WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени Н.Г. Чернышевского

На правах рукописи

Горин Дмитрий Александрович

НАНОРАЗМЕРНЫЕ ПЛАНАРНЫЕ СЛОИ, СТРУКТУРЫ ЯДРО-ОБОЛОЧКА, НАНОКОМПОЗИТНЫЕ МИКРОКАПСУЛЫ И УПРАВЛЕНИЕ ИХ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИМИ СВОЙСТВАМИ

02.00.04 - физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Саратов – 2010

Работа выполнена на кафедре физики полупроводников факультета нано- и биомедицинских технологий Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского

Научный консультант:

доктор технических наук, профессор Климов Б.Н.

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Щеголев С.Ю.

доктор технических наук, доцент Юрков Г.Ю.

доктор химических наук, профессор Дмитриенко А.О.

Ведущая организация:

Институт высокомолекулярных соединений РАН

Защита состоится 14 октября 2010 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.07 по химическим наукам при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского (410012, Саратов, ул.

Астраханская, 83, СГУ, корп. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат размещен на сайте ВАК Автореферат разослан «__» ___________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор химических наук, доцент Т.Ю. Русанова

Актуальность темы Исследование объектов нано- и микромира является приоритентым направлением развития современной науки и техники. Среди большого разнообразия наноразмерных объектов важную роль играют моно- и мультислойные покрытия. Роль таких покрытий в нано- и микроэлектронике, нанобиотехнологии и медицине состоит в модификации поверхности, создании новых наноструктурированных микрообъектов, изменении физико-химических свойств материалов и устройств в целом. Контролировать размеры, морфологию и физико-химические свойства таких наноразмерных покрытий и наноструктурированных микрообъектов стало возможным в полной мере только в конце прошлого века, когда были созданы и стали доступными современные методы их исследования. Эти методы дали новый стимул к развитию физической химии поверхностных явлений и процессов, происходящих на границе раздела фаз.

Следует отметить, что роль физической химии в создании целого ряда современных высокотехнологических производств, таких как синтез материалов и структур с заданными свойствами, изготовление твердотельных электронных устройств, энергетика, фармакология, переоценить трудно.

Развитие указанных областей современной науки и техники будет связано с использованием методов создания материалов и устройств, основанных на принципе «снизу-вверх» [R1, R2]. Типичным примером такого метода является последовательная адсорбция, вариациями которого являются: 1) метод Ленгмюра-Блоджетт, позволяющий формировать монослои органических молекул на границе раздела жидкость/газ и переносить их на твердую подложку [R3]; 2) метод последовательной адсорбции противоположно заряженных полиэлектролитных молекул (полиионная сборка) и/или наночастиц [R4, R5, R6]. Оба метода позволяют не только создавать организованные моно- и мультислои, но и эффективно управлять их свойствами в процессе получения.

Развитие современных технологий при создании функциональных устройств и материалов с заданными физико-химическими свойствами, и, как следствие, на их применение, например, для разработки новых современных систем диагностики и лечения заболеваний (включая разработку систем доставки лекарственных средств и вакцин), разработки технологии создания нового поколения электронных приборов и устройств, создания «умной» одежды и т.д., связано с целым рядом факторов: 1) поиском новых подходов к созданию искусственных материалов, формируемых по принципу «снизувверх»; 2) управлением свойствами поверхности твердых тел путем создания наноразмерных покрытий; 3) поиском новых материалов, в том числе органических соединений заданного состава и пространственного строения, а также композитов неорганических наночастиц и органических соединений;

____________________________________________________________________ Автор выражает искреннюю благодарность и признательность д.х.н, профессору С.Н. Штыкову за участие в обсуждении результатов исследований.

4) созданием новых искусственных объектов микромира, например, наноструктурированных микрокапсул [R7] и структур типа «ядро-оболочка», позволяющих формировать мультифункциональные покрытия и среды.

Необходимо отметить, что для живой природы, механизмы функционирования которой мы часто копируем, размер функциональных элементов исчисляется микрометрами (например, клетки крови), однако, без сомнения, управление их жизнедеятельностью определяется объектами наноуровня (ионы, молекулы белков и т.д.).

На современном этапе важно не только получать различные наноразмерные покрытия с заданными свойствами, но и научиться дистанционно управлять параметрами и характеристиками как планарных наноразмерных слоев, так и нанокомпозитных микрокапсул посредством электромагнитного излучения или ультразвукового воздействия. Таким образом, нанотехнологический подход в сочетании с новыми материалами и управлением свойствами поверхности твердых тел, а также возможностью дистанционного управления физико-химическими свойствами наноструктурированных объектов может существенно расширить круг возможностей высоких технологий и молекулярного подхода в науке и технике и выйти на новый уровень их применения, например в медицине, нано- и микроэлектронике, химической промышленности.

Цель и основные задачи исследования Создание наноразмерных планарных слоев, структур ядро-оболочка, нанокомпозитных микрокапсул, используя методы последовательной адсорбции молекул и наночастиц, и разработка подходов к управлению физикохимическими свойствами указанных объектов.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Разработать подходы к управлению параметрами монослоев органических молекул на границе раздела двух фаз, оптическими параметрами пленок Ленгмюра-Блоджетт (ЛБ), электрофизическими характеристиками содержащих их металл-диэлектрик-металл (МДМ) и металл-диэлектрик-полупроводник (МДП) структур.

2. Изучить влияние модификации монокристаллического кремния полиэлектролитами на коэффициент переноса пленок Ленгмюра-Блоджетт дифильных веществ, значение поверхностного потенциала, параметры МДП- структур содержащих полиэлектролитные моно- и мультислои.

3. Экспериментально исследовать возможности управления морфологией, оптическими, электрофизическими свойствами нанокомпозитных планарных покрытий и МДП-структур, их содержащих, изменением химического состава наночастиц и числа циклов их адсорбции.

4. Найти подходы к управлению физико-химическими параметрами микрокапсул варьированием состава, структуры и числа слоев, образующих замкнутую сферу; сравнить физические параметры нанокомпозитных оболочек капсул с планарными слоями того же состава.

5. Реализовать дистанционное управление параметрами микрокапсул посредством внешних воздействий, таких как, СВЧ излучение и ультразвук, лазерное излучение.

6. Разработать подходы к созданию структур «ядро-оболочка» для дальнейшего их применения в качестве сферических компонент электронных схем.

Научная новизна работы Систематически исследовано формирование наноструктурированных покрытий и развиты подходы к управлению физико-химическими свойствами наноструктур и микрообъектов, в том числе дистанционное управление, что открывает возможности создания молекулярных технологий, ориентированных на применение в таких приоритетных направлениях, как нано- и микроэлектроника, биология, медицина, фармакология, энергетика, химическая сенсорика и химическая промышленность.

Предложен оригинальный способ создания полунепроницаемых и непроницаемых планарных покрытий и покрытий объемных микроконтейнеров на основе водонерастворимых полимеров – полиамидокислот, основанный на принципе полиионной сборки, с возможностью их последующей термической обработки для циклизации полиамидокислоты в полиимид.

Выявлены закономерности изменения и предложены способы регулирования концентрации наночастиц в наноразмерной оболочке микроконтейнеров в процессе их изготовления.

Показана возможность создания мультифункциональных микроконтейнеров, содержащих в своей оболочке одновременно плазмоннорезонансные и магнитные частицы и выявлены особенности распределения наночастиц в оболочке.

Созданы нанокомпозитные оболочки микрокапсул, содержащие вместо анионного полиэлектролита наночастицы магнетита.

Показана возможность использования ультразвука для дистанционного управления целостностью оболочки полиэлектролитных капсул.

Предложена стратегия создания новых компонент электронных схем на основе многослойных сферических структур типа «ядро/оболочка».

Научная и прикладная значимость работы • Результаты исследований, посвященных созданию нанокомпозитных микрокапсул с дистанционным контролем проницаемости их оболочки, могут быть использованы для разработки новых систем доставки лекарств, которые позволят существенно уменьшить токсическое действие препаратов и снизить применямую дозировку за счет их доставки непосредственно к пораженным клеткам и тканям, а также в химической индустрии для проведения управляемых химических реакций в ограниченном объеме.

• Выявлены способы управления показателем преломления наноразмерных органических и нанокомпозитных пленок, а в случае нанокомпозитных покрытий и шероховатостью поверхности, что позволяет создавать покрытия с заданным коэффициентом отражения и рассеяния.

• Результаты исследований методом зонда Кельвина влияния модификации полиэлектролитными слоями монокристаллических кремниевых пластин различной кристаллографической ориентации и с различным значением удельного сопротивления и типа проводимости могут быть использованы при создании пассивирующих покрытий, применяемых в твердотельных полупроводниковых лазерах и фотоэлектронных преобразователях, а также при исследовании адсорбции полиэлектролитов на твердых подложках.

• Реализация идеи создания многослойного сферического компонента электронной схемы, позволит повысить эффективность работы дискретных элементов, таких как резисторы, конденсаторы, диоды, транзисторы и создавать матричные системы из данных элементов (аналогов интегральных схем). Наиболее существенное повышение эффективности ожидается в результате применения матричных систем на основе сферических многослойных компонент электронной схемы при создании оптоэлектронных и фотопреобразующих устройств.

Научные исследования проводились в рамках следующих проектов:

российско-немецкая программа DAAD (Германия) и Министерства образования и науки РФ «Михаил Ломоносов» (А/04/38409), ФЦНТП (№02.442.11.7183, №02.442.11.7249, №02.513.11.3043), российско-немецкого проекта (DFG 436 RUS 113/844/0-1 и РФФИ 06-02-04009), РФФИ 08-03-00725а, российско-британского проекта BRIDGE (RC-10). В большинстве НИР, проводимых в рамках перечисленных выше проектов, автор являлся либо ответственным исполнителем, либо научным руководителем.

Достоверность результатов и выводов диссертации обеспечена использованием комплекса взаимодополняющих современных методов исследования (сканирующая атомно-силовая, электронная просвечивающая и сканирующая микроскопии, спектроскопия и микроскопия комбинационного рассеяния, оптическая конфокальная микроскопия, эллипсометрия, молекулярная и оптическая спектроскопия, вторичная ионная массспектрометрия), а также применением апробированных экспериментальных методов и методик, воспроизводимостью результатов экспериментов.

Интерпретация результатов исследований основана на современных представлениях о физико-химических свойствах поверхности, наночастиц и наноматериалов. Полученные закономерности согласуются с результатами других авторов, работающих в области наноматериалов и нанотехнологий.

Основные положения и результаты, выносимые на защиту • Подходы к управлению параметрами, характеризующими физикохимические свойства монослоев на границе раздела вода/воздух, пленок Ленгмюра-Блоджетт, содержащих их структур металл-диэлектрикполупроводник, связанные с варьированием химического состава дифильных веществ и субфазы, параметров и условий получения.

• Модификация полиэлектролитными слоями поверхности полупроводниковых пластин с целью управления их гидрофобностью, а также абсолютным значением поверхностного потенциала.

• Подходы к управлению физическими свойствами нанокомпозитных планарных слоев, полученных методом полиионной сборки при варьировании объемной фракции неорганической фазы в нанокомпозитном покрытии, которая может регулироватся за счет изменения числа циклов адсорбции наночастиц и их дзета-потенциала, а также внешних факторов, таких как влажность и температура.

Результаты исследования управления параметрами наноструктурированных оболочек микрокапсул направленным изменением состава их неорганической составляющей, числа компонентов, структуры оболочки, температурной обработки, химического состава полимерной матрицы.

• Особенности дистанционного управления физическими свойствами нанокомпозитных планарных слоев и микрокапсул и изменение чувствительности к внешним воздействиям при варьировании химического состава наноструктурированных оболочек микрокапсул и объемной фракции неорганических наночастиц.

