WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГУСЕВ ВАДИМ ЮРЬЕВИЧ

ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ГИДРАЗИДОВ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ИОНАМИ НЕКОТОРЫХ d-ЭЛЕМЕНТОВ

02.00.04 - физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учной степени доктора химических наук

Пермь - 2012

Работа выполнена в Институте технической химии Уральского отделения Российской Академии наук

Научный консультант: доктор технических наук, профессор Радушев Александр Васильевич

Официальные оппоненты: доктор химических наук, профессор Дгтев Михаил Иванович доктор химических наук, профессор Муринов Юрий Ильич доктор химических наук, профессор Басов Вадим Наумович

Ведущая организация: ВГАОУ ВПО Уральский федеральный уни- верситет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, г. Екатеринбург

Защита состоится 30 марта на заседании диссертационного совета Д 004.016.01 в часов в Институте технической химии УрО РАН по адресу:

614013, Пермь, ул. Королва, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИТХ УрО РАН Отзывы, заверенные гербовой печатью, просим направлять по адресу: 614013, Пермь, ул. Королва, 3, ИТХ УрО РАН, учному секретарю диссертационного совета.

Тел.: (342) 237-82-89, факс: (342) 237-82-72.

E-mail: dissovet.016@itch.perm.ru

Автореферат разослан февраля 2012 г.

Учный секретарь диссертационного совета кандидат химических наук А.А. Горбунов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Гетерофазные способы разделения веществ находят широкое применение в аналитической химии, гидрометаллургии, при выделении минералов из руд и в других областях. Повышение эффективности этих методов в значительной степени связано с получением новых более совершенных реагентов. Развитие теоретической химии создат фундамент для предсказания свойств реагентов и их целенаправленного синтеза. Однако, несмотря на успехи в прогнозировании свойств органических соединений, на сегодняшний день не существует универсальной теории, которая позволила бы предсказать их априори. Решение проблемы целенаправленного синтеза реагентов для гетерофазных методов разделения веществ наиболее эффективно полуэмпирическим методом, который заключается в выборе подходящей функциональной группы, изучении свойств реагентов при изменении органической матрицы и выводе зависимостей “состав - свойство”. Такие исследования являются актуальными, т.к. дают возможность количественного прогнозирования важнейших свойств соединений и расширяют знания о влиянии их строения на характер взаимодействия в гомогенных и гетерогенных системах.

К функциональным группам, реагирующим с ионами цветных металлов (ЦМ) с образованием прочных комплексов, относится гидразидная (CONHNH2), известная уже более 100 лет. Интерес к гидразидам как лигандам возрос только в 60-х годах прошлого века, когда среди данного класса соединений были обнаружены вещества с различными видами биологической активности. Тогда же появились многочисленные публикации по их взаимодействию с ионами ЦМ. Однако использование гидразидов в процессах гетерофазного разделения было практически не освещено. Комплексы ЦМ с гидразидами, имеющими достаточно длинные углеводородные радикалы, могут распределяться между двумя фазами, что создат предпосылки применения этих реагентов в экстракционных процессах.

Исходя из химического строения – наличия полярной функциональной группы и углеводородного радикала – можно было предполагать, что при определнных длине и строении радикала у этих соединений должны появиться поверхностно-активные свойства, которые позволят использовать их во флотационных процессах. Поэтому соединения класса гидразидов представляют собой перспективные объекты для исследований.

Модификация свойств этих соединений й может осуществляться как путм варьирования ацильного радикала гидразидной группы, так и алкилированием самой группы. Изменение ацильного радикала позволяет регулировать физико-химические свойства реагентов (совместимость с органическими растворителями, растворимость в воде и другие). Алкилирование концевого атома азота функциональной группы, являющегося одним из координационных центров, может существенным образом повлиять не только на их физико-химические свойства, но и на взаимодействие с ионами ЦМ, что создаст новые возможности использования этих реагентов в гетерофазных методах разделения веществ. Поэтому изучение соединений ряда гидразидов, вывод зависимостей “состав - свойство” и установление оптимальных по своим характеристикам экстракционных и флотационных реагентов представляет теоретический и практический интерес.

Целью исследования было установить взаимосвязь между химическим составом, структурой гидразидов и их свойствами.

Задачи исследования. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить физико-химические и поверхностно-активные свойства гидразидов различного состава и структуры. Установить количественные зависимости между ними и строением соединений.

2. Исследовать взаимодействие гидразидов с ионами меди(II) в растворах. Определить влияние строения N,N -диалкилгидразидов на равновесия комплексообразования с медью(II).

3. Исследовать взаимодействие гидразидов с катионами Сu(II), Ni(II), Co(II), Zn(II), Fe(III) в двухфазных системах. Определить зависимость экстракционных равновесий от строения реагентов.

4. На основе полученных закономерностей выявить среди гидразидов оптимальные экстракционные и флотационные реагенты для гетерофазных методов разделения веществ.

Научная новизна. Изучены физико-химические свойства незамещнных гидразидов алифатических (ГКК) и нафтеновых кислот (ГНК), а также 29 новых N,N -диалкилгидразидов алифатических, фенилуксусной, бензойной и пара-третбутилбензойной кислот. Найдены корреляционные зависимости основных свойств, распределения реагентов между органической и водной фазами от их строения. На основании квантово-химических расчтов сделаны выводы об устойчивости их структурных и протонированных форм.

Исследовано взаимодействие N,N -диалкилгидразидов с ионами меди(II) в растворах. Установлены состав и строение образующихся комплексов, выявлено влияние строения лиганда на их устойчивость. Показано, что повышение полярности раствора вызывает переход заряженных комплексных соединений в нейтральные. Методом РСА определены кристаллические структуры комплексов N,N -диалкилгидразидов с медью(II).

Изучено взаимодействие гидразидов с ионами Cu(II), Co(II), Ni(II), Zn(II), Fe(III) в двухфазных системах. Найдено, что наиболее эффективно незамещнные гидразиды извлекают ионы Cu(II) и Ni(II) из сернокислых и Co(II) из аммиачных сред по координационному механизму, а N,N диалкилгидразиды ионы Cu(II) из аммиачных растворов по катионообменному. Установлено, что состав и строение экстрагируемых комплексов меди(II) определяются не только кислотно-основными свойствами лигандов, но и структурными факторами.

Практическая значимость. Показано, что гидразиды могут быть использованы в гетерофазных методах разделения веществ. На основе выполненных исследований найдены новые эффективные экстракционные реагенты для извлечения ионов меди(II): из кислых сред (рН 0,5-2) в присутствии катионов железа(III) – ГНК м.м. 360-390 у.е., из аммиачных сред - N,N -диалкилгидразиды пара-третбутилбензойной кислоты с R = C6H13C10H21. ГКК успешно испытаны в качестве собирателя, альтернативного высшим аминам, при флотации KCl на предприятии “Уралкалий”, а также при флотации сульфидных минералов ЦМ из руд различного типа. ГНК и ГКК предложены как ингибиторы кислотной коррозии стали в нефтепромысловых водах.

Связь с научными программами. Представленная работа является обобщением результатов исследований, выполненных автором в Институте технической химии УрО РАН по направлению “Координационная химия” Координационного Совета РАН:

в 2003-2007 г.г. по теме “Синтез и исследование азотсодержащих мономеров, комплексообразующих реагентов для процессов концентрирования и разделения цветных и редких металлов” (№ госрегистрации 01.20.03.01238);

в 2007-2009 г.г. по теме “Исследование равновесий в водных гетерогенных системах, содержащих ионы металлов и органические лиганды” (№ госрегистрации 01.2.007.01752).

Проведнные исследования поддержаны грантом РФФИ (№ 09-0300281-а).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Результаты изучения физико-химических и поверхностно-активных свойств гидразидов.

2. Закономерности взаимодействия ионов меди(II) и других ЦМ с гидразидами в растворах.

3. Закономерности взаимодействия катионов ЦМ с этими реагентами в двухфазных системах.

4. Результаты практического опробования гидразидов для экстракции ионов меди(II) и флотации KCl и сульфидных руд ЦМ.

Апробация работы. Результаты работы были представлены на Всесоюзной и Всероссийской конференциях по экстракции (IX, Адлер, 1991; XI, Москва, 1998); Международном семинаре “Научно-технический потенциал Западного Урала в области конверсии военно-промышленного комплекса”, Пермь, 2001; I-ой Всероссийской школе-конференции “Молодые учные – новой России. Фундаментальные исследования в области химии и инновационная деятельность”, Иваново, 2005; Всероссийской конференции “Техническая химия. Достижения и перспективы”, Пермь, 2006; Международных конференциях “Техническая химия. От теории к практике” (I, Пермь, 2008; II, Пермь, 2010); II-м международном форуме “Аналитика и аналитики”, Воронеж, 2008; 17-th Israeli-Russian bi-national workshop, Perm, 2008;

IV-й международной конференции “Экстракция органических соединений 2010”, Воронеж, 2010. XIX-м Менделеевском съезде по общей и неорганической химии. Волгоград. 2011.

Публикации. Основное содержание работы

отражено в 49 публикациях, из них 1 монография, 1 литературный обзор, 30 статей, из которых 27 в изданиях, входящих в Перечень ВАК, 15 тезисов докладов и публикаций в материалах конференций, 2 патента.

Личный вклад автора состоит в организации и подготовке экспериментальных и теоретических исследований, непосредственном участии в их проведении, в анализе результатов исследований, в обобщении и обосновании всех защищаемых положений.

Структура и объм диссертации. Диссертация состоит из введения, глав, выводов, списка цитируемой литературы (195 наименований) и приложений. Объм работы составляет 235 страниц, включая 64 таблицы и рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. Посвящена обзору литературы по синтезу, свойствам гидразидов и их взаимодействию с ионами ЦМ. Из обзора следует, что взаимодействие ионов ЦМ с незамещнными гидразидами в растворах изучено мало, равновесия в гетерогенных системах и поверхностно-активные свойства этих соединений практически не исследованы. Свойства N,N -диалкилгидразидов, их взаимодействие с ионами ЦМ в растворах и двухфазных системах вообще не освещены.

