WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

БАКЛАНОВА Наталья Ивановна

ИНТЕРФЕЙСНЫЕ ПОКРЫТИЯ НА АРМИРУЮЩИХ УГЛЕРОДНЫХ И КАРБИДОКРЕМНИЕВЫХ ВОЛОКНАХ ДЛЯ КОМПОЗИТОВ С КЕРАМИЧЕСКОЙ МАТРИЦЕЙ

02.00.21 – химия твердого тела

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук

Новосибирск – 2010

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте химии твердого тела и механохимии Сибирского отделения РАН

Официальные оппоненты: Доктор химических наук, старший научный сотрудник Бохонов Борис Борисович Учреждение Российской академии наук Институт химии твердого тела и механохимии Сибирского отделения РАН (г. Новосибирск) Доктор химических наук, профессор Игуменов Игорь Константинович Учреждение Российской академии наук Институт неорганической химии им.А.В. Николаева Сибирского отделения РАН (г. Новосибирск) Доктор химических наук, профессор Кряжев Юрий Гаврилович Учреждение Российской академии наук Институт проблем переработки углеводородов Сибирского отделения РАН (г. Омск)

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук Институт химии твердого тела Уральского отделения Российской академии наук (г. Екатеринбург)

Защита состоится 16 февряля 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета_Д 003.044.01 в Институте химии твердого тела и механохимии Сибирского отделения Российской академии наук по адресу: 630128, Новосибирск, ул. Кутателадзе, 18 (факс: 383 332 28 47)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института химии твердого тела и механохимии СО РАН

Автореферат разослан______________________2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат химических наук _________________________ Т.П. Шахтшнейдер

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.

Потребность аэрокосмической отрасли в конструкционных материалах с высоким уровнем термомеханических свойств предопределила создание керамических композитов (ККМ), армированных углеродными (УВ), карбидокремниевыми (SiC) и оксидными волокнами. Наличие в хрупкой керамической матрице армирующего наполнителя позволяет реализовать механизм диссипации энергии матричных микротрещин путем их торможения и отклонения на границе волокно/матрица, отслоения волокон от матрицы и последующего их вытягивания из матрицы. Условием осуществления этого механизма является ослабление межкомпонентной связи волокно-матрица. Для достижения цели и управления процессами на границе волокно/матрица было предложено наносить на волокна тонкий, субмикронного размера промежуточный слой, который получил название интерфаза.

К интерфазам, предназначенным для ККМ, предъявляются высокие требования. Интерфаза должна (i) отклонять трещины на границе волокноматрица; (ii) передавать механическую нагрузку от матрицы к волокну; (iii) сохранять химическую и микроструктурную стабильность во всем рабочем интервале температур; (iv) быть устойчивой к окислению. Вышеперечисленные требования довольно жесткие, многообразные и противоречивые, а «эффективность» интерфазы в ККМ – есть сложная функция многих параметров интерфазы, поэтому принцип построения интерфазы, методы ее формирования и микроструктурные особенности требуют тщательного изучения, основанного на получении и обобщении фундаментальных физико-химических данных по свойствам и методам формирования интерфейсных покрытий на волокнах.

Несмотря на успехи в области разработки и синтеза интерфазных материалов, проблема создания новых, более эффективных интерфаз для ККМ остается весьма актуальной. Расширение круга интерфазных материалов требует разработки новых, либо серьезной адаптации уже имеющихся подходов к их формированию. Решение этой проблемы осложняется тем, что современные системы армирования композитов представляют собой подложку сложнейшей геометрической формы. Так, в качестве армирующего наполнителя используют жгуты и ткани, спряденные из жгутов, каждый из которых состоит из нескольких сотен (500-1600) филаментов диаметром 7-13 микрон. Для того чтобы нанести покрытие на каждый индивидуальный филамент и сделать этот процесс управляемым и воспроизводимым, необходимо исследовать фундаментальные закономерности образования интерфазных материалов. Подчеркнем, что без всестороннего и комплексного подхода к формированию и исследованию интерфазы она по-прежнему будет оставаться наиболее слабо изученным звеном в триаде «матрица-интерфаза-волокно», а возможность прогнозирования термомеханического поведения композита будет проблематичной.

Таким образом, актуальность данной работы обусловлена важными фундаментальными и прикладными аспектами: недостаточной изученностью природы и функций интерфазы, признанной неотъемлемой частью высокотемпературных ККМ; отсутствием адекватных методов синтеза интерфейсных покрытий на волокнистых подложках сложнейшей геометрической формы и ограниченностью фундаментальных знаний и представлений о процессах формирования покрытий на армирующих волокнах; необходимостью создания новых ККМ, устойчивых к экстремальным механическим нагрузкам при высоких температурах и в окислительных средах.

Цель работы – разработка и исследование закономерностей образования и свойств интерфейсных покрытий на армирующих углеродных и карбидокремниевых волокнах для керамических композитов.

В работе решались следующие задачи:

- разработка методов синтеза наноразмерных однородных покрытий на непрерывных УВ или SiC волокнах, исключающих сращивание волокон посредством покрытия;

- исследование закономерностей образования интерфейсных покрытий из тугоплавких карбидов металлов в условиях реакционного химического осаждения из газовой фазы (RCVD) на УВ и SiC волокна;

- исследование закономерностей образования интерфейсных оксидных покрытий из гидратированных прекурсоров на УВ и SiC волокнах;

- комплексная качественная и количественная характеризация интерфейсных наноразмерных покрытий на УВ и SiC волокнах с точки зрения фазового и элементного состава, морфологии, топографии, текстуры. Установление взаимосвязи между свойствами интерфейсных покрытий и условиями их формирования;

- установление соответствия свойств модифицированных волокон (морфологии и топографии, окислительной устойчивости, механической прочности) требованиям функционирования ККМ;

- изучение механизма термического превращения кремнийорганических полиненасыщенных полимеров различной химической природы, в том числе, содержащих атом германия в основной цепи, в карбидокремниевые продукты;

- исследование влияния модификации границы раздела «волокно – матрица» на свойства ККМ.

Научная новизна - На основе RCVD метода разработаны новые подходы к синтезу наноразмерных однородных покрытий из тугоплавких карбидов переходных металлов на тонких непрерывных УВ и SiC волокнах. Впервые этим методом получены и охарактеризованы покрытия из карбидов металлов IV-VI групп, включая карбиды титана, циркония, гафния, тантала, ванадия, молибдена. Изучены закономерности образования карбидов металлов в условиях RCVD с использованием хлор- и фторсодержащих транспортных агентов, предложена схема химических реакций для описания процессов.

- Оптимизированы методы синтеза наноразмерных покрытий на основе тугоплавких оксидов алюминия, циркония, их смесей, стабилизированного оксида циркония из гидратированных прекурсоров. Впервые получен однофазный тетрагональный диоксид циркония в виде покрытия на SiC волокнах различных поколений.

- Впервые использован интегрированный подход для характеризации наноразмерных покрытий. С помощью методов сканирующей электронной микроскопии высокого разрешения, сопряженной с энерго-дисперсионным анализом (СЭМ/ЭДС), рентгенофазового анализа (РФА), рентгеновской фотоэлектронной спектроскопии (РФЭС), атомно-силовой микроскопии (АСМ), спектроскопии комбинационного рассеяния (КР), получена обширная база данных по морфологии, топографии, фазовому и элементному составу наноразмерных покрытий на волокнах. Проведено сравнительное изучение микроструктурных особенностей карбидных покрытий на УВ и оксидных покрытий на SiC волокнах.

Впервые получены количественные топографические данные и морфологические характеристики УВ с тугоплавкими карбидными покрытиями и SiC волокон с оксидными покрытиями.

- Предложен интегрированный подход к исследованию характеристик волокон, обеспечивающих их функционирование в керамическом композите, таких как, механическая прочность, окислительная устойчивость, морфология, топография и адгезия к керамическому материалу.

- Впервые изучен механизм термических превращений полиненасыщенных кремнийорганических полимеров, в том числе, с атомами германия в основной цепи с помощью широкого комплекса физико-химических методов. Разработаны новые методы получения интерфейсных покрытий на волокнах с использованием этих полимеров в качестве прекурсоров.

- Впервые изучено влияние модификации границы раздела «SiC матрица- SiC волокно» тугоплавкими карбидами переходных металлов и тетрагональным диоксидом циркония на свойства ККМ.

Практическая значимость работы - RCVD методом на УВ и SiC волокнах получены интерфейсные покрытия из тугоплавких карбидов переходных металлов IV-VI групп. Процесс осуществляется при температурах 1000°С или ниже за достаточно короткие времена.

- Из гидратированных прекурсоров разработаны золь-гель методы нанесения однородных и равномерных интерфейсных оксидных покрытий на УВ и SiC волокна. Разработанные методы основаны на использовании дешевых и доступных прекурсоров, исключена необходимость использования инертной среды, дорогих и чувствительных к влаге металлоорганических прекурсоров.

Оба метода легко масштабируются и встраиваются в уже существующие технологические схемы, апробированы на различных типах волокнистых подложек, обеспечивают получение равномерных покрытий на каждом филаменте и исключают образование мостиков между ними посредством покрытия.

- Получена обширная база данных по морфологии, топографии, фрактографии, микроструктуре, механическим свойствам и окислительной устойчивости УВ и SiC волокон различных марок, модифицированных тугоплавкими карбидами и оксидами металлов.

- Проведены механические испытания модельных миникомпозитов и показано, что модификация границы раздела «волокно-матрица» приводит к изменению характера разрушения композита.

- Разработан и запатентован способ получения наноразмерных порошков на основе SiC, разработаны способы получения интерфейсных SiC, SiC(Ge) покрытий из предкерамических полимеров.

- Разработана методика количественного определения соотношения моноклинной и тетрагональной фаз диоксида циркония в интерфейсных покрытиях на SiC волокнах.

На защиту выносятся:

1. Схема, описывающая закономерности химического переноса через газовую фазу в системах тугоплавкий металл - УВ или SiC волокно – галогенсодержащий компонент, составленная на основе теоретического термодинамического расчета и экспериментального изучения.

2. Экспериментальные результаты по нанесению наноразмерных тугоплавких оксидных покрытий из гидратированных прекурсоров золь-гель методом на УВ и SiC волокна.

3. Результаты комплексного исследования физико-химических свойств наноразмерных тугоплавких покрытий на УВ и SiC волокнах.

Функциональные характеристики УВ и SiC волокон, модифицированных тугоплавкими соединениями.

