WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Каргов Сергей Игоревич

КОНФОРМАЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛИЭЛЕКТРОЛИТОВ И ИНТЕРПОЛИЭЛЕКТРОЛИТНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ВОДНЫХ РАСТВОРАХ

02.00.04 – физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре физической химии Химического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

Официальные оппоненты: доктор физико-математических наук Долинный Анатолий Иванович, доктор химических наук, профессор Литманович Андрей Аркадьевич, доктор химических наук, профессор Щербаков Владимир Васильевич.

Ведущая организация: Институт Биохимии им. А. Н. Баха Российской Академии наук.

Защита состоится 24 апреля 2008 года в 16 час. 45 мин. на заседании диссертационного совета Д 501.001.50 при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 3, Химический факультет МГУ, ауд. 337.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Химического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

Автореферат разослан “____” _____________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат химических наук Н. Н. Матушкина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы Актуальность изучения физико-химических свойств полиэлектролитов и полиэлектролитных комплексов объясняется потребностями как фундаментальной, так и прикладной науки. Природные, модифицированные природные и синтетические полиэлектролиты и полиэлектролитные комплексы на их основе широко применяются в различных областях химической технологии, биотехнологии, медицины, охраны окружающей среды, а изучение свойств полиэлектролитов и интерполиэлектролитных комплексов является фундаментальной задачей физической химии полимеров. Функции полиэлектролитов в природе и их главные области применения основываются на их взаимодействиях с низкомолекулярными противоионами, с заряженными поверхностями или с противоположно заряженными полиэлектролитами. Однако особенности этих взаимодействий и связанное с ними взаимовлияние структуры и реакционной способности полиэлектролитов ещё далеки от полного понимания, в значительной степени из-за сложности изучаемых объектов.

Особый интерес в рамках этой проблемы представляет изучение биологически значимых полиэлектролитов, в частности, нуклеиновых кислот, а также интерполиэлектролитных реакций с их участием. Комплексы нуклеиновых кислот с белками составляют основу хроматина, рибосом и других компонентов клетки, а также вирусов. Образование комплексов нуклеиновых кислот с гистонами составляет существенный этап в процессах передачи генетической информации. Выяснение механизма таких взаимодействий необходимо как для понимания их нормальных биологических функций, так и их нарушений в процессах канцерогенеза и мутагенеза.

Основная трудность при изучении этих систем заключается в том, что биологические полиэлектролиты имеют сложную и изменчивую структуру. В связи с этим большой интерес представляют исследования более простых модельных систем, позволяющие выявить физико-химические закономерности влияния различных факторов на структуру и реакционную способность полиэлектролитов и процессы интерполиэлектролитных взаимодействий. Изучение взаимодействия нуклеиновых кислот с различными высокомолекулярными противоионами весьма актуально также в связи с разработкой эффективных методов доставки генетического материала в клетку. Необходимым условием для таких исследований является, в частности, всестороннее знание о поведении полиэлектролитов в растворах. В то же время имеющаяся информация о свойствах и поведении полиэлектролитов даже в простых модельных системах неполна, фрагментарна или противоречива.

Основная часть диссертационной работы проводилась в рамках темы «Физикохимические свойства природных и синтетических полиэлектролитов», номер госрегистрации 01.980.008940. В разное время работа была поддержана грантами INTAS No. 93-1083 “Fabrication of nanostructures for imaging and addressing nanometer scale objects” и РФФИ № 97-03-32302а «Исследование селективности ДНК и синтетических полинуклеотидов к низко- и высокомолекулярным катионам».

Цели работы 1. Изучение конформационных изменений ДНК и линейных синтетических полиэлектролитов в водных растворах и их связи с молекулярными характеристиками полиионов.

2. Изучение интерполиэлектролитных реакций с участием ДНК и линейных синтетических полиионов в водных растворах, а также факторов, влияющих на скорость и равновесие таких реакций.

Научная новизна · Показано, что использование кондуктометрических данных совместно с теорией полиэлектролитов Маннинга открывает новые возможности для анализа конформационного поведения полиионов в растворах. Разработанный в диссертации кондуктометрический подход является простым и информативным методом, позволяющим изучать конформационные изменения полиионов в растворах в зависимости от их молекулярных характеристик и внешних условий.

· Методом тушения флуоресценции впервые изучены интерполиэлектролитные реакции замещения с участием ДНК и водорастворимых нестехиометричных полиэлектролитных комплексов, образованных линейными синтетическими полиионами. Выявлены особенности таких реакций, обусловленные структурой и ионной селективностью ДНК. Установлены факторы, способные эффективно влиять на скорость и равновесие реакций конкурентного взаимодействия ДНК с полиионами.

· Предложен новый подход к изучению взаимодействия ДНК с поликатионами с использованием бромида этидия в качестве флуоресцентной метки. Метод позволяет изучать взаимодействие ДНК и других полинуклеотидов с широким кругом поликатионов, а также интерполиэлектролитные реакции с участием ДНК, не прибегая к синтезу флуоресцентно меченных полианионов и не ограничиваясь использованием поликатионов-тушителей, что позволяет существенно расширить круг доступных для исследования объектов.

Практическая значимость работы · Результаты изучения растворов полиэлектролитов могут быть использованы для разработки и дальнейшего усовершенствования существующих теорий полиэлектролитов и интерполиэлектролитных взаимодействий.

· Результаты изучения скорости и равновесия интерполиэлектролитных реакций с участием ДНК могут быть использованы для направленного синтеза ДНКсодержащих полиэлектролитных комплексов с заданными свойствами и прогнозируемым поведением, что необходимо для разработки лекарственных препаратов в генной терапии и эффективных методов их доставки в клетку.

· Предложенный метод изучения комплексообразования ДНК с поликатионами различной природы с использованием бромида этидия может быть использован для исследования широкого круга интерполиэлектролитных реакций с участием нуклеиновых кислот, для разработки схем разделения многокомпонентных биологических смесей, а также для создания простых и высокочувствительных методов диагностики.

Личный вклад автора Постановка проблем, экспериментальные исследования, анализ и интерпретация полученных результатов проведены автором лично и с участием соавторов совместных научных публикаций.

Работы по изучению ионообменных свойств иммобилизованной ДНК выполнены совместно с И. А. Кузнецовым, Р. Х. Хамизовым, А. Г. Козловым, С. М. Филипповым, В. А. Ивановым, В. И. Горшковым.

Работы по кондуктометрическому изучению конформационных изменений ДНК, РНК и синтетических полинуклеотидов в водных растворах выполнены совместно с О. В. Давыдовой и А. Г. Козловым.

Работы по кондуктометрическому изучению конформационных изменений синтетических полиэлектролитов в водных растворах выполнены совместно с О. В. Давыдовой, В. А. Изумрудовым и А. Н. Зеликиным.

Работы по изучению интерполиэлектролитных реакций с участием ДНК и природных и синтетических полиэлектролитов выполнены совместно с В. А. Изумрудовым и М. В. Жиряковой. В обсуждении результатов принимали участие чл.-корр. РАН А. Б. Зезин и акад. РАН В. А. Кабанов.

Автору принадлежит формулировка основных положений и выводов диссертации.

Публикации и апробация работы По результатам диссертации опубликовано 22 статьи, список которых приведён в конце автореферата. Результаты работы были представлены на VII международной конференции по спектроскопии биополимеров (Харьков, 1991 г.), на международной конференции “Nano-structures and self-assemblies in polymer systems” (СанктПетербург – Москва, 1995 г.), на Российско-Израильском полимерном семинаре (Москва, 1995 г.), на всероссийской конференции «Конденсационные полимеры:

синтез, структура, свойства» (Москва, 1999 г.), на втором всероссийском каргинском симпозиуме «Химия и физика полимеров в начале XXI века» (Черноголовка, 2000 г.), международном симпозиуме “Polyelectrolytes 2002” (Лунд, Швеция, 2002 г.), юбилейной научной конференции «Герасимовские чтения» (Москва, 2003 г.), третьей всероссийской каргинской конференции «Полимеры–2004» (Москва, 2004 г.), XII симпозиуме по межмолекулярному взаимодействию и конформациям молекул (Пущино, 2004 г.).

Структура и объем работы Диссертация состоит из введения, литературного обзора, экспериментальной части, обсуждения результатов, выводов и списка литературы. Работа изложена на 220 страницах, включает 77 рисунков и 4 таблицы. Список цитируемой литературы включает 365 наименований.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Состояние и свойства полиэлектролитов в растворах В литературном обзоре приведены общие сведения о полиэлектролитах в растворах. Введены основные понятия и терминология, используемые для описания полиэлектролитов. Обсуждены особенности свойств и поведения полиэлектролитов в растворах, их отличия как от низкомолекулярных электролитов, так и от незаряженных полимеров. Рассмотрены современные теоретические подходы к описанию состояния и свойств полиэлектролитов в растворах.

Полиэлектролиты особым образом сочетают в себе свойства полимеров и простых электролитов. Цепи полиэлектролитов отличаются от цепей незаряженных полимеров наличием ковалентно связанных с ними заряженных групп, которые электростатически нейтрализуются соответствующим количеством малых ионов (противоионов). Отличие от низкомолекулярных электролитов заключается в том, что в полиэлектролитах заряды одного вида фиксированы на полимерной цепи. В результате этого возникают особые аспекты поведения полиэлектролитов в растворах, так называемые полиэлектролитные эффекты. С одной стороны, это отклонения от поведения незаряженных полимеров, возникающие из-за наличия зарядов на цепи полииона. С другой стороны, это отклонения от поведения простых низкомолекулярных электролитов, возникающие из-за асимметричного расположения разноименных зарядов. Эта асимметрия является следствием того, что один из видов заряда, фиксированный на полимерной цепи, не может быть разбавлен. В результате этого высокая плотность заряда сохраняется на полимерной цепи даже в разбавленных растворах.

Современные теории растворов полиэлектролитов, как правило, основаны на понятии конденсации противоионов, подробно разработанном в теории Маннинга [1, 2]. Основная идея состоит в том, что если плотность заряда на цепи полиэлектролита превышает некоторое критическое значение, определённая доля противоионов «конденсируется» на цепи полииона, т. е. удерживается вблизи полииона, чтобы понизить его заряд. Хотя существует всеобщее согласие по поводу этой качественной картины, которое подтверждается большим количеством экспериментальных данных, детали физического механизма конденсации противоионов по-прежнему остаются спорной темой. Теория Маннинга является на сегодняшний день фактически базовой теорией растворов полиэлектролитов. Несомненным её достоинством является относительная простота и отсутствие подгоночных параметров. Часто теорию Маннинга предпочитают другим подходам при описании свойств растворов линейных полиэлектролитов. В классической теории Маннинга полиион представляется в виде бесконечно длинной прямой нити, на которой на равных расстояниях b друг от друга расположены заряды. Полиион характеризуется параметром плотности заряда x, который равен отношению бьеррумовской длины lB и расстояния b между зарядами на цепи [1]:

lB ex = =. (1) b 40kTb Согласно теории Маннинга, в разбавленном растворе полиэлектролита, содержащего однозарядные группы и противоионы, x не может быть больше единицы. При x > 1 определённая доля противоионов электростатически удерживается в непосредственной близости от полииона («конденсируется»), чтобы понизить эффективную плотность заряда до верхнего предела x = 1. Остальные противоионы не являются полностью свободными, а образуют традиционную дебай– хюккелевскую атмосферу противоионов вокруг полииона.

Достоинства и ограничения теории Маннинга широко обсуждаются до настоящего времени. Её применимость для описания гибкоцепных и короткоцепных полиэлектролитов по-прежнему является спорной. Тем не менее, она довольно успешно применяется для описания многочисленных экспериментальных данных. В последние годы были предложены некоторые альтернативные теории, которые математически более сложны [3, 4].

Локальная конформация цепи полиэлектролита является результатом тонкого баланса между взаимодействиями цепи с растворителем и электростатическим отталкиванием, поэтому модель «заряженной нити», принятая в теории Маннинга, не отражает истинной конформации цепи полииона. В конце 70-х годов была предложена скейлинговая модель для описания конформации полиэлектролитов [5].

Согласно этой модели, в малом масштабе (порядка нескольких мономерных звеньев) отталкивания зарядов недостаточно для того, чтобы изменить конформацию цепи. В результате цепь полиэлектролита локально сворачивается в шарики – электростатические блобы, состоящие из нескольких мономерных звеньев (рис. 1).

Размер этих блобов определяется балансом между электростатическими взаимодействиями, жёсткостью цепи полимера, гидрофобными взаимодействиями и взаимодействием звеньев с растворителем.

Рис. 1. Схема цепи полиэлектролита в разбавленном растворе [5].

