WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ПУХОВСКАЯ Светлана Геннадьевна

КООРДИНАЦИОННЫЕ И ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ПОЛИЗАМЕЩЕННЫХ, ПРОСТРАНСТВЕННО ЗАТРУДНЕННЫХ И ДИМЕРНЫХ ПОРФИРИНОВ

02.00.01 – неорганическая химия 02.00.04 – физическая химия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Иваново – 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ивановский государственный химико-технологический университет» и в Учреждении Российской академии наук Институте химии растворов РАН Научный консультант доктор химических наук, профессор Голубчиков Олег Александрович

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Миронов Андрей Федорович доктор химических наук, старший научный сотрудник Агафонов Александр Викторович доктор химических наук, профессор Томилова Лариса Годвиговна

Ведущая организация:

Учреждение Российской академии наук Институт общей и неорганической химии им. Н. С. Курнакова РАН

Защита состоится 15 октября 2009 г. в часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 002.106.01 при Учреждении Российской академии наук Институте химии растворов РАН по адресу: 153045 г. Иваново, ул. Академическая, д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института химии растворов РАН.

Автореферат разослан 2009 г.

Ученый секретарь совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Антина Е. В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Изначальный интерес к порфиринам и их комплексным соединениям был обусловлен огромным значением для живой природы двух важнейших «комплексов жизни» – гема и хлорофилла. Исследования в области синтеза, физической и координационной химии порфиринов открыли уникальные возможности использования этих удивительных соединений в области практической медицины, химическом, электрохимическом и фотохимическом катализе. В последнее время появились новые области практического применения порфиринов, такие как нелинейная оптика, микроэлектроника, нанотехнологии.

В ряде природных систем обнаружено взаимодействие близко расположенных порфириновых молекул, которые выполняют свои функции, действуя кооперативно.

Биокаталитическая активность металлопорфиринов тонко регулируется изменением конформационного строения за счет баланса их гидрофобного и гидрофильного окружения. В связи с этим актуальной задачей является исследование координационных и физико-химических свойств пространственно экранированных и димерных порфиринов. Развитие технических возможностей эксперимента позволило получить убедительные доказательства того, что в большинстве природных объектов молекулы металлопорфиринов имеют более или менее значительные отклонения от плоскостного строения. Это определяет актуальность исследования взаимосвязи искажения структуры тетрапиррольного макроцикла порфиринов с их физико-химическими и координационными свойствами.

Выявление закономерностей процессов обратимого связывания оксида азота(II) и нитрит-иона металлопорфиринами дает ключ к пониманию существа многих биологических процессов. В связи с этим актуальной задачей является исследование экстракоординационной способности металлопорфиринов различного строения в отношении оксида азота(II).

Таким образом, задачей данной работы является обобщение и анализ данных о строении и свойствах порфиринов новых структурных типов: полизамещенных по периферии макроцикла, с экранированным координационным центром и димерных.

На различных этапах работа выполнялась в соответствии с координационным планом НИР РАН и с основными направлениями фундаментальных исследований РАН:

01.83.0018475 (1986 – 1987 г.г.) «Исследование комплексообразования в неводных многокомпонентных растворах»; 01.86.0114979 (1988 – 1989 г.г.) «Сольватокомплексы 3dпереходных металлов и их координационные свойства в реакциях с порфиринами»;

01.2.00 102455 (2000 – 2004 г.г.) "Синтез, строение и свойства димерных, олигомерных и стерически искаженных порфиринов", а также Программы Министерства образования и науки РФ «Развитие научного потенциала высшей школы» (2006 – 2008 г.г.).

Цель работы – установление взаимосвязи строения пространственно искаженных порфиринов: полизамещенных, пространственно затрудненных, димерных и металлопорфиринов с их спектральными, кислотно-основными и координационными свойствами.

Научная новизна. Систематически исследованы физико-химические и координационные свойства полизамещенных порфиринов, имеющих на периферии молекулы от 8 до 12 заместителей, пространственно затрудненных порфиринов, координационный центр которых экранирован по одну или обе стороны порфиринового цикла, димерных порфиринов линейного и циклофанового типа, содержащих одну или четыре мостиковых группы, а также соответствующих металлопорфиринов. Установлено, что эти соединения в большинстве своем имеют деформированный тетрапиррольный макроцикл. Про странственные искажения плоскостного строения порфиринов, за редким исключением, сохраняются при переходе из кристаллического состояния в растворы. Это подтверждается как прямыми экспериментальными, так и расчетными методами. Показано, что внеплоскостными искажениями порфиринового макроцикла можно целенаправленно управлять.

Установлено, что, независимо от того, каким способом обеспечена внеплоскостная деформация порфиринового цикла, физико-химические и координационные свойства порфиринов изменяются однотипно.

Установлено, что в электронных спектрах поглощения (ЭСП) с увеличением деформации макроцикла растет батохромный сдвиг всех полос поглощения как порфиринов, так и металлопорфиринов. Это обусловлено опережающим ростом энергии ВЗМО по сравнению с НВМО. В спектрах 1H ЯМР сигналы внутренних NH-протонов смещаются в слабое поле, а периферических – в сильное, что является следствием снижения ароматичности при пространственных искажениях порфиринов и металлопорфиринов.

По сравнению с плоскими аналогами основность пространственно искаженных порфиринов значительно увеличена, что обусловлено уменьшением их ароматичности и обособлением -электронных систем пиррольных и пирролениновых фрагментов.

Впервые получены кинетические данные по координации пространственно искаженных порфиринов ацетатами 3d-металлов в растворителя различной природы. Установлено, что, независимо от электронной природы периферических заместителей, в электронодонорных растворителях деформация порфиринового макроцикла является причиной резкого увеличения реакционной способности, а в электроноакцепторных – резкого ее снижение. За счет эффекта деформации скорость реакции координации можно изменить в ту или иную сторону более чем в 104 раз при соответствующем изменении активационных параметров.

Впервые исследована кинетическая устойчивость комплексных соединений Mn(III), Co(II), Cu(II) и Zn(II) с пространственно искаженными порфиринами в протонодонорных средах. С ростом деформации тетрапиррольного макроцикла кинетическая устойчивость металлопорфиринов закономерно снижается. За счет этого эффекта скорость сольвопротолитической диссоциации может быть увеличена в десятки тысяч раз при снижении энергии активации процесса в 2 – 3 раза.

В бензоле и хлороформе определены константы устойчивости аксиальной координации ряда кислород- и азотсодержащих лигандов цинковыми и кобальтовыми комплексами полизамещенных и пространственно затрудненных порфиринов. Установлено, что с ростом степени деформации порфиринового макроцикла устойчивость экстракомплексов снижается вследствие уменьшения эффективного положительного заряда на центральном катионе металла. Однако изменение Ку не выходит за пределы одного порядка.

На основании систематических исследований кинетики координации пространственно затрудненных порфиринов солями 3d-металлов установлено, что экранирование координационного центра углеводородными заместителями или мостиковыми группами по одну сторону плоскости молекулы снижает скорость реакции не более чем в раз из-за неблагоприятных условий сольватации уходящих протонов. Это опровергает двухстадийный и подтверждает одностадийный механизм реакции координации. Порфирины с координационным центром, экранированным по обе стороны, инертны в реакциях координации.

Впервые систематически исследованы физико-химические (ЭСП, Н ЯМР, основность) и координационные (кинетика координации солями Mn, Co, Ni, Cu, Zn, Cd и кинетика диссоциации моно- и биядерных Cu- и Zn-комплексов в протонодонорных средах) свойства серии циклофановых димеров, у которых порфириновые макроциклы связаны четырьмя диоксиполиметиленовыми мостиками. Установлен эффект четнонечетного альтернирования свойств димеров, обусловленный тем, что димеры с четными мостиками пространственно напряжены и имеют деформированную структуру макроциклов. Разработан оригинальный метод синтеза гетеробиядерных комплексов димерных порфиринов.

На основе донорно-акцепторных взаимодействий Zn(II), Mn(III) и Sn(IV) комплексов порфиринов с гидроксифенил- и пиридилсодержащим порфиринами синтезированы димерные и тримерные супрамолекулярные структуры, охарактеризованные спектральными методами.

С целью изучения потенциальных объектов для регулирования содержания NO в растворах моделирующих кровь впервые определены константы устойчивости экстракомплексов оксида азота(II) и нитрит-иона с кобальтовыми комплексами синтетических порфиринов c различной структурой макроцикла. Полученные экспериментальные данные послужили основанием для проведения биохимических экспериментов in vivo.

Работа поддерживалась грантами и программами: грантами Комплексной программы РАН «Новые принципы и методы создания и направленного синтеза веществ с заданными свойствами» (2001 – 2003 г.г.); «Фундаментальные науки – медицине» (2001 – 2003 г.г.); «Направленный синтез веществ с заданными свойствами и создание функциональных материалов на их основе» (2003 – 2005 г.г.). Грантами РФФИ: «Теоретические основы и экспериментальное моделирование депонирования и утилизации монооксида азота в биологических системах комплексными соединениями порфиринов» № 03-03-96458-р2003цчр-а; «Самоорганизующиеся структуры на основе координационных соединений порфиринов, нанесенных на твердофазный носитель» № 06-03-32537-а;

«Металлопорфирины, иммобилизованные на поверхности полипропилена» № 07-0300635-а. Грантами Программы Министерства образования и науки РФ «Развитие научного потенциала высшей школы» № 2.2.1.1.71181; № 2.1.1.1180 (2006 – 2008 г.г.).

Апробация работы. Результаты исследований были доложены на IV Всесоюзном совещании по химии неводных растворов неорганических и комплексных соединений (Ростов-на-Дону, 1987), Областной конференции молодых учёных и специалистов по актуальным общественно-политическим и научно-техническим проблемам (Иваново, 1988), III Всесоюзной конференции по химии и биохимии макроциклических соединений (Иваново, 1988), V Всесоюзной конференции по координационной и физической химии порфиринов (Иваново, 1988), ХV, ХVII Всесоюзном Чугаевском совещании по химии комплексных соединений (Красноярск, 1987; Минск, 1990), IV, V, Всесоюзных совещаниях «Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах» (Иваново, 1989; 1991), III Российской конференции «Химия и применение неводных растворов» (Иваново, 1993), I Международной конференции по биокоординационной химии (Иваново, 1994), VII и IX, X Международных конференциях по химии порфиринов и их аналогов (С.-Петербург, 1995; Суздаль, 2003; Иваново, 2009), 5th European Symposium on Organic Reactivity (Spain, 1995), Международной научно-технической конференции «Актуальные проблемы химии и химической технологии (Иваново, 1997), 1st International conference on Supramolecular Science and Technology (Zakopane, Poland, 1998), VII - X Международных конференциях «Проблемы сольватации и комплексообразования в растворах» (Иваново, 1998; 2001; 2004; Суздаль, 2007), XIX - XXI научных сессиях семинара по химии порфиринов и их аналогов (Иваново, 1998; 1999; 2003), V - VII Шко лах – конференциях молодых учёных стран СНГ по химии порфиринов и родственных соединений (Звенигород, 2002; Зеленоград, 2005; Одесса, 2007), XIX Всероссийском Чугаевском совещании по химии комплексных соединений (Иваново, 1999), XXI - XXIV Международных Чугаевских конференциях по координационной химии (Киев, 2003; Кишинев, 2005; Одесса, 2007; С.-Петербург, 2009), Международной конференции по органической химии."Органическая химия от Бутлерова и Бейльштейна до современности" (С.-Петербург, 2006), IV International Symposium “Design and Synthesis of Supramolecular Architectures” (Kazan, Russia, 2006), International Summer School «Supramolecular Systems in Chemistry and Biology» (Tuapse, Russia, 2006), XVI International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia (Suzdal, 2007), Всероссийской конференции «Природные макроциклические соединения и их синтетические аналоги» (Сыктывкар, 2007), Fifth International Conference on Porphyrins and Phthalocyanines (Moscow, 2008), V Международной научной конференции «Кинетика и механизм кристаллизации. Кристаллизация для нанотехнологий, техники и медицины» (Иваново, 2008).

Публикации. Основное содержание диссертации изложено в главах 3 коллективных монографий, 31 (в том числе 2 обзора) статье, тезисах 53 докладов конференций и совещаний.

Вклад автора. Личный вклад автора состоит в постановке целей исследования, определении путей и методов их решения, проведении ключевых экспериментов по изучению координационных и физико-химических свойств пространственно искаженных порфиринов: полизамещенных, пространственно затрудненных, димерных и металлопорфиринов, интерпретации и теоретическом обобщении полученных результатов, формулировке выводов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 6 глав, выводов, списка цитируемой литературы и приложения. Материалы работы изложены на 322 страницах машинописного текста и содержат 64 таблицы, 105 рисунков. Список цитируемой литературы включает 464 наименования отечественных и зарубежных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационной работы, сформулированы цели исследования. Определены научная новизна и практическая значимость работы.