4. Механизм термического превращения кремний- и германийсодержащих полиненасыщенных полимеров в SiC- и SiC(Ge)- содержащие керамические фазы.

5. Результаты по изучению влияния модификации границы раздела «керамическая матрица-волокно» на напряжение сдвига в SiC/SiCf модельных миникомпозитах.

Личный вклад соискателя заключается в определении направления исследований, постановке целей и задач, выборе экспериментальных подходов и методов исследования, обработке и интерпретации полученных результатов.

Большинство статей написано лично автором. Экспериментальная часть работы была выполнена автором либо самостоятельно, либо совместно с Т.М. Зима.

Характеризация волокон и продуктов термического разложения полимеров выполнена в кооперации с сотрудниками ИХТТМ СО РАН и других Институтов СО РАН: к.х.н. В.П. Бервено (ИХТТМ СО РАН), д.х.н. А.И. Борониным (ИК СО РАН), к.х.н. И.А. Ворсиной (ИХТТМ СО РАН), к.ф-м.н. Б.Н. Зайцевым, к.ф.-м.н.

О.И. Киселевой (ФФ МГУ им. Ломоносова), д.х.н. Б.А. Колесовым (ИНХ СО РАН), д.х.н. М.А. Корчагиным (ИХТТМ СО РАН), С.В. Кощеевым (ИК СО РАН), д.х.н.

О.Б. Лапиной (ИК СО РАН), к.х.н. А.А. Матвиенко (ИХТТМ СО РАН), Т.М.

Наймушиной (ИХТТМ СО РАН), к.геол-мин.н. А.Т. Титовым (ИГМ СО РАН), к.х.н. С.С. Шацкой (ИХТТМ СО РАН). Предкерамические полимеры были синтезированы д.х.н. О.Г. Ярошем, к.х.н. Л.В. Жилицкой, к.х.н. Н.О. Ярош (Иркутский Институт химии СО РАН, г. Иркутск). Механические испытания SiC/TaC/SiCf композитов были выполнены к.т.н. А.В. Лахиным (ОАО «Композит», г. Королев).

Апробация работы. Результаты работы были представлены автором на Всероссийской конференции «Углеродные материалы», Новокузнецк, 1995;

Всероссийской конференции «Физико-химические и механические процессы в композитных материалах и конструкциях», Москва, 1996; “NATO Advanced Study Institute on Materials Science of Carbides, Nitrides and Borides”, St.-Petersburg, 1998;

Third APAM Topical Seminar, Novosibirsk, 1999; Всероссийской конференции «Новые конструкционные материалы», Москва, 2000; Всероссийской конференции «Кремнийорганические соединения: синтез, свойства, применение», Москва, 2001;

Structural Ceramics and Ceramic Composites for High-Temperature Applications”, Seville, Spain, 2001; Всероссийском Симпозиуме «Химия органических соединений кремния и серы», Иркутск, 2001; Second International Conference “Materials Coatings for Extreme Performances”, Crimea, Ukraine, 2002; Annual Conference of the American Ceramic Society, USA, 2003; 7thApplied Diamond Conference/3th Frontier Carbon Technology Joint Conference (ADC/FCT), Japan, 2003; The 10th International Conference on New Diamond Science and Technology, Tsukuba, Japan, 2005; The 14th International Symposium on Organosilicon Chemistry, Germany, 2005; Международной конференции «Углерод: фундаментальные проблемы науки, материаловедение, технология», Москва, Россия, 2005; Topical Meeting “Nanoparticles, Nanostructures and Nanocomposites”, St.Petersburg, Russia, 2004;

International Conference “Advanced Si-Based Ceramics and Composites”, South Korea, 2004; 11th International Ceramic Congress (CIMTEC), Sicily, Italy, 2006; China International Conference on High-Performance Ceramics (CICC-5), China, 2007; IV Международном Технологическом Конгрессе "Военная техника, вооружение и современные технологии продукции военного и гражданского назначения", Омск, Россия, 2007; XVIII Международной научно-технической конференции "Конструкции и технологии получения изделий из неметаллических материалов", Обнинск, Россия, 2007; 2-ой Всероссийской конференции "НАНО 2007", Новосибирск, Россия, 2007; International Conference “Mechanochemistry and Mechanical Activation” (INCOME-2006), Novosibirsk, Russia, 2006; Meeting of the European Materials Research Society (E-MRS 2008 Fall Meeting), Warsaw, 2008;

Coatings Science International (COSI2008), Netherlands, 2008; Международной летней школы молодых ученых СНГ “Интеграция и инновации в воспроизводстве кадров для развития гуманитарного сотрудничества стран СНГ”, Новосибирск, 2008; International Conference “HighMatTech”, Kiev, 2009; IV Международной школе-конференции «Фундаментальное и прикладное материаловедение», Барнаул, 2009; Pacific Rim Conference on High Performance Ceramics (PACRIM8), Vancouver, Canada, 2009; China International Conference on High-Performance Ceramics (CICC-6) Harbin, China, 2009; High-Temperature Ceramic Matrix Composites (HT-CMC7), Bayreuth, Germany, 2010.

Работа выполнялась по плану НИР ИХТТМ СО РАН в рамках программ фундаментальных исследований СО РАН, Президиума РАН, интеграционных проектов СО РАН, NATO “Science for Piece”, в рамках федеральной целевой программы «Национальная технологическая база», Государственного контракта с Федеральным агентством РОСКОСМОС, совместного проекта с Atlantic Research Corporation (USA).

Публикации: По теме диссертации опубликовано 45 работ, в том числе: 34 статьи в отечественных и зарубежных журналах, патентов – 2, трудов конференций - 9.

Объем и структура работы: Диссертация состоит из введения, шести глав, включая литературный обзор, выводов, списка цитированной литературы (3 наименований). Работа изложена на 349 страницах, включает 203 рисунка и таблицы.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит обоснование актуальности выполненных исследований, цели и задачи работы, научную новизну, практическую значимость, защищаемые положения.

Глава 1 содержит обзор публикаций, посвященных назначению, способам формирования и свойствам компонентов композиционных материалов с керамической матрицей – волокнам, керамическим матрицам и интерфазам. В первом разделе содержится обзор данных по свойствам УВ конструкционного назначения, кратко рассматриваются основные способы получения. Отмечается, что наиболее критичным для большинства приложений углеродных материалов является низкая окислительная устойчивость углерода. Чтобы в полной мере использовать потенциал УВ как конструкционного материала для высокотемпературных приложений, необходимо придать им окислительную устойчивость. Это достигается за счет нанесения покрытий на УВ. Отмечено, что работы, посвященные изучению и характеризации поверхности УВ на нанометровом уровне, весьма малочисленны. Во втором разделе обсуждаются способы получения бескерновых SiC волокон различных поколений, их физикохимические свойства, микроструктурные особенности и те функциональные характеристики, которые имеют особое значение для длительной работы композитов. Основная проблема SiC волокон заключается в микроструктурной и химической нестабильности при нагревании, что является результатом наследования молекулярной структуры органического происхождения. В третьем разделе главы обсуждаются способы формирования керамических матриц.

SiC/SiCf композиты наиболее близки к воплощению в реальных конструкциях, предназначенных для высокотемпературных приложений, поэтому способы получения SiC матрицы рассмотрены более подробно. Из анализа методов приготовления композитов с SiC матрицей следует, что в процессе формирования матрицы возникает реальная угроза деградации свойств УВ или SiC волокон как следствие использования высоких температур, давлений, агрессивных исходных или образующихся компонентов. Решение проблемы лежит на пути оптимизации параметров формирования матрицы и нанесения барьерных покрытий на волокна.

Кратко рассматриваются способы получения матриц из других тугоплавких карбидов. В этом разделе также рассматриваются механические свойства SiC/SiCf композитов. Отмечено, что поведение композиционного материала определяется не только свойствами самих компонентов, но и совокупностью свойств границы раздела волокно-матрица. Четвертый раздел посвящен интерфазе. Рассмотрена история вопроса, сформулированы основные положения концепции интерфазы в ККМ. Показано, как эта концепция была использована в дизайне интерфейсной зоны современных ККМ, армированных УВ или керамическими волокнами.

Отмечено, что «эффективность» интерфазы в ККМ – есть очень сложная функция многих параметров интерфазы, однако отсутствует комплексный подход к изучению свойств наноразмерной интерфейсной зоны. Сделан обзор основных типов интерфазных материалов для ККМ и способов их получения. Особая сложность при разработке способов получения заключается в необходимости нанесения тонких однородных покрытий на подложки сложнейшей геометрической формы, которую имеют современные системы армирования.

Подчеркнуто, что интерфаза является наиболее слабо изученным звеном в триаде «матрица-интерфаза-волокно», и, как следствие, научное прогнозирование термомеханического поведения ККМ остается проблематичным. В конце главы сделаны выводы по обзору литературы и сформулирована цель работы.

Вторая глава посвящена формированию интерфейсных покрытий на УВ и SiC волокнах RCVD методом. Вначале главы рассмотрены результаты термодинамического расчета гетерогенных равновесий на примере системы тантал – углерод – хлор, и на их основе разработаны теоретические представления о протекании химического транспорта в этой системе. Далее представлены результаты экспериментального изучения процессов образования карбидных покрытий на УВ и SiC волокнах в системах Ме-волокно-галогенсодержащий компонент, где Ме – металлы IV-VI групп, описаны исходные вещества, методики их подготовки, описаны оригинальные конструкции реакторов замкнутого и проточного типа, методики модифицирования волокон и тканей. В этой же главе приводятся сведения о методах исследования исходных и модифицированных волокон. Эти методы включали СЭМ/ЭДС, РФА, АСМ, РФЭС, КР спектроскопию, механические испытания на растяжение индивидуальных волокон. На основе полученных экспериментальных результатов разработана схема, описывающая образование продуктов на металле и УВ, металле и SiC волокон, выявлены общие признаки и особенности протекания процесса образования карбидов в различных системах.

Термодинамический расчет фазовых равновесий в системе Ta – С – Cl был проведен в интервале температур 300-1500К и давлений 1.33 – 1.33 105 Па.

Модель учитывала наличие в газовой фазе хлоридов тантала, хлоридов углерода, углерода, тантала и атомарного хлора. Рассматривалась только та область, где все хлорсодержащие вещества находятся в газовой фазе. Равновесными твердыми фазами являются смеси Ta + Ta2C (A), Ta2C + TaC (Б) и TaC + C (В). В качестве линейно-независимых уравнений были выбраны уравнения диссоциации хлоридов тантала, хлоридов углерода и хлора на элементы, реакции взаимодействия газообразных веществ с кристаллическими. Системы алгебраических уравнений, связывающих константы химических равновесий и парциальные давления молекулярных составляющих газовой фазы, доопределялись условием постоянства общего давления, Робщ., и были решены относительно парциальных давлений в интервале температур 300-1500К с шагом в 100К и интервале давлений 1.33 – 1.33105 Па с шагом в один порядок.

