WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ИСТОМИНА Наталия Владимировна

КВАНТОВОХИМИЧЕСКИЕ РАСЧЕТЫ КОНСТАНТ СПИН-СПИНОВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С УЧАСТИЕМ ЯДЕР УГЛЕРОДА В СТРУКТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ КАРБО- И ГЕТЕРОЦИКЛИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ

02.00.03 – органическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Иркутск – 2009

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Ангарская государственная техническая академия" Научный консультант доктор химических наук, профессор Кривдин Леонид Борисович

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Воронов Владимир Кириллович доктор химических наук, профессор Кушнарев Дмитрий Филиппович доктор химических наук, профессор Корчевин Николай Алексеевич

Ведущая организация: Институт органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН, г. Москва

Защита состоится "24" июня 2009 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.074.06 при Иркутском государственном университете по адресу:

664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 126, химический факультет ИГУ, ауд. 430.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Иркутского государственного университета.

Отзывы на автореферат высылать по адресу: 664003, г. Иркутск, ул.

К. Маркса, 1, Иркутский государственный университет, химический факультет, Эдельштейн О. А.

Автореферат разослан "__" __________ 2009 г.

Ученый секретарь совета Д 212.074.кандидат химических наук О. А. Эдельштейн

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Изучение электронного и пространственного строения органических соединений закладывает теоретический фундамент для изучения их реакционной способности и практического использования во многих сферах человеческой деятельности – от тонкого органического синтеза и медицинской химии до химической промышленности, техники и современных нанотехнологий. Для этих целей широко используются различные физико-химические методы анализа вещества, прежде всего, метод ядерного магнитного резонанса (ЯМР), а также ряд расчетных и теоретических методов современной компьютерной квантовой химии.

Углеводы и азотсодержащие гетероциклы пиррольного ряда, а также предшественники пирролов – оксимы, являющиеся объектами настоящего исследования, составляют основу многих биологически важных соединений, таких как хлорофилл, гемоглобин, витамин В12, антибиотики и алкалоиды, участвующих в фиксации солнечной энергии, переносе кислорода в живых организмах и других жизнеобеспечивающих процессах. Исключительно важным в понимании механизмов их формирования, функционализации, реакционной способности и биологической активности является изучение их стереохимического строения. Для этих целей широко используются методы ЯМР, основанные на экспериментальном измерении и теоретическом расчете констант спин-спинового взаимодействия (КССВ). Теоретическое изучение механизмов передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в изученных в настоящей работе соединениях азометинового ряда, стерически напряженных карбо- и гетероциклических соединениях, а также циклических формах углеводов позволяет глубже понять природу структурных и стереохимических зависимостей этих параметров и расширить диапазон их практического применения в химии и биологии, что составляет актуальность данной работы.

Настоящее диссертационное исследование выполнено в период 1994–2009 гг. в рамках госбюджетных тем ЕЗН Минобразования РФ АГТА № 1.2.03.Ф "Квантовохимическое изучение электронного строения карбо- и гетероциклических соединений" и № 1.2.06.Ф "Изучение пространственного и электронного строения гетероатомных и гетероциклических соединений по результатам квантовохимических расчетов и спектроскопии ЯМР", при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по темам "Электронные эффекты и механизмы передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в стерически напряженных карбо- и гетероциклических системах" (грант РФФИ № 98-03-32882а); "Структурные и стереохимические исследования гетероатомных и гетероциклических соединений на основе констант спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода" (грант РФФИ № 05-03-32231); "Изучение стереохимического строения функционализированных азотсодержащих гетероциклов и их предшественников азометинового ряда современными методами спектроскопии ЯМР и квантовой химии" (грант РФФИ № 08-03-00021).

Цель работы. Стереохимическое исследование азометинов, стерически напряженных карбо- и гетероциклов и циклических форм углеводов на основе изучения стереоэлектронных эффектов и механизмов передачи спин-спинового взаимодействия 13С–13С современными методами квантовой химии.

Научная новизна и практическая значимость. Значимость данной работы заключается прежде всего в развитии новых методов изучения пространственного и электронного строения органических соединений на основе их теоретического конформационного анализа и неэмпирического расчета КССВ С–13С высокого уровня. Впервые проведены масштабные неэмпирические расчеты КССВ С–13С в приближении поляризационного пропагатора второго порядка в представительных рядах азометинов, карбо- и гетероциклов и углеводов. На основе литературных данных и собственных результатов автора проведен критический анализ современных квантовохимических методов теоретического расчета констант спин-спинового взаимодействия. Разработаны и апробированы новые оригинальные базисные наборы, оптимизированные для расчета молекулярных свойств второго порядка, зависящих от электронной плотности на ядре, с учетом корреляционных эффектов внутренних электронов, что является принципиальным моментом неэмпирического расчета КССВ высокого уровня.

Установлено, что преобладающим в изменении КССВ С–13С гетероатомных соединений является влияние неподеленных электронных пар гетероатомов, которое доминирует над конформационными эффектами, влиянием заместителей и другими стереоэлектронными эффектами внутримолекулярных взаимодействий. С другой стороны, в стерически напряженных карбо- и гетероциклах преобладающим является влияние стерического напряжения, приводящее к ярким стереоэлектронным эффектам.

Впервые сформулированы четкие правила отнесения конфигурации и конформационного анализа циклических форм углеводов (пираноз, фураноз и септаноз) на основе КССВ 13С–13С. Отлаженные методики конфигурационного отнесения и конформационного анализа соединений азометинового ряда, карбо- и гетероциклов и углеводов на основе использования КССВ С–13С открывают новые перспективы в стереохимии органических соединений.

Апробация работы и публикации. По теме диссертации опубликовано 75 печатных работ (6 обзоров и 17 статей в ведущих российских и международных научных журналах, 12 статей в сборниках научных трудов и тезисы 40 докладов на международных и всероссийских конференциях).

Основные результаты диссертации докладывались и обсуждались на Международном симпозиуме по химии и применению фосфор-, сера- и кремнийорганических соединений "Петербургские встречи" (С.-Петербург, 1998); XI Международной научной конференции "Математические методы в химии и технологиях" (Владимир, 1998); XX Всероссийской конференции по химии и технологии органических соединений серы (Казань, 1999);

III Всероссийской конференции "Новые достижения ЯМР в структурных исследованиях" (Казань, 2000); XIII Международной конференции "Математические методы в технике и технологиях" (С.-Петербург, 2000);

I Всероссийской конференции по химии гетероциклов памяти А.Н. Коста (Суздаль, 2000); IV Международном симпозиуме по химии и применению фосфор-, сера- и кремнийорганических соединений "Петербургские встречи" (С.-Петербург, 2002); XV Международной научной конференции "Математические методы в технике и технологиях" (Тамбов, 2002);

XVII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии, посвященном достижениям и перспективам химической науки, (Казань, 2003);

IV Международной конференции "Компьютерное моделирование" (С.-Петербург, 2003); XVI Международной научной конференции "Математические методы в технике и технологиях" (С.-Петербург, 2003);

X Всероссийской конференции "Структура и динамика молекулярных систем" (Яльчик, 2003); XVII Международной научной конференции "Математические методы в технике и технологиях" (Кострома, 2004); IV Всероссийской конференции "Новые достижения ЯМР в структурных исследованиях" (Казань, 2005); Международной конференции "Органическая химия от Бутлерова и Бейльштейна до современности", (С.-Петербург, 2006); IX Научной школеконференции по органической химии (Москва, 2006); III Школе-семинаре "Квантовохимические расчеты: структура и реакционная способность органических и неорганических молекул" (Иваново, 2007); X Молодежной конференции по органической химии (Уфа, 2007); XI Международной молодежной научной школе "Актуальные проблемы магнитного резонанса и его применение" (Казань, 2007); XVIII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии, посвященном 100-летию Менделеевских съездов (Москва, 2007); 49-th Experimental Nuclear Magnetic Resonance Conference (San Francisco, 2008); II Международном форуме "Аналитика и аналитики" (Воронеж, 2008);

XV Международной конференции молодых ученых по фундаментальным наукам "Ломоносов-2008" (Москва, 2008); ежегодных научно-технических конференциях "Современные технологии и научно-технический прогресс" (Ангарск, 1995–2008); V Всероссийской конференции "Химия и технология растительных веществ" (Уфа, 2008); XI Молодежной конференции по органической химии, посвященной 110-летию со дня рождения И.Я. Постовского (Екатеринбург, 2008); Международной конференции по органической химии "Химия соединений с кратными углерод-углеродными связями" (С.-Петербург, 2008); I Международной конференции "Новые направления в химии гетероциклических соединений" (Кисловодск, 2009) и 50-th Experimental Nuclear Magnetic Resonance Conference (San Francisco, 2009).

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 4страницах машинописного текста, содержит 52 таблицы, 44 рисунка, 104 схемы и состоит из списка используемых сокращений, введения, обзора и анализа литературы по теме, трех глав обсуждения результатов, методической части, выводов и списка литературы, насчитывающего 415 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Оксимы – "полигон" для изучения эффекта неподеленных электронных пар в значениях констант спин–спинового взаимодействия 13С–13С В настоящей работе изучены стереохимические зависимости КССВ С–13С в алифатических (1–4), алициклических (5–9), гетероароматических (10–21) и карбонилсодержащих (22-25) оксимах. Здесь и далее все квантовохимические расчеты КССВ С–13С проводились в рамках подхода поляризационного пропагатора второго порядка (SOPPA) при использовании специальных корреляционно-согласованных базисных наборов, расширенных функциями учета внутренней корреляции и оптимизированных специально для расчета КССВ.

Y X (CH2)n Me R Me C W C C Z N N N OH OH OH 1–4 5–9 10–R = Alk, c–Alk; n = 1–6 X, Y, Z, W = CH, NH, O, S;

Y X R1 RMe C Z C N N OH OH 18–21 22–X, Y, Z = CH, N; R1, R2= COCH3, COOCH3, CH3;

Хорошо известно, что ориентационный эффект неподеленных электронных пар (НЭП) в значениях констант спин-спинового взаимодействия является одним из главных факторов, определяющих их изменение в органических молекулах, и наиболее ярко он проявляется в значениях КССВ С–13С соединений иминного азота. Исторически оксимы явились своеобразным полигоном для формирования основных представлений о природе этого эффекта, на основе которого были разработаны новые методы стереохимического анализа органических соединений при использовании КССВ 13С–13С.

Собственно эффект НЭП заключается в переносе электронной плотности с орбитали НЭП атома азота на разрыхляющую орбиталь связи С–С, находящейся в транс–положении к НЭП (n–*–взаимодействие), вследствие чего эта связь удлиняется, а значение константы уменьшается. С другой стороны, положительный вклад в полное значение КССВ С–13С связан с внутримолекулярным взаимодействием НЭП со связью С–С, находящейся в цис–положении к НЭП, открывающим дополнительный канал передачи спинспинового взаимодействия между взаимодействующими ядрами углерода.

Значение эффекта НЭП для всех изученных оксимов (1-25) составляет в среднем 10–20% от полного значения КССВ, а диапазоны Jцис и Jтранс никогда не перекрываются, что позволяет проводить однозначное отнесение конфигурационных изомеров оксимов. Сравнение рассчитанных значений КССВ С–13С Jтеор в изученном ряду оксимов 1–25 с известными экспериментальными величинами Jэксп позволило получить надежную корреляционную зависимость (рис. 1), что свидетельствует об адекватности выбранного уровня неэмпирической теории и качества базисных наборов для расчета КССВ 13С–13С.

150 Jтеор = 0.928 Jэксп + 2.(r = 0.955; s = 1.1 Гц; n = 20) 30 40 50 60 70 80 90 1Jэксп, Гц J эксп, Гц Рис. 1. Корреляционная зависимость рассчитанных (Jтеор) и экспериментальных (Jэксп) значений КССВ 13С–13С в ряду оксимов 1–1.1 Алифатические, алициклические и гетероароматические оксимы При анализе вращательной поверхности потенциальной энергии (ППЭ) оксима ацетона (1) были локализованы три стационарные точки, соответствующие трем вращательным конформациям (рис. 2). Расчет колебательного спектра 1 показал, что только две низкоэнергетические конформации, s–цис–гош и s–цис–s–цис, не содержат мнимых частот, в то время как для высокоэнергетической конформации, гош–s–цис, характерно наличие одной мнимой частоты. Это позволяет отнести конформеры s–цис–гош и s–цис– s–цис к основным состояниям молекулы, находящимся в термодинамическом равновесии. Величина барьера внутреннего вращения метильных групп между основным и переходным состояниями в 1 составляет около 2.5 ккал/моль.