Глава 1. Строение пространственно искаженных порфиринов Глава является обзором литературных данных о строении порфиринов и их комплексных соединений. Основное внимание уделено анализу рентгеноструктурных данных о строении тетрапиррольного макроцикла порфиринов и металлопорфиринов. Показано, что ряд факторов: введение объёмных заместителей в мезо- и - пиррольные положения макроцикла; наличие различного рода «перепоясывающих» и «перекрывающих» фрагментов недостаточной длины; комплексообразование с металлами ионный радиус, которых не соответствует внутренней полости макроцикла; экстракоординация вызывают значительные изменения геометрического строения порфиринов. Нарушение плоскостной структуры тетрапиррольного макроцикла приводит к возникновению конформаций различного типа, которые с известной долей условности могут быть отнесены к наиболее часто встречающимся (рис. 1).

В главе обосновано применение методов компьютерной химии, в том числе метода молекулярной механики для определения структуры порфиринового макроцикла.

Рис. 1. Типичные конформации непланарных порфиринов. Светлые фрагменты лежат над средней плоскостью макроцикла, темные – под ней; sad – седловидная, ruf – рифленая, dom – куполообразная, wav – волнообразная, pro – пропеллерная. [Gruden M., Grubiic S., Coustolelos A. G., Niketi S. R. 2001] Глава 2. Физико-химические свойства пространственно искаженных полизамещенных порфиринов Данные полуэмпирических квантово-химических расчетов sad-, ruf-, dom- и gab- (dom+ruf) конформаций порфинового макроцикла, а также прямые экспериментальные литературные данные (спектроэлектрохимические и электрохимические) показали, что с увеличением степени искажения плоскостного строения ядра порфирина все полосы в ЭСП смещаются батохромно из-за опережающей дестабилизации ВЗМО. Выполненные нами расчеты и спектральные исследования пространственно искаженных производных моно-, ди-, три- и тетра-мезо-замещенных -октаметил- и -октаэтилпорфирина, а также додекафенилпорфирина и -октабромтетрафенилпорфирина в сравнении с плоскими аналогами (нумерация некоторых порфиринов приведена ниже) убедительно показали справедливость этого вывода для данных серий порфиринов (рис. 2).

R1 R3 R1: R1 = Ме, R2 = R3 = R4 = R5 = H 9: R1 = Et, R2 = R4 = Ph, R3 = R5 = H 2: R1 = Ме, R2 = Ph, R3 = R4 = R5 = H 10: R1 = Et, R2 = R3 = Ph, R4 = R5 = H RRN N 3: R1 = Ме, R2 = R4 = Ph, R3 = R5 = H 11: R1 = Et, R2 = R3 = R4 = Ph, R5 = H H RR4: R1 = Ме, R2 = R3 = Ph, R4 = R5 = H 12: R1 = Et, R2 = R3 = R4 = R5 = Ph H N N 5: R1 = Ме, R2 = R3 = R4 = Ph, R5 = H 13: R1 = R2 = R3 = R4 = R5 = Ph RR6: R1 = Ме, R2 = R3 = R4 = R5 = Ph 14: R1 = Br, R2 = R3 = R4 = R5 = Ph R1 R5 R7: R1 = Et, R2 = R3 = R4 = R5 = H 15: R1 = H, R2 = R3 = R4 = R5 = Ph 8: R1 = Et, R2 = Ph, R3 = R4 = R5 = H 1 - Рис. 2. ЭСП октаэтилпорфирина и его производных в уксусной кислоте, на графиках приведены номера порфиринов С увеличением степени отклонения порфиринового макроцикла от плоскостного строения происходит снижение его ароматичности и последовательное уменьшение силы макроциклического кольцевого тока, что закономерно проявляется в спектрах Н ЯМР: сигналы NH-протонов последовательно смещаются в слабое поле. Столь же закономерно сигналы мезо-протонов сдвигаются в обратном направлении. Это свидетельствует об увеличении степени деформации порфиринового макроцикла в ряду фенилзамещенных производных окталкилпорфиринов: 1 < 2 < 3 < 4 < 5 < 6 < 13 и 7 < 8 < 9 < 10 < 11 < 12 < 13.

Протоны NH-групп в спектре наиболее деформированного додекафенилпорфирина имеют самый большой сдвиг в слабое поле и регистрируются при -0.85 м. д.

Деформация порфиринового макроцикла отчетливо проявляется также в спектрах комбинационного рассеяния (КР). Наиболее информативным для комплексов порфиринов оказался диапазон частот между 1300 и 1700 см-1, где присутствует группа так называемых чувствительных к структуре “маркерных” линий (2 – 4). Параметр, для которого найдена корреляция с частотой “маркерных” линий является угол С–N–C. При увеличении этого угла “маркерные” линии 2, 3 и 4 всегда смещаются в область более низких частот. Сравнение положения «маркерных» линий в кристаллическом образце и в растворе свидетельствуют, что пространственно искаженные порфирины в растворах сохраняют конформацию макроцикла, подобно той, что и в кристалле.

Глава 3. Координационные свойства пространственно искаженных полизамещенных порфиринов Важнейшим свойством порфиринов является их способность образовывать координационные соединения c металлами.

3.1. Кинетика реакций комплексообразования пространственно искаженных полизамещенных порфиринов. С целью систематического изучения влияния деформации тетрапиррольного макрокольца на реакционную способность исследована кинетика комплексообразования порфиринов 1 – 13 с ацетатами меди и цинка в пиридине, ДМФА и уксусной кислоте. Данные табл. 1 показывают, что в электронодонорных растворителях при переходе от плоского -октаэтилпорфирина к наиболее деформированным производным скорость реакции увеличивается более чем на четыре порядка, энергия активации снижается в 2 – 2.5 раза. Аналогичные результаты получены на примере реакций порфиринов 1 – 6 с Сu(AcO)2 и Zn(AcO)2.

Таблица 1. Кинетические параметры реакции координации октаэтилпорфирина, его фенильных производных и додекафенилпорфирина ацетатом меди(II) в пиридине и ДМФА k2981,4·104, Еа, k2981,5·104, Еа, S#, S#, л0,4 моль-0,4 с-1 кДж/моль л0,5 моль-0,5 с-1 кДж/моль Дж/моль·К Дж/моль·К Порфирин Пиридин Диметилформамид 7 Очень медленно 34 ± 2 95 ± 1 19 ± 0.46 ± 0.02 68 ± 1 -108 ± 3 452 ± 40 88 ± 1 17 ± 0.29 ± 0.01 103 ± 2 6 ± 5 248 ± 10 57 ± 2 -92 ± 10 – – – 7.14±0.2 94.2±0.2 3 ± 11 – – – 38.7 ± 0.6 96.0 ± 0.8 23 ± 1500 ± 40 61 ± 1 -64 ± 3 5700 ± 200 28 ± 1 -164 ± 13 Очень быстро 920 ± 20 21 ± 1 -202 ± Рост реакционной способности порфиринов при деформации тетрапиррольного макроцикла объясняется понижением их ароматичности, что ведет к некоторому обособлению пиррольных и пирролениновых колец. В результате увеличивается электронная плотность на третичных атомах азота и усиливается координационное взаимодействие соль – порфирин на стадии образования переходного состояния. Благодаря деформации макроцикла, в переходном состоянии обеспечиваются условия для более эффективной сольватации протонизирующихся связей N-H, деформация и растяжение которых вносит существенный вклад в энергию активации реакции образования металлопорфиринов.

Увеличение степени деформации макроцикла в рядах: 1 < 2 < 3 < 4 < 5 < 6 < 13 и 7 < 8 < 9 < 10 < 11 < 12< 13 приводит к увеличению сольватации переходного состояния и сопровождается снижением энергии и энтропии активации реакции комплексообразования.

Принципиально иной характер изменения реакционной способности фенилзамещенных -окталкилпорфиринов наблюдается в уксусной кислоте (табл. 2).

Таблица 2. Кинетические параметры реакции координации октаметилпорфирина и его мезофенильных производных ацетатами меди(II) и цинка(II) в уксусной кислоте k(298)·103, Еа, S#, k(328)·104, Еа, S#, Порфил0,5 моль-0,5 с-1 кДж/моль Дж/(моль·К) л·моль-1с-1 кДж/моль Дж/(моль·К) рин Ацетат меди Ацетат цинка 1 3676 ± 4 28.3 ± 1.1 -166 ± 3 280 ± 1 39.2 ± 0.9 -163 ± 2 578 ± 1 55.3 ± 0.8 -91 ± 3 102 ± 1 45.7 ± 0.6 -152 ± 470 ± 1 71.2 ± 1.1 -39 ± 4 71.0 ± 0.1 70.9 ± 0.1 -77.8 ± 0.8 ± 1 72.4 ± 1.6 -36 ± 5 60.0 ± 0.1 78.8 ± 0.7 -55 ± 5.70 ± 0.02 76.8 ± 0.7 -57 ± 2 реакция идет очень медленно 0.34 ± 0.01 111.6 ± 0.6 -36 ± 2 комплекс не образуется При переходе от -окталкилпорфиринов к их фенильным производным скорость реакции координации порфиринов уменьшается, у тетрафенильных замещенных более чем в 10000 раз. Комплексы металлов с соединением 13 в уксусной кислоте вообще не образуются. Энергия активации при переходе от 1 к 6 увеличивается втрое, а изменения энтропии активации превышают 100 кДж/(моль·К) Аналогичным образом изменяются кинетические параметры реакции в ряду 7 – 12. Это объясняется тем, что с увеличением искажения тетрапиррольного макроцикла основность порфиринов возрастает, третичные атомы азота, по-видимому, образуют все более прочные водородные связи с молекулами уксусной кислоты, блокирующими координационный центр, что неизбежно приводит к снижению их реакционной способности. Спектрофотометрическое титрование бензольных растворов пространственно искаженных порфиринов уксусной кислотой убедительно показало, что основные свойства порфиринов растут с увеличением деформации тетрапиррольного макроцикла.

3.2. Аксиальные комплексы пространственно искаженных металлопорфиринов с азотсодержащими лигандами Известно, что в нативных структурах молекулы порфиринов, как правило, находятся в непланарных лабильных конформациях, обусловленных специфическими взаимодействиями с активными группировками микроокружения. Моделирование биологических систем, в том числе с использованием пространственно искаженных порфиринов, делает актуальной задачу исследования экстракоординационных свойств таких объектов.

В этом разделе проанализированы закономерности аксиальной координации азотсодержащих гетероциклов цинковыми комплексами полизамещенных порфиринов с ярко выраженной деформацией макроцикла в сравнении с их плоскими аналогами октаэтилпорфирином и тетрафенилпорфирином (табл. 3). Изменения в ЭСП Znпорфиринов при увеличении концентрации экстралигандов для всех исследованных систем происходят с сохранением четких изобестических точек (рис. 3).

Таблица 3. Константы устойчивости экстракомплексов мезо-фенильных производных Znоктаэтилпорфирина и Zn-тетрафенилпорфирина в бензоле при 298.15 К Ку моль-1л (нм) Металлопорфирин Piр N-МеIm Piр N-МеIm ZnР15 19800 ± 300 22300 ± 500 10 ZnР7 12500 ± 200 14700 ± 600 10 ZnР8 8100 ± 200 7900 ± 100 11 ZnР9 4700 ± 900 5300 ± 200 12 ZnР10 4800 ± 500 4800 ± 700 15 ZnР11 3700 ± 900 3800 ± 900 12 ZnР12 2400 ± 500 2500 ± 200 15 То есть, в данном случае реакция ограничивается образованием монолигандных комплексов состава LZnP1.

Последовательное введение фенильных заместителей, обладающих –Iэффектом, способствует уменьшению отрицательного заряда на атомах азота и, следовательно, увеличению эффективного положительного заряда на металле. Этильные группы в пиррольных положениях порфириноРис. 3. Изменение ЭСП бензольного раствора ZnРвого макроцикла оказывают обратное по мере добавления пиперидина при 298.действие.

Очевидно, влияние индукционного эффекта этих заместителей на стабильность экстракомплексов не велико. Так, константы устойчивости аксиальных комплексов Znпроизводных 7 и 15 c пиперидином и N-метилимидазолом различаются менее чем в раза. В тоже время при переходе к тетрафенилоктаэтилпорфирину устойчивость экстракомплексов уменьшается на порядок. Последовательное снижение Ку в ряду: 7 < 8 < 10 < 11 < 12, очевидно, обусловлено увеличением степени деформации порфиринового макроцикла.

3.3. Кинетика диссоциации координационных соединений металлов с пространственно искаженными порфиринами в протонодонорных растворителях В работе исследована кинетика процессов диссоциации комплексов Cu(II), Co(II) и Mn(III) с октаэтилпорфирином и его пространственно искаженными производными.

