WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Мирочник Анатолий Григорьевич

  ФОТО-, МЕХАНО- И ТЕРМОСТИМУЛИРОВАННЫЕ ПРОЦЕССЫ

В КОМПЛЕКСНЫХ СОЕДИНЕНИЯХ ЛАНТАНОИДОВ И p - ЭЛЕМЕНТОВ

Специальность 02.00.04 –физическая химия

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора химических наук

Владивосток - 2007

Работа выполнена в Институте химии Дальневосточного отделения

Российской академии наук

Научный консультант:

заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор химических наук,

профессор

В.Е.Карасев.

Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессорВ.А. Кузьмин;

доктор химических наук, профессор

Л.А. Земнухова;

доктор химических наук, профессор

Л.Н. Алексейко.

Ведущая организация:

Институт органической химии УНЦ РАН, г. Уфа

Защита диссертации состоится " " 2007 г. в часов на заседании Регионального диссертационного совета Д 005.001.01 в Дальневосточном отделении Российской академии наук по адресу: 690022,г. Владивосток-22, проспект 100-летия Владивостока, 159, Институт химии ДВО РАН

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке ДВО РАН.

Автореферат разослан " "  2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат химических наук       Н.С. Блищенко

 

Актуальность темы. Наличие интенсивной люминесценции, уникальных термо-, механо- (трибо)люминесцентных, термохромных и фотохимических свойств в комплексах РЗЭ, s2-ионов и бора позволяет использовать их в качестве активных добавок оптически прозрачных полимерных материалов (светотрансформирующие материалы, концентраторы солнечной энергии, оптические сенсоры,  фильтры специального назначения и т.д.). Фундаментальной проблемой химии и фотохимии комплексов лантаноидов островного и полимерного строения является  выявление неизвестного на сегодня механизма влияния природы химической связи и пространственной организации (локальный, молекулярный и надмолекулярный уровни) на их флуоресцентные и фотохимические свойства. Критический анализ литературы свидетельствует об отсутствии систематических исследований о влиянии природы химической связи и состояния переноса заряда (СПЗ) на эффективность диссипации энергии возбуждения и процесса фотодеструкции электронно-возбужденных комплексов РЗЭ. Одним из перспективных классов трибо-(механо-) и термолюминофоров являются интенсивно люминесцирующие комплексы лантаноидов. Однозначная интерпретация механизма трибо- и термолюминесценции Ln3+ в настоящее время отсутствует, поэтому исследование взаимосвязи строения, термо- и триболюминесцентных свойств комплексных соединений РЗЭ весьма актуально. Интенсивная люминесценция s2-ионов позволяет использовать их для получения эффективных люминофоров, однако до настоящего времени остаются дис-куссионными вопросы, связанные с механизмом люминесценции этих ионов, взаимосвязью строения координационного полиэдра s2-иона, стереохими-ческой активностью неподеленной электронной пары (НЭП), люминесцентными и термохромными свойствами. Представляет научный и практический интерес еще один класс соединений, обладающих интен­сивной флуоресценцией во всем видимом и ближнем ИК спектральном диапазоне - β-дикетонаты дифторида бора. Несмотря на наличие интересных фо­тофизических (формирование эксиплексов и эксимеров) и нелинейных оптических свойств этих соединений, вопрос о взаимосвязи молекулярного дизайна,  ин­тенсивности флуоресценции и фотостабильности кристаллических комплексов практически не изучен.

Настоящая работа направлена на решение указанных проблем с помощью современных экспериментальных методов и методик: стационарный фотолиз, люминесцентная, рентгенофотоэлектронная (РФЭС), EXAFS , ЭПР, ЯМР, УФ, ИК спектроскопия, лазерная спектроскопия с временным разрешением, флуо-ресцентная электронная микроскопия, магнетохимия, рентгеноструктурный анализ (РСА).

В данной работе проблема изучения связи “состав - структура - свойства”  рассматривается на примере комплексных соединений лантаноидов (в основ-ном Eu(III), Tb(III), Dy(III)), включая анион-радикальные и координационно-ненасыщенные макромолекулярные комплексы (ММК); комплексных соединений галогенидов s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) с азотсодержащими внешнесферными органическими катионами; β-дикетонатов дифторида бора. Отдельный цикл исследований посвящен полимерным композициям на основе синтезированных люминесцирующих соединений и поиску методов их фотостабилизации.

Цель работы:

- установление взаимосвязи геометрического и электронного строения комп-лексов лантаноидов и p-элементов и их люминесцентных, размернозависимых люминесцентных, триболюминесцентных, термолюминесцентных, термохром-ных, люминесцентно-термохромных, магнитных и фотохимических свойств.

       В задачи работы входило:

- систематизация данных для выявления взаимосвязи строения, люминесцентных, термолюминесцентных, триболюминесцентных, размернозависимых люминесцентных, термохромных, магнитных и фотохимических свойств разно-метальных комплексов лантаноидов, включая анион-радикальные и координа-ционно-ненасыщенные ММК и полимерные композиции на их основе; комплексных соединений галогенидов s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) с азотсодержащими внешнесферными органическими катионами; β-дикетонатов дифторида бора;

- анализ структурно-химических механизмов управления фото-, механо- и термостимулированными процессами в комплексах лантаноидов и p-элементов (B(III), Sb(III), Te(IV));

- поиск методов интенсификации люминесценции и фотостабилизации полимерных композиций на основе синтезированных люминесцирующих соединений с использованием кооперативного эффекта.

Научное направление:

Структурные и электронные механизмы управления фото-, механо- и термостимулированными процессами в комплексах лантаноидов и  p-элементов (люминесценция, термолюминесценция, триболюминесценция, термохромизм, люминесцентный термохромизм, размернозависимая люминесценция, процессы фотодеструкции)

Научная новизна работы состоит в развитии нового научного направления физической химии, включающего вопросы экспериментального исследования процессов дезактивации энергии электронного возбуждения и фотодеструкции; выявление взаимосвязи строения, люминесцентных, термохромных и фотохимических свойств кристаллических комплексных соединений лантаноидов и p-элементов (B(III), Sb(III), Te(IV)) методами стационарного фотолиза, люминесцентной, РФЭС, ЭПР, ЯМР, УФ, ИК, EXAFS спектроскопии, РСА, электронной микроскопии, магнетохимии. Получены новые результаты, характеризующие влияние структуры и природы химической связи на люминесцентные, термохромные и фотохимические свойства комплексных соединений лантаноидов и  p- элементов;

- изучен механизм кооперативного влияния лигандов и ионов-соактиваторов на процессы безызлучательной дезактивации энергии электронного возбуждения, интенсификации люминесценции (колюминесценции) и фотостабильность в комплексных соединениях европия(III) и тербия(III) островного и полимерного строения. Впервые на основе методов стационарного фотолиза, РФЭС и люминесцентной спектроскопии в рамках одноэлектронного приближения выявлено влияние относительного положения энергий орбиталей лигандов и иона комплексообразователя на интенсификацию люминесценции, параметры температурного тушения люминесценции Eu(III), уширения линий и характеристики фотораспада соединений;

- изучена взаимосвязь строения и термолюминесцентных свойств в комплек-сных соединениях тербия(III) и диспрозия(III) состава [Ln(NO3)2Acac(L)2]·H2O, где Ln - Tb, Dy; Acac - ацетилацетонат-ион; L -1,10′-фенантролин; 2,2′-дипири-дил. Впервые на основе данных люминесцентной, ЭПР, РФЭС спектроскопии, РСА, магнетохимии установлен анион-радикальный механизм термолюминесценции в комплексах РЗЭ в результате фотохимического заселения вакантных орбиталей фенантролина (дипиридила). Впервые предложен оригинальный метод интенсификации термолюминесценции в комплексах РЗЭ путем дифференцированного светового облучения реакционной смеси в процессе синтеза;

- показано, что нецентросимметричность кристаллов не является определяю-щим фактором в формировании триболюминесцентных свойств комплексных соединений лантаноидов. Обнаружены фотоупругие механолюминесцентные свойства соединения Tb(NO3)(Btfa)2(TPPO)2, которые связываются с проявлением стэкинг-фактора и сжатием связи P-O при повышении температуры;

- изучено строение, люминесцентные и фотохимические свойства координаци-онно-ненасыщенных ММК Eu(III) и Tb(III) на основе сополимеров акриловой и метакриловой кислот с эфирами метакриловой кислоты и стиролом; сополимеров на основе -дикетонов (ацетилацетона и дибензоилметана), алкилметакрилатов и стирола. Впервые обнаружено явление разгорания фото-люминесценции Eu(III) при фотолизе в ряде исследуемых ММК, на основе данных люминесцентной, РСА и EXAFS спектроскопии предложен механизм эффекта, связанный с ослаблением деградации энергии электронного возбуждения Eu(III). Впервые обнаружено усиление эффективности переноса энергии возбуждения в разнометальных ММК при переходе от гомополимеров к комплексам с сополимерами;

- изучено строение, люминесцентные, размернозависимые люминесцентные, люминесцентно-термохромные и фотохимические свойства кристаллических -дикетонатов дифторида бора. Выявлено, что наличие эффективного стэкинг-фактора и введение электронодонорных групп в ароматический α-заместитель хелатного цикла приводит к интенсификации эксимерной флуоресценции. Впервые у ряда -дикетонатов дифторида бора сэндвичевого строения обнаружены люминесцентно-термохромные свойства и размернозависимые люминес-центные свойства: наблюдается отчетливый гипсохромный сдвиг максимума полосы люминесценции при понижении температуры и уменьшении размеров микрокристаллов. Предложен механизм этих эффектов, связанный с изменением соотношения свободных и самозахваченных экситонов. Впервые обнаружен люминесцентный фотохромизм дибензоилметаната дифторида бора в полимерах, предложен механизм явления, связанный с фотоиндуцированным реориентационным движением высокополярных молекул люминофора, способствующим их агрегированию и интенсификации эксимерной флуоресценции;

- изучено строение, люминесцентные, термохромные и фотохимические свойст-ва комплексных соединения s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) c азотсодержащими внешнесферными органическими катионами. Впервые установлено, что стерео-химическая инертность НЭП s2-иона и близость энергетических уровней иона и внешнесферного органического катиона способствует интенсификации люминесценции и фотостабильности комплексов, что обусловлено уменьшением релаксационных потерь при фотовозбуждении. Предложен механизм линейного реверсивного термохромизма в гексабромотеллуратах(IV), для которых характерно аномальное поведение тепловых параметров атомов Br: усиление электрон-фононного взаимодействия обуславливает снятие с повышением темпера-туры орбитального вырождения первого возбужденного 3P1  энергетического состояния s2-иона и приводит  к увеличению ян-теллеровского расщепления длинноволновой полосы поглощения (отражения), вызывая спектральный сдвиг в красную область.

Научная и практическая значимость работы:

Полученные результаты являются пионерскими и могут быть использованы в качестве справочных данных о строении, люминесцентных, размернозависимых люминесцентных, трибо- и термолюминесцентных, термохромных и люминесцентно-термохромных, магнитных и фотохимических свойствах комп-лексных соединений лантаноидов и p-элементов. Установленные закономер-ности и корреляции в гомологических рядах соединений европия, бора, сурьмы(III) и теллура(IV) позволяют выявлять электронные и структурные критерии для целенаправленного поиска новых соединений и полимерных материалов с высокой интенсивностью люминесценции, термо- и триболюминесценции, повышенной фотостабильностью, оптимальными термохромными и люминесцентно-термохромными свойствами и могут оказаться полезными при уточнении отдельных вопросов спектроскопии и фотохимии.

