WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Грибанова Татьяна Николаевна

НЕСТАНДАРТНАЯ КОНФИГУРАЦИЯ ХИМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ И ГИПЕРКООРДИНАЦИЯ ЭЛЕМЕНТОВ II ПЕРИОДА

02.00.04 – физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Ростов-на-Дону – 2007

Работа выполнена в Научно-исследовательском институте физической и органической химии Южного федерального университета

Научный консультант: доктор химических наук, профессор Миняев Руслан Михайлович

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Аминова Роза Мухаметовна доктор химических наук, профессор Коган Виктор Александрович доктор химических наук, профессор Панкратов Алексей Николаевич

Ведущая организация: Институт элементоорганических соединений РАН им. А.Н. Несмеянова

Защита состоится « » сентября 2007 г. в 1400 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.14 в Научно-исследовательском институте физической и органической химии ЮФУ по адресу: 344090, г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки, д. 194/2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, д. 148.

Автореферат разослан « » августа 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор химических наук Морковник А.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. Концепция тетраэдрического углеродного атома, предложенная Вант-Гоффом и Ле Белем в 1874 году и являющаяся фундаментом классической структурной теории, оставалась неприкосновенной в течение достаточно длительного времени. Однако с середины прошлого столетия в литературе начали накапливаться экспериментальные и теоретические данные о существовании соединений с нестандартной стереохимией и координацией.

К настоящему времени обнаружено множество разнообразных соединений, строение которых не может быть описано с позиций классической структурной теории. Соединения с нестандартной конфигурацией валентных связей и гиперкоординированными центрами находятся в фокусе интересов теоретиков и экспериментаторов, привлекая внимание не только необычным типом связывания и эстетичной молекулярной архитектурой, но и вследствие их роли как интермедиатов многих важных химических реакций, а также благодаря успешному применению в области гомогенного катализа и передовых технологий.

Известно, что соединения с нестандартной архитектурой, как правило, обладают и необычными физико-химическими свойствами, что делает их перспективными объектами в сфере дизайна материалов нового поколения, обладающих уникальными характеристиками.

Так, системы с плоским тетракоординированным углеродным центром могут быть использованы для получения функциональных материалов и наноэлектронных устройств в области спинтроники; соединения с пирамидальным углеродом проявляют свойства супероснований, способных к конкуренции с наиболее мощными протонными губками;

представители класса карборанов, содержащие гиперкоординированные атомы углерода, применяются для получения особо термостойких полимеров. Системы призманового типа, включающие углеродные центры с сильно деформированной конфигурацией валентных связей, представляют большой интерес в качестве высокоэнергетических систем (топливо и взрывчатые вещества); полипризманы с бисфеноидной конфигурацией связей углерода проявляют ауксетический эффект; бинарные соединения бора с неклассической структурой обладают свойствами сверхпроводников; эндоэдральные комплексы могут быть использованы для получения новых типов полупроводников и ферромагнетиков.

Однако, несмотря на многообразие известных соединений с нестандартной стереохимией и координацией, эффективные подходы к направленному дизайну таких систем практически не разработаны. Большинство из обнаруженных неклассических систем представляют собой металлорганические соединения, в то время как возможности формирования нестандартных конфигураций химических связей и гиперкоординации в неметаллическом окружении почти не изучены. Еще одной важной проблемой является стабилизация соединений с гиперкоординированными атомами более электроотрицательных, чем углерод, элементов (N, O, F), для которых формирование гиперкоординации достаточно проблематично. Диапазон координационных возможностей p–элементов II периода также не исследован. Не менее актуальной задачей является и поиск новых структурных мотивов, обеспечивающих стабилизацию неклассических форм.

Цель работы. Главной целью работы является развитие общих подходов к направленному дизайну неклассических систем различных типов, изучение их структурных и электронных характеристик, выявление основных факторов, обеспечивающих стабилизацию соединений с нестандартной стереохимией и гиперкоординацией. В качестве объектов исследования были выбраны соединения следующих структурных типов: а) плоские системы; б) пирамидальные, бипирамидальные и сэндвичевые системы; в) каркасные системы и кластеры, сформированные по принципу эндоэдральных комплексов.

Исследование проводилось при помощи квантовохимических расчетных методов высокого уровня (CCD(full)/6-311+G**, MP2(full)/6-311+G**, B3LYP/6-311+G** и др.), анализ электронного строения и связевых характеристик неклассических систем выполнялся с использованием комплексного подхода, включающего методы МО и NBO–анализа, а также топологического анализа распределения электронной плотности по Бейдеру (AIM–анализ). В рамках поставленной задачи изучались возможные способы стабилизации неклассических систем различных типов, анализировались координационные возможности p–элементов II периода и закономерности изменения структуры и свойств их неклассических производных.

Научная новизна и практическая значимость. В ходе проведенного исследования разработаны эффективные принципы направленного дизайна неклассических систем разнообразных структурных типов. На основе предложенных подходов предсказана устойчивость широкого круга принципиально новых соединений с нестандартной стереохимией и координацией. Исследованы структурные и электронные характеристики предложенных систем, выявлены ключевые факторы их стабилизации. Предложены пути направленной модификации систем с нестандартной стереохимией и гиперкоординацией, включая различные способы компенсации заряда. Проанализировано влияние противоионов на структурные и энергетические характеристики заряженных неклассических систем, выявлен стабилизирующий эффект противоионов, обусловленный формированием внешнего каркаса связей. Продемонстрирована возможность реализации высоких координационных чисел (6 – 8 и более) для p–элементов второго периода (B – F).

Предложена эффективная стратегия стабилизации ранее неизвестных структурных типов неклассических систем: плоские полициклические ароматические системы с трикоординированными атомами кислорода и фтора; соединения с плоской гекса-, гепта- и октакоординацией бора, углерода, азота; сэндвичевые производные углерода, азота, кислорода и фтора и др. Впервые продемонстрированы возможности реализации гиперкоординации в углеводородном окружении и в присутствии электроотрицательных лигандов (N, O). Впервые предсказана устойчивость различных производных гиперкоординированного фтора (к. ч. = 2 – 8). Показано, что, независимо от типа окружения, основным фактором формирования гиперкоординированных узлов в трехмерных системах является принцип образования октета электронов. Изучено влияние природы гиперкоординированных атомов и лигандного окружения на структурные и энергетические характеристики неклассических систем, установлено, что повышение электроотрицательности гиперкоординированного атома приводит к понижению устойчивости неклассических производных с нестандартной стереохимией и гиперкоординацией.

Полученные результаты важны как в теоретическом плане, обеспечивая взаимосвязь между органической и неорганической химией и значительно расширяя представления о принципах структурной организации неклассических систем, природе химического связывания и координационных возможностях p–элементов II периода, так и в практическом отношении, предлагая для химиков-синтетиков большой набор принципиально новых объектов в области молекулярного моделирования, разработки новых технологий и конструирования материалов с уникальными свойствами. Разработанные подходы к направленному дизайну неклассических систем и выявленные закономерности могут быть использованы для прогнозирования и поиска новых типов соединений с нестандартной стереохимией и координацией.

Апробация работы. Основные результаты работы представлены на международной конференции “Reaction Mechanisms and Organic Intermediates” (С.-Петербург, 2001), XX международной Чугаевской конференции по координационной химии (Ростов-на-Дону, 2001), I, II и III Международных конференциях по новым технологиям и приложениям современных физико-химических методов (ядерный магнитный резонанс, хроматография/масс-спектрометрия, ИК-Фурье спектроскопия и их комбинации) для изучения окружающей среды, включая секции молодых ученых Научно-образовательных центров России. (Ростов-на-Дону, 2001, 2003, 2005), XI международной конференции по химии бора “Imeboron XI” (Москва, 2002), VI и VIII Международных семинарах по магнитному резонансу (спектроскопия, томография и экология) (Ростов-на-Дону, 2002, 2006), Международном симпозиуме “Modern Trends in Organometallic and Catalytic Chemistry” (Москва, 2003), Международной конференции, посвященной 50-летию института элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова (ИНЭОС) “Modern Trends in Organoelement and Polymer Chemistry” (Москва, 2004), 4-ой Всероссийской конференции «Молекулярное моделирование» (Москва, 2005), IV Международной конференции по органическому синтезу “Modern Trends in Organic Synthesis and Problems of Chemical Education” (С.-Петербург, 2005), 1-ой Всероссийской конференции–школе «Высокореакционные интермедиаты химических реакций ChemInt 2006» (Москва, 2006), Международном симпозиуме – школе “Nuclear Magnetic Resonance in Condensed Matter. 3rd meeting: NMR in Heterogeneous Systems” (С.-Петербург, 2006).

Публикации. По результатам работы опубликовано 38 статей в реферируемых российских и зарубежных журналах, включая обзор и главу в коллективной монографии, и 15 тезисов докладов.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 9 глав, заключения, выводов, приложения и библиографии, включающей 416 литературных ссылок.

Первая глава представляет собой литературный обзор, вторая глава – краткое описание используемых квантовохимических подходов, в семи последующих главах изложены результаты исследований. Объем работы – 296 страниц, включая 38 таблиц и 113 рисунков.

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (гранты 04-03-32538, 07-03-00223), Министерства промышленности и науки Российской Федерации (грант 945.2003.3), Совета по грантам президента Российской Федерации (программа поддержки ведущих научных школ, грант НШ-4849.2006.3) и Американского фонда гражданских исследований и развития (CRDF).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Нестандартная конфигурация химических связей и гиперкоординация элементов II периода в плоских системах 1.1. Плоский тетракоординированный углерод Предлагаемый в данной работе подход к стабилизации плоского тетракоординированного углеродного центра основан на комбинированном C использовании стерических (включение углерода в состав напряженных циклов) и электронных (присутствие электроноакцепторных борсодержащих групп, ароматическое заполнение –системы) факторов. Согласно результатам наших исследований бициклических систем с трехчленными циклами, стабилизация плоского углеродного центра обеспечивается в условиях формирования 4–электронной –системы и присутствия по меньшей мере двух борсодержащих групп.

Простейшей системой такого типа является молекула H H B C 2,3-дибораспиропентена 1. Как показали расчеты методами C DFT (B3LYP/6-311+G**) и ab initio (MP2(full)/6-311+G**), B C система 1 с плоским тетракоординированным углеродом H H 1, C2v соответствует минимуму (=0) на ППЭ C3B2H4. Структуры C (с тетраэдрическим углеродом) и 3 (с пирамидальной CH HB конфигурацией связей апикального углерода) отвечают CH C BH HB HB стационарным точкам более высокого порядка (>1) и не CH CH соответствуют устойчивым молекулярным формам.

2, C2v 3, C2v Стационарные точки, связанные с системами 2 и 3, расположены на ППЭ более чем на 50 ккал/моль выше по энергии, чем 1. Расчеты свидетельствуют также о существовании двух других устойчивых изомеров C3B2H4 с плоским тетракоординированным углеродным центром – 4 и 5 (рис. 1). Структура 4 является наиболее устойчивой формой с плоским углеродом. Ароматический характер плоских изомеров дибораспиропентена подтверждается МО анализом, согласно которому все заполненные –MO имеют выраженный связывающий характер (рис. 2).

Рис. 1. Геометрические характеристики и величины наименьших колебательных частот (1) плоских изомеров дибораспиропентена, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт). Здесь и далее длины связей даны в -ангстремах, валентные углы – в градусах, величины наименьших колебательных частот – в см.

Формирование плоского тетракоординированного углеродного центра возможно и в других соединениях, характеризующихся наличием всех необходимых факторов стабилизации, отмеченных выше. Некоторые из предложенных нами устойчивых систем с плоским углеродом представлены на рис. 3. Важной характеристикой рассмотренных простейших систем с плоским тетракоординированным углеродом является обнаруженная нами возможность их модификаций, связанных с расширением молекулярного каркаса.

Введение периферических заместителей, приводящее к формированию полициклических систем (рис. 3), образованных сшитыми циклами, обеспечивает дополнительную жесткость молекулярного каркаса и повышает устойчивость соединений с плоским тетракоординированным углеродным центром. Заряженные системы могут быть преобразованы в устойчивые нейтральные соединения путем подбора подходящих заместителей (рис. 4). Так, нейтрализация отрицательного заряда (и дополнительная стабилизация) дианиона 12 может быть обеспечена введением электронодонорных заместителей, таких как O или NH (система 13). Другой вариант компенсации заряда связан с добавлением противоионов (например, катионов лития), приводящим к формированию нейтральной системы с гексакоординированным углеродным центром. Компенсация положительного заряда и стабилизация неустойчивой системы 15 (=1) может быть Рис. 2. Формы -орбиталей плоских систем 1 и 4.

обеспечена введением периферической –акцепторной BH–группы (система 16).

Рис. 3. Характеристики систем 6 – 11, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Рис. 4. Характеристики систем 12 – 16, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Структурные блоки простейших систем (таких как 1, 4, 5, 6 и др.) с плоским углеродом могут быть использованы для конструирования более сложных соединений с одним, двумя или тремя плоскими углеродными центрами, некоторые из которых представлены на рис. 5.

Соединения 19 и 20 демонстрируют различные способы объединения нескольких (в данном случае двух) основных блоков с плоским углеродным центром в единую систему. Такая процедура лишь незначительно затрагивает геометрические параметры формирующихся соединений и не изменяет механизм связывания, стабилизирующий плоские формы. В случае литийсодержащих соединений нами обнаружен ещё более простой механизм формирования сложных многомерных систем: сближение двух или более мономеров типа приводит к самопроизвольному комплексообразованию с высоким экзотермическим эффектом (около 50 ккал/моль для каждой пары взаимодействующих мономеров). На рис. представлен сформированный таким образом димер 21. Дальнейшая полимеризация осуществляется с сохранением C2h-симметрии образующихся цепочечных систем Рис. 5. Характеристики систем 17 – 21, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Интересным примером литийсодержащих систем с несколькими плоскими углеродными центрами являются исследованные нами перлитиоаннулены (рис. 6). Согласно расчетам, перлитиоаннулены стабилизируются в плоских формах с мостиковым расположением атомов лития, образуя в случае трех-, пяти- и шестичленных циклов эстетически привлекательные зведоообразные структуры с гиперкоординированными атомами углерода. Эти структуры являются наиболее устойчивыми формами перлитиоаннуленов CnLin с n = 3,5. Для четных аннуленов наиболее устойчивыми формами являются менее симметричные димерная (C2Li2)2 (n=4) и тримерная (C2Li2)3 (n=6) структуры.