Процесс диссоциации Сu- и Со-комплексов изучали в уксуснокислых растворах трифторуксусной кислоты (ТФК). Комплексы порфиринов в протонодонорных средах диссоциируют с образованием сольватированных солей и порфиринов, как правило, в протонированной форме:

МР + 4 Н+solv М2+ solv + Н4Р2+ Исследования выполнены при концентрации ТФК 0.1 моль/л и ниже, т.е. в условиях, MPN – комплекс порфирина под номером, указанным в табл. 1, LMPN – соответствующий экстракомплекс когда коэффициенты активности ТФК, практически, равны единице. Реакция идет с сохранением изобестических точек (рис. 4) и имеет первый кинетический порядок по ТФК (рис. 5) и МP.

Рис. 4. Изменение ЭСП в процессе диссоциации Рис. 5. Зависимость lgkэф от lgcCF3COOH реакции CuP8 в уксусной кислоте, содержащей 0.0диссоциации СоР12 при 308 К; тангенс угла намоль/л CF3COOH при 328 К клона равен 1.02 при коэффициенте корреляции 0.9Данные табл. 4 показывают, что с увеличением степени деформации ароматического макроцикла порфиринов скорость диссоциации их Cu- и Co-комплексов увеличивается при одновременном снижении энергии активации.

Таблица 4. Кинетические параметры реакции диссоциации Сu- и Со-комплексов октаэтилпорфирина и его производных в уксусной кислоте, содержащей 0.069 моль/л трифторуксусной кислоты k298104, Eа, S, k298104, Eа, S, МР МР кДж/моль кДж/моль л/мольc Дж/(мольК) л/мольc Дж/(мольК) CuР7 CоР0.67 ± 0.01 99.0 ± 0.5 0.5 ± 1.5 0.79 ± 0.01 69.5 ± 0.7 -98 ± CuР8 CоР1.24 ±0.01 82.0 ± 1.5 -53 ± 5 5.43 ± 0.09 57.7 ± 1.3 -122 ± CuР9 CоР2.27 ± 0.01 61.1 ± 0.6 -117 ± 3 14.5 ± 0.2 46.6 ± 0.4 -151 ± CuР12 CоР1030 ± 10 46.4 ± 1.0 -140 ± 3 954 ± 12 15.7 ± 0.7 -220 ± CuР13 Реакция протекает неизмеримо быстро CоР1 Реакция протекает неизмеримо быстро Причем введение двух первых мезо-фенильных заместителей влияет на кинетические параметры реакции несравнимо меньше, чем второй пары. Комплексы додекафенилпорфирина диссоциируют при растворении в уксусной кислоте, т.е., по крайней мере, на пять порядков быстрее, чем комплексы октаэтилпорфирина. Очевидно, чем сильнее деформирован исходный порфирин, тем выше напряжение координационных связей MN4 и больше эффективный отрицательный заряд на атомах азота, подвергающихся электрофильной атаке сольватированного протона. Энтропия активации реакций диссоциации Cu- и Со-комплексов по мере увеличения числа фенильных заместителей уменьшается, что свидетельствует об увеличении упорядоченности системы металлопорфирин – сольватированный протон в переходном состоянии. Константы скорости реакции диссоциации Cu- и Co-порфиринов примерно одинаковы (табл. 4). Однако энергия и энтропия активации диссоциации Со-порфиринов существенно ниже, чем медных аналогов. Это согласуется со свойствами катионов Cu(II) и Cо(II), для первого из которых характерно образование плоско-квадратных комплексов, а для второго октаэдрических. Очевидно, в переходном состоянии катион кобальта, покидающий коорди национный центр порфирина, более эффективно сольватирован, чем катион меди.

Принципиально та же зависимость наблюдается при переходе от комплексов плоского порфирина 7 к его более деформированным мезо-замещенным производным и для смесей CH3COOH – H2SO4 (табл. 5).

Таблица 5. Эффективные константы скорости реакции диссоциации комплексов Cu(II), Co(II) и Mn(III) с октаэтилпорфирином и его мезо-фенильными производными в уксусной кислоте, содержащей 0.21 моль/л серной кислоты Пор- kэф·103, c-Eа, а, фикДж/моль нм 288 K 298 K 308 K 318 K 328 K рин CuP 7 - - 0.12 ± 0.02 0.18 ± 0.01 0.28 ± 0.02 35.0 ± 1.5 58 - 0.12 ± 0.01 0.18 ± 0.02 0.25 ± 0.04 - 28 ± 1 59 - 0.61 ± 0.03 0.81 ± 0.03 1.07 ± 0.03 - 22 ± 1 55 - 3.6 ± 0.2 4.5 ± 0.2 5.7 ± 0.3 - 18 ± 1 513 Реакция протекает неизмеримо быстро 5CoP 7 - 0.99 ± 0.02 2.00 ± 0.03 4.15 ± 0.15 - 56 ± 2 58 - 1.65 ± 0.16 2.76 ± 0.05 4.57 ± 0.12 - 38 ± 2 59 1.6 ± 0.1 2.60 ± 0.2 4.11 ± 0.17 - 34.5 ± 0.5 55 3.9 ± 0.1 5.80 ±0.2 8.61 ± 0.20 - 29.5 ± 0.5 513 Реакция протекает неизмеримо быстро (АсО)MnP (концентрация серной кислоты 1.12 моль/л) 7 - - 0.30 ± 0.02 1.71 ± 0.11 8.3 ± 0.3 139 ± 1 58 - - 0.45 ± 0.02 2.07 ± 0.16 8.9 ± 0.2 125 ± 1 59 - - 0.59 ± 0.03 2.4 ± 0.2 9.4 ± 0.2 116 ± 1 55 2.2 ± 0.1 6.85 ± 0.13 19.2 ± 0.1 - - 80 ± 1 513 Реакция протекает неизмеримо быстро а) Аналитическая длина волны В зависимости от природы катиона металла скорость диссоциации металлокомплексов возрастает в ряду: MnP < CuP < CoP.

Сравнительное исследование кинетики диссоциации комплексов кобальта и цинка с пространственно искажёнными порфиринами 12 и 14 проведено в бинарных протонодонорных растворителях уксусная кислота – бензол для комплексов Zn(II) и уксусная кислота – трифторуксусная кислота для Co(II)-порфиринов. Спектральные изменения для ZnP12 в ходе реакции диссоциации показаны на рис. 6.

В системе уксусная кислота – бензол при всех исследованных температурах в реакциях ZnP12, ZnP14 зависимости lnkэф – lnaAcOH прямолинейны при концентрациях уксусной кислоты в интервале от 0.1 до 0.7 мол. доли (рис. 7). Излом на графике, повидимому, связан с изменением сольватирующей способности среды, так как уксусная кислота в данном случае является не только протонодонорным, но и сольватирующим агентом.

Рис. 6. Изменение ЭСП в процессе диссоциации Рис. 7. Зависимость lnkэф от lnaАсОН для цинцинкового комплекса порфирина 12 в бинарном кового комплекса 14 в системе бензолрастворителе С6H6 - CH3COOH при 288.15 К, aАсO- уксусная кислота при 298.15 К =0.8H В исследованной области составов смесей уксусная кислота – бензол цинковый комплекс тетрафенилпорфирина, не имеющий -заместителей, диссоциирует крайне медленно. Однако введение восьми электронодонорных этильных групп, равно как и восьми электроноакцепторных атомов брома в -положения тетрафенилпорфирина дестабилизирует цинковые комплексы 12, 14 (табл. 6).

Таблица 6. Кинетические параметры реакции диссоциации цинковых(II) комплексов порфиринов 12, 14 в бинарном растворителе бензол – уксусная кислота (aАсOH = 0.855) kэф·103, c-Eа, Комплекс , нм кДж/моль 288 K 298 K 308 K ZnP12 1.59 ± 0.04 2.31 ± 0.04 3.24 ± 0.07 570, 692 26.1 ± 0.ZnP14 1.88 ± 0.03 3.30 ± 0.10 5.64 ± 0.12 613, 755 40.4 ± 0.Тетрафенилпорфирин и его комплексы с катионами, соответствующими по размерам координационной полости N4, имеют плоскую форму тетрапиррольного макроцикла. Порфирин 12 и его комплексы имеют седловидную конформацию. Отклонение -атомов углерода от средней плоскости, проведенной через 24 атома макроцикла составляют 110 – 130 пм. Макроцикл порфирина 14 деформирован значительно сильнее из-за большого ковалентного радиуса атома брома. В связи с этим не удивительно, что ZnР14, содержащий электроноакцепторные заместители – атомы брома, диссоциируют быстрее, чем ZnР12, содержащий 8 электронодонорных этильных групп. Следовательно, главным фактором, влияющим на скорость реакции в данном случае является структурный эффект заместителей.

В отличие от комплексов d10-катиона Zn2+ у d7-комплексов Со2+ замена восьми этильных групп на атомы Br при переходе от 12 к 14 приводит к резкому уменьшению скорости сольвопротолитической диссоциации в 5000 раз, при этом энергия активации возрастает на 66 кДж/моль (табл. 7). Очевидно, что в этом случае реакционная способность определяется не столько строением макроцикла, сколько электронными эффектами заместителей, причем доминирует не -I-, а +С-эффект атомов брома.

Атомы брома, обладающие +С-эффектом, увеличивают электронную плотность на dz2-орбитали центрального катиона кобальта, что способствует усилению обратного дативного -взаимодействия Co-N. Это приводит к уменьшению эффективного Таблица 7. Кинетические параметры реакции диссоциации кобальтовых(II) комплексов порфиринов 12, 14 в растворах ТФК в уксусной кислоте при 298.15 К Комплекс сCF3COOH, моль/л , нм kэф104, с-1 Eа, кДж/моль CoP12 0.069 550 65.8 ± 0.1 15.7 ± 0.CoP14 5.2 446, 487 0.59 ± 0.04 81.8 ± 0.отрицательного заряда на атомах азота лиганда, подвергающегося атаке сольватированного протона, что предопределяет резкое снижение скорости реакции сольвопротолитической диссоциации и увеличение энергии активации.

Глава 4. Координационные свойства пространственно затрудненных порфиринов Исследование и моделирование процессов, протекающих в живых системах, стали возможными благодаря достигнутым в последние десятилетия грандиозным успехам в синтезе пространственно затрудненных порфиринов.

Пространственно затрудненные порфирины имеют в качестве периферических заместителей объемные фрагменты, способные экранировать координационный центр молекулы. Среди них особый интерес вызывают порфирины, которые имеют перепоясывающие фрагменты недостаточной длины. Это приводит не только к изменению распределения эффективного заряда в координационном центре Н2N4 за счет электронных эффектов заместителей и его экранированию, но и к нарушению плоской структуры ароматического полиамина. Координационные свойства таких соединений определяются сочетанием этих факторов.

4.1. Кинетика реакций комплексообразования пространственно затрудненных порфиринов с солями переходных металлов и устойчивость их комплексов в протонодонорных средах Впервые реакционная способность пространственно затрудненных порфиринов в реакциях комплексообразования с солями переходных металлов была исследована в наших работах. К настоящему времени предложены и обсуждаются в литературе два принципиально различных механизма образования металлопорфиринов: 1 – бимолекулярный одностадийный механизм (Березин Б. Д., 1978); 2 – двухстадийный механизм, который постулирует образование промежуточного соединения – «sitting atop» комплекса (Хембрайт П., 1977). Изучение координационных свойств стерически затрудненных порфиринов «огороженного» 17 и «перекрытого» 18 типов позволило получить неоспоримые доказательства, подтверждающие одностадийный механизма образования металлопорфиринов.

Константы скорости координации тетрафенилпорфина 15, тетра-(пметоксифенил)порфирина (16) и «огороженного» тетра-(о-адамантаноиламинофенил)порфирина (17) ацетатами меди, цинка и кадмия в пиридине и диметилформамиде, представленные в табл. 8, показывают, что эффективное пространственное экранирование реакционного центра по одну сторону плоскости макроцикла снижает реакционную способность соединения 17 по сравнению со стерически незатрудненными аналогами. Однако это снижение не превышает одного порядка, а в результате реакции координации образуются соединения с типичными для металлопорфиринов спектрами.

В случае реализации двухстадийного механизма, реакция остановилась бы на стадии образования промежуточного комплекса, так как вторая сольватированная молекула соли не может преодолеть стерические препятствия на пути к реакционному центру, что подтверждено данными компьютерного моделирования.

O R R R O C R O C C NH O N R N N H H H NH N C N N NH, R = NH R HN N 18: R = -NH-C(O)CH2-O-(CH2)2-O-CH2C(O)-NH- 17 ,,,-атропизомер Замедление скорости реакции связано с тем, что NH-протоны в переходном состоянии покидают реакционный центр только при наличии молекул сольватирующих растворителей, доступ которых к реакционному центру также ограничен. Таким образом, полученные кинетические данные являются доказательством того, что в неводных средах реализуется одностадийный механизм реакции образования металлопорфиринов.