На защиту выносятся следующие положения:

- закономерности кооперативного влияния лигандов и ионов-соактиваторов на процессы безызлучательной дезактивации энергии электронного возбуждения, интенсификации люминесценции (колюминесценции) и фотостабильности в комплексных соединениях европия островного и полимерного строения; установленные при этом корреляционные зависимости между энергиями активации процесса температурного тушения, относительным квантовым выходом фоторазложения и электронодонорными свойствами лигандов; систематизация данных по интенсификации люминесценции, температурному тушению, уширению линий люминесценции, фотостабильности в перечисленных соединениях;

- модель анион-радикального механизма формирования термолюминесцентных свойств в комплексных соединениях тербия(III) и диспрозия(III); оригиналь-ный способ интенсификации термолюминесценции в комплексах РЗЭ путем дифференцированного светового облучения реакционной смеси в процессе синтеза;

- совокупность экспериментальных данных по фотостабилизации комплексов Eu(III) в полимерах модифицирующими добавками (пространственно-затруд-ненные пиперидины, комплексы Sb(III));

- модель механизма разгорания фотолюминесценции Eu(III) при фотолизе в ММК, эффект интенсификации люминесценции и повышения фотостабильнос-ти при переходе от гомополимеров к комплексам с сополимерами;

- совокупность экспериментальных данных по комплексному изучению влия-ния молекулярного дизайна на люминесцентные, люминесцентно-термохром-ные, размернозависимые люминесцентные и фотохимические свойства β-дике-тонатов дифторида бора;

- оригинальные результаты комплексного изучения влияния стереоэффекта НЭП и стэкинг-фактора на люминесцентные, термохромные и фотохимичес-кие свойства комплексных соединения s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) c азотсодер-жащими внешнесферными органическими катионами;

Апробация работы:

Основные результаты работы представлены и обсуждены  на Всесоюзном совещании по молекулярной люминесценции и ее применениям (Харьков 1982), VII Всесоюзном совещании “Физические и математические методы в координационной химии” (Кишинев, 1983), Всесоюзном семинаре “Рентгенов-ские и электронные спектры и химическая связь” (Владивосток, 1983), ХI Всесоюзном совещании по рентгеновской и электронной спектроскопии  (Иркутск, 1984), VII Всесоюзном симпозиуме по химии нерганических фторидов (Душанбе, 1984), VI, VII, VIII Всесоюзных семинарах “Строение, свойства и применение бета-дикетонатов металлов” (Самарканд, 1984; Москва, 1989; Владивосток, 1990),  XVI, XVII, XX Всесоюзных Чугаевских совещаниях по химии комплексных соединений, International School-seminar for young scientists (Alma-Ata, 1990), Международных конференциях по люминесценции (Москва, 1994, 2001), XIII International Conference on Photochemical Conversion and Storage of Solar Energy (Snowmass, Colorado, 2000), II Международном симпозиуме "Химия и химическое образование" (Владивосток, 2000), XVII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии (Казань, сентябрь 2003), VII Все-российской конференции “Физико-химия ультрадисперсных (нано-) систем (Ершово, 2005 ), IV Международном Симпозиуме “Design and Synthesis of

Supramolecular Architectures” (Казань, май 2006).

По материалам диссертации опубликованы монография, 69 статей в отечественных и международных журналах, получено 5 патентов РФ.

Объем работы.  Диссертация состоит из введения, семи глав, приложения, основных результатов и выводов и списка цитируемой литературы. Работа изложена на 438 страницах, включает 169 рисунков, 41 таблицу и список цитируемой литературы из 550 наименований. Вследствие большого разнообразия обсуждаемых вопросов в диссертации отсутствует обзорная глава. Вместо этого во вводной части каждой главы или параграфа дается критический анализ литературных данных, обсуждение цитируемых публикаций нередко проводится по ходу изложения диссертационного материала.

Работа выполнена в соответствии с планами научно-исследовательских работ Института химии ДВО РАН (№ гос. регистрации 01960010350). Работа поддержана грантами РФФИ № 95-03-09558 , № 98-03-32472 , № 04-03-33155, № 07-03-00761, грантом Президента РФ № МК- 1256.2005.3.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обоснована актуальность темы диссертации, сформулирова-ны цель и задачи работы, определены научное направление, новизна, научная и практическая значимость исследования, сформулирован перечень положений, выносимых на защиту.

Первая глава посвящена анализу и систематизации результатов ориги-нальных исследований электронного строения и выявлению взаимосвязи элект-ронодонорных свойств лигандов и люминесцентно-спектроскопических параметров в комплексных соединениях европия, выявлению механизма коопера-тивного влияния лигандов на процессы безызлучательной дезактивации энергии электронного воэбуждения, температурное уширение линий люминесценции и фотостабильность комплексов Eu(III). Объектами исследований являлись гомологические ряды -дикетонатов европия: тетракис--дикетонаты, трис--дикетонаты с нейтральными лигандами, карбоксилатодибензоилметанаты, тройные комплексы с -дикетонами, нитрато-группой и фосфорилсодержащи-ми основаниями, акрилаты и метакрилаты Eu(III). Анализ РФЭС спектров -дикетонатов Eu(III) позволил оценить химические сдвиги, обусловленные как  фторированием метильных групп -дикетонов, так и замещением нейтрального лиганда. Установлено, что аддуктообразование способствует приращению электронной плотности на атомах и группах аниона -дикетона и увеличению ионной составляющей связи Eu-O. Из данных РФЭС и анализа литературы по ФЭС свободных -дикетонов в рамках одноэлектронного приближения проанализировано влияние относительного положения энергий орбиталей лигандов и иона комплексообразователя на величину штарковских расщеплений F1, энергий активации Ea температурного тушения люминесценции Eu(III), средние скорости температурного уширения линий T (рис. 1).

Установлено, что в однотипных группах соединений усиление акцепторных свойств заместителей -дикетонов и усиление донорных свойств адденда, приводя к уменьшению разности энергий орбиталей лигандов и Eu3+, обуславливает уменьшение величин T и Ea. Анализ экспериментальных данных в терминах электронных состояний (энергетических уровней) не дал положительного результата: последовательность значений Ea не коррелирует с величинами энергетических зазоров между нижними триплетными уровнями -дикетонатов и резонансными возбужденными уровнями Eu(III). Большие значения Ea для аддуктов и тетракис--дикетонатов не согласуются также с уменьшением коле-бательной энергии лигандов при переходе к фторированным заместителям. Обоснован вывод, что уменьшению безызлучательных потерь люминесценции Eu(III) способствует увеличение степени ионности связи Eu--дикетон (соответственно уменьшается участие СПЗ в процессах деградации энергии).

Рис.1. Схема переноса энергии лиганд -Eu3+ в терминах полных энергий (а) и одноэлектронных уровней (б)

  При выявлении механизма температурного тушения люминесценции наибольший интерес пред­ставили две группы соединений: комплексы, где практически отсутствует температурное тушение и соединения с сильным температурным тушением. Обнаружение “аномальной“ штарковской структуры спектров люминесценции карбоксилатодибензоилметанатов Eu(III)

(необычайно высокая относительная интенсивность линии синглетного перехода 5D0-7F0, ближайший к основному 7F1 уровень расположен аномально близко (~ 175 см-1)) и практически полное тушение (“выключение”) люминесценции при 300K, стимулировало расширить круг подобных комплексов Eu(III) и детально исследовать их люминесцентные свойства. Исследован гомологический ряд разнолигандных комплексных соединений состава Eu(Dbm)2RCOO-, где R:  H- (Form), CH3- (Ac), CF3- (TFAc), CH3CH2- (Prop), CH3(CH2)2- (But), CH3(CH2)3- (Val), (CH3)3C- (Isoval), CH3(CH2)5- (Hex), CH3(CH2)7- (Oct), NH2(CH2)5- (ε-NH2), CH2=CH- (Acr), CH2=C(CH3)- (Macr), PhCH=CH - (Cin), COCH=CH2- (β-pipacr). Для соединений Eu(Dbm)2RCOO (R = Acr, Macr, Cin, pipacr, Prop, But, Vul, Isoval, Hex, Oct) характерна аномальная штарковская структура спектра люминесценции, в спектрах возбуждения люминесценции находится дополнительная полоса (440 нм), отнесенная к низколежащему СПЗ, которая исчезает при повышении температуры до 300 К. Эффективное перекрывание поверхностей потенциальной энергии низколежащего СПЗ и основного состояния иона европия (7Fj-уровня) приводит к резкому температурному тушению люминесценции в данной группе соединений. С другой стороны, в ряде случаев наличие более высоколежащего СПЗ приводит не к тушению, а к эффективному “заему” интенсивности из СПЗ. Анализ электронных спектров поглощения метакрилата и акрилата Eu(III) и их гадолиниевых аналогов выявил наличие высоколежащего СПЗ, с которого происходит эффективная накачка энергии возбуждения на 5D2, 5D1, 5D0-уровни Eu(III), и как следствие, интенсификация люминесценции при повышении температуры.

б

Рис.2. Спектры люминесценции (а) при 300 К (1); 77 К (2) и температурная зависимость молярной магнитной восприимчивости (б) χm  [Eu(Dbm)2СН3СОО]2Н2О.

Анализ изменения параметров спектров ЯМР 1Н в интервале температур 170-370 К и данные магнетохимии указывают на отсутствие фазовых переходов в полученных Eu(Dbm)2Acid. Аномальное температурное поведение люминесценции карбоксилатодибензоилметанатов европия стимулировало поиски корреляций между люминесцентными и магнитными характеристиками этих соединений, которые определяются одинаковой структурой штарковских и зеемановских подуровней. В отличие от исследованных нами комплексов Dy и Gd аналогичного состава, температурная зависимость магнитной восприимчивости m для которых подчиняется закону Кюри-Вейсса, температурная зависимость m  для ацетатодибензоилметаната Eu(III) измеренная в диапазоне температур 2 - 300 K определяется температурным заселением ближайшего к основному 7F1 уровня (рис. 2). Используя формулу Каро-Поршэ (m)LT = 8N 2/ =  2,086/ , где (m)LT - предельное низкотемпературное значение m, получили значение энергетического расстояния между уровнями 7F0 и 7F1  =175 см-1, что хорошо коррелирует с “аномально” малым значением (175 см-1), полученным из люминесцентных измерений (для большинства соединений Eu(III) эта величина примерно вдвое больше).

Вторая глава посвящена изучению строения и сенсибилизации люминес-ценции Eu(III) и Tb(III) (колюминесценции) в разнометальных комплексах при изоморфном замещении различных ионов-соактиваторов. Изучено влияние Y(III) на интенсивность люминесценции Еu(III) и Тb(III) в комплексах различ-ного строения: 1) метакрилатах состава [LnxY1-x(Macr)3], где Macr - анион мета-криловой кислоты, Ln= Еu, Тb; 2) ММК Еu(III) и Тb(III) состава LnxY1xMMA, где MMA - сополимер метакриловой кислоты с метилметакрилатом, Ln = Еu, Тb; 3) комплексах состава [EuxM1-x(NO3)3(Phen)2], где Phen - 1,10-фенантролин, М - Y, Lа, Lu, Nd, Тb. В структуре метакрилатов Eu(III) и  Tb(III) бесконечные цепи молекул, вытянутые в направлении кристаллографической оси с, связаны в шахматном порядке Ван-дер-ваальсо­выми взаимодействиями. Метакрилат-ионы, координи­рованные атомами европия и тербия, выполняют разную струк­турную функцию: один из кислотных остатков - бидентантно-мостиковый лиганд, два других выполняют тридентантно-мостиково-циклическую функцию. Установлено, что значения энергетического расстояния между уровнями 7F0 и 7F1 полученные из магнетохимических измерений хорошо коррелируют с люминесцентными данными (для акрилата европия  361 и 364 см-1; для метакрилата 326 и 300 см-1, соответственно).

  В отличие от метакрилатов, где отсутствует эффект колюминесценции изоморфное замещение ионов Eu(III) и Тb(III) ионом Y(III) в ММК состава

LnxY1-x-MMA приводит к интенсификации люминесценции лантанидного иона. Максимальная интенсивность люминесценции наблюдается в разнометальных комплексах Eu0.7Y0.3-MMA и Tb0.5Y0.5-MMA (увеличение на 60 и 20 %, соответственно). Предполагается, что введение в состав сополимера некоординирующего метилметакрилата обуславливает появление в объеме полимера повышенной локальной концентрации функциональных групп Macr и ионов лантанидов и иттрия. Это может привести к появлению дополнительного канала возбужде­-

Рис.3. Зависимость интенсивности люминесценции европия (люм= 615 нм) от содержания металлов в комплексах [EuxM1x(NO3)3 (Phen)2],

М(III)-Lа (1), Y (2), Lu (3), Nd (4).

