WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЗЮБИНА ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА

Квантово-химическое моделирование адсорбционных процессов и ионного транспорта в электрохимических системах на основе протонпроводящих электролитов.

02.00.04 – физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

Черноголовка 2011

Работа выполнена в Институте проблем химической физики РАН, г. Черноголовка

Официальные оппоненты:                Доктор химических наук, профессор

Багатурьянц Александр Александрович

Центр фотохимии РАН, г. Москва

Доктор химических наук, профессор

Немухин Александр Владимирович

Институт биохимической физики

им. Н.М. Эмануэля РАН, г. Москва

Доктор физико-математических наук, профессор

Гуревич Сергей Александрович

Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе РАН, г. Санкт-Петербург

Ведущая организация:                Институт общей и неорганической химии

им. Н.С. Курнакова РАН, г. Москва

       Защита состоится «  7  » декабря 2011 года в 1000, на заседании диссертационного совета Д 002.082.02 при Институте проблем химической физики РАН по адресу: 142432, Московская обл., г. Черноголовка, пр. Академика Семёнова, корпус общего назначения ИПХФ РАН.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИПХФ РАН

Автореферат разослан «  »  сентября  2011 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор химических наук              Джабиев Т.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Понимание адсорбционных и транспортных процессов в твердотельных электрохимических устройствах является одной из ведущих задач, решение которой приведет к существенным успехам в области создания топливных элементов, сенсоров и других электрохимических устройств. В основе работы различных электрохимических устройств (в частности топливных элементов и сенсоров) лежат электрокаталитические процессы. Эти процессы используются так же при получении разнообразных химических и фармацевтических продуктов. Интерес к электрохимическим процессам такого рода особенно вырос в связи с разработкой ресурсосберегающих и экологически безопасных источников тока. Прогресс в развитии электрохимической энергетики в значительной мере определяется успехами в разработке активных и стабильных материалов для катодов, анодов и мембран топливных элементов.

Отрицательное влияние выхлопных газов и истощение ископаемых ресурсов стимулирует развитие альтернативных экологически чистых источников энергии. Многообещающие кандидаты для этого  - полимерные топливные элементы (ПТЭ), которые, используя в качестве топлива водород, в реакции с кислородом производят электричество, давая на выходе тепло и воду. Перед остальными  источниками энергии ПТЭ имеют неоспоримое преимущество в эффективности, высокой плотности энергии и экологической чистоте. Полимерный топливный элемент состоит из трех частей : 1) анода, на котором происходит окисление водорода, 2) катода, на котором происходит восстановление кислорода, и 3) мембраны, которая осуществляет перенос протонов от анода к катоду. Одним из наиболее эффективных катализаторов многих химических процессов, в том числе электрохимического окисления различных видов топлива является платина, которая широко используется при создании ПТЭ.

К сожалению, массовое применение ПТЭ сдерживает высокая стоимость платиновых катализаторов, значительные потери энергии на катоде при реакции восстановления кислорода и деградация мембранных материалов в процессе работы. Исходя из сказанного, источниками снижение стоимости производства и повышения эффективности ПТЭ могут являться: 1) преодоление энергетических потерь из-за перенапряжения, 2) уменьшение стоимости катализатора на основе платины и 3) увеличение времени жизни электродов и мембраны.

Основной источник перенапряжения  - это медленное восстановление кислорода на катоде в присутствии даже наиболее эффективных катализаторов. В целом, электровосстановление кислорода – это сложный,  многоэлектронный и многоканальный процесс, сильно зависящий от природы и морфологии катализатора.

Понимание детального механизма электрокатализа на молекулярном уровне приведет к улучшению контроля над химическими реакциями и сделает возможным конструирование наиболее эффективных катализаторов. Квантово-химическое моделирование может помочь понять особенности протекающих на микроуровне элементарных процессов, поскольку в расчетах можно фиксировать размер и форму кластера, а так же морфологию поверхности катализатора.

Распыление платины на носитель или осаждение из раствора создает на поверхности носителя  спектр разнообразных по размеру и форме кластеров. Изучение механизма адсорбции и диссоциации активных молекул на малых кластерах существенно для того, чтобы понять причины зависимости их реакционной способности от формы и размера кластера, поскольку кластеры разной формы и размера имеют различную каталитическую активность.  Учитывая то, что адсорбция H2, и O2 наиболее важна в электрокатализе ПТЭ, в работе моделировались процессы адсорбции, диссоциации и миграции этих молекул, протекающие на начальном этапе катодных и анодных реакций в топливных элементах.

Цель работы состоит в разработке фендаментальных основ модельного описания процессов адсорбции и диссоциации, а так же установление закономерностей формирования, стабилизации и особенностей поведения малых кислород- и водородсодержащих молекул на поверхности композитных электрохимических систем и моделирования транспортных процессов в  протонных мембранах.

Задачи  работы.

  1. Изучение процессов взаимодействия кластеров платины с поверхностью оксидов и влияния носителя на структурные параметры и электрофизические свойства кластера.
  2. Выяснение особенностей взаимодействия кислорода и водорода с индивидуальными кластерами платины и кластерами платины, нанесенными на поверхность оксидов.
  3. Выявленение связи между природой носителя, микроструктурой кластеров платины и их каталитическими свойствами в реакциях с участием O2 и H2.
  4. Изучение процессов ионного транспорта на поверхности и в объеме оксидных и полимерных систем. Выяснение особенностей протонного переноса  в супериониках.
  5. Особенности протонного переноса в мембранах на основе фенолсульфокислот  и ортопериодатов.

Научная новизна. В отличие от результатов других авторов, в системе Pt/SnO2 впервые показано, что значительное снижение барьера на пути реакции взаимодействия протонов с хемосорбированным кислородом происходит за счет гидратации оксидного носителя и переноса протона по гидратированной поверхности; показано, что для эффективного протонного переноса в кристаллических сульфокислотах, ортопериодатах и ортотеллуратах необходимо наличие «сверхсехиометрической» воды в структуре.

В диссертационной работе впервые:

1. Предложена новая модель, описывающая механизма переноса ионов, и рассчитаны каналы миграции ионов по поверхности композитных электрохимических систем.

2. Выявлены и обоснованы пути оптимизации структурных характеристик дисперсных платинооксидных катализаторов, обеспечивающих высокую каталитическую активность в реакциях окисления водорода и восстановления кислорода.

3. Детально моделированы в рамках единого подхода с учетом периодических условий наиболее существенные процессы адсорбции водорода и кислорода на платиновом нанокластере, нанесенном на поверхность оксидного носителя SnO2. Выявлена и детализирована энергетически выгодная особенность диссоциированного водорода продвигаться с малыми барьерами от верхней грани кластера платины к поверхности оксидного носителя. Моделированы и обнаружены причины явления ускорения реакций окисления водорода и восстановления кислорода на бинарных катализаторах Pt/SnO2 по сравнению с чистыми платиной и диоксидом олова.

4. Обнаружена возможность движения протонов по поверхности диоксида олова и определены барьеры миграции.

5. Проведено моделирование процесса протонного переноса в мембране, состоящей из молекул сульфокислоты, воды, поливинилового спирта и диальдегида в различных сочетаниях друг с другом. Построена модель протонного переноса в комплексах, составленных из этих молекул, позволяющая понять, что может привести к увеличению проводимости, какое сочетание компонент можно считать более выгодным в плане проводимости и добавление каких компонент, и в каком  количестве, должно (согласно модели) препятствовать протонной проводимости.

6. Выяснены  особенности протонного переноса  в супериониках.

Основные положения, выносимые на защиту:  

1. Ионный транспорт на кластерах платины Ptn, расположенных на поверхности диоксида олова; квантово-химическое моделирование  диссоциативной адсорбции молекулярного водорода и кислорода на поверхность диоксида олова и кластера Ptn/SnO2; квантово-химическое  моделирование спилловер-эффекта водорода в системе H/Ptn/SnO2.

2. Обоснование каталитической активности наночастиц Ptn/SnO2 характером взаимодействия с оксидным носителем и структурными особенностями наночастиц платины – размером, формой, дефектами, электрофизическими свойствами.

3. Модель протонного переноса в твердых электролитах на основе кристаллогидратов индивидуальных ароматических сульфокислот и их комплексов с поливиниловым спиртом и альдегидом. Транспорт протонов по гидратированной и негидратированной поверхности  SnO2.  Особенности протонного транспорта в солях ортоиодной и ортотеллуровой кислот

4. Механизм хемосорбции H2 , H2O, O2 на поверхности SnO2, Ptn/SnO2 и расчет химсдвигов в рентгеновских фотоэлектронных спектрах при адсорбции.

Практическая значимость. Предложены теоретические подходы к описанию начальных стадий процессов, протекающих на электродах с участием газов, в твердотельных электрохимических устройствах. Расчеты химсдвигов в рентгеновских фотоэлектронных спектрах оксидов и халькогенидов, которые позволили идентифицировать экспериментальные результаты. Проведение квантово-химического моделирования процессов адсорбции и транспорта водорода в системе Ptn/SnO2 позволяет оптимизировать состав и морфологию анодного активного слоя водородно-воздушных топливных элементов. На основании моделирования процессов, проходящих в системе Ptn/SnO2 в присутствии адсорбированной воды, возможна оптимизация эффективности катодных материалов для низкотемпературных топливных элементов с протонобменной мембраной. Моделирование процессов гидратации замещенных органических сульфокислот и протонного переноса в них позволило ограничить круг экспериментально изученных объектов. Изучение процессов образования протонпроводящих каналов в полимерных протонобменных мембранах на основе фенолсульфокислот и моделирование процессов протонного переноса в них позволило определить условия наиболее эффективного ионного транспорта в таких системах.