В главе 2 даны сведения о реактивах, приборах и методиках, использованных в работе. Были изучены ГКК общей формулы RCОNHNH2 с радикалами С5Н11-С10Н21, С12Н25, техническая смесь ГКК с радикалами С6Н13-С8Н17 (“Гидразекс 79”), ГНК различной молекулярной массы (м.м.) и N,N -диалкилгидразиды общей формулы RCОNHN(R )2:

R = C6H5, R = C2H5, C4H9, i-C4H9, C6H13, C8H17, C10H21;

R = C6H5CH2, R = C4H9, C6H13, C8H17;

R = C6H13, R = C2H5;

R = C7H15, R = C4H9, C7H15;

R = С10Н21, R = C2H5;

R = C4H9–CH(Et), R = C2H5, C4H9, C5H11, C6H13, C7H15, C8H17, CH2C6H5, C4H9–CH(C2H5)СН2;

R = C7H15, R = C2H5;

R = CH3, C3H7, C5H11, R = C8H17;

R = n-t- C4H9C6H4, R = C4H9, C6H13, C8H17, C10H21.

ГКК представляют собой белые кристаллические вещества. Содержание основного продукта составляло не менее 97 %. ГНК являются вязкими жидкостями светло-коричневого или желтого цвета. Содержание основного вещества в зависимости от м.м. находилось в интервале 57-73 %.

Полученные новые N,N -диалкилгидразиды представляют собой большей частью белые кристаллические соединения. N,N -Диалкилгидразиды 2этилгексановой кислоты (ДАГ2ЭГК) являются, в основном, мылообразными или смолообразными продуктами. Содержание основного вещества находилось в пределах 96-99 %. Приведены данные ИК и ЯМР 1Н спектров, элементного анализа, значения tпл. и Rf полученных N,N -диалкилгидразидов. Методом ЯМР 1Н показано, что в растворах N,N -диалкилгидразиды алифатических (ДАГКК) и фенилуксусной (ДАГФУК) кислот из-за затрудннности вращения вокруг связи C N существуют в виде двух изомеров: E и Z (R1 = Alk, PhCH2; R2 = Alk). Как следует из ЯМР 1Н спектров, N,N -диалкилгидразиды бензойной (ДАГБК) и пара-третбутилбензойной кислот (ДАГББК) существуют только в форме одного изомера. Стерические препятствия для вращения, создаваемые атомом Н в о-положении бензольного кольца, делают возможным существование у этих соединений только Zизомера.

RO R1 O O RRN N H N R N H H N H N RRR E-изомер Z-изомер Z-изомер ДАГБК В главе 3 рассмотрены физико-химические свойства исследуемых реагентов, необходимые для изучения их взаимодействий с ионами d-металлов и минералами в гомогенных и гетерогенных системах (растворимость, кислотно-основные свойства, химическая устойчивость, распределение между фазами, активность на границах раздела фаз), установлены их наиболее устойчивые формы. Показано, что ГКК обладают ограниченной растворимостью в органических растворителях. Они практически нерастворимы в предельных углеводородах. ГНК, напротив, заметно в них растворимы. В табл. 1 указаны данные по растворимости некоторых N,N -диалкилгидразидов. Из не следует, что введение алкильных заместителей в гидразидную группу увеличивает гидрофобность молекулы, что ведт к росту растворимости в органических средах. Как правило, она возрастает с ростом диэлектрической проницаемости растворителя. С точки зрения совместимости с органическими растворителями наиболее перспективными для использования в экстракционных процессах являются ГНК, ДАГББК и ДАГКК.

Таблица 1. Растворимость соединений RCONHN(R )2 ( - диэлектрическая проницаемость растворителя) Растворимость, моль/л ( ) 2-этилR R вода гексан толуол i-AmOH керосин гексанол (1,01) (1,90) ( 1,95) (2,378) (14,7) ( 9,85) C7H15 C4H9 1,5·10-4 - 1,12 1,24 3,7 - C7H15 C7H15 1,7·10-4 - 1,05 1,75 2,8 - BuCH(Et) C4H9 1,1·10-4 - 1,30 1,01 2,90 - BuCH(Et) C7H15 н/р - 2,8 2,8 2,8 - Ph C6H13 6,5·10-4 6·10-3 - 0,17 - 0,Ph C8H17 н/р 5·10-3 - 0,11 - 0,PhCH2 C6H13 0,9·10-4 0,08 - 0,93 - 0,n-t-BuC6H4 C6H13 - 2,6 2,83 - - - В растворах исследуемых реагентов существуют протолитические равновесия, которые могут быть изображены схемой (1):

H+; рКа1 H+; рКа H2L+ HL L. (1) Здесь HL – молекула гидразида, H2L+ и L его протонированная и депротонированная формы соответственно. Кислотно-основные свойства исследовались спектрофотометрическим методом. Значения рКа1 (характеризующие основные свойства) ГКК находятся в интервале 3,26-3,36, значения рКа2 (характеризующие кислотные свойства) – в интервале 13,86-13,91.

Кислотно-основные свойства ГКК в исследованном ряду соединений мало зависят от длины углеводородного радикала, что коррелирует с постоянными Гаммета-Тафта, характеризующими индукционный эффект углеводородных радикалов, который при R С5Н11 практически не меняется.

В табл. 2 приведены значения величин рКа1 и рКа2 для ДАГБК и N,N дигексилгидразида фенилуксусной кислоты (ДГГФУК).

Таблица 2. Значения рКа1 и рКа2 соединений PhCONHN(R)2 и ДГГФУК (P = 0,95; n = 5-9) R С2Н5 С4Н9 C6H13 C8H17 C10H21 ДГГФУК рКа3,24 0,02 3,16 0,02 2,83 0,04 2,66 0,05 2,63 0,04 2,07 0,рКа14,94 0,03 14,6 0,2 14,6 0,2 14,7 0, В ряду ДАГБК с увеличением длины N,N -алкильных радикалов основные свойства ослабевают, в то время как кислотные почти не меняются.

Для этих соединений наблюдается удовлетворительная корреляция между значениями рКа1 и стерическими константами заместителей Es (2):

рКа1 = 1,869 Es + 3,2815 (r = 0,9815). (2) Для бензгидразида значения рКа1 = 3,27 и рКа2 = 12,2. Очевидно, что N,N -алкилирование его молекулы незначительно ослабляет основные свойства полученных соединений и заметно понижает кислотные. Снижение основных свойств соединений с увеличением длины N,N -углеводородных радикалов вызвано ростом стерических препятствий, затрудняющих присоединение протона к молекуле реагента, уменьшение кислотных свойств по сравнению с незамещнным гидразидом обусловлено +I-эффектом этих радикалов. У ДАГББК наблюдаются такие же закономерности изменения величин рКа1 и рКа2, как и для ДАГБК. Наличие в пара-положении бензольного кольца третбутильного радикала несколько увеличивает основные свойства по сравнению с аналогичными соединениями ряда ДАГБК, видимо, из-за +I-эффекта этого заместителя. Кислотные свойства ДАГББК не претерпевают заметных изменений. Наблюдается линейная корреляция между значениями рКа1 и Es (3):

рКа1 = 1,007 Es + 3,3018 (r = 0,9954). (3) В целом, такие же закономерности изменений кислотно-основных свойств наблюдаются и для ДАГКК. В табл. 3 даны значения рКа1 и рКадля ДАГ2ЭГК.

Таблица 3. Значения рКа1 и рКа2 соединений общей формулы C4H9CH(C2H5)CONHN(R)2 (Р = 0,95; n = 4-7) R С2Н5 С4Н9 C8H17 PhCHрКа3,73 0,06 3,26 0,01 2,77 0,01 2,0 0,рКа- 15,08 0,02 15,36 0,01 13,59 0,В ряду ДАГ2ЭГК, за исключением N,N -диоктильного производного, наблюдается линейная корреляция между значениями рКа1 и стерическими константами заместителей Es:





рКа1 = 4,6338 Es + 3,7535 (r = 0,9995). (4) Сравнение коэффициентов при Es в уравнениях (2) и (4), а также данных табл. 1 и 2 показывает, что стерические эффекты в случае ДАГ2ЭГК оказывают большее влияние на способность соединений присоединять протон, чем в случае ДАГБК. N,N -Диалкилгидразиды проявляют меньшую склонность отщеплять протон (рКа2 14,5-15,4), чем незамещнные гидразиды (рКа2 12-14).

Молекулы гидразидов имеют три атома с неподелнными электронными парами – кислород и два азота, которые способны присоединять протон. В литературе вопрос о месте присоединения протона практически не освещн. Методами ЯМР 1Н и ИК спектроскопии установлено, что эти соединения протонируются по концевому атому азота.

Гидразиды могут существовать в двух формах - амидной (1) и имидной (2). Согласно расчтам ab initio полная энергия формы (1) этих соединений меньше энергии формы (2) на 60-90 кДж/моль. Таким образом, энергетически наиболее выгодной является амидная форма.

OH O R C R C N NH NH NH Степень гидролиза ГНК в растворах H2SO4 при 60 С за 6 час в зависимости от их м.м. и концентрации кислоты (0,1-2,15 моль/л) находится в пределах 10-50 %. N,N -Диалкилгидразиды более устойчивы к действию кислот и щелочей. При кипячении ДАГБК в 0,5 моль/л растворе H2SO4 или 1 моль/л NaOH в течение 2 час степень их гидролиза составляет 1-6 %.

ДАГ2ЭГК отличаются ещ более высокой гидролитической стойкостью, что, видимо, связано с наличием этильной группы у -атома С кислотного остатка. Эта группа проявляет +I-эффект, а также создат пространственные затруднения для взаимодействия реакционного центра с молекулой Н2О.

Вещества, предполагаемые к использованию в экстракционных процессах, должны иметь высокий коэффициент распределения между органической и водной фазами. Зависимость коэффициента распределения (Р) ГНК между органической фазой (керосин : алкилфенол = 3:2) и растворами H2SO4 (0,1-2,15 моль/л ) от их м.м. удовлетворительно описываются следующим корреляционным уравнением:

lg P = 7,5275 lg м.м. 15,715 (r = 0,9970). (5) На рис. 1 представлена зависимость lg Р N,N -дибутилгидразида бензойной кислоты (ДБГБК) от значений рН и концентрации NH3. При рН 3 значение lg Р = 2,34. С увеличением кислотности до рН 1 оно уменьшается до 0,47. Такой характер кривой связан с протонированием реагента (HL): при рН 4 он находится в нейтральной форме (HL), при рН 1 переходит в протонированную (H2L+). Солеобразование повышает растворимость соединения в воде. Для других N,N -диалкилгидразидов эта зависимость имеет аналогичный характер.

lg D 2.lg P 2.1.1.0.0.0 4 8 0.5 1.pH СNH3, моль/л Рис. 1. Зависимость логарифма коэффициента распределения ДБГБК между органической и водной фазами от рН и концентрации NH3. СДБГБК = 0,05 моль/л (п-ксилол), I = 0,2 (KCl), Vо : Vв = 1:1, = 3 мин.