В результате электростатического отталкивания между блобами в разбавленном растворе в полярном растворителе гибкоцепной полиэлектролит без добавленной соли принимает вытянутую конформацию, т. е. направленную последовательность электростатических блобов. Вытянутая конформация сохраняется до так называемой корреляционной длины L, в то время как в более крупном масштабе цепь полиэлектролита представляет собой случайнонаправленную последовательность (“random walk”) корреляционных блобов. Корреляционная длина не зависит от длины цепи и уменьшается с увеличением концентрации.

Как теория, так и компьютерное моделирование говорят о том, что локальная конформация цепей полиэлектролитов может быть более сложной, чем простая картина электростатических блобов. В некоторых случаях области локального сворачивания цепи могут перемежаться вытянутыми областями («бусины на нитке»).

Для целей настоящей работы эти детали не существенны, и для описания структуры полиэлектролитов в растворе мы используем простую картину электростатических блобов. Это по существу эквивалентно представлению бусин и нитей (или любых других локальных конформаций) в виде цилиндра с диаметром, равным диаметру блоба.

Дополняя классическую теорию Маннинга скейлинговыми представлениями, можно получить модифицированную модель Маннинга, в которой «структурными единицами» являются не отдельные мономерные звенья, а электростатические блобы [6]. Соответственно, расстояние между зарядами b представляет собой не длину мономерного звена, а некоторую среднюю эффективную величину [6].

2. Конформационные изменения ДНК и линейных синтетических полиэлектролитов в водных растворах Для изучения конформационного поведения полиэлектролитов в настоящей работе разработан и применён новый подход, суть которого заключается в следующем. Из экспериментальных данных по электропроводности растворов полиэлектролитов на основе теории полиэлектролитов Маннинга рассчитывается среднее расстояние b между зарядами на полиионе. Полученные значения b используются для оценки конформационных изменений полиионов в растворе.

Согласно теории Маннинга, удельные электропроводности k бессолевого раствора полиэлектролита и раствора полиэлектролита, содержащего низкомолекулярную соль, выражаются соответственно следующими формулами [1, 2]:

0.866FA 0.5ln(cpx-3)+ B k = k0 + 0.86610-3x-1cp l0 + (2) + - + 104 + 0.134FA(l0 ) 0.5ln(cpx-3)+ B k = ks +10-3x-1cp FA0.5ln(2csx-2 + cpx-3)+ B 5 l0 - + (3) l + - 6 6 104 + 1 FA((l0 )-1 + (l0 )-1)0.5ln(2csx-2 + cpx-3)+ B + 6 Здесь k0 и ks – удельные электропроводности воды и раствора соли в отсутствие полииона, cp и cs – концентрации полииона и соли в растворе, l0+ и l0– – предельные подвижности катиона и аниона соли, F – число Фарадея, A = 4eoekT/3he, e3NA.5 B = ln +1.5 ln , e – элементарный заряд, k – константа Больцмана, 4p e0ekT NA – число Авогадро, T – абсолютная температура, e – диэлектрическая проницаемость, h – вязкость растворителя, x – параметр плотности заряда полииона.

Значения k, k0, ks, cp, cs и T для каждой экспериментальной точки подставляли в уравнения (2) или (3), уравнения решали численно методом итераций относительно x, и соответствующие значения b рассчитывали по уравнению (1).

В расчётах учитывали зависимости от температуры вязкости и диэлектрической проницаемости воды, а также предельных подвижностей низкомолекулярных коионов и противоионов.

2.1. Термическая денатурация ДНК в водных растворах На рис. 2 приведены полученные в работе зависимости удельной электропроводности растворов ДНК от температуры для трёх различных концентраций высокополимерной ДНК. Видно, что на приведённых зависимостях обнаруживаются два излома, а сами кривые состоят из трёх линейных участков, соответствующих электропроводности нативной, денатурированной, а также изменяющейся между ними в процессе денатурации структуры ДНК. Сопоставление этих результатов с данными прямых калориметрических исследований показывает, что эти кривые представляют собой кондуктометрические кривые плавления ДНК.

6,5,4.010–3 M 4,2.010–3 M 3,1.010–3 M 2,1,20 30 40 50 60 o t, C Рис. 2. Зависимости удельной электропроводности водных растворов высокополимерной ДНК от температуры для различных концентраций ДНК.

На рис. 3 представлены зависимости среднего расстояния b между зарядами на цепи полииона от температуры, рассчитанные из данных рис. 2 по уравнениям (1) – (3). Из рисунка видно, что приведённые зависимости b от температуры имеют Sобразную форму, характерную для кривых плавления ДНК, по положению точек –K 10, См м перегиба которых можно определять температуру плавления биополимера, а по величине b судить о структурных изменениях молекул ДНК в растворе при изменении температуры.

Из рис. 3 видно, что величина b для молекулы ДНК в исходном состоянии несколько превышает «классическое» значение этого параметра для правильной двойной спирали B-формы ДНК, равное 1.7 [7]. Такое отличие можно объяснить тем, что полностью нативная двухспиральная структура ДНК может существовать, по-видимому, только в растворах, содержащих большие, по сравнению с количеством биополимера, избытки поддерживающего электролита. Хотя, согласно литературным данным, в бессолевых растворах ДНК и растворах, содержащих соизмеримые с концентрациями биополимера количества низкомолекулярной соли, двухспиральная структура молекул ДНК сохраняется, структурные параметры этой спирали должны отличаться от «идеальных».

4.4.1.010–3 M 3.2.010–3 M 3.4.010–3 M 2.2.20 30 40 50 60 o t, C Рис. 3. Зависимости среднего расстояния между зарядами b на полиионе ДНК в водных солевых растворах от температуры, рассчитанные из данных рис. 2.

Из рис. 3 также видно, что предельное достигаемое при денатурации значение расстояния b между заряженными фосфатными группами составляет около 4.5 , то есть существенно ниже, чем значение b » 7 , соответствующее полностью вытянутой конформации одиночной цепи ДНК [7]. Этот результат свидетельствует о том, что конформация денатурированной ДНК в растворе далека от полностью вытянутой, и полианионы ДНК в таких растворах в значительной степени свёрнуты.

Такой вывод совпадает с оценками, проведенными в литературе на основании данных по термической денатурации ДНК, согласно которым величина b для денатурированной ДНК должна составлять около 4–5 [8, 9]. Полученное в настоящей работе значение b » 4.5 хорошо согласуется с этими данными.

b, 2.2. Концентрационная денатурация ДНК в бессолевых растворах Известно, что в достаточно концентрированных бессолевых растворах ДНК находится в состоянии, близком к нативному. Это подтверждается низкими значениями коэффициента молярной экстинкции растворов, а также высокими значениями температуры и энтальпии плавления ДНК в таких растворах. Причина сохранения нативной структуры ДНК заключается в том, что низкомолекулярные противоионы, образующиеся при диссоциации ДНК, играют роль электролита, поддерживающего её нативную структуру. В пользу такого объяснения говорит линейная зависимость температуры плавления ДНК в бессолевых растворах от логарифма её концентрации, аналогичная зависимости температуры плавления ДНК от логарифма концентрации добавленной соли. Соответственно, при уменьшении концентрации ДНК её температура плавления закономерно понижается, и при достаточно низкой концентрации денатурация ДНК происходит уже при комнатной температуре. Поэтому при последовательном разбавлении бессолевого раствора ДНК при постоянной температуре происходит её денатурация, которую можно считать концентрационной денатурацией.

На рис. 4 представлена полученная в работе зависимость логарифма удельной электропроводности бессолевого раствора ДНК от логарифма её концентрации в растворе. Видно, что на этой зависимости обнаруживается два излома, а сама кривая состоит из трёх участков. Начальный и конечный участки соответствуют электропроводности нативной и денатурированной ДНК, а промежуточный участок – электропроводности ДНК в процессе денатурации. Таким образом, эта кривая представляет собой кондуктометрическую кривую концентрационной денатурации ДНК.

5.5.4.4.4.4.2.8 3.2 3.6 4.0 4.– lg cP Рис. 4. Зависимость удельной электропроводности водного бессолевого раствора ДНК от концентрации ДНК – lg K На рис. 5 представлена зависимость среднего расстояния b между зарядами на полиионе от логарифма концентрации ДНК (cP), рассчитанная из данных рис. 4 по уравнениям (1) – (3). Из рисунка видно, что эта зависимость имеет характерную для кривых денатурации ДНК S-образную форму. По величине получаемого параметра b можно судить о конформации молекул биополимера в растворе при различных концентрациях.

9.0 4.8.4.8.3.7.1 3.7.2.6.2.0 2.5 3.0 3.5 4.0 4.5 5.– lg cP Рис. 5. Зависимости коэффициента экстинкции e260 от концентрации ДНК (1) [10] и среднего расстояния b между зарядами на цепи полииона от концентрации ДНК (2).

Для сравнения на рис. 5 приведена зависимость молярной экстинкции ДНК от концентрации ДНК, взятая из литературы [10]. Видно, что денатурация ДНК происходит практически в одном и том же диапазоне изменения концентрации.

Некоторые различия могут быть вызваны различием условий эксперимента.

Из рисунка видно, что, как и в случае термической денатурации, величина параметра b » 2.5 для молекулы ДНК в исходном состоянии превышает «классическое» значение этого параметра для правильной двойной спирали молекулы B-формы ДНК, равное 1.7 . Как отмечено выше, такое отличие можно объяснить тем, что параметры двойной спирали ДНК в бессолевых растворах должны отличаться от «идеальных» в результате некоторого нарушения структуры ДНК. Из рисунка также видно, что предельное значение расстояния b для денатурированной ДНК составляет около 4.5 , то есть значительно ниже, чем значение b » 7 , соответствующее полностью вытянутой конформации. Этот факт свидетельствует о том, что конформация денатурированной ДНК существенно отличается от полностью вытянутой даже в разбавленном бессолевом растворе.

––b, 2e, мМ см 2.3. Факторы, влияющие на конформацию полиионов в растворе 2.3.1. Влияние длины и жёсткости цепи На рис. 6 представлены температурные зависимости среднего расстояния между зарядами b, рассчитанные из электропроводности растворов, для трёх образцов ДНК с разными длинами цепей. Из рисунка видно, что все кривые являются S-образными, как и кривая для высокополимерной нативной ДНК. Это означает, что все исходные образцы изученных ДНК перед плавлением имели нативную двухспиральную структуру независимо от длины цепи. Значения температуры плавления, определённые из этих кривых, весьма близки друг другу и хорошо согласуются со значением, полученным для высокополимерной ДНК при тех же условиях.

9.300 п.о.

8.7.500 п.о.

6.5.4.3.10000 п.о.

2.10 20 30 40 50 60 70 o t, C Рис. 6. Зависимости среднего расстояния b между зарядами от температуры для ДНК с разными длинами цепи: 300, 500 и » 10000 пар оснований.

В то же время, несмотря на практически одинаковый температурный интервал плавления, образцы ДНК с разной длиной цепи различаются значениями параметра b.

Из рис. 6 видно, что при уменьшении длины цепей ДНК кривая её плавления смещается в сторону более высоких значений b. Такое увеличение среднего расстояния между зарядами в макромолекуле ДНК при сохранении её нативной двухспиральной структуры можно объяснить тем, что уменьшение длины цепи ДНК приводит к разворачиванию цепи полииона, т. е. к переходу от свёрнутой конформации полииона к вытянутой.

Следует отметить, что численные значения среднего расстояния между зарядами, полученные для коротких образцов ДНК, являются чрезмерно высокими.

Так, значения параметра b для самых коротких исследованных образцов ДНК (3пар оснований) в нативном состоянии значительно выше, чем «классическое» b, значение b = 1.7 для двойной спирали ДНК, а в расплавленном состоянии даже выше, чем b = 7 , соответствующее полностью вытянутой конформации. Такое расхождение может быть вызвано неадекватностью теории Маннинга для количественного описания поведения коротких полиионов, поскольку в теории полиионы считаются бесконечно длинными. Тем не менее, тенденция последовательного увеличения параметра b при укорачивании полииона ДНК прослеживается весьма явно. Поэтому можно предположить, что, несмотря на количественные отклонения, полученные данные отражают процесс перехода от свёрнутой конформации для длинных полиионов к вытянутой для коротких полиионов. Этот вывод подтверждается результатами изучения гибкоцепных синтетических полиионов, описанными ниже.

На рис. 7 представлены температурные зависимости среднего расстояния между зарядами b для образцов полиакрилата (ПА) натрия c разными степенями полимеризации (DP). В отличие от нативной ДНК, ПА не обладает специфической вторичной структурой, поэтому электропроводность его растворов и среднее расстояние между зарядами b монотонно увеличиваются с ростом температуры без особых точек во всём изученном температурном интервале. В то же время, из рисунка видно, что, как и в случае ДНК, уменьшение длины цепи полианиона ПА также приводит к увеличению значений b, свидетельствующему о разворачивании цепей полиионов. Аналогичные данные были получены и для других исследованных в работе полианионов и поликатионов.