На основании расчетов созданы модели ионного транспорта на поверхности  оксидов и в мембранах, что важно для получения новых материалов, создания топливных элементов, сенсоров и других электрохимических устройств. Понимание детального механизма электрокатализа на молекулярном уровне делает возможным конструирование наиболее эффективных композитных электрохимических катализаторов. Рассчитанные свойства дисперсных платинооксидных катализаторов могут быть использованы при получении различных химических и фармацевтических продуктов. При изучении мембран, расчеты помогли отобрать перспективные и отбросить много неперспективных сульфокислот, не проводя эксперимент. Полученные результаты дают возможность целенаправленного подбора функциональных материалов для топливных элементов и сенсорных устройств. Моделирование протонной миграции в мембранах на основе фенолсульфокислот, позволило предложить меры по повышению их устойчивости и улучшению их характеристик. Знание причин наличия двух типов проводимости в ортоиодной и ортотеллуровой кислотах и их солях позволило понять результаты электрохимических исследований протонной проводимости и оценить возможности их применения в качестве мембран топливных элементов.

Личный вклад автора. Автору принадлежит решающая роль на всех этапах исследования – в обосновании и постановке конкретных задач исследования, определении подходов к их решению, в планировании и разработке методики проведения квантово-химических расчетов, в обсуждении и интерпретации полученных результатов, в выборе процедуры обработки полученных данных, и предложении модели интерпретации полученных результатов квантово-химических расчетов, в формировании основных выводов и научных положений. Все включенные в диссертацию результаты получены лично автором или при его непосредственном участии. Работа полностью выполнена на суперкомпьютерных комплексах ИПХФ РАН и НИВЦ МГУ. Использованные для сравнения  рентгеновские фотоэлектронные спектры, получены  Яшиной Л.В., Штановым В.И, Волыховым А.А., Неудачиной В.С..; электрохимические измерения выполнены Добровольским Ю.А., Черняком А.В., Леоновой Л.С., Крупновым Б.В.., Укше А.Е., Шимохиной Н.И., Букун Н.Г., Писаревой А.В.; рентгеноструктурные данные получены Шиловым Г.В.; в обсуждении квантово-химических результатов принимали участие Зюбин А.С., Чаркин О.П., за что автор выражает свою благодарность.

Апробация работы. Результаты данной работы докладывались и обсуждались на различных конференциях, симпозиумах и семинарах, включая следующие:

IV International symposium on “System with fast ionic transport”, Warszawa, Institute of Physics 1994;  I-st Euroconference  on Solid State Ionics, Zakynthos, Ionic Sea, Greece,  1994;  “Solid State Ionics-4” Chernogolovka, 1997; II-d all-Russian seminar “Nonlinear processes and self-organization problems in the modern material technology “Voronesch, Russia, 1999;  12-th International Conference on Solid State Ionics , Halkidiki, Greece, 1999 ; Symposium “Modern Chemical Physics” Tuapse, Russia, 1999; 4-th (Internet) Electronic the Fock School on Quantum and Computational Chemistry, 2001;  II-nd Euroconference on Solid State Ionics, September,1995, Portugal; II конференция "Новые тенденции в химической кинетике и катализе", Новосибирск, ноябрь, 1995, ; VI-th International Frumkin Symposium “Fundamental Aspects of Electrochemistry”, Moscow, 1995; X-th International Conference on Solid State Ionics, December, 1995, Singapore ; 10th International Conference on Solid State Protoic Conductors, , Montpellier, France, 2000,  ; XII Симпозиум "Современная Химическая Физика" , Туапсе,  2000;  VII Международный Фрумкинский Симпозиум "Фундаментальная Электрохимия и Электрохимическая Технология " // Москва,  Россия, 2000  ; 6-th International Symposium, Systems with Fast Ionic Transport,  Cracow, Poland; 6-th International Symposium, Systems with Fast Ionic Transport, 9-12 May 2001, Cracow, Poland;  Regional seminar on Solid State Ionics, 2001, Riga, Latvia. ;  XIII симпозиум "Современная химическая физика", 25 сентября - 6 октября, 2001, Туапсе, Россия; 6-е совещание "Фундаментальные проблемы ионики твердого тела", Черноголовка,2002;  6-е совещание "Фундаментальные проблемы ионики твердого тела", Черноголовка,2002; 53-rd Annual Meeting of the International Society of Electrochemistry “Electrochemistry in Molecular and Microscopic Dimensions”, Dusseldorf, Germany, 2002;  XIV Симпозиум “Современная химическая физика”, Туапсе, 2002; XIV Симпозиум “Современная химическая физика”, Туапсе, 2002;  7-е Международное совещание «Фундаментальные проблемы ионики твердого тела» Черноголовка ; 2nd Conference of the Asian Consortium for Computational Materials Science “ACCMS-2”. Novosibirsk, Russia ; XII конференция «Высокочистые вещества и материалы. Получение, анализ, применение». 2004 г., Нижний Новгород ; 8-е Международное Совещание "Фундарментальные проблемы ионики твердого тела", Московская обл., г. Черноголовка, 2006;  VII Международная конференция " Действие электромагнитных полей на пластичность и прочность материалов", Воронеж, 2007 ; 9-е Международное Совещание "Фундарментальные проблемы ионики твердого тела", Московская обл., г. Черноголовка, 2008 ; Физико-математическое моделирование систем, Воронеж, 2008 г; Физико-математическое моделирование систем  (ФММС-6), г. Воронеж, 2009 г. ; Пятая российская конференция «Физические проблемы водородной энергетики 2009 г. , г. Санкт–Петербург ; Биохимическая физика, ИБХФ РАН-ВУЗы. Москва 2009 г; «современная химическая физика», XXI симпозиум г. Туапсе  , 2009 г, ; XVII International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia, Kazan, Russia, 2009; 10-е международное совещание “Фундаментальные проблемы ионики твердого тела”, Черноголовка 2010; 9-th ISSFIT International Symposium on Systems with Fast Ionic Transport 2010, Riga, Latvia ; VII Международный семинар «Физико-математическое моделирование систем» г. Воронеж, 2010 г.

Публикации.  По материалам диссертации опубликовано более 120 работ из них 86 тезисов, 40 статей в рецензируемых российских и международных научных журналах, в том числе 31 статья в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, приложения, выводов, списка литературы и списка сокращений. Полный объем диссертации составляет 266 стр., включая 17 таблиц и 78 рисунков. Список литературы содержит  304 библиографических ссылок.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дана общая характеристика работы, обоснована актуальность проблемы, практическая значимость и научная новизна работы, сформулированы цели и задачи.

Глава 1  в первой своей части посвящена обзору литературных сведений в области процессов адсорбции и диссоциации малых водород и кислородсодержащих молекул на поверхности твердотельных электродов, анализу роли структурных факторов в процессах с участием дисперсных катализаторов, нанесенных на поверхность твердотельного электрода и протонного переноса. Вторая часть Главы 1 посвящена обоснованию и выбору методики решения поставленных задач.

Используемая в работе методика. В процессе исследования проводилась полная оптимизация геометрических и энергетических параметров рассматриваемых молекул в рамках заданного базиса и метода расчета.

Для детального компьютерного моделирования процесса катализа был использован квантово-химический подход на основе учета периодических граничных условий. Расчеты проводились в рамках метода функционала плотности с учетом градиентной коррекции (DFT/GGA), который обеспечивает хорошую точность описания структурных и энергетических характеристик систем, включающих до нескольких сотен атомов. В работе использовался функционал PBE, который для диэлектриков и полупроводников работает примерно с той же точностью, что и B3LYP, а для металлов дает существенно меньшие погрешности. Для выполнения модельных расчетов в качестве инструмента применялся программный комплекс VASP. При моделировании с помощью VASP был использован базис проектированных плоских волн PAW  с соответствующим псевдопотенциалом. Предел по энергии (Ес), определяющий полноту базисного набора, выбирался равным 400 эВ. Поскольку металлические кластеры обычно имеют набор близких по энергии состояний разной мультиплетности, моделирование выполнялось с усреднением по таким состояниям. При этом использовался метод (Метфесселя-Пакстона) с параметром размытия () 0.2 эВ. Окончательные значения энергий были аппроксимированы на величину = 0. Такой подход дает волновую функцию в виде смеси компонент разной мультиплетности, вклады которых определены по минимуму полной энергии. Индикаторами спиновых состояний в данном случае являются «магнитные числа» М, равные разности количества электронов со спинами альфа и бета.

Моделирование поверхности кристалла SnO2 проводилось следующим образом. Кристалл SnO2 имееет объемноцентрированную рутилоподобную решетку. В элементарной ячейке кристалла SnO2  атомы олова образуют объемноцентрированный прямоугольный параллелепипед с квадратным основанием – искаженный куб. Атомы кислорода расположены на диагоналях. Каждый атом олова в объеме окружен шестью атомами кислорода, образующими вокруг него правильный октаэдр, а каждый атом кислорода находится в центре равнобедренного треугольника из трех атомов олова. Таким образом, координационные числа в кристалле SnO2  равны, соответственно, 6(Sn) и 3(O). В кристалле SnO2  рассчитанное нами расстояние между слоями («с»/2) равно 1.62 , это значение в пределах 0.03 близко к экспериментальному значению «с»/2 (1.59 ). Рассчитанное и экспериментальное значения параметра «а» элементарной ячейки также очень близки и равны 4.76 и 4.78 , соответственно. В расчете поверхность кристалла моделировалась пластами, состоящими из m (m=48) слоев, каждый слой строится из размноженных в плоскости n молекул SnO2, пласты отделены друг от друга промежутками  2030 . Такие значения промежутков дают для геометрических параметров и энергий адсорбции одинаковые (в пределах 0.01-0.05 и 0.05-0.10 эВ) значения. Для систематических расчетов мы выбрали промежуток 24 .  В качестве элементов, периодически размножаемых в двух направлениях, были взяты кластеры размера (48x6) 288 атомный кластер (SnO2)96  (по 16 молекул SnO2 в каждом из 6 слоев), (24x8) 192-атомный кластер (SnO2)64  и (24x6) 144-атомный кластер (SnO2)48 .