теор J теор, Гц J, Гц 118o CCCгош–s–цис (2.4 ) 120° 118° CCCCCCs–цис–гош (0.0) s–цис–s–цис (0.2) Рис. 2. Вращательные конформации оксима ацетона (1), оптимизированные методом B3LYP/6–311G**. В скобках приведены относительные полные энергии локализованных конформаций (ккал/моль) Дестабилизирующим фактором в низкоэнергетическом конформере s–цис–s–цис является торсионное напряжение фрагмента H–C3–С2=N–O. Барьер внутреннего вращения метильной группы по связи C2–С3 составляет всего 0.2 ккал/моль, что позволяет низкоэнергетическим конформерам s–цис–гош и s–цис–s–цис легко переходить друг в друга. Таким образом, теоретический анализ вращательной поверхности потенциальной энергии оксима ацетона (1) показал предпочтительность конформации s–цис–гош, что согласуется с данными газовой электронографии.

Таблица 1. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) в оксиме ацетона, рассчитанные методом SOPPA КССВ JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп J(C-1,C-2) 0.2 -1.1 0.7 51.8 51.6 49.J(C-2,C-3) 0.2 -1.1 0.7 41.7 41.5 41.В табл. 1 представлены рассчитанные значения КССВ С–13С оксима ацетона (1), находящиеся в хорошем соответствии с известными экспериментальными данными. В предпочтительных конформациях обоих изомеров этилметилкетоксима (2) и циклопропилметилкетоксима (3) связи C1–H и C3–H, пространственно близкие к НЭП азота, занимают такую же ориентацию, как и в 1. В оксиме 3 циклопропановое кольцо находится в s–транс ориентации по отношению к связи C=N.

На рис. 3 показаны предпочтительные конформации шести алициклических оксимов 4–9. Так, оксим циклопропанона (4) имеет плоское строение, а соседние метиленовые связи C–H циклопропанового кольца идеально заслонены. Почти плоский оксим циклобутанона (5) незначительно изогнут по диагонали C1–C3 с углом изгиба всего 3° (по сравнению с соответствующим углом, равным 25°, в исходном неплоском циклобутане).

Пятичленное кольцо оксима циклопентанона (6) находится в состоянии псевдовращательного движения, а любая его мгновенная конформация отражает быстрое псевдовращение и инверсию кольца, что может быть описано суперпозицией конформаций конверт, твист и седло. С другой стороны, по данным проведенных нами расчетов на уровне B3LYP/6–311G**, предпочтительными конформациями высших алициклических оксимов 7–9 являются формы кресло (7), скрученное кресло (8) и лодка–кресло (9).

CCCC1 CCCC1 C4 5 C3 CCCC1 CC3 CCCC1 C7 8 Рис. 3. Предпочтительные конформации алициклических оксимов 4–9, оптимизированные методом B3LYP/6–311G** КССВ 13С–13С оксима ацетона (1) проявляют слабую чувствительность к вращательным конформациям метильных групп и одинаковы для энергетически близких конформаций. С учетом этого обстоятельства, расчет КССВ С–13С в изученном ряду оксимов 1–25 проводился для предпочтительных конформаций метильных групп.

Сумма неконтактных взаимодействий JPSO, JDSO и JSD отрицательна практически для всех изученных оксимов и составляет менее 0.5% (табл. 2) от полного значения константы для соединений 1, 2, 6–9. Определяющим вкладом в полных значениях рассчитанных КССВ С–13С для изученного ряда алифатических и алициклических оксимов 1–9 является Ферми–контактный вклад, изменяющийся в широком диапазоне – от 23.2 до 67.6 Гц. В циклопропаноноксиме (4) вклад JFC имеет минимальное значение, что связано с аномально низким s–порядком эндоциклической углерод–углеродной связи в результате стерического напряжения трехчленного цикла.

Таблица 2. Константы спин-спинового взаимодействия 13С–13С (Гц) алициклических оксимов, рассчитанные методом SOPPA № СоедиКССВ JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп нения J(C–1,C–2) 0.2 –1.3 –0.3 34.9 33.J(C–2,C–3) 0.2 –1.4 –0.3 23.2 21.J(C–1,C–2) 0.3 0.0 0.8 41.2 42.J(C–2,C–3) 0.3 –0.3 0.9 31.6 32.J(C–1,C–2) 0.3 –0.9 0.8 48.1 48.3 45.J(C–2,C–3) 0.3 –1.3 0.7 38.8 38.5 38.J(C–1,C–2) 0.3 –1.1 0.8 48.7 48.7 46.J(C–2,C–3) 0.3 –1.2 0.7 38.9 38.7 38.J(C–1,C–2) 0.3 –1.1 0.8 49.3 49.3 47.J(C–2,C–3) 0.3 –1.2 0.7 39.6 39.4 38.J(C–1,C–2) 0.3 –1.0 0.7 50.8 50.J(C–2,C–3) 0.3 –1.2 0.7 40.9 40.Как видно из данных табл. 2, в соединениях 4–6 с увеличением размера цикла и уменьшением стерического напряжения наблюдается резкое возрастание Ферми–контактного вклада (~6 Гц на одну метиленовую группу). В соединениях 7–9 наблюдается дальнейшее незначительное увеличение этого вклада.

Для оксимов с заместителями азольного типа 10, 13, 16 и 17 в Е и Z изомерах были локализованы устойчивые конформеры s–цис (Е = 0.5–1.ккал/моль), в то время как высокоэнергетическим конформациям соответствовали переходные состояния s–транс (Е = 5–11 ккал/моль), природа которых была установлена по результатам гармонического колебательного анализа. Анализ ППЭ тиенилметилкетоксима (12), оксазолилметилкетоксима (14) и тиазолилметилкетоксима (15) показал предпочтительность E изомера с характерной s–цис ориентацией пятичленного заместителя. Исключение составляет фурилметилкетоксим (11), в котором реализуются два низкоэнергетических s–транс конформера, как в E, так и в Z изомерах.

Для оксимов с заместителями азинового типа (18–21) термодинамически более устойчивым также является E изомер. Характерно, что в обоих изомерах 2–пиридилметилкетоксима (19) предпочтительным является s–транс конформер. Это объясняется тем, что в высокоэнергетической s–цис конформации E изомера имеет место дестабилизирующее межорбитальное отталкивание неподеленных электронных пар пиридинового азота и атома азота оксимной функции. С другой стороны, в s–цис конформации Z изомера наблюдается аналогичное межорбитальное отталкивание НЭП пиридинового азота и атома кислорода оксимной функции, которое и дестабилизирует данную вращательную конформацию.

В гетероароматических оксимах 10–21 на полное значение КССВ 13С–13С оказывает влияние вращательные конформации заместителей, а также количество, положение и природа гетероатомов в цикле. При повороте гетероароматического заместителя из положения s–цис в положение s–транс наблюдается увеличение J(C,C) в среднем на 4 Гц в обоих изомерах. Это можно объяснить неклассическим взаимодействием в s–цис ориентации заместителя - N···H-N (в E–изомере) или O···H-N (в Z–изомере), похожим по своей природе на слабые внутримолекулярные водородные связи. При вращении азольного заместителя в положение s–транс во всех случаях наблюдается заметное увеличение константы J(C–1,C–2) вследствие разрыва внутримолекулярных водородных связей и высвобождения НЭП атома азота, которая дает положительный вклад в полное значение константы.

Проведенные расчеты КССВ С–13С гетероароматических оксимов показали, что изменение величины J(C,C) определяется вкладом трех факторов:

эффектом неподеленной электронной пары атома азота, стерическим влиянием заместителей, связанным с внутренним вращением гетероароматического фрагмента вокруг связи C1–C2, и групповой электроотрицательностью заместителя. При этом эффект НЭП в значениях КССВ С–13С оксимной функции, составляющий в среднем 10–15 Гц, заметно преобладает над другими стереоэлектронными эффектами, что позволяет использовать КССВ 13С–13С для конфигурационного отнесения конформационно неоднородных гетероароматических оксимов.

1.2 Карбонилсодержащие оксимы Особый интерес представляют карбонилсодержащие оксимы 22–25, для которых характерно проявление сильных конформационных эффектов, связанных с внутренним вращением ацильных и алкоксикарбонильных групп относительно плоскости оксимной функции. Помимо Е/Z изомерии, связанной с изменением конфигурации при С=N связи, эти соединения обладают также поворотной изомерией, характеризующейся относительно низким барьером внутреннего вращения карбонилсодержащих заместителей. Для всех рассмотренных соединений устойчивые вращательные конформации карбонилсодержащих оксимов, как в Е, так и в Z изомерах, имеют s–транс ориентацию карбонильной группы относительно двойной связи оксимной функции, что, по–видимому, связано с более эффективным ,–сопряжением взаимодействующих орбиталей оксимной и карбонильной групп. Расчет ППЭ ацетилметилкетоксима (22) и метоксикарбонилметилкетоксима (24) показал предпочтительность E изомеров с характерной s–транс ориентацией ацетильного и, соответственно, метоксикарбонильного заместителей (рис. 4).

CCCCCCs–транс–s–транс (0.0) s–цис–s–транс (9.7) Рис. 4. Вращательные конформации E изомера ацетилметилкетоксима (22), оптимизированные методом B3LYP/6–311G**. В скобках приведены относительные полные энергии (ккал/моль) Для диметоксикарбонилкетоксима (25) установлено наличие трех ортогональных низкоэнергетических конформаций с близкими значениями энергий. Сильные стерические взаимодействия оксимного кислорода с карбонильным в s–транс–s–цис–s–транс и s–цис–s–цис–s–транс или со сложноэфирным кислородом в s–цис–s–транс–s–транс конформациях приводят к выходу метоксикарбонильного заместителя из плоскости оксимного фрагмента на угол (NC2C3O) = 94°.

Гиперконьюгационные взаимодействия в оксимах 22–25 можно разделить на два типа. При цисоидной ориентации двойной связи С=O по отношению к связи С–C, включающей взаимодействующие ядра углерода, происходит перенос электронной плотности со связывающей –связи С=N на разрыхляющую орбиталь –связи С=О (С=N*С=О взаимодействие), что приводит к увеличению КССВ С–13С. С другой стороны, в случае трансоидной ориентации двойной связи С=O по отношению к связи С–C перенос электронной плотности со связывающей –связи между одним взаимодействующим и одним не взаимодействующим ядрами углерода на разрыхляющую орбиталь –связи С=О (С–С*С=О взаимодействие) приводит к уменьшению соответствующей КССВ 13С–13С.





Таким образом, суммарный ориентационный эффект С=О связи приводит к различию константы в s–цис и s–транс конформациях карбонилсодержащих оксимов в среднем не менее 3 Гц, что позволяет проводить конформационный анализ этого ряда оксимов при изучении внутреннего вращения ацильных и алкоксикарбонильных заместителей относительно плоскости оксимной функции.

1.3 Функционализированные 3-иминопирролизины В данной работе проведено отнесение конфигурации при C=N связи в ряду 2-карбамоил-3-иминопирролизинов 27-29 и 31-34, а также установлена предпочтительная вращательная конформация карбамоильной группы при атоме С2, связанная с внутренним вращением заместителя относительно связи C2–СО в иминопирролизиновом фрагменте, на основе квантовохимических расчетов КССВ 13С–13С в двух простейших модельных иминопирролизинах и 30, являющихся родоначальными представителями двух изученных серий – 27-29 и 31-34, соответственно.

RX = SMe; R1,R2 = H (26);

X = SMe; R1,R2 = -(CH2)4- (27);

X = SMe; R1 = Pr; R2 = Et (28);

X RX = SMe; R1 = Bu; R2 = Pr (29);

N X = NHMe; R1,R2 = H (30);

X = NHMe; R1,R2 = -(CH2)4- (31);

3 X = NHBu; R1,R2 = -(CH2)4- (32);

X = NHMe; R1 = Pr; R2 = Et (33);

HN CONHX = NHMe; R1 = Bu; R2 = Pr (34) 26 - Как видно из данных табл. 3, рассчитанные значения константы J(C-2,C-3) более, чем на 10 Гц различаются в E и Z изомерах модельных иминопирролизинов 26 и 30, что позволяет провести однозначное отнесение их конфигурации. Из этих данных следует, что соединения 27-29 и 31-34 имеют Z конфигурацию азометиновой функции, что находится в соответствии с полученными теоретическими данными по их относительной термодинамической устойчивости. Действительно, Z изомеры соединений 26 и 30, рассмотренные в их предпочтительных конформациях, более устойчивы их E изомеров на 2.4 ккал/моль и 2.8 ккал/моль, соответственно.