ния люминесценции лантанидных ионов по механизму переноса заряда, промежуточным звеном могут быть O2р-орбитали лиганда и нижние вакантные 5d-орбитали соседних группировок европия, тербия и 4d-орбитали иона иттрия. Кристаллы [Еu(NO3)3(Phen)2] построены из изолированных комплексных молекул.  Атом Еu бидентатно связан с пятью лигандами: двумя молекулами фенантролина и тремя нитрато-группами. Обнаруженную заметную сенсибилизацию люминесценции Еu(III) при введе­нии Y(III) (рис. 3) можно объяснить за счет непосредственного перехода электрона из группировки иона-соактиватора на группировку европия (перенос заряда). Сопоставление теоретических расщеплений между валентными полосами и вакантными уровнями 5d, 6p-типа с  энергиями порога фундаментального

поглощения в соединениях РЗЭ, а также анализ спектров диффузного отражения показывают, что экспериментальные полосы в области 3,1-6,0 эВ обусловлены переходами с переносом заряда 02р Lа5d, 6р или N2p Lа5d, 6р (в случае иттрия 02р, N2p Y5s, 5р, 4d). Механизм воз­буждения люминесценции в соединениях европия с переносом заряда схема­тично выглядит следующим образом: O2p64f6 O2p54f7 O2p64f6* и N2p64f8 N2p54f9 N2p64f8*. При этом величины кратчайших расстояний между атомами соседних групппировок в исследуемых комплексах не противо­речат предложенному механизму переноса электрона. Для обменно-связанных пар лантанидных ионов соседних группи­ровок может возникнуть дополнительное короткодействующее взаимодействие, которое и будет являться причиной наблюдаемой колюминесценции. Аналогично комплексам Еu(III), рассмотренным выше, предполагается, что за обнаруженную колюминесценцию Тb(III) ответственны переходы с переносом за­ряда типа O2p64f8 O2p54f9 O2p64f8* и N2p64f8 N2p54f9 N2p64f8*.

В третьей главе  изложены результаты исследования фотолиза -дике­то­натов европия в органических растворителях и полимерах и описание методов фотостабилизации комплекса европия в ПЭВД светостабилизаторами класса пространственно-затрудненных аминов. Анализ спектров ЯМР показал, что при фотолизе (возб = 254, 313 нм) в растворах появляются “свободные” -дикетоны и нейтральные молекулы, доля которых при увеличении времени облучения растет, при этом данные ЭПР указывают на гетеролитический (анионный) механизм фотодиссоциации. С целью изучения влияния условий возбуждения, природы центрального иона-комплексообразователя, а также кислорода на эф-фективность фотодеструкции электронно-возбужденных комплексов изучен фотолиз аддуктов Ln(Hfaa)3TPPO2, где Ln - La(III), Sm(III), Eu(III), Gd(III), Tb(III); (Hfaa - гексафторацетилацетонат-ион, TPPO - трифенилфосфиноксид) в аэрированных и деаэрированных растворах гексана при различных энергиях возбуждения. Независимо от энергии возбуждения квантовый выход фоторазложения для комплексов Eu и Sm, в которых происходит внутримолекулярный перенос энергии с уровней лиганда на уровни Ln(III), существенно ниже по сравнению с величиной  для комплексов La и Gd. При переходе от аэрированных растворов к деаэрированным значения для комплексов Eu и Sm увеличиваются примерно на порядок, для комплекса La в два раза, что связано с тушением молекулой O2 триплетных возбужденных состояний комплексов. Аналогичные результаты получены при исследовании фотолиза аддуктов теноилтрифторацетонатов РЗЭ состава Ln(Tta)3TPPO2 (Ln - Ln(III), Eu(III), Gd(III), Lu(III); Tta - теноилтрифторацетонат-ион) в аэрированных, деаэрированных и насыщенных кислородом растворах изопропанола. Существенное уменьшение в присутствии кислорода позволяет сделать вывод об ответственности за фотореакцию парамагнитного триплетного состояния. Действительно, в ряду нелюминесцирующих комплексов La, Gd, Lu наблюдаются относительно большие значения и существенно более короткие времена жизни фосфоресценции (фосф = 3 мс) для комплекса с парамагнитным Gd(III) по сравнению с хелатами диамагнитных La(III) (245 мс) и Lu(III) (225 мс). В соответствии с теоретическими представлениями наблюдаемое увеличение скорости релаксации триплетного состояния не согласуется с эффектом тяжелого атома и связано с усилениием обменного взаимодействия между π-электронами лигандов и неспаренными 4f-электронами парамагнитного иона Gd(III).

С привлечением данных РФЭС при исследовании большого числа хела-тов европия в полимерах (сополимер метилметакрилата и бутилметакрилата,  полиэтилен, полиметилметакрилат) обнаружено, что с усилением акцепторных свойств -дикетона и донорных свойств нейтрального лиганда, а также времени жизни возбужденного состояния Eu3+ фотореакционная способность комплексов уменьшается:  уменьшению Ф способствует уменьшение разности энергий орбиталей лигандов и Eu3+, увеличение степени ионности связи Eu--дикетон (соответственно, уменьшается участие СПЗ в процессах деградации энергии). Полученные данные свидетельствуют однако, что за редким исключением для комплексов Eu3+ характерна относительно низкая фотостабильность: значения лежат в диапазоне 10-3 - 10-4.

При поиске способов фотостабилизации люминесцирующих полимерных композиций методами люминесцентной, ЭПР, ПМР спектроскопии нами проведено исследование влияния светостабилизаторов класса пространственно-затрудненных пиперидинов (диацетама-5, полиацетама-81, Тину­вина-622) на фотостабильность комплекса [Eu(NO3)3(Phen)2] в ПЭВД. Было выявлено, что влияние светостабилизаторов на скорость фотодеструкции комплекса Eu(III) различно: низкомолекулярные стабилизаторы  диацетам-5  и  полиацетам-81 инициируют процесс фотораспада комплекса Eu(III), в  то же время олигомерный Тинувин-622 заметно ингибирует процесс фотодеструкции. Анализ спектра возбуждения композиции с Тинувином-622 свидетельствует об эффективном переносе энергии возбуждения с уровней стабилизатора на резонансные уровни Eu(III). Спектры ЭПР диацетама-5 и Тинувина-622 имеют триплетную структуру, идентичную спектрам нитроксильного радикала; стабилизаторы при фотолизе эффективно генерируют нитроксильные радикалы, при этом для  низкомолекулярного диацетама-5  характерна большая скорость накопления радикалов в сравнении с олигомерным Тинувином-622.  Сравнительный  анализ  ПМР спектров  Тинувина-622,  комплекса  Eu(III) и композиции комплекс +  Тинувин-622 свидетельствует об отсутствии  взаимодействия в системе (в отличие от диацетама-5). Таким образом, интенсификацию люминесценции комплекса Eu(III) в процессе получения полимерной композиции и его фотостабилизацию Тинувином-622 можно связать с отсутствием взаимодействия стабилизатора с комплексом и эффективным переносом поглощенной энергии с возбужденных уровней светостабилизатора на уровни комплекса Eu(III). Тинувин-622 предложен в качестве эффективной стабилизирующей добавки в оптически прозрачные светотрансформирующие материалы.

В четвертой главе систематизированы полученные данные по строению, люминесцентным и фотохимическим свойствам координационно-ненасыщен­ных  ММК Eu(III) и Tb(III)  на основе сополимеров акриловой и метакриловой кислоты с эфирами метакриловой кислоты и стиролом; сополимеров на основе -дикетонов (ацетилацетона и дибензоилметана), алкилметакрилатов и стирола, пиромеллитатов Eu(III) . В виду невозможности использования традиционных рентгенодиф­ракционных методов исследования для получения структурной информа­ции о ММК Eu(III), использовался метод спектроскопии рентге­новского поглощения LIII-края европия (EXAFS) (рис. 4). Исследованы соединения Eu-MMA12.6(4.1), Eu-EMAA22.6(13.5),  EuBMAA10.8(5.3) (MMA, EMAA, BMAA - сополимеры акриловой кислоты (Hacr) с метилметакрилатом, этилметакрилатом, бутилметакрилатом, соответственно;  нижний индекс указывает на содержание кислоты в сополимере (мол.%), в скобках указано содержание металла (мас.%). Исследование радиальных структурных функций φ(R) комп­лексов европия  свидетельствует о том, что структур­ный мотив остается постоянным, первая координационная сфера европия, которой соответствует наиболее интенсивный пик состоит из 6-8 атомов кислорода, расположенных на среднем рассто­янии 2.47 . Второй пик, находящийся на среднем расстоянии R=3.32 , соответствует окружению атома европия углеродами карбок­сильных групп. В этой координационной сфере присутствуют также атомы кислорода карбоксильных групп, не вошедших в первую координационную сферу металла, координация европием карбоксильных групп преимущественно монодентатная. Среднее расстоя­ние Eu-Eu равно 4.23 , это соответствует третьему пику на φ(R). Впервые методом EXAFS спек­троскопии определены расстояния (R) EuO первой координационной сферы европия в координационных полимерах с пиромеллитовой кислотой и обнаружено, что в целом интенсивность люминесценции уменьшается  с увеличением размера координационной сферы. В рамках конфигурационно-координатной модели предположено, что увеличение R способствует эффективному пересечению поверхностей потенциальной энер-гии основного и возбужденного состояний и усилению безызлучательной

Рис.4.  Радиальные структурные функции ММК: 1  - Eu-MMAA12.6(4.1); 

2 - EuEMAA22.6(13.5); 3 - BMAA16.8(5.3).

Рис.5. Влияние УФ облу­чения на интен­сивность люминесценции ком­плекса EuEMAA22.6; время облучения, ч: 0 (1); 1 (2); 3 (3); 6 (4);15 (5).

дезактивации энергии возбуждения. Интенсификации 5D0-7F2 перехода  способ-ствует, как показали данные EXAFS-спектроскопии и увеличение асимметрии ближайшего окружения Eu(III) (увеличение фактора Дебая-Валлера). В рамках индуктивно-резонансного механизма изучен процесс переноса энергии в разнометальных комплексах Eu и Tb с сополимером HАcr и бутилметакрилатом.  Более высокая локальная концентрация функциональных групп макромолекулярного лиганда и ионов в ММК с сополимерами по сравнению с гомополимерами способствует более эффективному обмену энергией между ионами: максимальная сенсибилизация флуоресценции Eu(III) в разнометальных ММК наблюдается при соотношении Eu:Tb=1:1.

Особое внимание было уделено антенным эффектам: обнаружен эффектив-ный перенос энергии возбуждения с резонансных уровней хромофорных групп (ацетилацетон, дибензоилметан, o-фенантролин) входящих в состав макромолекулярного лиганда на уровни Eu(III) и заметная интенсификация  (на порядок) люминесценции Eu3+. Исследована люминесценция разнолигандных комплексов Eu(III) и Tb(III) в состав которых входит ацетилацетон и дибензоилметан и непредельные кислоты (HAcr, HMacr), получены их гомополимеры и сополимеры с алкил­(мет)­акрилатами. Показано, что интенсивность люминесценции мономерного комплекса и ММК Eu(III) в состав которых входит ацетилацетонат-ион сравнимы, в то же время интенсивность люминесценции ММК с акрилатодибензоилметанатом в 4 раза выше в сравнение с мономером. Предложен механизм интенсификации f-f переходов в ММК Eu(III), связанный с формированием в структуре ММК ионных агрегатов (мультиплетов), которые способствуют усилению роли СПЗ лиганд-металл (об этом свидетельствует увеличение интенсивности полосы переноса заряда в области 300-350 нм).