Из результатов расчета следует, что отношение общего числа атомов тантала в газовой фазе NTa к общему числу атомов хлора NCl («растворимость» тантала в газовой фазе) для Робщ.1.3310 Па с ростом температуры увеличивается. Для всех рассчитанных давлений NTa/NCl уменьшается в направлении АБВ для изотермических условий. «Растворимость» углерода (NС/NCl) во всем рассчитанном интервале Т и Р увеличивается в обратном направлении, однако значение этой величины на 30-40 порядков ниже, чем NТа/NCl. Молекулярный состав газовой фазы над смесями А, Б, В представлен, в основном, TaCl5, TaCl4, TaCl3. При давлениях выше 1.33102 Па содержание TaCl5 уменьшается в направлении А Б В, а низших хлоридов - в обратном направлении (рис.1).

Таким образом, результаты термодинамического расчета системы Та – С – C показывают, что: (i) возможно осуществить химический перенос тантала через газовую фазу в изотермических условиях; (ii) транспорт углерода через газовую фазу пренебрежимо мал; (iii) перенос тантала через газовую фазу осуществляется в форме низших хлоридов.

Основываясь на полученных в данном разделе результатах и литературных данных по термодинамическому расчету систем «металл-галоген» или «металл-галогенуглерод», можно заключить, что для большинства переходных металлов с переменной валентностью можно осуществлять химический перенос металла Рис. 1. Молекулярный состав газовой в виде галогенидов из одной зоны в другую фазы над кристаллическими фазами в в изотермических или политермических зависимости от Т (показаны только условиях.

TaCl5 и TaCl4).

Далее рассмотрены результаты экспериментального изучения формирования карбидных покрытий на УВ и SiC волокнах RCVD методом. В качестве исходных веществ были использованы УВ различных марок и SiC волокна семейства Nicalon (рис.2); тугоплавкие металлы IV-VI групп;

тетрафторметан (хладон-14); сухой газообразный хлор.

Рис. 2. Исходные волокна: УВ УКН-5000 (а); ВМН-4 (б, в); углеродный нетканый материал (г, д); Nicalon™(SiC).

Реакторы и методика нанесения покрытий в режиме RCVD. Галогениды переходных металлов - транспортные агенты в процессах химического переноса через газовую фазу - могут взаимодействовать с кварцевым стеклом реактора с образованием ряда твердых и газообразных продуктов. Для исключения побочного взаимодействия была разработана специальная конструкция реактора, одним из элементов которой является металлическая (например, танталовая) вставка или контейнер. Их назначение – препятствовать проникновению продуктов побочного взаимодействия к волокну, которое располагается внутри. Разработка была адаптирована для замкнутого и проточного реактора. Процесс осуществляли при температуре 800-1000°С и давлении 1.33 105 Па (замкнутый реактор), а также при давлении 1.33 102 Па и скорости газа-реактанта 7-8 мл/мин (проточный реактор).

Экспериментальное изучение RCVD процесса в системе Ta-C-Cl (замкнутый реактор, Робщ.=105 Па, 1000°С), основанное на данных РФА, СЭМ/ЭДС и химического анализа модифицированных УВ, подтвердило основные выводы термодинамического расчета об одностороннем транспорте тантала на углерод в виде низших хлоридов. Показано, что общее содержание тантала, перенесенное на УВ, возрастает с увеличением времени выдержки, зависимость прироста массы волокна носит характер, близкий к параболическому. При этом доля Та2С в покрытии увеличивается. При значительных временах (30 ч и более) покрытие ТаС/Та2С формируется в виде двух слоев: внутреннего, радиально текстурированного, и наружнего – игольчатого. Для того чтобы адаптировать RCVD эксперимент к реальным процессам модификации непрерывных волокон и других наполнителей, нами была разработана установка, включающая реактор проточного типа, и позволяющая регулировать давление, скорость газового потока и температуру. Экспериментальное изучение возможности химического переноса металлов через газовую фазу было проведено для ряда систем «Ме - волокно – CF4», где Ме – Ti, Zr, Hf, Ta, V, Mo. На основе изучения фазового, элементного состава и химического состояния элементов в продуктах с помощью комплекса физико-химических методов (СЭМ/ЭДС, РФА, РФЭС, химический анализ) разработана общая схема, описывающая образование продуктов на металле и УВ, металле и SiC волокне, а также конденсатов на стенках реактора. Эта схема включает основные реакции, приведенные в качестве примера для металлов IV группы (рис. 3), а также реакции, которые удовлетворительно описывают образование побочных продуктов, например, низших оксидов или оксифторидов металлов. Изучение кинетики взаимодействия CF4 с металлом (на примере Та) показало, что образующиеся на металле карбидные слои не препятствует доступу CF4, так как легко отслаиваются и, таким образом, не тормозят процесс переноса металлов через газовую фазу.

Рис.3. Схема основных реакций.

Следует особо отметить, что предложенная схема, включающая взаимодействие низших фторидов металлов с углеродом, действительна также и для системы «Hf – УВ (SiC) – CF4», хотя в литературе отсутствуют какие-либо сведения о низших фторидах гафния. Совокупность данных РФА, СЭМ/ЭДС, РФЭС свидетельствуют об образовании HfC покрытия на волокнах, а также образовании других продуктов реакций, в том числе побочных, по предложенной нами схеме (рис.4).

Рис.4. РФА продуктов и СЭМ снимок HfC/УВ.

Общими морфологическими признаками карбидных TiC, ZrC, HfC, TaC, VC покрытий на УВ, полученных в условиях RCVD, является отсутствие грубых дефектов, отсутствие «мостиков», образованных покрытием и соединяющих отдельные филаменты друг с другом, равномерность по диаметру и по длине филаментов, отсутствие отслаивания от волокна. Толщина покрытий составляет 200-300 нм. Покрытия состоят из радиально располагающихся кристаллов, собранных в ряды, параллельные оси филаментов.

Изучение зависимости морфологии ТаС покрытия на УВ от температуры формирования (900°С) показало, что с повышением температуры размер ТаС частиц увеличивается, они приобретают более четкий габитус, начинается зарастание щелевидных пор и продольных канавок (рис.5 а). При 1000°С рельеф поверхности заметно сглаживается, покрытие кристаллизуется в виде радиально располагающихся кристаллов, собранных в агрегаты.

В проекции на поверхность волокна эти агрегаты имеют округлую либо слегка вытянутую форму (рис.5 б, в). Увеличение времени (0.5 ч) приводит к появлению различных неоднородностей в виде крупных ограненных кристаллов, образованию мостиков между индивидуальными волокнами.

Таким образом, в условиях RCVD модификация УВ карбидом тантала может быть осуществлена при достаточно низкой температуре (900°С) и Рис. 5. СЭМ снимки (а –в) и РФА ТаС-УВ.

за короткие (0.25ч) времена.

Впервые на SiC волокнах были получены покрытия из тугоплавких карбидов, включая TaC, ZrC, TaC/HfC. Физико-химическое изучение образования карбидных покрытий на SiC волокнах в виде жгута или ткани марки Nicalon™ показало, что взаимодействия в системах металл - Nicalon™ - CFудовлетворительно описываются совокупностью реакций, аналогичных тем, которые были предложены для систем металл – углерод – галоген (рис.3). Процесс образования карбидных покрытий на SiC волокнах первого поколения в качестве подложки может осложняться из-за присутствия SiO2 фазы в составе самого волокна.

В настоящее время задача разработки окислительно-устойчивой интерфазы для ККМ является первоочередной. С этой точки зрения, тугоплавкие оксиды представляют значительный интерес. В Главе 3 представлены результаты физикохимического изучения формирования тугоплавких оксидных (Al2O3, ZrO2, Al2O3/ZrO2, стабилизированный ZrO2) покрытий на SiC волокнах из гидратированных прекурсоров золь-гель методом. Процедура нанесения покрытий на волокна включала погружение SiC ткани или жгута в водный или спиртововодный золь с последующим нагреванием в вакууме до 940°С, выдерживанием при этой температуре и охлаждением в вакууме. Для усиления пленкообразующей способности низко концентрированного спиртово-водного золя использовался полиэтиленгликоль. При внесении подложки (SiC волокна) в пленкообразующий золь происходит гетерогенная нуклеация частиц, обусловленная электростатическим притяжением комплексных гидратированных катионов к отрицательно заряженной поверхности волокна. Последующее взаимодействие ОН-групп поверхностного SiO2 слоя волокна и ОН-групп комплексных катионов приводит к образованию прочных Si-O-Ме связей. Одной из основных проблем использования золь-гель подхода для получения покрытий на волокнах, собранных в жгуты, является образование протяженных дефектов на поверхности филаментов.

Их появление обусловлено тем, что небольшие количества золя задерживаются между поверхностями близко расположенных волокон, образуя «мостики», которые после высушивания и термообработки оставляют протяженные следы на поверхности. Контроль реологических свойств золей является надежным способом снижения риска появления таких протяженных дефектов. Изучение зависимости вязкости золей гидратированных ZrO2, Al2O3 и Y-ZrO2 от скорости деформации для различных степеней концентрирования показали, что ZrO2 золь характеризуется меньшей по сравнению с Al2O3 золем текучестью, а его вязкость значительно возрастает с увеличением стабилизирующей добавки, особенно в области низких скоростей сдвига. Использование низко концентрированных золей и ZrO2 золей с низким содержанием стабилизаторов позволило получить равномерные, состоящие из наноразмерных частиц, оксидные покрытия. Совокупностью СЭМ/ЭДС, РФА и РФЭС методов определен элементный, фазовый состав покрытий. По данным РФЭС, основными компонентами исследуемого поверхностного слоя образцов является SiO2 (это хорошо согласуется с литературными данными о фазовом и элементном составе поверхности волокна марки Nicalon™) и оксиды металлов.

РФЭС подтверждает образование прочных Ме – O - Si химических связей на границе «карбидокремниевое волокно - оксидное покрытие», что положительно сказывается на функционировании модифицированных волокон в окислительной среде.