• Способы изготовления сферических многослойных компонент электронной схемы, а также круг веществ, перспективных для создания таких систем.

Апробация работы Основные результаты диссертационной работы докладывались и обсуждались на Всероссийской конференции молодых ученых “Современные проблемы теоретической и экспериментальной химии” (Саратов, 1997), Международной конференции “Оптика полупроводников” (Ульяновск, 1998), XXIV Европейском конгрессе по молекулярной спектроскопии (Прага, 1998), Научно-технической конференции “Проблемы экологической безопасности Нижнего Поволжья в связи с разработкой и эксплуатацией нефтегазовых месторождений с высоким содержанием нефти и газа” (Саратов, 1998), Научнотехнической конференции “Проблемы экологической безопасности Нижнего Поволжья” - (Астрахань, 1999), Международной конференции “Диэлектрики 2000” (Санкт-Петербург, 2000), Международной конференции "Актуальные проблемы электронного приборостроения (АПЭП-2000)" (Саратов, 2000), V-й международной конференции «Оптика, оптоэлектроника и технологии» (Ульяновск, 2003); Научно-технической конференции «Перспективные направления развития электронного приборостроения» (Саратов, 2003); VI, VII, и VIII международных конференциях «Опто-, наноэлектроника, нанотехнологии и микросистемы» (Ульяновск, 2004, 2005, 2006);

Международной конференции, посвященной 60-летию создания института физической химии РАН (Москва, 2005); 20-й международной юбилейной школе-семинаре «Новые магнитные материалы микроэлектроники» (Москва, 2006); Всероссийской конференции инновационных проектов «Индустрия наносистем и материалы» (Москва, 2006); Saratov Fall Meeting – SFM’ (Saratov, 2006); 10-th Analytical Russian-German-Ukrainian Symposium ARGUS’2007 – Nanoanalytics (Саратов, 2007), Seminar on Nanotechnology in frames of BRIDGE joint research project Queen Mary University – Saratov State University (London, UK, 2007), 3-й Международной конференции по коллоидной химии и физико-химической механике (Москва, 2008), II International Workshop on «Nanoparticles, nanostructured coatings and microcontainers: technology, properties, applications» in frame Festival of Science dedicate to celebration of 100 years of Saratov State University (Саратов, 2009), Saratov Fall Meeting SFM'09 XIII International School for Junior Scientists and Students on Optics, Laser Physics & Biophotonics (Саратов, 2009), Nanotech Europe 2009 (Берлин, Германия 2009), Summer school 2009 Макс Планк Института Коллоидов и Поверхностей (Albufeira, Portugal 2009), а также на научных семинарах: "ЛЕНГМЮPОВСКИЕ ПЛЕНКИ И AНСAМБЛИ AМФИФИЛЬНЫХ МОЛЕКУЛ" (Институт кристаллографии РАН, Москва), кафедры физики полупроводников Саратовского государственного университета; отдела поверхностей Макс Планк Института Коллоидов и Поверхностей (Германия, Потсдам); университета Королевы Марии (Лондон, Великобритания). 13 из указанных докладов были устными.

Публикации. По материалам исследований, обобщенных автором в диссертации, опубликовано 93 научные работы, в том числе 35 статей в международных и отечественных журналах списка ВАK, 12 в сборниках статей, 3 авторских свидетельства, глава в коллективной монографии, изданной за рубежом, 4 учебно-методических пособия, 39 тезисов докладов международных и всероссийских конференций.

Личный вклад диссертанта и результаты, полученные совместно с другими авторами.

Личный вклад автора заключается в теоретическом обосновании проблемы, постановке и решении основных задач исследования, проведении экспериментальных работ, обработке и интерпретации экспериментальных результатов, обосновании их практического применения, а также систематизации, обобщении и анализе полученных результатов.

Общее направление и тематика диссертационного исследования выбрана автором во многом под влиянием научных идей и благодаря поддержке заслуженного деятеля науки РФ, д.т.н., профессора Климова Бориса Николаевича и д.х.н., профессора Штыкова Сергея Николаевича.

Автор особо признателен директору Макс Планк Института Коллоидов и Поверхностей (Гольм, Германия) профессору Хельмуту Мёвальду (Helmuht Mhwald) и профессору университета королевы Марии Глебу Борисовичу Сухорукову (Лондон, Великобритания) за содержательные и плодотворные научные стажировки, которые проходили ежегодно в рамках выполнения совместных научных проектов в период с 2004 г. по 2010 г. Обсуждение результатов научной работы, научные консультации, дискуссии и творческое сотрудничество с профессорами Х. Мёвальдом и Г.Б. Сухоруковым имели огромное значение для получения новых научных результатов и повышения квалификации.

Дифильные производные - циклодекстринов были предоставлены к.х.н., доц. Г.И. Курочкиной, д.х.н., проф. М.К. Грачевым. Производные каликс[4]резорцинаренов были предоставлены проф. И.С. Рыжкиной. Водные коллоиды золотых частиц были предоставлены д.ф.-м.н., проф. Н.Г. Хлебцовым и к.ф.-м.н. Б.Н. Хлебцовым.

Формирование монослоев дифильных молекул и пленок ЛенгмюраБлоджетт и исследование их физико-химических свойств проводились совместно с к.ф.-м.н., доц. Е.Г. Глуховским, д.х.н., доц. Т.Ю. Русановой, к.ф.м.н., доц. Г.Ю. Науменко, к.ф.-м.н., доц. А.М. Ященком, к.х.н., доц. К.Е.

Панкиным, к.ф-м.н., проф. Д.И. Биленко, к.т.н. М.А. Гецьманом, к.т.н., доц. А.А.

Невешкиным, к.ф-м.н. В.П. Полянской.

Исследование влияния модификации полиэлектролитными слоями поверхности монокристаллического кремния на значение поверхностного потенциала проводилось при содействии к.х.н. В.Л. Шаповалова, а на эл.физ.

свойства МДП структур в сотрудничестве с к.ф.-м.н., доц. А.О. Мантуровым и к.ф.-м.н., доц. А.М. Ященком. Исследование физических и химических свойств планарных нанокомпозитных слоев проводилось в сотрудничестве с к.ф.-м.н.

Я.Г. Федоренко, к.х.н. Д.О. Григорьевым, к.ф.-м.н. А.М. Ященком, к.ф.-м.н., доц. А.А. Сердобинцевым, к.т.н. А.А. Невешкиным, к.ф.-м.н. М. Будулевичем.

Создание поламидных, полиимидных и магнитных капсул проводилось совместно с к.х.н. Д.В. Андреевой. Исследование влияние СВЧ излучения на микрокапсулы проводились совместно с д.ф.-м.н., проф. А.И. Михайловым, д.ф.-м.н. Г.Б. Хомутовым, к.ф.-м.н. С.А. Портновым, к.ф.-м.н., доц. Ю.А.

Кокшаровым.

Создание микрокапсул, чувствительных к лазерному излучению, и многокомпонентых микрокапсул проводились совместно с к.ф.-м.н., доц. А.М.

Ященком, к.х.н., доц. О.А. Иноземцевой, к.ф.-м.н. Б.Н. Хлебцовым, к.ф.-м.н.

С.А. Портновым, к.ф.-м.н. А.Г. Скиртачом.

Разработка структур ядро-оболочка для применения в электронике проводилась совместно с к.х.н. С.В. Семеновым.

Создание микрокапсул, чувствительных к ультразвуку, проводилось совместно с к.х.н. Д.Г. Щукиным, к.ф.-м.н. Б.Н. Хлебцовым и Т.А.

Колесниковой. Исследование влияния гидрофобности поверхности на чувствительность к ультразвуковой обработке - совместно с к.х.н. В.Ф. Беловой и к.х.н. Д.Г. Щукиным.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка используемых источников (335 наименований) и списка сокращений. Диссертация изложена на 343 страницах, содержит 1рисунков и 27 таблиц.

Использование результатов в учебном процессе. Результаты исследований отражены в учебных курсах «Физико-химия наноструктурированных материалов» и «Физика и химия материалов и покрытий» и представлены в 4 учебных пособиях, разработанные методы и подходы реализованы в спецпрактикумах на факультете нано- и биомедицинских технологий Саратовского государственного университета.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, сформулирована её цель и основные задачи, описаны научная новизна и практическая значимость работы, привелены основые положения и результаты, выносимые на защиту, описаны краткое содержание, структура и объем диссертации, апробация работы и личный вклад автора.

В главе 1 Формирование наноразмерных планарных слоев и нанокомпозитных микрокапсул методами последовательной адсорбции органических молекул и/или неорганических наночастиц и их физикохимические свойства представлен аналитический обзор, содержащий подробное рассмотрение имевщихся к началу диссертационной работы и появившихся к настоящему времени подходов к формированию наноразмерных планарных слоев и нанокомпозитных микрокапсул и управлению их физикохимическими свойствами, а также возможности использования покрытий, созданнных методами последовательной адсорбции, для управления физикохимическими свойствами поверхности полупроводниковых подложек, состоящими в направленном и контролируемом изменении их гидрофобности, шероховатости, коэффициента отражения, поверхностного потенциала. Под методами последовательной адсорбции для формирования планарных слоев здесь подразумеваются метод Ленгмюра-Блоджетт и метод полиионной сборки, в случае формирования микрокапсул используется подход, основанный на применении метода полиионной сборки для непланарных поверхностей.

Особое внимание уделяется вопросам, связанным с дистанционным управлением свойствами планарных слоев и микрокапсул. Рассмотрены основные перспективные направления использования наноразмерных планарных слоев и нанокомпозитных микрокапсул, cформированных методами последовательной адсорбции. На основе обзора литературы показано, что развитие данных направлений требует разработки новых подходов в технологии получения структур с заданными физико-химическими параметрами и характеристиками, как на этапе формирования, так и после их изготовления, с возможностью реализации дистанционного управления их свойствами.

В главе 2 Управление физико-химическими свойствами организованных ансамблей органических молекул (Ленгмюровских монослоев и пленок Ленгмюра-Блоджетт) и содержащих их МДМ и МДП структур рассмотрены использованные в работе подходы к управлению физико-химическими свойствами монослоев на границе раздела фаз и наноразмерных пленок, полученных методом Ленгмюра-Блоджетт, а также МДМ и МДП структур, их содержащих. Особое внимание уделено следующим факторам: 1) давлению нанесения монослоя на поверхность полупроводника; 2) особенностям строения наносимых дифильных органических соединений (число и длина углеводородных радикалов в молекуле, число гидроксильных групп); 3) количеству переносимых монослоев и характеру их межслойного взаимодействия; 4) химическому составу субфазы (присутствие солей металлов); 5) температурному воздействию на пленки Ленгмюра-Блоджетт после формирования слоев (термическая циклизация полиамидокислоты); 6) изменению влажности воздушной среды. Также рассматривается изменение температуры субфазы на свойства монослоев высокомолекулярных соединений, а также приведены результаты исследования смешанных моно- и мультислоев. Обобщающая схема, представленная на рис.1, иллюстрирует подходы к направленному изменению физико-химических свойств монослоев и пленок Ленгмюра-Блоджетт. Данная схема построена на основе критического анализа работ, посвященных исследованию монослоев и пленок ЛенгмюраБлоджетт, выполненных при участии автора, а также их сопоставления с литературными данными.

Рис. 1. Схема, иллюстрирующая возможности управления физико-химическими свойствами монослоев и пленок Ленгмюра-Блоджетт (перечислены входные и выходные параметры) В качестве модельных соединений, на примере которых было изучено влияние перечисленных выше особенностей строения дифильных молекул и влияние температурных воздействий, были выбраны: дифильные производные -циклодекстрина (ЦД), которые отличались числом углеводородных радикалов на молекулу (1, 3 и 5, соответственно, для ЦД-1, ЦД-3, ЦД-5);

дифильные производные каликс[4]резорцинаренов (КРА), отличающиеся длиной углеводородного радикала и строением гидрофильной части молекулы (КРА-1, КРА-2, КРА-3)); диметилоктадециламмониевая соль полиамидокислоты (сПАК)).