Найдена линейная корреляция между значениями lg P ДАГБК в системе п-ксилол - раствор 0,5 моль/л H2SO4 и логарифма их м.м.:

lg Р = 12,125 lg м.м. 29,554 (r = 0,9690). (6) Значения lg P между керосином и солянокислой или аммиачной водной фазами в ряду ДАГББК 4,3. У большинства этих соединений растворимости в водной фазе очень мала, что делает невозможным определение такого малого количества вещества использованными методами анализа.

Поэтому значения lg P ДАГББК рассчитать не удалось.

Зависимости lg Р соединений RCONHN(C8H17)2 между керосином и аммиачной или солянокислой средами от lg м.м. удовлетворительно описываются следующими корреляционными уравнениями:

lg РNH3 = 8,75 lg м.м. – 18,729 (r = 0,9966), (7) lg РHCl = 12,125 lg м.м. – 27,824 (r = 0,9131). (8) На рис. 2 показаны зависимости lg P в ряду ДАГ2ЭГК в системах керосин - аммиачная или керосин - солянокислая среда от lg м.м. Эти линейные корреляции описываются следующими уравнениями:

lg РNH3 = 12,962 lg м.м. – 29,243 (r = 0,9962), (9) lg РHCl = 15,961 lg м.м. – 38,011 (r = 0,9890). (10) lg P 6.4.2.0.-2.2.3 2.4 2.5 2.lg m.m.

Рис. 2. Зависимость lg Р ДАГ2ЭГК между керосином и аммиачной (1) или солянокислой (2) водными средами от lg м.м.

Значения lg P для N,N -диоктилгидразида гексановой кислоты, N,N -дигептильного-, диоктильного и ди-2-этилгексильного производных гидразида 2-этилгексановой кислоты сопоставимы со значениями этого показателя у промышленных экстракционных реагентов меди(II) класса оксиоксимов (lg P = 3,6-4,0).

Действие соединений на границах раздела фаз характеризует их поверхностно-активные свойства, которые определяют возможность использования этих соединений во флотационных методах разделение веществ.

Исходя из строения незамещнных гидразидов можно предполагать наличие у них поверхностно-активных свойств. Исследование активности ГКК на границе жидкость – газ основано на изучении релаксационных характеристик растянутых плнок, которые реагенты образуют на поверхности солевого раствора. Площадь (S) под кривой релаксации поверхностного натяжения (q) в зависимости от времени пропорциональна поверхностной активности ( - поверхностное натяжение, q – расход реагента). Величина определяет величину возможного упрочнения контакта “частичка - пузырк”, препятствующего отрыву пузырька. В табл. 4 приведены значения S для ГКК, а также аминов, используемых в качестве собирателей при флотации KCl. Наибольшей активностью обладает гидразид с R = C8H17, гидразиды с R = C7H15 и C9H19 также превосходят первичные амины при меньшем расходе реагента.

Таблица 4. Площадь (S) под кривыми релаксации (q) для RCONHNH2 и аминов. Жидкая фаза - насыщенный по KCl и NaCl водный раствор R toC Smax (мН.м-1.с-1) q.104 (мг/м2) C5H11 30 131 12,C6H13 30 814 2,C7H15 30 2105 1,C8H17 60 4840 0,C9H19 60 ~ 2000 1,Амины С17-С20 30 130 1,Октадециламин 30 ~ 1000 2,Исследование активности на границе тврдое тело – газ проводилось путм измерения выталкивающей силы, действующей на частицу KCl, обработанную раствором ГКК, со стороны всплывающих пузырьков воздуха в аэрированной жидкости. Полученные кривые показаны на рис. 3.

0.0.0.0.0 40 80 1длительность измерения, с Рис. 3. Зависимость суммарной выталкивающей силы, действующей в аэрированной системе KCl - NaCl - H2O на частицы KCl, гидрофобизированные RCONHNH2, от времени. R: 1 - C5H11; 2 - C6H13; 3 - C7H15; 4 - C8H17; 5 - C9H19.

Левая ветвь полученных кривых характеризует формирование флотокомплекса “пузырк - частица”, правая - снижение выталкивающей силы за счт десорбции собирателя с поверхности монокристалла KCl. Чем выше величина выталкивающей силы и дольше время е действия, тем более высокими флотационными свойствами обладает реагент. Низкой флотационной активностью обладают ГКК с радикалами С5Н11-С7Н15, максимальной - с радикалами С8Н17 и С9Н19.

суммарная выталкивающая сила, мкН Действие реагента на границе тврдое тело - жидкая фаза определяет его избирательность к флотируемой соли. Селективность ГКК определяли по величине их адсорбции на поверхности KCl и NaCl, которые в минеральном сырье находятся вместе. Установлено, что прочность адсорбции реагентов на поверхности кристаллов зависит от соотношения [HCl]:[ГКК]. Лучшие результаты получены для гидразида нонановой кислоты: при семикратном мольном избытке HCl после первой отмывки на поверхности KCl остатся 92 % гидразида, на поверхности NaCl – 42 %.

Таким образом, ГКК обладают поверхностной активностью, которая зависит от длины углеводородного радикала.

Глава 4 содержит результаты исследований экстракционных равновесий катионов Fe(III), Co(II), Ni(II), Cu(II), Zn(II) с ГКК и ГНК, а также их комплексообразования с ГКК. Изучено извлечение этих ионов раствором гидразида октановой кислоты (ГОК) в изоамиловом спирте в зависимости от значений рН и концентрации NH3 (рис. 4).

10 4 8 0 1 СNH, моль/л pH Рис. 4. Зависимость степени извлечения ионов металлов 0,256 моль/л раствором ГОК в i-AmOH от рНравн и концентрации NH3. Концентрация, (моль/л, 102): 1 Cu(II) (0,26); 2 Ni(II) (0,26); 3 Fe(III) (0,25); Zn(II) (0,27); 5 Co(II) (0,23).

В диапазоне значений рН 2,5-5,5 наиболее эффективно извлекаются катионы Cu(II) и Ni(II) (на 95-98 %). В области с рН > 9 образуются аммиачные комплексы, поэтому степень извлечения ионов Cu(II), Ni(II) и Zn(II) снижается с ростом концентрации аммиака. Ионы Fe(III) переходят в органическую фазу в узкой области значений рН ~ 2-2,5. Таким образом, при оптимальном интервале значений рН, можно с помощью ГКК отделить катионы Cu(II) и Ni(II) от сопутствующих ионов, в частности Fe(III), Co(II), степень извлечения, % Zn(II). Возможно разделение ионов Co(II) и Ni(II): в кислой среде хорошо извлекаются ионы Ni(II), а в аммиачной преимущественно ионы Co(II).

Известно, что ионы ЦМ в слабокислых средах образуют с ГКК положительно заряженные комплексы. Поэтому экстракционное равновесие в таких средах можно представить уравнением (11):

M2+(в) + 2X + nHL(о) [M(HL)n]X2 (о). (11) (в) Индексы “в” и “о” обозначают водную и органическую фазы соответственно, HL – молекула гидразида в нейтральной форме.

В аммиачных растворах катионы Ni(II) и Co(II) также образуют положительно заряженные комплексы с ГКК, что подтверждено ИК спектрами полученных в этой среде комплексных соединений и методом ионного обмена путм пропускания окрашенных экстрактов комплексов через катионит. Поэтому экстракционные равновесия в аммиачных средах можно представить уравнением (12):

[M(NH3)m]2+(в) + nHL(o) + 2X [M(HL)n]X2 (o) + mNH3 (в) (12) (в) Кондуктометрическим титрованием установлено, что в водных растворах взаимодействие ГКК с катионами упомянутых металлов (М) происходит ступенчато с образованием комплексов состава [М(II, III)]:[ГКК] = 1:1, 1:2, 1:3 (табл. 5). Состав экстрагируемых комплексных соединений определн методом молярных отношений (табл. 5).

Методом Асмуса показано, что в экстрактах комплексных соединений ионов меди(II) и никеля(II) состава [М(II)]:[ГКК] = 1:3 не содержится полиядерных комплексов.

Так как в экстрагируемых соединениях максимальное соотношение [М(II)]:[лиганд] = 1:3, константы экстракции рассчитывали из уравнения (11) по формуле (13) (табл. 5).

[[M (HL)3]Cl2](o) Kex = [M (II)](в) [Cl ](в) [HL]3o) (13) ( Таблица 5. Соотношения компонентов в комплексах ГКК, образующихся в водной фазе, экстрагирующихся в органическую фазу и значения lg Kex (Р = 0,95; n = 5) [ГКК]:[М(II, III)] lg Kex комплексов Катионы Водная фаза Органическая фаза [M(HL)3]ClCu(II) 1,25; 2,1; 3,3 1,9; 3,0 13,87 0,Zn(II) 0,95; 2,0; 3,1 2,1; 2,12,04 0,Ni(II) 1,1; 1,9; 3,1 1,2; 2,0; 2,Co(II) 1,2; 1,9; 3,0 2,0; 2,10,8 0,Fe(III) 1,3; 1,9; 2,9 1,3; 3,На рис. 5 приведены зависимости степени извлечения (Е) катионов Cu(II), Fe(II, III), Zn(II), Co(II) Ni(II) от значений рН раствором ГНК.

12 4 6 рН Рис. 5. Зависимость степени извлечения катионов металлов из сернокислых сред. Экстрагент - 4,7 % ГНК (м.м. 272) в смеси керосин : 2-ЭГ = 3:1 (об.); Vo:Vв = 1:10. Взято, г/л: 1 - 0,437 Cu(II); 2 - 0,296 Fe(III); 3 - 0,15 Ni(II); 4 - 0,26 Zn(II); 5 - 0,244 Co(II); 6 - 0,35 Fe(II).

При извлечении катионов металлов ГНК наблюдаются те же основные закономерности, что и в случае ГКК. Эти соединения наиболее эффективно извлекают из кислых сред ионы Cu(II) и Ni(II). Методом насыщения установлено, что ГНК также образуют с ионами меди(II) экстрагируемый комплекс состава [медь(II)]:[лиганд] = 1:3.