Изучение фазового состава и морфологии покрытий показало, что покрытие Al2O3 рентгеноаморфное и состоит из частиц пластинчатой формы, располагающихся параллельно поверхности волокна. По данным РФА и КР спектроскопии, ZrO2 покрытие на волокне Nicalon™ состоит из моноклинной (m-) и тетрагональной (t-) фаз, покрытие из стабилизированного ZrO2 на волокне Nicalon™ представлено t- или смесью кубической (с-) и t- модификации для 3YZrO2 и 9Y-ZrO2, соответственно (рис.6). Покрытия ZrO2 и 3Y-ZrO2 состоят из вытянутых кристаллитов, которые ориентированы перпендикулярно поверхности волокна, образуя, таким образом, столбчатую структуру. Покрытие 9Y-ZrOкристаллизуется в виде крупных частиц изометричной формы. Исследование зависимости морфологии покрытий, полученных из ZrO2 золей, содержащих один и тот же уровень стабилизирующей добавки, но состаренных в течение различного времени, обнаружило, что, чем более состаренный золь используется для нанесения покрытия, тем в более вытянутые агрегаты собираются кристаллы покрытия.

Рис.6. КР спектры Y-ZrO2-Nicalon™ Комплексное исследование морфологии, топографии, элементного и фазового состава 6ReZrO2 покрытий на Hi-Nicalon™ и Tyranno-SA™ волокнах, модифицированных с помощью водно-спиртовых золей, выявило сходства и различия этих покрытий. Так, покрытия на обоих типах волокон состоят из t-ZrOфазы и демонстрируют сплошность, упорядоченность в расположении кристаллов, прочное связывание с волокном. На некоторых модифицированных филаментах обоих типов обнаружен рельеф, характерный для мартенситного превращения.

Несмотря на то, что модификация обоих типов волокон осуществлялась с помощью одного и того же золя, в одних и тех же условиях, были выявлены некоторые различия свойств. Так, нанесение покрытия на Hi-Nicalon приводит к улучшению характеристик рельефа (уменьшение шероховатости, сужение распределения измеряемых высот), на Tyranno-SA™ волокно – к их ухудшению, причем покрытие на Tyranno-SA™ волокне состоит из более крупных частиц и большего количества протяженных дефектов, обусловленных задерживанием золя между филаментами (рис.7). Исследование поверхностей излома большого количества филаментов показало, такого рода дефекты часто служат причиной его разрушения. Выявленные особенности ZrO2 покрытий могут быть обусловлены, не только различной морфологией и топографией исходных волокон, но и более плотной упаковкой Tyranno-SA™ филаментов в жгуте.

Комплексное исследование исходных волокон методами просвечивающей электронной микроскопии (ПЭМ), СЭМ, АСМ, КР спектроскопии выявило сильные различия Рис. 7. СЭМ снимок 6ReZrO2характеристик исходных волокон (рис. 8). Так, Tyranno-SA™ волокна рельеф волокна Hi-Nicalon™ довольно гладкий и однородный, волокно состоит из наноразмерных кристаллов -SiC и «свободного» углерода. Волокно Hi-Nicalon S™ - квазистехиометрическое с довольно неоднородным рельефом. На поверхности присутствуют крупные наросты, размером до нескольких сот нанометров. Поверхность другого квазистехиометричного волокна - Tyranno-SA™- состоит из довольно крупных сильно разориентированных кристаллов, латеральный Рис. 8. СЭМ и АСМ снимки исходных SiC волокон размер которых порядка 100нового поколения.

200 нм. Данные ПЭМ свидетельствуют о том, что ядро этого волокна также состоит из крупных кристаллов - и -SiC фазы. Согласно данным ПЭМ и КР, в составе волокна присутствует «свободный» углерод.

Для получения однородных и бездефектных t-ZrO2 покрытий, чему способствует более низкая вязкость исходных пленкообразующих растворов, состав золей был оптимизирован. Полученные из таких золей t-ZrO2 покрытия на SiC волокнах нового поколения характеризуются однородным фазовым и элементным составом, однородным нанорельефом, низкой шероховатостью (рис.9).

Согласно данным РФЭС, они прочно связаны с волокном посредством Zr – O – Si связей.

Таким образом, разработаны оригинальные и адаптированы известные зольгель методы для нанесения тугоплавких оксидных покрытий на SiC волокна различных поколений.

Проведено комплексное исследование морфологии, топографии, элементного и фазового состава t-ZrO2 покрытий на SiC волокнах. Показано, что морфология, нанорельеф и фазовой состав покрытий определяются не только физико-химическими свойствами исходного золя, но и микроструктурными особенностями исходных карбидокремниевых волокон. Модифицирование поверхности SiC волокон с помощью диоксида циркония приводит к образованию прочных Zr – O – Si связей на границе покрытие-волокно.

Полученные покрытия характеризуются однородным фазовым и элементным составом, однородным нанорельефом, Рис.9. СЭМ снимки SiC волокон нового низкой шероховатостью.

поколения с t-ZrO2 покрытием.

Глава 4 посвящена изучению соответствия свойств модифицированных волокон требованиям функционирования высокотемпературных ККМ. В первом разделе исследуется влияние модификации волокон на топографию, локальные особенности нанорельефа, которые влияют на процессы на границе волокноматрица. В качестве объекта исследования рассмотрены УВ с TiC, ТаС и HfC покрытиями, полученными RCVD методом, а также SiC волокна разных поколений с tZrO2 покрытием, полученным золь-гель методом. Из АСМ снимков исходного УВ видно, что волокно имеет довольно развитый рельеф и извилистый контур сечения (рис.10 а). Статистический анализ АСМ изображений показывает, что рельеф Рис. 10. АСМ снимки УВ:

характеризуется высокими значениями а – исходное; б - TiC-УВ; в – ТаС-УВ шероховатости, Ra, и высоким средним значением измеряемых высот, Rср. Так, для площади 2.12.1 мкм2 Ra 32 нм, а Rср 290 нм. Распределение измеряемых высот довольно «размытое», что свидетельствует о сильной неоднородности рельефа исходного волокна.

Поверхность TiC-УВ довольно однородная, покрытие пористое, образовано радиально ориентированными кристаллитами, которые плотно упакованы в ряды вдоль оси филамента (рис.10). Сравнительный анализ АСМ снимков, полученных в режиме амплитуды и фазового контраста для одного итого же участка поверхности TiC-УВ, указывает на неоднородность упруго-механических характеристик некоторых участков покрытия. Это может быть связано с присутствием в покрытии фаз, состав которых отличается от TiC, например, с оксифторидами и/или оксикарбидами титана. После нанесения покрытия рельеф становится более однородным и гладким, что подтверждается, уменьшением Ra и Rср и сужением распределения измеренных амплитуд (рис. 11). Модификация поверхности карбидом титана приводит к уменьшению силы адгезии волокна к керамическому острию Si3N4 кантилевера, что, вероятно, связано с изменением химической природы поверхности и ее топографии.

Нанесение на УВ других карбидных покрытий RCVD методом также приводит к более однородному и гладкому рельефу.

Так, определенные для участка площадью 22 мкм2 значения Rср и Ra составили 66 нм и 20 нм, соответственно, для HfC-УВ и 51 нм и 10 нм для ТаС-УВ. Распределение измеренных амплитуд значительно более Рис. 11. Распределение измеренных узкое, чем у исходных волокон.

амплитуд для УВ и TiC-УВ.

Таким образом, впервые определены количественные топографические характеристики поверхности исходных УВ марок УКН-5000 и ВМН-4. Показано, что шероховатость исходных волокон составляет несколько десятков нанометров, а средняя амплитуда 150-200 нм.

Рельеф исходных волокон характеризуется большим разбросом значений измеряемых высот, что говорит о его неоднородности. После нанесения покрытий из тугоплавких карбидов рельеф поверхности становится более гладким и однородным, что подтверждается уменьшением значений шероховатости и средних значений высот, а также сужением распределения измеряемых высот.

Совокупность полученных данных о нанорельефе дает основание сделать благоприятный прогноз о возможности отслоения и вытягивания модифицированных УВ волокон в ККМ.

Следующий подраздел главы посвящен сравнительному количественному и качественному анализу топографии исходных SiC волокон различных марок, и этих же волокон с 3ReZrO2 покрытиями. Нанесение покрытия на волокно HiNicalon™ приводит к сглаживанию рельефа (Ra = 3 - 5 нм vs. 7 - 10 нм для исходного волокна). Поверхность исходного Hi-Nicalon S™ волокна довольно грубая, и наряду с гладким рельефом соседствуют области, где наблюдаются крупные наросты, поэтому значения Ra, определенные для разных областей, отличаются друг от друга. Нанесение 3ReZrO2 покрытия практически не меняет значения шероховатости. Квазистехиометрическое волокно Tyranno-SA™ имеет хорошо развитый рельеф, (Ra выше 12 нм), а после нанесения покрытия рельеф становится еще более грубым.

Еще более значительные изменения характеристик рельефа модифицированных волокон происходят после выдерживания их на воздухе при высоких температурах в течение длительного времени. Зерна покрытий увеличиваются в размере, приобретают более четкий габитус (рис.12). Однако и после окисления покрытие на Рис.12. АСМ изображение поверхности 3ReZrO2 –SiC волокне Hi-Nicalon™ волокон после окисления на воздухе.

сохраняет однородность, что подтверждается измерением топографических характеристик (рис.13). Наоборот, после окисления 3ReZrO2-Tyranno-SA™ волокна наблюдается значительное уширение распределения амплитуд и увеличение шероховатости. После нанесения ZrO2 покрытия сила адгезии волокон к керамическому (Si3N4) острию кантилевера уменьшается независимо от типа SiC волокна. На основании полученных данных можно предположить, что более гладкий рельеф и относительно слабая адгезия поверхностно-модифицированных SiC волокон будут облегчать отслоение волокон от матрицы и их скольжение при распространении матричной трещины в ККМ.

Для того чтобы оценить потенциал модифицированных волокон как армирующего компонента, была определена их прочность на растяжение при комнатной температуре. В качестве примера на рисунке приведены экспериментальные данные по измерению прочности TiC-УВ.

Рис.13. Распределение измеренных Результаты были обработаны с помощью амплитуд для Hi-Nicalon™ с 3ReZrOдвухпараметрической одномодальной покрытием до и после окисления функции Вейбулла. Характеристическая (1000°С, 40 ч).

прочность и модуль составляют = 2.± 0.08 ГПа и m = 4.36 ± 0.10, соответственно, что выше значений для исходного УВ. Увеличение прочности волокон связано, по-видимому, с залечиванием поверхностных дефектов TiC покрытием. Модификация УВ с помощью других карбидных покрытий, полученных RCVD методом, не приводит к сколь-нибудь значительной деградации механической прочности.