       Впервые обнаружено, что в процессе фоторазложения исследуемых ММК европия и тербия интенсивность люминесценции Eu3+ и Tb3+ (в отличие от низкомолекулярных комплексов и ММК с гомополимерами) не уменьшается, а возрастает в 4-25 раз в зависимости от состава и строения ММК (рис. 5). Обнаружено, что разгоранию  люминесценции Ln3+ способствует увеличение доли координационно-ненасыщенных структур в объеме полимера (при увеличении размера алкильной группы эфиров HMacr, малом содержании металла и Hacr (проявление кооперативного эффекта)).  Анализ экспериментальных данных EXAFS-спектроскопии показал, что при фотолизе полимерного комплекса Eu-BMAA16.8 (2 мас.%) сред­нее расстояние Eu-O в первой координациионной сфере Eu3+ возрастает на 0.15 . При этом, про­цесс «разбухания» ближайшего окружения европия сопровождается уменьшением статистического разупорядочения длин свя­зей Eu-O, что проявляется в уменьшении фактора Дебая-Валлера на 0.001 2. Расшифрованные структуры акрилата и метакрилата Eu(III) и Tb(III) показы­ва­ют, что акрилат- и метакрилат-ионы, координи­рованные атомами европия и тербия, выполняют разную структурную функцию: один из кислот­ных остатков - бидентантно-мости­ковый лиганд, два других  выполняют тридентантно-мостиково-цикли­ческую функцию. В то же время данные EXAFS и ИК спектроскопии свидетельст­вуют, что в отличие от полиакрилатов в ММК с сопо­ли­мерами реализуется еще одна структурная функция кислотного остатка - монодентантная, характерная для полимерных комплексов. Уменьшение при фотолизе ММК относительной доли монодентатно-коорди­ни­ро­ванных карбокси­лат-ионов приводит к блокировке процесса тушения люминесценции Eu(III). Происходящее по данным EXAFS спек­т­роскопии при фотолизе увеличение среднего расстояния Eu-O также способс­т­вует уменьшению безызлучательных потерь энергии электронного возбужде­ния.

Проведенное исследование показало, что ММК Eu3+ с сополимерами фо-тохимически устойчивее низкомолекулярных аналогов и ММК с гомополиме-рами.  Установлен положительный кооперативный эффект усиления эффектив-ности переноса энергии возбуждения в разнометальных ММК  и фотостабили-зации при переходе от гомополимеров к комплексам с сополимерами и варьи-ровании состава сополимера.

В пятой главе систематизированы полученные данные по термолюминес-ценции (ТЛ) и строению  комплексных соединений Tb(III) и Dy(III) состава [Ln(NO3)2(β)(L)2]·H2O, где Ln - Tb(III), Dy(III); β - анион β-дикетона: ацетилацетона, бензоилацетона, бензоилтрифторацетона, теноилтрифторацетона, гекса­фторацетилацетона, 3-метилацетилацетона, 3-фенилацетилацетона, 3-этилтио-ацетилацетона, 3-фенилтиоацетилацетона, p-метокси-3-фенилтиоацетилацетона; L - 1,10-фенантролин, 2,2-дипиридил. Соединения обладают яркой люминесценцией Ln3+, некоторые из них способны запасать при низкой температуре энергию УФ и рентгеновского излучения.  Методом РСА установлена структура комплексов [Tb(NO3)2(Acac)(Phen)2]·H2O (I) и [Dy(NO3)2(Acac)(Phen)2]·H2O (II). Молекулы связаны друг с другом водородными связями О-Н...О посредством молекул Н2О, объединяющих систему водородными связями в бесконечную цепь вдоль оси Y. Для исследования взаимосвязи строения и ТЛ свойств была также установлена кристаллическая структура термолюминофора I при нескольких температурах (148, 173, 203, 303 K). Обнаружено, что при изменении температуры параметры решетки существенно не меняются. На­блюдается лишь небольшое удлинение или укорачивание связей лиганд-металл. Об отсутствии структурных изменений в исследуемых термолюминофорах свидетельствуют и данные магнетохимии. Температурные зависимости молярной магнитной восприимчивости m комплексов подчиняются закону Кюри-Вейсса и не выявили каких-либо особенностей в диапазоне  температур 2-300 K. Однако существенные температурные изменения обнаружены в исследуемых комплексах по данным ЭПР и РФЭС спектроскопии.

Магнитные свойства соединений исследовались с помощью ЭПР спектро-скопии при комнатной (293 К) и низкой (80 К) температурах. В спектре I наб-людается несколько групп сигналов, расположенных в интервале 10 мT÷ё600 мT. Узкий сигнал (1.6 мT) с gэф=2.0038±±0.0003 по своему положению и ширине типичен для спектров ЭПР радикалов. На основании литературных данных этот сигнал отнесен к анион-радикалу Phen -. Линия с gэф=2.13±±0.03 оказалась, в отличие от других линий, структурированной более узкими линиями. Пиковая интенсивность данного сигнала уменьшается при понижении температуры и

Рис.6. Зависимость интенсивности ЭПР сигнала с gэф=2.0038 от времени при УФ облучении комплекса (I) 1) 300 К; 2) 77 К.

исчезает при 190 К. Оставшаяся часть спектра комплекса I (группа сигналов с максимально интенсивным при gэф=2.54±±0.003, возрастающим при понижении температуры), отнесена нами к ионам Tb(IV) , исходя из сравнения ее вида со спектрами ЭПР солей Tb2O3, Tb(NO3)3⋅6H2O. При воздействии УФ излучения на образец I и затем после

прекращения облучения спектр ЭПР претерпевает обратимые изменения. Сигнал от радикала с gэф≅@2.038 при УФ облучении  при 77 и 300 К возрастает по амплитуде, достигая своего насыщения. После прекращения облучения при комнатной температуре амплитуда сигнала постепенно возвращалась в исходное состояние, в то же время при низких температурах (80-100 К) сигнал стабилизировался, и его интенсивность не уменьшалась (рис. 6). Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что низкотемпературный фотолиз комплексов приводит к фотохимическому генерированию анион-радикалов Phen•-.  Температурное поведение линии со сверхтонкой структурой (СТС), расположенной при комнатной температуре в области g=2.13 позволило отнести её к термически наведенной парамагнитной паре Tb4+ - анион-радикал Phen•- (данный сигнал появляется в районе температуры максимума термовысвечивания с одновременным уменьшением интенсивности генерированного при низкой температуре сигнала ЭПР от Phen•-). Температурные изменения в электронной структуре I подтверждаются также данными РФЭС. Спектр N1s при комнатной температуре представлен двумя линиями, отвечающими атомам азота координированной молекулы Phen и групп NO3-. При этом, со стороны больших Есв остовных 1s электронов азота Phen, наблюдается дополнительный малоинтенсивный сигнал, который может быть обусловлен образованием анион-радикалов Phen•-. Таким образом, предполагается, что изменения магнитных свойств I при УФ облучении происходят за счет фотохимического заселения вакантных МО Phen, стабилизированных при низкой температуре (образование анион-радикала Phen•-).  Нами установлено, что при варьировании спектрально- 

Рис. 7. Кривые термовысвечивания комплекса I, синтезированного при дифференцированном облучении через светофильтры марок: 1) КС-13; 2) ТС-3; 3) ЖЗС-4; 4) солнечный свет; 5) ДРТ-250.

го состава  облучения реакционной смеси увеличивается или уменьшается величина светосуммы ТЛ синтезируемого комплекса. Обычно синтез соединений проводят в условиях солнечного излучения, т.е. в спектральном диапазоне с λl = 280-2700 нм. Однако, как показали эксперименты, при отсечении во время синтеза спектральной области с λl = 200-480 нм, интенсивность ТЛ полученного в этих условиях комплекса I значительно возрастает (рис. 7). Выявлена корреляция между интенсивностью сигнала 

ЭПР с gэф=2.0038  и величиной светосуммы ТЛ I. Этот факт является дополнительным подтверждением роли «химической» ловушки электрона, в качестве которой выступает часть молекул 1,10-фенантролина.

Обнаружено, что изоморфное замещение ионов тербия ионом-соакти-ватором с устойчивой валентностью (La, Gd, Lu) уменьшает концентрацию Tb(III) и приводит к незначительному уменьшению интенсивности ТЛ. С дру-гой стороны, введение иона-соактиватора с неустойчивой валентностью (Dy, Ce, Eu) не только уменьшает концентрацию ионов Tb(III), но и способствует резкому ослаблению эффективности обменных процессов при фотоионизации и, соответственно, к ослаблению ТЛ, так как ионы-соактиваторы могут блокировать участие Tb3+ в переносе электронов.

Экспериментальные данные показали, что при замене ацетилацетона на другой β-дикетон, интенсивность ТЛ комплексов уменьшается, либо исчезает вовсе. Важной особен­ностью строения термолюминофора (I) является  небольшая величина энергетической щели между О2р(β), N2p(L) орбиталями (близкие значения потенциалов ионизации β-дикетона и лигандов) в основном состоянии и возбужденными Ln3+. По данным фотоэлектронной спектроскопии и квантово-химических расчетов замена СН3-группы в α-положении и H в γ-положении β-дикетона на другую группу (C6H5, CF3 и др.), вызывает изменения энергии верхних занятых МО. В любом случае, сдвиг πp3, n- и n+ МО приводит к увеличению ширины энергетической щели между орбиталями лигандов в основном состоянии и в возбужденном состоянии Ln3+ и, соответственно, к ослаблению ТЛ. В молекуле Phen имеется две сравнимые по энергии низколежащие π* орбитали (a2(χc) и b1(ψy)), способные играть роль акцепторов избыточ-ного отрицательного заряда  (Kaim W., J. Am. Chem. Soc., 1982.,V.105, № 14. p. 3833). Заполнение этих орбиталей может происходить термическим или фото-химическим путем, полученные нами данные свидетельствуют, что низкотем-пературный фотолиз комплекса может приводить  к фотохимическому заселе-нию близкорасположенных верхних орбиталей a2 и b1 (анион-радикальное состояние, стабилизированное при низких температурах).

Представлены результаты исследования кристаллического строения и трибо-(механо-)люминесцентных (ТБЛ) свойств гомологического ряда крис-таллов Eu(III) и Tb(III) состава Ln(NO3)(β)2(TPPO)2, где β-бензоилтрифтор-ацетон (Btfa), дибензоилметан (Dbm), теноилтрифторацетон (Tta); TPPO - трифенилфосфиноксид. В трех соединениях  Tb(NO3)(Btfa)2(TPPO)2 (I), Eu(NO3)(Tta)2(TPPO)2 (II),  Tb(NO3)(Tta)2(TPPO)2 (III) обнаружена триболюминесценция. Обнаружено, что нецентросимметричность кристаллов не является определяющим фактором: получены ряд центросимметричных кристаллов комплексов лантанидов также проявляющие ТБЛ свойства (например, комплекс [Tb(NO3)2Acac(Phen)2]⋅H2O). Уникальной особенностью триболюминофора I (рис. 8) является то, что он проявляет фотоупругие ТБЛ свойства (без разлома кристалла). Исследование методом низкотемпературного РСА I выявило “ано-

  а  б

Рис. 8. Молекулярная структура (а) и спектры Л (1) и ТБЛ (2) (б) триболюминофора I.

мальное” поведение кристаллохимических параметров. При понижении температуры от комнатной до 1400С длина связи Tb-O осталась неизменной 2.26 , межплоскостное расстояние между фенильными кольцами фосфиноксидов соседних молекул комплекса уменьшилось с 3.67 до 3.65 (стэкинг-фактор), при этом длина связи P-O в фосфиноксиде не уменьшилась, а увеличилась с 1,48 до 1,49 . Обнаруженное “аномальное” фотоупругое поведение связи P-O, по-видимому ответственно за проявление фотоупругих свойств механолюминесцентной “молекулярной машины” I (проявление стэкинг-фактора и сжатие связи P-O при повышении температуры в результате пьезоэффекта приводит к возбуждению люминесценции Tb3+ по связи Tb-O).