Ценную информацию о вращательных конформациях 1 иминопирролизинов содержат КССВ J(C-1,C-2) и J(C-2,C-3), проявляющие, как показали проведенные расчеты, зависимость от взаимной ориентации соответствующих углерод-углеродных связей и связи С=О амидного фрагмента. Установленная ярко выраженная стереоспецифичность КССВ J(C-2,C-3), связанная с внутренним вращением соседней карбамоильной группы, позволяет на основе экспериментальных и расчетных данных сделать Результаты данного раздела получены совместно с С.С. Хуцишвили и др.

[Хуцишвили С.С., Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б., Истомина Н.В., Петрова О.В., Собенина Л.Н., Михалева А.И. // ЖОрХ. – 2008. – Т. 44, вып. 9. – С. 1354–1360.].

однозначный вывод о предпочтительной s-цис ориентации карбамоильного фрагмента во всем ряду иминопирролизинов 26-34.

Таблица 3. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) модельных иминопирролизинов 26 и 30, рассчитанные методом SOPPA № СоедиКССВ Изомер Конформация JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп нения s-цис 0.33 -7.48 2.6 74.39 69.84 70.Z s-транс 0.33 -7.81 3.24 72.79 68.J(C-1,C-2) s-цис 0.34 -7.27 2.19 72.85 68.E s-транс 0.33 -7.42 2.72 79.97 75.s-цис 0.39 -2.24 0.82 70.69 69.66 67.Z s-транс 0.39 -2.05 1.03 77.54 76.J(C-2,C-3) s-цис 0.39 -2.04 0.84 59.70 58.E s-транс 0.39 -1.82 1.02 62.51 62.s-цис 0.40 -5.89 0.88 71.38 66.77 66.Z s-транс 0.39 -6.48 1.59 71.45 66.J(C-1,C-2) s-цис 0.40 -5.58 0.69 69.94 65.E s-транс 0.39 -6.12 1.12 71.39 66.s-цис 0.40 -2.73 0.43 76.85 74.95 74.Z s-транс 0.40 -2.29 0.64 82.05 80.J(C-2,C-3) s-цис 0.40 -2.51 0.43 65.43 63.E s-транс 0.40 -2.15 0.63 66.17 65.2. Стереоэлектронные эффекты и механизмы передачи спин-спинового взаимодействия 13С-13С в стерически напряженных карбо- и гетероциклах В настоящей работе проведен неэмпирический расчет КССВ С–13С в наиболее интересных с точки зрения электронного строения стерически напряженных насыщенных карбоциклических соединениях – моноцикло- алканах, спироалканах, бициклоалканах, пропелланах, полиэдранах и родственных каркасных карбоциклах, а также в 75 стерически напряженных гетероциклах - моногетероциклоалканах и конденсированных гетеро- бициклоалканах.

2.1 Моноциклоалканы и родственные спироалканы В качестве объектов для изучения вопроса разделения путей передачи спин-спинового взаимодействия 13С-13С в насыщенных карбоциклах выбран ряд классических моноциклоалканов - от циклопропана (35) до циклооктана(40).

Прямые КССВ С–13С быстро возрастают по абсолютной величине с увеличением размера цикла – от ~14 Гц в 35 и ~28 Гц в 36 до 33-35 Гц в 37-40.

Последний диапазон (33-35 Гц) является характерной областью значений КССВ С–13С в стерически ненапряженных алифатических соединениях. Очевидно, что необычно низкие значения КССВ С-13С в 35 и 36 связаны с эффектами стерического напряжения, приводящими к существенно заниженным значениям s-характеров углеродных гибридных орбиталей, образующих эндоциклические углерод-углеродные связи. Тем не менее, существенным моментом в этой интерпретации является необходимость учета передачи спинспинового взаимодействия по двум независимым маршрутам.

35 36 37 38 39 Геминальные КССВ С–13С изменяются в диапазоне от -2 Гц в (40) до приблизительно -10 Гц в (36). Типичные значения 2J(C,C) в моноциклоалканах с малым стерическим напряжением 38-40 составляют -(2-3) Гц, что помимо отсутствия стерического напряжения объясняется также и тем, что геминальный путь взаимодействия в этих соединениях является главным в рамках многомаршрутной модели передачи спин-спинового взаимодействия, характерной для циклических соединений. Так, например, в циклогексане (38) геминальное взаимодействие передается по двум независимым маршрутам - через две и, с другой стороны, через четыре связи, в циклогептане (39) - через две и через пять связей, а в циклооктане (6) - через две и через шесть связей.

Понятно, что второй, дальний, путь взаимодействия в этих трех соединениях исчезающе мал по сравнению с геминальной составляющей.

Вицинальные КССВ С–13С присутствуют только в ненапряженных циклоалканах начиная с циклогексана (38), составляя около +2 Гц в последнем соединении, и приближаясь к нулю (<0.2 Гц) в 39-40. Это связано с хорошо известной карплусовской зависимостью J(C,C): так, соответствующий диэдральный угол, характеризующий вицинальный путь спин-спинового взаимодействия, составляет 54° в (38), 86° в (39), и 100° в (40), что соответствует гош-ориентации взаимодействующих атомов углерода в (38) и близкой к ортогональной ориентации в 39 и 40.

Изученные в настоящей работе семь спироалканов 41-47 с варьированием размера цикла от трех до шести атомов углерода представляют исключительный интерес с точки зрения их электронного строения благодаря наличию спиро-углеродного фрагмента с необычными структурными характеристиками и, как следствие, необычными эффектами передачи спинспинового взаимодействия между атомами углерода через центральный спироуглеродный атом либо, с другой стороны, с участием спиро-углеродного атома.

Наиболее необычным и уникальным представителем этого ряда является сам родоначальник гомологического ряда спироалканов – спиро[2.2]пентан (41), более известный как просто спиропентан, единственно конформационно жесткая молекула со строго ортогональной ориентацией двух циклопропановых фрагментов в изученной серии. Молекула 41 отвечает точечной группе симметрии D2d (наивысшей в изученном ряду спироалканов), однако во всех расчетах КССВ С–13С (также как и при оптимизации геометрии) была использована Абелева точечная группа симметрии C2v.

41 42 43 45 46 В спиро[2.3]гексане (42) циклобутановый фрагмент, в соответствии с нашими расчетами, оказался изогнутым с углом складывания 19° (что на 6° превышает значение соответствующего угла складывания в незамещенном циклобутане), причем длины химических связей с участием спиро-углеродного атома, так же, как и в спиропентане, значительно короче периферийных углерод-углеродных связей, что является следствием сильного стерического напряжения в молекуле. Уточненный поиск стационарных точек на ППЭ спиро[2.4]гептана (43) выявил две конформации, отвечающие точечным группам симметрии Cs и C2. Проведение гармонического колебательного анализа обеих конформаций показал, что только первая из них является основным состоянием молекулы (мнимых частот нет), в то время как вторая относится к переходному состоянию (одна мнимая частота), поэтому в расчетах КССВ С–13С спиро[2.4]гептана (43) было принято, что молекула принимает предпочтительную конформацию с точечной группой симметрии Cs. В спироалканах с большими размерами циклов 44-47 по результатам проведенных расчетов на уровне B3LYP/6-311G**, циклобутановые фрагменты изогнуты по диагонали с углом складывания 25-30°, циклопентановые фрагменты принимают конформацию конверт с углом складывания 35-40°, а циклогексановые фрагменты принимают классическую для шестичленных алициклов конформацию кресло.

По данным проведенных расчетов КССВ 13С–13С в спироалканах 41-47, в целом наблюдается хорошее соответствие констант этого типа с аналогичными константами в родственных моноциклоалканах, так что включение спироуглеродного атома в путь спин-спинового взаимодействия мало отражается на значениях КССВ 13С–13С в спироалканах, то есть величина данных констант в первую очередь определяется топологией передачи спин-спинового взаимодействия и мало зависит от эффектов стерического напряжения на спиро-углеродном атоме. Диапазоны изменения КССВ С–13С с участием спиро-углеродного атома в зависимости от размера цикла (n = 3, 4, 5, 6) в спироалканах приведены ниже:

13 C C C (CH2)n (CH2)n C(CH2)n (CH2)n 13 13 C C C C (14.3 - 22.1) Гц (30.0 - 37.0) Гц (33.3 - 42.3) Гц (34.2 - 42.6) Гц Исключение составляют спироалканы, содержащие циклопентановый фрагмент, в которых значения КССВ 13С–13С этого типа заметно больше, чем в циклопентане. Наблюдаемое отклонение (до 4Гц) может быть объяснено либо увеличенным вкладом вицинального пути взаимодействия (положительный), либо уменьшенным вкладом геминального пути (отрицательный) в спироциклопентановом фрагменте по сравнению с незамещенным циклопентаном.

2.2 Бициклоалканы В изученной серии девяти бициклоалканов 48-56 наиболее необычным является родоначальник этого ряда – бицикло [1.1.1]пентан (48). Наиболее интригующим аспектом его электронного строения является, безусловно, природа электронного взаимодействия между формально несвязанными друг с другом мостиковыми атомами углерода, расстояние между которыми составляет всего около 1.9 . Результаты расчета КССВ С–13С бициклопентана представлены в табл. 4.

48 49 50 51 53 54 55 Таблица 4. Константы спин-спинового взаимодействия 13С–13С (Гц) бициклопентана, рассчитанные методом SOPPA Точечная Нумерация группа атомов симметрии КССВ JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп J(C-1,C-2) 0.22 0.08 0.66 24.41 25.37 25.C2v J(C-1,C-3) 0.10 0.27 -0.03 -27.37 -27.02 (-)25.J(C-2,C-4) 0.04 -0.12 -0.08 -6.07 -6.23 (-)5.Диапазон изменения КССВ С–13С между химически связанными атомами углерода в бициклоалканах составляет от 25 до 36 Гц. Исключение наблюдается для бицикло[1.1.1]пентана (48), который демонстрирует ярко выраженную неаддитивность (~ 15 Гц) для КССВ между мостиковыми ядрами углерода. Обнаруженный эффект неаддитивности в бицикло[1.1.1]пентане может быть объяснен черезпространственными мостиковыми взаимодействиями, которые обеспечивают дополнительный эффективный путь взаимодействия между формально не связанными атомами углерода.

В настоящей работе проведено также изучение механизмов передачи спин-спинового взаимодействия С-13С в конденсированных бициклоалканах 57-62, наиболее интересным представителем которых является хорошо известный бицикло[1.1.0]бутан (57), который на протяжении многих лет являлся предметом обстоятельного теоретического изучения.

57 58 60 61 Следует выделить два основных фактора, влияющих на КССВ 13С–13С в карбоциклической структуре конденсированных бициклоалканов:

гибридизация взаимодействующих атомов углерода и, с другой стороны, топология путей взаимодействия. КССВ J(C,C) между химически связанными атомами углерода изменяется в пределах от -15 до +42 Гц. При этом доминирует Ферми-контактный вклад, что главным образом зависит от s-характера связи. Типичные диапазоны изменения С–13С между химически связанными атомами углерода составляют 15-22 Гц для циклопропанового, 30-38 Гц для циклобутанового, 33-42 Гц для циклопентанового фрагментов.

Эти значения больше, чем аналогичные значения J(C,C) в родственных моноциклах: 12.4 Гц в циклопропане, 28.4 Гц в циклобутане и 32.6 Гц в циклопентане. Причина этого заключается в увеличении s-характера соответствующих мостиковых углеродных гибридов, формирующих мостикнемостиковые связи, отражающих степень стерического напряжения.

Экспериментальное значение J(C,C) между мостиковыми атомами углерода имеется только для бицикло[1.1.0]бутана, в то время как для остальных исследованных бициклоалканов такие данные отсутствуют. Расчет неизвестных J(C,C) между мостиковыми атомами углерода проведен нами с высокой степенью надежности и, таким образом, восполняет имеющийся пробел в экспериментальных данных.