В главе 5 исследовано взаимодействие ионов меди(II) с N,N -диалкилгидразидами в растворе. Изучено взаимодействие в системах, содержащих ионы меди(II) с N,N -диэтилгидразидами гептановой кислоты (ДЭГГК), N,N -диэтил- (ДЭГБК) и N,N -дигексилгидразидом бензойной кислоты (ДГГБК). В спиртово-водных растворах смеси соли Cu(II) с ДЭГГК происходит взаимодействие компонентов, о чм свидетельствует отличие электронных спектров поглощения исходных компонентов и их смеси. Спектр поглощения исследуемой системы в кислой среде отличается от спектра, полученного для не в щелочном растворе. Это указывает на образование, в зависимости от рН среды, двух типов комплексов.

На рис. 6 представлены кривые изменения светопоглощения растворов смесей CuSO4, CuCl2 с ДЭГГК в зависимости от рН среды. Взаимодействие компонентов начинается при рН ~ 2. При этом значении рН протонированная форма реагента начинает переходить в нейтральную, которая взаимодействует с ионами меди(II). Горизонтальные участки кривых 1-3, соответствующие областям существования комплексов, находятся в интервалах 4 < pH < 4,6 (в этой области образуются положительно заряженные сине-зелные комплексы [Cu(HL)n2+]) и при рН > 6,5 (образуется красстепень извлечения, % ный нейтральный комплекс CuL2). Для других соединений были получены аналогичные зависимости А от рН.

A 1.0.0.0.0.0.0 2 4 6 pH Рис. 6. Зависимость оптической плотности (А) растворов солей Cu(II) с ДЭГГК от рН. 1 – [CuSO4]:[ДЭГГК] = 1:2, = 800 нм, l = 3 см. 2 – [CuSO4]:[ДЭГГК] = 1:1, = 800 нм, l = 3 см. 3 – [CuCl2]:[ДЭГГК] = 1:2, = 390 нм, l = 5 см.

Методом сдвига равновесия установлено, что как в слабокислой (рН 4,3), так и в аммиачной среде (рН 11,2) образуются комплексы с соотношением [Cu(II)]:[ДЭГГК] = 1:1 и 1:2. Процесс взаимодействия в слабокислой среде можно представить системой уравнений (14 а, 14 б):

nH2L+ nHL + nН+ (14 а) Cu2+ + nHL Cu(HL)n2+. (14 б) Суммарное уравнение запишется следующим образом:

Cu2+ + nH2L+ Cu(HL) + nН+, (14) n где HL – молекула реагента, n = 1, 2. Константа равновесия этой реакции имеет вид:

n Cu(HL)2 H n Kp (15) n [Cu2 ] H2L Уравнение (15) можно представить в логарифмической форме:

lg Kр = lg Q n рН. (16) Cu(HL)n Здесь Q. Отсюда число выделившихся при взаимодействии n [Cu2 ] H2L компонентов протонов определяется как тангенс угла наклона прямой зависимости lg Q от рН. На рис. 7 приведены такие зависимости для ДЭГГК.

lgQ 2 3 4 5 6 pH Рис. 7. Зависимость lg Q от рН для комплексов меди(II) с ДЭГГК: 1 – комплекс [Cu(HL) ]; 2 – комплекс [Cu(HL)2+]; 3 – комплекс CuL2.

При образовании комплекса с n = 1 уравнение (14) можно преобразовать следующим образом:

Cu(HL)2 HL H Кр Kуст.I KaCu2 HL H2L где Куст.I – константа устойчивости комплекса [Cu(HL)2+];

Ка1 – константа кислотной диссоциации протонированной формы ДЭГГК.

Кр Отсюда: Куст.I = ; и lg Куст.I = lg Kp + pKа1.

(17) Ка Для расчта Кр концентрацию [H2L+] представляли в виде СHL, где СHL – концентрация не связанного в комплекс лиганда, – доля протонированной формы реагента. Расчет проводили по формуле (18):

HL H KaH2L (18) = KaHL H2L HL H HL KaH Исходя из уравнения (14) выражение для константы равновесия образования комплекса при n = 2 примет вид:

Cu(HL)2 H Kp Cu2 H2L После преобразований, аналогичных вышеприведенным, получаем выражение для Куст.II:

Кр Куст.II =, или lg Куст.II = lg Kр + 2 pKа1, (19) Ка1 где Куст.II – константа устойчивости комплекса [Cu(HL) ].

Процесс образования нейтрального комплексного соединения состава [медь(II)]:[HL] = 1:2 можно представить уравнением (20):

[Cu(HL) ] CuL2 + 2H+. (20) Константа равновесия этой реакции имеет вид:

CuL2 H Kp (21) Cu(HL)Уравнение (21) можно записать следующим образом:

[CuL2 ][H ]2[Cu2 ][HL]2[L ]Кр = [Cu(HL)2 ][Cu ][HL]2[L ]После преобразований получим:

Куст.III Ка Kp Kуст.II Кр = ; Kуст.III.

Куст.II Ka Отсюда: lg Куст. III = lg Kр + lg Куст. II + 2 pKа2. (22) Здесь Куст. III – константа устойчивости комплекса CuL2; Куст. II – константа устойчивости комплекса [Cu(HL)2]2+; Ка2 – константа кислотной диссоциации молекулы N,N -диалкилгидразида. Значения Кр для всех комплексов были рассчитаны из экспериментальных данных, приведнных на рис. 5.

Образующееся в щелочной среде комплексное соединение с соотношением [Cu(II)]:[ДЭГГК] = 1:1 сразу переходит в незаряженный комплекс CuL2 по реакции (23):

2[CuL]Cl CuL2 + CuCl2 (23) Поэтому константу его устойчивости определить не удалось.

В табл. 6 суммированы рассчитанные значения lg Kуст комплексов меди(II) с исследованными реагентами, а также с гидразидами бензойной и м-бромбензойной кислот, взятыми из литературных источников. Два N,N алкильных радикалов понижают устойчивость заряженных комплексов меди(II) с N,N -диалкилгидразидами по сравнению с комплексами, образованными незамещнными гидразидами. Это связано со стерическими препятствиями, создаваемыми этими радикалами. Устойчивость незаряженных комплексов повышается благодаря +I-эффекту N,N -радикалов.

Таблица 6. Значения lg Kуст комплексов меди(II) с соединениями общей формулы RCONHN(R )2 (HL) (Р = 0,95; n = 4-7) R C6H13 Ph Ph Ph м-BrC6HR Et Et C6H13 H Н [Cu(HL)2+] 3,13 0,09 3,3 ± 0,2 2,89 ± 0,05 7,5 4,[Cu(HL)22+] 5,88 0,05 6,3 0,2 5,29 ± 0,05 - 7,CuL2 23,7 ± 0,1 24,6 0,5 25,1 ± 0,1 - 18,Комплексы ДЭГБК имеют более высокие значения lg Kуст, чем соответствующие комплексы ДЭГГК, хотя фенильный радикал обладает –I-эффектом, который должен понижать прочность металлоцикла. Это связано со стабилизирующим эффектом сопряжения связей C=O (б) или C=N (в) металлоцикла с бензольным кольцом, который отсутствует у ДЭГГК (а).

2+ 2+ O Cu O Cu R Alk R NH N NH N R R m m (а) (б) Cu O N N(R)(в) При увеличении длины углеводородных радикалов в функциональной группе в случае ДГГБК устойчивость катионных комплексов уменьшается и становится ниже, чем у ДЭГГК. Это связано с ростом стерических препятствий. Прочность нейтрального комплекса остатся практически без изменений. Эти комплексы имеют другую структуру, для которой увеличение длины N,N -радикалов не приводит к росту пространственных затруднений.

Выполнен РСА комплексов меди(II) с ДЭГБК (HL) общих формул [Cu(HL)]Cl2 (1) и CuL2 (2). Структура комплекса [Cu(PhCONHN(Et)2)]Clприведена на рис. 8. Несмотря на то, что два N,N -этильных радикала создают пространственные препятствия для участия этого атома N в координации с центральным атомом, лиганд бидентатно координирован с медью через атомы О и концевого N, образуя пятичленный хелатный цикл. Помимо атомов О и N в координационную сферу атома меди входят 2 аниона Cl. Металлоцикл имеет форму конверта с атомом меди в “клапане”. Атом меди образует донорно-акцепторные связи с атомами О и N. Длины связей СuO (1,954 ) и CuN (2,070 ) превышают сумму ковалентных радиусов атомов, их образующих, на 0,064 и 0,140 соответственно (при координационном числе 4 ковалентные радиусы атомов Cu, O, N равны 1,27;

0,62 и 0,66 соответственно). Это свидетельствует о том, что связи между лигандом и медью слабее ковалентных. Координационный полиэдр атома меди – сильно искаженный тетраэдр. Образующие его углы существенно отклоняются от идеальных тетраэдрических. Искажения вызваны прежде всего N,N -этильными группами. Анализ кристаллической структуры показывает, что вследствие сильных геометрических искажений в ней имеются большие внутренние напряжения, снижающие прочность комплекса.

Рис. 8. Общий вид комплекса [Cu(PhCONHN(Et)2)]ClНа рис. 9 показана структура комплекса Cu(PhCONN(Et)2)2. В его состав ДЭГБК входит в депротонированной форме. Лиганд координируется с атомом меди, как и в комплексе (1), через атомы О и концевого N, образуя пятичленный металлоцикл. Этот комплекс относится к внутрикомплексным соединениям (связь между атомами Сu и O ковалентная, между Cu и N донорно-акцепторная). Металлоцикл имеет плоскую форму. Координационный многоугольник меди – параллелограмм. Длина ковалентной связи Cu O (1,8854 ) равна сумме ковалентных радиусов образующих е атомов. Длина донорно-акцепторной связи CuN (2,0163 ) больше суммы ковалентных радиусов элементов на 0,086 . Однако эта связь короче, чем в комплексе (1). Эти данные говорят о большей прочности связей лиганда с центральным атомом. Этильные группы расположены симметрично относительно плоскости металлоцикла и не создают заметных пространственных затруднений. Таким образом, исходя из структур комплексов, можно сделать вывод о том, что комплекс (2) более прочен, чем (1). Симметричное расположение алкильных заместителей относительно плоскости металлоцикла объясняет незначительное влияние увеличения их длины на прочность внутрикомплексных соединений меди, т.к. это не приводит к возникновению заметных напряжений в их структуре. Вследствие сравнительно небольшого расстояния между ними и центральным атомом они препятствуют дополнительной координации донорных атомов в его аксиальные положения.