Приведем некоторые примеры, иллюстрирующие взаимосвязи, представленные на рис.1. На примере алкилированных циклодекстринов показано, что при фиксированном поверхностном давлении (н) в интервале 2535 мН/м, показатель преломления (n) пленок ЛБ возрастает с увеличением числа углеводородных радикалов (табл.1). Данный факт можно объснить тем, что c увеличением числа заместителей возрастает плотность монослоя. В интервале давлений 25-35 мН/м влияние числа углеводородных радикалов на значение показателя преломления тем больше, чем больше поверхностное давление. При очень высоком значении н (48 мН/м) показатель преломления практически не зависит от числа углеводородных радикалов.

Таблица 1. Результаты эллипсометрических исследований пленок ЛБ на основе циклодекстринов ЦД-1 ЦД-3 ЦД-н, мН/м n dм, нм N dм, нм n dм, нм 25 1.489 2.3 1.500 2.0 1.501 1.30 1.488 2.3 1.493 1.8 1.497 2.35 1.447 2.6 1.459 2.6 1.497 2.48 1.492 2.0 1.492 4.8 1.492 2.Характер влияния межслойного взаимодействия на оптические параметры пленок Ленгмюра-Блоджетт исследовался на примере соли полиамидокислоты. Значения показателя преломления и толщины пленок Ленгмюра-Блоджетт (ПЛБ) представлены в табл. 2. Анализ представленных в ней данных позволяет сделать вывод о том, что с увеличением числа переносимых монослоев показатель преломления ПЛБ соли полиамидокислоты растет. Данный факт можно объяснить следующим образом: формирование большого числа слоев требует значительных затрат времени, вследствие этого время экспозиции монослоя при постоянном поверхностном давлении пропорционально числу переносимых слоев.

Согласно литературным данным, увеличение времени выдерживания монослоя при постоянном давлении усиливает межмолекулярные взаимодействия и, как следствие, повышает его вязкость и плотность, что, в свою очередь, приводит к увеличению показателя преломления. Кроме того, можно предположить, что увеличение плотности монослоя за счет уменьшения расстояния между углеводородными радикалами вследствие увеличения их числа в молекуле циклодекстрина также приводит к росту показателя преломления пленок Ленгмюра-Блоджетт. Следствием этого может быть уменьшение глубины гребнеобразного взаимопроникновения монослоев и рост значения вычисленной средней толщины монослоя, что согласуется с литературными данными. Существенное влияние углеводородных радикалов на показатель преломления ПЛБ подтверждается тем фактом, что после термической обработки, приводящей к циклизации полиамидокислоты в полиимид с удалением углеводородных заместителей, показатель преломления ПЛБ не зависит от числа слоев в ПЛБ.

Таблица 2. Результаты эллипсометрических исследований пленок ЛБ на основе соли полиамидокислоты № образца Количество nПЛБ dПЛБ, нм dм, нм монолоев (N) 1 31 1.494 53.1 1.61 1.550 113.1 1. 23 1.480 47.9 2.2 25 1.483 52.9 2.33 1.497 67.9 2. 21 1.490 28.4 1.3 44 1.507 69.8 1.В главе 3 Управление свойствами поверхности неорганических твердых тел модификацией наноразмерными полиэлектролитными слоями рассмотрена возможность использования полиэлектролитных слоев для управления свойствами поверхности полупроводниковых пластин.

Структурные формулы мономерных звеньев полиионных макромолекул представлены на рис.2.

NHCH2CH2 N CH2CHx y CH2CH2NH3+ n n NH3+ ClSO3- Na+ PAH PSS PEI Рис.2. Структурные формулы мономерных звеньев полиионных макромолекул:

полиалилламина гидрохлорид (РАН), полистиролсульфонат натрия (PSS), сополимер полиэтиленимина (PEI).

Приведены методики формирования монослоев методом полиионной сборки, включая описание автоматизированной установки для получения мультислойных покрытий (рис.3). Особое внимание уделяется влиянию модификации поверхности монокристаллического кремния полиэлектролитными слоями на коэффициент переноса монослоев дифильных веществ при формировании пленок Ленгмюра-Блоджетт, а также изучению особенностей взаимодействия макромолекул полиэлектролитов и дифильных органических соединений. Для количественной оценки степени переноса монослоя дифильных соединений по технологии ЛБ используется коэффициент переноса (К), который рассчитывали для каждого монослоя и усредняли для каждой зоны пленки. K определяли отдельно для монослоев, переносимых при погружении подложки в объем водной субфазы и извлечении из нее. Анализ приведенных данных показывает, что наибольшая чувствительность величины коэффициента к модификации полиэлектролитами поверхности твердой подложки проявляется при нанесении первых десяти монослоев, что согласуется с литературными данными. Так, при модифицировании поверхности монокристаллического кремния катионным полиэлектролитом сополимером полиэтиленимина (PEI) величина коэффициента переноса для монослоев всех дифильных производных -ЦД существенно зависит от способа переноса. Так при погружении кремниевой пластины, коэффициент PEI PSS PAH H2O H2O H2O H2O H2O H2O H2O + - + H2O H2O H2O 4 + 5 3 PAH PSS 6 H2O H2O H2O Рис. 3. Схема автоматизированной установки «ПОЛИИОН-1М»:

1 - основание; 2 - кран (устройство вертикального перемещения подложки); 3 - штанга крана;

4 - держатель подложки; 5 - подложка; 6 - барабан; 7 - сосуды с жидкостями; 8 - электронная схема управления; 9 - шаговый двигатель барабана; 10 - микропереключатель (датчик положения барабана); 11 – упор переноса наиболее сильно уменьшается для первых 10 монослоев, причем К изменяется, как 0.78 > 0.65 > 0.61 в ряду ЦД-5 > ЦД-3 > ЦД-1, т.е. влияние катионного монослоя тем сильнее, чем меньше углеводородных радикалов в молекуле -ЦД. Интересно, что при извлечении пластины из субфазы величина К не только не уменьшается для всех ЦД, но, наоборот, даже несколько возрастает. Причиной является то, что новый слой ЦД контактирует с гидрофобными углеводородными предыдущего слоя, т.е. имеет место другая взаимная ориентация предыдущего и следующего монослоя, при которой большую роль играют гидрофобные взаимодействия.

Тенденцию снижения коэффициента переноса при модификации поверхности пластины монокристаллического кремния катионным PEI, нельзя объяснить, только изменением краевого угла смачивания. Причиной меньшего влияния PEI на перенос монослоя ЦД с увеличением числа углеводородных радикалов в его молекуле является, возможно, стерический фактор. Рост числа углеводородных радикалов в молекуле ЦД увеличивает вероятность образования комплексов «гость-хозяин» по механизму включения положительно заряженных боковых цепей PEI в полость -ЦД, имеющей избыточную электронную плотность. Чем больше углеводородных радикалов расположено по верхнему тору молекулы, тем сильнее силы гидрофобного взаимодействия между ними и выше стерические затруднения для их входа в гидрофобную полость ЦД. Таким образом, с увеличением числа заместителей вероятность для полости остаться свободной для взаимодействия с положительно заряженными группами PEI выше, и, следовательно, коэффициент переноса будет расти. Создание методом полиионной сборки комбинированного слоя PEI/PSS приводит к возникновению на поверхности монокристаллического кремния отрицательного заряда. На примере первых десяти монослоев, образованных погружением пластинки, видно, что и в этом случае для всех дифильных ЦД модификация поверхности также уменьшает коэффициент переноса, однако не столь значительно по сравнению с модификацией пластин катионным полиэлектролитом PEI. При обратном процессе, т.е. извлечении пластинки из субфазы, как и в случае катионного монослоя, коэффициент переноса в большинстве случаев равен или больше единицы, поскольку вероятность образования комплексов “гость-хозяин” существенно возрастает. Объясняется это тем, что при извлечении подложки, молекула ЦД взаимодействует своей гидрофильной частью с молекулами PSS c возможностью образования комплекcов “гость-хозяин” за счет включения в полость циклодекстрина бензольного кольца PSS.

На основе экспериментальных данных, полученных методом зонда Кельвина, изучено влияние полиэлектролитных слоев на поверхностный потенциал кремниевых пластин, имеющих разное удельное сопротивление и кристаллографическую ориентацию. Исследована стабильность поверхностного потенциала во времени и показано, что изменение поверхностного потенциала при нанесении полиэлектролитных слоев на поверхность монокристаллического кремния зависит от знака заряда полиэлектролита (анионный, катионный) и его молекулярной массы (рис. 4).

Например, нанесение PEI слоя приводит к изменению знака поверхностного потенциала с отрицательного на положительный и существенному увеличению его абсолютного значения до 1000 мВ. Формирование следующего слоя PSS ведет к уменьшению значения поверхностного потенциала. Рис. 4. показывает пилообразное изменение поверхностного потенциала в процессе формирования мультислойного покрытия. Среднее значение амплитуды изменения поверхностного потенциала составляет приблизительно 300-400 мВ. Подобная зависимость от числа слоев наблюдается для - потенциала при образовании полиэлектролитной или нанокомпозитной оболочек микрокапсул. Также установлено, что наблюдаемый эффект не зависит от кристаллографической ориентации и удельного сопротивления пластин в пределах погрешности проводимых измерений поверхностного потенциала. В главе 3 также представлены экспериментальные данные о влиянии полиэлектролитных слоев на вид и параметры вольт-амперных характеристик (ВАХ) МДП-структур.

Рис. 4. Зависимость поверхностного потенциала от числа слоев N для образцов 1, 2, 3. Структура образцов: 1-Si/PEI; 2- Si/PEI/(PSS/PAH)3; 3-Si/PEI/PSS. В качестве подложки использовали монокристаллический кремний n-типа (кристаллографическая ориентация /100/, удельное сопротивление 0.007 Ом см) Из анализа результатов проведенных исследований и сопоставления их с данными аналитического обзора, построена обобщающая схема (рис. 5), иллюстрирующая влияние модификации поверхности полупроводниковых пластин полиэлектролитными слоями на их физико-химические характеристики входные параметры выходные параметры входные параметры выходные параметры входные параметры выходные параметры входные параметры выходные параметры тип полиэлектролитов тип полиэлектролитов тип полиэлектролитов тип полиэлектролитов коэффициент коэффициент коэффициент коэффициент (катионный и анионный) (катионный и анионный) (катионный и анионный) (катионный и анионный) переноса монослоев переноса монослоев переноса монослоев переноса монослоев поверхностный потенциал поверхностный потенциал поверхностный потенциал поверхностный потенциал молекулярная масса молекулярная масса молекулярная масса молекулярная масса число слоев число слоев число слоев число слоев в полиэлектролитном в полиэлектролитном в полиэлектролитном в полиэлектролитном Вид и параметры Вид и параметры Вид и параметры Вид и параметры покрытии покрытии покрытии покрытии ВАХ МДП структур ВАХ МДП структур ВАХ МДП структур ВАХ МДП структур Рис. 5. Схема, иллюстрирующая влияние модификации поверхности полупроводниковых пластин полиэлектролитными слоями на их физико-химические характеристики Глава 4 Управление свойствами планарных наноразмерных слоев, полученных методом последовательной адсорбции противоположно заряженных макромолекул полиэлектролитов и/или неорганических наночастиц (полиионная самосборка) посвящена экспериментальному и теоретическому исследованию возможностей управления морфологией, оптическими и электрофизическими свойствами планарных полимерных и нанокомпозитных покрытий, сформированных методом полиионной сборки и структур, их содержащих. Для управления свойствами применяли следующие приемы: 1) варьирование числа слоев неорганических частиц (числа циклов адсорбции), входящих в состав нанокомпозитных покрытий; 2) воздействие лазерного излучения на нанокомпозитную пленку; 3) варьирование условий и технологических параметров формирования пленок. В качестве параметров, характеризующих физико-химические свойства нанокомпозитных использовались эффективные значения диэлектрической проницаемости и показатель преломления нанокомпозитных пленок и т.д. (Рис.6.). На основе полученных данных рассчитывалась обьемная фракция неорганических частиц в пленке с применением различных моделей.