Таблица 8. Константы скорости координации порфиринов ацетатами меди, цинка и кадмия в пиридине и ДМФА при 318.15 К.

Порфирин CuAc2, ZnAc2, CdAc2, k1,5·103, л0.5 моль-0.5·с-1 k2·103, л моль-1·с-1 k2·103, л моль-1·с-ДМФА 15 1.38 ± 0.02 9.2 ± 0.2 17.7 ± 1.16 2.98 ± 0.06 28.0 ± 0.3 47 ± 0.17 0.25 ± 0.01 1.97 ± 0.10 8.9 ± 0.Пиридин k1,4·105, л0.4 моль-0,4·с-1 k2·103, л моль-1·с-1 k2·103, л моль-1·с-15 4.8 ± 0.1 - 6.5 ± 0.16 11.6 ± 0.1 - 6.6 ± 0.17 2.46 ± 0.11 - 3.9 ± 0.Порфирин 18, у которого перепоясывающие фрагменты соединяют ортоположения противоположных бензольных колец, ни в ДМФА, ни в пиридине не образует комплексы с солями Cu(II), Zn(II) и Cd(II). В уксусной кислоте, наиболее благоприятном для синтеза металлопорфиринов растворителе, CuP18 удалось получить только при 8-часовом кипячении.

Структура порфиринов двух серий: «перепоясанных» 19 – 22, у которых 5,15фенильные кольца через орто-положения связаны мостиками переменной длины и «перекрытых» 24 – 26, оптимизирована методами ММ (силовое поле ММ+) и РМ3. Установлено, что макроцикл соединений 19, 20, 24 – 26 из-за недостаточной длины связывающих фрагментов деформирован. Однако координационный центр молекул остается практически плоским, тогда как атомы углерода порфиринового остова существенно отклоняются от средней N4-плоскости. Расчетные данные для пространственно затрудненных порфиринов в сравнении с незатрудненным аналогом 9 в виде графических зависимостей представлены в диссертации.

Данные расчетов хорошо согласуются со спектральными характеристиками. В ЭСП порфиринов 19, 20 по сравнению с 21 - 23 наблюдается батохромное смещение всех полос поглощения, достигающее 10 – 15 нм для первой полосы.

Деформация порфиринового цикла в спектрах Н ЯМР проявляется в сдвиге сигналов мезо-протонов в сильное поле (, в CDCl3 9.77 – 9.92 м.д.), а внутрицикличе- RO 19 R1 = -(CH2)5-, R = Et O R 20 R1 = -(CH2)6-, R = Et N R NH 21 R1 = -(CH2)4O-п-C6H4-O(CH2)4-, R = Et HN N R 22 R1 = -(CH2)4O-п-C6H4-O(CH2)4-, R = Bu R O O R 23 R = Bu, 5,15-ди(2-метоксифенил)- N R NH 2,8,12,18-тетра-н-бутил-3,7,13,17-тетра- HN N метилпорфирин R R O CHH2C H2C CHO O O O O N N NH NH HN HN N N ских NH-протонов в слабое (, в CDCl3 CHH2C O 1.29 – -1.72 м.д.), причем сдвиг тем больO ше, чем больше искажение макроцикла.

N NH За счет влияния кольцевого тока порфиHN N ринового макроцикла сигналы алкильных «связок» порфиринов 19 и 20, которые наиболее близко прилежат к циклу, про- являются в необычно сильном поле, за сигналом внутреннего стандарта. У порфиринов 21 и 22 опоясывающая связка имеет достаточную длину и, вероятно, не оказывает заметного влияния на искажение макроцикла. Небольшие отклонения от плоскости атомов порфиринового фрагмента вызвано стерическим взаимодействием -алкильных и мезо-фенильных заместителей.

Аналогичные спектральные особенности характерны и для серии порфиринов «в шапке» 24 – 26 (в диссертации приведены ЭСП и 1Н ЯМР-спектры).

Кинетические параметры реакции координации соединений 19 – 22 ацетатом меди в сравнении с -октаэтил-5,15-дифенилпорфирином 9, тетрапиррольный макроцикл которого деформирован и имеет седловидную конформацию, представлены в табл. 9. В пиридине все «перекрытые» порфирины реагируют с ацетатом меди медленнее, чем незатрудненный аналог 9. Очевидно, мостиковые группы создают определенные пространственные помехи сольватации протонов, покидающих реакционный центр порфиринов в переходном состоянии. Эти помехи минимальны у порфирина 9 и резко возрастают при переходе к 20, константа скорости координации которого уменьшается в раз по сравнению с 9. Однако при переходе к порфирину 19, скорость реакции возрастает, что, по-видимому, связано с увеличением степени деформации макроцикла. Скорость реакции комплексообразования порфиринов 19 – 22 с ацетатом меди в уксусной кислоте на несколько порядков выше, чем в пиридине. Это, без сомнения, обусловлено стабилизацией первой сольватной оболочки соли Cu(OAc)2 при переходе от уксусной кислоты к пиридину.

Таблица 9. Кинетические параметры реакции координации порфиринов 9, 19 – 22 ацетатом меди в пиридине и уксусной кислоте Пиридин Уксусная кислота Порфирин k(298)·105 Ea Ea S S k(298), л0,5 моль-0,5 с-л0,4 моль-0,4 с-1 кДж/моль Дж/(моль·К) кДж/моль Дж/(моль·К) 19 0.45 ± 0.02 98 ± 3 -26 ± 10 0.150 ± 0.008 55 ± 3 -84 ± 20 0.076 ± 0.003 110 ± 1 -1 ± 3 0.170 ± 0.007 43 ± 2 -123 ± 21 - - - 0.64 ± 0.03 51 ± 2 -85 ± 22 0.46 ± 0.02 97 ± 3 -29 ± 10 0.52 ± 0.03 52 ± 2 -84 ± 9 2.9 ± 0.1 103 ± 2 6 ± 5 0.180 ± 0.005 65 ± 2 -49.1 ± Сильнее экранированные и более искаженные порфирины 19, 20 реагируют с ацетатом меди несколько медленнее, чем 22.

Реакционная способность 19, 20 практически одинакова. Эти порфирины, повидимому, специфически сольватированы молекулами уксусной кислоты, образующими водородные связи с третичными атомами азота. Пространственно эти молекулы сближены со связями N-H пиррольных фрагментов и в переходном состоянии обеспечивают эффективную сольватацию покидающих реакционный центр протонов.

Кинетика реакции диссоциации медных комплексов порфиринов 19 – 22 исследована в бинарном растворителе CH3COOH – CF3COOH в условиях избыточной концентрации сольватированных протонов (H+solv) по отношению к металлопорфирину (табл. 10).

Таблица 10. Эффективные константы скорости диссоциации медных комплексов порфиринов 19 – 22 в системе CH3COOH + 0.013 моль/л CF3COOH kэф, с-Еа, Порфирин 1, нм кДж/моль 298 К 308 К 318 К 328 К 19 554 8.4 ± 0.4 9.6 ± 0.5 11.1 ± 0.6 - 12 ± 20 548 7.0 ± 0.3 8.4 ± 0.4 10.2 ± 0.5 12.0 ± 0.6 14.6 ± 1.21 541 3.9 ± 0.2 5.3 ± 0.3 7.3 ± 0.4 9.3 ± 0.5 25.0 ± 1.22 541 4.5 ± 0.2 6.0 ± 0.3 8.0 ± 0.4 10.5 ± 0.5 23.0 ± 1.- аналитическая длина волны Величины kэф обусловлены эффектами экранирования реакционного центра и искажения порфиринового макроцикла. Действие этих факторов, как и в случае комплексообразования противоположно. С одной стороны, при переходе от CuР22 к CuРрастет деформация порфиринового остова, что способствует увеличению скорости реакции диссоциации и уменьшению энергии активации. С другой, уменьшение длины перепоясывающего фрагмента приводит к более эффективному экранированию реакционного центра, что должно препятствовать реакции диссоциации и способствовать росту энергии активации.

Эффективное экранирование реакционного центра бензольными фрагментами порфиринов 24 – 26 уменьшает скорость реакции комплексообразования на два – три порядка; в то же время наблюдается рост энергии и энтропии активации по сравнению с порфирином 23 (табл. 11).

Таблица 11. Кинетические параметры реакции координации порфиринов 23 – 25 ацетатами металлов в этаноле Ea S Соль Порфирин k298, л·моль-1·с-кДж/моль Дж/(моль·К) 23 500 ± 1 12.2 ± 0.9 -161 ± 24 4.74 ± 0.11 66 ± 2 -18 ± Cu(АсО)25 4.75 ± 0.07 62 ± 2 -30 ± 23 555 ± 1 35 ± 1 -83 ± 24 0.38 ± 0.01 60 ± 1 -60 ± Zn(АсО)25 0.64 ± 0.01 58 ± 1 -63 ± 23 10.77 ± 0.04 35 ± 1 -116 ± 24 0.17 ± 0.01 55 ± 1 -83 ± Cd(АсО)25 0.15 ± 0.01 71 ± 3 -31 ± При переходе от этанола к уксусной кислоте значительно снижается реакционная способность порфирина 23 в отличие от «перекрытых» аналогов 24, 25. Основной причиной этого, по-видимому, является неплоское строение тетрапиррольного макроцикла порфирина 23, благоприятствующее его специфической сольватации по третичным атомам азота молекулами уксусной кислоты.

Очевидно, экранирование реакционного центра бензольной «крышкой» препятствует образованию водородных связей уксусной кислоты с третичными атомами азота порфиринов 24, 25 и значительная часть молекул «перекрытых» порфиринов существует в несольватированной по Nатомам форме. Это подтверждают данные рис. 8, на котором показаны зависимости оптической плотности на длинноволновых максимумах порфиринов 23, 24, 26 от состава бинарной смеси бензол – уксусная кислота. Видно, что для порфирина 23 участок насыщения появляется при более низких значениях концентрации кислоты, чем для «перекрытых» порфиринов. Таким образом, введение в структуру молекул порфиринов Рис. 8. Зависимость оптической плотмостиковых групп, связывающих положения 5, ности растворов порфиринов 26 (1), 15, оказывает неоднозначное влияние на их коор(2), 23 (3) в смеси уксусная кислота – бензол от содержания уксусной кислоты динационные и кислотно-основные свойства.

при = 585 (1), 583 (2), 507 нм (3) С одной стороны, при недостаточной длине связки порфириновый макроцикл деформируется, что влечет за собой рост основности третичных атомов азота. С другой стороны, экранирование реакционного центра препятствует его специфической сольватации молекулами растворителя. В связи с этим нами исследованы процессы основной ионизации порфиринов 23, 25, 26 в ацетонитриле путем их спектрофотометрическом титровании раствором хлорной кислоты.

4.2. Кислотно-основные свойства порфиринов с экранированным реакционным центром В работе определены константы кислотной диссоциации катионных форм соединений 22, 24, 25. Реакции протекают в соответствии с уравнениями:

K3 KН3Р+ Н2Р + Н+, Н4Р2+ Н3Р+ + Н+.

Анализ полученных данных показал, что по основности исследованные порфирины можно расположить в следующие ряды: по величине рК3: 26 < 23 < 25; по величине рК4: 23 < 26 < 25. Сольватационные эффекты оказывают сильное влияние на кислотно-основные свойства исследованных порфиринов в ацетонитриле. Во всех случаях протонирование порфиринов 23, 25, 26 сопровождается отрицательным изменением энтропии, что указывает на сильное упорядочение системы, очевидно, в результате дополнительной сольватации этих крупных по размерам, легко поляризующихся молекул.

Характер изменения Н сложный и зависит от структуры порфиринов и степени их протонирования, что обусловлено различием степени сольватации нейтральных Таблица 4.9. Значения показателей констант, энтальпии, энтропии и энергии Гиббса кислотной диссоциации протонированных форм порфиринов 23, 25, 26 в ацетонитриле рК Н, G°, S, ПоррКi фирин кДж/моль кДж/моль Дж/(моль·К).

298 К 308 К 318 К pК7.15 ± 0.10 6.23 ± 0.20 5.23 ± 0.10 174 ± 18 40 ± 5 450 ± pК8.27 ± 0.10 7.98 ± 0.20 7.43 ± 0.10 78 ± 8 47 ± 5 97 ± pK9.16 ± 0.10 8.25 ± 0.12 7.45 ± 0.20 151 ± 15 52 ± 5 33 ± pК10.19±0.10 9.45 ± 0.12 8.75 ± 0.20 131 ± 13 58 ± 6 25 ± pК6.75 ± 0.06 6.25 ± 0.05 5.85 ± 0.10 82 ± 8 39 ± 4 147 ± pК9.68 ± 0.06 8.18 ± 0.05 6.75 ± 0.10 280 ± 30 59 ± 6 740 ± и протонированных форм. Установлено, что кислотно-основные взаимодействия порфиринов с экранированным реакционным центром в бинарных смесях уксусная кислота – бензол и в ацетонитриле с добавками хлорной кислоты существенно различаются. Это отражает качественно различное состояние порфиринов в этих системах. В уксусной кислоте взаимодействие, по-видимому, останавливается на стадии образования водородных связей, а в смеси ацетонитрил – хлорная кислота осуществляется полный перенос протона на молекулу порфирина. Таким образом, стерические условия, сопровождающие кислотно–основные взаимодействия в этих системах, принципиально различаются.

