этом случае концентрация кислорода в потоке газа-носителя не превышала 60 ppm.

Результаты определения изотопного состава углерода, полученные при окислении углеводородных газов с помощью ТЭР, включенного по трехэлектродной схеме, и стандартного окислительного реактора оказались близкими по величине 13СPDB (табл. 6). Стандартные отклонения определения изотопного состава углерода изменялись от 0,13 ‰ до 0,36 ‰.

Проведенные исследования показали, что площади пиков кислорода, полученные при окислении углеводородных газов с помощью твердоэлектролитного реактора, кроме метана, слабо зависят от температуры реактора в диапазоне от 820С до 940С. Для метана зависимость площади пиков кислорода от температуры более сильная (рис. 16).

При понижении температуры реактора ниже 900С происходит неполное окисление метана. При этом измеренное изотопное отношение углерода метана меняется незначительно. Для пропана фракционирование изотопов углерода начинается при температуре ниже 850С, для бутана при температуре ниже 820С, а при окислении этилена фракционирование изотопов углерода не наблюдается во всей области температур от 820 до 940С.

На основании проведенных экспериментов, была выбрана оптимальная температура работы ТЭР, равная 940оС, при которой происходит полное окисление исследуемых органических соединений.

Площадь сигнала O2-, мA с 3.3.3.2.2.2.2.2.1.1.780 800 820 840 860 880 900 920 940 9Температура, oC Рис. 16. Зависимость площади пиков кислорода, прошедшего через твердоэлектролитный реактор, при окислении метана от температуры реактора (р=-175 мВ) С помощью ТЭР можно контролировать правильность работы стандартного окислительного реактора, который требует периодического восстановления окислительной способности путем напуска кислорода внутрь реактора. Из табл. 7 видно, что ослабление окислительной способности стандартного реактора привело к ошибке измерения изотопного отношения углерода 13С по сравнению с результатами, полученными при использовании ТЭР и нормального стандартного окислительного реактора.

Таблица 7. Амплитуды аналитических пиков компонентов газовой смеси для ТЭР (I1, мА), для «истощенного» (I2, В) и восстановленного стандартного окислительного реактора (I3, В), а также значения изотопных отношений углерода 13С, полученные при использовании соответствующих окислительных реакторов Соединение I1, мА 13С1, ‰ I2, В 13С2, ‰ I3, В 13С3, ‰ CH4 0.40 -39.33 4.7 -38.50 5.8 -38.C2H4 0.38 -32.97 0.9 -41.96 7.6 -33.C3H8 0.47 -32.62 4.1 -32.51 6.6 -32.изо-C4H10 0.57 -37.14 4.2 -38.36 6.5 -37.н-C4H10 0.48 -34.12 3.7 34.97 6.4 -34.Ионные токи изотопологов, регистрированные на цилиндрах Фарадея изотопного масс-спектрометра преобразованы в напряжения и приведены в вольтах. Воспроизводимость результатов измерения величины 13С не превышала 0,3 ‰. Кроме того, неполное окисление углеводородных газов при неизменных условиях анализа также привело к уменьшению амплитуды аналитических пиков, особенно уменьшился сигнал этилена (C2H4).

Таким образом, благодаря достаточно простой и надежной конструкции, отсутствию необходимости использования химических реактивов и горючих газов, разработанный окислительный твердоэлектролитный реактор для изотопного масс-спектрометра может с успехом заменить стандартный окислительный реактор, окислительная способность которого меняется в процессе работы. Одновременно с проведением изотопного анализа с помощью ТЭР можно контролировать чистоту газа-носителя и определять концентрацию органических газов в пробе. Градуировочные графики для определения концентрации углеводородных газов в стандартной пробе представляют собой прямые линии в широком диапазоне концентраций, величина которого зависит от физико-химических свойств окисляемого соединения. Воспроизводимость результатов измерения площади аналитических пиков при вводе пробы с помощью шприца в инжектор хроматографа не превышала 0,1.

Аналитические исследования показали, что пределы обнаружения углеводородных газов при использовании твердоэлектролитной ячейки в качестве хроматографического детектора близки к пределам обнаружения, полученным для пламенно-ионизационного хроматографического детектора.

Несмотря на большое число методов определения изотопного состава водорода воды, серийно выпускаются только приборы, принцип работы которых основан на разложении воды при ее взаимодействии с нагретым порошком хрома. В работе предложен и был создан оригинальный аналитический прибор для подготовки проб для масс-спектрометрического определения изотопного состава водорода (рис.5). Он основан на новом принципе электрохимического разложения воды на поверхности платинового электрода с последующим выведением кислорода из реакционной зоны в окружающую среду через стенку твердоэлектролитного реактора, обладающего кислород-ионной проводимостью при повышенных температурах. Изотопный состав водорода исследуемой пробы воды объемом 1 мкм определяли при использовании градуировочной характеристики, построенной по международным стандартам воды с известным изотопным составом водорода. Длительность пробоподготовки для определения изотопного состава водорода воды составляет 10-15 минут.

Для устранения эффекта памяти при переходе от измерения одного образца к другому необходимо провести разложение первой пробы воды без определения изотопного состава водорода. Воспроизводимость результатов определения изотопного состава водорода составляет 0,5 ‰.