В шестой главе систематизированы полученные данные по строению, люминесцентным, размернозависимым люминесцентным, люминесцентно-термохромным и фотохимическим свойствам кристаллических -дикетонатов дифторида бора состава R1COCHCOR2BF2, где R1, R2 = Ме, Ме (1); Ме, Рh (2); Ме, С10Н7 ( 3); Ме, р-МеОС6H4 (4); Рh, Рh (5); Рh, m-NО2С6H4 (6); С10Н7, Рh (7); С10Н7, p-ВгС6Н4 ( 8); С10H7, m-NO2С6Н4 ( 9); С10Н7, p-NО2С6H4 (10); р-МеОС6H4, Рh (11); р-МеОС6H4, p-ВгС6Н4 (12); р-МеОС6H4, m-NО2С6H4 (13); р-МеОС6H4,  p-NО2С6H4 (14). Характерной особенностью молекулярно организованных сис-тем, к которым относятся и исследуемый класс соединений, является образова-ние димеров, тримеров и агрегатов сопряженных молекул, супрамолекулярная архитектура которых приводит к возникновению уникального комплекса меж-молекулярных взаимодействий, включающего в себя: димерное (эксимерное), междимерное и стэкинг-взаимодействия. Сравнительный анализ кристалли-ческой и электронной структур 1, 2, 5, 14 показывает, что оба фактора обуславливают сравнительно низкую интенсивность флуоресценции 1. Структура крис-таллов ацетилацетона дифторида бора 1, имеющего минимальную среди ис-следуемых хелатов интенсивность люминесценции представлена обособлен-ными молекулами выстраивающими трехмерный каркас посредством Ван-дер- вальсовского взаимодействия. Угол между нормалями, проведенными к центрам соседних молекул 1 составляет 65.10° (0.20). В молекуле наблюдается излом хелатного цикла по линии, соединяющей атомы бора и углерода в -положении С(3). Молекула дибензоилметаната дифторида бора (5), в отличие от 1 симметрична относительно оси проходящей через атомы бора и углерода в -положении. Молекулы в кристалле расположены в виде бесконечных стопок параллельных оси с (рис. 9, а). При переходе от дибензоилметаната дифторида бора (5) к р-нитробензоиланизоилметанату дифторида бора (14), наблюдается увеличение углов между плоскостями β-дикетонатного цикла и фенильных ко-лец, кроме того, характерной особенностью кристаллического строения р-нит-робензоиланизоилметаната дифторида бора является некопланарность соседних молекул. С другой стороны, данные фотоэлектронной  и УФ спектроскопии позволили проанализировать взаимное расположение низших возбужденных S1 и Т1 уровней *- и n*-типов и отнести 1 к III или IV люминесцентному типу, для которых характерно следующее расположение низших возбужденных уровней: Sn* > S * > Tn* > T * и низкая интенсивность флуоресценции. В то же время, в β-дикетонатах бора при замещении в -положении метильных групп на арильные вклады АО заместителя и бороцикла в ВЗМО меняются в сторону преобладания в ней вклада АО заместителя, приводя к инверсии S * и Tn* состояний, и последовательность низших возбужденных уров­ней  энергии  приобретает  вид,  характерный для  спектрально-люминесцентного типа молекул V: Sn* > Tn* > S * > T * , для которого характерна интенсивная флуоресценция. При введении ароматических заместителей в хелатный цикл энергия элек­тронного перехода S1 S0 существенно понижается, при этом интенсивность флуоресценции возрастает на несколько порядков при замещении в α-положении метильных групп (1) на арильные (фенил, нафтил, анизоил). Эти выводы подтверждены при исследовании разбавленных растворов хелатов дифторида бора в хлороформе методом пикосекундной спектроскопии с временным разрешением: время жизни флуоресценции τ возрастает на несколько порядков при замещении в α-по­ложении 1 метильных групп на арильные; при дальнейшем введении в ароматический заместитель атома Вr или NO2-группы резко умень­шается. Формирование эксимеров при концентрировании растворов 5 наглядно выявлено методами люминесценции и спектроскопии с временным разрешением: при переходе от мономера к эксимеру в длинноволновой части спектра появляется дополнительная широкая полоса (рис. 9, б), при этом τ резко (на два порядка) возрастает: 0,6 и 45 нс, соответственно.

а  б

Рис. 9.  Кристаллическая структура 5 (а) и спектры флуоресценции 5 в растворе хлороформа  при повышении концентрации (1→5) и кристаллов (6).

Выявлена исключительно важная роль стэкинг-фактора в формировании люминесцентных, размернозависимых люминесцентных, люминесцентно-тер-мохромных и фотохимических свойств исследуемых комплексов. Сравнительное исследование кристалллического строения и флуоресцентных свойств бен-зоилацетонатов дифторида бора:  бензоилацетоната (BaBF2), толуилацетоната (TaBF2) и параэтил­бен­зоилацетоната (p-EtBaBF2) показало, что  процесс экси-мерообразования в данном ряду соединений наиболее эффективно происходит для  BaBF2 и TaBF2, для которых характерно образование бесконечных стопок молекул, в отличие от p-EtBaBF2, эксимерообразующими центрами в котором являются отдельные димеры. При этом максимальная интенсивность флуорес-ценции наблюдается в случае ТаBF2, для которого характерна наибольшая структурная упорядоченность. Показано, что особенности строения анизоил-бензоилметаната и дианизоилметаната дифторида бора обуславливают формирование в растворах эксимеров нового, отличного от наблюдаемого в кристаллах типа. При этом более эффективное (в 2.5 раза) перекрывание π-систем близлежащих молекул в кристаллах анизоилбензоилметаната способствует большему батохромному смещению максимума полосы флуоресценции при переходе от растворов к кристаллам. Важная роль стэкинг-фактора выявлена также при исследовании растворов и кристаллов изомерных ацетилнафтолятов дифторида бора (2-ацетил-1-нафтолята (15) и 1-ацетил-2-нафтолята (16)), отличающихся лишь расположением нафтильной группы относительно хелатного цикла. Плоское строение молекулы и эффективное перекрывание π-систем трех колец соседних молекул 15 приводит в сравнении с 16 к значительному батохромному сдвигу спектра (60 нм), резкому росту интенсивности эксимерной флуоресценции (в 6.5 раз) и времени жизни возбужденного состояния (0.5 и 15 нс, соответственно).

Методами люминесцентной спектроскопии и флуоресцентной электрон-ной микроскопии обнаружено обратимое фотоиндуцированное изменение цвета люминесценции (люминесцентный фотохромизм) дибензоилметаната дифторида бора (DbmВF2) в полимерных пленках (ПЭВД, полиметилметакрилат). При облучении полимерных композиций УФ светом с течением времени происходит уменьшение интенсивности мономерной флуоресценции (455 нм)  и появление новой диффузной полосы (535 нм), которая соответствует флуоресценции эксимеров. Наблюдаемое разгорание фотолюминесценции DbmBF2 связывается с процессом фотоиндуцированного агрегирования молекул люминофора. Действительно, молекула DbmBF2 является высокополярной (μ = 6.7 D). По данным квантово-химических расчетов в возбужденном состоянии происходит удлинение связей С-О молекулы и, следовательно, возрастает ее дипольный момент. Возрастание дипольного взаимодействия молекул DbmBF2  при фотовозбуждении находит отражение в их реориентационном движении, способствующем агрегированию и интенсификации флуоресценции.

Обнаружены люминесцентно-термохромные свойства у ряда β-дикетонатов дифторида бора: наблюдается отчетливый гипсохромный сдвиг максимума полосы люминесценции при понижении температуры (рис. 10). Наиболее яркие видимые температурные изменения происходят в спектре флуоресценции DbmBF2: при понижении температуры от 300 К до 77 К наблюдается значительный гипсохромный сдвиг полосы флуоресценции (~65 нм) (цвет люминесценции изменяется с зеленого на голубой). Методом низкотемпературного РСА впервые наглядно выявлено действие стэкинг-фактора для данного класса люминесцентных термохромов: при понижении температуры межплоскостное расстояние между соседними молекулами димера уменьшается  на 0.1 и заметно увеличиваются (на 0.01 )  средние длины связей

Рис.10. Люминесцентный термохромизм кристаллов DbmBF2

перекрывающихся фенильных колец соседних молекул (“расплющивание“  взаимодействующих молекул димера). Уменьшение межмолекулярного расстояния в стопках DbmBF2 при понижении температуры приводит к нарушению оптимальных условий, и в определенной точке потенциальной

кривой эксимерное состояние может изоэнергетически перейти в мономерное. В терминах экситонного механизма проявление люминесцентного термохромизма связано с изменением соотношения свободных и самозахваченных экситонов: понижение температуры приводит к аннигиляции самозахваченных экситонов, ответственных за эксимерную флуоресценцию (блокирование автолокализации экситонов с образованием эксимеров), возрастанию доли свободных экситонов и, соответственно, к интенсификации мономерной флуоресценции.         Обнаружены размернозависимые люминесцентные свойства в ряде β-дикетонатов дифторида бора (рис. 11): для большинства исследуемых соеди-нений при переходе от массивных кристаллов (100 - 500 мкм) к микрокристалл-лам (0.1-10 мкм) наблюдается отчетливый гипсохромный сдвиг максимума флуоресценции на 10-20 нм. Исследованы размернозависимые люминесцент-ные свойства следующих хелатов дифторида бора:

а б

Рис. 11.  Размернозависимая флуоресценция дибензоилметаната (а) и флуоренацетоната дифторида бора (б).

дибензоилметаната,  дитолуоилметаната, анизоилметаната, анизоилацетоната, нафтилацетоната, дифенилацетоната,  флуоренацетоната. Для дибензоилметаната дифторида бора при уменьшении размеров кристаллов, в отличие от всех других исследуемых здесь хелатов бора  наблюдается отчетливый батохромный сдвиг макcимума флуоресценции (~60 нм), цвет люминесценции изменяется с голубого на зеленый. Супрамолекулярная архитектура DbmBF2 уникальна, в этом кристалле (в отличие от других хелатов бора) наблюдается перекрывание -систем соседних молекул, принадлежащих не только к одной, но и к различным стопкам, что способствует более свободному перемещению экситона по перекрывающимся -системам соседних молекул. При этом различное размернозависимое люминесцентное поведение DbmBF2 и остальных хелатов бора связывается с различным соотношением свободных и самозахваченных экситонов. Наличие в крупных кристаллах DbmBF2 мономерной  (голубой) флуоресценции свидетельствует о свободном перемещении экситона, а в случае остальных соединений, кристаллы которых имеют только эксимерную эмиссию, наблюдается флуоресценция самозахваченых экситонов.

У кристаллов DbmBF2 обнаружены нелинейные оптические свойства, при этом оптические свойства объемных кристаллов и микрокристаллов отличаются. Наблюдаемые в спектре люминесценции объемных кристаллов полосы можно отнести соответственно:  узкую полосу при 530 нм к генерации второй гармоники, широкую полосу при 460 нм к многофотонному поглощению (в спектре микрокристаллов отсутствует полоса, относимая к многофотонному поглощению).

В седьмой главе систематизированы полученные данные по строению,  люминесцентным, термохромным и фотохимическим свойства комплексных соединения s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) c азотсодержащими внешнесферными органическими катионами общей формулы [MxHaly](HR)z, где М = Sb(III), Te(IV); Hal = Cl-, Br-, I-; R = 6-метилхинолин, 2- и 4-бензилпиридин, тетраалкил-аммоний (метил-, этил-, бутил-), гуанидин, N,N′-дифенилгуанидин, Dipy, Phen), а также результаты исследования фотохимического поведения люминесцирующих композиций при совместном использовании комплексных соединений сурьмы(III) и европия(III) в ПЭВД.  Полимерное строение аниона [Sb2Cl10]n4n- и стереохимическая активность НЭП в бис(2-бензилпиридиния) пентахлороантимонате(III) (H2-BzPy)2SbCl5 способствует эффективной диссипации энергии электронного возбуждения сурьмы(III) по полимерной цепи [Sb2Cl10]n4n-  и отсутствию собственной люминесценции Sb(III) даже при 77 K. Интересное влияние стэкинг-фактора на люминесцентные свойства было выявлено при исследовании комплексных соединений сурьмы(III) с 6-метил­хино­лином (H6-MeQ).  Обнаруженные искажения аниона [Sb2Cl10]4- и копланарность катионов (H6-MеQ)+ в стопках в (H6-MеQ)2SbCl5 приводят к отсутствию собственной люминесценции иона сурьмы(III) и появлению люминесценции органической части молекулы. С другой стороны, разориентация хинолиновых колец и уменьшение степени искажения координационного полиэдра Sb(III) в (H6MеQ)3SbBr6  и (H6-MеQ)2SbI5 способствуют появлению собственной люминесценции иона Sb(III). уменьшение энергетического зазора между ВЗМО и НВМО 6-МеQ и галогенидов Sb(III) также способствует тушению люминесценции органического катиона (H6-MеQ)+ и появлению собственной люминесценции иона Sb(III) при переходе от (H6-MеQ)2SbCl5  к соединениям (H6MеQ)3SbBr6  и (H6-MеQ)2SbI5.