Анализ полученных результатов и их сопоставление с данными литературы позволили представить графическую схему (рис. 6.), отражающую взаимосвязь параметров, варьирование которых позволяет изменять физикохимические свойства полиэлектролитных и нанокомпозитных покрытий.

входные параметры выходные параметры входные параметры выходные параметры число слоев число слоев показатель преломления показатель преломления неорганических частиц неорганических частиц (число циклов адсорбции (число циклов адсорбции наночастиц) наночастиц) диэлектрическая проницаемость диэлектрическая проницаемость тип полиэлектролита тип полиэлектролита шероховатость поверхности шероховатость поверхности (катионный\анионный) (катионный\анионный) для терминального слоя для терминального слоя параметры и ВАХ и ВФХ параметры и ВАХ и ВФХ характеристики МДП структур характеристики МДП структур лазерное облучение лазерное облучение толщина покрытия толщина покрытия Рис. 6. Схема, иллюстрирующая влияние указанных параметров на физические характеристики покрытий, сформированных методом полиионной сборки Для создания нанокомпозитных покрытий использовались наночастицы магнетита, ПЭМ (просвечиваюшая электронная микроскопия), изображения которых представлены на рис.7. Видно, что магнитные наночастицы имели преимущественно сферическую форму.

Рис.7. ПЭМ изображения наночастиц оксида железа при разном увеличении На рис. 8 представлена зависимость показателя преломления от числа адсорбированных слоев (N). Видно, что с возрастанием числа слоев наночастиц магнетита показатель преломления увеличивается.

Рис. 8. Зависимость действительной части комплексного показателя преломления nнанокомпозитных покрытий от общего числа слоев в пленке N. Результаты представлены для угла падения 70°. Черная звезда при количестве слоев N = 12 обозначает результат оценки комплексного показателя преломления поглощающего слоя n1 + i·.

Показатель преломления магнетита существенно выше показателя преломления полиэлектролитной матрицы. Согласно моделям эффективной среды (например, Максвелл-Гарнетта, Бруггемана) одной из возможных причин увеличения показателя преломления с ростом числа слоев является увеличение объемной фракции неорганической фазы при формировании покрытия. Для объяснения эффекта, связанного с увеличением показателя преломления с ростом числа циклов адсорбции, можно предложить модель роста нанокомпозитной пленки, схематично представленную на рис. 9.

Рис. 9. Схема, иллюстрирующая процесс роста нанокомпозитного покрытия на кремниевой подложке (синим цветом изображены анионные наночастицы, красным слой катионного полиэлектролита).

При формировании первого слоя наночастицы магнетита не обеспечивают плотного заполнения поверхности подложки, покрытой катионным слоем PEI.

Это предполагает наличие областей поверхности, покрытых только катионным полиэлектролитом. После цикла адсорбции наночастиц магнетита следует адсорбция катионного полиэлектролита PAH. Естественно предположить, что адсорбция полиэлектролита на поверхность противоположно заряженных наночастиц магнетита будет происходить более эффективно, чем на одноименно заряженные области, покрытые PEI. Таким образом, предварительно адсорбированные на поверхности кремниевой пластины наночастицы играют роль, своего рода, точек роста для последующего слоя нанокомпозитного покрытия. В результате эффективная поверхность покрытия растет с каждым дополнительным циклом адсорбции наночастиц магнетита.

Как следствие, увеличивается шероховатость покрытия (Рис.10) и эффективная площадь поверхности (число посадочных мест для наночастиц), на которую может происходить адсорбция следующего слоя наночастиц. Из рисунка также следует, что если терминальный слой образован наночастицами магнетита, шероховатость существенно выше, чем для полиэлектролитных слоев. Таким образом, полиэлектролитные слои обладают планиризующим действием. Поскольку адсорбция наночастиц идет из коллоидного раствора с избыточной концентрацией магнетита, следует ожидать увеличения содержания объема неорганической составляющей в каждом следующем слое покрытия. В результате этого в полученном образце пленки возникает градиент плотности и, как следствие, градиент показателя преломления.

Экспериментальные данные, полученные методом вторичной ионной массспектрометрии (ВИМС), также служат подтверждением предположения об увеличении доли наночастиц магнетита в нанокомпозитных покрытиях с увеличением числа циклов адсорбции наночастиц магнетита.

Рис. 11 показывает, что с увеличением числа слоев увеличивается толщина пленки, причем на начальном этапе (до 12 слоев) её зависимость от числа слоев удовлетворительно апроксимируется линейной функцией.

Значение толщины одного бислоя (полиэлектролит/Fe3O4) составляет 5.8 нм, что хорошо согласуется с данными, полученными при использовании автоматизированной установки в режиме интенсификации нанесения - 5.4 нм.

Рис. 10. Зависимость шероховатости Ra мультислоев полиэлектролит/Fe3O4 наночастицы от общего числа слоев N и состава мультислойного композита. Заполненные символы означают шероховатость Ra для мультислоев с терминальным (последним) слоем, образованным наночастицами Fe3O4, открытые символы обозначают мультислои с терминальным слоем, образованным полиэлектролитами (квадраты – PAH, круги - PSS).

Рис. 11. Зависимость толщины нанокомпозитных мультислоев от их общего числа N.

Маленькие заполненные кружки - результаты AFM измерений. Открытые и заполненные квадраты - измерения, полученные при угле падения 60° и 70°, соответственно, рассчитанные без учета оптического поглощения нанокомпозита.

В главе 5 Получение и управление свойствами полимерных и/или нанокомпозитных микрокапсул и структур «ядро-оболочка описаны особенности получения наноструктурированных полимерных и нанокомпозитных микрокапсул и рассмотрены различные варианты способов управления физико-химическими свойствами и параметрами оболочек полимерных микрокапсул, полученных методом последовательной адсорбции органических молекул, (толщина, морфология поверхности, шероховатость, проницаемость оболочки). Для управления свойствами микрокапсул варьировали: 1) состав и структуру оболочки микрокапсул; 2) число адсорбированных слоев неорганических наночастиц (число циклов адсорбции) на их поверхности; 3) – потенциал наночастиц; 4) размер наночастиц, используемых для формирования покрытий; 5) температуру среды. Для сравнения проведен анализ особенностей физических свойств нанокомпозитных оболочек капсул с планарными слоями аналогичного состава.

Анализ полученных результатов и их сопоставление с литературными данными позволили сформулировать взаимосвязи между параметрами структур, которые можно изменять на стадии их формирования или после создания наноструктурированных объектов (структур «ядро-оболочка», микрокапсул), и физическими свойствами данных объектов (рис.12.).

Рис. 12. Схема, иллюстрирующая влияние параметров на физико-химические характеристики микрокапсул, сформированных методом полиионной сборки Для формирования методом полиионной сборки наноструктурированной оболочки композитов «ядро-оболочка» и микрокапсул использовались разнообразные природные и синтетические полиэлектролиты, а также неорганические наночастицы в качестве компонентов, определяющих основные физические и физико-химические свойства подобных структур. В качестве непланарной подложки (темплата, ядра) использовались микрочастицы органической и неорганической природы в конденсированном состоянии.

Концентрация растворов полиэлектролитов и коллоидов неорганических частиц выбиралась, как правило, избыточной по отношению к общей поверхности микронных частиц, используемых в качестве темплата для создания структур ядро-оболочка», а также микрокапсул. Формированию слоев обычно предшествует операция, связанная c многократной промывкой ядер.

Для седиментации микрокапсул использовалась операция центрифугирования, либо применялся постоянный магнит, если в качестве ядер использовали частицы, обладающие магнитными свойствами. При седимeнтации частиц центрифугированием скорость и время осаждения подбиралась экспериментально, в зависимости от размера частиц и плотности вещества ядра.

Полиэлектролитные слои наносились на темплат методом послойной адсорбции, используя водно-солевые растворы (0.5М NaCl) катионного и анионного полиэлектролитов с концентрацией 2 мг/мл. Для адсорбции полиэлектролитного слоя суспензию микрочастиц выдерживали в течение 1520 мин в растворе соответствующего полиэлектролита. Адсорбцию заряженных неорганических наночастиц различной природы проводили из их водных коллоидных растворов. После определенного числа циклов адсорбции микрочастицы-ядра, покрытые оболочкой, растворяли, центрифугировали, промывали от остатков материала ядра растворителем, затем трижды деионизованной водой. Исследование влияния числа слоев наночастиц, а также структуры оболочек на свойства нанокомпозитных микрокапсул проводилось, используя для допирования полиэлектролитных оболочек водные суспензии наночастиц магнетита. На рис. 13 представлены структуры оболочек с наночастицами магнетита и без них и конфокальные изображения соответствующих им микрокапсул.

В таблице 3 представлены значения общей толщины оболочек микрокапсул, толщины одного слоя, шероховатости (Ra) и дзета-потенциала слоя, завершающего оболочку. Анализ показывает, что введение наночастиц магнетита с дзета-потенциалом более 35 мВ по абсолютному значению в оболочку микрокапсул увеличивает толщину одного слоя; такое поведение наблюдалось и для планарных систем. Шероховатость и изрезанность слоя, при введении наночастиц в состав оболочки, также возрастают. Отмеченная тенденция и количественные значения параметров находятся в хорошем соответствии с данными, полученными для нанокомпозитных планарных слоев при том же числе наночастиц оксида железа.

Установлено также, что введение дополнительных блокирующих слоев увеличивает толщину оболочки за счет того, что полиэлектролитные слои препятствуют десорбции наночастиц из оболочки. Это подтверждает и значение дзета-потенциала последнего слоя в отсутствии блокирующих слоев и при их наличии (Табл. 3).

Fe3OPAH* Fe3OPAH Fe3OPAH Fe3OPAH Fe3OPAH PSS PAH PSS PAH* PSS PAH Core a-5 слоев наночастиц железа в оболочке микрокапсул PSS PAH* PSS PAH PSS PAH PSS PAH PSS PAH PSS PAH PSS PAH* PSS PAH Core b-отсутствие слоев наночастиц железа Рис. 13. Структура оболочек и изображение микрокапсул, полученные методом конфокальной сканирующей флуоресцентной микроскопии во флуоресцентном и просвечивающем режимах. Капсулы формировали на полистирольных ядрах диаметром мкм. Звездочка рядом с обозначением полиэлектролитного слоя обозначает полимер, меченный родамином.

Табл. 3. Толщина оболочки, толщина в расчете на один слой, среднее значение шероховатости, дзета-потенциал терминального (последнего слоя). В качестве темплата использовали 5 мкм и 10 мкм полистирольные ядра Структура оболочки и Толщина Толщина Ra, нм Изрезан Дзетаразмер ядра оболочки одного ность потенциал, (hsh), нм слоя (hl), слоя мВ нм (Ra/hsh) (PAH/PSS)6 5 мкм 0.13 -30.4± 0.32.2 ± 2.3 2.7 ± 0.2 8.6 ± 0.(PAH/Fe3O4)6 5 мкм 0.16 -7.8 ± 0.45.1 ± 4.9 3.8 ± 0.4 14.0 ± 0.(PAH/PSS)8 10 мкм 0.11 -29.1± 0.47.0 ± 2.5 2.9 ± 0.2 10.6 ± 0.(PAH/PSS)2(PAH/ Fe3O4)5 0.16 -36.7± 1.75.6 ± 5.5 3.8 ± 0.4 11.4 ± 0.(PAH/PSS) 10 мкм Создание мультикомпонентных микрокапсул, оболочки которых содержат неорганические частицы различной природы, является важной задачей, поскольку это позволяет, в частности, обеспечить их чувствительность одновременно к нескольким видам дистанционного воздействия. Одним из направлений, наиболее перспективных для практического применения, является создание полиэлектролитных нанокомпозитных микрокапсул, содержащих в оболочке одновременно магнитные и плазмонно-резонансные наночастицы. Их преимущество состоит в возможности одновременного управления, как проницаемостью оболочек, так и перемещением самих микрокапсул. На рис. 14 показаны ПЭМ-изображения оболочек нанокомпозитных микрокапсул.