Таким образом, предложенная конструкция прибора для разложения воды, обладающего небольшим энергопотреблением, электробезопасным, не требующим для своей работы химических реагентов и позволяющим осуществлять непрерывный контроль количества разложившейся воды, подтвердила свою работоспособность. Срок службы такого прибора составляет несколько лет.

Кроме созданного восстановительного реактора для разложения воды, примененного с изотопным масс-спектрометром, работающим в режиме двойного напуска газов, на основе уже описанного окислительного ТЭР нами был разработан восстановительный трехэлектродный твердоэлектролитный реактор, работающий в режиме постоянного потока газа-носителя гелия.

Этот реактор использовали совместно со стандартным окислительным реактором в установке с изотопным масс-спектрометром (рис. 3). Между этими реакторами дополнительно была установлена капиллярная колонка PoraPlot Q (30 м х 0,32 мм), помещенная в термостат с разделительной колонкой, при температуре 40С. Она была предназначена для разделения продуктов сжигания углеводородных газов в окислительном реакторе.

Температура восстановительного твердоэлектролитного реактора была 940С, а потенциал рабочего электрода – =-1,2 В. Время прохождения пробы через реактор составляло несколько секунд.

Ток, мА 0.-0.-1.н-C4HC2H4 C3H8 изо-C4H-1.-2.0 CH-2.-3.0 200 400 600 800 1000 1200 14Время, с Рис. 17. Хроматограмма, полученная при прохождении ионов кислорода через твердый электролит, в результате разложения молекул воды, образованных при окислении смеси углеводородных газов в стандартном окислительном реакторе в потоке газа носителя Было обнаружено, что при выбранных условиях анализа молекулы СОпрактически не восстанавливались, в то время как молекулы воды восстанавливались полностью. Например, при окислении СН4 площадь пика кислорода, полученного в результате разложения молекул воды с помощью ТЭР, превышала площадь пика кислорода, полученного в результате разложения молекул СО2, более, чем в 10 раз. Хроматограмма, полученная в результате разложения молекул воды с помощью твердоэлектролитного реактора, образовавшихся при окисления смеси углеводородных газов в стандартном окислительном реакторе, представлена на следующем рис. 17.

По формулам (3, 4) было рассчитано количество молекул кислорода, идущих на окисление углеводородных газов, и количество молекул кислорода, образовавшихся при восстановлении воды с помощью ТЭР.

C P V N A nтеор = K (3) SP R T Q nэксп = (4) 4e где nтеор, nэксп – число молекул кислорода, идущих на образование молекул воды при окислении углеводородных газов и образующихся при восстановлении молекул воды, соответственно, Q – интеграл ионного тока кислорода О2-, прошедшего через твердый электролит, е – заряд электрона, C – объемная концентрация соединения в газовой пробе, V – объем пробы при нормальных условиях, Р – нормальное давление, NA – число Авагадро, R – молярная газовая постоянная, Sp – коэффициент разбавления пробы, K – число молекул кислорода, необходимое для образования молекул воды при окислении одной молекулы углеводородного газа или другого горючего соединения.

Таблица 8. Результаты разложения воды, образовавшейся при окислении углеводородных газов (объем пробы 50 мкл, разбавление 1:20), метанола (0,1 мкл, 1:40) и воды (0,1 мкл, 1:20), с помощью твердоэлектролитного реактора Соединение nтеор, 1016 nэксп, 1016 , 10мол. О2 мол. О2 мол. ОCH4 1,1 1,2 -0,C2H4 0,7 0,8 0,C3H8 1.3 1,4 -0,i-C4H10 2,2 2,1 0,n-C4H10 1,1 0,9 0,H2O 8,0 9,3 -1,СН3ОН 2,6 2,3 0, Проведенные эксперименты с разложением введенной пробы воды, а также с разложением воды, образовавшейся при окислении углеводородных газов и спирта показали, что в пределах точности эксперимента соблюдается равенство nтеорnэксп (табл. 8). Расхождение между величинами составляет небольшую величину, равную 10-20%. Это доказывает, что в восстановительном твердоэлектролитном реакторе происходит полное разложения воды потоке газа-носителя, что имеет исключительное важное значение при проведении изотопного масс-спектрометрического анализа воды.

Кроме того, восстановительные и окислительные твердоэлектролитные кулонометрические ячейки могут быть использованы в качестве хроматографических детекторов, не требующих для своей работы, в отличие от других хроматографических детекторов, стандартных образцов.

Глава 5. Изучение распределения легких элементов и изотопов углерода в различных объектах, подвергнутых техническим воздействиям В пятой главе диссертации описываются серии экспериментов, посвященых применению разработанных масс-спектрометрических методик определения концентрации некоторых легких элементов (H, N, He) для изучения распределения водорода в поверхностных и внутренних слоях напряженных металлов и конструкций, для изучения распределения содержания азота в базальтовых стеклах и гелия в кремниевой пластине.

Было изучено также влияние условий синтеза углеводородов по реакции Фишера-Тропша в открытой системе на распределение изотопов углерода в этих продуктах.

