WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОНАРЕВ Дмитрий Валентинович

ИОННЫЕ И ИОН-РАДИКАЛЬНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ ФУЛЛЕРЕНОВ: МОЛЕКУЛЯРНЫЙ ДИЗАЙН, СИНТЕЗ, СТРУКТУРА И СВОЙСТВА

02.00.04 - физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора химических наук

 

Черноголовка-2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте проблем химической физики РАН 

Официальные оппоненты:

доктор химических наук,

профессор Ягубский Эдуард Борисович,

  Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт проблем химической физики РАН

г. Черноголовка

доктор физико-математических наук,

профессор Чернозатонский Леонид Александрович,

  Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

  Институт биохимической физики РАН

  г. Москва

доктор физико-математических наук,

старший научный сотрудник  Римма Павловна Шибаева,

  Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт физики твердого тела РАН

г. Черноголовка

Ведущая организация:  Государственное учебное научное учреждение

  Московский государственный университет

  им. М.В. Ломоносова, Химический факультет 

                               

       Защита состоится “23“ мая 2012 г. в 10:00 на заседании диссертационного совета Д 002.082.02 при Институте проблем химической физики РАН по адресу: 142432, Московская обл., Ногинский р-н, г. Черноголовка, проспект Академика Семенова, д. 1, ИПХФ РАН, актовый зал КОНа.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИПХФ РАН.

       Автореферат разослан  «___»  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета 

доктор химических наук Т.С. Джабиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. Фуллерены являются новой аллотропной модификацией углерода, в которой атомы углерода образуют полиэдрические молекулы, состоящие из пяти- и шестичленных циклов. Простейшим доступным фуллереном является С60, но известны и фуллерены с большим числом атомов углерода С70, С76 и другие.

Фуллерены проявляют акцепторные свойства и их можно рассматривать как трехмерные π–акцепторы, состоящие только из атомов углерода, что отличает их от планарных органических π–акцепторов, например тетрацианохинодиметана (TCNQ), тетрацианоэтилена (TCNE) и других. Фуллерены отличают большие размеры, сферическая форма, уникальная электронная структура, высокая симметрия и поляризуемость.

Комплексы на основе π-доноров и π-акцепторов, благодаря специальному структурному дизайну и подбору компонентов, могут приобретать уникальные проводящие и магнитные свойства. Так, ион-радикальные соединения серо- и селен-содержащих гетероциклических органических соединений, так называемые органические металлы, проявляют металлическую проводимость и сверхпроводимость, в них возможно сосуществование ферромагнетизма и металлической проводимости.

На основе фуллерена так же получены соединения с уникальными физическими свойствами. Интеркалирование С60 щелочными металлами приводит к получению сверхпроводников M3С60 (М = K, Rb, Cs) с высокими температурами сверхпроводящего перехода (Тс) (18 ≤ Тс ≤ 40 К). Соединение С60 с органическим донором TDAE (тетракис(диметиламино)этилен) является чисто органическим ферромагнетиком с одной из самых высоких температур перехода в ферромагнитное состояние для органических материалов  (Тс = 16 К).

Для проявления высокой проводимости и магнитного упорядочения спинов необходимым условием является ион-радикальное состояние фуллеренов. Ион-радикальные соединения фуллеренов получают, в основном, в виде порошков допированием фуллеренов в газовой фазе щелочными, щелочноземельными металлами и лантанидами. Фазы, которые при этом получаются, могут иметь неравномерное распределение допанта и, как правило, их структура устанавливается только на основе порошковых рентгенограмм. Исследование на порошках сильно затрудняет понимание структуры и свойств соединений. Методов получения качественных  монокристаллов ионных соединений фуллеренов к началу данной работы практически не было, известный метод электрокристаллизации позволяет получать только несколько солей фуллеренов с объемными катионами.

Поэтому актуальной  проблемой данной работы явилось развитие методов и получение ионных соединений фуллеренов с органическими и металлоорганическими донорами и катионами в процессе химических реакций в  растворах. Важной задачей явилась разработка методов получения этих соединений в виде монокристаллов. Только имея монокристаллы можно было изучать строение и проводить исследование физических свойств полученных соединений. Чрезвычайно актуальной проблемой настоящей работы стала проблема получения ионных соединений фуллеренов с высокой проводимостью и магнитным упорядочением спинов, увеличение стабильности ионных соединений фуллеренов на воздухе.

Целью настоящей работы является:

1.  Развитие методов синтеза ионных соединений фуллеренов с органическими и металлоорганическими донорами и катионами и получение монокристаллов этих соединений.

Для этого необходимо было развить методы получения комплексов с переносом заряда и ион-радикальных солей на основе фуллеренов с органическими и металлоорганическими донорами, в том числе c использованием многокомпонентного подхода, который позволяет получать ионные соединения фуллеренов с двумя донорными компонентами. Такой подход позволил существенно расширить круг ионных соединений фуллеренов за счет внедрения органических и металлорганических молекул различных классов, существенно увеличил стабильность ионных соединений фуллеренов на воздухе и привел к получению соединений с уникальными свойствами. Кроме того, необходимо было развить методы получения монокристаллов этих соединений, пригодных для исследования кристаллической структуры и физических свойств.

2. Изучение  процессов димеризации анион-радикалов фуллеренов, а так же структуры и свойств различных типов димеров из отрицательно заряженных фуллеренов.

Для этого требовалось изучение магнитных переходов, связанных с димеризацией и координацией фуллеренов методами СКВИД и ЭПР, и изучение структурных аспектов димеризации (совместно с группой С.С. Хасанова).

3. Изучить  процессы координации анион-радикалов фуллеренов с металлопорфиринами. Для этого необходимо было развить методы получения ионных соединений фуллеренов с металлопорфиринами и исследовать изменение магнитных, оптических свойств таких соединений, вызванных координацией фуллеренов.

4. Исследовать электронное состояние дианионов фуллеренов. Для этого необходимо было развить методы получения соединений с дианионами фуллеренов и исследовать их магнитные свойства методами СКВИД и ЭПР.

5. Получить соединения, в которых анион-радикалы фуллеренов имеют одномерную или трехмерную упаковку, но большие расстояния между фуллеренами препятствуют их димеризации. Для этого необходимо было развить методы синтеза таких соединений и исследовать их магнитные свойства.

6. Получить соединения, в которых высокая  проводимость может сосуществовать с антиферромагнитным взаимодействием спинов.

7. Изучить  условия, при которых, несмотря на плотную упаковку анионов фуллеренов, не возникает димеризации анион-радикалов фуллеренов. Только при отсутствии димеризации в ионных соединениях фуллеренов могут реализоваться различные магнитные взаимодействия; наблюдаться высокая проводимость, в том числе металлического типа. 

Совокупность проведенных исследований и полученные в работе результаты позволили сформулировать новое научное направление: дизайн ионных и ион-радикальных соединений фуллеренов. 

В результате проведённых исследований был впервые получен ряд новых научных результатов, наиболее важными из которых являются  следующие:

1. Разработаны методы получения большого числа ионных соединений фуллеренов с различными органическими катионами, органическими и металлоорганическими донорами, катионами d- и f-металлов.

-получены многокомпонентные комплексы (Д+1)⋅(Д2)⋅(С60-), в которых Д1+ (сильный донор, либо катион небольшого размера) определяет зарядовое состояние фуллерена, а Д2- нейтральная компонента большого размера (ароматические углеводороды, амины, замещенные тетратиафульвалены, металлопорфирины и фталоцианины металлов), которая определяет структуру комплекса. Многокомпонентные комплексы имеют большую стабильность на воздухе по сравнению с двухкомпонентными комплексами.

-отработаны методы получения качественных монокристаллов ионных соединений фуллеренов и практически все исследования выполнены на монокристаллах.

2. Синтез большого числа ионных соединений позволил исследовать  процессы димеризации и координации анион-радикалов фуллеренов в этих соединениях. Изучены магнитные свойства и обратимые магнитные переходы, обусловленные обратимыми процессами димеризации (по данным магнитных измерений на СКВИД магнитометре и методом ЭПР.) Впервые установлены молекулярные структуры отрицательно заряженных димеров фуллеренов и координационных структур анионов фуллеренов с металлопорфиринами;

3. Показана возможность преодоления димеризации анион-радикалов фуллеренов при их плотной упаковке, что впервые позволило получить квазидвухмерный металл на основе фуллерена и понять некоторые из факторов, влияющих на возникновение металлической проводимости в слоистых соединениях.  Получены соединения, в которых высокая проводимость сосуществует с магнитными взаимодействиями спинов.

Полученные данные являются значимым вкладом в развитие химии и физики фуллеренов и могут стать основой для направленного синтеза ионных соединений фуллеренов с заданной структурой и физическими свойствами и получения новых проводящих или магнитных материалов на их основе. 

Эти результаты являются одними из наиболее важных в обсуждаемой диссертации, а их новизна – очевидна, поскольку все соединения новые, получены впервые, в большинстве случаев в виде монокристаллов. Все измерения на  изучаемых кристаллах выполнялись впервые. Эти результаты и выносятся на защиту в виде основных защищаемых положений.

Практическая значимость. В работе показана принципиальная возможность получения широкого спектра ионных соединений фуллеренов с органическими и металлорганическими донорами и катионами, с катионами металлов, многокомпонентных ионных соединений фуллеренов с донорными молекулами различных классов: ароматических углеводородов, аминов, тетратиафульваленов, порфиринатов и фталоцианинов металлов, получения σ-связанных димерных и координационных структур на основе анионов фуллеренов. Большинство этих новых подходов к синтезу ионных соединений фуллеренов были развиты впервые. При использовании многокомпонентного подхода удалось существенно увеличить стабильность ионных соединений фуллеренов на воздухе.

Работа имеет не только важное фундаментальное значение для развития области, связанной с получением и исследованием ионных соединений фуллеренов, но и может иметь прикладное значение для направленного синтеза органических материалов, обладающих высокой проводимостью, включая металлическую проводимость, а также материалов, в которых может наблюдаться магнитное упорядочение спинов, либо возможно сосуществование высокой проводимости с магнитными взаимодействиями. Некоторые из соединений могут быть перспективными  для фотопреобразования света.

Методы и подходы, развитые в данной работе, могут быть использованы в дальнейшем для получения и исследования анион-радикальных солей различных органических и металлоорганических соединений, например ароматических углеводородов, фталоцианинов и порфиринатов металлов. Это может привести к созданию новых органических материалов с проводящими  свойствами и материалов с различными магнитными взаимодействиями.

Степень обоснованности научных результатов. Работа представляет законченное, логичное исследование, выполненное на высоком научном уровне. Для идентификации полученных соединений и исследования их свойств применялись методы рентгеноструктурного и элементного анализов, ИК- и ЭПР-спектроскопии, СКВИД-магнитометрии. Все экспериментальные выводы сделаны квалифицированно и соответствуют содержанию диссертации. Их обоснованность не вызывает сомнений, что позволяет сделать заключение о достоверности основных положений диссертации.

Личный вклад автора. Все включенные в диссертацию ионные соединения фуллеренов в виде моно- или поликристаллов получены лично автором. Автором обоснованы и поставлены задачи исследования, разработаны методы синтеза кристаллов, проведены исследования оптических свойств с использованием спектроскопии в ИК- и УФ-видимой-БИК области, проведены исследования магнитных свойств с использованием ЭПР спектроскопии в интервале 4-400 К и СКВИД-магнитометра в интервале 1.9-300К, сформулированы основные выводы и научные положения. 

Исследование кристаллических структур полученных соединений было выполнено в Институте физики твердого тела РАН С.C. Хасановым при участии Л.В. Зориной, С.В. Симонова, для нескольких соединений исследование кристаллических структур было выполнено в Институте элементоорганических соединений РАН (И.С. Неретин, Ю.Л. Словохотов, И.И. Воронцов) и Университете Нью Йорка в г. Баффало (А.Ю.  Ковалевский, лаб. профессора Ф. Коппенса (P. Coppens)), измерение проводимости монокристаллов и удельной теплоемкости комплекса 52 выполнено М. Маесато (M. Maesato), спектры оптического отражения монокристаллов комплекса 52 получены Ч. Мишиока (Ch. Mishioka), расчет зонной структуры комплекса 52 расширенным методом Хюккеля выполнен А. Отска (A. Otsuka) (Киотский университет, Япония). ЭПР исследования некоторых соединений проведены Е.И. Юдановой (Институт проблем химической физики РАН). Искренняя и глубокая благодарность всем участникам этой работы.