Суммарная полная энергия кластеров [Et(Pt19/SnO2)+Et(H2)+Et(O2)] принимается за точку отсчета . Энергия адсорбции молекулы водорода равна Еa(H2)=[Et(Pt19/SnO2/H2)+Et(O2)][Et(Pt19/SnO2)+Et(H2))+Et(O2)], аналогично, энергия адсорбции  молекулы кислорода вычисляется, как Еa(O2)=Et(Pt19/SnO2/H2/O2) [Et(Pt19/SnO2/H2)+ Et(O2)]. Относительная энергия (Е), приведенная на рисунках, например, для структуры 2, получена как разность Е=Et(структура 2)[Et(Pt19/SnO2)+Et(H2)+Et(O2)] и дана в эВ. Таким образом, отрицательное значение Еa и Е говорит о том, что реакция объединения объектов экзотермична, т.е. энергетически выгодна.

Комплексы 2-фенолсульфокислоты (FSA) и поливинилового спирта (PVA) с водой и диальдегидом рассчитывались  в рамках гибридного функционала плотности (B3LYP) с базисом 6-31G**. Для расчетов использовался пакет программ GAUSSIAN-03. Колебательные частоты, вычисленные на том же уровне B3LYP/6-31G**, были использованы для того, чтобы характеризовать стационарные точки потенциальной поверхности как локальные минимумы  или как переходные состояния, а так же для расчета энергии нулевых колебаний (ZPE). Минимальные энергетические пути из переходных состояний к соответствующим локальным минимумам прослеживались в работе, используя метод внутренних реакционных координат (IRC).

Расчеты ортопериодатов и ортотеллуратов проводились в рамках теории функционала плотности, используя трех - параметрический потенциал B3LYP с базисом  LanL2DZ, дополненным поляризационными d,p-функциями (с экспонентами равными 0.237(d) для Te, 0.266(d) для I, 0.034(p) для Rb, 0.026(p) для Cs), псевдопотенциалом LanL2 для атомов Te, I, Rb, Cs , и с базисом 6-31G** для атомов Li, O, H. Для расчета использовались пакеты программ GAUSSIAN-94,98,03.

Глава 2  посвящена  моделированию поведения молекулярного водорода на поверхности кластера платины, нанесенного на поверхность кристалла диоксида олова.  Целью этой части является изучение поведения молекулярного водорода в объеме и на поверхности наноразмерных кластеров платины, нанесенных на структурированные носители различной природы. Исследовались процессы хемосорбции, диссоциации и миграции водорода в кластерах платины различного размера, находящихся на поверхности SnO2 с регулярной кристаллической решеткой.

Было  обнаружено, что: a) энергия адсорбции водорода на кластерах больше, чем на бездефектной поверхности кристалла платины; b) процесс диссоциативной хемосорбции на кластерах Ptn может проходить безбарьерно и зависит от места адсорбции и структуры кластера; с) положение атома водорода на поверхности кластера платины энергетически выгоднее положения в объеме d) энергия адсорбции молекулы водорода на поверхность SnO2 больше, чем энергия адсорбции на поверхность кластера платины, расположенного на поверхности кристалла SnO2 (см.рис.2.1); e) многократный процесс диссоциации H2 на поверхности диоксида олова проходит с барьером; f) диссоциативная адсорбция молекул водорода на поверхности платиновых кластеров с последующей миграцией атомов водорода на носитель SnO2 энергетически выгодна.

Компьютерное моделирование процесса миграции водорода по поверхности кластеров платины, нанесенных на поверхность кристалла диоксида олова показало (рис.2.1), что движение водородного атома по поверхности кластера на ~0.4 эВ энергетически предпочтительнее, чем в объеме; положение атома водорода на носителе SnO2 на 1.62 эВ выгоднее, чем положение водорода на верхней грани нанокластера платины; барьеры миграции атома водорода по поверхности нанокластера платины, нанесенного на носитель SnO2 , малы и составляют  0.1-0.2 эВ.

Моделирование процессов адсорбции молекулярного водорода на поверхности диоксида олова (рис.2.2-2.4), показало, что процесс диссоциативной хемосорбции на поверхности диоксида олова зависит от места адсорбции и структуры поверхности.

Диссоциативная адсорбция молекулы водорода, при которой один атом Н присоединяется к Sn, а другой к О, может проходить с очень малыми барьерами (~0.1эВ). Энергия адсорбции молекулы водорода на поверхность диоксида олова зависит от координационных чисел поверхностных атомов (рис.2.2), она равна 1-1.5 эВ для атомов олова с КЧ=4,5(Sn) и атомов кислорода с КЧ=2(O), а на атомы олова с КЧ=6(Sn) водород не адсорбируется (рис.2.3).

Координационные числа в кристалле SnO2  равны, соответственно, 6(Sn) и 3(O), на поверхности первого типа (I, SnO2(001)) - 4(Sn) и 2(O),  на поверхности второго типа (II, SnO2(110)) – 5, 6(Sn) и 2, 3(O); на поверхности третьего типа (III, SnO2(100)) - 5(Sn) и 2, 3(O); на поверхности четвертого типа (IV, SnO2(-1-11)) – 4, 5(Sn) и 2, 3(O).

Преодолевая барьер ~1 эВ (рис.2.4), изомер со связями Sn-H и О-Н переходит в наиболее стабильный изомер с двумя O-H связями, образованными двумя атомами

кислорода с КЧ(O)=2. Энергия отрыва молекулы водорода от такого изомера равна 3.3-3.5 эВ. Энергия отрыва молекулы водорода от изомера, образованного двумя атомами кислорода с КЧ(O) = 2 и 3, соответственно, на 1 эВ меньше (рис.2.3), при этом энергия отрыва молекулы водорода сильнее зависит от координационных чисел атомов, чем от типа поверхности.

Под воздействием температуры или лазерного облучения можно преодолеть барьер ~1 эВ, препятствующий переходу от изомера со связями Sn-H и О-Н к наиболее стабильному изомеру с двумя O-H связями (Рис.2.4., структуры I.5I.6). Переход протона от атома олова к атому кислорода открывает путь к следующему акту диссоциативной адсорбции молекулы водорода, и можно ожидать, что в этом случае водород будет диссоциировать на поверхности SnO2 без катализатора. Миграция водорода по чистой поверхности диоксида олова от одного атома кислорода к другому проходит с барьерами 0.5 эВ (Рис.2.4.  I.6I.6a).

Энергетически водороду слегка (на 0.1 эВ) выгоднее занять позиции (в виде OH групп) на чистой поверхности вдали от адсорбированных молекул воды, связанных с атомами Sn (рис.2.5), но разница так мала, что можно предположить, что в реальной ситуации обе позиции будут одинаково реализованы. Между поверхностными атомами кислорода и молекулами воды образуется сетка водородных связей, в которую вовлекаются и атомы адсорбированного водорода.

Энергия адсорбции молекулы воды на поверхность SnO2 равна 1.1-1.5 эВ. Изомер с диссоциированной молекулой воды (в виде двух OH групп на поверхности) расположен на энергетической шкале на 0.7 эВ выше. Отметим, что вглубь кристалла поверхностная вода не проходит – это энергетически не выгодно на 3.5 эВ, но каким-либо образом попавшая в объем кристалла молекула воды не сможет выйти наружу из-за наличия потенциального барьера.

Глава 3 посвящена моделированию поведения молекулярного кислорода на поверхности кластера платины Pt19, нанесенного на поверхность кристалла диоксида олова в присутствии диссоциированной молекулы водорода.  Было показано, что молекула кислорода может безбарьерно адсорбироваться на поверхность кластера Pt19/SnO2/H  , образуя пероксидный изомер в котором расстояние O-O равно 1.38 и каждый из атомов кислорода связан с атомом платины. Энергия адсорбции молекулы кислорода с образованием различных изомеров перекисного типа равна 1.2 - 1.7 эВ (рис.3.1).

Диссоциация перекисного фрагмента на поверхности кластера приводит к трем типам изомеров с одно- двух- и трехкоординированным положением атомов кислорода на поверхности кластера. Изомеры с трехкоординированным положением атомов, стабильность которых на 0.3 эВ меньше, чем  двухкоординированных, легко переходят в изомеры с двухкоординированным положением атомов кислорода на ребрах. Энергия отрыва молекулы кислорода от различных изомеров с двухкоординированными позициями атомов кислорода  равна 2.10-2.53 эВ. На ребрах кластера стабильность изомеров с однокоординированным положением 

атомов кислорода на 0.1 эВ больше, чем перекисных структур, но меньше, чем изомеров с двухкоординированным положением атомов кислорода (Рис.3.2-3.4).

Когда на поверхности кластера нет атомов кислорода, атому водорода  энергетически не выгодно переходить с поверхности носителя на поверхность кластера. При наличии кислорода на поверхности кластера, атому водорода энергетически выгодно, переходить от атома кислорода, входящего в состав поверхности носителя SnO2 к атому кислорода, расположенному на поверхности кластера патины. При отсутствии дополнительных водородных связей (т.е. исключая структуры 6 и 20 рис.3.5.) наиболее выгодное положение фрагмента OH – на верхней поверхности кластера (Рис.3.5.).