В первой серии экспериментов исследовалось поведение водорода в процессе воздействия изгибающих и растягивающих нагрузок вплоть до разрушения в аналитических вакуумных камерах. Относительное стандартное отклонение результатов измерения концентрации водорода в металлах составляло 0,1-0,2. Картина распределения водорода может быть связана со скоростью процесса разрушения. При медленном разрушении образцов титана ВТ1-0 (СН=0,0028 масс. %) с сужающейся центральной частью растягивающей нагрузкой происходило обеднение водородом кромок разрушения (область ~400 мкм) в 2 раза. При растяжении образца титана с концентратором напряжений происходило более быстрое его разрушение и наблюдалось повышение концентрации водорода (до 40 раз) у концентратора напряжений в слое металла толщиной ~0,5 мкм. Это обусловлено тем, что разрушение начинается у концентратора напряжений и, в основном, в этой области происходит скопление водорода, переносимого сюда дислокациями.

Исследование распределения водорода вблизи кромок разрушения показало, что оно различно в поверхностных и внутренних слоях металлов. Было показано, что в поверхностном слое титана ВТ1-0 толщиной ~0,5 мкм на расстоянии 150 мкм и 900 мкм от кромки разрушения появляются два максимума с превышением исходного уровня водорода в 3 раза.

Непосредственно у кромки разрушения зафиксировано небольшое снижение концентрации водорода по сравнению с исходной концентрацией.

Распределение водорода во внутренних слоях толщиной ~100 мкм характеризовалось повышением концентрации водорода у кромки разрушения (50 мкм) примерно в 2 раза и небольшим максимумом на расстоянии 900 мкм, который примерно расположен на границе упругой и пластической областей. Повышение концентрации водорода у кромки можно объяснить захватом областей, содержащих невскрытые микропоры, в которых, в основном, содержится водород.

Лазерный масс-спектрометрический метод был применен для выяснения причин разрушения паяных конструкций на основе меди, стали ВНС-16 и дисперсионно-твердеющего сплава Ni-Fe. Было показано, что основной причиной разрушения конструкций являлось повышение хрупкости металлов в результате перемещения и скопления водорода вблизи трещин и кромок разрыва. Концентрация водорода вблизи трещин в сплаве на основе меди повысилась в 18 раз по сравнению с исходным уровнем, а в сплаве ВНС-16, разрушенном растягивающей нагрузкой, наблюдалось ее возрастание у кромки разрыва в 2-2,5 раза.

До настоящего времени нет никаких данных о поведении водорода при разрушении и деформации аморфных сплавов. Поэтому ЛМС был применен для изучения распределения водорода у кромок разрушения аморфных сплавов на основе титана, железа, кобальта. Проведенные исследования показали, что после разрушения их на воздухе наблюдается увеличение концентрации водорода в 3-5 раз в поверхностных слоях (~0,2 мкм) металла на расстоянии 200 мкм от кромки разрыва с максимальной концентрацией у самой кромки.

Таким образом, проведенные эксперименты позволили обнаружить и количественно установить характер распределения и размер области скопления водорода вблизи структурных неоднородностей.

Экспериментальные исследования с помощью тепловизора «AGA-750» при разогреве образцов в процессе их деформации показали, что в зоне разрушения происходит формирование тепловой волны. Судя по скорости ее распространения и постоянству температуры в ее фронте, можно заключить, что ее существование объясняется инициированием «подвижных» источников тепла в области разрушения металла. Происходящие тепловые процессы способствуют выделению водорода из металла в газовую фазу. При деформации образцов также возникают электромагнитные сигналы и образуются микропоры, заполненные водородом.

Для изучения особенностей образования летучих компонентов в магмах при плавлении углесодержащей мантии на ранних этапах формирования Земли с помощью лазерного масс-спектрометрического метода было определено содержание азота в базальтовых стеклах после экспериментов в системе графит – расплав базальтового состава.

Правильность определения содержания азота данным методом была подтверждена результатами определения его концентрации гаммаактивационным методом с радиохимическим выделением 13N.

Лазерный масс-спектрометрический метод был впервые применен для изучения распределения концентрации имплантированного гелия (Sr=0,1) в кремниевой пластине. Полученное распределение (рис. 18) соответствует неоднородной структуре ионного пучка гелия, бомбадирующего поверхность твердого тела. Показанные на рис. 18 распределения концентрации Не во взаимноперпендикулярных направлениях показывают асимметричность ионного пучка. Оказалось, что характер распределения концентрации Не коррелирует с положением полос цветов побежалости на поверхности кремния, образованных при имплантации гелия. Проведенный пробоотбор с различной глубиной (1-10 мкм) подтверждает правильность полученных результатов.

-по Х С, Y отн.ед. -по Y X XY, мм, Рис. 18. Распределение концентрации 4Не в двух взаимноперпендикулярных направлениях X и Y с началом координат в центре пучка Таким образом, предложенный метод позволяет изучать пространственные характеристики ионных пучков и оптимизировать их характеристики.

Природные углеводороды в основном образуются при термическом разрушении органического вещества (термогенезис) или при микробных процессах (бактериогенезис). Абиогенные углеводороды образуются при восстановлении диоксида углерода. Полагают, что эти процессы могут иметь место при охлаждении магмы, в геотермальных системах при взаимодействии воды с горными породами и при серпентинизации ультраосновных пород. Основным критерием абиогенности углеводородов, синтезированных из водорода и оксидов углерода (по реакции ФишераТропша), считается специфическое (реверсивное) распределение изотопного состава углерода в легких насыщенных углеводородах: 13СС1> 13СС2> 13СС3> 13СС4. Вторичные процессы, включая миграцию, смешивание и окисление биогенных газов, могут также приводить к реверсивному распределению изотопов углерода в углеводородных газах.