2.3 Пропелланы В данной работе проведен неэмпирический расчет высокого уровня КССВ 13С–13С в ряду пропелланов 63-68, и в табл. 5 представлены данные для двух наиболее интересных соединений этой серии, 63 и 64.

Таблица 5. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) пропелланов, рассчитанные методом SOPPA № Точечная Соеди- Нумерация атомов группа КССВ JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп нения симметрии J(C-1,C-2) 0.22 -2.35 -0.13 12.12 9.87 9.63 C2v J(C-1,C-3) 0.17 -0.27 1.99 15.56 17.J(C-1,C-2) 0.25 1.60 1.26 33.30 36.J(C-1,C-4) 0.19 2.05 2.38 0.90 5.J(C-1,C-5) 0.24 -2.27 -0.16 16.04 13.64 C2v J(C-2,C-3) 0.21 0.93 1.13 29.98 32.1 J(C-1,C-3) 0.04 -0.11 -0.32 -4.72 -5.J(C-2,C-5) 0.00 -0.06 -0.07 1.78 1.В литературе отсутствуют как экспериментальные, так и теоретические данные по J(С,С) между мостиковыми атомами углерода пропелланов, поэтому полученные в данной работе теоретические значения J(С,С) между мостиковыми атомами углерода для ряда пропелланов являются их первыми надежными оценками.

Интересно отметить, что при переходе от [2.2.2]пропеллана (66) к [2.2.1]пропеллану (65) и к [2.1.1]пропеллану (64) наблюдается резкое уменьшение КССВ 13С-13С мостиковой связи от ~34 Гц до почти 5 Гц. Следуя этой логике, при переходе от [2.1.1]пропеллана (64) к [1.1.1]пропеллану (63) следует ожидать дальнейшего уменьшения константы мостиковой связи с переходом ее в область отрицательных значений, как в случае бицикло[1.1.0]бутана. Однако ничего подобного не происходит. Более того, константа мостиковой связи, проходя через минимум в случае пропеллана (64) снова увеличивается до +17.5 Гц в [1.1.1]пропеллане (63).

63 64 Если учесть, что в последнем соединении константа между мостиковыми атомами углерода помимо формально прямого пути (т.е. через одну связь) содержит также три геминальных инкремента по -4.2 Гц каждый, то чисто "прямая" составляющая КССВ С–13С мостиковой связи в пропеллане (63) может быть оценена в ~ 30 Гц, что очень близко для классической углеродуглеродной связи типа sp3-sp3 в алициклических соединениях без стерического напряжения.

2.4 Каркасные карбоциклы и полиэдраны Изученные в настоящей работе каркасные карбоциклы можно разбить на две группы – это полициклоалканы, содержащие бициклобутановый фрагмент 69-75 и, с другой стороны, ряд классических полиэдранов и родственных каркасных полициклоалканов 76-84. Как показали проведенные расчеты по оптимизации геометрических параметров 69-75 методом B3LYP/6-311G**, длина мостиковой связи бициклобутанового фрагмента изученного ряда соединений составляют в среднем 1.45 - 1.46 , что существенно меньше длины мостиковой связи в родственном бициклобутане (1.50 ), в то время как углы складывания бициклобутанового фрагмента в ряду 69-75 (60-86°) заметно больше, чем угол складывания в незамещенном бициклобутане (57°).

Наибольшее значение угла складывания наблюдается в октабисвалене 74, достигая 86°. Обнаруженные аномалии в геометрическом строении каркасных полициклоалканов, содержащих бициклобутановый фрагмент, по сравнению с родственным бициклобутаном должны отражаться и в других стереоэлектронных характеристиках и молекулярных свойствах соединений этого ряда, что в первую очередь относится и к КССВ 13С–13С, рассчитанным во всем ряду каркасных карбоциклов 69-84.

Отрицательный знак константы между мостиковыми атомами углерода в 69-75 отражает уникальную природу мостиковой связи, имеющей практически 100%-ный -характер. Следует отметить, что хотя отрицательный знак КССВ С–13С между мостиковыми атомами углерода во всех полициклоалканах, содержащих бициклобутановый фрагмент 69-75, не подтвержден экспериментально, его все же с уверенностью можно считать отрицательным на основе теоретических расчетов на высоком уровне неэмпирической теории SOPPA (табл. 6), выполненных в настоящей работе, а также на основе структурной аналогии карбоциклов этого ряда с родственным бициклобутаном.

Константы других типов, характеризующие бициклобутановый фрагмент карбоциклов 69-75, изменяются более хаотично, проявляя также зависимость от величины угла складывания, однако эти зависимости не выражены так четко, как в случае КССВ между мостиковыми атомами углерода.

Таблица 6. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) каркасных карбоциклов, содержащих бициклобутановый фрагмент, рассчитанные методом SOPPA № Точечная Нумерация Соеди- группа КССВ JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп атомов нения симметрии J(C-1,C-2) 0.21 -0.35 -0.24 17.76 17.38 19.J(C-1,C-3) 0.21 -1.14 -0.77 0.58 -1.J(C-2,C-5) 0.22 0.46 0.77 33.67 35.12 34.69 C2v 5 J(C-1,C-5) 0.00 -0.27 -0.05 -5.15 -5.47 (-)3.J(C-2,C-4) 0.05 0.34 0.01 -18.50 -18.J(C-1,C-2) 0.24 -1.10 -0.22 22.39 21.70 C2v J(C-1,C-3) 0.22 -0.81 -0.72 -8.23 -9.J(C-2,C-4) 0.04 -0.02 0.02 4.66 4.Очевидно, что основным фактором, влияющим на изменение КССВ С-13С в каркасных карбоциклах, является многомаршрутность пути передачи спин-спинового взаимодействия. Например, положительные значения константы J(C-2,C-4) в 70 и 73 следует связывать с наличием положительного вицинального пути спин-спинового взаимодействия (который присутствует только в этих двух соединениях из всего изученного ряда), а отрицательную и большую по абсолютной величине, казалось бы, такую же точно константу в можно объяснить наличием трех отрицательных геминальных путей спинспинового взаимодействия в совокупности с отрицательным вкладом несвязанных взаимодействий между мостиковыми атомами углерода:

C C C 13 C C C + 4.7 Гц +2.4 Гц -18.1 Гц 70 73 Тетраэдран (76), наиболее высокосимметричный из всех изученных каркасных карбоциклов этого ряда, отвечает точечной группе симметрии Td с длиной углерод-углеродной связи 1.478 . Из трех призманов 77-79, наивысшей симметрией обладает сам призман (77), отвечающий точечной группе симметрии D3h, в то время как гомопризман (78) и квадрициклен (79) относятся к точечным группам Cs and C2v, соответственно. Очевидной аномалией 76-79 по сравнению с соответствующими моноциклоалканами, циклопропаном и циклобутаном, является заметное укорочение углеродуглеродных связей, что несомненно должно отражаться и в значениях их КССВ 13С–13С.

Кубан (80) относится к высокосимметричной точечной группе Oh и характеризуется длинами связи r(CC) = 1.569 и r(CH) = 1.086 , что очень близко к таковым в циклобутане. Однако здесь нельзя провести прямую аналогию, поскольку циклобутан изогнут по диагонали на угол около 25°, поэтому кубан можно рассматривать как гипотетическую комбинацию из шести плоских циклобутановых фрагментов, являющихся переходными состояниями между двумя вырожденными неплоскими основными состояниями молекулы циклобутана. Пентапризман и гексапризман принадлежат к точечным группам симметрии D5h и D6h с длинами углеродуглеродных связей 1.570 и 1.565 , соответственно, что значительно превышает длины связей в родственных неплоских моноциклоалканах циклобутане (1.555 ), циклопентане (1.542 ) и циклогексане (1.537 ). Адамантан (83) и диамантан (84) отвечают точечным группам симметрии, соответственно, C2v и C2h, которые и были использованы во всех расчетах геометрии и КССВ 13С–13С.

Основным фактором, влияющим на изменение КССВ С–13С полиэдранов, является многомаршрутность пути передачи спин-спинового взаимодействия, что проиллюстрировано на примере призмана и кубана:

C C 13 C C C C +42.2 Гц -6.1 Гц +12.7 Гц C C 13 13 13 C C C C +17.8 Гц +31.7 Гц -11.5 Гц Все формально прямые КССВ 13С–13С (то есть константы спин-спинового взаимодействия между химически связанными атомами углерода) положительны, изменяясь в диапазонах 11-13 Гц в циклопропановых фрагментах и 30-40 Гц в циклобутановых, циклопентановых и циклогексановых фрагментах. Рассчитанные значения КССВ 13С–13С находятся в хорошем соответствии с имеющимися экспериментальными данными, носящими единичный характер, и, таким образом, удачно восполняют пробел в этой области. Отрицательные значения J(C-1,C-3) = -6.1 Гц в призмане (77) и J(C-1,C-6) = -11.5 Гц в кубане (80) безусловно следует связывать с наличием двух отрицательных геминальных путей спин-спинового взаимодействия, как это имеет место в родственном циклобутане, в котором величина этой константы составляет -8.1 Гц.

Значения формально прямых КССВ С–13С в пентапризмане и гексапризмане близки таковым в родственных моноциклоалканах – циклопетане (32.6 Гц) и циклогексане (33.1 Гц):

C C 13 C C C C C C 31.2 Гц 32.3 Гц 30.9 Гц 29.9 Гц Однако, это является, на наш взгляд, чисто случайным совпадением, поскольку, с одной стороны, циклопентановый и циклогексановый фрагменты пентапризмана и гексапризмана идеально плоские (в то время как циклопентан и циклогексан принимают предпочтительные неплоские конформации конверт и кресло, соответственно), а с другой стороны (и это более важно), в пентапризмане и гексапризмане спин-спиновое взаимодействие С–13С передается по двум и даже трем независимым маршрутам, включающим значительные положительные вклады вицинального взаимодействия.

2.5 Моногетероциклоалканы и конденсированные гетеробициклоалканы В отличие от стерически напряженных полициклоалканов, изученные в настоящей работе моногетероциклоалканы 85-96 и конденсированные гетеробициклоалканы 97-159 характеризуются наличием в многомаршрутных путях передачи спин-спинового взаимодействия С–13С гетероатомов с НЭП, что приводит, как показали проведенные расчеты, к интересным и ярким эффектам в значениях КССВ 13С–13С.

Y X X X X X Y Y 85-90 91-96 97-117 118-153 154-1X, Y = CH2, SiH2, NH, PH, O, S Учитывая относительно небольшой размер малых циклов 85-159, расчет КССВ С–13С в изученном ряду соединений был проведен методом SOPPA с использованием базисного набора cc-pCVDZ для задания атомов углерода и cc-pVDZ для задания атомов H, N, O, Si, P, S; кроме того, для задания атомов третьего периода использован триплетно-расщепленный корреляционносогласованный поляризационный базис, расширенный диффузными функциями aug-cc-pVTZ.

Рассчитанные величины JCC в насыщенных трехчленных гетероциклах (табл. 7) совпадают с имеющимися экспериментальными значениями с хорошей точностью. Учитывая в среднем невысокую точность экспериментального измерения КССВ С–13С, составляющую с учетом эффекта среды и температуры ~0.5 Гц, можно с уверенностью констатировать правильность выбора уровня теории и качества базисных наборов для взаимодействующих атомов углерода и, с другой стороны, атомов водорода и невзаимодействующих атомов второго и третьего периодов.

Таблица 7. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) моногетероциклопропанов, рассчитанные методом SOPPA № Число Гетероатом Базисный Соеди базисных JDSO JPSO JSD JFC J Jэксп Х набор Х нения АО 85 C cc-pVDZ 80 0.15 -0.57 -0.14 14.75 14.19 12.86 N cc-pVDZ 75 0.16 -0.51 -0.29 22.55 21.91 21.87 O cc-pVDZ 70 0.18 -0.52 -0.42 28.48 27.72 28.cc-pVDZ 84 0.18 -0.16 0.35 10.63 11.88 Si aug-cc-pVTZ 116 0.18 -0.01 0.34 11.02 11.cc-pVDZ 79 0.19 -1.63 -0.01 26.89 25.89 P aug-cc-pVTZ 111 0.19 -1.56 -0.02 25.42 24.cc-pVDZ 74 0.20 -1.90 0.00 29.75 28.90 S aug-cc-pVTZ 106 0.20 -1.85 -0.06 28.62 26.Общий диапазон изменения значений J(С,С) в ряду гетероциклопропанов составляет почти 17 Гц. Наименьшее значение константы (~11 Гц) наблюдается в силиране (88), содержащем электроположительный атом кремния, а наибольшие значения – в тииране 90 (~27 Гц) и оксиране 87 (~28 Гц), содержащих, соответственно, атомы серы и кислорода. Основные изменения обусловлены Ферми-контактным вкладом, который положителен во всем ряду соединений, в то время как орбитальный парамагнитный и спин-дипольный вклады отрицательны (за исключением спин-дипольного вклада в силиране 88, который составляет +0.35 Гц), изменяясь, соответственно, от –0.5 до –2 Гц и от -0.42 до +0.35 Гц. Орбитальный диамагнитный вклад практически нечувствителен природе гетероатома и составляет 0.15-0.2 Гц.