Получившаяся из двух OH фрагментов вода образует молекулярный комплекс с атомом платины, принадлежащим верхней поверхности кластера. Процесс присоединения молекулы кислорода к кластеру Pt19/SnO2/H2  и отрыв образовавшейся в результате взаимодействия молекулы воды ( Pt19/SnO2/H2  +O2  Pt19/SnO2/O + H2O) энергетически выгоден на 1.6 эВ (Рис.3.6.).

Глава 4 посвящена  изучению природы взаимодействия кластера Pt19/SnO2/H2 с кислородом и расчету энергии активации миграции. На основании расчетов, можно сказать, что диссоциация молекулы кислорода на поверхности кластера Pt19/SnO2/H2, энергетически выгодный (на 0.10 эВ) процесс, проходящий с барьером 0.49 эВ. Эта диссоциация отвечает переходу от пероксидного (p) изомера к изомеру (m) с  однокоординированными атомами кислорода (рис.4.1).  Барьер диссоциации молекулы кислорода на поверхности  кластера Pt19/SnO2/H2 снижается при приближении к поверхности носителя SnO2 :  барьер равен 0.5 эВ на уровне 2 и 3  слоев и 0.3 эВ на уровне 1 и 2  слоев атомов платины от поверхности носителя. Образование OH фрагмента на носителе за счет непосредственной миграции кислорода по поверхности кластера Pt19/SnO2/H2 энергетически выгодный процесс, этот процесс идет с выделением энергии 3.29 эВ, но требует преодоления барьеров 0.49 эВ для диссоциации молекулы O2 и 1.10 эВ для перехода атома кислорода от атома платины к атому олова.

Из рис.4.2 видно, что однокоординированный (m) атом кислорода (в структуре 8, рис.4.2) , с энергетическим выигрышем 0.14 эВ может мигрировать с верхнего слоя атомов платины в двухкоординированное (b)  положение среднего слоя (структура 19, рис.4.2), в ходе этой реакции необходимо преодолеть барьер 0.47 эВ (структура 18, TS, рис.4.2). Рассчитанная нами величина  барьера (0.47 эВ) близка к полученной в  [1] на уровне GGA-PW91 (0.4 - 0.5 eV)   и экспериментальному значению (0.43 эВ), полученному из результатов исследования диффузии  кислорода по поверхности платины методом туннельной микроскопии [2]. Барьер перехода от изомера с однокоординированным  (m) атомом кислорода к изомеру с двухкоординированным  (b) атомом кислорода находится в интервале 0.1-0.5 эВ и его величина тем меньше, чем ближе атом кислорода к поверхности SnO2 .

Рис.4.1. Диссоциация пероксидного изомера (синхронный разрыв связи) O-O на поверхности кластера Pt19/SnO2/H2.

Образование OH фрагмента по эстафетному механизму. Изложенные выше расчеты показали, что барьеры непосредственной миграции атомов O и H по поверхности кристалла платины на пути образования OH фрагмента слишком велики (~1.0 эВ)  для того, что бы реально преодолеваться на пути образования молекулы воды в ходе работы, например, низкотемпературного топливного элемента. Следовательно, нужно искать другие каналы. Возможным вариантом выхода из сложившейся ситуации является миграция протона по эстафетному механизму непосредственно с поверхности носителя на кислород, адсорбированный

на кластер.

Канал проводимости ионизированного атома водорода по эстафетному механизму моделировался тремя молекулами воды, расположенными на расстоянии O-O=2.5-2.9 друг от друга (рис.4.3). На рис. 4.3 показаны структуры и энергии изомеров на минимальном энергетическом пути перехода протона по эстафетному механизму от поверхности носителя к адсорбированному кислороду в зависимости от координаты Z, перпендикулярной плоскости носителя. В структуре 20 (рис. 4.3) оба протона связаны с кислородами на поверхности носителя SnO2, относительная стабильность этого изомера к разрыву на SnO2/Pt19+ H2 +O2+3H2O равна 6.20 эВ. Один из протонов связан водородной связью (O-H=1.49 ) с атомом кислорода молекулы воды. Этот протон начинает движение 20 21 (рис. 4.3) через цепочку из трех молекул H2O к адсорбированной на кластере последней в цепочке молекуле воды (O-H=1.34 ). При движении протон подходит к атому кислорода молекулы воды, и одновременно противоположный протон, связанный водородной связью с

соседней молекулой воды, отдаляется от этого атома кислорода, переходя к соседней молекуле воды.

В цепочке попеременно сменяются энергетически квази эквивалентные фрагменты H3O+  H5O2+, которые отличаются друг от друга по энергии на 0.1эВ. Наибольший барьер на пути движения протона соответствует переходу протона к цепочке воды (т.е. переходу от  фрагмента OH к H3O+) и равен 0.5 эВ. Изомер 21 (рис. 4.3) с  фрагментом OH на поверхности кластера платины расположен на энергетической шкале на 0.3 эВ ниже изомера 20 (рис. 4.3). Из сказанного следует, что перенос протона по эстафетному механизму с поверхности носителя на атом кислорода, дислоцированный на поверхности кластера платины, может проходить с барьером, равным  0.5 эВ и энергетическим выигрышем 0.3 эВ.

Аналогичная картина переноса второго протона может привести к переходу 22 23  (рис. 4.3), в котором образовавшаяся молекула воды присоединяется к цепочке из трех H2O , с образованием изомера 23 , который лежит на энергетической шкале на 0.1 эВ выше изомера 22 (рис. 4.3). Барьер на пути 22 23  (рис. 4.3) перехода протона по эстафетному механизму равен 0.5 эВ (т.е. такой же, как в случае перехода 20 21  (рис. 4.3)). В процессе реакции магнитное число M уменьшается с двух (структура 20) до единицы (структура 23) вследствие пересечения термов.

Расчет показывает, что по сравнению с изомером 21 (с фрагментом OH) изомер, в котором протон переносится вместо атома кислорода на атом платины, расположен на энергетической шкале на 1.4 эВ выше. Следовательно, образование в результате эстафетного механизма связи Pt-H намного менее выгодно, чем образование связи OH.

Таким образом, можно сказать, что сначала образуются фрагменты OH, затем, параллельно с этим процессом идет образование молекул воды, которые включаются в канал водородных связей протонпроводящей цепочки из молекул воды. Рассчитанная реакция эстафетной миграции протона с образованием молекулы воды экзотермична на 0.3 эВ на первом шаге (образование OH), эндотермична на 0.1 эВ на втором шаге (образование H2O) , проходит с барьерами 0.5 эВ (при расстояниях O-O=2.5-2.9) , зависящими от расстояний между атомами кислорода молекул воды, образующих протон проводящие каналы.

График аналогичного эстафетного переноса протона (но с большими на 0.24 эВ барьерами активации, чем в предыдущем случае) можно наблюдать и для пероксидного изомера (рис. 4.4). В области Z=2722 барьер отрыва протона от носителя подобен рис. 4.3.  В области Z=2220, дополнительный барьер 0.24 эВ обусловлен разрывом связи O-O в присутствии H3O+  с одновременным образованием OH фрагмента. Исходя из этого, можно сказать, что хотя разрыв связи O-O проходит с меньшими энергиями активации в присутствии H3O+, но энергетически выгоднее, что бы разрыв адсорбированной молекулы кислорода предшествовал процессу образования OH связи.

Зависимость величины барьера эстафетного переноса протона по каналу проводимости можно видеть на примере модельной системы H5O2+ (рис.4.5, уровень расчета B3LYP/LanL2DZ). Расчет зависимости величины барьера на пути H2O·—·H3O+ H3O+·—·H2O от расстояния между атомами кислорода показал, что без учета энергии нулевых колебаний (E) изменение расстояния O-O от минимума, отвечающего 2.5, до 2.9 увеличивает барьер переноса протона от 0 до 0.5 эВ (рис.4.5). С учетом энергии нулевых колебаний (EZPE) этот интервал смещается на 0.1 и становится равным  2.6-3.0. Этот интервал совпадает с интервалом расстояний O-O в экспериментально используемых протонпроводящих мембранах.

При наличии канала проводимости, протон с поверхности SnO2 переходит к ближайшей молекуле воды, которая отдает свой протон соседней молекуле воды и по цепочке последняя молекула воды, приобретая протон у предпоследней, отдает свой водород кислороду на кластере для образования OH фрагмента. С малыми энергетическими затратами (0.2-0.3 эВ) на кластере возможен сценарий образования молекулы воды из двух рядом стоящих OH фрагментов (рис. 4.6).

Таким образом, на аноде адсорбция водорода на поверхность кластера платины, нанесенной на поверхность SnO2, приводит в силу спилловер эффекта к переходу атомарного водорода на поверхность носителя, откуда он посредством мембраны по эстафетному механизму переносится, на кластер платины на катоде, где образует с атомом кислорода, находящемся на нем, молекулу воды. Описанный процесс экзотермичен на 4.64 эВ и проходит с барьерами, определяемыми возможностями мембраны образовывать протон проводящие каналы. В случае, если мембрана обеспечивает расстояния между протон проводящими атомами кислорода,

близкие к 2.5-2.9 , барьеры проводимости по эстафетному механизму составляют 0.1-0.5 эВ.

Рис. 4.6. Образование молекулы воды из двух фрагментов OH. Z – координата переносимого протона, перпендикулярная поверхности носителя.

В Главе 5 приведены результаты моделирования протонной миграции в мембранах на основе фенолсульфокислот. Протонобменные мембраны занимают одно из наиболее важных мест в конструкции твердотельных топливных элементов (ТЭ). В состав хорошо зарекомендовавших себя протонобменных мембран, используемых в качестве компонентов топливных элементов, входят органические и неорганические кислоты. Эффективный протонный перенос в этих мембранах осуществляется в широком интервале температур и влажности окружающей среды.