Результаты измерения прочности SiC волокон семейства Nicalon™ с t-ZrOпокрытиями показывают, что первоначальная прочность увеличивается ( = 2.71 ± 0.08 ГПа для Hi-Nicalon™ волокна, и = 3.14 ± 0.10 ГПа для HiNicalon S™). Это можно объяснить тем, что полученные покрытия были довольно равномерными и однородными, протяженные поверхностные дефекты Рис. 14. Зависимость вероятности (следы золей, задерживающихся между разрушения индивидуальных волокон от филаментами и образующих «мостики»), предельной прочности на растяжение которые обычно выступают как (в логарифмических координатах):

1 – с TiC покрытием; 2 – без покрытия.

концентраторы напряжения, не наблюдались. Можно полагать, что поверхностная модификация волокон будет способствовать улучшению механических характеристик композита не только за счет улучшения топографических характеристик индивидуальных волокон, но и за счет увеличения их прочности.

Одним из важнейших требований к интерфейсным покрытиям является окислительная устойчивость при высоких температурах. В третьем разделе главы представлены результаты исследования окислительной устойчивости исходных и модифицированных различными соединениями УВ и SiC волокон.

Эксперименты были выполнены в стационарных условиях в атмосфере лабораторного воздуха при температуре 1000°С или ниже, в отдельных случаях – при 1200°С. Исследование окисления SiC волокон с карбидными (TaC, ZrC и TaC/HfC) покрытиями показало, что в рентгенограммах образцов, окисленных на воздухе при 1000°С в течение 0.5 ч, отсутствуют пики исходных карбидов и наблюдаются пики оксидов. СЭМ снимки окисленных волокон свидетельствуют о нарушении целостности и отслоении покрытий вследствие напряжений, которые возникают из-за увеличения мольных объемов и разницы в КТР фаз, составляющих волокно, покрытия и продукты их окисления (рис.15).

Рис. 15- СЭМ снимки окисленных Nicalon™ волокон (4 ч).

Поведение на воздухе при 1000°С SiC волокон с ZrO2 и Al2O3 покрытиями на Nicalon™ волокне отличается некоторыми особенностями, зависящими от того, какие золи – разбавленные (0.1М) или неразбавленные (1М) - были использованы для формирования оксидных покрытий. Показано, что скорости окисления контролируются диффузией через оксидный слой, а увеличение количества циклов при нанесении покрытий замедляет окисление волокон. Скорости окисления образцов, модифицированных неразбавленным золем для обоих оксидов ниже, чем для тех, которые были модифицированы разбавленным золем. Это связано с формированием во втором случае мезопористой столбчатой структуры ZrO2 и Al2O3 покрытий, которая не препятствует доступу кислорода вдоль границ зерен к границе волокно/покрытие. Как следствие, эффективность обоих покрытий с точки зрения защиты волокна от окисления невысока и практически не отличается друг от друга. СЭМ анализ свидетельствует об образовании плотных, стекловидных покрытий (Al2O3-Nicalon™), полученных из неразбавленных золей, что, повидимому, является основной причиной замедления окисления волокон.

Результаты окисления при температуре 1000°С SiC волокон семейства Nicalon ™ и Tyranno-SA™ с покрытием из стабилизированного ZrO2 (1 цикл) показали, что покрытия сохраняют целостность и однородность. Заметные микроструктурные изменения – рост кристаллов и их коалесценция - наблюдаются лишь для модифицированного Tyranno-SA™ волокна, что подтверждается данными СЭМ и АСМ анализа (рис.16). Более глубокие изменения морфологии и топографии всех типов модифицированных SiC волокон в процессе окисления наблюдаются при температуре 1200°С, что связано, в первую очередь, с термической нестабильностью самих волокон. Хотя t-ZrO2 покрытие имеет пористую структуру и не может защитить волокно от окисления в полной мере, тем не менее, оно оказывает положительное влияние. Действительно, в SiO2 слое, который образуется при окислении исходных волокон, возникают трещины и наблюдается отслоение, и поэтому он не может служить эффективным барьером для кислорода, тогда как стабилизированное ZrOпокрытие довольно прочно связано с SiC волокном и Рис.16. SiC волокна с 3ReZrO2 покрытием после окисления не отслаивается даже при на воздухе.

высоких температурах.

Разработанная нами методика, основанная на измерении КР спектров, позволила определить количественное соотношение различных модификаций в ZrO2 интерфейсных покрытиях на SiC волокнах. Было показано, что до окисления недопированное ZrO2 покрытие на волокне Nicalon™ состоит из m- и t- фаз примерно в равных долях, а 3YZrO2 покрытие – только из t-фазы. После термоциклирования на воздухе при 1000°С в недопированном покрытии присутствует только моноклинная модификация, тогда как 3YZrO2 покрытие проявляет бльшую стабильность: только на отдельных участках SiC филаментов был обнаружен фазовый переход.

УВ с TiC, ZrC, HfC, VC покрытиями демонстрируют низкую окислительную устойчивость уже при температурах 400-700°С. Нанесение двойного покрытия HfC/SiC на УВ заметно снижает скорость окисления. В результате окисления образуются полые трубки, состоящие из соответствующих оксидов. Наиболее прочные оксидные трубки образуются при окислении TiC-УВ (рис.17). Окисление при температуре 500°С приводит к смеси фаз анатаза и рутила, дальнейшее нагревание на воздухе приводит к образованию рутильной модификации.

В целом, функциональные свойства УВ и SiC волокон с интерфейсными покрытиями отвечают требованиям, предъявляемым к ним, как компонентам ККМ:

модифицированные волокна обладают более гладким и однородным рельефом и более слабой адгезией к керамическому материалу, сохраняют приемлемый уровень механической прочности на растяжение и демонстрируют Рис. 17. СЭМ снимки TiO2 трубок, повышенную окислительную образующихся при окислении TiC –УВ.

устойчивость.

Глава 5. Кремнийорганические полимеры являются многообещающими прекурсорами высокотемпературных SiC керамических материалов: непрерывных волокон, покрытий, матриц для композиционных материалов и т.д. В главе рассматривается механизм термолитического превращения полиненасыщенных кремнийорганических полимеров полидиметилсилэтина [(CH3)2SiCC]n (I), полидиметилсилэтенсилэтина [(CH3)2SiCH=CHSi(CH3)2CC]n (II), а также полигермасилэтина {(–Si(CH3)2CC–)5Ge(CH3)2CC–}n, далее Ge-полимер, в SiCсодержащие керамические продукты. Наличие функциональных –СС- групп создает предпосылки для высокого выхода продукта. Рассмотрены примеры использования этих полимеров в качестве прекурсоров для формирования SiC матриц для ККМ, интерфейсных покрытий на волокнах и наноразмерных SiC содержащих порошков.

Термолиз полимеров осуществляли при температурах до 1400°С в вакууме 1.33 Па либо в потоке аргона. Продукты термолиза были изучены методами ТГДТА, ИК и КР спектроскопии, 13C и 29Si ЯМР спектроскопии, СЭМ/ЭДС, РФА. На термограмме полимеров I и II можно выделить несколько температурных зон.

Эндотермический пик в области 100-150°С сопровождается незначительной потерей массы образцов - 1-2% и обусловлен плавлением полимера, улетучиванием адсорбированных газов и воды. Сильный экзотермический эффект (280-400°С) характеризуется незначительной (2-3%) потерей массы, а эндотермический эффект (400-650°С) - наибольшей потерей массы ( 28%) и выделением газообразных веществ. Керамический выход для обоих полимеров составляет 7274 % (масс.).

Совокупность данных термического анализа, ИК и КР спектроскопии, а 29 также Si и C ЯМР спектроскопии позволяет определить природу фаз, образующихся при разложении полимеров, а также их дальнейшее поведение в ходе нагревания. На начальной стадии термолиза в интервале 200-400°С протекает процесс «сшивки» полимерных молекул посредством конъюгированных двойных, кумулированных связей, а также СН2-мостиков (рис.18 и 19). Одновременно с процессом сшивания макроцепей происходит их деструкция, вследствие чего наблюдается незначительное выделение газообразных продуктов реакции.

Нагревание вызывает реакции внутри- и межмолекулярной циклизации и ароматизации (1550 см-1 полоса в ИК спектре). Длительная выдержка приводит к повышению интенсивности этой полосы, что вызвано предпочтительным Рис. 18 а, б. ИК спектры полимера и продуктов его термолиза.

формированием ароматических структур с последующим возрастанием степени конденсированности. Об этом свидетельствует также появление очень широкого и слабого сигнала в 13C ЯМР спектре продукта термолиза при 400С, обусловленного атомами углерода, находящимися в sp2- гибридизованном состоянии. Возрастание интенсивности сигнала, его сдвиг к положению 120-130 м.д. и более симметричная форма по мере увеличения температуры свидетельствуют об усилении ароматического характера связей в образующейся углеродной фазе.

Нагревание до 800°С вызывает деградацию CH3 групп и образование пространственно-сетчатого остова SiC.

При этом весь углерод включается в формирование углеродной подрешетки керамического продукта и свободной углеродной фазы. Появление в области 1100-1600 см-1 полос сложного контура в КР спектрах продуктов термолиза полимеров при 800°С и выше подтверждает образование сильно Рис. 19 - Схема сшивания полимерных разупорядоченной углеродной фазы.

молекул.

Основу керамических продуктов, образующихся при разложении полимеров, составляет -SiC фаза. Согласно данным РФА, ее появление становится заметным при температуре около 1000°C.

Однако формирование SiC фазы начинается при гораздо более низких температурах. Так, в 29Si ЯМР спектре продукта термолиза при 400°C появляется широкий сигнал, который отвечает (SiC4) структурным единицам. По мере нагревания происходит упорядочение положения атомов кремния, и при T=1200°C химический сдвиг соответствует сдвигу эталонного -SiC. Нагревание до более высоких температур приводит к появлению -SiC политипов, что подтверждается Si ЯМР спектрами и РФА.

Таким образом, эволюция полиненасыщенных кремнийорганических полимеров при нагревании включает формирование фазы карбида кремния, упорядочение локального окружения атомов кремния, кристаллизацию SiC, переход модификаций SiC, а также непрерывное изменение состояния углерода в керамическом продукте, расходование углерода на завершение образования SiC, формирование углеродных фаз, их упорядочение и кристаллизацию.