Изотопные эффекты в реакции каталитического синтеза ФишераТропша в открытых системах до настоящего времени не были исследованы сколько-нибудь детально. Изучение изотопных эффектов реакции ФишераТропша важно не только для изотопной геохимии углерода, но может оказаться полезным при изучении механизмов катализа в нефтехимическом синтезе. Предполагается, что углеводороды (УГВ) по этой реакции образуются следующим образом:

катализатор СО+Н2 УГВ+Н2О+СОСинтез проводили в проточных установках с реакторами объемом 100 мл, заполненными катализатором (гранулы железа размером 2-3 мм), при давлении 3 МПа, температуре 250 - 270С и скорости потока газовой смеси N2+ Н2+СО около 40 л/час на входе в реактор. Реакция выходит на стационарный уровень примерно через 20 часов после начала эксперимента.

В этих условиях конверсия исходного СО составляет 90–95 %. Отбирали две пробы газообразных продуктов в нестационарном режиме и две-три пробы в стационарном режиме. В конце эксперимента отбирали также пробы образовавшейся в эксперименте воды и жидких углеводородных продуктов.

Серия экспериментов 1 проведена с катализатором, при использовании которого в преобладающем количестве синтезируются олефины. Серия проведена с катализатором, на котором в преобладающем количестве синтезируются парафины. В проведенных сериях опытов установлено, что концентрация легких углеводородов монотонно уменьшается с ростом углеродного числа.

-13С, ‰ --t=70 час --t=10 час ---0 1 2 3 4 Число атомов С Рис. 19. Изменение изотопного состава углерода синтезированныхпо методу ФишераТропша соединений в зависимости от числа атомов углерода и времени проведения синтеза Было показано, что наблюдается уменьшение величины 13С с увеличением числа атомов углерода в синтезированных соединениях. После 70 часов работы катализатора в серии 1, по-видимому, происходит его загрязнение, что приводит к уменьшению величины 13С метана и ее возрастанию для других соединений (рис. 19). Особенно сильно увеличивается величина 13С для СО2. Она изменяется на 10 ‰. Для соединений, образованных в серии 2, наблюдаются практически такие же закономерности, за исключением изотопного состава углерода соединений С4 13СС113СС2> 13СС3< 13СС4.

Таким образом, было показано, что при абиогенном синтезе углеводородов по реакции Фишера-Тропша происходит уменьшение величины 13С для углеводородов с увеличением числа атомов углерода в молекуле.

Глава 6. Применение масс-спектрометрии изотопных отношений для криминалистической экспертизы биогенных объектов Серия экспериментов, описанная в данном разделе, включала изотопный анализ наркотических и взрывчатых веществ с целью выявления мест их географического происхождения и производства. Эти исследования в нашей стране были проведены впервые.

Проблема идентификации географического происхождения наркотических (НВ) и взрывчатых веществ (ВВ), в частности, получаемых из природных источников, является высоко актуальной во всем мире. Один из путей ее решения основан на измерении изотопных отношений углерода и азота исследуемых веществ. В основном речь идет об определении изотопного состава углерода и азота героина, морфина и кокаина. Героин является полусинтетическим продуктом, получаемым путем ацетилирования морфина. Очевидно, что создание и расширение соответствующего банка данных имеет ключевое значение для достоверной идентификации географического источника происхождения наркотических веществ.

В настоящей работе мы анализировали листья конопли, героин, морфин, кокаин. Образцы героина и кокаина имели степень очистки 60-1%. Проведенный анализ показал, что героин из Кореи имеет значения 13СPDB более отрицательные (-38,25-35,11 ‰), чем героин из Колумбии (-35,9432,74 ‰), а значения 15Nair более положительные (-1,95 7,15 ‰) и (-6,691,29 ‰), соответственно. При сравнении полученных изотопных отношений углерода героина с литературными данными можно сделать вывод, что по изотопным отношениям углерода героин из Колумбии, Кореи и Афганистана отличается от героина, произведенного в Нигерии, Таиланде, Пакистане и Индии, но неразличим с героином из Турции.

Для подтверждения правильности полученных результатов были проведены сравнительные определения изотопных отношений углерода и азота кокаина методами EA-IRMS и GC-C-IRMS. Было показано, что для чистого кокаина из Колумбии средние значения 13СPDB для двух методов, отличаются незначительно около 0,55 ‰. При этом величина 13СPDB, полученная при использовании метода EA-IRMS, имела большее значение, чем величина 13СPDB, полученная при использовании метода GC-C-IRMS.

Различие между средними величинами азота 15Nair, определенными двумя методами, было еще меньше (0,16 ‰). Полученные расхождения в результатах измерения изотопных отношений углерода могут быть объяснены либо различной пробоподготовкой образцов, приводящей к фракционированию изотопов углерода, либо с недостаточной чистотой анализируемых проб.

Во многих случаях только определение изотопного состава легких элементов C, N, O основных соединений, входящих в состав взрывчатых веществ позволяет идентифицировать их место производства. На результаты изотопного анализа отдельных соединений не влияют загрязняющие примеси и добавки к взрывчатым веществам. При этом изотопный состав азота наиболее информативен для взрывчатых веществ, содержащих нитрогруппы.