В качестве протонобменных мембран, часто используются полимерные мембраны. Полимерная мембрана представляет собой селективно-проницаемую перегородку на основе органических полимерных комплексов, разделяющую массообменный аппарат на две рабочие зоны, в которых поддерживаются различные давления и составы разделяемой смеси.

       Введение органических кислот в состав полимерной мембраны приводит к улучшению термических и механических характеристик, а также к тому, что эффективный протонный перенос осуществляется в более широких интервалах температуры и влажности окружающей среды. На основе систем поливиниловый спирт–кислота получена серия протонпроводящих мембран, способных длительно и эффективно работать в составе ТЭ в широких интервалах температур и влажностей окружающей среды, что дает возможность создания ТЭ, работающих при комнатных условиях без термостатирования и увлажнения.

       Для того, чтобы понять строение протонпроводящих полимерных мембран и механизм протонного переноса в них, было проведено квантово-химическое моделирование индивидуальных ароматических сульфокислот в присутствии поливинилового спирта, воды и альдегида. Понять и оценить влияние воды на состав и проводимость протонпроводящих полимерных мембран - одна из основных задач, существенно влияющих на использование их в топливных элементах. Физические свойства мембран заметно улучшаются при введении в их состав поливинилового спирта. Наличие в составе мембран альдегида приводит к созданию жесткой и довольно регулярной структуры полимерной матрицы. Поскольку молекулы альдегида связывают между собой фрагменты полимеров, этот процесс часто называют сшивкой альдегидом. Наша задача понять, как происходит протонный перенос в комплексах, составленных из этих молекул, что может привести к увеличению проводимости, какое сочетание компонент можно считать более выгодным в плане проводимости и добавление каких компонент, и в каком  количестве, должно (согласно модели) препятствовать проводимости. Комплекс FSA*(H2O)i  моделирует процесс взаимодействия фенолсульфокислота (FSA) - вода, и дает возможность оценить барьер миграции водорода в комплексе. Кристалл FSA*(H2O) представляет собой слоистую структуру, в которой каждый из гофрированных слоев состоит из анионов молекул кислоты, связанных между собой ионом H3O+ . Расчет FSA*(H2O)*PVA дает возможность определить структуру комплекса и оценить влияние поливинилового спирта (PVA) на изменение путей проводимости. Расчет комплекса FSA*(H2O)*PVA*диальдегид дает возможность оценить относительную стабильность различных вариантов комплексообразования.

Согласно расчетам, в комплексе сульфокислота -  вода эстафетный механизм более выгоден, чем вращение группы HSO3 или непосредственный перенос протона. Косвенным подтверждением эстафетного механизма может служить наблюдаемый в эксперименте эффект повышения проводимости при увеличении влажности.

В комплексе FSA*H2O (структуры 1a, 1b, 1c, рис.5.1) перенос протона (1a1c) проходит по эстафетному механизму так, что структура 1b, отвечающая барьеру, содержит фрагмент H3O+, и лежит на энергетической шкале на 0.3 эВ выше основного изомера 1a. Эта величина соизмерима с величиной энергии активации протонного переноса, 0.1-0.3  эВ, экспериментально найденной в системе на основе родственных систем PVA и 2,4-FSA при относительной влажности 3295 % .

При наличии двух молекул воды в комплексе FSA*2H2O (2a-2f, рис. 5.1) возможно два типа переноса протона. Первый тип (структуры 2a, 2b, 2c) аналогичен описанному выше процессу, характерному для FSA*H2O. В этом случае вторая молекула воды не принимает непосредственного участия в переносе протона, но лишь обеспечивает воде дополнительную водородную связь (расстояние O-O=2.69-2.70 ).  Второй тип миграции протона (структуры 2d, 2e, 2f) обусловлен переносом протона (2d2f) с помощью двух молекул воды так, что на барьере атом водорода зависает на одинаковом (с точностью до 0.02 ) расстоянии от двух молекул воды. Этот механизм на 0.1 эВ энергетически выгоднее первого, высота барьера активации невелика и составляет 0.1 эВ.

С увеличением количества молекул воды потенциальная поверхность миграции протона становится все более пологой. В комплексе FSA*3H2O (структуры 3a, 3b, 3c, рис. 5.2) основным изомером является структура 3c, в которой атом водорода связан с центральной молекулой воды и образует с ней  фрагмент H3O+ (O-O=2.53, 2.54 ). На 0.1 эВ выше по энергии расположена структура 3a с атомом водорода, связанным с  фрагментом SO3 (O-O=2.58, 2.73 ). Структура 3a не является изомером и безбарьерно переходит в структуру 3c, при этом атом водорода плавно переходит от фрагмента SO3 к цепочке 3H2O с образованием фрагмента H3O+.

Четыре молекулы воды образуют комплекс FSA*4H2O (структуры 4a, 4b, 4c, рис. 5.2), в котором атом водорода занимает промежуточное положение между двумя центральными молекулами воды, образуя фрагмент H5O2+  (структура 4b, O-O=2.43 , рис. 5.2). Остальные молекулы воды находятся от этого фрагмента на расстояниях O-O=2.56-2.59 и 2.64-2.69 . Энергетически структуры 4a, 4b, 4c (рис. 5.2) очень близки (в пределах 0.02 эВ).

Таблица 5.1. Эффективные заряды (по Малликену, e) в комплексах FSA*nH2O, n=04.

FSA*nH2O

Z*

[SO3]

Z*

[nH2O]

Z*

[H]

Z*

[nH2O+H]

Z*

[H3O];[H5O2];[H7O3]

ROH,

FSA

-0.37

0.35

0.35

0.97

FSA*H2O

(1a, рис. 5.1)

-0.47

0.07

0.38

0.45

1.01

FSA*2H2O

(2d, рис. 5.1)

-0.53

0.11

0.41

0.52

1.04

FSA*3H2O

(3a, рис. 5.2)

-0.56

0.11

0.44

0.55

1.09

FSA*3H2O

(3c, рис. 5.2)

-0.70

0.32

0.41

0.73

0.61;0.67;0.73

1.52

FSA*4H2O

(4c, рис. 5.2)

-0.71

0.37

0.38

0.75

0.59;0.65;0.71

1.72

FSA*4H2O

(4b, рис. 5.2)

-0.71

0.38

0.37

0.75

0.57;0.66;0.72

1.79

Причины, по которым потенциальная поверхность постепенно меняет свой характер в ряду FSA*nH2O, n=1, 2, 3, 4 могут быть поняты из анализа переноса заряда от фрагмента nH2O к FSA (таблице 5.1.). Из таблицы 5.1 видно, что в молекуле FSA эффективные заряды на фрагменте SO3  и на связанном с ним атоме водорода близки (-0.37 и 0.35e, соответственно) и противоположны по знаку. Это значит, что почти весь отрицательный заряд на фрагменте SO3 обусловлен переносом электронной плотности с атома водорода. Отдавая необходимое количество электронной плотности (0.32-0.38 е), как «плату» за протон, цепочка воды nH2O (n=3,4) принимает на себя протон от фрагмента SO3. Образовавшиеся фрагменты H3O+ и H5O2+ имеют заряды 0.61 и 0.67 e, соответственно.

Принятый в цепочку nH2O (n=3,4)  протон несет на себе положительный заряд величиной около 0.4 e, и поэтому энергетически наиболее выгодное положение протона в центре цепочки. В силу того, что зарядовая разница в структурах  4a, 4b, 4c (рис.5.2) невелика (не превышает 0.02e), энергии структур с фрагментами H3O+ и H5O2+ в них близки в пределах 0.01-0.02 эВ. Поскольку величина барьера мала, мы провели уточняющий расчет на уровне MP2/6-31G**. Уточнение расчета на уровне MP2/6-31G** и учет энтропийного фактора не меняет величину барьера и уменьшает относительную разницу между энергиями изомеров лишь на 0.004 эВ. При учете энергии нулевых колебаний, основному изомеру отвечает структура, с протоном,  входящим в состав группы H5O2+, при этом вблизи сульфогруппы (при количестве молекул воды равном трем или четырем), ионы H3O+  и H5O2+ легко переходят друг в друга.

Согласно расчетам, молекула воды присоединяется к молекуле кислоты без барьера, следовательно, можно ожидать корреляции между влажностью среды и количеством молекул воды, связанных с молекулами кислоты. Поскольку, при увеличении количества молекул воды, находящихся вблизи группы HSO3 (от одной до четырех) барьер снижается (от 0.4 до 0.01 эВ), то, следовательно, при увеличении влажности в экспериментальных условиях можно ожидать улучшения проводимости, что кореллирует с  экспериментальными данными для родственной  фенол-2,4-дисульфокислоты.

В расчетах было показано, что вблизи каждой группы SO3 находится, как минимум, одна молекула воды, позволяющая создать устойчивый комплекс с сильной водородной связью за счет образования ионов Н3О+, расположенных  между молекулами кислоты. Помимо ионов оксония в переносе протона участвуют дополнительные молекулы воды, задействованные во внутримолекулярном обмене. Кроме того, в переносе протона могут участвовать OH-группы, принадлежащие кислоте и PVA. Рассмотрим роль PVA подробнее.

Присутствие поливинилового спирта выстраивает молекулы кислоты упорядоченно (рис.5.3). Из расчета получено, что минимальное значение количества звеньев в цепи  PVA, приходящихся на одну молекулу кислоты, равно 4. В условиях дефицита воды в формирование сетки водородных связей вовлекаются менее подвижные, чем вода ОН-группы поливинилового спирта. Роль этих ОН-групп тем эффективнее, чем меньшее количество молекул воды находится вблизи SO3 фрагмента FSA. Найденный в расчете эффект участия звеньев спирта в переносе протонов и взаимозаменяемости молекул спирта и молекул воды косвенно подтверждается тем, что подвижность протонов в структуре PVA/FSA=16/1 при относительной влажности 75% равна подвижности в структуре PVA/FSA=8/1 при влажности 32% [3].