Рис. 9. Общий вид комплекса Cu(PhCONN(Et)2)В главе 6 рассмотрены экстракционные равновесия в системах, содержащих N,N -диалкилгидразиды и ионы Сu(II), Co(II), Zn(II) и Ni(II). N,N Алкилирование увеличивает гидрофобность молекулы и, тем самым, е растворимость в органической фазе, что расширяет возможности применения этих соединений в экстракционных процессах. Кроме того, N,N -диалкилгидразиды образуют прочные нейтральные комплексы с ионами меди(II). Поэтому были изучены их экстракционные свойства.

Влияние значений рН и концентрации NH3 на степень извлечения катионов Cu(II), Co(II), Ni(II), Zn(II) 0,05 моль/л раствором ДГГБК в п-ксилоле иллюстрирует рис. 10. Ионы медь(II) экстрагируются в интервале рН 4 СNH3 1 моль/л (кривая 1). Извлечение катионов Zn(II), Co(II), Ni(II) (кривые 2-4 соответственно) наблюдается в узких интервалах значений рН.

Здесь одновременно имеет место как переход в органическую фазу, так и образование осадков гидроксидов металлов с последующей их локализацией на границе раздела фаз. Катионы Cu(II) извлекаются в наиболее широком интервале значений рН и концентрации аммиака, что позволяет отделять их от сопутствующих элементов.

У ДГГФУК зависимости извлечения этих катионов от значений рН и концентрации NH3 аналогичны найденным для ДГГБК. Небольшое отличие состоит в смещении интервалов максимальной экстракции катионов Zn(II), Co(II), Ni(II) на 0,5 единицы рН в более щелочную область.

Рис. 10. Зависимость степени извлечения ионов металлов (Е %) от рН и концентрации NH3. Экстрагент – 0,05 моль/л ДГГБК (п-ксилол). Vо:Vв = 1:10, = 5 мин. Концентрация (ммоль/л): 1 – 1,15 Cu(II); 2 – 2,12 Zn(II); 3 – 1,1 Co(II); 4 – 2,0 Ni(II).

Рис. 11 демонстрирует влияние длины алкильного радикала (R) ДГГФУК и ДАГБК общей формулы С6Н5CONHNR2 на степень извлечения катионов меди(II). Наиболее широкий интервал значений рН и концентрации NH3 максимального извлечения ионов этого элемента (от рН 4 до 1,моль/л NH3) наблюдается при экстракции соединениями с R = C6H13 и C4H(кривые 3, 4). При уменьшении или увеличении длины алкильных радикалов в ряду ДАГБК он сужается: для соединения с R = C8H17 интервал рН составляет 6-10,5 (кривая 1), для соединения с R = С2Н5 – 5-11. ДГГФУК извлекает медь на 98-99 % в интервале рН 6-11 (кривая 2). Таким образом, зависимость интервала значений рН максимального извлечения ионов Cu(II) от длины углеводородного радикала в ряду ДАГБК проходит через максимум, который наблюдается у соединений с R = C6Н13 и C4Н9. С ростом длины алкильного радикала изменяется и время установления экстракционного равновесия: для соединений с R = С4Н9 и С6Н13 оно составляет 3 мин, для соединения с R = C8Н17 - 5 мин.

E,% 1СNH4OH, моль/л 0 4 8 12 2 3 pH Рис. 11. Извлечение ионов меди(II) ДАГБК, ДГГФУК (HL) в зависимости от рН и концентрации NH3. CHL = 0,05 моль/л (п-ксилол), СCu(II) = ммоль/л, Vо:Vв = 1:5, = 3-5 мин: 1 – R = C8H17; 2 – ДГГФУК; 3 R = C6H13; 4 – R = C4H9.

На рис. 12 показано влияние значений рН и концентрации NH3 на извлечение катионов Cu(II), Co(II), Ni(II), Zn(II) 0,05 моль/л раствором в керосине N,N -дигексилгидразида пара-третбутилбензойной кислоты (ДГГББК). В отличие от ДГГБК, который экстрагирует медь(II) на 98 % лишь до СNH3 1 моль/л, этот реагент извлекает е со степенью более 99% в интервале рН 4 - СNH3 8 моль/л. Ионы меди(II) переходят в органическую фазу также в виде красного незаряженного комплекса. Таким образом, введение третбутильной группы в пара-положение бензольного кольца придат соединению способность эффективно экстрагировать ионы этого элемента при более высоких концентрациях NH3. Значительно более широкая область рН и концентрации NH3 максимального извлечения ионов меди(II) позволяет выбрать условия для их селективного отделения от катионов остальных элементов.

Рис. 12. Зависимость степени извлечения катионов металлов (Е %) от рН и концентрации NH3. Экстрагент – 0,05 моль/л раствор ДГГББК в керосине.

Vо:Vв = 1:2, = 5 мин. Концентрация металлов – 510 моль/л.

Зависимость интервала значений рН и концентрации NH3 максимального извлечения ионов Cu(II) соединениями п-t-С4Н9С6Н4CONHN(R)от длины алкильных радикалов приведена на рис. 13. Наиболее широкий интервал е максимального извлечения (рН 4 8 моль/л NH3) наблюдается в случае ДГГББК. При увеличении длины алкильных радикалов этот диапазон сужается: для ДОГББК он составляет рН 4,5 – 4,5 моль/л NH3, для ДДГББК – рН 4,8 – 4 моль/л NH3. Очевидно, что в случае ДАГББК имеет место похожая зависимость интервала максимального извлечения катионов меди(II) от длины N,N -алкильных радикалов.

Рис. 13. Экстракция меди(II) соединениями п-t-С4Н9С6Н4CONHN(R)2 (HL).

CHL = 0,05 моль/л (керосин), СCu(II) = 510 моль/л, Vо:Vв = 1:2, = 5 мин. II – ДГГББК; III – R = C8H17 (ДОГББК); IV – R = C10H21 (ДДГББК).

Рис. 14 иллюстрирует зависимость степени извлечения ионов Cu(II), Co(II), Ni(II), Zn(II) от рН и концентрации NH3 раствором N,N -дибутилгидразида октановой кислоты (ДБГОК) в гексане. Кривые извлечения катионов металлов имеют такой же характер, как и в случае ДГГБК. Ионы меди(II) извлекаются в более широком интервале значений рН и концентрации NH3 по сравнению с ионами других элементов. Аналогичный характер имеет экстракция этих элементов N,N -дибутилгидразидом 2этилгексановой кислоты (ДБГ2ЭГК). Таким образом, замена в молекуле реагента фенильного радикала кислотного остатка на алифатический не сказывается на экстракционных свойствах этого класса соединений.

Е, % 1Cu Cu Ni Co Zn Co Zn Ni 2.5 7.5 2 0.0 5.0 4 рН С, М NHРис. 14. Зависимость степени извлечения ионов металлов (Е) 0,05 моль/л раствором ДБГОК (гексан) от рН и концентрации NH3. Vо:Vв = 1:10. Концентрация (ммоль/л): Cu(II) (0,98); Ni(II) (1,08); Zn(II) (1,01); Co(II) (1,03).

В табл. 7 приведены диапазоны значений рН и концентрации NHмаксимального ( 95 %) извлечения ионов Cu(II) ДАГ2ЭГК и N,N -диалкилгидразидами неразветвлнных алифатических карбоновых кислот.

Таблица 7. Области значений рН и концентрации NH3 максимального извлечения меди(II) 0,05 моль/л растворами соединений RCONHN(R )2 в керосине. Vв:Vo = 1:1. СCu(II).= 0,01 моль/л Интервал максимальной R R ЕCu, % экстракции меди(II) C4H9CH(C2H5) C2H5 рН 5 - 2,7 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) C4H9 рН 5 - 2,3 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) C5H11 рН 5 - 2,3 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) C6H13 рН 5 - 2,2 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) C7H15 рН 5,3 - 2,1 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) C8H17 рН 5,4 - 1 моль/л NH3 95-C4H9CH(C2H5) CH2C6H5 рН 7 - 9,5 95-C4H9CH(C2H5) C4H9CH(C2H5)CH2 рН 7 - 9 95-C7H15 C4H9 рН 5,8 - 1,4 моль/л NH3 95-C7H15 C7H15 рН 5,6 - 2,5 моль/л NH3 95-С10Н21 С2Н5 рН 6 - 1,9 моль/л NH3 95-СН3 C8H17 рН 6,5 - 1 моль/л NH3 95-С3Н7 C8H17 рН 6 - 2,5 моль/л NH3 95-C5H11 C8H17 рН 5,5 - 9 95-В ряду ДАГ2ЭГК при увеличении длины N,N -алкильных радикалов от С2Н5 до С7Н15 этот интервал остатся примерно одинаковым: от рН 5 до CNH3 2,1-2,3 моль/л. Для радикала С8Н17 он заметно сужается (рН 5,4 – моль/л NH3). Соединения с бензильными или 2-этилгексильными радикалами утрачивают способность извлекать ионы меди(II) из растворов с заметным содержанием аммиака. Такое поведение, вероятно, связано с ростом стерических препятствий при увеличении длины и разветвлнности N,N -радикалов и –I-эффектом бензильных радикалов, которые понижают устойчивость комплексов меди.

Среди N,N -диоктилгидразидов уксусной, масляной и капроновой кислот наиболее широкий диапазон значений рН и концентрации NH3 извлечения Cu(II) – от рН 6 до CNH 2,5 моль/л – у N,N-диоктилгидразида масляной кислоты.

Методами молярных отношений, изомолярных серий, сдвига равновесия и ионного обмена установлено, что экстрагируемые комплексы меди(II) с N,N -диалкилгидразидами (HL) имеют состав [Cu(II)]:[реагент] = 1:2 и не имеют заряда, что позволяет приписать им общую формулу CuL2.

В ИК спектре ДБГОК в гексане есть полоса поглощения валентных колебаний связи N H при 3189 см, а также полоса поглощения валентных колебаний связи C=O при 1670 см, которые отсутствуют в спектре экстракта его комплекса с медью(II). В нм появляется полоса поглощения при 1570 см, соответствующая валентным колебаниям связи C=N. Это свидетельствует о том, что ДБГОК входит в состав комплекса в депротонированной форме. В спектре экстракта нет полос валентных колебаний N-H молекулы аммиака в области 3200-3400 см, что свидетельствует об его отсутствии в составе комплекса. Данные ИК спектров подтверждают, что в экстракте содержится незаряженный комплекс, в состав которого реагент входит в депротонированной форме. Его строение можно представить следующей графической формулой:

(Bu)2N N C C7HO Cu O C7H15 C N N(Bu) ГКК образуют с ионом меди(II) положительно заряженные экстрагируемые комплексы состава [медь(II)]:[гидразид] = 1:3 и экстрагируют е по координационному механизму. N,N -диалкилгидразиды при меньшей, чем у незамещнных гидразидов, NH-кислотности экстрагируют ионы меди(II) по катионообменному механизму.