Таблица 9. Изотопный состав углерода и азота ТНТ № 13 CPDB, ‰ 15 NAIR, ‰ образца 1 -29,86 +4,2 -29,74 -2,3 -29,72 -8,4 -29,51 -5,Рис. 20. Хроматограммы проб воздуха с парами образцов ТНТ, представленных в табл. На приборе DELTA Plus с элементным анализатором EA 1110 нами были проанализированы образцы тринитротолуола, изготовленные на заводах России. Измеряли изотопные отношения азота 15Nair и углерода 13СPDB. Было показано (табл. 9), что все образцы ТНТ имеют близкий изотопный состав углерода, а изотопный состав азота изменяется в широких пределах от –8,41 до +4,54 ‰. Поэтому изотопный состав азота образцов ТНТ является наиболее информативной величиной для идентификации принадлежности образцов тому или иному заводу изготовителю.

Хроматограммы проб воздуха с парами образцов ТНТ, представленные в табл. 9, показаны на рис. 20. Хроматограммы были получены на хроматографе ЭХО-М с многоканальной колонкой. Как видно из рис. 19, хроматограммы четырех образцов ТНТ по виду очень похожи друг на друга и их трудно различить. Однако, по изотопному составу образцы хорошо различимы.

Исключительную важность имеет идентификация этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, в связи с его частой подменой синтетическим этиловым спиртом, запрещенным к применению при изготовлении алкогольных напитков. Стандартный газохроматографический метод не позволяет сделать однозначного заключения о природе этиловых спиртов в тех случаях, когда спирты хорошо очищены. Идентификация спиртов еще более усложняется в случае смешивания спиртов различной природы (экономически выгодного из-за более низкой себестоимости синтетического спирта).

В табл. 10 приведены результаты анализов образцов, выполненные методами GC-C-IRMS и спектрометрии ядерного магнитного резонанса на ядрах дейтерия (2Н-ЯМР), позволяющей количественно определять общее и селективное содержание дейтерия в каждом из положений в молекуле, где он находится. Полученные результаты по количественному определению содержания дейтерия в СН2D- и СНD-группах (табл. 10) подтверждают правильность определения изотопного состава углерода в спиртах различного происхождения.

Таблица 10. Результаты определения изотопного состава углерода и дейтерия этанола спиртов различного происхождения № Наименование пробы 13 CPDB, ‰ (D/H)2, (D/H)3, пробы ppm ppm 1 Спирт этиловый зерновой -23.15 129,9 100, ректификованный «Экстра» 2 Спирт этиловый зерновой -23.88 126,2 96, ректификованный «Люкс» 3 Спирт - сырец синтетический -33.98 147,4 132, марки «О» 4 Спирт синтетический высшей -32.86 144,4 129, очистки 5 Спирт технический ГОСТ 17298 -24.33 135,0 108,6 Спирт технический ГОСТ -24.30 134,6 106, 18200-7 Спирт тростниковый -12,Последней важной научной проблемой, которая не могла быть решенной без привлечения методов изотопной масс-спектрометрии, являлась задача достоверного определения возраста археологических захоронений разных периодов. В частности, известно, что данные, полученные по радиоуглеродному датированию коллагена костных образцов погребенного человека часто противоречат относительной хронологии культур региона, основанной на анализе стратиграфии курганов, погребального обряда и инвентаря. Для уточнения возраста погребенного человека раннекатакомбной культуры Северо-западного Прикаспия были проведены дополнительные исследования изотопного состава коллагена костей человека и животных из различных погребений и курганов. Для коллагена костей человека были получены изотопные отношения 13С, которые изменялись от –21,54 до –15,29 ‰, и 15N, которые изменялись от +12,42 до +18,13 ‰.

Изотопные отношения 13С и 15N коллагена костей травоядных животных изменялись в пределах от –21,16 до –18,65 ‰ и от +4,66 до +9,92 ‰, соответственно. Эти данные показывают, что в системе питания раннекатакомбного населения большую роль занимали речные и озерные продукты: рыба, моллюски, водоросли. Следовательно, на основании результатов масс-спектрометрических измерений радиоуглеродный возраст образцов костей человека должен быть существенно уменьшен в связи с наличием резервуарного эффекта.

Выводы 1. Получило дальнейшее развитие система пробоподготовки, основанная на переводе определяемого элемента в простые газы (H2, N2, CO, CO2) с целью масс-спектрометрического определения содержания и изотопного состава некоторых легких элементов. Показано, что использование лазерного пробоотбора с различной мощностью излучения от 104 до 1Вт/см2 с последующим масс-спектрометрическим определением позволяет получать информацию о распределении концентрации водорода, азота, гелия в металлах, кристаллическом кремнии и базальтовых стеклах при различной глубине пробоотбора. Применение твердоэлектролитных устройств пробоподготовки позволило исследовать физические, химические и биологические процессы, происходящие в материалах с участием изотопов некоторых легких элементов в различных средах. С помощью этих систем можно измерять концентрацию окисляемых соединений в газовой смеси.

2. Проведено моделирование формирования кратера под действием лазерного излучения в режиме свободной генерации (106-108 Вт/см2).