Автор выражает искреннюю благодарность проф. Р.Н. Любовской за большую помощь в организации и выполнении этой работы и участия в ней в качестве научного консультанта.

Апробация работы.

Материалы диссертации были представлены на международном семинаре «Фуллерены и атомные кластеры, IWFAC», г. Санкт-Петербург, 2001, 2003, 2005, 2007, 2009, 2011);  Международной конференции по синтетическим металлам (ICSM`02, Шанхай, Китай, 2002, ICSM`04, Вулонгонг, Австралия, 2004), Юбилейной научной конференции «Новые проблемы химической физики», Ереван, Армения, 2002; Конференции по органическим проводникам, сверхпроводникам и магнитам: от синтеза к молекулярной электронике, Корфу, Греция, 2003; III Международной конференции «Высокоспиновые молекулы и молекулярные магнетики», Иваново, Россия, 2006; Международной конференции по порфиринам и фталоцианинам (ICPP-4, Рим, Италия, 2006; ICPP-5, Москва, Россия, 2008); 6-я международной конференции по электронным процессам в органических материалах (ICEPOM-6, Гурзуф, Украина, 2006); 7-й международном симпозиуме по кристаллическим органическим металлам, сверхпроводникам и ферромагнетикам (ISCOM 2007, Пенискола, Испания, 2007); IV Международной конференции «Высокоспиновые молекулы и молекулярные магнетики», Екатеринбург, Россия, 2008; Международной конференции по физической и координационной химии порфиринов и их аналогов (ICPC-11, Иваново, Россия, 2009; ICPC-11, Одесса, Украина, 2011); Мемориальной конференции, посвященной памяти И.Ф. Щеголева “Низкоразмерные металлические и сверхпроводящие системы”, Черноголовка, Россия, 2009); Школе–конференции по органическим и гибридным наноматериалам, Иваново, Россия, 2011. Доклады имели статус устных или приглашенных.

Публикации. Конарев Д.В. является автором 116 работ и 97 тезисов. По материалам диссертации опубликовано 64 работы: 42 статьи и 22 тезиса докладов.

  Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 350 стр. машинописного текста и включает 32 таблицы, 127 рисунков и библиографию из 382 ссылок, состоит из введения, десяти глав, выводов, экспериментальной части и списка литературы.

Работа соответствует основным направлениям научной деятельности ИПХФ РАН, Основным направлениям фундаментальных исследований РАН пункт 5.2 «Современные проблемы химии материалов, включая наноматериалы» и Приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники в Российской Федерации (пункт 37) и выполнялась при финансовой поддержке: Российского Фонда Фундаментальных Исследований (гранты № 00-03-32577, 03-03-32699, 06-03-32824), Совместного проекта Российского Фонда Фундаментальных Исследований  и Японского Общества Содействия Науке (№ 06-03-91361), Программы фундаментальных исследований президиума РАН «Разработка методов получения химических веществ и создание новых материалов» подпрограмма «Полифункциональные материалы для молекулярной электроники» (2006-2008), Программа Президиума РАН П-03 «Квантовая Макрофизика», Подпрограмма № 2 «Влияние атомно-кристаллической и электронной структуры на свойства конденсированных сред» (2006-2008), Программы фундаментальных исследований Президиума РАН № 22 «Основы фундаментальных исследований нанотехнологий и наноматериалов», секция «Наноматериалы» (2009-2011),  Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Квантовая физика конденсированных сред», направление «Нанокристаллические и нанокластерные материалы, включая углеродные материалы.», (2009-2011), проекта INTAS YSF.

Основное содержание работы.

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследований, перечислены основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1. В литературном обзоре обобщены данные по синтезу, структуре и физико-химическим свойствам ионных и ион-радикальных  соединений фуллеренов, полученных синтезом в растворе в виде поли- и монокристаллических образцов.

Глава 2. Методы получения ионных соединений фуллеренов, и их монокристаллов. Фуллерены являются достаточно слабыми акцепторами (E0/- = -0.44 В для С60 и -0.41 В для С70), поэтому образование ионных соединений следует ожидать только при использовании сильных органических и металлоорганических доноров, которые окисляются при потенциалах более отрицательных, чем -0.5 В. В нашей работе были использованы: Cp*2Co (E+/0 = -1.47 В), Cp*2Cr (E+/0 = -1.04 В), Cr(C6H6)2 (E+/0 = -0.72 В), TDAE (E+/0 = - 0.75 В) и Cp2Co (E+/0 = -0.91 В) (рис. 1). Ионные соединения донорно-акцепторного типа получали в растворе прямым восстановлением фуллеренов донорной компонентой Д1 в 1,2-дихлорбензоле (C6H4Cl2) или смеси C6H4Cl2/бензонитрил (C6H5CN) с последующим высаждением ионного соединения в виде кристаллов медленной диффузией гексана.

Ионные соединения фуллеренов с органическими катионами были получены  реакцией  катионного  метатезиса. Для  проведения  катионного  метатезиса нами была разработана универсальная методика, позволяющая использовать различные катионы  Д1+ (рис. 1). Для этого фуллерен восстанавливали этантиолатом натрия (CH3CH2SNa) в присутствии избытка соли органического катиона (Д1+⋅Галоген-), где галоген: I-, Br-, или Сl- в смеси растворителей C6H4Cl2/C6H5CN (14 : 2). Степень восстановления фуллерена при использовании тиолатов зависит от полярности используемого растворителя. В смеси C6H4Cl2/C6H5CN (14 : 2) происходит селективное восстановление фуллерена до анион-радикального состояния (1-).  В ацетонитриле восстановление протекает до дианиона. Таким образом, этим методом могут быть получены соли как с анион-радикалами, так и дианионами фуллеренов. Галоген-содержащие соли щелочных металлов и этантиолат натрия плохо растворимы в смеси C6H4Cl2/C6H5CN (14 : 2) и после окончания  восстановления  (1-2 часа) могут быть отфильтрованы, тогда как восстановленный фуллерен в виде соли с органическим катионом (Д1+)⋅(С60•-) остается в растворе. Это позволяет провести реакцию обмена катиона щелочного металла на органический катион в процессе восстановления фуллерена. Достоинствами метода является относительная стабильность CH3CH2SNa на воздухе и отсутствие перевосстановления фуллерена даже при большом избытке реагента (50-ти кратный мольный избыток).

Большинство органических и металлорганических доноров не могут восстановить фуллерен  и образуют с ними только нейтральные комплексы. Такие  комплексы  могут быть получены с большим числом относительно слабых доноров (Д2), таких как металлопорфирины, дитиокарбаматы металлов, диалкилдитиофосфаты металлов, амины,  ароматические углеводороды, тетратиафульвалены и ряд  других. Нейтральные комплексы обладают большим структурным разнообразием и могут проявлять интересные фотофизические свойства, однако нейтральное основное состояние не позволяет реализоваться в них высокой проводимости и магнитному упорядочению спинов в основном состоянии.

Для получения ионных соединений фуллеренов нами был разработан многокомпонентный подход, в котором используется две донорные компоненты (Д+1)⋅(Д2)⋅(С60-). Д1+ определяет зарядовое состояние фуллерена. Это может быть сильный донор или катион небольшого размера. Вторая компонента (Д2) остается нейтральной, имея большие размеры, она определяет структуру комплекса. При этом катион (Д1+) обычно входит в вакансии, которые образуются в упаковке больших молекул: нейтрального донора Д2 и фуллерена. Данный метод открывает широкие возможности для получения различных упаковок анионов фуллеренов в кристалле, которые определяются разнообразием форм и размеров компоненты Д2, наряду с возможностью влиять на зарядовое и электронное состояние фуллеренов, используя катионы различной формы, размера и спинового состояния. В качестве Д1 были использованы катионы TDAE+, MDABCO+ и DMETEP+, а в качестве Д2 выступают TPC, BEDT-TTF, Pd(dbdtc)2, CoIIOEP, CoIITPP и ряд других соединений (рис. 1). Еще одним типом солей являются соли фуллеренов, которые помимо аниона фуллерена, содержатся другие анионы, например (I-) или более сложные анионы, например {Cd(Et2NCS2)2I-}. Состав таких солей может быть представлен общей формулой: (Д+1)x+1⋅(С60-)⋅(A-)x, где  А- - второй анион. 

Анион-радикалы фуллеренов в растворе чрезвычайно чувствительны к действию кислорода, поэтому синтез кристаллов ионных соединений проводили в анаэробных условиях в боксе с инертной атмосферой, содержание кислорода и воды при этом менее 1 промили. Растворители тщательно очищают от кислорода и воды. Общим методом получения ионных комплексов является диффузия гексана в раствор, содержащий ионный комплекс или соль фуллерена (Д1+)⋅(фуллерен•-) (схема). Для получения многокомпонентных комплексов (Д1+)⋅Д2⋅(фуллерен•-) в растворе сначала получали ионное соединение  фуллерена, после чего добавляли избыток второй донорной компоненты (Д2). Медленная диффузия (1-2 месяца) позволяет получать монокристаллы, пригодные для проведения рентгеноструктурных исследований. Полученные кристаллы идентифицировали по данным  спектров в ИК-, видимой и ближней ИК области. Далее все комплексы были охарактеризованы элементным анализом и магнитными измерениями (ЭПР в интервале 4 - 293 К и СКВИД в интервале 1.9 - 300 К). Для большинства полученных соединений была исследована кристаллическая структура, как при комнатной, так и при низких температурах (100-160 К).





Глава 3. Димеризация анион-радикалов  фуллеренов в ионных соединениях с образованием диамагнитных димеров (С60-)2 и (С70-)2, связанных одной С-С связью, и ее влияние на структуру и магнитные свойства соединений.

При получении и исследовании ионных комплексов фуллеренов оказалось, что анион-радикалы С60•- и С70•- при наличии коротких контактов между ними имеют высокую склонность к димеризации с образованием диамагнитных димеров (C60-)2  и (C70-)2, связанных одной С-С связью (рис. 2). Эти процессы определяют как магнитные, так и проводящие свойства комплексов. К началу данной работы димеризацию наблюдали только в нескольких соединениях фуллеренов, полученных в виде порошков, например в метастабильных фазах M⋅C60 (M = K, Rb  и Cs)  и  Cr(C6H5Me)2⋅C60. 

Табл. 1. Состав комплексов фуллеренов, тип фуллереновой структуры и свойства.

N

Состав комплексов 

Тип магнитного перехода и температурный интервал димеризации

1

(Cp*2Cr+)⋅(C60•-)⋅(C6H4Cl2)2

C60•- (C60-)2, П-П  230-200 К

2

(Cp*2Cr+)⋅(C60•-)⋅(C6H6)2

C60•- (C60-)2, П-П  180-150 К

3

{CrI(C6H6)2•+}⋅(C60•-)⋅C6H4Cl2 

C60•- (C60-)2, двухстадийный переход П-П 240-160 К

4

{CrI(C6H6)2•+}⋅(C60•-)⋅C6H5CN 

C60•- (C60-)2, П-П  T > 230 К

5

{CrI(C6H6)2•+}2⋅(C70-)2⋅(C6H4Cl2)2 

C70•- (C70-)2, П-П  T > 270 К

6

(Cp2Co+)⋅(C60•-)⋅C6H4Cl2 

C60•- (C60-)2, П-Д  260-340 К

7

(Cp2Co+)2⋅(C70-)2⋅C6H4Cl2

димер (C70-)2 стабилен до комнатной темп.

8

(Cs+)2⋅(C70-)2⋅CTV⋅(DMF)7⋅(C6H6)0.75

C70•- (C70-)2, П-Д  T > 360 К

9

(MDABCO+)2⋅(C60•-)2⋅BEDT-TTF

C60•-   (C60-)2, П-Д  220-270 К

10

(DMPy+)2⋅(C60•-)2⋅BEDT-TTF

C60•-   (C60-)2, П-Д  220-270 К

11

{(TMP+)2⋅ZnTPP}⋅(C60-)2⋅C6H4Cl2⋅C6H5CN 

C60•- (C60-)2, П-Д  210-160 К

12

{(TMP+)2⋅MnIITPP}⋅(C60-)2⋅C6H4Cl2⋅C6H5CN 

C60•- (C60-)2, П-П  200-160 К

13

(TDAE•+)⋅(C70-)⋅(C6H4Cl2)⋅(C6H14)0.5 

димер (C70-)2  стабилен до комнатной темп.