Таким образом, проведенные расчеты свидетельствуют о многообразии способов формирования систем с несколькими плоскими углеродными центрами. Главным условием устойчивости подобных соединений является сохранение всех необходимых факторов стабилизации плоского углеродного центра, реализующихся в простейших системах, использованных в качестве структурных блоков.

Рис. 6. Характеристики систем 22 – 24, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт), CCSD(T)/6-311+G** (курсив).

Устойчивость обнаруженных нами неклассических структур с плоским тетракоординированным углеродным центром обусловлена комбинированным влиянием электронных и стерических факторов, включающих: 1) окружение борсодержащими группами, характеризующимися –акцепторными и –донорными свойствами; 2) включение углерода в напряженные трехчленные циклы; 3) сильное межлигандное взаимодействие; 4) ароматическое заполенение –системы Предложенный нами подход позволяет конструировать обширные серии систем с плоским углеродом и является одной из эффективных стратегий стабилизации соединений такого типа, предложенных к настоящему времени (Keese R. // Chem. Rev., 2006, 106, 4787). Полученные таким образом обширные серии борсодержащих соединений представляют собой первые примеры устойчивых систем с плоским углеродом в неметаллическом окружении. Следует отметить, что повышенное внимание к полимерным металлсодержащим соединениям, сформированным на основе систем с плоским углеродом, обусловлено, в частности, перспективами их использования для конструирования новых функциональных материалов и наноэлектронных устройств в области спинтроники. Интерес к исследованию литий-углеродных кластеров связан с возможностями их применения для получения новых материалов с высокой электроемкостью.

1.2. Плоский тетракоординированный азот Стратегия, развитая нами для поиска соединений с плоским N тетракоординированным углеродом, может быть использована и для конструирования систем с плоским тетракоординированным азотом. Проблема стабилизации подобных систем представляется тем более важной, что в литературе упоминаются только две теоретически предсказанные (металлсодержащие) системы с плоским тетракоординированным азотом (Schleyer P.v.R., Boldyrev A.I. // J. Chem.

Soc., Chem. Commun., 1991, 21, 1536). Предложенный нами подход к стабилизации плоских центров позволяет сконструировать целое семейство производных плоского тетракоординированного азота. В отличие от соединений с плоским углеродом, примеры обнаруженных нами устойчивых производных плоского тетракоординированного азота достаточно ограничены, что обусловлено более высокой электроотрицательностью азота, затрудняющей делокализацию избыточной электронной плотности плоского центра. В связи с этим стабилизация азота требует более жестких условий: наличие четырех борсодержащих групп или жесткий каркас с сильным межлигандным связыванием. Как и в случае углерода, необходимым фактором стабилизации является формирование устойчивой –системы.

Рис. 7. Характеристики систем 25 – 30, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Некоторые из обнаруженных нами нейтральных и заряженных соединений с плоским азотом представлены на рис. 7. Простейшей системой такого типа является 4–электронный анион 3-aза-1,2,4,5-тетрабораспиро[2.2]пентана 25. Изомерные формы N(BH)4- с пирамидальным или тетраэдрическим азотным центром не соответствуют устойчивым системам. Добавление противоиона лития к системе 25 не нарушает её устойчивости и планарности азотного центра (система 26). Как и в случае производных углерода, возможно расширение каркаса простейших систем, обеспечивающее повышение устойчивости и компенсацию заряда (например, нейтральная система 27).

Таким образом, наши расчеты свидетельствуют о существовании новых структурных типов нейтральных и заряженных систем с плоским тетракоординированным азотом.

Факторы, определяющие устойчивость и возможности направленной модификации неклассических производных азота и углерода идентичны, однако менее благоприятные электронные условия формирования плоского азотного центра значительно сужают круг его производных.

1.3. Плоский тетракоординированный бор В отличие от производных углерода и азота, где важным фактором стабилизации плоской структуры является делокализация избыточной электронной плотности B тетракоординированного центра посредством введения электроположительных –акцепторных лигандов, для стабилизации соединений с тетракоординированным борным центром, относящихся к классу –лумомеров, согласно литературным данным, необходимо введение –донорных и –акцепторных заместителей.

Вместе с тем результаты наших исследований указывают на возможность стабилизации плоского тетракоординированного бора в условиях, аналогичных рассмотренным выше.

Некоторые примеры систем такого типа представлены на рис. 8. В отличие от углерода и азота, стабилизация плоского борного центра возможна даже в присутствии электроноакцепторных групп (например, система 33, изоэлектронная неустойчивой системе 15), что может рассматриваться как проявление двойственной природы бора, обеспечивающей значительное расширение круга его неклассических производных.

Рис. 8. Характеристики систем 31 – 33, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Как показывают наши исследования, стабилизация плоского тетракоординированного бора возможна и в системах других структурных типов, среди которых наиболее интересными являются плоские бороводородные кластеры типа 34 – 36, включающие один или несколько неклассических борных центров.

_ + B B HB B B BH +2e B BH HB B B -2e B B B 34, D2h 34a, C2v 2+ B B B B BH B B B +2e B BH HB B HB B B B B -2e B B B 35a, C2h 35, D2h 3+ + B B B B +2e HB B B B B B BH B BH B B HB -2e B B B B B B B B B B 36a, C2v 36, D2h Граничные молекулярные орбитали систем 34 – 36 представлены орбиталями -типа, ароматическое заполнение которых обеспечивает стабилизацию этих неклассических соединений. Можно ожидать, что добавление двух электронов, приводящее к заполнению разрыхляющих -МО, будет сопровождаться дестабилизацией плоских структур. Вопреки ожиданиям, этого не происходит, и в обнаруженных нами плоских системах реализуется неожиданный механизм адаптации к изменению электронных факторов, обеспечивающий сохранение устойчивой -системы. Согласно проведенным расчетам, введение двух добавочных электронов в системы 34 – 36 приводит к изменению конфигурации «внутренних» связей ВВ и самопроизвольной изомеризации в неклассические системы 34a – 36a другого структурного типа, представляющие собой решетчатую систему плоских тетракоординированных борных центров, непосредственно связанных друг с другом. Эта изомеризация обеспечивает сохранение устойчивой -системы в результирующих структурах. Так, система 35a, как и исходный дикатион 35, характеризуется наличием шести -электронов, заполняющих три связывающих -орбитали.

Рис. 9. Характеристики систем 37 – 39, рассчитанные методом DFT B3LYP/6-311+G**.

Важной особенностью обнаруженных нами плоских бороводородных кластерных систем является возможность их модификации посредством включения других атомов (C, Si) в сетчатую структуру, позволяющей осуществлять направленное конструирование других неклассических соединений, некоторые примеры которых представлены на рис. 9.

1.4. Гиперкоординация кислорода и фтора в плоских полициклических системах Повышение электроотрицательности тетракоординированного атома заметно осложняет стабилизацию плоских конфигураций, и уже в X случае азота круг обнаруженных нами неклассических соединений весьма ограничен. При дальнейшем увеличении X = O, F электроотрицательности формирование неклассических систем оказывается еще более проблематичным и требует жестких стерических и электронных условий. Как показывают наши расчеты, стабилизация плоских тетракоординированных атомов кислорода и фтора в простейших системах, подобных рассмотренным выше, оказывается нереализуемой. Вместе с тем для кислорода и фтора нестандартным гиперкоординированным состоянием можно считать уже плоскую трикоординацию для кислорода и дикоординацию для фтора. Однако примеры подобных систем в литературе единичны, а плоская трикоординация фтора неизвестна вообще.

Мы предлагаем эффективный подход к Схема формированию плоских систем, H H включающих трикоординированные 2+ B B O O атомы кислорода, а также ди- или трикоординированные атомы фтора.

Для конструирования систем такого + F F типа может быть использован _ BH модифицированный вариант стратегии, предложенной для стабилизации 2+ F F плоских тетракоординированных узлов.

HB BH Как показывают наши исследования, стабилизация кислорода и фтора обеспечивается в условиях, аналогичных условиям стабилизации систем с плоским тетракоординированным центром (ароматичность и окружение борсодержащими заместителями). Простейший подход к стабилизации плоских производных трикоординированного кислорода, ди- и трикоординированного фтора связан с включением гиперкоординированного центра, окруженного борными заместителями, в ароматическую систему с сохранением изоэлектронности (схема 1). Используя эту стратегию, нами были обнаружены примеры устойчивых систем с нестандартной плоской трикоординацией кислорода и дикоординацией фтора (рис. 10). Кислородсодержащее соединение стабилизировано за счет существенного вклада циклической –электронной делокализации (~60 ккал/моль). Для фторсодержащих соединений 41 и 42 вклад ароматической стабилизации значительно снижен (~3 и 13 ккал/моль соответственно), что обусловлено повышением электроотрицательности, затрудняющим –электронную делокализацию.

Рис. 10. Характеристики систем 40 – 42, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Аналогичным путем могут быть сконструированы другие полициклические соединения, включающие плоские трикоординированные атомы кислорода и фтора, некоторые из которых представлены на рис. 11. Принципиальным условием стабилизации таких систем, как и рассмотренных в предыдущих разделах соединений с плоскими тетракоординированными центрами, является окружение центрального гиперкоординированного атома -акцепторными борными лигандами и ароматичность сформированной полициклической системы. Все соединения 40 – 45 характеризуются наличием устойчивой -системы с заполненными связывающими и вакантными антисвязывающими МО.

Рис. 11. Характеристики систем 43 – 45, рассчитанные методом DFT B3LYP/6-311+G**.

Во всех случаях вклад ароматической стабилизации уменьшается при переходе от кислородсодержащих соединений к фторпроизводным. Важно отметить, что возможность стабилизации систем с плоским трикоординировнным фтором предсказана впервые.

1.5. Гиперкоординация бора, углерода, азота в плоских полициклических системах Как было показано выше, формирование дополнительных напряженных циклов в системах с плоским X X тетракоординированным углеродом посредством введения периферических атомов или атомных группировок приводит к повышению устойчивости таких соединений в X = B, C, N связи с увеличением жесткости молекулярного каркаса. В то же время сконструированные таким образом структуры вследствие принудительного искажения их геометрии характеризуются лишь частичным заполнением координационного пространства вокруг центрального атома (см. рис. 3), что может обеспечить появление дополнительных координационных возможностей. Как показывают наши исследования, при соблюдении необходимых требований стабилизации плоской конфигурации координационное число центрального атома может быть увеличено с сохранением устойчивости системы. Возможности стабилизации подобных соединений были предсказаны нами на примере систем, содержащих гекса-, гепта- и октакоординированные элементы II периода в плоском борном цикле.

В качестве простейших систем с плоским гексакоординированным углеродным центром нами были предложены гетероциклические соединения 46 и 47 (рис. 12), которые могут быть рассмотрены как результат “удвоения” молекул с плоским углеродом при отражении в зеркальной плоскости, включающей центральные атомы (схема 2).





Схема B B B B B B B C C X X C X X B B B B B B B Устойчивость систем 46 и 47 с центральным гексакоординированным углеродом обеспечивается формированием многоцентровых связей центрального атома с окружающими лигандами. Длины шести связей CB в соединениях 46 и 47 находятся в диапазоне значений одинарных связей. Как Рис. 12. Характеристики систем 46 и 47, показывает МО анализ, -система рассчитанные методами B3LYP/6-311+G** и соединений 46 и 47 содержит восемь MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

электронов, два из которых вносятся лигандами B (обозначения см. на схеме 2). Таким образом, валентное состояние атомов бора B не соответствует «классическому» типу sp2-гибридизации с вакантной pz-орбиталью (p).

В отличие от B, валентное состояние четырех других лигандов, B, может быть описано как «классическая» sp2-гибридизация с вакантными pz-орбиталями. Такая неэквивалентность лигандов обеспечивает возможность реализации сильного межлигандного -связывания, являющегося важным фактором стабилизации гиперкоординированного узла. На основании МО анализа можно говорить об ароматичности соединений 46 и 47: все заполненные -орбитали имеют связывающий характер, в то время как разрыхляющие -орбитали остаются вакантными (рис. 13).

Таким образом, циклическое борное окружение может служить удобным структурным каркасом для стабилизации плоских гиперкоординированных центров.

Предложенные нами системы 46 и 47 являются первыми предсказанными примерами систем с плоской гиперкоординацией углерода.

Одновременно и независимо возможность стабилизации плоского гексакоординированного углерода в аналогичных структурных условиях была предсказана группой американских теоретиков (Exner K., Schleyer P.v.R. // Science, 2000, 290, 1937).

Таким же путем могут быть стабилизированы системы с более высоким координационным числом углерода. Анион (рис. 14) представляет собой первый пример системы с плоским гептакоординированным Рис. 13. Формы -орбиталей системы 47.

углеродом. Увеличение размера цикла при переходе от систем 46, 47 к системе 48 сопровождается удлинением связей центрального атома с окружающими борными лигандами. Компенсация отрицательного заряда аниона 48 может быть обеспечена замещением одного из борных заместителей атомом углерода (система 49). Однако понижение симметрии системы приводит к возникновению структурной нежесткости, связанной с низкобарьерной миграцией углерода внутри цикла 49a5049b… Рис. 14. Характеристики систем 48 и 49, рассчитанные Добавление противоиона лития методом B3LYP/6-311G(2df).

к аниону 48 также индуцирует низкобарьерную миграцию углерода B B B B B B 51a5251b… В то же время при B B B B B B учете энергии нулевых гармонических C C C колебаний структуры 50 и B B B B B B становятся наиболее устойчивыми, что C C C 50, C2v (ПС) позволяет считать атом углерода в этих 49a, Cs E = 0.2 ккал/моль 49b, Cs системах гептакоординированным.