4.3. Экстракоординационные свойства пространственно затрудненных порфиринов Структурные особенности порфириновых макроциклов оказывают существенное влияние на устойчивость экстракомплексов Zn(II)- и Co(II)-производных «перекрытых» 24 – 26 и «перепоясанных» 19 – 21 порфиринов с азотсодержащими основаниями(табл 12). Вследствие деформации порфиринового макроцикла электронные системы пиррольных и пирролениновых фрагментов обосабливаются, что влечет за собой повышение основности пространственно затрудненных порфиринов. В результате снижается Таблица 12. Константы устойчивости экстракомплексов металлопорфиринов 23 – 26 с азотсодержащими лигандами при 298.15 К (а аналитические длины волн) Комплекс Растворитель Экстралиганд Ку·10-3, моль-1·л а, нм ZnР23 бензол Py 411; 410.3 ± 0.ZnР25 бензол Py 550; 53.1 ± 0.ZnР24 бензол N-МеIm 16.2 ± 0.4 422; 4ZnР25 бензол N-МеIm 17 ± 3 550; 5ZnР23 хлороформ этилендиамин 18.97 ± 0.12 411; 5ZnР26 хлороформ этилендиамин 0.41 ± 0.02 420; 4CoР23 бензол Py 88 ± 2 404; 4CoР24 бензол Py 0.83 ± 0.03 405; 41.10 ± 0.CoР25 бензол Py 407; 4300 ± CoР23 бензол N-МеIm 404; 482.1 ± 1.CoР25 бензол N-МеIm 407; 4эффективный положительный заряд на центральном атоме метала. Это выражается в уменьшении Ку экстракомплексов стерически затрудненных металлопорфиринов как для Co-, так и для Zn- комплексов. Следует также учитывать и энтропийный фактор, связанный с экранированием реакционного центра бензольной «крышкой» связывающего фрагмента.

4.4. Супрамолекулярные ансамбли на основе донорно-акцепторных взаимодействий порфиринов. В основе самосборки порфириновых ансамблей лежат координаци- But But Me Me Me Me Me Me Et Et Bu Bu Bu Bu N NH N NH N N H H N N N N Bu Bu N N Bu Bu Et Me Et Me Me Me Me Me Et Bu Et Bu Bu Bu Et N Et O Me Me Me Me O N N N N N N Sn Zn Mn N N N N N N Me o Me Me Me Et Et Bu Bu Et Bu Bu Et Me Me 27 Bu Bu онные взаимодействия порфиринов, содержащих элекN NH тронодонорные группы на периферии макроцикла, с H координационно-ненасыщенными металлопорфириN N Bu Bu нами Полученные нами результаты, а также литературные данные об устойчивости экстракомплексов меMe Me таллопорфиринов с азот- и кислородсодержащими лигандами позволили синтезировать супрамолекулярные ансамбли на основе комплексных соединений порфиринов с Zn(II), Mn(III), Sn(IV) и определить условия их существования. Полученные соединения 27 – 29 охарактеризованы спектральными методами. В диссертации приведены ЭСП и данные Н ЯМР-исследований супрамолекулярных соединений в сравнении с исходными порфиринами.

Глава 5. Строение и координационные свойства димерных порфиринов Попытки структурно-функционального моделирования природных процессов на более простом уровне привели к интенсивному развитию химии димерных порфиринов.

К настоящему времени получены димеры, различающиеся как по взаимному расположению и структуре входящих в них порфириновых макроциклов, так и по числу и строению связывающих фрагментов. В разделе 5.1 данной главы проанализированы литературные данные по строению димерных порфиринов с параллельным расположением макроциклов (FTF-типа), связанных между собой гибкими мостиками различной длины, содержащими эфирные, сложноэфирные, амидные или алкильные группы, а также с «жесткими опорами» – ароматическими спейсерами (антрацен-, нафталин-, фениленсвязанные). Структура димерных порфиринов и их комплексов определена методами ЯМР, ЭПР-спектроскопии, для ряда соединений приводятся данные РСА.

Физико-химические свойства димерных порфиринов с параллельным расположением порфириновых фрагментов рассмотрены в разделе 5.2. Структурные особенности димерных порфиринов со сближенным расположением макроциклов в ЭСП проявляются в виде гипсохромного сдвига полосы Соре; полосы видимой области спектра наряду с батохромным смещением становятся более диффузными. В ЭСП с уменьшением расстояния между макроциклами увеличивается коротковолновый сдвиг полосы Соре и длинноволновый – видимых полос поглощения. Аналогичные изменения происходят в спектрах возбуждения люминесценции. Взаимодействие -электронных систем близлежащих макроциклов отчетливо проявляется в спектрах 1Н ЯМР димерных порфиринов. Величины химических сдвигов протонов зависят от межплоскостного расстояния и взаимной ориентации макроциклов. Для внутренних NH-протонов в большинстве случаев обнаружен значительный сдвиг сигналов в сильное поле, а для мезо-протонов порфириновых колец в область слабого поля. Химические сдвиги протонов алкильных заместителей располагаются в области 4.5 0.5 м. д. и плохо разрешены из-за наличия изомерных соединений. Димерные порфирины и их металлопроизводные, как с одной связывающей «опорой», так и с двумя мостиковыми фрагментами имеют структуру с параллельным (или квазипараллельным) расположением порфириновых макроциклов и обладают достаточной конформационной подвижностью. За счет этого они способны подстраиваться (хотя и в ограниченной степени) под геометрические параметры соответствующего субстрата и проявлять уникальные каталитические свойства или выполнять функции сенсора на определенные органические молекулы. Некоторые из димерных соединений имеют значительное расстояние между порфириновыми плоскостями и образуют молекулярные ансамбли за счет внутримолекулярной координации полидентатных лигандов, что может являться основой для создания новых наноразмерных материалов.

5.3. Димерные порфирины с четырьмя связывающими мостиками (циклофановые димеры). Строение и способы получения Строго фиксированное положение порфириновых фрагментов и расстояние между ними обеспечивается в димерных порфиринах при наличии у них четырех связывающих мостиков. В разделе приведены известные в литературе типы и способы получения четырежды связанных димеров. Предложенный нами метод синтеза позволил по лучить серию циклофановых димерных порфиринов 30 – 33 с четырьмя диоксиполиметиленовыми мостиками, связывающими фрагменты тетрафенилпорфина через м- и оположения бензольных колец.

Синтез димерных порфиринов включает две основные стадии: 1) формирование связывающего фрагмента (алкилирование оксибензальдегида N O NH O дибромалканом Br(CH2)nBr,); 2) образование порHN N фириновой структуры димера (конденсация полуR ченного бис-альдегида с пирролом в смеси изоR O O мерных ксилолов в присутствии трифторуксусной O O кислоты). Простота и доступность исходных реаR R гентов делает этот метод весьма привлекательN NH O ным. Структура циклофановых димеров установHN O N лена на основании данных спектроскопии H1 ЯМР в сочетании с расчетными методами.

Несмотря на большое расстояние между порфириновыми макроциклами, в составе димеров 30 – 30: R = (CH2)4, м-мостик;

31: R = (CH2)3, м-мостик; 33 они оказывают значительное взаимное влия32: R = (CH2)2, м-мостик;

ние, которое передается через напряженные мос33: R = (CH2)3, о-мостик тики -О(СН2)nО- (n = 2 или 4).

Анализ строения порфиринов 30, 32 привел к выводу, что связывающие мостики не могут иметь энергетически выгодную трансоидную конфигурацию по всем связям – С–С– и –С–О–. В спектрах Н1 ЯМР протоны метиленовых групп проявляются в виде двух сигналов. Наиболее напряженными являются полиметиленовые цепочки с четным числом метиленовых звеньев. Пространственные напряжения мостиков циклофановых димеров 30, 32 частично компенсируются за счет деформации плоскостной структуры порфириновых макроциклов. Квантово-химические расчеты методом PM3, а также данные Н1 ЯМР-спектроскопии показали, что для димеров 30, 32 характерна неплоская куполообразная форма каждого фрагмента тетрафенилпорфирина. Возникающие при этом напряжения частично снимаются в результате рифления тетрапиррольных макроциклов, при котором два противоположных пиррольных ядра поворачиваются вверх, а два других – вниз. Установлена также магнитная неэквивалентность о-протонов бензольных колец (рис.9).

а б Рис. 9. H1 ЯМР спектры (область фенильных и -пиррольных протонов) димера 30 (а) и мономерного аналога 34 (б) Мостиковые группы димеров с нечетным числом метиленовых звеньев конфор мационно более подвижны. Для них характерно аналогичное, но менее выраженное, искажение порфириновых макроциклов. В разделе 5.4 рассмотрены особенности электронных спектров поглощения циклофановых димерных порфиринов. В отличие от димерных порфиринов FTF-типа все полосы поглощения в ЭСП циклофановых димеров 30 – 33 уширены и сдвинуты в длинноволновую область по сравнению с мономерными аналогами: 15 и тетра(м-бутоксифенил)порфирином (34) (табл. 13). Такое спектральное поведение обусловлено деформированной структурой порфириновых макроциклов в составе димеров.

Таблица 13. Спектральные характеристики циклофановых димерных порфиринов и родственных мономерных соединений в хлороформе Порфирин Электронные спектры поглощения, , нм, (lg ) 30 442 (5.61) 542 (4.29) 581 (4.32) 630 плечо 694 (4.06) 30а 461 (5.46) 471 (4.96) 515 (3.59) 679 (4.55) – 724 (4.54) 31 b 437 (5.70) 532 (4.52) 570 – – 676 (4.02) 32 444 542 580 634 плечо – 632а 465 – – – 670 733 431 531 568 618 плечо – 633а 464 – – – 672 715 418 (5.61) 515 (4.24) 551 (3.91) 590 (3.81) – 645 (3.79) 34 420 (5.49) 515 (4.36) 549 (4.00) 593 (3.84) – 650 (3.76) 34а 440 (5.85) – – – – 656 (4.29) а ЭСП в уксусной кислоте; b ЭСП в пиридине Очень сильные спектральные изменения наблюдаются при переходе от нейтральных растворителей к слабокислым (рис. 10). Вероятно, в уксуснокислых растворах димерные порфирины с четырьмя четными мостиками, имеющие наибольшую деформацию порфириновых фрагментов, подвергаются протонированию, в результате которого происходит дополнительное искажение структуры тетрапиррольных макроциклов.

Батохромный сдвиг полос в ЭСП отмечается и для комплексов циклофановых димеров (рис. 11), однако он существенно меньше, чем у исходных порфиринов. Это связано со снижением степени деформации порфириновых циклов при координации катиона металла, что согласуется с данными спектроскопии 1Н ЯМР.

Спектры люминесценции димера 30 в исследованных растворителях имеют одинаковый характер с максимумом в области 707 нм. Спектры возбуждения люминесценции в области 400 – 800 нм повторяют спектр поглощения (рис. 12), что говорит об отсутствии заметных взаимодействий между двумя порфириновыми -системами в составе димера.

Рис. 10. ЭСП димера 32: 1 – в CHCl3; 2 – в Рис. 11. ЭСП в ДМФА: 1 – ZnР34; 2 – ZnРCH3COOH Отсутствие обменного взаимодействия между двумя парамагнитными центрами бия- дерного и моноядерного медных комплексов димерного порфирина доказывают и ЭПР-спектры, зарегистрированные в жидком и замороженном толуоле. Это объясняется большим межплоскостным расстоянием, которое по данным расчетов составляет ~900 пм. Для димерных порфиринов 31, 33 расстояние между реакционными центрами равно ~7пм, у димера 32 оно не превышает 500 пм. Таким образом, взаимное влияние порфириновых макроциклов Рис. 12. Спектры: люминесценции (1); возбуждения в составе циклофановых димеров30 – люминесценции (2); ЭСП (3) циклофанового димера 30 в бензоле 33 обусловлено напряженным строе- нием мостиковых фрагментов. Кооперативное взаимодействие двух порфириновых единиц ярко проявляется и в координационных свойствах димеров этой серии.

5.5 Координационные свойства циклофановых димерных порфиринов Следует отметить, что до наших работ координационные свойства димерных порфиринов (H4D) не исследовались. Мы изучили координационные свойства циклофановых димерных порфиринов в сравнении с мономерными аналогами и линейным димером 35.