7.DP = 6.6.5.5.4.DP = 24.3.3.2.DP = 322.10 20 30 40 50 60 70 o t, C Рис. 7. Зависимости среднего расстояния b между зарядами от температуры для полиакрилата натрия с различными степенями полимеризации (DP).

На рис. 8 представлены зависимости значений b, полученных при 25 °C для изученных линейных виниловых полианионов полистиролсульфоната (ПСС) и b, полиакрилата (ПА) и поликатионов поли-N-этил-4-винил-пиридиния (ПЭВП) от lg DP. Видно, что увеличение значения b при уменьшении длины цепи наблюдается для всех изученных нами полиионов. Поскольку все виниловые полиионы имеют практически одинаковую плотность заряда, конформационный переход для них должен происходить в одном и том же интервале DP. Это предположение согласуется с экспериментальными данными. Видно, что наиболее резкое увеличение параметра b с уменьшением длины цепей полиионов, отражающее переход от свёрнутой к вытянутой конформации, для всех полиионов наблюдается приблизительно в одном и том же диапазоне степеней полимеризации – порядка 102 – 103. Этот результат находится в разумном соответствии с литературными данными о конформации ПСС, полученными с помощью метода малоуглового рассеяния нейтронов (МУРН) [11].

5.ПА 5.ПСС 4.ПЭВП 4.3.ДНК 3.2.2.0.5 1.0 1.5 2.0 2.5 3.0 3.5 4.0 4.lg DP Рис. 8. Зависимости среднего расстояния b между зарядами от lg DP для различных полиионов при 25 °С.

Отметим, что численные значения b, полученные для самых коротких образцов ПА, ПСС и ПЭВП, являются чрезмерно высокими и превышают значение b = 2.5 , соответствующее полностью вытянутой конформации. Эти несоответствия, как и в случае ДНК, могут быть объяснены неадекватностью теории Маннинга для количественного описания поведения коротких полиионов.

С другой стороны, с уменьшением длины цепи полииона параметр b не может увеличиваться бесконечно. При достижении определённой длины цепи, когда дальнейшее уменьшение степени полимеризации уже не приводит к существенному распрямлению полииона (что соответствует достижению персистентной длины), параметр b должен достигать своего максимального постоянного значения. Такая ситуация действительно наблюдается для изученных нами синтетических виниловых полиионов. В частности, после достижения значения DP » 100 дальнейшее укорачивание цепи ПЭВП не приводит к увеличению параметра b. Полученные b, данные свидетельствуют о том, что персистентная длина ПЭВП соответствует приблизительно 100 мономерным звеньям. Как видно из рисунка, тенденция к достижению предельного значения b в области самых низких DP проявляется довольно отчётливо и для ПСС. Однако, нам не удалось более точно определить значение персистентной длины ПСС из наших экспериментальных данных из-за недостаточного количества исследованных образцов с малой длиной цепи (были исследованы только два образца со значениями DP ниже ожидаемой величины персистентной длины, а именно DP = 8 и DP = 31). Согласно данным МУРН, персистентная длина ПСС соответствует приблизительно DP » 45 [11]. Видно, что полученные в работе данные не противоречат этим значением. В случае ПА определённых выводов о величине персистентной длины сделать нельзя из-за недостаточного количества экспериментальных точек (был исследован только один образец с соответствующим значением DP = 28). Значения персистентных длин, определённые для изученных в работе полиионов, представлены в таблице 1.

Таблица 1. Значения персистентных длин изученных полиионов Метод определения Полиион персистентной длины Предложенный метод МУРН [11] ДНК < 300 пар оснований » 150 пар оснований ПСС [ ]n CH2 CH DP » 40 DP » SO3 Na+ ПЭВП [ ]n CH2 CH DP » 100 – N + Br C2H3,3-ионен CH3 CHBr DP » 50 – + Br + N (CH2)3 N (CH2)CH3 CH3 n 2,4-ионен CH3 CHBr DP < 13 – + Br + N (CH2)2 N (CH2)CH3 CH3 n Влияние жёсткости цепи на конформационный переход полиионов иллюстрируется заметной разницей в поведении гибких виниловых полианионов и жёсткого полианиона нативной двухспиральной ДНК. На рис. 8 представлена также зависимость b от lg DP для нативной ДНК. Эта кривая получена из значений b, определённых при 25 °C, то есть в условиях, когда ДНК не денатурирована и находится в нативной жёсткой двухспиральной конформации. Из рисунка видно, что ход кривой для ДНК аналогичен ходу кривых для синтетических полиионов, однако наиболее существенное увеличение параметра b для жёстких двухспиральных молекул нативной ДНК происходит при более высоких значениях степеней полимеризации, порядка 103 – 104. Именно в этой области изменений DP были зарегистрированы наиболее резко выраженные изменения конформации ДНК с помощью метода МУРН. Тот факт, что для образцов ДНК мы не наблюдали достижения постоянного максимального значения параметра b с уменьшением длины цепи, можно объяснить отсутствием экспериментальных данных для образцов ДНК с достаточно низкой длиной цепи. Согласно данным метода МУРН, персистентная длина нативной двухспиральной ДНК составляет около 150 пар оснований, что приблизительно вдвое меньше длины самых коротких исследованных в работе образцов ДНК (около 300 пар оснований).

2.3.2. Влияние температуры Особый интерес представляет вопрос, являются ли короткие цепи полиэлектролитов (с длиной равной или меньшей персистентной длины) полностью вытянутыми в водном бессолевом растворе. Однако о степени развернутости цепей нельзя судить непосредственно по полученным численным значениям b, поскольку, как отмечено выше, они являются чрезмерно высокими. Тем не менее, ответ на этот вопрос можно получить из рассмотрения температурных зависимостей электропроводности растворов изученных полиионов.

На рис. 9 представлены зависимости значений b для полианиона ПСС и поликатиона ПЭВП от логарифма степени полимеризации, полученные при 25 °C и при 70 °C. Несмотря на весьма высокие численные значения b для коротких цепей ПЭВП и ПСС, полученные при комнатной температуре, повышение температуры приводит к ещё большему увеличению этого параметра. Это означает, что даже короткие цепи ПЭВП и ПСС с длиной, не превышающей персистентной длины этих поликатионов, не являются полностью вытянутыми в разбавленных бессолевых растворах при комнатной температуре и при нагревании разворачиваются, принимая более вытянутую конформацию.

Из рис. 9 также следует, что степень разворачивания исследованных полиионов при повышении температуры зависит от длины цепи. Так, из рисунка видно, что эта величина максимальна для самых коротких цепей, а с ростом степени полимеризации она уменьшается.

5.ПЭВП, 25oС 4.8 ПЭВП, 70oС o ПСС, 25 С o 4.ПСС, 70 С 4.3.3.2.2.0.5 1.0 1.5 2.0 2.5 3.0 3.5 4.lg DP Рис. 9. Зависимости среднего расстояния b между зарядами от lg DP для ПЭВП и ПСС при 25 °C и 70 °C.

Такое увеличение устойчивости к разворачиванию с увеличением степени полимеризации можно объяснить тем, что с ростом длины цепи увеличивается вклад внутримолекулярных взаимодействий, которые стабилизируют более свёрнутую конформацию цепей. Этот вывод подтверждается результатами, изложенными в следующем разделе.

2.3.3. Влияние гидрофобных взаимодействий Для изучения влияния внутримолекулярных гидрофобных взаимодействий на конформацию цепей полиионов мы сравнили поведение исчерпывающе алкилированных поликатионов поли-N-алкил-4-винил-пиридиния (ПАВП), имеющих одну и ту же степень полимеризации DP = 100, но разные N-алкильные заместители – этил, пропил, бутил, гидроксиэтил и гидроксипропил.

На рис. 10 представлена зависимость среднего расстояния b между зарядами для исследованных поликатионов при 25 °C от относительной гидрофобности заместителя, рассчитанной из коэффициентов распределения соответствующих полимеров между органической и водной фазами [12]. Из рисунка видно, что с ростом гидрофобности заместителя значение b практически линейно уменьшается, что отражает постепенный переход от более вытянутой к более свёрнутой конформации полииона. Это означает, что чем более гидрофобным является заместитель в поликатионе поли-N-алкил-4-винил-пиридиния, тем в большей степени он способствует сворачиванию цепи.

b, 6.–EtOH 6.5.–PrOH 5.4.–Et 4.–Pr 3.–Bu 3.-1.0 -0.5 0.0 0.5 1.0 1.5 2.0 2.p Рис. 10. Зависимость среднего расстояния b между зарядами для ПАВП (DP = 100) от гидрофобности N-заместителя.

Полученные данные показывают, что вклад уже 100 мономерных звеньев в гидрофобную стабилизацию конформации цепи достаточен для обеспечения устойчивости цепей к разворачиванию при нагревании. Об этом же свидетельствуют и данные рис. 9, из которых следует, что приблизительно при DP > 100 значения b для изученных полиионов практически перестают зависеть от температуры.

2.3.4. Влияние плотности заряда на полиионе Для изучения влияния плотности заряда на конформационное поведение полиионов в работе исследовали бромиды частично алкилированных поли-N-этил-4винилпиридинов. В нейтральных и щелочных водных растворах положительно заряжены только алкилированные пиридиниевые группы, поэтому плотность заряда на полиионе определяется его степенью алкилирования. Это делает частично алкилированные ПЭВП удобными объектами для исследований.

На рис. 11 представлены зависимости значений b при 25 °C от степени алкилирования b для образцов ПЭВП с тремя различными степенями полимеризации DP = 900, DP = 100 и DP = 20. Данные, представленные на рис. 11, свидетельствуют о существенных конформационных изменениях полиионов, вызванных изменением их плотности заряда. Из рисунка видно, что с уменьшением плотности заряда значения b для высокомолекулярных образцов ПЭВП с DP = 100 и DP = 900 уменьшаются и проходят через минимум при b » 70 %, после чего снова наблюдается рост b. Для ПЭВП с DP = 20 значения b незначительно увеличиваются во всём изученном диапазоне b вплоть до самых низких степеней алкилирования.

b, 5.5.DP = 4.4.DP = 13.3.DP = 92.2.10 20 30 40 50 60 70 80 90 1b, % Рис. 11. Зависимости среднего расстояния между зарядами b от степени алкилирования b для образцов ПЭВП с различными DP.

Уменьшение степени алкилирования приводит к уменьшению плотности заряда ПЭВП, то есть к уменьшению числа зарядов на единицу длины цепи. Если бы конформация цепи при этом оставалась постоянной, это должно было бы приводить к увеличению расстояния между зарядами. В то же время, значения b образцов ПЭВП с DP = 20 с уменьшением b хотя и увеличиваются, но весьма незначительно.

Действительно, как видно из рис. 11, для этих образцов почти четырёхкратное уменьшение степени алкилирования приводит к увеличению значений b всего на 10 %. Это означает, что при уменьшении b цепи ПЭВП сворачиваются, и это сворачивание компенсирует увеличение расстояния между зарядами. Такой вывод согласуется с представлениями о том, что уменьшение числа зарядов на цепях полиэлектролита должно приводить к уменьшению их жёсткости [13, 14] и, следовательно, способствовать их сворачиванию. Как следует из рисунка, цепи поликатионов с DP = 100 и DP = 900 с уменьшением степени алкилирования в интервале 70 % < b < 95 % сворачиваются в ещё большей степени, о чём свидетельствует уменьшение значений b. В то же время, при дальнейшем уменьшении степени алкилирования в интервале b < 70 % для образцов с DP = 100 и DP = 900 наблюдается увеличение значений b. Кроме того, отчётливо прослеживается тенденция к сближению кривых для всех образцов с уменьшением b.

Такие конформационные изменения цепей полиионов можно объяснить в рамках скейлинговой теории полиэлектролитов [5]. Как отмечено выше, согласно этой теории, в бессолевом растворе полиэлектролита каждая заряженная макромолекула представляет собой последовательность электростатических блобов. В масштабах длин меньше корреляционной длины L электростатические взаимодействия b, преобладают, и цепь представляет собой вытянутую последовательность электростатических блобов. В масштабах длин больше L электростатические взаимодействия экранируются, и цепь представляет собой беспорядочную последовательность корреляционных блобов, каждый из которых в свою очередь представляет собой вытянутую последовательность электростатических блобов.

Поведение самых коротких образцов ПЭВП с DP = 20 во всём изученном интервале b говорит о том, что цепи этих поликатионов имеют длину меньше корреляционной длины, и их цепи представляют собой вытянутую последовательность электростатических блобов. При уменьшении степени алкилирования вытянутая последовательность электростатических блобов сохраняется, а количество мономерных звеньев в каждом блобе растет, т. е. цепь ПЭВП сжимается подобно пружине, в результате чего среднее значение b изменяется незначительно.