Таблица 5.2. Параметры протонной проводимости кислот в зависимости от влажности [4]

соединение

σ298, См/см,

RH, 7% отн.

σ298, См/см

PVA: кислота (10 : 1)

RH 47% отн.

RH 95% отн.

п-фенолсульфокислота,

C6H4(OH)(SO3)-(H3O+)

7*10-7

3.6*10-4

2.4*10-2

фенол-2,4-дисульфокислота,

C6H3(OH)(SO3)22-(H3O+)2

2.7*10-6

1.5*10-2

4.3*10-2

       Из табл. 5.2. видно, что присутствие поливинилового спирта позволяет увеличить протонную проводимость c ~10-7 См/см (RH 7% отн.) до ~10-2 См/см (RH 95% отн.). Поскольку при относительной влажности 95% имеют возможность функционировать все вероятные каналы проводимости, соотношение коэффициентов близко к двум и соответствует отношению количества групп  SO3 (и , соответственно, количеству каналов проводимости по ним) в п-фенолсульфокислоте и фенол-2,4-дисульфокислоте, рассчитанная структура которой приведена на рис. 5.4.

Рис.5.4. Рассчитанная по программе VASP структура фенол-2,4-дисульфокислоты. Стрелками указаны протонпроводящие каналы.

       

Связанные водородными связями кристаллы нестойки к размыванию водой. Прошивание кристалла полимерами типа поливинилового спирта, протяженные молекулы которого вытянуты вдоль плоскостей кристаллов сульфокислот, удерживают кристаллы от распада до влажности 95%.

Сшивка альдегидами улучшает физические параметры мембран. Согласно расчетам, малая степень сшивки стабилизирует и укрепляет каналы проводимости протонов. Взаимодействие альдегида со спиртом происходит с участием ОН-фрагментов поливинилового спирта, при малой влажности и большом количестве молекул альдегида можно ожидать снижения протонной проводимости потому, что для "перешагивания" альдегида потребуются дополнительные цепочки из молекул воды.

Таким образом, при образовании протонпроводящиx полимерных мембран на основе фенолсульфокислот и поливинилового спирта энергетически выгодно, чтобы, как минимум, одна молекула воды оставалась вблизи фрагмента SO3Н. Присоединение воды к молекуле кислоты проходит без барьера. Эта молекула воды участвует в формировании кристалла (посредством образования иона оксония H3O+) и переносе протона по эстафетному механизму между молекулами кислоты. Затруднение возникает при внутримолекулярном переносе протона вдоль SO3 фрагмента: миграция водорода вдоль SO3-группы связана с преодолением барьера 1.3-1.5 эВ. Такой барьер представляет собой серьезное препятствие для протонного транспорта.

       Если, помимо упомянутой выше воды, за счет которой строится кристалл, добавить еще хотя бы минимальное количество воды, так что на одну молекулу кислоты будет приходиться хотя бы 1.2 молекулы воды, протонная проводимость резко возрастает и меняет свой характер - механизм переноса протона становится эстафетным как в меж- так и во внутримолекулярном пространстве. В случае эстафетного характера проводимости водород от кислорода кислоты переходит к кислороду воды, одновременно один из водородов воды переходит к другому атому кислорода кислоты, активационный барьер такого движения равен 0.1-0.3 эВ и близок к экспериментальным значениям (0.2–0.3 эВ).

       Добавление воды до степени, когда на одну молекулу кислоты приходится приблизительно три - четыре молекулы воды, приводит к тому, что механизм переноса протона проходит с участием не только ионов H3O+ но и H5O2+, которые легко переходят друг в друга. Это приводит к снижению барьера миграции протона до 0.04 эВ.

При добавлении поливинилового спирта энергетически наиболее выгодным является изомер, в котором FSA и PVA связаны водородными связями через молекулу воды. В условиях дефицита воды в формирование сетки водородных связей вовлекаются также ОН-группы поливинилового спирта. Молекула спирта располагается в гофрированной плоскости кристалла между молекулами кислоты, укрепляя их слоистую структуру.  Согласно расчетам, роль поливинилового спирта сводится к упорядочению расположения молекул кислоты и участию в эстафетном механизме передачи протона. Введение небольших количеств альдегида в состав мембраны приводит к сшивке нитетей PVA за счет взаимодействия альдегида со спиртом через посредство ОН-фрагментов поливинилового спирта.

Глава 6 посвящена моделированию протонного переноса в ортопериодатах. В последнее время в топливных элементах и химических сенсорах  используются протонные электролиты, имеющие высокую и не зависящую от влажности окружающей среды проводимость при температурах, близких к комнатной. Высокую протонную проводимость проявляют соединения, образованные катионами металлов и двуядерным анионом [HxI2O10]-(6-x) . В соединениях такого типа анионы связаны между собой сеткой водородных связей

В большинстве из них при температурах 30-40оС, наблюдается изменение величины энергии активации проводимости. В некоторых из этих солей наблюдаются аномально высокие значения энергии активации проводимости, близкие и даже превышающие 1 эв, что несвойственно для классических протон-проводящих твердых электролитов. Было найдено, что величина проводимости зависит не только от природы аниона, но увеличивается синхронно с ростом размера катиона.

Соединения, содержащие пару H4IO6-*H5IO6 обладают высокой протонной проводимостью при температурах ниже комнатной. Наиболее изученное из этих соединений CsH4IO6*H5IO6. Для оценки энергии взаимодействия молекулы соли с молекулой кислоты были рассчитаны энергии димеризации.

В рамках теории функционала плотности (B3LYP) были выполнены расчеты ортоиодной и ортотеллуровой кислот, их солей MIO6H4 (M=Li,Rb,Cs) и CsH5TeO6 , димеров типа соль*кислота MIO6H4*H5IO6 (M=Rb,Cs) и CsIO6H4*H6TeO6, двухзамещенных и сдвоенных солей Rb2H3IO6  и Rb4H2I2O10, а так же димеров типа соль*кислота CsHSO4*H6TeO6 и Cs2SO4*H6TeO6.

Оказалось, что образование пары типа соль*кислота рассмотренных соединений MH4IO6*H5IO6 (M=Rb,Cs) и CsH4IO6*H6TeO6, энергетически выгодна на 1.4-1.6 эВ. Расчеты показывают, что в таких солях существует два типа протонной проводимости: движение протона вдоль октаэдра и между октаэдрами. Движение протона вдоль октаэдра проходит с энергиями активации близкими к 0.6-1.0 эВ. Миграция протона между октаэдрами, проходит с энергиями активации близкими к 0.1-0.2 эВ (Рис.6.1).

В отличие от CsH4IO6*H5IO6 в соли CsHSO4*H6TeO6 выделение воды не является термодинамически выгодным (по сравнению с солью, изомер с выделившейся из соли молекулой воды находится на энергетической шкале на 0.9 эВ выше). Возможно, это является причиной относительной стабильности теллуратов по сравнению с иодатами. Однозамещенные соли теллуровой кислоты имеют на 0.1-0.4 эВ более высокие барьеры миграции протона, чем соли ортоиодной кислоты.

Расчеты показывают, что в солях с октаэдрическими анионами Rb2H3IO6 и Rb4H6I2O12 (рис. 6.2 и 6.3) барьеры активации миграции протона близки к барьерам выделения молекулы воды, которая остается кординированной к катиону, и выделение воды в этих солях термодинамически выгодно на 0.04-0.3 эВ. Возможно, это является причиной нестабильности этих солей при нагревании. По сравнению с солями цезия, аналогичные соли рубидия имеют меньшие энергии активации миграции протона.

Экспериментально показано, что добавление воды в безводные соли увеличивает протонную проводимость, но установить роль, которую играет вода в проводимости экспериментально не представляется возможным. На кривой проводимости Rb4H2I2O10*4H2O наблюдается типичный излом в области температур 40-45°. При этом высокотемпературная область наряду с большей проводимостью имеет и больший барьер активации, чем низкотемпературная. Причина излома экспериментально труднообъяснима.

Согласно результатам электрохимических исследований протонной проводимости в смешанных солях (рис.6.4), для солей  CsH4IO6*H5IO6 и CsH4IO6*H5IO6*0.5H2O наблюдается лишь низкотемпературная часть кривой проводимости (для CsH4IO6*H5IO6 и CsH4IO6*H5IO6*0.5H2O в высокотемпературной части начинается разложение соли).  Для соли Rb4H6I2O12 – можно получить лишь высокотемпературную часть. В отличие от первых двух, для соли Rb4H2I2O10*4H2O можно измерить как низко- так и высокотемпературные проводимости.

Объяснение такого вида кривых проводимости могут дать квантовохимические исследования проводимости солей ортоиодной, серной и теллуровой кислот, которым и посвящена настоящая глава. Согласно расчетам, низкотемпературная протонная проводимость осуществляется с участием протонов дислоцированных в межслоевом пространстве. Молекулы воды, расположенные в этом пространстве, принимают участие в протонном переносе и обеспечивают дополнительный (по сравнению с безводным кристаллом) приток носителей. Иными словами, низкотемпературная проводимость обеспечивается за счет переноса протонов между октаэдрами в межслоевом пространстве и дополнительных носителей, принадлежащих молекулам межслоевой воды.

На примере CsH4IO6*H5IO6 - CsH4IO6*H5IO6*0.5H2O (рис.6.4) видно, как добавление воды в безводные соли (при прочих равных условиях) увеличивает протонную проводимость, что согласуется с результатами квантово-химических исследований.