N NH N NH HN N (CHHN )N O O При взаимодействии димерных порфиринов с солями металлов последовательно образуются моноядерные и затем биядерные комплексы:

H4D + MX2 MH2D + 2HX, MH2D + MX2 M2D + 2HX.

Однако в ЭСП реагирующей системы димер 35 – соль металла зафиксированы четкие изобестические точки. Наличие их объясняется тем, что порфириновые макроциклы пространственно удалены друг от друга и не оказывают взаимного влияния. Методом ТСХ из реакционной смеси удалось выделить моноядерный комплекс МH2D35. Как и следовало ожидать, его электронный спектр не отличается от спектра смеси М2D35 и Н4D35 (1 : 1).

Спектры моноядерных комплексов димеров 30, 32, полученные путем ступенчатой диссоциации биядерных комплексов (см. раздел 5.6), не являются линейной суперпозицией спектров H4D и М2D. Тем не менее, в ходе реакции комплексообразования в ЭСП наблюдаются четкие изобестические точки (рис. 13). Это означает, что в реакционных смесях моноядерные комплексы не накапливаются в концентрациях, определимых спектрофотометрическим методом. Выделить их при хроматографическом анализе реакционных смесей не удалось. Следовательно, реакционная способность моноядерных комплексов димеров 30, 32 значительно выше, чем исходных димерных порфиринов. Соответственно, реакция координации имеет первый кинетический порядок по H4D (рис. 14).

Рис. 14. Зависимость логарифма отношения начальной к текущей концентрации димерного Рис. 13. Изменение ЭСП в ходе реакции компорфирина 30 в реакции образования: 1 – плексообразования димерных порфиринов Co2D30 при 328.15 К; 2 – Mn2D30 при 328.15 К;

(а), 30 (б) с ацетатом цинка в ДМФА при 298.3 – Ni2D30 при 348.15 К в ДМФА от времени К Исследование кинетики координации моноядерных комплексов циклофановых димеров 30 и 32 показало, что в электронодонорных растворителях они реагируют с солями металлов на порядок быстрее, чем исходные лиганды (табл. 14). Таким образом, реакции комплексообразования димеров 30, 32 идут в соответствии со схемой:

+ MX2, медл.

+ MX2, быстро H4D MH2D M2D -2HX -2HX Образование комплекса MH2D сопровождается уменьшением степени деформации координированного порфиринового фрагмента, но при этом увеличивается напряжение мостиковых групп. В результате дополнительно деформируется макроцикл второго порфиринового остатка и его реакционная способность существенно увеличивается.

Таблица 14. Кинетические параметры реакции координации димерных порфиринов и тетра(м-бутоксифенил)порфирина ацетатом меди в органических растворителях a Eа, S, k318.1Порфирин cсоли, моль/л kэф318.105, с-лn.моль-n ·с-1 кДж/моль Дж/(моль.К) Пиридин H2P34 0.0025 1.9 ± 0.1 0.185 ± 0.001 113 ± 3 31 ± H4D30 0.0050 51.0 ± 1.5 3.82 ± 0.11 56 ± 2 -122 ± H4D31* 0.0050 9.8 ± 0.5 0.73 ± 0.04 91 ± 3 -27 ± CuH2D31* 0.0025 4.8 ± 0.3 0.47 ± 0.03 94 ± 1 -21 ± H4D32 0.0050 8.0 ± 0.3 6.0 ± 0.3 69 ± 5 -79 ± CuH2D32 0.0050 331 ± 3 24.8 ± 0.1 87 ± 10 -85 ± H4D33 0.0050 31.5 ± 0.8 2.36 ± 0.06 55 ± 1 -130 ± Диметилформамид H2P34 0.0050 12.5 ± 0.5b 1.78 ± 0.05b 104 ± 1 43 ± H4D30 0.0050 1022 ± 4b 146 ± 4b 62 ± 1 -60 ± CuH2D30 0.0050 53760 ± 30b 7680 ± 30b - Этанол H2P34 0.00025 1771100 ± 300 78 ± 2 28 ± H4D35 0.00025 2080100 ± 100 70 ± 1 2 ± H4D30 0.000Очень быстро a кинетический порядок реакции по соли в пиридине равен 0.4, в ДМФА – 0.5, в этаноле – 1, соответст-0,5. b венно, размерность констант скорости л0,4.моль-0,4.с-1, л0,5.моль с-1 и л.моль-1с-1; константа скорости измерена при 298 К; * данные Кувшиновой Е. М., 1991 г.

Существенно иные координационные свойства проявляет значительно менее напряженный и менее деформированный димер 31, у которого порфириновые остатки связаны через мета-положения бензольных колец четырьмя нечетными мостиками -О(СН2)3О-. Координация первого порфиринового макроцикла, по сути, не меняет состояние второго, поэтому скорости первой и второй стадий реакции координации 31 соизмеримы (табл. 14). Обнаружено, что в реакционной смеси в любой момент времени присутствуют три порфириновых соединения:

Н4D31, МН2D31 и М2D31, а в ЭСП реагирующих систем нет изобестических точек (рис. 15А). Превращение МН2D31 M2Dидет с сохранением четких изобестических Рис. 15. Изменение ЭСП в ходе реакции точек (рис. 15Б). Существенно, что на этих комплексообразования Н4D31 (A) и длинах волн ЭСП Н4D31 и его моноядерного CuН2D31 (Б) с ацетатом меди в пиридине комплекса значительно различаются. Это по- при 318 К зволило корректно измерить кинетические параметры реакции Н4D31 МН2D31.

Димер 33 с диокситриметиленовыми мостиками, связывающими орто-положения бензольных колец, занимает промежуточное место между димерами с четным числом метиленовых групп и димером 31.

Таким образом, установлено, что реакционная способность димерных порфиринов циклофанового строения в органических растворителях основной природы выше, чем мономерных аналогов и увеличивается по мере возрастания деформации плоскостного строения порфиринового фрагмента. По скорости образования металлокомплексов их можно расположить в следующем порядке: 34 35 < 31 < 33 < 30 < 32. Соответствующим образом изменяются и активационные параметры реакции Eа и S.

В уксусной кислоте этот ряд обращается (табл. 15): 30 < 33 < 31 < 34 < 35 16.

Деформация порфиринового макроцикла, как уже отмечалось, имеет следствием повышение основности третичных атомов азота и способствует их специфическому кислотно-основному взаимодействию с молекулами кислоты, которое в пределе приводит к протонированию и образованию кинетически инертной формы порфирина.

Исследование кинетики реакции координации одного из наиболее пространственно искаженных порфиринов 30 ацетатами переходных металлов (Mn(II), Co(II), Ni(II), Cu(II), Zn(II) и Cd(II)) подтвердило представленные выше выводы.

Таблица 15. Кинетические параметры реакции координации димерных порфиринов(H4D) и их мономерных аналогов (H2Р) ацетатом меди в уксусной кислоте cсоли, kэф318.105, Eа, S, k318.103, Порфирин моль/л с-л0,5.моль0,5.с-1 кДж/моль Дж/(моль.К) Уксусная кислота H2Р34 0.00050 – – 2010 ± 10* 913 ± 5* H4D35 0.00050 – – 2660 ± 80* 1209 ± 30* H2Р16 0.0002880 ± 80 1373 ± 30 89 ± 1 61 ± H4D30 0.006.7 ± 0.08 0.947 ± 0.006 121 ± 1 117 ± CuH2D30 0.0050 – – 1410 ± 30 207 ± H4Р31б 0.001870 ± 80 374 ± 16 80 ± 3 -10 ± CuH2D31б 0.001940 ± 160 388 ± 10 84 ± 3 -10 ± H4D33 0.001150 ± 40 230 ± 8 79 ± 3 -16 ± * константа определена при 298 К; б данные Кувшиновой Е. М., 1991г.

Некоторые особенности наблюдаются в реакциях с участием солей Mn(II), Co(II) и Ni(II). В деаэрированном ДМФА образуются обычные комплексы M2D30. В присутствии кислорода воздуха Mn2D30 практически мгновенно окисляется с образованием (MnАсО)2D30. Комплекс кобальта дополнительно координирует молекулярный кислород, образуя (СоО2)2D30. В процессе комплексообразования с Ni(АсО)2 Н4D30 полностью разрушается с образованием бесцветных продуктов. Комплекс (СоО2)2D30 вполне устойчив в диметилформамидном растворе в присутствии кислорода воздуха и разрушается при деаэрации растворителя, образуя Со2D30. Аналогичные свойства имеет Со2D31.

Кислотно-основные свойства циклофанового димера 30 в сравнении с его мономерным аналогом 34 исследованы методом спектрофотометрического титрования с потенциометрическим контролем кислотности среды. Титрование проводили хлорной ки слотой в ацетонитриле. Измерения показали, что основные свойства димера 30 выражены примерно в 2500 раз сильнее, чем у мономерного порфирина с аналогичной системой заместителей, но плоской структурой макроцикла. Деформированная куполообразная структура порфириновых фрагментов с выступающим в объем растворителя реакционным центром является, очевидно, причиной повышенной основности димерных соединений такого типа.

Структурные особенности циклофановых димерных порфиринов проявляются и в их способности к аксиальной координации органических оснований. Установлено, что из-за увеличения электронодонорных свойств деформированных порфириновых фрагментов в составе циклофановых димеров 30, 33 их цинковые производные образуют менее устойчивые аксиальные комплексы с азотсодержащими соединениями, чем мономерные порфирины.

5.6. Кинетика сольвопротолитической диссоциации комплексных соединений димерных порфиринов в протонодонорных средах Влияние деформации порфиринового макроцикла на кинетическую устойчивость комплексов циклофанового димера 30 в реакциях сольвопротолитической диссоциации впервые исследовано в наших работах. Реакция диссоциации комплексных соединений димера идет последовательно в несколько стадий. В качестве промежуточного продукта образуется моноядерный комплекс, который существует в протонированной по некоординированному макроциклу форме. Последовательность реакций при диссоциации биядерного комплекса димерного порфирина можно представить следующим образом:

kM2D + 2 HX MH2D + MX2, (1) быстро (2) MH2D + 2HX MH4D2+ + 2X-, k(3) MH4D2+ + 2HX H6D2+ + MX2, быстро (4) H6D2+ + 2HX H8D4+ + 2XУстановлено, что скорости реакций 1 и 3 соизмеримы и в спектрах реагирующих систем отсутствуют изобестические точки. В связи с этим предварительно исследовали кинетику диссоциации моноядерных комплексов. При диссоциации MH4P2+ (M = Zn2+, Cu2+) в спектрах поглощения зарегистрированы чёткие изобестические точки, в тоже время в ходе реакции 1 на этих же длинах волн наблюдаются значительные спектральные изменения оптической плотности. Это позволило определить кинетические параметры первой стадии реакции диссоциации биядерного комплекса.

По кинетической устойчивости в протонодонорных средах как моноядерный, так и биядерный комплексы димера менее устойчивы, чем комплексы плоского тетра-мезо(м-бутоксифенил)порфирина 34 (табл. 16, 17). Это связано с пространственно напряжённой структурой димера 30. Диссоциация первого катиона металла биядерного комплекса происходит быстрее, чем второго, как для меди, так и для цинка. Образующийся на первой стадии моноядерный комплекс, практически, мгновенно протонируется, что сопровождается дополнительным рифлением освободившегося макроцикла и способствует снижению напряженности структуры координированного порфиринового остатка.

Увеличение kэф при переходе от моноядерного к биядерному комплексу сопровождается некоторым ростом энергии активации и значительным увеличением S.

Таблица 16. Кинетические параметры реакции диссоциации Zn(II) комплексов порфиринов в бинарном растворителе CH3COOH – C6H6а [CH3COOH], k298·103, Eа, S, м.д. c-1 кДж/моль Дж/моль·К ZnH4D302+ + CH3COOH H8D304+ + Zn(CH3COOH)0.10.100 ± 0.001 39 ± 2 -182 ± 0.30.260 ± 0.010 34 ± 3 -199 ± 0.71.4 ± 0.3 37 ± 3 -178 ± Zn2D30 + CH3COOH ZnH4D302+ + Zn(CH3COOH)0.10.204 ± 0.003 49 ± 1 -165 ± 0.31.12 ± 0.01 43 ± 2 -169 ± 0.726.2 ± 0.3 40 ± 4 -152 ± ZnP34 + CH3COOH 0.783 Практически не диссоциирует а порядок реакции по сольватированному протону определить не удалось, величины S условны.

Таким образом, рост k1эф по сравнению с k2эф обусловлен энтропийным фактором.