С другой стороны, поведение образцов ПЭВП с DP = 100 и DP = 900 с изменением b говорит о том, что цепи этих поликатионов имеют длину, превышающую корреляционную длину, и поэтому представляют собой уже не вытянутую, а беспорядочную последовательность блобов. При уменьшении степени алкилирования в интервале 70 % < b < 95 % количество зарядов на цепях этих поликатионов уменьшается, что приводит к сворачиванию цепи, в результате чего среднее расстояние между зарядами уменьшается. Дальнейшее уменьшение степени алкилирования в интервале b < 70 %, по-видимому, уже не приводит к сворачиванию цепи поликатионов, и уменьшение количества зарядов на цепи приводит к увеличению среднего расстояния между ними.

По мере уменьшения степени алкилирования поликатионов вклад электростатических взаимодействий в конформацию их цепей уменьшается, и определяющее влияние на конформацию цепей начинает оказывать собственная жёсткость незаряженной цепи внутри блоба, которая для всех образцов ПЭВП одинакова. По-видимому, этим объясняется наблюдаемая тенденция к сближению кривых для всех образцов ПЭВП при самых низких значениях b (рис. 11).

Степень полимеризации самой длинной из изученных цепей ПЭВП (DP = 900) почти на порядок превышает DP = 100, а значит, при одинаковых b эта цепь должна состоять из большего числа корреляционных блобов и, следовательно, быть более свёрнутой. Об этом свидетельствуют самое низкое расположение кривой для DP = 900, т. е. более низкие значения b по отношению к другим кривым рис. 11.

Несмотря на явную тенденцию сближения кривых для DP = 100 и DP = 900 при уменьшении степени алкилирования, значения b для образца ПЭВП с DP = 900 всё же остаются самыми низкими.

2.3.5. Влияние распределения зарядов на полиионе Для изучения влияния распределения зарядов на конформационное поведение полиионов в работе исследовали бромиды алифатических ионенов. Алифатические ионены представляют собой поликатионы, содержащие заряженные группы в основной цепи. В отличие от частично алкилированных катионов поли-N-этил-4винилпиридиния со статистическим распределением зарядов, ионены характеризуются строго регулярным чередованием заряженных групп, расстояния между которыми могут быть заданы в процессе их синтеза соответствующим выбором исходных реагентов.

На рис. 12 представлены зависимости b от степени полимеризации для 2,4- и 3,3ионенов. Из рисунка видно, что, как и для других исследованных в работе полиионов, уменьшение длины ионенов сопровождается увеличением b, свидетельствующим о разворачивании цепей полиионов. Однако, хотя среднее расстояние между зарядами, рассчитанное для полностью вытянутых цепей, для этих двух ионенов одинаково, наблюдаемые изменения b для них существенно различны. Так, наиболее резкий рост b для 3,3-ионена наблюдается в диапазоне DP = 80 – 50, в то время как дальнейшее уменьшение длины цепей не приводит к заметным изменениям b. В рамках развиваемых нами представлений эти результаты свидетельствуют о том, что персистентная длина 3,3-ионена составляет около 50 мономерных звеньев.

5.4.3,3-ионен 4.3.2,4-ионен 3.2.0 20 40 60 80 100 1DP Рис. 12. Зависимости среднего расстояния b между зарядами от степени полимеризации (DP) для 2,4- и 3,3-ионенов.

В то же время кривая для 2,4-ионена сдвинута в область значительно более низких значений DP, и, кроме того, рост b наблюдается во всём изученном диапазоне DP без заметной тенденции к достижению предельного значения в области самых коротких цепей. Это означает, что персистентная длина 2,4-ионена не превышает длины самого короткого исследованного образца, т. е. 13 мономерных звеньев.

Другими словами, цепи 2,4-ионена в растворе существенно более свёрнуты по сравнению с цепями 3,3-ионена.

Этот вывод согласуется с результатами компьютерного моделирования поведения цепей ионенов. На рис. 13 представлены данные оптимизации структуры b, 20-меров бромидов 2,4- и 3,3-ионенов методом MM2 (атомы водорода и противоионы не показаны). На полученных изображениях отчётливо видна более вытянутая конформация цепей 3,3-ионена и более свёрнутая конформация цепей 2,4-ионена.

Хотя использованный метод MM2 дает довольно грубую оценку конформации цепей, он подтверждает вывод о существенно более высокой гибкости цепей 2,4-ионена.

а) б) Рис. 13. Результаты MM2 моделирования (а) 20-мера 3,3-ионена и (б) 20-мера 2,4-ионена (Chem3D Pro). Атомы водорода и противоионы не показаны.

Одна из вероятных причин более высокой гибкости 2,4-ионена по сравнению с 3,3-ионеном заключается в наличии близко расположенных зарядов на цепи 2,4ионена, а именно двух заряженных атомов азота, разделённых только двумя метиленовыми группами. Параметр плотности заряда, рассчитанный для этих атомов, равен x = 1.93, что существенно превышает среднее значение x = 1.44 для 2,4- и 3,3ионенов. Высокая локальная плотность заряда может приводить к дополнительной конденсации противоионов в данной области и, как следствие, к понижению жёсткости цепи полииона.

Это предположение согласуется с литературными данными по изучению 2,10- и 6,6- ионенов методом вискозиметрии [15]. Хотя средние плотности заряда для этих двух ионенов одинаковы, 2,10-ионен (на цепи которого также имеются заряженные атомы азота, разделённые двумя метиленовыми группами) по сравнению с 6,6ионеном в растворе обладает более свёрнутой конформацией.

На рис. 14 представлены зависимости относительного расстояния между зарядами brel = b / bmax (где bmax – значение, рассчитанное для полностью вытянутой конформации) от степени полимеризации для различных изученных в работе ионенов. Из представленных данных видно, что для самых коротких исследованных в работе образцов 3,3-ионена значение brel близко к единице, что говорит о том, что цепи этих полиионов в растворе практически полностью вытянуты. Для 4,4-ионена также наблюдается рост значений brel с уменьшением степени полимеризации. Однако отсутствие образцов с DP < 40 не позволило нам достичь области, где значения b перестают зависеть от DP и определить значение персистентной длины 4,4-ионена.

Тем не менее, очевидно, что это значение значительно ниже, чем персистентная длина 3,3-ионена. Для 6,6- и 10,10-ионенов значения brel мало изменяются при изменении DP, что свидетельствует о существенно свёрнутой конформации цепей этих ионенов во всём изученном диапазоне степеней полимеризации.

1.3,3-ионен 0.0.0.7 4,4-ионен 0.0.6,6-ионен 0.10,10-ионен 0.20 40 60 80 100 1DP Рис. 14. Зависимости относительного расстояния между зарядами brel = b/bmax от DP для 3,3-, 4,4-, 6,6- и 10,10-ионенов.

Эти результаты согласуются с литературными данными изучения 3,3-, 4,5-, 6,6и 6,9- ионенов методом потенциометрии [16]. Эффективные плотности заряда x этих ионенов превышали значения, рассчитанные для полностью вытянутой конформации, причём расхождение увеличивалось с увеличением расстояния между заряженными группами на цепи ионенов. Авторы объяснили полученные данные уменьшением расстояния между зарядами в результате сворачивания цепей полиионов, причём степень сворачивания возрастала с увеличением числа метиленовых групп между зарядами на цепи ионенов.

Считается, что персистентная длина P полиэлектролита складывается из стерической (P0) и электростатической (Pel) составляющих [17]. Согласно литературным данным, значение P0 для алифатических ионенов составляет около 1.4 нм независимо от числа метиленовых групп между зарядами ионена [17]. Для поли-N-этил-4-винилпиридиния, имеющего персистентную длину приблизительно rel b 100 мономерных звеньев, величина P0 имеет тот же порядок (около 2.0 нм). В то же время, согласно данным нашей работы, значение персистентной длины 3,3-ионена соответствует приблизительно 50 мономерным звеньям (т. е. около 25 нм), что позволяет оценить вклад электростатической составляющей в персистентную длину изученных поликатионов.

Известно, что величина Pel коррелирует с дебаевской длиной lD [18], и во многих случаях эта корреляция является линейной [18]. В бессолевом растворе полиэлектролита величина lD описывается формулой [3]:

-0.lD = (4pNAlBcpx-1), (4) (где lB – бьеррумовская длина, cP – концентрация полииона). Значения lD, рассчитанные по формуле 4 для полностью вытянутых симметричных ионенов, приведены в таблице 2. Отношение найденной персистентной длины к соответствующему значению lD (выраженному в числе мономерных звеньев) для 3,3ионена составляет ~ 3.0. Если считать корреляцию между Pel и lD линейной, то для исследованных поликатионов величина Pel должна быть кратной lD с коэффициентом ~ 3. Это соотношение позволяет оценить величины персистентной длины симметричных ионенов и сравнить их с экспериментальными данными.

Соответствующие значения для симметричных ионенов представлены в таблице 2.

Таблица 2. Характеристики симметричных ионенов (cP = 2.5·10–3 M).

lD, P, bcalc, lD, Полиион мономер. мономер. P / lD x нм нм звеньев звеньев 3,3-ионен 0.495 1.44 10.3 17 ~ 50 ~ 3.4,4-ионен 0.621 1.15 9.2 12 ~ 30* 6,6-ионен 0.873 0.82 7.8 7 ~ 20* 10,10-ионен 1.376 0.52 6.2 4 ~ 10* (*оценочные значения, рассчитанные из величины P / lD для 3,3-ионена).

Расчётное значение lD для 4,4-ионена составляет ~ 12 мономерных звеньев (таблица 2), что соответствует персистентной длине около 30 мономерных звеньев, вследствие чего она не была достигнута в наших экспериментах (рис. 14). Расчётные значения lD для 6,6- и 10,10-ионенов ещё ниже (7 и 4 мономерных звена соответственно), что позволяет объяснить наблюдаемую свёрнутую конформацию этих ионенов во всём исследованном диапазоне DP (рис. 14).

Данные, представленные в таблице 2, также свидетельствуют о том, что Pel превышает P0 даже для наименее заряженного 10,10-ионена. Этот результат означает, что для всех исследованных образцов ионенов главным фактором, определяющим жёсткость цепи, является электростатическое отталкивание заряженных групп на цепях полиионов.

3. Конкурентные интерполиэлектролитные реакции в растворах полиэлектролитных комплексов с участием ДНК Разноимённо заряженные полиионы способны взаимодействовать между собой в водных растворах с образованием полиэлектролитных комплексов (ПЭК) [19].

Водорастворимые ПЭК могут быть получены из противоположно заряженных полиэлектролитов, если молярное соотношение звеньев блокирующего полиэлектролита (БПЭ) и лиофилизирующего полиэлектролита (ЛПЭ), j = [БПЭ] / [ЛПЭ], не превышает некоторого критического значения jcr < 1 [19].

Такие нестехиометрические ПЭК (НПЭК) можно рассматривать как своеобразные блок-сополимеры, содержащие гидрофильные одноцепочечные и относительно гидрофобные двухцепочечные участки. Критическое значение jcr определяет предельную степень заполнения ЛПЭ цепями БПЭ, выше которого гидрофильности одноцепочечных участков становится недостаточно для того, чтобы удерживать частицы НПЭК в растворе. Значение jcr для большинства комплексов изменяется в диапазоне 0.2 – 0.7 и определяется в основном химической природой и строением взаимодействующих полиэлектролитов [19].

Одним из важнейших свойств НПЭК является их способность участвовать в конкурентных интерполиэлектролитных реакциях замещения или обмена с другими полиионами. Изучение таких интерполиэлектролитных реакций представляет как самостоятельный интерес, так и позволяет моделировать процессы с участием биологически значимых полиэлектролитов.

Одним из наиболее удобных и информативных методов изучения процессов образования и превращения растворимых ПЭК является метод тушения флуоресценции. Метод основан на использовании поликатионов, звенья которых способны эффективно тушить флуоресценцию меток, ковалентно связанных с цепями полианионов. Образование (разрушение) комплекса флуоресцентно меченного полианиона с поликатионом-тушителем сопровождается уменьшением (ростом) интенсивности флуоресценции, что позволяет регистрировать образование или разрушение полимер-полимерных контактов. Большинство исследований таких реакций было проведено с использованием флуоресцентно меченных полианионов полиметакрилата (ПМА*), содержащих антрильные или пиренильные метки, и поликатионов поли-N-этил-4-винилпиридиния (ПЭВП), звенья которого эффективно тушат флуоресценцию меток при образовании комплекса (ПМА*-ПЭВП). Результаты исследования равновесий в интерполиэлектролитных реакциях между гибкоцепными синтетическими полиионами обобщены в обзоре [20].