В условиях образования комплекса N,N -диалкилгидразиды находится в нейтральной форме (L депротонированная форма N,N -диалкилгидразидов ароматических кислот появляется при рН 13, а N,N -диалкилгидразидов алифатических кислот при СОН 3 моль/л). Поэтому его возникновение в слабощелочных аммиачных растворах нельзя объяснить непосредственным взаимодействием ионов Cu(II) и L. Очевидно, что сначала Cu(II) реагирует с нейтральной молекулой N,N -диалкилгидразида, образуя заряженный комплекс, затем происходит депротонирование лигандов и его переход в нейтральное внутрикомплексное соединение. Образование заряженных сине-зелных комплексов зафиксировано в спиртовых растворах. Добавление к такому раствору воды, т.е. повышение полярности среды, вызывает изменение сине-зелного цвета раствора на красный, характерный для нейтрального комплекса. Этот переход можно изобразить следующей схемой:

2 + Cu O Cu O H2O PhC PhC -H+ NH N(Et)N N(Et)В общем виде процесс может быть представлен схемой (24):

Cu2+ + 2HL [Cu(HL)2]2+ CuL2 + 2H+, (24) где HL – молекула N,N -диалкилгидразида. Так как экстракция ионов меди(II) происходит из сильнополярных водных сред, то такое превращение происходит быстро и образование заряженного комплекса не удатся зафиксировать. N,N -Алкильные заместители создают стерические препятствия, повышающие энергию заряженного комплекса. Переход заряженного комплексного соединения в нейтральное сопровождается уменьшением внутренних напряжений в его структуре. Кроме того, вместо одной координационной связи между лигандом и центральным атомом образуется более прочная ковалентная связь. Эти обстоятельства понижают энергию системы. Таким образом, состав и строение экстрагируемых комплексов меди(II) с гидразидами определяются не только кислотно-основными свойствами лигандов, но и стерическими факторами.

Экстракционное равновесие извлечения катионов меди(II) N,N -диалкилгидразидами из аммиачных растворов можно изобразить уравнением (25):

Cu(NH3)42+(в) + 2HL(о) CuL2(о) + 2NH4+(в) + 2NH3(в). (25) Исходя из уравнения (25) константу экстракции катионов меди(II) рассчитывали по формуле (26):

[CuL2 ][NH ]2[NH3 ]Кex (26) [Cu(NH3 )2 ][HL] При экстракции ионов меди(II) раствором N,N -диэтилгидразида ундекановой кислоты в гексане получено значение lg Kex = 2,3 0,1 (n = 5; Р = 0,95). Для раствора N,N -дигептилгидразида октановой кислоты в гексане значение lg Kex = 2,12 0,09 (n = 6; Р = 0,95).

Найденные значения lg Kex меди(II) ДАГ2ЭГК суммированы в табл.

8.

Таблица 8. Значения lg Kex ионов меди(II) соединениями общей формулы C4H9CH(C2H5)CONHN(R)2. СNH3 = 0,1 моль/л (Р = 0,95; n = 3-5) R C2H5 C4H9 C8H17 PhCHlg Kex 1,61 0,05 1,73 0,02 1,8 0,1 2,02 0, С ростом длины алкильных радикалов значения lg Kex ионов меди(II) несколько возрастают, что может быть связано с увеличением растворимости комплекса в органической фазе (керосин).

В табл. 9 даны значения lg Kex меди(II) для ДАГБК и ДГГФУК.

Таблица 9. Значения lg Kex ионов меди(II) соединениями общей формулы ArCONHN(R)2. СNH3 = 0,5 моль/л, I = 0,2 (KCl) (P = 0,95; n = 5-7) Соединение 1 2 3 4 Ar Ph Ph Ph Ph PhCHR C4H9 i-C4H9 C6H13 C8H17 C6Hlg Kex 1,4 0,2 0,86 0,03 1,6 0,1 0,95 0,08 0,47 0, Из таблицы следует, что соединения 1 и 3 имеют наиболее высокие значения lg Kex. Увеличение длины углеводородных радикалов (соединение 4) или их разветвление (соединение 2) вызывают заметное снижение этой величины. Соединение 5 проявляет существенно меньшую экстракционную способность по отношению к ионам меди(II), чем ДАГБК, что связано с нарушением сопряжения фенильного радикала со связью C=N металлоцикла и, как следствие, уменьшением его прочности.

В табл. 10 приведены значения lg Kex ионов меди(II) для ДАГББК.

Таблица 10. Значения lg Kex ионов меди(II) соединениями общей формулы n-t-BuC6H4CONHN(R)2. CNH3 = 0,5 моль/л, C(NH4)2SO4 = 0,2 моль/л, (Р = 0,95, n = 5-7) R C4H9 C6H13 C8H17 C10HРастворитель о-ксилол керосин керосин керосин lg Kex 3,6 ± 0,1 4,2 ± 0,1 4,5 ± 0,2 4,2 ± 0, ДГГБК, ДОГББК и ДДГББК наиболее эффективно экстрагируют ионы медь(II). У промышленного экстракционного реагента класса -дикетонов Lix 54 значение логарифма концентрационной константы экстракции равно lg Kex = 2,38. Таким образом, ДАГББК являются более эффективными экстракционными реагентами ионов меди(II) из аммиачных сред, чем Lix 54. Более высокие экстракционные свойства ДАГББК могут быть связана с +I-эффектом пара-третбутильного радикала, который увеличивает прочность образующегося медного комплекса.

Таким образом, по эффективности извлечения катионов меди(II) из аммиачных сред исследованные реагенты можно расположить в следующий ряд: N,N -диалкилгидразиды пара-третбутилбензойной алифатических неразветвлнных 2-этилгексановой бензойной фенилуксусной кислот.

В главе 7 рассмотрены возможности практического использования изученных соединений.

ГНК предложены в качестве экстракционных реагентов ионов меди(II) для их извлечении из сернокислых растворов. У наименее растворимого в водной фазе ГНК с м.м. 272 у.е. значение lg P = 2,56. Используемые в настоящее время промышленные экстракционные реагенты меди(II) класса оксиоксимов имеют существенно более высокие значения этой величины (lg Р = 3,6-4). Выполненные с использованием уравнения (3) расчты м.м. ГНК, соответствующей значениям lg Р = 3,6-3,8, показали, что она должна находиться в интервале 360-390 у.е.

Увеличение м.м. ГНК позволит не только уменьшить их унос с водной фазой, но и повысит селективность извлечения ионов меди(II) из смесей с ионами железа(III) (табл. 11).

Таблица 11. Влияние м.м. ГНК на коэффициент разделения ионов меди(II) и железа(III) ( ) Cu(II)/Fe(III) рН М.м. ГНК Cu(II)/Fe(III) 1,0 243 5 1 309 52 Применение экстракционных реагентов класса оксиоксимов экономически целесообразно при концентрации ионов меди(II) 1 г/л. Однако, имеются большие объемы технических растворов, содержащие небольшие количества е ионов и значительные количества ионов железа(III). В табл.

12 приведены данные по экстракции 0,5 г/л ионов меди(II) ГНК м.м. 2у.е. в присутствии ионов Fe(III). В интервале значений рН 1-1,5 ГНК извлекают медь(II) и практически не экстрагируют железо(III). Таким образом, они способны селективно экстрагировать ионы медь(II) при их содержании < 1 г/л на фоне 40-80-кратного избытка ионов железа(III).

Реэкстракция меди(II) из органической фазы на 96-98 % достигается с помощью 2 моль/л H2SO4 за 4-5 ступеней. При использовании растворов, имитирующих оборотные электролиты (содержащие 250-300 г/л H2SO4 и 5 г/л Cu(II)), реэкстрагируется 75-86 % меди(II) за 3 ступени.

Таблица 12. Экстракция ионов меди(II) в присутствии ионов железа(III). Медь(II) 0,50 г/л, экстрагент 5 %-ный раствор ГНК (м.м.

272) в смеси керосин 2-ЭГ = 1:1, Vо:Vв = 1:Cu(II), г/л Fe(III), г/л Fe(III), г/л рНравн водная органичес- водная органичес- Cu/Fe фаза кая фаза фаза кая фаза 9,90 0,73 0,24 2,59 9,90 – – 9,90 2,02 0,12 3,72 9,62 2,79 120,14 1,09 0,31 1,86 20,14 следы – 20,48 1,65 0,28 2,11 20,48 следы – 20,55 2,07 0,23 2,67 20,34 2,08 140,46 1,14 0,29 2,07 40,46 следы – N,N -Диалкилгидразиды показали себя как эффективные экстракционные реагенты меди(II) из аммиачных сред. Значения коэффициентов распределения наименее растворимых в водной фазе соединений равны или превосходят значения этой величины у оксиоксимов.

Как правило, в аммиачных промышленных медьсодержащих растворах присутствуют соли аммония. Из уравнения (24) следует, что они сдвигает экстракционное равновесие в сторону образования исходных продуктов. Влияние солей аммония на извлечение ионов меди(II) ДАГ2ЭГК показано на рис. 15.

E, % 10.0 0.4 0.8 1.2 1.6 2.С(NH ) SO, моль/л 4 2 Рис. 15. Зависимость степени экстракции ионов Cu(II) 0,05 моль/л растворами соединений C4H9CH(C2H5)C(O)NHN(R)2 (керосин) от количества (NH4)2SO4. R: 1 – C2H5, 2 –C4Н9, 3–C8H17, 4 –C4H9CH(C2H5)CH2, 5 – CH2C6H5; CCu2+ = 0,021 моль/л, СNH = 0,1 моль/л, Vo : Vв = 1 : 5, = 5 мин.

Как и ожидалось, соли аммония снижают степень экстракции меди(II). Характер их влияние зависит от длины и строения N,N -радикалов в молекуле реагента. Наиболее сильное влияние соли аммония оказывают на соединения с бензильным и 2-этилгексильным радикалами (рис. 15, кривые 4, 5).