Таблица 17. Кинетические параметры реакции диссоциации Cu(II) комплексов порфиринов в бинарном растворителе CH3COOH – H2SOа [H2SO4], k298·103, Eа, S, м.д. c-1 кДж/моль Дж/моль·К CuH4D302+ + H2SO4 H8D30 4+ + CuSO0.00.64 ± 0.03 74 ± 4 -67 ± Cu2D30 + H2SO4 CuH4D302+ + CuSO0.000.759 ± 0.005 53 ± 4 -136 ± 0.04.3 ± 0.3 71 ± 3 -62 ± CuP34 + H2SO4 H4P342+ + CuSO0.00.0448 ± 0.0003 83 ± 2 -58 ± 0.10.117 ± 0.003 87 ± 4 -36 ± 0.11.30 ± 0.01 51 ± 1 -138 ± а величины S условны.

Исследование реакции диссоциации биядерных комплексов, выполненные в широком интервале составов бинарных протонодонорных растворителей, позволили определить условия, при которых процесс останавливается на стадии образования моноядерного комплекса. Реакцией комплексообразования моноядерных комплексов с ацетатами металлов в этаноле или ДМФА получены гетеробиядерные комплексы димера 30, спектральные характеристики которых приведены в табл. 18.

Принимая во внимание, что из комплекса MZnD димерного порфирина катион цинка легко может быть удален при обработке уксусной кислотой, имеется возможность получения гетеробиядерных комплексов по схеме:

MAc M'AcZnH2D 2 ZnMD HAcMH2D MM'D Это открывает возможности получения таких соединений с очень широким набором различных металлов.

Анализ электронных спектров поглощения гетеробиядерных комплексов циклофанового димера 30 показал, что они не являются суперпозицией спектров M2D и М'2D, хотя взаимное влияние металлов в составе ММ'D, по-видимому, не велико, из-за значительного расстояния между порфириновыми макроциклами.

Таблица 18. Положение и интенсивность максимумов в ЭСП комплексных соединений циклофанового димерного порфирина 30 в бензоле Комплекс 1, нм 2, нм 3, нм 4, нм Соре , нм (lg) (lg) (lg) (lg) (lg) CuH2D 639 (3.24) 615 (3.99) 575 (4.25) 431 (5.51) Cu2D 612 (4.14) 567 (4.42) 435 (5.61) CuCoD 613 (3.98) 568 (4.14) 456 (5.30) 4CuZnD 630 (4.17) 568 (4.32) 447 (5.21) 437 (5.28) CuCdD 657 (3.94) 609 (4.03) 564 (4.16) 452 пл. 435 (5.35) CuMnD 609 (4.33) 565 (4.49) 481 (4.85) 435 (5.39) CuPdD 612 (4.44) 565 (4.56) 445 (5.44) 437 (5.45) CuFeD 608 565 4CuNiD 613 567 4Zn2D 637 (4.28) 578 (4.25) 448 (5.60) ZnH2D 628 (3.61) 621 (4.01) 583 (4.19) 542 (4.02) 441 (5.59) ZnCoD 624 (3.97) 576 (4.11) 441 (5.52) Co2D 613 553 (4.27) 438 (5.51) CoMnD 544 (4.10) 481 (4.50) 435 (5.23) CoH2D 694 623 (4.21) 574 (4.40) 534 (4.38) 442 (5.51) Глава 6. Координация оксида азота(II) металлопорфиринами Оксид азота(II) обладает многоплановым воздействием на организм человека.

Механизмы проявления его биологической активности на клеточном уровне до сих пор не достаточно ясны. Интерес к исследованию экстракоординации оксида азота(II) металлопорфиринами связан с тем, что они могут служить моделями природных соединений, участвующих в NO-цикле. Выявление закономерностей процессов обратимого связывания оксида азота и его метаболита – нитрит-иона металлопорфиринами дает ключ к пониманию существа многих биологических процессов, протекающих с участием NO.

В главе проанализированы и обобщены современные литературные данные по координации оксида азота(II) металлопорфиринами. Основное внимание уделено комплексам железа и кобальта. Приведены данные РСА и ИК-спектроскопии пяти- и шестикоординированных нитрозильных комплексов.

Нами исследовано взаимодействие оксида азота(II) и нитрит-иона с Co(II)комплексами синтетических порфиринов: 14, 15, протопорфирина CoP36, и водорастворимого тетрабромида 5,10,15,20-тетракис(4-N-карбоксиметил-4-пиридил)порфирина CoP37. Выбор объектов обусловлен следующими факторами: комплекс протопорфирина выбран как ближайший аналог природного протогема; комплекс 37 растворим в водных растворах в более широком диапазоне рН по сравнению с Сопротопорфирином. Это позволяет исследовать его взаимодействия с NO при физиологических значениях кислотности среды. Хотя протогем – водорастворимый комплекс, но в составе гемоглобина его ближайшее окружение гидрофобно, поэтому целесообразно исследовать комплексы 14, 15, которые растворимы в органических растворителях.

Эти соединения имеют различный набор периферических заместителей, различающихся донорно-акцепторными свойствами, и различное строение макроцикла – плоское у и сильно искаженное у 14.

CH=CH2 CHN+CH2COOH HOOCCH2N+ H3C CH=CHNH N N H N N H 4Br HN N H3C CHN CH2 CHCH2 CHN+CH2COOH HOOCCH2N+ COOH COOH 36 Исследование ЭСП Co-порфиринов в воде и этаноле показало, что при пропускании через раствор оксида азота процесс образования экстракомплексов (NO)CoР происходит мгновенно. Об этом свидетельствует значительное батохромное смещение как полосы Соре, так и небольшой сдвиг полос в видимой части спектра. При добавлении к растворам Co-порфиринов раствора нитрита натрия в видимой части ЭСП его характер не меняется и остается типичным для комплексов кобальта в состоянии окисления +2.

Полоса Соре при этом смещается батохромно на 4 – 9 нм. В ИК-спектрах растворов, насыщенных NO, наблюдаются полосы с максимумами при 2256, 1925 и 1273 см-1, которые на основании литературных теоретических расчётов и экспериментальных данных отнесены к валентным колебаниям NO+, NO и NO-, соответственно. Кроме этого, в спектрах наблюдаются полосы в области 1659 см-1 и 1925 см-1. При продувании растворов инертным газом (Ar) исчезает полоса 1925 см-1, а при продувании воздухом исчезают обе полосы (1925 см-1 и 1659 см-1). Это позволяет полосу поглощения при 1925 см-отнести к свободному, а при 1659 см-1 к координированному оксиду азота. При контакте раствора с кислородом воздуха спектр поглощения через некоторое время смещается гипсохромно. Это связано с окислением NO до NO2-, по-видимому, в составе полученного комплекса. Подтверждением этого является появление новой полосы поглощения в области 352 нм, характерной для нитрит-иона в этиловом спирте. Спектральные изменения в области полосы Соре показаны на рис. 16.

Методом спектрофотометрического титрования определены термодинамические константы устойчивости (Ку) экстракомплексов оксида азота(II) и нитрит-иона с Co комплексами порфиринов: 14, 15, 36 и 37 (табл. 19). Спектральные изменения при титровании растворов кобальтовых комплексов порфиринов раствором оксида азота (II) показаны на рис. 17. Концентрацию оксида азота(II) в растворах определяли спектрофотометрическим методом по специально разработанной нами методике, которая основана на определении избытка кислорода после его взаимодействия с NO.

Опыты проводили в условиях, когда c0L >> c0CoР, и число присоединившихся лигандов n контролировали по величине тангенса угла наклона зависимостей lg[(A – A0)/(Aк - A)]·от lgcL. Значение n оказалось равным единице в пределах погрешности определения (рис. 18).

Рис. 17. 1 – 12 ЭСП (область полосы Соре) CoP(c0CoР = 1.210-6 моль/л) при добавках раствора NO (cL Рис. 16. ЭСП в этаноле: 1 - СоP37, 2 - = 10-4 10-3 моль/л) в этаноле при Т = 298 К СоP37(NO), 3 - СоP37(NO2-) Таким образом, можно утверждать, что исследованные CoII-порфирины образуют пентакоординированные нитрозильные и нитритные аксиальные комплексы.

-lgcL Соединение CoP37 образует бо3.4 3.2 3.0 2.8 2.лее стабильные нитритные и нитро 1.зильные комплексы по сравнению с 0.CoP15 и CoP14. Это обусловлено по0.ложительным зарядом на атомах азота 1 пиридильных фрагментов, что приводит к перераспределению электронной -0.5 плотности в макроцикле и, как следст-0.вие, к стабилизации аксиальных комплексов. CoP14 имеет сильно деформи-1.рованную структуру ароматического 4.2 4.0 3.8 3.6 3.4 3.2 3.-lg лиганда, поэтому, несмотря на элекcL Рис. 18. Зависимость lg[(A – A0)/(Aк – A)] от lgсL в троноакцепторный характер атомов этиловом спирте при Т = 298 К для систем: 1) Co37 – брома, образует менее стабильные NO, 2) Co37 – NO2аксиальные комплексы по сравнению с Со-порфиринами, имеющими плоскую структуру макроцикла.

Снижение Ку нитритных комплексов, по сравнению с нитрозильными для всех исследованных систем, говорит о преимущественно электростатическом характере связи Co–NO2.

Полученные экспериментальные данные по устойчивости нитрозильных и нитритных комплексов Co-порфиринов послужили основанием для проведения биохими к A ] к ) lg[( AA )/( A -) lg[( AA )/( A A ] ческих экспериментов в Ивановской государственной медицинской академии.

Таблица 19. Константы устойчивости нитрозильных и нитритных комплексов Co-порфиринов с при 298,15 К и аналитические длины волн Ку, л·моль-1 в этаноле Металлопорфирин а, нм NO NO2CoP37 429, 424200·± 500 810 ± 2CoP15 426, 410400·± 500 47 ± CoP14 445, 462 - 2690·± 2CoP36 4160 ± Ку, л·моль-1 в воде CoP37 (pH = 7.4) 426 ± CoP36 (pH = 9) 43.9 ± 0.Эксперимент проводился на животных (белые крысы) и подтвердил сорбционные свойства кобальтовых комплексов синтетических порфиринов в крови и головном мозге опытных животных. Полученные результаты открывают определенные перспективы в направлении создания регуляторов содержания азотсодержащих биологически активных соединений в живых организмах.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ 1. На основании обобщения и анализа собственных и литературных данных о физикохимических и координационных свойствах полизамещенных порфиринов, содержащих на периферии макроцикла от 8 до 12 заместителей, пространственно затрудненных порфиринов, координационный центр которых экранирован по одну или обе стороны порфиринового макроцикла, димерных порфиринов циклофанового строения, а также их комплексов установлено, что большинство этих соединений имеют деформированный тетрапиррольный макроцикл. Показано, что изменение характера и степени деформации порфиринового макроцикла является одним из наиболее эффективных способов регулирования физико-химических и координационных свойств порфиринов и их комплексов.

2. Установлено, что, нарушения плоскостного строения тетрапиррольного макроцикла порфиринов различных структурных типов характерным образом проявляются в их спектральных свойствах. В электронных спектрах с увеличением деформации макроцикла растет батохромный сдвиг всех полос поглощения как порфиринов, так и их комплексов с металлами. Это обусловлено опережающим ростом энергии ВЗМО по сравнению с НВМО. В спектрах 1H ЯМР сигналы внутренних NH-протонов смещаются в слабое поле, а периферических – в сильное, что является следствием снижения ароматичности при пространственных искажениях порфиринов и металлопорфиринов.

3. Впервые показано, что деформация тетрапиррольного макроцикла приводит к увеличению основных свойств пространственно искаженных порфиринов по сравнению с плоскими аналогами. Это обусловлено уменьшением их ароматичности и обособлением -электронных систем пиррольных и пирролеиновых циклов.

4. На основании систематических исследований кинетики координации пространст венно искаженных порфиринов ацетатами 3d-металлов установлено, что, независимо от электронной природы периферических заместителей, в электронодонорных растворителях деформация порфиринового макроцикла имеет следствием резкое увеличение реакционной способности, а в электроноакцепторных – резкое ее снижение. За счет эффекта деформации скорость реакции координации можно изменить в ту или иную сторону более чем в 104 раз при соответствующем изменении активационных параметров.

5. Установлено, что, независимо от того, каким способом вызвана внеплоскостная деформация порфиринового макроцикла, кинетическая устойчивость комплексных соединений Mn(III), Co(II), Cu(II) и Zn(II) с пространственно искаженными порфиринами в протонодонорных средах закономерно снижается. Путем искажения плоскостного строения тетрапиррольного макроцикла скорость сольвопротолитической диссоциации может быть увеличена в десятки тысяч раз при снижении энергии активации в 2 – 3 раза по сравнению с плоскими аналогами.

6. Впервые определены константы устойчивости аксиальной координации ряда кислород- и азотсодержащих лигандов Zn- и Co- комплексами полизамещенных, пространственно затрудненных и димерных порфиринов в инертных растворителях. Установлено, что с ростом степени деформации молекулы металлопорфирина устойчивость экстракомплексов снижается вследствие уменьшения эффективного положительного заряда на центральном катионе металла. Однако изменение Ку не выходит за пределы одного порядка.