Предложена формула расчета объема кратера, позволившая по измеренному диаметру и глубине кратера получать относительное отклонение (0,18) от объема реального кратера. Изучен механизм адсорбции выделенных из твердых тел при лазерном пробоотборе газов на стенках вакуумной камеры и на образовавшихся возгонах, а также механизм их десорбции под действием распыленного вещества. Доказана возможность полного окисления органических соединений при их взаимодействии с кислородом, переносимом через твердый электролит, к трехфазной границе, образованной твердым электролитом, платиновым покрытием и газовой средой. При этом молекулярный кислород не поступает в поток газа-носителя и не вызывает ухудшения аналитических характеристик изотопного масс-спектрометрического метода.

3. Создан новый тип системы пробоподготовки для изотопного массспектрометрического анализа на основе кислородопроводящей твердоэлектролитной керамики. Решены важные аналитические задачи полного окисления органических веществ в потоке газа-носителя после хроматографического разделения и разложения воды (в вакууме и в потоке газа-носителя) для определения изотопного состава водорода.

Воспроизводимость результатов измерения изотопных отношений водорода при разложении воды в вакууме составляла 0,5 ‰. Определен температурный диапазон и электрохимические параметры, необходимые для полного окисления органических веществ на трехфазной границе.

Новизна и специфичность таких систем открывают широкие перспективы создания нового поколения окислительных и восстановительных реакторов и создание на их основе конверсионных детекторов для капиллярных хроматографов. Уменьшение плотности мощности лазерного излучения при проведении масс-спектрометрического анализа позволило расширить диапазон определяемых концентраций водорода более, чем на порядок, а систематическая погрешность определения содержания водорода в твердых телах сведена к минимальной величине.

4. Разработан новый способ улучшения метрологических характеристик лазерного масс-спектрометрического метода при работе лазера в режиме модулированной добротности, основанный на напуске газовой среды в ионный источник. Доказано, что в результате напуска газовой среды в 1,раза уменьшается выход многозарядных ионов. Показана возможность проведения селективной ионизации газовых молекул с образованием молекулярных ионов. Созданы подходы к созданию внутреннего стандарта для определения концентрации газообразующих примесей в твердом теле путем адсорбции соответствующих газов на поверхности исследуемых образцов.

5. Показано возрастание систематической и случайной погрешности результатов определения изотопного состава легких элементов в области нелинейности. Доказано, что величина области нелинейной зависимости определяемого изотопного состава от величины аналитического сигнала зависит от системы пробоподготовки, от способа ввода газовой пробы в ионный источник масс-спектрометра и от наличия паров воды в ионном источнике.

6. Разработаны методы идентификация наркотических средств и создан банк данных по изотопному составу азота и углерода героина, кокаина, морфина, конопли, а также взрывчатых веществ (тринитротолуол) и алкогольной продукции с целью определения географического и производственного источников их происхождения. Методами ЯМР и сцинтилляционной жидкостной спектроскопии доказана правильность проведенной идентификации образцов спирта. Показано, что при абиогенном синтезе углеводородов по реакции Фишера-Тропша происходит уменьшение величины 13С для соединений углеводородов с увеличением числа атомов углерода в молекуле образующихся соединений.

Основные результаты диссертации изложены в следующих работах:

1. Galimov E., Sevastyanov V., Babulevich N., Tyurina E. On application of the ZrO2-based solid electrolyte in isotope ratio mass spectrometry. // Rapid communications in mass spectrometry. 2009. V. 23. P. 2461-2466.

2. Галимов Э.М., Севастьянов В.С., Кузнецова О.В. О точности определения изотопного состава легких элементов при уменьшении величины анализируемых проб. // Масс-спектрометрия. 2009. Т. 6. № 1. С. 37-46.

3. Севастьянов В.С., Галимов Э.М., Бабулевич Н.Е., Тюрина Е.Н.

Оптимизация работы твердоэлектролитной ячейки на основе диоксида циркония в качестве окислительного реактора и хроматографического датчика. // Электрохимия. 2009. Т. 45. № 6. С. 705-711.

4. Галимов Э.М., Немченко-Ровенская А.С., Севастьянов В.С., Абля Э.А.

Углеводородные системы Арктики от Аляски до Баренцева моря в связи с прогнозом нефтегазоносности арктического шельфа России. // Недропользование-XXI век. 2009. № 2. С. 61-67.

5. Галимов Э.М., Немченко-Ровенская А.С., Севастьянов В.С., Абля Э.А.

Баренцево-Карский регион – новый объект поисково-разведочных работ на нефть и газ в веке. // Недропользование-XXI век. 2008. № 6. С. 4353.

6. Севастьянов В.С., Бабулевич Н.Е., Тюрина Е.Н., Аржанников А.А.

Разработка и использование твердоэлектролитной ячейки в качестве хроматографического детектора и окислительного реактора для изотопного масс-спектрометра. // Наука и технологии. Т. 1. Труды Российской школы. М.: РАН. 2008. С. 142-152.

7. Бедник Д.Ю., Иванов А.А., Севастьянов В.С., Голиченкова П.Д., Доронин Ю.К. Возростные изменения соотношений стабильных изотопов углерода в тканях и органах мышей. // Московское Общество Испытателей Природы. 2008. Т. 113. С. 76-79.

8. Shishlina N.I., Van der Plicht J., Hedges R.E.M., Zazovskaya E.P., Sevastyanov V.S. Chichagova O.A. The Catacomb cultures of the North-West Caspian Steppe: C chronology, reservoir effect, and paleodiet. // Radiocarbon. 2007.