Высокотемпературная проводимость осуществляется за счет переноса протонов по октаэдру внутри слоя. При этом часть протонов из слоя переходит в межслоевое пространство и пополняет число носителей, в результате чего высокотемпературная протонная проводимость скачкообразно возрастает по сравнению с низкотемпературной. Рассчитанные барьеры активации миграции протонов вдоль октаэдра намного превышают барьеры активации миграции между октаэдрами. Примером может служить Rb4H2I2O10*4H2O, экспериментальная проводимость которого приведена на рис.6.4.

Значительные барьеры активации высокотемпературной миграции часто могут быть соизмеримы с барьерами активации конкурирующих процессов, например, выделения воды. В этом случае, повышение температуры может приводить вместо высокотемпературной проводимости к разрушению кристалла (примером могут служить CsH4IO6*H5IO6 и CsH4IO6*H5IO6*0.5H2O).

В некоторых случаях октаэдры расположены достаточно далеко друг от друга, в этом случае без посредничества молекул воды межслоевая низкотемпературная проводимость будет отсутствовать. Например, в Rb2H3IO6  нет низкотемпературной проводимости, но при наличии воды в аналогичном кристалле со сдвоенным анионом  Rb4H2I2O10*4H2O присутствуют как низкотемпературная, так и высокотемпературная проводимости.

В солях с октаэдрическими анионами Rb2H3IO6 и Rb4H6I2O12 барьеры активации миграции протона близки к барьерам активации выделения из соли молекулы воды, которая остается кординированной к катиону, и выделение воды в этих солях термодинамически выгодно на 0.04-0.3 эВ. Возможно, это является причиной нестабильности этих солей при нагревании. По сравнению с солями цезия, аналогичные соли рубидия имеют меньшие энергии активации миграции протона.

В приложении  определена точность расчета химсдвигов и охарактеризованы химсдвиги, полученные методом рентгеновской фотоэлектронной спектроскопии, при адсорбции малых молекул в твердотельных сенсорах и моделировано поведение малых молекул ( O2, H2, OH, Н2O, SH2 ) при хемосорбции на поверхность оксидных электродов твердотельных сенсоров типа  AIVO2 (A= Ge, Sn, Pb) и электродов типа AIVBVI (A= Ge, Sn, Pb ,  B = S, Se, Te). Рассчитанные химсдвиги в рентгеновских фотоэлектронных спектрах позволили идентифицировать экспериментальные спектры и продемонстрировали применимость этой характеристики для оценки изменения атомных зарядов при хемосорбции.

Выводы

  1. Методом DFT/PBE с базисом проектированных плоских волн и учетом периодических граничных условий проведено квантово-химическое моделирование процессов адсорбции водорода и молекулярного (атомарного) транспорта на изолированных кластерах платины, различных гранях SnO2 и на кластерах платины, нанесенных на поверхность SnO2  (Ptm/(SnO2)n, m=6,19, n=4896). Показано, что процесс диссоциативной хемосорбции молекулы водорода на Ptm  и  Ptm/(SnO2)n может проходить безбарьерно, энергия адсорбции равна 1.6 эВ. По поверхности кластера платины миграция проходит с барьерами 0.1-0.2 эВ в направлении к поверхности SnO2. Дальнейшая миграция осуществляется по поверхности SnO2  с барьерами 0.5 эВ. Миграция атомарного водорода от кластера платины к SnO2  сопровождается изменением знака заряда водорода с отрицательного (-0.1 e) до положительного  (0.4 e).
  2. Проведено моделирование процессов взаимодействия O2 как с поверхностью Ptm/(SnO2)n  , так и с той же поверхностью в присутствии атомарного водорода на поверхности SnO2 . Кислород безбарьерно адсорбируется на поверхность Ptm  с образованием пероксид-радикалов с энергией адсорбции 1.1-1.7 эВ. Адсорбированная молекула кислорода диссоциирует на поверхности Ptm  с барьером ~0.5 эВ. Протоны переносятся по водородным связям гидратированной поверхности SnO2  до абсорбированного атома кислорода, где постадийно образуют молекулу H2O с выделением 1.6 эВ энергии.
  3. Впервые проведено квантово-химическое моделирование ионного транспорта в кристаллических неорганических (телураты , периодаты) и органических (производные сульфокислот) кислотах и солях. Показано, что в зависимости от количества «сверхстехиометрической» воды возможно два механизма протонного переноса. Для телуратов и периодатов один канал проводимости возникает в межслоевом пространстве за счет переноса протона между соседними октаэдрами, второй механизм включает перенос протонов вдоль октаэдра внутри слоя, при этом некоторые протоны вытесняются из слоевого пространства в межслоевое, увеличивая число носителей.
  4. Для производных сульфокислот показано, что эстафетный механизм протонного транспорта энергетически более выгоден, чем вращение группы HSO3 или непосредственный перенос протона. При переходе от непосредственного переноса протона к эстафетному механизму, барьер снижается с 1.4 до 0.3 эВ. При увеличении количества молекул воды, находящихся вблизи группы HSO3-, от одной до четырех барьер снижается от 0.3 до 0.01 эВ.
  5. Создана модель образования протонпроводящих каналов и ионного переноса в  протонпроводящиx полимерных мембранах на основе поливинилового спирта и фенолсульфокислот. Показано, что энергетически выгодно, чтобы, как минимум, одна молекула воды оставалась вблизи фрагмента SO3Н. При наличии воды протонная проводимость носит эстафетный характер с активационным барьером 0.2-0.4 эВ, близким к экспериментальным значениям родственных систем (0.2–0.3 эВ). В условиях дефицита воды в формирование сетки водородных связей вовлекаются также ОН-группы кислоты и поливинилового спирта.

Работа выполнена при финансовой поддержке Президиума РАН по программе фундаментальных исследований “Основы фундаментальных исследований нанотехнологий и наноматериалов” Министерства образования и науки РФ (государственный контракт № 16.740.11.0163 от 02 сентября 2010 г.) и РФФИ (проекты  96-03-33652-а, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-33178-а, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье, 01-03-97011-р2001подмосковье).

Список цитируемой литературы.

1. Xu Y., Ruban A. V., Mavrikakis M. Adsorption and Dissociation of O2 on Pt-Co and Pt-Fe Alloys // J. AM. CHEM. SOC. 2004. V. 126. P. 4717-4725.

2. Wintterlin, J.; Schuster, R.; Ertl, G. Existence of a “Hot” Atom Mechanism for the Dissociation of O2 on Pt(111) // Phys. Rev. Lett. 1996. V. 77. P. 123-126.

3. Волков В.И., Ребров А.И., Сангинов Е.А., Анохин Е.М., Шестаков С.Л., Павлов А.А., Максимычев А.В., Добровольский Ю.А. Механизм протонной проводимости мембран на основе поливинилового спирта и фенолсульфокислоты по данным ЯМР на ядрах 1 и 13. // Электрохимия. 2009. Т.45. №4. С. 398-406.

4. Писарева Анна Владимировна / Синтез и исследование физико-химических свойств кристаллических и полимерных протонных электролитов на основе бензолполикарбоновых и бензолполисульфоновых кислот // Автореферат диссертации на соискание учёной степени  кандидата химических наук , 02.00.04 - физическая химия, Черноголовка – 2004.

Основные публикации по теме диссертации:

1.Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А..  Катионный транспорт по оксидной поверхности. // Электрохимия. 1995. Т. 31. № 12. . Р.1384-1388

2.Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Зюбин А.С.. Миграция катионов H+, Li+, Na+ по поверхности оксидов со структурой рутила // Электрохимия. 1996. T.32. № 4. C. 469–474. 

3.Zyubina T.S., Dobrovolsky Yu.A.. Comparative analysis of the surface mobility of protons and other singlecharged cations on the surface of rutile-type oxides. // Solid State Ionics. 1997. V.97. P. 59-62.

4.Zyubina T.S.. Теоретическое исследование линейных и циклических изомеров SiO2, GeO2 , SnO2, PbO2. // Журн.Неорг.Химии.. 1998. Т.43. № 2. Р. 272-274.

5.Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Надхина С.Е..  Квантово-химическое моделирование взаимовлияния протонов при движении по поверхности кристалла диоксида олова. // Журн.Неорг.Химии. 1999. Т.44. № 4. С. 624-629.

6.Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Укше А.Е., Шимохина Н.И. Влияние допирования диоксида олова на поверхностную миграцию протонов: квантовохимическое моделирование // Журнал неорг. Химии. 2000.  T.45.  C. 255-262.

7.Добровольский Ю.А.,  Крупнов Б.В.,  Зюбина Т.С.. Моделирование прцессов хемосорбции диоксида углерода на поверхности оксидного электрода// Электрохимия, 1993, Т.29, № 12, С. 1499-1505.

8. Dobrovolsky Yu., Zyubina T., and Kalinnikov G.. Chemisoroption of CO2  on Oxide Electrodes in the Presence of Oxygen and Water. // Solid State Ionics. 1995. V. 1. № 4. P. 358-365.

9..Добровольский Ю.А, Зюбина Т.С., Крупнов Б.В..  Моделирование  процессов хемосорбции СО2 и SO2 в присутствии кислорода и воды на поверхности диоксида олова. //  Журн. неорган. химии. 1995. Т. 40. № 10. С. 1611-1620.

10.Zyubina T., Dobrovolsky Yu.. Modelling of processes of cattion transport over oxide surface. // Solid State Phenomena. 1994. V.39-40. P. 23-26.

11 Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Яшина Л.В., Штанов В.И. /Хемосорбция кислорода на поверхности PbS (001): квантово-химическое моделирование. //Журнал Неорганической химии. 2009.Т. 54. № 5. С.786-792.