Видно, что магнитные наночастицы в составе оболочки полидисперсны и в основной массе представляют собой агломераты из более мелких наночастиц.

Из анализа ПЭМ-изображений нанокомпозитных микрокапсул (см. рис. 14) следует, что наночастицы коллоидного золота, имеющие меньший размер, более равномерно распределены в полиэлектролитной оболочке.

Данный факт, возможно, связан с зависимостью десорбции наночастиц золота от их диаметра в процессе промывки. Ранее показано (рис.10), что наночастицы магнетита при адсорбции образуют островковые структуры на поверхности катионного полиэлектролитного слоя. Островковый характер распределения магнетита предполагает наличие областей поверхности, покрытых только катионным полиэлектролитом. Согласно технологии формирования оболочек микрокапсул после адсорбции наночастиц магнетита следует адсорбция катионного полиэлектролита. Естественно предположить, что адсорбция полиэлектролита на поверхности противоположно заряженных наночастицах магнетита будет происходить более эффективно, чем на одноименно заряженных областях катионного полиэлектролита из-за электростатического отталкивания (Рис. 15).

Рис. 14. ПЭМ-изображения структуры оболочек нанокомпозитных микрокапсул, содержащих наночастицы коллоидного золота и магнетита:

a - (PAH/PSS)(PAH/Fe3O4)(PAH/Au5)4(PAH/PSS), b - (PAH/PSS)(PAH/Fe3O4)(PAH/Au10)4(PAH/PSS) При этом эффективная толщина полиэлектролитного слоя, а значит и поверхностная плотность заряда на поверхности наночастицы магнетита будет больше. Таким образом, при последующей обработке наночастицами коллоидного золота, их адсорбция будет протекать более эффективно на участках полиэлектролита, локализованных на поверхности агрегатов наночастиц магнетита, чем вне их поверхности. Поскольку при адсорбции наночастицы неизбежно проникают в полиэлектролитный слой оболочки, силы адгезии будут пропорциональны площади контакта поверхности наночастиц с полиэлектролитным слоем, которая определяется глубиной их погружения и радиусом наночастиц. Из геометрических соображений следует, что площадь контакта обратно пропорциональна радиусу наночастицы. Поэтому последующая промывка суспензий микрокапсул водой в первую очередь приводит к десорбции более крупных наночастиц золота, расположенных на поверхности и характеризующихся более слабой адгезией к полиэлектролитному слою. Таким образом, концентрация золотых наночастиц диаметром 5 нм, способных лучше внедряться внутрь слоя полиэлектролита, после промывки поверхности микрокапсул будет выше по сравнению с золотыми наночастицами большего диаметра, что и подтверждается результатами просвечивающей электронной микроскопии (см. рис. 14).

- - - - --Au- - --Au-- --Au- -- - - - --Au- - + - --- - - +-- --Au- --Au- --Au- - - +- - --- --Au- - +-- +- - - --Au- - - + ---- --Au- - -++- Fe3O- Fe3O4 - - - - +-+- --Au- --Au++- -- -++ - + +- -- + - + + + +- -+- + + + + + + --+ -+ --+-+ - Рис. 15. Схема, иллюстрирующая особенности электростатического взаимодействия неорганических наночастиц с макромолекулами полиэлектролитов в процессе формирования нанокомпозитной оболочки В качестве нового материала для получения оболочки микроконтейнеров было предложено использовать полиамидокислоты. Данный класс полимеров имеет достаточно высокую хемо- и термостабильность, и позволяет формировать плотные эластичные покрытия с низкой проницаемостью.

Существенно улучшить физико-химические параметры полимерных покрытий, особенно их термостабильность, позволяет химическая или термическая циклизация полиамида в полиимид. При термической имидизации образуется гидрофобное полимидное покрытие, непроницаемое для низкомолекулярных веществ и ионов.

Предложенный подход основан на реализации схемы, представленной на рис. 16, согласно которой методом последовательной адсорбции формируют покрытие на поверхности неорганического ядра (операция 1 на схеме 16). Далее, в зависимости от требуемых задач, либо растворяют ядро (операция 2 на схеме 16) и получают полый контейнер, либо проводят термическую (химическую) циклизацию (рис. 17) – операция 3 на схеме 15, результатом которой является создание непроницаемой оболочки, то есть структуры типа «ядро-оболочка».

+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + Слой покрытия на основе полиамидокислоты, обладая высокими ионообменными и барьерными свойствами, является своего рода мембраной, которая может успешно блокировать диффузию как, протонов, так и ЭДТА, защищая ядро от растворения. Анализ ПЭМ изображения структуры СаCOядра с оболочкой (PEI/PA)3 (рис. 18) показывает, что толщина оболочки составляет 150-180 нм, что находится в хорошем соответствии с результатами, полученными методом АСМ (табл.4).

Рис 16. Схема формирования полиамидных микроконтейнеров и структур «ядро-оболочка».

(1) формирование покрытия полиэлектролит-полиамидокислота на поверхности микрочастиц карбоната кальция; (2) получение полых микроконтейнерв после растворения матричного ядра, (3) структуры «ядро-оболочка», полученные в результате процесса термической имидизации слоев полиамидокислоты Рис 17. Схема реакции имидизации полиамидокислоты при воздействии температуры Термическая имидизация проводилась многоступенчатым нагревом с выдерживанием образца в заданном интервале времени при соответствующей температуре 120°С, 140°С, 180°С, 220°С, 250°С, 300°С Превращение полиамидокислоты в полиимид подтверждалось методом ИК-Фурье спектроскопии.

Рис. 18. a) ПЭМ изображение частицы CaCO3(PEI/PА)3. и b) TEM изображение поверхности среза частицы CaCO3(PEI/PА)3. Темно-серое кольцо, окружающее пористую микрочастицу представляет собой полимерную оболочку Таблица 4. Параметр морфологии (Rrms) поверхности и толщина оболочки в зависимости от числа слоев и типа якорного полиэлектролита (PAH/PA)Структура Удвоенная Толщина бислоя, Rrms, нм оболочки толщина, нм нм (PAH/PA)1 98±22 49±11 (PEI/PA)1 83±24 42±12 (PAH/PA)2 222±53 57±13 (PEI/PA)2 195±60 49±15 Глава 6 Дистанционные способы управления параметрами, характеризующими физико-химические свойства наноструктурированных микрокапсул, и перспективы применения структур «ядро-оболочка» в микроэлектронике посвящена реализации дистанционного управления свойствами и параметрами микрокапсул, прежде всего физическими параметрами, характеризующими свойства оболочки микрокапсул (целостность, проницаемость, толщина, морфология поверхности) посредством внешних воздействий, таких как электромагнитное излучение (СВЧ-, лазерное излучение) и ультразвуковое воздействие. Чувствительность к внешним воздействиям обеспечивалась за счет изменения состава и концентрации компонентов, образующих оболочку микрокапсул (число слоев наночастиц, размер наночастиц, дзета-потенциал) (рис.18). Основная цель при реализации данной задачи состояла в поиске материалов, которые повышали бы чувствительность микроконтейнеров к внешним воздействиям, т.е. позволяли бы управлять их свойствами. Такими материалами могли быть вещества, как органической, так и неорганической природы.

входные параметры выходные параметры входные параметры выходные параметры чувствительность чувствительность количество слоев количество слоев к ультразвуковой к ультразвуковой неорганических частиц неорганических частиц обработке обработке химический состав, химический состав, чувствительность чувствительность дзета потенциал и размер дзета потенциал и размер к СВЧ излучению к СВЧ излучению неорганических частиц неорганических частиц чувствительность чувствительность химический состав химический состав к лазерному к лазерному оболочки оболочки излучению излучению Рис. 19. Схема, иллюстрирующая взаимосвязь между параметрами (свойствами) микрокапсул и их чувствительностью к внешним воздействиям Для обеспечения чувствительности к электромагнитному излучению, в качестве сенсибилизаторов использовали вещества с высокими коэффициентами поглощения электромагнитного излучения (большими диэлектрическими потерями), которые эффективно конвертируют его энергию в термическую. Для увеличения чувствительности капсул к электромагнитному излучению оптического диапазона оптимальным компонентом оболочки капсул являются плазмонно-резонансные наночастицы.

Существенным препятствием в плане дальнейшего практического использования лазерного излучения для вскрытия микроконтейнеров является то, что оно реализуется в локальной области (в пределах поверхности одной микрокапсулы) и для этого требуется существенная по величине плотность мощности. Для устранения указанного недостатка необходимо повышать чувствительность капсул к лазерному излучению. Одним из существующих подходов является агрегирование наночастиц в оболочке, другим использование золотых наностержней.

Воздействовать на микрокапсулы можно также электромагнитным излучением СВЧ диапазона. В этом случае, в качестве чувствительного элемента предложено использовать наночастицы магнетита (Fe3O4), встроенные в оболочку, чувствительность которых к СВЧ излучению связана со значительными электромагнитными потерями. Например, порошок Fe3Oможет быть нагрет в микроволновой печи до температуры, превышающей 1200°C, менее чем за минуту. Поэтому добавление наночастиц магнетита в оболочку микрокапсул обеспечивает их локальный нагрев при воздействии СВЧ излучения, что является главным отличием действия СВЧ излучения на капсулы от действия повышенных температур на суспензию в целом.

Наряду с уменьшением диаметра капсул и утолщением оболочки, обычно происходящих при СВЧ нагреве их суспензий, происходит и разрушение оболочек. Основной причиной наблюдаемого явления, по-видимому, является локальный нагрев наночастиц или их агрегатов, сопровождающийся деструкцией оболочки, т.е. ее разрушением. Такой вывод подтверждается методами сканирующей и просвечивающей электронной микроскопии, а также измерением проницаемости оболочки микрокапсул до и после СВЧ воздействия.

Установлено, что с увеличением числа слоев наночастиц увеличивается чувствительность микрокапсул к СВЧ излучению.

Альтернативным вариантом, позволяющим также реализовать воздействие на оболочку микрокапсул, является использование ультразвука (рис.20). В этом случае возможно несколько направлений повышения чувствительности: 1) Управление механическими свойствами оболочки за счет изменения объемной фракции неорганической фазы показало, что чувствительность к ультразвуку зависит от объемной фракции наночастиц, т.е.

соотношения между неорганической и органической составляющими нанокомпозитной оболочки. Данный параметр можно регулировать, варьируя дзета-потенциал частиц, состав оболочки (соотношение числа слоев наночастиц и полиэлектролитных слоев), исходную концентрацию и размер наночастиц.

2) Изменение гидрофобности терминального слоя, например за счет изменения его химического состава. На планарных структурах показано, что увеличение гидрофобности терминального слоя позволяет увеличить чувствительность микрообъектов к ультразвуку за счет повышения вероятности нуклеации газовых нанопузырьков – зародышей кавитационного пузыря - вблизи поверхности микрообъектов.

Рис. 20. Результат влияния ультразвука на оболочки нанокомпозитных микрокапсул со структурой (PAH/PSS)2(PAH/Fe3O4)4(PAH/PSS)2 (капсулы термически обрабатывали в течение 90 мин при 70°C) в зависимости от времени облучения при постоянной мощности 500 Вт.