Экспериментальные данные свидетельствуют о важной роли стереохи-мической акивности НЭП в интенсификации люминесценции Sb(III): чем больше искажение координационного полиэдра s2-иона в основном состоянии, тем больше энергии электронного возбуждения тратится на реорганизацию полиэдра при фотовозбуждении. Действительно, максимальной среди исследуемых комплексов Sb(III) интенсивностью люминесценции при комнатной температуре обладают соединения (HDphg)3SbCl6 и (HDphg)3SbBr6 (НDphg - дифенилгуанидиний). По данным РСА координационное окружение s2-иона в этих соединениях близко к идеальному (рис. 12). Важной особенностью этих люминофоров является также близость положения максимумов спектров возбуждения люминесценции соединений мышьяка и сурьмы и Dphg (имеющего собственную люминесценцию), что способствует эффективному переносу энергии электронного возбуждения с уровней органической части молекулы на люминесцентный 3Р1-уровень s2-иона. Обнаруженное методом РСА увеличение степени упорядоченности структуры (HDphg)3SbCl6 при переходе от 77 к 300 К по-видимому способствует неожиданной интенсификации люминесценции Sb(III).

Методами РФЭС и люминесцентной спектроскопии исследовано влияние природы химической связи на люминесцентные свойства  комплексов галогенидов Sb(III) с азотсодержащими органическими катионами.  Обнаружено, что при образовании комплексов Sb(III) с HDphg исчезает неравноценность связей аминной и иминной групп, о чем свидетельствует появление симметричной полосы N1s при переходе от Dphg к катиону НDphg+. Замена галогенид-иона не ведет к существенному изменению энергии связи N1s электронов катиона (НDphg)+, что указывает на сравнительное постоянство величины заряда, привнесенного катионом в анионную подсистему. Увеличение донорной способности внешнесферного катиона приводит к уменьшению переноса электронной плотности с Sb(III) на галогенид-ион.  Установлено, что приращение электрон-ной плотности на Sb(III) при замене лиганда и внешнесферного катиона приводит к батохромному сдвигу 3Р11S0 полосы люминесценции иона Sb(III).

О важной роли стереохимической активности НЭП свидетельствует и то, что максимальной интенсивностью флуоресценции в исследуемом ряду соединений Sb(III) с четвертичными аммонийными основаниями обладают соединения (Et4N)2SbCl5 и (Et4N)3SbCl6, ярко люминесцирующие при 300 К и имеющие островное строение.

Высокая интенсивность люминесценции при комнатной температуре и хорошая совместимость с полимерами комплексов Sb(III) с Dphg стимулировали изучение их фотохимических свойств в полимерных матрицах. Совместное использование комплексов Eu и Sb в ПЭВД позволило резко повысить фотостабильность люминесценции Eu(III) (рис. 13). Анализ спектров возбуждения свидетельствует об эффективном переносе энергии возбуждения с комплекса Sb(III) на резонансные уровни Eu(III) (на это указывает заметное увеличение интенсивности длинноволновой компоненты, отнесенной к электронным переходам Phen в комплексе Eu(III)).

Важную роль стереохимической активности НЭП и близости энергетических уровней органического катиона и s2-иона в  интенсификации люминесцен-ции подтвердили исследования  соединений Te(IV) c азотсодержащими органическими катионами. Небольшой Стоксов сдвиг в комплексах (HGu)2TeCl6, (HDphg)2TeBr6, (HDphg)2TeCl6, и (HPhen)2TeCl6 и наличие люминесценции Te(IV) при 300 K в двух последних соединениях обусловлено, как показали данные РСА, относительно низкой стереохимической активностью НЭП, что способствует  незначительному смещению s2-иона из положения равновесия при фотовозбуждении. С другой стороны, уменьшение  перекрывания максимумов спектров возбуждения люминесценции Dphg и соединений Te(IV) по сравнению с аналогичными соединениями Sb(III) способствует резкому (на два порядка) уменьшению интенсивности люминесценции Te(IV) по сравнению с Sb(III).

Рис. 12. Структура (HDphg)3SbCl6.

Рис. 13. Зависимость интенсивности люминесценции от времени УФ облучения полимерных композиций на основе ПЭВД, активированных (HDphg)3SbCl6 (1), (HDphg)3SbCl6 + Eu(NO3)3Phen2 (2), (HDphg)3SbBr6+ Eu(NO3)3Phen2 (3), Eu(NO3)3Phen2 (4)

При исследовании оптических свойств комплексных соединений теллура(IV)

было обнаружено, что при переходе от 300 к 100 К у некоторых из них происхо-

Рис. 14. Спектры диффузного отражения комплексного соединения (HDphg)2TeСl6 (а) и (HDphg)2TeBr6  (б)  при 100 K (1) и 300 К (2).

дит плавное обратимое изменение окраски комплексов (обратимый линейный термохромизм): у (HGu)2TeCl6 и (HDphg)2TeCl6 - от ярко желтой до белой, у (HGu)2TeBr6 от красной до желтой, у (HDipy)2TeB6 и (HDphg)2TeBr6 от ярко-оранжевой до светло-желтой (рис. 14). Данные низкотемпературного РСА показали, что температурно-зависимые искажения

геометрии координационной сферы не выражены сколько-нибудь существенно, поэтому основное внимание было уделено рассмотрению поведения тепловых параметров атомов Br. Для удобства анализа параметры тепловых колебаний Uij  этих атомов рассматривались в виде размеров эллипсоидов тепловых колебаний (ЭТК) и их ориентации относительно направления химических связей. Впервые выявлено, что  в ряду соединений Te(IV) с внешнесферными органическими катионами именно для гексабромотеллуратов(IV), обладающих термохромными свойствами, характерно аномальное поведение тепловых параметров атомов (наличие уже при комнатной температуре соответствующих величин углов отклонений осей 3 ЭТК от направлений химических связей Br-Te для некоторых атомов Br и дальнейшее увеличение этого угла при понижении температуры). Причина поведения тепловых параметров атомов Br связывается с кооперативным усилением суммарного действия водородных связей N-H…Br при понижении температуры и ослаблении относительной прочности связи этих атомов с центральным атомом теллура. Механизм термохромизма интерпретирован в рамках динамической теории Яна-Теллера: с повышением температуры происходит снятие орбитального вырождения первого возбужденного 3P1  энергетического состояния Te(IV), что приводит к увеличению ян-теллеровского расщепления  длинноволновой полосы поглощения (отражения), вызывая спектральный сдвиг в красную область.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ

1. Методами стационарного фотолиза, люминесцентной, лазерной спектроскопии с временным разрешением, РФЭС,  ЭПР, ЯМР,  УФ, ИК, EXAFS спектроскопии, электронной микроскопии, магнетохимии, РСА получены и систематизированы данные о взаимосвязи строения, люминесцентных, термолюминесцентных, триболюминесцентных, размернозависимых люминесцентных, термохромных, магнитных и фотохимических свойств разнометальных комплексов лантаноидов и полимерных композиций на их основе; соединений галогенидов Sb(III) и Te(IV) с азотсодержащими внешнесферными катионами; β-дикетонатов дифторида бора. 

2. Установлены закономерности кооперативного влияния координируемых лигандов, внешнесферных катионов и светостабилизаторов на эффективность процессов безызлучательной дезактивации энергии электронного возбуждения и фотостабильность в комплексных соединениях Eu3+ островного и полимерного строения:

- установлено, что в однотипных группах β-дикетонатов европия усиление акцепторных свойств заместителей β-дикетонов и донорных свойств нейтральных лигандов приводит к уменьшению эффективности процессов температурной дезактивации люминесценции, температурного уширения линий и повышению фотостабильности соединений. Установлено (в рамках одноэлектронного приближения с привлечением данных РФЭС), что положительный кооперативный эффект достигается при уменьшении разности энергий орбита-лей лигандов и Eu3+;

- продемонстрировано влияние кислорода и парамагнитного триплетного состояния на скорость фотодеструкции лантанидных комплексов в растворах: уменьшение фотореакционной способности в аэрированных растворах связано с тушением молекулой O2 триплетных возбужденных состояний комплексов. В ряду нелюминесцирующих комплексов La, Gd, Lu наблюдаются относительно большие значения и существенно более короткие времена жизни фосфорес-ценции для комплекса с парамагнитным Gd(III) по сравнению с хелатами диамагнитных La(III) и Lu(III);

- обнаружено, что в полимерах, легированных β-дикетонатами европия, замедляются процессы температурной безызлучательной дезактивации люминесценции вследствие ослабления межмолекулярного взаимодействия;

- на примере карбоксилатодибензоилметанатов Eu(III) с “аномальной”  штарковской структурой спектров люминесценции выявлено влияние низколе-жащего СПЗ, обуславливающее практически полное “выключение” люминес-ценции при комнатной температуре;

- анализ электронных спектров поглощения метакрилата и акрилата Eu(III) и их гадолиниевых аналогов выявил наличие высоколежащего СПЗ с которого происходит эффективная накачка энергии возбуждения на 5D2, 5D1,  5D0- уровни Eu(III) и, как следствие, интенсификация люминесценции при повышении температуры;

- на примере ацетатодибензоилметаната, акрилата и метакрилата Eu(III)  получены корреляции между люминесцентными и магнетохимическими характеристиками, которые определяются одинаковой структурой штарковских и зеемановских подуровней;

- продемонстрировано влияние светостабилизаторов класса пространствен-

но-затрудненных пиперидинов (диацетама-5, полиацетама-81, Тину­вина-622) на фотостабильность комплекса [Eu(NO3)3(Phen)2] в ПЭВД. Интенсификация люминесценции комплекса Eu(III) в процессе получения полимерной композиции и его фотостабилизация Тинувином-622 связывается с отсутствием взаимодействия стабилизатора с комплексом, низкой скоростью генерирования нитроксильных радикалов и эффективным переносом поглощенной энергии с возбужденных уровней светостабилизатора на уровни комплекса Eu(III);

3. Установлено, что изоморфное замещение ионов Eu(III) и Tb(III) на ион Y(III) в ММК с сополимером метакриловой кислоты с метилметакрилатом, а также в аддуктах нитратов с Phen приводит к интенсификации люминесценции Ln(III). Предложена модель колюминесценции, основанная на непосредственном переходе электрона из группировки иона-соактиватора на группировку европия (тербия) с участием переходов с переносом заряда О2р, N2p Y4d.

4. Получены и систематизированы данные по термолюминесценции и строению  комплексных соединений тербия(III) и диспрозия(III) состава [Ln(NO3)2Acac(L)2]·H2O:

- впервые на основе данных люминесцентной, ЭПР, РФЭС спектроско-пии, РСА, магнетохимии установлен анион-радикальный механизм ТЛ в комп-лексах РЗЭ в результате фотохимического заселения вакантных орбиталей фенантролина (дипиридила);

- установлено, что положительный кооперативный эффект в формирова-нии ТЛ свойств достигается при наличии переменной валентности III-IV у ио-на-комплексообразователя (способность отдавать электрон) и близости энергий орбиталей  лигандов в основном состоянии и  иона в возбужденном состоянии;

- предложен оригинальный метод интенсификации ТЛ в комплексах РЗЭ путем дифференцированного светового облучения реакционной смеси в процессе синтеза;

- на примере гомологического ряда кристаллов Eu(III) и Tb(III) состава Ln(NO3)(β)2(TPPO)2 показано, что нецентросимметричность кристаллов не является определяющим фактором в формировании триболюминесцентных свойств. Обнаружены фотоупругие механолюминесцентные свойства соеди-нения Tb(NO3)(Btfa)2(TPPO)2, которые связываются с проявлением стэкинг-фактора и сжатием связи P-O при повышении температуры.

5. Получены и систематизированы данные по строению, люминесцент-ным и фотохимическим свойствам координационно-ненасыщенных ММК Eu(III) и Tb(III):

- обнаружено явление разгорания фотолюминесценции Eu(III) при фото-лизе в ряде исследуемых ММК; на основе данных люминесцентной, РСА и EXAFS спектроскопии предложен механизм эффекта, связанный с уменьшением в процессе фотолиза доли монодентатно координированных акрилат-ионов и блокировкой процесса тушения люминесценции;

- установлен положительный кооперативный эффект интенсификации люминесценции Ln(III) в ММК  и фотостабилизации при переходе от гомо-полимеров к комплексам с сополимерами и варьировании состава сополимера.