В частности, было показано, что конкуренция двух линейных синтетических полианионов – флуоресцентно меченного полиметакрилата (ПМА*) и полифосфата (ПФ) – за связывание с поликатионом поли-N-этил-4-винилпиридиния (ПЭВП), то есть положение равновесия в интерполиэлектролитной реакции замещения MeCl НПЭК(ПМА*-ПЭВП) + ПФ <====> НПЭК(ПФ-ПЭВП) + ПМА* (5) (где Me = Li, Na, K) зависит от природы низкомолекулярного катиона и степени полимеризации ПФ [20]. Было отмечено, что подобные эффекты могут играть важную роль в процессах с участием биополиэлектролитов в природе.

В настоящей работе был сделан следующий шаг в направлении моделирования таких процессов: в качестве одного из конкурирующих полианионов впервые была использована ДНК – полиэлектролит огромной биологической значимости. Известно, что перестройки ПЭК, образованных полианионами ДНК и положительно заряженными белками – гистонами, составляют один из важных этапов в передаче генетической информации. Комплексы ДНК с различными синтетическими поликатионами используются для доставки ДНК в клетку, а также для защиты доставленной ДНК от расщепления клеточными нуклеазами [21].

В настоящей работе была изучена реакция соль НПЭК(ПМА*-ПЭВП) + ДНК <====> НПЭК(ДНК-ПЭВП) + ПМА* (6) (где соль = LiCl, NaCl, KCl, CaCl2 и MgCl2).

Степень протекания реакции (6), то есть долю звеньев ПМА*, не связанных в комплекс с поликатионом-тушителем, определяли путем измерения интенсивности флуоресценции I раствора. В качестве параметра, характеризующего степень протекания реакции (6) слева направо, использовали степень превращения q, которую рассчитывали по уравнению I - I I I0 - I IN N q = =, (7) I0 - I 1- I IN N где I0 и IN – интенсивности флуоресценции растворов ПМА* и НПЭК(ПМА*-ПЭВП) при одинаковых условиях и одинаковых концентрациях полиэлектролитов в реакционной смеси.

3.1. Факторы, влияющие на скорость достижения равновесия в интерполиэлектролитных реакциях На рис. 15 приведены кинетические кривые прямой и обратной реакции MeCl НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) + ДНК <====> НПЭК(ДНК-ПЭВП30) + ПМА*2100, (8) в которой длинные полианионы ДНК и ПМА*2100 конкурируют друг с другом за связывание с относительно короткими поликатионами ПЭВП30, при различных концентрациях NaCl. (Нижними индексами обозначены степени полимеризации соответствующих полиионов). Из рисунка видно, что скорости прямой и обратной реакций существенно возрастают с увеличением концентрации соли. Способность низкомолекулярных электролитов ускорять перенос поликатиона была установлена при изучении интерполиэлектролитных реакций в растворах НПЭК, образованных синтетическими гибкоцепными полиионами [22, 23]. Вместе с тем, интерполиэлектролитные реакции с участием ДНК характеризуются некоторыми особенностями.

1.0.[NaCl] = 0.25 M 0.[NaCl] = 0.20 M 0.0.[NaCl] = 0.125 M 0.мин час 0 1 2 3 4 5 24 Время Рис. 15. Зависимости степени превращения в реакции (8) в растворах НПЭК(ПМА*2100ПЭВП30) и ДНК () и в растворах НПЭК(ДНК-ПЭВП30) и ПМА*2100 () при разных концентрациях NaCl. [ПМА*] = [ДНК] = 4·10–5 M, [ПЭВП]/[ПМА*] = 0.4.

Интерполиэлектролитные реакции с участием ДНК протекают значительно более медленно по сравнению с реакциями с участием гибкоцепных полиионов. Так, если в 0.05 M NaCl время завершения реакции замещения в системах ПМА*2800 / ПЭВП300 / ПСС1300 [22] или ПМА*4100 / ПЭВП300 / ПФ120 [24] не превышает нескольких секунд, то, согласно нашим экспериментальным данным, скорость реакции (6) в системе ПМА*2100 / ПЭВП130 / ДНК в 0.05 M NaCl близка к нулю.

Увеличение степени полимеризации поликатиона при прочих равных условиях, как и в реакциях с синтетическими гибкоцепными полианионами, приводит к уменьшению скорости реакции (6). Так, если в 0.25 M NaCl равновесие в реакции (8) устанавливается за время смешения реагентов (рис. 15), то при замене ПЭВП30 на ПЭВП130, т. е. при увеличении длины цепи поликатиона в 4 раза, при той же концентрации соли равновесие не достигается в течение нескольких суток.

Эти различия согласуются с общими представлениями о механизме замещения и обмена полиионов в растворах НПЭК [23], согласно которым перенос поликатионов происходит в промежуточных тройных комплексах, образующихся при контакте и взаимном проникновении клубков НПЭК и свободных полиионов. Для осуществления переноса необходимо, чтобы за время существования промежуточного комплекса успела реализоваться благоприятная подстройка конформаций взаимодействующих клубков и соответствующая перегруппировка системы межцепных солевых связей. Понятно, что увеличение длины и жёсткости полиионов, как в случае ДНК, затрудняет такой перенос.

В работе были подобраны условия, при которых равновесие для каждой из изученных систем заведомо достигалось не более чем за сутки, и полученные значения q в реакции (6) являются равновесными (qe).

q 3.2. Факторы, влияющие на положение равновесия в интерполиэлектролитных реакциях 3.2.1. Влияние природы катионов щелочных металлов На рис. 16 представлены зависимости равновесной степени превращения qe в реакции (8) от концентрации хлоридов щелочных металлов. Видно, что при концентрации солей, на три и более порядка превышающей концентрацию звеньев взаимодействующих полиэлектролитов, положение равновесия реакции (8) решающим образом зависит от природы вводимого катиона. В частности, в 0.25 M LiCl равновесие реакции практически полностью сдвинуто влево, т. е. свободная ДНК сосуществует в растворе с НПЭК(ПМА*-ПЭВП), в то время как в 0.25 M NaCl равновесие существенно сдвинуто вправо, то есть в сторону образования НПЭК(ДНК-ПЭВП), который сосуществует со свободным ПМА*. В растворе KCl реализуется промежуточная ситуация.

0.NaCl 0.0.KCl 0.LiCl 0.0.10 0.15 0.20 0.25 0.[MeCl], M Рис. 16. Зависимости степени превращения qe в реакции (8) для системы ПМА*2100 / ПЭВП30 / ДНК от концентрации соли [MeCl].

Нативная ДНК (), денатурированная ДНК ().

Таким образом, замены катионов одного щелочного металла на катионы другого оказывается достаточно для того, чтобы вызвать кардинальную реорганизацию в системе ПМА* / ПЭВП / ДНК, в частности, перенос поликатионов ПЭВП из комплекса с ПМА* в комплекс с ДНК или перенос поликатионов в обратном направлении.

Аналогичный эффект был ранее обнаружен в системе ПМА / ПЭВП / ПФ, однако если для реакции с участием ПФ по способности смещать равновесие реакции (6) вправо катионы располагаются в ряд K+ < Na+ < Li+ [24], то для реакции с участием ДНК этот ряд имеет вид Li+ < K+ < Na+ (рис. 16).

e q На рис. 17 представлены данные изучения устойчивости НПЭК(ПМА*-ПЭВП) методом тушения флуоресценции и НПЭК(ДНК-ПЭВП) методом скоростной седиментации. Из этих данных следует, что в отсутствие конкурирующих полианионов эти НПЭК являются устойчивыми при концентрации соли [MeCl] 0.25 M. Это означает, что практически все звенья цепей ПЭВП принимают участие в образовании солевых связей со звеньями ПМА* или ДНК, т. е. при любом положении равновесия реакции (6) в системе отсутствуют свободные цепи ПЭВП.

1.0 1.0.0.¬ Li Na K 0.0.6 ® Na K Li 0.0.0.0.2 0.0.20 0.25 0.30 0.35 0.40 0.45 0.[MeCl], M Рис. 17. Зависимости относительной интенсивности флуоресценции IN / IНПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) и определённой методом седиментации доли Q поликатиона ПЭВП30, выделившегося из НПЭК(ДНК-ПЭВП30), от [MeCl].

Для объяснения влияния природы катионов добавленной соли на равновесие представим общее изменение энергии Гиббса в реакции (8) в виде:

DG = DGP + DGC, (9) где DGP – разность энергий Гиббса взаимодействия ДНК и ПМА* с поликатионом ПЭВП, а DGC – разность энергий Гиббса взаимодействия ДНК и ПМА* с низкомолекулярными катионами. Слагаемое DGp не зависит от природы низкомолекулярных катионов, поэтому изменение величины DG должно быть обусловлено изменением DGC, то есть различием энергий Гиббса взаимодействия полианионов ПМА* и ДНК с разными катионами щелочных металлов.

Этот вывод согласуется с данными по устойчивости соответствующих НПЭК к действию соли в водно-солевых растворах, представленными на рис. 17. Из рисунка видно, что по способности разрушать НПЭК(ДНК-ПЭВП30) катионы располагаются в ряд Li+ > Na+ > K+. Этот ряд совпадает с рядом селективности ДНК к этим катионам, установленным разными методами, и который был установлен нами прямым методом ионного обмена на иммобилизованной ДНК. Ряд катионов по способности разрушать НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) имеет аналогичный вид Li+ Na+ > K+ и совпадает с рядом / Q сродства этих катионов к карбоксилсодержащим полиионам. Таким образом, чем больше сродство катиона к полианиону, т. е. чем сильнее связывается катион соли с полианионом, тем в большей степени он способствует разрушению НПЭК, образованного этим полианионом с поликатионами.

3.2.2. Влияние вторичной структуры ДНК Положение иона Li+ в ряду селективности к ДНК, противоположное его положению в ряду связывания катионов с анионами ПФ, обусловлено его более высоким сродством к двуспиральной молекуле нативной ДНК по сравнению с катионами Na+ и K+. Очевидно, на фоне незначительных различий в энергии Гиббса взаимодействия полианионов ПМА* и ДНК с вводимыми катионами, как это следует из близости кривых разрушения соответствующих НПЭК в водно-солевых растворах (рис. 17), этого дополнительного сродства катиона лития к ДНК оказывается достаточно для предотвращения переноса поликатиона ПЭВП с поликатионов ПМА* на ДНК во всём исследованном интервале изменения концентрации LiCl (рис. 16).

Этот вывод подтверждается результатами исследования равновесия реакции (8) c участием термически денатурированной ДНК (рис. 16). Из рисунка следует, что замена нативной ДНК на денатурированную в реакции (8) практически не отражается на положении равновесия в растворах NaCl и KCl, но приводит к существенному сдвигу равновесия вправо в растворе LiCl. Таким образом, полученные данные показывают, что термическая денатурация ДНК приводит к уменьшению её селективности к ионам Li, и если нативная ДНК практически не взаимодействует с ПЭВП во всём изученном интервале концентраций LiCl, то денатурированная ДНК, не обладающая высоким сродством к иону Li+, оказывается способной к конкурентному связыванию с поликатионом ПЭВП.

3.2.3. Влияние катионов кальция и магния Добавление уже незначительных количеств хлоридов кальция или магния к растворам ПМА* или НПЭК(ПМА*-ПЭВП) приводит к выпадению осадка из-за межмакромолекулярного сшивания макромолекул ПМА*. Поэтому реакцию MeClНПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) + ДНК <====> НПЭК(ДНК-ПЭВП30) + ПМА*2100 (10) (где Me = Ca и Mg) исследовали в присутствии 0.14 M раствора хлорида калия, т. е.

при концентрации ионов калия, близкой к их концентрации в живой клетке. Отметим, что присутствие KCl в такой концентрации практически не приводит к сдвигу положения равновесия реакции (8) вправо, как это следует из рис. 16.

Полученные нами данные показывают, что при концентрации CaCl2, превышающей 2.5·10–4 M, равновесие в реакции (10) заведомо достигается в течение 24 часов. Это означает, что полученные в этих условиях значения степени превращения q в реакции (10) являются равновесными (qe).

На рис. 18 представлены данные изучения устойчивости к действию CaCl2 и MgCl2 комплексов НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) методом тушения флуоресценции и НПЭК(ДНК-ПЭВП30) методом скоростной седиментации. Из сравнения рис. 17 и видно, что для разрушения обоих комплексов требуется на порядок меньшая концентрация CaCl2 по сравнению с концентрацией хлоридов щелочных металлов. В то же время, увеличение на порядок концентрации НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) практически не влияет на концентрацию CaCl2, при которой наблюдается его разрушение (кривая 2). Из рисунка также видно, что разрушение НПЭК(ПМА*2100ПЭВП30) в растворах CaCl2 происходит при более низкой концентрации, чем в растворах MgCl2, что согласуется с более высоким сродством ионов кальция к карбоксилсодержащим полианионам по сравнению с ионами магния [25].