Li Li Li Дальнейшее расширение размера B B B B B B цикла при переходе к системе CB8 B B B B B сопровождается увеличением длин B C C C B связей центрального атома с B B B B B B B B 52, C2v (ПС) лигандами. Согласно результатам 51a, Cs E = 0.02 ккал/моль 51b, Cs расчетов методом B3LYP/6-311G(2df), соединение CB8 обладает флуктуирующей структурой с «эффективной» октакоординацией углерода. Система 53 D8h–симметрии отвечает вершине холма (=2) на ППЭ CB8.

B B B B B B B B B B B B B B B B...

C B B B B B B B B B B B B B B B B 54b 54a 53, D8h 55a (ПС) Энергетическому минимуму для циклической структуры CB8 соответствует форма C2v-симметрии с пентакоординированным центральным атомом углерода (рис. 15).

Структура 54 весьма подвижна и подвергается быстрой топомеризации 54a55a54b…, где структуры 55 с C2v-симметрией соответствуют седловым точкам (=1) на ППЭ СВ8 и являются переходными состояниями низкобарьерного (1.3 ккал/моль) процесса миграции внутренних связей CB внутри цикла. При учете энергии нулевых гармонических колебаний этот барьер понижается до 0.9 ккал/моль. Очень низкое значение энергетического барьера перегруппировки позволяет говорить об «эффективной» октакоординации углерода в каркасе флуктуирующей системы 53. Флуктуирующий характер этой системы обусловлен несоответствием размеров центрального атома и цикла, приводящим к формированию экстремально длинных связей CB.

Рис. 15. Характеристики систем 54, 56, 57, рассчитанные методом B3LYP/6-311G(2df).

Принципиальная роль фактора соответствия размеров цикла и гиперкоординированного атома подтверждается расчетами производных кремния (56) и фосфора (57), характеризующихся бльшим объемом центрального атома. В отличие от углеродного аналога, производные кремния и фосфора характеризуются высокосимметричной D8hструктурой (рис. 15). Все рассмотренные соединения с гепта- и октакоординированными центрами стабилизированы в результате формирования ароматической -системы с тремя заполненными связывающими МО (рис. 16).

Формирование гиперкоординации в системах с плоским углеродом осуществляется посредством многоцентровых взаимодействий центрального атома с лигандами. Такой же тип связывания может быть реализован в подобных структурах с гиперкоординированными атомами других элементов, в особенности, производных бора, проявляющего склонность к формированию Рис. 16. Формы -орбиталей плоской многоцентровых связей. Согласно расчетам, системы 53.

анионы 58 и 59 (рис. 17) с гексакоординированным бором характеризуются устойчивой плоской структурой. Молекула 60 представляет собой структурный тип нейтрального производного с ароматической 6-электронной -системой.

Рис. 17. Характеристики систем 58 – 60, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311G** и ab initio MP2(full)/6-311G** (жирный шрифт).

Каждый фрагмент B2CH системы 60, B B изоэлектронный ароматическому циклопропенилB B B B катиону, обладает «локальной» ароматичностью и X X HN N N NH вносит два -электрона в обобщенную -систему.

B B B B Присутствие периферических групп в системах B 61 (X = C) B 46, 58, 60 обеспечивает возможность 62 (X = B-) формирования цепочечных полимерных систем типа 61, 62, которые, согласно нашим расчетам, соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ. Удлинение полимерных цепочек не нарушает их устойчивости. В согласии с нашими результатами, недавние исследования американских авторов показали, что для систем с плоской гиперкоординацией характерна т.н. «двойная» ароматичность (- и -), что обусловливает их устойчивость и позволяет формировать на основе мономеров с плоскими гиперкоординированными центрами множество разнообразных полимерных соединений, привлекательных для синтетической реализации (Ito K., Chen Z., Corminboeuf C., Wannere C.S., Zhang X.H., Li Q.S., Schleyer P.v.R. // J. Am. Chem. Soc., 2007, 129, 1510).

B B B B B B B B B B B B B B B B N N N...

N B B B B B B B B B B B B 63, D7h 65a (ПС) 64a 64b Как и в случае производных плоского тетракоординированного азота, возможность стабилизации плоских систем с гиперкоординированным азотным центром ограничены, что связано как с увеличением электроотрицательности азота, затрудняющим делокализацию избыточной электронной плотности, так и с уменьшением размера атома, приводящим к удлинению и ослаблению связей с каркасными атомами. Изоэлектронная системе 48 система 63 D7h-симметрии c гептакоординированным центральным атомом азота, согласно расчетам, соответствует холму (=2), разделяющему семь эквивалентных минимумов 64a-g (рис. 18) и, соответственно, семь седловых точек 65a-g, являющихся переходными состояниями в реакции топомеризации 64a65a64b… с небольшим энергетическим барьером (1.ккал/моль). Таким образом, уменьшение размера центрального атома приводит к нарушению устойчивости высокосимметричной D7h-формы.

Несоответствие размера центрального атома размеру циклического каркаса сопровождается возникновением структурной нежесткости, которую можно рассматривать как механизм адаптации гиперкоординированного атома к лигандному окружению. При включении в расчет энергии нулевых гармоничесих колебаний барьер миграции составляет всего 0.8 ккал/моль, что позволяет говорить об «эффективной» гептакоординации Рис. 18. Характеристики системы атома азота в системе 63.

64, рассчитанные методом B3LYP/6-311G(2df).

Стабилизация рассмотренных в данном разделе систем с плоской гиперкоординацией обусловлена влиянием факторов, аналогичных факторам стабилизации систем с тетракоординацией: 1) взаимодействие гиперкоординированного атома с -акцепторным лигандным окружением;

2) сильное межлигандное связывание; 3) ароматичность (заполненность связывающих и вакантность антисвязывающих -орбиталей) полиатомной системы. Таким образом, формирование плоских гиперкоординированных (координационное число > 4) центров может осуществляться в стерических и электронных условиях, аналогичных условиям стабилизации плоских тетракоординированных центров. Единственным дополнительным требованием здесь является фактор соответствия размеров включенного атома и окружающего циклического каркаса. Все рассмотренные системы представляют собой первые примеры соединений с плоской гиперкоординацией p-элементов II периода. Важно отметить, что эффективность предложенной нами стратегии формирования систем с плоской гиперкоординацией вскоре была подтверждена синтезом первых соединений такого типа – кластеров, включающих гепта- и октакоординированные атомы бора внутри плоских борных циклов (Zhai H.-J., Alexandrova A.N., Birch K.A., Boldyrev A.I., Wang L.-S. // Angew. Chem., Int. Ed. Engl., 2003, 42, 6004). Исследовательский интерес к бинарным производным бора вызван возможностями использования этих соединений для конструирования новых материалов с необычными характеристиками, например, сверхпроводников.

2. Нестандартная конфигурация химических связей и гиперкоординация элементов II периода в пирамидальных и сэндвичевых системах Как было показано выше, устойчивость неклассических структур с плоскими тетракоординированными центрами обеспечивается объединенным влиянием электронных и стерических факторов, благоприятствующих формированию нестандартных конфигураций валентных связей. Включение плоского углерода в состав хотя бы одного ароматического трехчленного цикла является принуждением к уплощению конфигурации. Необходимыми факторами является также присутствие -акцепторных и -донорных заместителей и сильное межлигандное взаимодействие. Устранение любого из этих факторов или существенное ослабление какого-либо из них приводит к нарушению планарности углеродного центра. В общем случае подобные искажения связаны со структурной релаксацией в направлении тетраэдической формы, но в определенных условиях они могут приводить к формированию систем с неклассической квадратно-пирамидальной конфигурацией связей. Практически важным свойством таких соединений является их исключительно высокая основность, которая, согласно имеющимся оценкам, является рекордной для органических молекул, включая такие супероснования как протонные губки.

В следующей части работы проанализированы стерические и электронные факторы, способствующие формированию систем с неклассической пирамидальной конфигурацией связей элементов II периода, предложены новые принципы конструирования таких систем.

2.1. Пирамидальный тетракоординированный углерод Системы с квадратно-пирамидальной конфигурацией связей C тетракоординированного углерода могут быть сформированы с использованием принципов стабилизации плоского углерода, однако в этом случае допустимо ослабление или полное устранение одного или нескольких стабилизирующих факторов. Так, в отличие от производных плоского углерода, в молекуле 1,3,5,7тетрабораспиро[3.3]гептана 66 ослаблено стерическое напряжение (трехчленные циклы заменены четырехчленными), а также не выполняется условие ароматической стабилизации -системы (два -электрона, заполнена только одна связывающая -орбиталь). В то же время присутствие в окружении углерода борсодержащих заместителей уже является достаточным для формирования системы с пирамидальной конфигурацией связей. Согласно расчетам, пирамидальная структура 66 C2v-симметрии (рис. 19) соответствует минимуму на ППЭ. Энергетически эта структура почти эквивалентна изомеру 67, который характеризуется тетраэдрическим, хотя и сильно деформированным углеродным центром. Согласно расчетам методом B3LYP/6-311+G**, тетраэдрическая структура 67 только на 0.3 ккал/моль ниже по энергии. Расчеты методом MP2(full)/6-311+G**, напротив, указывают на небольшую предпочтительность (3.1 ккал/моль) пирамидальной формы 66. Небольшое энергетическое различие между двумя конформациями в данном случае сильно контрастирует с известными данными для углеводородных систем: так, в случае метана различие между пирамидальной и тетраэдрической формами составляет ~150 ккал/моль.

Рис. 19. Характеристики систем 66 и 67, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Изомерная форма 1,3,5,7-тетрабораспиро[3.3]гептана с плоским тетракоординированным углеродным центром (D2h–симметрия) характеризуется тремя отрицательными силовыми константами (=3) и почти на 30 ккал/моль дестабилизирована относительно изомеров 66 и 67. Относительная дестабилизация плоской структуры вызвана потерей стабилизирующего межлигандного взаимодействия вследствие внедрения метиленовых групп между борными центрами. Роль борного окружения, стабилизирующего пирамидальную форму 66, может быть выявлена посредством сравнения с электронной структурой спиро[3.3]гептана 68, который является -изоэлектронным углеводородным аналогом 66. HHC В отличие от 66, плоская и пирамидальная формы C H2C C CHспиро[3.3]гептана почти на 150 ккал/моль дестабилизированы C H2 C относительно классической тетраэдрической формы, и, более того, Hне соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ. Согласно данным МО анализа, повышение энергии плоской и пирамидальной форм спиро[3.3]гептана связано с дестабилизацией ВЗМО, которая является чистой pz-AO тетракоординированного углеродного центра. Замещение групп CH2 группами BH обеспечивает делокализацию электронной плотности центрального углерода и стабилизацию ВЗМО, приводя к понижению энергий пирамидальной и плоской форм.

Дополнительная стерическая стабилизация неклассического углеродного центра достигается в пирамидальных соединениях 69 и 70 (рис. 20) посредством дальнейшего сшивания четырехчленных 1,3-борных циклов молекулы 66 метиленовыми группами.

Для углеводородных аналогов устойчивой конформацией является структура с искаженным тетраэдрическим Рис. 20. Характеристики систем 69 и 70, рассчитанные центральным углеродом, методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6311+G** (жирный шрифт).

однако в случае борсодержащих систем 69 и тетраэдрические структуры не соответствуют минимумам на ППЭ. Таким образом, дополнительная стерическая жесткость систем 69 и 70 по сравнению с 66 приводит к устранению тетраэдрической формы как стационарной точки на ППЭ. Плоская конформация [3.3.3.3]тетраборафенестрана 70 дестабилизирована относительно пирамидальной формы и соответствует переходному состоянию для “зонтичной” инверсии квадратно-пирамидальной конфигурации связей углеродного центра.

В целом, формирование систем с квадратно-пирамидальной конфигурацией связей тетракоординированного центра требует менее жестких электронно-стерических условий по сравнению с производными плоского тетракоординированного углерода. Согласно нашим расчетам, включение центрального атома в состав хотя бы одного напряженного цикла и присутствие, по меньшей мере, двух борсодержащих групп в лигандном окружении обеспечивает формирование устойчивой пирамидальной конфигурации с небольшим энергетическим барьером инверсии центрального углерода. Увеличение количества окружающих углеродный центр борсодержащих лигандов в тех же структурных условиях сопровождается понижением барьера инверсии, приводящим при увеличении числа напряженных циклов к устранению тетраэдрической формы как стационарной точки на ППЭ и стабилизации плоского изомера в качестве переходного состояния инверсии связей пирамидального углеродного центра.

2.2. Гиперкоординация элементов II периода в пирамидальных (полусэндвичевых) системах Как было показано в разделе 1.1., один из способов формирования гиперкоординированных узлов может быть X X связан с присоединением противоионов к заряженным системам, приводящим к дополнительной стабилизации неклассических структур и увеличению координационного X = C, N, O числа центрального атома. Согласно нашим расчетам, аналогичным образом могут быть сформированы пирамидальные системы с гиперкоординацией элементов II периода. Исходным каркасом для конструирования систем с гиперкоординированными центрами могут служить пирамидальные углеводородные структуры, замещение базальных атомов углерода которых борсодержащими фрагментами и добавление соответствующего количества противоионов позволяет переходить к новым неклассическим системам и варьировать их электронную структуру (схема 3).

Такой подход использован нами для Схема дизайна новых систем с H гиперкоординированными атомами C углерода, азота и кислорода, исходя из 3Li родоначальной системы тетраэдрана 71.