V. 49. No 2. P. 713-726.

9. Севастьянов В.С., Галимов Э.М., Бабулевич Н.Е., Аржанников А.А.

Применение твердого электролита на основе диоксида циркония для окисления органических соединений при изотопном анализе углерода. // Электрохимия. 2007. Т. 43. № 4. С. 472-478.

10. Taran Yu.A., Kliger G.A., Sevastyanov V.S. Carbon isotope effects in the open-system Fischer-Tropsch synthesis. // Geochimica et Cosmochimica Acta.

2007. V. 71. Iss. 18. P. 4474-4487.

11. Булычева З.Ю., Караваева О.А., Севастьянов В.С., Руденко Б.А.

Установление природы этилового спирта. // Методы оценки соответствия.

2007. № 9. С. 26-31.

12. Галимов Э.М., Севастьянов В.С. Определение изотопного состава наркотических средств. // В кн. Руденко Б.А., Коваленко А.Е., Галузин К.А., Руденко Г.И., Кардонский Д.А., Гришин Д.А., Еганов А.А. Химикоаналитическое определение наркотиков и допинговых средств. М.:

Нарконет. 2007. 368 с.

13. Ван дер Плихт Й., Шишлина Н.И., Хеджес Р.Е.М., Зазовская Э.П., Севастьянов В.С., Чичагова О.А.. Резервуарный эффект и результаты датирования катакомбных культур Северо-западного Прикаспия. // Российская археология. 2007. № 2. С. 39-47.

14. Van der Plicht J., Shishlina N.I., Hedges R.E.M., Zazovskaya E.P., Sevastyanov V.S. Chichagova O.A. Reservoir effect and C chronology of the catacomb cultures of the north-west caspian steppe area: a case study. // Eurasia antiqua.

2006. B. 12. P.113-126.

15. Шишлина Н.И., Ван дер Плихт Й., Хеджес З.Е.М., Зазовская Э.П., Севастьянов В.С., Чичагова О.А.. Резервуарный эффект и хронология восточноманычской катакомбной культуры северо-западного прикаспия.

// Забелинские научные чтения. 2005. Исторический музей – энциклопедия отечественной истории и культуры. Труды ГИМ. М. 2006. Вып.158. 536 с.

С. 227-248.

16. Galimov E.M., Sevastyanov V.S., Kulbachevskaya E.V., Golyavin A.A.

Isotope ratio mass spectrometry: 13C and 15N analysis for tracing the origin of illicit drugs. // Rapid communications in mass spectrometry. 2005. V. 19. P.

1213-1216.

17. Галимов Э.М., Севастьянов В.С., Кульбачевская Е.В., Голявин А.А.

Идентификация географического места происхождения наркотических веществ на основе изотопного анализа углерода и азота. // Массспектрометрия. 2004. Т. 1. № 1. С.31-36.

18. Галимов Э.М., Севастьянов В.С., Кульбачевская Е.В., Голявин А.А.

Определение изотопного состава углерода и азота методом массспектрометрии изотопных отношений (IRMS) для установления источника происхождения наркотических веществ. // Доклады Академии Наук. 2003. Т. 392. №5. С. 671-674.

19. Севастьянов В.С., Бабулевич Н.Е., Тюрин Д.А., Сильнов С.М.. Влияние напуска кислорода на некоторые процессы в ионном источнике массспектрометра ЭМАЛ-2 при анализе кислородосодержащих образцов. // Ж.

аналит. химии. 2003. Т.58. №3. С.280-284.

20. Севастьянов В.С., Рамендик Г.И., Сильнов С.М., Бабулевич Н.Е., Тюрин Д.А., Фатюшина Е.В.. Влияние газовой среды в ионном источнике лазерного масс-спектрометра на результаты элементного анализа. // Ж.

аналит. химии. 2002. Т.57. №5. С.509-514.

21. Севастьянов В.С., Кадик А.А., Зуев Б.К. Использование массспектрометрии для определения C-O-H-N компонентов в стеклах основного состава. // Вестник ОГГГГН. 2000. № 2 (12).

http://www.scgis.ru/russian/cp125/h_dgggms/2-2000/empg_99/magm_9.htm 22. Shilobreeva S.N., Podgornova S.T., Sevastyanov V.S., Chapyzhnikov B.A., Kadik A.A., Zuev B.K. Solubility of nitrogen in basalt melt under high pressures: use of laser mass spectrometry and gamma-activation analysis. // Experiment in Geosciences. 1996. V. 5. N. 1 P. 13-14.

23. Севастьянов В.С., Зуев Б.К., Михайлова Г.В. Определение водорода в напряженных материалах лазерным масс-спектрометрическим методом. // Ж. аналит. химии. 1991. Т. 46. № 9. С. 1747-1753.

24. Севастьянов В.С., Зуев Б.К. Определение объема кратера при лазерном пробоотборе вещества. // Ж. аналит. химии. 1990. Т. 45. № 2. С. 260-264.

25. Севастьянов В.С., Зуев Б.К., Бабулевич Н.Е., Новиков Н.П. Особенности выделения водорода из стали Х18Н10Т под действием растягивающей нагрузки. // Физ.-хим. мех. матер. 1990. № 4. С. 47-50.

26. Севастьянов В.С., Зуев Б.К., Михайлова Г.В. Лазерное массспектрометрическое определение водорода в поверхностных слоях титана.