Другой подход к обеспечению дистанционного действия электромагнитного излучения на микрокапсулы связан с возможностью создания микрокапсул, содержащих углеродные нанотрубки в составе оболочки (рис.21). Данный компонент оболочки не только обеспечивает её чувствительность к электромагнитному излучению в широком спектральном диапазоне, включающем оптический и СВЧ, но и существенно улучшает механические свойства капсул, что делает возможным создание капсул, сохраняющих форму после высушивания (то есть «устойчивых» (free-standing) оболочек). Данные структуры открывают новые возможности не только для капсулирования, но и для новых применений в области оптоэлектроники.

Рис. 21. (a,b) CЭМ (сканирующая электронная микроскопия) изображения полиэлектролитных микрокапсул без обработки глутаровым альдегидом (ГА) и углеродных нанотрубок в полиэлектролитной оболочке микрокапсул; (c,d) СЭМ изображения полиэлектролитных микрокапсул после обработки ГА; (e,f) СЭМ изображения нанокомпозитных микрокапсул с углеродными трубками в оболочке после обработки ГА Поскольку углеродные трубки имеют достаточно широкую полосу поглощения в оптическом диапазоне, существует возможность использования лазерного излучения для точечного воздействия на микрокапсулы, которое показано методами атомно-силовой микроскопии и рамановской спектроскопией. Эффективная конвертация энергии оптического излучения в тепло, позволяет рассматривать возможность реализации фотолитографических операции на данных стуктурах, что является очень важным для их дальнейших практических применений, как в области оптоэлектроники, так и для приложений связанных с созданием микрофлюидных устройств.

В главе 6 также описан новый подход к созданию дискретных электронных компонент и интегральных схем, используя наноструктурированные микроструктуры типа «ядро/оболочка» (рис. 22).

Предложены конструкции и способы изготовления таких структур (сферический многослойный компонент электронной схемы (СМКЭС)), а также определен круг материалов, которые предполагается использовать для их создания. Наиболее перспективными материалами для формирования полупроводниковых слоев n- и p-типов для создания фотопреобразователей на основе СМКЭС являются фуллерены и фталоцианины металлов, соответственно.

A B C D Рис. 22. Схема, иллюстрирующая различные типы сферических многослойных электронных компонент и последовательность операций при изготовлении элементов (A – основа для создания элемента, B - конденсатор или резистор, включая фоторезистор, терморезистор и т.д. С - диод, D - транзистор)). Цифрами обозначены: 1 - углеродная трубка с диэлектрическим покрытием; 2 – ядро; 3 - проводящее сплошное покрытие; 4 - слои проводящего материала, полупроводника или диэлектрика в зависимости от будущей функциональности прибора; 5,8 – проводящее покрытие, которое может быть выполнено перфорированным; 6,7,9,10 - области с различным типом проводимости p- или n-, соответственно В Заключении сформулированы основные результаты и выводы работы.

Основные результаты и выводы Выявлены основные физико-химические закономерности формирования наноразмерных планарных слоев, структур ядро-оболочка, нанокомпозитных микрокапсул методами последовательной адсорбции молекул и наночастиц, и разработаны подходы к управлению их физико-химическими свойствами, которые можно обобщить и представить в виде следующих основных выводов и результатов работы:

1. На основе экспериментального исследования оптических свойств и морфологии поверхности пленок ЛБ дифильных производных каликсрезорцинаренов, циклодекстринов, полиамида установлено, что значение показателя преломления и толщины пленок ЛБ на основе дифильных органических соединений определяются наличием алкильных радикалов и особенностями их взаимодействия в мономолекулярном слое, а также характером взаимодействия молекул соседних мономолекулярных слоев в пленке. На основе экспериментального исследования электрофизических свойств МДП-структур, содержащих наноразмерные пленки ЛБ, установлено, что на ВАХ и ВФХ данных структур наблюдается гистерезис, величина которого возрастает с ростом числа слоев в пленке.

2. Установлено, что модификация поверхности кремния полиэлектролитами изменяет коэффициент переноса монослоев органических соединений (дифильных производных -циклодекстрина и каликс[4]резорцинарена) на твердую поверхность. Данный эффект может быть обьяснён суперпозицией следующих факторов: 1) изменения гидрофобности поверхности кремния; 2) электростатического взаимодействия между макромолекулами заряженных полиэлектролитов и ионизированными группами дифильных производных -циклодекстрина и каликс[4]резорцинарена или катиона металла, расположенного в полости молекулы-рецептора; 3) супрамолекулярного взаимодействия типа «гостьхозяин» между макромолекулами полиэлектролитов и дифильных соединений (образование комплексов включения); 4) супрамолекулярного гидрофобного взаимодействия между неполярными частями полимера и алкильными радикалами молекул-рецепторов.

3. Показано, что поверхностный потенциал пластин монокристаллического кремния можно направленно изменять, модифицируя их поверхность полиэлектролитами. Характер и степень воздействия на потенциал зависят от заряда полиэлектролита (катионный или анионный), а также от молекулярной массы полимера. Нанесение катионного полиэлектролита увеличивает значение поверхностного потенциала, а последующее нанесение анионного – уменьшает его. Последовательная адсорбция противоположно заряженных полиэлектролитов приводит к пилообразному изменению поверхностного потенциала, что типично для дзетапотенциала при формировании полиэлектролитной оболочки на поверхности микрочастиц. Установлено, что наблюдаемый эффект не зависит от кристаллографической ориентации и удельного сопротивления пластин в пределах погрешности проводимых измерений поверхностного потенциала.

Среднее значение амплитуды изменения поверхностного потенциала составляет приблизительно 300-400 мВ. Следствием изменения поверхностного потенциала при модификации полиэлектролитными слоями, а также изменения эффективной толщины диэлектрического слоя при увеличении числа полиэлектролитных слоев, является возможность контролируемого изменения характеристик и параметров МДП-структур, содержащих полиэлектролитные слои.

4. На основе экспериментального исследования свойств нанокомпозитных покрытий, сформированных методом последовательной адсорбции полиэлектролитов и неорганических наночастиц, показано, что с увеличением числа циклов адсорбции последних возрастает их объемная фракция в покрытии; в результате существенно возрастает диэлектрическая проницаемость, показатель преломления, а также длина волны максимума спектра поглощения. Увеличение объемной фракции неорганических наночастиц в пленке, обусловлено возрастанием эффективной поверхности пленки в процессе её формирования и, как следствие, ростом размеров агломератов наночастиц с увеличением числа циклов адсорбции. Этот факт подтверждается экспериментальной зависимостью шероховатости пленки от числа нанесенных слоев, типа полиэлектролита и расчетом объемной фракции неорганических наночастиц в пленке. Обнаружено планиризующее действие полиэлектролитных слоев на морфологию нанокомпозитных покрытий.

5. Установлено, что лазерное излучение (длина волны 532 нм) позволяет управлять свойствами нанокомпозитной пленки на основе слоев наночастиц оксида железа: при его воздействии уменьшается толщина покрытия и увеличивается его показатель преломления, что связано с конвертацией энергии лазерного излучения в тепло, и дегидратацией нанокомпозитного покрытия.

Необходимо отметить, что изменение показателя преломления при этом не превышает 0.2%, а толщины - 1%.

6. Исследования электрофизических свойств МДП-структур, содержащих нанокомпозитные покрытия (полиэлектролит/наночастицы оксида железа), показывают, что емкость структур в режиме обогащения носителей заряда зависит от числа слоев наночастиц оксида железа. Это является следствием не только роста толщины, но и увеличения диэлектрической проницаемости покрытия. Ширина петли гистерезиса ВФХ МДП структур увеличивается с ростом числа слоев наночастиц оксида железа, что типично для слоев, полученных методами последовательной адсорбции.

7. На основе исследования полученных нанокомпозитных микрокапсул методами оптической, просвечивающей электронной и атомно-силовой микроскопии установлено, что концентрация наночастиц металла в оболочке капсул увеличивается с уменьшением их размера, например для наночастиц золота диаметром 5, 10 и 20 нм максимальная концентрация металла достигается для частиц диаметром 5 нм. Предложен состав оболочки микрокапсул (PAH/PSS)2(PAH/Au5)4(PAH/PSS)2 наиболее оптимальный с точки зрения максимальной концентрации наночастиц золота в оболочке и отсутствия в ней дефектов.

8. Методом послойной адсорбции сформированы нанокомпозитные микрокапсулы с наночастицами магнетита и коллоидного золота в составе оболочки, чувствительные одновременно к постоянному магнитному полю и лазерному излучению. Чувствительность к указанным воздействиям может варьироваться числом слоев (циклов адсорбции), размером частиц и структурой оболочек микрокапсул. Экспериментально установлено, что равномерность распределения золотых наночастиц зависит от их размера: наночастицы золота диаметром 5 нм более равномерно распределены в оболочке по сравнению с наночастицами большего диаметра. Тенденция наночастиц магнетита с абсолютным значением дзета-потенциалом меньше 35 мВ к агломерации приводит к формированию островковых структур в оболочках микрокапсул, на которых преимущественно адсорбируются наночастицы коллоидного золота большего размера.

9. Показано влияние дзета-потенциала наночастиц магнетита на свойства полиэлектролитных микрокапсул. С увеличением абсолютного значения дзетапотенциала полиэлектролитной оболочки увеличивается концентрация наночастиц в ней, а распределение наночастиц становится более равномерным.

Показана возможность создания микрокапсул на основе пары катионный полиэлектролит/наночастицы магнетита, исключающие применение анионного полимера в формировании структуры оболочки. Установлено, что для создания нанокомпозитных микрокапсул, содержащих наночастицы, необходимо использовать блокирующие полиэлектролитные слои, препятствующие десорбции наночастиц магнетита из оболочки микрокапсулы в процессе растворения ядра. Термический нагрев водной суспензии микрокапсул, оболочка которых содержит наночастицы магнетита, уменьшает проницаемость оболочки вследствие уменьшения диаметра микрокапсул, увеличения толщины и плотности их оболочек. Данное свойство можно использовать для инкапсуляции веществ внутрь объема, либо в оболочку микроконтейнера, а также для создания микрокапсул, сохраняющих форму после удаления воды из внутреннего объема микрокапсулы.

10. Предложено использование нового компонента – полиамидокислоты для получения микрокапсул и структур «ядро - оболочка». Данный подход позволяет на порядок снизить число циклов адсорбции (слоев полимера) при формировании стабильных микроконтейнеров за счет существенного увеличения толщины и гидрофобности оболочки по сравнению с традиционными полиэлектролитными полимерами. На основе полиамидокислоты продемонстрированы две возможности создания практически непроницаемой оболочки, и как следствие, структуры «ядрооболочка», связанные либо с увеличением числа слоев полимера, либо с термической имидизацией (циклизацией) полиамида в полиимид.

11. Предложена идея создания сферического многослойного компонента электрической схемы, который имеет перспективы применения в микро- и наноэлектронике, и может быть использован в качестве резистора, конденсатора, диода, транзистора и т.д., которые могут быть объединены в матричную систему (аналог интегральной схемы). Переход от планарной к трехмерной сферической форме модели построения электронных компонент позволит получить еще один параметр для управления характеристиками электронных компонент, а именно, площадь контактных областей. Наибольший эффект от применения матричных систем на основе сферических многослойных компонент электронной схемы ожидается для оптоэлектронных и фотопреобразующих устройств. Предложены технологические и конструкционные способы реализации указанного устройства.