HB H H 3BH Присутствие борсодержащих HB C C H заместителей и противоионов лития C HC HB обеспечивает дополнительную CH BH HC HB устойчивость пирамидальной структуре HB 71 BH за счет формирования многоцентровых HB H H H связей B-Li, формирующих «внешний» каркас. Противоионы, таким образом, не только обеспечивают регуляцию заряда, но и способствуют увеличению жесткости молекулярного каркаса, стабилизируя неклассическую структуру. Как и для систем с плоскими центрами, принципиальным фактором устойчивости пирамидальных систем является ароматичность (в данном случае – трехмерная), связанная с формированием замкнутой 8–электронной оболочки центрального атома. Ароматическая стабилизация в пирамидальных системах реализуется при выполнении «правила 8–электронов», когда сумма валентных электронов апикального центра и –электронов базального цикла не превышает (Минкин В.И., Миняев Р.М. // Успехи химии, 1982, 51, 586).

Замена базальных атомов углерода в молекуле тетраэдрана 71 на группы ВН приводит к карборану 74 (рис. 21), где атомы водорода занимают мостиковое положение. При переходе к литиевым производным атомы лития координируются на трехчленную грань ВВВ или ВВС, что сопровождается повышением координационного числа апикального центра до шести (в 75) или семи (в 76). Изомеры, характеризующиеся координацией лития на грань ВВВ, энергетически менее предпочтительны (>30 ккал/моль).

Рис. 21. Характеристики систем 74 – 76, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Реакции распада систем 75 и 76 на фрагменты являются сильно эндотермическими, что свидетельствует о термодинамической устойчивости данных соединений.

75 CНLi3 + B3H3 – 126.0 (MP2) или 114.5 (DFT) ккал/моль 76 CНLi3 + B3H3 – 133.1 (MP2) или 121.3 (DFT) ккал/моль Как показывает МО анализ, стабилизация пирамидальной формы обеспечивается взаимодействием p–орбиталей апикального центра с –системой базального цикла.

Трансформация 717273 не приводит к изменению картины заполнения и форм молекулярных орбиталей, однако сопровождается заметным проседанием всех – и – орбитальных уровней, обусловленным стабилизирующим эффектом противоионов лития.

Аналогичный механизм стабилизации наблюдается и для производных с мостиковыми водородными атомами, которые также могут выполнять функции противоионов, обеспечивая устойчивость систем с гиперкоординированными центрами.

Рис. 22. Характеристики систем 77 – 80, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Подобным образом могут быть сконструированы системы с гиперкоординированными атомами азота и кислорода (рис. 22). Однако при переходе от производных углерода к азот- и далее кислородзамещенным системам увеличение электроотрицательности центрального атома сопровождается понижением уровней его p–орбиталей, увеличением энергетической щели между взаимодействующими орбиталями фрагментов и уменьшением устойчивости пирамидальных форм. Так, изоэлектронная соединениям 74 и 77 кислородсодержащая система с мостиковыми атомами водорода не отвечает минимуму на ППЭ. В то же время противоионы лития за счет увеличения жесткости каркаса стабилизируют пирамидальную форму 80. Как и в случае производных углерода, реакции диссоциации литийсодержащих систем на фрагменты являются сильно эндотермическими, свидетельствуя о термодинамической устойчивости данных соединений.

78 NLi3 + B3H3 – 117.9 (MP2) или 109.0 (DFT) ккал/моль 79 NLi3 + B3H3 – 116.1 (MP2) или 108.2 (DFT) ккал/моль 80 OLi2 + B3H3 – 58.0 (MP2) или 51.9 (DFT) ккал/моль Аналогично рассмотренным выше соединениям с тремя базальными атомами могут быть сконструированы системы с расширенным базальным циклом, что сопровождается дальнейшим увеличением координационного числа гиперкоординированного апикального центра. В качестве исходных углеводородных систем могут быть использованы молекулы пирамидана 81 и его гетерозамещенных производных, устойчивость которых предсказана теоретически (Миняев Р.М., Минкин В.И. // ЖОрХ, 1982, 18, 2009).

C Замещение базальных атомов углерода в молекулах пирамидана и его гетеропроизводных группами BLi обеспечивает формирование CH CH устойчивых систем 82 – 84 (рис. 23). В то же время использование в HC CH качестве противоионов мостиковых атомов водорода не приводит к устойчивым гетероборанам, т.е. эффект упрочнения каркаса противоионами лития в данном случае является принципиальным фактором устойчивости.

Атом углерода в системе 82 является гептакоординированным, при этом длины связей CB и CLi находятся в пределах соответствующих значений стандартных одинарных ковалентных связей. Перенос электронной плотности с каждого атома лития на пирамидальный фрагмент не превышает 0.3 е. Аналогичная ситуация наблюдается для аза- и оксапроизводных (83 и соответственно), в которых оба атома являются гексакоординированными. Изменение расположения атомов лития в структурах 82 – 84 может приводить к другим устойчивым изомерным системам, которые энергетически значительно менее предпочтительны (>ккал/моль).

Рис. 23. Характеристики систем 82 – 84, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Реакции диссоциации пирамидальных систем 82 – 84 на фрагменты, как и для рассмотренных выше случаев, является сильно эндотермическими:

82 CLi4 + B4H4 – 151.3 (MP2) или 143.1 (DFT) ккал/моль 83 NLi3 + B4H4 – 121.1 (MP2) или 113.7 (DFT) ккал/моль 84 OLi2 + B4H4 – 27.0 (MP2) или 24.8 (DFT) ккал/моль Два и более гиперкоординированных центра могут быть стабилизированы в бипирамидальных системах, некоторые из которых представлены на рис. 24. Принцип трехмерной ароматичности в этом случае реализуется при выполнении правила 10– электронов (сумма валентных электронов апикальных центров и –электронов базального цикла составляет 10). Помимо необычной структуры, системы карборанового типа представляют значительный практический интерес в связи с возможностью их использования для получения особо термостойких полимеров.

Рис. 24. Характеристики систем 85 – 87, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт). Экспериментальные данные, полученные для системы 85 методом электронной дифракции, приведены курсивом.

Таким образом, выполненные расчеты свидетельствуют об эффективности предложенного способа конструирования новых типов пирамидальных систем с гиперкоординированными центрами, основанного на формировании борсодерждащих базальных циклов и введении противоионов лития или мостиковых атомов водорода в образованную анионную систему. Подобный подход не только обеспечивает стабилизацию неклассических форм, но и позволяет изменять их электронную структуру без нарушения устойчивости. Введение противоионов лития является более эффективным за счет увеличения жесткости каркаса и, помимо этого, предоставляет возможности варьирования координационного числа центрального атома.

2.3. Гиперкоординация элементов II периода в сэндвичевых системах Сэндвичевые соединения, структурная организация которых допускает возможность варьирования природы гиперкоординированных центров и координационного X X числа в достаточно широком диапазоне, являются чрезвычайно привлекательными объектами для X = C, N, O конструирования новых систем с гиперкоординацией. В отличие от переходных металлов, сэндвичевые производные которых удовлетворяют правилу 18–электронов, механизм связывания элементов главной группы обусловлен использованием их валентных s– и p–орбиталей, что в устойчивых сэндвичевых структурах ограничивает количество связывающих MO, формируемых из – и *–MO базальных циклов и валентных орбиталей апикального центра, до четырех, а число “внутренних” электронов, следовательно, до восьми. В соответствии с этими требованиями (правило 8–электронов:

сумма валентных электронов центрального атома и –электронов базальных циклов составляет 8) простейший устойчивый карбоцен 88 (X = C), должен иметь положительный заряд: m = 2 для циклопропенильного, и m = 4 для циклобутадиенового сэндвичей. Однако подобные системы оказываются неустойчивыми вследствие дестабилизирующего влияния электростатических факторов. За исключением единственного теоретически предсказанного производного углерода (Srinivas G.N., Hamilton T.P., Jemmis E.D., McKee M.L., Lammertsma K. // J. Am. Chem. Soc., 2000, 122, 1725), примеры устойчивых сэндвичевых производных p– элементов II периода в литературе отсутствуют, хотя сэндвичевые соединения других непереходных элементов (щелочных и щелочноземельных металлов, а также элементов IIIVI периодов) хорошо известны.

В нашей работе развита новая Схема эффективная стратегия формирования сэндвичевых производных элементов II mm+ периода. Предлагаемый подход (BH)n (CH)n (BH)n аналогичен подходу к X X X mLi+ конструированию пирамидальных систем и основан на замещении (BH)n (CH)n (BH)n углеродных центров в карбоценах атомами бора и дополнительной 88 89 стабилизации образующихся анионных систем противоионами лития или мостиковыми атомами водорода (схема 4). Заполнение электронами всех связывающих MO сэндвичей C(BH)n 89 обеспечивает формирование замкнутой электронной оболочки, но требует перехода к тетраанионам, которые дестабилизированы вследствие сильного электростатического отталкивания между четырьмя добавочными электронами даже в условиях делокализации лигандами. Полную или частичную нейтрализацию избыточного отрицательного заряда анионов 89 может обеспечить окружение их соответствующим количеством противоионов, например, катионами Li+ Такой подход позволил нам обнаружить обширное семейство первых термодинамически устойчивых литиогетероборанов, являющихся примерами сэндвичевых соединений нового структурного типа, содержащих гиперкоординированные центральные атомы углерода, азота и кислорода. Согласно расчетам методами DFT (B3LYP/6-311+G**) и ab initio (MP2(full)/6-311+G**), структуры сэндвичевых изоэлектронных кластеров 91 – D3h–симметрии (рис. 25) соответствуют минимумам на ППЭ. Интересной структурной особенностью таких систем являются достаточно короткие дистанции XLi, длины которых близки к сумме ковалентных радиусов взаимодействующих атомов. Эти структурные характеристики указывают на важную роль факторов ковалентного связывания, вносящего вклад в стабилизацию сэндвичевых структур.

Рис. 25. Характеристики систем 91 – 93, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт). Бейдеровские молекулярные графы представлены в нижней части рисунка. BP обозначает Бейдеровский связевый путь, CP (3,-1) – стационарная точка связевого пути, CP (3,+1) – стационарная точка кольца.

Ковалентное связывание центрального атома со всеми окружающими лигандными атомами в системах 91 – 93 подтверждается формированием связевых путей, соединяющих атомы C, N и O с шестью атомами бора (“бананового” типа) и тремя атомами лития. Таким образом, центральные атомы формируют девять ковалентных связей, что соответствует координационному числу 9.

Компенсация заряда ионных кластеров может быть обеспечена введением дополнительных противоионов.

Например, для карборана сформированные таким образом системы представлены структурами и 95 (рис. 26). Включение дополнительных противоионов не нарушает устойчивости сэндвичевой системы. Для того чтобы оценить относительную термодинамическую устойчивость наиболее стабильного нейтрального сэндвича 94 по Рис. 26. Характеристики систем 94 и 95, отношению к его диссоциации на рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и фрагменты, представляющие собой ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

изученные экспериментальными и теоретическими методами различные борановые и карборановые кластерные системы, были рассчитаны теплоты следующих реакций:

94 CLi4 + 2B3H3 – 239.9 (MP2) или 214.2 (DFT) ккал/моль 94 CLi2 + B6H6·Li2 – 110.5 (MP2) или 96.6 (DFT) ккал/моль 94 B3H3CLi4 + B3H3 – 100.7 (MP2) или 84.1 (DFT) ккал/моль Высокая эндотермичность процессов диссоциации указывает на существенную устойчивость сэндвичевых структур литийкарборанов. Таким образом, рассмотренные системы представляют собой еще один новый структурный тип устойчивых сэндвичевых соединений, содержащих гиперкоординированные атомы углерода, азота и кислорода, расположенные между двумя бороводородными циклами и окруженные противоионами лития. Как и в случае пирамидальных систем, противоионы лития формируют «внешний» каркас многоцентровых связей B-Li, стабилизируя сэндвичевые структуры.

Увеличение размера базального цикла и соблюдение правила 8–электронов сохраняет устойчивость сэндвичевых производных, обеспечивая при этом повышение координационного числа центрального атома. Согласно расчетам, литийкарбораны 96 и (рис. 27) с расширенными базальными циклами соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ. Межатомные расстояния CLi и CB в системе 96 лишь на 0.2 – 0.3 длиннее одинарных связей CLi и CB, что позволяет характеризовать эту сэндвичевую систему как соединение с максимально гиперкоординированным (12–координированным) углеродным атомом в нейтральной кластерной системе. Этот вывод подтверждается данными AIM– анализа, согласно которому центральный атом углерода в системе 96 формирует связевые пути со всеми атомами бора и лития (рис. 27).

Рис. 27. Характеристики систем 96 и 97, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт). Бейдеровский молекулярный граф 96a системы 96 представлен справа.

Сэндвичевая система 97, по-видимому, является недостаточно кинетически устойчивой, о чем свидетельствует низкое значение первой гармонической колебательной частоты, соответствующей выведению углерода из центральной позиции. Размер каркаса в данном случае оказывается велик для ковалентного связывания центрального атома, о чем свидетельствуют увеличенные дистанции CB и CLi. Таким образом, можно ожидать, что дальнейшее увеличение размера базальных циклов будет сопровождаться прогрессивной дестабилизацией сэндвичевых систем и поэтому нецелесообразно. Реакции распада сэндвичевого кластера 96 на компоненты, которые представляют собой хорошо изученные экспериментально и теоретически борановые и карборановые кластерные системы, сильно эндотермичны, что подтверждает термодинамическую устойчивость системы 96.

96 CLi4 + 2B4H4 – 210.5 (MP2) или 179.0 (DFT) ккал/моль 96 CLi2 + B8H8·Li2 – 86.5 (MP2) или 70.6 (DFT) ккал/моль Подобно пирамидальным системам, стабилизация анионных борсодержащих сэндвичевых соединений может быть достигнута использованием в качестве противоионов мостиковых водородных атомов. Как показывают наши исследования, замена атомов лития в системе 91 мостиковыми атомами водорода с сохранением изоэлектронности исходной системе может приводить к устойчивым карборановым сэндвичевым системам нескольких структурных типов. Мостиковые атомы водорода выполняют функции противоионов и могут обеспечивать регуляцию заряда в системе. Так, переход от дикатиона 98 к нейтральной системе 99 (рис. 28) обеспечивается изъятием двух мостиковых атомов водорода. Как показывают расчеты, нейтральная система 99 сохраняет сэндвичевое строение. В то же время, как и для пирамидальных систем, стабилизация мостиковыми атомами водорода оказывается менее эффективной, чем стабилизация противоионами лития, обеспечивающими связанность каркаса и его жесткость. Для гетероборановых систем нами были обнаружены только азотный трикатион 100, а подобные системы с центральным атомом кислорода, как показывают расчеты, вообще не соответствуют какой-либо стационарной точке на ППЭ.