14

(TDAE•+)⋅(C70-)⋅(C6H4Cl2) 

димер (C70-)2 стабилен до комнатной темп.

15

{CrI(C6H6)2•+}⋅(C60•-)⋅{Pd(dbdtc)2}0.5 

C60•- (C60-)2, П-П 150-130 К, стабилизация мономерного состояния до 60 К при быстром охлаждении

16

(DMI+)2⋅(C60•-)⋅(Cd(Et2NCS2)2I-) 

C60•- (C60-)2, переход П-Д  135-120 К, получение мономерного, промежуточного и димерного состояния при разной скорости охлаждения

17

{(MDABCO+)⋅CoIITMPP}2⋅(C60-)2⋅

(C6H4Cl2)2.5⋅(C6H5CN)1.5

Димер (C60-)2, связанный двумя С-С связями, наличие двух спинов на димере при комнатной температуре

18

{(MDABCO+)⋅ZnTMPP}2⋅(C60-)2⋅

(C6H4Cl2)2.15⋅(C6H5CN)1.85

Димер (C60-)2, связанный двумя С-С связями, наличие двух спинов на димере при комнатной температуре, J/kB =  44.7 K, диссоциация при T > 380 K

19

(DMETEP+)2⋅(C60-)2⋅{(MnIITPP)2⋅DMP}⋅ (C6H4Cl2)5  

Димеры (C60-)2, связанные одной и двумя С-С связями  с заселенностью 86 и  14%,

диссоциация при T > 320 K

П-П – обратимый магнитный переход с понижением магнитного момента, П-Д – обратимый магнитный переход из парамагнитного в диамагнитное  состояние.

В  нашей  группе ионные соединения С60 и С70 впервые были получены в виде монокристаллов, что позволило установить молекулярную структуру димеров (C60-)2 и (C70-)2 (рис. 2). В табл. 1 представлены комплексы, в которых наблюдается димеризация анион-радикалов фуллеренов.

Димеризацию C60•- мы рассмотрим на примере комплекса 1, который получен с донором Cp*2Cr (табл. 1). Спектр 1 в ИК- и ближней ИК-области указывает на ионное основное состояние комплекса с целочисленным зарядом (-1) на C60. Комплекс 1 содержит мономерные анион-радикалы C60•- при 300К, которые свободно вращаются. Они образуют зигзагообразные цепочки с короткими расстояниями между центрами фуллеренов 10.10 (рис. 3а). Обратимый переход, связанный с димеризацией, наблюдается при 230-200 K. Моноклинная ячейка комплекса сохраняется в димерной фазе, но ячейка удваивается  вдоль направления-с. Решение структуры при 200К показывает образование димеров  (C60-)2, связанных одной С-С связью (рис. 2б). Эти димеры статистически разупорядочены между двумя ориентациями, которые связаны вращением димера вдоль длинной оси, проходящей через С-С связь между фуллеренами. С понижением температуры заселенность одной из двух ориентаций растет, и их соотношение составляет 0.75/0.25 при 100 K. Геометрия димера была решена для ориентации с заселенностью 0.75.

Эффективный магнитный момент (μэф) комплекса 1 составляет 4.20 μB при 300 K (рис. 4a), что указывает на присутствие спинов Cp*2Cr+ (S = 3/2) и C60•- (S = 1/2) (вычисленное значение для системы двух невзаимодействующих спинов S = 3/2 +1/2 составляет 4.27 μB). Магнитный момент 1 обратимо уменьшается до 3.85 μB при 230 – 200 K (рис. 4a). Таким образом,  при T < 200 K образуются диамагнитные димеры (C60-)2 и только спины Cp*2Cr+ (S = 3/2) дают вклад в магнитный момент (вычисленное значение 3.87 μB). ЭПР сигнал не удается наблюдать в 10 при комнатной температуре (рис. 4б), но при T > 320 K он проявляется в виде очень широкого сигнала g = 2.2210 и полушириной (ΔH) более 100 мТл. При повышении температуры сигнал сужается до ΔH = 73 мТл (рис. 4б, спектр при 410K). По-видимому, вместо двух сигналов от C60•- и Cp*2Cr+ из-за сильного обменного взаимодействия между этими ионами наблюдается один сигнал с g-фактором, который является промежуточным между g-факторами, характерными для сигналов от C60•- и Cp*2Cr+.

Новый сигнал появляется при T < 230 K и его интенсивность сильно увеличивается при понижении температуры до 200 К. Сигнал асимметричный с основной компонентой при g = 3.974 (ΔH  = 7 мТл) (рис. 4б, спектр при 4K). Он может быть отнесен к изолированным катионам Cp*2Cr+. Видно, что димеризация  разрушает обменное магнитное взаимодействие между ионами Cp*2Cr+ и C60•-, наблюдаемое в мономерной фазе, и приводит к образованию магнитно-изолированных катионов Cp*2Cr+ в димерной фазе. Действительно, температура Вейса для комплекса 1 только –1К в интервале 50-190 К.

Интересный пример димеризации наблюдается в комплексе 3. По данным спектров в ИК- и ближней ИК-области этот комплекс имеет ионное основное состояние. При 300 К магнитный момент 3 составляет 2.45 μB, что соответствует вкладу от CrI(C6H6)2•+ (S = 1/2) и C60•- (S = 1/2) (рис. 5а). Температура Вейса отрицательна (–18 K) при 240-300 К, что указывает на антиферромагнитный характер взаимодействия спинов. Магнитный момент обратимо уменьшается в интервале 240-160 К до 1.73 μB (рис. 5а). Таким образом, при T < 160 К вклад от C60•-  исчезает вследствие димеризации и остается вклад только от CrI(C6H6)2•+ (μэф =  1.73 μB). Температурная зависимость магнитной восприимчивости 3 при T  < 160 K следует закону Кюри-Вейса с температурой Вейса –0.5 K. При комнатной температуре в 3 наблюдается один сигнал Лорентцевой формы с g = 1.9913, который является промежуточным между значениями характерными для CrI(C6H6)2•+ (g = 1.986) и C60•- (g = 2.000-1.996), что указывает на обменное взаимодействие между этими ионами. При охлаждении 3 в интервале 240-160 K g-фактор сдвигается к значению g = 1.986, характерному для CrI(C6H6)2•+. Такое поведение согласуется с образованием диамагнитных димеров (C60-)2 при 240-160 К. Интересными особенностями димеризации в 3 являются относительно большой интервал перехода (80 К) и наличие двух стадий на зависимости магнитного момента от температуры с точкой  перехода при 200 К, когда образуется примерно половина димеров (Рис. 5а).  Такое поведение может быть связано с присутствием в комплексе двух типов димеров с разной термической стабильностью. Кристаллическая структура 3  исследована  при 250 (рис. 5б) и 90 К. При 250 К  мономерные анион-радикалы C60•-

ориентационно разупорядочены. В структуре можно выделить зигзагообразные  цепочки  из C60•-,  идущие  вдоль  направления -a  с расстояниями между центрами 10.052 и 10.279 . В парах с расстоянием 10.052 между фуллеренами образуются укороченные С…С контакты, в то время как в парах с 10.279 такие контакты отсутствуют. Тем не менее, димеризация C60•- происходит таким образом, что димеры образуются в парах, как с маленьким, так и большим межцентровым расстоянием. Расстояние 10.279 слишком большое для димеризации, и это, по-видимому, обуславливает появление двух стадий. После димеризации C60•- в парах с меньшим расстоянием 10.052 при 240-200 К происходит сжатие кристаллической решетки и это дает возможность для димеризации в парах C60•- с большим расстоянием при 200-160 К. Димеры, полученные из разных пар C60•-, имеют различные геометрические параметры. Расстояния между центрами C60- в димерах составляют 9.262 и 9.271 , а длина С-С связи между анионами C60- 1.585(5) и 1.595(5) при димеризации из пар C60•- с расстояниями 10.052 и 10.279 , соответственно.

Димеризация C60•- наблюдается так же в комплексах 2, 4, 6, 9, 10, 11, 12 (табл. 1). Во всех случаях при димеризации в соединениях происходит переход из парамагнитного в диамагнитное состояние, либо понижение магнитного момента. При этом при медленной скорости охлаждения и нагревания гистерезис на зависимости магнитного момента от температуры небольшой (< 2К). Как правило, парамагнитные катионы или доноры в димерной фазе магнитно изолированы.

Анион-радикалы C70•- так же имеют большую склонность к димеризации и образуют диамагнитные димеры (C70-)2, связанные одной С-С связью (рис. 2б) в комплексах 5, 7, 8, 13, 14. Изучение димеризации позволяет понять отличие комплексов TDAE-C70 от комплекса TDAE⋅C60. Комплексы парамагнитны до самых низких температур, тогда как TDAE⋅C60 является ферромагнетиком с Тс = 16 К.  Мы получили комплексы TDAE-C70 (13 и 14) в кристаллическом виде. Так же как и TDAE⋅C60, имеют ионное основное состояние и в них наблюдаются короткие контакты между фуллеренами, но анион-радикалы C70•- димеризуются. Образование объемных диамагнитных димеров (C70-)2 (рис. 2б) приводит к изоляции катион-радикалов TDAE•+ и комплексы показывают только парамагнитное поведение. В TDAE⋅C60 фуллерены остаются мономерными, поэтому обе парамагнитные частицы C60•- и TDAE•+ могут участвовать в магнитном взаимодействии. 

Мы обнаружили, что если температура димеризации достаточно низкая и не превышает 150 К, то процесс димеризации зависит от скорости охлаждения. В таких соединениях (15 и 16, табл. 1) удается наблюдать необычные фазы: «замороженное» мономерное состояние и промежуточное состояние, в котором одновременно присутствуют мономеры и димеры. 

Соединение 16 имеет необычную спиральную структуру из анион-радикалов C60-•. Спираль направлена вдоль оси c и виток спирали образуют четыре мономера фуллерена. При 250 K анионы фуллерена мономерны с расстояниями между центрами 10.031(2) (рис. 6а). При понижении температуры, в зависимости от скорости охлаждения, внутри спирали происходит трансформация мономерной фазы в димерную. При медленном охлаждении (6 часов) до T < 135 К происходит димеризация фуллеренов, с образованием полностью упорядоченной димерной фазы (фаза I). При охлаждении кристалла в течение 20 минут образуется промежуточная разупорядоченная фаза, содержащая одновременно мономеры C60-• и димеры (C60-)2, связанные одной С-С связью (фаза II). При моментальном охлаждении кристалла до 90 К мономерная фаза сохраняется (фаза III), она устойчива при T < 95 K продолжительное время, но при T > 95 K трансформируется в димерную фазу. Установлено, что димеризация изменяет магнитные свойства соединения, при этом они так же зависят от скорости охлаждения образца.  Димерная фаза I диамагнитна. Промежуточная фаза II является парамагнетиком с нулевой температурой Вейса и имеет сильно асимметричный ЭПР сигнал от C60-• при T < 20 K. Для «замороженной» мономерной фазы III характерно антиферромагнитное взаимодействие спинов  с температурой Вейса -4 K.

       Глава 4. Образование парамагнитных димеров (C60-)2, связанных двумя С-С связями, их молекулярная структура и магнитные свойства. Нейтральный димер (C60)2, связанный двумя С-С связями, известен достаточно давно. Однако отрицательно заряженный аналог долгое время не был известен. Восстановление нейтрального димера (C60)2 в растворе приводит к образованию димерного анион-радикала {(C60)2}•-, который диссоциирует на нейтральный C60 и C60•-. Недавно такие димеры были обнаружены нами в ионных комплексах {(MDABCO+)⋅MIITMPP}2⋅(C60-)2⋅Растворитель (M = Co (17) и Zn (18)). Структура димера была определена в 17 (рис. 2в). Он имеют D2h симметрию, длина C-C связи между фуллеренами 1.581(3) , а расстояние между центрами 9.07 . Видно, что длина C-C связи и расстояние между центрами фуллеренов в димере (C60-)2 с двумя С-С связями, существенно короче, чем в димере (C60-)2 с одной С-С связью.