Это, видимо, связано со стерическими факторами, создаваемыми этими объмными заместителями, снижающими прочность образующихся комплексов с ионами меди(II), что обусловливает более лгкое смещение экстракционного равновесия (24) солями аммония в сторону образования исходных продуктов. Наилучшими экстрагентами из ряда ДАГ2ЭГК по устойчивости к влиянию солей аммония, являются N,N-диэтил-, N,N-дибутил- и N,N-диоктилпроизводные, которые извлекают ионы меди(II) на 90 % и более в присутствии 0,15 моль/л (NH4)2SO4.

Из исследованных в качестве экстракционных реагентов N,N -диалкилгидразидов неразветвлнных алифатических карбоновых кислот лучшие результаты показал N,N-диоктилгидразид масляной кислоты: при концентрациях NH3 и (NH4)2SO4, равных 0,1 моль/л и 0,4 моль/л соответственно, степень извлечения ионов меди(II) составляет 88 %.

Результаты по экстракции ионов меди(II) ДАГБК и ДГГФУК в присутствии солей аммония из растворов с содержанием NH3 0,1 моль/л суммированы в табл. 13.

Таблица 13. Влияние (NH4)2SO4 на степень экстракции Cu(II) (E) 0,05 моль/л реагентами (п-ксилол). СCu(II) = 0,02 моль/л, СNH3 = 0,1 моль/л, Vо:Vв = 1:C(NH4)2SO4, Е, % ДЭГБК ДБГБК ДГГБК ДОГБК ДГГФУК моль/л 0 98 99 99 99 0,4 98 93 93 90 0,8 96 80 74 75 1,2 91 64 65 65 1,6 86 53 53 50 2,0 47 37 Vо:Vв = 1:2; ДОГБК – N,N-диоктилгидразид бензойной кислоты.

Присутствие 0,4 моль/л (NH4)2SO4 не оказывает влияния на экстракцию ионов меди(II) ДЭГБК. В то же время такое количество соли понижает степень их извлечения остальными ДАГБК до 90-93 %. В ряду ДАГБК влияние солей аммония на экстракцию практически не зависит от длины N,N -алкильных радикалов при R = С4Н9-С8Н17. Такую же высокую устойчивость к действию (NH4)2SO4 показали и ДАГББК.

Сравнение данных табл. 13 с результатами, полученными для ДАГ2ЭГК, показывает, что экстракция ионов меди(II) N,N -диалкилгидразидами ароматических кислот менее чувствительна к присутствию в растворе солей аммония. Такое различие, вероятно, связано с тем, что первые образует с медью(II) менее прочные комплексы.

Количественная реэкстракция 9,00-9,25 ммоль/л ионов меди(II) из органической фазы, содержащей в качестве экстракционного реагента ДГГБК, легко осуществляется 0,4 моль/л H2SO4 за одну стадию. При встряхивании экстрактов Cu(II) c N,N -дибутил- и N,N -дигексилгидразидом 2-этилгексановой кислоты с реэкстрагирующим раствором, содержащем 0,12 моль/л H2SO4 и сульфат меди(II) в количестве 0,1-0,5 моль образование эмульсии в водной фазе не наблюдается. Реэкстракция ионов меди(II) этим раствором легко протекает более чем на 99 %.

На рис. 16 показаны изотермы экстракции ионов Сu(II) N,N -дигексилгидразидом 2-этилгексановой кислоты (ДГГ2ЭГК).

CCu(o), моль/л CCu(o), г/л 0.5 0.0.0.0.0.0 0.0 0.1 0.2 0.3 0.4 0.5 0.6 0.7 0.CCu(в), моль/л 0 10 20 30 40 CCu(в), г/л Рис. 16. Изотермы экстракции ионов меди(II) из аммиачных сред растворами ДГГ 2-ЭГК (керосин). Vo:Vв = 1:1, CNH = 4 моль/л, ДГГ 2-ЭГК, моль/л. 1 – 0,05; 2 – 0,5; 3 – 0,6 (керосин : 2-ЭГ = 20 : 1); 4 – 1,5.

С увеличением концентрации реагента до 1,5 моль/л мкость органической фазы по меди возрастает и достигает примерно 26 г/л (0,41 моль/л) без образования третьей фазы (кривая 4).

Ёмкость 1,9 моль/л раствора ДБГОК в гексане составляет 28-32 г/л (0,44-0,5 моль/л) меди(II), что ниже теоретического значения, рассчитанного из соотношения между компонентами в экстрагируемом комплексе ([Cu(II)]:[реагент] = 1:2). Это, видимо, связано с ограниченной растворимостью комплексов меди(II) в органической фазе. Полученные значения мкости выше, чем у промышленных экстракционных реагентов класса оксиоксимов и сопоставимы с -дикетонами, предложенными для е экстракции из аммиачных сред.

По комплексу свойств как оптимальные экстракционные реагенты ионов меди(II) из аммиачных сред могут рассматриваться N,N -диалкилгидразиды пара-третбутилбензойной кислоты.

В солях ГКК имеется такой же структурный фрагмент, как и в солях аминов, используемых в промышленности для флотации сильвина (KCl), а именно протонированная аминогруппа:

RNH3+X RCONHNH3+X амин гидразид Это позволяет предположить наличие у них флотоактивности по отношению к KCl и аналогичный механизм действия. В табл. 14 приведены результаты флотации KCl аминами и ГКК.

Таблица 14. Флотация KCl при использовании в качестве собирателей ГКК (RCONHNH2) и аминов. [ГКК] : [HCl] = 1:2, [амин] : [HCl] = 1:Расход Степень Получаемый Массовая № R реагента извлечения продукт доля KCl, % (г/т руды) KCl, % Концентрат 75,9 30,1 С5Н11 3Хвосты 29,6 70,Концентрат 74,5 65,2 С6Н13 4Хвосты 18,8 34,Концентрат 75,2 95,3 С7Н15 2Хвосты 2,5 5,Концентрат 66,7 96,4 С8Н17 2Хвосты 2,5 3,Концентрат 63,2 97,5 С9Н19 2Хвосты 2,1 2,Амины Концентрат 74,5 94,6 1(С16-С20) Хвосты 3,3 5,Концентрат 66,8 98,7 С7Н15 2Хвосты 1,0 2,Амины Концентрат 74,0 96,8 1(С16-С20) Хвосты 1,4 3, Результаты №№ 1-6 получены на обесшламленных рудах (KCl - 33,%, нерастворимый остаток (н.о.) - 1,12 %); №№ 7, 8 - на исходных рудах (KCl - 26,9 %, н.о. - 1,83 %).

Гидразиды с радикалами С8Н16, С9Н19 извлекают KCl на 96,6-97,2 % (амины С16-С20 на 94,9 %), однако его содержание в концентрате ниже (63,2-66,7 %), чем в случае аминов (74,5 %). Это связано с меньшей селективностью ГКК.

Скорость флотации KCl в 1,5 раза выше, чем с аминами.

Флотацию KCl различной крупности изучали на обесшламленной руде с использованием 1 %-ных растворов ГКК. Длина радикала существенно влияет на размер флотируемых частиц и полноту извлечения соли.

Наилучшие результаты для крупных частиц получены с гидразидом С9Н19CONHNH2. По степени извлечения KCl он заметно превосходит амины.

Преимуществами гидразидов, как собирателей сильвина, перед аминами являются:

меньшая токсичность;

способность флотировать более крупные частицы хлорида калия;

более высокое извлечение хлорида калия (на 1-2 %);

более высокая скорость флотации.

Проведены испытания технической смеси ГКК с радикалами С6Н13С8Н17 “Гидразекс 79” в качестве собирателя KCl в условиях опытно-промышленного производства на АО “Уралкалий” (г. Березники). Они показали принципиальную возможность его использования как собирателя сильвина вместо аминов. Рекомендовано проведение его испытаний в масштабах секции флотофабрики.

ГКК испытаны в процессе флотации сульфидных медно-молибденовых руд (табл. 15) (табл. 15).

Таблица 15. Результаты флотации сульфидной медно-молибденовой руды ГКК и БКН Медь Молибден Железо Расход Вы- мас., Е, % мас., Е, % мас., Е, % собиR Продукт ход, г % % % рателя, г Концентрат 20 11,98 93,6 0,22 82,6 1,56 33,С5Н11 Хвосты 80 0,2 6,4 0,01 17,4 0,76 66,Концентрат 31,7 7,51 92,9 0,16 95,9 1,18 40,С7Н15 Хвосты 68,3 0,27 7,1 0,003 4,1 0,8 59,Концентрат 31,9 7,33 91,3 0,15 90,2 1,86 64,С9Н19 Хвосты 68,1 0,33 8,7 0,008 9,8 0,48 35,Концентрат 26,2 8,16 83,5 0,19 92,7 2,99 85,С10Н21 Хвосты 73,8 0,57 16,5 0,005 7,3 0,18 14,Концентрат 18,5 8,18 59,2 0,24 82,8 1,98 39,С13Н27 1Хвосты 71,5 1,28 40,8 0,01 17,2 0,68 60,Концентрат 21,1 11,06 91,4 0,21 83,0 3,8 87,БКН Хвосты 78,9 0,28 8,6 0,01 17,0 0,15 12,Для проведения опытов была использована проба руды месторождения Эрдэнет (Монголия) с содержанием, масс. %: медь – 2,56, молибден – 0,054, железо – 0,92. Результаты сравнительных испытаний ГКК и применяемого в настоящее время для флотации руд бутилксантогената натрия (БКН) показывают, что при использовании ГКК степень извлечение меди и молибдена повышаются на 1,5-2 % и 7-12 % соответственно. Флотационная активность этих соединений обусловлена наличием полярной гидразидной группы и гидрофобного углеводородного радикала.

ВЫВОДЫ 1. Выявлены закономерности изменения физико-химических свойств гидразидов, определяющие возможность использования их в гетерофазных методах разделения веществ, от строения реагентов. Найдены линейные зависимости рКа1 N,N -диалкилгидразидов бензойной и 2-этилгексановой кислот от стерических констант заместителей, коэффициентов распределения между органической и водной фазами этих соединений и гидразидов нафтеновых кислот (ГНК) от молекулярной массы.

2. Определены факторы, влияющие на устойчивость координационных соединений меди(II) с N,N -диалкилгидразидами: пространственные эффекты N,N -алкильных заместителей уменьшают прочность катионных комплексов, электронные эффекты влияют на прочность внутрикомплексных соединений (+I-эффект увеличивает, а –Iэффект уменьшает е). Сопряжение между двойными связями металлоцикла и ацильного радикала повышает устойчивость комплексных соединений.