Рис. 28. Характеристики систем 98 – 100, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Как и в случае пирамидальных систем, стабилизация сэндвичевых производных элементов II периода обеспечивается взаимодействием p–орбиталей углеродного центра с орбиталями –системы двух базальных циклов. Замена углеродного центра атомами азота и далее кислорода приводит к уменьшению диффузности p–орбиталей центрального атома и понижению их уровней, увеличивая энергетическую щель между орбиталями фрагментов и понижая устойчивость сэндвичевой системы. Ослабление орбитального взаимодействия при переходе от производных углерода к производным азота и далее кислорода сопровождается монотонным удлинением связей центрального атома с борными циклами в сериях однотипных сэндвичевых соединений. Введение противоионов лития или мостиковых атомов водорода не изменяет форм и относительного расположения молекулярных орбиталей, но приводит к выраженному понижению их уровней, обеспечивая стабилизирующий эффект по сравнению с исходной анионной системой.

Для оценки термодинамической устойчивости производных углерода 98 и относительно их распада на компоненты были рассчитаны теплоты следующих реакций:

98 С + 2(B3H6+) – 152.9 (MP2) или 125.6 (DFT) ккал/моль 99 74 + B3H3 – 39.7 (MP2) или 27.0 (DFT) ккал/моль Как и для соединений, рассмотренных выше, эндотермичность процессов диссоциации этих систем может служить дополнительным подтверждением устойчивости. Таким образом, выполненные расчеты свидетельствуют об эффективности рассмотренного способа конструирования новых типов сэндвичевых систем с гиперкоординированными атомами элементов II периода, основанного на замещении углеродных центров в карбоценах атомами бора и дополнительной стабилизации образующихся анионных систем противоионами.

Подобный подход обеспечивает не только выраженный стабилизирующий эффект, но и позволяет изменять электронную структуру неклассической системы без нарушения устойчивости. Введение противоионов лития является более эффективным способом компенсации заряда, обеспечивая дополнительную жесткость молекулярного каркаса и предоставляя возможности варьирования координационного числа центрального атома.

3. Нестандартная конфигурация связей элементов II периода в каркасных системах Высокосимметричные полиэдрические системы являются удобными объектами для конструирования новых типов стерически напряженных соединений, включающих атомы с нестандартной конфигурацией валентных связей. Устойчивость подобных систем обеспечивает жесткий молекулярный каркас, стабилизированный орбитальными взаимодействиями – типа. Несмотря на то, что высоконапряженные каркасные системы, как правило, являются термодинамически менее устойчивыми, чем их «классические» изомеры, они характеризуются высокой кинетической стабильностью, обусловленной запретом по симметрии реакций изомеризации и распада, и являются привлекательными объектами для синтетической химии, предоставляя большие потенциальные возможности для получения новых материалов с необычными физико-химическими свойствами.

3.1. Деформированная конфигурация валентных связей тетракоординированного углерода в призмановых системах Одним из чрезвычайно эстетически H H H H H H H H H привлекательных типов систем, включающих H тетракоординированные атомы углерода с сильно H H деформированной конфигурацией валентных H H H H H H H H связей, являются призманы C2nH2n, H H H H сформированные из двух параллельных 101, D3h 102, Oh 103, D5h правильных n–угольников, объединенных прямоугольными гранями (системы 101 – 103). Молекулы призманов относят к системам, в которых «симметрия преобладает над энтропией»: несмотря на чрезвычайно высокую энергию напряжения (экспериментальное значение для кубана 102 составляет ~1ккал/моль), они кинетически очень устойчивы, и представляют большой интерес для создания высокоэнергетических систем (топливо и взрывчатые вещества). Так, синтезированный октанитрокубан по взрывчатой мощности в несколько раз превосходит тринитротолуол. Полимерные системы на основе призманов представляют большой интерес для наноархитектуры. К настоящему времени синтезированы только три первых члена ряда призманов, 101 – 103, и важным аспектом этой области химии является вопрос о границах устойчивости призматических форм Dnh-симметрии и влиянии числа n на их характеристики.

В данной части работы представлены результаты исследования пределов устойчивости призмановых систем (метод B3LYP/6-311G(2df,p)), а также проведен анализ факторов, определяющих структурные и энергетические характеристики таких соединений.

Согласно результатам расчетов, члены ряда призманов с n = 3 – 10 характеризуются структурой Dnh-симметрии (рис. 29) и соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ.

При n > 10 устойчивым системам отвечают структуры с пониженной симметрией. Основной вклад в энергию напряжения призманов вносят угловые напряжения в n-членных и четырехчленных гранях. Наименьшей энергией напряжения характеризуется пентапризман 103, для которого угловое напряжение в пятичленных гранях практически отсутствует. Для всех остальных членов ряда увеличение числа n сопровождается монотонным увеличением энергии напряжения и коррелирует с увеличением числа напряженных 4–членных граней.

Репульсивное взаимодействие вицинальных водородных атомов является, наряду с влиянием напряженных четырехчленных граней, важным фактором дестабилизации высших членов ряда призманов. Уменьшение устойчивости призмановых систем при увеличении n сопровождается понижением величины первой гармонической колебательной частоты и энергетической щели между граничными орбиталями.

Рис. 29. Характеристики первых членов ряда призманов, рассчитанные методом B3LYP/6311G(2df,p). Здесь и далее энергии напряжения (Енапр.) даны в ккал/моль. Экспериментальные данные, полученные методом рентгеноструктурного анализа для производных 101 и 103, приведены курсивом; полученные для системы 102 методами электронной дифракции и микроволновой спектроскопии приведены курсивом и жирным курсивом соответственно.

Хотя проведенные расчеты свидетельствуют о прогрессивной дестабилизации членов ряда призманов при увеличении n, достаточно высокие значения первых колебательных частот указывают на возможность экспериментального наблюдения высших представителей этого класса.

3.2. Бисфеноидная конфигурация валентных связей элементов II периода в полипризмановых системах На основе призмановых систем могут быть сформированы новые типы напряженных каркасных соединений, включающих углеродные a X центры с неклассической конфигурацией связей. Наши расчеты указывают на существование нового семейства соединений, сформированных путем коньюгации нескольких призмановых X = B, C, N структурных блоков. Такой подход приводит к формированию столбчатых полимерных систем, содержащих тетракоординированные атомы углерода с неклассической полуплоской (бисфеноидной) конфигурацией связей.

Рис. 30. Характеристики би[n]-призманов, рассчитанные методом B3LYP/6-311G(2df,p).

В данной части работы представлены результаты исследования би– и три[n]призманов (n = 3 – 6), проведенного с целью анализа структурных мотивов, обеспечивающих линейность двух связей, формируемых тетракоординированным углеродным атомом.

Рис. 31. Характеристики три[n]-призманов, рассчитанные методом B3LYP/6-311G(d, p).

Согласно расчетам, все би- и трипризманы (рис. 30, 31) характеризуются устойчивыми структурами Dnh-симметрии, соответствующими достаточно крутым (высокие значения первых гармонических колебательных частот) локальным минимумам на ППЭ. Валентные углы (Н)ССС(Н) в бипризманах и углы (H)CCC в трипризманах очень близки к 180o, как в идеальном бисфеноиде. Причиной относительно высокой устойчивости поли[n]–призманов, содержащих полуплоские углеродные центры в стерически напряженных четырехчленных циклах является сильное – орбитальное взаимодействие между подходящими по симметрии граничными молекулярными орбиталями внешних аннуленовых (CH)n и внутренних (C)n циклов. Для всех типов [n]-призманов и поли[n]-призманов максимальное стерическое напряжение наблюдается для первых членов (n = 3, 4) каждого семейства и для каждого n напряжение повышается при увеличении размера структуры. Обе тенденции связаны с увеличением числа напряженных трех- и четырехчленных циклов. Понижение устойчивости поли[n]-призманов при переходе от призманов 101 – 104 к их би- (105 – 108) и трипроизводным (109 – 112) проявляется в прогрессивном понижении величин первой гармонической частоты и энергетической щели между граничными орбиталями.

Структурный каркас поли[n]призманов может быть использован для формирования гетерозамещенных неклассических систем. На рис. Рис. 32. Характеристики би[4]гетеропризманов, рассчитанные методом представлены устойчивые структуры B3LYP/6-311+G(d, p).

гетеропризманов, включающих тетракоординированные атомы азота и бора с нестандартной бисфеноидной конфигурацией валентных связей и представляющих собой первые примеры систем такого типа.

Как показали последующие исследования (Pour N., Itzhaki L., Hoz B., Altus E., Basch H., Hoz S. // Angew. Chem., Int. Ed. Engl., 2006, 45, 5981), предложенные нами системы семейства поли[n]-призманов обладают необычными свойствами, проявляя ауксетический эффект, т.е.

их молекулы обладают способностью становиться толще при растяжении и утончаться при сжатии. Хотя материалы с характеристиками ауксетиков известны, поли[n]-призманы являются первыми системами, которые проявляют такие свойства на молекулярном уровне.

4. Гиперкоординация элементов II периода в жестком полиэдрическом каркасе Соединения, сформированные по типу эндоэдральных комплексов, в настоящее время привлекают повышенное внимание, что связано с их практическим значением: они могут быть использованы как контрастные агенты магнитного резонанса, полупроводники и ферромагнетики. Согласно нашим исследованиям, высокосимметричные полиэдрические системы с жестким структурным каркасом могут быть подходящими объектами для конструирования новых типов неклассических систем, включающих гиперкоординированные центры. При выполнении электронных требований (формирование замкнутой 8–электронной оболочки гиперкоординированного атома) и благоприятных структурных условиях, способствующих необходимой ориентации взаимодействующих орбиталей эндоэдрального центра и молекулярного остова, жесткий каркас обеспечивает стабилизацию самых разнообразных гиперкоординированных центров.

4.1. Гекса- и октакоординированные элементы II периода в бороуглеродном каркасе Одним из предлагаемых нами структурных типов неклассических систем, сформированных по типу эндоэдральных комплексов и включающих X X гиперкоординированные центры, являются производные гетеропризманов.

X = C, N, O Простейшей системой B C B такого типа яляется неклассическая система 115, B CB C C содержащая октакоординированный углеродный центр в C C C бороуглеродном кубическом каркасе. Согласно расчетам C B B C методами DFT (B3LYP/6-311+G**) и ab initio (MP2(full)/6B BC 311+G** и CCSD(T)/6-311+G**), структура 115 (рис. 33) отвечает энергетическому минимуму на ППЭ.

115, Td 116, Td Центральный атом углерода в системе 115 является октакоординированным и связан с четырьмя периферическими атомами углерода и четырьмя атомами бора ковалентными связями, длины которых незначительно отличаются от соответствующих стандартных значений. Другой интересной особенностью этой системы является нестандартная стереохимия лигандного каркаса, сформированного из борных и углеродных атомов, имеющих, подобно атомам углерода в молекулах пропелланов, неклассическую зонтичную конфигурацию связей. Возможный классический изомер 116, характеризующийся тетраэдрической конфигурацией связей центрального углерода, почти на 300 ккал/моль дестабилизирован относительно 115. Согласно результатам AIM–анализа, центральный атом в системе 115 соединен связевыми путями со всеми периферическими атомами, что указывает на формирование соответствующих химических связей между эндоэдральным углеродом и лигандами (рис. 33).

Периферические атомы углерода в системе 115 характеризуются наличием негибридизованной p–орбитали с одним электроном, что обеспечивает реализацию валентных взаимодействий периферических углеродных атомов с центральным углеродом.

Таким образом, центральный атом приобретает замкнутую 8–электронную оболочку (электрона центрального углерода и 4 электрона каркасных углеродных атомов), чем можно объяснить стабилизацию этой неклассической системы. Связывание с борными лигандами осуществляется посредством донирования электронной плотности с образующихся связей СС на вакантные орбитали борных атомов, ориентированные по направлению к центру.

Рис. 33. Характеристики систем 115, 117 и 118, рассчитанные методами DFT B3LYP/6311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт) и CCSD(T)/6-311+G** (курсив).

Бейдеровский молекулярный граф 115/ системы 115 представлен справа.

Общность предложенного подхода к конструированию соединений с гиперкоординированными центрами, основанного на формировании замкнутой 8– электронной оболочки центрального атома, подтверждается расчетами производных октакоординированных азота 117 и кислорода 118 (рис. 33). Размер фтора оказывается слишком мал для размешения внутри кубического каркаса и центральносимметричная структура оказывается неустойчивой (=3). Дестабилизация фторсодержащей системы обусловлена также влиянием электростатических факторов.

Аналогичным образом может быть произведена модификация кубического каркаса.

Так, замена атомов углерода в системах 115 и 117 борными атомами с учетом изоэлектронности приводит к устойчивым анионным системам 119 и 120 соответственно (рис. 34), которые также характеризуются октакоординацией центральных атомов.

Включение противоионов не влияет на координационные характеристики подобных систем:

так, добавление четырех катионов лития к системе 119 приводит к комплексу 121, в котором сохраняется октакоординация центрального атома углерода. Окружение противоионами сопровождается выраженным сжатием кубического каркаса: в литиевом комплексе наблюдается заметное укорочение связей центрального атома с лигандами.

Рис. 34. Характеристики систем 119 – 121, рассчитанные методом B3LYP/6-311G**.