       В противоположность диамагнитным димерам (C60-)2, связанным одной С-С связью, димеры (C60-)2 с двумя связями парамагнитны. Эти димеры магнитно изолированы в 18 диамагнитными порфиринами ZnTMPP, тогда как между парамагнитными димерами и CoIITMPP в 17 наблюдается сильное магнитное взаимодействие. По данным магнитных измерений в 17 и 18 около двух спинов S = 1/2 приходится на один димер при комнатной температуре. Магнитное поведение димера в 18 хорошо описывается моделью Гинсбурга для пары изолированных антиферромагнитно взаимодействующих спинов с J/kB = - 44.7 K. Падение магнитной восприимчивости комплекса 18 наблюдается при T < 40 K, это указывает на то, что при низких температурах димеры имеют диамагнитное основное состояние. При низких температурах удается наблюдать триплетное расщепление ЭПР сигнала от димера в виде двух пар линий с константой дипольного взаимодействия D = 2.6 мТл на фоне одиночного центрального сигнала. Усредненное расстояние между спинами в модели точечных диполей составляет 10.2 . Эти параметры близки к параметрам другого отрицательно заряженного димера C120O2-.

Температура начала диссоциации димеров (C60-)2, связанных одной С-С связью, изменяется в интервале 130-250К. Энергия образования С-С связи между анионами фуллеренов вычислены по данным магнитных измерений и составляют 25-82 КДж⋅моль-1. Полученные значения существенно меньше, чем энергия диссоциации обычной С-С связи в этане CH3-CH3 (368 КДж⋅моль-1). Таким образом, С-С связь между анионами фуллеренов заметно слабее, чем обычная С-С связь между sp3 гибридизованными атомами углерода. Димер состоит из двух отрицательно заряженных фуллеренов, поэтому можно предположить, что важным фактором, определяющим стабильность димера, является отталкивание отрицательных зарядов в димере. Действительно изоэлектронный нейтральный димер азафуллерена (C59N)2 начинает диссоциировать только при T > 500 K. Димер (C70-)2 более стабильный, чем димер (С60-)2, и начинает диссоциировать при температуре выше комнатной. Молекула С70 больше, чем молекула С60, что должно приводить к увеличению расстояния между отрицательными зарядами в димере и, тем самым, стабилизировать  димер.  Димеры (C60-)2, связанные двумя С-С связями, начинают диссоциировать только при T > 380 K. Они более стабильны, чем димеры, связанные одной С-С связью и температура их диссоциации сопоставима с температурой диссоциации  димеров (C70-)2. Большая стабильность этого димера объясняется тем, что анионы фуллеренов связаны в нем двумя более короткими С-С связями  (1.581(3) в 17).

Глава 5. Образование координационно-связанных анионов с порфиринатами металлов {(CoIIпорфирин)(фуллерен-)}, обратимая координация, влияние координации на магнитные свойства соединений фуллеренов. В нейтральных комплексах фуллеренов с октаэтил- и тетрафенилпорфиринатами кобальта (II), тетрафенилпорфиринатом железа (III) и  октаэтилпорфиринатом железа (II)

Табл. 2. Состав комплексов, тип  фуллереновой структуры и их свойства.

N

Состав комплексов 

Тип фуллереновой структуры и свойства

20

(CrI(C6H6)2•+)1.7⋅{(CoIITPP⋅C60)21.7-}⋅

(C6H4Cl2)3.3 

σ-связанный анион {CoIITPP⋅(C60-)}

21

(CrI(C6H6)2•+)2⋅{CoIITPP⋅ (C60(CN)2-)}⋅(C60(CN)2•-)⋅(C6H4Cl2)3

σ-связанный анион {CoIITPP⋅(C60(CN)2-)}

22

{Криптанд[2,2,2]Na+}⋅(CoIITPP⋅ (C60-)}⋅(C6H4Cl2)2

σ-связанный  анион {CoIITPP⋅(C60-)}, диссоциация при T > 320 К

23

(TMPh+)⋅{CoIIOEP⋅(C60-)}⋅ (C6H5CN)0.75⋅ (C6H4Cl2)0.25

σ-связанный  анион {CoIIOEP⋅(C60-)}

24

(MQ+)⋅{CoIIOEP⋅(C60-)}⋅C6H4Cl2 

σ-связанный анион {CoIIOEP⋅(C60-)}

25

{(MDABCO+)⋅CoIIOEP⋅(C60-)}⋅ (C6H5CN)0.67⋅(C6H4Cl2)0.33 

(MDABCO+)⋅CoIIOEP⋅(C60-), образование связи Co-C(C60-) в интервале 50-250 К

26

(TDAE•+)⋅{CoIITPP⋅(C60-)} 

σ-связанный анион {CoIITPP⋅(C60-)} диссоциация при T > 230 К

27

(DMP+)2⋅(C70-)2⋅(CoIITPP)2⋅ (C6H4Cl2)2

присутствие несвязанных CoIITPP и димера (C70- )2

28

(Cs+)⋅CoIITPP⋅(C60•-)⋅(C6H5CN)1.64⋅ (C6H4Cl2)0.36⋅CH3СN 

присутствие несвязанных CoIITPP и анион-радикала C60•-

наблюдается слабое связывание металл-углерод(фуллерена), длина контактов M···C(C60) составляет 2.57-2.69 . Эти контакты короче, чем сумма ВдВ радиусов M и C  (>3.1 ), но существенно длиннее, чем длина связи Со-C в алкилкобаламинах (1.99-2.03 ). Развитый нами многокомпонентный подход позволяет внедрять нейтральные молекулы металлопорфиринов в ионные комплексы (Д+)⋅(С60•-), что впервые позволило исследовать координацию металлопорфиринов на анионы фуллеренов (Табл. 2). При этом оказалось, что степень координации порфирината металла (II) на анион фуллерена может различаться от образования стабильной связи металл-углерод до обратимой координации или отсутствия координации.

Существенно более сильное связывание CoIITPP наблюдается с анионами фуллеренов. Например, в ионных комплексах [{CrI(C6H6)2•+}⋅{CoIITPP⋅(фуллерен-)}⋅ C6H4Cl2] с фуллеренами C60 и C60(CN)2 длина координационных связей Co…C(фуллерен-) составляет 2.28-2.32 . Аналогично октаэтилпорфиринаты кобальта (II) координируются на анионы фуллеренов в 23 и 24 (рис. 8а). Координация осуществляется по σ-типу. Показано, что координационно-связанные анионы {CoIITPP⋅(фуллерен-)} диамагнитны. Интересно, что только порфиринаты кобальта (II) образуют стабильные координационные связи с анионами фуллеренов, тогда как другие металлопорфирины  (M = FeII, MnII, ZnII, CuII) таких связей не образуют. Координационные анионы σ-{CoIITPP⋅(C60-)} достаточно стабильны и начинают диссоциировать только при температуре выше 320 K в 22, то есть они более стабильны, чем соответствующие димеры (С60-)2, связанные одной С-С связью, которые начинают диссоциировать при 130 – 250 K.

В некоторых случаях возможна дестабилизация связей Co-C(C60-). Об изменениях в связывании Co-С60- судят по данным ЭПР- и СКВИД-измерений, так как при диссоциации Co-C связи возникают две парамагнитные частицы порфиринат кобальта (II) и анион-радикал С60•- и соединение переходит из диамагнитного в парамагнитное состояние. Комплексы с такими переходами интересны для создания молекулярных переключателей, так как в них могут обратимо изменяться магнитные, проводящие и оптические свойства. Азотсодержащий катион MDABCO+ (рис. 1) и анион C60- координируются на CoIIOEP в 25 с образованием координационной структуры {(MDABCO+)⋅CoIIOEP⋅(C60-)} с шестикоординированным атомом кобальта (рис. 8б). Комплекс диамагнитный и не дает ЭПР сигналов при низких температурах (4-50 K) (рис. 8в), что указывает на существование связи Co-C(С60-). Новый широкий сигнал (g = 2.1188 и ΔH = 52.0 мТл при комнатной температуре) появляется при T > 50 K и его интенсивность растет с повышением температуры (рис. 8в). Появление этого сигнала можно объяснить диссоциацией связей Co-C и образованием двух парамагнитных частиц (MDABCO+)⋅CoIIOEP и C60•-, которые дают только один ЭПР сигнал из-за обменного магнитного взаимодействия между ними. Интегральная интенсивность сигнала при Т > 250 K указывает на то, что все диамагнитные частицы диссоциированы на парамагнитные частицы (рис. 8в). Диссоциация связи Co-C реализуется в широком температурном интервале (около 200 К) и не приводит к фазовому переходу, который обычно наблюдается при диссоциации димеров (С60-)2, связанных одной С-С связью. Длина координационной связи Co-C(C60-) в 25 2.51  при 100 K (стрелка на рис. 8в). Это значение существенно больше, чем длина этих связей в стабильных координационных анионах {CoIIпорфирин⋅(фуллерен-)} (2.26-2.32 ). Поскольку структура комплекса 25 определена при 100 K, а диссоциация связей Co-C начинается уже при T > 50 К, можно заключить, что расстояние 2.51  находится на границе между связанным и не связанным состояниями для CoIIOEP и C60-.

В образование связей Со-С(C60-) наиболее вероятно вовлечены электроны с НСМО орбитали С60- и dZ2 орбитали порфирината кобальта(II). Нейтральные фуллерены, имеющие вакантную НСМО орбиталь, таких связей не образуют. При этом происходит спаривание электронов, участвующих в образовании координационной связи, поэтому анионы {CoIIпорфирин⋅(фуллерен-)} становятся диамагнитными. Данные оптических спектров указывают на то, что при координации отрицательный заряд сосредоточен на фуллереновой сфере. Анионы фуллеренов с одним электроном на НСМО орбитали (π*1) можно рассматривать как одноэлектронный лиганд, как и NO, который так же имеет один электрон на НСМО орбитали (π*1). Координационная структура CoIITPP⋅NO имеет схожую электронную конфигурацию с {CoIITPP⋅(C60-)} и так же является диамагнитной.

Координация C60•- на CoIITPP не реализуется в комплексах 27 и 28. Возможно присутствие объемных катионов (Cs+)⋅(C6H5CN)1.64⋅AN в 27 не позволяет близко подойти C60•- к CoIITPP. В результате расстояния Co-C(C60•-) достаточно большие (2.55-3.07 ) и в комплексе наблюдается два ЭПР сигнала от CoIITPP и C60•- . Анион-радикалы С70•- димеризуются в 28, в то время как координация с CoIITPP отсутствует, расстояния Co…C((С70-)2) находятся в интервале 2.753-2.804 . В результате ЭПР спектре 28 присутствует только асимметричный сигнал от CoIITPP.

Глава 6. Ионные соединения с дианионами С602-, молекулярная структура дианионов и синглет-триплетные переходы в них. При переносе на фуллерен двух электронов образуется дианион C602-. За счет эффекта Яна-Теллера или других эффектов может происходить понижение симметрии С60, что должно приводить к снятию вырождения t1u-орбитали с появлением, по крайней мере, двух уровней a и e, разделенных энергетической щелью. До настоящего времени вопрос об электронном состоянии дианиона не решен. Нами было получено несколько соединений, содержащих дианионы C602- (Табл. 3), что позволило исследовать их молекулярную и электронную структуру.

В комплексе 29 сильный донор декаметилкобальтоцен (Cp*2Co) восстанавливает фуллерен до дианиона (на это указывают спектры в ИК- и ближней ИК-области). Структура 29 может быть описана как трехмерная сетка, построенная из чередующихся ионов Cp*2Co+ и C602-, в которой есть сквозные каналы, занятые молекулами растворителя. Средние длины 6-6 и 6-5 связей в C602- равны 1.388(9) и 1.443(6) , соответственно, а диаметр дианиона C602- в трех взаимно перпендикулярных направлениях, проходящих через противоположно расположенные атомы углерода, составляет 7.077, 7.086 и 7.020 . Таким образом, эллипсоидальные искажения в дианионе ~0.06 . Эти данные указывают на средние эллипсоидальные искажения каркаса дианиона C602- в 29.

ЭПР спектр 29 при КT показывает широкую Лорентцевую линию с g = 2.0006 и ΔH = 5.6 мТл (сигнал I), на которую накладывается очень слабый узкий сигнал II (рис. 9а). Сигнал I обратимо уменьшается по интенсивности при понижении температуры в интервале 140-290 K. Такое поведение позволяет отнести сигнал I к температурно-заселяемому возбужденному триплетному состоянию (S = 1) дианиона C602-. Сигнал I не показывает характерного триплетного расщепления в интервале 140-290 K. Причиной этого может быть усреднение расщепления в нулевом поле за счет динамического эффекта Яна-Теллера или вращение дианиона. Зависимость натурального логарифма интегральной интенсивности ЭПР сигнала умноженного на температуру от обратной температуры имеет линейный характер в интервале 140-290 K (рис. 9а, вставка). Это позволяет по наклону прямой оценить энергетическую щель между синглетным и триплетным уровнями в дианионе C602-, которая составляет 730±10 см-1. Это значение находится в интервале 300 - 1500 cм-1, предсказанном теоретически. Оценка интенсивности сигнала I при комнатной температуре соответствует заселению возбужденного триплетного уровня на 6%.