3. Установлена зависимость экстракционных свойств гидразидов от их строения: незамещенные гидразиды (HL) наиболее эффективно экстрагируют ионы Cu(II) и Ni(II) из сернокислых и Co(II) из аммиачных сред в виде катионных комплексов [M(HL)n]2+, а N,N -диалкилгидразиды - ионы Сu(II) из аммиачных растворов. Несмотря на меньшую NH-кислотность по сравнению с незамещенными гидразидами, они экстрагирую е по катионообменному механизму в виде внутрикомплексных соединений CuL2, что обусловлено стерическими факторами. По экстракционной способности к ионам Сu(II) N,N диалкилгидразиды располагаются в ряд: пара-третбутилбензойной неразветвлнных алифатических 2-этилгексановой бензойной фенилуксусной кислот.

4. Варьирование ацильного радикала позволяет улучшить физикохимические свойства гидразидов как экстракционных и флотационных реагентов. Введение двух N,N -заместителей не только создат дополнительные возможности для улучшения физико-химических свойств, но меняет комплексообразующее и экстракционное поведение этих соединений таким образом, что расширяет спектр объектов их возможного применения.

5. На основе полученных зависимостей свойств гидразидов от их строения установлены перспективные реагенты: ГНК м.м. 360-3у.е. для экстракции меди(II) из сернокислых сред в присутствии ионов Fe(III), N,N -диалкилгидразиды пара-третбутилбензойной кислоты с радикалами C6H13-C10H21 - для е экстракции из аммиачных растворов в присутствии ионов цветных металлов, ГКК с радикалами C6H13-C8H17 – для флотации KCl и сульфидных минералов цветных металлов из руд.

Основное содержание работы изложено в следующих публикациях:

Монографии и обзоры 1. А.В. Радушев, Л.Г. Чеканова, В.Ю. Гусев. Гидразиды и 1,2-диацилгидразины. Получение, свойства и применение в процессах концентрирования металлов. Екатеринбург: УрО РАН, 2010, 146 с.

2. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Набойченко С.С. Органические экстрагенты для меди (обзор) // Цветные металлы, 2002, № 3, С.18-27.

Статьи 1. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Решетникова Л.Г. Определение гидразидов ВКК и их солей методом неводного потенциометрического титрования // Сборник УрО РАН “Физико-химические свойства композитов и реагентов с активными функциональными группами”. Свердловск: 1991, С.

62-68.

2. Радушев А.В., Шеин А.Б., Аитов Р.Т., Гусев В.Ю., Петина Н.Ф., Попов Г.И., Тарасова Н.Б. Гидразиды карбоновых кислот как ингибиторы коррозии стали // Защита металлов, 1992, Т. 28, № 5, С. 845-848.

3. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Богомазова Г.С. Экстракция меди, цветных и редких металлов гидразидами карбоновых кислот // Журн. неорган. химии, 1992, Т. 37, №.10, С. 2292-2298.

4. Радушев А.В., Леснов А.Е., Тарасова Н.Б., Петухова О.А., Гусев В.Ю.

Экстракционно-фотометрическое определение гидразидов жирных карбоновых кислот // Журн. аналит. химии, 1994, Т. 49, № 3, С. 322-323.

5. Тетерина Н.Н., Радушев А.В., Адеев С.М., Гусев В.Ю. Гидразиды карбоновых кислот как собиратели при флотации сильвина из калийных руд // Журн. прикл. химии, 1995, Т. 68, Вып. 1, С. 3-8.

6. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Богомазова Г.С., Копанев А.М., Кулмухаммедов Г.К. Гидразиды алициклических карбоновых кислот как экстрагенты для меди // Журн. прикл. химии, 1996, Т. 69, Вып. 8, С. 1283-1289.

7. Фешин В.П., Коньшин М.Ю., Радушев А.В., Фешина Е.В., Гусев В.Ю., Леснов А.Е., Карманов В.И. Алкилгидразиды и их протонированные формы: физические методы исследования и расчты ab initio // Изв РАН. Сер. хим. 1996, № 11, С. 2645-2649.

8. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Чернова Г.В., Леснов А.Е., Карманов В.И.

Исследования в ряду гидразидов алифатических кислот // Журн. общей химии, 1998, Т. 68, Вып. 10, С. 1674-1677.

9. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Богомазова Г.С. Исследование комплексообразования цветных металлов и железа с гидразидами алифатических карбоновых кислот в растворах // Журн. неорган. химии, 1998, Т. 43, № 12, С. 2108-2112.

10. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Богомазова Г.С. Экстракция меди и никеля из кислых растворов с гидразидами нафтеновых кислот // Современные проблемы химии и технологии экстракции. Сб. статей. Т. II, М., 1999, С.

189-194.

11. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Богомазова Г.С., Кичигин В.И. Экстракция меди из железосодержащих растворов с гидразидами нафтеновых кислот // Изв. вузов. Цветная металлургия, 1999, № 6, С. 28-30.

12. Радушев А.В., Чеканова Л.Г., Гусев В.Ю., Сазонова Е.А. Определение гидразидов и 1,2-ДАГ алифатических карбоновых кислот кондуктометрическим титрованием // Журн. аналит. химии, 2000, Т. 55, № 5, С. 496499.

13. Радушев А.В., Батуева Т.Д., Гусев В.Ю. Физико-химические свойства N',N'-диалкилгидразидов 2-этилгексановой кислоты // Журн. общей химии, 2006, Т. 76, Вып. 8, С. 1246-1249.

14. Радушев А.В., Гусев В.Ю., Батуева Т.Д., Богомазова Г.С., Шабалина Л.С., Тырышкина В.Н., Карманов В.И. Экстракция и комплексообразование меди(II) с N,N-дигексилбензгидразидом // Журн. неорган. химии, 2006, Т. 51, № 12, С. 2096-2099.

15. Радушев А.В., Батуева Т.Д., Гусев В.Ю. Комплексообразование и экстракция меди(II) с N',N'-диалкилгидразидами 2-этилгексановой кислоты // Журн. неорган. химии, 2007, Т. 52, № 8, С. 1405-1408.

16. Гусев В.Ю., Байгачва Е.В., Радушев А.В. Комплексообразование меди(II) с 1,1-диэтил-2-бензоилгидразином // Журн. неорган. химии, 2007, Т. 52, № 7, С. 1089-1093.

17. Гусев В.Ю., Байгачва Е.В., Радушев А.В., Батуева Т.Д. Экстракция меди(II) N,N-диэтилбензгидразидом // Журн. прикл. химии, 2007, Т. 80, Вып. 10, С. 1744-1746.

18. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Слепухин П.А., Внутских Ж.А. Кристаллическая структура двух комплексов меди(II) с N,N-диэтилбензгидразидом // Журн. неорган. химии, 2008, Т. 53, № 1, С. 83-90.

19. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Верхоланцева Т.А., Батуева Т.Д. Комплексообразующие и экстракционные свойства N,N-дибутилгидразида октановой кислоты // Изв. АН. Сер. хим., 2008, № 2, С. 380-384.

20. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Богомазова Г.С., Батуева Т.Д. Экстракция и комплексообразование меди(II) с N,N-диэтилгидразидом ундекановой кислоты // Журн. общей химии, 2008, Т. 78, Вып. 3, С. 385-388.

21. Батуева ТД, Радушев А.В., Чеканова Л.Г., Гусев В.Ю., Карманов В.И.

Физико-химические свойства N',N'-диоктилгидразидов алифатических карбоновых кислот и их комплексообразование с ионами меди(II) // Журн. неорган. химии, 2009, Т. 54, № 1, С. 146-150.

22. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Верхоланцева Т.А., Батуева Т.Д. N,N-Дибутилгидразид октановой кислоты как экстрагент для извлечения меди(II) из аммиачных сред // Журн. прикл. химии, 2009, Т. 82, Вып. 1, С. 29-33.

23. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Ваулина Т.А., Батуева Т.Д. Физико-химические свойства N,N-диалкилгидразидов бензойной кислоты // Журн.

общей химии, 2009, Т. 79, Вып. 5, С. 768-771.

24. Батуева Т.Д., Радушев А.В., Гусев В.Ю. Экстракция меди(II) из слабокислых и аммиачных сред N,N -диалкилгидразидами алифатических карбоновых кислот // Журн. прикл. химии, 2009, Т. 82, Вып. 11, С. 18501854.

25. Гусев В.Ю., Батуева Т.Д., Фешин В.П., Насртдинова Т.Ю., Радушев А.В., Майорова О.А., Карманов В.И. N',N'-Диалкилгидразиды и их протонированные формы: расчты ab initio и физические методы исследования // Журн. общей химии, 2009, Т. 79, Вып. 11, С. 1832-1836.

26. Гусев В.Ю., Радушев А.В., Богомазова Г.С.,. Батуева Т.Д. Экстракция меди(II) N',N'-дигептилоктаногидразидом // Изв. вузов. Химия и хим.

технология, 2010, Т. 53, Вып. 1, С. 21-24.

27. Батуева Т.Д., Аникина Л.В., Гусев В.Ю., Майорова О.А., Радушев А.В.

Синтез и анальгетическая активность N,N -диалкилгидразидов алифатических карбоновых кислот // Химико-фармацевтический журнал, 2010, Т. 44, № 4, С. 28-30.

28. Радушев А.В., Ваулина В.Н., Гусев В.Ю. Экстракционно-фотометрическое определение N,N -диалкилгидразидов бензойной кислоты в виде комплексов с медью(II) // Журн. аналит. химии, 2010, Т. 65, № 8, С. 831832.

29. В.Ю. Гусев, А.В. Радушев, Л.С. Шабалина, В.И. Карманов. Комплексообразование меди(II) с 2,2 -диэтилгептаногидразидом // Журн. неорган.

химии, 2011, Т. 66, № 4, С. 684-688.

30. A. Radushev, V. Gusev, V. Vaulina. Extraction of Copper(II) with N,N -Dialkylhydrazides of Benzoic and Phenylacetic Acids // Separ. Sci. Tech., 2011, V. 46, № 10, P. 1665-1672.

Патенты 1. Радушев А.В., Тетерина Н.Н., Мошева Л.А., Решетникова Л.Г., Аванесова Д.П., Гусев В.Ю., Клячкин Ю.С. Собиратель для флотации калийсодержащих руд // Патент № 1725465 РФ, 1990.

2. Радушев А.В., Чеканова Л.Г., Байгачва Е.В., Гусев В.Ю. Реагент для флотации сульфидных медно-молибденовых руд // Патент № 23751РФ, 2008.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.