12. Yashina L.V., Tikhonov E.V.,  Neudachina V.S., Zyubina T.S,  Chaika A.N., Shtanov V.I., Kobeleva S.P., Dobrovolsky Yu.A.. The oxidation of PbTe(100) surface by dry oxygen. //  Surface and Interface Analysis, 2004, V. 36, №  8, P. 993-996.

13.Zyubina T.S., Neudachina V.S., Yashina L.V., Shtanov V.I.. XPS and ab initio study of the interaction of PbTe with molecular oxygen. // Surface Science. 2005. V.574. №1. P.52-64.

14.  Yashina L.V., Puttner R., Neudachina V.S., Zyubina T.S., Shtanov V.I., Poygin M.V.. X-ray photoelectron studies of clean and oxidised a-GeTe(111) surfaces. // Journal of Applied Physics. 2008. V.103. P. 094909-1 - 094909-12.

15. Neudachina V.S., Shatalova T.B., Shtanov V.I.,. Yashina L.V, Zyubina T.S., Tamm M.E., Kobeleva S.P.  XPS study of SnTe(100) oxidation by molecular oxygen // Surface Science. 2005. V.584. № 1. P. 77–82

16.  Yashina L. V., Zyubin A. S., Pttner R., Zyubina T.S., Neudachina V. S., Stojanov P., Riley J., Dedyulin S. N., Brzhezinskaya M. M., Shtanov V. I.. The oxidation of the PbS(001) surface with O2 and air studied with photoelectron spectroscopy and ab initio modeling.// Surface Science. 2011. V.605. № 5-6. P. 473-482

17. Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Покатович Г.А., Яшина Л.В., Пойгин М.В., Штанов В.И.. Теоретическое и экспериментальное исследование реакционной способности PbTe при взаимодействии с кислородом: влияние примесных атомов Ge.// Ж.Неорг.Химии. 2008. Т. 53. № 1. С..91 – 100.

18. Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.. Активация молекулярного водорода на наночастицах платины: квантово-химическое моделирование. //Журнал Неорганической Химии. 2011. Т. 56. № 8. С. 1360–1370.

19. Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Яшина Л.В., Штанов В.И.. Моделирование структуры, стабильности и химических сдвигов в рентгеноэлектронных спектрах окисленных центров на поверхности сульфида свинца. . //Компьютерное моделирование электромагнитных процессов в физических, химических и технических системах: Материалы V Международного семинара.- Воронеж. ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет». 2007.  222с. . ISBN 978-5-7731-0161-1.  С. 7-12.

20.. Зюбина Т.С., Зюбин А.С., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.. Квантово-химическое моделирование диссоциативной адсорбции молекулярного водорода на поверхность диоксида олова.// Журнал Неорганической химии. 2011. Т.56. № 9. С. 1-9.

21. Зюбина Т.С., Зюбин А.С.,.Яшина Л.В, Штанов В.И..  Теоретическое моделирование адсорбции кислорода на поверхности PbTe (001). // Ж.Неорг.Химии, 2008. Т.53. № 5. С. 817 - 825.

22.. Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.. Взаимодействие молекулярного водорода с кластерами платины. Квантово-химическое моделирование.// Физико-математическое моделирование систем: Материалы VI Международного семинара, Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет». 2010. Ч. 2. 189с. ISSN 2077-3110. С. 15-20 

23.Yashina  L.V.,  Puettner  R.,  Zyubina  T.S., Poygin M., Shtanov V.I., Neudachina  V.S.,  Molodtsov S.L., Dobrovolsky Yu.A.. The reactivity of lead  chalcogenide  (001)  surfaces  interacting  with H2S //  J. Phys. Chem. C.. 2007. V.111. №  46. P. 17297-17304.

24.  Зюбина Т.С., Зюбин А.С., Арсатов А.В., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.  Диссоциативная адсорбция молекулярного водорода на кластерах платины, расположенных на поверхности диоксида олова. // Физико-математическое моделирование систем: Материалы VI Международного семинара,- Воронеж: ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет». 2010. Ч. 2. 189с. - ISSN 2077-3110.  С. 21-26

25. Yashina L.V., Zyubina T.S., Puettner R., Zyubin A.S., Shtanov V.I., Tikhonov E.V.. A Combined Photoelectron Spectroscopy and ab Initio Study of the Adsorbate System O2/PbTe(001) and the Oxide Layer Growth Kinetics // J. Phys. Chem. C. 2008. V.112. № 50. P. 19995-20006

26. Шилов Г.В., Добровольский Ю.А., Черняк А.В., Леонова Л.С., Зюбина  Т.С , Ромаеченко Е.В., Атовмян Л.О..  Кристаллическое строение и свойства кислой соли ортоиодной кислоты CsH9I2O12. // Координационная химия. 2001. Т.27. № 11. С. 834-838.

27. Зюбин А.С., Зюбина Т.С., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.. Взаимодействие молекулярного кислорода с поверхностью платины: квантово-химическое моделирование.// Физико-математическое моделирование систем: Материалы VII Международного семинара, Воронеж: ГОУ ВПО «Воронежский государственный технический университет», 2011.  Ч. 2.  222с.  ISSN 2077-3110. С. 23-30

28. Зюбина  Т.С., Шилов Г.В., Добровольский Ю.А., Леонова Л.С., Мебель А.М.. Моделирование протонного транспорта в ортоиодной и ортотеллуровой кислотах и их солях.// Электрохимия. 2003. Т.39. № 4. С. 414-424.

29. Яшина Л.В., Волыхов А.А., Васильев С.Ю., Семененко Д.А., Иткис Д.М., Елисеев А.А., Харламова М.В., Вербицкий Н.И., Зюбина Т.С., Белогорохов А.И.. Исследование поверхности SnS(100) методами рентгеновской фотоэлектронной спектроскопии и зондовой микроскопии. // Материалы электронной техники. 2009. № 4. С. 50-55.

30. Зюбина Т.С., Зюбин А.С., Добровольский Ю.А., Волохов В.М., Бажанова З.Г.. Спилловер-эффект водорода на кластере  Pt/SnO2. Квантово-химическое моделирование.// Физико-математическое моделирование систем: Материалы VII Международного семинара,- Воронеж: ГОУ ВПО «Воронежский государственный технический университет», 2011.  Ч. 2.  222с.  ISSN 2077-3110.  С. 31-38

31. Зюбина  Т.С., Шилов Г.В., Добровольский Ю.А., Леонова Л.С., Никитина З.К., Черняк А.В., Романченко Е.В., Мебель А.М.. Квантовохимическое моделирование протонного транспорта в одно- и двухзамещенных солях с октаэдрическими анионами. // Электрохимия. 2003. Т.39. № 6. С. 669-675.

32.Волыхов А.А., Яшина Л.В., Зюбина Т.С., Штанов В.И., Неудачина В.С., Пютнер Р., Зюбин А.С.. Сравнительная реакционная способность соединений AIVBIV в реакциях с молекулярным кислородом. //Журн.Неорг.Химии. 2011. Т. 56. № 8. С..1354–1359.

33. Зюбина Т.С., Писарева А.В., Добровольский Ю.А.  / Протонный перенос в твердых электролитах на основе фенолсульфокислот// Компьютерное моделирование электромагнитных процессов в физических, химических и технических системах: Материалы V Международного семинара.- Воронеж. ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет». 2007.  222с. . ISBN 978-5-7731-0161-1. С.21-27

34. Т.С. Зюбина, А.С. Зюбин, Ю.А.Добровольский, В.М.Волохов, А.В.Арсатов, З.Г. Бажанова. Диссоциативная адсорбция молекулярного водорода на кластерах платины  Pt6 и Pt19, расположенных на поверхности диоксида олова. Квантово-химическое моделирование. // Журнал Неорганической Химии. 2011. Т.56. №10. C. 1–11.

35. Зюбина Т.С., Зюбин А.С., Яшина Л.В., Штанов В.И.. Адсорбция кислорода на поверхности PbTe (001). Теоретическое моделирование. // Компьютерное моделирование электромагнитных процессов в физических, химических и технических системах: Материалы V Международного семинара.- Воронеж. ГОУВПО «Воронежский государственный технический университет». 2007. 222с. . ISBN 978-5-7731-0161-1.  С. 13-20.

36. Зюбина Т.С., Писарева А.В., Добровольский Ю.А., Зюбин А.С., Mихайлов А.В., Покатович Г.А., Иргибаева И.С.. Моделирование гидратации и протонного переноса в твердых электролитах на основе фенолсульфокислот. //  Электрохимия. 2007. Т.43. № 5. C. 528-539.

37. Zyubina T.S., Shilov G.V., Dobrovolskii Yu.A.,. Atoumyan L.O., Chernyak A.V., Leonova L.S.,Ukshe A.E.. Computer Simulation of the Structure and Proton Transport in Orthoiodates. //  Solid State Ionics. 2001. V.145. № 1-4. P. 459-462

38.  Зюбина Т. С.. Моделирование протонной миграции в мембранах на основе фенолсульфокислот. Расчеты методом B3LYP/6_31G**. // Известия Академии наук. Серия химическая. 2009. № 8 С. 1534-1541 

39. Зюбина Т.С.. К вопросу о протонной проводимости в N-фенолсульфокислотах и их солях.// Журнал Неорганической Химии. 2008. Т.53. № 9. С. 1537–1544.

40. Zyubina T.S, Shilov G.V, Dobrovolsky Yu.A., Leonova L.S, Mebel A.M.. Singularity of proton transport in salts of orthoperodic and orthotellurium acids: theoretical. Modeling using density functional calculations. // Dalton Trans. 2004. 2170-2179







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.