12. Показана возможность создания микрокапсул, чувствительных к СВЧ излучению. Предложено два подхода к созданию таких капсул: первый основан на использовании неорганических наночастиц с большими диэлектрическими и/или магнитными потерями на СВЧ, второй - на применении органических соединений с большими диэлектрическими потерями. Чувствительность капсул к СВЧ излучению может варьироваться числом слоев наночастиц в оболочке и характером их распределения. Чем более неоднородно распределение частиц и чем больше размер агрегатов в оболочке микрокапсул, тем выше их чувствительность к электромагнитному излучению СВЧ диапазона.

13. Впервые установлена возможность использования ультразвука для дистанционного вскрытия микрокапсул. Механизм воздействия ультразвука на микрокапсулы связан с кавитационными явлениями, которым предшествует процесс гетерогенной нуклеации газовых нанопузырей – зародышей кавитационных пузырей. Чувствительность микрокапсул к ультразвуку может варьироваться изменением объемной фракции неорганической фазы, которая может регулироватся несколькими путями: 1) числом слоев неорганических частиц (число циклов адсорбции); 2) дзета-потенциалом частиц; 3) размером наночастиц; 4) числом полиэлектролитных слоев.

Список литературы цитируемой автореферате:

R1. Ozin G.A., Arsenault A.C. Nanochemistry (A Chemical Approach to Nanomaterials.) – RCS Publishing, printed by Sun Fung Offset Binding Company Ltd, China, 2005, 628 p.

R2. Erokhin V., Ram M. K., Yavuz O. The New Frontiers of Organic and Composite Nanotechnlogy, ELSEVIER,UK, 2008, 488 p.

R3. Petty M.C. Langmuir-Blodgett films: an introduction. Cambridge Univ.

Press., Cambridge, England, 1996, 234 p.

R4. Iler R.K. Multilayers of Colloidal Particles // J. Colloid Int. Sci. – 1966. – V. 21. – No. 6. – P. 569-594.

R5. Decher G. Fuzzy Nanoassemblies: Toward Layered Polymeric ulticomposites // Science. – 1997. –V. 277. – P.1232-1237.

R6. Lvov Y. Assembly, Structural Characterization, and Thermal Behavior of Layer-by-layer Deposited Ultrathin Films of Poly(vinyl sulphate) and poly(allylamine) / Y. Lvov, G. Decher, H. Mhwald // Langmuir. –1993. –V.9. –P.

481-4R7. Sukhorukov G.B. Stepwise polyelectrolyte assembly on particle surfaces: a novel approach to colloid design / G.B. Sukhorukov, E. Donath, S. Davis, H.

Lichtenfeld, F. Caruso, V.I. Popov, H. Mhwald // Polym. Adv. Technol. – 1998. – V.

9. – No. 10-11. – P. 759-7 Список основных работ, опубликованных по теме диссертации:

журналы списка ВАК 1. Климов Б.Н. Получение и исследование пленки Ленгмюра-Блоджетт на основе соли полиамидокислоты, содержащей краситель родаминового ряда / Б.Н. Климов, С.Н. Штыков, Г.Ю. Науменко, Т.Ю. Русанова, Е.Г. Глуховской, Д.А.Горин, Г.В. Мельников. // Журн. физич. химии. -1999. -Т.73. - №9.

-С.1711-1713.

2. Климов Б.Н. Получение и исследование физико-химических свойств пленок Ленгмюра-Блоджетт на основе соли полиамидокислоты / Б.Н. Климов, Г.Ю. Науменко, Н.Н. Воронцова, Е.Г. Глуховской, Д.А. Горин, С.Н.

Калашников, С.Н. Штыков. Т. Ю. Русанова // Изв. вузов. Матер. электрон.

техники. -2001. -№1. -С. 35-38.

3. Климов Б.Н. Эллипсометрическое исследование пленок ЛенгмюраБлоджетт соли полиамидокислоты содержащих органический краситель Родамин Б / Климов Б.Н., Горин Д.А., Калашников С.Н., Гецьман М.А. // Автометрия. -2002. -№2. -С.115-119.

4. Климов Б.Н. Эллипсометрическое исследование полиамидных и полиимидных пленок Ленгмюра-Блоджетт / Б.Н. Климов, С.Н. Штыков, Д.А.

Горин, М.А. Гецьман // Журн. физич. химии. -2004. -Т.78. -№3. -С.503-506.

5. Климов Б.Н. Свойства мономолекулярных слоев и пленок ЛенгмюраБлоджетт на основе -циклодекстрина с различным числом алкильных цепей / Б.Н. Климов, С.Н. Штыков, Д.А. Горин, К.Е. Панкин, М.А. Гецьман, Г.И.

Курочкина, А.Е. Глазырев, М.К. Грачев // Журн. физич. химии. -2004. -Т.78.

-№10. -С.1866-1871.

6. Штыков С.Н. Пленки Ленгмюра-Блоджетт как эффективные модификаторы пьезокварцевых сенсоров / С.Н. Штыков, Я.И. Коренман, А.В.

Калач, К.Е. Панкин, Т.Ю. Русанова, Д.А. Горин // Докл. Акад. наук (Химия).

-2004. -Т.396. -№4. -С.508-510.

7. Штыков С.Н. Чувствительный элемент оптического сенсора на основе бензопурпурина 4Б для определения кислотности травильных растворов / С.Н.

Штыков, Т.Ю. Русанова, Т.Д. Смирнова, Д.А. Горин // Журн. аналит. химии.

-2004. -Т.59. -№ 2. -С. 198-201.

8. Биленко Д.И. Влияние переходного слоя на результаты эллипсометрических исследований наноразмерных слоев / Д.И. Биленко, В.П.

Полянская, М.А. Гецьман, Д.А. Горин, А.А. Невешкин, А.М. Ященок // Журн.

технич. физики. -2005. -Т. 75. -№ 6. -С. 69-73.

9. Горин Д.А. Влияние микроволнового излучения на полимерные микрокапсулы с неорганическими наночастицами / Д.А. Горин, Д.Г. Щукин, А.И. Михайлов, К. Кёлер, С.А. Сергеев, С.А. Портнов, И.В. Таранов, В.В.

Кислов, Г.Б. Сухоруков // ПЖТФ. - 2006. -Т. 32. - №. 2. -С. 45-50.

10. Ященок А.М. Электрофизические свойства МДП-структур содержащих наноразмерные пленки Ленгмюра-Блоджетт на основе -циклодекстрина / А.М. Ященок, Д.А. Горин, К.Е. Панкин, А.А. Невешкин, Гецьман М.А., Климов Б.Н., Штыков С.Н. // Журн. технич. физики. -2006. -Т. 76. -№. 4. -С.

105-108.

11. Портнов С.А. Автоматизированная установка для получения наноразмерных покрытий методом полиионной сборки / С.А. Портнов, А.М. Ященок, А.С. Губский, Д.А. Горин, А.А. Невешкин, Б.Н. Климов, А.А.

Нефедов, М.В. Ломова // Приборы и техника эксперим. -2006. -№ 6. -С. 115120.

12. Andreeva D.V. Magnetic Microcapsules with Low Permeability Polypyrrole Skin Layer / D.V. Andreeva, D.A. Gorin, D.G. Shchukin, G.B.Sukhorukov // Macromol. Rapid Commun. -2006.-V.27. - P.931–936.

13. Shchukin D.G. Ultrasonically Induced Opening of Polyelectrolyte Microcontainers / D.G. Shchukin, D.A. Gorin, H. Mhwald // Langmuir. -2006.

-V.22. -№. 17. - P.7400-7404.

14. Климов Б.Н. Электрофизические свойства структур металл – диэлектрик – полупроводник содержащих наноразмерные пленки Ленгмюра-Блоджетт на основе каликс[4]резорцинаренов с ионами металлов / Б.Н. Климов, А.А.

Невешкин, А.М. Ященок, Д.А. Горин, А.О. Мантуров, Т.Ю. Русанова, С.Н.

Штыков // Вестник СГТУ. – 2006. - № 4 (17). – вып. 2. -С. 32-38.

15. Ященок А.М. Коэффициент переноса пленок Ленгмюра-Блоджетт как индикатор поверхности монокристаллического кремния, модифицированной полиионными слоями / А.М. Ященок, Д.А. Горин, К.Е. Панкин, М.В. Ломова, С.Н. Штыков, Б.Н. Климов, Г.И. Курочкина, М.К. Грачев // Физика и техника полупроводников. – 2007. – Т.41. – вып. 6. – С. 706-710.

16. Andreeva D.V. Novel Type of Self-Assembled Polyamide and Polyimide Nanoengineered Shells - Fabrication of Microcontainers with Shielding Properties / D. V. Andreeva, D. A. Gorin, H. Mhwald, G. B. Sukhorukov // Langmuir. –2007.

–V. 23. –P. 9031-9017. Grigoriev D. Polyelectrolyte/magnetite Nanoparticle Multilayers: Preparation and Structure Characterization / D. Grigoriev, D. Gorin, G. Sukhorukov, A.

Yashchenok, E. Maltseva, H. Mhwald // Langmuir. –2007. –V. 23. –P. 1238812318. Климов Б.Н. Молекулярная электроника и технология / Б.Н. Климов, А.И. Михайлов, Е.Г. Глуховской, Д.А. Горин, A.M. Ященок, А.А. Невешкин, С.А. Портнов. // Нанотехника. – 2007. – №1(9). –С. 20-19. Русанова Т.Ю. Монослои и пленки Ленгмюра-Блоджетт на основе аминометилированных каликс[4]резорцинаренов / Т.Ю. Русанова, А.A.

Невешкин, Д.А.Горин, С.Н.Штыков, Б.Н. Климов, К.В. Подкосов, И.С.

Рыжкина, С.С. Лукашенко // Нано- и микросистемная техника. –2007. –№1. – С.57-20. Иноземцева О.А. Формирование и физико-химические свойства полиэлектролитных нанокомпозитных капсул / О.А.Иноземцева, С.А.Портнов, Т.А.Колесникова, Д.А.Горин // Российские нанотехнологии. –2007. –Т.2. –№ 9-10. –С. 68- 21. Горин Д.А. Полиэлектролитные микрокапсулы, содержащие молекулы сульфированного бета-циклодекстрина в структуре наноразмерной оболочки / Д.А. Горин, С.А. Портнов, О.А. Иноземцева, А.Л. Карагайчев, А.А. Невешкин, Б.Н. Хлебцов, С.Н. Штыков // Коллоид. журн. –2008. –Т. 70. –№2. –С.175-122. Невешкин А.А. Влияние ионов металлов на формирование и свойства монослоев и наноразмерных пленок Ленгмюра-Блоджетт на основе дифильных аминометилированных каликс[4]резорцинаренов / А.А. Невешкин, Т.Ю. Русанова, С.С. Румянцева, А.А. Сердобинцев, К.В. Подкосов, С.Н.

Штыков, Б.Н. Климов, Д.А. Горин, И.С. Рыжкина // Журн. физич. химии. – 2008. –Т. 82. – № 2. –С. 316-323. Невешкин А.А. Получение наноразмерных пленок каликс[4]резорцинаренов на основе сочетания методов полиионной сборки и Ленгмюра-Блоджетт / Невешкин А.А, Горин Д.А., Климов Б.Н., Русанова Т.Ю.

Штыков С.Н. // Нано- и микросистемная техника. –2008. –№ 7. –C. 24-24. Gorin D.A. Magnetic/gold nanoparticle functionalized biocompatible microcapsules with sensitivity to laser irradiation / D.A. Gorin, S.A. Portnov, O.A.

Inozemtseva, Z. Luklinska, A.M. Yashchenok, A.M. Pavlov, A.G. Skirtach, H.

Mhwald, G.B. Sukhorukov // Phys. Chem. Chem. Phys. –2008. –V.10. –P. 6899 – 6925. Колесникова Т.А. Характеризация чувствительных к ультразвуковому воздействию нанокомпозитных микрокапсул / Т.А.Колесникова, Б.Н. Хлебцов, Д.Г.Щукин, Д.А.Горин // Российские нанотехнологии. –2008. –№ 9-10. –C. 4826. Ященок А.М. Влияние размера наночастиц коллоидного золота на физические параметры нанокомпозитных микрокапсул / А.М.Ященок, О.А.