Суммируя полученные при изучении термолиза Ge-полимера экспериментальные результаты, можно выделить особенности, которые отличают его термолитическое поведение от поведения кремниевого аналога. Во-первых, температура сшивки Ge-полимера примерно на 100°С ниже, чем для кремниевого аналога. Сшивка полимерных молекул полигермасилэтина приводит к образованию Ge-Csp3 и Ge-Csp2 связей, что регистрируется ИК спектрами. В ряду Ge-Csp – Ge-Csp2 – Ge-Csp3 последняя связь оказывается наиболее слабой.

Образование более слабых Ge-Csp2 и Ge-Csp3 связей при сшивании инициирует реакции деструкции полимера. Таким образом, процессы сшивания и деструкции полимера происходят одновременно. Наибольшее различие в поведении обоих типов полимеров проявляется на стадии термического разложения (200-800°С).

Появление углеродной фазы регистрируется в КР спектрах продуктов разложения Ge-полимера уже при 200°С, тогда как для Si -аналога - при 800°С.

Термолитический переход органического вещества в неорганический продукт для Ge-полимера практически завершается уже при 600°С, а стадия интенсивного разложения (400–800°C) завершается выделением германия. Согласно ЭДС данным, новообразования в виде «застывших капель» на поверхности твердых продуктов термолиза содержат, по меньшей мере, германий (рис.20).

Несмотря на увеличение высвобождаемого германия с возрастанием температуры, часть атомов Ge, по-видимому, остается связанной с графитовыми плоскостями, о чем свидетельствуют обертоны в КР спектрах продуктов, полученных при 800Рис.20. КР спектр и СЭМ снимок 1200°С.

продукта термолиза Ge-полимера при 1200°С. Таким образом, отличительными особенностями термолиза полигермасилэтина является (i) выделение сильно разупорядоченной углеродной фазы, сопровождающее сшивание полимерных молекул и образование жесткого трехмерного остова; (ii) выделение Ge в виде отдельной фазы на стадии интенсивного термического разложения; (iii) высокотемпературная обработка приводит к испарению германия, образованию и упорядочению С и SiC фаз.

Установленные закономерности термических превращений предкерамических полимеров послужили основой для разработки способов получения SiC-содержащих керамических продуктов - интерфейсных покрытий на армирующих УВ и SiC волокнах, матриц для SiC/SiCf мини композитов, SiC порошков.

Глава 6 посвящена свойствам SiC/SiCf композиционных материалов с различным характером взаимодействия на границе раздела волокно – матрица. Для исследования влияния модификации границы раздела матрица-волокно в SiC/SiCf композитах на межфазное напряжение сдвига были приготовлены SiC/SiCf миникомпозиты, в которых граница раздела была модифицирована с помощью стабилизированного ZrO2 покрытия. Для получения однонаправленных SiC/SiCf и SiC/ZrO2/SiCf миникомпозитов жгуты из Hi-Nicalon™ и Hi-Nicalon S™ были пропитаны 25% (масс.) суспензией порошка полиметилсилэтина в хлороформе, затем нагреты до 1000°С в потоке аргона. Объемная доля волокон в композитах составила примерно 20%. Процедура пропитка-термолиз была повторена дважды для каждого типа композитов. Из миникомпозитов были приготовлены срезы в направлении, перпендикулярном направлению армирования. После процедуры механического утонения до значения ~ 2-3 мм, срезы были тщательно отполированы до получения зеркальной поверхности с помощью алмазной пасты.

Для оценки напряжения сдвига на границе волокно-матрица в композитах был использован метод вдавливания волокна с помощью алмазной пирамидки микроиндентора MPH100, прикрепленного к оптическому микроскопу NEOPHOT.

Экспериментально устанавливалась оптимальная нагрузка, при которой индентор сдвигал волокно на расстояние u относительно уровня поверхности матрицы и оставлял отпечаток, как на волокне, так и на матрице, окружающей волокно. Затем проводилось измерение размеров отпечатков на матрице и волокне. Из измеренной приложенной силы и расстояния u вычислялось напряжение сдвига на границе волокно-матрица в предположении, что оно имеет постоянное значение вдоль границы волокно-матрица по формуле:

F = 42 u R3 Ef где R – радиус волокна; Ef - модуль Юнга волокна. Значение модуля Юнга для HiNicalon S™ волокна Ef = 420 ГПа, для Hi-Nicalon™ - Ef=270 ГПа. Для определения силы, действующей на волокно, было использовано стандартное уравнение Викерса, при этом значения твердости Hv рассчитывали как отношение нагрузки к площади проекции восстановленного отпечатка в условиях, когда скольжения волокна еще не произошло и индентор находится в контакте только с волокном.

Для каждого типа миникомпозитов было протестировано достаточно большое количество волокон, что позволило получить усредненные значения механических свойств межфазной границы в композите. Результаты измерений твердости волокон и вычисленных значений напряжения сдвига приведены в таблице.

Таблица.

Результаты по вдавливанию волокон в SiC/SiCf композитах Образец Твердость волокна по Напряжение сдвига, , Викерсу, Hv, ГПа МПа 16 ± 0.1 231 ± Исходное Hi-Nicalon™ 16 ± 0.1 36 ± ZrO2-Hi-Nicalon™ 20.3 ± 0.1 206 ± Исходное Hi-Nicalon S™ 20.3 ± 0.1 69 ± ZrO2-Hi-Nicalon S™ Из данных таблицы следует, что присутствие ZrO2 покрытия оказывает значительное влияние на процесс движения волокна в SiC матрице. Оба типа модифицированных волокон скользят после отслоения от матрицы легче, чем немодифицированные волокна, при этом более гладкое ZrO2-Hi-Nicalon ™ волокно (Ra= 3-5 нм) скользит легче, чем ZrO2-Hi-Nicalon S™ волокно, имеющее более грубый и неоднородный рельеф (Ra=11-16 нм). Анализ СЭМ снимков сечений миникомпозитов после индентирования подтверждает эти результаты. Величины для композитов, армированных модифицированными волокнами, на порядок меньше, чем для композитов, армированных исходными волокнами.

Фрактографический анализ сечений однонаправленных композитов показывает, что для композитов, армированных модифицированными волокнами, наблюдается интенсивное вытягивание волокон из матрицы. Напротив, композиты, армированные исходными Hi-Nicalon™ и Hi-Nicalon S™ волокнами, демонстрируют лишь незначительное вытягивание волокон. После отслоения и скольжения модифицированных волокон относительно матрицы в процессе распространения матричной трещины ZrO2 интерфейсное покрытие остается на волокне. Действительно, на поверхности вытянутых из матрицы волокон можно обнаружить следы, оставленные золем (рис.21 в).

Рис. 21. Поверхности излома Hi-Nicalon™/SiC композита: a – без интерфазы; б – с ZrOинтерфазой; в - следы золя на поверхности модифицированных волокон.

Результаты показывают, что самой слабой связью в цепи «матрицаинтерфаза-волокно» для этих композитов является граница между интерфазой и матрицей. Слабая адгезия между поверхностью модифицированных волокон и керамической матрицей облегчает отделение модифицированных волокон от матрицы. Напротив, Zr – O – Si химическая связь между ZrO2 покрытием и SiC волокном обеспечивает упрочнение на границе волокно-покрытие, поэтому в процессе отслоения волокна от матрицы и скольжения относительно матрицы покрытие остается на волокне и его целостность не нарушается. Выявленный механизм разрушения является наиболее благоприятным для функционирования композита в агрессивной внешней среде. Сохранение покрытия на волокне позволяет повысить окислительную устойчивость волокон в процессе службы материала. Более гладкий рельеф модифицированных волокон облегчает скольжение и вытягивание волокон при распространении матричной трещины в композите. В результате, композиты с интерфазой показывают меньшие значения напряжения сдвига по сравнению с композитами, армированными исходными волокнами.

Таким образом, модификация поверхности армирующих волокон с помощью ZrO2 покрытия оказывает значительное влияние на микромеханические процессы, происходящие на границе раздела в SiC/SiCf композитах.

Модификации поверхности УВ и SiC волокон другими тугоплавкими соединениями, например, карбидами, также оказывает существенное влияние на характер взаимодействия волокно-матрица в ККМ. Для изучения этого влияния были получены и испытаны CVI SiC/TaC/SiCf композиты. Предварительно модифицированные карбидом тантала волокна марки Nicalon™ CG в виде жгута были насыщены в течение 30 ч карбидом кремния, осаждаемым из газообразного CH3SiH3 при температуре 620C, давлении 50 Па, скорости подачи метилсилана г/ч (ОАО «Композит»). Определение механических характеристик полученных однонаправленных композитов осуществлялось в ходе статических испытаний на растяжение вдоль оси армирования на базе образца 80 мм. Скорость перемещения траверсы испытательной машины составила 510-2 мм/мин. Коэффициент армирования µ, объемная доля пор, объемная доля модифицирующего покрытия составили 0.45, 5 и 0.1%, соответственно.

Кривые, полученные в ходе механических испытаний на растяжение вдоль оси армирования, демонстрируют наличие неупругого участка, предшествующего моменту разрушения, для композита с модифицированной границей. В то же время исходный композит ведёт себя упруго до наступления разрушения. Из сопоставления площадей под экспериментальными кривыми на диаграммах для исследуемых композитов следует, что модификация границы раздела с помощью ТаС покрытия на SiC волокнах, приводит к повышению работы, затрачиваемой на полное разрушение материала. Сравнительный анализ механических характеристик композитов показывает, что значение модуля упругости выше для исходного композита, а значения пределов прочности и деформации выше для композитов с модифицированной границей раздела волокно-матрица.

Фрактографический анализ сечения однонаправленных SiC/SiCf композитов после механических испытаний показывает, что поверхность разрушения гладкая.

Учитывая форму кривых напряжение - деформация и результаты фрактографических исследований, можно заключить, что характер разрушения исходного SiC/SiCf композита – хрупкий. Для CVI SiC/TaC/SiCf композита рельеф поверхности излома неровный, что, по-видимому, является следствием множественного растрескивания матрицы, отслоения и вытягивания волокон из матрицы (рис.22). Характер распространения трещины указывает на ослабление связи волокно-матрица благодаря присутствию интерфазы. Интерфаза Рис. 22. Фрактография изломов композитов: служит барьером на пути а – CVI SiC/SiCf; б – CVI SiC/TaC/SiCf.