1.0 1.0.0.0.0.® 0.¬ 1 2 0.0.0.2 0.0.00 0.02 0.04 0.06 0.[MeCl2], M Рис. 18. Зависимости относительной интенсивности флуоресценции IN / I0 раствора НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) (1 - 3) и определённой методом седиментации доли Q поликатиона, выделившегося из НПЭК(ДНК-ПЭВП30) (4), от концентрации CaCl2 (1, 2, 4) и MgCl2 (3). [ДНК] = 4·10–4 M, [ПМА*] = 4·10–5 M (1, 3) и 2·10–4 M (2). [KCl] = 0.14 M.

На рис. 19 приведены зависимости равновесных степеней превращения qe в реакции (10) от концентрации хлоридов кальция и магния. Как следует из рис. 19, равновесие реакции (10) в 0.0025 M MeCl2 полностью сдвинуто вправо. В отсутствие ДНК в этих условиях НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) вполне стабилен, и его заметное разрушение происходит только при на порядок более высоких концентрациях CaCl2 и MgCl2 (рис. 18, кривые 1 – 3). Ионы кальция сдвигают равновесие реакции (10) вправо эффективнее, чем ионы магния (рис. 19), что согласуется с более сильным связыванием ионов кальция с полианионом ПМА [25].

/ Q 1.CaCl0.MgCl0.0.0.0.0 0.5 1.0 1.5 2.0 2.5 3.[MeCl2] · 103, M Рис. 19. Зависимости степени превращения q в реакции (10) от концентрации CaCl2 и MgCl2. [ПМА*] = [ДНК] = 4·10–5 M. [KCl] = 0.14 M.

Таким образом, катионы кальция и магния существенно сильнее влияют на равновесие реакции по сравнению с катионами щелочных металлов, для которых заметный сдвиг равновесия реакции (8) вправо наблюдается при концентрациях солей MeCl порядка 0.25 M (рис. 16). Основной причиной такого различия является, очевидно, существенно более сильное связывание двухвалентных катионов с конкурирующими полианионами. Кроме того, существенную роль может играть специфическое сродство ионов магния и кальция к карбоксилсодержащим полианионам. Вероятно, именно этим обусловлено наблюдаемое значительное различие в устойчивости НПЭК(ПМА*2100-ПЭВП30) и НПЭК(ДНК-ПЭВП30) в растворах CaCl2 и MgCl2 (рис. 18), в то время как в растворах хлоридов щелочных металлов разница в устойчивости этих НПЭК существенно меньше (рис. 17).

3.2.4. Влияние степени полимеризации синтетических полиионов Как отмечено выше, реакция (6) с участием ДНК и высокомолекулярных поликатиона ПЭВП130 и полианиона ПМА*2100 протекает очень медленно даже при сравнительно высоких концентрациях низкомолекулярных солей, что затрудняет её исследование. Уменьшение степени полимеризации ПМА* приводит к существенному увеличению скорости реакции и уменьшает время достижения равновесия. Аналогичный эффект ускорения интерполиэлектролитной реакции был ранее обнаружен при изучении конкурентных реакций в растворах гибкоцепных синтетических полиионов [26].

В настоящей работе изучено влияние соотношения степеней полимеризации y = DPПМА* / DPПЭВП на положение равновесия реакции (6). Степень полимеризации образца ДНК во всех опытах была постоянной (использовали один и тот же препарат e q ДНК) и существенно превышала степени полимеризации синтетических полиионов.

Соотношение степеней полимеризации ПМА* и ПЭВП изменяли, используя образцы ПМА*50, ПМА*1000, ПМА*2100, ПЭВП30 и ПЭВП130 в различных комбинациях. Как отмечено выше, скорость переноса полиионов в реакции (6) существенно уменьшается при увеличении длины цепей. Поэтому степени полимеризации компонентов во всех использованных комбинациях ПМА* / ПЭВП / ДНК подбирали так, чтобы время установления равновесия не выходило за рамки экспериментально приемлемых величин (не превышающих 24 ч.).

1.0.y = 0.y = y = 1.7 y = 0.0.0.0.0.00 0.05 0.10 0.15 0.20 0.25 0.[NaCl], M Рис. 20. Зависимость равновесной степени превращения qe в реакции (6) от концентрации NaCl в системах ПМА* / ПЭВП / ДНК при разных соотношениях степеней полимеризации ПМА* и ПЭВП.

На рис. 20 приведены зависимости qe от концентрации NaCl в системах ПМА*2100 / / ПЭВП30 / ДНК (y = 70), ПМА*1000 / ПЭВП30 / ДНК (y = 33), ПМА*50 / ПЭВП30 / ДНК (y = 1.7) и ПМА*50 / ПЭВП130 / ДНК (y = 0.4). Как следует из рис. 20, при переходе от y >> 1 к y < 1 во всём исследованном интервале концентраций низкомолекулярной соли равновесие в реакции (6) смещается вправо, т. е. в сторону образования НПЭК(ДНК-ПЭВП). Аналогичная картина наблюдается и в растворах KCl и LiCl.

Вместе с тем, в области y >> 1 переход от y = 70 к y = 33 практически не влияет на положение равновесия во всех солях (рис. 20).

Поскольку в исследованном интервале концентраций низкомолекулярной соли все индивидуальные НПЭК устойчивы, можно считать, что общее число межцепных солевых связей в рассматриваемых системах не зависит от степени полимеризации полиионов и от y и остаётся практически постоянным. Поэтому наблюдаемое смещение равновесия в реакции (6) при изменении y нельзя отнести за счёт составляющей DGc в уравнении (9). По той же причине его нельзя отнести и за счёт энтальпийной составляющей в уравнении e q DGP = DHP – TDSP. (11) Следовательно, причина заключается в энтропийной составляющей DSp. Ясно, что при DPПМА* >> DPПЭВП, (т. е. при y = DPПМА* / DPПЭВП >> 1), число полимерных частиц в рассматриваемой системе не зависит от положения равновесия (рис. 21).

Соответственно, зависимости qe от концентрации соли при y = 70 и y = практически совпадают (рис. 20).

Рис. 21. Схема реакции (6) при DPПМА* >> DPПЭВП.

При DPПМА* < DPПЭВП (т. е. при y < 1), смещение равновесия в реакции (6) слева направо приводит к увеличению общего числа полимерных частиц в системе, и, следовательно, к увеличению DSp (рис. 22).

Рис. 22. Схема реакции (6) при DPПМА* < DPПЭВП.

В случае, когда DPПМА* и DPПЭВП соизмеримы (т. е. при y » 1), общее число полимерных частиц в системе, на первый взгляд как и при y >> 1, не должно зависеть от положения равновесия в реакции (6). Однако, если принять во внимание ранее установленный факт ассоциации растворимых интерполиэлектролитных комплексов, образованых противоположно заряженными полиионами с близкими степенями полимеризации [27], становится ясно, что при протекании реакции (6) слева направо общее число полимерных частиц в системе, (и, следовательно, и DSp) в этом случае должно возрастать (рис. 23).

Рис. 23. Схема реакции (6) при DPПМА* » DPПЭВП.

По-видимому, этот эффект является причиной сдвига равновесия реакции вправо при переходе от y = 33 к y = 1.7 (рис. 20).

Из приведённых данных следует, что существенные перестройки интерполиэлектролитных комплексов, содержащих ДНК, могут происходить в результате интерполиэлектролитных реакций, контролируемых как концентрацией и природой низкомолекулярных противоионов, так и соотношением степеней полимеризации конкурирующих полиионов. Эти факторы могут играть существенную роль в интерполиэлектролитных реакциях с участием ДНК, протекающих в природе.

3.3. Использование бромида этидия для изучения интерполиэлектролитных реакций с участием ДНК Существенным недостатком использованного метода тушения флуоресценции является то, что в качестве поликатиона можно использовать только тушитель флуоресценции. Из обычных полимеров таковыми являются только гомо- и сополимеры, содержащие пиридиниевые группы. Это существенно ограничивает круг доступных для исследования поликатионов. Кроме того, используемые полианионы должны содержать флуоресцентные метки. Ковалентное присоединение флуоресцирующих многоядерных ароматических молекул к заряженным цепям успешно осуществляется в основном только для карбоксилсодержащих полимеров [28]. Введение флуоресцентных меток в ДНК также представляет собой достаточно сложную задачу [29]. Кроме того, такая модификация неизбежно приводит к изменению свойств нуклеиновой кислоты.

Для преодоления указанных выше ограничений в работе предложен новый подход, позволяющий изучать взаимодействие ДНК с широким кругом поликатионов.

Метод основан на использовании в качестве флуоресцентной метки бромида этидия (БЭ) – флуоресцентного красителя, широко применяемого в биохимии для идентификации нативной ДНК. В водном растворе БЭ практически не флуоресцирует, однако интенсивность флуоресценции резко возрастает при его интеркаляции (то есть встраивании его молекул) в двойную спираль ДНК с образованием комплекса (ДНК·БЭ) [30]. Этот комплекс очень устойчив (константа образования комплекса KC составляет порядка 106 М-1) в результате специфического взаимодействия планарных молекул этидия с основаниями ДНК и сохраняется даже в концентрированных растворах низкомолекулярных солей [31]. Таким образом, отпадает необходимость в синтезе флуоресцентно меченной ДНК, поскольку флуоресцирующий комплекс образуется при простом добавлении БЭ к раствору ДНК.

В работе установлено, что взаимодействие поликатионов с ДНК приводит к уменьшению интенсивности флуоресценции интеркалированного этидия независимо от того, является ли поликатион тушителем флуоресценции или нет. Это позволяет исследовать взаимодействие ДНК с широким кругом природных и синтетических поликатионов различной природы.

1HПДМДАА ПЭВП 40 5,6-И ПЛ 0.0 0.2 0.4 0.6 0.8 1.0 1.2 1.4 1.j Рис. 24. Зависимость интенсивности флуоресценции I в системе (ДНК·БЭ)-ПК от j = [ПК] / [ДНК] для разных ПК. [ДНК] = 4·10–5 M, [БЭ] / [ДНК] = 0.2.

На рис. 24 представлены зависимости интенсивности флуоресценции комплекса (ДНК·БЭ) от количества добавляемых поликатионов (ПК) различной природы – синтетических поликатионов ПЭВП, 5,6-ионена (5,6-И), поли-N,N'-диметилдиаллиламмония (ПДМДАА), полипептида поли-L-лизина (ПЛ) и основного белка гистона H1. Из рисунка видно, что зависимости состоят из двух приблизительно линейных участков. При этом уменьшение I происходит сходным образом при добавлении всех использованных нами ПК – как для эффективного тушителя флуоресценции ПЭВП, так и для не обладающих этим свойством остальных поликатионов.

На седиментограммах реакционных смесей, соответствующих первой части кривых (с меньшим наклоном), присутствует только один быстро седиментирующий компонент, а именно тройной комплекс (ДНК·БЭ-ПК). Дальнейшее увеличение концентрации ПК, соответствующее второму участку кривых, приводит к вытеснению БЭ поликатионами из комплекса (ДНК·БЭ) и накоплению свободного БЭ в растворе. На это указывает появление на седиментограммах практически неседиментирующих молекул БЭ и появление в спектрах поглощения полосы, характерной для свободного БЭ.

Таким образом, в работе впервые зарегистрировано вытеснение интеркалированных молекул БЭ в раствор молекулами поликатионов и определены условия, при которых оно происходит. Вытеснение интеркалированного БЭ в раствор является, по-видимому, результатом совместного действия электростатических и гидрофобных взаимодействий.

Уменьшение I на начальных участках кривых на рис. 24 объясняется, повидимому, изменением локального окружения интеркалированных молекул БЭ под влиянием ПК, экранирующего отрицательные заряды на двойной спирали ДНК.

Такое опосредованное влияние ПК аналогично влиянию низкомолекулярных катионов. Добавление простой соли к раствору комплекса (ДНК·БЭ) сопровождается уменьшением I из-за изменения локального окружения интеркалированных молекул БЭ без изменения числа мест их связывания [30]. Однако влияние ПК, образующего с ДНК систему интерполимерных солевых связей, значительно выше, чем простой соли. Так, из рис. 24 следует, что введение около 3·10-5 M заряженных звеньев ПК приводит к уменьшению I приблизительно на 30 %. Для достижения сравнимого уменьшения I с помощью NaCl требуется на четыре порядка бльшая его концентрация [30].

Из рис. 24 видно, что эффективность воздействия ПК на интенсивность флуоресценции интеркалированного БЭ зависит от их химической природы.