// Ж. аналит. химии. 1990. Т. 45. № 11. С. 2231-2234.

27. Севастьянов В.С.,Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Михайлова Г.В. Применение стандартных образцов и аморфных сплавов на основе титана для градуировки и контроля правильности определения водорода методом лазерного масс-спектрометрического микроанализа. // Ж. аналит. химии.

1989. Т. 44. № 2. С. 217-220.

28. Зуев Б.К., Севастьянов В.С., Кулаков Ю.А., Бабулевич Н.Е. Установка для изучения перераспределения и выделения водорода из металлов при механическом нагружении. // Завод. лаборатория. 1989. № 11. С. 53-55.

29. Новиков Н.П., Зуев Б.К., Красилова Н.С., Севастьянов В.С., Абдульманов И.Г., Киселев В.А., Чурсин А.С. Физические особенности разрушения горных пород. // Геология и разведка. 1988. № 7. С. 140-143.

30. Зуев Б.К., Михайлова Г.В., Севастьянов В.С., Новиков Н.П. Некоторые особенности разрушения аморфных пленок на основе Ti, Fe, Co. / Известия АН СССР. Механика твердого тела. 1988. № 5. С. 174-176.

31. Севастьянов В.С.,Зуев Б.К., Михайлова Г.В. Новые аспекты в лазерном пробоотборе и методике пробоподготовки. // Сб. «Современные методы аналитического контроля качества продукции». М.: МДНТП. 1988. С. 3437.

32. Зуев Б.К., Михайлова Г.В., Кунин Л.Л., Севастьянов В.С.,, Тимонина О.К.

Аналитические возможности лазерного масс-спектрометрического метода (ЛМСМ) применительно к исследованию водорода в титане. // Ж. аналит.

химии. 1987. Т. 42. № 4. С. 655-659.

33. Михайлова Г.В., Зуев Б.К., Новиков Н.П., Севастьянов В.С., Кунин Л.Л., Абдульманов И.Г., Киселев В.А., Чурсин А.С. Некоторые особенности физических процессов механического разрушения. // ДАН СССР. 1987. Т.

295. №. 6. С. 1324-1329.

34. Арчаков Ю.И., Алеференко Т.Д., Севастьянов В.С., Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Михайлова Г.В. Распределение водорода по толщине стенок труб из технологического титана при одностороннем воздействии газа под давлением 150 МПа. // Физ.-хим. мех. матер. 1986. № 4. С. 103-105.

35. Зуев Б.К., Тимонина О.К., Рябой А.Я., Севастьянов В.С. Влияние условий хромирования на распределение водорода в титановом сплаве и хроме. // Сб. «Твердые износостойкие гальванические и химические покрытия».

М.: МДНТП. 1984. С. 62-67.

36. Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Кулаков Ю.А., Михайлова Г.В.,, Севастьянов В.С., Тимонина О.К., Рябой А.Я. Исследование распределения водорода в хромированных образцах. // Защита металлов. 1984. № 6. С. 950-956.

37. Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Кулаков Ю.А., Михайлова Г.В., Велюханов В.П., Севастьянов В.С., Тимонина О.К. Метод определения водорода, гелия-3, трития в кандидатных материалах для первой стенки термоядерного реактора. // Сб. «Новые направления в области определения газов в металлах». Москва. 1983. С. 111-115.

38. Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Кулаков Ю.А., Михайлова Г.В., Севастьянов В.С., Тимонина О.К., Процив И.М., Семенов В.И. Распределение водорода в области трещин в железе и меди. // Сб. «Новые направления в области определения газов в металлах». Москва. 1983. С. 121-125.

39. Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Кулаков Ю.А., Михайлова Г.В., Рябой А.Я., Севастьянов В.С., Тимонина О.К. Исследование влияния технологического хромирования на содержание и распределения водорода в титановых сплавах с хромовым покрытием. // Сб. «Новые направления в области определения газов в металлах». Москва. 1983. С. 126-131.

40. Зуев Б.К., Кунин Л.Л., Михайлова Г.В., Семенов В.Н., Севастьянов В.С., Штукин В.Т. Распределение водорода в металлических конструкциях. // Физ.-хим. мех. матер. 1983. № 3. С. 91-92.

41. Процив И.М., Коваль В.П., Кунин Л.Л., Зуев Б.К., Севастьянов В.С.

Влияние механических напряжений на перераспределение водорода в железе. // Физ.-хим. мех. матер. 1982. № 6. С. 102-104.

42. Зуев Б.К., Севастьянов В.С. Способ определения распределения плотности потока ионных пучков. Авт. свид. СССР. № 685172. 1993.

43. Севастьянов В.С., Бабулевич Н.Е., Лупатов В.М. Устройство подготовки жидкой пробы для изотопного анализа водорода. Патент на полезную модель № 36889. 2004.

44. Севастьянов В.С., Бабулевич Н.Е. Система для изотопного хромато-массспектрометрического анализа органических газовых смесей и твердоэлектролитная ячейка. Патент на изобретение № 2315289. 2008.

45. Севастьянов В.С., Бабулевич Н.Е., Тюрина Е.Н. Система для изотопного хромато-масс-спектрометрического анализа органических газовых смесей.

Патент на изобретение. Регистрационный номер № 2008151527, 25.12.2008.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.