Иноземцева, Д.А.Горин, Б.Н. Хлебцов // Коллоид. журн. – 2009. –Т.71. –№3. – С. 1-27. Ященок А.М. Нанокомпозитные микрокапсулы, содержащие наночастицы коллоидного золота и магнетита: формирование и характеризация / А.М.Ященок, О.А. Иноземцева, Д.А.Горин // Российские нанотехнологии. –2009. –№ 5-6. –С. 71-28. Невешкин А.А. Применение автоматизированной установки на базе характериографа "Эрбий-7107" для исследования электрофизических свойств МДП-структур, содержащих наноразмерные пленки Ленгмюра—Блоджетт / А.А. Невешкин, Б.А. Ревзин, Д.А.Горин, A.M.Ященок, Б.Н. Климов, А.В. Кумаков, Ю.А. Кумаков // Нано- и микросистемная техника. –2009. – № 7, –C. 34 – 29. Горин Д.А. Морфология поверхности, оптические и магнитные свойства мультислойных наноразмерных пленок полиэлектролит/наночастицы магнетита / Д.А. Горин, А.М. Ященок, Ю.А. Кокшаров, А.А. Невешкин, А.А.

Сердобинцев, Д.О. Григорьев, Г.Б. Хомутов // Журн. технич. физики. –2009. – Т. 79. –№. 11. –С. 113-119.

30. Gorin D.A. Effect of Layer-by-Layer Electrostatic Assemblies on the Surface Potential and Current Voltage Characteristic of Metal-Insulator-Semiconductor structures / D.A. Gorin, A.M. Yashchenok, A.O. Manturov, T.A. Kolesnikova, H.

Mhwald // Langmuir. –2009. –25(21). –P.12529-12534.

31. Садовой А.В. Стабилизация водной эмульсии жидкого кристалла методом последовательной адсорбции полиэлектролитов и наночастиц магнетита / А.В. Садовой, Д.Н. Браташов, А.М. Ященок, Ю.И. Свенская, Г.Б.

Сухоруков, Д.А. Горин // ПЖТФ. –2010. –T. 36. –№. 2. –P. 87-94.

32. Kolesnikova T.A. Nanocomposite microcontainers with high ultrasound sensitivity / T.A. Kolesnikova, D.A. Gorin, P. Fernandes, S. Kessel, G.B.

Khomutov, A. Fery, D.G. Shchukin, H. Mhwald // Advanced Functional Materials.

–2010. –V.20. –P. 1189–1133. Koзырев А.A. Перспективы использования полимерных и нанокомпозитных материалов в твердотельной электронике / А.A. Козырев, Д.А.Горин, И.Д. Кособудский, Г.Т. Микаелян // Нано- и микросистемная техника. –2010. –3. –С. 9–34. Yashchenok A.M. Impact of magnetite nanoparticle incorporation on optical and electrical properties of nanocomposite LbL assemblies / A. M. Yashchenok, D.

A. Gorin, M. Badylevich, A. A. Serdobintsev, M. Bedard, Y. G. Fedorenko, G. B.

Khomutov, D. O. Grigoriev, H.Mhwald // Phys. Chem. Chem. Phys. –2010, DOI:10.1039/c004242k 35. Yashchenok A.M. Carbon Nanotubes on Polymeric Microcapsules: FreeStanding Structures and Point-wise Laser Opening / A.M. Yashchenok, D. N.

Bratashov, D.A. Gorin, M.V. Lomova, A.M. Pavlov, A.V. Sapelkin, B.S. Shim, G.B. Khomutov, N.A. Kotov, G.B. Sukhorukov, H.Mhwald, A.G. Skirtach // Advanced Functional Materials. –2010. DOI:10.1002/adfm.2010008Публикации в сборниках статей 36. Климов Б.Н. Полиамидные и полиимидные пленки Ленгмюра-Блоджетт – прошлое, настоящее и будущее / Б.Н.Климов, Г.Ю.Науменко, Д.А.Горин, Е.Г.Глуховской, Ю.Т.Русанова, С.Н.Штыков, М.А.Гецьман, С.A.Карасев Физика полупроводников и полупроводниковая электроника: Сборник статей (ISBN 5-94409-005-7) Под общ. ред. Б.Н. Климова и. Михайлова А.И. – Саратов: Изд-во Гос. Унц. «Колледж». – 2001. – С.36-48.

37. Лепёхин А.С. Получение и исследование свойств пленок Ленгмюра- Блоджетт, содержащих Родамин 200В / А.С.Лепёхин, Д.А.Горин Студенческая науч. конф. колледжа прикладных наук СГУ. Сб. докл. – Саратов: Изд-во ГосУНЦ "Колледж". – 1997. – С.66-70.

38. Штыков С.Н. Пленки Ленгмюра-Блоджетт содержащий органический краситель Родамин Б – перспективный элемент систем экологического мониторинга / С.Н. Штыков, Б.Н. Климов, Д.А. Горин, Г.Ю. Науменко, Т.Д.

Смирнова, Е.Г. Глуховской, Т.Ю. Русанова, Ю.В. Власова Проблемы экологической безопасности Нижнего Поволожья в связи с разработкой и эксплуатацией нефтегазовых месторождений с высоким содержанием сероводорода: Матер. науч.- техн. конф.– Саратов: –Изд-во Сарат. Ун-та. – 1998. –С.11-13.

39. Климов Б.Н. Исследование влияния имидизации на электрофизические и оптические свойства пленок Ленгмюра-Блоджетт на основе соли полиамидокислоты / Б.Н. Климов, Д.А. Горин, C.Н. Калашников, М.А. Гецман Матер. н.-техн. междунар. конф. Актуальные проблемы электронного приборостроения под. ред. проф. Захарова А.А. –Саратов: СГТУ. – Изд.

полигр. Центра ИППОЛиТ. –2000. – С.439-444.

40. Климов Б.Н. Получение и исследование электрофизических свойств МДП-структур, содержащих в качестве диэлектрика мультислои ЛенгмюраБлоджетт на основе соли полиамидокислоты / Б.Н. Климов, Д.А. Горин, Г.Ю.

Науменко, А.А. Юзвенко Печ.сб. докл. девятой международной конференции Физика диэлектриков –Т.1. – Санкт - Петеребург: Изд-во РГПУ им А.И.

Герцена. –2000. – С.212-241. Горин Д.А. Магнитные мультислойные ультратонкие пленки полиэлектролит/наночастицы магнетита / Д.А.Горин, Ященок А.М., Кокшаров Ю.А., Григорьев Д.О., Мальцева Е.А., Хомутов Г.Б., Сухоруков Г.Б. Новые магнитные материалы микроэлектроники (20 международная школа-семинар, МГУ) – Москва. – 2006. – C. 1062-1064.

42. Sergeev S.A. Investigation of absorption and reflection spectra of aqueous suspensions of nanoparticles in the X band of microwave bandwidth / S.A. Sergeev, S.A. Portnov, A.I. Mikhailov, D.A.Gorin, S.S. Rumyantseva, I.V. Taranov, V.V.

Kislov, G.B. Sukhorukov, Saratov Fall Meeting 2006: Nanostructures and nanoparticles: fabrication, properties, and applications Ed by D.A. Zimnyakov // Proc. SPIE – 2006. –V. 6536. –P.42-50.

43. Yashchenok A.M. Nanocomposite planar films of polyelectrolyte/iron oxide nanoparticles / A.M. Yashchenok, D.A.Gorin, D.O. Grigorev, Yu.A. Koksharov, A.A. Serdobincev, A.A. Neveshkin, M.V. Lomova, G.B. Khomutov, G.B.

Sukhorukov, H. Mhwald, Saratov Fall Meeting 2006: Nanostructures and nanoparticles: fabrication, properties, and applications Ed by D.A. Zimnyakov // Proc. SPIE – 2006. –V. 6536. –P.50-58.

44. Gorin D.A. Effect of Microwave Irradiation on Composite Iron Oxide Nanoparticle/Polymer Microcapsules / D.A. Gorin, D.G. Shchukin, Yu.A.

Koksharov, S.A. Portnov, K. Khler, I.V. Taranov, V.V. Kislov, G.B. Khomutov, H.

Mhwald, G.B. Sukhorukov, Saratov Fall Meeting 2006: Nanostructures and nanoparticles: fabrication, properties, and applications / Ed by D.A. Zimnyakov // Proс. SPIE – 2006. –V. 6536. –P.24-34.

Патенты 45. Б.Н.Климов, Е.Г.Глуховской Г.Ю.Науменко, В.В.Воронцова, Д.А.Горин, С.Н.Калашников Способ получения просветляющего покрытия Патент на изобретение №2239854 Российской Федерации, МПК7 G02B1/11, №2003105003; заявл. 19.02.2003; опубл. 10.11.2004, Бюл.№31. – 5 с.:ил.

(Приор. от 19.02.2003) 46. Губский А.С., Портнов С.А., Горин Д.А. Автоматизированная установка для получения наноразмерных покрытий методом полиионной сборки Патент на полезную модель №52657 Российской Федерации, МПК51 H01L21/00, №2005139079; заявл. 15.12.2005; опубл. 10.04.2006, Бюл.№10. – 2 с.:ил.

(Приор. от 15.12.2005) 47. Горин Д.А., Семенов С.В. Сферический многослойный компонент электронной схемы для нано- и микроэлектроники, Патент на изобретение №2386191 Российской Федерации, МПК51 H01L27/02, №2008151880; заявл.

29.12.2008; опубл. 10.04.2009, Бюл.№10. – 8 с.:ил. (Приор. от 29.12.2008) Монографии (глава в монографии) 48. Inozemtseva O.A., Portnov S.A., Kolesnikova T.A., Gorin D.A., Sukhorukov G.B., Chapter Three («Layer by Layer microencapsulate technology as basis for fabrication of drug delivery nanosystems with remote controlling properties»), Handbook of Materials for Nanomedicine (Vol. 1) by Vladimir Torchilin & Mansoor M. Amiji, 2010, World Scientific Pub Co. in English, 840 p.(ISBN-10:

9814267554, ISBN-13: 978-9814267557) Учебно-методические пособия 49. Штыков С.Н., Климов Б.Н., Науменко Г.Ю., Горин Д.А., Панкин К.Е., Русанова Т.Ю., Гецьман М.А. Молекулярная электроника и пленки Ленгмюра-Блоджетт. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. – 2004. Ч.1. –116 с. (ISBN 5-292-03329-4) 50. Стеркина Е.Л., Гожанская И.В., Горин Д.А., Сокиркина Л.И., Климов Б.Н. Insight into physics of nanodimentional layers. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та.

– 2008. –128с. (ISBN 978-5-292-03760-6) 51. Климов Б.Н., Штыков С.Н., Глуховской Е.Г., Невешкин А.А., Портнов С.А., Ященок А.М., Иноземцева О. А., Карагайчев А.Л., Румянцева С.С.

Физико-химия наноструктурированных материалов: Руководство к лабораторному практикуму. (учебно – методическое пособие). OOO Принтклуб: Саратов, –2008. –97 с. (ISBN 978-5-98116-005-97/9) 52. Климов Б.Н., Штыков С.Н., Горин Д.А., Иноземцева О.А., Глуховской Е.Г., Ященок А.М., Колесникова Т.А. Физико-химия наноструктурированных материалов // Учебное пособие для студентов факультета нано- и биомедицинских технологий Саратов. гос. ун-та. Под ред. Б.Н. Климова и Штыкова С.Н. – Саратов: Изд-во «Новый ветер». –2009. –217 с. (ISBN 978-598116-089-9)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.