Сигнал I полностью исчезает при T < 140 K, оставляя слабый узкий сигнал с g = 2.0016 и ΔH = 0.5 мТл при 140 K (сигнал III). Интенсивность сигнала III увеличивается при понижении температуры,  что позволяет различить сигналы I и III. В координатах ln(I×T) от 1/T эта зависимость имеет линейный характер, что характерно для парамагнитного поведения. Интегральная интенсивность сигнала III в интервале 4-140 К соответствует вкладу порядка 0.3% спинов S = 1/2 от общего содержания C60. Сигнал III, скорее всего, связан с небольшим содержанием дефектов или примесей. Из этих данных следует, что дианион C602- имеет синглетное диамагнитное основное состояние. Температурное поведение мольной магнитной восприимчивости  (χмол)  по данным СКВИД в интервале 1.9-300 K согласуется с данными ЭПР спектроскопии. Комплекс 29 диамагнитен при 1.9-140 K, а увеличение χмол при T > 140 К, можно связать с заселением триплетного возбужденного уровня в дианионе (Рис. 9б). 

N

Состав комплекса

Структура и свойства

29

(Cp*2Co+)2⋅(C602-)⋅(C6H4Cl2, C6H5CN)2 

С602-, заселение триплетного уровня при T >140К

30

{(MDABCO+)2⋅MnIITPP}⋅(C602-)⋅

(C6H4Cl2)4⋅(CH3CN)2 

С602-  и высокоспиновый MnIITPP

31

{(MDABCO+)2⋅ZnTPP}⋅(C60•-)2⋅

(C6H4Cl2)2.5⋅(C6H5CN)0.5 

антиферромагнитное взаимодействие в цепочках C60•-, J/kB =  9.6 K, θ = -13 К

32

{(MDABCO+)2⋅CoIITPP}⋅(C60•-)2⋅ (C6H4Cl2)4.4⋅(C6H5CN)1.6 

цепочки из C60•-

33

{(MDABCO+)2⋅MnIITPP}⋅(C60•-)2⋅ (C6H4Cl2)4.2⋅(C6H5CN)1.8

цепочки из C60•-, θ = - 2 К

34

{(MDABCO+)2⋅FeIITPP}⋅(C60•-)2⋅

(C6H4Cl2)2.2⋅(C6H5CN)0.8

C60•-, θ = - 2 К

35

{(MDABCO+)⋅ZnOEP}⋅(C60•-)⋅

(C6H5CN)0.75⋅(C6H4Cl2)0.25 

антиферромагнитное  взаимодействие в цепочках из C60•-, θ = - 18 К

36

{(MDABCO+)⋅MnIIOEP}⋅(C60•-)⋅ (C6H5CN)0.88⋅(C6H4Cl2)0.12 

зигзагообразные цепочки из C60•-, θ  = - 2.5 К

37

{(MDABCO+)⋅FeIIOEP}⋅(C60•-)⋅ (C6H5CN)0.4⋅(C6H4Cl2)0.6

C60•-, θ  = - 42 К

38

{(DMETEP+)⋅ZnOEP}⋅(C60•-)⋅

(C60)0.5⋅C6H4Cl2 

цепочки C60•- и изолированный С60

39

{(ZnIIOEP)2⋅BPy}⋅(C60•-)2⋅

(TDAE•+)2⋅(C6H6)0.75⋅(C6H4Cl2)0.25 

цепочки C60•-, разделенные TDAE•+, слабое антиферромагнитное взаимодействие

40

(DMI+)3⋅(C60•-)⋅(I-)2

3D упаковка C60•-,θ  = - 9.6 К

41

(Cp*2Cr+)⋅(TBPDA)2⋅(C60•-) 

изолированный  C60•-, θ  = - 0.7 К

42

(Cp*2Co+)⋅(TBPDA)2⋅(C60•-)

изолированный  C60•-, θ  = - 2.3 К

43

(TDAE•+)⋅(TBPDA)2⋅(C60•-)

изолированный  C60•-, θ  = - 1.8 К

44

{MnIIPc(CH3CH2S-)x⋅(I-)1-x}⋅(C60•-)⋅ (PMDAE+)2⋅C6H4Cl2 (x = 0.87).

гексагональные слои с мономерным C60•-

45

{ZnIIPc(CH3CH2S-)у⋅(I-)1-y}2⋅(C60-)2⋅ (PMDAE+)4⋅(C6H4Cl2) (y = 0.5).

образование димеров  (С60-)2

Табл. 3. Состав и свойства ионных комплексов с фуллеренами.

Глава 7. Ионные соединения с мономерными анион-радикалами фуллеренов. Как уже обсуждалось выше, при наличии коротких контактов в кристаллах комплексов анион-радикалы фуллеренов обычно димеризуются с образованием диамагнитных димеров (С60-)2. Однако возможна ситуация, когда расстояния между анион-радикалами С60•- достаточно большие, для димеризации, но в тоже время они не изолированы и между анион-радикалами С60•- могут реализоваться магнитные взаимодействия. Как правило, межцентровые расстояния при этом должны находиться в интервале 10.2-11.0 .

Для получения таких соединений нейтральные молекулы порфиринатов металлов были внедрены в ионные комплексы (Д1+)⋅(C60•-) за счет образования координационных связей с азотсодержащими катионами, такими как TMP+, PMDAE+ и MDABCO+ (рис. 1). Для этого использовали порфиринаты металлов (M = Zn, CoII, MnII, FeII), способные к экстракоординации. Положительно заряженные структуры (Д1+)n⋅(MIIпорфирин) (n = 1 или 2), образующиеся в растворе, сокристаллизуются с моно- или дианионами фуллеренов в виде комплексов {(Д1+)x⋅MIIпорфирин}⋅(C60n-)x (x, n = 1 или 2) (табл. 3). Тетрафенилпорфиринаты металлов в комплексах с фуллеренами образуют структуры, в которых два катиона координируется на атом металла: {(MDABCO+)2⋅MIITPP}(M = Co (32), Mn (33). В этих комплексах образуются зигзагообразные цепочки из анион-радикалов C60•- с антиферромагнитно взаимодействующими спинами, температуры Вейса (Θ) от -2 до -13 K.

Октаэтилпорфиринаты металлов (II) в комплексах с фуллеренами координируют только один катион: (MDABCO+)⋅MIIOEP (M = Zn (35) и Mn (36)), при этом фуллерены не координируясь, располагаются с противоположной стороны порфиринового макроцикла. Отсутствие координации фуллерена объясняется тем, что в результате координации более сильного, чем C60•- лиганда MDABCO+, атом металла порфирина выходит в сторону атома азота MDABCO+, что дестабилизирует связь с C60•-. Мономерные C60•- упакованы в 35 и 36 в зигзагообразные цепочки (рис. 10а). В комплексах наблюдается антиферромагнитное взаимодействие спинов с Θ в интервале -2.5 - -42 K (максимальная температура Вейса наблюдается для комплекса C60•- с FeIIOEP). Изменения, наблюдаемые в ЭПР спектрах этих комплексов, показаны на рис. 10б и 10в. При низких температурах наблюдается расщепление ЭПР сигналов на две компоненты (рис. 10в, вставка), при этом обе компоненты с понижением температуры сдвигаются в разные стороны и уширяются. Такое поведение связано с антиферромагнитным взаимодействием спинов в фуллереновой цепочке. 

Соль фуллерена с катионами N,N`-диметилимидазола, (DMI+)3⋅(C60•-)⋅(I-)2 (40) имеет уникальную структуру с трехмерной сеткой из ионов DMI+ и I-, в которой располагаются анион-радикалы C60•-. Сетка состоит из агрегированных ионов (DMI+)3⋅(I-), связанных водородными связями H(DMI+)-(I-). Каждый анион-радикал C60•- находится в центре тригональной призмы из фуллеренов с расстояниями между центрами 11.05 , что приводит к образованию трехмерной гексагональной фуллереновой структуры (рис. 11а). Относительно большие расстояния между C60•- не позволяют им димеризоваться. Взаимодействие между спинами в комплексе носит антиферромагнитный характер, температура Вейса составляет -9.6 K в интервале 80-300 K. Для 40 наблюдается необычно широкий сигнал ЭПР от C60•- (21.5-23.1 мТл) в интервале 297-82 K с большим  g-фактором  (2.0035 при 297 K). Сигнал резко сужается при 82 K в интервале всего 3К из-за структурного перехода или резкого замораживания вращения C60•-.

В серии комплексов 41-43 с изолированной упаковкой анион-радикалов фуллеренов (Д+)⋅(TBPDA)2⋅(C60•-), донорная компонента имеет разные спиновые состояния  (Д+ = Cp*2Cr+ (S = 3/2), Cp*2Co+ (S = 0) и TDAE•+ (S = 1/2). Анион-радикалы C60•-, катионы  и TBPDA образуют квадратные неплотные слои в комплексах 41 и 43, расположенные паралельно плоскости ab. При этом C60•- образует ВдВ контакты с четырмя фениленовыми группами TBPDA, что указывает на присутсвие π-π взаимодействия между C60•- и TBPDA. Каждый катион расположен в вакансиях, которые образуют восемь бензильных заместителей TBPDA. Все контакты C(TBPDA)...C(Cp*2Cr+ или TDAE•+) больше 3.70 , то есть катионы изолированы в этих комплексах. Таким образом, в 41 и 43 все парамагнитные ионы C60•- и D+ пространственно разделены в трех направлениях молекулами TBPDA (расстояния между центрами ближайших фуллеренов 13.973(2) в 41 и 13.626(2) в 43. Однако, магнитные взаимодействия между анион-радикалами C60•- могут реализоваться через фениленовые группы (-C6H4-) TBPDA. Температура Вейса, оцененная из температурной зависимости обратной магнитной восприимчивости, равна -1 K для 41, -1.8 K для 42 и -2.3 K для 43. Это указывает на слабые антиферромагнитные взаимодействия спинов, что согласуется с достаточно большими расстояниями между ионами в этих комплексах.

Фталоцианины металлов представляют собой другой класс макроциклических соединений, которые могут участвовать в образовании ионных соединений с фуллеренами. Для синтеза таких соединений использовали метод, аналогичный для соединений фуллеренов с металлопорфиринами. Фталоцианины металлов координируют анионные лиганды (CH3CH2S- и I-), присутствующие в растворе, в результате комплекс содержит два разных аниона MIIPc⋅(Анион-) и C60•-. Таким способом получены {MnIIPc(CH3CH2S-)x⋅(I-)1-x}⋅(C60•-)⋅(PMDAE+)2⋅C6H4Cl2 (x = 0.87) (44) и {ZnIIPc(CH3CH2S-)у⋅(I-)1-y}2⋅(C60-)2⋅(PMDAE+)4⋅(C6H4Cl2) (y = 0.5) (45). Таким образом, образование ионных комплексов фуллеренов с фталоцианинами и порфиринами различается. С металлопорфиринами не было получено ни одной структуры, в которой бы анион йода или этантиолата координировался бы на металлопорфирин. В синтезах как с порфиринами, так и фталоцианинами в качестве восстановителя использовались одинаковые йодные соли органических катионов и этантиолат натрия.

44 и 45 имеют слоистую структуру. В комплексе 44 гексагональные слои фуллеренов с тремя соседями при каждом анионе фуллерена содержат большие вакансии, занятые двумя молекулами растворителя. Расстояния между анионами фуллеренов достаточно большие, что не позволяет им димеризоваться вплоть до 150К (Рис. 11б). В комплексе 45 в гексагональных слоях фуллеренов вакансии в слое меньше по размеру и в них входит только одна молекула растворителя. Это приводит к образованию коротких контактов между анионами фуллеренов и их димеризации. В обоих комплексах фуллереновые слои чередуются со слоями, содержащими MIIPc⋅(Анион-). Отрицательно заряженные фуллереновые и фталоцианиновые слои удерживаются вместе катионами PMDAE+, находящимися между слоями (рис. 11б). Упаковка сферических анионов фуллеренов и плоских фталоцианинов достигается за счет того, что фуллерены входят между фениленовыми группами фталоцианинов. Это приводит к тому, что в комплексах фуллеренов с фталоцианинами не наблюдается сильного π-π взаимодействия фуллерен-фталоцианин, характерного для комплексов фуллеренов с металлопорфиринами.