6. Установлена взаимосвязь между строением, люминесцентными, раз-мернозависимыми люминесцентными, люминесцентно-термохромными и фотохимическими свойствами кристаллических -дикетонатов дифторида бора:

- обнаружено, что наличие эффективного стэкинг-фактора и введение электронодонорных групп в ароматический α-заместитель хелатного цикла приводит к интенсификации эксимерной флуоресценции;

- впервые у ряда -дикетонатов дифторида бора сэндвичевого строения обнаружены люминесцентно-термохромные и размернозависимые люминес-центные свойства: наблюдается отчетливый гипсохромный сдвиг максимума полосы люминесценции при понижении температуры и уменьшении размеров микрокристаллов. Предложен механизм этих эффектов, связанный с измене-нием соотношения свободных и самозахваченных экситонов: блокирование процесса автолокализации самозахваченных эситонов при понижении темпера-туры и уменьшении размера кристалла интенсифицирует мономерную флуо-ресценцию;

- впервые обнаружено обратимое фотоиндуцированное изменение цвета фотолюминесценции дибензоилметаната дифторида бора в полимерах (люминесцентный фотохромизм), предложен механизм явления, связанный с фотоиндуцированным реориентационным движением высокополярных молекул люминофора, способствующим их агрегированию и интенсификации эксимерной флуоресценции;

       - обнаружены нелинейные оптические свойства в кристаллах дибензоил-метаната дифторида бора (генерация второй гармоники, многофотонное погло-щение).

7. Получены и систематизированы данные по строению,  люминесцентным, термохромным и фотохимическим свойствам комплексных соединений

s2-ионов (Sb(III), Te(IV)) c азотсодержащими внешнесферными органическими катионами:

       - установлено, что стереохимическая инертность НЭП s2-иона и близость энергетических уровней иона и органического катиона способствуют интенсификации люминесценции и фотостабильности комплексов, что обусловлено уменьшением релаксационных потерь при фотовозбуждении; этими факторами обусловлена интенсивная люминесценция при 300 K и повышенная фотостабильность галогенидов Sb(III) c дифенилгуанидином;

       - методами РФЭС и люминесцентной спектроскопии показано, что приращение электронной плотности на Sb(III) при замене лиганда и внешнесферного катиона приводит к батохромному сдвигу 3Р11S0 полосы люминесценции иона Sb(III);

       - обнаружено, что совместное использование соединений Eu и Sb в ПЭВД резко повышает фотостабильность люминесценции Eu(III); анализ спектров возбуждения люминесценции свидетельствует об эффективном переносе энергии возбуждения с уровней соединения Sb(III) на резонансные уровни Eu(III);

       - обнаружено аномальное поведение тепловых параметров атомов брома в гексабромотеллуратах(IV), обладающих обратимыми термохромными свойствами. Предложен механизм линейного реверсивного термохромизма для данного класса соединений: усиление электрон-фононного взаимодействия обуславливает снятие с повышением температуры орбитального вырождения первого возбужденного 3P1  энергетического состояния s2-иона, приводит  к увеличению ян-теллеровского расщепления  длинноволновой полосы поглощения (отражения), вызывая спектральный сдвиг в красную область.

Результаты исследований, представленных в диссертации, совокупность установленных закономерностей, сделанных обобщений и выводов можно рас-сматривать как развитие физико-химических основ стратегии оптимизации люминесцентных, оптических и фотохимических свойств комплексных соединений лантаноидов и p-элементов и светотрансформирующих полимерных материалов на их основе.

В Приложение вынесен раздел,  содержащий описание аппаратуры и методов исследования.

Основное содержание диссертации изложено в следующих работах:

1. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Федоренко Е.В. Фотофизика и фотохимия

β - дикетонатов дифторида бора.- Владивосток: Дальнаука, 2006. - 163 с.

2. Karasev V.E., Mirochnik A.G. The temperature dependence of the widths and shifts in the energy levels of Eu3+ in the luminescence spectra of europium tris-thenoyltrifluoroacetonates with 1,10-phenanthroline // Spectr. Letters.- 1981. - V. 14. - № 10. - P. 647-658.

3. Карасев В.Е., Мирочник А.Г. Влияние электронодонорных свойств лигандов

на температурное тушение люминесценции в трис-β-дикетонатах европия  //

Журн. неорган. химии. - 1982. - Т. 27. - № 12. - С. 3060-3063.

4. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Щелоков Р.Н. Спектрально-люминесцентное исследование полимеров, легированных соединением трис-теноилтрифтораце-тоната европия с 1,10-фенантролином // Журн. неорган. химии. - 1983. - Т. 28. - № 9. - С. 2260-2263.

5. Karasev V.E., Mirochnik A.G., Shchelokov R.N. Inductive effects of substituents and their influence on the rate of temperature quenching of Eu3+ luminescence in mixed ligand europium β-diketonates // Spectr. Letters. - 1982. - V. 15. - № 12. -

P. 931-943.

6.  Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Муравьев Э.Н. Спектрально-люминесцентное исследование взаимного влияния лигандов в аддуктах европия(III) // Журн.

неорган. химии. - 1984. - Т. 29. - № 1. - С. 259-261.

7. Вовна В.И., Горчаков В.В., Мамаев А.Ю., Карасев В.Е., Кандинский М.Т., Мирочник А.Г. Рентгеноэлектронные спектры некоторых β-дикетонатов европия(III) //  Координац. химия. - 1984. - Т. 10. - № 10. - С. 1362-1367.

8.  Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Щелоков Р.Н. Влияние электронодонорных свойств лигандов на температурное уширение полос в спектрах люминесцен-ции кристаллических β-дикетонатов европия // Журн. неорган. химии. - 1984. - Т. 29. - № 3. - С. 684-690.

9. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Лысун Т.В. Фотолиз гексафторацетилацетона-тов европия // Журн. неорган. химии. - 1988. - Т. 33. - № 2. - С. 343-346.

10. Вовна В.И., Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Зиатдинов А.М. Рентгеноэлект-ронные спектры и электронная структура комплексов европия // Журн. неор-ган. химии. - 1987. - Т. 32. - № 10. - С. 2403-2408.

11. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Вовна И.В. Фотолиз аддуктов трис-бета-дикетонатов европия(III) в полиметилметакрилате // Журн. неорган. химии. - 1988. - Т. 33. - № 9. - С. 2234-2238.

12. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Вовна И.В. Фоторазложение фторированных β - дикетонатов европия в сополимере метилметакрилата и бутилметакрилата // Изв. АН СССР. Сер. хим. - 1988. - №  12.  - С. 2173-2176.

13. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Ботова И.Н. Сенсибилизация люминесценции хелатных комплексов европия и тербия // Журн. прикл. спектроскопии. - 1988. -  Т. 49. - № 6. - С. 1027.

14. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Лысун Т.В. Фотоустойчивость гексафтораце-тилацетонатов РЗЭ // Изв. АН СССР. Сер. хим. - 1989. - № 9. - C. 1975-1978.

15. Карасев В.Е., Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г.  Комплексы европия с полиакриловой кислотой, содержащей o-фенантролиновые группы //  Координац.

химия. - 1991. - Т. 17. - № 11. -  С. 1567-1572.

16. Карасев В.Е., Ботова И.Н., Мирочник А.Г. Спектроскопические свойства ацидокомплексов РЗЭ с 1,10-фенантролонием и 2,2- дипиридиллонием // Координац. химия. - 1992. - Т. 28. - № 6. - C. 659-662.

17. Карасев В.Е., Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г. Комплексообразование

Еu(III) с макромолекулярными лигандами на основе акриловой кислоты // Координац. химия. - 1993. - Т. 19. - № 2. - C. 166-168.

18. Куликов А.П., Мирочник А.Г., Борисов И.А., Петроченкова Н.В.,

Карасев В.Е., Накадзима Т. Исследование строения макромолекулярных комп-лексов европия(III) на основе акриловой кислоты методом EXAFS-спект-роскопии // Координац. химия. 1992. - Т. 18. - № 12. - С. 1224-1227.

19. Ботова И.Н., Мирочник А.Г., Курявый В.Г., Карасев В.Е., Зиатдинов А.М.

Термолюминесценция и магнитные свойства аддукта ацетилацетоната тербия с 1,10-фенантролонием во внешней сфере //  Изв. АН. Сер. хим. - 1994. - № 6. - С. 1038-1040.

20. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е., Борисов И.А., Куликов А.П., Накадзима Т. Разгорание фотолюминесценции при фотолизе комплексов Eu(III) с сополимерами акриловой кислоты и бутилметакрилата // Изв. РАН. Сер. хим. - 1994. - № 5. - С. 958-959.

21. Mirochnik A.G., Petrochenkova N.V., Karasev V.E. Fluorescence and photo-chemical properties of Eu(III) poly(acrylic-co-ethyl methacrylate) complexes // Spectr. Letters. - 1995. - V. 28. - № 5. - P. 653-664.

22. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Перенос энергии в люми-несцирующих комплексах Eu3+ и Tb3+ с гомо- и сопо­лимерами акриловой кислоты и алкилметакри­латов // Изв. РАН Сер. хим. - 1996. - № 6. - С. 1425-1429.

23. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Флуоресцентные и фотохимические свойства комплексов Tb(III) c макромолекулярными лигандами на основе акриловой кислоты //  Изв. РАН. Сер. хим. - 1996. - № 8. - С. 2007-2010.

24. Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г., Куликов А.П., Карасев В.Е. Строение и флуоресцентные свойства координационных полимеров европия(III) с пиромеллитовой кислотой //  Координац. химия. - 1997. - Т. 23. - № 11. - С. 869-871.

25. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Флуоресцентные свойства комплексов европия(III) с полиакриловой кислотой, содержащей привитые oфенантролиновые группы //  Изв. РАН. Сер. хим. - 1997. - № 12. - С. 2253-2255.

26. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е., Пяткина А.Н. Флуорес-центные и фотохимические свойства комплексов Eu(III) с макромолекуляр-ными лигандами на основе сополимеров стирола и метакриловой кислоты // Высокомолекуляр. соединения. Сер. Б. - 1998. - Т. 40. - № 2. - С. 369-372.

27. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Сенсибилизированная тербием(III) флуоресценция европия(III) в биметаллических комплексах с сополимером акриловой кислоты и этилметакрилата // Высокомолекуляр. соединения.  Сер. Б. - 1997. - Т. 39. - № 2. - C. 331-333.

28. Mirochnik A.G., Petrochenkova N.V., Karasev V.E. Enhancement of lumines-ence in the photolysis of Eu(III) poly(acrylic acid-co-butyl methacrylate) complexes //  Spectr. Letters. - 1998. - V. 31. - № 6. - P. 1167-1177.

29. Мирочник А.Г., Карасев В.Е., Лифар Л.И., Черникова А.В. Влияние свето-стабилизаторов на фотодеструкцию комплексов европия(III) в полиэтилене

// Журн. прикл. химии. - 1998. - № 6. - С. 1038-1040.

30. Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Комплексы европия(III) с сополимерами акриламида и акриловой кислоты //  Координац. химия. - 1998. - Т. 24. - № 10. - С. 779-782.

31. Мирочник А.Г., Карасев В.Е., Полякова Н.В. Обратимые температурные изменения спектров фотолюминесценции кристалических карбоксилатодибен-зоилметанатов европия // Изв. РАН. Сер. хим. - 1998. - № 12. - С. 2559.

32. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Полякова Н.В. Влияние природы иона-комплексообразователя на термолюминесцентные свойства координационных соединений РЗЭ // Координац. химия. - 1999. - Т. 25. - № 11. - С. 872-874.

33. Карасев В.Е., Герасименко А.В., Мирочник А.Г., Ботова И.Н.,

Полякова Н.В. Кристаллическая и молекулярная структура комплекса

[Dy(NO3)2(Acac)(Phen)2]H2O, обладающего термолюминесцентными свойствами // Координац. химия. - 1999. - Т. 25. -  № 12. - С. 945-949.

34. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Влияние температуры на флуоресцентные свойства солей непредельных кислот Eu3+ и Tb3+ и полимеров на их основе //  Высокомолекуляр. соединения. Сер. А. - 1999. - Т. 41. - № 10. -

С. 1642-1646.

35. Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Полякова Н.В., Лифар Л.И. Влияние - замещения на термолюминесцентные свойства аддуктов ацетилацетонатов тербия (III) с 1,10-фенантролином // Изв. РАН. Сер. хим. - 2000. -  № 2. - С. 288 - 291.

36. Мирочник А.Г., Гухман Е.В., Жихарева П.А., Карасев В.Е. Строение, флуоресцентные и фотохимические свойства кристаллических -дикетонатов дифторида бора // Изв. РАН. Сер. хим. - 2000. - № 6. - С. 1030-1032.

37. Петроченкова Н.В., Петухова М.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Спект-рально-люминесцентные свойства и полимеризационные превращения разно-лигандных комплексов Eu(III) и Tb(III) на основе непредельных кислот // Координац. химия. - 2000. - Т. 26. - № 5. - С. 396-399.

38. Патент № 2194735 России, МПК 7 C09K11/06. Способ формирования светонакопительных систем / Карасев В.Е., Полякова Н.В., Мирочник А.Г. - Заявл. 27.07.2000. Опубл. 20.12.2002. - Бюлл. № 35.

39. Патент № 2182761 России, МПК 7 A01H3/02. Способ воздействия на процесс фоторегуляторной деятельности биообъектов и композиция для осуществления способа / Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Калиновская И.В. - Заявл. 27.07.2000. Опубл. 27.05.2002. - Бюлл. № 15.

40. Патент № 1679769 России, МПК 6  C07F5/00. Динитратоацетилацетонато-1,10 - фенантролин лантаноидат (III) 1,10-фенантролония в качестве термолю-минофора для детекторов ионизирующего излучения и способ его получения  / Карасев В.Е., Ботова И.Н., Мирочник А.Г. - Заявл. 15.07.1988. Опубл. 27.03.1996. - Бюлл. № 9.

41. Патент № 2001045 России, МПК 5 C08F220/06. Макромолекулярные комплексы европия в качестве светотрансформирующего вещества и способ их получения / Карасев В.Е., Петроченкова., Мирочник А.Г., Вовна И.В. - Заявл. 21.05.1991. Опубл. 15.10.1992. - Бюлл. № 37-38.

42. Патент № 2053247 России, МПК 6 C09K11/06.  Полимерная композиция для сельскохозяйственных пленок /  Карасев В.Е., Мирочник А.Г., Хоменко Л.А., Писарева Г.Ф., Зражва Б.А. - Заявл. 12.12.1989. Опубл. 27.01.1996. - Бюлл. № 3.

43. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Антенный эффект в макромолекулярных комплексах дибензоилметаната Eu3+ c полиакриловой кислотой, содержащей хромофорные группы // Высокомолекуляр. соединения. Сер. А. - 2000. - Т. 42. - № 10. - С. 1763-1766.

44. Мирочник А.Г., Полякова Н.В., Карасев В.Е., Курявый В.Г. Влияние лиган-дов на термолюминесцентные свойства комплексов РЗЭ // Координац. химия. - 2000. - Т. 26. - № 9. - С. 769-772.

45. Петроченкова Н.В., Петухова Н.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Синтез, спектрально-люминесцентные и полимеризационные свойства акрилатоди-бензоилметаната европия(III) // Координац. химия - 2001. - Т. 27. - № 9. - С. 717 - 720.

46. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Жихарева П.А., Карасев В.Е. Кристаллическая структура и люминесценция комплекса [Eu(Phen)2(NO3)3]. Роль иона-соактиватора // Координац. химия. - 2001. - Т. 27. - № 6. - С. 475-480.

47. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Гухман Е.В., Жихарева П.А., Карасев  В.Е. Кристаллическая структура и эксимерная флуоресценция дибензоилметаната  дифторида  бора  // Изв. РАН. Сер. хим. - 2001. - № 9. - С. 1535-1538.

48. Карасев В.Е., Петроченкова Н.В., Петухова М.В., Мирочник А.Г., Лифар Л.И. Влияние природы карбоновой кислоты на спектрально-люминесцентные свойства карбоксилатодибензоилметанатов Eu(III) // Координац. химия. -  2001. - Т. 27. - № 10. - С. 790-794.

49. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Гухман Е.В., Жихарева П.А., Карасев В.Е.

Кристаллическая структура и люминесцентные свойства ацетилацетоната дифторида бора //  Журн. общ. химии. - 2002. - Т. 72. - №  5. - С. 790-793.

50. Mirochnik A.G., Gukhman E.V., Zhihareva P.A., Karasev V.E. Excimer formation of dibenzoylmethanatoboron  difluoride during photolysis in polymer films //  Spectr. Letters. - 2002. - V. 35. - № 2. -  P. 309-315.

51. Петухова М.В., Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е., Радаев Е.Ф. Cинтез и спектрально-люминесцентные свойства европий-содержащих полимеров на основе акрилато-(бис)-дибензоилметаната европия(III)  //  Высокомолекуляр. соединения. Сер. Б. - 2002. - Т. 44. -  № 7-8. - С. 190-192.

52. Петроченкова Н.В., Буквецкий Б.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Cинтез, спектрально-люминесцентные  свойства и полимеризация лантанидсодержащих мономеров на основе непредельных кислот. Кристаллическая структура мета-крилата Eu(III)  //  Координац. химия. - 2002. - Т. 28. - № 1. - С. 67-73.

53. Петроченкова Н.В., Сторожук Т.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Синтез,

строение и люминесцентные свойства комплексных соединений сурьмы(III) с

четвертичными аммонийными основаниями  //  Координац. химия. - 2002. - Т.28. - № 7. - С. 501 - 505.

54. Сторожук Т.В., Удовенко А.А., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Синтез и люминесценция комплексов хлоридов сурьмы(III) с бензилпиридином. Кристал-

лическая структура бис-2-бензилпиридиния пентахлороантимоната(III) // Координац. химия. - 2002. - Т. 28. - № 3. - С. 185-192.

55. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Гухман Е.В., Жихарева П.А.,  Карасев В.Е.

Кристаллическая структура и флуоресцентные свойства р-нитродибензоилме-тана и его комплекса с дифторидом бора //  Изв. РАН. Сер. хим. - 2002. - № 9. -

С. 1574-1578.

56. Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е., Сторожук Т.В., Лифар Л.И. Синтез, строение и люминесцентные свойства комплексных соединений Sb(III) c N, N -дифенилгуанидином //  Координац. химия. - 2001. - Т. 27. - № 11. - С. 831-833.

57. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Сторожук Т.В., Карасев В.Е.  Кристал-лическая структура, люминесцентные и термохромные свойства комплексов галогенидов теллура(IV) с N,N-дифенилгуанидином // Журн. неорган. химии. - 2003. - Т. 48. - №  4. - С. 582-591.

58. Мирочник А.Г., Удовенко А.А., Сторожук Т.В., Карасев В.Е., Буквецкий Б.В. Синтез и люминесценция  комплексов галогенидов мышьяка и сурьмы(III) с N,N-дифенилгуанидином. Кристаллические структуры трис-(N,N-дифенил-гуанидиния) гексахлоро- и гексабромоарсенатов(III) и антимонатов(III) //  Журн. неорган. химии. - 2003. - Т. 48. - № 7. - С. 1067-1078.

59. Сторожук Т.В., Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В.,  Карасев В.Е. Синтез, строение и обратимый термохромизм гексабромотеллурата(IV) гуанидиния

// Журн. структур. химии. - 2003. - Т. 44. - №  5. - С. 968-972.

60. Сторожук Т.В., Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В., Карасев В.Е. Сенсиби-лизация люминесценции сурьмы(III) с 6-метилхинолином в спектральной области А полосы  //  Оптика и  спектроскопия. - 2003. - Т. 94. - № 6. - С. 985- 988.

  61. Буквецкий Б.В., Сторожук Т.В., Мирочник А.Г., Петроченкова Н.В.,

  Карасев В.Е. Синтез, кристаллическая структура и люминесцентные свойства

  комплексов галогенидов сурьмы(III) с 6-метилхинолином  //  Журн. неорган.

  химии. - 2004. - Т.49. - №  1. - С. 47-54.

62. Mirochnik A.G., Bukvetskii B.V. Gukhman E.V. Karasev V.E. Crystal structure and excimer fluorescence of some benzoylacetonatoboron difluorides: stacking factor J. Fluoresc. - 2003. - V. 13. - № 2. - P. 157-162.

63. Мирочник А.Г., Полякова Н.В., Курявый В.Г., Николенко Ю.М., Карасев В.Е. Обратимые температурные изменения ЭПР- и рентгеноэлектронных спектров анион-радикального комплекса тербия с 1,10-фенантролином,  обладающего термолюминесценцией //  Журн. физ. химии. - 2003. - Т. 77. - № 12. - С. 2184-2187.

64. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Федоренко Е.В., Карасев В.Е. Кристал-лическая  структура и эксимерная флуоресценция анизоилбензоилметаната и дианизоилметаната дифторида бора // Изв. РАН. Сер. хим. - 2004. - № 2. -

С. 279-283.

65. Мирочник А.Г., Жихарева П.А. Курявый В.Г., Карасев В.Е.  Механизм

  фотостабилизации комплекса европия(III) Тинувином - 622 //  Журн. прикл.

  химии. - 2004. - Т. 77. - №  9. - С. 1543-1546.

66.  Буквецкий Б.В., Мирочник А.Г. Рентгеноструктурное исследование обратимого термохромизма и особенности теплового движения атомов в гексабромотеллурате(IV) N,N-дифенилгуанидиния //  Журн. структур. химии. - 2005. - Т. 46. - № 4. - С. 694-704.

67. Мирочник А.Г., Федоренко Б.В., Карасев В.Е., Буквецкий Б.В. Обратимый

  люминесцентный термохромизм дибензоилметаната дифторида бора //  Изв.

  РАН. Сер. хим. - 2005. - № 4. - С. 1032-1034.

68. Буквецкий Б.В., Федоренко Е.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е. Кристалли-

ческая структура ацетилнафтолятов дифторида бора // Журн. структур. химии. - 2006. - Т. 47. - № 1. - С. 62-68.

69. Федоренко Е.В., Мирочник А.Г., Карасев В.Е., Буквецкий Б.В. Строение и люминесценция изомерных ацетилнафтолятов дифторида бора // Журн. физ. хим. - 2006. - Т. 80. - № 12. - С. 2192-2195.

70. Буквецкий Б.В., Мирочник А.Г., Жихарева П.А., Карасев В.Е. Кристаллическая структура и триболюминесценция комплекса [Eu(ТТА)2(NO3)(ТФФО)2]

// Журн. структур. химии. - 2006. - Т. 47. - № 3. - С. 585-589.

71. Петроченкова Н.В., Мирочник А.Г., Петухова М.В., Карасев В.Е. Фотохи-мическое поведение полимерных комплексов на основе акрилато-бис-дибен-зоилметаната Eu(III) // Высокомолекуляр. соединения. Серия А. - 2006. - Т. 48. - № 8. - С. 1509-1513.

72. Мирочник А.Г., Седакова Т.В., Николенко Ю.М., Карасев В.Е. Электронное строение и люминесцентные свойства комплексных соединений сурьмы(III) с азотсодержащими внешнесферными органическими катионами // Журн. структур. химии. - 2006. - Т. 47. - № 2. - С. 254-258.

73. Мирочник А.Г., Буквецкий Б.В., Жихарева П.А., Полякова Н.В., Карасев В.Е. Кристаллическая структура и триболюминесценция комплекса

[Tb(БТФА)2(NO3)(ТФФО)2]  //  Журн. неорган. химии. - 2006. - Т. 51. - № 5. -

С. 804-809.

74. Mirochnik A.G., Fedorenko E.V., Kuryavyi V.G., Bukvetskii B.V., Karasev V.E. Luminescence and reversible luminescence thermochromism of bulk and microcrystals of dibenzoylmethanatoboron difluoride // J. Fluoresc. - 2006. - V. 16. - № 3. -

P. 279-286.

75. Mirochnik A.G., Fedorenko E.V., Karpenko A.A., Gizzatulina D.A., Karasev V.E. Size-dependent fluorescence of dibenzoylmethanate and ditoluylmethanate of boron difluoride // Luminescence. - 2007. - V. 22. - № 3. - P. 195-198.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.