распространения трещин, возникающих в матрице в ходе деформации, где происходит их торможение и отклонение. Каждое из перечисленных явлений, характеризующих процесс разрушения композиционного материала, вносит свой вклад в работу разрушения, повышая её. Активное развитие этих явлений, по-видимому, обусловливает наличие неупругих, так называемых, "псевдопластичных" участков на диаграммах, отвечающих композитам с интерфазой.

Определенные из диаграмм механических испытаний значения напряжений и деформаций, отвечающих окончанию линейных участков на диаграммах, превышают предельные значения прочности и деформации для исходного КМ. Это свидетельствует о том, что композиты с интерфазой более устойчивы к образованию повреждений в ходе приложения нагрузки, чем исходные композиты.

Высокотемпературные испытания в окислительной атмосфере (1000°С, 24 ч) показали, что в этих условиях Рис. 23. Фрактография изломов SiC/TaC/SiCf для SiC/ТаС/SiCf композитов композитов после испытания в окислительной атмосфере (ARC). также наблюдаются явления отслоения и вытягивания волокон, микрорастрескивания матрицы (рис. 23). Таким образом, модификация границы раздела волокно - матрица в ККМ посредством нанесения интерфейсного ТаС покрытия на волокна позволяет значительно повысить уровень прочностных и деформационных характеристик композита, снизить его склонность к хрупкому разрушению.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ 1. На основе результатов термодинамического расчета системы Та – С – Cl в широком интервале температур и давлений показано, что (i) возможно осуществить химический перенос тантала через газовую фазу в изотермических условиях; (ii) транспорт углерода через газовую фазу пренебрежимо мал; (iii) перенос тантала через газовую фазу осуществляется в форме низших хлоридов.

Результаты термодинамического анализа подтверждены экспериментально для системы Та – углеродсодержащая фаза – Cl, где углеродсодержащей фазой выступает углеродное волокно. Экспериментально показана справедливость этих утверждений для других систем: Та - углеродсодержащая фаза - I и Ta – углеродсодержащая фаза - CF4, где углеродсодержащая фаза – УВ или SiC волокно.

2. Экспериментально подтверждено, что установленные закономерности образования карбидов тантала на волокнах методом RCVD, в целом, справедливы для других переходных металлов IV-VI групп периодической системы. Разработана схема, описывающая образование продуктов на металлах и УВ, металлах и SiC волокнах. Впервые показано, что предложенная схема, включающая взаимодействие низших фторидов металлов с углеродом, действительна также и для системы «Hf – УВ (SiC) – CF4». Впервые получены покрытия из карбидов переходных металлов на SiC волокнах.

3. Разработана оригинальная, допускающая масштабирование конструкция реактора проточного типа для нанесения покрытий на УВ и SiC волокна и волокнистые преформы, которая минимизирует влияние побочного взаимодействия галогенидов металлов с кварцем и позволяет получать карбидные покрытия, не загрязненные кислородом. Разработан оригинальный, допускающий масштабирование метод получения равномерных карбидных покрытий на дискретных и непрерывных волокнах, а также на тканях при относительно низких температурах.

4. Разработаны оригинальные и адаптированы известные золь-гель методы для нанесения тугоплавких оксидных покрытий на SiC волокна диаметром 7- микрон, включая покрытия на основе оксида алюминия, диоксида циркония, их смесей. Впервые получены покрытия из диоксида циркония, стабилизированного редкоземельными элементами, на SiC волокнах различных поколений. Показана применимость метода для модификации различных систем армирования.

Разработанные подходы позволяют получать прочно связанные с волокном равномерные, регулируемой толщины покрытия на каждом отдельном волокне в жгуте или ткани, при этом исключается образование мостиков между волокнами.

5. С помощью комплекса физико-химических методов получена широкая база данных для карбидных и оксидных покрытий на армирующих волокнах, в том числе, SiC волокнах нового поколения. Определены морфология, фазовый и элементный состав карбидных и оксидных покрытий, топографические качественные и количественные характеристики нанорельефа, химический состав и структура покрытий. Показано, что свойства оксидных покрытий определяются не только физико-химическими свойствами исходного золя, но и микроструктурными особенностями исходных карбидокремниевых волокон. Модифицирование поверхности SiC волокон с помощью диоксида циркония приводит к образованию прочных Zr – O – Si связей на границе покрытие-волокно. Полученные покрытия из диоксида циркония характеризуются однородным фазовым и элементным составом, однородным нанорельефом, низкой шероховатостью.

6. Изучены функциональные характеристики модифицированных волокон.

Показано, что нанесение равномерных и однородных тугоплавких покрытий на УВ и SiC волокна приводит к снижению шероховатости и уменьшению адгезии к керамическому материалу, что может облегчать отслоение и скольжение модифицированных волокон в ККМ. Результаты измерения прочности на растяжение индивидуальных волокон показали, что модифицирование волокон с помощью разработанных подходов не приводит к деградации механических свойств волокон. Исследована окислительная устойчивость УВ и SiC волокон с различными тугоплавкими покрытиями. Показано, что модификация волокон повышает их окислительную устойчивость. В целом, функциональные свойства УВ и SiC волокон с интерфейсными покрытиями отвечают требованиям, предъявляемым к ним как компонентам ККМ.

7. Изучен термолиз полиненасыщенных кремнийорганических полимеров, в том числе тех, которые содержат атом германия в основной цепи, в интервале температур 300-1650К, и показано, что он проходит через стадию сшивания полимерных молекул, которая осуществляется благодаря присутствию в основной цепи тройных углерод-углеродных связей. При этом образуются жесткие ковалентные аморфные остовы. Стадия термического разложения обоих типов полимеров сопровождается выделением газообразных продуктов реакции и образованием аморфного «кремний-углерод» и «германий-кремний-углерод» неорганического остова. Высокотемпературная обработка приводит к образованию и упорядочению углеродной и SiC фаз для обоих типов полимеров. Особенность поведения Ge-содержащего полимера заключается в том, что образование жесткого ковалентного остова сопровождается выделением сильно разупорядоченной углеродной фазы, на стадии термического разложения германий выделяется в виде отдельной фазы, а высокотемпературная обработка приводит к испарению германия. Полимеры были успешно использованы для получения SiC материалов, включая порошки, интерфейсные покрытия на армирующих волокнах, матрицы.

8. Исследовано влияние модификации границы раздела «волокно – матрица» в ККМ посредством нанесения интерфейсных покрытий на механические свойства SiC/SiCf миникомпозитов. Установлено, что нанесение ТаС покрытия на SiC волокна позволяет повысить уровень прочностных и деформационных характеристик композита, снизить его склонность к хрупкому разрушению.

Модификация границы раздела в SiC/SiCf композитах с помощью стабилизированного диоксида циркония приводит к понижению напряжения сдвига по сравнению с композитами, армированными исходными волокнами.

Особенности поведения модифицированных волокон в ККМ связаны с двумя основными причинами: (i) ослаблением адгезии модифицированных волокон к керамической матрице, а также образованием химической связи между ZrOпокрытием и SiC волокном; (ii) формированием гладкого рельефа модифицированных волокон, способствующего более свободному скольжению и вытягиванию волокон при распространении матричной трещины в композите.

Основные результаты диссертации опубликованы в статьях:

1. Baklanova, N.I. The effect of ZrO2 interphase on interfacial frictional stresses in SiC/ZrO2/SiCf composites/N.I. Baklanova, A.A. Matvienko, A.T. Titov// Composite Interfaces. - 2010. – V.17, N4. - P.383-393.

2. Baklanova, N.I. Organometallic polymer derived interfacial coatings on carbon and SiC fibers/N.I. Baklanova, L Zhilitskaya, A. Titov//Progress in Organic Coatings. – 2009. - V.64, N2. - P. 216-220.

3. Baklanova, N.I. The chemistry, morphology, topography of titanium carbide modified carbon fibers/N.I. Baklanova, B.N. Zaitsev, A.T. Titov, T.M. Zima// Carbon. – 2008. - V.46, N2. - P.261-271.

4. Baklanova, N.I. Microstructural features of the ZrO2 interfacial coatings on SiC fibers before and after exposition to air at high temperatures/N.I. Baklanova, O. Kiselyova, A.T. Titov, T.M. Zima//J.Eur.Ceram.Soc. – 2008. - V.28, N8. - P.1687-1696.

5. Бакланова, Н.И. Микроструктура и прочность углеродных волокон, поверхностно – модифицированных карбидом титана/Н.И. Бакланова, Т.М. Зима, А.Т. Титов, Т.М.

Наймушина, В.П. Бервено//Неорган. Материалы. – 2008. - Т.44, N2. - C.162-170.

6. Зайцев, Б.Н. Исследование поверхностно-модифицированных углеродных волокон методом атомно-силовой микроскопии/ Б.Н. Зайцев, Н.И. Бакланова// Неорган.

Материалы. – 2008. - Т.44, N2. - C.682-688.

7. Baklanova, N.I. Atomic force and scanning electron microscopy study of the zirconia-coated silicon carbon fibers/N.I. Baklanova, B.N. Zaitsev, A.T. Titov //J.Eur.Ceram.Soc. – 2007. - V.27, N6. - P.2503-2511.

8. Baklanova, N.I. Raman study of Yttria-Stabilized Zirconium Oxide Interfacial Coatings/N.I.

Baklanova, B.A. Kolesov, T.M. Zima//J.Eur.Ceram.Soc. – 2007. - V.27, N1. - P.165-167.

9. Baklanova, N.I. Protective multilayer coatings for carbon fibers/ N.I. Baklanova, T.M. Zima, A.I. Boronin, S.V. Kosheev, A.T. Titov, N.S. Isaeva, D.V. Grashenkov, S.S.

Solntsev//Surf.Coat.Technology. – 2006. - V.201, N6. - P.2313-2319.

10. Baklanova N.I. The yttria-stabilized zirconia interfacial coating on Nicalon fiber/ N.I.

Baklanova, A.T. Titov, A.I. Boronin, S.V. Kosheev//J.Eur.Ceram.Soc. – 2006. - V.26, N9. - P.1725-1736.

11. Baklanova, N.I.The Formation of Sol-Gel Derived Refractory Oxide Coatings on Nicalon Fiber/N.I. Baklanova, T.M. Zima, T.M. Naimushina, S.V. Kosheev// J.Eur.Ceram.Soc. – 2004. - V.24, N10-11. - P.3139-3148.

12. Zima, T. The behavior of the oxide-coated Nicalon fibers exposed to air at 1000°C/T. Zima, N. Baklanova, A.Titov//J.Eur.Ceram.Soc. – 2005. – V.25, N11. - P.1943-1952.