Глава 8. Соли фуллерена С60 с парамагнитными и диамагнитными катионами d- и f-металлов, в которых сосуществуют высокая проводимость и магнитные взаимодействия. Соли фуллеренов с катионами парамагнитных d- и f-металлов представляют особый интерес. Ранее в растворе жидкого аммиака были получены в виде кристаллов и структурно-охарактеризованы соли дианионов С602- с катионами металлов (II) {(M2+)⋅(NH3)6(7)}⋅(C60 2-)⋅(NH3)3, где M = Cd, Mn, Co, Zn, Ni, и Ba. Однако, как было показано в Главе 7, дианион С602- имеет диамагнитное синглетное основное состояние (S = 0) при низких температурах, а возбужденное триплетное (S = 1) состояние незначительно заселяется только при температуре близкой к комнатной. Для создания проводящих и магнитных материалов получение солей с анион-радикалами C60•- более перспективно, поскольку их cпиновое состояние (S = 1/2), может обеспечить магнитный обмен между парамагнитными центрами, в тоже время соли с C60•- могут иметь высокую проводимость. Нами впервые в диметилформамиде (ДМФА) получены соли, содержащие анион-радикалы C60•- и катионами d- и f-металлов (II) (Co, Fe, Ni, Mn, Eu и Cd) сольватированных ДМФА (46-51, табл. 4).

Табл. 4. Состав и свойства комплексов фуллеренов с катионами металлов.

N

Состав комплексов 

Свойства

46

(C60•-)2·{(Co2+)⋅(ДМФА)3.3}

C60•-, θ  = - 48 К, ρ295К= 0.17 Ом⋅см,  полупроводник Ea = 43 мэВ

47

(C60•-)2·{(Ni2+)⋅(ДМФА)4}

C60•-, θ  = - 49 К

48

(C60•-)2·{(Fe2+)⋅(ДМФА)4}

C60•-, θ  = - 17 К, ρ295К = 4 Ом⋅см,  полупроводник, Ea = 66-80 мэВ

49

(C60•-)2·{(Mn2+)⋅(ДМФА)3. 5} 

σ-(C60-)2, переход П-П  200-150 К, ρ295К = 7 Ом⋅см, полупроводник, Ea = 100 мэВ (T > 200 K)

50

(C60•-)2·{(Eu2+)⋅(ДМФА)4}

σ-(C60-)2, переход П-П  200-150 К

51

(C60•-)2·{(Cd2+)⋅(ДМФА)2.5}

C60•-, ρ295К= 1.7 Ом⋅см,  полупроводник, Ea = 54-70 мэВ

52

(MDABCO+)⋅TPC⋅(С60•-)

Металл, наличие двух слоев (металлический и неметаллический с Θ = 31 K). При Т < 200 К оба слоя становятся металлическими

53

(MQ+)⋅TPC⋅(С60•-)

Не металл, сильные антиферромагнитные взаимодействия в фуллереновых слоях с Θ = -21.5К.

Соли (C60•-)2·{(M2+)⋅(ДМФА)y} получены в анаэробных условиях реакцией катионного метатезиса (Cs+)⋅(C60•-) с солями металлов (M2+)⋅(X-)2, где X = Cl, Br, I в DMF в виде черных или темно-коричневых поликристаллических порошков). 46-51 плохо растворимы в ДМФА и выпадают из концентрированных растворов. Данные спектров в ИК- и видимой-ближней ИК области указывают на анион-радикальное состояние фуллерена в этих солях.

Соли с парамагнитными катионами (Co2+ (46); Ni2+ (47) и Fe2+ (48)) показывают необычное поведение ЭПР. Для всех трех солей наблюдаются сигналы при комнатной температуре с g-факторами 1.9918-1.9955 и ΔH = 5.6-12.6 мТл, которые можно отнести к C60•-. Ниже 100К сигналы от C60•- сильно уширяются до максимальных значений 35.7 мТл (46, 5 K), 10.4 мТл (48, 6 K), и 40.1 мТл (47, 6 K) при этом значения g-фактора сдвигаются до 1.992-1.965 и наблюдается падение интегральной интенсивности ЭПР сигнала при T < 6 K. Все эти эффекты можно связать с антиферромагнитным взаимодействиям между спинами C60•- и спинами, локализованными на парамагнитных катионах металлов. Катины Ni2+ и Fe2+ не дают ЭПР сигналов, тогда как соль 46 при температуре ниже 100К дополнительно к ЭПР сигналу от C60•- показывает широкий асимметричный ЭПР сигнал, который можно отнести к высокоспиновому Co2+ (S = 3/2).

Соли фуллеренов с катионами (Mn2+)⋅(ДМФА)3.5 (49) и (Eu2+)⋅(ДМФА)4 (50) имеют другие свойства. Они показывают два ЭПР сигнала, которые можно отнести к C60•-  и катионам Mn2+ и Eu2+. ЭПР сигнал от C60•-  исчезает в интервале 200-150 К, а на температурной зависимости магнитного момента наблюдается падение, связанное с исчезновением вклада от спинов C60•-. Этот переход можно связать с образованием диамагнитных димеров (С60-)2. В димерной фазе парамагнитные катионы (Mn2+)⋅(ДМФА)3.5 и (Eu2+)⋅(ДМФА)4 магнитно изолированы, так как температура Вейса для солей 49 и 50 при T < 150 K близка к нулю. Переход к диамагнитному катиону {(Cd2+)·(ДМФА)2.5} в соли 51 приводит к магнитной изоляции анион-радикалов C60•-. Таким образом, для реализации магнитных взаимодействий в солях фуллеренов с катионами d- и f-металлов (II) важно, чтобы спины присутствовали как на анион-радикале фуллерена, так и катионе металла.

Исследование магнитных свойств солей фуллеренов с парамагнитными катионами методом СКВИД подтвердило наличие в них сильных антиферромагнитных взаимодействий, так как температуры Вейса имеет отрицательные значения: -49 К для 46, -48 K для 48 и -17 К для 47. Удельное сопротивление солей было измерено на прессованных таблетках четырехконтактным методом в анаэробных условиях. Даже на порошке, соль 46 имеет низкое сопротивление при 295 К (ρ = 0.17 Ом⋅см), сопротивление солей 51, 48 и 49 несколько больше и составляет 1.7, 4 и 7 Ом⋅см, соответственно. Все соли имеют полупроводниковый характер проводимости с небольшими энергиями активации, для соли 46 она составляет всего 43 мэВ, для трех других солей энергии активации находятся в интервале 54-100 мэВ. 

Глава 9. Слоистые соединения фуллеренов с металлической проводимость и факторы, влияющие на появление металлической проводимостью.

Соли фуллеренов с катионами щелочных металлов показывают металлическую проводимость и сверхпроводимость. Идея получения чисто органических металлов на основе фуллеренов долгие годы оставалась не реализованной. Нам впервые удалось получить квазидвухмерный органический металл, содержащий гексагональные слои из C60•-, (MDABCO+)⋅(С60•-)⋅TPC (52), где MDABCO+ и TPC это катион N-метилдиазабициклооктана и ароматический углеводород триптицен (рис. 1). Соединение 52 является первым примером материала, который содержит только легкие элементы (C, H, N) и имеет металлическую проводимость. Известно, что металлические свойства могут проявляться в комплексе только при плотной упаковке фуллереновой подрешетки. Однако, анион-радикалы C60•- при наличии между ними коротких С-С контактов образуют диамагнитные димеры (C60-)2 (Глава 3). Получение многокомпонентных комплексов (Д1+)⋅Д2⋅(C60•-), в которых используется две донорные компоненты Д1 и Д2, может решить эту проблему. Молекула TPC имеет подходящую форму и размеры для того, чтобы образовать гексагональные слои с вакансиями, в которых могут располагаться органические катионы, такие как MDABCO+ (Д1+, Рис. 13а). В то же время фуллерен частично входит в гексагональные пустоты в слое (MDABCO+)⋅TPC (рис. 13б, 13в), что приводит к образованию плотной гексагональной упаковки фуллереновых слоев (рис. 13в). В то же время фуллерены разделены в слоях молекулами TPC и это не позволяет им димеризоваться. 

Комплекс 52 имеют ромбоэдрическую структуру при 300 K. Анион-радикалы C60•- образуют гексагональные плотноупакованные слои двух типов, A и B, которые чередуются со слоями (MDABCO+)⋅TPC вдоль оси c (рис. 13в). Анион-радикалы C60•- упорядочены в слое A. Они окружены  нейтральными молекулами TPC, а незаряженный атом азота катионов MDABCO+ направлен точно на центр фуллеренового гексагона (рис. 13г). Анион-радикалы C60•- в слое B разупорядочены при 300К. Каждый анион-радикал С60•- имеет шесть соседних фуллеренов в слое с равным межцентровым расстоянием 10.073(1) при 300К. Это расстояние уменьшается до 9.967(1) при 185 K. В результате для каждого фуллерена в слое образуется 18 ВдВ С…С контактов при 300К и 30 контактов при 185К. Анион-радикалы С60•- в слое В начинают упорядочиваться при T < 200 К и при 185 К наблюдается уже одна наиболее заселенная ориентация С60•- (85%). Структурный фазовый переход происходит в комплексе при 183 К. Он сопровождается переходом от ромбоэдрической ячейки к низкосимметричной триклинной ячейке. Все компоненты комплекса полностью упорядочены при 160 К (рис. 13г). При переходе два расстояния  между  центрами  фуллеренов в слое становятся короче (9.909(1) и 9.923(1) ) в направлениях [100] и [110], соответственно), тогда как третье расстояние в направлении [010] становится заметно длиннее (10.022(2) ). Это приводит к появлению асимметрии в фуллереновых слоях  A и B при 160 K.

Монокристалл 52 имеет высокую проводимость в плоскости ab и показывает сопротивление 0.27 Ом⋅см при комнатной температуре (рис. 14а). Сопротивление падает при понижении температуры и составляет 0.07 Ом⋅cм при 200 K. Это указывает на металлический характер проводимости  при 360-200 К. В интервале температур 200 - 185 K наблюдается скачкообразное падение сопротивления до 0.03 Ом⋅см. Сопротивление уменьшается при понижении температуры до 160 K, после чего начинает медленно увеличиваться вплоть до 70 K. При низких температурах (T < 70 K) наблюдается сильное увеличение контактного сопротивления, что не позволило корректно измерить сопротивление кристалла при низких температурах. Сопротивление кристалла в направлении перпендикулярном проводящим фуллереновым слоям (ρ//c) практически не зависит от температуры при T > 200 K. Оно в 102-103 раз больше, чем сопротивление в фуллереновой плоскости (на рис. 14а показано отношение ρ//c/ρ//ab). Большая анизотропия проводимости в 52 указывает на то, что это соединение имеет двухмерный характер.

Межмолекулярные интегралы перекрывания (S) между С60•- были вычислены расширенным методом Хюккеля. Для упорядоченного слоя A при 185, 200, 240 и 300 K была получена двухмерная поверхность Ферми. Вычисления поверхности Ферми для обоих слоев при 160 K показывают анизотропию для трех направлений, что согласуется с появлением асимметрии в фуллереновых слоях при T < 183 К. Несмотря на появление анизотропии при 160 К, поверхность Ферми в значительной степени сохраняет двухмерный характер. Точечные контакты между сферическими анион-радикалами С60•- приводят к тому, что зона проводимости очень узкая и составляет 0.13–0.15 эВ при 300 К и 0.17–0.19 эВ при 160 К.

Спектр ЭПР измерен для ориентированного монокристалла при условии E//ab (рис. 14б, вставка). В спектре наблюдается сигнал от С60•-  с g = 1.9973 и ΔH = 3.33 мТл (300 K). Сигнал имеет асимметричную Дайсоновскую форму (рис. 14б, вставка). Высокопроводящие квази-двухмерные органические металлы и сверхпроводники на основе BEDT-TTF, например [β-(BEDT-TTF)2I3], так же имеют ЭПР сигнал Дайсоновской формы. Однако до нашей работы Дайсоновский ЭПР сигнала никогда не наблюдался для соединений фуллеренов. Соотношение А/В составляет 2.4 при 300 K. Резкое увеличение этого соотношения наблюдается при Т < 210 K и оно достигает максимума 4.2 при 183 K (рис. 14б). Этот скачок совпадает по температуре с увеличением проводимости монокристалла при 200-183 К. Фазовый переход при 183 К приводит к уменьшению соотношения A/B. Дайсоновский ЭПР сигнал сохраняется вплоть до 4 K (A/B = 1.64). Это указывает на сохранение высокопроводящего состояния в 52  вплоть до 4К.