Таким образом, изменение КССВ С–13С в моногетероциклопропанах определяется совместным действием двух факторов: электроотрицательностью гетероатома, и, с другой стороны, длиной углерод-углеродной связи.

Рассчитанные значения КССВ С–13С четырехчленных гетероциклов совпадают с экспериментальными в пределах 1-2 Гц, кроме силитана (94), для которого расхождение с экспериментом достигает 4 Гц. В случае гетероциклов, содержащих атомы третьего периода с диффузными неподеленными электронными парами и вакантными d-орбиталями (Si, P, S), существенное улучшение качества расчета достигается использованием для этих атомов триплетно-расщепленного корреляционно-согласованного поляризационного набора aug-cc-pVTZ, расширенного диффузными функциями s-, p-, d- и f-типов.

Диапазон изменения КССВ 13С-13С в ряду гетероциклобутанов составляет 29-34 Гц. Орбитальный диамагнитный, орбитальный парамагнитный и спиндипольный вклады положительны в этих гетероциклах, составляя в среднем 0.2, 1 и 1.2 Гц соответственно. Следует отметить, что в результате впервые проведенного в настоящей работе неэмпирического расчета КССВ С–13С в ряду трех- и четырехчленных насыщенных гетероциклов 85-96 в приближении SOPPA с относительно высокой точностью (1-2 Гц) впервые предсказаны КССВ С–13С в силиране (~12 Гц), фосфиране (~24 Гц), тииране (~27 Гц) и фосфетане (~32 Гц), которые ждут своего экспериментального подтверждения.

Вывод о низком стерическом напряжении оксирана и тиирана, по сравнению с циклоалканом подтверждается также рассмотрением ВЗМО в гетероаналогах циклопропана, представленных на рис. 5. В отличие от других соединений этого ряда, обладающих ВЗМО по типу "банановых" связей, оксиран и, особенно, тииран характеризуются ВЗМО с доминирующим вкладом их неподеленных электронных пар.

Для изучения проблемы аддитивности путей передачи спин-спинового взаимодействия между мостиковыми атомами углерода из серии гетероаналогов бициклобутана 97-117 были выбраны гетеробициклобутаны, содержащие по два одинаковых гетероатома 97, 103, 108, 112, 115 и 117. Как показали проведенные расчеты (табл. 8), спин-спиновое взаимодействие между мостиковыми атомами углерода в гетеробициклоалканах 97-159 передается по трем независимым маршрутам согласно схеме:

JCC J CC Y J CC X X Y J CC JCC JCC 97-117 118-153 154-1Полные значения КССВ С–13С гетеробициклоалканах 118-159 были рассчитаны методом SOPPA при использовании геометрических параметров, оптимизированных методом MP2/6-31G**, а соответствующие им аддитивные величины Jадд были вычислены как алгебраическая сумма прямого и двух геминальных путей взаимодействия (табл. 8).

-11.5 эВ -9.9 эВ -10.3 эВ -10.2 эВ -11.3 эВ -8.9 эВ Рис. 5. Трехмерные карты распределения электронной плотности ВЗМО моногетероциклопропанов, рассчитанные методом HF/6-31G** В гетероаналогах бицикло[1.1.0]бутана 97, 103, 108, 112, 115 и 117 с наибольшим стерическим напряжением вклад неконтактных взаимодействий очень высок, особенно в самом бициклобутане (97) и его дифосфапроизводном (112), в которых Ферми-контактный вклад даже заметно меньше суммарного вклада неконтактных взаимодействий.

Полные значения КССВ С–13С гетеробицикло[1.1.0]бутанов 97-1изменяются в диапазоне от -18.5 Гц в 2,4-дисилабициклобутане (103) до +51.Гц в 2,4-диоксабициклобутане 115. В гетероаналогах бициклобутана 97-100, 103-107 и 112 КССВ 13С–13С мостиковой связи имеют отрицательный знак, что является редчайшим случаем, поскольку, за исключением самого бициклобутана, КССВ между непосредственно связанными атомами углерода всегда положительны. Более того, в соединениях 97, 99, 100, 106, 107 и 1Ферми-контактный вклад не только не доминирует, но даже и “проигрывает” по абсолютной величине суммарному вкладу неконтактных взаимодействий (орбитальному и спин-дипольному), что для прямых углерод-углеродных констант является и вовсе необычным. Таким образом, изученный ряд гетероаналогов бициклобутана 97-117 является в этом плане уникальным и представляет исключительный интерес с точки зрения изучения механизмов передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода.

Таблица 8. Константы спин-спинового взаимодействия С-13С (Гц) между мостиковыми атомами углерода гетеробицикло[1.1.0]бутанов, рассчитанные методом SOPPA № Гетеро- Соеди- JSO JSD JFC J JСС Jадд J атом нения 97 C -3.6 -1.6 -2.0 -7.3 10.7 -6.6 0.108 N -3.1 -1.6 17.3 12.6 28.8 14.4 1.115 O -2.5 -0.9 33.7 30.4 42.3 29.8 -0.103 Si -3.3 -0.1 -16.7 -20.1 0.16 -29.6 -9.112 P -7.7 -1.6 6.6 -2.7 23.4 -7.7 -5.117 S -7.3 -1.9 21.0 11.9 32.9 3.8 -8.Не трудно видеть, что отрицательный знак КССВ С–13С мостиковой связи в ряду изученных соединений связан с проявлением первого фактора.

Действительно, после вычитания из полного значения константы J двух геминальных составляющих, полученные таким образом “истинно прямые” константы 1JСС все без исключения положительны и изменяются в диапазоне от +9.0 Гц в 2-аза-4-cилабициклобутане (104) до +64.0 Гц в 2,4-диоксабициклобутане (115).

На рис. 6 представлена зависимость КССВ С–13С мостиковой связи гетеробицикло[1.1.0]бутанов 97-117 от электроотрицательности гетероатома, включенного в один из геминальных путей взаимодействия.

J (С,С), Гц X=Si (1,7) X=P (2,1) X=S (2,4) X=C (2,5) X=N (3,1) X=O (3,5) -51,4 1,6 1,8 2 2,2 2,4 2,6 2,8 3 3,2 3,4 3,6 3,---Электроотрицательность гетероатома У Рис. 6. Зависимость КССВ 13С–13С мостиковой связи гетеробицикло[1.1.0]бутанов от электроотрицательности гетероатома Последовательное увеличение электроотрицательности гетероатома приводит к возрастанию полного значения константы. Кроме того, увеличение электроотрицательности гетероатома Х в свою очередь приводит к смещению зависимости в более высокую область значений КССВ. Резкое понижение значений КССВ на достаточно узком интервале изменения электроотрицательности (2.4-2.5) соответствует переходу от гетероатомов третьего периода к гетероатомам второго периода.

Рассчитанные полные значения КССВ С–13С гетеробициклопентанов 118, 125, 132, 139, 146, 153, составляющие их вклады, соответствующие им аддитивные величины Jадд, а также отклонения аддитивных величин от полных значений КССВ 13С–13С (J) представлены в табл. 9.

В гетероаналогах бицикло[2.1.0]пентана 118, 125, 132, 139, 146 и 1Ферми-контактный вклад доминирует, за исключением соответствующего дисилабициклопентана (125), в котором он составляет –1.2 Гц, спинорбитальный вклад равен –3.1 Гц, а спин-дипольный вклад близок к нулю.

Полное значение КССВ между мостиковыми атомами углерода составляет, таким образом, -4 Гц. Аддитивная схема предсказывает в этом соединении значение константы –2.3 Гц, что близко к рассчитанному (-4.0 Гц). В целом в гетероаналогах бицикло[2.1.0]пентана наблюдаются максимальные отклонения от аддитивности, достигающие 7-9 Гц.

Прямая константа JСС мостиковой связи в соединениях 118-1рассчитывалась в рамках аддитивной модели вычитанием из полного значения 2 константы J суммы геминального JСС и вицинального JCC вкладов.

Соответствующие геминальный и вицинальный инкременты КССВ С–13С были получены ранее в модельном ряду моногетероциклов.

Таблица 9. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) между мостиковыми атомами углерода гетеробицикло[2.1.0]пентанов, рассчитанные методом SOPPA № Гетеро- Соеди- JSO JSD JFC J JСС Jадд J атом нения 118 C -2.8 -1.0 7.4 3.7 7.3 13.0 9.132 N -3.2 -1.2 16.1 11.7 15.7 20.8 9.146 O -3.2 -1.2 24.5 20.1 22.3 28.1 8.125 Si -3.1 0.3 -1.2 -4.0 4.8 -2.3 2.139 P -6.7 -0.7 11.4 4.0 16.6 11.4 7.153 S -7.0 -0.8 18.8 11.0 23.0 18.7 7.Общий диапазон изменения КССВ С–13С мостиковой связи в ряду соединений 118-153 составляет около 35 Гц: от -3.9 Гц в 2,5-дисилабицикло[2.1.0]пентане (125) и 2-фосфа-5-силабицикло[2.1.0]пентане (137) до +30.4 Гц в диоксаби-цикло[2.1.0]пентане (146).

Аддитивность путей передачи спин-спинового взаимодействия между мостиковыми атомами углерода гетеробицикло[2.2.0]гексанов изучалась на примере соединений 154-159, содержащих по два одинаковых гетероатома:

NH O O HN 154 155 1SiHPH S H2Si HP S 157 158 1Таким образом, проведенные расчеты свидетельствуют о наличии аддитивности путей спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в насыщенных моногетероциклах, однако в их конденсированных производных наблюдаются существенные отклонения КССВ С–13С от их аддитивных значений, особенно в соединениях, содержащих элементы третьего периода, и прежде всего атом кремния. Кроме того, отклонения от аддитивности в гетеробицикло[2.1.0]пентанах и гетеробицикло[2.2.0]гексанах могут объясняться тем, что вицинальные инкременты определялись по рассчитанным значениям КССВ соответствующих гетероциклобутанов, которые по своему электронному строению и, прежде всего, по степени стерического напряжения заметно отличаются от гетеробицикло[2.1.0]пентанов и гетеробицикло[2.2.0]гексанов, что не может не сказываться на значениях соответствующих аддитивных инкрементов спин-спинового взаимодействия.

3. Константы спин-спинового взаимодействия 13С–13С в стереохимических исследованиях углеводов Установление конфигурационного и конформационного строения углеводных циклов в нуклеиновых кислотах, нуклеотидах, нуклеозидах, коферментах, некоторых белках и продуктах их метаболизма представляет исключительную важность для изучения и прогнозирования их биологической активности.

Имеющиеся экспериментальные данные по КССВ С–13С в углеводах позволяют заключить, что они чувствительны к стереохимическим эффектам, проявляя зависимость от конфигурации аномерного центра, конформации углеводного цикла и вращательных конформаций гидроксильных групп.

Однако экспериментальных данных для стереохимического анализа углеводов недостаточно вследствие трудностей, возникающих при измерении КССВ С–13С, требующем, как правило, использования образцов, селективно меченых изотопом С. В значительной мере этот пробел восполняют выполненные в настоящей работе теоретические расчеты КССВ С–13С в пента- и гексапиранозах 160-171, тетра-, пента- и гексафуранозах 172-185, а также гексасептанозах 186-193, позволяющие понять природу их стереоспецифичности, лежащую в основе ряда методов стереохимии и конформационного анализа биохимических молекул.