Значительный интерес представляет также перспектива увеличения координационного числа углерода за счет расширения лигандного каркаса. В качестве одного из вариантов такой модификации нами была рассмотрена удовлетворяющая правилу 8–электронов дикатионная система 122, где потенциально возможно формирование додекакоординированного углеродного центра, заключенного в каркас из шести углеродных и шести борных центров. Как показали результаты расчетов, система 122 D3d-симметрии (рис. 35) соответствует энергетическому минимуму. На ППЭ существует также менее устойчивый (~16 ккал/моль) изомер D3h-симметрии. Связи СС и CB центрального углерода с лигандами в 122 значительно удлинены по сравнению с системой 115 и достигают предельных значений экспериментально зафиксированных величин соответствующих связей. Эти структурные изменения отражает и AIM–анализ, согласно которому центральный атом углерода в системе 122 формирует связевые пути только с углеродными лигандами и, таким образом, является гексакоординированным (рис. 35).

Рис. 35. Характеристики систем 122 – 124, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Механизм связывания центрального атома с лигандами, реализуемый в дикатионе 122, аналогичен наблюдаемому в системе 115, однако расширение лигандного каркаса приводит к ослаблению донорно-акцепторных взаимодействий углерод-бор и понижению координационного числа гиперкоординированного центра. Другим фактором, препятствующим взаимодействию центрального атома с борными лигандами, является менее благоприятная ориентация взаимодействующих орбиталей фрагментов, обусловленная понижением симметрии системы. В системах с расширенным каркасом также могут быть произведены изоэлектронные преобразования: соединения 123 и 124 (рис. 35) с гиперкоординацией азота и кислорода отвечают минимумам на ППЭ. Для всех случаев AIM– анализ указывает на взаимодействие центрального атома только с углеродными атомами каркаса, т.е. гексакоординацию эндоэдрального центра. Хотя формирующиеся в системе 1связи OC (1.760 ) существенно удлинены по сравнению с ковалентными, они значительно короче экспериментально зафиксированных значений 2.43 – 2.45 связей кислород-углерод в системах с гиперкоодинацией (Akiba K., Yamashita M., Yamamoto Y., Nagase S. // J. Am.

Chem. Soc., 1999, 121, 10644).

Таким образом, представленные расчеты обнаруживают новое семейство каркасных кластеров, содержащих гекса- и октакоординированные элементы второго периода, дальнейшее исследование которых может служить основой для развития новых направлений дизайна неклассических систем с нестандартной стереохимией и координацией.

4.2. Гексакоординированный углерод в углеродном окружении Все обнаруженные к настоящему времени системы с 2+ гиперкоординированным углеродным центром включают углерод в окружении электроположительных групп, C + C2+ благоприятствующих стабилизации нестандартных конфигураций валентных связей и гиперкоординации.

Между тем рассмотренные выше системы 122 – 1125, D3h 126, D3h содержат гексакоординированные центры, связанные только с углеродными атомами. Каркасные атомы бора в этих соединениях лишь обеспечивают жесткость молекулярной системы и не влияют на координационные характеристики центрального атома. В связи с этим представляет важность вопрос о том, возможно ли конструирование систем других структурных типов, содержащих гиперкоординированный атом углерода в углеродном окружении (в идеале – углеводородных систем, не включающих гетероатомы). Подобных соединений пока не было обнаружено, однако наши расчеты указывают на возможность стабилизации таких систем.

Как и в предыдущих случаях, принципиальным фактором стабилизации является формирование 8–электронной оболочки центрального атома.

Примером соединения такого типа является сформированная путем включения дикатиона С2+ в каркас тетрацикло[5.3.1.12,6.04,9]додека-1,4(9),6-триена 125 углеводородная система 126. Согласно расчетам методами DFT (B3LYP/6-311G**) и ab initio (MP2(full)/6-311G**), дикатион 126 (рис. 36) соответствует достаточно глубокому энергетическому минимуму на ППЭ. Центральный углерод в этой системе формирует с периферическими углеродными атомами шесть одинарных связей, длины которых соответствуют характеристикам обычных алифатических углеводородов. Внедрение С2+ в центр системы 125 приводит к удлинению всех, в особенности двойных, связей CC в шестичленных циклах. Вместе с тем существенное напряжение сформированной таким образом системы 1Рис. 36. Характеристики системы компенсируется формированием шести 126, рассчитанные методами многоцентровых связей CC, так что реакция внедрения B3LYP/6-311G** и MP2(full)/6дикатиона C2+ в каркас 125 является экзотермической.

311G** (жирный шрифт).

Рассчитанный энергетический эффект составляет 460.1 (DFT) и 458.7 (MP2) ккал/моль. Гексакоординированный углеродный атом аккумулирует значительный отрицательный малликеновский заряд -0.156 e (DFT) и -0.336 е (MP2), что позволяет характеризовать 126 как комплекс переноса заряда каркасной системы 125 и дикатиона C2+.

Шесть многоцентровых связей CC гексакоординированного углерода в 1сформированы в результате взаимодействия s– и p– валентных орбиталей центрального углеродного атома с - и -молекулярными орбиталями трех двойных связей каркасной системы 125. Как и ранее рассмотренные каркасные системы, система 126 удовлетворяет правилу 8–электронов: формирование замкнутой оболочки гиперкоординированного центра обеспечивается шестью электронами каркасных атомов и двумя электронами центрального атома. Низшая свободная молекулярная орбиталь дикатиона 126 имеет разрыхляющий характер, и заполнение НСМО электронами должно приводить к сильной дестабилизации системы. Действительно, расчеты нейтральной формы системы 126 показывают, что эта структура соответствует вершине холма (=2) на ППЭ.

Как и рассмотренные выше системы, дикатион 126 может быть модифицирован с образованием других производных гексакоординированного углерода в углеродном окружении. Замещение не участвующих в формировании гиперкоординационного узла метиленовых групп в дикатионе 126 –изоэлектронными группами BH приводит к устойчивому дикатиону 127 (рис. 37) с гексакоординированным углеродным центром в углеродном окружении. В отличие от системы 126, нейтральная форма которой не соответствует устойчивой структуре, нейтральная борорганическая система 128 отвечает энергетическому минимуму на ППЭ. Шесть многоцентровых связей в системах 127 и 1формируются, как и в дикатионе 126, путем взаимодействия валентных орбиталей центрального углерода с –орбиталями трех двойных связей СС внешнего каркаса.

Заполнение электронами НСМО в нейтральных формах приводит к разрыхляющему взаимодействию между –орбиталями пространственно разделенных «вертикальных» связей C=C, что в случае нейтральной формы системы 126 сопровождается дестабилизацией.

Расширение молекулярного каркаса в случае борсодержащего производного 128 обеспечивает большее пространственное разделение связей C=C и ослабление дестабилизирующего взаимодействия между ними, вследствие чего нейтральная форма остается устойчивой.

Cистемы 126 – 128 представляет собой принципиально новый Рис. 37. Характеристики систем 127 и 128, структурный тип теоретически рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

предсказанных устойчивых соединений, включающей гексакоординированный углеродный центр в углеродном окружении. Отметим, что, предложенный в данном разделе подход к моделированию неклассических систем впоследствии успешно использован другими авторами (Wang Y., Huang Y., Liu R. // Chem. Eur. J., 2006, 12, 3610) для конструирования серии аналогичных соединений с гиперкоординированным углеродом в углеродном окружении.

4.3. Гиперкоординированные элементы II периода в астерановом каркасе Как отмечалось в разделе 2.3., чрезвычайно привлекательными объектами для конструирования новых X X X типов соединений с гиперкоординированными центрами являются сэндвичевые системы, структурная организация которых допускает возможность варьирования природы X = B, C, N, O, F гиперкоординированных центров и координационного числа в достаточно широком диапазоне. Предложенный выше подход к формированию сэндвичевых систем, основанный на замещении углеродных центров в карбоценах атомами бора и дополнительной стабилизации образующихся анионных систем противоионами, является перспективной стратегией направленного дизайна производных углерода и азота, однако гораздо менее продуктивен для более электроотрицательного кислорода, а в случае фтора неэффективен вообще. Поэтому вопрос поиска альтернативных способов стабилизации сэндвичевых соединений не утрачивает своей актуальности.

В данной части работы мы предлагаем еще один способ конструирования углеводородных и гетерозамещенных сэндвичевых систем, основанный на включении гиперкоординированного центра в H2C дегидрированный астерановый каркас. В X CH2 H2C H2C CH2CHX H2C структурном отношении подобные соединения подобны эндоэдральным комплексам. Однако 11реализующийся в этих системах механизм X = B+(a), C2+(b), X = B3+(a), C4+(b), взаимодействия центрального атома с N3+(c), O4+(d), F5+(e) N5+(c), O6+(d), F7+(e) вершинными гранями каркаса аналогичен типу связывания в сэндвичевых соединениях, поэтому такие системы могут быть рассмотрены как аналоги сэндвичевых, где базальные циклы связаны между собой мостиковыми атомными группами, не взаимодействующими с центральным атомом. Как и для других рассмотренных выше соединений с трехмерной гиперкоординацией, принципиальным фактором стабилизации здесь является формирование 8–электронной оболочки гиперкоординированного центра. В случае углеводородных производных правилу 8– электронов отвечают системы 129 и 130.

Рис. 38. Характеристики систем 129, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

Бейдеровский молекулярный граф 129/ систем 129 представлен справа.

Согласно расчетам методом B3LYP/6-311+G**, системы 129b и 129c D3h-симметрии соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ. По данным AIM–анализа центральный атом в этих системах формирует шесть связевых путей с углеродными атомами базальных фрагментов (рис. 38), и, таким образом, является гексакоординированным. Формирование сэндвичевой структуры обеспечивается взаимодействием ориентированных по направлению к центру каркаса негибридизованных p–орбиталей базальных атомов углерода с p– орбиталями центрального атома. Дополнительную устойчивость этим системам придают мостиковые метиленовые группировки, обеспечивающие структурную жесткость молекулярного каркаса. Стационарные точки, соответствующие производным кислорода и фтора, не удалось локализовать вследствие отсутствия сходимости, однако следует отметить, что эти системы, характеризующиеся большим положительным зарядом, должны быть сильно дестабилизированы по электростатическим причинам.

Рис. 39. Характеристики систем 130, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

Бейдеровский молекулярный граф 130/ систем 130 представлен справа внизу.

Борсодержащая система типа 129a соответствует стационарной точке 2-го порядка на ППЭ: размер центрального атома в данном случае оказывается слишком велик для размещения внутри молекулярной полости, что приводит к дестабилизации структуры. Все системы с четырехчленными базальными циклами, за исключением фторсодержащего соединения, соответствуют энергетическим минимумам на ППЭ и характеризуются наличием октакоординированного центрального атома (рис. 39). Увеличение электроотрицательности центрального атома в системах 130 (X = B3+, C4+, N5+, O6+) сопровождается ослаблением связывания центрального атома с каркасом и монотонным увеличением межатомных расстояний XC. Отметим, что системы 129 и 130 является первыми обнаруженными примерами сэндвичевых производных элементов II периода в углеводородном окружении.

Удобным каркасом для формирования производных электроотрицательных элементов (кислород, фтор) являются системы с борными базальными циклами (рис. 40). Включение противоионов (например, структура 133) не приводит к изменению координационных характеристик центрального атома. Гиперкоординация такого уровня в случае кислорода и фтора предсказана впервые.

Рис. 40. Характеристики систем 131 – 133, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

В качестве альтернативного механизма компенсации заряда высокозаряженных систем типа 129 – 132 мы предлагаем подход, основанный на Схема замещении мостиковых групп (схема 5).

Компенсация положительного заряда может быть достигнута заменой мостиковых BH2BH CH2CH X X H2B H2C H2B H2C метиленовых групп электронодефицитными борсодержащими заместителями, в то время как компенсация отрицательного заряда X = B3+, C4+, N5+....

X = B-, C, N+....

обеспечивается путем замещения B электронодонорными азотсодержащими B B B B B B группами. Как показывают наши расчеты, такой B NH2NH CH2CH X способ компенсации заряда оказывается X H2N H2C H2N H2C исключительно эффективным и позволяет B B B B B B получить целые серии нейтральных или B B низкозаряженных систем с гекса- и X = B5-, C4-, N3-....

X = B-, C, N+....

октакоординированными центрами. В качестве отдельных примеров на рисунке представлены полученные таким образом нейтральные или низкозаряженные производные бора, углерода и азота.

Рис. 41. Характеристики систем 134 – 137, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

Еще один возможный механизм компенсации заряда, основанный на частичном замещении базальных атомов (рис. 42), не приводит к успеху. Согласно данным AIM– анализа, в подобных системах реализуется тетракоординация центрального атома, который взаимодействует только с каркасными атомами углерода. Вместе с тем подобный подход открывает новые перспективы для стабилизации плоских четырехкоординированных центров. Согласно нашим расчетам, все изоэлектронные системы такого типа, некоторые из которых представлены на рис. 42, соответствуют минимумам на ППЭ. Система 138e является первым теоретически предсказанным примером соединения с плоским тетракоординированным атомом фтора, а система 138d – первым примером производного плоского тетракоординированного кислорода в углеродном окружении.

Рис. 42. Характеристики систем 138, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

Таким образом, проанализированные в данном разделе сэндвичевые системы, сформированные на основе дегидрированного астеранового каркаса, представляют собой новый тип устойчивых неклассических соединений с гиперкоординированными атомами pэлементов II периода. Важнейшей характеристикой таких систем является возможность разнообразных структурных модификаций, позволяющих варьировать электронные и геометрические характеристики без нарушения устойчивости.

4.4. Неклассические системы с двумя гиперкоординированными центрами в астерановом каркасе Как показывают наши расчеты, дегидрированный астерановый каркас может быть использован для X X конструирования более сложных соединений, X включающих два эндоэдральных гиперкоординированных X центра. Согласно данным МО анализа, структурная устойчивость соединений такого типа регулируется X = B, C, N правилом 14–электронов, т.е. образование стабильных систем возможно лишь в том случае, если общее число –электронов базальных циклов и валентных электронов центральных атомов не превышает 14. Объем внутренней полости систем с трехчленными и четырехчленными базальными циклами оказывается недостаточным для размешения двух эндоэдральных атомов (хотя отдельные устойчивые системы были нами обнаружены), однако расширение каркаса при переходе к системам с пяти– и шестичленными базальными циклами позволяет сформировать производные бора, углерода и азота 139 и 140, H2C характеризующиеся наличием одновременно двух гекса– и X H2C CH2 H2C X CHгептакоординированных центров CHH2C CHH2C X соответственно. Инкорпорированные CH2 H2C X атомы X в системах 139 и 140 (рис.