  В интервале 230-360 K мольная магнитная восприимчивость (χмол) может быть представлена комбинацией двух вкладов: независимым от температуры вкладом парамагнетизма Паули и парамагнетизмом, описываемым законом Кюри-Вейса (χмол = χ0 + C/(T Θ) с χ0 = 6.5 × 104 эме⋅моль1, C = 0.160 эме⋅K⋅моль1 и Θ = 31 K. Значение C = 0.160 эме⋅K⋅моль 1 соответствует вкладу около 50% спинов от общего содержания С60 (C = 0.374 эме⋅K⋅моль 1 для 100% спинов). Принимая во внимание наличие двух типов слоев A и B в 52, можно предположить, что спины в одном слое локализованы и взаимодействуют антиферромагнитно (температура Вейса Θ = 31 K). Вклад от парамагнетизма Паули (χ0) можно отнести к проводящим электронам в другом слое, в котором проводимость имеет металлический характер. Уменьшение χмол наблюдается при 230-200 K и при температуре ниже 200 K, температурно-независимую восприимчивость (χ′0 = 10.0 × 104 эме⋅моль1) можно отнести к парамагнетизму Паули от обоих металлических слоев. Сохранение этого вклада вплоть до 1.9 К подразумевает, что соединение должно быть металлом до 1.9 К. Вклад от парамагнитных примесей при низкой температуре, который описывается законом Кюри, составляет порядка 1.2% спинов от общего содержания C60. Таким образом, полученные данные указывают на то, что слой А ниже 360 К является металлическим, тогда как слой В из-за разупорядоченности фуллерена  скорее всего, содержит локализованные и фрустрированные спины, и, из-за этого имеет полупроводниковый характер проводимости. Упорядочение C60•- в слое В в интервале 200-185 К приводит к переходу слоя В в металлическое состояние. Это приводит к резкому падению сопротивления  и росту соотношения А/В. 52 является первым квазидвухмерным металлом среди фуллереновых проводников, стабильным вплоть до 2 К. Квазиодномерные металлы M⋅C60 (M = Rb и Cs) претерпевают переходы в диэлектрическое состояние при 50 и 40 K.

Многокомпонентный подход позволяет варьировать структуру соединений и выяснить, как небольшие изменения в структуре влияют на физические свойства. С этой целью катион MDABCO+ в 52 был заменен на катион MQ+ (рис. 1). Комплекс (MQ+)⋅(С60•-)⋅TPC (53) так же имеет слоистую структуру, в которой слои (MQ+)⋅TPC чередуются с гексагональными фуллереновыми слоями вдоль оси с. Катион MQ+  отличается от MDABCO+ только тем, что в нем атом азота замещен на атом углерода с одним атомом водорода. Из-за этого MQ+ не может располагаться точно над фуллереновым гексагоном, как в 52, и ложится набок относительно фуллеренового слоя. Это приводит к увеличению размера полости, занимаемой катионом MQ+ в слое (MQ+)⋅TPC и к увеличению расстояния между анион-радикалами С60•- в фуллереновом слое. Действительно расстояния между центрами С60•- в 53 заметно больше, чем в 52 и составляют 10.125, 10.177 и 10.155 при 250 К. В 53 в слое A каждый фуллерен образует с соседними фуллеренами только четыре (рис. 15а), а в слое B только два ВдВ С…С контакта, тогда как в 52 число таких контактов существенно больше (18 при 300 К (рис. 15б) и 30 при 185 К). И к тому же в фуллереновых слоях 53 появляется асимметрия уже при 250 К. Эти изменения в структуре приводят к подавлению металлической проводимости в комплексе 53

Эффективный магнитный момент 53 равен 1.72 μB при 300 К, что соответствует вкладу одного спина S = 1/2 на формульную единицу. Обратная мольная магнитная восприимчивость в интервале 20-300 K описывается законом Кюри-Вейса с отрицательной температурой Вейса (Θ = -21.5 K), что указывает на сильное антиферромагнитное взаимодействие спинов в фуллереновых слоях. ЭПР спектр 53 показывают одиночную Лорентцеву линию от С60•- с g = 1.9997 и полушириной ΔH = 2.68 мТл (рис. 15в, вставка). Лорентцева форма сигнала сохраняется при охлаждении кристалла вплоть до 50 К. Отсутствие Дайсоновской формы ЭПР сигнала (соотношение A/B близко к 1) подтверждает отсутствие высокой проводимости в этом комплексе. При температуре ниже 40 К сигнал расщепляется на две компоненты, которые уширяются, а их g-фактор сдвигается к большим значениям. Такое поведение согласуется с сильными антиферромагнитными взаимодействиями спинов в фуллереновом слое.

Таким образом, комплекс 53 характеризуется достаточно большими расстояниями между анион-радикалами фуллеренов в слое и асимметрией фуллеренового слоя, которая проявляется уже при 250К. Асимметрия наблюдается и в комплексе 52 с металлической проводимостью при T < 183 К. По-видимому, плотная упаковка анион-радикалов фуллеренов в слоях является наиболее важным фактором, определяющим возникновение металлической проводимости в слоистых соединениях фуллеренов. В гексагональных фуллереновых слоях наблюдается конкуренция между двумя состояниями: фрустрированным состоянием с локализованными спинами, в котором  спины взаимодействуют антиферромагнитно (слои типа В в 52 при 200-300К) и металлическим состоянием с делокализованными спинами (слои типа А в 52 при 4-360К). Зона проводимости в  52 очень узкая (0.13–0.19 эВ) по сравнению с другими органическими металлами и сверхпроводниками. Увеличение расстояния между фуллеренами в 53 должно еще больше сужать зону проводимости и дестабилизировать металлическое состояние. Поэтому в этом соединении происходит переход в локализованное состояние с антиферромагнитно взаимодействующими спинами. Можно предположить, что для получения соединений c металлической проводимостью в ряду (Д1+)⋅TPC⋅(С60•-) необходимо использовать небольшие катионы предпочтительно с высокой симметрией С3v, так как металлическая проводимость может реализоваться только в плоноупакованных гексагональных фуллереновых слоях. Даже небольшое увеличение расстояния между фуллеренами в слое в таких узкозонных металлах будет приводить к разрушению металлического состояния.

Глава 10. Экспериментальная часть. В этой главе представлено оборудование, использованное для проведения исследований, рассмотрены методики очистки растворителей,  получения исходных реагентов и синтеза поли- и монокристаллических образцов комплексов 1-53. В таблицах приведены данные элементного анализа и ИК-спектроскопии для комплексов 1-53.

ВЫВОДЫ

1. Разработаны методы синтеза ионных соединений фуллеренов С60, С70 и С60CN2 с различными органическими и металлорганическими донорами и катионами. Для 38 соединений выращены качественные монокристаллы, что позволило исследовать их кристаллическую структуру. Развит многокомпонентный подход, который позволяет получать ионные соединения с двумя донорными компонентами (Д+1)⋅(Д2)⋅(С60-), в которых Д2 структурообразующая молекула (ароматические углеводороды, амины, тетратиафульвалены, металлопорфиринаты,  фталоцианины и дитиокарбаматы металлов), Д1 сильный донор, способный восстановить фуллерен, или катион небольшого размера.

2. Изучены процессы димеризации в полученных соединениях. Показано, что наличие коротких контактов между анион-радикалами С60•- и С70•- приводит к их димеризации с образованием диамагнитных димеров (C60-)2 и (C70-)2, связанных одной С-С связью. Впервые определены молекулярные структуры этих димеров. Димеризация сопровождается обратимым переходом соединения из парамагнитного в диамагнитное состояние или уменьшением магнитного момента комплекса. Температура начала диссоциации димеров (C60-)2 варьируется в широких пределах (от 130 до 250К), димеры (C70-)2 более стабильны и диссоциируют при T > 360 К. В некоторых случаях процессы димеризации зависят от скорости охлаждения.

3. Показано, что анион-радикалы С60•- образуют парамагнитные димеры (C60-)2, связанные двумя С-С связями. Эти димеры термодинамически стабильны и начинают диссоциировать только при T > 380 K. На один димер приходится около двух спинов S = 1/2, спины взаимодействуют антиферромагнитно с константой обменного взаимодействия J/kB =  44.7 K.

4. Показано, что анион-радикалы фуллеренов координируются на порфиринаты кобальта (II) с образованием диамагнитных σ-связанных анионов {CoIIпорфирин⋅(Фуллерен-)}. В некоторых случаях координация обратима и сопровождается переходом соединения из парамагнитного в диамагнитное состояние. Установлено, что расстояние Сo…C равное 2.5  является пограничным между состоянием, в котором оба электрона CoIIOEP и C60•- спарены, образуя координационную связь Сo-C, и несвязанным состоянием с парамагнитными частицами CoIIOEP и C60•-.

5.  Получены соединения, содержащие дианионы С602-. Установлено, что дианион имеет диамагнитное синглетное основное состояние, заселение вышележащего возбужденного триплетного уровня начинается при Т > 140 К. Щель между синглетным и триплетным уровнями в дианионе C602- составляет 730±10 см-1.

6.  Получены соединения с  одномерной  или  трехмерной структурой анион-радикалов фуллеренов Большие расстояния между анион-радикалами фуллеренов препятствуют димеризации, однако между ними проявляются антиферромагнитные взаимодействия с температурами Вейса от -2 до -42К.

7. Впервые получены соли фуллерена С60 с катионами d- и f-металлов. В этих солях сильные антиферромагнитные взаимодействия спинов сосуществуют с высокой проводимостью полупроводникового типа.

8. Многокомпонентный подход позволил синтезировать первый квази-двухмерный органический металл на основе фуллерена - (MDABCO+)⋅TPC⋅(С60•-), где MDABCO+ -катион N-метилдиазабициклооктана, а TPC- нейтральная молекула триптицена. Металл содержит только легкие элементы (C, H, N). Уникальные металлические свойства возникают благодаря его кристаллической структуре, состоящей из чередующихся плотно упакованных гексагональных фуллереновых слоев.

Установлено, что важными факторами для реализации металлической проводимости в слоистых соединениях фуллеренов является плотная упаковка анионов фуллеренов и отсутствие их разупорядоченности. Увеличение расстояния между C60-• в комплексе (MQ+)⋅TPC⋅(С60-•) и переход от упорядоченного к разупорядоченному состоянию C60-• в слое В в комплексе (MDABCO+)⋅TPC⋅(С60-•) при T > 200 К приводят исчезновению металлической проводимости.

Работа открывает перспективу создания новых квази-двухмерных органических металлов и других материалов на основе фуллеренов методами дизайна новых молекулярных и кристаллических структур.

9. Совокупность проведенных исследований и полученные в работе результаты позволили сформулировать новое научное направление: дизайн ионных и ион-радикальных соединений фуллеренов.

Основные публикации по теме диссертации:

1. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Saito G. The reversible formation of a single bonded (C60-)2 dimer in ionic charge transfer complex: Cp*2Cr⋅C60(C6H4Cl2)2. The  molecular structure of (C60-)2. //  J. Am. Chem. Soc. -2002. -V. 124. -P. 8520-8521.

2. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Yoshida Y., Saito G. Synthesis and crystal structure of ionic multicomponent complex: 2[CrI(PhH)2+.]⋅[CoIITPP⋅(C60(CN)2)-]⋅[C60(CN)2-.]⋅ 3(o-C6H4Cl2) containing C60(CN)2-. anion-radical and σ-bonded diamagnetic CoIITPP(C60(CN)2)- anion. // J. Am. Chem. Soc. -2002. -V. 124. -P. 7648-7649.

3. Konarev D.V., Khasanov S.S., Vorontsov I.I., Saito G., Antipin Yu.A., Otsuka A., Lyubovskaya R.N. The formation of a single-bonded (C70-)2 dimer in ionic multicomponent complex of cyclotriveratrylene: (Cs+)2⋅(C70-)2⋅CTV⋅(DMF)7⋅(C6H6)0.75. // Chem. Commun. -2002. -P. 2548-2549.

4. Литвинов А.Л., Конарев Д.В., Юданова Е.И., Каплунов М.Г., Любовская Р.Н. Селективное восстановление фуллерена С60 металлами в нейтральной и  щелочной среде. Взаимодействие C60 с KOH. // Изв. АН, Сер. хим. -2002. -Т. 51. - №.11. –С. 1849-1853. 

5. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Otsuka A., Yoshida Y., Lyubovskaya R.N. The formation of the (C60-)2 and (C70-)2 dimers in ionic compounds of fullerenes. //  J. Am. Chem. Soc. -2003. -V. 125. -P. 10074-10083.

6. Konarev D.V., Neretin I.S., Saito G., Slovokhotov Yu.L., Otsuka A., Lyubovskaya R.N. Ionic multi-component complexes containing TDAE•+ and C60•- radical ions and neutral D1 molecules: D1⋅TDAE⋅C60. // Dalton Trans.  - 2003. -P. 3886-3891.

7. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Yoshida Y., Saito G. First ionic multi-component  complex of fullerene C60(CN)2 with Co(II) tetraphenylporphyrin and bis(benzene)chromium. // Synth. Met. -2003. -V. 133-134. -P. 707-709.

8.  Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Yoshida Y., Lyubovskaya R.N., Saito G.  The interaction of fullerenes C60, C70, and C60(CN)2 radical anions with cobalt (II) tetraphenylporphyrin in solid multicomponent complexes. // Chem. Eur. J. -2003. -V. 9. - P. 3837-3848.

9. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Lyubovskaya R.N. Fullerene complexes with cobalt (II) tetraphenylporphyrin: from molecular to ionic crystals. // J. Porph. Phth. - 2003. -V. 7. -P. 801-806.

10. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Vorontsov I.I., Otsuka A., Lyubovskaya R.N., Antipin Yu.M. Crystal structure and magnetic properties of an ionic C60 complex with decamethylcobaltocene: (Cp*2Co)2C60⋅(C6H4Cl2, C6H5CN)2. Singlet-triplet transitions in the C602-  anion. //  Inorg. Chem. - 2003. -V. 42. -P. 3706-3708.

11. Konarev D.V., Khasanov S.S., Vorontsov I.I., Saito G., Otsuka A., The formation of  single bonded (C60-)2 and (C70-)2 dimers in ionic complexes of fullerenes. // Synth. Met. - 2003.  -V. 135-136. -P. 781-782.

12. Konarev D.V., Neretin I.S., Saito G., Slovokhotov Yu.L., Otsuka A., Lyubovskaya R.N.,  Multi-component ionic complexes of cobalt (II) tetraphenylporphyrin with C60 fullerides.  Transition from σ-bonded CoIITPP⋅C60- anion to nonbonded CoIITPP and C60•- components. // Eur. J. Inorg. Chem. -2004. -P. 1794-1798.

13. Konarev D.V., Saito G., Lyubovskaya R.N. Singlet-triplet transitions in the C602- anion. // Full. Nanot. and Carb. Nanostr. -2004. -V. 12. -P. 147-154.

14. Konarev D.V., S.S. Khasanov, G. Saito, R.N. Lyubovskaya, The formation of σ-bonded  (fullerene-)2 dimers and (CoIITPP⋅fullerene-) anions  in ionic complexes of C60, C70, and  C60(CN)2. // Recent Research Developments in Chemistry. Research Signpost, Trivandrum, Kerala, India. -2004. -V. 2. -P. 105-140.

15.  Конарев Д.В. Образование σ-связанных димеров (С60-)2 и (С70-)2 в ионных  комплексах фуллеренов. // Ежегодник Института Проблем Химической Физики РАН, 2004. -Т. 1. -С. 120-123.

16. Konarev D.V., Kovalevsky A. Yu., Otsuka A., Saito G., Lyubovskaya R.N. Neutral and ionic complexes of fullerene C60 with metal dibenzyldithiocarbamates. Reversible dimerization of C60•- in ionic multi-component complex (CrI(C6H6)2•-)⋅(C60•-)⋅ 0.5[Pd(dbdtc)2]. // Inorg. Chem. -2005. -V. 44. -P. 9547-9553.

17. Konarev D.V., Kovalevsky A.Yu., Khasanov S.S., Saito G., Otsuka A., Lyubovskaya R.N. Crystal structures, EPR spectra, and magnetic properties of a series of ionic multi-component complexes (TBPDA)2⋅(C60•-)⋅(D+) (D = Cp*2Cr, Cp*2Co and TDAE). // Eur. J. Inorg. Chem. - 2005. - P. 4822-4828.

18. Konarev D.V., Khasanov S.S., Kovalevsky A.Yu., Saito G., Otsuka A., Lyubovskaya R.N. Structural aspects of two-stage dimerization in ionic C60 complex with bis(benzene)chromium: Cr(C6H6)2⋅C60⋅C6H4Cl2. // Dalton Trans. - 2006. - P. 3716-3720.

19. Konarev D.V., Khasanov S.S.,  Otsuka A.,  Saito G.,  Lyubovskaya R.N.. Negatively charged π-(C60-)2 dimer with biradical state at room temperature. // J. Am. Chem. Soc. - 2006. -V. 128 -P. 9292-9293.

20. Konarev D.V.,  Khasanov S.S., Otsuka A.,  Saito G.,  Lyubovskaya R.N. Peculiarities of C60•- coordination to cobalt(II) octaethylporphyrin in ionic multicomponent complexes. First observation of reversible formation of Co-C(C60-) coordination bonds. // Chem. Eur. J. -2006. -V. 12. -P. 5225-5230.

21. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Lyubovskaya R.N. Ionic multi-component complexes (TBPDA)2⋅(C60•-)⋅(D+), were D is Cp*2Cr, Cp*2Co and TDAE: structures and magnetic properties. // Full., Nanot. and Carb. Nanostr. - 2006. -V. 14. -P. 349-356.

22. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Otsuka A.,  Lyubovskaya R.N. Dimerization of C60•- in multi-component ionic complexes with bis(ethylenedithio)-tetrathiafulvalene:  (Cation+)2⋅ET⋅(C60•-)2. // J. Mater. Chem. -2007. -V. 17. -P. 4171-4177.

23. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Otsuka A., Lyubovskaya R.N. Ionic and neutral C60 complexes with coordination assemblies of metal tetraphenylporphyrins, MIITPP2⋅DMP (M = Mn and Zn). Coexistence of the (C60-)2 dimers bonded by one and  two single bonds in the same compound. // Inorg. Chem. -  2007. -V. 46. -P. 7601-7609.

24. Konarev D.V., Khasanov S.S.,  Otsuka A.,  Saito G.,  Lyubovskaya R.N. The formation of antiferromagnetic C60•- chains and diamagnetic (C70-)2 dimers in ionic complexes of fullerenes with coordinating (MDABCO+)2⋅MIITPP units (M = Zn, Co, Mn, and Fe). // Inorg. Chem. -2007. -V. 46. -P. 2261-2271.

25. Конарев Д.В., Хасанов С.С., Любовская Р.Н. Образование отрицательно  заряженных димеров и координационных анионов в ионных соединениях фуллеренов. // Изв. АН, Сер. хим. - 2007. - Т. 56. - № 3.  - P. 361-381. 

26. Konarev D.V.,  Lyubovskaya R.N., Khasanov S.S., Otsuka A., Saito G. Formation and  properties of (C60-)2 dimers of fullerenes bonded by one and two σ-bonds in ionic complexes.  // Mol. Crys. Liq. Crys.  - 2007. -V. 468. - P. 227-237.

27. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Lyubovskaya R.N. Multi-component ionic complex containing (MDABCO+)2⋅MnIITPP assemblies and C602- dianions: synthesis, crystal structure and magnetic properties. // J. Porph. Phth. -2008. -V. 12. -P. 1146-1153.

28.  Konarev D.V., Khasanov S.S., Slovokhotov Yu. L., Saito G., Lyubovskaya R.N. Neutral and ionic complexes of C60 with (ZnOEP)2⋅BPy coordination dimers. // CrystEngComm. -2008. - V. 10. - P. 48-53.

29. Конарев Д.В., Любовская Р.Н.  Магнитные свойства солей фуллеренов с катионами  d- и  f-металлов (Co2+, Ni2+, Fe2+, Mn2+, Eu2+ и Cd2+). Особенности взаимодействия С60•- с катионами металлов. // Изв. АН, Сер. хим. -2008. -Т. 56. - № 9.  - P. 1909-1919.

30. Konarev, D.V. Khasanov S.S., Saito G., Lyubovskaya R.N., Multi-component ionic complex containing (MDABCO+)2⋅MnIITPP assemblies and C602- dianions: synthesis, crystal structure and magnetic properties. // J. Porph. Phth. -2008. -V. 12. -P. 1146 – 1153.

31. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Saito G., Lyubovskaya R.N. Ionic fullerene complex (DMI+)3⋅(C60•-)⋅(I-)2 with three-dimensional DMI+- I- network and hexagonal fullerene array. // CrystEngComm. - 2009. - V. 11. - P. 811-816.

32. Konarev D.V., Khasanov S.S., Saito G., Lyubovskaya R.N. Design of molecular and ionic complexes of fullerene C60 with metal (II) octaethylporphyrins, MIIOEP, where M = Zn, Co, Fe and Mn by using coordination M-N(ligand) and M-C(C60-) bonds. // Cryst. Growth Des. - 2009. - V. 9. - P. 1170-1181.

33. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A., Saito G., Lyubovskaya R.N. Effect of the Co- C(C60-) bond formation on magnetic properties of the ionic complex {Cryptand[2,2,2]⋅ (Na+)}⋅{CoIITPP⋅(C60-)}⋅(C6H4Cl2)2. // Dalton Trans. -  2009. -  P. 6416-6420.

34. Konarev D.V., Lyubovskaya R.N., Coordination structures of metalloporphyrins with N-containing cations in the complexes with fullerenes. // Макрогетероциклы - 2009. -Т. 2. - № 3-4. -С. 191-197.

35. Konarev D.V.,  Khasanov S.S., Mukhamadieva G.R., Zorina L.V., Otsuka A., Yamochi H., Lyubovskaya R.N. Magnetic and structural transitions at dimerization of C60•- in ionic fullerene complexes with metalloporphyrins: {MIITPP⋅(TMP+)2}⋅(C60-)2⋅(C6H4Cl2)2⋅ (C6H5CN)2 (M = Zn and Mn). // Inorg. Chem. -2010. -V. 49. -P. 3881-3887.

36. Konarev D.V., Khasanov S.S., Simonov S.V., Yudanova E.I., Lyubovskaya R.N. Ionic complexes of fullerene C70 with tetrakis(dimethylamonoethylene). The formation of diamagnetic singly bonded (C70-)2 dimers. // CrystEngComm. -2010. -V. 12. -P. 3542–3546.

37.  Konarev D.V., Khasanov S.S.,  Otsuka A.,  Maesato M.,  Saito G., Lyubovskaya R.N. Two- dimensional organic metal based on fullerene. // Angew. Chem. -2010. -V. 49. -P. 4829- 4832.

38. Konarev D.V., Khasanov S.S., Otsuka A.,  Saito G., Lyubovskaya R.N. Magnetic properties and stability of the doubly bonded (C60-)2 dimers. // New. J. Chem. -2011. -V. 35 -P. 1829-1835.

39. Конарев Д.В., Зорина Л.В., Хасанов С.С., Хакимова Э.У., Любовская Р.Н. Ионные  комплексы, содержащие одновременно анионы фуллеренов и координационные структуры фталоцианинов металлов. // Изв. АН, Cер. хим. - 2011. - Т. 59. - № 6.  -С. 1038-1045.

40. Konarev D.V., Kuz`min A.V., Simonov S.V., Khasanov S.S., Yudanova E.I., Lyubovskaya R.N. Structure and properties of an ionic fullerene complex Co+(dppe)2⋅(C60•-)⋅(C6H4Cl2)2. The distortion of ordered fullerene cage of the C60•- radical anions. // Dalton Trans. -2011. -V. 40. -P. 4453-4458.

41. Konarev D.V., Khasanov S.S., Zorina L.V., Otsuka A.,  Saito G., Lyubovskaya R.N. Effect of cooling rate on the dimerization of C60•- in fullerene salt (DMI+)2⋅(C60•-)⋅{Cd(Et2NCS2)2I-}. // Inorg. Chem. - 2012. (в печати).

42. Konarev D.V., Lyubovskaya R.N. Ionic compounds of fullerenes obtained by synthesis in solution. / Handbook on Fullerene: Synthesis, Properties and Applications, Verner R.V., Benvegnu C. // Nova Science Publishers, Inc., New York. -2012. -P. 93-151.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.