13. Зима, Т.М. Особенности формирования ZrO2 и Y2O3-ZrO2 покрытий на карбидокремниевом волокне Никалон NLM 202/ Т.М. Зима, Н.И. Бакланова, Е.И.

Беляева, Н.З. Ляхов//Неорган.Материалы. – 2006. - Т.42, N6. - C.716-714. Бакланова, Н.И. Защитные покрытия для углеродных волокон/Н.И. Бакланова, Т.М.

Зима, А.Т. Титов, Н.В. Исаева, Д.В. Гращенков, С.С. Солнцев//Неорган.Материалы. – 2006. - Т.42, N7. - C.823-829.

15. Бакланова, Н.И. Микроструктурные и прочностные свойства карбидокремниевого волокна с покрытиями на основе диоксида циркония/ Н.И. Бакланова, Б.Н. Зайцев, А.Т. Титов, Т.М. Наймушина, В.П. Бервено//Неорган.Материалы. – 2007. - Т.43, N3. - C.288-294.

16. Бакланова, Н.И. Барьерные покрытия на углеродных и карбидокремниевых волокнах для композитов с керамической матрицей/Н.И. Бакланова, Т.М. Зима//Химия в интересах устойчивого развития. – 2006. - N3. - C.243-246.

17. Belyaeva, E.I. The peculiarities of transformation of organosilicon polymer into ceramic product under mechanochemical treatment/E.I. Belyaeva, N.I. Baklanova, Suchkova G.A., E.Yu. Belyaev//J.Eur.Ceram.Soc. – 2005. – V.25, N4. - P.521-528.

18. Воронков, М.Г. Термолиз полигермасилэтина в кремнекарбидную керамику, допированную германием/М.Г. Воронков, О.Г. Ярош, Н.О. Ярош, Н.З. Ляхов, Н.И.

Бакланова//Наука производству. - 2004. - N1. - C.14-17.

19. Воронков, М.Г. Полисилэтины и полисилэтенсилэтины как прекурсоры керамики и волокон из карбида кремния/М.Г. Воронков, О.Г. Ярош, Л.В. Жилицкая, Н.З. Ляхов, Н.И. Бакланова//Наука производству. – 2004. - N1. - C.10-13.

20. Baklanova, N.I. Thermal Evolution of Solid Products Derived from Germanium-Containing Preceramic Polymer/N.I. Baklanova, E.I. Belyaeva, T.M. Zima//J.Mater.Synth.Process. – 2002. – V.10, N4. - P.219-227.

21. Бакланова, Н.И. Термические превращения полиненасыщенных кремнеуглеводородов/Н.И. Бакланова, В.Н. Кулюкин, И.А.Ворсина, Н.З. Ляхов, Л.В.

Жилицкая, О.Г. Ярош, М.Г. Воронков//Высокомол.соед., А. – 2001. - Т.43, N4. - C.722731.

22. Бакланова, Н.И. Особенности термических превращений полигермасилэтина/Н.И.

Бакланова, С.С. Шацкая, Т.М. Зима, Е.И.Беляева, Н.З. Ляхов, О.Г. Ярош, М.Г.

Воронков//Высокомол.соед., А. – 2002. - Т.44, N11. - C.1915-1924.

23. Бакланова, Н.И. Модифицирование углеродных материалов соединениями бора/Н.И.

Бакланова, В.Н. Кулюкин, Н.З. Ляхов//Неорган.материалы. – 1997. - Т.33, N7. - C.811813.

24. Baklanova, N.I. Formation of Carbide coatings on Nicalon Fiber by Gas Phase Transport Reactions/N.I. Baklanova, V.N. Kulyukin, N.Z. Lyakhov, M.A.

Korchagin//J.Mater.Syn.Process. – 1998. - V.6, N1. - P.15-26.

25. Baklanova, N.I. Behavior of Carbide coated Nicalon Fibers Exposed to Air at 1000°C/N.I.

Baklanova, V.N. Kulyukin, N.Z. Lyakhov, M.A. Korchagin// J.Mater.Syn.Process. – 1997. - V.5, N6. - P.425-431.

26. Baklanova, N.I. Polysilethenesilethyne – a Promising Precursor for Silicon Carbide/N.I.

Baklanova, V.N. Kulyukin, N.Z. Lyakhov, G.Yu. Turkina, O.G. Yarosh, M.G.

Voronkov//J.Mater.Syn.Process. – 1997. - V.5, N6. - P.443-448.

27. Baklanova, N.I. Thermal Transformations of Polydimethylsilethyne into Ceramic Product/N.I. Baklanova V.N. Kulyukin, N.Z. Lyakhov, L.V. Zhilitskaya, O.G. Yarosh, M.G.

Voronkov//J.Mater. Process Manufact.Sci. – 1998. - V.6, N4. - P.299-305.

28. Бакланова, Н.И. Тугоплавкие карбидные и оксидные покрытия на карбидокремниевом волокне/Н.И. Бакланова, В.Н. Кулюкин, М.А. Корчагин//Материаловедение. – 1998. – N3. - C.46-50.

29. Baklanova, N.I. High Temperature Evolution of SiC/C Products Derived from Preceramic Polymers/N.I. Baklanova, V.N. Kulyukin, V.G. Kostrovsky, N.Z. Lyakhov, V.V. Terskhikh, G.Yu. Turkina, L.V. Zhilitskaya, O.G. Yarosh, M.G. Voronkov//J.Mater.Syn.Process. – 1999. - V.7, N5. - P.289-295.

30. Пузынина, Н.И. Изотермический химический транспорт в системе Та–С–С1/Н.И.

Пузынина, В.Н. Кулюкин, В.Н. Арбеков, М.И. Татаринцева//Изв. АН СССР, Неорган.

Материалы. – 1983. - Т.19, N10. - C.1742-1744.

31. Татаринцева, М.И. Кристаллографические и морфологические особенности карбидообразования в системе Та–С–С1/ М.И. Татаринцева, Н.И. Пузынина, В.Н.

Кулюкин, В.Н. Арбеков//Изв. АН СССР, Неорган. Материалы. – 1983. - Т.19, N11. - C.1845-1848.

32. Бакланова, Н.И. Термодинамический анализ изотермического химического транспорта в системе Та–С–С1/Н.И. Бакланова, А.А. Трипольский, В.Н. Кулюкин, В.Н.

Арбеков//Изв. АН СССР, Неорган. Материалы. – 1986. - Т.22, N9. - C.1534-1537.

33. Бакланова, Н.И. Некоторые особенности химического транспорта в системе Та–ТаС– SiO2-Cl/Н.И. Бакланова, В.Н. Кулюкин//Изв. АН СССР, Неорган.материалы. – 1990. - Т.26, N1. - C.97-101.

34. Кулюкин, В.Н. Насыщение УУКМ тугоплавкими карбидами/В.Н. Кулюкин, Н.И.

Бакланова, М.И. Татаринцева, Трипольский А.А., Кручинин В.Т.//ВОТ. – 1986. - N5.

35. Baklanova, N. The Oxidation Resistance of the Oxide-Coated Nicalon Fibers/N. Baklanova, T. Zima, A.Titov//Key Engineering Materials. Advanced Si-Based Ceramics and Composites. – 2005. – V.287. - P.477-482.

36. Zima, T. Sol-Gel Derived Oxide Coatings on Nicalon Fibers/T.Zima, N. Baklanova, S.Koscheev, T. Naimushina//Ceram.Eng.Sci.Proc. – 2003. – V.24, N3. - P.463-468.

37. Baklanova, N.I. Improved Oxide-Based Interfacial Coatings for the Next-Generation of CMC's/N.I. Baklanova, B.N. Zaitsev, A.T. Titov//Advance in Science and Technology. – 2006. - V.5. - P.51-56.

38. Baklanova, N.I. Interfacial Coatings on Inorganic Fibers for High Temperature Ceramic Matrix Composites/ N.I. Baklanova, T.M. Zima, A.T. Titov, B.N. Zaitsev//Key Engineering Materials, High-Performance Ceramics. – 2008. - Vols. 368-372, Part 2. - P.1392-1396.

39. Бакланова, Н.И. Разработка компонентов перспективных композиционных материалов конструкционного назначения/Н.И. Бакланова Н.З. Ляхов//Cб. Трудов “Военная техника, вооружение и современные технологии продукции военного и гражданского назначения: IV Международный технологический конгресс” (Омск, июнь 2007): Омск, Изд-во ОмГТУ. - 2007. - Ч.2. – С.306-310.

40. Бакланова Н.И. Образование покрытий из карбидов тантала на углеродном волокне в условиях химического транспорта/ Н.И. Бакланова, В.Н. Кулюкин, М.И. Татаринцева, Т.И. Самсонова, В.Т.Кручинин//Жаростойкие покрытия. Труды 13-го Всесоюзного совещания по жаростойким покрытиям (Ленинград, 1986): Ленинград, Наука, 1987. - С.199-203.

41. Baklanova, N. Formation of Refractory Coatings on Carbon-Based Materials by Gas Phase Transport Reactions/ N.I Baklanova, V.N. Kulyukin, T.M. Zima//In Proceedings of 7th Applied Diamond Technology Conference/3th Frontier Carbon Technology Joint Conference (Tsukuba, 2003): NASA, 2003 - p.367-371.

42. Baklanova, N. The Study of Nanostructered Interfacial Coatings on SiC Fibers by Atomic Force Microscopy/N. Baklanova, B. Zaitsev//Key Engineering Materials. – 2010. - Vs.434435. - P.542-545.

43. Бакланова, Н.И. Модификация границы раздела матрица – углеродное волокно в высокотемпературных керамических композитах/ Н.И. Бакланова, Н.З. Ляхов//Труды IV Международной школы-конференции «Фундаментальное и прикладное материаловедение» (г. Барнаул, 2009): - Барнаул, 2009. - C.147-152.

44. Способ получения порошкового материала на основе карбида кремния из кремнийорганического полимера: патент № 2259336 Рос. Федерация: МПК С04 В 35/571, С01 В 31/36/ Беляева Е.И., Бакланова Н.И., Сучкова Г.А., Беляев Е.Ю. - № 2004105098; заявл.20.02.2004; опубл. 27.08.2005, Бюл. №24.

45. Способ изготовления изделий из композиционного материала: авторское свидетельство № 249334 СССР: С23 С16/00/ Кулюкин В.Н., Иванов Е.Ю., Кручинин В.Т., Клейменов В.В., Бакланова Н.И., Татаринцева М.И. - №3140212; заявл.

17.04.1986; опубл.02.02.1987.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.