Дополнительный вклад в тушение флуоресценции могут вносить гидрофобные взаимодействия, обусловленные наличием в молекулах ПК гидрофобных участков основной цепи и боковых групп. Так, для ПЭВП и ПДМДАА, имеющих сходную структуру мономерных звеньев, наклон начальных участков кривых практически одинаков, а для относительно более гидрофобных 5,6-И и ПЛ он заметно выше.

Особую группу среди изученных нами ПК составляют белки. Их поведение не укладывается в рамки этих представлений. Так, влияние богатого лизином гистона Hна интенсивность флуоресценции интеркалированного БЭ оказывается значительно слабее по сравнению с гомополимером ПЛ (рис. 24). Такое различие, по-видимому, обусловлено спецификой структуры белков и особенностями их взаимодействия с ДНК. Выяснение этого вопроса требует дальнейших исследований.

Электростатическое связывание ПК с ДНК, сопровождаемое компенсацией зарядов фосфатных групп, приводит к формированию протяжённых гидрофобных участков. По-видимому, это приводит к нарушению положения оснований ДНК, обеспечивающего оптимальную интеркаляцию БЭ. По мере увеличения степени заполнения ДНК цепями ПК это нарушение становится настолько значительным, что приводит к вытеснению молекул БЭ в раствор. В случае ПЭВП и ПДМДАА это происходит вблизи точки эквивалентности зарядов, j @ 1.0, а для относительно более гидрофобных 5,6-И и ПЛ несколько раньше, при j @ 0.8 (рис. 24). О важной роли гидрофобных взаимодействий в этом процессе говорит и тот факт, что во всех системах начало выделения БЭ в раствор совпадает с появлением опалесценции, свидетельствующей об агрегации частиц ПЭК. Образование нерастворимых агрегатов может служить ещё одним фактором, способствующим вытеснению интеркалированного красителя. Рост числа свободных молекул БЭ в растворе компенсирует проигрыш в энтропии системы, обусловленный уменьшением общего числа частиц в растворе из-за перевода комплексов в осадок.

Важно, что уменьшение интенсивности флуоресценции, вызванное вытеснением интеркалированного БЭ и образованием комплекса ДНК с ПК, полностью обратимо.

Разрушение комплекса, достигаемое добавлением низкомолекулярного электролита, сопровождается ростом интенсивности флуоресценции I.

1.0 1.0.9 0.¬ Li K Na 0.8 0.® Li Na K 0.7 0.0.6 0.0.5 0.0.0 0.1 0.2 0.3 0.4 0.5 0.[MeCl], M Рис. 25. Зависимость относительной интенсивности флуоресценции IK / I0 комплекса (ДНК·БЭ-ПЭВП30) и определённой методом седиментации доли Q поликатиона, выделившегося из НПЭК(ДНК-ПЭВП30), от концентрации соли [MeCl].

Это иллюстрируется рис. 25, на котором представлены зависимости относительной интенсивности флуоресценции IK / I0 в смеси комплекса (ДНК-ПЭВП) и БЭ от концентрации хлоридов щелочных металлов (I0 – интенсивность флуоресценции раствора комплекса (ДНК·БЭ) при тех же условиях). Для сравнения на рисунке приведены также заимствованные из рис. 17 кривые разрушения НПЭК(ДНК-ПЭВП), полученные методом седиментации. Из рисунка видно, что во всех солях при полной диссоциации НПЭК происходит полное восстановление интенсивности флуоресценции. Кроме того, видно, что последовательности катионов по их способности разрушать комплекс ДНК-ПЭВП, определяемые обоими методами, одинаковы: K+ < Na+ < Li+. Наблюдаемое на рис. 25 расхождение кривых при низких концентрациях солей свидетельствует о том, что использование БЭ позволяет регистрировать процесс разрыва связей ДНК-ПК в масштабе участков цепей полиионов. В то же время, это невозможно при применении метода седиментации, / Q K так как фиксируемое с его помощью отделение молекулы ПК от молекулы ДНК происходит лишь после полного разрушения межцепных связей.

Таким образом, измеряя интенсивность флуоресценции бромида этидия, можно следить как за образованием, так и за разрушением комплексов (ДНК-ПК) и изучать различные факторы, влияющие на комплексообразование.

Предложенный подход является удобным также и для изучения конкурентных интерполиэлектролитных реакций с участием ДНК.

Покажем это на примере реакции (6), изученной нами с использованием флуоресцентно-меченного ПМА*1000, но вместо флуоресцентно-меченного ПМА* используем меченную бромидом этидия ДНК:

NaCl НПЭК(ПМА1000-ПЭВП30) + (ДНК·БЭ) <====> ПМА1000 + НПЭК(ДНК·БЭ-ПЭВП30) (12) Полученные результаты представлены на рис. 26 в виде зависимости степени превращения qe от концентрации соли. Видно, что эта кривая практически совпадает с кривой, полученной при использовании флуоресцентно меченного ПМА*1000, взятой из рис. 16. Некоторое расхождение кривых при низкой концентрации соли может быть обусловлено предпочтительным связыванием ПЭВП с участками ПМА*, несущими пиреновую метку [32]. Известно, что причиной подобной избирательности является стремление гидрофобных пиреновых меток находиться в гидрофобном окружении, создаваемом углеводородными цепями взаимодействующих полиионов.

В более концентрированных растворах соли, где система межцепных солевых связей в существенной степени разрушена, гидрофобность двухцепочечных участков комплекса снижается, и разница в поведении ПМА и ПМА* исчезает.

0.0.НПЭК(ПМА-ПЭВП) + ДНКБЭ 0.НПЭК(ПМА*-ПЭВП) + ДНК 0.0.0.05 0.10 0.15 0.20 0.25 0.[NaCl], M Рис. 26. Зависимость степени превращения qe в интерполиэлектролитных реакциях: НПЭК(ПМА1000-ПЭВП30) с (ДНК·БЭ) и НПЭК(ПМА*1000-ПЭВП30) с ДНК от концентрации NaCl.

e q Таким образом, используя бромид этидия в качестве флуоресцентной метки, можно изучать как степень связывания различных поликатионов с ДНК, так и конкурентные интерполиэлектролитные реакции с участием ДНК. Как отмечено выше, интеркаляция БЭ приводит к частичному раскручиванию двойной спирали ДНК и изменению её геометрии, что неизбежно должно оказывать влияние на её взаимодействие с поликатионами. Поэтому предлагаемый подход неприменим для получения абсолютных количественных параметров комплексообразования ДНК c поликатионами. Однако, как следует из приведённых выше примеров, этот подход вполне пригоден для сравнительной оценки связывания ДНК с поликатионами различной природы.

Предложенный подход также применим для изучения комплексообразования ДНК с другими заряженными молекулами, в том числе и неполимерной природы – например, с ПАВ, дендримерами и т. п. Кроме того, он может быть использован для исследования комплексообразования и конкурентных реакций не только с ДНК, но и с другими полинуклеотидами, интеркаляция БЭ в молекулы которых сопровождается увеличением его флуоресценции [33].

Выводы 1. Предложен и апробирован новый подход к изучению конформационного поведения полиэлектролитов в водных растворах, позволяющий на основании данных по электропроводности растворов полиэлектролитов определять структурные характеристики полиионов и конформационные изменения полиионов различной природы в зависимости от их молекулярных характеристик и внешних условий. Разработанный подход впервые применён для изучения состояния синтетических полинуклеотидов, а также для изучения процессов термической и концентрационной денатурации нативной ДНК в водных растворах. Показано, что разработанный кондуктометрический подход адекватно отражает состояние полиионов ДНК и их конформационные изменения в указанных процессах. Установлено, что конформация денатурированной ДНК не является полностью вытянутой даже в разбавленных бессолевых растворах.

2. Впервые проведено систематическое изучение конформационного поведения полианионов нативной ДНК и линейных синтетических полианионов полиакрилата и полистиролсульфоната и поликатионов поли-N-этил-4винилпиридиния и алифатических ионенов в бессолевых водных растворах в зависимости от степени полимеризации полиионов. Показано, что для всех изученных полиионов уменьшение степени полимеризации приводит к увеличению среднего расстояния между зарядами на цепи полиионов, что указывает на конформационный переход полиионов от свёрнутой к вытянутой конформации. Установлено, что для гибкоцепных синтетических полиионов этот переход происходит при более низких значениях степеней полимеризации по сравнению с полианионом нативной двухспиральной ДНК.

3. Установлено, что при достижении характерного для каждого полииона значения степени полимеризации, дальнейшее укорачивание цепи не приводит к увеличению среднего расстояния между зарядами, что свидетельствует о достижении персистентной длины полииона. На основании этих данных оценены значения персистентных длин изученных полиионов. Установлено, что полиионы с длиной цепи, не превышающей их персистентной длины, не принимают полностью вытянутой конформации даже в бессолевых растворах при комнатной температуре, причём увеличение температуры приводит к увеличению среднего расстояния между зарядами.

4. Впервые проведено систематическое изучение конформационного поведения ряда линейных синтетических поликатионов в бессолевых водных растворах в зависимости от их молекулярных характеристик. На примере поликатионов полиN-алкил-4-винилпиридиния с различными N-алкильными заместителями показано, что увеличение гидрофобности заместителя приводит к уменьшению среднего расстояния между зарядами на полиионе, что говорит о переходе полиионов к более свёрнутой конформации. На примере поликатионов поли-Nэтил-4-винилпиридиния с различными степенями алкилирования показано, что уменьшение плотности заряда полиионов приводит к сворачиванию цепей поликатионов. Установлено, что степень и характер сворачивания цепей поликатионов зависят от степени полимеризации. На примере поликатионов алифатических ионенов изучено влияние распределения зарядов на цепи полиионов на их конформацию в водных бессолевых растворах. Показано, что в широком интервале изменения плотности зарядов на цепях ионенов электростатическая составляющая жёсткости цепи полиионов доминирует над структурной составляющей. Показано, что не только плотность зарядов, но и их распределение по цепи существенно влияет на жёсткость и конформацию цепи полииона.

5. Методом тушения флуоресценции впервые изучена реакция конкурентного связывания полианионов ДНК и флуоресцентно меченных полиметакрилатных полианионов с поликатионами поли-N-этил-4-винилпиридиния. Показано, что степени полимеризации взаимодействующих полиионов и концентрация низкомолекулярной соли являются решающими факторами, определяющими скорость этой реакции. Установлено, что соотношение степеней полимеризации взаимодействующих полиионов, а также природа и концентрация низкомолекулярной соли являются факторами эффективного воздействия на направление и положение равновесия реакции конкурентного связывания.

Установлено, что влияние солей на равновесие реакции зависит от селективности ДНК к катионам соли. Показано, что термическая денатурация ДНК приводит к изменению её ионной селективности и конкурентоспособности в интерполиэлектролитной реакции.

6. Исследованы реакции комплексообразования ДНК с природными и синтетическими поликатионами различной природы с использованием бромида этидия в качестве флуоресцентной метки. Впервые показано, что электростатически связывающиеся с ДНК поликатионы способны обратимо вытеснять интеркалированные молекулы красителя из двойной спирали ДНК. На основании полученных результатов предложен новый подход, позволяющий изучать взаимодействие ДНК с широким кругом поликатионов, а также интерполиэлектролитные реакции с участием ДНК, не прибегая к синтезу флуоресцентно меченных полианионов и не ограничиваясь использованием поликатионовтушителей. Предложенный подход применим для исследования взаимодействия нуклеиновых кислот и их аналогов с заряженными объектами, в том числе и неполимерной природы.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

1. Кузнецов И. А., Каргов С. И., Хамизов Р. Х., Горшков В. И. Ионообменные свойства иммобилизованной ДНК: влияние концентрации полимера и природы растворителя на обмен ионов щелочных металлов. // Мол. Биол. 1983, т. 17, № 2, с. 403–409.

2. Кузнецов И. А., Каргов С. И., Козлов А. Г. Взаимодействие иммобилизованной ДНК с ионами щелочных металлов и аммония. // Мол. Биол. 1984, т. 18, № 6, с. 1583–1589.

3. Kuznetsov I. A., Gorshkov V. I., Ivanov V. A., Kargov S. I., Korolev N. I., Filippov S. M., Khamizov R. Kh. Ion-exchange properties of immobilized DNA. // Reactive polymers, Ion Exchangers, Sorbents 1984, Vol. 3, No. 1, p. 37–49.

4. Каргов С. И., Королев Н. И., Кузнецов И. А., Станиславский. О Б. Взаимодействие иммобилизованной ДНК с ионами серебра. // Мол. Биол. 1986, т. 20, № 6, с. 1499– 1505.