43) формируют между собой прочные 139, D5h 140, D6h связи, длины которых соответствуют X = B2+(a), C4+(b), N6+(d) X = B4+(a), C6+(b), N8+(d) стандартным параметрам двойных связей. В ряду X = B, C, N наблюдается монотонное увеличение межатомных расстояний XC, обусловленное как уменьшением размера центрального атома, так и ослаблением межатомных взаимодействий. Согласно данным NBO-анализа, наиболее эффективное взаимодействие между центральными и каркасными атомами реализуется в случае производных бора, увеличение электроотрицательности центрального атома сопровождается ослаблением связывания.

Рис. 43. Характеристики систем 139 и 140, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

В системах 139, 140 сохраняются принципиальные тенденции изменения структурных и связевых характеристик, обнаруженные для систем 129, 130, содержащих один гиперкоординированный атом. Формирование гекса– и гептакоординированных центров в системах типа 139 и 140 соответственно подтверждается данными AIM–анализа.

Стационарные точки, соответствующие производным кислорода и фтора, не удалось локализовать вследствие отсутствия сходимости.

Компенсация заряда в системах с двумя гиперкоординированными центрами может осуществляться таким же образом, как и в системах с одним гиперкоординированным центром, путем замены мостиковых групп. Такой подход позволил получить серии нейтральных или низкозаряженных производных бора, углерода и азота, некоторые из которых представлены на рис. 44.

Рис. 44. Характеристики систем 141 – 144, рассчитанные методом B3LYP/6-311+G**.

Можно ожидать, что при переходе к системам с семичленными базальными циклами, удовлетворяющим правилу 14–электронов, возможно формирование октакоординированных центров. В то же время дальнейшее увеличение координационного числа центральных атомов представляется маловероятным вследствие прогрессирующего влияния факторов дестабилизации астеранового каркаса. Таким образом, системы 139 – 144 представляют собой еще один тип неклассических гиперкоординационных соединений, в которых варьирование структурных и электронных характеристик осуществляется в достаточно широком диапазоне.

5. Гиперкоординация в окружении электроотрицательных заместителей Формирование гиперкоординации традиционно рассматривалось в условиях стабилизации электроположительными заместителями, необходимыми для делокализации избыточной электронной плотности гиперкоординированного центра. Соединения с гиперкоординацией в окружении электроотрицательных лигандов практически не встречаются (в литературе упоминается лишь система NF5 и изоэлектронные производные углерода), и возможности подобной стабилизации не исследовались. Между тем, согласно нашим исследованиям, достаточно необычные соединения могут быть получены путем изоэлектронных преобразований систем, предложенных в предыдущих разделах. В следующей части работы предлагается подход к формированию гиперкоординированных центров в окружении электроотрицательных лигандов (N, O).

Рассмотренная в разделе 4.1. система 115 C(CB)4 может M M O O быть преобразована в системы 145 C(OM)4 посредством C замещения четырех лигандных фрагментов CB O O изоэлектронными группами OM (M = Li, Na, K).

MM 1Образующиеся таким образом соединения 145 могут рассматриваться как соли катионов щелочных металлов с M = Li (a), Na (b), K (c) тетраанионом СО44- гипотетической (упоминающейся в Li литературе) ортоугольной кислоты. Согласно расчетам M M O O методами DFT (B3LYP/6-311+G**) и ab initio O C O (MP2(full)/6-311+G**), системы 145 (рис. 45) отвечают C O Li O энергетическим минимумам на ППЭ. Как и в Li M O M O изоэлектронной системе 115, в соединениях 1Li 147, Td 146, D2d наблюдается формирование октакоординированного углеродного центра, что подтверждается результатами AIM–анализа (рис. 45). Согласно данным МО анализа, формирование систем 1обусловлено донированием электронной плотности с заполненных орбиталей –связей CO и орбиталей неподеленных электронных пар кислородных центров на вакантные s–орбитали катионов щелочного металла.

Рис. 45. Характеристики систем 145, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G*`* и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт). Бейдеровские молекулярные графы представлены в нижней части рисунка.

Наиболее благоприятные структурные и орбитальные условия взаимодействия аниона и катионов реализуются в случае комплекса лития 145a, что подтверждается наибольшей энергией образования литиевого производного. Калий, напротив, оказывается наименее эффективным стабилизирующим противоионом. Изомеры 146 с тетраэдрическим углеродным атомом в случае натрия и калия значительно (28 – 42 ккал/моль) дестабилизированы относительно неклассической структуры 145, для лития формы 145 и 1почти эквивалентны по энергии. Обнаруженный в случае лития другой классический изомер, 147, более чем на 100 ккал/моль дестабилизирован относительно 145.

Для оценки термодинамической устойчивости систем 145 были рассмотрены реакции их диссоциации на карбонат и оксид металла. Эндотермичность реакций диссоциации является дополнительным подтверждением устойчивости соединений 145.

145a Li2CO3 + Li2O – 29.0 (DFT) или 39.4 (MP2) ккал/моль 145b Na2CO3 + Na2O – 41.1 (DFT) или 49.1 (MP2) ккал/моль 145c K2CO3 + K2O – 30.7 (DFT) или 46.1 (MP2) ккал/моль Подобно производным углерода, могут быть сконструированы производные октакоординированного азота 148 (рис. 46). Согласно нашим исследованиям, гиперкоординация может быть реализована в окружении и других электроотрицательных заместителей, например, азотных. Изоэлектронные ортокарбонатам 1тетра(металламино)метаны М4СN4 (М = Be, Mg, Ca) 149 содержат октакоординированный углерод в окружении атомов азота (рис. 46). Октакоординация центрального атома в соединениях 148 и 149 подтверждается данными AIM-анализа.

Рис. 46. Характеристики систем 148 и 149, рассчитанные методами DFT B3LYP/6-311+G** и ab initio MP2(full)/6-311+G** (жирный шрифт).

Таким образом, проведенные расчеты указывают на возможность стабилизации гиперкоординированных центров в присутствии электроотрицательных заместителей. Как и для систем других структурных типов, принципиальным фактором реализации гиперкоординации здесь является формирование замкнутой 8–электронной оболочки центрального узла, обеспеченное многоцентровыми взаимодействиями центрального атома с лигандным окружением и межлигандным связыванием, усиливающим жесткость молекулярного каркаса. Рассмотренные системы 145, 148, 149 представляют собой принципиально новый структурный тип устойчивых неклассических соединений с октакоординированными центрами в окружении электроотрицательных лигандов и являются первыми примерами соединений такого рода.

Выводы 1. Разработана стратегия направленного дизайна неклассических систем с нестандартной плоской конфигурацией валентных связей и гиперкоординацией p-элементов II периода. Предсказана устойчивость, изучены структурные и электронные характеристики обширной серии новых соединений такого типа.

1.1. На основании комбинированного использования принципов стерической (жесткий молекулярный каркас) и электронной (борсодержащие заместители, стабильная – система) стабилизации предложен эффективный способ формирования полициклических систем с плоскими тетракоординированными атомами бора, углерода и азота, подтвержденный расчетами нейтральных и заряженных соединений.

Предложен подход к направленной модификации таких систем, основанный на введении периферических атомов или включении противоионов, обеспечивающих стабилизацию неустойчивых структур и компенсацию заряда в ионных системах.

1.2. Предложены разнообразные способы конструирования систем с несколькими плоскими тетракоординированными центрами в борном окружении, основанные на использовании в качестве структурных блоков простейших устойчивых неклассических систем. Предсказана устойчивость полициклических соединений, включающих два и более плоских тетракоординированных центра (B, C, N).

1.3. Изучены структурные и энергетические характеристики перлитиоаннуленов CnLin (n = 3 – 6). Перлитиоаннулены стабилизируются в плоских формах с мостиковым расположением атомов лития, образуя в случае трех-, пяти- и шестичленных циклов зведоообразные структуры с гиперкоординированными атомами углерода.

Звездообразные структуры являются наиболее устойчивыми формами нечетных перлитиоаннуленов (n = 3, 5); для четных перлитиоаннуленов (n = 4, 6) наиболее устойчивыми формами являются менее симметричные димерная (C2Li2)2 (n = 4) и тримерная (C2Li2)3 (n = 6) структуры.

1.4. Предложен новый подход к конструированию неклассических систем с плоскими трикоординированными атомами кислорода и фтора, основанный на включении фрагмента O(F)B3 в классические ароматические углеводородные системы с учетом принципа изоэлектронности. Впервые предсказана возможность формирования систем с плоским трикоординированным фтором. Существенный вклад в стабилизацию подобных систем вносит ароматическая –электронная делокализация, степень которой уменьшается при увеличении электроотрицательности трикоординированного атома.

1.5. Впервые предсказана возможность формирования плоской гекса-, гепта- и октакоординации бора, углерода, азота. Предложены примеры устойчивых соединений такого типа, сформированных на основе циклического борного каркаса.

Принципиальными факторами стабилизации подобных структур являются – взаимодействие центрального атома с лигандами, сильное межлигандное связывание, ароматическое заполнение –системы и структурное соответствие параметров лигандного цикла и включенного атома.

2. Разработана стратегия направленного дизайна производных элементов II периода с нестандартной пирамидальной конфигурацией валентных связей и гиперкоординацией.

Предложен эффективный способ формирования сэндвичевых, полусэндвичевых (пирамидальных) и бипирамидальных систем с гиперкоординированными центрами, основанный на замещении базальных углеродных атомов в архетипических углеводородных системах атомами бора с добавлением соответствующего количества противоионов, обеспечивающих соблюдение принципов трехмерной ароматичности. В качестве противоионов могут выступать мостиковые атомы водорода или литиевые катионы. Катионы лития являются более эффективными стабилизирующими противоионами, обеспечивающими жесткость каркаса и предоставляющими возможности варьирования координационного числа центрального атома. С использованием предложенного подхода сконструированы серии устойчивых пирамидальных, бипирамидальных и сэндвичевых производных p-элементов II периода (B, C, N, O) с координационными числами 5 – 12. Повышение электроотрицательности гиперкоординированных атомов сопровождается уменьшением устойчивости неклассических структур. Предложенный подход в настоящее время является единственным способом стабилизации сэндвичевых производных p-элементов II периода.

3. Разработана стратегия направленного дизайна каркасных систем с нестандартной бисфеноидной конфигурацией связей и эндоэдральных кластеров с гиперкоординацией p-элементов II периода. Предсказана устойчивость, изучены основные характеристики серии новых соединений такого типа. Показано, что, независимо от типа окружения, основным фактором формирования гиперкоординированных узлов в трехмерных системах является принцип образования октета электронов.

3.1. Изучены структурные характеристики и пределы устойчивости стерически напряженных призмановых (C2nH2n) систем и астерановых (C3nH4n) аналогов. Призманы с n = 3 – 10 и астераны с n = 3 – 7 характеризуются устойчивой структурой Dnhсимметрии, для последующих членов ряда наблюдается искажение Dnh-геометрии.

Дестабилизация высших членов ряда призманов обусловлена увеличением количества напряженных 4-членных граней и репульсивным взаимодействием вицинальных атомов водорода; основным фактором дестабилизации высших астеранов является репульсивное взаимодействие между мостиковыми метиленовыми фрагментами.

3.2. Предложен эффективный способ конструирования устойчивых систем с бисфеноидной конфигурацией связей тетракоординированных атомов B, C, N, основанный на коньюгации нескольких призмановых структурных блоков с формированием столбчатых структур. Тенденции изменения энергетических характеристик полипризмановых систем соответствуют тенденциям, выявленным для призманов, увеличение количества напряженных фрагментов при переходе от призманов к би– и далее трипризманам сопровождается повышением стерического напряжения.

3.3. Предложен новый подход к формированию гекса- и октакоординированных центров (C, N, O) в жестком гетеропризмановом каркасе, основанный на формировании 8– электронной оболочки включенного атома. Проанализированы различные варианты модификации таких систем, изучено влияние противоионов и факторов стерического соответствия на координационные характеристики. Впервые продемонстрирована возможность формирования гиперкоординации в углеводородном окружении.

3.4. Разработана эффективная стратегия конструирования сэндвичевых производных pэлементов II периода (B – F), основанная на включении эндоэдрального атома в дегидрированный астерановый каркас с формированием 8–электронной оболочки гиперкоординированного центра. Показана возможность стабилизации одновременно двух гиперкоординированных атомов в астерановом каркасе при выполнении правила 14–электронов и принципов структурного соответствия. Предложен механизм компенсации заряда в этих системах, основанный на варьировании мостиковых и базальных групп. Предсказана устойчивость обширной серии нейтральных и заряженных соединений, включающих тетра-, гекса-, гепта- и октакоординацированные центры (B, C, N, O, F). Формирование гиперкоординации такого уровня в случае кислорода и фтора предсказано впервые.

3.5. Предложен подход к формированию гиперкоординированных центров в присутствии электроотрицательных лигандов (O, N), подтвержденный расчетами серии изоэлектронных систем – ортокарбонатов щелочных металлов и их структурных аналогов. Принципиальным фактором реализации гиперкоординации является формирование 8–электронной оболочки центрального узла, обеспеченное многоцентровыми взаимодействиями гиперкоординированного атома с лигандным окружением и межлигандным связыванием, усиливающим жесткость молекулярного каркаса.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

1. Gribanova T.N., Minyaev R.M., Minkin V.I. Planar tetracoordinate carbon in organoboron compounds: ab initio computational study. // Collect. Czech. Chem. Commun., 1999, vol. 64, N 11, p. 1780 – 1789.

2. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н. Стабилизация неклассических типов ориентации валентных связей атома углерода в борорганических соединениях. // Изв. АН. Сер.

хим., 2000, том 49, N 5, с. 786 – 796.

3. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Механизмы реакций переключения связей в изоэлектронном ряду гетероаналогов 1,3-диборатрицикло[2.1.0.02,5]пентана: ab initio исследование. // ЖОрХ, 2000, том 36, N 7, с. 998 – 1006.

4. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М. Гиперкоординированный углерод. // Научная мысль Кавказа. Приложение. Cпецвыпуск, 2001, с. 7 – 19.

5. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N., Starikov A.G. Novel aromatic oxaborabenzene and 9-oxa-1,8-diboranaphthalene systems: an ab initio study. // Mendeleev Commun., 2001, vol. 11, N 2, p. 43 – 44.

6. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N., Starikov A.G. Low-energy barrier B4 ring puckering rearrangement of 1,6-diaza-closo-hexaborane: an ab initio study. // Mendeleev Commun., 2001, vol. 11, N 4, p. 132 – 134.

7. Gribanova T.N., Minyaev R.M., Minkin V.I. Planar hexacoordinated boron in organoboron compounds: an ab initio sudy. // Mendeleev Commun., 2001, vol. 11, N 5, p. 169 – 170.

8. Minyaev R.M., Gribanova T.N., Starikov A.G., Minkin V.I. Octacoordinated main-group element centers in a planar cyclic B8 environment: an ab initio study. // Mendeleev Commun., 2001, vol. 11, N 6, p. 213 – 214.

9. Миняев Р.М., Минкин В.И., Стариков А.Г., Грибанова Т.Н. Индуцированная ароматичность. // Изв. АН. Cер. хим., 2001, том 50, N 12, с. 2219 – 2228.

10. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Стабилизация плоского гексакоординированного бора: ab initio исследование. // Журн. неорган. химии, 2001, том 46, N 8, с. 1340 – 1343.

11. Minyaev R.M., Gribanova T.N., Milov A.A., Starikov A.G., Minkin V.I. Novel aromatic borafluorole, fluoraborabenzene and diborafluorabenzene heterocyclic systems: an ab initio study. // Mendeleev Commun., 2002, vol. 12, N 2, p. 61 – 63.

12. Gribanova T.N., Minyaev R.M., Minkin V.I. Planar tetracoordinated nitrogen in boroncontaining compounds: a theoretical quantum-chemical study. // Mendeleev Commun., 2002, vol. 12, N 5, p. 170 – 172.

13. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н., Стариков А.Г., Минкин В.И. Гептакоординированные углерод и азот в плоском борном цикле. // Доклады АН, 2002, том 382, N 6, с. 785 – 789.

14. Minyaev R.M., Gribanova T.N. Organoelement compounds with main-group hypercoordinate centers. in: Boron Chemistry at the beginning of the 21st century. Ed. Bubnov Yu.N. (The proceedings of the 11th International Conference on the Chemistry of Boron, IMEBORON XI, Moscow, 2002), Moscow, 2003, p. 44 – 49.

15. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N., Starikov A.G., Hoffmann R. Poly[n]prismanes:

a family of stable cage structures with half-planar carbon centers. // J. Org. Chem., 2003, vol.

68, N 22, p. 8588 – 8594.

16. Mиняев Р.M., Минкин В.И., Грибанова Т.Н. Орбитальная стабилизация сверхнапряженной D3d конформации бензола. // Доклады АН, 2003, том 393, N 3, с. 1 – 4.

17. Минкин В.И., Грибанова Т.Н., Стариков А.Г., Миняев Р.М. Четырех- и шестиатомные циклические кластеры (XY)2 и (XY)3 элементов главных групп Периодической системы: теоретическое исследование методами ab initio и функционала плотности. // Изв. АН. Сер. хим., 2003, том 52, N 3, с. 497 – 503.

18. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N., Starikov A.G. A hydrocarbon dication with nonplanar hexacoordinated carbon. // Mendeleev Commun., 2004, vol. 14, N 2, p. 47 – 48.

19. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N. A quantum-chemical study of carbon sandwich compounds. // Mendeleev Commun., 2004, vol. 14, N 3, p. 96 – 98.

20. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н., Минкин В.И. Гексакоординированный углерод в борорганическом каркасе. // Доклады АН, 2004, том 396, N 5, с. 628 – 632.

21. Миняев Р.М., Минкин В.И., Грибанова Т.Н., Стариков А.Г. Структура и устойчивость клозо-гексаборанов и их аналогов. // Изв. АН. Сер. хим., 2004, том 53, N 6, с. 1112 – 1120.

22. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н. Двойная связь углерод-галоген в соединениях H2CX+, H2CCX+ и H2BCX (X = F, Cl). // Журн. общ. химии, 2004, том 74, N 10, с. 1649 – 1654.

23. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н. Структура и стабильность оксокислот галогенов XOnH (X = F, Cl; n = 1 – 4): исследование методами квантовой химии. // Журн. неорган. химии, 2004, том 49, N 4, с. 636 – 644.

24. Minyaev R.M., Gribanova T.N., Minkin V.I., Starikov A.G., Hoffmann R. Planar and pyramidal tetracoordinate carbon in organoboron compounds. // J. Org. Chem., 2005, vol. 70, N 17, p. 6693 – 6704.

25. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н., Стариков А.Г., Гапуренко О.А., Минкин В.И.

Октакоординированный углерод в бороуглеродном каркасе. // Доклады АН, 2005, том 404, N 5, с. 632 – 637.

26. Миняев Р.М., Грибанова Т.Н. Гиперкоординация атомов углерода, азота и кислорода в полусэндвичевых и сэндвичевых структурах. // Изв. АН. Сер. хим., 2005, том 54, N 3, с.

527 – 540.

27. Грибанова Т.Н., Гапуренко О.А., Миняев Р.М., Минкин В.И. Стабилизация октакоординированного углеродного центра в металлсодержащих производных ортоугольной кислоты. // Изв. АН. Сер. хим., 2005, том 54, N 9, с. 1929 – 1938.

28. Минкин В.И., Миняев Р.М., Стариков А.Г., Грибанова Т.Н. Плоский тетракоординированный углерода в звездообразных перлитиоаннуленах CnLin (n = 3 – 6). // ЖОрХ, 2005, том 41, N 9, с. 1316 – 1322.

29. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Стабилизация плоских тетракоординированных атомов бора, углерода и кремния в бороводородных кластерах:

квантовохимическое исследование. // Журн. общ. химии, 2005, том 75, N 10, с. 1728 – 1736.

30. Minyaev R.M., Minkin V.I., Gribanova T.N., Starikov A.G. Sandwich compounds with central hypercoordinate carbon, nitrogen, and oxygen: a quantum-chemical study. // Heteroatom Chem., 2006, vol. 17, N 6, p. 464 – 474.

31. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Структурная устойчивость [n]-призманов и [n]-астеранов. // Доклады АН, 2006, том 411, N 1, с. 62 – 65.

32. Миняев Р.М., Минкин В.И., Грибанова Т.Н., Стариков А.Г., Гапуренко О.А.

Суперкоординированный углерод в эндоэдральных углеводородных каркасных комплексах C@C20H20 4- и C@C20H20.Li4. // Доклады АН, 2006, том 407, N 5, c. 626 – 629.

33. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Сэндвичевые соединения элементов второго периода: квантово-химическое исследование. // Изв. АН. Сер. хим., 2006, том 55, N 11, с. 1825 – 1835.

34. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Гиперкординированные атомы кислорода и фтора в борорганическом каркасе. // Доклады АН, 2007, том 412, N 1, с. 62 – 66.

35. Gribanova T.N., Minkin V.I., Minyaev R.M. A theoretical approach to study and design of prismane systems. In: Strained Hydrocarbons. Ed. Dodziuk H. WILEY-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA, Weinheim, Germany, 2007.

36. Гапуренко О.А., Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Октакоординированный углерод в тетра(металламино)метанах СN4М4 (М = Be, Mg, Ca): квантово-химическое исследование. // ЖОрХ, 2007, N 5.

37. Гапуренко О.А., Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Гиперкоординация элементов второго периода в эндоэдральных комплексах додекаэдрана. // Изв. АН. Сер.

хим., 2007, N 5.

38. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Квантово-химическое исследование структуры и устойчивости [n]-призманов и [n]-астеранов. // ЖОрХ, 2007, N 6.

Тезисы докладов:

1. Gribanova T.N. Hypercoordinated carbon in organoboron compounds. Book of Abstracts of the International Conference “Reaction Mechanisms and Organic Intermediates”. SaintPetersburg, Russia, June 11–14, 2001, p. 110.

2. Грибанова Т.Н. Стабилизация плоского гексакоординированного бора: ab initio исследование. Материалы XX международной чугаевской конференции по координационной химии. Ростов-на-Дону, 25–29 июня, 2001, с. 188.

3. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Структура и ароматичность элементоорганических соединений с гиперкоординированным атомом углерода.

Материалы I Международной конференции по новым технологиям и приложениям современных физико-химических методов (ядерный магнитный резонанс, хроматография/масс-спектрометрия, ИК-Фурье спектроскопия и их комбинации) для изучения окружающей среды, включая секции молодых ученых Научнообразовательных центров России. Ростов-на-Дону, 25–28 сентября, 2001, с. 91.

4. Minyaev R.M., Gribanova T.N. Elementoorganic compounds with main-group hypercoordinated centers. Book of Abstracts of the Eleventh International Conference on Boron Chemistry “Imeboron XI”. Moscow, Russia, July 28 – August 2, 2002, p. 50.

5. Gribanova T.N., Minyaev R.M. Stabilization of planar tetracoordinated nitrogen in organoboron compounds. Book of Abstracts of the Eleventh International Conference on Boron Chemistry “Imeboron XI”. Moscow, Russia, July 28 – August 2, 2002, p. 92.

6. Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Элементоорганические соединения с плоскими гиперкоординированными центрами. Материалы VI международного семинара по магнитному резонансу (спектроскопия, томография и экология). Ростовна-Дону, 8–11 октября, 2002, с. 258.

7. Minyaev R.M., Gribanova T.N. Electronic and 3D structure of metallonium cations [(CH2)nC5H5-nMC5H5]n+, [(CH2)n-mC5H5-n+mM(CH2)mC5H5-m]n+ and their boron analogous [(BH2)nC5H5-nMC5H5], [(BH2)n-mC5H5-n+mM(BH2)mC5H5-m] where M=Fe, Ru, Os and n,m=1,2,3: theoretical study. Book of Abstracts of the Mark Vol’pin Memorial International Symposium “Modern Trends in Organometallic and Catalytic Chemistry”, Moscow, Russia, May 18–23, 2003, p. 64.

8. Minyaev R.M., Gribanova T.N. Semi-sandwich and sandwich compounds of the main-group elements: theoretical study. Book of Abstracts of the International Conference Dedicated to 50th Anniversary of A.N. Nesmeyanov Institute of Organoelement Compounds (INEOS), Russian Academy of Sciences “Modern Trends in Organoelement and Polymer Chemistry”, Moscow, Russia, May 30 – June 4, 2004, O8.

9. Грибанова Т.Н., Гапуренко О.А., Миняев Р.М., Минкин В.И. Квантово-химическое моделирование систем с гиперкоординированным углеродным центром. Материалы III Международной конференции по новым технологиям и приложениям современных физико-химических методов (ядерный магнитный резонанс, хроматография/массспектрометрия, ИК-Фурье спектроскопия и их комбинации) для изучения окружающей среды, включая секции молодых ученых Научно-образовательных центров России.

Ростов-на-Дону, 21–25 марта, 2005, с. 45.

10. Милов А.А., Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Квантово-химическое исследование электронного строения [1.1.1]пропеллана и его гетеропроизводных.

Материалы III Международной конференции по новым технологиям и приложениям современных физико-химических методов (ядерный магнитный резонанс, хроматография/масс-спектрометрия, ИК-Фурье спектроскопия и их комбинации) для изучения окружающей среды, включая секции молодых ученых Научнообразовательных центров России. Ростов-на-Дону, 21–25 марта, 2005, с. 81.

11. Грибанова Т.Н., Гапуренко О.А., Миняев Р.М., Минкин В.И. Квантово-химическое моделирование систем с гиперкоординированным углеродным центром. Материалы 4ой Всероссийской конференции «Молекулярное моделирование», Москва, 12–апреля, 2005, с. 61.

12. Gapurenko O.A., Gribanova T.N., Minyaev R.M., Minkin V.I. Octacoordinated carbon in CO4M4 (M = Li, Na, K): a quantum chemical study. Book of Abstracts of Fourth International Youth Conference on Organic Synthesis “Modern Trends in Organic Synthesis and Problems of Chemical Education”, St. Petersburg, Russia, June 27–30, 2005, p. 337.

13. Гапуренко О.А., Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Октакоординированный углерод в производных тетрааминометана CN4M4 (M = Be, Mg, Ca). Материалы 1-ой Всероссийской конференции-школы «Высокореакционные интермедиаты химических реакций ChemInt 2006», Москва, 9–12 апреля, 2006, с. 13.

14. Gapurenko O.A., Gribanova T.N., Minyaev R.M., Minkin V.I. Octacoordinate carbon in tetra(metalamino)methanes CN4M4 (M=Be, Mg, Ca). Book of Abstracts of International Symposium and Summer School in Saint Petersburg Nuclear Magnetic Resonance in Condensed Matter. 3rd meeting: “NMR in Heterogeneous Systems”, Saint Petersburg, Russia, Jule 9–13, 2006, p. 63.

15. Гапуренко О.А., Грибанова Т.Н., Миняев Р.М., Минкин В.И. Квантово-химическое моделирование систем с гиперкоординированным углеродом. Материалы VIII международного семинара по магнитному резонансу (спектроскопия, томография и экология). Ростов-на-Дону, 11–16 сентября, 2006, с. 46.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.