7. Установлено, что экранирование координационного центра порфиринов углеводородными заместителями или мостиковыми группами по одну сторону плоскости молекулы снижает скорость реакции не более чем в 10 раз из-за неблагоприятных условий сольватации уходящих протонов. Это опровергает двухстадийный и подтверждает одностадийный механизм реакции координации. Порфирины с координационным центром, экранированным по обе стороны, инертны в реакциях координации.

8. Впервые систематически исследованы свойства циклофановых димеров, у которых порфириновые макроциклы связаны четырьмя диоксиполиметиленовыми мостиками: физико-химические (ЭСП, Н ЯМР, основность), координационные (кинетика координации солями Mn, Co, Ni, Cu, Zn, Cd и кинетика диссоциации моно- и биядерных Cu- и Zn-комплексов в протонодонорных средах). Установлен эффект четнонечетного альтернирования свойств димеров, обусловленный тем, что димеры с четными мостиками пространственно напряжены и имеют деформированную структуру макроциклов.

9. Разработан оригинальный метод синтеза гетеробиядерных комплексов димерных порфиринов. Получены и спектрально охарактеризованы 15 новых комплексных соединений.

10. На основе донорно-акцепторных взаимодействий Zn(II), Mn(III) и Sn(IV) комплексов порфиринов с гидроксифенил- и пиридилсодержащими порфиринами синтезирован ряд димерных и тримерных супрамолекулярных структур, охарактеризованных спектральными методами.

11. Получены и спектрально охарактеризованы (ЭСП, ИК) нитрозильные комплексы Coпорфиринов различного строения, в том числе водорастворимые. Впервые определена устойчивость экстракомплексов оксида азота(II) и нитрит-иона с кобальтовыми комплексами синтетических порфиринов с плоской и стерически искаженной структурой макроцикла. Полученные экспериментальные данные послужили основанием для проведения биохимических экспериментов in vivo.

Автор выражает глубокую благодарность и признательность всем авторам совместных публикаций, а также коллегам, работающим в лабораториях 2-1, 2-2, 2-3 Института химии растворов РАН, коллективу кафедры органической химии и руководству ИГХТУ за участие и поддержку, оказанную при выполнении работы.

Основное содержание работы

изложено в следующих публикациях:

1. Голубчиков О. А., Пуховская С. Г., Кувшинова Е. М. Циклофановые димерные порфирины. // В кн.: Успехи химии порфиринов. СПб: Изд-во НИИ химии. СПбГУ.

1999. Т. II. С. 27 – 49.

2. Голубчиков О. А., Пуховская С. Г., Кувшинова Е. М. Пространственно искаженные порфирины. Строение и свойства. // В кн.: Успехи химии порфиринов. СПб: Изд-во НИИ химии СПбГУ. 2004. Т. IV. С. 45 – 72.

3. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Голубчиков О. А. Координационные соединения металлопорфиринов с оксидом азота (II). // В кн.: Успехи химии порфиринов.

СПб: Изд-во НИИ химии СПбГУ. 2007. Т. V. С. 198 – 214.

4. Голубчиков О. А., Пуховская С. Г., Кувшинова Е. М. Синтез и свойства димерных порфиринов. // Журн. общей химии. 2000. Т. 70. Вып. 10. С. 1719 – 1736 (обзор).

5. Голубчиков О. А., Пуховская С. Г., Кувшинова Е. М. Строение и свойства пространственно искаженных порфиринов. // Успехи химии. 2005. Т. 74. №3. С. 263 – 2(обзор).

6. Голубчиков О. А., Коровина С. Г., Кувшинова Е. М., Семейкин А. С., Шульга А. М., Перфильев В. А., Сырбу С. А., Березин Б. Д. Синтез, спектральные характеристики и строение циклофанового димера тетрафенилпорфина. // Журн. орг. химии. 1988. Т.

24. № 11. С. 2378 – 2383.

7. Коровина С. Г., Шейнин В. Б., Голубчиков О. А., Березин Б. Д. Особенности основной ионизации циклофанового димера тетрафенилпорфина. // Тез. докл. III Всесоюзн. конф. по химии и биохимии макроциклических соединений. Иваново. 1988. С.

153.

8. Голубчиков О. А., Кувшинова Е. М., Коровина С. Г., Семейкин А. С., Сырбу С. А., Березин Б. Д. Кинетика координации циклофанового и линейного димеров порфиринов ацетатами Cu, Zn, Cd. // Журн. физ. химии. 1989. Т. 63. № 4. С. 912 – 918.

9. Голубчиков О. А., Ломова Т. Н., Кувшинова Е. М., Коровина С. Г., Клюева М. Е., Жилина З. И., Березин Б. Д. Координационные свойства пространственно затруднённых порфиринов и металлопорфиринов. // Журн. физ. химии. 1989. Т. 63. № 2.

346 – 353.

10. Pukhovskaya S.G., Golubchikov O. A., Kuvshinova E. M. Reactivity of dimeric porphyrins with four bridges –O(CH2)4O- // 3rd European Symposium on Organic Reactivity.

Goteborg. 1991. P.154.

11. Pukhovskaya S.G., Golubchikov O. A., Guseva L. Sh., Semeikin A. S., Syrby S. A., Lyubimova T. V. Coordination properties of sterically hindered porphyrins. // 16th International Symposium on Macrocyclic Chemistry. Sheffield, England. 1991. P. 205.

12. Голубчиков О. А., Кувшинова Е. М., Коровина С. Г., Семейкин А. С., Сырбу С. А., Березин Б. Д. Сравнительная характеристика координационных свойств мономерных и димерных порфиринов. // Сб. трудов ИХНР РАН. 1992. С. 100 – 106.

13. Коровина С. Г., Кувшинова Е. М., Голубчиков О. А., Березин Б. Д. Кинетика координации циклофанового димера солями d-металлов в ДМФА. // Сб. трудов ИХНР РАН. 1992. С. 106 – 112.

14. Пуховская С. Г., Голубчиков О. А., Березин Б. Д. Кинетика сольвопротолитической диссоциации комплексов цинка и меди с циклофановым димером тетрафенилпорфина. // Кинетика и катализ. 1992. Т. 33. N1. С. 22 – 26.

15. Голубчиков О. А., Вахонин А. В., Пуховская С. Г. Кинетика координации порфиринов с экранированным реакционным центром ацетатами Cu(II), Zn(II) и Cd(II). // Коорд. химия. 1993. Т. 19. № 3. С. 240 – 245.

16. Кувшинова Е. М., Пуховская С. Г., Голубчиков О. А.Березин Б. Д. Состояние солей переходных металлов в ДМФА и их координационные свойства с порфиринами. // Коорд. химия. 1993. Т. 19. N8. С. 630 – 633.

17. Pukhovskaya S.G., Puhovskii Y. P., Guseva L. Sh., Golubchikov O. A. The Structure and Stability of Axial Complexes of Stericaly Hindered Metalloporphyrins. // 5th European Symposium on Organic Reactivity. Spain. 1995. P. 75.

18. Pukhovskaya S.G., Kuvshinova E. M., Guseva L. Sh., Semeikin A. S., Golubchikov O. A.

Synthesis, Spectral and Coordination Properties of the Dimeric Porphyrins. // 1st International conference on supramolecular science and technology. Zakopane. Poland. 1998. P.

154.

19. Голубчиков О. А., Пуховская С. Г., Пуховский Ю. П. Структура “перекрытых” порфиринов по данным метода молекулярной механики. // Изв. вузов. Химия и хим.

технология. 1998. Т. 41. N 5. С. 52 – 57.

20. Кувшинова Е. М., Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Семейкин А. С., Голубчиков О. А.

Кинетика координации циклофановых димеров тетрафенилпорфина ацетатом меди в пиридине и уксусной кислоте. // Журн. физ. химии. 1998. Т. 72. № 6. С. 1040 – 1043.

21. Дудкина Н. С., Шатунов П. А., Кувшинова Е. М., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Кинетика комплексообразования пространственно-искаженных порфиринов с ацетатом меди в пиридине и диметилформамиде. // Журн. общ. химии.

1998. Т. 68. Вып. 12. С. 2042 – 2047.

22. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Мамардашвили Н. Ж., Кувшинова Е. М., Семейкин А.

С., Голубчиков О. А. Влияние структурных особенностей цинковых комплексов порфиринов на их способность к аксиальной координации. // Коорд. химия. 1998. Т. 24.

N 11. С. 851 – 855.

23. Кувшинова Е. М., Дудкина Н. С., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О. А.

Кинетика образования и диссоциации комплексов меди с пространственно искажёнными порфиринами в уксусной кислоте. // Журн. общ. химии. 2000. Т.70. Вып. 6. С.

1010 – 1012.

24. Кувшинова Е. М., Кузьмин Д. Л., Дудкина Н. С., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Кинетика диссоциации комплексов меди и кобальта с пространственно искажёнными порфиринами. // Журн. Общей химии. 2002 Т. 72. Вып. 1. С. 1– 146.

25. Кувшинова Е. М., Кузьмин Д. Л., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О. А.

Структура фенильных производных октаэтилпорфирина и кинетика диссоциации их Mn3+, Co2+ и Cu2+- комплексов в уксусной кислоте. // Журн. общ. химии. 2003. Т. 73.

Вып. 4. С. 691 – 693.

26. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Малкова О. В., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Кислотно-основные свойства пространственно затруднённых производных тетраметилтетраэтил порфирина. // Журн. общей химии. 2003. Т. 73. Вып. 3. С. 505 – 509.

27. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Семейкин А. С., Кумеев Р. С., Голубчиков О. А. Координационные свойства Co(II) и Zn(II) пространственно затруднённых порфиринов.

// Коорд. химия. 2003. № 11. С. 867 - 872.

28. Кувшинова Е. М., Пуховская С. Г, Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Синтез и физико-химические свойства «перепоясанных» порфиринов. // Журн. общей хими. 2004.

Т. 74. Вып. 10. С. 1733 – 1738.

29. Кувшинова Е. М., Пуховская С. Г, Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Кинетика образования и диссоциации комплексов меди(II) с «перепоясанными» порфиринами в уксусной кислоте. // Журн. физ. химии. 2005. Т. 79. № 6. С. 1010 – 1013.

30. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Макаров С. В., Найденко Е. В. Новый спектрофотометрический метод определения оксида азота (II) в растворах. // Журн. аналитической химии. 2005. Т. 60. № 1. С. 27 – 29.

31. Пуховская С. Г, Гусева Л. Ж., Семейкин А. С., Кувшинова Е. М., Голубчиков О. А.

Экстракоординационные свойства пространственно-искаженных порфиринатов цинка. // Журн. неорг. химии. 2005. Т. 50. №4. С. 635 – 639.

32. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Макаров С. В., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Координация оксида азота кобальтовыми комплексами водорастворимого порфирина.

// Коорд. химия. 2006. Т. 32. №8. с. 588 - 591.

33. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж.., Голубчиков О. А. Влияние конформационного строения порфиринов на устойчивость их комплексов с переходными металлами. // Всероссийская конф. «Природные макроциклические соединения и их синтетические аналоги» Сыктывкар. 2007. С. 98.

34. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Координация оксида азота(II) металлопорфиринами. //Журн. неорг. химии. 2007. Т. 52. № 2. С. 337 – 340.

35. Пуховская С. Г., Гусева Л. Ж., Голубчиков О. А. Координационные соединения кобальтпорфиринов с монооксидом азота. // Известия РАН. Сер. Химическая 2007. №4.

С. 715 – 718.

36. Пуховская С. Г, Гусева Л. Ж., Семейкин А. С Голубчиков О. А. Кинетика диссоциации кобальтовых и цинковых комплексов -октабром-мезо-тетрафенил- и октаэитл-мезо-тетрафенилпорфиринов. // Кинетика и катализ 2007. Т. 48. № 2. С. 2– 209.

37. Гусева Л. Ж., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О. А. Координация азотсодержащих лигандов кобальтовыми комплексами тетра- и додеказамещенных порфиринов. // Коорд. химия. 2007. Т. 33. № 2. С.121 – 124.

38. Pukhovskaya S.G., Guseva L.S., Golubchikov O. A. Semeikin A. S. Supramolecular system on the base of coordination compound of porphyrin. // J. Porphyrins and Phthalocyanines. 2008. V. 12. N. 3 – 6. P. 683.

39. Pukhovskaya S.G., Guseva L.S., Golubchikov O. A. Semeikin A. S. Coordination Properties of Porphyrins with Shielded Reaction Center. // J. Porphyrins and Phthalocyanines.

2008. V. 12. N. 3 – 6. P. 682.

40. Гусева Л. Ж., Пуховская С. Г., Семейкин А. С., Голубчиков О.А. Координационный димер на основе Zn-октаэтилпорфирина и пиридилсодержащего порфирина. // Журн.

общей хими. 2009. Т. 79. Вып.1. С. 142 – 145.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.