O O O 160-171 172-185 186-13.1 Отнесение конфигурации и конформационный анализ пираноз Как известно, каждый из аномеров пиранозы существует в равновесной смеси нормальной (4С1) и альтернативной (1С4) конформаций кресла, которые самопроизвольно переходят друг в друга в результате инверсии цикла, как показано на примере маннозы:

OH CH OH H H OH CH o OH H HO H o H OH H HO OH H H OH H OH H -D- -D-маннопираноза маннопираноза 4С1 СOH CH OH H OH OH CH o OH H HO OH o H H H OH HO H H H H OH H -D- -Dманнопираноза 4С1 маннопираноза 1СПроведен квантовохимический расчет КССВ 13С–13С 1J(С-1,С-2) в рамках метода SCPT INDO в каждом из двух конформеров (4С1 и С4) обоих - и аномеров всех четырех альдопентапираноз: арабинозы, рибозы, ликсозы и ксилозы, и всех восьми альдогексапираноз: аллозы, альтрозы, глюкозы, маннозы, гулозы, идозы, галактозы и талозы (табл.10).

Таблица 10. Константы спин-спинового взаимодействия С–13С (Гц) пента- и гексапиранозного циклов, рассчитанные методом SCPT INDO Ориентация Соединение JSO JSD JFC J(С-1,С-2) ОН при С1 и СD-ксилоза:

-D-Xyl-4C1 ае -2.1 1.4 46.7 46.0 (46.1)а еа -2.3 1.4 46.5 45.-D-Xyl-1Сее -2.1 1.4 47.1 46.4 (45.9) -D-Xyl-4Саа -2.2 1.4 49.4 48.-D-Xyl-1СD-ликсоза:

-D-Lyx-4С1 аа -2.2 1.4 47.8 47.1 (47.1) ее -2.1 1.4 48.4 47.-D-Lyx-1Сеа -2.2 1.4 45.3 44.5 (43.2) -D-Lyx-4Сае -2.1 1.4 48.4 47.-D-Lyx-1СD-аллоза:

ае -2.1 1.4 45.5 44.8 (45.4) -D-All-4Сеа -2.3 1.4 44.2 43.-D-All-1Сее -2.1 1.4 48.6 47.9 (47.3) -D-All-4Саа -2.2 1.4 47.0 46.-D-All-1СD-манноза:

аа -2.2 1.4 47.6 46.9 (46.7) -D-Man-4Сее -2.1 1.4 47.9 47.-D-Man-1Сеа -2.2 1.4 45.0 44.2 (42.7) -D-Man-4Сае -2.2 1.4 47.4 46.-D-Man-1СРасхождение рассчитанных и экспериментальных (приведены в скобках) КССВ 13С–13С, как правило, не превышает 1-2 Гц, что практически сравнимо с экспериментальной точностью измерения КССВ С–13С в образцах моносахаридов, обогащенных изотопом 13С.

В ходе проведения настоящей работы были установлены следующие закономерности, связывающие изменение КССВ 13С–13С со стереохимическим строением пиранозного цикла:

1) В нормальных конформациях пента- и гексапираноз с аксиальной ориентацией гидроксильной группы при С2 значение J(С-1,С-2) в среднем на 3 Гц выше в -аномерах, чем в -аномерах. В первом случае обе гидроксильные группы при С1 и С2 занимают аксиальное положение, то есть находятся в трансоидной ориентации по отношению друг к другу, в то время как в -аномерах гидроксильная группа при аномерном центре становится экваториальной. Эта зависимость наиболее ярко прослеживается для нормальных конформаций аномеров ликсозы, маннозы, идозы и талозы.

Наблюдаемое различие констант, составляющее около 3 Гц, вполне достаточно для однозначного отнесения конфигурации аномерного центра пиранозного цикла.

2) В нормальных конформациях пента- и гексапираноз с экваториальной ориентацией гидроксильной группы при С2 значение константы J(С-1,С-2), напротив, выше в -аномерах, в которых обе гидроксильные группы при С1 и С2 занимают экваториальное положение и находятся, таким образом, в гошориентации по отношению друг к другу. Эта закономерность проявляется для нормальных конформаций аномеров ксилозы, глюкозы и галактозы, а также для аномеров рибозы и аллозы, в которых отмеченный эффект превышает 3 Гц.

3) В альтернативных конформациях пента- и гексапираноз с аксиальной ориентацией гидроксила при С2 значения 1J(С-1,С-2) в среднем на 3 Гц больше в -аномерах с аксиальной ориентацией аномерного гидроксила по сравнению с -аномерами, в которых гидроксильная группа при аномерном центре занимает экваториальное положение. Это прослеживается на примере альтернативных конформаций аномеров рибозы, ксилозы, аллозы, глюкозы, гулозы и галактозы.

4) В альтернативных конформациях пента- и гексапираноз с экваториальной ориентацией гидроксила при С2 значения J(С-1,С-2), наоборот, больше в -аномерах, в которых обе гидроксильные группы при С1 и С2 занимают экваториальное положение и находятся в гош-ориентации по отношению друг к другу. Отмеченная тенденция наиболее ярко проявляется в альтернативных конформациях аномеров талозы и слабее – в альтернативных конформациях аномеров маннозы, арабинозы и идозы.

Из этих данных видно, что значения КССВ 13С-13С в углеводах проявляют ярко выраженную стереоспецифичность, связанную с ориентацией аномерного гидроксила в конформационно однородных аномерах. Имеющиеся экспериментальные данные (которые великолепно воспроизвелись в проведенных расчетах!) подтверждают первую и вторую закономерности, позволяющие проводить отнесение конфигурации аномерного центра в пиранозах, существующих в нормальной конформации. С другой стороны, третья и четвертая закономерности позволяют проводить отнесение конфигурации аномерного центра в пиранозах, существующих в альтернативной конформации, и впервые установлены в настоящей работе.

3.2 Стереохимический анализ фураноз Пятичленные фуранозные формы моносахаридов изучены в гораздо меньшей степени, чем пиранозы. Прежде всего это связано с их меньшей распространенностью в природе и малой устойчивостью. Кроме того, фуранозные циклы в растворах исключительно конформационно подвижны, что, в свою очередь, усложняет их стереохимические исследования.

В данной работе был проведен квантовохимический расчет КССВ 13С–13С в - и -аномерах двух альдотетрафураноз: эритрозы и треозы, четырех альдопентафураноз: арабинозы, рибозы, ксилозы и ликсозы, и восьми альдогексафураноз: аллозы, альтрозы, глюкозы, маннозы, гулозы, идозы, галактозы и талозы, то есть для обоих аномеров фуранозных форм всех возможных тетра-, пента- и гексафураноз. Полученные результаты обнаруживают неплохую количественную сходимость рассчитанных значений J(С-1,С-2) с имеющимися экспериментальными данными.

Анализ основных стереохимических закономерностей изменения рассчитанных полных значений констант J(С-1,С-2) позволяет сделать следующее заключение: основным фактором, который определяет стереохимическое поведение КССВ С–13С фуранозного цикла, является взаимная ориентация гидроксильных групп при атомах углерода С1 и С2. Было установлено, что значение константы 1J(С-1,С-2) в среднем на 2-4 Гц больше в случае их транс-ориентации по сравнению с цис-расположением.

Эта закономерность (наблюдаемая также и в имеющихся экспериментальных данных) четко прослеживается на примере всех альдофураноз, за исключением аномеров идозы и талозы, в которых различие констант незначительно. Тем не менее, взаимная ориентация гидроксильных групп является доминирующим фактором стереоспецифичности J(С-1,С-2) альдофуранозного цикла.

Конформационный анализ фуранозных циклов углеводов представляет собой очень сложную задачу. В общем случае возможны два типа наиболее устойчивых конформаций пятичленных колец фураноз: конверт (Е), содержащий четыре атома в плоскости, и твист (T), содержащий три атома в плоскости. По результатам многочисленных работ (включая и данное исследование) было установлено, что фуранозный цикл может принимать до симметричных скрученных конформаций и 10 форм конверта, которые самопроизвольно переходят друг в друга в результате псевдовращения альдофуранозного цикла, как показано ниже на рис. 7.

3 O 4 O O 1 2 E2 T2 3E O 3 O 4 T2 o T4 O 342o 0 18o O o E E36 3 324o o 306o O 3 T2 T3 72o O 288o O 2 1 o 90o E0 270 E O o 4 1252o 0 O 1 T1 T0 234o o 1O o 144 E 1 216o O E o O o o 113 1TTO 2 O E3 T3 2 E 3 O 2 O 3 O Рис. 7. Псевдовращение альдофуранозного цикла 3.3 Стереохимические исследования септанозного цикла Установление конформационного строения септанозного цикла значительно сложнее и еще более неоднозначно. В частности, на основании рентгеноструктурных исследований и метода ПМР был сделан принципиальный вывод о предпочтительности кресловидной конформации септанозного цикла. Основываясь на результатах этих работ, мы исходили из того, что каждый из аномеров всех исследуемых нами септаноз, по аналогии с пиранозами, существует в равновесной смеси нормальной (4С1) и альтернативной (1С4) конформаций кресла, показанных на примере маннозы:

H HO H HO OH OH H H H O H OH O H H HO H OH HO H H H OH H OH H -D-манносептаноза 4С1 -D-манносептаноза 1СHO H OH OH HO H OH H H H O H O H OH HO H OH HO H H H H H OH H -D-манносептаноза 4С1 -D-манносептаноза 1СДля семичленных форм моносахаридов проведен аналогичный квантовохимический расчет КССВ С–13С между С1 и С2 в каждом из двух конформеров (4С1 и С4) обоих - и -аномеров всех восьми альдогексасептаноз: аллозы, альтрозы, глюкозы, маннозы, гулозы, идозы, галактозы и талозы.

Было установлено, что в нормальных конформациях гексасептаноз с аксиальной ориентацией гидроксильной группы при С2 значение 1J(С-1,С-2) на ~2 Гц выше в -аномерах, чем в -аномерах. В первом случае обе гидроксильные группы при С1 и С2 занимают аксиальное положение, то есть находятся в трансоидной ориентации по отношению друг к другу, в то время как в -аномерах гидроксильная группа при аномерном центре становится экваториальной. Эта зависимость наиболее ярко прослеживается для нормальных конформаций аномеров альтрозы, маннозы, идозы и талозы.

Наблюдаемое различие констант, составляющее около 2 Гц, вполне достаточно для однозначного отнесения конфигурации аномерного центра септанозного цикла.

Следует отметить, что в отличие от соответствующих пираноз, в септанозах не соблюдается следующее правило: в альтернативных конформациях пираноз с экваториальной ориентацией гидроксила при С2 значения J(С-1,С-2) больше в -аномерах по сравнению с -аномерами.

Напротив, в альтернативных конформациях септаноз и с экваториальной и с аксиальной ориентацией гидроксила при С2 значения J(С-1,С-2) всегда на 1-3 Гц больше в -аномерах по сравнению с -аномерами.

Сформулированные закономерности, позволяющие проводить отнесение конфигурации аномерного центра септанозного цикла углеводов, можно свести к общему правилу, связывающему стереоспецифичность КССВ J(С-1,С-2) с ориентацией гидроксильных групп при атомах углерода С1 и С2: в углеводе с диаксиальной ориентацией гидроксильных групп при атомах углерода С1 и С(аа) константа 1J(С-1,С-2) больше, чем в другом его аномере с экваториальным аномерным гидроксилом и аксиальной гидроксильной группой при С2 (еа).

Таким образом, представленные правила, установленные в настоящей работе, позволяют использовать КССВ 1J(С-1,С-2) для однозначного отнесения конфигурации аномерных центров в биологических объектах, содержащих пиранозные, фуранозные и септанозные фрагменты.

3.4 Внутреннее вращение гидроксильных групп в углеводах Обсуждаемые выше результаты по стереохимическим исследованиям пиранозного, фуранозного и септанозного циклов моносахаридов однозначно указывают на то, что КССВ С–13С чувствительны к стереохимическим эффектам, проявляя зависимость, во-первых, от конфигурации аномерного центра и, во-вторых, от их конформационного строения. Тем не менее, очевидно, что стереохимическое поведение константы J(С-1,С-2) в циклических формах углеводов наряду с их конфигурационным и конформационным строением в значительной мере зависит также и от вращательных конформаций гидроксильных и гидроксиметильных групп, что отмечалось в ряде работ для КССВ других типов. Основной задачей настоящего исследования явилось изучение влияния вращательных конформаций гидроксильных групп при С1 и С2 на значения константы J(С-1,С-2), которое проведено на наиболее ярких модельных примерах фуранозных, пиранозных и септанозных циклов - и -аномеров D-маннозы:

H H O O CH2OH H O CH2OH HO 4 O O HO HO O HO H -D-маннопираноза 4C1 -D-маннопираноза 4CВ ходе выполнения данной работы было исследовано влияние внутреннего вращения аномерного гидроксила (угол 1) при фиксированном равновесном значении угла при С2 (угол 2), влияние внутреннего вращения гидроксила при С2 (угол 2) при фиксированном равновесном значении угла 1, и, наконец, влияние вращения одновременно двух гидроксильных групп при Си С2 на значение КССВ J(С-1,С-2) во всех циклических формах моносахаридов.