5. Каргов С. И., Филиппов С. М., Кузнецов И. А. Протонирование оснований в изоионных растворах ДНК. Физико-химический анализ с использованием Ag(I) в качестве зонда. // Журн. Физ. Химии 1988, т. 62, № 5, с. 1320–1329.

6. Кабанов В. А., Жирякова М. В., Каргов С. И., Зезин А. Б., Изумрудов В. А.

Влияние низкомолекулярных солей на конкурентное связывание полианионов ДНК и полиметакрилат-анионов с поли-N-этил-4-винилпиридинием в водных растворах. // Доклады Академии Наук 1993, т. 329, № 1, с. 66–70.

7. Козлов А. Г., Давыдова О. В., Каргов С. И. Исследование бессолевых растворов полигуаниловой кислоты методом кондуктометрии. // Журн. Физ. Химии 1993, т. 67, № 8, с. 1692–1696.

8. Козлов А. Г., Давыдова О. В., Каргов С. И. Кондуктометрическое исследование растворов полигуаниловой кислоты при низкой концентрации поддерживающего электролита. Сравнение подходов Винка и Маннинга. // Журн. Физ. Химии 1993, т. 67, № 8, с. 1697–1700.

9. Кабанов В. А., Жирякова М. В., Каргов С. И., Зезин А. Б., Изумрудов В. А.

Возможность определяющего влияния степени полимеризации полиионов на направление конкурентной реакции в растворах нестехиометричных интерполиэлектролитных комплексов и ДНК. // Доклады Академии Наук 1993, т. 332, № 6, с. 722–727.

10. Изумрудов В. А., Зезин А. Б., Каргов С. И., Жирякова М. В., Кабанов В. А.

Конкурентное вытеснение интеркалированных в ДНК катионов этидия поликатионами. // Доклады Академии Наук 1995, т. 342, № 5, с. 626–629.

11. Izumrudov V. A., Kargov S. I., Zhiryakova M. V., Zezin A. B., Kabanov V. A.

Competitive reactions in solutions of DNA and water-soluble interpolyelectrolyte complexes. // Biopolymers 1995, Vol. 35, No. 5, p. 523–531.

12. Izumrudov V. A., Zhiryakova M. V., Kargov S. I., Zezin A. B., Kabanov V. A.

Competitive reactions in solutions of DNA-containing polyelectrolyte complexes. // Macromol. Symp. 1996, Vol. 106, p. 179–192.

13. Давыдова О. В., Каргов С. И., Козлов А. Г. Кондуктометрическое исследование перехода «спираль – клубок» в концентрированных растворах нуклеиновых кислот с использованием подхода Маннинга. // Журн. Физ. Химии 1996, т. 70, № 2, с. 306–310.

14. Жирякова М. В., Каргов С. И., Изумрудов В. А. Влияние катионов кальция и магния на конкурентную реакцию в растворах ДНК-содержащих полиэлектролитных комплексов. // Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 2 Химия 1996, т. 37, № 4, с. 410–415.

15. Давыдова О. В., Каргов С. И. Кондуктометрическое исследование взаимодействия солей полирибоадениловой и полирибоуридиловой кислот в водных растворах с использованием подхода Маннинга. // Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 2 Химия 1997, т. 38, № 1, с. 42–45.

16. Каргов С. И., Козлов А. Г., Давыдова О. В. Взаимодействие ионов серебра с полигуаниловой кислотой в изоионных и не содержащих поддерживающего электролита растворах. // Журн. Физ. Химии 1997, т. 71, № 8, с. 1510–1513.

17. Давыдова О. В., Каргов С. И. Влияние диэлектрической проницаемости растворителя и концентрации ДНК на процесс её термической денатурации в водных растворах. // Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 2 Химия 1999, т. 40, № 3, с. 152– 154.

18. Davydova O. V., Zelikin A. N., Kargov S. I., Izumrudov V. A. Conformation of polyelectrolyte chains in dilute aqueous solutions investigated by conductometry.

1. Influence of the degree of polymerization on the conformation of flexible vinylic polyanions and rigid native DNA. // Macromol. Chem. Phys. 2001, Vol. 202, No. 8, p. 1361–1367.

19. Davydova O. V., Zelikin A. N., Kargov S. I., Izumrudov V. A. Conformation of polyelectrolyte chains in dilute aqueous solutions investigated by conductometry.

2. Influence of temperature, chain length and N-alkyl substituent on conformation of exhaustively alkylated poly(N-alkyl-4-vinylpyridinium) cations. // Macromol. Chem.

Phys. 2001, Vol. 202, No. 8, p. 1368–1373.

20. Davydova O. V., Zelikin A. N., Kargov S. I., Izumrudov V. A. Conformation of polyelectrolyte chains in dilute aqueous solutions investigated by conductometry.

3. Influence of charge density on the conformation of partly alkylated poly(N-ethyl-4vinylpyridinium) cations and ionenes. // Macromol. Chem. Phys. 2002, Vol. 203, No. 5– 6, p. 837–844.

21. Давыдова О. В., Козлов А. Г., Каргов С. И. Концентрационная денатурация ДНК в бессолевых растворах. Журн. Физ. Химии 2002, т. 76, № 10, с. 1852–1855.

22. Zelikin A. N., Davydova O. V., Akritskaya N. I., Kargov S. I., Izumrudov V. A.

Conformation of polyelectrolyte chains in dilute aqueous solutions investigated by conductometry. 4. Influence of molecular mass and charge density of the chains on conformation of symmetrical aliphatic ionene bromides. // J. Phys. Chem. B 2004, Vol. 108, No. 1, p. 490–495.

Цитированная литература:

1. Manning G. S. A limiting law for the conductance of the rod model of a salt-free polyelectrolyte solution. // J. Phys. Chem. 1975, Vol. 79, No. 3, p. 262–265.

2. Manning G. S. Limiting laws and counterion condensation in polyelectrolyte solutions.

7. Electrophoretic mobility and conductance. // J. Phys. Chem. 1981, Vol. 85, No. 11, p. 1506–1515.

3. Wandrey C., Hunkeler D. Study of polyion counterion interaction by electrochemical methods. // Handbook of polyelectrolytes and their applications (Ed. Tripathy S. K., Kumar J., Nalwa H. S.), American Scientific Publishers, 2002, Vol. 2, p. 147–172.

4. Muthukumar M. Theory of counter-ion condensation on flexible polyelectrolytes:

Adsorption mechanism. // J. Chem. Phys. 2004, Vol. 120, No. 19, p. 9343–9350.

5. Dobrynin A. V., Colby R. H., Rubinstein M. Scaling theory of polyelectrolyte solutions.

// Macromolecules 1995, Vol. 28, No. 6, p. 1859–1871.

6. Bordi F., Cametti C., Colby R. H. Dielectric spectroscopy and conductivity of polyelectrolyte solutions. // J. Phys.: Condens. Matter 2004, Vol. 16, R1423–R1463.

7. Зенгер В. // Принципы структурной организации нуклеиновых кислот. М.: Мир, 1987. 584 с.

8. Manning G. S. The application of polyelectrolyte limiting laws to the helix-coil transition of DNA. VI. The numerical value of the axial phosphate spacing for the coil form. // Biopolymers 1976, Vol. 15, No. 12, p. 2385–2390.

9. Olson W. K., Manning G. S. A configurational interpretation of the axial phosphate spacing in polynucleotide helices and random coils. // Biopolymers 1976, Vol. 15, No. 12, p. 2391–2405.

10. Ахрем А. А., Андрианов В. Т., Власов А. П., Королев Н. И., Кузнецов И. А.

Термическая денатурация ДНК в концентрированных бессолевых растворах:

сопоставление микрокалориметрических и спектрофотометрических данных. // Мол. Биол. 1985, т. 19, № 3, с. 623–628.

11. Kassapidou K., Jesse W., Kuil M. E., Lapp A., Egelhaaf S., van der Maarel J. R. C.

Structure and charge distribution in DNA and poly(styrenesulfonate) aqueous solutions.

// Macromolecules 1997, Vol. 30, No. 9, p. 2671–2684.

12. Leo A., Hansch C., Elkins D. Partition coefficients and their uses. // Chem. Rev. 1971, Vol. 71, No. 6, p. 525–616.

13. Odijk T. Polyelectrolytes near the rod limit. // J. Polym. Sci., Polym. Phys. Ed. 1977, Vol. 15, No. 3, p. 477–483.

14. Skolnick J., Fixman M. Electrostatic persistence length of a wormlike polyelectrolyte. // Macromolecules 1977, Vol. 10, No. 5, p. 944–948.

15. Zhuomei L., Xuexin Z., Yuanpei C., Yuanzhen Z. Hydrophobic interaction of ionenes in aqueous solution. // Macromolecules 1992, Vol. 25, No. 1, 450–453.

16. Nagaya J., Minakata A., Tanioka A. Conductance and counterion activity of ionene solutions. // Langmuir 1999, Vol. 15, No. 12, p. 4129–4134.

17. Yamazaki S., Muroga Y., Noda I. Persistence lengths of ionenes in methanol. // Langmuir 1999, Vol. 15, No. 12, p. 4147–4149.

18. Ullner M. Comments on the scaling behavior of flexible polyelectrolytes within the Debye-Hckel approximation. // J. Phys. Chem. B 2003, Vol. 107, No. 32, p. 8097-8110.

19. Кабанов В. А. Физико-химические основы и перспективы применения растворимых интерполиэлектролитных комплексов. // Высокомолек. соед. 1994, т. 36, № 2, с. 183–197.

20. Изумрудов В. А., Зезин А. Б., Кабанов В. А. Равновесие интерполиэлектролитных реакций и явление молекулярного «узнавания» в растворах интерполиэлектролитных комплексов. // Успехи химии 1991, т. 60, № 7, с. 1570–1595.

21. Кабанов А. В., Кабанов В. А. Интерполиэлектролитные комплексы нуклеиновых кислот как средство доставки генетического материала в клетку. // Высокомолек.

соед. 1994, т.36, № 2, с. 198–221.

22. Kabanov V. A., Zezin A. B., Izumrudov V. A., Bronich T. K., Bakeev K. N.

Cooperative interpolyelectrolyte reactions. // Macromol. Chem., Suppl. 1985, Vol. 13, p. 137–155.

23. Bakeev K. N., Izumrudov V. A., Kuchanov S. I., Zezin A. B., Kabanov V. A. Kinetics and mechanism of interpolyelectrolyte exchange and addition reactions. // Macromolecules 1992, Vol. 25, No. 17, p. 4249–4254.

24. Изумрудов В. А., Бронич Т. К., Сабурова О. С., Зезин А. Б., Кабанов В. А. Степень полимеризации полииона и природа низкомолекулярного противоиона как факторы, определяющие направление интерполиэлектролитной реакции. // ДАН СССР 1988, т. 301, № 3, с. 634–638.

25. Гордон Дж. Органическая химия растворов электролитов. М.: Мир, 1979, 712с.

26. Изумрудов В. А., Ныркова Т. Ю., Зезин А. Б., Кабанов В. А. Влияние длины цепи лиофилизирующего полииона на направление и кинетику интерполиэлектролитной реакции обмена. // Высокомолек. соед. 1987, т. Б29, № 6, с. 474–478.

27. Зезин А. Б., Касаикин В. А., Кабанов Н. М., Харенко О. А., Кабанов В. А. Влияние соотношения степеней полимеризации компонентов на образование нестехиометричных комплексов. // Высокомолек. соед. 1984, т. А26, № 7, с. 1519–1523.

28. Краковяк М. Г., Ануфриева Е. В., Скороходов С. С. Получение полимеров с люминесцентными метками. // Высокомолек. соед. 1969, т. А11, № 11, с. 2499–2504.

29. Сухишвили С. А., Обольский О. Л., Астафьева И. В., Кабанов А. В., Ярославов А. А.. Интерполиэлектролитные комплексы, содержащие ДНК: взаимодействие с липосомами. // Высокомолек. соед. 1993, т. 35, № 11, с. 1895–1899.

30. Le Pecq J.-B., Paoletti C. A fluorescent complex between ethidium bromide and nucleic acids. Physical-chemical characterization. // J. Mol. Biol. 1967, Vol. 27, No. 1, p. 87– 106.

31. Waring M. J. Complex formation between ethidium bromide and nucleic acids. // J. Mol.

Biol. 1965, Vol. 13, No. 1, p. 269–282.

32. Бакеев К. Н., Изумрудов В. А., Зезин А. Б., Кабанов В. А. Эффект молекулярной избирательности в интерполиэлектролитных реакциях. // Высокомолек. соед. 1987, т. Б29, № 7, с. 483–484.

33. Бабаян Ю. С., Манзини Дж., Квадрифолио Ф. Взаимодействие бромистого этидия с синтетическими двуспиральными полирибонуклеотидами. // Мол. Биол. 1988, т. 22, № 4, c.898 – 910.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.