Для детального изучения наблюдаемых стереохимических эффектов, изучено влияние внутреннего вращения одновременно двух гидроксильных групп при атомах углерода С1 и С2 на значение константы 1J(С-1,С-2). С этой целью построены вращательные поверхности константы J(С-1,С-2) по двум диэдральным углам 1 и 2 во всех циклических формах моносахаридов:

пиранозах, фуранозах и септанозах.

В качестве иллюстративного примера на рис. 8 показана вращательная поверхность константы 1J(С-1,С-2) по двум диэдральным углам 1 и 2 для-Dманнопиранозы С1. Как видно из этого рисунка, на поверхности вращения константы J(С-1,С-2) наблюдается четыре характерных максимума и два минимума. Для среза поверхности при фиксированном значении одного из диэдральных углов (1 или 2) полученная кривая повторяет одномерный график, полученный для вращения одной гидроксильной группы, из чего можно сделать заключение об аддитивном влиянии вращательных конформаций двух гидроксильных групп на значение константы 1J(С-1,С-2).

J(С-1,С-2), Гц 1, град , град Рис. 8. Вращательная поверхнось константы J(С-1,С-2) по двум диэдральным углам 1 и 2, характеризующим ориентацию гидроксильных групп при С1 и Сотносительно связи С1-С2 для -D-маннопиранозы 4СВо всех исследованных пиранозных, фуранозных и септанозных формах моносахаридов вид вращательной поверхности константы J(С-1,С-2) по двум диэдральным углам 1 и 2 сохраняется, отличаясь лишь незначительным смещением (около 15°) соответствующих максимумов и их интенсивностью.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ 1. По результатам неэмпирических расчетов высокого уровня констант спинспинового взаимодействия С–13С в широком ряду органических соединений проведены масштабные стереохимические исследования и установлены основные закономерности их стереохимического поведения, связанного с проявлением стереоэлектронных эффектов в азометинах (оксимы, иминопирролизины), стерически напряженных карбо- и гетроциклах (моно- и бициклоалканы, спироалканы, пропелланы, полиэдраны и каркасные карбоциклы, моногетероциклоалканы, конденсированные гетеробициклоалканы) и углеводах (пиранозы, фуранозы, септанозы).

2. Установлено, что вклад неподеленной электронной пары атома азота в полную величину КССВ С–13С в оксимах и иминопирролизинах преобладает над другими стереоэлектронными эффектами. Это позволяет использовать КССВ С–13С в качестве универсального критерия для установления конфигурационного строения оксимов и других соединений азометинового ряда.

3. Показано, что КССВ С–13С оксимной функции алифатических и алициклических оксимов проявляют ярко выраженную стереоспецифичность, связанную с конформационным строением соединений, зависят от размера и стерического напряжения циклов, а также внутреннего вращения заместителей.

4. Установлено, что на величину КССВ С–13С в гетероароматических оксимах существенное влияние оказывают природа и количество гетероатомов в цикле, а также внутреннее вращение гетероароматического фрагмента. По результатам проведенного теоретического конформационного анализа и расчета КССВ 13С–13С установлено, что как в Е, так и в Z изомерах оксимов азольного типа реализуется преимущественная s–цис ориентация гетероароматического заместителя относительно оксимной функции.

5. Показано, что для всех карбонилсодержащих оксимов устойчивые конформации в Е и Z изомерах имеют s–транс ориентацию карбонильной группы относительно двойной связи оксимной функции. Установлено, что КССВ С–13С карбонилсодержащих оксимов проявляют характерную зависимость от внутреннего вращения карбонилсодержащих заместителей и могут быть использованы для установления их предпочтительных вращательных конформаций. Обнаружено влияние ориентации связи C=O на величину КССВ С–13С соседних связей в оксимах, обусловленное гиперконьюгационными взаимодействиями соответствующих углеродуглеродных связей с разрыхляющей орбиталью карбонильной группы.

Обнаруженный ориентационный эффект открывает перспективу его использования в стереохимических исследованиях карбонилсодержащих оксимов и родственных соединений.

6. В ряду 2-карбамоил-3-иминопирролизинах впервые обнаружен ярко выраженный ориентационный эффект С=О связи на прямые константы спин-спинового взаимодействия С–13С соседних углерод-углеродных связей, который использован для проведения конформационного анализа изученного ряда иминопирролизинов.

7. Проведено систематическое теоретическое изучение механизмов и путей передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в представительном ряду моно-, би- и полициклоалканов, на основании которого установлено, что спин-спиновое взаимодействие передается по многомаршрутному механизму, то есть по нескольким независимым топологическим путям углеродного каркаса при доминировании Фермиконтактного механизма. Наблюдаемые отклонения в отдельных случаях объясняются вкладами стерического напряжения, несвязанными взаимодействиями и другими стереоэлектронными эффектами.

8. Изучена аддитивность путей передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в моногетероциклоалканах и их конденсированных производных – гетероаналогах бицикло[1.1.0]бутана, бицикло[2.1.0]пентана и бицикло[2.2.0]гексана. Проведенные расчеты свидетельствуют о наличии аддитивности путей передачи спин-спинового взаимодействия между ядрами углерода в насыщенных моногетероциклах, однако в их конденсированных производных наблюдаются существенные отклонения КССВ С-13С от аддитивных значений, особенно в соединениях, содержащих элементы третьего периода, и прежде всего кремний.

9. На основании проведенных расчетов КССВ 13С-13С в конформерах - и аномеров всех пента- и гексапираноз, тетра-, пента- и гексафураноз, а также гексасептаноз установлены основные стереохимические зависимости КССВ С–13С и сформулированы общие правила, связывающие их стереоспецифичность с конфигурацией аномерного центра, конформацией углеводного цикла и вращательными конформациями гидроксильных групп.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

Статьи и обзоры 1. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. XXV. Стерически напряженные системы: малые гетероциклы // ЖОрХ. – 1997. – Т. 33, вып.

11. – С. 1703–1714.

2. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. ХХХ. Стерически напряженные системы: гетероаналоги бициклобутана // ЖОрХ. – 2000. – Т. 36, вып. 5. – С. 663–669.

3. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимо–действия С–13С в структурных исследованиях. XXXI.

Гетероаналоги бицикло[2.1.0]пентана // ЖОрХ. – 2002. – Т. 38, вып. 3. – С. 415–419.

4. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. XXXVII.

Вращательные конформации гидроксильных групп пиранозного, фуранозного и септанозного циклов // ЖОрХ. – 2004. – Т. 40, вып. 8. – С. 1241–1246.

5. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Квантовохимические расчеты констант спин–спинового взаимодействия // Ангарск: Изд–во АГТА, 2004. – 77 с.

6. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. XXXVIII.

Неэмпирические расчеты: оксимы // ЖОрХ. – 2005. – Т. 41, вып. 8. – С. 1127–1136.

7. Krivdin L.B., Scherbina N.A., Istomina N.V. Non–empirical calculations of NMR indirect carbon–carbon coupling constants: Part 12. Aliphatic and alicyclic oximes // Magn. Reson. Chem. – 2005. – Vol. 43. – N 6. – P. 435–443.

8. Сергеева О.Р., Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б.

Квантовохимическое изучение электронного строения карбо- и гетероциклических систем // Ангарск: Изд–во АГТА, 2006. – 127 с.

9. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И., Трофимов Б.А. Константы спин–спинового взаимодействия 13С–13С в структурных исследованиях. XXXIX. Неэмпирические расчеты:

гетероароматические оксимы // ЖОрХ. – 2007. – Т. 43, вып. 6. – С. 874–881.

10. Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические приложения констант спин–спинового взаимодействия между ядрами углерода в органической химии // Ангарск: Изд–во АГТА, 2008. – 36 с.

11. Istomina N.V., Krivdin L.B. Small spiroalkanes: ring strain effects and carbon– carbon spin–spin coupling constants // ARKIVOC. – 2008. – N 12. – P. 68–73.

12. Хуцишвили С.С., Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б., Истомина Н.В., Петрова О.В., Собенина Л.Н., Михалева А.И. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. XLIII.

Стереохимические исследования функционализированных 3-иминопирролизинов // ЖОрХ. – 2008. – Т. 44, вып. 9. – С. 1354–1360.

13. Собенина Л.Н., Деменев А.П., Михалева А.И., Русаков Ю.Ю., Ларина Л.И., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. О–винилоксим 4–диметил- аминоацетофенона: синтез и стереохимическое строение // ЖОрХ – 2008. – Т. 44, вып. 10. –С. 1521–1526.

14. Истомина Н.В., Сергеева О.Р., Кузнецова Т.А., Кривдин Л.Б. Электронное строение стерически напряженных малых гетероциклов // Ангарск: Изд–во АГТА, 2008 – 103 с.

15. Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б., Истомина Н.В., Потапов В.А., Амосова С.В.

Теоретический конформационный анализ дивинилселенида // ЖОрХ. – 2008. – Т. 44, вып. 10. – С. 1442–1445.

16. Rusakov Yu.Yu., Krivdin L.B., Istomina N.V., Potapov V.A., Amosova S.V.

Divinyl selenide: conformational study and stereochemical behavior of its Se– 1H spin–spin coupling constants // Magn. Reson. Chem. – 2008. – Vol. 46.

– N 10. – P. 979–985.

17. Истомина Н.В., Бородкина В.А., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования углеводов на основе констант спин–спинового взаимодействия с участием ядер углерода // Ангарск: Изд–во АГТА, 2008.

– 78с.

18. Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б., Синеговская Л.М., Истомина Н.В., Опарина Л.А., Степанов А.В., Трофимов Б.А. Синтез и конформационный анализ винилфурфуриловых эфиров // Изв. АН, Сер. хим. – 2008. – №10. – С. 2096–2102.

19. Истомина Н.В., Чиркина Е.А., Сергеева О.Р., Кривдин Л.Б. Механизмы и пути передачи спин–спинового взаимодействия в полициклоалканах // Ангарск: Изд–во АГТА, 2009. – 109 с.

20. Fedorov S.V., Krivdin L.B., Rusakov Yu.Yu., Ushakov I.A., Istomina N.V., Belogorlova N.A., Malysheva S.F., Gusarova N.K., Trofimov B.A. // 1 Conformational analysis and stereochemical dependencies of P– H spin–spin coupling constants of bis(2-phenethyl)vinylphosphine and related phosphine chalcogenides // Magn. Reson. Chem. – 2009. – Vol. 47. – N 4. – P. 288–299.

21. Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б., Истомина Н.В., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И.

Конформационный анализ 2– фенил– N– винилпиррола // ХГС. – 2009. – №1. – С. 35-42.

22. Rusakov Yu.Yu., Krivdin L.B., Istomina N.V., Levanova E.P., Levkovskaya G.G. Conformational analysis of 2–formylselenophene by means of C–1H, 13 C–13C and Se–1H spin–spin coupling constants // Austr. J. Chem. – 2009.

Vol. 62. – N 6. – P. 791–795.

23. Истомина Н.В., Щербина Н.А., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях. XLIV.

Карбонилсодержащие оксимы // ЖОрХ. – 2009. – Т. 45, вып. 4. – С. 505– 509.

Статьи в сборниках и тезисы докладов:

24. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Механизмы передачи спин– спинового взаимодействия С–13С в малых гетероциклах // Сб. тез.

Научно–техн. конф. "Современные технологии и научно–технический прогресс", Ангарск, 1997. – С. 33–37.

25. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Сравнительная характеристика полуэмпирических методов оптимизации геометрических параметров для расчета констант спин–спинового взаимодействия и оценки орбитальной гибридизации связей // Сб. тез. Научно–техн. конф.

"Современные технологии и научно–технический прогресс", Ангарск, 1998. – С. 15–22.

26. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Механизмы передачи спин– спинового взаимодействия С–13С в малых гетероциклах // Сб. тез.

Всероссийской конф. "Математические методы в химии и технологиях", Владимир, 1998. – С. 85–86.

27. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Квантовохимическое изучение электронного строения стерически напряженных малых гетероциклов, содержащих гетероатомы второго и третьего периодов // Сб.

тез. Всероссийской конф. "Химия и применение фосфор– сера– и кремнийорганических соединений", Санкт–Петербург, 1998. – С. 160.

28. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Электронное строение стерически напряженных моногетероциклов //В кн. Структура и динамика молекулярных систем. Сборник статей, Вып.6, Казань: УНИПРЕСС, 1999.

– С. 218–225.

29. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Природа мостиковой связи гетеробициклобутанов //В кн. Структура и динамика молекулярных систем. Сборник статей, Вып.6, Казань: УНИПРЕСС, 1999. – С. 226–232.

30. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Молекулярное моделирование и электронное строение стерически напряженных гетероциклов // Сб. тез. Научно–техн. конф. "Современные технологии и научно–технический прогресс", Ангарск, 1999. – С. 12–13.

31. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Конденсированные производные тиирана: константы спин–спинового взаимодействия 13С–13С и орбитальная гибридизация мостиковой связи // Сб. тез. ХХ Всероссийской конф. по химии и технологии органических соединений серы, Казань, 1999. – С. 20.

32. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Механизмы передачи и разделение путей спин–спинового взаимодействия в малых гетероциклах // Сб. научн. трудов "Наука. Техника. Образование", Ангарск: Изд–во АГТА, 2000. – С. 38 – 44.

33. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Некоторые аспекты оптимизации геометрических параметров малых гетероциклов // Сб. тез.

13–той Международной научн. конф. ММТТ, Санкт–Петербург, 2000. – С. 80–82.

34. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Механизмы передачи спин– спинового взаимодействия С–13С в малых гетероциклах // Сб. тез. III Всероссийской конф. "Новые достижения ЯМР в структурных исследованиях", Казань, 2000. – С. 49.

35. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Некоторые аспекты оптимизации геометрических параметров малых гетероциклов // Сб. тез.

I Всероссийской конф. по химии гетероциклов памяти А.Н. Коста, Суздаль, 2000. – С. 237.

36. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Электронное строение и механизмы передачи спин–спинового взаимодействия С–13С малых гетероциклов // Сб. тез. I Всероссийской конф. по химии гетероциклов памяти А.Н. Коста., Суздаль, 2000. – С. 53.

37. Кривдин Л.Б, Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Резниченко И.Д.

Сравнительная характеристика неэмпирических методов оптимизации геометрии при расчете констант спин–спинового взаимодействия малых гетероциклов // Сб. научн. трудов "Наука. Техника. Образование", Ангарск:

Изд–во АГТА, 2000. – С. 78 –88.

38. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Использование констант спин–спинового взаимодействия С–13С для установления конфигурационного и конформационного строения пиранозного цикла // Сб. научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, 2001. – С. 116–122.

39. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Использование констант спин–спинового взаимодействия С–13С для установления конфигурационного и конформационного строения пиранозного цикла // Сб. тез научно–техн. конф. "Современные технологии и научно– технический прогресс", Ангарск, 2001. – С. 40–42.

40. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Изучение аддитивности путей передачи спин–спинового взаимодействия между ядрами углерода в малых гетероциклах // Сб. тез. научно–техн. конф. "Современные технологии и научно–технический прогресс", Ангарск, 2001. – С. 45–46.

41. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Неэмпирический расчет констант спин–спинового взаимодействия малых циклов // Сб. тез.

IV Межд. симп. по химии и применению фосфор–, сера– и кремнийорганических соединений "Петербургские встречи", Санкт–Петербург, 2002. – С. 51.

42. Кузнецова Т.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Неэмпирические расчеты констант спин–спинового взаимодействия С–13С и проблема их аддитивности в малых гетероциклах // Сб. тез. научно–техн. конф.

"Современные технологии и научно–технический прогресс", Ангарск, 2002. – С. 68.

43. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования пиранозного цикла и его сульфопроизводных // Сб. тез.

IV Межд. симп. по химии и применению фосфор–, сера– и кремнийорганических соединений "Петербургские встречи", Санкт–Петербург, 2002. – С. 287.

44. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Использование констант спин–спинового взаимодействия С–13С для установления строения фуранозного цикла // Сб. тез. XV Межд. научн. конф. "Математические методы в технике и технологиях", Тамбов, 2002. – Т. 10. – С. 113–114.

45. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования пиранозного цикла // Сб. тез. XV Межд. научн. конф.

"Математические методы в технике и технологиях", Тамбов, 2002. – Т. 10.

– С. 115–117.

46. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования циклических форм моносахаридов // Сб. научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, 2003. – С. 75–86.

47. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Компьютерное моделирование циклических форм углеводов // Сб. тез. IV Межд. научно– техн. конф. "Компьютерное моделирование 2003", Санкт–Петербург, 2003.

– С. 116–117.

48. Данилова В.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования циклических форм углеводов по результатам квантовохимических расчетов // Сб. тез. XVII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, Казань, 2003. – Т. 1. – С. 465.

49. Зырянова Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Компьютерное моделирование внутримолекулярных взаимодействий с учетом неподеленных электронных пар // Сб. тез. IV Международной научно– техн. конф. "Компьютерное моделирование 2003", Санкт–Петербург, 2003.

– С. 132–134.

50. Зырянова Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Неэмпирические расчеты соединений иминного азота // Сб. тез. XVII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, Казань, 2003. – Т. 1. – С. 464.

51. Зырянова Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Квантовохимические расчеты соединений иминного азота // Сб. тез. X Всероссийской конф. "Структура и динамика молекулярных систем", Яльчик, 2003. – С. 22.

52. Зырянова Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимическое исследование оксима ацетона в неэмпирических расчетах КССВ С–13С // Сб. тез. Научно–техн. конф. "Современные технологии и научно– технический прогресс", Ангарск, 2004. – С. 50.

53. Зырянова Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Влияние эффекта неподеленной электронной пары при неэмпирических расчетах КССВ // Сб. трудов XVII Межд. научн. конф. "Математические методы в технике и технологиях", Кострома, 2004. – Т. 9. – С. 114–115.

54. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Константы спин–спинового взаимодействия С–13С в структурных исследованиях оксимов // Сб.

научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, – 2005. – С. 102–110.

55. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Неэмпирические расчеты КССВ С–13С в структурных исследованиях оксимов // Сб. тез.

IV Всероссийской конф. "Новые достижения ЯМР в структурных исследованиях", Казань, 2005. – С. 102.

56. Истомина Н.В., Кузнецова Т.А., Сергеева О.Р., Кривдин Л.Б.

Неэмпирические расчеты констант спин–спинового взаимодействия в полициклоалканах // Сб. научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, 2006. – С. 70–78.

57. Истомина Н.В., Кузнецова Т.А., Сергеева О.Р., Кривдин Л.Б.

Квантовохимическое изучение электронного строения насыщенных трех– и четырехчленных гетероциклов // Сб. научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд– во АГТА, 2006. – С. 79–86.

58. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И.

Установление конфигурации гетероароматических оксимов, используемых в реакциях пиррольного синтеза // Сб. тез. Межд. конф. по орг. химии "Органическая химия от Бутлерова и Бельштейна до современности", Санкт–Петербург, 2006. – С. 838–839.

59. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И.

Установление конфигурации оксимов и их функциональных производных при использовании констант спин–спинового взаимодействия 13С–13С // Сб.

тез. IX Научной школы–конф. по орг. химии – Москва, 2006. – С. 415.

60. Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Рубис Н.В., Малышева С.Ф., Арбузова С.Н., Гусарова Н.К. Стереоспецифичность констант спин–спинового взаимодействия с участием атома фосфора в ненасыщенных фосфинах, фосфиноксидах и фосфинсульфидах // Сб. тез. III Межд. конф.

"Теоретическая и экспериментальная химия". Караганда, 2006. – С. 17–18.

61. Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Рубис Н.В., Малышева С.Ф., Арбузова С.Н., Гусарова Н.К. Стереохимические зависимости констант спин–спинового взаимодействия с участием атома фосфора в ненасыщенных фосфинах, фосфиноксидах и фосфинсульфидах // Сб. тез. IX Научной школы–конф.

по орг. химии. Москва, 2006. – С. 300.

62. Истомина Н.В., Бородкина В.А., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования фуранозных циклов углеводов // Сб. научн. трудов АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, 2006. – С. 87–96.

63. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимическое исследование оксимов по результатам квантовохимических расчетов // Вестн. АГТА, Ангарск: Изд–во АГТА, – 2007. – Т. 1. – №1. – С. 14 –15.

64. Истомина Н.В., Щербина Н.А., Русаков Ю.Ю., Кривдин Л.Б.

Неэмпирические расчеты соединений иминного азота и продуктов пиррольного синтеза // Сб. тез. XVIII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии. Москва, 2007. – С. 235.

65. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И.

Квантовохимические расчеты констант спин–спинового взаимодействия в оксимах. // Сб. тез. III Школы–семинара "Квантовохимические расчеты:

структура и реакционная способность органических и неорганических молекул". Иваново, 2007. – С. 242–243.

66. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Стереохимические исследования оксимов по результатам квантовохимических расчетов // Сб.

тез. X Молодежн. конф. по орг. химии. Уфа, 2007. – С. 326.

67. Chernyshev К.А., Khutsishvili S.S., Scherbina N.A., Istomina N.V. Krivdin L.B.

Configurational assignment and conformational analysis of azomethines based on their 13С–13C, 13С–1H and 15N–1H spin–spin coupling constants // Abstracts of XI International Youth Scientific School "Actual problems of magnetic resonance and its application", Kazan, 2007. – P. 133–136.

68. Истомина Н.В., Щербина Н.А, Кривдин Л.Б. Аналитическое определение изомеров оксимов на основе констант спин–спинового взаимодействия С–13С // Сб. тез. II Межд. форума "Аналитика и аналитики". Воронеж, 2008.

69. Истомина Н.В., Бородкина В.А., Кривдин Л.Б. Отнесение конфигурации при аномерном центре углеводов растительного происхождения на основе констант спин–спинового взаимодействия между ядрами углерода // Сб.

тез. V Всероссийской конф. "Химия и технология растительных веществ".

Уфа, 2008. – С.90.

70. Щербина Н.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б. Неэмпирические расчеты констант спин–спинового взаимодействия С–13С в алифатических и ароматических оксимах // Материалы XV Межд. конф. мол. ученых по фундаментальным наукам "Ломоносов–2008". Москва, 2008. – С. 539.

71. Чернышев К.А., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Рулев А.Ю. Установление конфигурации и конформационный анализ азометинов, содержащих кратные связи // Сб. тез. Межд. конф. по орг. химии "Химия соединений с кратными углерод–углеродными связями". Санкт–Петербург, 2008. – С. 113.

72. Чернышев К.А., Русаков Ю.Ю., Федоров С.В., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Потапов В.А., Амосова С.В. Квантовохимическое изучение стереохимического поведения констант спин–спинового взаимодействия Se –1H в ненасыщенных селенидах // Сб. тез. XI Молодежн. конф. по орг.

химии, посвящ. 110–летию со дня рожд. И.Я. Постовского. Екатеринбург, 2008. – С. 38.

73. Федоров С.В., Русаков Ю.Ю., Истомина Н.В., Кривдин Л.Б., Белогорлова Н.Ф., Малышева С.Ф., Гусарова Н.К. Стереохимический анализ ненасыщенных фосфинов и фосфинхалькогенидов на основе констант спин–спинового взаимодействия 31P –1H // Сб. тез. XI Молодежн. конф. по орг. химии, посвящ.110–летию со дна рожд. И.Я. Постовского.

Екатеринбург, 2008. – С. 90.

74. Русаков Ю.Ю., Истомина Н.В., Шмидт Е.Ю., Михалева А.И., Кривдин Л.Б.

Неэмпирические расчеты констант спин-спинового взаимодействия в стереохимических исследованиях производных пиррола и родственных гетероциклов // Сб. тез. I Межд. конф. "Новые направления в химии гетероциклических соединений". Кисловодск, 2009.

75. Fedorov S.V., Rusakov Yu.Yu., Istomina N.V., Krivdin L.B. Stereochemical 31 dependences of P-1H and Se-1H spin-spin coupling constants: experimental evidence and ab initio calculations // Abstracts of 50-th Experimental Nuclear Magnetic Resonance Conference. San Francisco, 2009.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.